Читать онлайн Проклятый старый дом, или Неожиданное наследство бесплатно

Проклятый старый дом, или Неожиданное наследство
Алекса Вулф



1. Звонок


Я устала. Стоя на кухне в одиночестве среди горы грязной посуды и кастрюлек с едой, слушала доносившиеся из гостинной крики гостей. Взяв с полки высокий стакан, подошла к большому бутылю фильтрованной воды и налила себе до самых краев. Сделав полный глоток, зажмурилась.

Итак, сегодня мне исполнялось ровно двадцать пять лет. Кажется, в такие даты принято думать о своей жизни, сопоставлять планы и их реализацию, подсчитывать свои успехи и провалы по карьерной лестнице и так далее, и тому подобное…

Но думать отчаянно не хотелось. Очередной взрыв хохота из гостинной и крик подружки: "Куда же запропастилась наша именинница?"

Вздохнула, прихватила свежую миску с салатом и направилась к гостям.

— Ур-р-а-а-а! — оглушили меня едва показалась на пороге комнаты.

— Морана, ты в порядке? — внезапно вынырнула справа подружка. Я кивнула, широко улыбнувшись.

— Просто пить захотелось. — показываю на стакан в руке. Девушка кивнула и забрала миску с салатом, ловко установив ее на и без того забитый яствами стол.

— Морана, спой нам! Давай! Свою любимую! — внезапно друзья вспомнили, что я весьма недурно пою, и подсунули мне под нос микрофон от караоке. Я улыбнулась, и шепнула название Карлу, самопровозглашенному диджею моей вечеринки.

Едва раздались первые аккорды знакомой песни, как комнату разрезал противный трезвон стационарного телефона.

— Он еще работает? — удивленно спросил кто-то с дивана. Я пожала плечами, отдав микрофон Карлу. Телефоном я давно не пользовалась, но оплачивала приходившие ежемесячные счета скорее по привычке, чем по необходимости.

— Слушаю? — пластиковая трубка непривычно холодила кожу щеки.

— Морана Миир? — послышалась с того конца провода, перемешиваясь со скрипучим треском помех.

— Да, это я. Что-то случилось?

— Да, ваша бабушка оставила вам наследство. Я ее адвокат. Нам нужно срочно встретиться и уладить все с бумагами. Приезжайте в Бэден…

Дальше мужчина продиктовал адрес своей конторы и повесил трубку, напоследок выразив запоздалые соболезнования по случаю тяжелой утраты.

Я стояла с трубкой у лица, слушая равномерные гудки, и пыталась осознать свалившиеся на мою голову новости.

— Морана, все хорошо? — спросил пробегающий мимо Оливер. Я кивнула на автомате, медленно опуская трубку на рычаг. Но притворяться я не умела. Едва взглянув в мое лицо, друг позвал Дафну, мою лучшую подругу.

— Иди сюда, кажется, у нас проблемы.

Они окружили меня, привлекая внимание остальных веселящихся гостей и вот, спустя полчаса расспросов и пятидесяти грамм коньяка, я сбивчиво поведала суть телефонного разговора. Меня принялись утешать, выражать соболезнования и говорить полагающиеся в таких случаях слова. А я сидела, подобно статуе, и пыталась осознать одну простую мысль: моей любимой бабушки больше нет. Конечно, это было предсказуемо, более того- ожидаемо. Всего пару месяцев назад ей исполнилось девяносто восемь лет- как говорится, нам бы дожить до такого почтенного возраста.

Но тем не менее, сердце сковала щемящая тоска. Смахнув слезу, я повернулась к гостям.

— Ребят, простите… Но сами понимаете… Вечеринка окончена.

Друзья все давно и сами поняли, поэтому сейчас спешно убирали со стола угощения на кухню, кто-то прибирал разбросанные тут и там бутылки и обертки от чипсов и шоколада.

Спустя каких-то полчаса я осталась одна в своей однокомнатной квартирке. Словно очнувшись ото сна, я посмотрела на свою руку- маленький клочок бумаги с адресом звал собираться в дорогу.

Подойдя к шкафу, достала старый розовый чемоданчик и начала закидывать в него вещи первой необходимости. Звонить родственникам не было смысла- к двадцати пяти годам у меня не осталось никого в живых, кроме старенькой бабулечки- да вот теперь и она покинула этот мир.

Нет, были, конечно, дальние родственники, седьмая вода на киселе- но звонить им и сообщать о бабушке мне не хотелось. Не сейчас, не сегодня. Я решила, что буду действовать уже на месте, когда займусь вплотную похоронами.

Накидав белья и маек, несколько пар джинс и кофточек, закинула сверху предметы личной гигиены и захлопнула чемодан. Открыв ящик тумбочки, выудила документы и деньги. Теперь можно было отправляться на станцию.

Билеты брать заранее не было надобности, в направлении Бэдена всегда ходили полупустые электрички и автобусы.

Вздохнув, натянула куртку и шапку, загремела ключами, закрывая квартиру. Сейчас я только порадовалась, что не успела завести кота, как планировала. Меня в городе ничего не держало, и ближайшие несколько дней я спокойно могла провести в деревне. На работе у меня был праздничный мини-отпуск, а подаренные так кстати деньги от друзей должны были покрыть непредвиденные расходы.

Уже позднее, сидя у окна в электричке, разглядывая заснеженные картины леспосадок, я позволила себе оплакать бабушку. Редкие попутчики обходили меня стороной, не решаясь садиться рядом. Поэтому всю дорогу до Бэдена я провела в спокойствии и уединении, что мне и требовалось в данный момент. Кажется, я даже смогла немного поспать.

***

На вокзале было непривычно пусто. Заледенелые дорожки, пышные снежные сугробы по бокам, искрящиеся под светом фонарей ветки пушистых елей.


Я вдохнула полной грудью морозный воздух, ногой подталкивая видавший виды розовый чемоданчик вперед.

— Девушка, вас подвезти? — я вздрогнула, услышав незнакомый бас. Повернувшись, заметила на пустынной парковке старенький грузовичок. Мужчина лет пятидесяти курил папироску, облокотившись на синюю дверцу машины.

— Спасибо, я лучше на автобусе… — осторожно ответила, подталкивая чемодачик, упрямо скользивший в сторону.

— Дык, до завтра не будет автобусов. Вам куда нужно-то?

— В центр. Бирманштраффе 4.

— А-а-а, к адвокату нашему, значит? Так садись, подвезу. Замерзнешь же здесь до утра.

Пока общались, подошла к стене с расписанием и с сожалением поняла, что так и есть- до утра автобусов не предвидится. Однако, садиться в машину к незнакомцу было страшновато. С недоверием покосилась на мужчину, затушившего окурок в снегу.

— Извините мое любопытство, а что вы здесь делаете?

— Так это, за почтой заезжал. Вон, смотри. — он кивнул в сторону кабины машины, где за спиной водителя высились несколько стопок с письмами.

И я сдалась. В любом случае, с ним у меня было больше шансов добраться до адвоката бабушки.

Устроившись на скрипучем сиденье, застегнула почти новенький ремень безопасности, чем вызвала улыбку мужчины.

— Девочка моя, мы тут ими не пользуемся. Но если тебе так спокойнее, пусть будет.

Провернув ключ в замке, завел грузовичок и нас ощутимо тряхнуло.

— Прости, доченька, старенькая машинка, с характером. Ну, давай! — последние слова он адресовал грузовичку. Тот чихнул выхлопной трубой и тронулся с места, качаясь на ухабах подобно лодке в волнующемся море.

Я уткнулась в стекло, разглядывая чернеющий лесок и вспоминая свое счастливое детство.

2. Завещание

Попрощавшись с добрым водителем, выкатила чемоданчик на мощенную дорожку. Дверь по нужному мне адресу сообщала о том, что небольшой домик передо мной — адвокатская контора мистера Гриффина. Вздохнув, нажала на винтажный звоночек. Изображающая пение птиц трель была слышна даже на улице.

Я терпеливо стояла, дожидаясь когда мне откроют двери, попутно изучая окружающие домики. Сумерки спустились внезапно, окутав все вокруг серым туманом. Словно по щелчку, зажглись редкие фонари, осветив подобие площади теплым мерцающим светом.


Скрип несмазанных петель вернул мое внимание к деревянной массивной двери.

— Входите. — не слишком вежливо пробурчала пожилая женщина в старомодном накрахмаленном чепчике. Я кинула последний взгляд на улицу и вошла в помещение, моментально ощутив целый букет ароматов: горящих поленьев в камине, подвявшего букета кремовых роз на журнальном столике, свежеиспеченных булочек и сладкого какао. Хлюпнув носом с мороза, установила чемоданчик у стены. Женщина тем временем подошла к простой коричневой двери и постучала.

— Мистер Гриффин, к вам посетитель.

— Сейчас, иду! — глухо отозвался мужской сиплый голос. Я вздрогнула, когда дверь открылась, явив лик престарелого адвоката.

Щупленький седовласый мужчина в потрепанном некогда дорогом пиджаке, очки в тонкой металлической оправе на морщинистом лице. В руках он держал стопку каких-то бумаг, которые сразу протянул помощнице.

— Отнеси в архив, Люсси.

Женщина кивнула, подхватив ценный груз и тут же исчезла в темноте коридора.

— Ита-а-к? — протянул мистер Гриффин, изучая мое лицо. — Чем могу быть полезен?

— Вы мне звонили, вчера вечером… Морана Миир. — протянула руку в знак традиционного приветствия.

В глазах мужчины появилось узнавание. Он кивнул, ответив рукопожатием.

— Хорошо, что вы смогли приехать так скоро. Еще раз примите мои искренние соболезнования. Пройдемте, ознакомитесь с бумагами.

Я прошла вслед за ним в небольшой кабинет. Адвокат сел в свое рабочее место, указав мне на кресло напротив.

— Вот, прочтите. Если будут вопросы, с радостью отвечу. — сказал он, протягивая мне бумагу с многочисленными печатями.

Дрожащими руками схватила бумагу, вчитываясь в слишком идеальные строчки, и сразу поняла, что завещание писалось чужой рукой.

Пробежав глазами по сухому тексту, выяснила, что все свое движимое и недвижимое имущество бабушка завещала мне, своей единственной внучке. Отдельной бумагой шло перечисление этого самого имущества. Я удивленно захлопала ресницами, увидев там помимо ожидаемого домика в деревне еще одно здание, гордо именуемое "поместьем".

— Простите, но… это, должно быть, какая-то ошибка? — волнуясь, сказала я. Ткнув пальцем в неизвестную мне единицу, вопросительно глянула на мистера Гриффина. Тот, кинув быстрый взгляд поверх моего пальца, усмехнулся.

— Нет, все верно. Вам теперь принадлежит не только домик в деревне Лимфейн, но и полуразрушенное здание у самой кромки леса с небольшой прилегающей территорией. Я покажу вам на карте границы ваших новых владений. И не беспокойтесь, — он глянул на меня поверх очков, отмечая мое волнение. — никаких долгов ваша бабушка вам не оставила. Более того, земельный налог на оба дома оплачен на пять лет вперед.

Я все еще смотрела на адвоката, не осознавая до конца во что же меня втянула любимая бабуленька.

— Еще была записка, сейчас. — мужчина потянулся к стопке бумаг и протянул мне небольшой листок. Я уставилась на него не мигая, и лишь с пятого раза поняла о чем идет речь в исписанной мелким почерком бабушки записке.

"Дорогая моя Морана!

Я знаю, что ты будешь удивлена, увидев в своем наследстве помимо нашего деревенского домика еще один дом. Но не спеши ругаться или печалиться. Наверное, ты не помнишь, я рассказывала тебе еще совсем маленькой, что раньше наша деревенька была частью обширного поместья, Лимфейн кастели. Сейчас уже мало кто из деревенских помнит, почему наше поселение носит название Лимфейн. А все из-за этого поместья. Но я отвлеклась.

Береги этот дом, моя девочка, и постарайся вдохнуть в него новую жизнь. У меня, к сожалению, так и не получилось этого сделать. Поверь, увидев свое поместье, ты сразу влюбишься в него. В память обо мне, не продавай его.

У меня есть к тебе всего одна просьба, и прошу, выполни ее, даже если она покажется тебе странной.

Позаботься о духе дома. Не бойся его, он не причинит тебе вреда.

С любовью, твоя бабушка. И помни, я всегда рядом."

На глаза навернулись слезы. Странно, я думала, что выплакала их все пока ехала в Бэден. Передо мной очутился стакан с холодной водой.

— Возьмите. По наследству остались какие-то вопросы?

Я отрицательно покачала головой, укладывая новую информацию по полочкам. Нули после пятерки на банковском счете бабушки меня весьма впечатлили, но я пока не могла оценить масштабы своего наследства, пребывая в полном шоке. Сообщение о непонятном духе и вовсе выводило из душевного равновесия. Мистер Гриффин кашлянул, привлекая мое внимание.

****-Тогда остались маленькие формальности. Вам нужно подписать вот здесь, здесь и здесь. — указывая костлявым пальцем, он выдал мне ручку. Послушно оставляя росчерки, я спросила по поводу похорон.

— Сегодня уже поздно, завтра с утра я отведу вас к Гансу, он у нас отвечает за кладбище. Определитесь с местом захоронения, там же выберете памятник по своему вкусу, если хотите.

Я молча соглашалась со всеми словами мистера Гриффина. Когда он закончил, спросила про местные гостиницы.

— Боюсь, сейчас уже поздно. Оставайтесь у меня, переночуете в гостевой комнате. Не волнуйтесь, вы меня ничуть не стесните.

На споры у меня не оставалось моральных сил, поэтому я с благодарностью приняла предложение адвоката, послушно следуя за мужчиной на второй этаж по скрипучим ступеням. Показав мне маленькую комнатушку с односпальной кроватью, он ткнул рукой в сторону ванной комнаты и оставил меня, сказав на прощание, что ждет внизу после того, как я устроюсь и приведу себя в порядок с дороги.

— Люсси подогреет еду. Вместе поужинаем.

Закрыв за радушным хозяином дверь, я прислонилась к стене. В голове роилось множество мыслей, перескакивая одна через другую подобно горным козам. Потерев виски, прошла в ванную комнату. Плеснув в лицо холодной воды, посмотрела на свое отражение в зеркале.

Под глазами залегли синеватые круги, нос покраснел, волосы спутались и уныло повисли вокруг лица. Хмыкнув, еще раз умылась ледяной водой.

3. Прощание

После скромного, но очень душевного ужина я почти сразу уснула, едва очутившись на маленькой гостевой кровати. На этот раз мне ничего не снилось, — очевидно, организм решил дать мне время на восстановление.

Проснулась от скользящего по глазам солнечного луча. Поморгав, с удивлением осмотрелась, в первые мгновения не понимая, где я и что происходит. Однако уже в следующий миг воспоминания накрыли лавиной. Зажмурилась, сделала несколько глубоких вдохов. Потянулась и встала с кровати, поражаясь невероятной тишине, столь непривычной для жителей крупных городов.

Наскоро собравшись, прихватила чемоданчик и начала аккуратно скатывать его со ступенек. Как я ни боялась перебудить весь дом, без скрипа и грохота не обошлось. Но к моему счастью, хозяева дома уже давно встали и аромат горячего завтрака взбудоражил мои рецепторы едва я спустилась на первый этаж. Откатив чемодан к стенке у столика, с опаской заглянула в приоткрытую дверь кухни.

— О, вы уже проснулись! — радостно засипел мистер Гриффин, расставляя чашки на столе. Люсси колдовала у плиты, поддевая пышный омлет и водружая его на подготовленные рядом тарелки.

Я улыбнулась и подошла к адвокату.

— Еще раз спасибо за ваше гостеприимство, мистер Гриффин. Мне помочь с приготовлениями?

— Нет, дорогая, садитесь вот сюда. Гостье положено отдыхать, — он услужливо отодвинул стульчик и пригласил меня сесть за стол. Я не стала спорить, получая эгоистичное удовольствие от такой заботы. Если спрятать поглубже воспоминания о событиях последних дней, я бы вполне могла представить, что завтракаю в кругу семьи.



— Сейчас поедим и отправимся к Гансу, — допивая горячий чай, подал голос хозяин дома. Я кивнула, отдавая пустую тарелку пышечке Люсси.

Через каких-то полчаса мы с мистером Гриффином уже шли по брусчатке, припорошенной снежной пудрой. Чемоданчик скользил, подскакивая на неровных темных камнях, так и норовя съехать с дороги в канаву. Пройдя несколько узких улочек, мы очутились на окраине городка. Перед нами невдалеке высилась маленькая часовенка и небольшой домик кладбищенского смотрителя.

Мистер Гриффин первым поздоровался с высоким плечистым мужчиной лет сорока. Я смотрела во все глаза, примечая старую кирпичную кладку, покосившиеся деревянные рамы на первом этаже и разваливающийся на глазах сарайчик с различными инструментами за домом.

Пока мужчины выясняли не самые приятные подробности, я стояла молча, изредка бросая осторожные взгляды на рыжеватого бородатого Ганса и седого мистера Гриффина.

— Морана, подойдите, пожалуйста. Я обрисовал вашу ситуацию, Ганс все понял. Остались только нюансы, которые решить должны вы сами. Я подожду вас на улице.

Поблагодарив адвоката, я прошла вслед за Гансом в его скромный кабинетик, где на широком дубовом столе были раскиданы многочисленные бумаги с фотографиями, чертежами и планом захоронений.

***

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем последние вопросы были решены и оплачены все приготовления. Когда я высунула нос на морозный воздух, мистер Гриффин уже докуривал трубку, сидя на маленькой рыжеватой деревянной лавочке под козырьком дома.

— Закончили? — увидев меня, мужчина поднялся со скамьи, отряхивая брюки от снежной пыли и табачного пепла.

— Да, сегодня вечером все закончится.

— Будет еще кто-то, кроме вас, из родственников? — задал он вполне ожидаемый вопрос, на что я отрицательно покачала головой.

Еще перед отъездом к Гансу я набрала двоюродную тетю, однако та лишь высказала на словах соболезнования и спросила, нужна ли помощь. Конечно же, я отказалась. Приехать в богом забытый городишко никто из дальних родственников не пожелал, но оно и к лучшему. За последние лет десять к бабушке кроме меня не ездил никто, а это лучше всего показывает их отношение к самому старому члену семейства.

Вздохнув, закуталась поплотнее в свою курточку.

— Не переживайте, из деревни точно будут. Бабушку вашу очень любили и уважали, проводить в последний путь старейшего жителя деревни придут многие.

Я машинально кивнула, понимая, что в целом мне было бы, наверное, даже лучше, если бы никто не мешал проститься с бабуленькой. Однако, ей было бы приятно в последний раз увидеть тех, с кем бок о бок прожила не одно десятилетие.

***

К вечеру поднялся сильный морозный ветер. Небольшая процессия медленно шла вдоль стареньких деревьев, пробираясь вглубь кладбища. Покосившиеся металлические оградки то тут, то там щербато скалились из-под белого покрывала снежных сугробов. Я не ожидала, что людей будет так много. К счастью, мои опасения по поводу возможного бестактного поведения деревенских не оправдались. Они по одному подходили ко мне, говорили пару слов о бабушке, кто-то вспоминал свои последние беседы с ней. Слушая их рассказы, я невольно улыбалась, понимая, что в сердце каждого из присутствующих моя любимая бабушка оставила теплый солнечный свет, и помнить ее действителньно будут. И пришли они не из вежливости, а потому что действительно сами этого хотели. Смахнув очередную слезу, посмотрела вперед. Снежная пурга начинала вовсю отвоевывать пространство, скрывая горизонт белой завесой. Стайка людей в темных одеждах выглядела на этом фоне трагично и торжественно.

После короткой речи местного священника все выстроились в ряд для последнего прощания. Я положила две розы на темный лакированный дуб и отошла, позволяя жителям попрощаться с бабушкой.


Когда последний человек отошел от могилки, я осталась одна напротив свежего холмика коричневой земли, быстро покрывающегося тонким белым покрывалом. Коснувшись нежных лепестков, я мысленно прощалась с самым дорогим человеком. Рассказывала бабушке о своих приключениях, о том, как поразило меня ее завещание, и что постараюсь исполнить ее странную просьбу.

На самом деле, в первое время у меня даже появились сомнения в психическом здоровье бабушки, когда я читала про "духа". Однако, сверив даты, поняла- завещание и записка были составленны задолго до ее кончины, еще в то время, когда я приезжала к бабушке после закрытия каждой сессии в университете. А значит, сознание у нее оставалось ясным, и этот таинственный дух, кем бы он не оказался в итоге, действительно существовал.

Я долго еще сидела у могилки, разговаривая с бабушкой. Когда холмик и цветы уже плотно покрылись пушистым снегом, я почувствовала руку на своем плече и вздрогнула. Повернувшись, увидела грустного мистера Гриффина.

— Пойдем, Морана. Ты совсем замерзла.

Взгляд упал на мои руки, я словно впервые увидела их- кожа приобрела нездоровый малиново-сизый цвет. "Да уж, такими темпами я могу слечь с простудой до того, как решу все вопросы с бабушкиным имуществом."- отрешенно подумала я. Нет, такой роскоши себе позволить просто не могла. Поднявшись с колен с помощью мужчины, позволила увести себя из заснеженного царства мертвых.

На дороге стоял уже знакомый мне синенький грузовичок.

— Я бы хотел предложить переночевать у меня, а уже утром ехать в Лимфейн, но если вы захотите отправиться в дорогу сейчас — Жак вас отвезет.

Я посмотрела на адвоката с искренней благодарностью, обняла за сухонькие плечи и решительно отстранилась.

— Спасибо, мистер Гриффин, но вы итак сделали для меня слишком много. Я поеду в деревню. Спасибо большое за вашу помощь и тепло, я обязательно вас навещу, прежде чем уеду обратно.

Адвокат кивнул и тихонько пошел в сторону своей конторки. А я, кинув последний взгляд в сторону скрытого плотной белой пеленой кладбища, запрыгнула в теплый салон грузовичка. Жак закинул мой чемоданчик за кресло и устроился за рулем, привычным жестом прокручивая ключ зажигания.

— Да уж, девочка, не веселое у тебя выдалось путешествие. Ну теперь отдыхай, дорогу я знаю.

Он заботливо сунул мне в руки неизвестно откуда взявшийся картонный стаканчик с горячим чаем. Я крепко обхватила плотную бумагу, чувствуя обжигающее тепло, проникающее прямо в замороженные пальцы.

— Спасибо, — прошептала я. Машину тряхнуло и мы заскользили по мощенной дороге, мерно тарахтящей под колесами тяжелого грузовичка.

Глядя в окно на мелькавшие в темноте белые лапы елей, я отпустила сознание, стараясь не думать ни о чем. Впереди меня ждало много открытий, о которых я пока даже не подозревала.


****

4. Дом

Подъехали к Лимфейну мы уже затемно. Улицы заливались светом из окон домов, фонари здесь стояли лишь на центральной площади. Однако, почти у каждого домика был небольшой светильник над воротами, поэтому нужный номер можно было найти даже ночью.

Подпрыгнув на очередном ухабе, грузовичок чихнул и заглох, послушный руке Жака.

— Ну что, красавица, приехали.

Я мотнула головой, прогоняя сонную дрему. Вяло улыбнувшись мужчине, вытекла из кабины на утрамбованный колесами снег.

— Спасибо большое, может, зайдете? Угощу чаем. Только нужно разобраться с состоянием дома… — я неуверенно шагнула к металлической дверце ворот, на которой уже облупившейся и выгоревшей желтой краской была выведена цифра семь.

— Зайду, но лишь чтоб удостовериться, что у тебя все хорошо.

Вытащив мой розовенький многострадальный чемоданчик, мужчина захлопнул дверцу машины и встал позади меня, терпеливо ожидая, пока замок двери сдастся в неравной борьбе с чуть погнутым ключом.

Наконец, долгожданный щелчок возвестил о моей победе. Толкнув дверцу внутрь, чуть не упала, подскользнувшись на заледенелой дорожке, ведущей к домику. Черные глазницы окон осиротело смотрели на новую владелицу.

— Осторожнее, тут скользко, — предупредила Жака и аккуратно посеменила к большой темно-зеленой двери дома. Отбросив ностальгические мысли, сосредоточилась на бытовых задачах: проверить работоспособность котла, наличие газа и электричества.

К моей радости, все работало, и даже старенький дребезжащий холодильник громко урча сообщил о готовности принять в свое бледное нутро новую порцию продуктов. Есть не хотелось, поэтому я без сожаления закрыла дверцу в холодное царство и отправилась к знакомому медному чайнику. Еще будучи маленькой девочкой я частенько поглядывала на этот антиквариат, представляя себя героиней средневековых сказок. Конечно, чайник не был настолько древним, однако лет сто, а может, и все сто пятьдесят мог засчитать в копилку прожитых дней. Чиркнув длинной спичкой по коробу, зажгла искру и крутанула вентиль газовой плиты. Поставив чайник на черную от копоти решетку, прошла в самую большую комнату дома, которая служила подобием гостинной или же праздничного зала. Жак скинул свой меховой жилет и по-хозяйски закладывал поленья в камин.

— Я тут это… каминчик ваш-то затопил. Сейчас быстро наколю немного дров прозапас. Пока чайник того, греется.

Мужчина застенчиво почесал затылок и, кивнув своим мыслям, вышел из дома во дворик. Я не успела остановить его, открыв было рот да тут же захлопнув, так как Жак уже скрылся за дверью. Пожав плечами, отправилась на кухню, выискивать чашки для себя и гостя. Дом постепенно наполнялся живыми звуками и запахами, что вселяло в меня надежду на то, что все плохое осталось позади.

Чайник засвистел, выпуская мощную струю пара через носик с металлической крышечкой. Я уже подготовила заварку, благо у бабушки всегда было в запасе много вкусного травяного чая. Разлив горячий напиток по чашкам, вынесла их в гостинную. Мужчина все еще отсутствовал, по доносящимся с улицы звукам я поняла, что он активно орудует топором.

Улыбнувшись такой заботе совершненно постороннего человека, подумала, что в мегаполисе такое бы показалось мне подозрительным, и я, скорее всего, окрестила бы любого, желающего помочь- маньяком. Но здесь, в богом забытой деревеньке, люди были словно слеплены из другого теста. Добрые, отзывчивые, немного простоватые, но очень искренние.

Откопав на полках пакетик с бубликами и пряниками, высыпала в глубокую голубую тарелочку. Конечно, сначала проверила на съедобность- и снова повезло. Продукты были вполне свежими, — одно слово, что не скоропорт.

Когда я устроила тарелочку на столике, дверь открылась и в дом зашел Жак, обильно припорошенный белым снегом. Стукнув ботинками несколько раз у порога, чтоб скинуть белые шапки с ботинок, разделся в прихожей. Запустив пятерню в волосы, стряхнул снежинки на тонкий коврик в прихожей и улыбнулся мне.

— Все, доченька, дровишек на несколько ночей наколол. Не замерзнешь.

— Спасибо большое, проходите. Чайком отогреетесь, присаживайтесь!

Указав рукой на диванчик, покрытый клетчатым пледом, сама села в одинокое кресло во главе стола.

— Вам далеко домой ехать?

— Да нет, милая, минут десять пути, — мужчина закинул в рот пряник и смачно отпил горячий чай, жмурясь от удовольстия как мартовский кот. Я же не торопилась пить, лишь обняла руками чашку, согревая руки. В доме уже стало заметно теплее, и я с радостью подумала, что в эту ночь не замерзну.

Мы просидели с Жаком еще четверть часа, после чего добрый водитель откланялся, наказав обращаться к нему, если нужна будет какая помощь. Я поблагодарила за отзывчивость и с сожалением закрыла металлическую дверцу ворот за мужчиной.

Повернувшись к дому, отметила, как он враз повеселел и ожил с сияющими мягким теплым светом окнами и белым дымком из трубы.

Поёжившись, быстро прошлепала в домашних тапочках внутрь, отметив приличную горку поленьев под навесом.

Наскоро убрав посуду в раковину, вернулась в гостинную в поисках чистого постельного белья. Хорошо, что я часто гостила у бабушки и отлично знала, где и что находится. Подумав несколько минут, все же решила нырнуть ненадолго в горячую ванну. После, застелив свою кровать, с наслаждением переоделась в теплую пижаму.

****-Спокойной ночи, — тихо прошептала в темноту, и закрыла глаза, проваливаясь в благословенный сон без сновидений.

Утро встретило меня звонким петушинным будильником. С трудом разлепив сонные веки, кинула взгляд на экран мобильника. Пять часов! Чтоб этому петуху в студне Новый Год встретить!

С сожалением поняла, что больше уснуть не смогу. Покинув теплые объятия кроватки, вмиг продрогла. Ноги коснулись холодного пола- промазала мимо тапочек, когда спускалась.

Втянув свежий воздух носом, запоздало сообразила, что огонь в камине погас. Накинув сверху пижамы теплый махровый халат, прошлепала на кухню. Первым делом горячий чай, а потом все дела. Еще вчера я решила отправиться в так назваемое поместье с утра, дабы не тратить времени зря. Опять же, во всякие полуразрушенные здания лучше заявляться при свете дня. Насмотрелась в свое время ужастиков, да и сообщения о "духе" не вселяли уверенности.


Нажала на экран мобильника- семь часов. За окном только-только начинало светлеть. Я уже была одета в самое теплое, что захватила с собой в дорогу. Правда, сейчас мне казалось, что теплых вещей надо было брать больше.

Застегнув на все кнопки теплую зимнюю куртку, натянув по самые глаза шапку и меховой капюшон, поправила рюкзак за спиной. Предусмотрительно положила туда термос с чаем, спички, немного пряников, карту с отмеченными границами поместья и фонарик. Большую тяжелую связку ключей кинула в карман куртки. Посмотрев последний раз в зеркало, кивнула отражению и вышла с оптимичтичным боевым настроем.

Держись, дух поместья, кем бы ты ни был, — помощь идет!

5.Поместье

Сверившись с картой, упорно скользила по утрамбованной деревенскими автомобилями дороге. Мне повезло, вторая часть недвижимого имущества находилась в относительной близости к первой, всего в сорока минутах быстрой пешей прогулки, поэтому искать добрых попутчиков на колесах мне не пришлось.

Щеки немного щипало морозным воздухом, однако быстрый темп сыграл мне хорошую службу, послушно разгоняя кровь по венам, не давая замерзнуть меж высоких сугробов подобно новообращенной снегурочке.

Когда впереди замаячили полуразрушенные стены рассыпающегося в прах прямо на глазах забора, увенчанного некогда красивыми, а теперь изрядно покосившимися, а кое-где и сильно погнутыми воротами, я не смогла сдержать громкий возглас восхищения. Передо мной высилась ожившая мечта гота-ролевика, бережно укутанная в белое полотно снега неким талантливым божеством.

Остроконечные башни венчали каждое крыло поместья, а над центральным входом открывалось взору и вовсе произведение архитектурного искусства, с укрытыми зеленеющим мхом, стыдливо проглядывающим сквозь белую пелену, каменными изваяниями. Снизу сложно было сказать наверняка, что за мифические существа охраняют покой этого старинного здания, но я предположила, что по обводу крыши, рядом с водосточным жёлобом, застыли вечным сном горгульи.

Подойдя вплотную к приоткрытым воротам, закинула голову верх, рассматривая кованые вензеля. Смутно различимые буквы упорно не желали идентифицироваться в моем мозгу, поэтому я отмела эту идею до лучших времен. Жалобно скрипнув, кованая дверь нехотя пропустила новую владелицу всеми забытого великолепия. Внезапно пролетевшая над головой ворона (или ворон?) своим карканьем напугала меня, заставив поежиться от нехорошего предчувствия. Проследив взглядом за крупной черной птицей, заметила, что сделав почетный круг вокруг шпилей здания, она уселась в районе центрального чердака с фигурной лепниной, отдаленно напоминающей птицу в полете.

— Да уж, влипла я с этим наследством по самое не хочу… — скептично оценивая плачевное состояние обретенного имущества, тихо сказала я.

Поправив сползающую лямочку рюкзака, уверенно шагнула навстречу приключениям. Центральные ступеньки парадного крыльца, плотно покрытые снегом и, подозреваю, тонкой корочкой льда, встретили меня недружелюбно. Несколько раз я чуть не скатилась кубарем вниз, разъезжаясь в полушпагате на разбитой лестнице. Ключ с противным лязгом утонул в замочной скважине. Однако, замок на удивление легко поддался. Хотя, чему я удивлялась- судя по просьбе бабушки, она здесь бывала частым гостем…

— Ну, здравствуй, Лимфейн кастели! — прошептала я, хватаясь за подпорченный коррозией металл дверной ручки, рывком потянув ее на себя.

Гул отворяемой двери пронзил могильную тишину словно спящего волшебным сном поместья. Я скинула рюкзак на пол, с показавшимся громким в этом торжественном безмолвии звуком расстегнув молнию. Фонарик, который я предусмотрительно положила сверху остальных вещей, быстро очутился в моей руке. Щелкнула кнопка и плотный мрак помещения пронзил желтоватый световой луч. Во мне проснулась дремавшая жажда приключений, взрощенная на фильмах об Индиане Джонсе и похождениях Лары Крофт. А кто из вас не мечтал бы очутиться в кишащем тайнами здании, надежно скрывающем свои секреты под толстым слоем пыли и паутины?

Повинуясь шаловливому настроению и какой-то беззаботности, вызванной скачком адреналина в крови, произнесла строчки из "Фауста" Гёте:

— Повсюду мрак и тишина.

Меж туч скрывается луна,

И лампа тихо угасает.

Над головою в вышине

Кровавый луч во мгле сверкает,

И в кровь, стесняя сердце мне,

Холодный ужас проникает.

О дух, ты здесь, ты близок — о, приди!

Как сердце бьётся у меня в груди!

Всем существом, души всей мощным зовом

Я порываюсь к чувствам новым!

Явись, явись мне — я всем сердцем твой!

Пусть я умру — явись передо мной!

Да, за окном вовсю вступало в свои права дневное светило, да и небо радовало абсолютной кобальтовой чистотой. Однако, плотный мрак холла вполне годился под описание мистической, обещающей встречу с потусторонним, ночи.

Нервно хихикнув, вырвала у темноты кусок плотных портьер на окнах. Направляясь к ним, осторожно светила себе под ноги, дабы не споткнуться от встречи с раритетными деталями интерьера. Дотронувшись до тяжелой плотной ткани, рванула ее в сторону, высвобождая залепленные паутиной и пылью стекла окон. В нос ударил стойкий запах потревоженной пыли, и я непозволительно громко чихнула. Освобожденные от плена портьер, окна вздохнули мягким приглушенным светом. Удовлетворенно кивнув своим мыслям, направилась к следующему окну, дабы проделать ту же самую операцию. Однако, рука моя застыла, сжимая прохладный материал, так и не завершив начатое дело.

В гробовой тишине слишком отчетливо раздались слова из цитируемого мною ранее "Фауста":

— Кто звал меня?

****6.Дух

Я так и застыла, сжимая ткань портьеры между пальцев, чувствуя, как на голове шевелятся волосы. Это что, мать его, было только что?!

Послышалось? Вряд ли… В такой тишине даже цоканье когтей крысы по чердаку можно было бы ясно расслышать. Медленно повернула голову, в ужасе даже не пытаясь придумать, какую картину могла сейчас застать. Однако, в полумраке заваленного антиквариатом холла поместья не нашлось ни единой живой души, кроме меня.

И мертвой тоже…

— Что за чертовщина? Больше не буду читать Гёте вслух! — намеренно громче положенного сказала я, дернув, наконец, портьеру в сторону. С двумя открытыми окнами в помещении стало заметно светлее. Выключив фонарик, прошлась вдоль остальных закованных в тканевый плен стекол.

Тишину поместья больше не нарушал ни единный посторонний звук, и я позволила нервному напряжению, сковавшему мышцы тела, отступить. Чтобы не было страшно, решила озвучивать свои действия вслух, разбавляя тишину громким голосом.

— Что это тут у нас? А ну-ка! Какой миленький шкафчик! А это…хм… — задумчиво протянула, вытирая куском ветоши запыленную картину. — Привет, красавчик! Как звать тебя? Давай-ка посмотрим…

Надпись внизу портрета говорила о том, что на полотне изображен некий барон Герт Леннерт.

— Герт Леннерт, а ты ничего так, вполне приятный мужчина. Интересно, какие у тебя получились детки?

Я отошла от портрета, чтобы осмотреть остальные картины. В тот момент, когда набрала побольше воздуха и зажмурилась, чтоб подуть на следующую покрытую толстым слоем пыли и паутины раму, до ушей моих донесся спокойный меланхоличный голос.

— У барона не было детей.

Тут уж никакими "послышалось-показалось" не отвертишься! Истошно заорав, рванула прочь из холла, зацепилась ногой за лямку рюкзака у входа и смачно растянулась перед самой дверью, подняв облачко серой пыли.

Падение заставило меня замолчать, и я с ужасом услышала над ухом странный лающий звук, который лишь спустя несколько мгновений смогла идентифицировать как смех.

— Аккуратнее, а то шею себе сломаешь.

— Странная забота от того, кто жаждет моей смерти! — огрызнулась я, пытаясь незаметно подхватить рюкзак и смыться из странного дома.

— Больно надо! Не для того давал обещание твоей милой родственнице позаботиться о ее непутевой внучке, чтобы при первой же встрече угробить неразумное существо!

И тут до меня начало доходить, наконец. Поднявшись на ноги, закинув рюкзак за спину и схватившись за ручку двери (так, на всякий случай), осторожно спросила в пустоту:

— Так это т-ты и есть т-тот самый д-дух?!

— А ты ожидала кого-то другого?

Даже не видя говорившего, ясно ощутила так и сочившийся сарказм речей. Готова поспорить, что он нагло ухмылялся, если было чем.

— Я бы предпочла вообще никого здесь не найти, кроме старого разваливающегося здания!

Да, признаю, не сильно вежливо. Однако, я все еще была в шоке, сердце стучало о ребра со скоростью только что побившего рекорд марафонца, голова немного кружилась. Я все еще не могла до конца принять факт существования потусторонней сущности в реальной жизни. Даже слова бабуленьки меня не убедили в том, что это все- реально. Я до последнего надеялась, что это какой-то розыгрыш, шуточка, маленькая забава. Но эта "забава" сейчас вполне себе разумно вела со мной диалог. Покачнувшись, оперлась на дверь и та со скрипом проехалась по каменным плитам пола.

— Уже уходишь?

— Мне нужно на воздух, — не знаю зачем, ответила голосу.

Выскользнув на улицу, глубоко вдохнула морозный воздух, показавшийся после пыльного помещения райской амброзией.

Аккуратно спустившись с коварных ступенек, остановилась в метрах пяти от здания. В голове билась единственная здравая мысль: "Бежать! Оставить старый дом умирать естественной смертью и больше никогда сюда не заглядывать!"

А потом перед глазами возник образ бабушки, качающей головой в знак мягкого осуждения. На глаза навернулись слезы. Ну вот за что мне это все?!

Смахнув обжигающаю на морозе влагу, посмотрела на свое наследство. Сейчас, в свете солнечных лучей, взрывающихся драгоценными камнями на снежном покрывале здания, поместье казалось безобидным музейным экспонатом. Вздохнув, открыла рюкзак, выудив оттуда термос. Налив себе в крышку-чашку горячий чай, обхватила его ладонями. Когда температура напитка стала приемлемой, отпила глоток, второй, чувствуя, как постепенно ко мне возвращается способность мыслить рационально.

— Успокоилась?

От неожиданности выронила чашку, коричневая жидкость разлилась под ногами, мгновенно растопив снежный ковер до почти черной земли.

— Т-ты зд-десь?!

— К сожалению…

Искренность печального уточнения меня и впрямь удивила. Впервые я осознала, что этот ***ный дух существует. И, кажется, не совсем доволен своим существованием. На улице я чувствовала себя более защищенной, поэтому решила поговорить с голосом. Оглядевшись по сторонам, с облегчением отметила, что свидетелей моего сумасшествия поблизости не оказалось.

****-Ты не очень хочешь здесь находиться, так?

— Неожиданно проснулся разум? Да, я крайне недоволен своим прозябанием в этих развалинах. Разве это не очевидно?!

Грубость голоса задела, но я была вынуждена признать, что вопрос был глуповатым.

— Я могу чем-то помочь? Мне и самой не радостно такое неожиданное "соседство"…

— Ты- вряд ли. Хотя… Нет, не поможешь.

— Хм… — я закрутила крышку от термоса и запихнула его в рюкзак. — Раз помощь не нужна, я, пожалуй, пойду.

Шаг… второй…

— Стой!

Сделав еще несколько шагов по направлению к воротам, я остановилась. На лице помимо воли расплылась улыбка.

— Да? — вопросительно изогнув бровь, повернулась в сторону дома. Только сейчас я заметила знакомую черную птицу, сидевшую на ветке дерева передо мной. — Ты- птичка?

— Пф!

Черный ворон (теперь я склонялась к тому, что это все же мужчина, так как голос, общающийся со мной, несомненно принадлежал мужчине) сорвался с ветки, осыпав меня снежным дождем. Каркнув прямо над головой, подлетел к поместью и… исчез?

— Вот что мне теперь делать? Исполнить последнюю просьбу бабушки или закрыть на все замки поместье и бежать в город?

К сожалению, никто не мог подсказать мне правильный ответ. Даже насмешливый голос молчал.

Пожав плечами, решила вернуться. В конце концов, если он хотел меня убить, вряд ли бы разговаривал со мной. Да и, судя по оговорочке, с бабушкой он был знаком. Еще и обещание какое-то там дал. Нет, конечно, он мог меня наглым образом обмануть…Но зачем?

Помаявшись у ступенек, все же поднялась по лестнице обратно в холл.

— И снова здравствуй! — поприветствовал меня уже знакомый насмешливый голос. Я нервно хихикнула, укладывая рюкзак на старое место.

— Ну, рассказывай, как мне о тебе заботиться, дух ты мой любезный!

7.Кот

Удобно устроившись на старом кресле из красного бархата и дубового дерева, подобрала ноги под попу и приготовилась слушать моего странного собеседника.

— Для начала, нетерпеливая моя, я скажу чего делать категорически не стоит…

— Прости, что перебиваю, разлюбезнейший. Однако, сделай что-то со своим внешним видом, так как общаться с пустотой мне как-то тяжело… Психическими расстройствами так-то не страдаю.

— Так подойдет? — голос внезапно сконцентрировался у моих ног. Вытянув шею, заметила на полу у кресла крупного черного кота с ярко-желтыми глазами.

— Эм-м…Кот?

— Не испытывай мое терпение, смертная! С кем тебе будет приятнее всего общаться? Собака? Ворон?

— Стой, стой, химерный ты мой! Лучше всего, конечно, с человеком. Но что-то подсказывает мне, ты не захочешь явить мне свой истинный облик, — задумчиво прикусив губу, сказала я.

Кот тяжело вздохнул, что выглядело крайне забавно в его нынешнем воплощении.

— С чего ты взяла, что я- человек?

— Нет, ну человек-то вряд ли… Не сейчас. Может быть, давным-давно…

Когда испуг от общения с потусторонним потихоньку сменился на привычное мне любопытство, порой не знающее разумных границ, расспрашивать "духа" стало гараздо интереснее. Хотелось узнать его историю, почему он остановился на этом поместье и никуда не уходит? Какие тайны скрывают эти стены? Я была уверена, что все ответы на мои еще не заданные вопросы он знает, но вот поделится ли ими- вот в чем загадка.

— Остановимся пока на коте. Будешь хорошей девочкой, я подумаю о, кхм… другом образе. Итак, я повторюсь. Самый главный запрет- поместье должно оставаться в твоей собственности. Не продавай его. Ясно?

— Знаешь, вот сейчас это звучало не как просьба, а как приказ. А я, мой милый котик, не люблю, когда мне приказывают. Тем более не пойми кто!

Разозлившись, спустила ноги на пол, ненамеренно задев крупную пушистую тушку. Кот зашипел и отскочил в сторону.

Между нами повисла гнетущая тишина. Я чувствовала, что "кот" борется со своим желнием грубить мне дальше или вернуть себе ледяное спокойствие. В конце концов, победил инстинкт самосохранения. Вздохнув уж очень тяжело, я бы сказала- демонстративно тяжело, "кот" продолжил.

— Ладно. Скажу иначе. Я настоятельно прошу, выполни последнее желание своей добросердечной родственницы и не продавай поместье!

— А вот это, фамильярный ты мой, удар ниже пояса!

— Какой-какой? — выражение удивления на кошачьей морде было крайне забавным, я даже засмеялась. Первая волна негодования разбилась о пушистые усы моего собеседника.

— Ну, ты же сейчас, вроде как, кот? Черный, большой, желтоглазик такой. Типичный ведьмовской фамильяр!

Не удержалась и показала ему язык. Да, я в курсе, что девушки в 25 лет так себя не ведут. Но это поместье с его загадками и тайнами влияло на меня подобно веселящему газу. Виной тому адреналин ли, или многовековая пыль, которую бабушка не очень-то и пыталась здесь прибрать, а может и какие-то чудо грибы, проросшие в столь благодатной среде- это не важно. Я прекрасно понимала рациональной частью мозга, что веду себя не адекватно. Но с другой стороны, как еще можно разговаривать с неким духом? В 21 веке? В официально признаваемым всеми миром техногенным, лишенным всякой магии?

Кот потянулся, крутанул головой, в желтых глазах мелькнуло осуждение. Мягко, как могут только представители семейства кошачьих, прошелся к моему креслу и запрыгнул на пустующий бархат. Покрутившись вокруг своей оси, улегся калачиком, сложив передние лапки перед собой и опустив на них морду, цепко следя за мной желтыми глазищами.

— Что-то у нас не ладится общение, дорогой мой котик. Может, попробуем заново? — привычным жестом погладила кота за ушком, на миг забыв, что передо мной не простой кот, а неизвестно-вообще-кто-такой. Тот громко заурчал, прикрыв глаза. Я одернула руку, сообразив, что прикоснулась к "духу". Кстати, вполне себе теплому и осязаемому.

— Ну и чего прекратила?

— Я… — опешила, не зная, что ответить. — Эмм… Давай, все же, поговорим. Понимаешь, я сюда приехала ненадолго, и очень скоро уеду обратно в город.

— Зачем? — мурчащий голос был полон искреннего удивления.

— Как это зачем?! Я, вообще-то, работаю! Да и жить здесь, честно говоря, не планировала! — с сомнением обвела взглядом выступающие в полумраке детали интерьера холла.

— Тут просто нужно немного прибрать.

Поперхнувшись, звонко засмеялась.

— Прибрать? Немного?! Да тут целый отряд из клининговой компании не справится!

— Было бы желание! — протянул кот, широко зевнув.

— Так и уберись тут, раз желание есть!

Я откровенно забавлялась ситуацией. Кот щелкнул пастью и поднялся, недовольно дергая хвостом.

— Я могу помочь. Но убирать все сам не буду. Не могу…

— Не можешь или не хочешь?

Не отвечая мне, кот спрыгнул с кресла и вальяжно прошелся меж разбросанных кресел и ваз, в беспорядке валяющихся на полу, к главной широкой лестнице, укрытой некогда красивым красным бархатным ковром.

— Не желаете познакомиться поближе с вашим поместьем?

— Желаю. Только после того, как ты объяснишь, почему я не должна продавать дом.

Кот смерил меня уничижительным взглядом, но все же ответил.

— Потому что только вашему роду под силу снять проклятие. Но, — смерив меня полным разочарования взглядом, кот продолжил. — Подозреваю, проклятие так и останется здесь на веки вечные, пока дом не превратится в труху и не рассыпется прахом. Вместе со мной.

Закончил он совсем тихо, но я расслышала нотки обреченности в чуть различимых словах. От былого веселья не осталось и следа.

— Слушай, ну к чему такие настроения? Расскажи подробно, что мне нужно сделать? Я же не злыдня какая, чем смогу помогу.

Кот вздохнул, посмотрел на меня снизу вверх.

— Не сейчас.

Я пожала плечами. Мое дело предложить, а уж то, что он отказался- так не больно-то и хотелось!

— Итак, Морана. Добро пожаловать в Лимфейн кастели. Пройдем на второй этаж, я покажу тебе хозяйские покои.


8. В спальне

Пробираясь по обломкам в полумраке, старалась не упустить черную тень кота, который с поразительной элегантностью преодолевал любые препятствия, не забывая при этом комментировать происходящее.

— Справа и слева комнаты для гостей, вот здесь- малая библиотека.

Кот небрежно указал лапой на приоткрытую темную дверь. Я кивнула, пытаясь незаметно приблизиться к заветной комнате- любопытство стремительно подгоняло вперед. Какие там могли храниться сокровища оставалось только догадываться, но я планировала все разузнать как можно скорее. Уж в чем я не была обделена, так это в любви к книгам.

— Потом посмотришь, этак я тебя до вечера потеряю. А нам еще предстоит много работы, — сердито одернул меня кошачий "дух". Удостоверившись, что я его вижу, махнул хвостом и в три крупных прыжка оказался около широкой резной двери.

— Вот. Хозяйская спальня.

— Хмм… А зачем ты меня привел именно к спальне? Ночевать здесь я не планирую, да и "осмотреть поместье" в моем понимании- это не только дойти до спальни бывшего владельца. Котик мой волшебный, чего ты добиваешься?

Я прищурила глаза, пытаясь изобразить хитрое выражение лица. Могла бы руку дать на отсечение, что сейчас этот пушистый попытался пожать плечами, однако звериное тело не позволило в полной мере изобразить этот жест. Нахальное "животное" тем временем соизволило снизойти до пояснений.

— Дело в том, что эта комната единственная осталась почти в первозданном виде, и разговаривать там было бы несомненно приятнее, чем среди обломков и пыли. Но, если госпожа желает, можем вернуться в холл…

Кот прыгнул ко мне и повернулся в сторону лестницы.

— Идешь?

— Ну ты и… гад блохастый! — разозлилась я на нахальное существо. Топнув ножкой подобно избалованной принцессе из сказки, вызвала маленькую пыльную бурю в коридоре.

— Попрошу без оскорблений! Никаких блох на мне отродясь не бывало! — обижено заявил кот, вскинув голову носом кверху.

— Ты понимаешь, что выглядишь нелепо? — борясь с приступом смеха, ответила я. Как уже случалось ранее, весь мой негатив разбивался об эту маленькую пушистую сволочь, как волны о каменный мол.

— Так что ты решила? Комфорт или мнимые правила хорошего тона?

— Почему сразу мнимые? — зацепилась за оскорбительный намек.

— Потому что твои опасения выглядели именно так. Неужели ты думаешь, что я мог польститься на…кхм…тебя?

— Знаешь ли, вот сейчас ты действительно перегнул палку! — обиженно отвернулась от кота, не сделав и шага в сторону. Скрестив руки на груди, я уставилась немигающим взглядом в находившуюся в нескольких метрах дверь хозяйской спальни.

— Пф! — раздалось за спиной. — Женщины!

Интонация кота явно показывала всю его нелюбовь к представительницам слабого пола. Боковым зрением заметила черную тень, мягко проплывшую мимо моих ног в сторону спальни.

Пожав плечами, сделала глубокий вдох и двинулась за котом. В конце концов, мне просто было любопытно посмотреть на единственную уцелевшую в поместье комнату. Раскрыв дверь пошире, протиснулась в комнату и обомлела, не в силах сделать и шага. В самом центре комнаты высилась неприлично огромная кровать, укрытая темно-бордовым покрывалом. Массивное дерево пестрело резными узорами, искусно покрытыми позолотой. Полупрозрачный балдахин был аккуратно собран у изголовья и закреплен золотыми канатиками с кисточками.

