Читать онлайн Армения. Полная история страны бесплатно

Вазген Гнуни
Армения. Полная история страны

© ООО «Издательство АСТ», 2022

* * *

Армения – это страна чудес… Если меня бы спросили, где на нашей планете можно встретить много чудес, то я первой назвал бы Армению… Невольно поражаешься тому, как на столь небольшом клочке земли можно встретить такие памятники и таких людей, которые способны украсить весь мир и стать предметом его гордости. Будь трижды прославлена земля армянская, колыбель талантов, колыбель великих свершений.

Рокуэлл Кент, американский художник и писатель

Ключевые даты истории армянского народа

2492 до н. э. – легендарная дата основания армянского государства Айком Наапетом


Первая половина IX века до н. э. – союз племен Урарту объединяется в единое государство


786–764 до н. э. – правление царя Урарту Аргишти Первого


782 до н. э. – основание крепости (города) Эребуни


Вторая половина VI века до н. э. – завоевание Армении Ахеменидами


331 до н. э. – в результате падения Ахеменидской империи Армения обретает фактическую независимость


322 до н. э. – образование армянского царства Малая Армения


Первая половина III века до н. э. – образование армянского царства Софена (Цопк)


Конец III века до н. э. – завоевание Софены селевкидским царем Антиохом Великим


190–189 до н. э. – восстановление независимости Софены, образование царства Великая Армения

94 до н. э. – присоединение Софены к Великой Армении Тиграном Вторым


77 до н. э. – Тигран Второй основывает город Тигранакерт, новую столицу Великой Армении


65 до н. э. – поход Помпея в Армению и установление над ней римского сюзеренитета


53 – ставленник парфян Трдат Первый основывает династию Аршакидов


58–63 – римско-парфянская война за контроль над Арменией


113–117 – оккупация Армении римлянами


130 – приблизительная дата основания Вагаршем Первым города Вагаршапат


163 – Вагаршапат становится столицей Армении


252 – захват Армении персидским царем Шапуром Первым


298 – по Нисибисскому мирному договору Рим и Персия признали независимость Великой Армении


301 – дата принятия христианства в качестве государственной религии Великой Армении


335 – основание города Двин


364–368 – армяно-персидская война


387 – раздел Армении между Римом и Персией


405–406 – изобретение армянского алфавита Месропом Маштоцем

450–451 – восстание армян против правления Сасанидов


451 – Аварайрская битва


481–484 – восстание армян против правления Сасанидов под предводительством Ваана Мамикояна


484 – заключение Нварсакского мирного договора между Арменией и Сасанидской Империей, по которому Армения получила полунезависимый статус с полной свободой вероисповедования


506 – Двинский собор окончательно утверждает миафизитскую[1] догматику Армянской церкви


572–591 – война между Сасанидской и Византийской империями, в результате которой почти вся Армения перешла под контроль Византии


629 – окончательное завоевание Армении Византией


645 – завоевание Армении Арабским халифатом


885 – армянский князь Ашот Первый из рода Багратидов (Багратуни) восстанавливает независимое Армянское царство, суверенитет которого признают арабский халиф Аль-Мутамид и византийский император Василий Первый


908 – Васпураканское княжество Арцрунидов (Арцруни) отделяется от царства Багратидов


921 – Севанская битва, царь Ашот Второй изгоняет арабов из Армении


961 – царь Ашот Третий Милостивый переносит столицу Армении из Карса в Ани


963 – образование Карсского царства, вассального Анийским Багратидам


978 – образование Ташир-Дзорагетского царства, вассального Анийским Багратидам


987 – образование Сюникского царства, вассального Анийским Багратидам


1045 – падение Армянского (Анийского) царства под натиском византийцев


1048 – первое нашествие турок-сельджуков под предводительством Тогрул-бека на армянские земли, разорение города Арзни


1054 – второе нашествие турок-сельджуков под предводительством Тогрул-бека на армянские земли


1064 – нашествие турок-сельджуков под предводительством Алп-Арслана, захват Ани; присоединение Карсского царства к Византии


1071 – византийский военачальник армянского происхождения Филарет Варажнуни создает независимое армянское государство


1080 – основание армянского Киликийского княжества (царства) Рубеном Первым


1236 – завоевание бо́льшей части армянских земель монголами


1375 – завоевание Киликийского царства египетскими мамлюками.

1386 – первое нашествие Тамерлана


1410 – бо́льшая часть армянских земель попала под контроль туркоманской конфедерации Кара-Коюнлу


1468 – бо́льшая часть армянских земель попала под контроль туркоманской конфедерации Ак-Коюнлу


1502 – завоевание бо́льшей части армянских земель государством Сефевидов


1512 – Акоп Мегапарт издает «Книгу пятницы» («Урбатагирк») – первую печатную книгу на армянском языке


1514 – захват Эрзинджана и Эрзурума турками-османами положил начало османскому завоеванию армянских земель


1555 – в городе Амасье подписан мирный договор, закрепивший раздел Армении между османами и персами


1722–1730 – восстание армян области Зангезур во главе с Давид-Беком против персов


1794–1796 – в Мадрасе издается первое армянское периодическое издание – ежемесячный журнал «Вестник» («Аздарар»)


1827 – русская армия под командованием генерала Паскевича занимает Эривань (Ереван)


1828 – по Туркманчайскому договору между Россией и Персией Восточная Армения присоединяется к Российской империи с образованием Армянской области


1850 – образование Эриванской губернии


1878 – присоединение Карса к Российской империи по Сан-Стефанскому мирному договору, образование Карсской области

1885 – в Ване основана первая национально-политическая партия армян Арменакан


1887 – в Женеве основана социал-демократическая партия Гнчакян


1890 – в Тифлисе основана партия Дашнакцутюн (Армянская Революционная Федерация)


1894–1896 – массовые убийства армян в Османской империи, в ходе которых погибло около 300 000 человек


1909 – массовые убийства армян в Адане и Алеппо (Киликийская резня), в ходе которых погибло около 30 000 человек


1915 – начало геноцида армян в Османской империи


1918 – образование Первой республики Армения


1920 – турецко-армянская война; советизация Армении, образование Социалистической Советской республики Армения.


1921 – по Московскому и Карсскому договорам утрачены Западная Армения, Нахиджеван и Арцах (Нагорный Карабах)


1922 – Вхождение Армении в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику(ЗСФСР)


1936 – Ликвидация ЗСФСР, образование Армянской Советской Социалистической Республики


1943 – основание Национальной академии наук


1946–1948 – массовая репатриация зарубежных армян в Армянскую ССР

1988 – начало Карабахского конфликта; Сумгаитский погром; Спитакское землетрясение


1991 – образование независимой Республики Армения


1991–1994 – Первая Арцахская (Карабахская) война


2020 – вторая Арцахская (Карабахская) война

Топ-25. Самые знаменитые персонажи армянской истории

АБОВЯН ХАЧАТУР (1809–1848) – армянский писатель, основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка. Открыл первое в Армении светское училище европейского типа, первым преподавал и составлял учебники на восточном варианте современного армянского языка (ашхарабар). Его главное произведение – исторический роман «Раны Армении» (1841) стал первым армянским романом на современном армянском языке.


АЙВАЗЯН ОВАННЕС ГЕВОРКОВИЧ, ОН ЖЕ – АЙВАЗОВСКИЙ ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ (1817–1900) – известный художник, считающийся одним из величайших маринистов всех времен, а также меценат. Наиболее известен своими морскими пейзажами, которые составляют больше половины его работ. В 1850 году Айвазовский написал свою самую знаменитую картину «Девятый вал», находящуюся сейчас в Государственном Русском музее.


АЙК НААПЕТ – легендарный прародитель армянского народа, а также основоположник династии древних армянских правителей Айказуни. Согласно преданию, Айк, сопровождаемый тремя сотнями воинов и их семьями, в 2492 году до нашей эры переселился из Месопотамии на побережье озера Ван, где основал армянское государство, очертив его границы вокруг трех озер – Ван, Урмия и Севан (в центре находилась гора Арарат).

БАГРАМЯН ИВАН ХРИСТОФОРОВИЧ (1897–1982) – выдающийся советский полководец, Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза (1944, 1977) и кавалер семи орденов Ленина.


ДАВИД-БЕК (1669–1728) – армянский правитель и полководец, видный деятель армянского национально-освободительного движения, приведшего к почти полному изгнанию кызылбашских, иранских и турецких завоевателей из Восточной Армении. Возглавил вооруженную борьбу армян областей Сюник и Арцах против персидского шаха и турок, стремившихся захватить Закавказье.


ИСААКЯН АВЕТИК СААКОВИЧ (1875–1957) – выдающийся армянский поэт, прозаик и публицист советского периода. Наиболее известными его произведениями являются поэтический сборник «Песни и раны» (1897), философская поэма «Абу-Ала-Маари» (1911) и поэма «Сасна Мгер» (1937). На русский язык произведения Аветика Исаакяна переводили Александр Блок, Валерий Брюсов, Иван Бунин, Борис Пастернак, Анна Ахматова.


ИСАКОВ ИВАН СТЕПАНОВИЧ (1894–1967) – видный советский военачальник, адмирал Флота Советского Союза, Герой Советского Союза (1965), лауреат Сталинской премии (1951), член-корреспондент Академии наук СССР (1958). Автор ряда научных трудов в области географии, изучения Мирового океана и военной истории.


КОМИТАС (СОГОМОН СОГОМОНЯН; 1869–1935) – выдающийся армянский композитор и музыковед, священнослужитель Армянской церкви. Произведения Комитаса по сей день служат источником вдохновения для армянских музыкантов, а его деятельность по сохранению армянского музыкального наследия трудно переоценить. Католикос всех армян Вазген Первый сказал, что «армянский народ в песне Комитаса нашел и узнал свою душу».


КУЧАК НААПЕТ (XVI век) – известный армянский поэт, один из первых армянских ашугов – народных певцов-поэтов, которых можно сравнить с английскими менестрелями. Писал четверостишия-айрены на различные темы, но в основном – о любви.


МАМИКОНЯН ВАРДАН (388–451) – армянский князь и полководец, национальный герой, причисленный Армянской апостольской церковью к лику святых. Возглавил восстание армян против Сасанидов (449–451), пытавшихся навязать армянам зороастрийскую религию. Погиб 26 мая 451 года в Аварайрской битве – самом знаменитом сражении в армянской истории.


МАШТОЦ МЕСРОП (361–440) – армянский ученый, основоположник армянской литературы, создатель армянского, грузинского и агванского[2] алфавитов, переводчик Библии. Причислен к лику святых Армянской апостольской церковью и Армянской католической церковью.


МЕГАПАРТ АКОП (XV–XVI века) – армянский первопечатник, издавший в 1512 году в Венеции первую армянскую печатную книгу – «Книгу пятницы» («Урбатагирк»). Также напечатал такие книги, как «Служебник» («Патарагатетр»), «Астрономические предсказания» («Ахтарк»), «Песенник» («Тагаран») и «Жития святых» («Парзатумар»).


НАРЕКАЦИ ГРИГОР (около 951—1003) – выдающийся армянский поэт, философ и богослов, святой Армянской апостольской церкви и Католической церкви. Лирическая поэма Нарекаци «Книга скорбных песнопений» является одним их величайших шедевров не только армянской, но и мировой литературы.


ОЗАНЯН АНДРАНИК (1865–1927) – один из видных деятелей армянского национально-освободительного движения конца XIX – начала XX века, национальный герой армянского народа, известный как Полководец Андраник (Зоравар Андраник). Широко известны его слова: «Я никогда в своей жизни не стремился к личному счастью и благополучию. Я постоянно стремился только к одному и боролся только за одно – за свободу и благополучие своего народа. Я не ищу признания своих заслуг и желаю лишь, чтобы был счастлив народ, которому я служу всю свою жизнь».


ПЕТРОСЯН ТИГРАН ВАРТАНОВИЧ (1929–1984) – выдающийся шахматист, девятый чемпион мира по шахматам (1963–1969) международный гроссмейстер (1952), заслуженный мастер спорта СССР (1960), кандидат философских наук, четырехкратный чемпион СССР (1959, 1961, 1969, 1975), трехкратный чемпион Москвы (1951, 1956, 1968), шахматный теоретик и журналист, редактор ежемесячника «Шахматная Москва», основатель и главный редактор еженедельника «64», девятикратный победитель шахматных Олимпиад в составе команды СССР. За свое искусство защиты Тигран Петросян был прозван «Железным Тиграном». Он определял свое шахматное кредо как «ограничение возможностей соперника, стратегию игры по всей доске, окружение и постепенное сжимание кольца вокруг неприятельского короля».


САРЬЯН МАРТИРОС (1880–1972) – выдающийся армянский художник советского периода, мастер пейзажа и портрета, академик Академии художеств СССР (1947), Герой Социалистического Труда (1965), народный художник СССР (1960), лауреат Ленинской премии (1961) и Сталинской премии второй степени (1941).


САЯТ-НОВА (АРУТЮН САЯДЯН; 1712–1795) – знаменитый армянский поэт и ашуг, мастер любовной лирики, один из самых известных армянских поэтов прошлых веков. Писал на армянском, грузинском и азербайджанском языках, но о себе говорил, что «Саят-Нова в вере тверд, он – армянин».


СЕВАК ПАРУЙР (ПАРУЙР РАФАЭЛОВИЧ КАЗАРЯН; 1924–1971) – выдающийся армянский поэт и литературовед, доктор филологических наук, лауреат Государственной премии СССР, лауреат Государственной премии Армянской ССР. Главными произведениями Паруйра Севака стали поэмы «Несмолкающая колокольня» (1959) и «Трёхголосная литургия» (1965), посвященные теме геноцида армян в Османской Турции.


СПЕНДИАРОВ АЛЕКСАНДР АФАНАСЬЕВИЧ (СПЕНДИАРЯН АЛЕКСАНДР СТЕПАНОСОВИЧ; 1871–1928) – выдающийся армянский композитор и дирижер, один из основоположников армянской классической музыки, Народный артист Армянской ССР (1926). Ученик Н. Кленовского и Н. А. Римского-Корсакова. Самыми выдающимися произведениями Александра Спендиарова являются «Ереванские этюды» для оркестра (1925), посвященные художнику Айвазовскому, и опера «Алмаст», либретто которой основано на поэме Ованеса Туманяна «Взятие Тмкаберта».


ТЕРЬЯН ВААН (ТЕР-ГРИГОРЯН ВААН СУКИАСОВИЧ; 1885–1920) – выдающийся армянский поэт и общественный деятель. Творчество Ваана Терьяна, для которого характерны тончайший лиризм и яркость языка, стало уникальным явлением в истории армянской литературы. Первый сборник его стихов «Грезы сумерек», опубликованный в 1908 году в Тифлисе, был удостоен высокой оценки таких корифеев армянской литературы, как Аветик Исаакян и Ованес Туманян.


ТИГРАН ВЕЛИКИЙ (140 год до н. э. – 55 год до н. э.) – царь Великой Армении, правивший в 95–55 годах до н. э. В его правление был совершен ряд завоеваний, в результате которых существенно расширилась территория Великой Армении. Считается, что при Тигране Великом армянское государство достигло своего наивысшего расцвета.


ТУМАНЯН ОВАНЕС ТАДЕВОСОВИЧ (1869–1923) – один из наиболее выдающихся деятелей армянской литературы, национальный поэт Армении. Литературную деятельность сочетал с общественно-просветительской. Многие произведения Ованеса Туманяна, такие, например, как «Пёс и кот», «Ануш», «Смерть Кикоса», «Невезучий Панос», «Храбрый Назар», стали шедеврами армянской литературы.


ХАЧАТУРЯН АРАМ ИЛЬИЧ (1903–1978) – выдающийся армянский композитор, дирижер и музыкально-общественный деятель советского периода, Герой Социалистического Труда (1973), народный артист СССР (1954), лауреат Ленинской премии (1959), лауреат четырех Сталинских премий (1941, 1943, 1946, 1950), лауреат Государственной премии СССР (1971) и Государственной премии Армянской ССР (1965), автор музыки Государственного гимна Армянской ССР. Самыми знаменитыми произведениями Арама Хачатуряна стали балеты «Спартак» и «Гаянэ».


ХОРЕНАЦИ МОВСЕС (410–490) – крупнейший армянский средневековый историк, называемый «отцом армянской историографии», автор монументального трактата «История Армении», пронизанного духом патриотизма. «История Армении» Мовсеса Хоренаци является первым полным изложением истории Древней Армении со времен образования армянского народа до V века нашей эры.


ЧАРЕНЦ ЕГИШЕ (СОГОМОНЯН ЕГИШЕ АБГАРОВИЧ; 1897–1937) – выдающийся армянский поэт и прозаик советского периода, соавтор так называемой «Декларации трёх» (декларации «Группы трёх») – первого литературного манифеста в Советской Армении, опубликованного 6 июля 1922 года в газете «Советская Армения». Эта декларация призывала расставаться со старыми литературными традициями и создавать новые. В 1936 году Егише Чаренц был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и национализме, умер в заключении в ноябре 1937 года. Посмертно был реабилитирован.

Предисловие. Место, где Ноев ковчег остановился во время всемирного потопа

История армянского народа уходит своими корнями в глубокую древность. Армяне были современниками Ассирии, Вавилона, Древней Греции и Древнего Рима. По древнеармянскому календарю летоисчисление начинается с победы патриарха-прародителя армянского народа Айка Наапета над вавилонским царем Бэлом в 2492 году до н. э. Эта дата не взята с потолка, она была вычислена в конце XIX века армянским ученым Гевондом Алишаном.

С победы Айка началось формирование армянского народа, самоназвание которого «hай» образовано от имени прародителя.

Древнегреческий историк Ксенофонт пишет про Армению и армян в своем «Анабасисе», посвященном походу греческого войска в Переднюю Азию. «Дома здесь были подземные, с верхним отверстием наподобие отверстия колодца, но широким внизу. Впуски для скотины были вырыты в земле, а люди спускались вниз по лестнице. В домах находились козы, овцы, коровы и птицы со своими детенышами, весь скот питался в домах сеном. Там хранились также пшеница, ячмень, овощи и ячменное вино в кратерах. В уровень с краями сосудов в вине плавал ячмень и в него воткнут был тростник, больших и малых размеров, но без коленцев; кто хотел пить, должен был взять тростник в рот и тянуть через него вино. Не смешанное с водой вино было очень крепким, но для людей привычных это был очень приятный напиток»[3].

Созданный в начале V века до нашей эры «Анабасис» является не самым древним историческим документом, в котором упомянуты армяне, есть и более древние.

В надписи на скале Бехистун, высеченной по приказу персидского царя из династии Ахеменидов Дария Первого и повествующей о событиях 523–521 годов до н. э., упомянуты армяне Дадаршиш и Араха, а также страна Армина (так персы называли древнее государство Урарту).


Бехистунская надпись


Также об Армении и армянах можно прочесть в «Истории» Геродота, заканчивающейся на событиях 479 года до н. э. «Народы, обитающие на этом материке, гораздо богаче всех остальных: прежде всего – золотом, потом – серебром, медью, пестрыми одеждами, вьючными животными и рабами… Живут эти народы рядом друг с другом… Вот здесь соседи ионян – лидийцы; их земля плодородная и богата серебром… на востоке с лидийцами граничат фригийцы; их страна весьма богата скотом и самая плодородная из всех… Далее, после фригийцев идут каппадокийцы, которых мы зовем сирийцами. Их соседи – киликийцы, земля которых вот здесь доходит до моря, где лежит… остров Кипр… С киликийцами вот здесь граничат армении (они также богаты скотом), а с армениями – матиены… Затем следует вот эта земля киссиев, а в ней на этой вот реке Хоаспе лежит город Сусы, где пребывает великий царь и находятся его сокровища»[4].

Геродот описывает интересные особенности торгового пути между Арменией и Вавилоном. Суда, на которых купцы плыли по течению Евфрата из Армении в Вавилон, были сделаны из кожи, натянутой на остов из ивовых прутьев, и имели круглую форму. Для плотной упаковки груза, главным образом глиняных сосудов с вином, суда набивались соломой. Помимо груза, на каждом судне находились живые ослы, один или несколько, в зависимости от размера судна. Продавая свои товары в Вавилоне, купцы заодно сбывали ивовые прутья остовов и всю солому, использовавшуюся для упаковки. Затем они навьючивали шкуры на ослов и по суше возвращались в Армению. Плыть обратно против быстрого течения Евфрата было невозможно. Прибыв в Армению, купцы строили новые суда, и цикл повторялся снова.