_________


(примерное изображение для общего представления. К сожалению, более приближенной к описанию кровати не нашлось)

___________

Кот, тем временем, спружинил на покрывало и устроился около бархатной подушки, не отводя от меня медово-желтых глаз.

— Присаживайся, не укушу.

Я вздрогнула, вынужденно оторвавшись от созерцания великолепия прошлых веков. Такие интерьеры мне доводилось видеть разве что в музеях. Слабое подобие этой роскоши можно было наблюдать в номерах люкс дорогих отелей, но и они лишь отдаленно и очень пошло пытались повторить эту простую, естественную для спален титулованных особ, красоту.

— Знаешь, а мне тут нравится, — неожиданно даже для себя самой, сказала я, усаживаясь на край кровати. Как раз с этого места, сидя вполоборота от входной двери, я заметила поначалу показавшийся мне бутафорским камин. Хотя, о какой подделке можно говорить, когда речь идет о спальне в оригинальном поместье с многовековой историей?

— Он рабочий? — задала я вертевшийся на языке вопрос, кивнув головой в сторону подгоревших поленьев.

— Да. Любишь камины?

— А кто их не любит? — пожала плечами, медленно переводя взгляд на кошачью морду. — Для себя берег?

— Все кошки любят тепло.

Медовые глаза чуть прищурились, черный хвост нервно дернулся на покрывале.

— Итак, ты хотел поговорить. Я слушаю, — расстегнув куртку, откинулась назад, опираясь на локти.

— Дай шанс поместью, Морана. Я обещаю, что помогу тебе приести его в порядок. Но, к сожалению, без тебя я один не справлюсь.

— А что с проклятьем?

Шея неприятно онемела, и я легла на кровать полностью, с интересом разглядывая резной потолок. Кровать рядом со мной пришла в движение и секундой позже я почувствовала как мягкие лапы прошлись по моей руке. Повернув голову вбок, встретилась с желтыми глазами. Черная морда внезапно оказалась совсем близко, длинные усы кота защекотали кожу лица.

— Эй, щекотно же! — почесав щеку, непроизвольно улыбнулась.

— О проклятье поговорим потом. Нам некуда спешить, — устроившись у меня под боком, сообщил кот.

— Хорошо. Каких действий ты от меня ждешь? Имей в виду, я не собираюсь ползать на коленках по этому огромному зданию, вымывая толстый слой пыли и паутины. Этак даже моего молодого здорового организма надолго не хватит!

Черная шерсть мелко задрожала, и я догадалась, что это было такое своеобразное проявление смеха. Улыбнувшись, перевернулась на бок и притянула к себе пушистого наглеца, уткнувшись носом в густую шерсть. Как он пах! Тонкий аромат хвойного леса, корицы и, возможно, табака. Нетипичный запах для кота.

— А ты вкусно пахнешь…

"Кот" попытался вырваться, открыто негодуя от моего фривольного обращения.

— Отпусти, смертная!

— Ути-пути, какие мы суровые! — легонько дернув животинку за волосок, щелкнула кота по черному влажному носу. — Я тебя не боюсь. Если ты хотел меня напугать, то выбрал не тот образ, мурлыка!

Вертясь, как змея, он все-таки смог улизнуть из моих крепких объятий. Отпрыгнув на другую сторону кровати, пригладил вздыбленную щерсть между ушей типично кошачьим движением и сурово уставился на меня с видом учителя, взирающего на неразумного ребенка.

— Смелость- это хорошо, только когда она не переходит в слепую безрассудность. Смертная.


9.Сомнения

Последнее слово "кот" выделил, очень вовремя напомнив мне, что я слишком уж расслабилась в обществе этого непонятного субъекта. Конечно, виной тому был его внешний вид плюшевого кота. Какая женщина, девушка, девочка устоит перед милым котиком? Вот и я попалась на этот крючок, поспешно скинув с себя надежную защитную оболочку здорового скептицизма. Но сам кот весьма кстати напомнил мне о реальном положении вещей.

Резко сев на кровати, притянула края куртки, стараясь оградиться от собеседника даже таким невербальным способом.

— Обиделась, — не спрашивал, а скорее, констатировал факт мой персональный демон.

— Вот еще, больно надо.

В голове вертелись разные мысли, не позволяя ухватиться хотя бы за одну разумную. Шумно выдохнув, пристально посмотрела в желтые глаза и сказала:

— В общем так. На сегодня впечатлений более чем достаточно. У меня есть в запасе несколько дней, потом я уеду в город. Как и планировала.

— А что с поместьем? — кот потянулся, выгибаясь дугой, и широко зевнул. Напрасно он делал вид, что ему все равно. Я остро чувствовала витавшее в воздухе беспокойство пушистого.

— Ничего. Вернусь, как будет время. Может быть, если будет настроение… — обвела притворно равнодушным взглядом спальню. — Возможно, вернусь в Лимфейн на Рождество и Новый Год. Но я еще не решила.

Не глядя на кота, поднялась с кровати и направилась к выходу. Судя по воцарившейся тишине, он не собирался следовать за мной. Ну и флаг ему в…лапы! Гордо вскинув голову, взялась за ручку двери и сделала шаг вперед.

— Шею себе не сломай, — донеслось с кровати. Не сдерживая себя, со всей дури хлопнула ни в чем не повинной дверью. Пыль, бодро взметнувшаяся у моих ног, моментально проникла в нос. Оглушительно чихнув, решительно пошла сквозь завалы.

Напротив малой библиотеки задержалась, но лишь на миг.

— Успею еще заглянуть туда, — хмуро пробурчала себе под нос, перепрыгивая обломок деревянной балки.

До рюкзака удалось добраться без экстренных падений, скольжений и встреч с каменными ребрами лестницы поместья. Звонко защелкнув молнию на куртке, закинула рюкзак за плечи. Оглядевшись по сторонам, отметила, что дом как-то неосязаемо ожил, словно вздохнул после долгой зимней спячки. Улыбнувшись мрачным портретам, подмигнула очищенному от паутины изображению барона Леннерта.

— До завтра, Лимфейн кастели! Мое почтение, барон!

Сделав шутливый реверанс, вышла за дверь, плотно прикрыв ее за собой. Тяжелый ключ с тихим скрипом звякнул в замке.

Солнце стояло высоко над головой, до боли в глазах отражаясь от белых сугробов. Зажмурившись, вышла за ворота. Массивные кованые решетки с трудом поддавались моему намерению плотнее закрыть свои владения. Никакого замка тут я не заметила, но догадалась, что лучше всякой охранной системы здесь работала дурная слава самого дома.

Кинув быстрый взгляд на шпили поместья, в самый последний момент заметила крупную черную птицу. Ворон был очень далеко, но я могла поклясться, что смотрел он только на меня. Дернув плечами, повернулась спиной к поместью и бодро зашагала по белому полотну дороги.


"Дух"

Сделав очередной круг над приевшейся до оскомины крышей, опустился на одну из горгулий. Девчонка стремительно удалялась от поместья, даже не оглядываясь назад.

Сегодняшний день внес сумятицу в мое привычное существование. Нет, я был готов к визиту "наследницы", благо старушка успела рассказать о своей любимой внучке. Но даже это знание не избавило от искреннего удивления.

Может, стоило ее напугать? Совсем раздобрел на сладкой выпечке доброй "хозяйки". Даже не менял привычный образ добродушного черного котяры, который безошибочно вызывал расположение у любой представительницы слабого пола- от маленькой девочки до древней старухи.

Меня терзали смутные сомнения по поводу возможности снятия проклятия с помощью этой девочки. Но если с ней не выгорит, придется ждать еще лет двадцать, а то и тридцать, пока ее ребенок достигнет нужного возраста. И молиться богам, чтобы это была девочка…

Нет, так дело не пойдет. Пора брать поводья судьбы в свои руки.

Нырнув в чердачное окно, обернулся человеком. Мне не было нужды смотреть под ноги, за многие десятилетия успел выучить в поместье каждый камень, каждую обвалившуюся балку и вздыбленные пороги. Спустившись в холл, остановился напротив посвежевшего портрета.

— Какая ирония!

Вспомнив вопрос девушки про детей, усмехнулся. Мне и самому было интересно, какие вышли бы дети у барона! Хотя, вру. Не интересно. Несмотря на свое длительное заточение, желанием обзавестись выводком детишек так и не проникся. Но, слава богам, для снятия проклятия того и не требовалось.

Еще раз обведя взглядом привычный интерьер, невольно отметил, как посвежела атмосфера из-за освобожденных от полуистлевшей ткани мутных окон. Прикрыв глаза, даже смог на мгновенье погрузиться в прошлое и вспомнить времена, когда позолота фигурной лепнины вдоль стен сияла в лучах зажженных люстр. Оживший образ оказался настолько реальным, что я смог почувствовать запах горящих свечей, дорогого табака и тонкий аромат женских духов. Мотнув головой, развеял дурманящее марево и снова очутился в своей трухлявой темнице.

Вернувшись в спальню, упал на покрывало в том месте, где совсем недавно лежала новая хозяйка поместья. Уставился в потолок, где каждый узор уже был до боли изучен, зафиксирован в памяти и благополучно стал ненавистен.

В голове билась на повторе всего одна мысль- она или не она?

Перевернувшись на живот, вытянул руки вперед до хруста в плечевом суставе. Под пальцами почувствовал чужеродный предмет и быстро вскочил, наклоняясь к покрывалу. Широкая улыбка растеклась на лице сама собой. На темном бархате матово поблескивал миниатюрный кулончик в виде ворона.

****10.Пауза

Я шла настолько глубоко погрузившись в свои мысли, что не заметила, как домики стали попадаться все чаще, а дорога под ногами сделалась более ровной.

Прикинув, что в холодильнике деревенского домика продуктов как таковых было мало, направилась к единственному работающему магазинчику. Около сияющих гирляндами окон толпились ребятишки, играя фантиками на убранном дворником пятачке. Улыбнувшись, подтянула рюкзак повыше и открыла дверь, громкий звоночек над головой тут же сообщил продавцу о новом посетителе.

— О, Морана! Как ты, детка? — в голосе крупной женщины с пышными светлыми локонами явственно слышались забота и тревога, перемешанная с грустью и искренним участием.

— Спасибо, тетя Волда, я в порядке, — протиснувшись между стеллажей со сладостями и свежей выпечкой, оказалась у прилавка. — Я бы хотела купить немного продуктов, на день-два.

— Потом уезжаешь? — женщина склонила голову, внимательно изучая мое лицо. — Побыла бы у нас подольше, отдохни от городской суеты. Праздники совсем скоро…

— Возможно, на праздники я и вернусь, тетушка, только вот мне обязательно нужно быть в городе через два дня- работу никто не отменял.

Я не смогла сдержать грустного вздоха.

— Возможно я лезу не в свое дело, Морана, — осторожно начала тетушка Волда. — Однако, я не единожды слышала причитания бабушки Гадрун по поводу твоей профессии. Она хотела, чтобы ты нашла менее выматывающую работу. Кажется, она пророчила тебе блестящую карьеру писателя…

— Ой, тетя Волда! — раздраженно махнула рукой. — Вы же понимаете, что писательством на жизнь не заработать. Это всего лишь хобби, отдушина. Да и талант мой весьма сомнителен- у бабушки было предвзятое мнение.

Невольно улыбнулась, вспоминая восторг в любимых голубых глазах, когда я в очередной раз зачитывала бабушке свои небольшие рассказы, возвращаясь в деревню на каникулы. Здесь, вдалеке от города, друзей и университета, я могла написать полноценный рассказ всего за пару дней. Но мечты стать писателем разбились о суровую реальность так и не оформившись в настоящее стремление. Отослав под влиянием бабушки несколько работ на литературные конкурсы, я так и не смогла заинтересовать ни одно издательство. Зато вволю наслушалась разбивающих в пух и прах критиков. Помню, как после этих рецензий собрала все свои тетради с рассказами и собралась сжечь их в камине в лучших традициях недооцененных писателей. Но бабушка забрала у меня рукописи и выгнала на улицу погулять, надежно спрятав тетради где-то в ящиках старого стола. Она бережно хранила мое творчество, словно это были неизданные рукописи классиков, и терпеливо дожидалась того момента, когда я остыну и вернусь к творчеству. Спустя какое-то время я и вправду остыла, но писать больше не хотелось. Вдохновение покинуло меня безвозвратно.

Своими неосторожными словами тетушка Волда всколыхнула давно похороненные эмоции. Гуляя, подобно сомнамбуле, между полок с продуктами, я на автомате кидала в корзину овощи, мясо, молоко, хлеб. Зависла только около скудной витрины с крепкими напитками. Пожав плечами, схватила с полки бутылку красного вина и прошла к кассе.

Словно чувствуя вину за мое подавленное состояние, продавщица молча пробила покупки, приняла деньги и отдала сдачу. Лишь когда я повернулась к выходу, бросила вдогонку:

— Прости, Морана. Не стоило мне лезть к тебе в душу.

— Спасибо за все, Волда. Все хорошо.

Выскочив на улицу, вдохнула полной грудью морозный воздух. Кинув взгляд за горизонт, отметила чуть розовеющие облака. Скоро закат…

Зимой световой день очень короткий.

— Все хорошо, — буркнула себе под нос, останавливая скользящий по накатанной снежной дороге ботинок.

— Все хорошо, — повторяла как мантру, проворачивая ключ в дверном замке.

Скинув пакеты на пол в прихожей, с большим наслаждением стянула куртку. Опустившись на маленькую деревянную скамеечку, начала снимать обувь, но тут тишину разрезал звонок. Подпрыгнув на пятой точке от неоджиданности, потянулась к карману куртки. На экране высветилось имя подруги.

— Дафна, привет! — растянулась в улыбке.

— Морана, как ты? Я хотела позвонить еще вчера, но ребята отговорили. Сказали, тебе нужно время…

— Спасибо, я в порядке. Немного разгребусь с насущными проблемами и вернусь в город.

— Может, мне приехать?

Я задумалась, прикидывая плюсы и минусы предложения подруги. С одной стороны, она бы мне сильно помогла с уборкой в поместье. Но знакомить подругу с "духом" отчего-то совсем не хотелось. И вовсе не из-за того, что боялась последующего за признанием вынужденного отпуска в психушку… Почему-то мне казалось, что говорить про обиталеля поместья с кем-либо было бы неправильно.

Пауза затянулась.

— Морана, ты тут? — обеспокоенный голос Дафны вернул меня на бренную землю.

— Все хорошо, Даффи, но ехать не надо. Я послезавтра возвращаюсь.

— Как скажешь. Ты же знаешь- только маякни, я тут же приеду!

— Спасибо, дорогая. Если что, — я сразу позвоню.

Поболтав еще минут десять о наших общих знакомых, распрощалась с подругой и, наконец, сняла ботинки.

****Всунув ноги в теплые мягкие тапочки, подхватила пакеты с покупками и прошла на кухню. Желания готовить что-то сложное не было. Поэтому, поставив на плиту кастрюлю с водой, подготовила пачку со спагетти. Закинув остальные продукты в урчащее нутро холодильника, вернулась в гостинную. За окном стремительно темнело, а вместе с солнцем землю покидали и остатки призрачного тепла. Поежившись, накинула на плечи теплый шерстяной платок и вышла на улицу- туда, где под навесом ровными штабелями лежали наколотые Жаком поленья.

Спустя каких-то полчаса я довольно улыбалась, выкладывая на тарелку спагетти. Кинув кусочек сливочного масла, сделала глубокий вдох. Аромат плавящегося в горячем тесте масла защекотал ноздри, пробуждая дремавший аппетит. Желудок заурчал в предвкушении. Немного подумав, выудила из холодильника бутылку вина. Закусив губу, пробежалась взглядом по полкам в поисках штопора. Но, как я и предполагала, у бабушки в закромах этого чудо-агрегата найти не удалось. Она если и пила по праздникам алкоголь, то преимущественно коньяк или бренди, считая вино всего лишь "забродившим виноградным соком". И тут я очень кстати вспомнила, что у меня в рюкзаке лежал походный штопор- подарок одногруппницы. Эх, веселые студенческие деньки! Какими беззаботными мы были!


Открыв бутылку, плеснула в высокий бокал рубиновую жидкость. Желудок снова настойчиво напомнил о себе. Поставив вино на стол рядом с тарелкой, притащила из спальни старенький ноутбук. Откинув крышку, нашла папку с рождественскими фильмами. Учеба в университете привила мне немало пагубных привычек, одной из которых был обязательный просмотр фильма или сериала в процессе принятия пищи. Раньше компьютер мне заменяли книги, но с приходом технологий в каждый дом, бумажные страницы сменились на плоские экраны. Щелкнув кнопкой, удобно устроилась напротив экрана и накрутила на вилку спагетти.

— Вкус-с-но!

11. Пыль под ногами

На следующее утро я встала с четкой мыслью- распланировать свое время и задачи на рождественские праздники. Все еще сомневаясь в том, где именно буду отмечать рождение Нового года, я все же понимала, что совсем уж отмахнуться от поместья не смогу. Права была бабушка, когда писала, что я влюблюсь в этот старый дом. Да и кто бы не влюбился? Настоящий замок, музейный экспонат- и он мой! Весь, от прохудившейся крыши до косо висящих кованых ворот. А еще, как я помнила по карте, в моих владениях было настоящее озеро! Моё!

Воображение сразу нарисовало великолепную картину: лето… нет, поздняя весна! Покрытый нежной изумрудной травкой берег, кристально чистая гладь озера… Возможно, маленький деревянный причал для лодочки. Пение птиц, игра солнечных лучей сквозь зеленые шапки деревьев… Маленький клетчатый плед, корзинка с фруктами и сдобой… Для полного счастья не хватало лишь дорисовать образ мужчины рядом.

Мотнув головой, заставила себя вернуться на землю. Что-то с этим поместьем я стала слишком часто мечтать и фантазировать. Так дело не пойдет!

Наспех одевшись, покидала в рюкзак необходимые вещи. Задержавшись у зеркала, ощутила какое-то глухое скребущее чувство, постоянно ускользающее от меня, прежде чем оформиться во что-то определенное. Пожав плечами, показала язык отражению и вышла на мороз.

Преджде чем вернуться в поместье, я заглянула в хозяйственный магазинчик и купила большой тяжелый замок. Подумав, захватила масло для смазки дверных петель, средство для чистки окон и матерчатые салфетки.

Довольная собой, уверенным шагом направилась к своему поместью. Еще издали заметив чернеющие на горизонте ворота, улыбнулась. В душе поселилось странное ощущение, будто я вернулась домой.

— Вот еще! — осадила сама себя от подобных мыслей. Подойдя вплотную к воротам, выудила из рюкзака тяжелый замок. Закрыв максимально плотно за собой кованые решетки, пропустила петлю замка между черных прутьев и звонко защелкнула.

Повернулась к поместью и заметила ворона, уже привычно сидящего на дереве передо мной.

— Ну привет. Соскучился?

Вместо ответа ворон каркнул несколько раз и улетел в дом. Я усмехнулась.

— Вежливость наше все.

У входной двери я задержалась. Скинув рюкзак, достала флакон с маслом и накапала немного на ключ. В этот раз замок поддался без единого скрипа. Я снова улыбнулась. Потянув дверь на себя, недовольно скривилась. Наклонилась к косяку в поисках петель, найдя которые, сразу пролила несколько капель на каждую. Дернув туда-сюда тяжелое дерево, с удовлетворением отметила значительное облегчение в эксплуатации.

— Рад, что ты решила остаться, — раздалось откуда-то со стороны центральной лестницы. Я вздрогнула, хотя и ожидала, что рано или поздно "дух" заговорит со мной.

— Кто сказал, что я остаюсь? Просто люблю комфорт, — пожала плечами, безошибочно угадав направление звука. Крупный черный кот сидел на предпоследней снизу ступеньке, внимательно следя за моими движениями.

— Ну-ну. Комфорт она любит…

Я отвернулась от наглой морды, сняла куртку и достала из рюкзака средство для мытья окон. Подхватив с собой упаковку салфеток, направилась к ближайшему окну.

— Помощь нужна? — лениво поинтересовался кот, сверкнув желтыми глазами.

— Помнится, вчера ты сам просил меня о помощи…

— Ну нет, так нет! — вильнув хвостом, кошачий засранец начал медленно подниматься на второй этаж.

— Эй, блохастый! А ну, вернись!

Кот оказался рядом в одно мгновенье. Я даже не успела выдохнуть. Запрыгнув на подоконник, он с истинно кошачьей грацией подошел вплотную ко мне и вцепился желтым взглядом в мои глаза.

— Я. НЕ. БЛОХАСТЫЙ!

— А я- королева Англии! — ответила, высунув язык.

Кот натурально завис. Только желтые глазки "луп-луп", и длинные усы нервно задрожали.

— Не хочешь помогать, — не мешай! — сказала, резко спихнув животное с подоконника на пол. Не дожидаясь новой отповеди, распечатала пачку салфеток и принялась за чистку окна.

Кот помаялся у моих ног, попробовал просверлить меня желтыми глазами, однако, вскоре понял всю тщетность своих попыток. Я целиком ушла в работу, полностью игнорируя присутствие "духа".

Где-то на середине стекла, я поняла, что бодрый запал начал спадать. Откинув влажную прядку со лба, положила салфетку на подоконник и повернулась к рюкзаку, лежащему на покосившемся кресле рядом.

— Уже устала? — послышался ленивый голос со стороны более целого кресла, на котором я сидела в прошлый раз.

— Твоя наглость не знает границ, котяра! — зло выплюнула, доставая из рюкзака телефон с наушниками.

— Какой уродился, — равнодушно заметил кот.

Я не стала тратить нервы на пушистого. Отыскав в телефоне нужную папку, включила любимую музыку, закрывшись от окружающего мира наушниками. Мелькнувшее в глазах кота искреннее недоумение подняло настроение на несколько единиц.

С удвоенной энергией вернулась к чистке стекла, напевая под нос веселенький мотив. Я оказалась права- так работалось значительно приятнее.

*******

"Кот"

В первое мгновенье даже растерялся от противоречивых эмоций. С одной стороны, хотелось обратиться хищником и растерзать посмевшую дерзить девчонку на мелкие кусочки. С другой, упасть на пол в приступе оглушительного смеха. Так и не выбрав окончательную стратегию поведения, сидел и с потерянным видом и следил за порхающей вверх-вниз рукой девушки. На глазах окно становилось чище, а света в холле- больше.

Повел ухом, слушая музыку, приглушенно звучавшую сквозь наушники. Рок-н-ролл?!

Зажигательные ритмы заставили тело двигаться против воли. Первая ошибка. Переступая лапами на потемневшем от времени бархте, непроизвольно начал раскачиваться из стороны в сторону, кивая головой в такт музыке. Зажмурившись, допустил вторую ошибку. Внезапная тишина заставила открыть глаза.

Если бы коты могли краснеть, я бы стал пунцовым. Эта… Морана стояла с высунутыми из ушей наушниками, палец лежал на экране телефона, очевидно, на кнопке "пауза".

Секунда, вторая, третья…

Разразившийся смех заставил задрожать сверкающее стекло. Девушка стойко держалась несколько секунд, затем все же плюхнулась на покосившееся кресло, скидывая бедром рюкзак.

Раз, два, три… Оглушительный треск иссохшего дерева.

— Ой! — смех прекратился, и тут уже пришла моя очередь открыто забавляться картиной, представшей передо мной. В опадающем пыльном облаке постепенно вырисовывалась фигурка девушки, по-кукольному раскинувшая прямые ноги в стороны. Кресло безвозвратно испортилось, обломки валялись вокруг виновницы погрома, медленно покрываясь свежим слоем пыли.

Я пожалел, что в теле кота не могу смеяться в полную силу. Мелко задрожав, кувыркнулся на спину, но не рассчитал границ своего лежбища и смачно шмякнулся о пол. Вместе с ожидаемым облаком пыли вызвал очередной взрыв хохота девушки.

Отсмеявшись, она произнесла, наконец, вытирая слезы с лица:

— Тут какая-то особенная пыль? Я ни разу так не смеялась за последние полгода!

Отряхнувшись, подобно собаке, с гордым видом прыгнул обратно на свое кресло. Только собирался принять важную позу, как оглушительно чихнул.

— Если ты сейчас засмеешься, я тебя убью, — мрачно предупредил девушку, глаза которой подозрительно заблестели.

12. Расплата

Потирая ушибленное место, закончила с последним окном первого этажа. Сдула настойчиво падающую на лоб прядку волос и вытерла тыльной стороной ладони мокрый лоб. Да уж, давненько я так не работала!

Глянув на экран телефона, присвистнула. Это я четыре часа тут проторчала?! Рассеянно заскользив взглядом по холлу, изучала его словно заново. На этаже так посветлело, что я смогла различить открывающиеся залежи старинной мебели, укрытые некода белыми простынями. Теперь я поняла, что фронт работ предстоит раза в два, а то и в три больше, чем мне показалось сначала. И этот факт не радовал, ой, как не радовал!

Потирая кисти рук, подошла к креслу с котом. Черный комок шерсти беззастенчиво сопел.

— Помощничек! — пнув ножку кресла, пробурчала я.

— Осторожнее, я сплю, — не открывая глаз, протянул кот. Во мне проснулся озорной злой ребенок. Захотелось сделать какую-то подлянку этому гаду, чтоб жизнь медом не казалась. Просканировав ближайшие метры помещения, зацепилась взглядом за небольшой кусок ветоши. Улыбнувшись своим мыслям, тихо стащила ткань с очередного предмета мебельного гарнитура, и завела руки за спину.

Когда я вернулась к креслу с котом, тот дернул ухом и тихо сказал, не открывая глаз:

— Даже не думай.

— Не понимаю, о чем ты!

Расправив ткань за спиной, обошла кресло вокруг и одним резким движением накинула материал на "спящее" животное. Он пытался вскочить, но я плотно прижала горячую тушку к креслу, навалившись всем телом, активно работая пальцами. Спустя пару минут неравной борьбы, кот был благополучно закован в тканевый кокон. На полу очень кстати валялся канатик от портьеры. Схватив его, зафиксировала запеленутого кота красивым бантиком.

— Ты пожалеешь! — прошипел кот. Глаза сверкали неприкрытой ненавистью, усы забавно дрожали.

— Не думаю, — пробормотала я, крепко обнимая кошачью мумию, направляясь к выходу из поместья.

— Куда ты меня тащишь?! — голос кота зазвенел от негодования. Я лишь хитро улыбнулась, продолжая упорно шагать по белому снегу.

— Не куда, а зачем! Неправильные вопросы задаешь, любопытный ты мой!

Кот дернулся в коконе, но я лишь плотнее прижала сверток к телу, не позволяя ему выбраться. Дойдя до особо глубокого пышного сугроба, установила новоиспеченную статую кошачьего бога, зарыв его в снег по самую морду.

— С пробуждением, мой спящий помощничек! Взбодрись-ка!

Ухватив горсть белого снега, умыла котику морду, довольно хихикая. Тот пытался что-то возражать, однако снег мешал издавать членораздельные звуки. Получилось только "ты. бль…буль. пф…пффф".


Закончив свои издевательства, с довольным видом направилась в поместье. В то, что кот выберется самостоятельно из ловушки, я не сомневалась.

Зайдя в холл, передернула плечами. Только сейчас я поняла, что и сама изрядно продрогла. Не стоило выходить на улицу без куртки, да еще и после активного физического труда. Закусила губу, запоздало обеспокоившись возможными последствиями. Мне нельзя болеть, у меня отчет годовой не сдан!

Рванула к рюкзаку, к горячему термосу.

Кот вернулся когда я допивала вторую чашку. Выглядел он очень недовольным, постоянно фыркал и тряс лапками, избавляясь от налипшего снега.

— Ты решила самоубиться за мой счет, смертная?! — грозный рык снизу не предвещал дружеской беседы. Я пожала плечами, отхлебывая горячий напиток.

— Чайку не желаешь? — с невинным видом предложила мокрому коту. Тот зыркнул на меня с таким видом, словно мог испепелить одним взглядом.

— Да ладно тебе, не злись. Сам виноват. Кто ж так помогает? — сама не знаю почему, пыталась разговорить обозлившегося "духа". Тот, по-царски игнорируя меня, прошел мимо. Лишь черный хвост дернулся, когда мохнатое туловище поравнялось с моими ногами.

Остановившись на первой ступеньке центральной лестницы, он повернул голову и снизошел до ответа.

— Говорю в первый и последний раз. Никогда не играй со мной! Я- не милый черный котик, самой большой шалостью которого может быть порча мебели. Я- сильнейший маг, пусть и проклятый. И поверь, чтобы уничтожить тебя, мне достаточно просто щелкнуть пальцами.

От его тона по спине пробежали холодные мурашки, но мне стало нестерпимо обидно за себя. Заставила мозг замолчать и отложить переваривание новой информации на потом. Вздернув подбородок, с бесстрашием обреченного на смерть, ответила.

— Если не собирался помогать, не стоило самому заговаривать об этом. И еще- это не ты мне нужен, а я- тебе. Не стоит меня запугивать! Хотел бы убить- не разговаривал бы со мной сейчас, а молча…как ты там сказл? "щелкнул пальцами"!

Я демонстративно щелкнула пальцами, неотрывно следя за желтыми глазами. Внутри у меня все сжималось от страха, и я уже сто раз пожалела, что ответила этому кошаку. В голове билась мысль: если смогу удрать, больше никогда не вернусь в это проклятое место. Хватит, наигралась в искателя приключений!

Однако, кот меня снова удивил. Когда он заговорил, тон его стал снисходительно-дружелюбным, а выражение глаз- устало-скучающим.

****-Забудем разногласия. Я постараюсь впредь не задевать твоих нежных чувств.

— И это все? — ляпнула и прикусила язык. Ну вот что я за человек такой безрассудный?

— Хм… — кот наклонил голову, изучая мое лицо. — Я тебе помогу с уборкой. Но! Не забывай того, что я тебе сказал. Убивать, может, и не буду. Но превратить в мышку (в воспитательных целях, разумеется) вполне могу.

Он хищно оскалился и в несколько длинных прыжков скрылся в завалах второго этажа. Спустя пару минут я услышала треск поленьев в камине. Греется, гад!

13. Дела житейские

Тот день закончился очень быстро. До самого моего отъезда я больше не видела черного кота. Позвонив адвокату, сообщила о времени своего отъезда, уговорившись встретиться за пол часа до электрички, дабы попрощаться.

Мистер Гриффин с Жаком проводили меня до вагона, пообещав напоследок поглядывать за моим имуществом в мое отсутствие. Прощаясь с мужчинами, я невольно почувствовала легкую грусть. Однако, впереди меня ждали дела, и мне необходимо было немедленно взять себя в руки.

Деревья проносились за окном с большой скоростью. С попутчиками в этот раз мне снова повезло, до самого города ко мне не подсел ни единный человек. Притянув поближе к ногам розовый чемоданчик, выводила на запотевшем стекле вензеля с ворот поместья. Буквы "М" и "Л", как я смогла все-таки в итоге разобрать. Интересно, что именно скрывалось за ними? Какое имя, фамилия? Какая судьба объединила в монограмму эти две буквы?


Чух-чух, чух-чух… Колеса электрички стремительно поглощали километры расстояния, приближая к миру реальному, унося из мира волшебного.

На вокзале меня встречала взъерошенная Дафна. Едва спрыгнув со ступенек, очутилась в крепких объятиях подруги.

— Я думала, ты там навечно застряла!

— Ага, конечно. А работу работать кто будет? — отшутилась от подруги, крепко сжимая ручку скользящего в сторону чемодана.

Дафна рассмеялась, подхватывая меня под локоток.

— Я попросила Оливера забрать нас, ты не против? — заглянув с опаской в мои глаза, она замерла в ожидании моей реакции.

— Нет, с чего вдруг? — пожав плечами, ответила ей. Водил Оливер очень хорошо. Лучшего водителя, пожалуй, среди наших общих знакомых и не сыскать было.

Мы аккуратно доползли до темно-желтого бьюика. Оливер любил своего старичка роадмастера, но всегда смущался, предлагая свои услуги водителя. Менять автомобиль на современный он не спешил, вкладывая все деньги в обслуживание двадцатидвухлетней модели.

— Привет, Оливер! Спасибо, что согласился подвезти! — я приветливо помахала рукой, подходя к другу. Тот смущенно улыбнулся, подхватывая мой чемодан.

— Какие вопросы, Морри. Ты как?

Темно-голубые глаза парня настороженно следили за мной, выискивая признаки депрессии и печали. Я тепло улыбнулась, придерживая крышку багажника, пока Оливер запихивал мое розовое чудо в недра машины.

— Все хорошо, честно.

Справившись с железным монстром, мы заняли свои места в машине и отправились в короткое путешесткие к моей квартирке. По дороге друзья развлекали очередными сплетнями о знакомых, тактично избегая темы недавних похорон. Я, в свою очередь, рассказала о своем неожиданном счастье в виде разваливающегося на глазах поместья, упустив паронормальные подробности. Ребята восприняли новость с энтузиазмом, предложив свою помощь в расчистке здания от пыли и мусора. Дафна вовсю размечталась об уикенде за городом с пикником на озере. Я улыбнулась, вспомнив свои абсолютно идентичные мысли об этом водоеме.

Оказавшись дома, была неприятно поражена своим изменившимся восприятием казавшейся ранее уютной маленькой квартирки. Тесные стены начали давить, потолок показался ниже на сантиметров пятнадцать, а уж отстутсвие свободного пространства и вовсе разбудило зачатки не свойственной ранее клаустрофобии.

Сжав виски, плюхнулась на диванчик.

— Морана, ты в порядке? — обеспокоенный голос подруги заставил вздрогнуть. С усилием сжав голову, выдавила из себя улыбку.

— Все хорошо, просто… отвыкла от города.

Дафна хмыкнула, показывая всем своим видом то, что не поверила моему ответу. Но промолчала. В комнату завалился Оливер, выкатив вперед себя мой чемоданчик.

— Что за скорбное царство? Оставил вас на пару минут- а вы уже сырость разводите! — ворвался ураганом добродушный голос друга. Дафна фыркнула, но улыбнулась.

— Акклиматизация в родных пенатах прошла со знаком минус!

Я криво усмехнулась, вскакивая с диванчика.

— Наверное, просто устала. Спасибо за помощь, ребят…

— Мне кажется, или нас тактично выпроваживают? — с деланой обидой выдал Оливер, подмигнув Дафне.

— Пойдем, Олли, нам тут не рады! — поддержала шутливую обиду друга Даффи. Схватив улыбающегося парня за руку, потянула его к выходу, не сводя с меня смеющихся глаз.

А мне было очень совестно признаться, что сейчас больше всего хотелось залезть в ванну, отмокнуть с дороги, и с наслаждением нырнуть в мягкую кроватку. Но я не могла так поступить с близкими друзьями. Поэтому я сказала ровно то, что от меня хотели услышать.

— Что вы, ребят! Даже в мыслях не было! Может, чаю?

— Другое дело! — весело пропела Дафна, прыгнув на мой диванчик. — Мне фруктовый, без сахара!

Оливер помялся на пороге, но потом все же присоединился к подруге.

— А ты что будешь, гость мой желанный?

— Хы… — протянул "желанный гость". — Обычный черный, две ложки сахара.

****-Оки-доки, сейчас будет!

Схватив с журнального столика пульт, щелкнула в сторону небольшой плазмы на стене.

— Чувствуйте себя как дома! — крикнула уже с кухни, выставляя чашки на стол. Нажав кнопку на чайнике, отправила тот в кратчайший путь до кипения.

Из комнаты донеслась музыка. Вынырнув из своего убежища, посмотрела на друзей.

— Концерт по заявкам?

— Все для тебя, дорогая! — засмеялась Дафна. — Помнится, тебе нравился этот скрипач!

Я посмотрела на экран и кивнула. Дэвид Гарретт мне понравился еще с первого просмотра ролика на ютубе. Его образ Кобейна, исполняющего каверы на песни "Нирваны" сразу поразил до мурашек. Почему-то именно мурашки являлись показателем того, насколько сильно то или иное произведение коснулось струн моей души. Сейчас на экране блондин играл мою любимую, Smells Like Teen Spirit.

14. Работа

22 декабря 2018 года.

Проснувшись утром в своей кровати, долго не могла сообразить где я, кто я, что я. Хотелось выглянуть в окно и увидеть там чистые сугробы свежего снега, пушистые лапы елей, аккуратные штабеля поленьев.

Но в городской квартире пейзаж за окном был совершенно иным: темно-серое полотно дороги, черные скелеты облысевших деревьев, коричневая слякоть у бордюров…

Вздохнув, отошла от тонкого стекла. Часы на прикроватной тумбочке показывали цифры 6:30. У меня было в запасе полтора часа, поэтому тратить время на пустые размышления не стала. Быстро приведя себя в порядок в ванной, выпила горячий кофе с ломтиком сыра, кинула мобильник в сумку и торопливо покинула теплую квартиру. Нужно было успеть проскочить на работу до первых пробок, иначе опаздания не избежать.

***

В офис заскочила, когда настенные часы отмеряли последние пять секунд до восьми часов. Кинув сумку на свое рабочее место, стянула пальто.

— Морана, очень рада, что ты не опоздала. Зайди ко мне через пятнадцать минут! — встретил меня твердый голос начальницы. Я кивнула, устраивая пальто на деревянных плечиках вешалки. Вернувшись к своему рабочему месту, ткнула носком ботинка кнопку включения стационарного компьютера. Тот отозвался радостным писком. Порывшись в бумагах, нашла свой черновой отчет, который требовал доработок и тщательной сверки данных.

— Привет, Морана! Как ты? — прозвучало над ухом. Вскинув голову, встретилась взглядом с Майклом.

— Все… нормально. Прости, босс ждет! — отодвинув слишком близко стоявшего мужчину, протиснулась между ним и своим столом.

— С утра рвет и мечет? — изогнув бровь, спросил Майкл. Я отрицательно покачала головой и направилась в сторону кабинета начальства.

— Приглашаю после на чашечку кофе. Есть разговор! — крикнул мне в догонку коллега, возвращаясь к своему компьютеру. Я проигнорировала приглашение, легонько постучав по двери.

— Войдите, — раздалось в ответ приглашение босса. Вздохнув. толкнула дверь и вошла.

— Садись, — небрежно махнув рукой на кресло напротив, приказала босс. Устроившись на черезвычайно неудобном сидении, уставилась на начальство в ожидании подвоха.

— Морана, слышала про твою беду. Прими соболезнования, — я кивнула, давая понять, что вопрос уже решен. — Не хотелось бы, чтоб эта трагедия отразилась на твоей работе, особенно в конце года. Поэтому у меня к тебе предложение. Сдаешь отчет и берешь отпуск на неделю.

Я смотрела в холенное лицо с ярко подведенными глазами с нескрываемым удивлением. Наша начальница никогда не отличалась мягкостью нрава или чуткостью к чужим проблемам. Словно отвечая на мое замешательство, она пояснила.


— Не думай, что это акт доброты и щедрости. Ты знаешь, для меня работа превыше всего. И именно это качество я ценю в своих подчиненных. Я даю тебе неделю разобраться со своими проблемами, горем, бумагами и прочим. После ты вливаешься в работу с прежним усердием. Никаких поблажек, никого уменьшения рабочего плана, скидок на депрессию и так далее. Я понятно изъясняюсь?

— Более чем, — кивнула, соглашаясь со словами босса. Теперь паззл сложился. Конечно, проще дать коротенький отпуск, чем терпеть срывы рабочего плана в течении месяца, а то и двух. Душевной чуткостью начальница не могла похвастаться, однако, по части организации рабочего процесса и оптимизации оного равных ей не было.

— Я пойду? — спросив разрешения и дождавшись утвердительного кивка, вышла из кабинета.

— Ну что? Чего хотела Аманда? — подлетел ко мне вездесущий Майкл. Я нервно поежилась, он снова нарушал мое личное пространство, беспардонным образом вторгаясь в него раз за разом, несмотря на мои явные попытки отгородиться от настойчивого коллеги.

— Дала отпуск на неделю. Уладить все вопросы с наследством. — вытянула руку вперед, отодвигая Майкла в сторону.

— Наследство? И много тебе оставили? — интерес в его глазах сверклнул алчным огоньком. Мне стало еще противнее находиться рядом с ним.

— Майкл, скажи честно, какого лешего тебе от меня нужно? Сколько раз еще мне сказать, что я не заинтересованна в твоем предложении стать парой?

— В тебе говорит отчаяние и горе. Позволь себе быть слабой маленькой девочкой!

— Майкл, я не шучу. Отстань по-хорошему. Пожалуйста!

Умоляюще сложив руки лодочкой, уверенным шагом прошла к своему компьютеру. Не дожидаясь ответа прилипчивого коллеги, открыла файл отчета и начала корректировать свою работу. Боковым зрением отметила, как Майкл потоптался на месте и вернулся к своему рабочему месту. Бросив быстрый взгляд в его сторону, выдохнула с облегчением. Тот засел за свои таблицы. А это надолго.

Я так увлеклась отчетом, что очнулась когда офис уже опустел. Все сотрудники исчезли на законный обеденный перерыв. Щелкнув кнопкой сохранения, заблокировала компьютер. Выходить в любимую кафешку напротив здания офиса не хотелось, и я решила ограничиться маленьким буфетом-столовой на первом этаже. Спустившись на лифте, оказалась в просторном холле. Поворот, третья дверь слева, и вот уже ароматы кофе и булочек подсказывают верное направление.

— Добрый день, Морана! — махнув рукой, поприветствовала меня знакомая разносчица.

— Привет, Молли! Что вкусненького есть сегодня?

— Честно? — шутливо прошептала женщина. — Вот советую, — отбивная в кляре, салат с кукурузой… а, вот еще, горячий куриный бульон. Что будешь?

— Давай бульон и салат. И кофе. Сонная я чего-то сегодня.

Молли сочувственно покивала головой, выставляя на мой поднос тарелки с заказом.

— Тебе бы отдохнуть, дорогая…

— Да вот, как раз, — усмехнулась я. — Аманда в добровольно-принудительный на неделю отправила.

— Оно и лучше, — согласилась женщина, подкладывая под тарелку кусочек хлеба.

Расплатившись за еду, нашла свободный столик и с наслаждением принялась за уничтожение пищи. Умственная работа всегда вызывала у меня повышенный аппетит.

— Тут свободно? — не дожидаясь ответа, передо мной на столик опустился чужой поднос, брякнув столовыми приборами. Подняв голову, встретилась взглядом с смеющимися карими глазами.

— Майкл, я объяснила недоходчиво? Отстань от меня, пожалуйста!

— Бе-бе-бе! Зануда! Я просто хочу поесть спокойно.

— А другие столики…

— Заняты! — перебил меня коллега. Я с сомнением окинула небольшую столовую, где, не напрягаясь, насчитала еще четыре свободных столика.

— Заняты?! — удивленно вскинула бровь.

— Именно! Хватит болтать! Разговоры во время еды противопоказаны! — наглец усмехнулся и принялся активно работать ложкой, делая вид, что меня не существует.

— Доиграешься… — зло прошептала я, спешно доедая свой салат. Майкл пожал плечами.

К моей радости, пища закончилась очень быстро. Не дожидаясь, пока коллега закончит со своей порцией, поспешно сгрудила грязную посуду на поднос. Оставив тарелки в специально отведенном для грязной посуды месте, не оборачиваясь, покинула столовую. Горячая еда и кофе разбудили мой дремавший организм, и я планировала закончить с отчетом в ближайшие пару часов.

***

— Все в порядке. Вопросов нет. Жду тебя в январе, — бросив быстрый колючий взгляд в мою сторону, сказала Аманда. Щелкнув мышью, вернулась к своему ноутбуку.

— Спасибо, я тогда пойду, — сделала шаг назад, не поворачиваясь к боссу спиной. Та подняла глаза над монитором и, словно нехотя, произнесла:

— Зайди к бухгалтеру за отпускными.

Я подумала, что ослышалась. Зависнув, как старенький компьютер, стояла молча, хлопая ресницами на начальство.

— Морана! Мы закончили. Всего хорошего!

Вздрогнув, кивнула и быстро скрылась в дверном проеме, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Что это сейчас было? Что за акция невиданной щедрости?

В растрепанных чувствах собрала свои вещи и прошла в сторону кабинета бухгалтера.


Час спустя.

— Представляешь?! Отпускные! Она, мало того, что отправила меня в отпуск, так еще и денег выдала в догонку!

— Морана, перестань истерить! — голос Дафны звучал спокойно, в противовес моему действительно истеричному возгласу в телефонную трубку.

— Нет, я просто не понимаю, какая собака принудительной доброты покусала стервозную Аманду!

— Не ценишь ты своего счастья! — засмеялась подруга. — На тебя удача посыпалась как из рога изобилия, а ты причитаешь!

— Я бы предпочла прожить без этой удачи, но с живой бабушкой! — грустно ответила я, глядя пустым взглядом в плазму.

Повисшую неловкую тишину первой нарушила Дафна.

— Так какие планы на праздники? Как удачно все сложилось, правда? Неделя отпуска, да плюс четыре дня государственных выходных! Прямо сказка! Поедешь в поместье?

— Еще не думала. Возможно… — задумчиво ответила, выключая бесполезный телевизор. Подойдя к запотевшему окну, машинально начала рисовать на стекле узоры.

— Ну, пригласи, что-ли! Я уже не знаю, как еще напроситься к тебе в гости! — шутливо обиделась подруга. Я улыбнулась.

— Конечно приглашу. Когда у тебя выходные начинаются?

— Да вот, прямо в канун Рождества, 24 декабря, — в голосе Дафны отчетливо послышалась грусть.

— Слушай, Даффи. А у тебя разве не было планов на Рождество? Что там с Куртом?

— А ничего! Уехал он в командировку на острова. Тю-тю моя романтика… в теплые края!

— Мда… Ну тогда с радостью приму тебя в своем холостяцком пристанище!

— Наконец-то правильные мысли! Ну, бывай! Мне еще к родителям заехать нужно. Скинешь адрес потом.

— Океюшки! До связи!

Нажав "отбой", посмотрела на свои рисунки и снова зависла. В процессе разговора я совершенно неосознанно нарисовала уже знакомую мне монограмму.


15. Возвращение блудной дочери

В этот раз небольшое путешествие показалось слишком длинным, а с попутчиками мне и вовсе не повезло. Рядом уселась пышная дама в возрасте, которая всю дорогу пыталась меня вывести на откровенный диалог. Последние полчаса она активно сватала мне своего не в меру "удачливого" сыночка, который, судя по красочным описаниями, являлся чуть ли не принцем Датским. Только без королевства. И без жены. А несостоявшейся свекрови уж больно "внучиков" хочется! Ее жадные взгляды в мою сторону выводили из душевного равновесия. Хотелось пересесть, но и тут удача от меня отвернулась. Все места были плотно заняты разнокалиберными попами разношерстной толпы.

— Так вот, говорю я Феликсу: сколько можно за этой мымрой убиваться?! Вокруг столько красивых, незамужних…. Кстати, а вы замужем?

Я аж поперхнулась от резкой смены темы разговора. Кажется, мы неуловимо подошли к кульминации нашего вынужденного знакомства. Я проследила за хищным взглядом, изучающим наличие обручального кольца на моей руке. Дернувшись, как от разряда током, спрятала руку в кармане пальто.

— Помолвлена.

Единственное, что пришло мне в голову, дабы отвадить от себя настроеную крайне решительно женщину. Та аж скривилась, словно съела половинку лимона. Однако, быстро взяла себя в руки и улыбнулась приторно-сладко.

— Так что ж ваш жених такую красавицу одну отпускает в такую даль? Не боится, что украдут?

— А чего ему бояться? — с удивлением вскинулась я. Ну правда, не выкрадет же меня с электрички эта ненормальная? Но, на всякий случай, решила забить последний гвоздь в крышку гроба ее матримониальных планов в отношении моей скромной персоны. — Он меня встретит на вокзале.

Тяжелый вздох со стороны вызвал у меня искреннюю улыбку. Женщина замкнулась в себе, очевидно, переваривая информацию. Я пожала плечами и вернулась к созерцанию мелькающих снежных пейзажей. В душе поднималось сладкое предчувствие, словно впереди меня ожидало какое-то чудо.

Благодаря звонку, сделанному накануне, на вокзале меня уже поджидал знакомый синенький грузовичок. Соскочив на перрон, с трудом скатила сначала розовый чемоданчик, а затем и его собрата, более крупного. Лоснящийся черным пухлый бок огромного для маленькой хрупкой меня чемодана с противным стуком соскочил со ступеньки вагона и шмякнулся о покрытую тонкой корочкой льда каменную твердь. Пока я пыталась управиться с двумя парами маленьких непослушных колесиков, ко мне подошел Жак.

— Морана, я тебя по розовому чемодану сразу в толпе заметил. Позволь, помогу!

Я не стала строить из себя феминистку, с радостью вручив здоровенному мужчине свою кладь.

— В этот раз надолго? — ловко удерживая за спиной два чемодана, спросил Жак, кивая через плечо на значительно увеличившийся с прошлого раза багаж.

— Да, — растеклась улыбкой. — До января!

Жак присвистнул, а в глазах его засияли добрые смешинки.

— Значит, на праздники в деревне остаешься! Ты это… если что, обращайся! С елочкой помогу, с дровами.

— Спасибо, — я легонько коснулась руки бородача в знак благодарности. У грузовичка он остановился. Утрамбовав за сиденьями мой багаж, он выудил сигарету из нагрудного кармана.

— Не против?

Я мотнула головой.

— Конечно нет, я пока сбегаю в… руки помою.

Смущенно улыбнувшись, оставила Жака у грузовичка. Дорога предстояла хоть и не долгая, но все же достаточно длинная для моего черезмерно наполненного чаем организма.

Когда я вернулась, Жак уже закончил курить и стоял, облокотившись на синюю дверцу машины вглядываясь вдаль.

— Ну что, в путь? — прервала его размышления.

— Запрыгивай, — улыбнулся мне мужчина, открывая грузовичок.

Ехали в это раз в приподнятом праздничном настроении. Старенькая магнитола выдавала ламповые звуки хитов прошлого века. Желные огни фар вырывали в сгущающихся сумерках снежную укатанную дорогу. Я погрузилась в музыку, прикрыв веки. Однако, долго ехать с закрытыми глазами не вышло. Из мягкой темноты меня выдернул бодрый голос Жака.

— Смотри, Морана. Снег пошел!

Я открыла глаза и уставилась в окно. Крупные хлопья кружились в свете фар, подобно снежным бабочкам. Падающий с небес белый пух пробудил в душе детский восторг. Широко улыбнувшись, заметила на бородатом лице такую же глупую улыбку.

— Это Лимфейн тебя встречает, Морана.

Однако, уже спустя десять минут мы уже не так откровенно радовались снегопаду. Из аккуратно кружащих снежинок, развлекающих нас в начале пути, снежный танец быстро превратился в плотную белую пургу.

— Кажется, Лимфейн не так уж и рад моему возвращению, — попробовала мрачно пошутить, повернувшись к Жаку. С лица мужчины слетела расслабленная маска, руки крепко удерживали руль, а глаза неотрывно следили за мутной белой пеленой впереди.

— Хорошо, что уже близко. Если б буря застала нас на вокзале, пришлось бы пережидать метель там.

Я молча кивнула. Порывы ветра остервенело били грузовичок в стальные бока, ощутимо раскачивая на ухабах. Я бы, может, испугалась, но видя, с какой твердой уверенностью мой спутник управляется с бушующей стихией, заткнула зарождающуюся тревогу куда подальше.

Однако, все обошлось. Мы доехали до деревни, правда из-за снежной пурги пришлось заметно сбавить скорость, и к дому бабушки мы приехали около одиннадцати.

— Может, останетесь у меня? А утром уже вернетесь домой. Постелю вам в зале, — открывая калитку, бросила через плечо. Жак выудил розовый чемоданчик и теперь боролся с застрявшим между сиденьями черным гигантом.

— Даже не знаю, Морана. Как-то недловко тебя напрягать, — сломив сопротивление упрямого чемодана, он установил багаж перед собой. Заглушив двигатель, закрыл грузовичок ключом.

— Вы, главное, своих предупредите, чтоб не волновались! А меня вы ничуть не стесните, — заскочив в домик, щелкнула включателем света. Лампочка на крыльце осветила поредевшую стопку поленьев.

— Добро, — выдал в конце концов Жак, закатывая мои чемоданы в дом. — Тогда займусь пока дровами и камином.

— Хорошо, а я попробую нам придумать горячий перекус, — повесив пальто на вешалку, нырнула в тапочки и направилась на кухню. Первым делом поставила на плиту чайник. Помыв руки, внимательно изучила свои запасы. В холодильнике лежал кусочек сыра, сливочное масло и яйца. На полке нашла больше половины пачки спагетти. Услышав тяжелые шаги в зале, выскочила к Жаку.

— Вы любите спагетти?

— Девочка моя, я все люблю, — улыбнулся мужчина, почесывая затылок. Я улыбнулась и весело ответила.

— Хорошо! Сегодня на ужин будут спагетти с сыром и вкусный чай!

Мужчина согласно кивнул, усаживаясь перед камином со спичками.

16. Сочельник

24 декабря 2018года

Закрыв за Жаком калитку, широко зевнула. Мужчина не захотел оставаться на завтрак, да я и не задерживала, прекрасно понимая стремление мужчины поскорее оказаться с любимой женой и детьми. Соседи вовсю готовились к самому главному зимнему празднику.

Обернувшись на заснеженный домик, вздохнула. Нужно было найти елку, нарядить ее, приготовить праздничный ужин и заказать для Даффи такси. Беспокоить доброго Жака мне было стыдно, и я не обмолвилась ему о том, что ко мне вот-вот приедет подруга. Сделав звонок адвокату, перевела несколько тысяч из наследства на свою карту. Потом набрала Дафну, еще раз напомнила адрес и наказала брать такси.

— Морана, это же дорого! — возмутилась подруга.

— Даффи, наследница я или как? Я оплачу твою карету!

— Ну смотри! Я предупредила!

Я улыбнулась. Конечно, сумма кругленькая, и не оставь мне бабушка приличного состояния, я бы не смогла так просто заказать подруге такси до Лимфейна. Однако, деньги были. Так почему не ускорить процесс прибытия Дафны в гости?

Накинув пальто, закинула рюкзак за спину и вышла в сторону магазинчиков. Сегодня и так мало кто из них работал, а те, кто открылся- явно не на полный день. Поэтому следовало сделать закупку заранее.


Возвращалась домой, согнувшись под тяжестью четырех пакетов. Упасть вперед мне не давал только забитый под завязку рюкзак, кое-как уравновешивая мою скукоженную фигурку.

Сгрудив покупки в прихожей, отправилась на площадь за елкой. К моему сожалению, осталось всего три деревца. Однако, присмотревшись, я все же подумала, что все не так уж и плохо. Елочки были аккуратные, пышные и не слишком высокие- что подходило мне идеально. Выбрав зеленую красавицу, попросила помощника продавца отнести покупку к моему дому. За дополнительную плату, конечно. Продавцы были приезжие, теплотой и добротой местных жителей не располагали.

— Спасибо большое, с наступающим Рождеством вас! — попрощалась с пареньком, всунув в холодную ладонь мятую купюру. Тот улыбнулся и побежал в сторону площади.

Я ухватилась за ствол и, скользя по дорожке, потянула красавицу в дом.

Спустя два с половиной часа.

Прижимая плечом мобильник, ухватилась одной рукой за колючую лапу елки, второй натягивая елочную игрушку как можно глубже.

— Даффи, давай уже выезжай! И так приедешь к темноте!

— Ну что я могу сделать, ты же знаешь моих родителей! Насилу уболтала отпустить меня к тебе на праздники! Сейчас допиваю какао и выезжаю. От моих ехать ближе, чем из города.

— Ближе, но ты не забывай, что сегодня сочельник! Думаешь, много свободных такси будет?

— Не дрейфь, я уже заказала!

— Лааадно… ой! — непослушный круглый шарик выскользнул из руки и упал на деревянный пол.

— Морана?! Что случилось? — обеспокоенный голос подруги терзал мои барабанные перепонки повышенными интонациями. Скривившись, наклонилась за упавшей игрушкой, подхватывая на лету выскользнувший телефон.

— Елку наряжаю! Пфффф!

— Все, не мешаю! Буду подъезжать, наберу!

— До связи.

Откинув мешающий аппарат, вернулась к ящику с игрушками. Перебирая елочные украшения, невольно возвращалась в детство. Вот этот расписной шарик бабушка никогда не давала мне вешать самой- слишком хрупкий и дорогой сердцу стеклянный шар искусно расписанный вручную. А вот пенопластовый снеговик! И часики со стертой в пыль позолотой на застывших стрелках. А эта фигурка моя любимая- красавица и чудовище. Маленькая стеклянная девушка в пышном платье и чудовище в парадном фраке. Улыбнувшись, повесила игрушку в центр елки.


Когда коробка опустела и с украшениями было покончено, бросила взгляд на часы. До приезда подруги оставалось еще часа четыре-пять.

Не знаю, почему, но захотелось навестить черного вредного котяру. Быстро собравшись, привычным жестом отправила рюкзак за спину и чуть ли не бегом припустила в сторону Лимфейн кастели. Открывая замок на воротах, попыталась восстановить сбившееся дыхание. Над головой привычно каркнул черный ворон. Я помахала ему рукой, ожидая что тот, как обычно, скроется на крыше поместья. Но ворон меня удивил. Сделав круг над моей головой, он спикировал мне на плечо. Просев под неожиданно тяжелой тушкой, я с удивлением уставилась на крупную птицу. Впервые я видела ворона так близко. Массивный черный клюв выглядел очень угрожающе.

— П-привет… — внезапно начав заикаться, пробормотала я.

— Карр! — ответил ворон, хлопнув крыльями. Страшно!

Аккуратно повернув голову, попыталась выпрямиться и взять себя в руки.

— Слуш-шай, не т-то чтоб-бы я была против, н-но… не мог бы ты сам дойти до поместья?

Ворон наклонил голову, посмотрел на меня пристально своими бездонными черными глазищами и каркнув прямо в лицо, сорвался с плеча. Мне стало так легко, словно я стала невесомой.

В другое время я, скорее всего, повела бы себя иначе. Но ворон меня смутил, спутал все мысли. Все же к коту я привыкла больше.

Вместо того, чтобы идти в поместье, я обошла его с правой стороны, углубляясь в прилегающий лесок. Судя по карте, озеро было в нескольких минутах хотьбы.

В прошлый раз я так и не осмотрела его, а сейчас мне очень хотелось увидеть озеро до того, как приведу сюда подругу. Так как я не сомневалась в том, что Дафна пожелает осмотреть прилегающие земли.

Ворон удивленно каркнул и полетел за мной, держась чуть позади. Я пожала плечами- пусть смотрит, мне нечего скрывать.

Вот я подошла к краю лесочка, раздвинув ветки последних деревьев, замерла от восхищения. Спокойная гладь озера, скованная толстой коркой льда, пушистый мерцающий в свете солнечных лучей снег, укрывающий прибережные камни, и вокруг- укрытые снегом деревья. Зрелище открывалось невероятно красивое. И я пожалела, что не художник.


Осторожно ступая на промерзшую землю, подошла к кромке покрытой льдом воды. Со стороны леса послышалось недовольное "кар". Я даже оборачиваться не стала, прекрасно зная, кто там вещает с веток. Опустившись на корточки, провела рукой по скользким камням. Морозный воздух наполнял сладким кислородом легкие, пощипывая щеки.

— Зачем ты сюда пришла? Решила все-таки заболеть?! — тягуче произнес знакомый голос. Я улыбнулась, — не выдержал молчания.

— Мои владения, — где хочу, там и хожу!

— Безрассудная, глупая девчонка! — кот подошел и посмотрел укоризненно прямо мне в глаза.

— Бе-бе-бе! — ответила я, чувствуя, как настроение повышается. Неужели я настолько рада этому черному гаду? Не хотелось признаваться в этом даже самой себе.

— У меня для тебя подарррок, — промурчал кот, тыкаясь в ногу головой. Я удивленно хлопнула ресницами и наклонилась к животному.

— Подарок? У тебя? Для меня?! — однозначно он сумел меня удивить.

В зубах кота что-то сверкнуло. Протянув руку, я хотела забрать таинственную вещь, но он рванул от меня в сторону.

— Эй! Куда ты?! А подарок? — я попыталась ухватить кота за черный хвост, но тот с легкостью увернулся от моих чуть задеревеневших от холода пальцев. Прыгая за котом по камням вдоль озера, пыталась ухватить мохнатого. Сделав несколько прыжков, тот оказался на большом камне посреди ледяного озера.

— Ммм-ммм-мм! — промычал он что-то, но зажатый во рту "подарок" мешал говорить нормально. Сообразив, что его не понимают, он вытащил блестяшку из пасти и положил на камень, придерживая черной лапой сверху.

— Вернешься в поместье, отдам.

— Зачем тогда забрался на тот камень? — с сомнением спросила я, указывая пальчиком на камень под котом.

— Чтоб ты перестала прыгать за мной как кузнечик и остановилась послушать.

— Ну-ну, типа меня это остановит! — зло улыбнулась я, делая шаг на толстый лед. В глазах кота мелькнул страх.

— Не смей сюда идти, дура!

— Да что мне будет? Лед толстый, впору каток устраивать! — отмахнулась я, но стала осторожнее выбирать место для следующего шага. Кот понял, что адекватностью от меня и не пахнет, подцепил когтем мерцающую вещицу и отправил ее в рот, готовясь прыгать мне навстречу, дабы не допустить катастрофы. Но он недооценил мою придурковатость. Сделав очередой шаг вглубь озера, я подскользнулась и стремительно поехала в сторону камня. Перед глазами мелькнули желтые испуганные глаза, которые могли сейчас прочесть в моих ровно такой же ужас. Подъезжая на попе к камню, я услышала подозрительный треск. Схватившись за камень, отановила скольжение в замерзшие глубины, но это меня не спасло. В одно мгновенье лед подо мной пошел крупными трещинами и спустя всего один миг я рухнула в ледяную воду.

— А-а-а! — только и смогла закричать, хватаясь за ставший слишком скользким камень. Краем уха услышала чертыхнувшегося кота и в следующий миг произошло что-то странное, заставившее меня потрясенно замолчать. Сильные руки подхватили меня под мышки и рванули наверх, одновременно каким-то чудом перетащив на берег. Боясь повернуться, я все же уступила своему никогда не спящему любопытству.


________

Ругать за безрассудство Морану не надо, девочка просто перенервничала от переизбытка эмоций).


17. Кто ты?

Дрожа со всей дури от пронизывающего обжигающего холода, стуча зубами до головной боли, повернула голову и увидела суровый мужской профиль. Глаза его яростно сверкали, темные волосы промокли и прилипли ко лбу, брови сурово сдвинулись у переносицы.

Звонко стуча зубами, задала глупый, по сути, вопрос, уже догадываясь об ответе:

— Т-ты кт-то?

Но вместо ответа мужчина сжал губы и отвернулся. Захват вокруг груди стал чуть слабее- он высвободил одну руку и странно взмахнул, шевеля пальцами. Кажется, мужчина что-то шептал, но я не смогла понять, точно ли, или мне показалось. Холод обжигал сквозь ледяную мокрую одежду. Одно радовало, — что успела скинуть рюкзак на мелководье- и он сейчас был сухой. В отличии от меня. Потянувшись рукой к заветной цели, почувствовала резкий рывок назад. Мир вокруг закрутился, поддался дымкой. Я жалобно пискнула, чувствуя невероятную круговерть перед глазами, словно меня запустили на испытания для космонавтов в центрифугу.

Карусель резко прекратилась. Открывать глаза было страшно, тошнота навалилась такая, что я всерьез беспокоилась, как бы не украсить все вокруг салатами, которые успела напробовать, пока готовила праздничный ужин.

— Эй, смертная. Ты в порядке? — раздался над ухом знакомый голос. Открыв рот, дабы ответить, я тут же плотно захлопнула челюсть, почувствовав, что вот-вот случится неизбежное. Вместо ответа, все так же с закрытыми глазами, отрицательно покачала головой. О чем тут же пожалела, словив новый приступ тошноты.

— Сейчас, доходяга, — насмешливый голос удалился от уха, в следующий миг я ощутила прикосновение к вискам. Легкий ветерок приятно погладил кожу и тошнота отступила. Наконец, я осмелилась открыть глаза.

Обведя быстрым взглядом помещение, сразу узнала его. Мы находились в хозяйской спальне поместья, и камин передо мной весело трещал пылающими жарким огнем поленьями. За моей спиной, в самом темном углу, стоял мужчина.

— Хватит меня разглядывать, раздевайся.

Я аж поперхнулась, однако, тут же сообразила, — чем раньше сниму мокрые вещи, тем больше шансов не свалиться с воспалением легких. Если уже его не подцепила…

— Может, выйдешь? — хмуро попросила я, кидая перед камином на пол пальто. Потом вспомнила о термосе с чаем, оставшемся на озере. — Не мог бы ты принести мой рюкзак? Он остался на берегу, а там горячий чай…

Последнее слово я произнесла так жалобно, что сама себя начала искренне жалеть. Мужчина дернулся и криво усмехнулся.

— Неблагодарная…

Повернулся ко мне спиной и быстро вышел из комнаты. А я поняла, что так и не сказала "спасибо" за свое спасение. Хлопнув себя по лбу, ругнулась. Кажется, я отморозила все свои хорошие манеры.

Раздевшись до белья, стояла у камина, чувствуя, как кожу приятно согревает тепло языков пламени. Однако, нельзя было попадаться на глаза мужчине в таком виде. Оглядев предметы вокруг, не придумала ничего приличнее, чем завернуться в покрывало, которое стянула с кровати. Укутавшись, словно гусеничка, расположилась у самой решетки камина.

— Белье сняла хоть? — насмешливый голос заставил вздрогнуть. Звука отворяемой двери я не услышала, мужчина словно из воздуха появился за моей спиной. К ногам упал рюкзак.

— Спасибо… За то, что спас, — тихо проговорила, пряча глаза в пол. Почему-то чувствовала себя очень глупо. Мужчина хмыкнул и повторил вопрос:

— Ты белье сняла, безумная?

К моим щекам прилила кровь. Я отрицательно покачала головой, подтягивая к себе рюкзак поближе.

— Идиотка, — обреченно выдал мой спаситель, и добавил уже тверже. — Снимай, если не хочешь заболеть женскими болезнями. Я выйду.

Услышав скрип двери, я чуть ослабила кокон вокруг себя и снятула сырое белье. И почти сразу увидела около носа протянутую руку с блестящей вещицей. Сфокусировав взгляд, опознала в ней свой кулон.

— Эй, откуда он у тебя? — возмутилась я, машинально потянувшись к голой шее. Я логично ожидала, что тот висел у меня на груди.

— М-да… Невоспитанная хамка. Кулон ты обронила в поместье в прошлый раз. Не стоило его возвращать.

Я закусила губу, понимая, что снова сглупила. Схватив кулон с широкой ладони, прижала серебрянного орла к груди.

— Спасибо. У меня что-то с нервами. Прости.

Отвечать на мою реплику мужчина не стал. Схватив мокрые вещи, он пару раз встряхнул их и кинул на кровать. Я наблюдала за ним, повернувшись вполоборота.

— Так ты и есть… кот? — наконец озвучила свои выводы. Мужчина хмыкнул, не поворачиваясь ко мне лицом. Я заметила, что он все время старался держаться ко мне боком, словно опасался открыть правую сторону лица.

— Можно и так сказать, — задумчиво протянул тем временем "кот".

— Почему ты прячешь от меня свою правую сторону? — да, тактичность моя осталась на дне озера, погребенная под толщей льда вместе с адекватностью и благоразумием.

Мужчина скривился, и вовсе отвернулся от меня. Подернувшись дымкой, он исчез. Точнее, мне так показалось, потому как переведя взгляд на пол, я увидела уже привычную черную морду.

****

— Ни к чему тебе этого знать.

Прыгнув на кровать, он уставился на меня сверху вниз, прожигая желтыми глазами.

— Я… — начала было оправдываться, но тут раздался звонок телефона. Так и не закончив предложения, выхватила мобилку и увидела высветившееся на дисплее имя.

— Дафна, ты где? — вместо приветствия, спросила я.

— И тебе привет! — весело отозвалась подруга. — Таксист говорит, минут через сорок будем у тебя.

— Ой! — вскрикнула, расстроенно осматривая себя в покрывале.

— Что-то не так? — настороженно отозвалась Дафна.

— Нет-нет, все хорошо. Жду тебя! — поспешила заверить подругу, судорожно прикидывая план своего возвращения в домик в деревне.

Нажав отбой, посмотрела на кота пустым взглядом.

— Смертные! — вздохнув, кот прошелся по моей одежде и подошел вплотную. — Одевайся. Одежду я высушил.

— Ты так можешь? — искренне удивилась я, недоверчиво потянувшись к лежащей ближе всего ко мне штанине. Та и вправду оказалась сухой.

— Пфф! — возмутился кот, устраиваясь у камина.

— Эмм..

— Что?!

— Может, выйдешь?

— Да ты издеваешься! — кот засопел, смешно подергивая усами и хвостом.

— Прости, но теперь я знаю, что за этой милой внешностью котика скрывается суровый взрослый мужчина. И мне неловко переодеваться при тебе.

— Пфф! — повторил кот, медленно покидая комнату. — В последний раз иду на поводу. Совсем уже обнаглела!

Едва кончик черного хвоста скрылся за дверью, я скинула на пол покрывало. Папа бы мной гордился, я почти успела облачиться за время горения гипотетической спички. Когда начала застегивать пуговицы пальто, в комнату вернулся кот.

— Я, конечно, не настаиваю…хотя, нет. Настаиваю. О том, кто я есть на самом деле, не должен узнать никто, кроме тебя.

— Конечно. Я не хочу загреметь в психушку! — мрачно ответила, заканчивая свое облачение. — Но, справедливости ради… Я и не знаю, кто ты есть на самом деле, кот. И, надеюсь, в следующий раз ты мне все расскажешь.

— Посмотрим, — протянул тот, сворачиваясь в клубочек у камина.

— Спасибо, что спас. И за кулон…

— Иди уже, — приоткрыв один глаз, ответил кот. — Провожать не буду.


Я улыбнулась и тихонько прикрыла за собой дверь. Стремительно спустившись со второго этажа, загремела ключами. Если бы не Даффи, я бы осталась с котом, дабы выяснить все волнующие меня детали. Но времени на обдумывание произошедшего у меня не было совершенно, поэтому, защелкнув замок на кованых воротах, припустила в сторону деревни.

18.Даффи

Я успела подбежать к дому как раз вовремя. Желтая машина с шашечками только-только подъехала к калитке. Нырнув в рюкзак, вытащила кошелек, в очередной раз поблагодарив провидение, что тот избежал встречи с ледяной водой озера.

Хлопнула дверца машины.

— Морана! Я приехала! Ура! — Дафна чуть не прыгала от радости, попеременно скользя каблуками по укатанной снежной дороге.

Я кинулась обнимать подругу, отставив руку с деньгами в сторону.

— Кхм, — раздалось из кабины. Я оторвалась от Дафны, наклоняясь к водительскому окну, стекло которого было опущено до упора.

— Простите, сколько?

— Две тысячи с учетом праздничного тарифа, — таксист вытянул руку из окна в ожидании купюр.

Дафна присвистнула и начала было причитать, но я махнула ей рукой, вкладывая в руку мужчины нужную сумму.

— Спасибо, с Рождеством!

— И вас, — кивнул таксист, поднимая стекло. Дафна уже вытащила свой багаж и стояла около калитки, красочно показывая взглядом все, что она думает о праздничных тарифах.

Решив не задерживаться на морозе, я быстро открыла дверь и пропустила подругу вперед.

— Морана, какой домик! Сказка! — восторжено воскликнула подруга, быстро шагая на крыльцо. Я усмехнулась, отметив вслух:

— Это ты еще поместье не видела.

— Это значится пунктом намбер ван в моих планах на завтра! — весело ответила Дафна, скидывая куртку.

Я молча улыбнулась, догадываясь, сколько мне предстоит услышать восторженных возгласов от подруги. Даже немного позавидовала, что она впервые увидит это замечательное место. Но лишь на секунду, потому что потом сразу вспомнила, что это чудо- моё! До последнего трухлявого порожка!

— Вау, какая красота! — увидев наряженную елочку, воскликнула Дафна. — Ты умница! Небось, и салатов нарезала полный холодильник?

Я посмотрела на довольное лицо подруги и кивнула.

— Отлично! Я как раз проголодалась! А еще, я привезла кое-что. Подозреваю, в этой глуши такого не найти!

С видом фокусника-профессионала Даффи вытащила из сумки бутылку с золотистой жидкостью.

— Моэт? — взвизгнула я, прикрывая рот ладонью. — Это же столько денег!

— Ну не могла же я не отблагодарить тебя за волшебные каникулы? — подмигнула подруга.

— Ты так уверена в том, что каникулы будут отличные? — с сомнением спросила, указывая на небольшой домик. Для любительницы шумных гулянок, танцев до утра и больших компаний подобный отдых вряд ли был…желаемым. Дафна смерила меня внимательным взглядом и сдержано кивнула.

— Знаешь, иногда хочется простого душевного тепла, а не… ну, ты поняла.

Тут пришлось согласиться. Отдых от города нам всем переодически был просто необходим. Особенно в такие дни, когда все собираются в тесном кругу семьи, дабы проникнуться волшебным духом рождественского волшебства.

Переодевшись в домашнее, принялись заканчивать приготовления праздничного ужина. Я заправляла салаты, пока Дафна запихивала в старенькую духовку замаринованную в специях индоутку. Закончив с салатами, обернулась к подруге.

— Даффи, как ты смотришь на то, чтобы сделать глинтвейн?

— О! С радостью. Знаешь, несмотря на климат-контроль, я изрядно замерзла пока доехала до тебя.

Я улыбнулась, вытаскивая подготовленную бутылочку красного сухого.

— Только сначала попробуем мой презент! — тоном, не терпящим возражений, заявила подруга. Я молча согласилась. В голове вертелась мысль: не забыть достать из шкафа подарок для подруги и положить под елочку!

— Так, а теперь, пока наша индоуточка запекается, садись и рассказывай. Что тут у тебя нового, — похлопывая рукой подле себя, пригласила к разговору девушка, усевшись на диванчик в гостинную.

— Да ничегооо… — протянула, устраиваясь около подруги. Но обмануть ее мне никогда не удавалось. Вот и в этот раз она хитро сощурила глаза, вглядываясь в мое лицо.

— Я поняла! Сейчас! — вскочив с диванчика, она шмыгнула на кухню. — Сиди на месте, я быстро!

Только встав с дивана, плюхнулась обратно. Спорить с Дафной, особенно по мелочам, — то еще удовольствие. Услышав звонкий "чпок!", я поняла, что именно задумала подруга. Подтверждая мои догадки, она крикнула из кухни:

— Эй, Морри, где тут у тебя бокалы?

— К сожалению, винный только один, на полке с чашками. Бабушка не пила вино от слова совсем. Тебе помочь с посудой?

Я снова приподнялась, готовая сорваться на кухню при первом зове. Однако, Дафна пресекла мои попытки прийти на помощь.

— Сиди! Я сама.

— Даффи, скажи честно, ты сквозь стены видишь? — смеясь, поинтересовалась у подруги, расслабленно откидываясь на спинку дивана.

— Я вообще ведьма, разве ты не знала? — хихикая, ответила подруга. В комнату она зашла, удерживая одной рукой бутылку "Моэта", а второй- два коньячных бокала.

****-Не "тюльпан" конечно, но лучше, чем "олд фешен".

Устоившись рядом со мной, она всучила мне в руки бокалы, а сама принялась разливать шампанское. Дзинкнув стеклянным боками, сделали по глотку.


— Хор-р-ро-шо! — улыбаясь, словно сытая кошка, подвела итог Дафна. Я и сама с удовольствием покатала языком по небу сладковатый шипучий напиток.

И уж совсем некстати появилась мысль, а пьет ли мой "кот"? И если пьет, то что?

…Ох, не туда меня понесло, не туда!

— Ну-с, рассказывай. Что там такого в поместье интересного?

— Да, в общем-то, ничего… — замялась я. — Кроме красивой архитектуры, старинных предметов итерьера, картин, посуды, каминов… Ну вот представь, что у тебя пявился свой собственный замок-музей! Представила?

Дафна скосила голову набок и выжидающе посмотрела.

— Ну вот! А теперь этот музейный экспонат помещаем в невероятной красоты дикую природу, нетронутый вырубкой хвойный лес и плюсуем в нескольких минутах хотьбы от поместья чистейшее озеро…

Непроизвольно передернула плечами, вспоминая обжигающий лед студеной воды озера. От внимательной подруги не ускользнуло мое движение, поэтому она сразу спросила в лоб:

— Морана, что ты скрываешь?

Я нервно сглотнула, пряча глаза. Спрятавшись за бокалом, сделала медленный глоток. Дафна молча терпеливо ждала моего ответа.

— Честно, Даффи, все хорошо. Просто дом очень большой и таинственный. В таких обычно водятся приведения. И у меня странные ощущения, когда я там, — решила сказать ту часть правды, что могла. Подруга внимательно меня слушала, не перебивая, не улыбаясь и не высмеивая мои слова. — Понимаешь, я словно вернулась домой. Такого чувства у меня не было никогда и нигде!

Медленно кивнув, Дафна пригубила шампанское. Затем, пристально глядя мне в глаза, озвучила свои мысли.

— Я тебе верю. И думаю, что это все не случайно. Очевидно, твоя бабушка не просто так владела этим поместьем. Кстати, откуда оно у нее? И почему ты раньше ничего не слышала о нем?

— Хороший вопрос, Даффи. Бабушка никогда не упоминала о том, что у нее есть целый дворец, пусть и полуразрушенный. Да и о ее деньгах я не подозревала. Сама знаешь, я всегда пересылала ей часть зарплаты, как только у меня появились собственные финансы.

— И что, никаких объяснений? Может, дневник? Или, хотя бы, записка? — радуясь тому, что разговор сошел с опасной темы, я включилась в детективные рассуждения подруги. Та, не упуская момента, освежила нам напитки.

— Дневника не было, или я его еще не нашла, — развела руками. — Все, что я знаю о поместье, написано вот в этой записке… Ну, и краткие сухие налоговые сводки.

Порывшись в папке с документами, лежащей на журнальном столике, достала записку-приложение к завещанию. Дафна молча изучила бумагу и вернула мне ее.

— Можно поискать в сети, вдруг всплывет где твое поместье? Опираясь на то, что написала твоя бабушка, у нас есть отправные точки для поиска.

Я смотрела на подругу широко открыв глаза. Вот почему мне это не пришло в голову сразу, как я узнала о поместье?!

19.Следствие ведут колобки

— Так, все! Остальное завтра! — подвела Дафна итог нашему получасовому поиску нужной информации по сайтам. Отставив пустой бокал в сторону, она поднялась с дивана, разминая пальцы рук. Я щелкнула сохранение вкладок в браузере и закрыла крышку ноутбука.

— Я думала, мы больше нароем, — с грустью выдала я, вставая с дивана.

— Эй, не киснуть! Во-первых, мы уже нашли зацепку- а это очень хорошо! То, что информации о поместье мало в сети, еще не значит, что ее нет в библиотеке. Думаю, нам подойдет местная, городская. А еще надо узнать у твоего адвоката, есть ли здесь какой архив?

— Даффи, народ на законных выходных, ближайшие дни мы не найдем ответы на эти вопросы. Пока нам доступен только интернет.

— Значит, завтра продолжим, — не сдавалась неугомонная подруга. Я уже начала жалеть, что она так рьяно взялась за это дело, ведь все, за что бралась Дафна, она непременно доводила до логического конца.

— Даффи, а давай уже стол накрывать? Кажется, я чувствую нашу индоутку! — хищно облизнувшись, покосилась в направлении кухни. Желудок очень вовремя отозвался громким урчанием.

— Ой, точно! Совсем про нее забыла! — воскликнула подруга и, схватив со столика пустые бокалы, умчалась к плите.

— Подожди, помогу! — крикнула вдогонку, подхватывая пустую бутылку Моэта.

Заскочив на кухню, застала Дафну с прихваткой в руке, балансирующую противнем с выплескивающимся из низких бортов соком и опасно скользящей по волнам соуса румяной индоуткой.

— О, Морана, помоги! Куда поставить птицу?

Я быстро освободила руки от бесполезной бутылки и принялась расчищать забитую кастрюльками и чайником решетку плиты. Одновременно выдохнули с облегчением, едва горячий противень очутился на надежных черных решетках.

— Фух, чуть не обожглась! — Дафна с опаской осмотрела свои пальчики, все же решив на всякий случай подуть на них.

— В следующий раз будешь умнее- кто ж достает из духовки горячую пищу, не убедившись заранее, что есть куда поставить?

— Пузырьки в голову ударили, — с невинным видом ответила подруга. Мы переглянулись и засмеялись.

— Кстати, о пузырьках. Где мой обещанный глинтвейн?

— Сейчас освободим плиту и начну готовить, — пожав плечами, ответила я. — А ты пока накрой на стол. Пожалуйста.

Дафна с улыбкой подхватила миски с салатами и тарелки, ловко маневрируя между мной и плитой.

Полчаса спустя мы, наконец, устроились за столом. Разлив по большим кружкам ароматный глинтвейн, я плюхнулась на диванчик. Закинув в рот ложку салата, повернулась к подруге и предложила тост:

— Давай выпьем за наше самое сказочное Рождество!

— А давай! — поддержала меня подруга, стукнув глиняным боком своей чашки о мою.

Разговоры незаметно сменились тихим поглощением вкусной праздничной пищи. От горячего глинтвейна и жара огня из камина щеки наши раскраснелись, глаза заблестели, а в головах поселилась приятная легкость.

Утолив свой голод, отставила тарелку в сторону.

— Даффи, а давай выйдем на улицу? Тут знаешь, какие ночи красивые?

Подруга подавилась глинтвейном, выпучив на меня испуганные глаза.

— Ты в своем уме? Там же мороз! Я существо исключительно теплолюбивое!

"Прямо как один мой знакомый кот", — снова некстати вспомнила о "духе" поместья. За этот вечер что-то я часто стала о нем думать, — ой, не к добру это!

— Земля вызывает Хьюстон, Хьюстон, ответьте, прием!

Вырвав меня из мыслей о поместье и его обитателе, Дафна хитро улыбнулась.

— Вот хоть что говори, но я ясно вижу- ты от меня что-то скрываешь! И я буду не я, если не докопаюсь до сути!

Глядя на решительно настроенную подругу, я вмиг растеряла вызванное алкоголем озорное настроение. Шалить больше не хотелось от слова совсем. Поднявшись с дивана, поправила свернувшиеся гормошкой на бедрах штаны.

— Секундочку, сейчас вернусь!

Под недоумевающие взгляды Даффи вышла из гостинной, отправившись в свою спальню за подарком. Нужно было срочно отвлечь моего персонального детектива от опасной темы.


— Морана! спаси-и-ибо! — потянулась обнимать меня подруга, сжимая в руках маленькую коробочку с подарком.

— Я видела, как ты давно на них смотрела и вот, решила, что будешь рада, — я смутилась от столь ярких эмоций благодарности Дафны. Конечно, я знала, как угодить любимой подруге. Еще несколько месяцев назад она показала мне на витрине ювелирного магазина эти сережки. Глаза подруги так сверкали, когда она смотрела на это украшение, что я сразу поняла, каким будет мой подарок на Рождество. И совсем не важно, что стоили они как мои ползарплаты! Искренняя радость близкого друга намного ценнее серебра и золота.


— И все же, Морана! Это слишком дорогой подарок, я…

— Только не говори, что не можешь принять! — перебила подругу. — Эти сережки твои. Точка!

— Спасибо! — выдохнула подруга, смахнув слезинку с правой щеки. Мне снова стало неловко. Но Дафна разрядила обстановку в присущей ей манере.

— Кстати! Я же тебе тоже не вручила еще подарок! Сейчас!

— Я думала, бутылка Моэта была презентом? — с сомнением произнесла я, наблюдая как подруга неистово копошится в своей сумке. Наконец, она победно улыбнулась и достала небольшоую коробочку. Неужели, тоже ювелирка?

— Держи! — с довольным видом подала мне коробочку, а сама уселась на диван. Я осторожно потянула за алую ленту банта. Сняв оберточную бумагу и открыв коробочку, я замерла.

Даффи снова угадала! Это был прекрасный подарок!

На маленьком кусочке меха лежал серебрянный медальон на черном кожаном шнурке. Два ворона держали кольцо, на котором крепился амулет в виде топора эпохи викингов.


(фото взято из группы ювелирной мастерской "Руян")

— Даффи! Кто бы говорил про "слишком дорого"!

Девушка улыбнулась, потягивая руки для традиционных обнимашек. Счастливые, мы тут же надели подарки и переглянулись.

В это время старинные часы на камине пробили полночь.

— Ой, что-то мы засиделись! — воскликнула я, кинув взгляд на циферблат. — Пора ложиться спать, на завтра у нас очень много планов!

— Поместье? — стрельнула хитрыми глазками Даффи.

— Оно самое. Решай, что сначала- интернет или реальность?

— Конечно, реальность! Интернета у меня и дома хватает! — засмеялась подруга, звеня новыми сережками.

— Значит, решено! Сейчас быстренько приберемся и на боковую.

***

Утро выдалось непривычно тихим. Только редкие петухи пытались призвать загулявший народ к пробуждению. Выглянув в окно, отметила, что за ночь снега намело еще больше.

Соскочив с кровати, побежала проверять подругу. В гостинной было теплее, чем в моей спальне. Дафна громко храпела, свесив руку с дивана. Я прошмыгнула на кухню, дабы первый свой день в деревне Дафна встретила с ароматной чашечкой кофе.

Тихонько, стараясь не греметь посудой лишний раз, поставила на плиту кофеварку. От бодрящего аромата проснулся желудок, и я порадовалась, что в холодильнике остались незаправленные салаты. Разложив по тарелкам еду, закончила с кофе. Настроение было прекрасное, и я рассчитывала, что и день будет великолепный.

— Доброе утро, Морри! Ты чего все сама? Надо было меня разбудить! — появилась в дверях сонная моська подруги. Прошлепав к раковине, она быстро умылась ледяной водой.

— Во! Так лучше! Теперь я вижу этот прекрасный мир! — усмехнулась Дафна. — Так почему ты меня не разбудила?

— Не хотела портить твой первый день отпуска! — отмахнулась от подруги, приглашая ту садиться за стол.

— Ну ты скажешь еще! — возмутилась Дафна. — В следующий раз смело буди.

Я кивнула, зачерпывая ложкой салат.

— Ммм, вкусно! — промычала Дафна, отпив глоток кофе.

— Ешь давай! В поместье много дел, чем раньше отправимся, тем лучше!

— Слушаюсь и повинуюсь! — засмеялась подруга. Но отвлекаться на разговоры перестала, активно заработав ложкой.

20…! и прочие неприятности

Пока я собирала в рюкзак уже привычный набор вещей, Дафна отправилась в ванную комнату. Застегивая молнию большого кармана, услышала дикие визги подруги. Отбросив недособранный рюкзак в сторону, помчалась навыручку, гадая, что же могло случиться? Постучав в дверь, обеспокоенно спросила:

— Даффи, ты в порядке? Что произошло?

— А-а-а-!!! Одуванчики в лесу! — злобно выругалась подруга. — Моя линза!

Открыв дверь в ванную комнату, я увидела странную картину: Дафна сидела на краешке ванной, обнимая белую раковину, взгляд ее был сосредоточен на маленьком черном сливном отверстии. Приглядевшись к лицу подруги, заметила расфокусированный взгляд левого глаза.

— Смыла? — для галочки спросила я, уже догадываясь о случившемся.

— Угу, — мрачно подтвердила подруга, отлипнув от раковины.

— Запасных не брала с собой?

Яростный взгляд был мне ответом. Я пожала плечами, не зная, как еще помочь своей близорукой подружке.

— Придется надевать эти страшные очки! — заныла Дафна, вставая с бортика ванны. Я посторонилась, освобождая той дорогу к зеркалу. Когда она полезла пальцами в глаз, я зажмурилась и отвернулась. Никогда не могла спокойно наблюдать, как люди вставляют и вытаскивают себе линзы! Словно по внутренностям ногтем кто-то шкрябает, фу!

Я помогла Дафне найти ее сумку. С жалобным вздохом она почти на ощупь выловила из внутреннего кармана неброский темно-зеленый футляр. Подцепив пальцем кнопку, открыла крышку и с ненавистью подхватила за оранжевые дужки крупные очки. Нацепив их, состроила скорбную мину.


— Да брось ты, тебе идет! — попыталась вернуть подруге хорошее настроение, за что была послана в дальние дали. Спасибо, что только мысленно! Но направление я поняла верно.

— Даффи, ты все еще хочешь осмотреть поместье? — осторожно поинтересовалась, пытаясь сменить тему разговора. Та на секунду замерла, потом улыбнулась.

— Конечно! Ладно уж, перед кем там красоваться. Для призраков и так сойдет! — махнув рукой, она пошла натягивать сапоги и куртку. А я зависла. Ведь, в отличие от подруги, я постаралась выглядеть сегодня как можно лучше… Ради призрака. Ага.

***

— У-у-х-у-у! — присвистнула Дафна, едва на горизонте замаячили черные кованые ворота с вензелями. — Вот это да! Морана, я остаюсь здесь жить!

Я засмеялась, вытягивая из кармана длинный ключ.

— А что это за узорчики там, наверху? Буквы, вроде?

Я вскинула голову вверх, рассматривая уже знакомые вензеля.

— "М" и "Л", — ответила подруге. — Что это значит, пока не знаю…

Дафна нехотя оторвалась от созерцания ворот и достала из кармана куртки блокнот. Чирканув туда пару строчек, посмотрела на ошалевшую меня, поправила очки на переносице и выдала:

— Что?! Мы же не просто погулять пришли? Совместим приятное с полезным!

Я лишь ухмыльнулась. У поместья не было шансов в борьбе за свою тайну перед моей подругой. Шерлок в юбке! Хотя… бросив взгляд на ноги Дафны, мысленно себя поправила. Шерлок на каблуках.

Замок щелкнул, и я открыла ворота, пропуская моего персонального детектива вперед. Над головами привычно пролетел крупный черный ворон, недовольно каркнувший явно какое-то ругательство. А что ты хотел? Что я буду вечно одна приходить? Ну уж нет, котик мой любимый, тебе еще предстоит потерпеть наши с Дафной издевательства! И молчать!

Потирая ручки в предвкушении сладкой забавы, прибавила шагу, догоняя подругу.


Дафна стояла у двери, нетерпеливо постукивая ногой о примороженный порожек.

— Сколько тебя ждать? — возмутилась подруга. Я видела, как ее потряхивало от возбуждения. Дафна мысленно уже ворвалась в мое развалившееся поместье и нырнула носом в каждый покрытый пылью и паутиной уголок. Я усмехнулась, отодвигая девушку от замочной скважины.

— Терпение, мой друг, только терпение!

Та лишь фыркнула, предпочитая не тратить энергию на бесполезные речи. Замок тихо щелкнул и я открыла дверь.

— Посторони-и-ись! — весело крикнула подруга, отпихивая меня в сторону. Едва она оказалась внутри, возгласы "Вау!" и "Вот это да!" зазвучали словно на повторе. Я не мешала Дафне получить первое впечатление от моего личного музея. Тихо прошла к знакомому целому креслу и скинула на него рюкзак. Оглядевшись по сторонам, так и не нашла моего "духа". Странно, обычно он сразу встречал меня. Неужели, испугался?

Словно почувствовав, что я о нем вспомнинала, на верху лестницы нарисовалась черная мордочка. Я широко улыбнулась, помахав рукой коту. Дафна была погружена в изучение портретов и на мои движения совершенно не обращала внимания. Кот прошелся до середины лестницы и остановился. Прищурив желтые глаза, он застыл каменным херувимом. Я не успела удивиться его маневрам, так как в следующий момент послышался громкий крик подруги. Вздрогнув, кинулась на помощь к Дафне.


— А-а-а-а! — горланила тем временем подруга, побледневшая словно белое полотно.

— Даффи, что случилось? — тряхнула подругу за плечи, стараясь вырвать ее из оцепенения.

— О-н-но ш-шевелил-л-лось! — указав дрожащим пальцем на портрет барона, ответила моя некогда смелая девочка. Мой взгляд метнулся к коту. Тот с самым невозмутимым видом нализывал лапку, прицельно глядя на нас. Как хотелось кинуть в наглую морду чем потяжелее, однако, при подруге я поступить так с внешне милым зверьком не могла. Зашипев сквозь зубы, обратилась к Дафне.

— Хватит дрожать! Тебе показалось. Игра света и тени.

— Т-ты считаешь, я п-полная д-дура? — посмотрев на меня укоризненно сквозь линзы очков, ответила подруга. Я пожала плечами. К счастью, постепенно здоровый цвет возвращался к ее бледной коже.

— Нет, Даффи, я так не считаю. На, выпей чаю, — я порылась в рюкзаке в поисках термоса. Налив горячий чай, всунула все еще подвисшей подруге в руки чашку.

— Пей! — строго скомандовала. Как ни странно, приказной тон сработал. Отпив несколько глотков, Дафна успокоилась.

— Как ты не побоялась сюда сунуться в одиночестве? — Дафна смотрела на меня со смесью восхищения и осуждения. — Неужели, не опасаешься встретить призраков?

— А чего их бояться? Они мертвы. Бояться стоит живых, — ответила мрачно, многозначительно стрельнув злобным взглядом в кота. Тот демонстративно потянулся и начал медленно спускаться.

Наконец, и Дафна заметила черного засранца. Забыв о своем страхе, она кинулась к "милому котику" наперерез.

— Морана! Смотри, какой миленький! Какой хорошенький! Ути-пути, — захватив животное в плен стальных объятий, она с улыбкой победителя повернулась ко мне. Поглаживая кота между ушками, подруга заговорила:

— Ты видела его раньше? Как его зовут?

— Видела, — коварно улыбнулась я, глядя в желтые глаза присмиревшего хищника. — А зовут его… Валерьян Гамильтон Йорик Ланселот. Не делай круглые глаза, он о-о-очень породистый!

Я засмеялась, глядя на полную негодования мордочку. Решив добить его, продолжила уточнять.

— Но мы его зовем Валерик. Да, Валерик?

Кот протяжно мяукнул и зажмурился, отворачиваясь от меня. Дафна покосилась на кота, затем в мою сторону, потом опять на кота.

— Да уж, у того, кто дал ему имя с фантазией проблем не наблюдалось. Бедный котик!

Она почесала ему шейку, и тот замурчал.

Я пожала плечами, решив, что забав пока хватит. Благо, Даффи уже пришла в себя и о призраках не вспоминала.

— Ну что, приступим к уборке?

— Да, конечно, — аккуратно опуская кота на пол, подруга с готовностью подошла ко мне, забрав из рук тряпку.

Обозначив примерный фронт работ, мы приступили к уборке, на несклько часов позабыв о черном коте, который следил на нами с мрачным недовольным видом.

21. Сундук сокровищ

Наверное, прошло около двух часов. Взмокшие от уборки, уселись прямо на очищенный минутами ранее коврик.

— Держи, — протянула подруге бутерброд с ветчиной. Та с горящими глазами схватилась за хлеб. Мой желудок напомнил о себе и я, не дожидаясь пока Дафна нальет в крышку термоса чай, откусила большой кусок от своего бутерброда.

— Вку-у-сно! — протянула подруга, пережевывая пищу. На наши довольные урчания прискакал дремавший ранее на кресле кот. С видом голодного зверя он уставился на меня, а затем, сообразив, что я еще не простила шутку над подругой, повернулся к Дафне.

— Маленький, тоже кушать хочешь? — проворковала подруга, отщипывая от ветчины небольшой кусочек. Положив на ладошку, протянула к черному мокрому носу. Кот довольно замурлыкал, аккуратно слизав угощение.

А я представила, что этот "кот" в своем человечеком обличии стоит на четвереньках и вылизыват руку подруги. От нахлынувшего приступа смеха я подавилась кусочком хлеба. Даффи остервенело постучала по спине, а у меня на глаза навернулись слезы. Успокоившись, сделав глоток чая, я просипела:

— Даффи. ты же знаешь, что это неправильная помощь при попадании пищи в дыхательные пути?

— Угу, знаю, — закинув в рот остаток бутерброда, ответила подруга. — Но, прости, это уже на уровне инстинктов!

Разведя руками, она потянулась к термосу. Я еще немного прокашлялась, прочищая горло, и встретилась взглядом с котом. Тот пытался изобразить вопрос своей кошачьей мимикой. Я многозначительно возвела глаза вверх и улыбнулась.

— Эй, Морана?! — кажется, изменения на моем лице не остались незамеченными подругой. Вот же гадство! — Ты чего это тут гримасничаешь? Кота дразнишь?!

Я чуть не захлебнулась чаем, вытаращив глаза на Дафну. Отставив чашку с видом великосветской дамы, произнесла томным голоском:

— Ты за кого меня принимаешь? Что бы я? Да кого, — кота?! Я похожа на умалишенную?

— Не обижайся, подруга, но периодически у меня возникают подобные предположения, — хихикнула Дафна. Кот хрюкнул и мелко задрожал, даже не пытаясь скрыть своего "смеха"! Гад пушистый, я же о его шитой белыми нитками конспирации беспокоилась! Дафна перевела строгий взгляд на кота и с интересом протянула:

— Эй, а он у тебя здоровый? Коты страдают эпилепсией?

Новый взрыв хохота сотряс остатки пыли вокруг нас. Кот просто упал на спину, задергав лапками, как перевернутый ботинком крупный майский жук. Дафна непонимающе смотрела на валяющуюся по полу меня, на кота, потом снова- на меня и на кота. Потом осторожно встала и отошла к ступеням.

— Морана, мне кажется, здесь какая-то странная пыль. Может быть, грибные споры отравляют разум? Ты ведешь себя как пьяная! Да и кот этот странный…

Слова подруги заставили взять себя в руки. Я вспомнила, что и у самой мелькали такие догадки, а потом… потом я узнала, что кот вовсе не кот. Тааак, пора бы этому "духу" тоже вспомнить о своей тайне!

Пнув ботинком дрожащего от смеха кота, я встретила его затуманенный взгляд. Кивнув ему на стоящую у лестницы подругу, я скривилась в ухмылке. Тот моргнул пару раз, затем взгляд его стал осознанным. Гордо встав с пола, он отряхнулся от налипшей к черной шерсти пыли и отправился к лестнице. Очевидно, как обычно, в комнату с камином собрался!

Дафна молча следила за котом, посторонившись, чтобы дать ему пройти мимо.

— Морри? — без следа былого веселья спросила она. — Что происходит?

— Да брось, все хорошо! Ну, посмеялись немного! Валерик немного с прибабахом- но кто его винит? Тут даже с крысами не пообщаешься, кругом одна пыль.

— А почему ты не забираешь его в дом бабушки? — задала вполне разумный вопрос Дафна. Я в очередной раз подивилась, почему такие мысли не приходили в мою голову?

Но сейчас я должна была придумать ответ, который бы успокоил чересчур внимательную подругу. Пожав плечами, ответила с делано небрежным видом.

— А я и забирала. Но он почему-то всегда возвращается в поместье. Видимо, ему здесь нравится. Прихожу вот, покормить.

— А бабушка твоя тоже, получается, его подкармливала?

Я кивнула. Интересно, а бабушка знала, кто на самом деле скрывался за кошачьей личиной?


Мы безмолвно следили за удаляющимся котом, пока черный кончик хвоста не скрылся за облупленной стеной. Потом, словно очнувшись от дурмана, посмотрели друг на друга. Первой заговорила я.

— Слушай, а давай отложим уборку. В самом деле, никуда пыль не убежит! Я давно хотела посмотреть, что скрывают здешние комнаты!

Ответом мне были засиявшие азартом глаза подруги. Она кивнула и сделала шаг в сторону, пропуская меня вперед.

— Веди меня, мой огонек!

Я засмеялась, перескакивая через ступеньки. На этот раз мы пошли в противоположную сторону от спальни, где прятался кот. Эта часть поместья выглядела более разрушенной, но именно туда меня тянуло со страшной силой. Во мне снова проснулся Индиана Джонс, даже незатейливая мелодия заиграла в голове. Повинуясь шаловливому настроению, достала мобильник и быстро нашла нужный трек.

"Ту-ту-ду-туу! Ту-ту-дууу! Ту-ту-ду-тууу! Ту-ту-дуу-туу-туу…"

— Морана? — улыбаясь, покосилась на меня подруга. Я хихикнула, отсалютовав Дафне невидимой шляпой.

Под веселый мотивчик мы пробирались через хаотично поваленные балки, куски стен и обоев, обломки картин и чего-то еще, плотно укрытого паутиной и пылью. Несколько раз громко чихнув, я остановилась около закрытой двери.

— Готова? — с огоньком в глазах спросила чертыхающуюся подругу, которая как раз в этот момент вытаскивала застрявшую между деревяшками ногу.

— Угу, — мрачно ответила Дафна, не поднимая глаз от своего сапога. Я пожала плечами и на финальном "Ту-ту-ду-ду, ту-ду-ду!" толкнула дверь. Сначала ничего не произошло, только скрежет заржавелого железа о дерево процарапал ухо. Приложив больше силы, заставила дверь со скрипом поддаться. Ввалившись в комнату, я закашлялась от удушающе пыльного и затхлого воздуха. Помахав перед собой руками, попыталась освежить воздушные потоки вокруг себя. Сзади раздалось чертыхание Дафны, а затем последовал громкий чих.

— Одуванчики лесные, какого черта тут так воняет?! — возмутилась подруга, подойдя ко мне вплотную. Я пожала плечами, лишний раз открывать рот в этой комнате не хотелось. Казалось, даже на языке осела эта противная плесневелая пыль. Я поискала глазами окно и направилась прямиком к нему. Рванув пыльные портьеры, задержала дыхание. Мир вокруг окрасился белесой пылью, словно кто-то рассыпал на нас мешок старой муки. Я громко чихнула, зажмурив глаза, и на ощупь нашла ручку оконной рамы. Дернув ее что есть силы, распахнула окна и с наслаждением вдохнула морозный свежий воздух.

Комната озарилась мягким светом, пыль, которая была до этого в застоенном положении, пришла в движение. Маленькие ураганчики, потоки воздуха стали осязаемыми. Еще несколько раз чихнув, мы все же перешли к осмотру комнаты.