Расположение государства Хайаса


Наиболее древними историческими свидетельствами являются хеттские клинописные тексты XVI–XIII веков до н. э., в которых упоминается государство Хайаса. «Хай» («hай») – это самоназвание армянского народа, а «аса» на хеттском означает «земля». Хайаса – страна армян, которая, по мнению ученых, находилась на территории Армянского нагорья в верховья реки Чорох и Евфрат. В клинописных табличках упоминаются имена нескольких хайасских правителей – Марийа, Каранни, Хуккана, Ананиа.

В I веке до нашей эры, при царе Тигране Втором, прозванном Тиграном Великим, границы армянского государства простирались от Каспийского моря на востоке до Средиземного на западе. Или можно сказать, что они простирались от реки Куры до Египта.

С географической точки зрения армянам повезло – им выпало жить в благословенном месте с теплым климатом и плодородными землями. Но с политической точки зрения расположение армянского государства было крайне неудачным, поскольку оно выступало в роли буфера между могущественными державами Запада и Востока. В 387 году произошел первый раздел Армении между римлянами и персами. Второй раздел – между персами и византийцами – состоялся в конце VI века, а третий – между Османской империей и сефевидской Персией – в 1639 году.

28 мая 1918 года была провозглашена Армянская демократическая республика, но уже в декабре 1920 года она потеряла свой суверенитет, будучи вынужденной войти в состав Союза Советских Социалистических Республик. 23 августа 1990 года Верховный Совет Армянской ССР, выражая единую волю народа Армении, сознавая свою ответственность за судьбу армянского народа в осуществлении чаяний всех армян и восстановлении исторической справедливости, принял декларацию о независимости Армении, суверенного демократического государства.

Радость обретения государственности была омрачена памятью о многочисленных жертвах и перенесенных страданиях, а также тем обстоятельством, что территория современной Республики Армения составляет примерно десятую часть территории исторической Армении.

Армянский народ с надеждой смотрит в будущее, не забывая при этом о своем прошлом, о своей великой истории, начавшейся более четырех с половиной тысяч лет назад.

Глава первая.
Формирование армянского народа. Государство Урарту

Две версии этногенеза армян

Если отбросить мифологические версии, а также те смелые предположения, которые идут вразрез не только с научными данными, но и с логикой, то остаются две версии формирования армянского народа, которое происходило на Армянском нагорье с конца II тысячелетия до н. э. до середины I тысячелетия до н. э.

Согласно «миграционно-смешанной» гипотезе пришедшие с запада индоевропейцы-протоармяне растворились среди живших на Армянском нагорье хурритов, урартов, хаттов и лувийцев, сохранив при этом свой протоармянский язык. История знает немало примеров того, как небольшой этнос смешивается с другими, более крупными, этносами с сохранением своего языка.

Хурриты, урарты, хатты, лувийцы… Большинству современных людей эти народы совершенно не знакомы, поэтому нужно сказать о каждом из них хотя бы несколько слов.



Хурриты и урарты – это два древних народа, принадлежавших к хуррито-урартской языковой семье, которую большинство ученых не относит к индоевропейской группе. Если урарты распространялись по Армянскому нагорью, то хурриты мигрировали в Северную Месопотамию и Каппадокию[5], а также в Сирию и Палестину, где они жили вперемежку с семитскими народами. В XVI–XIII веках до н. э. в Северной Месопотамии существовало хурритское государство Митанни, известное также под названиями Ханигальбат и Нахарин. Государство это было сильным, оно не раз воевало с Хеттским царством, а в XIII веке до н. э. покорило государство Хайаса, о котором уже упоминалось выше. Но со временем Митаннийское царство ослабло и 1250 году до н. э. было уничтожено ассирийцами.

Урарты создали свое государство, но о нем мы поговорим чуть позже, после того, как уделим немного внимания хаттам и лувийцам. Пока что отметим доминирующую роль хурритов и урартов в формировании армянского народа.

Хатты – это древние обитатели Малой Азии, жившие здесь с середины III тысячелетия до н. э. до начала II тысячелетия до н. э. Государство хаттов было покорено индоевропейскими племенами, мигрировавшими с Балканского полуострова. Победители унаследовали название побежденных и стали называться «хеттами».

Лувийцы были ближайшими родственниками хеттов. Они преимущественно населяли Средиземноморское побережье Малой Азии. Примерно в середине I тысячелетия до н. э. лувийцы распались на ряд народов – ликийцев, лидийцев, киликийцев и др. Согласно одной из гипотез, легендарные троянцы (если они вообще существовали) были потомками лувийцев.

Другая версия этногенеза армян обходится без пришельцев с запада. Согласно ей, армянский народ сформировался из коренного населения Армянского нагорья без какого-либо «постороннего» участия.

Две исторические гипотезы, касающиеся древнейших событий, имеют не только историческое, но и политическое значение. Те, кому хочется выставить армян некоренными жителями Армянского нагорья, всячески раздувают тему пришельцев с Запада, «захвативших» нагорье. То обстоятельство, что костяк армянского народа составили коренные хурриты и урарты, при этом игнорируется. Тем, кто захватил исконно армянские земли, выгодно представлять армян такими же захватчиками, не имеющими прав на утраченные территории. Камнем преткновения стало государство Хайаса, «армянскость» которого оспаривается не столько с научной, сколько с политической целью.

Государство Хайаса

Существование государства Хайаса не вызывает сомнений, поскольку оно упоминается в хеттских клинописных текстах в течение четырех столетий, а именно – с XVI по XIII века до н. э. А вот о его местонахождении точных данных нет, приходится оперировать косвенными. Но большинство ученых сходятся на том, что Хайаса располагалась на территории Армянского нагорья, в верховьях реки Чорох и Евфрат. Предположительно столицей Хайасы был город Куммаха (ныне это город Кемах в восточной части Турции).

Хайасцы часто воевали с хеттами. Удача была то на одной, то на другой стороне. Так, например, в XIV веке до н. э. хайасцы вторглись на земли хеттов, сожгли их столицу город Сапинува и расширили свои границы до города Самуха. А в 1405 году до н. э. хетты отняли у хайасцев провинцию Цопк, которая не раз переходила из рук в руки.

В 1310 году до н. э. Мурсили Второй, считающийся одним из наиболее успешных хеттских правителей, сумел покорить Хайасу, используя ранее несвойственную хеттам стратегию. Прежде войска хеттов надолго застревали близ границы, пытаясь взять труднодоступные горные крепости хайасцев. За это время хайасцы успевали подтянуть навстречу врагу основные силы. Однако Мурсили не стал возиться с осадой крепостей – хетты обходили крепости, быстро продвигаясь вглубь Хайасы и захватывая один город за другим.

Примечательно, что название «Хайаса» с самоназванием армян «hай» первыми связали немецкие ученые, совершенно незаинтересованные в политической трактовке вопроса. В 1931 году Эрих Форрер выдвинул эту гипотезу, которую после доработал Пауль Кречмер. В 1933 году Кречмер опубликовал работу «Национальное имя армян Айк» (нем. «Der nationale Name der Armenier Haik»), в которой обосновывалась трактовка «Хайасы» как «Страны армян».

Почему миграционно-смешанная гипотеза этногенеза армян и отрицание связи названия «Хайаса» с самоназванием армянского народа получили столь широкое распространение на Западе? Давайте вспомним, что в геополитическом соперничестве между Британской и Российской империями за господство в Южной и Центральной Азии, называемом «Большой игрой», армяне рассматривались как союзники России, а Турция выступала на стороне Британии. Соответственно, все антироссийские устремления по определению становились антиармянскими и протурецкими. Когда по окончании Второй мировой войны Советский Союз потребовал у Турции возврата земель Западной Армении, у турок и их союзников возникло желание доказать, что на этих территориях никогда не было древнего армянского государства и что армяне пришли сюда откуда-то с запада. Доходит до того, что труды таких армянских историков, как Мовсес Хоренаци или Фавстос Бузанд, которые составляют фундамент армянской истории, объявляются фальсификациями. Искажение истории – важная составляющая идеологической войны.

Страна Наири и государство Урарту

Племена, жившие на территории Армянского нагорья в государстве Урарту, ассирийцы в XIII–XI веках до н. э., называли «наири». В слове «наири» так и слышится слово «хурри», что указывает на родство народа наири с хурритами. Племена, составлявшие народ наири, жили у озера Ван, которое ассирийцы называли «морем страны Наири» (озеро Ван заслуживает того, чтобы называться «морем», потому что вода в нем соленая и площадь его велика – 3755 км²). Предположительно страна Наири простиралась от гор Тур-Абдин на юге до озера Ван на севере.

Первое упоминание о племенах наири относится к правлению ассирийского царя Тукультининурта Первого (1244–1207 до н. э.), который победил сорок предводителей наири и потребовал от них дань. Также XIII веком до н. э. датируется глиняная табличка, в которой упомянута покупка 128 лошадей из «страны Наири».

При Тиглатпаласаре Первом (1114–1076 до н. э.) были записаны названия двадцати земель или племен, составлявших страну Наири. Победив в войне, Тиглатпаласар повелел перечислить всех побежденных правителей: «правитель Тумме, правитель Тунуба, правитель Туали, правитель Киндари, правитель Узулы, правитель Унзамуни, правитель Андиабе, правитель Пилакинни, правитель Атургини, правитель Кулибарзини, правитель Шинибирни, правитель Химуа, правитель Пайтери, правитель Уирама, правитель Шурии, правитель Албайи, правитель Угины, правитель Назабии, правитель Абарсиуни и правитель Дайаени». Тумме, находившийся к юго-западу от озера Урмия, был самым южным регионом страны Наири, а Дайаени – самым северным.

С XIII по VII век до н. э. в ассирийских источниках упоминается государство Урарту, которое до IX века до н. э. представляло собой союз племен. Отличить государство от союза племен очень просто, поскольку в надписях о войнах с племенными союзами перечисляются несколько правителей.

Вот отрывок из надписи Салманасара (Шульману-ашареда) Первого, правившего Ассирией примерно в 1274–1244 годах до н. э.: «Когда Ашшур, мой владыка, чтобы его почитали, избрал меня законно и для правления черноголовыми[6], дал мне скипетр, меч и посох и даровал мне законный венец владычества, – в то время, в начале моего первосвященства, возмутились против меня Уруатри; воздел я руки к Ашшуру и великим богам, моим владыкам, устроил сбор моих войск. К хребтам гор их могучих я поднялся. Химме, Уаткун, Баргун, Салуа, Халила, Луха, Нилипахри и Зингун, всего 8 стран и их ополчения я победил, 51 их поселение я разрушил, сжег, взял их в плен и захватил их имущество; всех Уруатри я склонил к ногам Ашшура, моего владыки, в три дня… тяжкую подать гор я наложил на них навеки. Город Арину, укрепленное место, горный хребет, который прежде возмутился, презрел Ашшура, – этот город, с помощью Ашшура и великих богов, моих владык, я победил, разрушил, посеял над ним пепел, а прах его собрал и насыпал в воротах моего города Ашшура на будущие времена. В то время всю страну Мусру я склонил к ногам Ашшура, моего владыки…».



Упомянутая в надписи «страна Мусру» – это область Мусасир, расположенная в верховьях реки Большой Заб, к юго-востоку от озера Ван. Принято считать Мусасир местом первоначального обитания урартских племен. Мусасир был важным религиозным центром Урарту, в котором царил культ поклонения верховному урартскому богу Халди. В более поздних ассирийских надписях (начиная с XI века до н. э.) названием «Мусру» или «Муцру» стали обозначать Египет (сравните с арабским «Миср»). Кстати говоря, Мусасир – это ассирийское название, которое переводится как «Нора змеи», а урарты назвали эту область и находившийся в ней город Ардини.

Как соотносились между собой племена наири и государство Урарту?

Неверно было бы считать, что племенной союз наири перерос в государство Урарту, как это делают некоторые люди, мнящие себя историками. Скорее всего, среди населения Урарту было много хурритских племен, оставшихся после распада государства Митанни, которых ассирийцы называли словом «наири» и отличали от родственных им урартов, титульной нации государства.

Салманасар Первый перечисляет 8 разных областей «страны Уруатри», в том числе Химме и Луха, которые также упомянуты в приведенной выше надписи Тиглатпаласара Первого. Кстати говоря, в описании похода в страну Мусру Тиглатпаласар Первый упоминает гору Еламуни, название которой практически совпадает с местным названием реки Верхний Заб, которую «люди стран Наири и Хабхи называют Еламунией». Последняя цитата взята из надписи ассирийского царя Шарру-кина (Саргона) Второго, правившего в конце VIII века до н. э.

В последний раз государство Урарту упоминается в клинописных документах в поздневавилонской «Хронике Гэдда», рассказывающая о падении Ассирии в конце VII века до н. э. Из-за того, что часть надписи «съело» безжалостное время, смысл ее до конца не ясен. «В месяце ду’узе Ашшурубаллит, царь Ассирии, многочисленное войско Египта… реку он преодолел и пошел против Харрана для покорения его… гарнизон, который царь Аккада поставил в нем… и они перебили и остановились против Харрана. До месяца улула он вел бой против города, но ничего не… не взял его. Царь Аккада пошел на помощь войску своему, бой… он поднялся и многие города стран… их сжег он огнем. В то время войско… до округа города Урашту [Урарту]… в стране… их… они захватили, гарнизон, который… и против города… поднялись… царь Аккада вернулся в свою страну».

В Библии Урарту называется «Землей Араратской» и «Араратскими царствами». «Поднимите знамя на земле, трубите трубою среди народов, вооружите против него народы, созовите на него царства Араратские, Минийские и Аскеназские, поставьте вождя против него, наведите коней, как страшную саранчу»[7]. «И было расхищено все имущество мое, и не осталось у меня ничего, кроме Анны, жены моей, и Товии, сына моего. Но не прошло пятидесяти дней, как два сына его убили его и убежали в горы Араратские. И воцарился вместо него сын его Сахердан, который поставил Ахиахара Анаила, сына брата моего, над всею счетною частью царства своего и над всем домоправлением»[8].

Созвучие названий «Урарту» и «Арарат» не может не навести на мысль о том, что одно из них произошло от другого. Принято считать, что слово «Урарту» – это ассирийский вариант слова «Арарат», названия горы и страны, раскинувшейся вокруг нее.

Завершая тему упоминаний о Урарту, можно вспомнить Бехистунскую надпись ахеменидского царя Дария Первого.

Открытие Урарту

В «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци помимо прочего рассказывается о любви «сладострастной и распутной» (так в первоисточнике) ассирийской царицы Шамирам, также известной как Семирамида, к армянскому царю по имени Ара, прозванному за свою красоту Ара Прекрасным. Шамирам слала послов к Ара Прекрасному с просьбами прибыть к ней в Ниневию, но Ара игнорировал эти просьбы. Тогда Шамирам пришла в страну Ара с войском. Состоялось сражение, в котором Ара погиб. Пленившись красотой Армянской (Араратской) страны, Шамирам повелела построить город на берегу озера Ван, чтобы проводить здесь лето.

Нет достоверных сведений о существовании Ара Прекрасного, но те, кому хочется в это верить, – верят. Нельзя называть Мовсеса Хоренаци «фальсификатором истории», но нужно понимать, что часть его великого труда была основана на легендах, которые в то время невозможно было отделить от реальности. Что же касается Семирамиды, то прообразом этой легендарной царицы Ассирии, убившей своего супруга, столь же легендарного царя Нина, является ассирийская царица Шамирам (Шаммурамат), находившаяся у власти с 812 по 803 год до н. э. во время правления своего сына Ададнирари Третьего. Сначала она была при нем регентшей, а затем некоторое время сохраняла влияние и на взрослого царя. Шамирам прославилась как женщина, которая правила единолично, что в те древние времена было великой редкостью.

Забегая немного вперед, скажем, что в Урарту в тот период правил Менуа (Манаваз) – один из наиболее выдающихся царей, при котором Урарту достигло пика своего могущества и стало самым сильным государством Передней Азии. Предположительно во время правления Менуа отношения между Урарту и Ассирией были мирными. По крайней мере, до нас не дошли сведения ни о походах Менуа против Ассирии, ни о походах Ассирии против Урарту в годы его правления.

Но не так важно, существовал ли Ара Прекрасный. Важно то, что в начале XIX века члены только что основанного Парижского азиатского общества заинтересовались этой легендой и направили в 1827 году к озеру Ван некоего Фридриха Шульца, молодого, но подающего надежды ученого. К сожалению, жизнь Шульца оборвалась в 1829 году во время нападения одной из разбойничьих шаек, которыми кишели провинции Османской империи. Но собранные им материалы попали по назначению и были опубликованы в «Журналь Азиатик», печатном органе Общества. Шульц успел только зарисовать найденные им клинописные надписи, которые, по его мнению, были сделаны на ассирийском языке. Однако впоследствии было установлено, что это не ассирийские, а урартские надписи. Так было открыто забытое древнее государство Урарту и положено начало его изучению.

Наиболее крупный вклад в дешифровку урартских надписей внес немецкий филолог Иоганнес Фридрих (1893–1972), автор «Элементарного учебника хеттского языка» и «Краткого хеттского словаря»[9]. Вдобавок много сведений о государстве Урарту было получено из ассирийских клинописных табличек, которые были расшифрованы раньше урартских.

В 1894 году русский ученый Алексей Ивановский приобрел у жителя села Чолмакчи, что было расположено близ Эривани, Папака Тер-Аветисова, камень с клинописью, найденный в 1879 году на холме Арин-Берд (ныне этот холм находится в юго-восточной части Еревана). Известный востоковед Михаил Никольский расшифровал эту надпись, сообщавшую, что на этом месте царь Урарту Аргишти Первый построил зернохранилище емкостью в 10 100 капи (дословно: «Аргишти, сын Менуа, это зернохранилище соорудил, 10 100 капи там»). Капи – это урартская мера объема, равная 250 литрам. Постройка столь крупного зернохранилища по повелению самого царя свидетельствовала о том, что в этом месте находился крупный древний город.

Первая половина XX века выдалась весьма беспокойной, поэтому к археологическим раскопкам на холме Арин-Берд приступили только в 1950 году. Практически сразу же была найдена табличка с надписью: «Величием бога Халди Аргишти, сын Менуа, эту могущественную крепость построил; установил ее имя Эребуни для могущества страны Биайни[10] и для устрашения вражеской страны. Земля была пустынной, могучие дела я тут совершил. Величием бога Халди Аргишти, сын Менуа, царь могущественный, царь страны Биайни, правитель города Тушпы». Спустя восемь лет была обнаружена идентичная надпись на камне, некогда заложенном в стену.


Находка 1950 года


Находка 1958 года


Крепость Эребуни, основанная в 782 году до н. э. в качестве опорного пункта урартов в Араратской долине, положила начало городу Еревану, нынешней столице Армении. Названия «Эребуни» и «Ереван» созвучны и имеют несколько толкований-переводов. Согласно наиболее распространенному в армянском народе толкованию, которое учеными не признается, название «Ереван» произошло от слова «еревац» («появился» или «стал виден»). Якобы именно это воскликнул Ной, увидев сушу после схода вод Всемирного потопа. А сам Ереван построен на том месте, где Ной жил до потопа.

Некоторые исследователи соотносят Ереван с Ервандашатом (Ервандаваном), построенным царем Ервандом Четвертым, около 200 года до н. э. Эта гипотеза выглядит вполне логично, поскольку после упадка города Эребуни в IV веке до н. э., вплоть до III века н. э. не было исторических сведений о поселении на этом месте. Однако, по современным представлениям, Ервандашат находился к востоку от места впадения реки Ахурян в Аракс, что в восьмидесяти километрах западнее Еревана.

Академик Григорий Капанцян, автор известной книги «Хайаса – колыбель армян», «переводил» название «Ереван», как «эри аван» – «страна племени эри (ари)». «Эри» или «ари» – это измененное «арии», что можно перевести как «свои люди» или «хозяева [здешних] мест». Корень «ар» широко представлен в армянской топонимике – Арарат, Арагац, Армавир, Арчеш, а также в именах – Ара, Арам, Арутюн, Араик, Армен, Арсен, Артак, Арташес, Артавазд, Арцрун, Арев, Аргинэ, Арпи (Арпинэ), Арусяк, Аршалуйс… Кстати говоря, слово «ебуни» в переводе с урартского означает «поселение» или «страна», так что «Эребуни» можно перевести точно так же, как и «Ереван».

Образование Урарту (конец IX века до н. э.)

Наши древние предки не были знакомы с теорией происхождения государства, но они хорошо понимали, что противостоять сильному врагу, такому как Ассирия, можно только сообща. Силами одного племени невозможно возводить мощные укрепления и в военном отношении одно племя не может сравниться с большим государством. Можно сказать, что государство Урарту создали ассирийцы, вынудившие разрозненные племена к объединению в единое государство. Ради того, чтобы выжить, вожди племен могли поступиться своей властью и признать над собой власть одного из них, ставшего царем.

Напрашивается вопрос – почему племена урартов (или наири) не объединились в государство еще в XIII веке?

Все дело в технологиях. Железный век, начавшийся в IX веке до н. э., дал возможность создавать орудия для качественной обработки камня, что позволило возводить надежные оборонительные строения, способные противостоять натиску ассирийской армии. Кроме того, в этот период появилось железное оружие. Как только племена урартов поняли, что сообща они смогут эффективно противостоять ассирийцам, то сразу же объединились (разумеется, слова «как только» и «сразу же» нужно понимать с исторической точки зрения, в реальности процесс объединения мог растягиваться на годы и десятилетия).

Из надписей, сделанных во время правления ассирийского царя Салманасара Третьего, известно имя первого царя Урарту, или, скорее, первого царя, упомянутого в исторических документах. Его звали Араму (Арам) и правил он примерно в 860–844 годах до н. э.

Вот рассказ о первом походе Салманасара на Урарту, предпринятом в 858 году до н. э.: «Я вышел из Хубушкии и подошел к Сугунии, укрепленному городу Араму урартского, осадил и захватил город, перебил его многочисленных воинов, сложил башню из голов напротив города и сжег в огне 14 его окрестных поселений. Я вышел из Сугунии, спустился к морю страны Наири, омыл в море свое оружие, принес жертвы моим богам…».

Второй поход на Урарту и сопредельные земли Салманасар предпринял в 857 году до н. э. На сей раз ассирийцы вторглись вглубь Урарту и дошли до столичного города Арзашкуна. «Арзашкун, царский город Араму урартского, я захватил, разрушил, снес и сжег, – пишет Салманасар. – Пока я находился в Арзашкуне, Араму урартский понадеявшись на мощь своего войска… пошел мне навстречу… Я победил его, истребил его всадников, сразил 3000 его бойцов, залил кровью его воинов широкую степь. Его боевое снаряжение, царские сокровища и всадников отнял я у него, он же, ради своего спасения, взобрался на крутые горы. Обширную страну кутиев разорил я, подобно богу Ирре… Силу моего гнева дал я изведать Урарту».

Некоторые историки склонны считать походы ассирийцев на Урарту сугубо грабительскими, а не завоевательными. Завоеватели обычно не уничтожают захваченные ими поселения и крепости и не разоряют покоренные страны, если только не имеют для этого каких-то особых причин. Но давайте посмотрим на земли Урарту, на Армянское нагорье, рельеф которого отличается большим разнообразием. Высокие горы сочетаются здесь с котловинами, когда-то здесь было много лесов, короче говоря – местным жителям было где укрыться для ведения партизанской войны против захватчиков. Слова «он же, ради своего спасения, взобрался на крутые горы» наводят на такую мысль. Вполне возможно, что ассирийские цари были бы не прочь присоединить земли Урарту к своим владениям, но этот орешек оказался им не по зубам и пришлось ограничиваться только грабительскими разрушительными рейдами.

В 832 году до н. э. Салманасар совершил очередной поход против Урарту, которым тогда правил уже не Арам, а Сардури Первый, сын Лутипри. Этот правитель известен не только по упоминаниям в ассирийских текстах, но и по своим собственным надписям, обнаруженным у подножия Ванской скалы. Ванская скала, имеющая в длину 1800 метров, в ширину – 60, а в высоту – 80 и, вдобавок выходящая своей западной частью к берегу озера Ван (так было во времена Урарту) стала для урартов подарком природы, который они использовали для создания неприступной крепости. Строительство крепости началось при царе Сардури. Город Тушпа, построенный под защитой крепости, был столицей государства Урарту с первой половины IX века до н. э. до середины VII века до н. э.


Ванская скала и урартские укрепления


В своих надписях Сардури называет себя сыном Лутипри, но больше никаких сведений о своем отце не сообщает. Вариантов два – или Лутипри правил Урарту после Араму, а затем передал власть Сардури, или же он был предводителем урартского племени, соперничавшим за верховную власть с племенем араму. Сардури именовал себя «царем великим, царем могущественным, царем вселенной, царем страны Наири, царем, равного которому нет, удивительным пастырем, не боящимся сражений, царем, подчиняющим непокорных». Однако, этот пышный титул, был всего лишь набором хвалебных слов, которые подчеркивали превосходство урартского правителя над подчиненными ему племенными вождями. Читаем надпись Салманасара, рассказывающую о походе против «могущественного царя вселенной» Сардури: «В 27-ой год моего правления я собрал мои колесницы и войска и отослал на Урарту во главе моих войск Дайан-Ашшура, туртана…[11] Он спустился к Бит-Замани, прошел перевалом Аммаштуби, переправился через реку Арцаниа. Седури [Сардури] урартский услышал об этом, и вышел мне навстречу, уповая на численность своего войска… Я сражался с ним и победил его; и трупами воинов его я заполнил широкую степь».



Но, так или иначе, государство Урарту, объединенное под властью единственного правителя, восстанавливало свои силы после каждого вторжения ассирийцев. А сын Сардури Ишпуини, правивший с 828 по 810 годы до н. э., перешел от оборонительной тактики к завоевательной и начал расширять границы своего государства в трех направлениях – на юго-восток от Тушпы (ныне на месте урартской столицы находится город Ван), к южному побережью озера Урмия и в горные районы Закавказья. Надпись, посвященная походу к южному побережью озера Урмия, интересна тем, что содержит точные сведения о войсках Ишпуини: «Под покровительством бога Халди отправились на город Меишта Ишпуини, сын Сардури, Менуа, сын Ишпуини; был Ишпуини могуществен, и Менуа могуществен; в войске 106 боевых колесниц, 9174 всадника, 2704 пеших воина. Вел бог Халди Ишпуини, сына Сардури, Менуа, сына Ишпуини. Завоевали они города Меишта, Куа, Шариту, Нигиби страны Баршуа». А в походе Ишпуини на север против закавказских племен, совершавших набеги на приграничные области Урарту, участвовало 66 колесниц, более тысячи всадников (из-за повреждения надписи точного числа не прочесть) и 15 760 пеших воинов.

Но при всей мощи своего войска Ишпуини не мог препятствовать ассирийским вторжениям или же они совершались в то время, когда основные урартские силы находились в дальних походах. Вот надпись времен правления ассирийского царя Шамши-Адада Пятого, датируемая примерно 822 годом до н. э. (мы не оговариваем каждый раз, что даты указаны примерные, но следует понимать, что столь древние даты почти всегда таковы): «Во второй мой поход на страну Наири я отправил с моими храбрецами Мутаррис-Ашшура, начальника над начальниками, мудрого, опытного в битве, разумного. Он дошел до Моря, где заходит солнце, захватил 300 поселений Шарцины, сына Мекдиары, 11 укрепленных городов вместе с 200 поселений Ушпины, перебил их воинов, захватил их добро, богатство, богов, сыновей и дочерей; разрушил и сжег огнем их поселения».

Правление Ишпуини заложило основу для расцвета государства Урарту.

Религия Урарту

Скорее всего, пантеон урартских богов сформировался из богов-покровителей отдельных племен и местностей. Верховным божеством был бог Халди, центр почитания которого находился в Мусасире, присоединенном к Урарту в правление Ишпуини. Религия была заимствована урартами в Месопотамии (то есть – у вавилонян и ассирийцев) и почти все их боги являются «клонами» месопотамских божеств, но Халди имеет урартское происхождение. Считается, что его имя образовано от слова «небо». Халди – бог Неба. Кроме него в триаду верховных урартских богов входили бог грозы и войны Тейшеба и бог Солнца Шивини (Артинис). Супругой Халди была богиня Арубаини, считавшаяся у урартов верховным женским божеством (однако в триаду высших она не входила).

Халди стал верховным божеством с момента завоевания его «столицы» – города Мусасира. Прежде в Тушпе главным богом считался Шивини, но царь Ишпуини упоминает в своих надписях Халди. Но после того, как в 714 году до н. э. ассирийский царь Шарру-кин (Саргон) Второй захватил и разграбил Мусасир, культ бога Халди начал постепенно угасать. В урартских надписях последнего периода вместо бога Халди могли упоминаться бог Тейшеба, вавилонский верховный бог Мардук или его ассирийский «коллега» Ашшур.


Халди


Шивини


Тейшеба


Царь Ишпуини оставил потомкам уникальный исторический документ – высеченные на скале указания относительно размеров жертвоприношений различным божествам. По этому тексту можно составить полное представление о урартском пантеоне и его иерархии. Всего в надписи упомянуто 79 божеств, 63 из которых мужского пола. Многие божества были воплощениями верховного бога Халди, также обожествлялось и его оружие. Встречаются и отголоски древнейшего тотемизма, например – бог пещер или бог дорог. Если богу Халди нужно было приносить в жертву 17 быков и 34 овцы, то его божественной супруге Арубаини – только одного быка и одну овцу. А некоторым из богинь приходилось довольствоваться одной овцой.

Сведения о человеческих жертвоприношениях в Урарту носят единичный характер и, насколько можно судить, в жертву богам приносились пленники.

Главным храмом Урарту был храм бога Халди в Мусасире. О его величественности (в целом нехарактерной для урартских храмов) можно судить по богатствам, которые были захвачены ассирийцами, разграбившими этот храм в 714 году до н. э. Точное количество золота неизвестно, но серебра было взято около пяти тонн и более сотни тонн меди в слитках. Кроме этого, ассирийцы забрали шесть золотых щитов, общим весом более 150 килограммов, 12 серебряных и 25 212 бронзовых, а также 1514 бронзовых копий и 305 412 мечей и кинжалов из бронзы. Можно предположить, что главный храм государства играл роль хранилища для устаревшего бронзового оружия, которое по каким-то соображениям не пускалось в переплавку.

Расцвет Урарту (конец IX – середина VIII века до н. э.)

Сын Ишпуини Менуа, правивший с 810 по 786 год до н. э., воевал мало, зато много строил, причем не только крепости. Возводились дворцы, храмы, хранилища и другие постройки, основывались новые поселения, массово проводились ирригационные работы, а также был сооружен канал, снабжавший пресной водой столичный город Тушпу (вспомним, что в озере Ван, возле которого находилась столица, вода соленая, непригодная для питья). Протяженность канала составляет 70 километров, и это не просто канал, а сложная система акведуков, которая служит людям по настоящее время, то есть уже более 2800 лет!

«Могуществом бога Халди Менуа, сын Ишпуини, этот канал провел, – гласит памятная надпись. – “Канал Менуа” – имя его. Величием бога Халди Менуа, царь могущественный, царь великий, царь страны Биайнили, правитель Тушпа-города». Менуа говорит: «Кто эту надпись уничтожит, кто ее разобьет, кто кого-нибудь заставит совершить подобные дела, и того, кто скажет, что он этот канал провел, пусть уничтожат боги Халди, Тейшеба, Шивини и все другие боги под солнцем». Тем не менее легенды приписывают часть построек Менуа, в том числе и канал в Тушпу, ассирийской царице Семирамиде (Шамирам).

Некоторые историки, очень смелые в своих выводах, полагают, что в правление Менуа отношения между Урарту и Ассирией были настолько хорошими, что Шамирам могла принимать участие в строительстве урартских объектов. Но в это верится с трудом, а если честно, то совсем не верится. Зачем ассирийской правительнице спонсировать строительство на территории другого, причем – потенциально враждебного государства? Почему в ассирийских надписях об этом ничего не сказано? Нет, Шамирам здесь явно ни при чем.

Наряду с благоустройством государства расширялись его границы, которые на западе и юго-западе достигли Евфрата, а на севере существенно продвинулись в Закавказье, за реку Аракс. Территориальная экспансия Менуа, в сочетании с ростом могущества государства Урарту подрубили могущество Ассирии, которая не обладала собственными железными месторождениями и землями, пригодными для коневодства. Ассирийцам приходилось добывать железо и лошадей (силой или за деньги) в Урарту и в других государствах. Расширение границ Урарту перекрыло ассирийцам основные торговые пути, а могущество Урарту уже не располагало к грабительским походам. Ассирия стала зависеть от Урарту, которое выдвинулось на первое место в Передней Азии.

Сын Менуа Аргишти Первый, который правил с 786 по 764 год до н. э., активно завоевывал Закавказье, а от ассирийцев, пытавшихся вернуть себе доступ к важным торговым путям, только оборонялся, отражая их нападения. Из известных ныне девятнадцати надписей Аргишти, двенадцать обнаружены в Закавказье, что наглядно показывает его приоритеты. Самым известным в наше время деянием Аргишти стало основание крепости Эребуни, от которой берет начало Ереван. Но в то время гораздо важнее было основание города Аргиштихинили в 776 году до н. э. (за шесть лет до основания крепости Эребуни). Аргиштихинили находился на месте современного Армавира[12]. По меркам того времени это был крупный город, размерами 5 × 2 километра, защищенный мощными каменными крепостями.

Туртан ассирийского царя Салманасара Четвертого по имени Шамшиилу в надписи на статуях львов в Тиль-Барсибе[13] называет Аргишти «урартом, чье имя страшно, как грозная буря, чьи силы огромны». И пусть эта надпись рассказывает о победе ассирийцев над урартцами, подобное величание противника говорит само за себя. В память этой победы Шамшиилу повелел изготовить статуи львов и высечь на них надпись.

Вдумчивый историк может прочесть больше, чем хотел сказать туртан Шамшиилу. То, что памятная надпись сделана не от имени правившего тогда Салманасара Четвертого (783–773 годы до н. э.), а от имени военачальника, пускай и главнокомандующего, свидетельствует о существенном ослаблении власти ассирийских царей в первой половине VIII века до н. э. А ослабление центральной власти является одним из ведущих признаков упадка государства.


Остатки фундаментов крепостных стен Аргиштихинили


Постфактум легко делать выводы и замечания, но все же хочется сказать, что Аргишти Первому не стоило уделять так много внимания и сил освоению Закавказья, имея за спиной заклятого врага – Ассирию. Ослабшего врага нужно добивать, не давая ему возможности восстановить силы.

Ослабление и закат Урарту (середина VIII – начало VI века до н. э.)

В 745 году до н. э. правителем Ассирии стал Тиглатпаласар Третий, пришедший к власти в результате мятежа, устроенного военной верхушкой против предыдущего царя Ашшур-нирари Пятого. Можно предположить, что ассирийская знать была недовольна ослаблением государства и потому пожелала посадить на престол человека, способного вернуть Ассирии ее былое величие.

Тиглатпаласар начал свое правление с реформ, гражданских и военных. Для упрочения своей власти он разделил прежние крупные области, управляемые наместниками (по сути дела – владетельными князьями) на множество мелких, которые управлялись царскими назначенцами, преимущественно из числа евнухов. Ассирийскую армию, прежде формировавшуюся по набору, Тиглатпаласар сделал профессиональной – наемники воевали лучше ополченцев. Выигрыш от военной реформы был двойным – теперь царь лично распоряжался всеми войсками и не зависел от своих вассалов, выставлявших ополчение. Устаревшие колесницы были заменены регулярной кавалерией, кроме того в ассирийском войске появились саперы, которые прокладывали дороги, наводили переправы и обеспечивали осаду крепостей с технической стороны. Изменилась и политика в отношении населения завоеванных территорий, которое перестали истреблять или обращать в рабов. Лояльных оставляли на месте, нелояльных высылали с семьями в другие регионы, но в любом случае у гражданского населения исчез стимул к ожесточенному сопротивлению ассирийцам. Заодно подобная политика способствовала росту благосостояния государства, для которого нет ничего ценнее подданных. Тиглатпаласар даже мог отпускать на свободу часть пленных, предварительно отрубая им большие пальцы рук, что лишало их способности орудовать мечом или копьем, а также стрелять из лука.

Уже на втором году своего правления Тиглатпаласар выступил против царя урартов Сардури Второго, сына Аргишти Первого. Сардури заключил союз с несколькими царствами Северной Сирии (так называемый Северосирийский союз) и Палестины, но это не спасло его от сокрушительного разгрома битве при Арпаде в 743 году до н. э.

В 735 году до н. э. состоялось новое крупное сражение между ассирийцами и урартцами на западном берегу Евфрата. Ассирийцы снова победили, вынудив Сардури Второго бежать в Тушпу. Тиглатпаласар записал: «Сардури урарта в Турушпе [Тушпе], главном его городе, запер я, большое побоище устроил перед городскими воротами, изображение свое установил я напротив города. 60 мер пути по обширной стране Урарту сверху донизу победоносно прошел я, не встретив сопротивления…».

Сардури в том же году умер или погиб и власть унаследовал его сын Руса Первый, правивший с 735 по 714 год до н. э. Разгром урартской армии стал толчком к восстаниям многих завоеванных урартами племен, но Руса смог подавить все восстания и сохранить государство Урарту. На некоторое время войны между Урарту и Ассирией прекратились, что позволило Русе заняться благоустройством государства. В частности, он построил город Улху у северного берега озера Урмия и построил в нескольких километрах от Тушпы новую столицу Урарту – Русахинили.


Холм Кармир-Блур


В 714 году до н. э. младший сын Тиглатпаласара Третьего Саргон Второй выступил против Урарту в очень удобный для этого момент – царь Руса только что потерпел неудачу в походе против кочевников-киммерийцев, вторгшихся в Закавказье из Северного Причерноморья. Внезапно напав ночью на урартский лагерь, ассирийцы разгромили противника, а Руса был вынужден бежать. После этой победы Саргон совершил рейд по Урарту, разграбив и разрушив города Улху и Мусасир. Узнав о падении Мусасира, религиозного центра государства, Руса Первый покончил жизнь самоубийством. «Руса, правитель Уруатри, когда услышал, что Мусасир разрушен и его бог Халди увезен, то собственной рукой, железным кинжалом, снятым со своего пояса, лишил себя жизни», – говорится в ассирийской хронике.

В 705 году до н. э. Саргон Второй был убит во время очередного военного похода. После его гибели Ассирия погрузилась в кризис и в 609 году до н. э. пала под ударами вавилонян и мидян. Но гибель Ассирии не сыграла положительной роли в судьбе государства Урарту, которое было уничтожено под натиском скифов, киммерийцев и мидийцев. Скифы с киммерийцами наступали с севера, а мидийцы – с юго-востока. По мере своего продвижения, враги разрушали урартские крепости, лишая тем самым урартцев шанса на возрождение своего государства. Последним оплотом урартской государственности стала крепость Тейшебаини, руины которой в наше время находятся на холме Кармир-Блур (Красный холм) в Ереване. Крепость Тейшебаини была сожжена врагами (то ли кочевниками, то ли мидийцами) в 585 году до н. э.

Согласно старинному преданию, название «Красный холм» произошло от кирпичей, покрасневших во время пожара. Это всего лишь легенда, но она ценна тем, что протягивает нить из нашего времени к событиям, произошедшим более двух с половиной тысяч лет назад.

Глава вторая.
Армения в эпохи Ахеменидов и эллинизма

Армяне в VI веке до н. э.

К VI веку до н. э., то есть к моменту падения государства Урарту, формирование армянского народа уже завершилось. В Бехистунской надписи Дария Первого, клинописном тексте, высеченном на скале Бехистун в Иране и повествующим о событиях 523–521 годов до н. э., сказано: «Следующие страны мне достались, по воле Ахурамазды я стал над ними царем: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет, Лидия, Иония, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Дрангиана, Арейя, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гайдара, Сака, Саттагидиш, Арахозия, Мака: всего 23 страны…».

Далее в надписи (а она весьма длинная) рассказывается о том, как Дарий послал в мятежную Армению своего подчиненного, армянина, по имени Дадаршиш. В мае 521 года до н. э. Дадаршиш одержал две победы над мятежниками, а в июне – еще одну. А дальше говорится: «Затем Дадаршиш ждал меня в Армении, пока я не прибыл в Мидию». Из этой фразы можно заключить, что Армения в то время была частью владений мидян, древнего народа иранского происхождения, жившего на северо-западе современного Ирана и юго-востоке современной Турции. Вполне логично, ведь мидяне разделили с северными кочевниками территорию государства Урарту.