Судя по всему, это была гостевая спальня. Кровать, стоявшая у одной из стен, была значительно скромнее той, которую я уже имела счастье лицезреть ранее. Рядом с кроватью стоял небольшой комодик, на нем под толстым слоем пыли угадывались вазочки, скляночки и маленькие фарфоровые фигурки. Рядом с окном нашелся небольшой столик с ящичками, надежно закрытыми замочком. В углу нашлось маленькое трюмо с овальным зеркалом в резной раме. Конечно, стальная поверхность была намертво залеплена паутиной и пылью.

(Примерное изображение комнаты)

Повернувшись назад, заметила какой-то короб у противоположной к кровати стене. Кивнув Дафне на находку, подошла к таинственному ящику. Оказалось, это был огромный вещевой сундук с резной крышкой и прорезями для замка, который, к слову, отсутствовал. Я встретилась с сияющими глазами подруги и мы одновременно схватились за крышку сундука, рванув ее наверх.

Поднявшийся столб пыли заставил зажмуриться, слезы покатились по щекам, в попытке защитить наши глаза от воздействия белесых микрочастиц. Оглушительно чихнув, принялись изучать содержимое сундука.

Я все еще не позволяла себе надеяться, что тот будет заполнен хоть чем-то, однако, нам повезло…

22. Не баронесса, нет. Графиня!

Осторожно протянув руку в сундук, я коснулась сложенной в аккуратную стопку ткани.

— Даффи, отойди, — тихо попросила я, открывая дневному свету припорошенную пылью ткань. Встряхнув несколько раз перед собой, развернула ее. Это оказалось верхнее платье, кажется, темно-зеленого цвета.

— Вау! — воскликнула Дафна. — Наряды! Я знаю, чем мы займемся сегодня!

Подруга запрыгала от радости, выхватив у меня платье. Я повернулась к сундуку, продолжая изучать его содержимое.

Через каких-то двадцать минут все хранившееся в сундуке сокровище было разложено на покрывале гостевой кровати. Мы с изумлением и искренним девичьим счастьем в глазах изучали несколько красивых платьев века этак 18–19.

Мне понравилось бледно-бежевое, слишком простое, чтобы быть парадным. Скорее всего, это был повседневный наряд, возможно, даже домашний.


Найдя в том же сундуке несколько корсетов и нижнее белье, я посмотрела на Дафну с молчаливым вопросом. Подруга кивнула, выбрав себе первое, темно-зеленое платье.

Мы чихали, отмахивались от кружащей вокруг нас пыли, пока перетряхивали ткань, неизвестно каким чудом сохранившуюся в превосходном состоянии, словно в том сундуке неведомая сила законсервировала их на многие десятилетия.

Когда Дафна закончила помогать мне с платьем, я сделала глубокий вдох, чувствуя непривычную стянутость в груди.

— Как бедные женщины в этом ходили? Это же не пару часов на балу, это всю жизнь! С утра до вечера! — воскликнула Даффи, проверяя на прочность плотный корсет, сидя на кровати и делая наклоны вперед. — Я до ноги с трудом достаю!

Я засмеялась, чувствуя, как с каждым вдохом легким становится все сложнее получать новую порцию воздуха.

— Баронесса Дафна, не соблаговолите ли пройтись в сад? — изображая ленивый высокомерный тон, спросила я у подруги, все еще тщетно пытающейся дотянуться до подошвы своего ботинка.

Распрямившись, словно возвращающая свое исходное положение пружина, она кокетливо подмигнула мне и поправила очки.

— Эх, эти ***ные очки портят всю картину!

Я тихо хихикнула, так как подруга была права: в этом платье с толстой оранжевой оправой она смотрелась несколько нелепо. Да и прически наши мало подходили тому благородному образу, который производили эти наряды.

— Может, распустить волосы? — задумчиво протянула я, рассматривая свое отражение в наспех протертом зеркале.

— Морри, а ты сможешь? — хитро спросила подруга, намекая на отсутствие маневренности в этих нарядах. Я пожала плечами.

— Не попробуешь, не узнаешь наверняка.

Подойдя к трюмо вплотную, я попыталась поднять руки вверх. Чувствовала себя подобно шарнирной кукле, у которой вся амплитуда движений была резко ограничена возможностью нескольких шарниров. Кое-как, под смех Дафны, мне удалось стянуть резинку с волос и несколькими рваными движениями взбить волосы.

— Мда… — произнесла, разглядывая получившийся хаос. Отойдя подальше от трюмо, дабы не навредить своей бестолковой голове встречей с деревянной поверхностью, резко наклонилась вперед, упираясь руками в юбку в районе колен. Тряхнув волосами несколько раз, словно бешеная фанатка на рок концерте, я резко запрокинула голову наверх, едва удержавшись на ногах. Дафна валялась на кровати, громко и заливисто смеясь.

— Морана, ты бы себя видела! Жаль, телефон был далеко, такое видео собрало бы миллион просмотров!

Я злобно шикнула на подругу. Повернувшись к ней, уперлась руками в туго стянутые бока и повторила вопрос:

— Баронесса Дафна! Не изволите ли вы поднять свой великолепный пышный зад дабы спуститься в сад и совершить променад?

— Я бы с радостью, — перестав, наконец, смеяться, ответила подруга. — Но я не могу встать.

Она изобразила на лице выражение глубокой скорби. Я подавила в себе желание разразиться смехом. Протянув руку помощи, дернула Дафну на себя, едва не свалившись за ней следом. Но нам удалось принять более-менее устойчивое вертикальное положение. Манерно отряхнув верхние юбки, я открыла дверь, приглашая подругу выйти наружу. Дафна изобразила нечто, что должно было быть вежливым книксеном, и просеменила в коридор.

Пробираясь через завалы, мы держали юбки двумя руками, стараясь максимально поднять их вверх над неровностями пола.

Когда мы уже почти спустились с главной лестницы, меня привлек странный шум, исходивший откуда-то сверху. Осторожно повернув голову, чтобы не улететь от неловкого движения вниз по ступенькам, встретилась с ярко сияющими желтыми глазами кота. Тот весь мелко трясся, очевидно, в приступе смеха. Я высокомерно вздернула нос и аккуратно ступила на следующую ступеньку, плавно поворачивая голову вперед.

Крик Дафны слился с каким-то возмущенным и растерянным "мяу!". Моя пятка соскользнула с края ступеньки и я, взмахнув руками словно птица, потеряла равновесие. На мое счастье, большую часть лестницы мы уже преодолели, и высота падения была невелика. Однако, копчик все равно встретился с жетким каменным ребром, вызвав ослепительную вспышку боли. Притворяться дамой из высшего света как-то резко перехотелось.

— Морри, ты как? — взволнованный голос подруги отвлек от перечисления всех матерных слов которые имелись в моем словарном запасе. Я вяло кивнула, боясь пошевелиться.

Дафна протянула мне руку, чтобы помочь встать с лестницы. Я призвала всю силу воли, лишь бы не вскрикнуть от пронзившей пятую точку острой боли. Кое-как приняв устойчивое положение, начала отряхивать подол платья.

Черная морда оказалась у моих ног совсем незаметно. Его взгляд говорил о многом, однако, памятуя о своей маске, он только мяукнул несколько раз, подозрительно прищурив желтые глаза.

— Морри, он тебя что, отчитывает?! — с легкой смешинкой спросила Дафна, указав пальчиком на черную тушку в ногах. Я пожала плечами, бросая все силы на то, чтоб замаскировать простреливающую боль.

— Просто мяучит. Есть хочет, наверное, — прошипела я, осторожно ступая по направлению к оставленному на кресле рюкзаку. — На счет прогулки это я погорячилась. Надеюсь, ты не против испить чаю в комнате на втором этаже?

Я искренне не хотела снова преодолевать этого монстра лестничной архитектуры, однако мысль о единственной чистой кровати манила и звала, несмотря на отдающийся болью в копчик каждый шаг.

Кот осуждающе покачал головой и, разгадав мои намерения, широкими прыжками отправился наверх.

— Морри, ты точно в порядке? — поднимаясь следом за мной, с сомнением спросила Дафна, придерживая в руках термос. Я кивнула, не оборачиваясь назад. Слишком свежи в памяти были воспоминания о случившейся оплошности.

— Сейчас я тебе покажу самую великолепную комнату в поместье. Так что готовься восторгаться! — предупредила Дафну, поднимая юбки, осторожно шагая между обломков. Дафна неопределенно хмыкнула и продолжала сопеть позади, воюя с длинным подолом своего платья.

Когда я добралась до двери в спальню, пришлось остановиться и опереться о стену. Слишком тяжело мне дался этот подъем. Кот призывно мяукнул из спальни.

— Морана, ты меня, возможно, посчитаешь сумасбродкой, но что-то с твоим котом не чисто! — прошептала подруга, подходя ко мне. Я терпеливо ждала и молчала, наблюдая за сменой выражения лица подруги. Восхищение, восторг и искреннее удивление отразилось в ее глазах, я читала ее эмоции словно раскрытую книгу.

— Степной ковыль, это невероятно!

Я засмеялась, подталкивая Дафну внутрь комнаты. Кот позаботился о камине, и в том уже лежали готовые к розжигу поленья. Я обрадовалась, что он не оставил улик и не зажег древо раньше времени. Поискав взглядом спички, поняла, что их попросту не было! Многозначительно скосив глаза, указала ему на камин. Кот еле заметно кивнул. Неторопливо проплыв к решетке камина, он уселся около кочерги и прикрыл глаза, на миг превратившись в живую статую. Спустя несколько мгновений кот в один прыжок вернулся на кровать, оставив после себя на полу большой короб с длинными толстыми спичками. Я выдохнула, отмечая, что Дафна не заметила легкого обмана.

— Ботаник-переучка, можешь помочь? — обратилась к подруге, кивая в сторону поленьев.

— С чего такие оскорбления? — насупилась Дафна. Я все еще боролась с улыбкой всякий раз, как окидывала фигуру подруги целиком. Настолько сильно очки с толстой цветной оправой противоречили ее облику красивой стройной дворянки!

Подобрав юбки вокруг себя, она опустилась у камина, утонув в зеленом облаке плотной ткани.

— Знаешь, мне все меньше нравится эта мода на корсеты, — чиркнув спичкой, сказала Дафна, которой лишь с третьего раза удалось опустить горящую щепку в углубление между поленьев. — Раньше, глядя на картины и рисунки дам в пышных платьях, я завидовала тому времени. Мне казалось, что это была самая женственная, роскошная мода. Но! Как же они, бедные, жили в таких условиях?

— Даффи, у них не было другой реальности. Не с чем было сравнить. Это мы избалованны хорошим, удобным бельем, комфортной одеждой и прочими удобствами…

Я осеклась, почувствовав на себе пристальный взгляд кота. Так и тянуло показать ему язык, но не хотелось показаться в глазах подруги еще более придурковатой.

Огонь в камине уютно затрещал, облизывая язычками пламени сухое дерево. Дафна откинулась на резную балку кровати, все еще оставаясь на толстом ковре внизу.

— Не хочешь забраться на кровать? — похлопывая по красному покрывалу, спросила я. Дафна лишь покачала головой.

— Я не могу встать, Морри. Да мне и здесь хорошо, — прикрывая глаза, ответила подруга. Молча протянув в мою сторону термос, она разжала пальцы, едва ощутила мой перехват.

Я налила в крышку термоса ароматный чай и подала ее подруге.

— Нужно было брать вино, — с грустью сказала Дафна, сделав осторожный глоток все еще достаточно горячего напитка. Я улыбнулась, отставив термос на тумбочку у кровати. Откинувшись на подушки, позволила телу расслабиться.

— Тут так хорошо… — еле слышно сказала подруга минутами позже.

— Да, — довольно протянула я, переворачиваясь на живот. От этого легкого движения копчик снова напомнил о себе. Скривившись, уткнулась лицом в подушку. Внезапно я почувствовала себя такой уставшей, хотелось просто лечь и заснуть. Я усиленно поморгала, борясь с неожиданным приступом странной дремы.

— Даффи, как ты?

— Хррр… — было мне ответом. Нехотя приподнявшись на руках, подползла к подруге. Та беззастенчиво спала, уронив пустую чашку на юбки.

Возмутиться я не успела, так как внезапно веки потяжелели, и руки стали ватными. Уронив голову на мягкую кровать, я с наслаждением закрыла глаза, отдаваясь в объятия спокойного сна.

Где-то на границе сознания, в каком-то вязком полусне, я услышала спокойный голос моего "кота":

— Наконец-то они заткнулись! Как же я люблю тишину…

23. Не спящая красавица

Резкий звон металла заставил вынырнуть из темного омута сна. Растирая сонные глаза кулаками, пыталась сообразить: где я? Сколько времени? И какого черта вообще тут происходит?

Вялое бормотание откуда-то снизу вмиг вернуло трезвость мыслей.

— Дафна? Ты в порядке?

— Ммм… — промычала подруга, протянув руку к резному столбику кровати. Следом за рукой появилась и сама сонная моська.

— Ты в порядке? — обеспокоенно повторила свой вопрос, окидывая быстрым взглядом комнату. Поленья в камине тихо тлели, но в спальне было очень тепло. Я бы сказала, даже душно. Кроме легкой головной боли, никакого дискомфорта я не ощущала. Еще раз проверив спальню, убедилась, — кота там нет.

— Я в порядке, — наконец смогла ответить Дафна, поднявшись во весь рост. — Только не могу понять, какого ядовитого плюща мы уснули? Ты в чай травки никакие не добавляла, случайно?

И взгляд такой, осуждающе-подозрительный. Я мигом смекнула, кто истинный виновник нашего внезапного желания отдохнуть в хозяйских покоях, но не говорить же Дафне про "духа"?..

— Не знаю, Даффи. Чай из запасов бабуленьки. Может там и был легкий успокаивающий эффект, который просто наложился на нашу усталость, плюс эмоциональный перегруз…

Перекатившись по кровати, скинула ноги на пол и аккуратно встала. В голове все еще немного шумело.

— Морри, а где твой чудо-кот? — внезапно вспомнила о пушистом гаде подруга. Я пожала плечами.

— Должно быть ушел по своим делам. Я не сказала бы, что он большой любитель компании.

В голове же, перескакивая друг дружку, выстраивались в очередь все матерные слова, которыми за 25 лет обогатился мой лексикон. Хотелось наказать гада, отомстить ему, чтобы неповадно было свои колдовские фокусы на нас отрабатывать. Только вот как это организовать, пока упорно не придумывалось. Ну ничего, еще повоюем, мистер длинные усы!

От былого веселого задора не осталось и следа. В торжественном молчании мы помогли друг другу освободиться от плена тугой ткани. Аккуратно положив свое платье в сундук, я разогнулась в спине и с удивлением обнаружила, что копчик перестал болеть. Вообще!

"Неужели, этот наглый кот способен на великодушные поступки и сострадание?" — мелькнула в голове мысль, которую тут же отогнала. Я все еще злилась на пушистого. Посмотрев на часы в телефоне, поняла, что проспали мы с Даффи около четырех часов.

— Козел, — зло выплюнула в тишину. Подруга посмотрела на меня с искренним удивлением.

— Ты что-то сказала?

— Тебе показалось, — процедила сквозь зубы, даже не пытаясь придумать отмазку. Я знала, что Дафна прекрасно расслышала мои слова. Но на придумывание алиби для "духа" у меня не было ни сил, ни желания.

Спустившись на первый этаж, мы так же молча собрали оставшиеся средства для уборки, сложив их в один угол.

— Надо купить несколько швабр и метелку, — размышляя вслух, отметила я. Дафна кивнула, соглашаясь со мной.

— Ну что, пойдем? — окинув в последний раз грустным взглядом почти чистый холл, спросила подруга.

— Да, нам есть еще чем заняться в деревне.

Закрывая поместье, я заметила боковым зрением темную тень вверху злосчастной лестницы, но когда, придержав дверь, посмотрела туда прямо- никого не обнаружила. Пожав плечами, захлопнула ее без сожаления. Ключ скользил как по маслу, с глухим щелчком запечатывая старинный дом.

На улице уже сгущались фиолетовые сумерки.

— Как ты смотришь на посещение местного бара? — спросила подругу, звякнув тяжелым замком на кованых воротах. Дафна равнодушно пожала плечами.

— Если честно, чувствую в душе какую-то опустошенность. Но, в принципе, я не против развлечься. Надеюсь, здесь подают вкусный глинтвейн.

— Я тоже, — улыбнулась подруге, хватая ее под локоток. Твердым шагом отправились в сторону темнеющей на горизонте деревни. За спиной протяжно завыл волк, заставив меня вздрогнуть. Неприятный холод пробежал мурашками вдоль спины.

.


— Что это, Морана? — шепотом спросила Дафна, испуганно озираясь по сторонам.

— Не знаю, но нам лучше убираться отсюда поскорее, пока совсем не стемнело!

Ускорив шаг, поспешили к людям, старательно избегая темнеющих хвойных зарослей.


Нас встретил типичный полумрак паба. Деревянные стены, длинная широкая барная стойка, высокие простые стулья и несколько круглых столиков. В углу стоял древний музыкальный автомат. Дафна присвистнула, увидев это чудо.

— Он работает? — с каким-то благоговейным трепетом спросила она у бармена, натирающего поверхность барной стойки белым вафельным полотенцем. Тот кивнул, откладывая белую ткань.

— Чего желаете?

— Два глинтвейна, пожалуйста, — ответила за подругу, присаживаясь на высокий хокер. Мужчина кивнул, закидывая полотенце на плечо. Я на несколько мгновений выпала из реальности, наблюдая за быстрыми отточенными движениями бармена. Словно фокусник, он из ниоткуда доставал ингредиенты и аккуратно творил чудо в двух больших бокалах. Дафна же ушла изучать музыкальный автомат, надолго потерявшись в выборе песни.

Бармен молча поставил передо мной бокал с горячим напитком. Я благодарно кивнула и сделала маленький глоток. Вино оказалось нужной температуры- не обжигало, но и не было еле теплым. Слизнув с губ вкус корицы с мускатным орехом, я довольно зажмурилась. После прогулки по морозному воздуху и ледяной заснеженной дороге горло нежно обволакивало теплом.


— Даффи! — позвала подругу, постукивая пальцами по стулу рядом со мной. Подруга еле оторвалась от автомата. Подскочив к стойке, она кинула быстрый взгляд на меня, бокалы, а потом на бармена.

— Простите, не могли бы вы разменять купюру? — обратилась подруга к нему, вытаскивая пятьдесят крон.

— Конечно, вам для автомата? — уточнил бармен, изящным движением забирая купюру с натертой поверхности барной стойки. Дафна кивнула и улыбнулась. Получив заветные монеты, она шмыгнула к автомату, так и не притронувшись к своему глинтвейну.

Спустя пару минут небольшое помещение заполнили звуки волшебного голоса короля Рок-н-рола. Под веселые аккорды "Viva LasVegas", пританцовывая на каждом шаге, Дафна вернулась ко мне и, наконец, взяла свой бокал.

— Отличный выбор! — отсалютовав пустым бокалом, который в этот момент натирал вафельным полотенцем, бармен подмигнул подруге.

— Вкусно, — отметила Дафна, ставя бокал на салфетку. Я кивнула, продолжая смаковать терпкое вино.

— Знаешь, а тут неожиданно хорошо оказалось, — задумчиво протянула подруга, окидывая взглядом барчик.

— Тут вообще волшебно, — заметила я, имея в виду не столько бар, сколько сам Лимфейн. И Дафна меня поняла.

— Я бы хотела здесь жить. Но только, — она предупреждающе подняла палец вверх, — при условии стабильного интернета, удаленной работы и….

— Мужчины? — подмигнув подруге, добавила я.

Дафна ненадолго замолчала, погрузившись в себя. Я знала, что она вспоминает Курта. Могла поспорить на что угодно, сейчас в голове подруги мелькали фантазии на тему, впишется ли Курт в картину, нарисованную ею ранее. И, судя по сверкнувшим глазам, увиденное ей не понравилось.

— Скучаешь по нему? — мне не было нужды называть имя, мы понимали друг друга с полуслова.

— По Курту? — отозвалась Дафна. — Думала, что скучаю… Но теперь… Не знаю.

— Даже так? — удивилась я. Мне казалось, что подруга уже вышла на финишную прямую к замужеству. Но глядя на немного растерянное выражение лица Даффи, я начала сомневаться в своих выводах.

— Ой, да фиг с ним! Сейчас мне хорошо, не хочу ни о чем думать! — взяв бокал, она сделала большой глоток.

Я промолчала, признавая право подруги самой решать свою личную жизнь. Бармен, до этого тактично отошедший в другую сторону барной стойки, вернулся и теперь профессиональным взглядом изучал публику. Посмотрев в наши бокалы, кивнул на них и спросил:

— Повторить?

— Да, пожалуй… — кивнула, прежде чем Дафна хоть что-то сказала. Она лишь повернулась ко мне с улыбкой.

— Кутим?

— А то! Отпуск у нас или как?

Я тихо хихикнула. Внезапно телефон подруги завибрировал. Я вопросительно подняла брови, кивнув на экран, с молчаливым вопросом: "Кто?"

24. Планы меняются

Дафна шикнула на меня и превратилась в слух.

— Да…ага, конечно…Не знаю, надо спросить, но думаю… Да, хорошо. Сколько?.. Ну, даже не зна-а-аю… Ладно, я поговорю с ней. Позвоню через полчаса. Пока!

Повернувшись, наконец, ко мне, подруга встретилась с моим любопытным взглядом.

— Ну что? Кто это был? — пришлось озвучить свои вопросы, так как Дафна продолжала упорно молчать.

— Даже не знаю, как сказать, — начала подруга, явно стараясь подобрать нужные слова. — Это был Оливер.

— Что-то случилось?

— Ага. Сорвалась бронь на 31 число. Домик в горах уже занят, и освободится только после Нового Года.

— И? — я начала уже догадываться, куда клонит подруга, но это вытаскивание клещами из нее информации начинало порядком раздражать.

— Короче, Оливер хочет приехать сюда и притащить с собой свою компанию из пяти человек, — выпалила на одном дыхании Дафна. Я стояла, раскрыв рот от удивления. Нет, можно было догадаться, что Олли напросится к нам, учитывая изменение его планов. Но чтоб и компанию свою притащить?! Даже если бы я была законченным альтруистом, у меня просто не было столько свободного места! Именно это я и сказала подруге. Дафна пожала плечами.

— Насколько я поняла, они готовы поселиться в палатках, главное- наличие горячей еды и выпивки под боком.

— Походники?

— Типа того, — Дафна вертела в руках телефон, прикидывая шансы друга на проведение совместного Нового Года.

— Но куда их определить? Даже учитывая палатки? Не на проселочной же дороге им разбивать лагерь?

— Боюсь, Оливер вспомнил про твое поместье и прилегающие к нему земли. Он намекнул, что они могли устроиться там…

Я закрыла глаза, пытаясь понять, нужны ли мне новые проблемы.

— И когда они приедут?

— Думаю, дорога займет сутки. Если ты дашь согласие, — Дафна внимательно посмотрела на меня, пытаясь понять ход моих мыслей. — Ты же понимаешь, что ничего ему не должна?

— Понимаю, — кивнула. — Но это же Оливер!

— Именно. Ты помнишь, чем закончились последние совместные праздники за городом?

О, да! Я помнила. Мне пришлось проторчать в больнице несколько недель, а потом еще и дома пролежать месяц, пока сросся перелом.

— Надеюсь, в этот раз все обойдется! — я пожала плечами, надеясь на новогоднее чудо. Дафна скептически покачала головой.

— Так что, давать добро?

— Да, фиг с ним. Пусть едут! Только предупреди, что за свою еду и прочее они платят сами. Я не занимаюсь благотворительностью.

— Моя девочка! — с гордостью ответила Дафна, похлопав меня по плечу. Взяв свой бокал, она отошла с телефоном подальше, чтоб шум музыкального автомата и веселых гостей не мешал разговору.

Я сделала глоток, согревая горло. Бармен изобразил сочувствие, когда наши взгляды встретились.

— Если что, мы работаем круглосуточно, — и подмигнул мне. Я вяло улыбнулась, предчувствуя бурные выходные.

Когда Дафна вернулась, глаза ее сияли.

— Я уговорила Оливера взять с собой всяких гирлянд, украшалок- будут творить праздник под открытым небом! Они даже генератор возьмут с собой для этих целей!

— И правильно! Я не уверена, что в поместье есть электричество. Кстати, надо будет проверить! — ответила подруге.

— Главное, не показывать им поместье изнутри. А то не прогонишь же их потом никакими метелками!

— Я уже об этом подумала. Ты Оливера предупредила?

— Намекнула, — хитро улыбнувшись, ответила Дафна. — Я сказала, что поместье не общественный музей, и посторонних туда пускать никто не будет.

— Он обиделся?

— Неа, я думаю, он был так рад, что ты спасла их Новый Год, что согласен на какие угодно условия. Нужно было требовать Моэт!

— Да ну тебя, — отмахнулась от подруги, но улыбнулась все же искренне. — И когда приедет эта делегация Санта-Клауса?

— Как я и говорила, им нужны сутки. Но там пока все соберутся, выезжают вечером 29 декабря. Значит, у нас будут вечером 30, или даже утром 31.

— Их проблемы! — я допила глинтвейн и поставила бокал на салфетку. Бармен взглядом спросил, нужно ли повторить. Замявшись на секунду, я утвердительно кивнула. — У меня тут появилась мысль. Раз уж ребята будут праздновать Новый Год в лесу, давай подготовим поместье для нашей ночевки там? Отметим с ними, а потом смоемся в теплый уютный дом?

— Я люблю тебя, Морана! — Дафна подскочила ко мне и обняла до хруста косточек.

— Эй! Аккуратнее! Сломаешь меня раньше времени- никакого Нового Года в поместье не будет! Ни у тебя, ни у компашки Олли.

— Все, все! — подняв руки вверх, подруга отсела на свой стул. — Украшать поместье будем?

Я задумалась. По факту, сносно убран только холл первого этажа, да хозяйская спальня. У нас в запасе было несколько дней и, теоретически, мы вполне могли успеть подготовить еще одну комнату, чтобы спать не на одной кровати.

— Думаю, можем попробовать.

— Уиии! — обрадовалась Дафна, заерзав на стуле от нетерпения. — Я готова начинать хоть сейчас!

Я молчала. Чем больше я пила, тем сильнее меня тянуло в поместье. И это мне совсем не нравилось.


Отправиться в поместье сейчас, когда за окнами вовсю хозяйничала ночь? Еще раз посмотрев на Дафну, покачала головой.

— Нет, Даффи. Мы пойдем в поместье утром. Сейчас слишком опасно.

Но подруга, казалось, совершенно растеряла чувство самосохранения. Вскочив со стула, вытянув руку вперед, она застыла в позе "а ну-ка, все за мной!". Ее указательный палец был направлен в сторону выхода из бара.

— Не дрейфь! Ты же не одна пойдешь!

— Дафна! Нет! — строго рявкнула я, не двигаясь с места. Подруга сморщила личико и громко выругалась:

— Шипастая ты роза, Морана! Вечно портишь все веселье!

— Я напомню тебе завтра о твоих словах, Даффи, — не обращая внимания на злые слова подруги, я сползла с хокера и перехватила пальцы своего пьяного воина.

— Даффи, солнце мое, чего это тебя так раскочегарило с трех глинтвейнов? — я внимательно следила за лицом подруги. Раскрасневшаяся, с горящими безумием глазами, она выглядела так, словно выпила в одиночку бутылку крепкого алкоголя.

— Я-в-по-ря-д-ке! — по слогам заявила подруга. А потом так громко икнула, что услышали посетители даже в дальнем углу заведения. Я хлопнула себя по лбу в известном жесте "фэйспалма".

— Пошли домой, — устало предложила, удерживая подругу за выскальзывающие пальцы, за что была послана в дальнее босоногое пешее путешествие по лугам чертополоха.

— Я очень люблю твои красочные околоботанические ругательства, но всему есть предел!

Сжав руку вокруг кисти Дафны, я потянула подругу к выходу.

— Помощь нужна? — донесся со стойки спокойный голос бармена. Я кивнула головой, мол, сама справлюсь. Дотянувшись в последний момент до висевшего на спинке стула рюкзака, закинула его за плечо и выскочила на улицу.

Едва мы вышли за порог, как я пожалела о том, что не приняла помощь мужчины. Дафна рванула вперед, широким шагом разъезжаясь по тонкой ледяной корочке, коварно припорошенной свежим снежком. Пытаясь поймать равновесие, я была вынуждена отпустить кисть подруги, и та, показав истинное чудо эквилибристики, побежала вдоль укатанной дороги в сторону леса. Туда, где за пышными лапами елей скрывалось мое поместье.

Громко чертыхнувшись, помчалась за стремительно ускользающей в темноте подругой. Пытаясь догнать беглянку, рассерженно думала о том, почему такая разумная и адекватная девушка, как Дафна, становилась абсолютной дурочкой всего от пары-тройки бокалов. Вся ее рассудительность и зрелость мышления буквально расстворялась на дне бокала, являя миру красивую глупенькую куклу, лишенную даже зачатков разума.

Не знаю, что повлияло: морозный воздух, редкий срывающийся снег или странный хруст из глубины леса, — но Дафна внезапно остановилась, озираясь по сторонам. Я за полсекунды догнала подругу и, пытаясь восстановить заметно сбившееся дыхание, зло сверкнула глазами на Дафну.

— Ну что, добегалась?!

— Тш-ш-ш! — наглым образом прервала меня подруга, прислонив палец к моим губам. Я только сейчас окинула местность, где мы оказались. И, к моему сожалению, расстояние до поместья было вдвое меньше, чем уже проделанный путь из деревни.

— Ну что, рада? — зло прошипела я. — Теперь у нас нет выхода, придется ночевать в поместье.

Дафна притихла. Очевидно, разум стал потихоньку возвращаться к подруге, прихватив с собой в компанию его величество Стыд.

Мы пробирались вдоль дороги тихо, стараясь не дышать лишний раз. В памяти все еще было свежо воспоминание о волчьем вое совсем рядом.

— Морри, прости… — шепнула справа подруга. Я шикнула на нее, чтоб замолчала. Послышался горестный вздох.

— Потом извинишься. Когда будем в безопасности! — все же ответила я, едва шевеля губами.

Кованые ребра ворот все приближались. Я была очень рада, что в последний момент вспомнила о рюкзаке, иначе сейчас нам бы пришлось ой как не сладко.

Нащупав в темноте длинный ключ, дрожащей рукой попыталась попасть в замочную скважину. Удалось это сделать лишь с пятого раза. Наконец, с глухим щелчком замок открылся.

Скрипнули петли, с металлическим стоном створки ворот заскользили вперед, пропуская две замерзшие фигурки внутрь.

— Морри…

— Молчи! — прервала подругу, защелкивая замок на воротах. Впервые за последние полчаса я смогла выдохнуть с облегчением, почувствовав себя в безопасности.

Над головой внезапно пронесся ураган с вопросительным: "Карр?". Я криво усмехнулась. Как ни пыталась держаться сегодня подальше от поместья, а точнее, от таинственного "духа", а в итоге оказалась рядом с ним.

Спасибо, Даффи! Удружила!

25. Вопросы и ответы

— Мяу? — услышала сразу, как открыла дверь в холле. Дафна вела себя тише воды, ниже травы.

В холле было темно. Тусклый свет, пробивавшийся через окна, едва освещал расплывчатые границы предметов. Я достала фонарик и посветила перед собой. Кот сидел на нижней ступеньке лестницы и внимательно изучал непрошеных ночных гостей. Я пожала плечами на незаданный вслух вопрос.

— Морана, — начала снова Дафна. На этот раз я не стала ее останавливать. — Прости меня, я не хотела. Не знаю, что на меня нашло.

— Алкогольный угар? — услужливо подсказала я. — Ты пила еще что-нибудь, кроме глинтвейна?

— Нет, ты что?! — возмутилась подруга, опираясь на лестничные перила. — Чувствую себя как-то странно. Еще с того момента, как проснулась здесь, наверху.

В этот момент я поняла, что совсем забыла о том любопытном случае незапланированного отдыха. А что, если Даффи не виновата в своем неадекватном поведении?

С прищуром посмотрела на кота. Тот впервые не выдержал моего взгляда, разорвав зрительный контакт раньше меня. Это еще больше убедило в догадке. Мне нужно было поговорить с ним наедине, поэтому первым делом нужно уложить растерянную подругу спать.

— Я тебе верю, Даффи. Пойдем, устроимся на ночь. Утро вечера мудренее.

Дафна широко зевнула и молча согласилась с моими словами. В полной тишине мы прошлепали к хозяйской спальне. Я не знала, что мы увидим, открыв двери в комнату. До сих пор мне ни разу не приходил в голову вопрос: в каком виде существует "дух" когда никого нет рядом? От оживших красочных картинок обнаженного мужчины среди сбившихся простыней внезапно стало жарко.

"Да что происходит со мной, черт побери?!"

Уложив вяло сопротивляющуюся подругу на кровать, я посветила в сторону камина: кот успел заранее "погасить" пламя, но тепло все еще исходило от тлеющих поленьев. Я усмехнулась. У решетки, на том же месте, где мы их оставили, лежали специальные спички для розжига камина. Чиркнув несколько раз, вызвала огонь. Комната озарилась мягким теплым светом. Дафна уже спала, сладко посапывая на красной подушке. Я усмехнулась, почувствовав себя заботливой мамочкой, которая незаметно исчезает из детской, едва ребенок крепко заснул.

— Уснула? — голос снизу заставил вздрогнуть. Вот и "папочка" нарисовался. Я медленно повернулась к коту.

— Сейчас мы выйдем отсюда и ты мне все объяснишь, пушистая ты задница!

Кот молчал, даже не огрызнувшись в ответ. Значит, почувствовал свою вину. А это явное свидетельство того, что он где-то накосячил. Осторожно прикрыв дверь в спальню, вышла вслед за котом.

— В малой библиотеке есть камин?

— Есть, но им давно не пользовались.

— Сделаешь? — я ничего не уточняла, зная, что кот все поймет правильно. Он застыл, повернул голову в мою сторону и очень медленно кивнул. Нет, этот пушистый точно крупно проштрафился, иначе с чего такая покладистость?!

Открыв дверь в библиотеку, почувствовала характерный запах книжной пыли. Чихнув три раза, вытерла слезы с лица.

Кот смерил меня долгим изучающим взглядом, затем отошел в темный угол комнаты и замерцал дымкой. Спустя мгновенье я заметила в том месте очертания высокой мужской фигуры. Не выходя из полумрака, он издалека сотворил несколько воздушных пассов руками, от чего вся пыль из комнаты куда-то испарилась.

— Если тебе так легко убирать грязь и пыль, какого художника я несколько дней убила на холл?!

— Это не так просто. В былое время я мог спокойно убрать одним движением все поместье. Но силы мои с каждым годом идут на убыль. И тратить остатки магии на простую уборку не вижу смысла, тем более, когда это можно сделать руками.

— Особенно, если это делается чужими руками, — мрачно добавила я. Мужчина так и стоял в углу комнаты, скрывая лицо в густой тени.

— Все гораздо сложнее, чем тебе кажется, Морана. Отойди от камина на шаг, пожалуйста, чтоб я тебя не задел.

Я отскочила назад и, зацепившись за что-то тяжелое, начала падать. Уже знакомые сильные руки придержали меня за несколько сантиметров от пола. Телефон остался сиротливо валяться на полу, освещая резной потолок. Гордый профиль за спиной я смогла разглядеть весьма условно.

— Почему ты постоянно прячешь свое лицо? — спросила мужчину, стараясь не обращать внимание на приятные мурашки, разбежавшиеся по рукам к спине от прикосновений этого странного "духа" поместья к телу.

— Как много вопросов, — усмехнулся мужчина. Аккуратно опустив меня на кресло, — именно оно стало виновником моего падения, — он снова исчез в темноте библиотеки. Я раздосадованно подтолкнула ногой к себе телефон и, наклонившись, резким движением схватила пластиковый корпус, сразу направляя его в тот самый угол, где снова прятался "дух".

Вспышка магии встретилась с лучом света от фонарика, ослепив меня на короткое мгновенье. Я услышала потрескивание камина прежде чем мой телефон окончательно погас.

— Ай-яй-яй! Как некультурно! — раздалось из темного угла.

Пока я подбирала слова возмущения, черный кот запрыгнул на небольшой двухместный диванчик, стоявший аккурат напротив камина, по правую сторону от моего кресла.

— Морана, кажется, пришло время рассказать тебе о моем проклятии…

Я вся подобралась, наклонившись к коту поближе, дабы не упустить ни одной подробности.

— Все началось в тот треклятый день, когда я впервые увидел Лорелей на балу.

— Лорелей? — заломив бровь, спросила я. В любой темной истории все дороги ведут к женщине! Ох уж эти проклятия…

— Да, Лорелей. Ее имя было таким же красивым, как и она сама. Ярчайший экзотический цветок среди тысячи красивейших роз при дворе. Как мне удалось выяснить позднее, это был ее первый выход в свет. Но, как и многие присутствующие на том балу, я опоздал. Безбожно, бесповоротно, трагично…

— А можно чуть ускорить ту часть, где ты так убийственно страдаешь? Пойми, мне все жутко интересно, но ночь не бесконечная, и я все еще хочу спать. И, кстати! Ты мне так и не рассказал, что сделал с Дафной? Почему она вела себя так, словно в одиночку выглушила бутылку рома?

— Женщины! — закатив глаза, возмутился кот. — Все с твоей подругой нормально. Просто немного переусердствовал с силой магического воздействия. Если бы вы не поперлись в бар заливать свое "горе", даже ничего не заметили бы!

— Да как ты смеешь?! — начала было возмущаться я, но воворемя осадила себя. — Но почему тогда на меня твоя магия повлияла иначе? Мы выпили одинаковое количество глинтвейна. Заметь, не виски, не рома, или чего покрепче!

— Да какая разница? Хоть разбавленный водой сидр! Вся суть во взаимодействии алкоголя с остаточным магическим фоном, а не в крепости потребляемых напитков!

— Мы отвлеклись. Так почему я оказалась менее восприимчива к этому "взаимодействию"?

— Я не знаю, — просто сказал кот. — Возможно, к тебе я применил меньшее количество магии, а, может, вся причина именно в тебе…

— Ты на что это, кошачья морда, намекаешь? — насупилась я, чувствуя подвох в его недосказанности.

— Ни на что, дорогая Морана. Ни на что. Ты все еще желаешь узнать о проклятии, или мне сопроводить тебя в спальню? — глаза кота подозрительно сверкнули, отражая пламя огня.

— Рассказывай! Только умоляю, избавь меня от подробностей! — широко зевнув, перебралась на диванчик к коту. Как бы я не храбрилась, а спать все же хотелось, и бодрствовать становилась все сложнее. Хозяйским жестом отодвинув кота к краю дивана, едва не скинув того на пол, улеглась на диванчик, положив голову на закругленный мягкий подлокотник. — Теперь я готова слушать твой рассказ!

Кот пренебрежительно фыркнул, однако, не ушел. Пройдя по спинке дивана, он спустился к моему лицу. Крутанувшись на месте, улегся клубочком таким образом, чтобы мог с легкостью наблюдать за любыми изменениями моих эмоций. В нос ударил запах дыма и шерсти с тонким ароматом хвои и табака. Я с наслаждением вдохнула этот крышесносящий букет, прикрывая глаза.

— Хватит меня нюхать, — буркнул мне в лицо кот, защекотав усами по коже. Я не удержалась и почесала свой нос.

— Больно надо! Давай уже историю, а то я прямо сейчас засну.

Кот продолжил рассказ без вступлений:

— Лорелей была замужем. И, что самое неприятное, непозволительно счастлива. Она любила своего мужа до неприличия, ни капельки не утаивая свое чувство на людях. Нет, она не нарушала правил хорошего тона, нет. Но когда она смотрела на свооего мужа, словно во всем белом свете он был единственным мужчиной, глаза ее лучились самой искренней любовью. Он был Богом для нее…

Кот замолчал, видимо, погрузившись в свои воспоминания. Я ждала, затаив дыхание, точно слушала завязку захватывающего романа, боясь пропустить малейшую деталь, которая потом перевернет все повествование с ног на голову.

А кот, кашлянув, продолжил:

— Я захотел ощутить этот взгляд на себе, — увидев в моих глазах удивление, он пояснил: — Наверное, мне стоит рассказать о том, кем я был. Дело в том, что я тогда был в самом расцвете своей силы, могущественный маг и один из богатейших баронов при дворе. Конечно, свою силу я скрывал, но привык, что все мои желания исполнялись сиюминутно: будь то красивые женщины, загадочные артефакты или предметы искусства, привлекательные участки земель, редкие лошади и так далее. Лорелей мне сразу дала отпор. Мягко, но твердо сообщив, что в ее жизни есть только один мужчина — и это ее муж.

Кот встретился со мной недовольным взглядом.

— Не смотри на меня с таким укором. В то время, да и сейчас, если говорить откровенно, верность в браке была вещью эфемерной. Помани любую женщину дорогими драгоценностями, красивыми ухаживаниями и молодым сильным телом, — она тут же забудет о том, что буквально вчера старый священник обвенчал ее с другим мужчиной.

Я покачала головой, выказывая свое негативное отношение к подобным выводам. Но кот даже не взглянул на меня, продолжив свою речь:

— Лорелей дала понять, что у меня нет шансов ни за какие блага. Но… как говорил Карлос Кастанеда в своей книге «Второе кольцо силы»: "Нашим большим врагом является то, что мы никогда не верим в то, что случается с нами". Я не поверил ее словам, самонадеянно рассчитывая на свое обояние и деньги. Я намеревался сломить ее сопротивление в кратчайшие сроки, не гнушаясь самыми грязными способами и поступками…

****

Я хотела было уточнить, насколько низко пал этот "кот", но только раскрыла рот, как дверь в библиотеку тихо скрипнула.

26.Эта длинная ночь

— Морана, это ты? — в образовавшуюся щелочку просунулась сонная голова подруги.

— Даффи? — от удивления я вскочила с места, скинув кота на пол у камина. Тот благоразумно промолчал, лишь недовольно мяукнув, вильнул хвостом.- Ты проснулась?

— Да, пить захотелось, — подруга недоверчиво оглядела библиотеку. — Ты что, вместо сна решила заняться уборкой?

Сказать было нечего. Я криво улыбнулась.

— Не хотела тебе мешать. После нашей эмоциональной прогулки моя нервная система, очевидно, перевозбудилась. Чтобы не тратить времени зря, решила немного прибраться здесь. — я небрежным жестом руки окинула библиотеку, радуясь, что свет от камина не позволял разглядеть в поднробностях насколько чистой стала комната. В одиночку я и за несколько дней не смогла бы так убрать библиотеку.

— Ты собиралась спать здесь? — Дафна с опаской покосилась на маленький диванчик, с которого я так поспешно соскочила.

— Нет, ты что! — притворно возмутилась я. — Просто устала и прилегла ненадолго.

— С котом? — Даффи вяло улыбнулась. А я внезапно покраснела, понимая, кто именно скрывается под пушистой личиной.

Словно прочитав мои мысли, "кот" подошел к моим ногам и совершенно по-кошачьи потерся о мою ногу. Гад!

Я понимала, что еще немного, и мои нестройные объяснения рассыпятся как карточный домик под гнетом суровых реалий. Нужно было срочно спасать положение. Я схватила руку подруги и потянула ее прочь из библиотеки.

— Даффи, пойдем уже спать? Я о-о-очень устала! — для достоверности несколько раз заразительно зевнула. Дафна вяло согласилась, и я послала богам благодарственные молитвы.

Уже закрывая дверь в спальню, я потянулась скинуть кардиган, как Дафна заставила меня застыть на месте, задав вопрос:

— А камин в библиотеке ты гасить не собираешься?

— Эээ… — я замялась, не зная, как выкрутиться. — Совсем заработалсь. Сейчас вернусь, ложись.

Подруга не стала спорить. Послушно подойдя к кровати, начала стягивать штаны. Оглянувшись назад, я заметила открытый термос на прикроватной тумбочке. Как хорошо, что рюкзак оказался в комнате, и Даффи смогла утолить жажду не шастая по поместью в темноте!

Шикнув на кота, указала взглядом, чтоб пошел со мной. Нечего ему тут на девушек раздевающихся заглядываться! С его-то замашками!

Кот фыркнул, но послушно засеменил вслед за мной. Вернувшись в библиотеку, я послала хвостатому злобный взгляд.

— Мы с тобой еще продолжим наш разговор. А сейчас слушай меня внимательно! Никаких подглядываний! Это Дафна, наивная душа, не знает, кто скрывается под личиной наглого кота. Но я-то в курсе, кто есть кто! Так что, попрошу, веди себя как положено джентльмену.

— Морана, я не джентльмен! И, признаюсь, мне интересно посмотреть, что скрывается под этой мешковатой одеждой.

Если бы у меня была под рукой подушка, я бы с радостью швырнула ее в наглую кошачью морду.

— Ты видел, что скрывается под моей, как ты выразился, мешковатой одеждой!

— Если ты о вашем импровизированном дефиле в платьях, то боюсь тебя разочарую, — он таки увернулся от брошенного в его сторону диванного валика, который я откопала на дальнем кресле. — Тебе ли не знать, как умело подобранный корсаж и жесткий китовый ус способны чудесным образом преобразить любую, даже самую непримечательную женскую фигуру?

Сказав эти слова, кот нырнул под диванчик, справедливо опасаясь возмездия.

— Я предупредила тебя, блохастый! А теперь, туши костер, гаси свечи!

Кот издал странные фыркающие звуки, все еще прячась от меня в узкой щели между днищем дивана и полом.

— Я пошла. Чтоб и не думал возвращаться в спальню раньше, чем через пятнадцать минут!

Не дожидаясь ответа кота, я вышла из библиотеки. Сделав несколько шагов по коридору, вынуждена была остановиться. Внезапный зов природы спутал все мои планы. Скрипнув зубами, повернулась обратно. В щелочку приоткрытой двери я разглядела фигуру мужчины, сидящего у камина. Он откинулся на спинку дивана и пристально следил за языками пламени, исполняющими свой огненный танец на чернеющем дереве. Неровный свет огня освещал его гордый профиль, придавая мужчине еще больше таинственности. Я бы могла любоваться им еще долго, но снова мое тело меня подвело. Громкое урчание в животе привлекло внимание мужчины. Он резко дернулся и вскочил с дивана, продолжая держаться так, чтобы правая сторона лица всегда оставалась в тени.

— Что ты хотела? — его голос звучал резче, чем обычно. Видимо, мне в кои-то веки удалось его застать врасплох, и он был этому совсем не рад. Смущаясь, я все же заставила себя признаться в постыдном желании:

— Прости, что испугала тебя, но я поняла, что мне нужно… как бы это объяснить…

— Туалет? — внезапно мужчина оказался слишком догадливым. Я молча кивнула, радуясь, что полумрак комнаты скрывает мои резко заалевшие щеки.

— Вторая комната после спальни, прямо по коридору.

— Спасибо, — просипела я, стремительно покидая мужчину. Мне показалось, что он тихо засмеялся, оставшись в одиночестве.

****

Нужную комнату я нашла быстро. К моему искреннему сожалению, там было темно как в… пещере мамонта. Я было обрадовалась, что телефон все еще лежал в кармане штанов, но вспомнила о том, что кот его вырубил еще в библиотеке. С опаской щелкнула кнопкой включения и не смогла сдержать вздоха облегчения — экран мягко засветился.

Разглядывать сантехнику поместья не было желания, поэтому, быстро сделав свои дела, я с радостью вернулась в спальню. Дафна снова спала, чуть посапывая на большой подушке. Прикрыв за собой дверь, я быстро скинула одежду, оставшись в одном нижнем белье. Пока я размышляла, с какой стороны мне лечь, так как Дафна улеглась аккурат посередине кровати, краем уха услышала скрип половицы. Откинув размышления в сторону, остановилась на ближайшей ко мне стороне, нырнув под тяжелое теплое одеяло. Высунув нос наружу, увидела входящего черного кота.

Он застыл в изножье кровати на несколько мгновений, словно размышляя, куда ему ложиться, и затем прыгнул прямо на мои ноги. Я тихо шикнула, выражая свое недовольство, но он проигнорировал мои возмущения. Мягко ступая по одеялу, кот добрался до моих обнаженных плечей, выглядывающих из-под красной ткани.

— Спи уже, трусиха! — еле слышно проворчал кот, укладываясь рядом со мной, по-человечески положив голову на подушку, а туловище — на кровать. Только что одеялком не укрылся! Но я не подарила ему этой радости, опасаясь пускать волшебного недокота к себе под бок.

— Спасибо, — прошептала ему в ответ, благодаря за камин, за туалет и за компанию. Он не ответил, лишь ткнулся мокрым носом в мое плечо.

Интересно, а это считается поцелуем?

27. Подготовка к встрече гостей

27 декабря, поместье Лимфейн кастели.

Мне снились странные сны. Я то бежала куда-то, то и дело падая на неровный пол, то металась в запертом наглухо помещении, отдаленно напоминающем малую библиотеку в поместье, а то и вовсе тонула под толстым слоем льда на озере. Проснулась внезапно, резким движением сев в кровати. Невидящим взглядом смотрела перед собой, медленно приходя в себя. Огонь в камине все еще догорал, Дафна спала как убитая. Мне оставалось только позавидовать спокойствию подруги. Мое сердце стучало с такой скоростью, словно я пробежала стометровку с адскими гончими за спиной.

— Кошмары? — от тихого голоса, прозвучавшего откуда-то снизу, я чуть не закричала, но вовремя вспомнила о коте. И тут же ощутила, что одеяло больше не защищает мою грудь, едва прикрытую тонким кружевом. Бросившись обратно на подушку, натянула одеяло до самого подбородка, смущенно косясь в сторону кота.

— Ой, было бы чего стесняться! — тихо сказал тот, сделав только хуже. Теперь к моему стыду прибавилось лютое раздражение и обида.

Не собираясь отвечать на подлые замечания, я просто повернулась к коту спиной, столкнув его попой на пол. Услышав звук шмякнувшегося о деревянную поверхность тела, довольно улыбнулась.

— Эй, ты, — начал было кот, запрыгивая обратно на кровать, однако, был вынужден прервать свою гневную тираду. — …Мяу!

Дафна сладко потянулась и зевнула, поворачиваясь в нашу сторону. Сфокусировав сонные глаза на черной морде, внезапно оказавшейся почти у самого ее носа, она улыбнулась паршивцу и потрепала его за ушком.

— Доброе утро, Валерик!

Я прыснула со смеху, зажав рот рукой. Кот гневно сверкнул желтыми глазами, повернувшись в мою сторону.

— Мяу!

— Морри, может он есть хочет? Ты его кормила вчера?

Я приняла невозмутимый вид и коротко ответила:

— Конечно, нет.

— Морана! — укоризненно начала было подруга, но я ее сразу осадила.

— А ты, дорогая моя подруга, не забыла, случайно, каким образом мы оказались здесь среди ночи? Где по-твоему я должна была найти еду для этого заср… замечательного животного?

Дафна сразу сникла, признавая поражение.

— Мяу!

Я готова была стукнуть настырного кота, зная наверняка, что он специально надо мной издевается, изображая из себя голодное животное. "Кстати, нужно обязательно узнать, чем питается этот мужекот!" — сделала себе заметку на будущее, продолжая упорно держать одеяло у подбородка.

Дафна же без тени сомнений скинула с себя все лишнее, сверкнув почти голой попой. Я притянула к себе кота, совсем ошалевшего от вида нежной девичьей кожи, прикрытой весьма условно тонкой полоской черных стрингов. Накрыв ладонью черную морду, перекрыла ему доступ к соблазнительной картине одевающейся подруги.

Натянув штаны, Даффи повернулась и кинула вопросительный взгляд на мою руку.