Бехистунская надпись создана на трех древних языках – древнеперсидском, эламском и аккадском (ассиро-вавилонском). На древнеперсидском Армения называется топонимом «Армина», а на эламском – «Арминуя». Древнегреческие авторы V века до н. э. (Гекатей Милетский, Ксенофонт, Геродот) употребляли слово «арменои». Происхождение экзонима «армина» или «армена», совершенно не совпадающего по звучанию с эндонимом «hай», до сих пор остается загадкой[14]. Гипотез существует множество, но ни одна из них не выглядит достовернее прочих. Каноническим армянским вариантом является происхождение этого названия от имени Арам. Арам был потомком Айка-прародителя, его часто ассоциируют с первым известным нам царем Урарту по имени Араму.

В «Киропедии» Ксенофонта, посвященной описанию жизни персидского царя Кира Второго, правившего в 559–530 годах до н. э., упоминаются Армения, армянский царь и его сыновья. Надо понимать, что «Киропедия» – это художественное произведение, а не историческая хроника. С фактами Ксенофонт обращался весьма вольно, но при том он не выдумывал несуществующие страны и народы. В более достоверном «Анабасисе» («Отступление десяти тысяч»), где описан поход греческих наемников в Переднюю Азию и их последующее отступление (401 год до н. э.), Ксенофонт также пишет про армян и называет имя их правителя-сатрапа Оронта, зятя персидского царя Артаксеркса Второго.

Став сатрапией державы Ахеменидов (она же – Первая Персидская Империя) в конце VI века до н. э., Армения оставалась в подчинении у персов до 331 до н. э. Не ясным до конца остается только один момент – получили ли персы армянские земли, покорив Мидию, или же некоторое время армянское государство было самостоятельным. Но это не так уж и важно, поскольку если суверенитет и был, то весьма недолго – считанные годы.

Армяне под властью Ахеменидов (VI–IV века до н. э.)

На юге Иранского нагорья, в области, называемой «Парсой», что в переводе означает «окраина», в IX веке до н. э. сформировался союз ираноязычных племен, который вошел в историю под названием «персы», образованном от «Парсы». В VII веке до н. э. этот союз возглавляли Ахемениды, потомки некоего Ахемена, основавшего династию на рубеже VIII и VII веков до н. э. Парса граничила с Мидией и Эламом, древним государством, существовавшем на юго-западе современного Ирана с III тысячелетия до н. э. В 640 году до н. э. Элам пал под натиском ассирийцев. Внук Ахемена Кир воспользовался удобным моментом для того, чтобы занять большую и плодородную эламскую область Анчан, более известную как Персида. Киру пришлось признать над собой власть Ассирии, иначе бы он не смог удержать захваченные земли. Когда Ассирия ослабла, Ахемениды стали вассалами Мидии. Они богатели, накапливали силы и ждали очередного удобного момента, который представился в 553 году до н. э. Ослабленная войнами и внутренними проблемами Мидия не могла справиться с мятежом персидских племен, возглавленным Киром Вторым, внуком Кира Первого. В 550 году до н. э. Мидийская держава стала державой Ахеменидов. По сути дела, в державе ничего не изменилось, кроме правящей династии и «имперского» народа или «титульной нации».


Держава Ахеменидов


Кир Второй, впоследствии прозванный «Великим», не собирался останавливаться на достигнутом. Он последовательно прибрал к рукам все бывшие владения Мидии, распространив свою власть практически на всю Малую Азию, затем начал завоевывать территории на востоке и довел границы своей державы до Средней Сырдарьи и Верхнего Инда. В 539 году до н. э. настал черед Вавилонского царства и его вассальных территорий. После захвата Вавилонии Сирия, Палестина и Финикия подчинились Киру добровольно.

В 530 году до н. э. Кир Второй погиб в сражении с ираноязычными кочевниками-массагетами, обитавшими на территории Скифии. Наследником Кира стал его старший сын Камбиз, завоевавший в 525 году до н. э. Египет. В 522 году до н. э., пока Камбиз находился в Египте, в державе Ахеменидов произошел политический переворот. К власти пришел Бардия, младший брат Камбиза. Стремясь упрочить свою власть, Бардия начал ограничивать привилегии персидской знати, которая сместила его так же легко, как и привела к власти. В том же 522 году до н. э. Бардия был убит представителями знатных персидских родов, которые усадили на престол Дария (Дария Первого) из младшей ветви Ахеменидов. Бардия официально был объявлен самозванцем, неким мидийцем Гауматой, выдававшим себя за младшего царского сына.

Почувствовав слабость центральной власти, против Дария восстали многие области его державы, в том числе и Персида. Казалось, что держава Ахеменидов обречена, но решительные и стремительные действия Дария и его военачальников спасли государство от распада. Все восстания были подавлены примерно за год. В память об этом Дарий повелел высечь на скале Бехистунскую надпись, нечто среднее между хроникой и манифестом.

Дарий намеревался превзойти Кира Великого и покорить весь мир, ради чего провел ряд завоевательных походов, далеко не все из которых оказались удачными. Завоевания в Западной Европе привели к конфликтам с греками, которые Дарий оставил в наследство своему сыну Ксерксу. В конечном итоге противостояние персов и греков закончилось завоеванием державы Ахеменидов Александром Македонским в 331 году до н. э. (правда, отдельные области продолжали сопротивление грекам до 328 года до н. э.). По большому счету в державе ничего не изменилось, только сменился правитель и «имперский» народ.

Дарий Первый провел серию административных реформ, сформировавших то государство, сатрапией которого в течение двух столетий была Армения. Суть его реформ можно было выразить тремя словами: «власть и порядок». Дарий, подобно своему неудачливому предшественнику Бардии, стремился ограничить власть персидской знати, которая представляла серьезную угрозу центральной власти. Но если Бардия действовал напролом, покушаясь на привилегии аристократов, то Дарий пошел обходным путем – формально оставил персидской знати все привилегии, но лишил ее былого влияния. В результате перекройки границ провинций было образовано 20 сатрапий, наместники которых назначались правителем, а не получали власть по наследству, как это было раньше. Заодно правители провинций лишились военных полномочий. Они уже не могли содержать собственные отряды – вся армия была царской и напрямую подчинялась царю. Произвол чиновников ограничивался тайной службой контролеров, служивших «глазами и ушами царя». Параллельно упорядочивались законы. В результате жизнь подданных Ахеменидской державы улучшилась – стало меньше чиновного произвола и больше порядка.

Важное значение имело упорядочивание взимания налогов. Если раньше каждый наместник обкладывал население налогами и повинностями по своему усмотрению, то при Дарии для каждой сатрапии были установлены строго фиксированные ставки, которые просуществовали до краха державы Ахеменидов. Налоги были необременительными, в худшем случае они не превышали одной десятой заработка. Основу благосостояния державы Ахеменидов составляли торговля и сельское хозяйство. Главной монетой был золотой дарик, содержащий 8,4 грамма высокопробного золота с не более 3 % примесей.

Резюме: если сравнивать с другими государствами того времени, то жизнь в державе Ахменидов была довольно сносной. Персы не стремились ассимилировать подчиненные народы, им было достаточно формального признания их главенства как имперской нации. Произвол местных властей сдерживался сильной центральной властью. Государство не грабило своих подданных. Власть Ахеменидов положила конец бесконечным междоусобным войнам и сделала безопасными торговые пути. Неудивительно, что в V и IV веках до н. э. в державе Ахеменидов практически не было восстаний.

Малая Армения

Войско Александра Македонского обошло армянские земли стороной, не причинив им никакого ущерба. В 322 году до н. э., вскоре после смерти Александра, от его империи отделилась Малая Армения, находившаяся в верховьях Евфрата, Ликоса (Келькита) и Галиса (Кызылырмака). Это было самостоятельное государство со столицей в Ани-Камахе (ныне это город Кемах в восточной турецкой провинции Эрзинджан).


Малая Армения


В конце IV века до н. э. Малая Армения была захвачена сатрапом Каппадокии Евменом, но вскоре (в III веке до н. э.) снова обрела независимость и увеличила свою территорию, продвинув северные границы до Фарнакии и Трапезунда.

В конце II века до н. э. Малая Армения была завоевана Понтийским царством Митридата Шестого (Митридата Евпатора[15]). После смерти Митридата Малая Армения попала под власть римлян. Некоторое время (18–34) территория Малой Армении входила в состав Великой Армении, но затем снова перешла к римлянам. В конце III века при императоре Диоклетиане Малая Армения была выделена в отдельную провинцию, которая впоследствии (378–386) разделилась на две части – Первую и Вторую Армении. После раздела Римской империи в 395 году на западную и восточную части, Малая Армения находилась в составе Византийской (Восточной Римской) империи, а впоследствии была завоевана турками-османами[16].

Софена (Цопк) И Коммагена

После смерти Александра Македонского его империя была поделена между его военачальниками-диадохами[17]. Этот раздел привел к образованию эллинистических государств Селевкидов (Сирийского царства), Египта, Вифинии, Пергама, Македонии и Греко-Бактрийского царства.

Государство Селевкидов включало в себя Вавилонию и бо́льшую часть ближневосточных территорий империи Александра. Одной из селевкидских сатрапий была Софена (на армянском – Цопк), расположенная в юго-западной части Армянского нагорья между реками Западный Ефрат и Западный Тигр. Софена находилась на особом положении – платила дань, участвовала в военных походах Селевкидов, но управлялась местными правителями, которые в III веке до н. э. начали чеканку монет с собственным изображением.

В 240 году до н. э. правитель Софены по имени Аршам попытался обрести полную независимость. Однако, угроза вторжения селевкидской армии вынудила Аршама отказаться от этой идеи.


Монета с изображением Аршама


В 228 году до н. э. Аршам умер и правителем Софены стал его сын Ксеркс, который тоже попытался отделиться от Селевкидов в 212 году до н. э. В ответ на отказ выплачивать дань, селевкидский царь Антиох Третий пришел в Софену с войском и осадил столичный город Аршамашат. Видимо, силы сторон были примерно равны, поэтому Антиох пошел на хитрость. Он уговорил Ксеркса подчиниться и, в знак своего расположения, отдал за него замуж свою родную сестру. Дело решилось миром, но вскоре сестра Антиоха убила Ксеркса, а новым правителем Антиох назначил Зареха. И Ксеркс, и Зарех принадлежали к династии Ервандидов (Ервандуни), берущей свое начало от ахеменидских сатрапов Армении. Кстати говоря, правители Малой Армении тоже были Ервандидами.

В конце 190 года до н. э. римляне разгромили селевкидскую армию в битве при Магнезии (ныне это турецкий город Маниса). Этим воспользовались Зарех и правитель Великой Армении Арташес. Они объявили о своей независимости, которую по Апомейскому мирному договору 188 года до н. э., закрепившему победу римлян над Селевкидами, признал римский сенат.

В 163 до н. э. от Софены отделилось армянское Коммагенское царство, столицей которого был город Самосата (Самсат). В начале I века нашей эры Коммагена попала под власть Рима и на этом история этого царства закончилась.

Что же касается Софены, то в 94 году до н. э. царь Великой Армении Тигран Второй (Тигран Великий) взял Аршамашату, казнил последнего софенского правителя Ерванда Пятого и сделал Софену одной из провинций, своего государства. Надо сказать, что Софена была очень выгодным приобретением. Здешняя земля была не только плодородной, но и богатой ресурсами, а еще через Софену проходили оживленные торговые пути.

Великая Армения

В 331 году до н. э. сатрап Армении (провинции в северо-восточной части Армянского нагорья) Ерванд Второй провозгласил себя независимым царем. Ервандидская Армения также известна под названием «Айраратское царство». Сначала столицей этого царства был город Армавир, расположенный на месте урартского Аргиштихинили, а позднее на месте слияния рек Аракс и Ахурян была построена новая столица – Ервандашат. Около 200 года до н. э. Айраратское царство было завоевано селевкидским царем Антиохом Третьим. В 189 до н. э. местный правитель Арташес объявил о своей независимости. В противоположность расположенной к западу от Евфрата Малой Армении, царство Арташеса получило название Большой Армении, которая со временем стала Великой Арменией[18].

Арташес, основавший династию Арташесидов, был селевкидским стратегом, которого Антиох Третий назначил сатрапом завоеванного им Айраратского царства. Нет указаний на родство Арташеса с Ервандидами, но сам он причислял себя к этой династии (возможно, что ради поднятия собственного престижа). В своих надписях он выступал как «венценосец Арташес, сын Зареха, Ервандян».


Арташес Первый


Арташес Первый расширил границы своих владений и на севере, и на востоке, и на юге, и на западе.

В «Географии» Страбона[19] можно прочесть следующее: «Рассказывают, что Армению, которая в прежние времена была небольшой страной, увеличили войны Артаксия [Арташеса] и Зариадрия [Зарех]. Оба они первоначально были полководцами Антиоха Великого, а впоследствии, после его поражения, стали царями. Первый – царем Софены, Акисены, Одомантиды и ряда других областей, а второй – царем страны вокруг Артаксаты [Арташата]; они расширили совместно свои владения за счет территорий соседних народностей, а именно: у мидян они отняли Каспиану, Фавнитиду и Басоропеду; у иберов – предгорье Париадра, Хорзену и Гогарену, которая находится на другой стороне реки Кира; у халибов и мосинеков – Каренитиду и Ксерксену, которая граничит с Малой Арменией или является ее частью; у катаонов – Акилисену и область вокруг Антитавра; и, наконец, у сирийцев – Таронитиду».

Упоминаемая Страбоном Артаксата – это город Арташат, основанный Арташесом Первым в 176 году до н. э. у слияния рек Аракс (Ерасх) и Мецамор. По поводу даты мнения историков расходятся, но можно точно утверждать, что это произошло между 190 и 170 годами до н. э. Название «Арташат» переводится как «Радость Арташеса» – очень хорошее название для новой столицы государства. Римляне называли Арташат «армянским Карфагеном», поскольку, согласно распространенной легенде, основать город царю посоветовал карфагенский полководец Ганнибал и он же руководил его строительством. Не стоит удивляться тому, что один из величайших полководцев всех времен и народов выступал в роли подрядчика у армянского царя. Ганнибал в то время скрывался в Армении от римлян, которые хотели его убить. Но это всего лишь легенда.



Мовсес Хоренаци пишет, что Арташат был построен быстро и «без особых усилий», поскольку по Араксу доставлялся кедровый лес. Интересная деталь – в числе первых жителей Арташата были иудеи, попавшие в плен во время завоевательных походов Арташеса.

Время для завоеваний было очень удобное – государство Селевкидов ослабло настолько, что не только не пыталось вернуть себе власть над бывшими сатрапиями, но и не могло противостоять захвату ими других земель. А Риму, который в то время являлся главным игроком в Передней Азии, было не до армянских царей и их завоеваний – сначала нужно было окончательно разобраться с Селевкидами.

Но с юга надвигалась новая угроза – Парфянское царство.

Парфянское царство

Парфянское царство образовалось примерно в 250 году до н. э. из селевкидской сатрапии Парфия. Парфян (или парнов) нередко отождествляют с персами, но это неверно, поскольку парфяне представляют собой отдельный индоиранский народ, часть которого впоследствии смешалась с персами, а другая часть – с тюрками.

Царь Парфии Митридат Первый из династии Аршакидов в середине II века отнял у Селевкидов их восточные сатрапии Персию и Месопотамию, а также завоевал часть Греко-Бактрийского царства до Гиндукуша[20]. Митридат объявил себя преемником Ахеменидов, приняв титул «царя царей». В 129 году до н. э. он подтвердил свои претензии на доминирующую роль в регионе, разгромив войско селевкидского царя Антиоха Седьмого.

При Митридате Втором, правившем с 123 до 87 года до н. э., Парфия достигла пика своего могущества. Ее границы простирались от Месопотамии до Индии.


Парфянская империя в 94 году до н. э.в период наибольшей экспансии


Парфия соперничала с Римом за контроль над Малой Азией, Арменией, Сирией и Палестиной. В 120 году до н. э., во время правления царя Митридата Второго, прозванного Великим, владения парфян дошли до армянских границ. Проиграв несколько сражений, армянский царь Артавазд Первый, старший сын Арташеса Первого, был вынужден признать сюзеренитет парфян и отдать им в заложники своего младшего брата Тиграна. Все могло быть и хуже, но все же Артавазду удалось сохранить свое государство.

Тигран Второй, прозванный Великим, и его завоевания

В 115 году до нашей эры Артавазд Первый умер. Парфяне посадили на армянский престол его брата Тиграна. Лояльность нового армянского царя гарантировалась жизнью его сына, которого тоже звали Тиграном, ставшего парфянским заложником. Тигран Первый правил в течение двадцати лет, до 95 года до н. э. Его сыну Тиграну Второму пришлось выкупать право занять престол у парфян за часть армянских территорий, находившихся на северо-востоке современного Ирана (Страбон пишет о переданных парфянам 70 долинах). Если бы парфяне знали, кого они допускают к власти, то не пошли бы на это ни при каких условиях. Видимо, во время пребывания в заложниках Тигран сумел убедить Митридата Второго в своей лояльности.


Монета с изображением Тиграна Второго


Тигран Второй стал армянским царем в то время, когда понтийский царь Митридат Евпатор пытался изгнать римлян из Азии, а сам Рим находился на грани гражданской войны. Но все же Рим был силен, и Митридат Евпатор нуждался в сильных союзниках. В 94 году до н. э. Тигран заключил союз с Митридатом и взял в жены его дочь Клеопатру. Союзники договорились завоевать Каппадокию, земли которой должны были влиться в Понтийское царство, а пленные и прочая военная добыча доставалась Тиграну. Заодно они поделили и весь регион – Малая Азия должна была стать понтийской, а Тигран мог завоевывать Сирию и то, что лежало к востоку от нее. В том же году Тигран захватил Софену и Кордуену (Кордук), область в Верхней Месопотамии, у современной турецко-сирийской границы.

В 93 году до н. э. Тигран начал войну с Каппадокией. Сначала все складывалось для него удачно. Армянская армия, практически не встречая сопротивления, заняла всю Каппадокию, вынудив царя Ариобарзана Первого, римского ставленника, бежать в Рим. На каппадокийский престол Тигран усадил митридатовского кандидата по имени Гордий. Но уже в 92 году до н. э., римский полководец Луций Корнелий Сулла изгнал армян из Каппадокии и вернул к правлению Ариобарзана Первого. Каппадокия стала первым местом, где интересы Тиграна Второго столкнулись с интересами Рима.

Государство Селевкидов доживало последние дни и не представляло никакой угрозы для Тиграна. В Парфии в 91 году до н. э. поднял мятеж главный сатрап (он же – сатрап сатрапов) по имени Готарз, провозгласивший себя независимым правителем Вавилонии и ряда других западных парфянских провинций. Парфянскому царю Митридату Второму пришлось признать Готарза своим соправителем, то есть согласиться с его претензиями. В 88 году до н. э. Митридат Второй умер, и Готарз начал войну за престол с его сыном Ородом. Тигран Второй воспользовался тем, что смута существенно ослабила Парфянское царство. Сначала он вернул себе те земли, которые был вынужден заплатить парфянам в качестве выкупа, а затем начал отрезать от Парфии кусок за куском. После того, как была взята Экбатана, Тигран стал именовать себя «царем царей». Закончив завоевания парфянских земель, Тигран заключил мир с Парфией, чтобы иметь возможность заняться другими странами.

Не совсем ясно, когда Тигран Великий был провозглашен царем Сирии. Согласно наиболее распространенной версии, это произошло в 83 году до н. э., но многие историки сдвигают дату события на четыре года раньше. Римский историк Гней Помпей Трог пишет о воцарении Тиграна в Сирии следующее: «Взаимная ненависть между братьями, а затем и между их сыновьями, унаследовавшими вражду от своих родителей, привела к непрерывным войнам, которые довели Сирийское царство и его царей до полного краха. В конце концов народ прибег к помощи извне и начал подыскивать себе царя из чужестранцев. Одни считали, что надо призвать Митридата Понтийского, другие стояли за Птолемея Египетского. Но вышло так, что Митридат был занят в то время войной с римлянами, а что касается Птолемея, то он всегда был врагом Сирии. Поэтому все сошлись на царе Армении Тигране, который имел собственные войска, был в союзе с Парфянским царством и в свойстве с Митридатом. Будучи призванным на сирийский престол, он в течение семнадцати лет правил совершенно спокойно. Он не беспокоил войнами других, и его никто не беспокоил, поэтому у него не было необходимости воевать».

Слова Трога многими принимаются на веру без критики, что не совсем верно. Во-первых, трудно поверить в то, что сирийцы призвали Тиграна на царство. Скорее всего, он пришел к ним с войском, а они не оказывали особого сопротивления. Во-вторых, в течение семнадцати лет после занятия сирийского престола Тигран правил не совершенно спокойно, а относительно спокойно, какие-то войны ему вести приходилось, например – с царем Набатеи Аретой Третьим (Набатейское царство со столицей в городе Петра было образовано арабами-набатеями и находилось на территории современных Иордании, Израиля, Сирии и Саудовской Аравии).

Экспансия на юг и запад вызвала необходимость постройки новой столицы, поскольку Арташат находился далеко на восточной окраине разросшегося армянского государства. Столица Сирии Антиохия тоже не подходила, поскольку она находилась далеко от армянских земель, составлявших основу государства. Новую столицу Тигранакерт[21] было решено строить к юго-западу от озера Ван, на месте пересечения важнейших торговых путей. Тигранакерт не сохранился до наших дней, ныне на его месте находится город Сильван.

Тигранакерт был построен в семидесятые годы I века до н. э. Сюда переселяли людей из разных мест – из Месопотамии, из Киликии, из Каппадокии, из Иудеи. Страбон упоминает о переселении жителей 12 греческих городов, разоренных Тиграном, а Плутарх пишет о переселении арабов. По оценкам историков, в новой армянской столице могло проживать до ста тысяч человек – огромная цифра по меркам того времени. Город был надежно защищен толстыми каменными стенами высотой в 50 кубитов (немногим менее 25 метров). Точная толщина стен неизвестна, но древнеримский историк Аппиан писал, что в нишах этих стен располагались конюшни, следовательно, они были весьма толстыми. Кроме столичного Тигранакерта, Тигран Второй основал еще шесть городов, носящих его имя, – Тигранакерт или Тигранаван[22].

К сожалению, столичный Тигранакерт, который задумывался как оплот славы Великой Армении, вошел в историю как место сокрушительного разгрома армянских войск римлянами в 69 году до н. э. Проблемы с римлянами начались в 73 году до н. э., когда римское войско под предводительством полководца Луция Лициния Лукулла вошло в Понтийское царство. Годом позже Митридат Евпатор, разгромленный римлянами в битве при Кабире (ныне это турецкий город Сивас), бежал к Тиграну, который отказался выдать своего тестя римлянам. Непонятно почему Тигран не поддержал Миртидата, а оставил его сражаться с римлянами в одиночку. Нетрудно же было догадаться, что после Понтийского царства настанет черед Армении. Странно, очень странно, что искусный политик и не менее искусный стратег спокойно занимался строительством своей столицы в то время как его единственного влиятельного союзника (родственные отношения в расчет брать не будем) громили римляне. Неужели царь страны, которая по описанию Гнея Помпея Трога простиралась от Каппадокии до Каспийского моря на одиннадцать сотен тысяч шагов, а в ширину имела семьсот тысяч шагов, считал себя настолько неуязвимым и несокрушимым, что не нуждался в союзниках? Или мы не знаем чего-то важного?

В 69 году до н. э. Лукулл вторгся в Армению и подошел к Тигранакерту. Гарнизон Тигранакерта успешно отбивал атаки Лукулла. Царь Тигран в то время находился в Арташате, а его главные силы были сосредоточены в Палестине и на севере Аравии. Тиграну удалось подтянуть войска к своей новой столице до ее падения. В октябре 69 года до н. э. близ Тигранакерта произошло сражение армянской и римской армий. Тигран имел численное превосходство над пятнадцатитысячным римским войском. Если верить Плутарху, то превосходство было чуть ли не двадцатикратным, по более скромным оценкам, – семикратным. Но римская армия была одноязычной и хорошо обученной, а войско Тиграна было разномастным как по национальному составу, так и по уровню подготовки.

Древнеримский историк Аппиан Александрийский пишет о сражении при Тигранакерте так: «Тигран, собрав 250 000 пехоты и около 50 000 всадников, послал из них около 6000 в Тигранакерт. Они прорвались туда сквозь римлян, забрали жен царя и возвратились. С остальным войском Тигран пошел на Лукулла. Митридат… советовал ему не вступать с римлянами в сражение, а, окружая их только лишь конницей и опустошая землю, постараться довести их до голода… Тигран, посмеявшись над этим планом, двинулся вперед, стремясь к сражению. Увидев малочисленность римлян, он с издевкой сказал о них: “Если это послы, то их слишком много, если же это враги, то их слишком мало”. Лукулл, увидав позади Тиграна удобный холм, приказал коннице нападать на Тиграна с фронта, привлекая внимание на себя и отступая без сопротивления, расстраивая вражеские ряды, а сам с пехотой незаметно пошел на этот холм. И когда Лукулл увидел растянувшихся в преследовании врагов, а весь их вьючный скот у себя под ногами, то громко воскликнул: «Победа наша, о мои храбрецы!» и первый побежал на вьючный скот. Животные беспорядке побежали и навалились на пехоту, а пехота навалилась на конницу. Бегство [войска Тиграна] сразу же стало всеобщим… и произошло страшное избиение…»

Римляне разгромили армию Тиграна, а затем разграбили Тигранакерт, ворота которого были открыты перед ними жителями города, недовольными насильственным переселением в столицу. Греческие наемники, составлявшие основу столичного гарнизона, увидев поражение Тиграна, сложили оружие. Кстати говоря, знаменитые Лукулловы пиры, поражавшие современников своей роскошью, оплачивались тем, что Лукулл захватил в Тигранакерте, ибо эта добыча стала основой его невероятного богатства.

B 68 году до н. э. произошла битва при Арташате (вот как далеко сумел продвинуться Лукулл!). Можно сказать, что это сражение закончилось вничью – армянам не удалось разгромить римлян, а римляне не смогли взять Арташат. Наступление зимы, усталость от бесконечных сражений и растянутость коммуникаций вынудили Лукулла вернуться обратно. Тигран попытался взять реванш, совершив поход в Малую Азию и отвоевав часть понтийских владений, захваченных римлянами. Однако, этот успех не смог остановить начавшегося распада государства, созданного Тиграном. На завоеванных им территориях вспыхивали восстания, самым крупным из которых стало антиармянское выступление парфян. Тиграну кое-как удалось успокоить парфян и подавить некоторые другие восстания, но в 66 году до н. э. произошло новое вторжение римлян – полководец Гней Помпей Великий пришел в Армению с пятидесятитысячным войском.

Ситуация в армянском государстве была сложной, поскольку к восстаниям завоеванных народов добавилось восстание армянской знати под предводительством сына царя Тиграна-младшего, который установил связь с Помпеем и рассчитывал на поддержку римлян, а также на поддержку парфян. По версиям некоторых историков, Помпей вторгся в Армению по приглашению Тиграна Младшего, но это сомнительно. Скорее всего, царевич, выступивший против своего отца, пытался воспользоваться приходом римлян для достижения своих целей. Однако Помпей мудро решил оставить на армянском престоле Тиграна Второго, хорошо знакомого римлянам, уже пожилого и более предсказуемого.

В 66 году до н. э. Тигран Второй явился в римский лагерь и сложил знаки царского достоинства к ногам Помпея, что было свидетельством полной капитуляции. По подписанному с Помпеем договору, Тигран сохранил за собой Армянское нагорье и часть захваченных у Парфии территорий, а также восточную часть Малой Армении, ранее принадлежавшей Митридату Евпатору (Митридат, лишившийся всего, что имел, в 63 году до н. э. покончил жизнь самоубийством). Тигран Младший вместо армянского престола получил Софену, но правил ею очень недолго из-за своего чересчур строптивого характера. Из ставленника римлян он превратился в их пленника и дальнейшая судьба его неизвестна. Софена же была присоединена римлянами к Каппадокии, ненадолго возвратившей себе условную самостоятельность (в 17 году она станет одной из римских провинций).

К утрате территорий добавилась еще одна потеря – контрибуция в 6000 талантов[23] серебра, которую, по свидетельству римских историков, Тигран выплатил легко. Но зато он сохранил свое государство, пускай и в его почти первоначальном размере, продолжал именоваться «царем царей» и был провозглашен «другом и союзником римского народа». Лучше потерять часть того, что имеешь, нежели все. Если бы Тигран Второй не признал над собой власть Рима, Великая Армения (точнее – то, что от нее осталось) была бы разделена между Римом и Парфией.

Тигран Второй умер в 55 году до н. э. в возрасте 85 лет. Последнее десятилетие его правления было мирным. Преемником Тиграна стал сын Артавазд, известный как царь Артавазд Второй.

Армения между Римом и Парфией

После Тиграна Второго с 55 по 34 годы до н. э. царем Великой Армении был его сын Артавазд Второй, который в последние годы жизни отца был его соправителем.

В самом начале своего самостоятельного правления Артавазд оказался в сложной ситуации. В 54 году до н. э. Марк Лициний Красс выступил против Парфии с сорокатысячным войском. Вместе с Гаем Юлием Цезарем и Гнеем Помпеем Великим, Красс входил в так называемый триумвират (Первый триумвират), союз трех выдающихся римских политиков того времени. Войну с Парфией он развязал без формального повода, но в целом ситуация в регионе к ней подталкивала, поскольку после гибели Понтийского царства и ослабления Армении Парфия, несмотря на частичную утрату былого могущества, осталась единственным серьезным противником Рима.

Артавазд, как вассал Рима, предложил Крассу военную помощь (речь шла о 30 000 воинов) в том случае, если бы римляне пошли на Парфию через Армению. При выборе Крассом другого маршрута армянское войско должно было остаться в пределах своего государства для того, чтобы защищать южные границы от возможного вторжения парфян. Путь через Армению был выгоден для римлян еще и потому, что он пролегал по гористым местностям, которые сковывали бы действия конницы, составлявшей основу парфянской армии (пехота у парфян была второстепенной, вспомогательной разновидностью войска, коренные парфянцы в ней не служили, туда набирали представителей покоренных народов).

Однако Красс выбрал путь через равнинную и пустынную Северную Месопотамию и был разбит парфянами в битве у Карр (Харрана) в мае 53 года до н. э. Поражение римлян было сокрушительным и позорным – сорокатысячный римский корпус разгромили 10 000 конных лучников и 1000 тяжелых кавалеристов. Кроме того, парфяне смогли заманить Красса в ловушку и убить.

В глазах римлян, которые никогда ничего не забывали и никому ничего не прощали, Артавазд Второй выглядел изменником, не предоставившим Крассу необходимую военную помощь. Так, кстати говоря, считал и сам Красс. То, что Артавазд предлагал Крассу идти через Армению и то, что ему нужно было защищать свои границы, в расчет не принималось. Парфяне же расценивали факт встречи Артавазда с Крассом (и предложение пройти через Армению) как демонстрацию враждебности к ним.

Артавазд оказался между двух огней. Союз с парфянами в сложившейся ситуации выглядел более целесообразным – Рим далеко и дела его идут не лучшим образом, а парфяне близко. Армяно-парфянский союз был скреплен браком между сестрой Артавазда и Пакором, сыном парфянского царя Орода Второго.

Убийство Цезаря в 44 году до н. э. и последовавшие за ним гражданские войны отсрочили очередной римский поход против парфян и дали последним совершить ряд набегов на римские владения в 41 и 40 годах до н. э. Царем Парфии в то время был Пакор Первый, зять Артавазда, но неизвестно, принимали ли армяне участие в этих набегах.

В конечном итоге после смерти Цезаря римские владения были разделены между его племянником Гаем Октавианом и полководцем Марком Антонием. Октавиан правил в Риме, а Антоний укрепился на Востоке. В конце 37 года до н. э. Антоний выступил против парфян, избрав на сей раз «правильный» маршрут через Армению. Артавазд присоединился к нему с 6000 всадников и 7000 пеших воинов.

Оставив позади обоз с тяжелыми осадными орудиями, а также армянскую конницу, Антоний вторгся в Атропатену[24] и осадил ее столицу Фрааспу. Тем временем парфяне захватили обоз, разгромив при этом два легиона, которые его охраняли. Артавазд не стал сражаться с парфянами. По одной из версий, он увел свою конницу от места сражения, потому что видел значительное превосходство парфян. По другой версии, он опоздал к месту сражения. Ну а третья версия, которую выдвинул Антоний, трактовала действия Артавазда как намеренное предательство. Сам Антоний не смог взять Фрааспу и, к тому же, при отступлении понес крупные потери.

Великие полководцы никогда не проигрывают сражений по своей вине – они всегда найдут на кого свалить собственные ошибки. На роль «козла отпущения» был избран Артавазд. В 34 году до н. э. Антоний явился в Армению с войском, пригласил Артавазда на встречу и пленил его, обвинив в предательстве.

После пленения Артавазда царем Армении стал сын Антония и египетской царицы Клеопатры Александр Гелиос. Часть армянских земель отошла к Атропатене, а Александр взял в жены Иотапу, дочь атропатенского царя, которого тоже звали Артаваздом.


Монета с изображением Артавазда Второго


Артавазд Второй с семьей был увезен в Александрию, где Антоний организовал триумфальный марш, во время которого царственные пленники шли пешком, закованные в золотые цепи. Предание гласит, что они отказались выражать свое почтение Клеопатре, за что были брошены в подземную тюрьму. После разгрома Антония Октавианом в сентябре 31 года до н. э. в решающем морском сражении близ мыса Акциум (северо-западная Греция), Артавазд был казнен по приказу Клеопатры.

В 30 году до н. э. армянским царем стал сын Артавазда Арташес Второй, которого вероломство римлян по отношению к его отцу сделало сторонником Парфии. Вскоре после воцарения Арташеса все римские гарнизоны, оставленные Антонием в Армении, были истреблены. Затем Арташес вернул себе армянские земли, переданные Атропатене Антонием. В 20 году до н. э. Арташес был убит сторонниками Рима, а армянский трон по решению Октавиана Августа достался его младшему брату Тиграну, который был пленником Антония, а после стал пленником Октавиана.

Династия Арташесидов пресеклась в 1 году нашей эры после гибели в бою с напавшими на Армению аланами[25] Тиграна Четвертого, сына Тиграна Третьего. Тигран Третий по перенятому у эллинов обычаю был женат на своей родной сестре Эрато, которая после его гибели отреклась от престола.

До 53 года римские и парфянские ставленники неоднократно сменяли друг друга на армянском престоле. Когда парфянский царь Вологез Первый посадил на него своего брата Тиридата, Рим начал очередную войну с Парфией. Однако, Тиридат смог удержать власть, и в 63 году римскому императору Нерону пришлось признать его царем Армении.

Армянское государство было восстановлено в своих прежних границах (то есть в тех, которые существовали на момент смерти Тиграна Второго) под управлением армянской (младшей) ветви династии Аршакидов. Эта династия была основана в 247 до н. э. Аршаком, предводителем кочевников-парнов, которые захватили селевкидскую сатрапию Парфию и создали здесь независимое государство. По сути дела, воцарение Аршакидов означало победу Парфии в противоборстве за Армению.

Римляне пытались взять реванш, сделав Армению римской провинцией, но все их попытки оказались безуспешными благодаря тому, что армянских правителей поддерживали их парфянские родичи. Сложившаяся ситуация была крайне благоприятной для армянского государства, которое пользовалось поддержкой могущественного соседа, сохраняя при этом свою независимость и возможность развиваться своим особым путем. Возможно, политическая карта Передней Азии в наше время выглядела бы совершенно иначе, а в истории армянского народа не было бы многих трагических страниц, если бы в 224 году власть над Парфией не перешла к династии Сасанидов.

Глава третья.
Принятие христианства и раздел Армении между Римом и Персией

Сасаниды

Основателем Сасанидского государства и сасанидской династии был Ардашир Папакан (он же – Ардашир Первый), поднявший персидскую знать на восстание против парфянских Аршакидов. В греческом переводе «Истории обращения армян в христианскую веру» Агатенгелоса[26] об этом рассказывается более подробно, нежели в армянском оригинале: «Восставший Ардашир собрал знатных персов и ассирийцев и совещался с ними, сказав им: «О достойнейшие среди персов и ассирийцев! Давно изведали мы высокомерие парфян, которые грабят других, гордятся своим пренебрежением к закону и любят убивать без причины. Придя к нам из страны варваров, парфяне пренебрегают персами и ассирийцами. Что вы скажете? Если я неправ, то путь парфянский царь продолжает править и чинить беззакония, но если я прав, то нам следует сражаться! Лучше погибнуть, чем служить несправедливому царю!». Персидские вельможи восприняли сказанное благосклонно, поскольку они стремились освободиться от власти парфян и поставить над собой царя-соплеменника. Они сказали Ардаширу: «Будь нашим вождем на словах, и в делах. Мы испытали твои достоинства и познания, и знаем, что ты обладаешь необходимыми качествами для правления. Указывай нам путь по своему усмотрению, а мы станем следовать твоим приказам и делать то, что будет полезным для тебя и для нас».

Возможно, что этот разговор – чистая выдумка, но причины свержения парфянских Аршакидов он передает достоверно.

Отец Ардашира Папак был наследственным правителем одной из персидских областей, но его царственное достоинство не имело для парфян никакого значения – он считался назначенным наместником области, у которого царь Парфии в любой момент мог отобрать власть. Сасан, давший название династии новых правителей, был отцом Папака (так, во всяком случае, утверждает большинство древних источников).


Монета с изображением Ардашира Папакана


Борьба Ардашира с последним аршакидским царем Артабаном Пятым была длительной и ожесточенной, но он сумел победить. Аршакидами, ввергнувшими некогда процветавшее государство в кризис, были недовольны даже знатные парфяне, не говоря уже о других подданных.

Все сасанидские правители рассматривали армянских Аршакидов как своих заклятых врагов, которых нужно уничтожить. Пока существовали Аршакиды, существовала и вероятность восстановления их правления в Парфии, которая отныне стала называться Царством иранцев. Правили царством шахиншахи – цари царей. Принятием этого титула, давно отставленного парфянскими царями, Ардашир Первый хотел подчеркнуть преемственность с Ахеменидами. Согласно преданиям, он объявил себя шахиншахом сразу же после решающей победы над войском Артабана, прямо на поле битвы.

Государственной религией Иранского царства стал зороастризм, названный так по имени своего основателя Заратустры, жившего в VII–VI веках до н. э. В основе зороастризма лежит идея непрерывной борьбы между добром и злом, которые олицетворяются божествами Ахурамаздой и Ахриманом. Главный нравственный канон зороастризма: «Счастье тому, кто желает счастья другим». Однако своим соседям, и в первую очередь – армянам, Иранское царство счастья не желало.

Войны между персами и армянами начались еще при Ардашире и продолжились при его сыне и преемнике Шапуре Первом (240–273), о котором современники отзывались как о жестоком и воинственном правителе. Завоевание Армении, произошедшее в 252 году, было для Шапура одним из этапов великой борьбы с Римом. Подобно парфянам, персы лелеяли мечту о единовластном правлении в Передней Азии. Правителем Армении с титулом «Великого царя армян» Шапур сделал своего сына Ормизд-Ардашира, будущего шахиншаха Ормизда Первого.

В 260 году против Шапура во главе семидесятитысячного войска выступил римский император Валериан. Поход получился неудачным. Окруженный под Эдессой[27], Валериан попытался вступить в переговоры с персами, но был ими схвачен. Оставшееся без предводителя войско пало духом и сдалось. Сведения о пребывании Валериана в персидском плену крайне противоречивы. Одни авторы пишут о том, что сначала Валериана подвергали различным унижениям, а затем убили, влив ему в глотку расплавленное золото. Такой необычный способ казни был обусловлен обстоятельствами – якобы Валериан предлагал Шапуру выкуп, а тот дал понять, что золото может принести не только свободу, но и смерть. Другие говорят, что Валериан умер от множества ран, полученных во время захвата его персами. Третьи сообщают, что Валериан жил в плену с комфортом и даже имел возможность обмениваться письмами с Римом. Но конец Валериана не вызывает сомнений – он умер в плену, а его сыну и преемнику Галлиену сильно досаждали германские и франкские племена, не дававшие ему возможности расквитаться с персами.