— Ты чего, Мор?

— Нечего соблазнять моего… кота, — пробурчала я, запихивая наглеца под одеяло, совершенно забыв о том, что я сама одета не намного лучше подруги. В обрушившейся тишине я медленно начала соображать, кого и куда я спрятала.

Хотелось выгнать внезапно притихшего кота из-под одеяла, однако, под пристальным взглядом подруги сделать это было бы еще более странно, чем мое глупое ревнивое заявление, брошенное ранее. Решив списать все на шутку, я улыбнулась Дафне и сказала:

— Даффи, твои прелести способны совратить даже невинное животное, я всего лишь беспокоюсь о его душевном спокойствии, когда ты покинешь поместье.

Подруга прищурила глаза, но сделала вид, что такое объяснение ее устроило. Однако, я слишком хорошо знала подругу, и была уверена на сто процентов, что она мне еще припомнит этот случай не единожды.

Повернувшись ко мне спиной, Дафна продолжила одеваться, а я боялась шевельнуться, испытывая смешанные чувства от того, что некий мужчина преспокойно нежился в опасной близости от моего обнаженного живота.

— Морри, а где здесь…

— Вторая дверь прямо по коридору, слева.

— Спасибо, — улыбнулась Дафна, покидая спальню.

Оставшись наедине с котом, я еще с полсекунды гипнотизировала одеяло, прежде чем нырнула туда с головой.

— Выбирайся отсюда и не смей ничего комментировать! — прошипела в таинственно мерцающие глаза.

— Мяу! — весело отозвался кот и вместо того, чтобы послушно покинуть импровизированную тканевую пещеру, сделал несколько микро шагов ко мне. Его влажный нос дотронулся моего живота в районе пупка, вызвав странную смесь эмоций.

— А ну, брысь! — воскликнула я, поднимая край одеяла и пихая наружу кота коленом.

К моему счастью, тот не стал испытывать мое терпение. Спрыгнув с кровати, он, не оборачиваясь, скрылся в дверном проеме, оставляя меня наедине с моими растрепанными чувствами.

— Не буду думать об этом сегодня, подумаю об этом завтра, — сказала себе слова любимой героини из "Унесенных ветром", откидывая одеяло прочь.

****Решив не испытывать судьбу, очень быстро оделась и встретила вернувшуюся Дафну уже при полном параде.

— Даффи, нам пора возвращаться в деревню. Нужно успеть подготовить поместье для встречи Нового Года.

— Конечно, я уже об этом думала. Нам необходимо докупить щеток, метелок, салфеток и чистящих средств. А еще, — она с видом знатока подняла указательный палец вверх. — Нам нужно купить средства для чистки сантехники. Понимаю, что пока туалет выполняет свою функцию, лучше к нему не лезть, однако, немного чистки ему не помешает.

Я только пожала плечами, оставляя за Дафной уборку этой комнаты. Ну а что, инициатива наказуема!

***

30 декабря, поместье Лимфейн кастели.

— Дафна, кинь мне еще несколько тряпок, пожалуйста! — крикнула подруге, стоя на высокой стремянке, которую мы откопали в подсобном помещении этим утром. Благодаря этой находке удалось добраться до потолков и люстр, что добавило новых проблем с уборкой.

Я уже выяснила у кота, что кое-какое освещение в поместье имелось, однако, проводка требовала срочной починки и модернизации, поэтому, дабы не спалить едва обретенное поместье, мы обходились фонариками и свечами. К моему сожалению, электрик согласился приехать только после 2 января, поэтому надежды встретить Новый Год со сверкающей гирляндами елкой рассыпались прахом.

Но, невзирая на то, что пока люстры служили лишь красивым декоративным украшением, отчистить красивейшие хрустальные и позолоченные детали от пыли было просто необходимо.

— Лови! — крикнула подруга, подкидывая мне несколько специальных салфеток для уборки. Осторожно ухватившись за ручку стремянки, я вытянула пятерню и чуть не упала, в последний момент словив салфетки.

— Эй, ты бы там поаккуратнее, сломать шею накануне Нового Года было бы очень печально — обеспокоенно отозвалась Дафна, вцепившись в стремянку, не давая той критически накрениться.

— Спасибо! — отсалютовала салфетками, возвращаясь к люстре. — Я не планирую умирать ближайшие лет пятьдесят, так что можешь расслабиться!

— Тебе бы все хиханьки да хаханьки, а я серьезно, — проворчала Дафна, отпуская деревянную лестницу.

— А тебе все бы побурчать, как старая бабка на скамеечке! — огрызнулась я, осторожно придерживая крупную хрустальную каплю. — Боги, какая роскошь! Вот умели раньше люди жить красиво!

— Ладно, раз моя помощь здесь больше не нужна, пойду в свою спальню, там есть еще чем заняться, — сообщила подруга, поднимаясь по центральной лестнице.

Еще несколько дней назад мы все же определились с комнатой, в которой будет начевать Даффи, и все свободное время подруга проводила, наводя блеск в "своей" спальне.

Пока мы занимались уборкой поместья, кот практически не появлялся. Лишь однажды вечером мне удалось его словить все в той же библиотеке и, пока Дафна занималась расчисткой своей спальни от хлама, я выяснила про электричество, заодно предупредив кота о скором приезде гостей и своих планах на Новый Год. Как я и думала, кот остался недоволен и очень долго ворчал.

— Жил себе один, и горя не знал. Ну почему мне досталась такая бесшабашная женщина?! — трагичным голосом вопрошал кот, закатывая глаза.

— Ну, вообще-то, тут еще поспорить можно, кто кому достался, и за какие такие грехи. В отличие от тебя, я никому в своей недолгой жизни зла не причинила.

— Пфф! Первые тридцать лет я был ангелом! — заявил кот, подергивая хвостом.

Это мне крыть было нечем.

После колких пикирований, мы все же обсудили количество посторонних, собирающихся посетить территорию поместья. Кот сообщил, что в лесочке могут оказаться волки.

— Я предупредила ребят. Они бывалые походники, ночевали в диких местах, и не раз. Подозреваю, позаботиться о своей безопасности они в состоянии, — пожала плечами, показывая свое безразличие к этому вопросу.

— А медведи?

— А они здесь водятся? — задала встречный вопрос, подозревая, что кот блефует.

— Нет, но все же… — после недолгого молчания, ответил желтоглазый, вызвав у меня улыбку.

К сожалению, как и в предыдущий раз, нашу увлекательную беседу прервала Дафна, вернувшаяся из своей комнаты.

Больше мы с котом не пересекались, так как до самой новогодней ночи мы с подругой решили больше не ночевать в поместье. Лишь приветственное: "Кар!" каждое утро сообщало о том, что "дух" все еще находится в поместье.

28. Оливер и ко

К вечеру мы совершенно выдохлись. Устроившись на небольшой софе в холле, сели распивать горячий чай из термоса, с удовольствием разминая уставшие пальцы.

— Когда там Олли приезжает? — спросила я, поглядывая на экран мобильника.

— Звонил несколько часов назад, говорил к 12 рассчитывает быть здесь, — хрустнув костяшками пальцев, ответила подруга.

— Это что же, нам придется сегодня ночевать в поместье? — с запозданием сообразила я, вызвав улыбку Дафны.

— Генеральная репетиция Нового Года, почему бы и нет?

Я лишь хмыкнула. На самом деле, если не считать отсутствия электричества в доме, находиться в поместье было очень приятно. После нашей уборки стратегически важных мест, даже дышать стало намного легче. Посвежевший дом словно скинул с себя несколько десятков лет и теперь радостно улыбался своим гостям.

Меня смущал только один вопрос: сегодня Дафна собиралась обновить свою спальню, а это значило только одно — впервые я останусь с котом наедине в хозяйской спальне. От этих мыслей что-то внутри меня сжалось в предвкушении.

— Бутербродик? — сунув мне под нос приготовленный заранее перкус, Дафна с наслаждением вгрызлась в ржаной хлеб с семгой. Активно пережевывая пищу, она вдруг вспомнила о коте: — Морана, а ты кота сегодня кормила?

Я грустно вздохнула. С тех пор, как приехала Дафна, мне приходилось с завидным постоянством таскать в поместье для пушистого еду. А ведь я так и не узнала до сих пор, чем он питался пока в поместье никого не было! Сделав себе заметку обязательно узнать об этом сегодня ночью, ответила подруге:

— Еще утром наполнила его миску на кухне.

О, кухня! Эта комната поместья была поистине огромной! А сколько красивой посуды мы там откопали! На чистку кухни мы потратили почти целый день, но были как никогда довольны полученным результатом. Широкие дубовые столы, аккуратные стопки медной и чугунной посуды, невероятной красоты хрустальные бокалы и фарфоровые чайные сервизы. Я била себя по рукам, запрещая фотографировать это чудо для инстаграмма. Ни к чему привлекать лишнее внимание к поместью, пока я не организовала ему охрану должным образом. Это местные боялись нарушать покой "проклятого" дома, а вот охотникам за древностями такие угрозы как мертвому припарка.

Веселый мотивчик телефона подруги разрезал тишину поместья.

— О, Олли! А мы только тебя вспоминали! Когда вас ждать?…Ага, хорошо. Да, встретим в деревне… Пока! — Даффи нажала отбой и посмотрела на меня. — Возможно, приедут на час раньше, если с дорогой повезет. Попросил встретить их в деревне.

— Я и так планировала их встречать, они же не найдут поместье самостоятельно, тем более ночью.

— Не знаю, как ты, а я пойду прилягу на часок, — сладко потянувшись, сообщила подруга, отставляя свою чашку в сторону.

— А я, наверное, в библиотеку пойду, — задумчиво ответила Дафне. — Может, найду какую-нибудь книжку для скрашивания досуга.

— Дурочка, лучше бы поспала, — ответила подруга, но, махнув на меня рукой, встала с софы. — Ай, делай как знаешь. Я пошла. Если сама не встану, разбуди меня, пожалуйста, через час.

— Иди уже.

Убрав за собой посуду, поднялась на второй этаж в библиотеку. Из-за сумерек за окном в помещении царил густой полумрак. Подойдя к камину, нашла там оставленные специально для нас спички. Чиркнув несколько раз о коробок, выбила искру.

— Когда приезжает твой наглый друг? — от вопроса, прозвучавшего в полной тишине, я мгновенно вскочила с пола. Заметив в углу диванчика знакомую черную тень, злобно шикнула.

— Ты мог бы не пугать меня? Помнится, у нас еще осталось много незавершенных дел, а ты так легкомысленно рискуешь моим здоровьем!

— Прости, виноват, — без тени сожаления ответил кот. — Так когда ожидать прибытие диких зверей?

— Можешь не извращаться в выдумывании остроумных сравнений, я давно поняла твое отношение к моим друзьям.

— Но почему же? — искренне удивился кот. — К твоей подруге у меня очень даже хорошее отношение…

Он демонстративно облизнулся, вызвав у меня приступ необоснованной злости и раздражения.

— Держи свои пушистые лапы подальше от моей подруги!

— Ой, а кто это тут у нас такой ревнивенький? — приторно-елейным голоском пропел кот, за что получил по голове маленькой подушкой. — Эй!

— Отвечая на твой вопрос, — решила увести разговор с опасной дорожки, — около одиннадцати вечера.

— Так ты сегодня остаешься в поместье на ночь? — на этот раз кот не играл в удивление.

— Угу, — еле слышно ответила ему, чересчур внимательно разглядывая танцующие в камине языки пламени.

— А Дафна, как я заметил, будет спать в другой комнате… Так что, ты остаешься со мной наедине в хозяйской спальне, Мор-р-ри?

Я все же посмотрела на кота, о чем тут же пожалела. Его глаза просто сияли от удовольствия и предвкушения веселой ночки.

— Не знаю, что ты там себе нафантазировал, но ночью я планирую спать!

— Мур-р, мур-р! — промурчал пушистый засранец, соскакивая с диванчика. — Позволь мне удалиться. Обещаю, к ночи я вернусь!

Я хотела было снова запустить в него чем-то потяжелее, но кот уже упорхнул в раскрытую дверь, оставив меня в одиночестве. Подойдя к ближайшей полке, начала перебирать пальцами по истрепанным корешкам.

— Книга, книга… Где эта чертова книга?!


В назначенный час мы стояли с Дафной вдвоем на развилке главной дороги, ожидая прибытия компании. Я уже начинала пританцовывать на обледенелой дороге, как вдруг на горизонте сверкнули фары.

— Ну, наконец! — воскликнула Дафна, перестукивая зубами от холода. — Чтоб я еще хоть раз в жизни пошла на поводу у этого идиота!

Я молчала, мысленно соглашаясь с подругой. Пока Оливер нам принес только одни неудобства. Потеснившись к обочине, освободили пространство впереди для двух автомобилей: синего пикапа и знакомого темно-желтого бьюика Оливера.

Вывалившись из своей машины, наш общий друг по белому асфальту заскользил к нам.

— Морри! Даффи! Как я рад вас видеть! — широко раскрывая руки для коллективных обнимашек загорланил на всю деревню Оливер. Сграбастав нас в охапку, он шепнул мне в ухо:

— Спасибо, что согласилась приютить, иначе не дожить мне до января!

Я лишь неопределенно хмыкнула. Холод пробирался в кости сквозь толстую подошву зимних ботинок, находиться на морозе становилось все сложнее.

— Если ты не против, друг мой долгожданный, я бы села в твой древний автомобиль с печкой.

— Все, понял, не дурак! — подняв руки вверх, ответил Олли. Протянув руку, он помог мне дошлепать к бьюику. Заняв почетное место штурмана рядом с водителем, я с наслаждением вытянула ноги под пышущую жаром автомобильную печку.

— Я чувствую, как мои пальцы отмерзают, — шевельнув отмороженными ступнями в обуви, сообщила друзьям несомненно важную новость. Дафна попыталась рассмеяться, но вышло лишь более звонкое клацанье зубами.

Включая передачу, Оливер посмотрел на нас с виноватым видом.

— Сколько вы нас прождали?

— Не знаю, — дернула плечами Дафна. — Может, полчаса, может больше.

— С меня бутылка вина! — безапелляционным тоном заявил Олли, вызывая у нас вымученные улыбки.

Опустив стекло, он крикнул второму водителю в пикапе, чтоб тот ехал за нами, и мы дружно двинулись в путь.

В машине дорога до поместья заняла меньше пяти минут, я даже расстроилась, что не успела согреться. Выскочив со своего места, помчалась открывать кованые ворота дрожащими руками. Остальные терпеливо дожидались в машинах, вызывая у меня острый приступ зависти. Наконец, замок звякнул. Повернувшись к бьюику, я крикнула, прикрывая рукой глаза от слепящего света фар:

— Оливер, мать твою, иди сюда! Помоги мне открыть вторую часть ворот!

Дело в том, что я пользовалась только одной стороной кованой дверцы, вторая же словно примерзла к заледенелым сугробам.

Друг выскочил из машины резвым кузнечиком и моментально оказался рядом. Расшатав упорно не желающую поддаваться часть ворот, он смог резким рывком ее распахнуть. Над головой послышалось насмешливое: "Кар!"

Я потрясла кулаком вверх.

"Ух, ворон общипанный! Если я узнаю, что это твоих перьев дело, тебе не поздоровится!"

Удаляющееся в сторону поместья "Кар!" звучало издевкой.

Мне повезло, что никто не заметил моего странного поведения, занимаясь пропихиванием автомобилей сквозь ворота, так как машины оказались настолько широкими, что проходили впритык к кованым решеткам.

Я не стала снова нырять в бьюик Оливера, предпочтя поскорее оказаться в своем любимом теплом доме. Лишь оказавшись внутри поместья, почувствовала облегчение. Однако, услышав донесшийся со двора странный гул двигателей, я поняла, что без меня это сборище придурков даже не объедет раскинувшееся вширь на десятки метров здание. С сожалением вздохнув, вышла на улицу.

— Что тут у вас происходит?

Картина, открывшаяся моим глазам была комична. Две машины плотно застряли среди высоких сугробов.

— Серьезно? Застряли? — мой истеричный хохот вот-вот готов был сорваться с губ. Вперед вышел Оливер, мрачнее грозовой тучи.

— Рад, что мы тебя позабавили, но не могла бы ты помочь?

— Интересно, чем? — сложив руки на груди, спросила я.

— Например, не выпускать свои колючки, — улыбнулся друг, вызывая у меня стойкое желание запустить ему в голову снежком.

— Я пришла показать вам путь к лесу за поместьем, но, очевидно, вы здесь застряли надолго. Как освободите ваши колесики, шлите гонца в дом. А я пошла греться. Прости, друг мой дорогой, но я и так изрядно продрогла, пока дожидалась вашу честную компанию на морозе. А заболеть на Новый год в мои планы не входило.

Выдав такую длинную речь, я поискала глазами Дафну.

— Если желаешь, можешь оставаться с ними, или присоединиться ко мне.

Дафна стояла с грустным видом, борясь с желанием последовать за мной в теплое помещение, но не желая обидеть общего друга. Снова замерзающие конечности избавили меня от мук совести. Крутанувшись на низких каблучках, я направилась к дому.

— Что это с ней? — донесся мне в спину обеспокоенный голос Оливера.

— Просто мы действительно замерзли, Олли. — вступилась за меня Дафна. Дальнейший диалог я не слушала, с радостью закрывая за собой дверь.

— Уже жалеешь, что позволила этим монстрам приехать? — знакомый черный гад привычно сидел на третьей ступеньке снизу парадной лестницы.

— Ворота — твоих лап дело?

— Не понимаю, о чем ты! — с улыбкой в голосе заверил кот, лишь подтвердив этим мою догадку.

— Заср…

Я осеклась, услышав звук открываемой двери. На пороге показалась Дафна, усиленно отбивающая сапоги о коврик, пытаясь очистить обувь от налипшего снега.

— Мое благородство не выдержало мороза, — с притворной грустью сообщила подруга.


29. Накануне

Мы с Даффи выпили по второй чашке горячего чая, когда услышали робкий стук в дверь. Кинув быстрый взгляд на подругу, я поняла, что придется мне самой исполнять роль и служанки, и хозяйки. Распахнув входную дверь, почувствовала морозный порыв ветра на щеках. Кажется, даже несколько снежинок опустилось на мой нос.

— Олли? Вы уже закончили?

Друг выглядел сильно уставшим, однако, мягкая улыбка придавала ему милый вид.

— Закончили. Покажешь дорогу?

— Олли, — начала я, проклиная свою сердобольность. — Ты уверен, что в такую погоду вам стоит ночевать в палатках? В поместье нет пригодных спален, кроме наших с Даффи, но вы можете разместиться тут, в холле. Я так понимаю, спальники и надувные матрасы у вас есть?

Выпалив на одном дыхании эту вдохновляющую речь, я мысленно отшлепала себя по губам. Моя доброта меня когда-нибудь погубит! Невольно повернулась в сторону лестницы, где встретилась с ярким осуждением желтых глаз. Дафна благоразумно молчала, тихонечко сербая чай.

"Спаси меня, Олли! Прошу, откажись!" — молила про себя друга, всеми силами удерживая улыбку на лице.

— Спасибо, Морри, но ты и так сделала для нас много, — я в полном недоумении разглядываю глаза друга, не узнавая скромнягу Оливера. — Мы обустроим лагерь, а потом, если ты позволишь, я заскочу к вам с вином.

Я пыталась не дать своей челюсти отвиснуть до неприличия, лишь хлопала ресницами как тупая кукла. Оливер ждал моего ответа, но я словно потерялась в мыслях. За меня ответила Дафна:

— Конечно, приходи. Может, нужна помощь какая?

— Спасибо, Даффи, — улыбнулся подруге Оливер. — Мы справимся. Не в первый раз попадаем в подобную ситуацию. Не переживайте, девочки.

Я отмерла и кивнула другу.

— Олли, если что, мое предложение в силе. Только кинь смску, чтоб я не умерла со страху когда вы завалитесь среди ночи в поместье.

— Морри, все хорошо. Но спасибо, мне приятно, что ты беспокоишься обо мне, — нагло подмигнув, он повернулся к выходу.

— Еще раз так пошутишь, умою в снежной куче! — беззлобно пообещала я, вызвав ухмылку у друга.

Накинув на плечи пальто, я вышла следом за Олли. Перескакивая между снежных ухабов, показала путь для проезда автомобилей и пулей вернулась назад, в уютное тепло поместья.

Закрыв за собой входную дверь, я повернулась к все еще сидящей в холле Дафне.

— Что делать будем?

— Не знаю, как ты, а я — мыться и спать!

— А как же вино? — я с сомнением покосилась на зевнувшую подругу.

— А вот когда будет в руках бутылка, тогда и поговорим. Что-то мне подсказывает, что я успею хорошенько выспаться, прежде чем Оливер вернется. Завтра много дел, и я не хочу быть похожей на выжатый лимон уже с утра.

Как всегда, Дафна поражала своим прагматизмом. Я кивнула вместо прощания, проводив подругу долгим взглядом.

Когда шаги Дафны стихли на втором этаже, кот зашевелился, напомнив о себе.

— Не знаешь, чем заняться?

И почему мне все время кажется, что он склоняет меня к непотребствам? Это он испорченный или я?!

— Последую примеру подруги. Помоюсь и лягу в кровать, почитаю книгу у камина.

— Мммм, звучит заманчиво, — промурчал кот. — Спинку потереть?

— Лучше послужишь полотенечком, — улыбнулась я, представив как растягиваю кота за лапки и прохожусь его мягким пузиком по своей спинке, словно полотенцем. Но, кажется, он снова меня понял неверно.

— Заметь, ты сама попросила, — мягко пропел он.

А я внезапно поняла, что он вполне способен претворить в жизнь свои угрозы.

— Даже не мечтай! — хмыкнула я, пытаясь скрыть свое волнение. — Чтоб в ванну ни ногой!

— Мяу, мяу! — ответил кот, не скрывая своего веселья.

***

Дафна оставила после себя заполненную теплым паром ванную комнату, за что в данный момент я была ей искренне благодарна. Все еще чувствуя себя чуть подтаявшей сосулькой, быстро нырнула в комнату, закрывая за собой дверь, чтобы ценное тепло не ушло сквозь щели. Скинув одежду на небольшую лавочку, я коснулась ладонью серебристой поверхности зеркала.

— Какая "красавица"! — иронично улыбнулась отражению. Красный хлюпающий с мороза нос, пунцовые щеки, растрепанные волосы и лихорадочный блеск в глазах. С опасением коснулась лба тыльной стороной ладони, но вынуждена была признать тщетность пободной затеи. Руки были ледяными, и лоб показался мне горячее раскаленных углей в камине. Крутанув вентили на кране, с наслаждением сунула закоченевшие пальцы под горячие струи. Как же хорошо, что с водой проблем в поместье не было! Кот мне рассказывал про какой-то хитрый механизм горячего водоснаблежния в доме, но я благополучно все забыла, посчитав информацию не особо интересной.

Отогрев ладони, поставила пробку в белоснежную (стараниями подруги) ванну, подкрутила вентили для оптимальной температуры. На широком бортике ванны стоял новенький флакончик с ароматным средством для создания пышной пены.

Едва я опустила ногу в горячую воду, как в дверь снаружи заскреблись. Громко чертыхнувшись, схватила с крючка банное полотенце. Обернув его наспех вокруг груди, открыла, выпуская облачко пара наружу.

— Мяу! — черная тень скользнула внутрь, и мне пришлось срочно захлопнуть дверь, дабы не выхолодить ванную комнату.

— Какого черта, кот?! — возмутилась я, уставив руки в боки.

— Мы же договаривались на спинку! — промурчал пушистый засранец, запрыгивая на деревянную лавку, где покоилась моя одежда. Шумно выдохнув, я посчитала до трех и прищурилась.

— Хорошо!

Воспользовавшись оторопью кота, швырнула на него полотенце, одновременно заскакивая в ванну и укладываясь в воду по самую шею. Пышная белая пена надежно скрыла мое голое тело от ярких желтых глаз. Кот выбрался из засады и теперь сидел с деланно равнодушным видом, нехотя играясь лапкой с белой махрой.

— Думаешь, перехитрила? — подозрительно мягко спросил он, не прекращая движения левой лапкой.

Я пожала плечами, вызвав легкие волны в ванне. На самом деле, мыться в таком положении было крайне затруднительно но, на мое счастье, сейчас мне хотелось скорее просто согреться, нежели очистить кожу. Опустила плечи в воду, устраиваясь поудобнее. Однако, ванная оказалась немного коротковата. Неожиданно! Мои коленки острыми вершинками вынырнули из пены. Моментально ощутив прохладу воздуха снаружи, я попыталась опустить ноги обратно в нежное тепло. Но, едва колени оказались под водой, как я, проехав на пятой точке по скользкой поверхности ванны назад, вынырнула по самую грудь. Закашлявшийся кот смутил больше, чем обнажившаяся от неловких маневров грудь, плотно покрытая белой пышной пеной.

— Твою ж мать! — выругалась я, снова ныряя в ванну по плечи, вынуждая колени опять появиться над поверхностью воды. — Эту ванну для карликов делали, что ли?

Кот уже взял себя в руки (или, может, лапы?) и с интересом ждал продолжения. Я понимала, что вечно лежать в уже начинающей остывать воде не получится, и стала судорожно продумывать пути к отстсуплению.

— Думаешь, как избежать прилюдного обнажения? — с издевкой спросил он, неспешно потягиваясь.

Я не придумала никакую стоящую остроту, поэтому просто показала коту язык. Начала прикидывать свои шансы к отступлению: у ванны была небольшая шторка, единственное полотенце держал в своих цепких лапках мой оживший кошмар с желтыми глазами, одежда тоже была под его надежной защитой…

Вздохнув, поняла, что "прилюдного обнажения" не избежать.

— Как жаль, что я не пьяна, — озвучила вслух свои мысли, вызвав очередную котоухмылку.

Дотянувшись до края шторки, натянула ее между мной и вредным хвостатым. Сомнительная защита, но лучше уж так, чем совсем без нее.

Аккуратно встав в ванне, проклинала с громким звуком стекающую и хлюпающую воду. Кот подозрительно притих.

Хотела было наклониться, чтоб выдернуть пробку, но вовремя вспомнила о том, что у кота нет даже зачатков совести, а оказаться к нему спиной в таком положении… кажется, я покраснела. Принялась шерудить пальцами ног в районе пробки. Зацепив цепочку, рванула ее на себя, одновременно понимая свою ошибку. Широкий взмах рук в попытке удержать равновесие, пальцы цепляются за шланг от душа. С ужасом ощущаю, что душ капитулирует вместе со мной. Находясь в медленном падении, с какой-то апатией замечаю, что время остановилось только для меня. Никогда не понимала откуда берется вот это ощущение замедления пространства и времени в момент опасных происшествий?

Летя в сторону ванны и догадываясь, что сейчас одно неудачное скольжение — и из пены я могу уже не встать никогда, чувствую на своем теле сильные надежные руки: одна обхватывает меня в районе плеч, вторая- под коленями.

— Как ты дожила до 25 лет и не убилась? — раздается над ухом едва заметный шепот.


30. О боже, какой мужчина!

Я замерла, пытаясь собрать в голове пазл из кусочков едва не совершившейся трагедии и реальности, где крепкие руки все еще цепко удерживали меня на весу, прижимая вплотную к чужому телу. Вздымающаяся грудь мужчины ходила ходуном, а его сердце стучало у меня где-то в правом боку.

— Дыши, дурочка! — раздалось насмешливое откуда-то сверху, и я втянула в себя воздух, понимая, что забыла про такой простой жизненно необходимый процесс.

Разомкнула веки и моргнула несколько раз, фокусируя взгляд на крепкой мужской груди, оказавшейся прямо у моего лица. Непроизвольно втянула носом уже знакомый аромат хвои, табака и корицы. В распахнутом вороте черной рубашки устаревшего кроя виднелась смуглая кожа с темными волосками. Я громко сглотнула, медленно поднимая взгляд выше, вдоль шеи мужчины. Отметила дрогнувший кадык, небольшую щетину, покрывающую четко очерченный подбородок. Едва я заскользила взглядом выше, как мужчина с нервным выдохом опустил меня на деревянную скамью, прямо на полотенце, и развернулся ко мне левой стороной, демонстрируя красивый аристократический профиль. Я бы и дальше нагло пялилась на котомужчину, но пока с интересом разглядывала темные волосы, чуть влажные от пара в ванной комнате, он снова заговорил:

— Мне приятно, что я настолько завладел твоим вниманием, что ты совершенно забыла о том, что сидишь передо мной абсолютно нагая, но я все же переживаю, что ты можешь простудиться, дорогая, — усмехнулся мой оживший кошмар. Я вздрогнула и моментально ощутила целый букет эмоций: стыд, раздражение, злость, и даже, кажется, азарт? Вскочив со скамьи, дернула рукой полотенце из-под попы, наспех прикрывая им самое ценное.

— Не превращайся пока в кота, пожалуйста, — попросила мужчину и сама удивилась произнесенным словам. Нельзя позволять эмоциям говорить за себя, ой, нельзя! Я готова была прикусить язык, понимая, что глупейшим образом себя спалила. Мужчина хмыкнул и отошел к двери, все еще избегая поворачиваться ко мне правым боком. Эта его осторожность лишь подстегивала мой интерес и любопытство.

— Скажи, почему ты скрываешь свое лицо?

— Во-первых, не скрываю, а во-вторых, — об этом ты узнаешь…позже.

— Хм! — возмутилась я, начиная очень некстати чувствовать, как холод от плитки на полу проникает через кожу ног, вымораживая до костей. — Не мог бы ты выйти и дождаться меня в библиотеке?

Да, знаю, это была наивная просьба, учитывая наглость этого перекота, но попробовать я была просто обязана.

— А как же спинку вытереть? — он улыбнулся, а мне внезапно стало как-то уж очень тепло. Странно… Я стиснула зубы и отвернулась от демонического мужчины. Ответила, стараясь придать своему голосу побольше уверенности:

— Спасибо, что спас меня от падения в ванной, но прошу, будь лапочкой! Дай мне одеться спокойно, я снова начинаю замерзать!

— Милая моя, ты только знак дай, я с радостью тебя согрею! — засмеялся мужчина. Хотела послать ему вдогонку очередную шпильку, но он молниеносным движением выскользнул в приотрытую дверь, плотно закрыв ее за собой. А я лишь теперь смогла выдохнуть. Наспех растерев тело, быстро переоделась в чистое белье и теплый спортивный костюм. Подхватив грязные вещи, посмотрела на покрывшееся конденсатом зеркало. Протянула к нему руку и провела несколько раз по холодной поверхности, расчищая его от капель.

Да, как я и думала. Видок тот еще. Но, если вспомнить, что произошло буквально минут десять назад, так я еще ничего, держусь!

Вынырнув из ванной комнаты, пошла в сторону спальни — тащить в библиотеку ворох одежды не хотелось. Скинув свой груз на кресло, поправила костюмчик и вышла в сторону библиотеки, гадая, исполнил мою просьбу недокот или нет?

Еще подходя к приоткрытой двери, я услышала веселый треск горящих дров. Улыбнулась, вдохнула полной грудью и вошла в библиотеку, выискивая взглядом моего загадочного спасителя. На миг задумалась: сколько же раз он уже меня спасал?

— Рад, что ты не передумала, — донеслось с дивана. Я хмыкнула и подошла к сидящему мужчине. Он снова расположился так, чтобы оставить правую сторону в тени, чем уже не удивлял меня. Молча сев рядом, начала прожигать взглядом гордый профиль.

— Ты не успокоишься, да? — с какой-то грустной обреченностью спросил он. Я кивнула, подтверждая его догадку. — Просто не хочу тебя пугать. Поверь, я не рисуюсь. Это действительно жуткое зрелище.

— Ты же понимаешь, что только подстегиваешь мое любопытство? — подалась вперед, пытаясь заглянуть в запретную зону. Он лишь покачал головой.

— Дурочка, ты же меня бояться будешь.

— Я? Тебя?! — покосилась на мужчину с явным сомнением в его умственных способностях. — Я не испугалась того, что ты — кото-вороно-мужик, что умеешь творить непонятное волшебство, что живешь тут явно больше ста лет… А ты полагаешь, что какой-то внешний изьян меня ввергнет в священный ужас?

Он ухмыльнулся и ответил с затаенной грустью:

— Я бы не хотел открывать тебе свои шрамы до того, как ты…

— Мора-а-а-н-а-а-а-а! — стремительно приближающийся ор подруги заставил мужчину прерваться на самом интересном месте. Я прикусила губу, чувствуя огромную досаду. В одно моргание сидящий рядом красавец обратился котом и замолчал, прищурив медовые глаза.

— Вечно ты все портишь, подруженька! — проворчала себе под нос, поднимаясь с дивана. — Что случилось?

На пороге стояла Дафна в весьма растрепанном виде. Она остановилась, уперев руки в косяк, и шумно выдохнула, пытаясь отдышаться.

— Там… там…

— Да что случилось?! — нервно воскликнула я, понимая, что произошло что-то из ряда вон, раз Дафна так взволнованна.

Я терпеливо ждала, пока к подруге вернется способность говорить внятно, внутренне сгорая от негодования. Еще бы, такой момент испортили! Наконец, Дафна отдышалась.

— Там у ребят проблемка!

— Проблемка? Ты так орала, словно кто-то умер по меньшей мере! — я серьезно начинала заводиться.

— Ну, короче, Элен свалилась под лед…

Я рванула было вперед, но Дафна остановила меня за рукав.

— Уже выловили, все хорошо. Но нужно отогреть ее, так как в палатках это сделать затруднительно.

— Какого черта они поперлись на озеро?! — моему возмущению не было предела. И я гнала прочь мысли о том, что совсем недавно сама побывала в озере, как и неудачливая Элен. Только меня тогда спас мой странный котомужчина. Вздохнула.

— Конечно, пусть тащат эту мокрую курицу сюда. Попарится в ванной.

— Может, оставим ее на ночь? — робко спросила Дафна.

Я говорила, что инициатива наказуема?

— Пусть сначала отогреется, посмотрим по ситуации.

Дафна смерила меня долгим взглядом и пожала плечами.

— Ты странная какая-то, Морри.

— Просто устала! — огрызнулась я, понимая, что весь негатив обусловлен тем, что мне помешали узнать нечто важное.

— Ладно, я не настаиваю, — подозрительно легко согласилась подруга. Мы вместе спустились вниз, где у дверей уже толпились ребята, придерживая под ручки Элен с мокрыми волосами.

— Сейчас мы ее отведем в ванную, а ты, — я указала пальцем на Оливера, — ты мне потом все объяснишь!


Оставив Элен отмокать в горячей ванне под присмотром Дафны, вернулась к провинившейся компашке, устроившейся на диванчике и стульях в холле.

— Оливер! — подозвала друга, спускаясь с последней ступеньки.

— Иду, иду, — виновато пробурчал друг, кивнув остальным.

Я поманила Оливера на кухню, так как не хотела ругать его при всех.

— Я тебя слушаю, — скрестив на груди руки, уставилась в виноватое лицо друга.

— Да черт ее знает, какого демона она полезла на лед! — Оливер растерянно почесал макушку. — Мы поставили лагерь на границе леса и побережья, — очень красивое и удобное место, кстати. А Элен пошла то ли полюбоваться видами, то ли по женским делам не в ту степь свернула, я не знаю!

— Ясно, дура, короче.

— Ну, справедливости ради, уже прилично темно, и она могла просто потеряться в пространстве.

— Ага. Скажи честно, вы там уже пить начали? — я втянула носом воздух, пытаясь уловить отголоски алкоголя.

— Нет, только поставили котел на огонь. — Оливер развел руками с сожалением. — Жаль, остывает уже, пока мы тут болтаем.

— То есть, вина не будет? — с коварной искусственной улыбкой спросила я.

— Не, не! Твою бутылку я принес! Схватил как самое дорогое, когда решили Элен в поместье привести.

Я улыбнулась Оливеру.

— Ты не можешь без приключений, правда? Ладно, пусть остается твоя Элен в поместье. Постелим ей у камина, чтоб не замерзла.

— Спасибо! — Оливер кинулся обнимать меня. Я терпеливо выдержала чересчур крепкие объятия друга, лишь сдавленно хрипнула.

— Мяу?

Мы оба повернулись в сторону звука: на пороге сидел большой черный кот с округленными в изумлении желтыми глазами.

31. Веселая ночка

"Это не то, о чем ты подумал!" — возникло в голове прежде, чем я поняла что именно чуть не ляпнула вслух. Отлепившись от друга, выразительно посмотрела прямо в глаза коту.

— Мы с тобой закончили, Олли.

Друг кивнул, все еще пребывая в легкой растерянности. Словно он, как и я, почувствовал в этой немой сцене себя в роли любовника, застуканного на месте преступления разгневанным мужем.

— Я это… Бутылку в холле оставлю.

Кинув ему в знак согласия, подошла к плите, демонстративно повернувшись к коту спиной. На самом деле, хотелось взять передышку для себя, чтобы все обдумать. Услышав, как легкие шаги Олли быстро удалились из кухни, я дрогнувшей рукой поставила чайник на плиту.

Кот молчал. Это заставляло нервничать похлеще неоправданных угроз и ругательств, так и не сорвавшихся с уст кота. Я осторожно повернулась, пытаясь словить место порога боковым зрением. Ничего. Позабыв об осторожности, развернулась всем корпусом. Пусто. Пусто! Этот усатый гад уже куда-то свалил, а я тут нервничала и дрожала! Убью гада!

Ярость придала сил. Широкими шагами направилась на второй этаж, не обращая внимания на собирающихся обратно в лагерь друзей Оливера. Проходя мимо библиотеки и спальни, заглянула туда и поняла, что кота и там нет. Из ванной комнаты доносились приглушенные голоса. Я, не раздумывая, подошла вплотную к чуть приоткрытой двери, из которой шел пар.

"Вот курица! Все тепло выпускает! Но с кем она там беседует?"

Я превратилась в слух, прижавшись к запотевшему косяку.

— …милый такой! Знаешь, я б забрала его себе! — еле слышный голосок явно принадлежал несостоявшейся утопленнице.

— Даже не мечтай! Морана не отдаст! — а это уже Дафна. Я скривилась в подобии улыбки. Что там мокрая курица Элен уже забрать хочет? Вот чуяло сердце, не стоило в поместье тащить незнакомцев!

— Ну, я спрошу. Смотри какие глазки! Мой хороший, — я начала догадываться, о чем, а точнее, — о ком говорили девушки. Руки сами собой сжались в кулаки.

— Все, пора выползать, вода остыла, — безапелляционным тоном заявила Дафна. Послышался плеск воды.

— Дай полотенце, пожалуйста?

Я представила на миг, что мой наглый черный кот сидит там и смотрит на обнаженную Элен, и как-то внезапно поплохело.

— Дафна! Элен! Вы закончили? — намеренно воскликнула громче положенного, врываясь в царство тумана и пара. Как я и думала, кот нагло сидел на деревянной скамье, глядя на розовое тело Элен, которая прижимала к пышной груди полотенце. Дафна кинула на меня странный взгляд, но снова промолчала. Ой, боюсь, будет мне допрос!

— Как раз заканчивали! — весело ответила уже пришедшая в себя Элен.

— А что он тут забыл? — я таки не сдержалась, и указала пальцем в сторону кота.

— Валерик? — зачем-то уточнила Дафна. — Так он нам компанию составил. Очень воспитанный кот, сидел спокойно, не носился по комнате, в ванну не лез.

Мои глаза встретились с медовой лавой. Кот прищурился и демонстративно отвернулся от меня. Спрыгнув с лавки, он прошуршал к Элен.

Я не понимала, с какого это вдруг перепуга мне захотелось убивать все, что движется. Глубоко вздохнув, повернулась к Дафне.

— Элен остается у нас на ночь.

Радостный визг сзади заставил повернуться: полотенце лежало на полу, а в руках у голой Элен громко урчал мой предатель кот, прищув глаза от райского наслаждения!

— Она будет спать в твоей комнате, Даффи, — поспешила стереть улыбку с лица подруги. Заметив, что шпилька достигла цели, я приторно-сладко улыбнулась Дафне.

— Как устроитесь, спускайтесь. Я поставила чайник, будем греться.

Вышла, старательно избегая смотреть в сторону расположившегося на мягкой девичьей груди кота.


Сидя внизу с чашкой горячего чая, я медитировала на закрытую бутылку вина, принесенную Оливером. В голове царил кавардак. Понимая, что моя ревность нелогична, я тем не менее не могла избавиться от ощущения, что на мою собственность покусились самым наглым и бесцеремонным образом. Да еще кто?! Та, которой я предоставила свой кров и горячую ванну!

Взгляд зацепился за расплывчатое отражение в коричневой жидкости. Неужели, я так жалко выгляжу? Отбросив сомнения, сделала большой глоток чая, обжигая горло. Боль заставила сфокусироваться на других чувствах, позволив взглянуть на ситуацию под другим углом. И я ужаснулась, так как в глазах Дафны я вела себя более чем странно. Ревновать кота?! Кукушечкой поехала, не иначе!

Усмехнувшись своим мыслям, отставила чашку. Горло неприятно саднило после ожога. Рука сама потянулась к прохладной бутылке, как вдруг я услышала веселые девичьи голоса. Дафна спускалась по лестнице под руку с Элен и о чем-то весело ей вещала. В душе снова что-то неприятно кольнуло. Сначала кот, теперь подруга… Желание выкинуть незванную гостью стремительно росло.

— Морри, мы закончили! — весело сообщила мне Дафна, отпуская руку Элен. Я лишь скептически изогнула бровь и промолчала. Окинув быстрым взглядом помещение, поняла, что кот остался наверху. Ну, это и к лучшему. Видеть сейчас пушистого отчего-то не хотелось.

— Морана, еще раз огромное спасибо за то, что приютила. Прости, если невольно тебя чем-то обидела, — подала голос Элен, состроив виноватую рожицу. Вот жеж гадство! И как теперь мне злиться на законных основаниях?!

— Да какие дела, — махнула рукой, делая вид, что никаких проблем нет. — Садитесь, чай остывает.

Я указала на две сиротливые чашки, приютившиеся на аккуратных блюдечках.

— Оливер? — кивком головы указав на бутылку вина, уточнила Дафна.

— Ага, будешь? — спросила, глядя прямо в глаза подруге. Делиться своим вином с Элен не хотелось. Да, я осознавала прекрасно, что весь мой негатив по отношению к этой девушке не более чем ревность, но бороться с этими чувствами не хотелось. Я слишком устала морально и физически, чтобы вести бой с самой собой.

— Буду, — тут же отозвалась подруга. Элен подозрительно молчала. Очевидно, ждала моего вопроса. Скрипнув зубами, я процедила сквозь натянутую улыбку:

— А ты, Элен?

— Ой, я?! — она как специально вознамерилась разозлить меня еще больше! Щенячий взгляд, вот только что хвостиком от радости не завиляла!

— Да, ты! — как бы я не сдерживала себя, ответ вышел грубоватым. Прикусила губу, чтобы не наговорить лишнего. Дафна внимательно следила за нами обеими и изучала реакцию, отчего захотелось кинуть в нее подушкой.

— Буду, спасибо! — засияла искренней улыбкой Элен.

— Сейчас принесу бокалы, — я даже не пыталась улыбаться в ответ. Оказавшись в одиночестве на просторной кухне, выдохнула с облегчением. Подошла к раковине. Отвинтив вентиль, плеснула в лицо холодной водой.

"Этот кот меня превращает в какую-то злыдню!" — грустно подумала я, растирая ледяные капли по щекам.

Немного остудив свой гнев, я вытащила из шкафчика три бокала и выставила их на небольшой серебряный поднос с причудливой гравировкой. Да, да, именно! У меня тут были и такие раритеты!

Звякнув стеклом о серебро, аккуратно подхватила поднос одной рукой, подцепив второй свой подсвечник. Очень удобная вещь, как оказалось! С ручкой под пальчик, как у чашки, на одну свечку. Медный, кажется.

Зайдя в комнату, словно опытный официант, осторожно поставила поднос на столик между чашек.

— У тебя есть штопор? — спросила Элен, в глазах которой при виде всей той роскоши, что я принесла, зажегся алчный огонек.

— Обижаешь! — впервые за последний час искренне улыбнулась я. Ловким движением заправского фокусника выудила на свет красивый старинный штопор с деревянной ручкой. У меня был припрятан в рюкзаке и более современенный аналог, но сегодня, в этом восхитительном месте, мне показалось, что для полного погружения в атмосферу лучше подбирать антуражные вещи.

— Даффи, разлей, — подала подруге откупоренную бутылку, усаживаясь на отдельное кресло, так как девочки расположились на диванчике.

— Нет проблем! — подмигнула подруга, уверенной рукой плеснув в бокалы рубиновую жидкость. Взяв свой бокал, я посмотрела через стекло на подругу.

— За верность!

В глазах Дафны мелькнуло понимание. Она тепло улыбнулась и подмигнула мне.

— За дружбу!

Мы чокнулись бокалами и молча выпили.

Прикрыв на мгновенье глаза, я почувствовала прожигающий взгляд в спину. Повернувшись, уставилась в темнеющий угол холла. Никого.

Показалось?

32.Барон

Вино кончилось слишком быстро. Я с тоской посмотрела на тусклый экран телефона. Время далеко за полночь.

— Думаю, пора спать, — обведя вялым взглядом таких же сонных девушек, подытожила я. Дафна кивнула, сладко зевнув. Встав с диванчика, она потянула задремавшую Элен наверх.

— Морри, оставь все. Я сама завтра уберу утром, — прервала подруга мои неспешные попытки прибрать следы нашей небольшой попойки.

— Как сажешь, — не стала сопротивляться, с радостью перекладывая уборку на чужие плечи. Мы медленно поднялись по лестнице, внезапно показавшейся раза в два длиннее прежнего, и остановились около спальни Дафны.

— Спокойной ночи, — пожелала подруге, прикрывая ладонью очередной зевок.

— И тебе. Морри, не обращай внимания на Элен, — Дафна протолкнула уже ничего не соображающую девушку внутрь комнаты, оставаясь беседовать со мной на пороге. — Она ничего такого не имела виду.

— Я знаю, — приобняла подругу и чмокнула в щечку. — Мы все просто очень устали. Завтра будет насыщенный день и прекрасная ночь.

После того, как Дафна скрылась в спальне, я направилась в хозяйские покои. Проходя мимо библиотеки, сунула любопытный сонный нос в приоткрытую дверь, но там было темно. И даже камин не подавал признаков жизни.

"Куда запропастился этот кот?" — растерянно подумала я. Догадку о том, что тот может поджидать Элен в комнате Дафны я отогнала от себя с каким-то яростным остервенением. Не хотелось верить, что он способен на такой гадкий поступок.

Хотя, положа руку на сердце: что я вообще о нем знала? Ведь по факту он даже не сказал своего имени!

Закрыв за собой дверь в спальню, повернулсь к широкой кровати. Камин давал приглушенный теплый свет, позволяя различать очертания предметов. Кота нигде не было видно. Не знаю, на что я надеялась. Я хотела и не хотела увидеть его на своей кровати, но не знала. как заговорить с ним после всех сегодняшних происшествий. Потянувшись, сладко зевнула. Внезапно я ощутила такую нечеловеческую усталость, что просто плюхнулась на кровать, не в силах даже вытянуть из-под себя покрывало и одеяло, чтобы укрыться им. Глядя в украшенный лепниной потолок, наблюдала за небрежными движениями теней по объемным узорам и незаметно для самой себя провалилась в дрему.

Проснулась от ощущения небольшой качки, словно плыла в маленькой лодочке по волнам. Меня словно укутали в кокон и мягко качали на водном матрасе. Открыв глаза, заметила склоненную над собой темную фигуру.

— Ты пришел, — со смесью радости и удивления скорее сообщила факт, нежели спросила я.

— Разве могло быть иначе?

Постепенно я начала просыпаться, а вместе с теми просыпались и задремавшие обиды.

— Могло. Дафна с Элен спят в гостевой спальне. Ты немного промахнулся.

— Моя язвочка уже проснулась? Как жаль, сонная ты намного приятнее в общении, — с нотками веселья ответил мужчина, устраиваясь на кровати рядом со мной. — Дело в том, что я именно там, где хочу находиться, Морана. И буду спать только рядом с той, с которой хочу.

В темноте сверкнул желтый огонь его глаз, вызвав у меня странные чувства. Хотелось злиться на него, но злости больше не было. Его слова, словно бальзам, залечили ревнивые обиды. Я улыбнулась и повернулась на правый бок, разглядывая силуэт аристократичного профиля.

— Как тебя зовут, кот? — спросила, наконец, давно интересующий вопрос. Уголки его губ дрогнули в улыбке.

— А ты еще не поняла?

— Я бы желала узнать наверняка, — мне резко захотелось провести рукой по его щеке, в чем я не стала себе отказывать. Почему-то казалось, что ночью можно все, и такая вольность не будет расценена превратно. Протянув к нему руку, осторожно коснулась щеки с небольшой щетиной. По движению его лицевых мышц поняла, что мужчина снова улыбается.

— Герт Леннерт. Барон Герт Леннерт.

Я хохотнула.

— Ты смотрел Джеймса Бонда?

— Бонда? Морана, ты, кажется, забыла — я здесь черпаю знания только из книг и разговоров с хранителями. К сожалению, телевизор пока никто не додумался принести.

— Хранители? — я вычленила самое важное из его ответа.

— Именно. А как ты думаешь я до сих пор сохранил адекватность и современные знания о внешнем мире? — Герт дернулся было, чтоб развернуться, но сам себя одернул. Я с сожалением убрала руку от его лица.

— Ты что, не можешь покинуть поместье?

— А я не говорил об этом? — мужчина рывком сел в кровати, поворачиваясь ко мне спиной. Широкой, сильной спиной, вызывающей у меня странное желание обнять его и прижаться посильнее. Сглотнув, ответила чуть сиплым голосом:

— Насколько я помню, эту малюсенькую деталь ты упустил…

— Или не успел рассказать. Помнится, нас прервали… Не единожды.

Протянула руку, не в силах бороться с желаним обнять этого странного мужчину, но он, не заметив моих порывов, вскочил с кровати и нервными шагами направился к камину. Я с сожалением опустила руку на кровать.

— Морана, я наделал много ошибок в своей очень долгой жизни. Но раскаиваюсь только в одной…

****

— Имя ей — Лорелей? — саркастично вставила я. Герт дернулся как от пощечины.

— Да, — он шумно выдохнул и потер виски, словно боролся с сильной головной болью. — Я добился того, что сам муж, ее личное божество, прогнал ее с позором.

— Как? — шокированно спросила я, усевшись на кровати. Автоматически отметила, что меня кто-то очень плотно укутал в одеяло. Криво улыбнулась, сопоставив все факты.

— Это не имеет значения. Он посчитал, что Лорелей предала их брак, их чувства. Для мага такой мощи, каким я был, это было простейшее дело.

— Ты ее околдовал?

— Нет, не стал. С иллюзией обращаться куда проще, чем с живым человеком, — мужчина сел на корточки около камина. Я снова посмотрела на мощную спину, которая теперь словно прогнулась под гнетом прошлых грехов. Он замолчал. Не знаю, сколько прошло времени, но пауза явно затянулась. Кашлянув, я спросила:

- Что было дальше? После того, как муж ее… выгнал?

— Лорелей едва не покончила с собой. Я ее остановил. Мне пришлось применить к ней магию.

— Ты ее приворожил? — я спросила первое, что пришло в голову, надеясь, что он с гневом начнет отрицать мое предположение.

— Нет, хуже… Я отнял у нее воспоминания о муже. И влюбил в себя.