Царь Армении Трдат Третий


Агатенгелос рассказывает, что среди приближенных армянского царя Хосрова Второго был некий парфянин Апак, подкупленный Шапуром. По приказу Шапура Анак убил Хосрова и всю его семью, за исключением младшего сына Трдата. Сторонники погибшего царя в ответ убили Анака вместе с его семейством, кроме младшего сына, которого спасла его кормилица-христианка. Она вернулась с ребенком на свою родину в Кесарию (ныне это турецкий город Кайсери), где мальчик был крещен под именем Григория. Трдата же спешно увезли в Рим слуги, сохранившие верность его погибшему отцу. Впоследствии Григорий отправился в Рим и поступил в услужение к Трдату, дабы искупить вину своего отца усердною службою последнему из Аршакидов. История Трдата и Григория будет иметь продолжение, чрезвычайно важное для армянского народа, но об этом мы поговорим чуть позже. Пока что надо сказать, что в 287 году римский император Диоклетиан посадил Трдата на армянский престол. Так было восстановлено правление Аршакидов. «Великого царя армян» Ормизд-Ардашира к тому времени уже не было в живых – он умер в 273 году, процарствовав чуть больше года.

Проникновение христианства в Армению и его становление государственной религией

Христианство появилось в Армении в I веке. Согласно преданию, здесь проповедовали апостолы Иисуса Христа Фаддей и Варфоломей, которые считаются основателями Армянской апостольской церкви (потому-то она и называется «апостольской»). Оба апостола в разное время были казнены по приказу царя Санатрука Первого. Фаддей обратил в христианство его дочь Сандухт, а Варфоломей – сестру Вогуи. Сандухт, казненная по приказу своего отца, стала первой армянской великомученницей.


Современная икона с изображением св. Сандухт


О мученичестве апостолов и о деяниях Санатрука подробно пишет Мовсес Хоренаци. Однако в наше время принято считать, что Санатрук правил на рубеже I и II веков, а апостолы были казнены раньше – между 40 и 69 годами. Кроме того, о Санатруке весьма похвально отзывается в своей «Истории парфян» известный древний историк Арриан Никомидийский. Хотя Арриан называл себя «вторым Ксенофонтом», но он обращался с историческими фактами гораздо ответственнее, чем Ксенофонт (недаром же арриановский «Анабасис Александра» считается среди историков лучшей хроникой кампаний великого полководца). Арриан характеризует Санатрука как справедливого и не жестокого правителя.

Престол, созданный апостолами, переходил от одного епископа к другому и до нас дошли их имена: Захария, Земент, Атернерсех, Муше, Шаген, Шаварш, Гевондос, Меружан. Существовали небольшие христианские общины, время от времени кто-то расплачивался жизнью за свою приверженность вере (по примеру римлян армянские цари преследовали христиан, некоторые – весьма рьяно). Но христианство, принесенное апостолами, проросло только в виде Армянской церкви. Оно не получило широкого распространения в народе и еще в середине III века никто не мог предположить, что Армения станет первой в мире страной, принявшей христианство в качестве государственной религии.

По поводу даты и первенства нужно сделать пояснение. В Греции многие считают, что первыми христианство приняли византийские греки в 313 году, а армяне сделали это годом позже. Но то, что Армения приняла христианство в 301 году, ни у кого из современных историков (речь идет об объективных и непредвзятых ученых) не вызывает сомнения. Это первое.

Второе – в 313 году римскими императорами Константином и Лицинием был утвержден Миланский эдикт, получивший название по месту его подписания. Этот эдикт провозгласил религиозную терпимость на всей территории Римской империи и положил конец гонениям на христиан. Но Миланский эдикт не был манифестом о принятии христианства в качестве государственной религии. Он всего лишь уравнивал в правах все религии, отнимая тем самым у государственный статус у римского язычества и прекращая гонения на христиан. Превращение христианства в господствующую религию началось позднее – в двадцатые годы IV века, а сам Константин крестился только на смертном одре в 337 году. Очевидно, что между легализацией христианства и утверждением его в виде государственной религии есть большая разница.

Третье – 314 год, фигурирующий у некоторых авторов в качестве даты принятия Арменией христианства, на самом деле является годом рукоположения в Кесарии Григория Просветителя епископом-первосвященником Армянской церкви (в 302 году Григорий был рукоположен в Кесарии в епископы Собором епископов во главе с католикосом Леонтием, а теперь его статус поднялся до первосвященника-католикоса и потребовалось совершить новый обряд). Но Армения в 314 году уже тринадцать лет была, точнее – официально считалась, христианским государством.

Григорий вернулся в Армению вместе с Трдатом в 287 году. Воспитанный в Риме Трдат был убежденным противником христианства. Он потребовал от Григория отречься от веры, а когда тот отказался, велел бросить его в глубокий каменный колодец. Согласно преданию, в этой яме, на месте которой сейчас стоит известный каждому армянину монастырь Хор-Вирап[28], Григорий провел тринадцать лет.

По одной из версий, Трдат поступил с Григорием столь сурово не только из-за его приверженности христианству, но и потому что узнал о том, чьим сыном был Григорий.

В 301 году в Армению пришли 37 девушек-христианок, ранее живших в уединенном горном римском монастыре. В одну из них, красавицу по имени Рипсимэ, влюбился император Диоклетиан. Спасаясь от его преследования, Рипсимэ с подругами бежала из Рима.

Узнав историю Рипсимэ, Трдат Третий захотел на нее посмотреть, а увидев, возжелал ее и хотел изнасиловать, но Рипсимэ заявила, что она принадлежит только Христу и никому более. Разъяренный Трдат приказал побить камнями всех девушек-христианок вместе с их наставницей по имени Гаянэ (спаслась только одна из девушек по имени Нина, будущая христианская просветительница Грузии).

За такой чудовищный поступок Бог наслал на Трдата безумие, от которого его излечил Григорий. Обретя разум, Трдат крестился и провозгласил христианство государственной религией своей державы. Григорий Партев[29], приведший Армению к христианству, стал Григорием Просветителем. Под его руководством в городе Вагаршапате[30] был построен первый армянский христианский монастырь, получивший название Эчмиадзин («сошел Единородный») поскольку, согласно легенде, место строительства указал Григорию сошедший с небес Иисус Христос.


Памятник св. Григорию Просветителю в нише церкви Св. Петра в Риме


Давайте отвлечемся от канонической легенды о безумии и чудесном исцелении Трдата и подумаем, зачем армянскому царю в начале IV века понадобилось делать христианство государственной религией? Чем его не устраивал старый пантеон богов?

Трдат правил в крайне неблагоприятных условиях. Приведший его к власти Рим слабел, а персы только и ждали удобного момента для того, чтобы вернуть себе Армению (недаром же старая армянская пословица гласит, что «перс считает своим то, что он хотя бы раз подержал в руках»). Выступая в роли буфера между ненадежным Римом и крайне враждебным Иранским царством, Армянское государство могло рассчитывать только на собственные силы. А сильное государство – это сильная центральная власть, укреплению которой способствует монотеистическая государственная религия, приучающая население к мысли о том, что на небе существует один Бог, а на земле – один государь (давайте вспомним о том, что у большинства древних и средневековых правителей была одна и та же «головная боль» – своеволие наместников провинций, которое расшатывало основы центральной власти).

Официальная же версия изложена у Агатангелоса, который пишет, что царь Трдат видел смысл принятия христианства в том, чтобы «все подданные, от мала до велика, твердо, смело, непоколебимо и без сомнений покорились боговеленным заповедям и всем сердцем уверовали в Творца»[31].

Напрашивается вопрос – почему армяне не приняли зороастризм, который им активно пытались навязывать Сасаниды во время своего владычества?

Во-первых, то, что навязывается врагом, по умолчанию является плохим. Перенять веру врага означало покориться ему, склониться перед ним. Недаром же подавляющее большинство армян, живших в Османской империи, не меняло свою веру даже ради спасения жизни. Принятие христианства позволяло дистанцироваться от иранского мира.

Во-вторых, дуалистический зороастризм, основанный на вечной борьбе добра со злом, был чужд армянским языческим представлениям, в которых доминировала идея добра, с которым зло не могло сравниться ни по силе, ни по распространенности. То же самое – безусловное утверждение приоритета добра над злом – мы видим и в христианстве. Об этом говорится в самом начале Библии: «И увидел Бог все, что создал, и вот, хорошо весьма»[32].

Разумеется, от языческого культа не получилось отказаться в одночасье. Одной из главных черт армянского характера является приверженность традициям. Армяне свято хранят свои традиции, следование которым считается не похвальной, а естественной, обязательной чертой настоящего армянина. На эту тему есть один современный анекдот, который можно привести в этой серьезной книге для того, чтобы немножко развлечься: «На деревенское кладбище врывается бульдозер и начинает крушить надгробия. Возмущенные сельчане вытаскивают водителя из кабины и начинают бить. Один из стариков останавливает их: “Постойте, парни! Сначала спросите – может в их деревне так принято?”».

Отход от старого и принятие нового – процесс непростой и во многом болезненный. Это как реакция на прививку – можно некоторое время чувствовать себя не самым лучшим образом, но зато потом все будет хорошо.

Первый церковный Собор, созванный в 356 году в городе Аштишате католикосом Нерсесом Первым (353–372), принял каноны, обязательные как для духовенства, так и для мирян, а также несколько постановлений, осуждающих языческие обряды. Необходимость такого осуждения на 55 году принятия христианства свидетельствует о том, что языческие корни выкорчевывались с большим трудом. Но к чести армянских правителей нужно отметить, что борьба с языческими пережитками проходила без особого насилия – могли разрушаться языческие капища или идолы, но язычники не подвергались гонениям. Еще одним уникальным преимуществом христианства, которое следует отметить особо, является его терпимость к созвучным установкам других религий. Христос говорит: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить Я пришел, а исполнить»[33]. Показательными в этом отношении являются слова Агатангелоса о том, как Григорий Просветитель «повелел отмечать большой праздник памяти в честь привезенных мощей мучеников, приурочив его ко дню, посвященному поклонению божеству Аманору, прещедрому дарителю новых плодов Юрынкал-Ванатуру, которое в прежние времена радостно праздновалось на этом месте в день Навасарда»[34].

Сугубо армянская традиция благотворительного пожертвования матах берет начало от языческой традиции выпечки жертвенного хлеба. В наше время армяне пекут жертвенный лаваш, муку для которого нужно собирать в семи домах, или же жертвуют в качестве матаха петуха или барана. Вообще-то по древним канонам Богу жертвовались четыре вида животных – быки, бараны, петухи и голуби, но голубей армяне давно перестали есть, а быки приносятся в жертву только от целого рода, поэтому в наше время матах ограничивается баранами и петухами (а то и курицами, не так уж и важен пол жертвенного животного, как то, чтобы оно было здоровым и не имело никаких изъянов). Мясо жертвенного петуха нужно раздать как минимум в три дома, а мясо барана – в семь домов. Если рядом нет нуждающихся, мясо раздается соседям. Отказ от матаха – тяжелое оскорбление, влекущее за собой прекращение отношений. Матах нужно принять и съесть в тот же день. Если армянин хочет сказать, что судьба его чересчур балует, то говорит: «Утром ел хаш[35], в обед пригласили на шашлык, а вечером сосед матах принес».

Благочестивая традиция матаха, родившаяся в народе, получила благословение Церкви, потому что бескорыстный дар ближнему одобряется христианской моралью. В Евангелии описаны два чуда – воскрешение Иисуса Христа и то, как Он накормил 5000 человек пятью хлебами и двумя рыбами.

Враги армянского народа, привыкшие выставлять все армянское в черном свете, рассказывают о том, что армяне приносят в своих храмах кровавые жертвы. Эти рассказы сродни тому, что рассказывают о евреях – будто бы они замешивают мацу на крови христианских детей. И ведь доверчивые люди этому верят, не зная, что священник только освящает соль, с которой будет вариться жертвенное мясо. Животных не забивают в храмах, их даже нельзя туда вводить, но это известно только армянам, так же, как и значение слова «матах»[36].

В IV веке в Армении пользовались греческой, а также сирийской письменностью, которая представляла собой вариант арамейской, широко распространенной во времена Ахеменидов. Принятие христианства, которое проповедовалось в народе на армянском языке, логически предполагало создания армянской письменности. Своя письменность, приспособленная под индивидуальные особенности языка, всегда лучше перенятой-адаптированной. Но образованные люди того времени в основном получали греческое образование и потому их устраивало использование греческой письменности. Армянская письменность была создана лишь спустя столетие после принятия христианства – в начале V века, уже после раздела Армении между Римом и Персией, который в армянской историографии принято называть «Первым разделом Армении».

Армения накануне раздела между Римом и Персией

В 332–338 годах Арменией правил сын Трдата Третьего Хосров Третий, прозванный Котаком за свой малый рост. На пехлевийском языке, предшественнике современного персидского, слово «котак» означает «малыш», «дитя». Если ростом Хосров был мал, то характер имел крутой, некоторые историки даже считают его самым жестоким из армянских царей на том основании, что он уничтожил три нахарарских[37] рода.

После смерти Трдата Третьего в государстве воцарился хаос. Санатрук Аршакуни, правитель восточной провинции Пайтаракан, заявил о своих правах на престол. Агдзникский бдешх[38] Бакур, который не мог претендовать на престол, поскольку не был Аршакидом, заявил о своей независимости. Бакура поддерживал шахиншах Шапур Второй, прозванный Великим. Некоторые нахарары начали войну между собой – у каждого было что припомнить соседу. Возникла реальная опасность распада государства с последующим переходом его осколков под власть Ирана, который при амбициозном Шапуре Втором представлял особо серьезную угрозу.

Антиперсидская фракция, возглавляемая католикосом Вртанесом Первым, отправила римскому императору Константину послание с просьбой помочь сыну Трдата Хосрову занять армянский престол. Константин прислал войско под предводительством полководца Антиоха, с помощью которого Хосров был возведен на престол. Мятеж Бакура был подавлен (Бакур, его сыновья и братья погибли в бою), а персидские войска изгнаны из Ардзника.

Санатрук Аршакуни признал Хосрова царем, но, как показало будущее, это было сделано неискренне. После того, как римское войско ушло из Армении, Санатрук снова восстал, захватил Вагаршапат, заключил Хосрова Третьего и католикоса Вртанеса в крепости Даруйнк и около года правил как царь всей страной. Вернул власть Хосрову спарапет[39] Ваче Мамиконян, собравший войска нахараров, недовольных воцарением узурпатора. Санатрук сначала лишился своего войска, а затем и своей головы.

Впрочем, существует и другая версия этой истории, в которой выступает не Санатрук Аршакуни, а Санесан – предводитель маскутов, кочевавших в полупустынных прикаспийских степях. Маскуты вторглись в Армению, дошли до Вагаршапата и осадили его. Хосров не был заключен в крепость Даруйнк, а нашел там убежище до тех пор, пока доблестный Ваче Мамиконян не изгнал маскутов.

Есть и объединенная версия. Мовсес Хоренаци, весьма негативно настроенный к Хосрову Третьему, пишет: «В правление Хосрова жители севера Кавказа, узнав о его малодушии и лени, а также поддавшись подстрекательствам Санатрука, которым тайно руководил персидский царь Шапух [Шапур], объединились, выступили в поход и достигли середины нашей страны огромной толпой, численность которой доходила до двадцати тысяч человек. Их встретили готовые восточные и западные армянские войска во главе с полководцами аспетом[40] Багаратом и Ваханом, предводителем рода Аматуни, поскольку наше южное войско находилось при царе Хосрове в земле Цопк, а… наше северное войско было разбито врагами, которые, добравшись до Вагаршапата, осадили его. Наши восточные и южные войска внезапно напали на них и оттеснили к скалам Ошакана…».

Воспользовавшись ослаблением центральной власти, нахарары родов Ордуни и Манавазян, развязали между собой войну за спорные земли. У каждого из них были сторонники среди других нахараров, а, кроме того, дурной пример заразителен, так что гражданская война могла охватить все армянское государство. Увещевания католикоса Вртанеса и слова царя не остановили распрю. Тогда Хосров приказал Ваче Мамиконяну выступить против непокорных нахараров и истребить оба рода под корень, чтобы навсегда положить конец распрям и дать урок повиновения другим нахарарам. Владения Ордуни и Манавазянов были переданы церкви.

В то время река Аракс изменила свое русло, вследствие чего Арташат лишился естественной водной защиты (прежде город с трех сторон был окружен водой). Кроме того, болота, возникшие на месте старого русла, сделали местный климат нездоровым. Мовсес Хоренаци пишет о том, что здесь «дули знойные зловонные ветры». В 335 году по повелению Хосрова Третьего в провинции Айрарат был построен город, названный Двином, потому что он стоял на холме («двин» в переводе с персидского означает «холм»). Вдоль реки Азат, левого притока Аракса, от крепости Гарни до Двина был посажен лес, названный в честь Хосрова. Лес способствовал оздоровлению местности и служил местом охоты для царя.

В 337 году персы вторглись на территорию Армении. Датабен Бзнуни, которому Хосров поручил изгнать персов, перешел на их сторону. Борьбу с персами возглавили Ваче Мамиконян и Ваан Аматуни, которым помогал римский отряд. По царскому приказу Датабен был казнен (забит камнями), а род Бзнуни был истреблен, но кое-кому из его представителей удалось уцелеть, благодаря чему фамилию Бзнуни можно встретить в наше время. Владения Бзнуни Хосров забрал себе.

Ради спокойствия в государстве Хосров повелел, чтобы все нахарары, имеющие в своем подчинении более тысячи воинов, постоянно пребывали при царском дворе, передав управление своими владениями доверенным людям. Это повеление свидетельствовало о том, что Хосрову, несмотря на крутые меры, принимаемые против отступников, не удалось обуздать центробежные стремления нахараров, многие из которых ставили собственные интересы выше интересов нации и государства. Этим умело пользовался Шапух Второй, которому, в отличие от Хосрова, удалось добиться стабильности в своем государстве.

В 338 году произошло новое вторжение персов. Шапух Второй был намерен подчинить себе всю Армению во что бы то ни стало, а момент для нападения представился весьма удобный – после смерти императора Константина в 337 году в Римской империи возникли раздоры между четырьмя его наследниками. В одном из сражений погиб спарапет Ваче Мамиконян, а сам Хосров во время этой войны умер в Двине. Новым царем Армении стал сын Хосрова Тиран, при котором к противоречиям между царской властью и нахарарами добавилось противоборство между царем и католикосом Иусиком, внуком Григора Просветителя. Влияние церкви возросло настолько, что католикос мог соперничать с царем за верховную власть над государством. Иусик использовал против царя и его приближенных такое средство, как запрет на посещение церкви и доступ к церковным таинствам. Делалось это под видом наказания за совершенные грехи, которые при желании всегда можно найти у любого человека (впрочем, у знатных людей их обычно долго искать не приходится). В 347 году, после очередного запрета на вход в церковь, царь приказал воинам из своей свиты забить католикоса палками прямо в храме. Такой поступок окончательно испортил отношения Тирана с Церковью. По воле Тирана следующий католикос был не из рода Григория Просветителя. Тиран попытался укрепить свою власть, введя при дворе должность хайр мардпета[41], аналогичную европейской должности великого камергера, но в результате центральная власть стала еще слабее, поскольку мардпеты предпочитали действовать в своих интересах, а не в интересах государства.

В 345 году наместник Атрпатакана (Атропатены) Вараз захватил Тирана, ослепил его и отправил Шапуру Второму, пленником которого Тиран был до смерти, наступившей в 350 году. Все это время Армения находилась под фактическим управлением персов, а если говорить точнее – пребывала в хаосе нахарарских смут.

В 350 году Шапур усадил на армянский престол сына Тирана Аршака, известного как Аршак Второй, надеясь, что тот будет послушным исполнителем его воли. Однако Аршак установил союз с Римом и даже женился на знатной римлянке по имени Олимпия. С 351 по 359 год римляне и персы не воевали друг с другом, что позволило Аршаку править самостоятельно. Для того, чтобы ослабить нахараров и усилиться самому, Аршак Второй годах основал у южного подножия Арарата новую столицу – город Аршакаван, в котором предоставлялось убежище всем желающим, даже преступникам. Также жители Аршакавана имели определенные налоговые льготы. Разумеется, в «свободный город» массово хлынули крестьяне, бежавшие от угнетавших их феодалов. В первую очередь бежали те, кто был молод. Это вызвало большое недовольство у нахараров, а также и у католикоса Нерсеса Первого (в Аршакаване предоставлялось убежище и тем, кто бежал с церковных земель).

В 359 году, во время нового вторжения персов, вставшие на их сторону нахарары напали Аршакаван и перебили всех жителей города, за исключением маленьких детей.

До 363 года в войне против персов Аршаку Второму помогали римляне, однако новый римский император Иовиан, не желавший продолжения войны, заключил с Шапуром мирный договор сроком на 30 лет. В армянскую историографию этот договор вошел под названием «Позорного соглашения» (так его назвал древнеримский историк Аммиан Марцеллин). Зарубежные историки называют этот договор Нисибисским по месту его подписания[42]. В обмен на тридцатилетний мир слабеющий Рим обязывался не помогать Армении, а также отдавал Шапуру пять месопотамских провинций. Так римско-персидская война превратилась в армяно-персидскую. Поначалу армяне успешно сражались против превосходящих их числом персов, но с течением времени все больше нахараров переходило на сторону Шапура Второго. В 367 году Шапур пригласил Аршака в свою столицу Тизбон[43] на переговоры по заключению мира. Поверив заверением Шапура, Аршак приехал в Тизбон вместе со спарапетом Васаком Мамиконяном, но коварный Шапур заточил армянского царя в крепость, где тот вскоре скончался, а с Васака Мамиконяна приказал содрать кожу.

Шапур рассчитывал, что лишившаяся царя и спарапета Армения падет к его ногам, но вдова Аршака Парандзем, укрывшаяся в крепости Артагерс со своим сыном Папом, смогла привлечь на свою сторону часть нахараров, ранее переметнувшихся к Шапуру (с Шапуром трудно было иметь дело, он не скупился на обещания, но исполнял их нечасто). После долгой осады Гхак и Артаван решили оставить персов и перейти на сторону царицы Парандзем. Пап с отрядом верных людей бежал в Рим, а оставшаяся в Артагерсе Парандзем после четырнадцатимесячной осады крепости попала в руки персов. Фавстос Бузанд пишет: «Когда царицу Парандзем привели в страну персов и представили царю вместе со всеми пленными и привезенными из Армении сокровищами, то царь выразил большую благодарность своим полководцам. Персидский царь Шапух [Шапур] захотел надругаться над родом Аршакуни и над всей армянской страной. Он приказал собрать все свое войско, своих вельмож и слуг, и весь народ и выставить перед всей этой толпой царицу Парандзем. По его повелению, на соорудили постройку, поместили туда царицу и предоставили всем, кто пожелает, совершать с ней гнусный акт совокупления. Так была убита царица Парандзем».

Надо отметить, что факт двоеженства Аршака Второго, который в течение нескольких лет был женат на римлянке Олимпии и на Парандзем, является беспрецедентным для христианского царя. Но брак с Олимпией был продиктован сугубо политическими соображениями, а на Парандзем царь женился вроде бы как по любви (односторонней). Первым мужем Парандзем был племянник Аршака Второго Гнел, убитый по приказу Аршака. Скоропостижную смерть Олимпии Фавстос Бузанд и Мовсес Хоренаци считают отравлением, совершенным по приказу Парандзем. Бузанд пишет: «Парандзем прониклась великой ревностью и злобой к Олимпии и искала случая, чтобы отравить ее. Но все старания ее ни к чему не приводили, ибо та [Олимпия] была очень осторожна, особенно в еде и питье, она ела только те кушанья, которые приготовлялись ее служанками, и пила вино, которое ими очищалось. Увидев, что нет никакой возможности отравить ее ядом, нечестивая Парандзем сделала своим сообщником некоего придворного иерея по имени Мрджюник из местности Аршамуник, Таронского гавара. Он совершил недостойное, небывалое, несмываемое и незабываемое злодеяние… примешав к лекарству жизни яд смерти… К святому и божественному Телу Господнему, то есть к причастию, иерей Мрджюник примешал смертоносный яд, и дал в церкви царице Олимпии это и убил ее… И этот лжеиерей получил от нечестивой Парандзем в дар деревню Гомкунк в гаваре Тарон, откуда сам и происходил».

Несмотря на это, армяне чтут царицу Парандзем, считая ее образцом стойкости и героизма. Ее имя носил женский батальон, принимавший участие в Первой Арцахской войне.

В начале 364 года император Иовиан умер, и восточной частью Римской империи (Грецией, Египтом, Сирией и Анатолией) стал управлять Валент Второй, поддержкой которого Папу удалось заручиться.

В 371 году, после победы армян и римлян над персами в сражении при Багаване, Пап занял армянский престол. Он показал себя решительным правителем – вернул захваченные персами армянские земли и обуздал сепаратистские настроения нахараров. В этом ему помогал спарапет Мушег Мамиконян, сын убитого персами Васака. Затем Пап отобрал у Церкви бо́льшую часть ее земельных владений и отменил десятину и другие налоги, взимаемые с крестьян в пользу Церкви. Разумеется, такой поступок вызвал огромное недовольство в церковной среде и породил слухи о сумасшествии Папа. На самом же деле царь действовал умно, ослабляя самого крупного и наиболее опасного для центральной власти армянского феодала. По мнению Папа, церковь занималась не столько распространением и укреплением христианской веры, сколько увеличением своего благосостояния и усилением своего влияния. В смерти католикоса Нерсеса Первого, умершего в 373 году, некоторые хроникеры (например – Фавстос Бузанд) обвиняют Папа, якобы тот пригласил католикоса на ужин и отравил. По другой версии, католикос умер от болезни легких. После его смерти Пап ликвидировал многие монастыри. Монахини, освобожденные от обета безбрачия, могли выходить замуж, а монахи пополняли ряды царской армии. Престарелых и немощных отправляли в другие монастыри. Заодно Пап положил конец практике рукоположения армянских католикосов в Кесарии.

Соседствовать с Иранским царством и не иметь с ним никаких дел было невозможно. К тому же над Арменией всегда висела угроза превращения ее в римскую провинцию, чему персы могли помешать. Однако отношения между Папом и Шапуром были расценены римлянами как предательство. Несчастный Пап повторил судьбу своего отца – Валент пригласил Папа на переговоры в киликийский город Тарс и попытался там арестовать. Папу с тремястами воинами удалось бежать в Армению, где он был убит римским полководцем Траяном во время примирительного пиршества. Это случилось в 374 году. Аммиан Марцеллин написал о убийстве Папа следующее: «В этом подлом деле было обмануто доверие. Кровь гостя, растекшаяся на великолепной скатерти перед взором бога гостеприимства, почитаемого даже на берегах Понта Эвксинского[44], отбила аппетит у участников пира, которые в ужасе бежали».

После смерти царя Папа римляне посадили на армянский престол его двоюродного брата Вараздата, так как сыновья Папа были несовершеннолетними. Наставник Вараздата Бат Сахаруни настроил царя против спарапета Мушега Мамиконяна, убил его и сам стал спарапетом, что привело к вражде между Вараздатом и Мамиконянами. В 378 году брат Мушега Манвел поднял восстание, убил Бата Сахаруни, вынудил Вараздата бежать в Рим и сделал новым армянским царем семилетнего Аршака, сына Папа, который впоследствии женился на дочери Манвела Вардандухт. Реальным правителем государства при Вараздате и Аршаке Третьем был Манвел Мамиконян, умерший в 378 году. После его смерти царь Аршак не смог воспрепятствовать разделу Армении между Римом и Персией.

Раздел Армении между Римом и Персией, он же первый раздел Армении

Рим и Персия были похожи на двух собак, вцепившихся зубами в одну кость – Армению. Выпускать кость из зубов не хочется, но и на то, чтобы отобрать ее у противника, не хватает сил.

Римский император Феодосий Великий, правивший с 379 по 395 годы и ставший последним правителем единого Рима, был сторонником христианства и рьяным преследователем языческих культов. Но приверженность христианству не помешала императору бросить на произвол судьбы, то есть отдать в руки персов-огнепоклонников бо́льшую часть Армении. Главной проблемой Рима в то время были варвары, и ради того, чтоб не держать постоянно на востоке крупные воинские силы можно было пожертвовать частью Армении и претензиями на господство в Передней Азии. В свою очередь, персам надоели бесконечные (и бесполезные по сути дела) войны за Армению, и они решили получить хотя бы часть желаемого дипломатическим путем.

По договору 387 года между первым императором Восточной Римской империи Аркадием[45] и шахиншахом Шапуром Третьим, сыном Шапура Второго, периферийная часть армянских земель стала римскими и персидскими владениями, а оставшаяся часть, так называемая «Срединная страна», была разделена на два государства, находившиеся под римским и персидским протекторатом. Территория Персидской Армении была вчетверо больше римской. Граница проходила через отошедшую к римлянам область Карин и персидский Нисибин. Царская власть продолжала существовать в Римской Армении до 391 года, а в Персидской – до 428 года. Шапур Третий поставил царем Персидской Армении Хосрова из рода Аршакидов, который стал четвертым армянским царем с таким именем. Традиционно Хосрова принято считать одним из сыновей царя Вараздата. Аршак Третий стал править римской Арменией.


Римско-персидская граница по договору 387 года


Мовсес Хоренаци пишет: «Аршак покинул Айрарат, исконное царство своих предков, и весь персидский удел, и отправился править западными областями нашей страны, доставшимися грекам… предпочитая владеть меньшей частью и служить христианскому царю, а не властвовать над многими и подпасть под гнет язычников. За ним с женами и детьми последовали также нахарарские роды из удела Шапуха… Услышав об этом, Шапух назначил армянским царем в своем уделе некоего Хосрова из того же рода Аршакуни и направил ушедшим следом за Аршаком нахарарам своего удела такое письмо: «…Хотя вы и поступили недостойно своему званию азата[46], бросив каждый свои владения, чем не причинили мне никакого ущерба, однако мы по нашей отеческой заботливости пожалели вас и вашу страну. Сочтя, что стадо не может жить без пастухов, а пастухи – без хорошего управителя, мы назначили царем над вами некоего Хосрова, вашей же веры, происходящего из коренного рода ваших властителей. Возвращайтесь же каждый в свое имение и владейте им, как было до сих пор. Клянемся огнем, и водой, и славой наших бессмертных предков, что мы поступаем без подвоха и обмана, и от клятвы не отступимся. У тех же, кто ослушается наших повелений, их дома вместе с деревнями и дастакертами[47] будут конфискованы…». Большинство нахараров вернулось обратно, а были и такие, кто переходил к Хосрову, имея владения в римской части Армении.

Желая вывести восточных армян из-под «вредоносного» римского влияния, которое по сути было греческим, персы запретили им пользоваться греческим языком и греческим письмом, что форсировало создание армянской письменности.

Создание армянской письменности

Создатель армянского алфавита Месроп Маштоц родился между 361 и 362 годами в селении Ацик провинции Тарон (это северо-западнее озера Ван). Отца его звали Варданом и был он то ли свободным крестьянином, то ли представителем более высокого сословия карчазатов[48], стоявшего выше крестьян, но ниже азатов. Маштоц учился в одной из грекоязычных школ в Тароне. Кроме родного армянского, он владел греческим, сирийским и персидским языками.


Памятник Месропу Маштоцу у входа в здание Матенадарана (хранилища древних манускриптов) в центре Еревана


Маштоц был очевидцем первого раздела Армении в 387 году. В то время он служил в Вагаршапате при дворе Аршака Третьего, а после служил Хосрову Четвертому. В 395 или 396 году, принявший монашество Маштоц, покинул двор и стал проповедовать среди армянских язычников. В Персидской Армении многие возвращались к язычеству, а Маштоц и его сподвижники видели путь к спасению армянской государственности в в укреплении христианской веры среди армянского народа. Маштоц устно переводил для людей Библию, написанную на греческом и сирийском языках. Это сильно осложняло его деятельность, хотелось читать Слово Божие на армянском языке.


Современный армянский алфавит


За помощью в создании армянской письменности Маштоц обратился к католикосу Сааку Партеву, потомку Григория Просветителя. Для этой цели был созван специальный церковный собор. Идея получила одобрение преемника и брата Хосрова Четвертого царя Врамшапуха. В 404 году по распоряжению царя от сирийского епископа Даниила в Армению были привезены так называемые «Данииловы письмена», обнаруженный Даниилом древний алфавит, происхождение и принадлежность которого так и остались неясными. В течение двух лет Маштоц пытался пользоваться этим алфавитом, но в конечном итоге был вынужден отказаться от него, поскольку тот был недостаточным для передачи всех звуков армянского языка. Тогда Маштоц с группой учеников предпринял экспедицию в северную Месопотамию. Главной целью экспедиции были хранилища рукописей Эдессы, бывшей одним из крупнейших научных центров того времени. В 405 году в Эдессе Маштоц завершил работу над созданием армянского алфавита, который изначально состоял из 36 букв, 7 гласных и 29 согласных. В XI веке алфавит был дополнен двумя новыми буквами и, а также претерпел небольшие изменения в ходе реформы армянской орфографии, предпринятой в 1922–1924 годы в Советской Армении. В наше время реформированная армянская орфография является официальной в Республике Армения, а армянская диаспора, говорящая на западном варианте армянского языка[49], продолжает пользоваться классической армянской орфографией.

Персы сначала приветствовали создание армянской письменности, поскольку считали, что она будет способствовать большему отдалению армян от греков.

Глава четвертая.
От двух Армений к одной (V–IX века)

Превращение Армении в Марзпанство и восстания армян против праВления Сасанидов

Последним царем Великой Армении был Арташес Четвертый, сын Врамшапуха и племянник Хосрова Четвертого. Он правил с 422 по 428 годы. Врамшапух умер в 414 году, когда Арташесу было всего 10 лет. Католикос Саак Партев обратился к шахиншаху Йездегерду Первому с просьбой вернуть на престол Хосрова, который пребывал в плену у персов. Но Хосров царствовал всего год и умер. Тогда Йездегерд сделал армянским царем своего старшего сына Шапура, рассчитывая на то, что персидский царь будет способствовать сближению армян с Иранским царством и отдалению их от Византии. Конечной целью Сасанидов было обращение «персидских» армян в зороастризм. Однако Шапур не смог обрести расположение нахараров, которые, по словам Мовсеса Хоренаци, «дружно его возненавидели и не воздавали ему царских почестей на охоте и на пирах». Хоренаци приводит несколько примеров непочтительного отношения нахараров к Шапуру, вплоть до открытого неподчинения, проявленного на пиру Хосров Гардманеци[50], который «упившись вином, на глазах Шапуха начал страстные любовные игры с женщиной, искусно игравшей на лютне. Рассердившись на это, Шапух приказал схватить его и запереть в зале. Но тот, положив правую руку на кинжал… вышел и удалился в свой дом. И никто из дворцовых служителей, не посмел прикоснуться к нему, зная его силу».

Не то в конце 420 года, не то в начале 421 года, Йездегерд Первый умер во время поездки в город Гурган. Когда Шапур прибыл в столичный Ктесифон, чтобы сесть на престол, то был убит вельможами. После недолгой смуты шахиншахом стал младший брат Шапура Бахрам, известный как Бахрам Пятый. «Наша страна, три года пребывавшая в состоянии безвластия, сопровождавшегося великими волнениями, впала в запустение… – пишет Мовсес Хоренаци. – …Всякий порядок был нарушен». Нахарары перебили персов, пришедших с Шапуром и разбрелись по своим владениям.


Персидская Армения


В 422 по просьбе нахараров шахиншах Бахрам Пятый посадил на армянский престол Арташеса Четвертого, который довольно скоро перестал устраивать армянскую знать. «Но армянский царь Арташир [Арташес] все сильнее предавался беспутству и все нахарары исполнились к нему отвращения», пишет Хоренаци. Неизвестно, что послужило причиной раздора между молодым царем и нахарарами, но указанная историками причина выглядит сомнительной. По идее, свободолюбивым армянским нахарарам должен был нравиться царь, который предпочитает дела правления развлечениям. Можно предположить, что Арташес начал ограничивать нахарарскую вольницу, чем и вызвал недовольство, а слухи о его великом распутстве распускались с целью дискредитации. Нахарары обратились к католикосу Сааку Партеву с просьбой помочь избавиться от Арташеса, но Саак отказался участвовать в заговоре. Тогда нахарары донесли шахиншаху Бахраму, что Арташес и Саак намерены перевести страну под власть Византии.

Бахрам воспользовался случаем и упразднил Армянское царство, превратив его в приграничную персидскую провинцию-марзпан, управлявшуюся шахскими назначенцами. Шестеро из тридцати пяти марзпанов, правивших Персидской Арменией в течение двух столетий, были армянами из родов Багратуни и Мамиконян. Первоначально армянскому марзпанству была предоставлена широкая автономия. Нахарары сохранили свои привилегии и право иметь свои воинские отряды, которые у некоторых из них по численности приближались к армиям. Шахскими войсками, расквартированными на территории марзпанства, командовал спарапет, назначавшийся из армян, а внутренними делами ведал азарапет-армянин. Суды и школы управлялись армянским духовенством, подавляющее большинство чиновников были армянами. Проще говоря, марзпан не управлял, а просто присматривал за порядком, стремясь к тому, чтобы в его провинции царило спокойствие и вовремя собирались налоги. Кстати говоря, все сборщики налогов тоже были армянами – Бахрам мудро не стал назначать на эти должности персов, чтобы не разжигать антиперсидские настроения, ведь мытарей традиционно принято ненавидеть.

Длительный период мирной жизни в условиях относительно слабого гнета персов способствовал расцвету армянской культуры и развитию экономики. Гонения персов на христиан первоначально не распространялись на армянское марзпанство. Никакого гуманизма в этом не было, просто шахи не хотели толкать «своих» армян в объятья Византии, они намеревались сначала оторвать восточных армян от греков и от их соотечественников на западе, а затем уже начать проводить свою политику обращения армян в зороастризм с постепенным превращением их в персов.

В 438 году на шахский престол сел сын Бахрама Пятого Йездигерд (Йездигерд Второй), которому предстояло править почти два десятилетия. Историк Егише, автор книги «О Вардане и войне армянской», дал Йездигерду крайне нелестную характеристику: «В нем дьявол нашел себе верного слугу, напитал его ядом и наполнил его, словно колчан, отравленными стрелами. И стал он бесчинствовать в своей нечестивости, преисполнился чванства и в неистовстве рассылал бури на все четыре стороны света. И представлял нас, верующих во Христа, своими врагами, и устрашал своим буйным нравом, чиня притеснения. Ибо очень были ему по сердцу вражда и кровопролитие, потому он все время беспокоился, думая: «На кого бы еще излить мне горечь яда?» или: «Куда бы мне разослать это множество стрел?».


Изображение Йездигерда Второго на монете


Придя к власти, Йездигерд сразу же развязал войну с Византией. Он вторгся в Месопотамию и разорил ее. Византийский император Феодосий Второй в 441 году был вынужден подписать с Йездигердом мирный договор на крайне невыгодных для себя условиях – обе стороны обязались не возводить новых крепостей на границе, что было выгодно персам, поскольку византийцы нападать не собирались. Кроме того, византийцы обязались выплачивать персам дань, которая была названа «платой за охрану кавказских проходов от набегов кочевников».

Веротерпимостью Йездигерд не отличался. Ему хотелось распространить зороастризм по всему своему государству. Шах начал с экономических притеснений – обложил всех инаковерующих повышенными налогами и стал всячески ограничивать их в правах. Притеснения только укрепили армян в их вере. Тогда шах решил действовать силой. Он начал с того, что отправил значительную часть армянской конницы на восточные границы государства для борьбы с кидаритами (хуннами, создавшими в Бактрии[51] свое государство; их также называли эфталитами). Ослабив таким образом армян, шах потребовал от армянских нахараров перейти в зороастризм, но собор знати, состоявшийся в Арташате, отверг это требование. Пригрозив лишить упорствующих нахараров их земельных владений, Йездигерд спровоцировал антиперсидское восстание в Армении, непосредственным поводом к которому послужила попытка открытия зороастрийского храма на армянской земле.

Византийский император Маркиан отказал восставшим армянам в помощи, сославшись на мирный договор с персами, заключенный его предшественником Феодосием Вторым. Армянам пришлось сражаться одним. Восстание возглавил спарапет Вардан Мамиконян, внук католикоса Саака Партева по материнской линии. Его антиподом традиционно считается Васак Сюни, бывший в то время марзпаном Армении. Васак – главный предатель в истории Армении. Ненависть к нему настолько велика, что имя Васак давно исчезло из обихода, в то время как имя Вардан распространено очень широко. Но, в последнее время, историки стараются отходить от канонических представлений, переходящих из века в век, и пытаются оценивать события былых времен как-то иначе. Желающие обелить Васака Сюни и выставить его в роли прагматика, который желал решить конфликт между армянами и персами мирным путем, забывают о двух обстоятельствах. Во-первых, антиперсидское восстание было не заговором знати, а подлинно народным восстанием. Знать могла преследовать свои интересы, лавировать и договариваться, а народу было нужно только одно – чтобы персы оставили его в покое, предоставив возможность идти своим собственным путем, жить и молиться так, как хочется. Во-вторых, на милосердие персов мог уповать только безумец. Если бы армяне покорились, ничего хорошего для них из этого не вышло бы. А вот марзпану Васаку Сюни восстановление спокойствия в его марзпанстве, вне всякого сомнения, принесло бы определенные выгоды.