— Неужели у нее не осталось родственников, которые заметили бы странное поведение?

— Эх… — глубокий печальный вздох. — У нее очень даже была мать. Сильнейшая ведьма. Но я был идиотом и не учел эту маленькую, но весьма важную деталь.

— Ведьма? Боги, вы в этом мире жили, или в каком-то параллельном?! — я потихоньку начинала сходить с ума. Колдуны, черная магия… Мне всегда казалось, что это были пустые сказки.

— В этом, Морана, в этом, — горько засмеялся Герт. — Но я предусмотрел сложность в общении с родственниками. Лорелей написала письмо матери, где очень пылко описывала как ее спас от смерти прекрасный мужчина, и она внезапно воспылала к нему благодарственной любовью. А чтобы не терзаться болью при виде мужа, она временно уехала в загородное поместье этого мужчины. Конечно, мать Лорелей негодовала. Но в ее интересах было скрыть подобный поступок дочери, дабы не погубить окончательно ее репутацию. Я наивно полагал, что она оставила нас в покое. Но ведьма просто готовилась.

— Она хотела забрать дочь обратно?

— Конечно. Она ни на секунду не поверила в странную влюбленность Лорелей. И я был слепцом, который предпочел обманываться ложными надеждами.

— Начинаю терять нить повествования, — спустив ноги с кровати, спрыгнула на пол. Герт вздрогнул, но продолжал сидеть у камина.

— Да, прости, я могу надолго утонуть в этих воспоминаниях. Постараюсь убрать лишние эмоции из рассказа, — мне показалось, что я обидела своего магического друга, но у меня не было времени выслушивать тонкости переживаний в прошлом коварного мага.

— В общем, мы успели прожить вместе с Лорелей один год. После получения развода, тайно обвенчались. Я упивался чувствами Лорелей, и даже знание того, что все это — ненастоящее, не умаляло моего торжества. Целый год мы вели себя совно настоящая семья.

— Дети? — прервала мужчину, больше всего страшась услышать положительный ответ. Герт хохотнул.

— Я же говорил. "У барона не было детей."

— Ах, да. Я забыла. Продолжай, пожалуйста.

Подойдя к сидящему мужчине, положила ладони на крепкие плечи. Какой же он мощный!

— Все было прекрасно вплоть до приема, организованного Лорелей в честь наступающего Нового Года.

Я замерла. Кажется, грядущий праздник "кот" будет всячески игнорировать, как воспоминание о страшной трагедии…

— Ее мать явилась на прием. Я не успел, она заговорила с Лорелей и смогла снять мои чары. Моя жена вспомнила все, что я натворил…

Герт обхватил лицо ладонями. Я почувствовала, что вот оно — сейчас начнется самый кошмар. Опустившись на колени, обняла его, прижавшись грудью к горячей спине.

33.Проклятый

Герт сидел молча, лишь рваное дыхание выдавало его волнение и…боль? Я крепче обняла мужчину, чувствуя даже со спины, как гулко бьется его сердце. В этот раз не хотелось подталкивать его к продолжнию разговора наводящими вопросами. Я тепреливо ждала, опустив голову на его плечо. Он шумно вздохнул и чуть расслабился, словно, наконец, принял тяжелое решение.

— Лорелей… — его голос дрожал. — Она побледнела. Оттолкнув от себя мать, она рванула на верхние этажи. На счастье, гости только начинали прибывать, и мало кто видел эту сцену. Я побежал за женой, краем сознания отметив странную улыбку на губах ведьмы. И слезы. Эта женщина причинила дочери самую страшную боль, и она пошла на это осознанно, чтобы спасти ее от той лжи, в которой Лорелей жила в течение года. Не мне винить ее, мои поступки были гараздо ужаснее. Однако, в тот момент моя ярость была оглушительной. Я выпустил рвущуюся наружу силу безконтрольно, взрывая пространство самой черной, злой магией. Возможно, даже убил кого-то. Ни в тот момент, ни позже, я этого не проверял.

Я замерла, пытаясь совладать с эмоциями. Словно находясь там, рядом с магом, представляла ту ужасающую картину боли, отчаяния и ярости. Мне стало не по себе, но разжать свои объятия не могла, словно прикипела намертво к этому поверженному магу.

— Она стояла в библиотеке, сжимая в руках маленькую черную книгу, и смотрела в пылающее пламя мертвыми глазами. Я попытался позвать ее, но Лорелей словно перестала слышать звуки. Тогда я подошел к ней и коснулся плеча. Медленно, до боли и скрежета зубов медленно, она повернула голову в мою сторону. В ее потускневших глазах отражался огонь, придавая Лорелей демонический вид. В тот момент я впервые испугался…

Герт взял мои ладони в свои руки и прижал к себе сильнее. Мои губы уткнулись в его шею, и я почувствовала как быстро пульсирует кровь в сонной артерии. Вдохнув уже ставший любимым запах мужчины, мягко поцеловала горячую кожу. Герт вздрогнул, но не изменил положения.

— Книга полетела в сторону. Я почему-то отвлекся на нее, и не заметил того, как Лорелей стремительно подхватила маленькие ножнички, лежащие на столике у камина… — кажется, мы оба синхронно тяжело вздохнули. — Когда она снова повернулась ко мне, в глазах ее бушевало пламя безумия. Красивое лицо исказила гримаса боли и ненависти. Одним резким движением моя жена набросилась на меня, выставив руку с ножницами вперед. Я замешкался всего на миг, и это стоило мне лица…

Он снова замолчал. У меня перед глазами слишком ярко вырисовывалась описанная им картина. Я словно была там, видела искривленный в ненависти рот красивой молодой женщины, окровавленное лезвие ножниц и мужчину, покорно сносящего заслуженные удары. Жутко. Я терялась в эмоциях, разрываясь между состраданием к несчастной женщине и жалостью к тому, чьи плечи до сих пор крепко обнимала своими руками. Он молчал. И я осмелилась прервать тишину первой:

— Ты мне покажешь?

— Ты не отстанешь, так? — отчаяние в его голосе заставило поколебаться в своем желании. Я дернула плечами, пытаясь согнать это чувство.

— Хорошо, я подожду до конца твоего повествования. Ты ведь не рассказал о проклятии. Это сделала Лорелей?

— Нет, не она. Позволишь? — он мягко убрал мои руки и встал. Я осталась сидеть у камина, когда Герт в несколько шагов отошел к окну и повернулся ко мне спиной. Я заметила, как крепко он сжал несчастный подоконник. Казалось, еще немного, и светлая крошка посыпется на пол.

— После того, как Лорелей исполосовала мое лицо ножницами, она с несвойственной ей ранее прытью выскочила из библиотеки. Я пытался ее догнать, но кровь застилала мне глаза, мешая разбирать дорогу. Когда я понял, куда она направлялась, бросил попытки увидеть путь и бежал вслепую, сшибая углы и мебель. Мы неслись по дому, поднимаясь все выше и выше. Я почти догнал ее на последней ступеньке, но смог схватить лишь за платье. Ткань юбки треснула, и Лорелей выскочила на крышу. Как сейчас помню это мгновенье. Ветер швырял снежные хлопья, перемешанные с ледяными иглами дождя. Моя жена неумолимо приближалась к краю, то и дело поскальзываясь на мокрой поверхности. Ветер нещадно бил ее хрупкую фигурку, и я не знаю каким чудом она смогла дойти до самого последнего выступа, не упав раньше. В последний раз она обернулась в мою сторону и указала на меня пальцем. Я рванул из последних сил, падая животом на мокрую крышу, пытаясь дотянуться до ее одежды, но… Не смог.

На пол посыпались куски камня. Я боялась пошевелиться, не смея подойти к магу, опустившему голову ниже плеч. Он уткнулся лбом в холодное стекло.

— Ее взгляд до сих пор мне снится в кошмарах… — глухой, еле различимый шепот еле донесся до моих ушей.

Протянула руку, чтобы убрать внезапно появившуюся влагу с лица. Знала ли я, как утешить этого сломленного мужчину? Нет. Был ли достоин он прощения? На этот вопрос у меня тоже не находилось ответа. Поэтому я продолжала сидеть у камина и следить за Гертом, предоставив тому самому решать, когда заговорить снова.

— Проклятие… Я не знаю, достаточная ли это плата за сломленные жизни, — снова заговорил мужчина спустя какое-то время. — Когда я все же решился открыть глаза, крыша была пуста. Лорелей не издала ни звука, пока падала в пропасть. Повернувшись назад, увидел за спиной ее мать, но не смог ничего сказать. Все еще не веря в то, что произошло, я молча смотрел, как на стремительно стареющем от горя женщины появлялось осознание произошедшей трагедии. Но, в отличие от дочери, она нашла что сказать мне.

****Горький смешок прервал тяжелое повествование.

- И что она сказала тебе? — дрогнувшим голосом спросила я.

— Она заговорила. Языком черной магии. Я был слишком ошеломлен, потрясен поступком Лорелей, чтобы вслушиваться в слова проклятия. Ведьма выкрикивала мне в лицо страшные слова, гнев и ненависть, отчаяние и боль потери вложили в проклятие такую силу, такую мощь, что когда она закончила кричать, стены поместья содрогнулись. Молния пересекла небо, осветив ставшую безумной женщину. Именно раскат грома заставил меня вздрогнуть и очнуться. Я провел рукой по лицу, пытаясь убрать кровь. Морщась от физической боли, попытался излечить себя магией, но все, что мне удалось — это лишь остановить кровотечение. Ведьма засмеялась, увидев мои попытки себя излечить. Она крикнула, что эти следы останутся со мной навсегда, как память о том, что я совершил.

Я молчала. Сон как рукой сняло. Путаясь в мыслях, пыталась понять свое отношение к тому, что только что услышала.

— Ты все еще хочешь посмотреть на меня? — вопрос прозвучал тихо, но я его расслышала. Однако, не знала, что ответить Герту. Я сама не понимала, чего хотела больше: бросить все и сбежать из проклятого места, или остаться с ним и попытаться понять, достоин ли этот мужчина прощения. Достаточно ли он страдал? Искупил ли свои грехи?

— Не знаю, — просто ответила я, понимая, что решать такие вещи не имела никакого права. Кто я такая, чтобы судить его? Не святая, это уж точно.

34.Что-то новое

Герт вздохнул и отошел от окна.

— Боишься? — его вкрадчивый голос вынудил поднять глаза от пола. Я медленно прошлась взглядом от его черной обуви, плотных темных штанов к знакомой рубашке странного покроя. В районе шеи мужчины мой взгляд остановился и я замерла, внезапно осознавая, что он стоит ко мне лицом. Не прикрывая правую сторону, а прямо. Всего одно движение глазами вверх — и я увижу те жуткие шрамы, которые он так старательно скрывал от меня.

— Не боюсь, — по-детски заявила я, пытаясь уверить в этом прежде всего саму себя. Но, чем дольше я тянула, тем больше опасалась своей реакции.

Герт сделал шаг вперед и опустился на колени рядом со мной. Я непроизвольно зажмурилась.

— Не думал, что ты такая трусишка, — усмехнулся маг. Осторожно взяв мои руки в свои, он заставил почувствовать под пальцами шрамированную кожу, прижав мои ладони к своему лицу. И замер в ожидании.

Под левой рукой я ощутила ярко выраженную бугристость, неровность кожи. Ни одного сантиметра гладкого участка. Я открыла глаза и встретилась с медовым взлядом моего таинственного кота. В свете пламени шрамы вокруг его правого глаза словно ожили. Борясь с желанием одернуть руку, медленно погладила изувеченную часть лица. Герт прикрыл глаза, словно ему была приятна моя своеобразная ласка.

— Ты не страшный, совсем нет, — сипло сказала я. — Знаешь, бытует мнение, что шрамы украшают мужчину.

Герт коснулся моей руки и засмеялся.

— Не все шрамы украшают. Некоторые превращают в чудовище.

— Ты слишком зациклен на внешности, — хохотнула я, пытаясь перевести в шутку его слова. — В чудовище превращают мерзкие поступки, а не физические увечья.

Герт странно посмотрел на меня, словно впервые увидел. А я пыталась понять, почему не испытываю ужаса глядя на изувеченное лицо мужчины. А там было от чего впасть в истерику! Крупные бугристые шрамы в каком-то хаотичном порядке рассекали его кожу от линии бровей до подбородка, покрывая собою всю площадь лица от носа до уха. Я удивилась, как у него остался целым глаз при такой-то травме!

— Ты не боишься… — с удивлением заметил Герт, изучая мою реакцию, пока я нагло пялилась на его лицо. Вместо ответа, кивнула. — Все-таки ты странная девушка, Морана.

— Я тебя расстроила? — улыбнулась, пытаясь унять невесть откуда пявившуюся дрожь.

— Нет, скорее озадачила, — Герт продолжал стоять на коленях, возвышаясь надо мной на целую голову даже в таком положении.

— Ладно, с печальными темами закончим. Скажи, как снять твое проклятие?

— Не могу.

— Не можешь?! — задохнулась от возмущения. Я тут видите ли пытаюсь спасти коварного мага, а он даже сказать не соизволит, каким образом мне это сделать?! Я вскочила с пола и яростно плюхнулась на кровать. Сидя с видом оскорбленной невиннности, намеренно избегала встречаться с ним взглядом.

— Ты не понимаешь, Морана, — он встал, отряхивая штаны. Только вот зачем? Я не заметила ни крошки!

— Я не не хочу тебе сказать. Я не могу.

— Это… часть проклятия? — начала догадываться я.

— Именно.

— Вот жеж гадство! — воскликнула на эмоциях. — И что же делать?

Герт подошел ко мне и положил свои горячие руки на мои плечи.

— Просто живи тут. Будь рядом. Остальное решится как-нибудь само собой.

— Ха! — ответила я, быстро закипая. Но маг не дал мне отдаться своему гневу, успокаивая меня мягкими поглаживаниями по плечам. — Я не могу здесь жить. У меня работа.

— Ты можешь не работать. Я знаю о деньгах, которые тебе оставила Гадрун.

— Ты стремительно теряешь баллы, кот, — подняла руку в предупредительном жесте. — Я не привыкла бездельничать. И бросать работу ради безбедной лоботрясной жизни в поместье не намерена.

— Да уж, что-то женщины стали слишком независимыми, — заметил Герт, потирая подбородок.

— Пришлось, — огрызнулась, откидывая одеяло в сторону. — В общем так, я тебя услышала. Подумаю, как можно решить эту проблему. А сейчас, если ты позволишь, я бы все же поспала немного. Завтра предстоит бессонная ночка, и мне нужны силы для того, чтобы пережить ее.

Герт хмыкнул. Отойдя на пару шагов в сторону, он наблюдал за моими попытками устроиться на кровати. Когда я укрылась, маг наклонился ко мне и подоткнул одеялко вокруг моих плеч. Склоненная голова мужчины оказалась так близко, что его темные волосы скользнули по моей щеке.

— Спокойной ночи, Морана.

— Сп-покойной н-ноч-чи… — я совсем не кстати начала заикаться. Герт обворожительно улыбнулся и коснулся легим целомудренным поцелуем моего лба. Не смогла сдержать вздох разочарования, что не укрылось от наглого "кота". Он засмеялся, откинув голову назад. А мне стало так стыдно, что я не нашла ничего лучше, чем натянуть одеяло до самой макушки, скрывая заалевшие щеки.

— Отдыхай, моя прелесть. Не бойся, я тебя не трону.

"Лучше бы тронул!" — отчаянно подумала я, и тут же спохватилась. Это что еще за мысли такие появились в моей голове?!


К моему искреннему сожалению, приятная тяжесть рук мага исчезла с кровати. Я осторожно опустила краешек одеяла, чтобы подглядеть, куда делся мой личный сорт кошмаров.

Герт нашелся у камина. Ну действительно, где же еще ему быть?

— Ты будешь спать? — я постаралась придать голосу побольше равнодушия.

— Да, сейчас. — сделав несколько пассов над камином, он повернулся. Видя вопрос в моих глазах, ответил: — Обеспечил бесперебойную работу камина на всю ночь.

— Магией? — зачем-то уточнила очевидное.

— Магией, милая моя.

Он снова прищурился и начал окутываться привычной чернильной дымкой.

— Погоди! — крикнула и тут же прикусила нижнюю губу. Черт! Почему мой разум сегодня капитулировал, передавая всю власть в руки чувств и эмоций?

— Да? — вопросительно заломленная бровь и странная ухмылка Герта парализовали мое внимание. Мерцающая дымка остановилась в районе бедер мужчины.

— Не мог бы ты не… не превращаться пока в кота?

— Хм… — маг сделал вид, что серьезно задумался. — Но где же мне тогда спать?

— Зд-д-десь… — ответила дрогнувшим голосом, похлопав на место подле себя.

— Это расценивать как приглашение? — он откровенно забавлялся ситуацией.

— Ой, все! — типичный женский ответ выручил меня в этот неловкий момент. Я картинно надула губы и отвернулась от нахальной улыбки чеширского кота.

— Ладно, драгоценная моя, не кипятись! — маг развеял тьму у своих ног и шагнул к кровати. — Ты прелестна, когда смущаешься и злишься.

— А ты ужасен, когда нервируешь меня! — все еще дулась на мужчину, отчаянно борясь с желанием ответить на улыбку.

— Я знаю, — укладываясь бочком рядом со мной, ответил Герт. Совсем близко, так, что я почувствовала его дыхание на своей щеке.

— Ты ведь это делаешь специально, да? Тебе нравится меня доставать?

— Каюсь, грешен! — он пюхнулся на спину и шутливо поднял ладони вверх, принимая свое поражение.

— Спи уже, я не шутила. Не знаю, как тебе, но мне очень нужно восполнить силы перед новогодней ночью.

Мужчина устроился на подушке, закинув руки за голову. Оставаясь поверх моего одеяла, он словно показывал безгрешность своих намерений.

— Спи, дорогая. Не беспокойся, я буду охранять твой сон, — Герт нахально подмигнул. Я пнула мага в плечо, пытаясь хоть немного проучить зазнайку, но он лишь засмеялся.

— Ответь на последний вопрос и я буду спать, — серьезно посмотрела на ухмыляющегося мужчину. Он вальяжно кивнул, разрешая мне спросить. — Ты всегда был такой невыносимый? Или многолетнее заточение так испортило твой и без того не ангельский характер?

— Боюсь, наоборот, дорогая. Я был хуже. Намного хуже… — коварная улыбка коснулась его губ.

— Ой, все! — я снова позорно бежала под знамя глупенькой барышни, не находя нужных слов для ответа. Как ему удавалось быть одновременно таким невозможным, невыносимым, оставаясь при этом безумно притягательным?

— Спи уже, сокровище мое, — снова легкий поцелуй в лоб, и я закрыла глаза с блаженной улыбкой на лице.

35. Новый год

Проснулась я в отличном настроении. Еще не открывая глаз, зевнула и широко улыбнулась, ощутив под руками теплое мужское тело. Посмотрев на него еще сонными глазами, почувствовала, как в душе запорхали бабочки. Герт спал, повернувшись на бок, устроившись на подушке ко мне лицом. Таким безмятежным я не видела его никогда. Легкая полуулыбка говорила о том, что моему магу снилось что-то приятное. Поддавшись порыву, убрала темный локон со лба мужчины. Все-таки он был очень красив, если не считать ужасающих шрамов на правой щеке.

— Доброе утро, красавица! — резко распахнувшиеся медовые глаза с интересом уставились на меня. Сейчас, при свете утреннего солнца, желтизна в них казалась не столь очевидной, больше просто оттеняя светло-карий оттенок. Я поняла, что так и не убрала руку с его лица.

— Боги, что же мне со всем этим делать? — выдохнула с каким-то отчаянием, понимая, что я глубоко завязла в болоте по имени Герт. Мужчина, вопреки моим ожиданиям, не усмехнулся и не начал издеваться.

— Морана…

Я прервала его, положив палец на мягкие горячие губы. Мелькнувшее в его глазах недоумение тут же сменилось пониманием, едва он тоже услышал шаги в коридоре.

— Дафна, — прошептала я, кивнув в сторону двери. Маг моментально обратился в кота, а мой палец очутился на черной влажной кнопке кошачьего носа. Скрипнув зубами от злости, что нас снова прервали, натянула на лицо приветственную улыбку.

— Доброе утро, Морри! Ты уже встала? — нырнула в спальню взлохмаченная голова подруги. Я широко зевнула и кивнула.

— Только проснулась, — одной рукой поглаживая черную шерсть кота, потянулась другой к телефону на тумбочке. — Семь часов? Ты чего в такую рань встала?

— Да выспалась как-то, — развела руками Дафна, прыгая на мою кровать. — А ты с котом спала всю ночь?

Ее глаза хитро блеснули. Задавив едва зарождающееся смущение, ответила на улыбку подруги.

— Конечно, а то ты не знаешь, как котики любят спать в хозяйской кровати.

— Ага, знаю, — поддакнула Даффи. — Ну что, как распланируем день?

— Сначала умывашки, — протерла глаза и снова зевнула. — Затем на кухню, готовить салатики, мариновать мяско и прочее. Потом навестим ребят в их лагере, узнаем, вдруг им что-то нужно. После обеда проверим украшения, закинем мясо в печь. Нужно будет заехать в бабушкин дом за ноутбуком, чтобы было что посмотреть ночью.

— Отлично, рада, что ты все продумала. Я только вставлю один маленький пунктик, можно? — подруга ждала моего одобрения. Я кивнула. — Так как мы не планировали, что Оливер приедет, у меня нет подарка для него. Заскочим в работающие магазины? Может, чего найдем?

— Ты права, — я хлопнула себя по лбу, как я могла об этом забыть? — Обязательно купим Оливеру подарок!

А сама мысленно добавила: "И одному пушистому магу нужно что-нибудь присмотреть. Как ни крути, а это будет первый совместный Новый Год!"


Как оно и случается в празднечные дни, время побежало вперед со спринтерской скоростью. Нарезав заготовок для салатов и решив вопросы с горячим, мы спешно приводили себя в порядок для визита в деревню. По ходу дела решили переиграть несколько пунктов плана, поменяв местами поиск подарков и поход к лагерю Оливера. Всем известно, что в праздники у магазинов сокращенный рабочий день.

Умывшись прохладной водой, я примяла выбившиеся из высокого хвоста прядки.

— Даффи, давай быстрее! — крикнула подруге, закрывая за собой дверь в ванную комнату. Из спальни послышалось глухое: "Иду, иду!"

Широко шагая к парадной лестнице, я чуть не споткнулась о резко вынырнувшего из библиотеки кота.

— Ауч! — воскликнула, махнув руками для восстановления равновесия. — Смотри, куда идешь!

— Мяу! — ответил кот, и я прикусила губу, видя в его глазах издевку. Уже зная, что увижу, подняла взгляд с кота и встретилась с Дафной. Ее лицо выражало сильное сомнение в моем психическом здоровье.

— Морри, это ты коту сейчас высказывала про "смотреть куда идешь?"

— Эмм… - замялась, подыскивая подходящие слова. — Ну да, ему. А ты, разве, с котами не общаешься как с разумными существами?

Лучшая защита — нападение! Непреложная истина, которая сработала и в этот раз. С лица подруги сошло странное подозрительное выражение.

— Да, ты права. Я что-то туплю. Ты готова?

— Как видишь, — развела руками, показывая свою экипировку. На мне было теплое зимнее пальто, джинсы, любимые сапоги на толстой подошве с ярко выраженным протектором, как раз для снежной погоды. За плечами красовался знакомый рюкзак — извечный спутник любых моих перемещений.

— Тогда бегом, пока не закрылись последние магазины! — подхватывая меня под локоть, помчалась вниз по лестнице Дафна. Я кинула прощальный взгляд на кота и позволила себя вытолкать из поместья на свежий морозный воздух.


Мы зависли у прилавка с разнообразными сувенирами в честь наступающего года.

— Может, какую-то вонючку в машину? — Даффи держала в обеих руках по фигурному ароматизатору для автомобилей, предлагая мне выбрать между зеленой елочкой и тузом пик.

****

— Нее, слишком просто, — отмахнулась от подруги, прикидывая, что могло бы заинтересовать моего кота. Учитывая его безвылазное существование в поместье, даже простые обыденные современные вещи могут стать для него сюрпризом. Осталось только подгадать под его интересы. Черт, а ведь я даже не узнала о его увлечениях! Магия не в счет. Книги? Но библиотеке поместья позавидует любой книжный магазин. К тому же, меня терзали смутные сомнения, что древнему магу будет интересна современная литература.

— Может, пластинка? — Даффи помахала перед моим носом большим картонным прямоугольником с изображением чернокожего мужчины.

— Ты что-то путаешь, Оливер не фанат блюза. Да и, насколько я помню, его проигрыватель накрылся еще прошлой весной.

— Если такая умная, давай свои предложения! — разозлилась Даффи, резким движением возвращая пластинку на место.

— Не злись, я сама ломаю голову, но ничего путного не придумывается, — неловко развела руками и сшибла стоявшую на самом краю полки статуэтку в виде большого черного кота.

— Ой! — успела перехватить ее в паре сантиметров у грязного пола. — Простите!

Нервно засопевшая женщина за прилавком всеми силами боролась с желанием нахамить мне. Я робко улыбнулась, устанавливая фигурку поглубже на полке.

— Кого-то он мне напоминает, — задумчиво покусывая указательный палец, произнесла Дафна, глядя на меня с черным котом.

— Хм, — я посмотрела на спасенную керамическую зверушку. — Возможно. Но мой лучше.

— Однозначно! — кивнула подруга. — Так что, чем порадуем Олли?

Еще раз осмотрев забитые всякой всячиной полки, я заметила в глубине маленькую шкатулку в виде сундучка. Потянувшись к ней, чуть не уронила небрежно сваленные рядом в кривую стопку книги. Придерживая второй рукой и своим плечом бумажную башню, ухватилась пальцами за шкатулку, подтягивая ее к себе. От напряжения даже, кажется, высунула язык.

— Что ты там нашла? — заметив мои потуги, заинтересованно спросила Даффи.

— Сейчас, не мешай, — буркнула в ответ, подтягивая к себе холодный металл. Выудив желаемый предмет, подпихнула стопку книг обратно, придав ей более устойчивое положение, и начала изучать шкатулку. Та была выполненна из серебристого металла с растительным орнаментом, выдолбленным на острых гранях и крючковатых ножках. К моему удивлению, на сундучке нашелся небольшой замочек.

— Простите, а можно его открыть?

Полный раздражения взгляд продавца высказал все то, что она не могла себе позволить озвучить вслух.

— У него нет ключа.

— Как так? — искренне удивилась я. — В чем тогда смысл шкатулки, которую невозможно открыть?

— Девушка, это антиквариат. Вещь старинная, ключ давно утерян. Либо берите так, либо ставьте на место.

— Какая грубая, — пробурчала себе под нос, отставляя шкатулку в сторону.

— Может, купим Оливеру бутылку хорошего алкоголя? Что-то голова пухнет, не вижу здесь ничего, что могло бы ему понравиться!

Я разделяла чувства Даффи. Но у меня остался еще один персонаж, от которого, в отличии от друга, бутылкой алкоголя не откупишься.

Еще раз бросив скользящий взгляд по полкам, снова остановилась на серебристой шкатулке без ключика. Отчего-то очень захотелось ее купить.

— Я возьму ее, — твердо произнесла, поставив на прилавок перед женщиной шкатулку. Продавец лишь вяло кивнула.

— Что-то еще?

— Нет, спасибо, — достала кошелек и выдала в пухлые руки требуемую сумму. С довольным видом закинув шкатулку в рюкзак, вышла на улицу.

— Зачем ты ее купила? — Дафна посмотрела на меня с явным непониманием.

— Не знаю, захотелось, — пожала плечами. Я на самом деле не могла сказать, почему мне вдруг стало так важно приобрести эту старинную вещицу.

Без лишних разговоров отправились в продуктовый за бутылкой для Оливера. Прихватив парочку и для себя, пошли к бабушкиному домику за ноутбуком и вещами.

— Знаешь, у меня какое-то странное предчувствие по поводу сегодняшней ночи, — выдала подруга, снимая ботинки в прихожей. Я лишь пожала плечами, так как давно перестала обращать внимания на истерично вопящую интуицию.

Уложив в рюкзак ноутбук, порадовалась тому, что додумалась держать его в доме на зарядке. Полная батарея давала шанс на просмотр парочки фильмов прежде чем экран окончательно погаснет. Нырнув в свою комнату, начала подбирать сменные вещи.

— Даффи, ты свою одежду собрала?

— Как раз заканчиваю, — крикнула из гостинной подруга. — Думаю, будет проще взять весь чемодан, чем таскаться туда-сюда первого числа.

— Согласна, — кивнула я, застегивая розовый чемоданчик. Закончив со сборами, закрыла домик на ключ.

— Теперь к Оливеру?

— Сначала скинем вещи в поместье. Если честно, спина отваливается, — пожаловалась подруге, указывая на забитый до отказа рюкзак за плечами.

— Конечно, конечно! — быстро согласилась Дафна, придерживая передо мной калитку.

До поместья добрались достаточно быстро. Я удивилась, не услышав привычное "Кар!" над головой. Интересно, куда пропал мой маг? И почему не встречает?

Оставив чемоданы в холле, скинула рюкзак на стул. Огляделась по сторонам, но присутствия кота так и не заметила. Странно…

— Ну что, идем? — весело спросила Дафна, спускаясь с лестницы. Первым делом по прибытии она заняла ванную комнату по вполне физиологическим причинам, и теперь вся сияла, словно скинула несколько надоедливых килограммов.

— Конечно, идем. — медленно ответила, все еще выискивая кота взглядом. Где же его черти носят?!

36. У Оливера

Еще на подходе к лагерю, где-то в районе лесной поляны, мы услышали громкий смех и музыку из колонок. Ребята действительно выбрали очень живописное место для стоянки: палатки выстроились вдоль лесной границы, расположившись таким образом, чтобы при пробуждении первое, что видишь, было красивейшее озеро, закованное в толстый лед.

Оливер нашелся около кострища, в одиночестве помешивающий деревянной ложкой какое-то варево в котелке. Я сделала вдох, пытаясь унюхать что за жижа булькает в умелых руках друга.

— Бульон?

— Ага! — весело отозвался Олли. — Рад вас видеть! Правда, думал, вы навестите нас еще утром.

— Были дела в деревне, — неопределенно махнув рукой в сторону, ответила я. Дафна подошла ближе к Оливеру, усиленно втягивая носом насыщенный аромат бульона.

— Есть хотите? Пообедаете с нами?

— Спасибо, дорогой! — обхватила его за плечи Дафна. — Не дашь умереть с голоду двум замерзшим цветочкам!

— Конечно! — засмеялся Оливер. — Пару минут, и будем накрывать на стол.

Я огляделась в поисках "стола", и нашла у крайней палатки разборной столик на тонких ножках.

— А где все? — поражаясь тишине в лагере, спросила Дафна.

— Так украшать пошли. Как пообедаем, вместе пойдем смотреть что они наворотили, — подмигнул Оливер, заправским поварским движением сыпанув смесь соли и специй в бульон.

— Надеюсь, вы не спалите мне лес, — с наигранным беспокойством отозвалась я, с наслаждением вдыхая смесь сладкого морозного воздуха и запах наваристого куринного бульона.

— Обижаешь! Мы же лучшие друзья природы!

— Гринписовцы чертовы, — беззлобно пошутила Даффи. — Где тут у вас миски?

— Вижу, вы хорошо нагуляли аппетит, — усмехнулся Оливер. — Посмотри около крайней палатки, там в черном пакете.

— Нашла! — с победоносным кличем выскочила к костру минутами позже подруга, потрясая в руке пакет с бряцающей внутри посудой.

Оливер подцепил толстой палкой крючок, на котором висел котелок, и аккуратно поставил посудину на приготовленное рядом место, устланное старыми газетами.

— Сейчас, позову остальных и начнем, — накрывая котелок крышкой, сообщил друг. Мы терпеливо ждали, пока Оливер зычным голосом крикнул в лес призыв к обеду, и стайка уставших, но счастливых людей появилась на границе леса и побережья.

— О, Морана, Дафна! Рада вас видеть! — воскликнула Элен, протягивая руки для обнимашек к подруге. Я сделала шаг назад, пропуская девицу к Дафне, невольно вспомнив о черном коте на пышной розовой груди Элен. Тряхнув головой, прогнала мерзкое видение и улыбнулась остальным членам команды Оливера.

— Как справились? Помощь не нужна?

— Спасибо, все отлично! — ответил мне высокий блондин в оранжевой дутой куртке. Улыбнувшись на все тридцать два, он протянул мне руку. — Вчера не успели познакомиться как следует. Я — Клайм.

— Очень приятно, Клайм, — ответила улыбающемуся парню. — А я, как ты уже знаешь, Морана. А вот эта веселая девушка в очках — Дафна.

— Спасибо, что приютили Элен, — теплый взгляд, брошенный в сторону ненавистной мне девушки сказал многое. Я досадливо поморщилась, но тут же снова улыбнулась парню.

— Какие вопросы, так поступил бы любой.

— Ты очень добрая, Морана. Очень рад, что теперь знаком с тобой, — не успела я развесить уши в ожидании сладкого потока комплиментов моей скромной персоне, как Клайм сменил тему. — Тут невероятно красиво. Тебе очень повезло, что такой волшебный участок земли теперь твой. Я бы оставил жизнь в городе ради возможности жить в таком месте.

Глаза парня затуманились мечтательной дымкой. Я почувствовала укол совести — ведь сама, обладая этими землями, только и думала о том, как бы поскорее вернуться к привычному городскому ритму. Или уже нет?

С каждым днем мне становилось все сложнее делать правильный выбор. Да и что в моем случае было бы верным? Принять предложение мага, остаться в поместье и пытаться наладить удаленную работу, или же вернуться в город и заезжать в поместье только на время отпускных каникул?


Поляна, украшенная крупными гирляндами в виде лампочек накаливания, выглядела сказачно. Ребята включили для пробы электричество, большой короб переносного генератора равномерно заурчал. Развешанные по деревьям лампочки осветили снежные лапы елей мягким желтым светом, создавая атмосферу сказки и уюта.

— Великолепно! — восторженно выдохнула я, стоя посреди полянки, окруженная желтыми огнями. — Ночью здесь будет невероятно круто!

— Мы старались, — подала голос Элен, стоявшая теперь рядом с улыбающимся Клаймом. Я быстро отвернулась, испытывая странные чувства при виде этой парочки.

— Вы же придете ночью? — спросил Оливер, схватив меня за руку, заглядывая прямо в глаза.

— Конечно придем! — ответила за меня Дафна, отрезая все пути к отступлению, если бы у меня таковые были. Однако, я и сама была готова дать моментальное согласие, так как романтическая натура во мне жаждала настоящего чуда.

****"Вот бы Герту показать эту полянку!" — неожиданно подумалось мне. Герт… Куда же, черт побери, он пропал? Или, может, уже вернулся и ждет меня в библиотеке?

— Ладно, ребят, мы пойдем пока в поместье. Вернемся ближе к полуночи, — хватая за руку Дафну, затараторила я, увлекая подругу с полянки в сторону дома.

— Конечно, ждем вас! — послышалось в спину.

— Морри, ты чего? Успеваем же! — попробовала возмутиться подруга, но я на нее шикнула.

— Как же: мясо запечь, салаты заправить, помыться, накраситься, одеться… Все еще считаешь, что времени полно? — я сунула ей под нос руку с часами, маленькая стрелка которых ютилась возде цифры семь.

— Ой, и правда! Что-то я совсем во времени потерялась! — тут же согласилась Дафна. — Но мне кажется, подруга, что ты кое-кого избегаешь…

— Кого же, инетересно знать?! — я даже остановилась, желая посмотреть Дафне в лицо.

— Элен.

— Ха! — воскликнула я, поднимаясь на крыльцо. — Три раза ХА!

— Вот и я о том же, — пробурчала себе под нос Дафна, думая, что я ее не услышала. Но на пререкания с ней не было желания, и я сделала вид, что шпилька пролетела мимо.

Холл встретил нас тишиной и полумраком. Я схватила оставленные специально на этот случай спички и зажгла несколько свечей в красивых подсвечниках.

— Пять минут на переодевашки и на кухню! — скомандовала строгим тоном и пошла на второй этаж. Очень хотелось умыться и сменить одежду. Дафна тихо шла сзади, не произнося больше ни слова. Так же молча она ушла в свою комнату, а я пошла дальше по коридору, к своей спальне. По пути привычным жестом заглянула в библиотеку. К моему удивлению, там было темно.

Снова подумала о том, где черти ноят моего кота? Так и не найдя ответа на этот вопрос, закрыла за собой дверь в спальню и упала спиной на покрывало, расставив руки в стороны.

— Где же ты, друг мой сердешный? — процитировала слова из старой сказки вслух. Ответом мне была тишина. Постепенно раздражение на кота сменилось беспокойством. Нет, мы, конечно, не договаривались быть всегда и везде вместе, но какого черта? Перекатившись на живот, обхватила руками подушку и уткнулась в нее носом. Пролежав так несколько минут, дала себе мысленного пинка и бодро встала с кровати. Зацепившись ногой за лямку рюкзака, который я прихватила по возвращению из лагеря, чуть не свалилась на пол. В последний момент ухватилась за столбик кровати и вернула себе устойчивое положение. Вспомнив о шкатулке, потянулась расстегивать рюкзак.

Маленький сундучок таинственно поблескивал в свете свечи. Вздохнув, отставила его на тумбочку у кровати и потянулась за спичками. Разведя в камине огонь, стянула с себя одежду и накинула домашний костюм. Снова потянулась к шкатулке.

— Мора-а-а-на-а-а-а!

— Чего тебе? Время еще не истекло! — крикнула в ответ орущей подруге. Та уже показалась в приоткрытой двери спальни.

— Давай бегом, я еще хочу успеть помыться перед праздником!

— Иду, иду, — кряхтя как старушка, закинула шкатулку в ящик комода. Изучу ее позже.


На кухне дела спорились. Дафна занималась горячими блюдами, я заканчивала с нарезками и салатами.

— Что-то мы еды наготовили как на роту солдат! — вытирая лоб от капелек пота, сообщила Дафна, усаживаясь на стул около меня.

— Не пропадет! Поделимся с ребятами. Там вон сколько мужиков, разлетится за одну ночь, не преживай!

— Да я не переживаю, — вздохнула подруга. — Может, для разгончика, откроем одну бутылочку?

— А давай! — не стала противиться желанию Дафны.

После бокальчика вина дело пошло веселее. Подруга включила музыку на своем телефоне, и мы даже начали громко подпевать в процессе готовки.

— Слушай, а куда Валерик делся? — внезапно вспомнила о коте подруга. Я пожала плечами с деланным равнодушием.

— Он же кот, гуляет сам по себе. К ночи вернется, думаю. Поужинать!

Дафна засмеялась, а у меня снова в душе поселилось неприятное предчувствие какой-то беды. Допив залпом остаток вина, звякнула бокалом о стол.

— Повтри, пожалуйста.

— Смотри, не разгоняйся сильно! Нам еще всю ночь веселиться, — посмеялась подруга, но налила мне до краев.


— Меня двумя бокалами не возьмешь! — вертя на тонкой ножке стеклянный фужер, наблюдала за перекатывающимися в искусственном шторме темно-красными волнами.

— Ну-ну, — с сомнением ответила Дафна, убирая бутылку в сторону. — Не говори потом, что я тебя не предупреждала.

Я проигнорировала пророческое заявление подруги, сделав очередной глоток. Мысли настойчиво кружились вокруг фигуры таинственного мага.

***

Я стояла около кровати, глядя на подготовленный для празднования наряд. Все еще сомневаясь, стоит ли заморачиваться, если под теплым пальто ничего не будет видно, я поглаживала светлую ткань красивого легкого платья.

— С другой стороны, почему я должна думать о том, увидит ли кто-то мой наряд или нет? Я же одеваюсь прежде всего для себя? — рассуждая вслух, подхватила нежную ткань и уверенным движением накинула его на голову, продевая сквозь короткие рукава руки и ныряя головой в квадратный вырез декольте. Расправив ткань вдоль тела, подошла к зеркалу.

— Чего-то не хватает, — задумчиво протянула, поглаживая шею. Подарок Дафны пришлось снять, так как он совершенно не подходил по стилю к платью. Ровно как и мой кулон с вороном. Я прикрыла глаза, погружаясь в очередные грезы о маге.

Внезапно на шею легло что-то холодное и тяжелое. Руки нащупали неровную поверхность какого-то украшения. Мигом открыв глаза, я увидела в отражении Герта, стоявшего у меня за спиной. Не глядя на колье, повернулась к нему лицом со вздохом искреннего облегчения.

— Где тебя носило весь день?! Я же волновалась, чурбан ты бессердечный!

37. И жизнь разделилась на "до" и "после"

Герт очаровательно улыбнулся.

— Ты скучала?

— Вот еще! — насупившись, тут же ответила я. Ладонь снова потянулась к прохладному металлу на шее. — Спасибо за подарок.

— И что, даже не посмотришь на него? — коварный маг подмигнул мне, заставив кровь огненной лавой пробежать по венам.

— Отчего же, очень даже… — поворачиваясь обратно к зеркалу лицом, я замерла так и не договорив фразу. Колье было великолепным! Нет, даже это слово не могло отразить весь мой восторг при виде данного произведения ювелирного искусства! Серебро и нежные аметисты создавали удивительный тандем, воплощение женского изящества и юности.

Три крупных аметиста квадратной формы в окружении серебристых змеек-зигзагов красовались на моей шее, прикрывая ключицы.

— Невероятно! — выдохнула я, поглаживая холодные камни подушечками пальцев. Маг за спиной продолжал улыбаться, а у меня внутри просыпалась горячая волна чего-то щемяще-нежного по отношению к этому изувеченному красавцу. Когда я перестала обращать внимание на его шрамы? Сложно сказать. Сейчас, глядя в его мерцающие желтым светом глаза, понимала одно- я пропала.

И дело было вовсе не в колье, хоть оно и было самым шикарным подарком, когда-либо подаренным мне мужчиной.

— Ты выглядешь потрясающе, Морана, — первым нарушил затянувшуюся тишину маг, снова разворачивая меня к себе. Я робко улыбнулась и опустила глаза.

— Спасибо тебе, подарок великолепный, — я запнулась, так как в этот момент Герт прикоснулся к моему подбороду и небольшим нажимом заставил поднять лицо. Встретившись с его медовым пламенем, я почувствовала, как к щекам прилила кровь. Все замерло, и я забыла, что нужно дышать. Предвкушение неизбежного поцелуя заморозило мое тело, вынуждая стоять статуей в ожидании действий мужчины.

Герт нежно провел ладонью по моей шее, заводя пальцы за волосы, погружаясь в каскад локонов. Наклонив голову так близко, что его дыхание опалило кожу, он притянул меня к себе. Я зажмурилась, ныряя с головой в омут невероятных ощущений. Дрожь пробила колени, но вторая рука мага крепко держала за талию, не позволяя позорно свалиться к его ногам. Губы Герта обожгли пламенем и я окончательно потеряла себя в этом страстном и одновременно, нежном поцелуе.


Мягко отстранившись, он дал мне возможность сделать глоток воздуха. Все так же обаятельно улыбаясь, Герт терпеливо ждал моей реакции. Только я терялась, как поступить. Хлестнуть по лицу пощечиной? Обнять вокруг шеи? В голове царил хаос из порхающих розовых бабочек.

— Я… — невольно прикоснувшись пальцами к горящим губам, стыдливо уткнулась взглядом в черные носки его туфель.

— Сладчайший мед, моя Морана, — бархатный голос выбивал почву из-под ног.

— М-мне п-пора, — запинаясь, попыталась обойти мага не поднимая глаз. Но Герт задержал меня, перехватив запястье.

— Боюсь, кое-чего не хватает, дорогая, — он отпустил мою руку и вернул меня к зеркалу, крепко удерживая за плечи. Глядя на свое отражение, гадала: в какой момент я превратилась в застенчивую барышню, краснеющую по поводу и без? Тем временем Герт вытянул передо мной ладонь, на которой лежали изящные серьги, — в комплект к моему колье. Дрожащей рукой взяла одну сережку и лишь со второго раза смогла продеть ее в ухо. Словно наблюдая за нами со стороны, внезапно подумала, что мы выглядим как женатая пара позапрошлого столетия. Внимательный муж дарит новое украшение своей молодой жене перед выходом к гостям на праздничный бал. Закрепив вторую сережку, пошевелила головой, чувствуя приятную тяжесть украшений.

— Вот теперь ты готова, — развернув обратно к себе, Герт мягко коснулся губами моего лба.

Я хотела было что-то ответить, но он резко отстранился и сделал несколько шагов в сторону кровати. Одно мгновенье — и передо мной на покрывале сидел черный крупный кот. А еще через мгновенье в дверь спальни постучали.

(Колье и серьги Мораны)


***

Дафна с удивлением рассматривала мои украшения, совершенно забыв прикрыть рот.

— Где ты говоришь нашла такое сокровище?

— Да вот, в нижнем ящике комода, я же уже третий раз тебе объясняю! — во мне помимо воли начало просыпаться раздражение. Врать подруге не хотелось, но не могла же я сказать, что драгоценный гарнитур — подарок кота!

— Даффи, мне кажется, ты говорила, что мы спешим?

— А, да, конечно, — растерянно пробормотала Дафна. — Вот почему я не нашла подобной коробочки у себя в спальне?

Подруга проговорила фразу почти шепотом, но я все же ее расслышала.

— Ты хотела сказать, в моей спальне? — улыбнулась, чувствуя непривычный укол ревности. Нет, мне совсем не жалко предоставить лучшей подруге гостевую спальню. Да я бы дала и дорогое украшение поносить, если бы та нашла его в поместье. Но, все же, предпочитала самостоятельно распоряжаться всеми находками в доме, а не вынужденно дарить все, что ни пожелает моя не кровная сестра.

— Жадина! — притворно надула губы Даффи.

— Перестань! Ты прекрасно знаешь, что мне для тебя ничего не жалко. Просто…

— Ага, вижу! — прервала мои слова подружка. — Ладно, забей! Сделаем вид, что этого разговора не было.

Я хотела переубедить Дафну, показать истинные мотивы сказанного, но в какой-то момент в голове щелкнуло. Сколько можно оправдываться? В конце концов, кто мог упрекнуть меня в прижимистости?!

— Мр-р-р-мяу! — напомнил о себе молчаливый свидетель нашей перебранки. И мне стало стыдно. Вдруг кот тоже счел меня скрягой? Заглядывая в его медовые глаза, со страхом искала там следы осуждения или презрения. Но тот лишь прищурился и потянулся, подставляя изогнутую спину под мою ладонь. Погладив черную шерсть, почувствовала себя лучше и благодарно улыбнулась.

— О, Валерик вернулся, — заметила подруга, наблюдая за нами с котом. Я лишь кивнула. — Пойдем уже, как раз покормим его перед тем, как идти к ребятам.

Я взяла кота на руки, прижав к своей груди. Снова в голове всплыла непрошенная картинка: Герт на руках у Элен. Кот ткнулся в оголенный участок кожи под ключицей, вырвав меня из плена дурных мыслей.

— Милый мой котик, — чмокнула его между ушек, направляясь следом за подругой к широкой лестнице. О том, что за личиной "котика" скрывался вполне себе половозрелый мужчина, я предпочла забыть в данный момент.


Насыпав Герту в миску мяса, специально оставила несколько тарелок с заправленными салатами и закусками на столе. Как так вышло, что я до сих пор не узнала, чем питается мой маг?!

— Остаешься за главного, — шутливо сказала коту, накидывая на плечи теплое пальто. Он лишь едва заметно кивнул головой. Подхватив пакеты с наполненными едой мисками и кастрюлями, вышли с Дафной под ночной небесный купол.

Словно в подарок всем нам погода стояла великолепная. Чистое небо сверкало бриллиантами звёзд на темном бархате ночи. Приближающееся полнолуние вовсю ощущалось при взгляде на почти идеальный круг ночного светила. Я вдохнула морозный воздух и улыбнулась.

Подходя к украшенной гирляндами полянке, мы невольно сбавили ход. Как я и предполагала, жёлтый свет лампочек окрасил деревья волшебным ореолом, а лёгкая рождественская музыка погружала в праздничную атмосферу по полной. Казалось, что вот-вот из заснеженных веток деревьев покажется голова Рудольфа с сияющим красным носом, а следом за ним на поляну выкатятся золотые сани Санта-Клауса, решившего повторить Рождественский кутеж.


— Давайте ваши пакеты, — вырывая из рук тяжелую ношу, парни вмиг оставили нас налегке. — Зачем сами тащили? Позвонили бы, я бы помог, или Клайм!

Оливер бурчал, как вредный старикашка, но от этого становилось лишь теплее. Друг всегда старался заботиться о нас с Дафной, в меру своих сил и возможностей, а так же — насколько мы сами позволяли это делать.

— Да чего вас мотать лишний раз по снежным сугробам, — отмахнулась Дафна. — Мы не травиночки-тростиночки, не переломимся!

— Так вот какие эти знаменитые ботанические выражения Дафны! — присвистнул Клайм. — Наслышан, наслышан…

— Гладиолус ты перезрелый, Клайм, — ткнула парня кулачком в рукав оранжевой куртки подруга. — Хватит издеваться. Это моя фишка!

— Держи, — отвлекла меня от созерцания милой перебранки Элен, протягивая металлическую кружку с ароматным глинтвейном. — Замерзли, небось, пока до нас дошли?

— Да не особо, — задумчиво протянула, разглядывая плавающие на поверхности напитка специи. Потом опомнилась, почувствовав, что переборщила с грубостью. — Спасибо, очень вкусно!

Элен расплылась искренней улыбкой.

— Оливер варил, он у нас мастак.

— Знаю, — буркнула я, чувствуя себя подобно ужу на горячей сковороде. Поэтому поспешила сменить тему. — Все так красиво! Вы молодцы! И даже генератора не слышно.

— Да, музыка заглушает рев мотора, — усмехнулась Элен. — Ладно, я побежала, нужно помочь с последними приготовлениями.

— Я допью и подойду к вам, — ответила девушке, делая глоток горячего вина. Запах корицы и аниса успокаивал, даря волшебное ощущение праздника.

Дафна подошла с близнецом моей чашки, сияющие глаза выдавали в ней еле сдерживаемый восторг.

— Нет, ты видела? Красотища!

— Видела, я ж не слепая, — ответила подруге, постучав пальцем по дужке ее очков.

— Бе-бе-бе! — высунув язык, ответила подруга. Мы рассмеялись, и я почувствовала, как напряжение начало понемногу меня отпускать.

Допив глинтвейн, мы присоединились к ребятам, расставляющим угощения на двух разборных столиках, приставленных вплотную один к другому. К сожалению, или к счастью, ужинать мы собирались не на украшенной огнями полянке, а около палаток, с видом на закованное в белый плен озеро. Луна освещала наше скромное пиршество лучше любого фонаря.

— Дорогие друзья! Давайте поднимем наши бока… кружки за Морану, ведь если бы не она — нам бы пришлось праздновать Новый год в унылой городской квартире! — Оливер поднял свою кружку, и остальные потянулись для дружного "дзыньк". Следом понеслись веселые тосты с разными юмористическими историями, которые чередовались с кратковременным затишьем во время поглощения салатиков и горячего. Наша индоутка пользовалась большим успехом, однако, шашлык Клайма не уступал ей в популярности.

Искренне наслаждаясь вечером, позволила себе на короткое время забыть об одиноком маге, запертом в мрачном поместье. Если бы я дала себе волю и погрузилась в эти мысли, пришлось бы возвращаться в поместье, а как объяснить такое поведение друзьям в голову мне никак не приходило.

Время неумолимо приближало нас к знаменательной дате. Оливер, как самопровозглашенный командир лагеря, достал телефон и включил прямой эфир, показывающий крупным планом часы главной ратуши.

Я сжала маленькое сердце из красной бумаги, которое вырезала незадолго до прихода в лагерь. Бабушка воспитывала меня с верой в чудеса, в хорошие приметы и сказки. Поэтому, начиная лет с десяти, я неизменно следовала этому старинному обычаю на всех новогодние праздники, дабы привлечь в свою жизнь настоящую любовь.

Клайм достал бутылку шампанского, а мы дружно допили остатки глинтвейна, быстро сполоснув чашки простой водой. И вот куранты начали отсчитывать последние секунды уходящего года. Клайм умело снял фольгу и раскрутил мюзле, придерживая пробку большим пальцем.

Сделала шаг назад, боясь встречи пробки со своим лбом в случае неудачи парня. Но тот не оплошал. С эффектным "чпок" пробка выскользнула из горлышка и тонкая струйка газового обрачка вырвалась наружу. Разлив по кружкам шампанское, он успел как раз к финальному аккорду курантов. Мы дружно чокнулись металлическими стенками своих импровизированных фужеров и под громогласное "Ура!" выпили в честь наступившего Нового Года.


Я сидела молча, слушая веселую трескотню ребят и попивая свое шампанское. Внезапно все те мысли, от которых я так успешно сбегала все это время, навалились скопом, лишая меня возможности трезво смотреть на ситуацию. Чья была в том вина: алкоголя в крови, всеобщей радостной атмосферы или же моих собственных тараканов, — не важно. Но меня со страшной силой потянуло в поместье.

Наклонившись к Дафне, прошептала ей, что мне нужно отойти в лесочек. Подруга кивнула, даже не удостоив меня ответным взглядом, полностью погруженная в очередную перепалку с Клаймом. Остальные даже не заметили моего ухода, чем в другое время я была бы очень раздосадована. Однако, сейчас это было мне только на руку.

Пробежав по сугробам до полянки, невольно остановилась в кругу желтых лампочек. Ребята то ли забыли выключить музыку, то ли специально оставили ее для поддержания праздничной атмосферы. Сейчас из динамиков лилась песня "Ich wurd es horen" группы Nebelung. Я расставила руки в стороны и начала медленно кружиться, глядя в звездное небо, окруженная искрящимся снегом и вереницей желтых огненных шариков. С огромным изумлением заметила вдруг начавшие срываться одна за одной снежинки, постепенно переросшие в небольшой снегопад.

Внезапно свет лампочек мигнул. Колонки зашипели, прервав льющуюся из динамиков мелодию. Я резко остановилась, от чего тело повело в сторону. Оказавшись около генератора, словно в замедленной съемке увидела первые искры. "Кажется, короткое замыкание. Надо бы ребятам сообщить!" — подумала я, оставаясь намертво пригвожденной около набирающего обороты фонтана из искр. В нос ударил запах паленой проводки. Отмерев, я рванула в сторону деревьев, но не успела спрятаться за спасительными толстыми стволами. Оглушительно громыхнув, генератор взорвался, высвобождая высокое огненное пламя, взвившеся к небу выше моей головы.

Взрывной волной меня швырнуло на землю. Дерево, рядом с которым стоял генератор, надломилось и вспыхнуло красными искрами. Я метнулась было в сторону, но тяжелый ствол с противным скрипом упал мне прямо на левую ногу, намертво припечатав к стремительно оттаивающей под нами земле. Закашлявшись от подступающего черного дыма, я могла лишь надеяться, что ребят привлечет грохот взрыва и дым от поедающего снежные ветки огня.

Огонь лизал дерево в опасной близости от моей стопы. Вскрикнув, попыталась вырвать ногу из смертельного плена, но поверженный ствол словно приклеился ко мне намертво, не сдвигаясь ни на дюйм.

Я задохнулась в крике о помощи, почувствовав как легкие наполнил ядовитый дым. Перед глазами запрыгали черные мушки и враз потемнело. Где-то на границе сознания услышала отчаянное "Кар!"

…Или это были всего лишь мои предсмертные грезы…


38. Любовь нежна? Она груба и зла. И колется, и жжется, как терновник.*

"Что есть любовь? Безумье от угара,

Игра огнем, ведущая к пожару,

Столб пламени над морем наших слез,

Раздумье необдуманности ради,

Смешенье яда и противоядья." *



Герт.

С самого утра чувствовал себя препаршиво. Даже спустя десятилетия воспоминания о событиях той злополучной новогодней ночи терзали меня, словно все произошло только вчера.

Эта девушка, Морана, — она отвлекала меня от губительных мыслей пока устраивала суету в поместье, но стоило ей и ее оригинальной подруге покинуть стены дома, как воспоминания вернулись. Свернулись ядовитыми змеями вокруг моего сердца, терзая его снова и снова.

Я стоял в спальне, которую девчонка ошибочно считала своей. С приходом девушки здесь все неуловимо изменилось, словно она влила в эти разваливающиеся стены свежий глоток жизни. Я все еще не был уверен до конца, сможет ли она помочь мне снять проклятие или нет. Время было ко мне неумолимо, надежды оставалось все меньше и меньше.

Но, чего уж скрывать, впервые за столько лет мне хоть кто-то смог понравиться. Ни о какой любви с первого взгляда и речи не шло, в эту розовую чушь только женщины и верят. Но, все же, было в этой девушке что-то такое, что заставляло сердце нет-нет, да забиться сильнее, когда держал ее в своих объятиях.

Улыбнулся, вспомнив мягкие губы Мораны. Я не покривил душой, когда сравнил ее со сладким медом. Возможно, сказывалось длительное вынужденное воздержание? Или я просто размяк.

Тьфу, самому противно.

Злобно усмехнулся и лег на кровать, закинув руки за голову.

Перед мысленным взором промелькнула картинка: мои руки на тонкой шее девушки, ее сияющие глаза, манящие приоткрытые в восторге губы…

Убрал руки и перекатился на бок. То колье и серьги давно, еще в прошлой жизни, я выиграл у старого барона Фердинанда. Ох и злилась тогда его мерзкая женушка, пытаясь меня испепелить ненавистью в глазах! А я что? Не я ставил на кон любимый гарнитур жены, не я проигрался в пух и прах только потому, что перебрал с коньяком!

Опять вернулся мыслями к Моране. Ей удивительно шли эти украшения. Словно для нее были созданы.

В душе снова шевельнулось нехорошее предчувствие. Я не мог понять, было оно связано с моим ежегодным личным адом или же это касалось девчонки. Встав с кровати, начал мерить шагами комнатку.

Мне с самого начала не понравилась идея девушки пригласить в лес компанию подростков. Однозначно, наворотят бед! Вот к галдалке не ходи!

Остановился около тумбочки. Один из ящиков был неплотно прикрыт. Любопытство сгубило кошку. Не зря существует такая поговорка.

Потянулся к ящику, тот легко поддался. На аккуратно сложенной стопке белья лежала маленькая серебряная шкартулка. Острый укол в самое сердце. Не может быть! Осторожно взял изящную вещицу в руки. Как я и предполагал, ключа рядом не нашлось. Не удивительно, учитывая, сколько лет этому сундучку.

Поднес шкатулку к глазам. Да, сомнений быть не могло. Это именно та шкатулка!

Вздохнул и положил сундучок обратно. Сейчас не время и не место открывать его.

Новый укол в сердце всерьез заставил прислушаться к себе. Внезапно я понял, что Морана в беде.

Не думая, рванул на крышу, а дальше — на мощных черных крыльях, пристально вглядываясь в черноту леса подо мной. Еще на подлете к лагерю друзей девушки я услышал страшный взрыв. Не сдержал крика отчаяния, рвущегося из самого сердца наружу. Спикировал вниз, к огненному столпу, который словно маяк указал мне место трагедии.

На лету превращаясь в самого себя, услышал последний хрип Мораны о помощи. Моментально сориентировавшись, заметил бревно, что удерживало девушку на земле. Забыв о жаре огня, обхватил пылающий ствол двумя руками, поднимая его над девушкой. Совсем некстати Морана потеряла сознание! Теперь не приходилось надеяться на то, что она вытащит ногу самостоятельно. Вдохнул горячий воздух и рывком отбросил бревно в сторону. Пламя пожирало ближайшие деревья, почти окружив нас огненным кольцом. Я подхватил девушку на руки и бросился в единственный уцелевший "выход" из смертельной ловушки, перепрыгивая на ходу обваливающиеся дервья. Огонь сжигал одежду прямо на моем теле, но я не обращал внимания на эти мелочи. В голове билась одна мысль: бежать! Бежать к поместью!


Морана.

Первые секунды я не могла понять, где нахожусь и что вообще происходит. В горле неприятно саднило, глаза резало песком и при каждой попытке их открыть выступали слезы. Кашлянула, и в тот же миг мою руку накрыла горячая ладонь.

— Морана? Ты в порядке? — хотела было ответить, но в горле запершило, и вместо слов выдала лишь сдавленный кашель. — На, выпей.

К губам прикоснулся тонкий фарфор, по горлу прокатилась горьковатая теплая жижа с травянистым вкусом. Насилу проглотила, подавив рвотный позыв.

— Что это за гадость? — говорить стало намного легче.

****- Лекарство, — на глаза мне легла прохладная мокрая повязка, принося облегчение. Выждав несколько секунд, я убрала ее прочь и посмотрела на спасителя.

— Ой! — вырвался испуганный крик. Герт, а это был он, был в кошмарном состоянии. Весь в черной копоти, с красной кожей в больших волдырях. Он усмехнулся и тут же скривился от боли. — Что с тобой? Что случилось? Как все? Что с лесом?

— Сколько вопросов, — проворчал маг. Сверкнув на меня злым взглядом, он заговорил, по мере рассказа повышая голос. — Отвечу на твои вопросы, наказание ты мое! Что случилось? А вот черт его знает, Морана! Что случилось?! Почему ты оказалась в огненном кольце, придавленная бревном в смертельной ловушке? Почему никто из твоих распрекрасных друзей не пришел к тебе на помощь?! Какой умник догадался притащить этот опасный агрегат в лес? Если бы я не успел, ты бы погибла! Ты это понимаешь?! ПОГИБЛА БЫ!!!

Герт, кажется, сам не заметил, как перешел на крик. Каждое слово вколачивало меня в подушки все глубже, хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, сбежать от яростного гнева мужчины. В глазах защипало от слез. Судорожно вдохнув, я попыталась вставить слово в его монолог, но не смогла. Заметив, как дрожат его обгоревшие руки, я забыла о своей обиде.

Но маг и сам уже начал успокаиваться, очевидно, выплеснув на меня последствия пережитого стресса. Огонь в его глазах медленно затухал, глубокая складка между бровей разгладилась. На лице появилось виноватое выражение. Взяв снова мою ладонь в свои руки, он заговорил:

— Прости, я не хотел тебя испугать, — крупная дрожь его пальцев отвлекала меня от слов мага. Я сжала его руку, вызвав у него новую гримасу боли. Тут же отпустила пальцы, но он удержал меня в цепком захвате и попытался улыбнуться.

— С лесом, — засипел Герт, откашлялся и продолжил уже нормальным голосом. — С лесом все в порядке. Когда я принес тебя сюда и удостоверился, что ты вне опасности, вернулся на место пожара и потушил его. Твои друзья живы, и вот-вот завалятся в спальню. Если ты не против, мы поговорим обо всем позже. Я потратил весь свой резерв на лес и залечивание твоих ран, теперь мне нужно восстановиться, чтобы подлатать самого себя…

Герт осторожно развел руками. Крик ужаса был готов сорваться с моих губ, но я успела зажать рот рукой. Рубашка мага, а точнее, ее обгоревшие лохмотья, словно приварились к покрытой крупными волдырями коже мужчины. Черные разводы смешались с кровавыми потеками и сукровицей, образуя жуткий узор. Я видела, что маг мучается от физической боли, но старается не показывать мне насколько ему тяжело даже просто разговаривать.

— Я… я могу чем-то помочь? — тихо спросила, чувствуя в душе полный раздрай. Он отрицательно покачал головой.

— Прости меня за грубость. Я просто… — Герт запнулся, словно боялся продолжить предложение. Только захотела подтолкнуть его к продолжению своей мысли, как мы услышали крик Дафны, донесшийся с первого этажа.

— Мора-а-на-а-а! Ты ту-у-у-т?

— Я в спальне! — кашлянув, крикнула в ответ. Маг отошел к окну. Приоткрыв его, окутался дымкой и так и упорхнул прочь, не показываясь мне в виде кота или ворона. Мелькнула догадка, что он не хотел лишний раз пугать меня видом обгоревшей плоти. Очевидно, при смене ипостаси ранения не исчезают полностью…

Мои размышления прервала запыхавшаяся Дафна. Ее лицо было покрыто копотью, очки запотели от конденсата.

— Морана, ты в порядке? — восстановив дыхание, обеспокоенно спросила подруга. Подозреваю, она пыталась понять — пострадала ли я в пожаре или нет. Пошевелила ногой, на которую в лесу упало дерево: боли не было. Мой милый, милый маг! Вместо того, чтобы лечить себя, он позаботился в первую очередь обо мне. Глупая улыбка расцвела на моем лице, вводя подругу в когнитивный диссонанс.

— Морана? — осторожно переспросила Дафна, подходя к кровати. Я вздрогнула и ответила:

— Да, я в порядке. А что, собственно, случилось?

— Т-так т-ты не знаешь? — начала заикаться подруга. Я состроила удивленный вид. Ну а как иначе я могла объяснить свое нахождение в кровати в то время, как мой лес подвергся уничтожению огнем?

— Даффи, что случилось? И почему ты так выглядишь? — мысленно я вручила себе аж несколько статуэток "оскара" за актерскую игру. Дафна вздохнула, понимая, что сейчас предстоит вывалить на меня не самые приятные новости.

— Генератор… Он взорвался…

— Боги! — воскликнула я, продолжая играть. — Вы в порядке? Никто не пострадал?

— Мы целы. Но…

— Что?! Говори уже, пока я не придумала себе что-то пострашнее реальности! — села в кровати, отметив краем сознания, что маг раздел меня до белья.

Прочь, прочь мысли! Не время!

— Твой лес… он немного пострадал… — Дафна упорно разглядывала носки своих сапог, боясь поднять на меня глаза.

— Насколько все плохо? — сейчас я сама себе напоминала уставшего генерала, которому принесли вести с полей о потерях в очередной битве.

— Полянка выгорела… Однако, дальше кольца деревьев огонь не пошел, — поспешила заверить меня подруга. Я выдохнула с облегчением. Снова теплые волны нежности к магу всколыхнулись в моем сердце.

Стоп! Не время!

— А как вы остановили огонь? — этого Герт не рассказал, а мне страсть как хотелось узнать, как именно он предотвратил трагедию.

— Не поверишь, — впервые за время нашего диалога улыбнулась подруга. — Снегопад. Сильный, похожий на метель, но без сопутствующего урагана! Словно белой стеной он окутал место пожара и постепенно затушил все искры. Прям чудо какое-то!

Я улыбнулась, ведь прекрасно знала имя этого "чуда". Кажется, я у "котика" теперь в огромном долгу.

_________________________

* — слова из пьесы "Ромео и Джульетта" У. Шекспира.

39. Рассвет новой жизни

Остаток ночи прошел без увеселений. Я спустилась вниз и помогла ребятам убирать последствия пожара. Вытаскивая запутавшийся в ветках обгоревший скелет гирлянды, невольно возвращалась к моменту взрыва. Что же произошло с генератором? Халатность ребят в установке, снегопад или же трагичная случайность? Что именно повлекло такие последствия?

Под ногой хрустнул стеклянный купол обгоревшей лампочки. Черт! Это же теперь вокруг куча битого стекла останется! Ладно сейчас, зима — и все мы в обуви с толстой подошвой. А что делать летом, когда любой камешек прекрасно ощущается голой пяткой сквозь тонкие шлепки?

Решив позже обсудить с Гертом возможность уборки полянки от следов пребывания здесь незадачливой компании, дернула на себя приварившуюся к веткам проволоку. От поднявшегося облачка горелой трухи чихнула. Запах гари уже пропитал всю одежду и волосы насквозь, руки покрылись плотным слоем черной пыли.


Закончив уборку под светом парочки мощных переносных фонарей, ребята разбрелись по спальным местам. Оливер подошел ко мне и положил руку на плечо.

— Морана, — начал друг, с видимым трудом подбирая слова. — Прости, если бы я только знал… Я бы никогда не привез ребят сюда. Мы оплатим ущерб, обязательно!

— Олли, — я тронула ладонью его покрытое черными разводами лицо. — Какие к черту деньги? Главное, сделать правильные выводы из сложившейся ситуации. И больше такого не допускать.

— Конечно, конечно, — растерянно ответил Оливер. Подняв на меня глаза, он тихо сказал: — Спасибо. Ты просто чудо, Морри.

Я отмахнулась от сомнительного комплимента. То, что я чересчур добрая, знала и без лишних напоминаний.


Вернувшись в спальню после горячей ванны, расстроилась. Кота на привычном месте все еще не было. Невольно в душе всколыхнулось беспокойство за мага. А вдруг он не смог восстановиться и сейчас тихо лежит и страдает в темноте и одиночестве? Или, не дай боги, без сознания валяется посреди леса?

Волнение все нарастало, прогоняя даже намек на желание поспать. Накинув сверху пижамного костюма махровый халат, вышла из спальни, подсвечивая себе дорогу фонариком на телефоне.

Первым делом заглянула в библиотеку, но там снова было темно. Проведя лучом света по всем углам, поняла, что мага тут нет. Вздохнув, вышла из библиотеки, прикрыв за собой дверь. Идя вдоль коридора, гадала, в какой комнате мог спрятаться Герт. Прошмыгнув на цыпочках мимо закрытой комнаты Дафны, пробежала в другой конец коридора. Убранный нами еще накануне пол был чист и никак не выдавал возможного пребывания мага в какой-либо из комнат. Вздохнув, нажала на ручку ближайшей двери.

Скрипнув не смазанными петлями, та с неохотой поддалась. Комната, которую я видела до этого лишь мельком при свете дня, и до которой мы с подругой пока не дошли со своими исследовательскими планами, встретила меня мрачной тишиной. Серебристый лунный свет падал на пол сквозь приоткрытое окно. Морозный ветер свободно гулял по помещению, волнуя сдвинутые к стене шторы.

В тишине раздался хриплый стон. Подавив в себе острое желание убежать прочь, подошла к дивану, подсвечивая свой путь телефоном.

— Герт? — спросила шепотом, боясь ошибиться.

Вместо ответа мужчина протяжно застонал. Я подняла лучик света на диван и тут же опустила его обратно. На диване лежал мой маг, свернувшись калачиком, спиной ко мне. Отложив телефон на ближайший столик фонариком вверх, сделала освещение в комнате более приемлемым для моих глаз.

— Герт, миленький, скажи, чем я могу помочь? — прошептала, осторожно коснувшись темных волос на его голове. Мужчина дернулся и прошептал:

— Морана…

Я почувствовала, как слезы потекли по моим щекам. Видеть страдания мага и не иметь возможности их облегчить было для меня подобно самой изощренной пытке.

— Морана, — добавив твердости голосу, он, кряхтя как старик и скрипя зубами, повернулся на спину, вытянув ноги вдоль дивана. — Морана…

— Что? — я тут же опустилась на колени перед диваном, готовая внимать каждому слову мужчины.

— Если тебе не сложно, в моей… нашей спальне остался кувшин с травяным настоем…

Не обращая внимания на внезапное уточнение, вскочила и бегом отправилась в "нашу" комнату. На тумбочке у кровати нашла нужный кувшин. Схватила его, прижав к груди, и поспешила обратно к магу.

Лишь у дивана сообразила, что совершенно забыла о стакане или чашке.

— Прости, я забыла стакан, — виновато созналась, поднося кувшин к дрожащим губам Герта.

Сделав несколько крупных глотков, он коснулся моей руки. Я убрала кувшин на пол и впилась взглядом в полуприкрытые глаза мага.

— Спасибо, — прошелестел Герт и попытался улыбнуться. Я с облегчением отметила, что кожа мужчины постепенно становилась ровнее, а страшные пузыри начали уменьшаться и подсыхать.

— Почему… — я запнулась, почувствовав что ступаю на тонкий лед. Но мне нужно было узнать ответ на этот вопрос, поэтому я продолжила: — Почему ты потратил все свои силы на мое лечение, а не на себя? Ты же нуждался в этом гараздо больше меня…

****

Маг ответил мне долгим взглядом. Криво усмехнувшись, он прошептал:

— Мне кажется, ты и сама знаешь ответ, Морана…


Я смутилась от полыхнувшего в медовых глазах огня.

— Я… я не знаю, — запнувшись, отвела взгляд от обворожительного мага. Мужчина коротко хохотнул и взял мою ладонь в свою руку.

— Знаешь, Морана, знаешь. Просто боишься себе признаться.

Невольно отметила, что магу стало лучше. Тугой ком в районе солнечного сплетения начал потихоньку исчезать. Благодаря плохому освещению его раны уже не выглядели столь пугающе, а улыбка не вызывала гримасы боли на красивом лице.

— Герт, — устав сидеть на коленях, я развернулась, чтобы упасть на попу, но не рассчитала маневра и начала заваливаться на пол. Не знаю, как это произошло, но уже в следующий миг мы оказались на полу вдвоем, и моя голова покоилась на правой руке мага.

Несколько долгих мгновений мы молча смотрели друг другу в глаза, а потом Герт осторожно поднес левую руку к моему лицу и убрал упавшую на лоб прядку волос. Я сделала небольшой рывок вперед, чтобы помочь ему, и стукнулась кончиком носа о его нос. Сердце громко ухнуло в груди и замерло в предвкушении. Улыбка исчезла с лица хищно прищурившегося мужчины.

— Морана, — прошептал Герт мне прямо в губы, опаляя дыханием. Я судорожно сглотнула, чувствуя, как теряю последние крупицы разума. Маг притянул меня к себе ближе, плотно впечатывая в крепкое сильное тело.

— Герт, — ответила срывающимся шепотом и зависла в ничтожном миллиметре от его приоткрытых губ.

В ребра гулко стучало сердце мужчины, догоняя и перегоняя по скачкам мое собственное.

А в следующий миг он преодолел последнее расстояние между нами и поцеловал меня…

***

Утренний свет пробивался сквозь окно в спальне, мешая досматривать волшебный сон. Сладко потянувшись, открыла глаза, мигом вспомнив прошедшую ночь. Глупая улыбка сама собой растянулась на лице. Повернув голову в сторону, увидела на подушке мирно спящего черного кота.

Наверное, так даже лучше. Ведь если бы сейчас сильные мужские руки обнимали меня, как вчера ночью, боюсь мы бы могли пропустить момент появления подруги, полюбившей нарушать наше уединение в самый неподходящий момент.

Осторожно коснувшись мягкой черной шерсти кота, отметила, что внешне он уже полностью поправился. Правда, не известно, окончательно ли излечился он в человеческом обличии. Под покровом ночи было сложно понять, насколько восстановилась кожа на спине и груди.

Кот заурчал и лениво приоткрыл левый глаз.

— Проснулась?

— Ага, — кивнула, щелкнув пальцем по черному носу. Тот забавно фыркнул, но не отодвинулся. — Как ты? Восстановился уже?

— После вчерашнего? — кот подмигнул мне и спрыгнул с кровати за миг до того, как подушка накрыла место, где он спал.

— Забудь то, что случилось ночью! — гневно воскликнула я, отправляя подушку в сторону кота. Тот удачно увернулся снова, но встал как вкопанный после моих слов.

Я видела, что он собирался ответить, но…да. В дверь постучали. Кот так и не произнес ни слова. Вместо него образовавшуюся неловкую тишину нарушила Дафна.

— Морана? Ты уже встала? Мне показалось, я слышала голоса…

— Да, входи, я уже проснулась, — крикнула подруге, вставая с кровати.

Дафна появилась на пороге слегка взъерошенная после сна.

— Там это, Оливер звонил, — переминаясь с ноги на ногу, она не знала куда деть свой виноватый взгляд.

— Даффи, что с тобой? Хватит уже испытывать чувство вины. Не ты притащила генератор в лес, не ты подожгла деревья.

— Да, но Олли…

— Даффи, — я прервала ее на полуслове. — Я сама их пригласила. Точка. Говори уже, что там Оливер сказал?

40. Побеседуем?

— Не заводись, — моя старая добрая Дафна вернулась! В другое время я бы порадовалась, но сейчас ее "не заводись" только сильнее раззадорило меня.

— Серьезно? После всего… — я запнулась, боясь снова ввергнуть подругу в пучину необоснованного самоистязания. — Не заводиться?…Ладно, проехали. Говори уже, а то я успела представить эпичный конец света.

— Не-не, все в порядке, — улыбнулась Дафна, подняв руки вверх. — Просто просил узнать, можно ли воспользоваться твоей ванной перед отъездом. Они, конечно, походники, но помыться перед дорогой было бы все же приятно.

Я засмеялась, представив эту компашку, стоящую гуськом у двери ванной комнаты в ожидании своей очереди.

— Валяй, будет мой прощальный подарок этим раздолбаям! Только пусть за собой уберут все, а то знаю я этих халявщиков!

Дафна улыбнулась.

— Я прослежу, не переживай.

А я и не переживала. Несмотря на утреннюю перебранку с котом, настроение было великолепным, и портить его из-за каких-то мелочей я не собиралась.

Оставив Дафну главным надзирателем, я переоделась и вышла на улицу. Солнце ярко светило, отражаясь от промороженных до основания за ночь сугробов разноцветными бликами. Прикрыв рукой глаза, пошла в сторону озера.

Над головой приветливо каркнул черный ворон, и я снова глупенько улыбнулась. Приятно чувствовать заботу о себе, особенно, когда совсем недавно простилась с последним родным человеком.

Я вздохнула, вспомнив бабушку. Если бы не ее прощальный подарок, как бы я сейчас жила? Наверное, ушла бы в работу по самую макушку, а ночами депрессировала в своей однушке.

Не появись в моей жизни Герт и это странное поместье, я бы вполне могла зачахнуть на долгие месяцы. А теперь, благодаря этому изувеченному проклятому магу я смогла пережить самое страшное время с минимальными потерями. Да, бабушка определенно знала, что делает.

Одно только жаль: она ничего не рассказывала о поместье. Знала ли она сама о проклятии "духа"? Доверился ли Герт моей родственнице, или же натянул личину заколдованного духа-кота, не раскрывая своего истинного обличия?

Определенно, мне стоило об этом поговрить с мужчиной. Но только когда все посторонние покинут поместье.

Подойдя к угольно-черной полянке, контрастно выделяющейся на фоне остального заснеженного леса, я с сожалением коснулась обгоревшего ствола толстой ели.

Какое все-таки чудо, что Герт тогда успел… Как он вообще почувствовал, что мне нужна помощь? Слишком много серьезных вопросов для такого беззаботного утра.

Внезапная тяжесть на правом плече заставила прогнуться. Сердце испуганно замерло.

— А, это ты, — повернув голову, заметила ворона и выдохнула с облегчением. — Мог бы и предупредить. Я чуть не уделала штанишки от страха.

Ворон каркнул и ткнулся надклювьем (верхняя часть клюва птицы) в мою шапку. Я больше не боялась этой грозной птицы, зная, что Герт не причинит мне вреда. Хотелось еще поразмыслить о том, что случилось ночью, проанализировать свои чувства и эмоции, но в присутствии мага думалось с трудом.

— Слушай, а ведь мы с тобой толком ни разу нормально и не поговрили. Все как-то впопыхах, на бегу. А у меня к тебе столько вопросов!

— Кар?

— Ну, например, ты не рассказывал мне о своих отношениях с моей бабушкой, — я решила воспользоваться случаем и начать прояснять, не откладывая в долгий ящик, интересующие моменты. — Знала ли она, что ты — заколдованный маг?

Ворон оторвался от моего плеча и спикировал на землю. Утонув в черных змейках, он обратился котом.

— Нет, Морана. Для Гадрун я был всего лишь говорящим котом, призрачным духом проклятого поместья, наделенным некой волшебной силой.

— Но почему?

Мы подошли к кромке леса, блеск солнечных лучей на поверхности ледяной воды ослепил меня, заставив остановиться. Потерев глаза, осторожно спустилась по камням к озеру. Кот шел рядом, неслышно ступая на мягких лапах.

— Потому что она не смогла бы снять мое проклятие. А пугать женщину просто так — нет, это ниже моего достоинства.

— Но мне ты открылся, — задумчиво произнесла, теребя пуговицу на рукаве пальто.

— Тебе открылся, — подтвердил маг, усаживаясь на крупный гладкий камень. — Потому что ты особенная.

Я с уливлением уставилась на кота, пораженная его внезапным признанием. Особенная? Но почему?

Кот молчал, а я почему-то не решалась спросить, в чем же заключалась моя особенность. Мы смотрели на поблескивающую поверхноть воды и думали каждый о своем. Когда кот все же заговорил, я вздрогнула.

— Морана, когда твои друзья уедут, я бы хотел с тобой поговорить в спокойной обстановке.

— Не поверишь, хотела предложить тебе то же самое, — улыбнулась, поворачиваясь к коту. — А ты расскажешь, почему я особенная?

Да, я не сдержалась. Любопытство не порок, так ведь?

Кот хмыкнул.

— Расскажу. Если ты сама не догадаешься к тому времени.

****Мы провели еще около двадцати минут рядом с озером, а потом повернули назад. По моим расчетам, компашка должна была уже заканчивать с омовениями, а значит пришло время прощаться.

***

Оливер сидел и ждал меня в холле внизу. Дафны и других роебят я не заметила. Судя по взволнованному виду друга, он собирался снова говорить о пожаре. Я обреченно вздохнула и скинула пальто на кресло.

— Я тебя слушаю, — сказала, усаживаясь на софу.

— Морри, у меня с собой не так много денег осталось, но…

Я подняла руку вверх, прерывая его нервную речь.

— Оливер, мне казалось, мы уже все решили.

— Да, но я считаю, что виноват. И не могу уехать не компенсировав твои потери.

— Хм, — я насупилась. — Давай поступим иначе. Когда я приеду в город, мы встретимся и подумаем, как разрешить эту ситуацию. А сейчас, прошу, оставим это.

Оливер притянул меня к себе и крепко обнял. Дыхнув мне в макушку, он прошептал:

— Морана, ты настоящее сокровище! Повезет же твоему мужу!

Я аж поперхнулась от подобных слов. Отстранившись от друга, посмотрела на него с недоверием.

— Тебя, случаем, не приложило бревнышком в лесу?

Оливер засмеялся. Запустив пятерню в свою шевелюру, он взъерошил короткие пряди.

— Ты серьезно не видишь, как ты отличаешься от… да от всех? — Я равнодушно пожала плечами. — Морана, ты особенная девушка.

А вот это уже дежавю какое-то. Я окинула быстрым взглядом холл в поисках черной мордочки, но кота нигде не обнаружила.

— Не знаю, что вам всем кажется таким особенным, но заявляю с полной уверенностью в своих словах: я нормальная! Обычная девушка с необычным поместьем в придачу.

Попыталась перевести в шутку неловкую ситуацию. Комплименты от Оливера всегда воспринимались мною как нечто неправильное. Я до сих пор не была уверена в том, что он смирился с ролью друга для нас с Даффи. Может, он все еще надеялся на что-то большее?

Отмахнулась от этих мыслей. Мне и так предстояло решить слишком много вопросов, добавлять себе еще одну проблему сейчас не хотелось.

Мы вместе вышли во двор, где ребята уже стояли около гудящих машин. Дафна о чем-то общалась с Клаймом, а Элен с каким-то новым выражением лица за ними наблюдала. Не знаю почему, но я почувствовала себя отмщенной. Хоть это и было совсем по-детски.

— Ладно, ребятушки! Спасибо за прекрасную пьянку! Еще увидимся! — помахала ручкой с крыльца. Прозвучало с сарказмом, но уж что есть, то есть. Клайм чмокнул Дафну в щечку и подошел ко мне.

— Морана, прости нас за пожар. Оливер сказал, ты отказалась от денег. Когда вернешься в город, набери меня, пожалуйста, — он сунул мне в руку визитку. Я кивнула, запихивая кусочек твердого картона в карман.

— Как скажешь, — и улыбнулась. Ну а что? Если так настойчиво хотят — пускай платят. Благородство я уже успела показать, но отказываться от компенсации и дальше было бы полной глупостью. Клайм наклонился и легко коснулся губами моей щеки. Я не смогла удержаться и кинула быстрый взгляд на Элен. Та уже сидела в машине и делала вид, что занята пристегиванием ремня безопасности. Заметив мой взгляд, она улыбнулась и помахала рукой.

— Будьте осторожны! — крикнула отъезжающим машинам. Бьюик Оливера выезжал следом за синим пикапом. Притормозив напротив крыльца, он опустил стекло в окне водительской дверцы.

— Морана, еще раз прости… И спасибо, что приняла нас. Увидимся в городе, не забудь!

— Океюшки! — махнула рукой другу и улыбнулась.

Закрыв за машинами ворота, я повернулась к поместью лицом. Все же мне невероятно повезло с наследством!

41. Наедине

Дафна сидела на софе в холле когда я зашла внутрь дома. Рядом стоял ее чемодан. Я непонимающе уставилась на подругу.

— Это что еще за фокусы? — спросила, указав рукой на чемодан.

— Морри, кажется, мне нужно в город.

— Что-то случилось? — кинулась к Даффи. — Клайм?

Подруга подняла на меня круглые глаза.

— Откуда… С чего ты взяла?

— Говори уже, что там произошло между вами вчера? — усевшись рядом с ней, взяла руки Даффи в свои и пристально взглянула в испуганные глаза.

— Да ничего, просто… — ей однозначно тяжело давались слова. Я терпеливо ждала, выражая молчаливую поддержку. — Просто мне нужно разобраться в себе. В своих отношениях с Куртом.

— Та-а-к, — протянула, наклонив голову. — Ты сейчас не хочешь мне ничего рассказать?

Дафна отрицательно покачала головой.

— Морри, я пока не готова. Мне нужно побыть одной и обдумать все в тишине.

— Я поняла, не буду настаивать. Когда решишься рассказать — знай, я всегда рядом и спокойно выслушаю. И поддержу любое твое решение.

Дафна обняла меня и мы просидели в тишине еще минут деять. Потом подруга встала и улыбнулась

— Я вызвала такси, проводишь до деревни?

— Конечно! — воскликнула я. — Зачем только так спешить? Могли бы вместе поехать…

Я осеклась, заметив осуждающий взгляд подруги. Подняв руки вверх, приняла свое поражение.

— Поняла, молчу. Я люблю тебя, ботаник ты мой!

— И я тебя люблю, Морана. Давай, одевайся.

Быстро собравшись, мы вышли. С каким-то странным чувством я защелкивала большой тяжелый замок на кованых воротах. В этот раз ворон не провожал нас.

***

Захлопнув за Дафной дверь желтого автомобиля, помахала на прощание рукой. Я еще долго стояла прямо на дороге, глядя вслед стремительно удалявшемуся такси. В душе царил полный кавардак. Как-то не рассчитывала так скоро оказаться в полном одиночестве. Хотя, очевидно, так будет лучше для всех нас. Теперь общению с "котом" никто не помешает в самый неподходящий момент.

Где-то в области живота появилось сладкое предчувствие, смесь страха с ожиданием чего-то приятного.

Покачала головой, прогоняя странное наваждение. Засунув руки в карманы пальто, твердым шагом направилась обратно в поместье. Пока я шла вдоль деревни, навстречу мне попалась лишь парочка дворовых собак да один веселенький дедочек, распевающий рождественские песни во все горло. Хмыкнула, понимая, что сегодня все нормальные люди отсыпаются и отдыхают, а не бродят по пустынным улицам, как некоторые.

Добралась до кованых ворот без последствий, всего лишь несколько раз проехав по льдистой корочке подошвами сапог. Звякнув ключами, толкнула ворота.

После отъезда ребят в поместье стало непривычно тихо. За эти дни я успела привыкнуть к постоянному присутствию Дафны, ее ненавязчивому щебетанию.

— Дорогой, я дома! — скинув на спинку кресла пальто, в лучших традициях американских фильмов крикнула в пустоту холла. Та отозвалась гулкой тишиной. — Нет, это уже даже не смешно!

— Герт, где тебя черти носят?! — злобно пыхтя как паровоз, поднялась по главной лестнице на второй этаж. Поместье молчало. Пройдя до двери в библиотеку, уже привычным движеним нырнула носом внутрь.

— Герт! Почему ты не отзывался?! Я же звала тебя! И почему не встречал? — напала с гневными вопросами на сидящего в задумчивой позе у тлеющего камина мужчину. Тот вздрогнул, словно очнулся от глубоких размышлений, и медленно повернулся ко мне.

— Извини, не слышал.

— Серьезно?! — саркастично усмехнулась, скрестив руки на груди. — Прости, но я тебе не верю.

— Морана, я серьезен как никогда, — Герт вздохнул и встал с диванчика. Подойдя ко мне, он пристально посмотрел в мои глаза. — Ты готова к разговору?

От нахлынувшего волнения с трудом проглотила образовавшийся в горле ком.

— Г-готова, — запинаясь, ответила магу. Тот усмехнулся и, взяв меня за руку, потянул на диванчик. Удобно устроившись так, что наши колени соприкасались, он положил передо мной уже знакомый серебристный сундучок. Мои широко открытые изумленные глаза сказали все за меня.

— Прости, мне пришлось немного похозяйничать. Прежде, чем я продолжу открывать тайны своего прошлого, скажи — откуда у тебя эта вещь?

— В магазине купила, — отложив разбирательства по поводу нарушения личных границ на потом, ответила Герту. Тот кивнул каким-то своим мыслям и продолжил:

— А ключ?

— Ключа не было, — пожала плечами.

— Зачем тогда купила? — вопрос вполне естественный, но…

— Захотелось! — вспылила, чувствуя подступающую волну раздражения. — Тебе-то какое дело?

— Я — кот, я любопытен, — усмехнулся мой обаятельный маг. Раздражение как ветром сдуло, и я ответила на его обворожительную улыбку.

Не найдя что ответить на заявление мага, я просто опустила взгляд на шкатулку, которую бессознательно вертела в руках. Герт перестал улыбаться и накрыл ладонью мои руки с сундучком.

— Это не обычная шкатулка, Морана, — и пристально посмотрел мне в глаза. Веселье мигом испарилось, возвращая разговору былую серьезность.

— Герт, — запнулась, чувствуя нарастающее волнение. — Ты так и не сказал, в чем суть твоего проклятия?

Мужчина откинулся на спинку дивана, закинув руки за голову. Прикрыв глаза, он ответил:

— Суть его проста и сложна в одно и то же время. Я обречен навеки быть привязанным к поместью, и вместе с ним погибнуть. Как только последний кирпичик распадется в пыль, я сам обращусь в прах. И, как я уже говорил, вместе с прожитыми годами уходит и моя сила, так что… последний свой вздох я буду испускать немощным стариком, живым скелетом, покрытым лохмотьями…

Герт замолчал, а я сидела как громом пораженная. Нет, я примерно такое себе и представляла, но стоило магу озвучить мои догадки, как холодный липкий ужас пробежался вдоль позвоночника. Вздрогнув, замотала головой, прогоняя неприятные ощущения.

— Есть ли способ, — мой голос звучал непривычно тихо. — Есть ли возможность как-то помочь тебе, снять проклятие? Ты говорил, что я смогу…?

— Я не уверен, Морана, что ты сможешь. Это была бы невероятная удача для меня, а я, как ты видишь, давно разругался с госпожой Фортуной.

Герт убрал руки из-под головы и повернулся ко мне лицом.

— Думаю, пришло время тебе открыть все до конца. Не думаю, что мое признание уже что-то изменит… — сказал маг с такой безнадежностью, что мое сердце сжалось, словно кто-то заковал его в тиски. — Все началось с безумной влюбленности и должно закончиться силой любви. Меня спасет лишь та, кто сможет полюбить меня всем сердцем.

И снова в библиотеке повисла гнетущая, физически осязаемая тишина. Я переваривала информацию. Невольно вспомнила один Диснеевский мультфильм со схожим сценарием.

— Красавица и чудовище? — произнесла вслух, от чего Герт усмехнулся.

— Есть что-то общее, — согласился маг. — Только я гараздо хуже того монстра, которого спасла Бэль.

— Не знаю, Герт. Не мне судить… — я пожала плечами. Потом в голове возникла одна мысль, которую я тут же озвучила: — Так почему за столько лет ты не нашел ту самую? С твоими-то возможностями, как мне кажется, с данной задачей справиться легко.

Желтый огонь сверкнул в глазах мага.

— Я не могу использовать, как ты выразилась, "свои возможности". Условие избавления от проклятия таково, что я не могу влиять на избранную магией.

— Хм, — задумалась я. — Да уж, ведьма тебя очень хорошо знала. Гениально же!

— Прости, что не разделяю твоего восторга, — без тени улыбки ответил Герт. А я снова поняла, что сморозила глупость.

— Я не это имела в виду, — начала объяснять, но маг махнул рукой, прерывая мои слова.

— Я понял, что ты имела в виду, Морана. Не утруждайся оправданиями.

Теперь мне стало и вовсе неловко. Градус нашего общения качнулся к нулевой отметке. Сейчас я как никогда жалела, что Дафна не может прервать нашу беседу.

Какое-то время мы сидели молча, слушая треск поленьев в камине, огонь в котором Герт разжег с новой силой, чтобы согреть меня после улицы.

— Есть еще одно условие, — начал он, прерывая наше молчание. Я оторвалась от созерцания танца язычков пламени и повернулась к Герту лицом. — Полюбить меня должна не простая девушка.

— Дай-ка угадаю, особенная? — не смогла удержаться от язвительной шпильки, моментально чувствуя раскаяние от своей несдержанности. На этот раз Герт не обиделся, лишь многозначительно хмыкнул.

— В какой-то степени… Да. Полюбить меня должна та, в ком течет кровь той ведьмы.

Я охнула, приложив ладонь ко рту. Чего-чего?! Это он на что сейчас намекает?!

— Поясни, — севшим голосом попросила я.

— Дело в том, Морана, что после того, как ведьма меня прокляла, я… как бы это сказать… слегка обезумел. Став пленником поместья, я отказался от любого общества. Как я позже выяснил, со временем люди начали думать, что я свихнулся от горя и так и умер в поместье. Никто не приходил, чтобы проверить жив ли я, или уже погиб. Поместье отошло ведьме, как единственной ближайшей родственнице Лорелей. У меня же, как ты догадалась, никого не осталось. Ведьма, официально вступив в права наследования, предпочла оставить поместье медленно умирать. Она прекрасно знала, что стоит дому развалиться, как я сгину вместе с ним навсегда.

— Но… Не понимаю, — развела руками. — Если Лорелей умерла, а у вас не было детей, то…

— Удивляешься, откуда могли взяться потомки с ведьминской кровью?

Я кивнула, ожидая новых поразительных подробностей. Правду говорят, настоящая жизнь гараздо интереснее любой книги.

— Дело в том, что у ведьмы была еще одна дочь. После смерти матери Лорелей, поместье отошло к ней, а после — к ее детям.

— Хочешь сказать, что моя бабушка…

— Да, Морана. Твоя бабушка прапра… (или не знаю, сколько раз там "пра". Извини, не скажу точно) внучка ведьмы.

— То есть ты, — до меня начало очень медленно доходить. — Ты должен был соблазнить мою бабушку, или мою прабабушку, или мою прапрабабушку..?

— Не должен был, Морана, — посмеялся маг. — Но мое спасение только в женщинах вашего рода.

— Интересно… — задумалась, осознавая весь — здец ситуации, в которую попала волею своих дальних предков. — И что же, ни с кем не вышло?

— Как видишь, — улыбка Герта снова потеплела. — Да и не всегда мне везло на наследниц. Понимаешь, до Гадрун поместьем владел ее отец. Единственный наследник.

Я хихикнула, представляя расстройство мага, когда он понял, что спасение откладывается на неопределенный срок.

— А почему не вышло с бабушкой? — задала, пожалуй, странный, но вполне закономерный вопрос.

— Потому что к тому времени, как она стала наследницей, Гадрун уже была влюблена в твоего деда.

— Оу, — протянула я, понимая что к чему.

— С матерью твоей вышла та же история…

Я помнила, что мама выскочила за отца в очень раннем возрасте. Да уж, не свезло котику с потомками ведьмы!

А потом я сложила все оставшиеся данные и покраснела. Все точки сошлись на мне. И это я должна полюбить мага, чтобы его спасти… Внезапно почувствовала, как пространство пошатнулось. Откинувшись на спинку дивана, прикрыла глаза, пытаясь восстановить самообладание.

— Морана, ты в порядке? — услышала совсем близко взволнованный шепот мага. Я едва различимо кивнула, боясь открывать глаза.

— Голова закружилась, сейчас пройдет, — ответила мгновенье спустя. Почувствовав на лбу горячую ладонь Герта, вздрогнула и осторожно приоткрыла правый глаз. — Эй, все хорошо! Я не собираюсь сейчас умирать!

Улыбнулась магу, лицо которого стало белее белого. Мужчина пододвинулся ко мне вплотную и крепко обнял, прижав мою голову к своей груди. Я шумно выдохнула, расстворяясь в нежной ласке.

— Морана, я хочу, чтобы ты знала… — Герт мягко поглаживал мои волосы, упираясь подбородком в мою макушку. — Ты ничего не обязана делать или… чувствовать. Я не могу никак повлиять на тебя и твои эмоции.

— Герт, — я отстранилась и взглянула ему прямо в глаза, которые внезапно потемнели. — Давай не будем сейчас о чувствах? Мне нужно… свыкнуться с той информацией, что ты мне только что выдал.

Маг молча кивнул, но обнимать не перестал. Я пошевелилась, пытаясь устроиться поудобнее. На пол с глухим звоном упала серебристая шкатулка, привлекая к себе внимание.

— Ты говорил, что это не просто сундучок, — поднимая вещицу, вернулась к тому, с чего начался наш разговор. — Это как-то связано с проклятием?

— Да, — Герт кивнул, убирая одну руку с моей талии. Протянув ладонь, он ждал, когда я вложу шкатулку в его пальцы. Отдав ему сундучок, сложила руки на коленях, словно послушная ученица.

— Эта шкатулка, — начал маг, развернув ее замочной скважиной к нам. — Вторая часть проклятия. Точнее, второе условие его снятия.

Я молча уронила челюсть, даже не пытаясь скрыть своего удивления.

42. Тайна шкатулки

От немого созерцания мужчины отвлек трезвон мобильника. Вздрогнув, ухватилась за телефон как за спасательный круг. Нажала на кнопку приема вызова, даже не взглянув на имя, высветившееся на дисплее.

— Да? — дрогнувшим голосом ответила на звонок.

— Морана! Звоню с заправки. У меня все хорошо, опасную часть пути проехали, теперь двигаемся по шоссе. Так что не переживай, — Дафна вещала бодрым голосом, пытаясь заглушить гудящий на заднем фоне шум машин.

— Хорошо, Даффи. Непременно сообщи, как будешь дома.

— Слушаюсь, мамочка! — весело откликнулась подруга и засмеялась.

— Тебе уже легче? — заметив изменившееся настроение Дафны, не смогла проигнорировать этот факт.

— Да, немного прочистились мозги. Но я не жалею, что уехала. Мне нужно это время, чтобы все обдумать как следует.

— Хорошо, тогда до связи, — ответила, предлагая завершить разговор. Почти нажала на кнопку отбоя, как Дафна прокричала в трубку:

— Эй, погоди! А у тебя-то как дела? Все хорошо?

— Да, Даффи. Я в полном порядке. Увидимся в городе, хорошо?

Тяжело было разговаривать о всякой чепухе, когда напротив сидел маг и внимательно следил за мной пытливым взором. Даффи что-то пробурчала и попрощалась, первой завершив вызов. Отложив телефон в сторону, я посмотрела на Герта и спросила:

— Так в чем загадка этой шкатулки? Что за новые условия?

— На самом деле, я и сам не знаю, — развел руками мужчина. — Сундучок принес в поместье незнакомый человек с улицы. Вместе со шкатулкой был ключ и записка, в которой сообщалось, что внутри спрятано условие снятия проклятия, а точнее — важное дополнение к тому, что было сказано ранее. Ведьма говорила, что я избавлюсь от проклятия, если меня полюбит девушка… Ну, ты знаешь, я уже рассказал об этом. Увидев, что сказанное было не полной информацией, я рванулся было открыть сундучок, но тот не поддавался. Несмотря на то, что ключ идеально подходил, шкатулка была надежно зачарована старой ведьмой. Тогда я снова взял в руки записку, и прочел то, что было написано ниже: "Ты уже наверняка пробовал открыть шкатулку. И, конечно же, не смог этого сделать. Все не так просто. Сундук откроется лишь тогда, когда твое каменное сердце сможет искренне полюбить. В твоих интересах не потерять ключ. Желаю, чтобы ни одна живая душа не смогла влюбиться в такое чудовище, как ты. Вечных мук тебе, Герт Леннерт!"

— Ты, — все еще переваривая слова мага, чувствовала себя выброшенной на берег рыбой, — все запомнил дословно?

— Веришь, я много раз перечитывал эту записку. Так, что она впечаталась намертво в мою память.

Герт снова откинулся на спинку дивана, убрав свои руки за голову.

— Так что же… Как теперь быть? Ведь ключ потерян…

— Не важно, — отмахнулся маг, даже не повернувшись в мою сторону. — Все равно я не верю в то, что когда-то стану свободным. Все кончено, Морана. Я обречен медленно умирать вместе с поместьем.

Мне вдруг стало обидно. Что это он такое говорит? Значит, сам он так и не полюбил? Обида захватила все мое сознание. Голос разума настойчиво стучал в охваченную гневом голову, отчаянно крича о том, что маг и не обязан был любить. И кого? Меня? Да с чего я вообще взяла, что он способен влюбиться в такую девушку, как я? Ну поцеловались пару раз, пообнимались немного… Ну сказал он, что особенная. Это же не значит, что он потерял от меня голову! Просто мужчина после длительного воздержания отдался на волю животной страсти. И не более.

Сама не заметила, как невысказанная горечь скатилась двумя слезинками по щекам. Всхлипнув, яростно стерла предательскую влагу, но маг уже услышал меня. В один момент он снова оказался слишком близко, а его чудесные глаза смотрели на меня с нескрываемой тревогой.

— Эй, Морана, ты чего? — прошептал он, осторожно касаясь влажных следов на моей коже. — Что ты себе уже напридумывала, наказание ты мое?

— Отстань, — попыталась вырваться, но Герт крепко удерживал меня в кольце объятий.

— Ты что, подумала… — судя по его взгляду, он начал догадываться о том, куда завели меня размышления. Еле сдерживая смех, но продолжил: — Морана, посмотри на меня.

Я нарочно прикрыла глаза, чувствуя, что не смогу спокойно смотреть ему в лицо. Маг нежным, но твердым движением приподнял рукой мой подбородок и прошептал, обжигая дыханием кожу:

— Морана, открой глаза.

Я подчинилась, теряя силу воли.

— Ты подумала, что я не люблю тебя?

От прямого вопроса почувствовала себя очень неловко. Кажется, я даже покраснела. Вместо ответа попыталась опустить лицо, но маг не дал этого сделать. Он приблизился ко мне почти вплотную и прошептал прямо в мой приоткрытый рот:

— Дурочка, — и впился в губы страстным поцелуем.


Все мысли разлетелись, оставляя в голове одну лишь пустоту. Горячие губы мага требовательно подчиняли, терзая сладкой пыткой. Закрыв глаза, отдалась во власть бушующих эмоций. Мои руки сами потянулись к широким плечам мужчины. Сжав сильные мышцы, издала низкий стон прямо в рот Герта. Именно этот звук и отрезвил меня, возвращая способность рассуждать здраво. Дернув руки вниз, втиснула ладони между нашими телами, отталкивая мужчину от себя.

— Морана?

— Что "Морана"?! Это что сейчас было?

Вместо ответа маг улыбнулся и развел руками. От вида нахальной самоуверенности, которая расцвела пышным цветом на лице Герта, раздражение забилось с новой силой.

— Если ты хотел что-то сказать, говори прямо, не прикрываясь поцелуями! — выпалила на одном дыхании, пытаясь успокоиться.

— Хм, — Герт в который раз расслабленно откинулся на спинку дивана. — Мне кажется, я ясно выразился.

— Тебе кажется.

Я намеренно пыталась вынудить его сознаться в чувствах, какими бы они ни были. А маг упорно избегал конкретики, словно те слова были досадной случайностью.

— Морана, чего ты от меня хочешь?

— Правды, — моментально ответила, не сомневаясь ни на миг.

Герт вздохнул. Наклонившись к камину, он взял в руку кочергу, стоявшую около решетки, и поворошил бревна, вызвав пышный сноп искр.

— Ты хочешь потешить свое самолюбие?

— Что за..? - возмутилась праведным гневом. Это кто еще тут тешит свое самолюбие!

— Что тебе даст мое признание? Зачем оно тебе?

Помимо воли ощутила горячую волну, пробежавшую вдоль тела. Уфф!

— Я должна знать, — тихо ответила, пряча взгляд.

— Ладно, как скажешь, — обреченно согласился маг. — Я влюбился в тебя, Морана.

Услышав долгожданные слова я мысленно возликовала, однако тут же осадила себя. Как реагировать на признание? Тишина, воцарившаяся в библиотеке, стала неловкой.

— Что и требовалось доказать, — на выдохе сообщил маг и резким движением поднялся с дивана. Я перехватила его руку, потянув мужчину обратно. Он повернулся и уставился на меня с ожиданием, изогнув в удивлении бровь.

— Мы не закончили. Присядь, пожалуйста.

О, боги, он закатил глаза! Тем не менее, Герт послушно опустился на мягкий диван и начал выжидающе сверлить меня взглядом. Я кашлянула и озвучила первое, что пришло в голову, лишь бы удержать мужчину от побега:

— Как так вышло, что шкатулка пропала из поместья? И куда делся ключ?

Мелькнувшее удивление в медовых глазах сменилось равнодушием. Герт пожал плечами.

— Лет десять назад, или больше, я отдал шкатулку вместе с серебряными столовыми приборами, чтобы твоя бабушка продала их.

— Но зачем? — удивление играть не пришлось.

— Затем, что ключ затерялся многими годами ранее, а без ключа эта вещица была абсолютно бесполезна.

— Это не причина выбрасывать столь важный предмет! — я скрестила руки на груди.

— Морана, — маг снова тяжело вздохнул. — Был период в моей жизни, когда я отчаялся победить проклятие. Я посчитал, что эта шкатулка — лишние напоминание о том, чего никогда не произойдет. Поэтому захотел избавиться от нее.

— Нда… — я не могла представить мужчину в том состоянии, что он описывал. Ну никак не вязался описаный образ с этим сильным, мужественным магом, сидевшим рядом со мной.

— Именно. Что касается ключа, — он развел руками. — Я не знаю, где он. Возможно, он даже где-то в поместье. Я не искал.

— Герт, — коснулась кончиками пальцев его руки. Маг вскинул на меня ясный взгляд.

— Да?

— Я… не думай, что ты мне безразличен, — а признаться в таком оказалось совсем непросто. Опустив взгляд на свои пальцы, отметила, что они дрожат.

43.Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь

Мы еще просидели какое-то время в полной тишине. Вскоре я поняла, что просто отключаюсь. Повернувшись к магу, сонно пробормотала:

— Герт, кажется, от меня сегодня уже не будет толку. Я пойду спать.

— Конечно, иди, — быстро согласился мужчина. — Я еще посижу здесь немного, потом приду к тебе.

Я нервно хихикнула: ну точно семейная пара с многолетним стажем! Герт удивленно посмотрел на меня, не догадываясь о моих шальных мыслях. Улыбнувшись, собралась ляпнуть очередную несуразицу, но не смогла. Зевок подкрался незаметно! Широко раскрыв рот, чуть не свернула челюсть, чувствуя одновременно и неловкость, и сладкое удовольствие, которое дарит благополучно завершенный зевок.

— Иди спать, Морана, — давя в себе порыв рассмеяться, сказал маг. Стерев выступившие слезки, неловко улыбнулась, чувствуя приближение второго раунда. Заблаговременно прикрыв ладошкой рот, зевнула и пробормотала:

— Спокойной ночи, Герт.

***

Эту ночь я спала как убитая, не видя никаких сновидений и не почувствовав того момента, когда маг лег в кровать. Очевидно, он долго сидел в библиотеке после моего ухода, так как сейчас крепко спал, чуть похрапывая, лежа на спине.

Не желая его будить, все же не смогла устоять и провела подушечкой пальца вдоль его скулы. Герт пробормотал что-то невнятное и повернулся на бок, широким броском тяжело опустив руку на мою талию. Я улыбнулась, устраиваясь поудобнее.

Мысленно погладив мужчину по высокому лбу, прямому аристократическому носу и таким соблазнительным для моей трепетной души губам, тяжело сглотнула. Дыхание сбилось, меня так и тянуло поцеловать сладко спящего мага. Приложив руку к груди, попыталась успокоить заметно ускорившееся биение сердца. Вот ведь дура, правда? Хоть кому-то помогали подобные действия в такой ситуации?

— Целуй уже, стеснительная моя, — хрипло прошептал Герт, все еще спокойно лежа с безмятжно закрытыми глазами. Лишь легкая улыбка тронула уголки его губ. Таких невероятно сексуальных губ…

Черт!

Я собралась гневно вскочить с кровати, но маг предугадал мой позорный побег. Рука сжалась на талии и притянула к горячему телу, а губы, сводившие с ума, коснулись моих с настойчивой лаской. Долго сопротивляться его упорству я не смогла и сдалась, ныряя с головой в сладкий дурман ощущений. Его руки блуждали по моему телу, пробуждая дремавшую страсть.

Потянувшись к шее мужчины, запустила пальцы в темные волосы, растрепавшиеся по плечам. Герт рыкнул мне в губы и отстранился, его сердце бешено колотилось о грудную клетку, сотрясая и самого мужчину, и меня, впечатанную намертво в сильное тело, крупной дрожью.

— Если ты не остановишься, то я тебя уже не отпущу, — проговорил маг, все еще прижимая меня к стальным мускулам.

— Почему именно я? — хотела было поиграть в слова, но заметив полыхнувшее пламя в его глазах, быстро добавила: — Нет-нет, я поняла! Все, отпускай!

Пошевелилась, пытаясь высвободиться из крепких объятий. Герт еще несколько секунд наслаждался моим бессилием, а после резко отпустил, отчего я откатилась к самому краю кровати. Дунув на упавшую на нос прядку волос, проворчала:

— Грубиян!

Герт лишь рассмеялся, откинувшись на спину. Я отвернулась от него, пряча улыбку. Как же все-таки здорово просыпаться не одной! Спустив ноги с кровати, сползла в подготовленные тапочки. Зевнув, накинула теплый халат, висевший на спинке стула тут же, рядом с прикроватной тумбочкой.

— Я в ванну.

— Спинку потереть? — он не мог промолчать. Не оборачиваясь, ответила:

— Меня не беспокоить!

— И так всегда, — картинно вздохнув, сдался маг. Нет, ну точно — семейная пара!


Быстро приведя себя в порядок, переоделась в теплые вещи. Застегнула молнию дутого жилета и откинула за спину тугую косу. Показав язык отражению, покинула ванную комнату. Когда я вернулась в спальню, Герта уже там не было. Однако, кровать мой мужчина за собой убрал.

"Какой хозяюшка!" — с теплотой подумала я. Заметив злополучную шкатулку на тумбочке, скривилась. Былой восторг от антикварной вещицы пропал, теперь я тихо ненавидела этот изящный сундучок.

"Нужно найти ключ, чего бы это мне ни стоило!" — мысленно сказала себе, подхватывая шкатулку. Повертев в руках прямоугольные грани, положила сундучок в глубокий карман и вышла из спальни.

Пройдя мимо библиотеки, сунула туда свой любопытный нос, но Герта там не оказалось. Спускаясь по главной лестнице, громко крикнула в пустой холл:

— Герт? Где ты, кот волшебный?

Дойдя до кухни, я остановилась. Раздававшийся оттуда звон посуды и аромат свежесваренного кофе заставил меня улыбнуться. Сделав шаг вперед, прислонилась к дверному косяку, сложив руки на груди. Наблюдать за суетившимся у плиты мужчиной было невероятно приятно. Несмотря на достаточно прохладную температуру, Герт был только в темных штанах, предоставив моему бесстыдному взору сильную мускулистую спину. Одно маленькое полотенце было перекинуто через плечо, добавляя магу какой-то уютный шарм.

— Долго будешь любоваться или подойдешь уже? — не отвлекаясь от своего дела, спросил Герт. Я вздрогнула и отлипла от дверного косяка.

****- Доброе утро, я тебя искала.

— Я слышал, — он налил в подготовленную чашку ароматный темно-коричневый напиток и повернулся ко мне. — Прости, был занят.

Легко подхватив чашку с кофе, он поставил ее передо мной на широкий стол.

— Угощайся.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась, принимая горячую чашку. От головокружительного запаха заурчал желудок.

— Хотела предупредить, я вызвала электрика. Надеюсь, в ближайшие дни он приедет и восстановит проводку.

— Хорошо, — кивнул маг. — Ты права. Жизнь не стоит на месте, и будет глупо пренебрегать благами цивилизации.

— Герт… — сделав глоток, провела языком по верхней губе. Мужчина как завороженный молча следил за мной. Его взгляд был столь красноречив, что я предпочла тут же начать изучение деревянной поверхности стола. — Я считаю, что мы должны найти ключ.

Нырнув рукой в карман, вытащила на свет шкатулку и поставила прямо перед собой. Герт тихо вздохнул.

— Как скажешь, — ответил он минуту спустя. — Однако, предупреждаю сразу: я понятия не имею, где он может быть. Более того, я вообще не уверен, что он все еще в поместье.

— Ты мне поможешь? — спросила, заглядывая в его глаза. Мужчина кивнул и повернулся к раковине. Плеснув в лицо водой, он вытерся полотенцем и небрежно кинул белую ткань на край стола. Все это время я молча наблюдала за движениями мага, поражаясь той грации, с которой он двигался. Видимо его превращения в кота не прошли даром. Усмехнувшись своим мыслям, подумала на миг, что уже успела соскучиться по нахальной черной мордочке с желтыми глазами.

Герт отодвинул стул рядом со мной и, по-хозяйски развалившись в нем, сел.

— Если ты не против, я закажу пиццу, — отставив кружку, улыбнулась магу. Он коротко кивнул, продолжая следить за каждым моим движением. Это и заводило и, в то же время, нервировало.

— Спасибо за кофе, — взяв чашку, встала из-за стола и направилась к мойке. — А ты уже выпил свой?

— Да, не дождался тебя, соня, — развел руками Герт, широко улыбнувшись. Я хихикнула и крутанула кран. Руки обожгло ледяной водой. Поежившись, быстро помыла за собой чашку и, поставив ее на специальное полотенце рядом с раковиной, отряхнула руки.

— Сейчас приду, — проходя мимо мужчины, положила руки на широкие плечи и, перевесившись через него, с удовольствием поцеловала Герта в губы. Тот так и сидел, не шелохнувшись, боясь спугнуть мою нечаянную ласку.

***

Сделав заказ, я вернулась на кухню. Маг все еще сидел на своем стуле и сверлил взглядом несчастную шкатулку.

— Пойдем, — кивнула ему, стоя на пороге. — Предлагаю начать со второго этажа.

Герт не ответил, лишь со скорбным видом поднялся и, захватив сундучок, направился в мою сторону.

Мы молча поднимались по широкой лестнице, размышляя о поисках. Я даже примерно не представляла, каким образом можно найти столь мелкую вещь в таком огромном поместье. Но, полагаясь на интуицию и свою личную удачу, решила начать с пресловутой библиотеки.

Герт зажег камин и несколько свечей в переносных подсвечниках.

— Не знаю, как ты планируешь это провернуть, но… располагай мной целиком, Морана, — поставив на столик подсвечник, обернулся ко мне маг. Ох, как бы я хотела забыть о поисках и провести с ним умопомрачительные выходные, полные любви и ласки. Но вопрос со шкатулкой был слишком важен, нельзя было просто забыть о том, что мой маг медленно, но верно погибает.

— Я и сама не знаю, будем искать по старинке, просматривая каждую полку…

Озвучив свой нехитрый план, поняла, насколько утопичен мой замысел. Но что делать? Иных способов у меня не было. На всякий случай спросила, может ли Герт с помощью магии призвать ключ — на что он ответил твердым отказом.

Первый стеллаж не принес никаких открытий. Я медленно продвигалась вдоль шкафов, краем глаза наблюдая за Гертом. Он изредка останавливался у какой-то книги и задумчиво проводил вдоль старинного корешка, но всегда неизменно двигался дальше, не доставая книгу из стройного ряда собратьев.

Мы не следили за временем, но когда курьер позвонил на мой телефон, сообщая, что он уже ждет у ворот, я поняла, что мы потратили около часа впустую. Смахнув со лба прядки волос, сказала магу, что скоро вернусь и спустилась вниз, на ходу набрасывая на плечи пальто.

Вскоре мы уселись на диване около камина, раскрытая коробка пиццы сводила с ума своим ароматом, мой желудок яростно требовал пищи. Выдав своему мужчине первый кусок, потянулась ко второму лишь после того, как Герт откусил кусочек пиццы и прикрыл глаза, наслаждаясь вкусом.

— Я обожаю пиццу, — зачем-то озвучила этот факт, запихивая в рот горячий кусок с тянущимся сыром.

Пока мы не съели всю "Пепперони" икс-лардж, разговоры не клеились. Облизав пальцы после уничтожения последнего кусочка, я сыто улыбнулась, поглаживая округлившийся животик.

— И жизнь заиграла новыми красками! — весело заявила, счастливо улыбаясь. Герт согласно кивнул, вытирая руки салфеткой. Пф, аристократ!

Перекусив, снова принялись за поиски, но как я ни мечтала об удаче, в библиотеке не нашлось ровным счетом ничего! С грустным лицом вышла в коридор и огляделась. Прикрыв глаза, мысленно обратилась к той, кто мог помочь: "Бабушка, миленькая, родненькая, помоги! Ты же понимаешь, насколько важно для меня спасти Герта… Прошу, направь в нужную сторону, покажи выход!"

Теплая рука, опустившаяся на плечо, заставила вздрогнуть. Повернувшись к магу, робко улыбнулась.

— Морана, не терзай себя. В конце концов, ты уже сделала меня счастливым. Просто будь со мной рядом…

Притянув мою спину к груди, Герт крепко стиснул в своих объятиях. Я всхлипнула, чувствуя отравляющую горечь отчаяния мужчины. Снова глубоко вздохнув, закрыла глаза, пытаясь почувствовать… что? Ответа не знала и сама. Однако, спустя несколько долгих мгновений, я открыла глаза и улыбнулась. Осознание пришло само собой.

— Спасибо, бабушка! — прошептала чуть слышно и пошевелилась, выскальзывая из рук мага. — Кажется, я знаю, где ключ!

44. Ссора

Герт смотрел с удивлением, словно не узнавая меня. Пожав плечами, схватила его за руку и потянула по коридору в сторону лестницы на крышу.

Знала ли я наверняка? Нет. Но надежда гнала меня вперед и, кажется, мой азарт передался и магу. Под конец мы уже бежали вверх по ступенькам, ведущим на чердак.

Герт отодвинул меня в сторону и открыл скрипнувший люк. Нас засыпало пылью, словно снегом припорошив волосы и кожу. Несколько раз чихнув, я прошмыгнула мимо мага в небольшое затемненное помещение, заваленное всяким хламом.

— Где искать? — спросил Герт, оказываясь у меня за спиной.

— Точно не знаю, сейчас, — ответила, пытаясь поймать то самое чувство, охватившее меня внизу. Двигаясь наобум, пробиралась между сундуков, шкафов и комодов, старыми сломанными стульями и ящиками. Запнувшись о внезапно появившуюся на моем пути деревяшку, громко ойкнула, падая на покрытый пылью большой бельвой сундук.

— Все в порядке? Ты не поранилась? — моментально подлетел ко мне маг. Я лишь покачала головой. Нащупав резную поверхность под пальцами, поняла, что уткнулась в лежащий на большом сундуке маленький предмет, напоминающий книгу. Чихнув еще раз, подула на него, открывая глазам небольшую прямоугольную шкатулку.

— Что это? — спросила Герта, застывшего в шаге от меня.

— В этой шкатулке… — тяжело сглотнув, Герт с трудом продолжил: — Морана, это вещь Лорелей. В ней она хранила свой дневник.

Я чуть не выронила шкатулку, в последний момент ухватившись пальцами за резные бока.

— Прости, но мне нужно открыть ее.

— Конечно, — тихо прошептал маг, отворачиваясь. Я отогнала прочь острые иглы ревности.

На мое счастье, в этой шкатулке не было отверстия для ключа. Щелкнув небольшим рычажком, открыла деревянную крышку. На сложенных стопкой полуистлевших квадратиках бумаги лежал миниатюрный серебряный ключик.

— Герт… — с замиранием сердца позвала мужчину. — Кажется, мы его нашли.

Маг молча поставил передо мной сундучок.

— Может, это должен сделать ты сам? — спросила, с волненим подавая ему маленький ключик. Герт пожал плечами и принял его. Взяв одной рукой серебристый сундучок, он щелкнул ключиком в замке и крышка со странным звоном распахнулась. Я задержала дыхание, ведь это подтверждало слова мужчины о том, что он любит…меня!

Взяв в руки клочок бумаги, он оставил шкатулку в сторону. Осторожно развернув послание, он застыл. Лицо мага исказила гримаса боли.

— Что там?

Вместо ответа он протянул злосчастную записку мне. Пробежав глазами по тексту, я охнула. Там было два предложения.

"Тебе придется сделать выбор. Магия или любовь".

Посмотрев на застывшего статуей мужчину я невольно отметила, что тот серьезно сомневается в своем выборе. Он еще о чем-то думал!

Кинув в него записку, я рванула мимо него вниз по лестнице, смахивая с щек проступившие слезы.

Не видя перед собой дороги, летела вниз, перепрыгивая через две, а то и три ступеньки кряду. Где-то в середине парадной лестницы я услышала зовущего меня по имени мага, но лишь отмахнулась от его крика. Да и не смогла бы я резко остановиться, как он того просил — уж слишком сильно разогналась, теперь мой забег могло прервать лишь неминуемое падение.

Что, в приципе, и случилось. На предпоследней ступеньке я неудачно поставила стопу и подвернула ногу, с громким возгласом падая вперед на выставленные перед собой руки.

— Морана! — закричал Герт, показавшийся в этот момент на лестнице. Я ойкнула, пытаясь встать — в ногу прострелила острая боль, лишая меня всякой возможности быстро покинуть дом.

Маг оказался рядом в одно мгновенье. Не слушая моих ворчаний, он подхватил меня на руки и бережно опустил на софу в холле.

— Морана, — начал было он, но я отвернулась от взволнованного лица, не желая видеть коварных глаз.

Сделав глубокий вдох и выдох, Герт наклонился к моей ноге, положив на ушибленное место свою ладонь.

— Ты не сможешь вечно от меня сбегать, Морана, — проговорил мужчина, колдуя над моей стопой. Приятный холод проник в поврежденные ткани, сменив простреливающую боль на освежающий покой.

— Спасибо, — не смогла не поблагодарить мага, но тут же спустила ноги на пол. — Ошибаешься, смогу. Для этого мне всего лишь нужно покинуть территорию поместья.

Мелькнувшая в желтых глазах боль моментально сменилась злостью.

— Ты всегда ведешь себя как ребенок?!

— Нет, только когда мои чувства втаптывают в грязь! — крикнула в ответ на его повышенный тон. Герт дернулся, как от удара.

— Морана, ты в своем уме?!

— Могу спросить у тебя то же самое!

Щеки пылали от бушевавших эмоций, ноги дрожали от еле сдерживаемого желания вскочить и умчаться прочь. Где-то глубоко внутри я понимала, что моя истерика, скорее всего, не имеет под собой таких явных причин. Но запустив этот механизм, я не могла спустить на тормозах бурлящую в крови ярость. Посмотрев на мага, поняла, что тот находился в таком же положении. Мы молча мерили друг друга прожигающими взглядами, все больше заводясь.

****Однако, к чести мужчины, он первый сделал несколько успокаивающих вдохов и заговорил почти ровным тоном:

— Морана, так мы ничего не решим.

Я не хотела ничего отвечать. Обида, нашедшая выход в слезах, а затем и в крике, постепенно стихала, оставляя в душе саднящие раны. Герт поднялся с колен и внимательно посмотрел на меня.

— Надеюсь, у тебя хватит ума не сбегать сейчас.

И развернулся в сторону кухни. В ушах противно звенело, в висках пульсировала кровь. Обхватив голову руками, закрыла глаза.

"Один, два, три, четыре…" — мысленно считала до десяти, успокаивая нервы. Обычно этот способ помогал. На втором десятке я опустила руки и открыла глаза. Герт тихо стоял около софы, держа в руке стакан с водой, который сразу протянул мне, едва наши взгляды соприкоснулись.

— Возьми, поможет.

Выпив залпом ледяную воду, поежилась. В голове немного прояснилось.

— Теперь ты готова к разговору? — осторожно усаживаясь рядом со мной, спросил Герт. Я кивнула, убирая стакан на стеклянный столик.

— Ты сделала поспешные выводы там, наверху, — продолжил маг, медленно растирая пальцы рук.

— Разве? — не смогла удержаться от едкого комментария. — А мне показалось, что ты не готов пожертвовать магией ради любви.

— Морана, речь не об этом. Магия — это часть меня. Подобная жертва… — процедил сквозь зубы маг, начиная злиться снова. Я лишь пожала плечами.

— Не в этом дело, говоришь? Но вспомни, совсем недавно ты сам просил меня пойти на жертвы. Ты хотел, чтобы я бросила работу, кардинально изменила свою собственную жизнь, оставив город и перехав сюда! А сам даже мысли не допускаешь о том, чтобы пожертвовать чем-то ради нас?

— Не чем-то, Морана. Магией! Это основа моего существования! Это как отрезать руку или ногу!

— Ты думаешь бросить все и переехать в глушь — совсем ничего не стоит?

— Не сравнивай! Я не прошу тебя о ТАКОЙ жертве!

— Я тебя тоже не прошу! Знаешь, я впервые задумалась о том, что, возможно, та ведьма была права, проклиная тебя.

Возникшая глухая тишина воздвигла между нами монументальную стену. Герт сверкнул глазами, и лишь на миг я заметила промелькнувшую в желтых сполохах боль. Вскочив со своего места, он пулей вылетел из холла, оставив меня одну.

А я думала о том, что из-за глупых эмоций поставила под угрозу возможность быть с любовью всей своей жизни. Всхлипнув, яростно потерла глаза.

— Нам обоим нужно время все обдумать, — прошептала в тишину. Поднявшись с софы, вяло побрела в сторону спальни. Какая-то вселенская апатия навалилась на меня, лишая всяких эмоций. Я чувствовала себя выжженной пустыней, где единственным гостем бывает одинокое перекати-поле, бесцельно гонимое ветром.

***

Оказавшись в спальне, обвела невидящим взглядом комнату. В камине догорали угли, а сгущающиеся за окном сумерки окунали пространство в мрачные тени.

Вздохнув, потянулась к ноутбуку, стоявшему прислоненным к стене у изголовья кровати. Открыв крышку, щелкнула кнопкой включения.

Думать не хотелось, читать тоже. Оставались фильмы. Равнодушно перебирая названия файлов, споткнулась об один фильм, который давно собиралась посмотреть, да все времени не находилось. Грустно улыбнувшись, нажала "плей".


Герт

Слова Мораны жгли огнем, я словно вернулся в тот злополучный вечер Нового года. Боль с новой силой пронзила сердце. Я знал, что она не хотела говорить тех слов, но черт побери! Как можно бросать такие заявления в лицо человеку (ладно, магу), котого любишь? То, что она любила, я видел по ее глазам. Хотя, возможно, я снова ошибся, принимая за действительноть то, чего на самом деле не было.

Раненым зверем летел на предельной скорости между деревьев, задевая крыльями иголки ветвей. Нужно было измотать себя, заставить падать от усталости, едва приползя в дом. Иначе мы снова могли наговорить друг другу гадостей.

Взмахнув крылом, спикировал к земле, на ходу меняя обличье. Дальше по белому снегу бежал, погружаясь мягкими лапами по самый живот.

Когда я приполз к поместью, уже стемнело настолько, что только свет луны освещал мне дорогу. Заскочив через приоткрытое окно, оказался в темном холле. Мораны здесь не было, но я знал, что она не покидала поместья. Зимние сапоги девушки, стовяшие у входной двери, выдавали ее с потрохами.

Неслышно поднялся по лестнице, чувствуя давно позабытую мышечную боль. Еще не дойдя до спальни, услышал мужской голос. Напрягся, обратившись в слух.

— Я сегодня проснулся от того, что мне снилось, как мы занимаемся любовью. Ты смущаешься, а я смотрю на твое восхитительное тело. Это как сон наяву…И я понял, что я тебя любил…

— Я тебя тогда смущалась…

— Это делало тебя особенно желанной.

— Но почему ты не сказал о своих чувствах?

— Иначе я мог лишить тебя будущего. Это было бы преступлением.

— Почему?

— Я не имел права: ты полнилась будущим. Я боялся принести тебе несчастье. Ты обижена?

— Нет…

— Представь себе мальчика рядом с собой: очень важно не навредить, даже если от тебя этого ждут.

— А ты хотел?

— Я не мог.

— Это не ответ.

— Ну, не хотел бы, то даже б и не думал.

— А думал?

— Думал. И хотел. Но тайком.

Отвернулся, переваривая подслушанный диалог. Подойдя к двери, заглянул внутрь. Морана лежала на кровати, опираясь на подушки, а на коленях у нее стоял серебристый ноутбук. Звуки исходили оттуда. Неизвестный мужчина продолжал рассказывать своей спутнице простые истины.

— Для мужчины секс, как для тебя вся остальная жизнь.

— Мне никогда этого не понять.

— Как и мне тебя. Только хотеть и остаётся.

— Я проста как раскрытая книга.

— Я помню эти твои слова.

— Я думала, ты не воспринимал меня всерьёз. Так, развлечение на пару недель…

— Извини.

— Ты был хорош…

— Я старался: ты стоила большего.

Морана всхлипнула, вытирая рукой слезы. Сердце разрывало от желания подойти, обнять эту бестолковую девчонку, прижать к себе. Но слова Мораны звучали рефреном в моей голове: "Знаешь, я впервые задумалась о том, что, возможно, та ведьма была права, проклиная тебя".

Тихо рыкнув, развернулся и убежал прочь, оставляя ту, которую люблю, в одиночестве.


45.Любезный друг, твои слова Как будто отдают бутылкой.*

Захлопнув крышку ноутбука, я шмыгнула носом и вытерла соленые дорожки с щек. Да, фильм пронял до самых косточек. Возможно, в другое время меня бы не столь сильно впечатлили перипетии любовных отношений, длившихся на протяжении всей жизни главных героев. Но сейчас, когда мои собственные чувства находились в полном раздрае, каждая строчка диалога била прямо в сердце. Больше всего на свете я боялась оттолкнуть настоящее чувство и потом до старости жалеть о том, что лишила себя возможности быть с тем самым мужчиной, которого выбрало сердце.

Посмотрела в окно: луна осторожно заглядывала в комнату, освещая мебель мистическим серебристым светом. Камин чернел потухшими углями. Я поежилась, чувствуя пробирающий холод.

— Кажется, пора искать Герта, — сказала сама себе вслух и спустилась с кровати. Накинув сверху все тот же теплый банный халат, втиснула ноги в мягкие тапочки.

— Брр, холодрыга!

Чиркнув спичкой, зажгла одинокую свечку в переносном подсвечнике, но так и оставила тот на тумбочке. Вместо свечи взяла в руки мобильник, включив режим фонарика.

Пробираясь вдоль коридора, отметила, что уже настолько привыкла к этому дому, что могу спокойно ориентироваться в пространстве даже без света. Заглянула в библиотеку, будучи все равно твердо уверенной, что Герта там не окажется. Пожав плечами, прикрыла дверь в святилище книг и пошла вниз. Раз уж маг пропал, нужно было самостоятельно позаботиться о горячем чае. Тонкий луч фонарика едва вырывал у тьмы маленький островок света, позволяя мне спускаться без опаски слететь кубарем вниз. Вынуждена была пристально смотреть вниз, поэтому заметила на полу около двери в кухню темно-красные капли.

Герт ранен?

Отбросив осторожность, широко распахнула дверь на кухню и замерла, не в силах сделать и шага внутрь.

Лунный свет обтекал темный профиль мужчины, развалившегося за столом. Он задумчиво вертел в пальцах бокал с какой-то выпивкой, подставив кулак другой руки под подбородок, снимая нагрузку с шеи.

Мое приближение он если и заметил, то вида не подал. Демонстративно кашлянув, осмелилась все же сделать шаг вперед.

— Ты пьешь?

— Пью.

И снова тишина. Я ухватилась за спинку тяжелого дубового стула и с противным скрежетом протащила его поближе к столу, усаживаясь около мага.

— Ты пришла…

— Да.

Какая-то констатация очевидностей выходила у нас, а не разговор. Вздохнув, обратилась к мужчине:

— Поделишься?

— Вот бутылка, чистые бокалы около мойки, — махнув рукой с выпивкой в сторону раковины, он продолжал смотреть прямо перед собой, игнорируя меня. Да уж, вежливость как рукой сняло! Громко скрипнув ножками стула, освободила себе пространство впереди и встала. Просканировав стол, увидела таинственно поблескивающую в лунном свете бутылку. По форме догадалась, что это могло быть вино. Перегнувшись через стол, потянулась к таинственному напитку, не обращая внимания на расположившуюся всего в сантиметре от меня руку мужчины. Стекло было холодным, и я едва не отдернула руку, но усилием воли лишь сжала пальцы крепче, подтягивая к себе на четверть опустевший сосуд. Втянув носом запах, похвалила себя за догадку: это однозначно было вино.

Несколько мгновений я думала, идти за бокалом или нет, но лень победила желание пить с комфортом. Плюхнувшись на стул, уверенным жестом направила горлышко бутылки в свой рот.

— Кхм-кхм… — раздалось сбоку, но я и не думала останавливаться на полпути. Не рассчитав объема, сделала слишком большой глоток. Темные струйки вина полились из уголков рта, моментально стекая по шее в декольте.

— Твою ж… — остановив себя на середине фразы, поставила бутылку на стол и вытерла шею рукавом халата.

— Какая грация, — прошелестел маг, отсалютовав мне своим бокалом. Пьяный акцент моментально выдал мужчину.

— Это не первая бутылка, так ведь? — спросила, уже заранее зная ответ. Герт кивнул, не убирая кулака от лица, отчего громко клацнул зубами. Я не смогла сдержать улыбки, крайне неуместной в данной ситуации.

— Там на полу, — вспомнив о следах, заговорила я. — Это вино или кровь?

— На полу? — повернувшись, посмотрел на меня маг. От его стеклянного взгляда стало не по себе.

— На пороге кухни, там, — указав рукой направление, не отрываясь следила за лицом Герта.

— Да, вино, — потянувшись через стол, он схватил бутылку и переставил ее ближе к себе. — Разве что-то изменилось бы, если бы это была моя кровь?

— Герт, перестань, — видеть мага в таком состоянии было очень больно. Понимая, что косвенно сама подтолкнула его к тому, чтобы напиться, чувствовала себя последней гадиной. Но, хоть и сама была не в лучшем психическом состоянии, в отличие от мага в бутылку не полезла. Первая. Усмехнувшись, потянулась к вину. Едва я подняла вино, как мужская рука легла поверх моей и пригвоздила бутыль к столу.

— Не гоже даме пить из бутылки.

Тряхнув рукой, он легко скинул мою ладонь с покатого стеклянного бока и встал, не выпуская из руки темный сосуд. Пошатываясь, прошел к раковине и налил вино в стоявший на плотенце чистый бокал. Оставив бутылку у мойки, он ловко подхватил фужер и водрузил его передо мной, в последний момент чуть не упав следом за ним попрек стола.

— Спасибо, — пробормотала, чувствуя себя не в своей тарелке.

Осторожно протянув руку к тонкой ножке, подняла бокал на уровень глаз и посмотрела на мужчину сквозь стекло. Герт очень медленно вернулся на свое место и кулем упал на стул.

— Герт, я…

— Зачем ты…

Начали мы одновременно и сразу оба запнулись. Я видела, что маг уже еле держится в относительном сознании. Начинать серьезный разговор в таком состоянии было глупо, — он просто ничего не вспомнит утром!

— Давай ты, — Герт великодушно махнул рукой, откидываясь на спинку стула. От резкого движения тяжелого тела дерево скрипнуло и угрожающе накренилось. Я не успела даже руку вытянуть в сторону мужчины, как тот с оглушительным грохотом свалился вместе со стулом на пол.

Опустилась на колени рядом с магом, все еще удерживая в руке бокал с вином.

— О, спасибо! — наглец, шатаясь, приподнялся на локте и выхватил у меня из рук фужер, одним махом опустошая его до дна.

— Мне кажется, тебе хватит, — неуверенно заявила я, убирая на стол путой сосуд, опасаясь, что Герт может его разбить.

— Тебе кажется, — он вернул мне мою же фразу и засмеялся.

— Не смешно, — мрачно ответила я, вставая на ноги. Пронятув ему ладонь, предложила свою помощь: — Давай руку!

— Мне и здесь неплохо, — все еще хрипло смеясь, ответил маг.

— Алкоголь превращает тебя в чудовище. Ты жалок, — попыталась задеть мужчину, но тот лишь махнул рукой.

Во мне боролись два желания: оставить пьяного мага на холодном полу или же попытаться довести его до кровати. Чувствуя вину за случившееся с Гертом, со вздохом наклонилась, пытаясь ухватить его за предплечье.

— Вставай давай, пьянь!

— Я не пьянь, я барон! — с вызовом ответил маг, отдирая мою руку от себя. Пошатываясь и скрипя зубами от напряжения, он кое-как поднялся на ноги.

— Герт, давай отложим выяснение отношений до завтра? Ты не в состоянии воспринимать мои слова, — начала я, пытаясь поддержать опасно пошатнувшегося мага. Он закатил глаза и тут же ухватился за край стола.

— Однако… — заметил мужчина, очевидно, восстанавливая карусель в голове.

— Идем, поклятие ты мое недопроклятое, — перекинув руку мага через свои плечи, потянула его к выходу. К моему удивлению, тот не стал больше оказывать сопротивления.

Подниматься по широкой лестнице, затаскивая на себе тяжелого мужчину, ведущего пространные пьяные беседы — то еще удовольствие. Пока я следила за тем, чтобы мой маг не оступился, рискуя утянуть вниз за собой и меня, тот неразборчиво бурчал то ли ругань, то ли жалобы в мой адрес. Вникать в смысл его слов я не стала.

Наконец, мы оказались наверху. Пнув ногой дверь в спальню, я затащила уже засыпающего на ходу мужчину внутрь. К счастью, свеча в подсвечнике все еще горела, и я с облегчением отшвырнула мобильник на кресло. Обхватив Герта за талию, подвела его к кровати. Быстро сориентировавшись, решила сначала откинуть одеяло, так как стоило признать очевидное: из-под мужчины я ничего не смогу вытащить, едва он окажется на простынях. Скинув тяжелое покрывало с теплым одеялом в сторону, отпустила Герта в свободное падение. Тот, повинуясь силе притяжения, упал в мягкие объятия кровати, моментально захрапев. Я испугалась, что этот пьянчужка задохнется. Залезла на кровать и проползла на четвереньках к его голове. Оттягивая подушку в сторону, немного повернула мага на бок. Все, теперь не задохнется.

Словно подтверждая мои слова, он громко всхрапнул. Я посмотрела на свои руки и заметила мелкую дрожь, сотрясавшую пальцы. Да уж, вечерочек вышел что надо. Как назло, от нервных переживаний совершенно перехотелось спать. Положив ноги мужчины на кровать, быстро стянула с него ботинки и накрыла одеялом. Поразмыслив немного, кинула сверху и покрывало. В комнате было достаточно свежо, но сейчас это было даже к лучшему. Подойдя к окну. приоткрыла створку и впустила в спальню сладковатый морозный воздух.

— Отлично, — прошептала я, довольно вдыхая свежесть зимней ночи. — Теперь принять ванну и попытаться уснуть.

Страшась наступления завтрашнего дня, боялась даже предполагать, чего стоило ождать от Герта утром. Одно только знала наверняка: я влюбилась в него, как маленькая неопытная девчонка. И снова мысль о том, чтобы остаться жить в поместье, надоедливой мухой зажужжала передо мной. Может, не так плоха жизнь за городом? Найду себе удаленную работу, проведу интернет в поместье, займусь хозяйством… И Герту не придется выбирать между магией и возможностью быть со мной.

Смогла бы я пойти на это? Отказаться от привычной жизни ради мужчины, ради любви… И не упрекать его этим решением, отравляя нашу совместную жизнь? Наверное, стоит попробовать, и да помогут нам Боги!

____________

* — слова из пьесы "Собака на сене" Лопе де Вега.


46. Выбор

Проснулась от ощущения, что меня мягко укутывают одеялом. Сладко потянувшись, улыбнулась, не открывая глаз.

- Прости, я вчера вел себя неподабающе, — прошептали рядом с ухом. Вздрогнув, я открыла глаза. Герт выглядел уставшим. Лицо мужчины опухло, глаза потускнели, а скулы и подбородок покрывала неровная щетина. Казалось, за ночь маг постарел на несколько лет. Радостная улыбка сползла с моего лица.

— Все хорошо. Я и сама отличилась… — вздохнув, посмотрела на мужчину, вкладывая во взгляд все свое раскаяние. — Хотела сказать еще вчера, но ты был… Ты бы не смог меня услышать. Когда я сказала, что ведь…

Герт приложил к моим губам палец, обрывая мое признание на полуслове.

— Я знаю, что ты хочешь мне сказать.

— М-м-м… — я мягко коснулась его руки и убрала палец с губ. — Позволь мне все же сказать. То послание… И твое замешательство… В общем, я поддалась эмоциям. Это меня не оправдывает, но я не хотела тебя ранить. И, поверь, я вовсе не имела в виду то, что сказала. Я…

— Морана, хватит, — мягко прервал меня маг, прикрывая глаза. — Ты не обязана извиняться за свои слова и поступки. В конце концов, ты мне ничего не должна…

Глядя на скривишегося, словно от боли, мужчину, я растерялась. Моя вчерашняя решительность значительно пошатнулась. Нам нужно было выяснить так много но, в то же время, мы оба не знали, как об этом заговорить.

Герт открыл глаза и одним движением соскользнул с кровати, оказавшись на ногах.

— Кажется, мне необходимо умыться. Если ты не против, встретимся через четверть часа внизу.

Молча кивнула, не понимая настроения мага. Он сердился?

Закрыв за собой дверь, Герт оставил меня одну. Откинув одеяло в сторону, поежилась. За ночь в комнате стало значительно прохладнее. Накинув на плечи теплый халат, широкими шагами прошла к распахнутому окну и с силой захлопнула створку.

В одном Герт был однозначно прав — лицо требовало ледяной воды. Быстро переодевшись в штаны, свитер и жилетку, захватила расческу и резинку. Глянув на экран мобильника, прикинула, что мужчина уже должен был находиться внизу.

Перед тем, как спуститься в холл, я заскочила в ванну и привела в порядок лицо и волосы. Отражение в зеркале не радовало: конечно, вид у меня был краше, чем у мага, однако темные синяки уже обозначились под глазами, придавая лицу болезненный вид.

Спускаясь по лестнице, пыталась продумать, как продолжать разговор. Что я могла сказать магу? Что еще я могла сказать, помимо утреннего признания?

Герт ждал меня на софе. Едва кинув в мою сторону беглый взгляд, он отвернулся. Мне показалось, что это дурной знак.

— Ты в порядке? — спросила, опускаясь на софу рядом с мужчиной. Он подвинулся, освобождая мне больше места. Снова в голове прозвучал тревожный звоночек.

— Да, я в порядке, — безэмоционально ответил маг. И замолчал. Я снова начала заводиться.

— Слушай, ты, вроде бы, сам предложил поговорить? Уже передумал?

— Нет, с чего ты взяла? — он медленно повернулся ко мне. Сердце сжалось от боли при виде страдания, отразившегося на красивом лице.

— Тогда я ничего не понимаю, — выдавила из себя, откидываясь на мягкую спинку. — Ты принял решение?

Герт выгнул бровь, показывая удивление. Ну да, я пошла в лоб, боясь растерять всю свою уверенность в наводящих вопросах.

— Я-то сделал… Но, боюсь, решать тут должен не я.

Многозначительно замолчав, он впился в меня цепким взглядом.

— Хочешь сказать, что это зависит от меня?

— Иногда ты проявляешь чудеса догадливости, — усмехнулся маг, и на секунду мне показалось, что мы вернулись в "дочердачное" время.

— Стараюсь, — улыбнулась ему в ответ.

— Так каким будет твой положительный ответ?*

Я аж поперхнулась от неожиданности.

— Ты знаком с фильмом "Укрощение строптивого"?

— О чем ты? — и снова этот чудесный излом левой брови отразил искреннее удивление мужчины.

— Твои слова, — пояснила я, — дословная цитата из фильма.

— Не имел счастья лицезреть, — развел руками маг. — Если ты не заметила, у меня здесь нет телевизора.

— Точно, — прикусила язык, чувствуя неловкость. — Так это ты, бедняжка, вообще ни одного фильма не видел? Никогда?

Герт покачал головой. А я прикинула, это ж какой обширный культурный пласт остался неизученным моим таинственным магом. Тут же мысленно начала подбирать наиболее знаковые картины для совместного просмотра. На десятой киноленте меня прервал Герт вежливым покашливанием.

— Кхм-кхм, — выразительный взгляд медовых глаз словно приклеился к моем лицу. — Ты не ответила.

— Ой, — спохватилась я, выплывая из розовых грез. — Конечно, да! Только… Что именно ты спрашиваешь?

Герт рассмеялся.

****- То есть, поправь меня, если я не прав, — ты согласна на все?

— Не на все, — пробурчала, понимая, что снова ляпнула не подумав.

— Не так я хотел это сказать, — проворчал маг, опускаясь передо мной на одно колено. Сердце подпрыгнуло вверх, а затем стремительно ухнуло в пятки. Голова закружилась от сильного волнения. Маг взял мою руку в свои ладони и посмотрел мне прямо в глаза.

— Морана, согласна ли ты выйти за меня замуж?

Несколько мгновений я просто моргала, осознавая произошедшее. Мне что, только что сделали предложение? Вот так запросто? С бодуна?!

А Герт даже не подозревал о вихре непослушных мыслей, сводящих меня с ума. Терпеливо стоя на одном колене, он ждал ответа с поистине рыцарским спокойствием.

— Эм-м-м… — промычала, вернув себе способность говорить. — Это не шутка?

Мужчина скорбно вздохнул. Отпустив мою руку, он поднялся с колен, нырнув в карман своих брюк. Еще мгновенье — и передо мной очутилась маленькая черная коробочка, которую маг открыл одним щелчком.

— Морана, это не сиюминутный порыв, — ответил Герт, осторожно подцепив изящное колечко. Все еще пристально глядя мне в глаза, он отбросил коробочку в сторону и, помогая встать с софы, бережно взял мою руку в дрожащие пальцы. Я расслабила кисть, помогая мужчине надеть на безымянный палец колечко из белого металла.

— Оно великолепно, — прошептала я, с благоговением рассматривая переливающиеся радужным светом грани крупного прозрачного камня в обрамлении тонкого ободка из белого золота. Подняв взгляд от кольца, я улыбнулась нервно кусающему губы магу и ответила: — Да! Я согласна!

Обхватив его за шею, подставила лицо для поцелуя. Герт не растерялся и, крепко вжав меня в свое тело, запечатлел на моих губах горячий поцелуй. В голове зашумело, ноги подкосились от приятной слабости. Сильные руки мага удержали меня подле себя, не позволив отстраниться, даже если бы я вдруг этого захотела. Все мои вопросы о том, как мы будем жить дальше, как устроим свой быт, где будем жить и многое другое — все это разлетелось розовыми бабочками, оставляя вокруг себя волшебную мерцающую пыльцу.

В этот момент я была безгранично счастлива. Однако, когда мы все же разомкнули объятия, волнение снова охватило меня. Я боялась. Не за себя, — за моего мага. Ведь мы не знали наверняка, как избавиться от его оков.

— Герт, ты твердо уверен в своем решении? — спросила я, касаясь его предплечья. Он кивнул, взяв мою руку, и поднял ее к своим губам, касаясь невесомым поцелуем.

— Никогда и ни в чем я не был так сильно уверен, Морана.

Мы обнялись, молча наслаждаясь обществом друг друга. Грудью я чувствовала как сильно бьется сердце мужчины, вторя моему.

— Когда… — запнулась я. — Когда мы попробуем?

Герт без пояснений понял, о чем я спросила. Пожав плечами, словно это был какой-то пустяк, он ответил:

— Да хоть сейчас.

— Мне страшно, — честно призналась магу, сжимая его руку. — Вдруг она обманула? Вдруг ничего не получится? Или, того хуже, ты умрешь?

Меня начало потряхивать от волнения. Герт обхватил мое лицо ладонями и прижался своим лбом к моему.

— Морана, все будет хорошо, — втолковывал он мне чуть ли не по слогам, словно маленькому несмышленному ребенку. С тяжелым вздохом согласилась. Рано или поздно мы должны были пройти через это.

— Ты прав, — согласилась с магом. — Не стоит откладывать.

Сменив тапочки на зимние сапоги, я спешно накинула на плечи пальто. Герт набросил на спину лежавший на спинке софы темный фрак и встал на пороге, ожидая меня. Вложив в его горячую руку свою, вышла следом за мужчиной на крыльцо.

Искрящийся снег моментально ослепил, едва мы оказались на улице. Прищурившись, посмотрела на небо: чистое, глубокого кобальтового цвета, без единого облачка. Даже легкий ветерок не нарушал странного и таинственного спокойствия. Природа словно притаилась, торжественно ожидая какого-то чуда.

Внезапно вспомнила Дафну и нашу попытку изучить историю поместья. Обернувшись назад, окинула взглядом свое наследство.

— Что-то не так? — спросил Герт, обеспокоенно всматриваясь в мое лицо.

— Да нет, — улыбнулась магу. — Просто вспомнила кое-что. Знаешь, мы же хотели узнать всю подноготную поместья…

— Мы?

— Ну, я и Даффи…

— И? — Герт все еще не понимал о чем я толкую.

— Думаю, в библиотеку нам идти больше не нужно. Теперь, когда у меня появилась живая энциклопедия по поместью!

Хихикнув, шутливо хлопнула Герта по плечу. Тот тепло улыбнулся.

— Я весь в твоем распоряжении, — и развел руками, наглядно показывая насколько полно он отдает себя в мою власть.

— Непременно этим воспользуюсь в самых корыстных целях, — ответила я, уткнувшись лбом в его предплечье, пряча довольную улыбку.

— Ты готова? — спросил вмиг посерьезневшим голосом мой мужчина. Я кивнула, чувствуя звенящую торжественность момента.

Взявшись за руки мы подошли к воротам. Герт легко открыл тяжелую кованую решетку и остановился.

— Сделаем это вместе? — спросил он без тени улыбки. Мне оставалось лишь проглотить готовую сорваться с языка неуместную шуточку про двусмысленность его фразы. Кивнув пока еще магу, я спросила:

— Не хочешь в последний раз что-то наколдовать?

Герт вздрогнул от моих слов. Боль, мелькнувшая в его глазах, смутила меня.

Может, мы поторопились?

Подняв правую руку вверх, он прошептал несколько слов и сделал какой-то пасс. С секунду ничего не происходило, а после прямо над нами полился настоящий дождь из розовых лепестков. Они падали на нас, появляясь из ниоткуда прямо над нашими головами, окрашивая белоснежный снег яркими алыми пятнами.

Я не нашлась что сказать, боясь причинить магу еще больше страданий. Герт повернулся ко мне и улыбнулся.

— Морана, я ни о чем не жалею, даже не вздумай сомневаться в этом. Пойдем?

— Идем, — моментально согласилась, занося ногу над невидимой границей поместья. За ворота мы ступили одновременно, преодолев невидимый барьер без малейшего сопротивления.

Оказавшись за воротами, Герт сразу остановился. Изумленно оглядев себя, он уставился на меня ничего не понимающим взглядом.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросила я.

— Не знаю, — ответил мужчина. — Я ничего не чувствую.

— Ну, по крайней мере, ты жив, — попыталась пошутить, чувствуя приближение нервного истеричного смеха.

— Да, я все еще жив, — отрешенно согласился Герт.

— Может, попробуешь проверить магию? — спросила задумавшегося мага.

Мага ли?

— Сейчас, — ответил он, выставив руку перед собой. Герт что-то сказал, крутанул пальцами, — но ничего не произошло.

— Магии больше нет? — несмотря на страх, хотела узнать, осталось ли волшебство в моем мужчине. Герт медленно покачал головой, уголки его губ дрогнули.

— Ничего нет. Пустота, — хрипло ответил он.

Я подошла к Герту и обняла со спины за плечи, утыкаясь лбом ему между лопаток.

— Мне жаль…

Мужчина тяжело вздохнул, затем повернулся ко мне лицом. Захватив мои ладони в свои руки, он прижал их к груди и посмотрел с такой нежностью, что все дурные мысли враз покинули меня.

— Спасибо.

— За что? — дрогнувшим голосом спросила я, не в силах отвести от моего мужчины взгляда.

— За новую жизнь. За возможность начать все с начала. За любовь…

Я улыбнулась.

— Ты даже не знаешь, во что вляпался, мой милый.

Смешинки в золотисто-карих глазах засверкали, озаряя любимое лицо счастьем.

— О, нет, дорогая. Это ты не знаешь, на что подписалась!

Резко подхватив на руки, он закружил меня так легко, словно я совершенно ничего не весила. Обхватив своего жениха за шею, откинула голову назад и звонко расхохоталась.

Спустя мгновенье ко мне присоединился и Герт, и я утонула в счастливом искреннем смехе любимого мужчины.

_________________

* — цитата из фильма "Укрощение строптивого "(1980).






Оглавление

  • Проклятый старый дом, или Неожиданное наследствоАлекса Вулф
  • Teleserial Book