Некоторые историки сводят отношения между родами Мамиконян и Сюни к банальному соперничеству и тут же «к месту» вспоминают о том, что Егише, оставивший нам сказание «О Вардане и войне армянской», был секретарем у Вардана Мамиконяна. Понимать их следует так: человек, близкий к Вардану Мамиконяну, по умолчанию не мог написать ничего хорошего о Васаке Сюни. Но этот довод, что называется, притянут за уши. Разумеется, любой автор в той или иной мере бывает пристрастным, но есть исторические факты, которые невозможно вывернуть наизнанку, и есть поступки, которые нельзя трактовать двояко.

Вардан Мамиконян и впрямь совершил невозможное. К началу 450 года он очистил Армению от персов и сумел организовать возвращение армянской конницы с восточных границ Иранского царства (конница шла кружным путем, в обход Каспийского моря). В 450 году Мамиконян воевал против персов за пределами Армении – совершил набег на Атропатену, бывшую тогда сасанидской провинцией, захватил крепость Дербент и разгромил крупные силы персов у исконно армянского города Хаххах, который при разделе Армении отошел к Кавказской Албании, вассалу Иранского царства. Основные силы персов воевали с кидаритами на востоке, поэтому Йездигерд пытался усмирить восставших увещеваниями и обещаниями, которым никто не верил.

Осенью 450 года Васак Сюни и несколько проперсидски настроенных нахараров выступили против Вардана Мамиконяна, развязав в Армении гражданскую войну. Такой подлый поступок, сравнимый с ударом в спину своему же брату, никак не укладывается в рамки личности «мудрого сторонника компромиссов», которым иногда пытаются выставить Васака Сюни. В конце 450 года Вардан Мамиконян изгнал предателей из Армении, но они вернулись весной следующего года с персидским войском, которым командовал военачальник Мушкан Нисалавурт. Егише ничего о нем не сообщает, кроме того, что это был «некий знатный муж».

Время играло на руку шахиншаху – обстановка на восточных границах Иранского царства относительно стабилизировалась, что дало возможность отвести оттуда значительную часть войск, а, кроме того, стало окончательно ясно, что Византия не станет вмешиваться в конфликт между персами и армянами. В то же время восстание армян, уже второй год сопротивляющихся шахской власти, служило опасным примером для других покоренных народов.

26 мая 451 года на Аварайрском поле[52] произошло ожесточенное сражение между армянами и персами. Егише пишет, что у Вардана Мамиконяна было «шестьдесят шесть тысяч мужей, конных и пеших», а у Мушкана Нисалавурта – втрое больше и боевые слоны. Современные историки сомневаются в том, что Йездигерд мог бросить против армян двухсоттысячное войско (даже если считать вместе с предателями Васака Сюни), поскольку общая численность его вооруженных сил вряд ли превышала сто пятьдесят тысяч человек, но в любом случае персов было больше и все они были профессиональными воинами (регулярными или наемниками), а две трети армянского войска составляли ополченцы, набранные из крестьян, горожан и представителей духовенства (жизнь заставляла армянских священнослужителей держать в одной руке крест, а в другой – меч).

Сражение было ожесточенным, однако приведенные Егише данные о потерях плохо соотносятся с первоначальной численностью войск, указанной им же – погибли 3544 перса и 1036 армян. 1036 – это менее двух процентов от 66 000. Такие потери кажутся небольшими для ожесточенного сражения, когда «цветущие поля были залиты кровью», «шум криков обеих сторон породил гром… а гул голосов потряс горные утесы» (Егише). Но если уменьшить количество сражающихся, скажем, до 20 000 армян и 35 000 тысяч персов, то потери начинают выглядеть значительными. Но так или иначе, персы одержали победу, но эта победа была похожа на ту, что одержал над римлянами Пирр в битве при Гераклее, когда он сказал: «Еще одна такая победа – и у меня не останется ни одного воина». Армянам не удалось победить персов, Вардан Мамиконян погиб, некоторые нахарары и католикос Овсеп были замучены персами, но ожесточенное сопротивление армян отбило у Йездигерда желание обращать их в зороастризм и чрезмерно вмешиваться в армянские дела. Потерпев поражение, армяне отстояли свое право на самостоятельность, пускай и частичную.


Памятник Вардану Мамиконяну в Ереване


Васак Сюни умер в шахской темнице, куда он был брошен по обвинению в пособничестве восставшим. Этот факт не обеляет Васака. Йездигерд всего лишь наказал марзпана, который допустил восстание в своей провинции и не смог подавить его собственными силами. И вообще, любые попытки обелить Васака Сюни, вдребезги разбиваются об одно обстоятельство – он сражался на стороне персов против своих соотечественников, а так поступают только предатели.

Следующее антиперсидское восстание вспыхнуло в 481 году при шахе Перозе Первом. Воспользовавшись тем, что персам нанесли большой урон кочевники, вторгавшиеся с севера и востока, армянские нахарары избрали правителем Саака Багратуни, а спарапетом – младшего брата Вардана Мамиконяна Ваана. Центром восстания стал хорошо укрепленный город Двин.

Восставшие одержали победу в двух крупных сражениях с персидскими войсками в 481 и 482 годах, причем обе победы сопровождались изгнанием персидских войск из Армении. Летом 482 года Ваан Мамиконян и Саак Багратуни привели армянские войска на помощь грузинам, также восставшим против персов. В сражении на Чарманайтской равнине близ Тбилиси армяно‐грузинские войска потерпели поражение. Саак Багратуни погиб, руководство восстанием полностью перешло в руки Ваана Мамиконяна.

В 483 году персидское войско осадило Двин, однако Ваан Мамиконян сумел прорвать кольцо осады. Он ушел со своим войском в горные районы и начал наносить персам неожиданные удары. Партизанская война породила в рядах персов смятение. В это время в сражении с кидаритами погиб шах Пероз. Его преемником стал Балаш, которого одни источники называют сыном Пероза, а другие – братом (впрочем, по причине распространенного среди Сасанидов кровосмесительства, сыновья могли одновременно быть и братьями). Воцарение Балаша сопровождалось смутой, которая вынудила его отозвать войска из Армении. В конце 484 года в селе Нварсак на границе гавара Гер[53] был заключен договор, согласно которому армянские нахарары восстанавливались в их наследственных правах, христианство признавалось государственной религией Армении и прекращались гонения на христиан, а высшие должности в Армении занимались армянскими нахарарами. В свою очередь, нахарары признавали себя шахскими вассалами. Это была крупная победа – фактическая самостоятельность в обмен на формальный вассалитет. Ваана Мамиконяна Балаш назначил марзпаном Армении. Никакого преследования восставших не проводилось.

Нварсакский договор принес Армении 85 лет мирной жизни.

Византийская Армения

Царь Аршак Третий, правил Византийской Арменией до своей смерти, наступившей в 389 году. Он умер в возрасте восемнадцати лет. В исторических хрониках нет указаний на какие-то болезни Аршака, напротив, он предстает перед нами жизнелюбивым и склонным к развлечениям, то есть – весьма энергичным молодым человеком. Отчего он умер, так и осталось загадкой, но если вспомнить римский принцип «cui prodest?» («кому выгодно?»), то получается, что смерть Аршака была выгодна императору Феодосию Великому, который не стал назначать нового армянского царя, а упразднил Западное Армянское царство, превратив его в римскую провинцию. В 395 году, при разделе Римской империи на две части, эта провинция стала частью Восточного Рима (который дальше мы будем называть Византией). Упразднение царства было встречено византийскими армянами спокойно, во всяком случае в дошедших до нас хрониках нет упоминаний о каких-то волнениях по этому поводу.

В 451 году произошло событие, поспособствовавшее отдалению армян от византийцев, – император Маркиан с согласия папы Льва Первого созвал в Халкидоне, близ Константинополя, Четвертый Вселенский собор Христианской церкви, на которой монофизитство (доктрина, устанавливающая наличие в Иисусе Христе только божественной природы) было объявлено ересью. «Господь наш Иисус Христос есть один и тот же Сын, один и тот же совершенный по Божеству и совершенный по человечеству, истинный Бог и истинный Человек», было сказано в постановлении Собора. Представители восточно-армянской церкви в работе Собора участия не принимали.


Западная Армения во время правления императора Юстиниана


В 506 году в Двине состоялось церковное собрание, на котором кроме католикоса Бабкена Первого и армянских епископов, присутствовали четырнадцать нахараров, а также католикосы и епископы Грузии и Агванка. Собрание отвергло догмат о двойственной природе Иисуса Христа (этот догмат Армянская Апостольская церковь не признает и по сей день).

Если вас удивило, почему восточные армяне выразили свое отношение к Халкедонскому собору спустя полвека, то вспомните, что во второй половине V века шла ожесточенная борьба западных армян с персами, во время которой армянам было не до византийских церковных установлений.

В 554 году католикос Нерсес Второй созвал второе церковное собрание, которое подтвердило решения первого и предала Халкидонский собор анафеме. Так произошел раскол между армянской и византийской церквями. А в 608 году произошел такой же раскол между армянской и грузинской церковью, вызванный принятием грузинским католикосом Кюрионом (Самуилом) доктрины о двойной природе Христа.

В 527 году византийский престол занял император Юстиниан Первый, также известный как Юстиниан Великий. Основными целями Юстиниана были расширение границ империи и укрепление императорской власти. В его правление к Византии были присоединены многие земли Западной Римской империи, прекратившей свое существование в конце V века. В рамках укрепления своей власти Юстиниан в 529 году лишил армянских нахараров их традиционного права иметь свои военные отряды. В 536 году единая провинция Армения была разделена на четыре провинции, правители которых имели весьма ограниченные полномочия. Кроме этого, в том же году был нанесен самый сильный удар по нахарарам – согласно новеллам (указам) Юстиниана о порядке наследования у армян, земельные владения должны были делиться между всеми сыновьями и дочерьми, как это было принято по византийским законам, а не переходить по армянской традиции к старшему сыну.

Запрет на владение собственными войсками еще можно было как-то обойти, маскируя воинов как слуг, которым не запрещалось носить оружие. Но дробление родовых земельных наделов лишало нахараров основы их могущества, превращало их из владетельных князей в обычных азатов. Изменение порядка наследования (то есть, приведение его к византийскому стандарту) вызвало несколько восстаний, наиболее крупным из которых стало восстание 539 года, возглавленное Ованнесом Аршакуни. У рода Аршакидов было больше всего претензий к византийским правителям, поскольку они были низведены из династического достоинства в обычные нахарары.

Восставшие перебили или изгнали императорских чиновников и взялаи под свой контроль бо́льшую часть Византийской Армении. Первая посланная Юстинианом армия была разбита армянами, а ее командующий Ситтас был убит. Вторую византийскую армию возглавил некий Бузес, решивший победить хитростью, – он пригласил Ованеса с его приближенными на переговоры и убил их всех. Командование восставшими перешло к Баасасу Аршакуни, приемному сыну Ованеса, который обратился за помощью к персам. Персы охотно вмешались в византийскую смуту, однако восстание все же было подавлено.

Второй раздел Армении

В Восточной Армении в 571 году вспыхнуло восстание под руководством Вардана Мамиконяна – младшего (внука Вардана Мамиконяна), прозванного Красным Варданом. Восстание было спровоцировано политикой шаха Хосрова Первого, который покушался на права нахараров, назначил в Армению персидских судей, увеличил налоги и начал принуждать армян к переходу в зороастризм. Вардан попросил помощи у императора Юстиниана, который согласился предоставить ее в обмен на переход Восточной Армении под власть Византии. Вардан принял это условие. Со временем антиперсидское восстание приобрело широкий размах, охватив также Грузию и Кавказскую Албанию. Разгромив войско, посланное шахом, Вардан объявил об отделении подконтрольной ему большей части Восточной Армении от Персии и присоединении ее к Византии.

Этот шаг послужил началом очередной войны между Византией и Персией, которая закончилась в 591 году вторым разделом Армении, по которому бо́льшая часть страны отошла к Византии. В дополнение к тому, что уже было, Византия получила Туруберан, Тайк, Гугарк, почти весь Айрарат, а также присоединила Западную Грузию.


Сравнение первого (387) и второго (591) разделов Армении


Второй раздел Армении произошел при императоре Маврикии, правившем с 582 по 602 год. В его правление в Византийской Армении произошло три армянских восстания – в 589, 591 и 601 годах. Армянский историк VII века епископ Себеос в своей «Истории императора Иракла» пишет о том, что до раздела Армении Маврикий предлагал шаху Хосрову Первому совместно провести депортацию знатных армянских семей. Шах должен был переселять армян из Восточной Армении вглубь Ирана, а Маврикий – на Балканы. «Обезглавленным», то есть оставшимся без своих лидеров, армянским народом управлять было бы удобнее. Однако первые же попытки депортации в Византийской Армении привели к восстанию 589 года, что вынудило Маврикия отказаться от этой идеи. К слову будь сказано, что у некоторых авторов можно встретить упоминания об армянском происхождении Маврикия, который родился в каппадокийском городе Арависсе, преимущественно населенном армянами. Начав службу с низших должностей, он сделал карьеру и женился на дочери своего предшественника, императора Тиберия Второго, благодаря чему и получил византийский престол. Придворные историки Маврикия утверждали, что род его был древним и происходил из Рима, но можно ли им доверять? Любой правитель, вышедший из низов, «облагораживал» свое происхождение.


Император Юстиниан и придворные (мозаика базилики Сан-Витале, Равенна). Нерсес стоит за левым плечом императора


В целом же существуют упоминания об армянском происхождении двадцати семи византийских правителей. Первым в этом списке идет Маврикий, а последним – Андроник Третий Палеолог, правивший с 1328 по 1341 год (мать его была дочерью царя Киликийской Армении Левона Третьего). Многие византийские деятели культуры и науки, такие, например, как географ и математик Анания Ширакаци, были армянами, а среди византийских полководцев можно насчитать более полутора сотен армян. Только при императоре Юстиниане их было 15, а наиболее выдающимся из них считался Нерсес, бывший ближайшим советником и доверенным лицом Юстиниана.

Однако в целом положение армян в Византийской империи было незавидным. Греки-единоверцы оказались такими же несправедливыми угнетателями, как и персы-огнепоклонники. Византийские императоры, в том числе и многие из тех, кто имел армянское происхождение, всячески пытались подавлять и ослаблять армян, а также армянскую государственность, возродившуюся в 885 году. Тем самым Византия ослабляла себя, ведь сильные армянские государства или провинции могли бы стать мощной защитой от тюрков, которые в середине XV века окончательно уничтожили некогда великую империю.

Завоевание Армении арабами

К 631 году весь Аравийский полуостров был объединен под властью исламского государства, созданного Пророком Мухаммадом. В 632 году это государство было преобразовано в Праведный халифат, который впоследствии стал Арабским халифатом. Халифат постоянно расширялся. Первые походы арабов на армянские земли в 639–650 годах были не попыткой завоевания, а грабительскими набегами. Арабские воины были плохо вооружены и не имели должной боевой выучки, но отвага и фанатизм компенсировали эти недостатки. В 640 году арабы смогли взять армянскую столицу Двин, которая была полностью разграблена.

Себэос пишет, что к тому времени правитель Византийской Армении Давит Сааруни после трех лет своего правления «стал ненавистен войску» и был свергнут. Его место занял влиятельный нахарар Теодорос Рштуни, который объединил под своей властью всю Армению, как Западную, так и Восточную. Империя Сасанидов, от которой арабы с 633 года отрезали кусок за куском, ослабла настолько, что уже не могла удерживать Восточную Армению под своей властью. Теодорос Рштуни и признавшие его главенство нахарары понимали, что противостоять такому сильному врагу, как арабы, можно только сообща. Рштуни, по словам Себэоса, «привел в порядок войска страны своей и… охранял страну».

В 641 году католикос Нерсес Третий попросил византийского императора Константа Второго (который, предположительно, имел армянские корни) об официальном признании власти Теодороса Рштуни. Императору было выгодно сделать это, ведь таким образом вся Армения переходила под руку Византии. Констант назначил Теодороса спарапетом Армении и отправил ему войско под началом полководца Прокопия для совместной борьбы против арабов. Объединенное войско армян и византийцев не только обороняло армянские земли, но и совершало ответные походы на территории, занятые арабами. В 643 году из-за конфликта между Рштуни и Прокопием, объединенное войско разделилось на арабскую и византийскую части, а немного позже Прокопий потерпел поражение от арабов. Рштуни на время впал у Константа в немилость, но вскоре вновь стал правителем Армении. Однако, даже перед лицом такой мощной угрозы, как нашествие арабов, среди армянских нахараров не было единства. Возможно, «собранная в кулак» Армения смогла бы противостоять арабам, но случилось то, что случилось – в 652 году Теодорос Рштуни был вынужден признать сюзеренитет Праведного халифата, который к тому времени завоевал почти все Иранское царство и серьезно потеснил Византийскую империю. В свою очередь, халиф Усман ибн Аффан признал власть Рштуни над Арменией, Восточной Грузией (Иберией) и Кавказской Албанией до Кавказского хребта и Чора (Дербента). Рштуни обязывался содержать конный отряд в 15 000 всадников, расходы на который засчитывались в счет дани, составлявшей 100 000 золотых персидских дахекан[54] в год. Чтобы было понятнее – каждое крестьянское хозяйство (каждый «дым», как тогда выражались) должно было выплатить в год четыре серебряных монеты, три модия (около 30 килограмм) зерна, один мешок для лошадей, одну шерстяную веревку и одну шерстяную же перчатку (мешки, перчатки и веревки предназначались для армянской конницы). С представителей духовенства, азатов (дворян) и всадников, которые несли военную повинность, налогов не брали. В первой половине VIII века налоги были увеличены и стали взиматься подушно, но, тем не менее, местные жители имели некоторые льготы, поскольку они защищали северные границы халифата от набегов кочевников-хазар.

В 654 году нахарары устроили очередную междоусобицу, которая вызвала вторжение арабов. Рштуни был арестован и увезен в Дамаск, где вскоре умер, а Армения оказалась под прямым управлением арабов. Арабские наместники на армянском звались «востиканами», точно так же, как сейчас называют полицейских[55].

Лояльность нахараров обеспечивалась системой заложников, общее число которых доходило почти до двух тысяч человек.

В 701 году при халифе Абд аль-Малике был создан Армянский эмират (он же – провинция Арминия) включавший в себя не только армянские земли, но и Восточную Грузию с Кавказской Албанией. Первоначально столицей эмирата стал Двин, но в 780 году она была перенесена в Барду (Партав)[56]. Арабы не пытались насильственно обращать армян и грузин в ислам, поскольку главной их целью было получение налогов. Надо сказать, что практика взимания налогов деньгами стимулировала развитие торговли и всей экономики в целом. Однако, армянам и другим христианским народам, завоеванным арабами, приходилось изменять свой уклад в соответствии с исламскими догмами. Так, например, в 725 году было проведено массовое закалывание свиней, которых мусульманам запрещено употреблять в пищу. С другой стороны, на армянскую церковь распространялась практика вакфа, характерного для мусульманских религиозных учреждений, – церковь могла владеть приносящим доход имуществом (недвижимым и движимым неотчуждаемым). Но при этом арабы очень редко разрешали армянам строить новые храмы.


Армянский эмират Арабского халифата в 750–885 годах (аль-Арминия I – Кавказская Албания, аль-Арминия II – Грузия, аль-Арминия III – собственно Армения)


В глазах простого армянского народа арабы-завоеватели, армянская знать и духовенство выступали как угнетатели. Жизнь простолюдинов была тяжелой, что не могло не вызывать недовольства. В начале VIII века, после увеличения налогового бремени, широкое распространение получило учение павликиан (пайликян). Это религиозное течение христианского толка возникло в западно-армянской области Мананали в середине VII века. Павликиане, называвшие себя последователями апостола Павла, считали весь материальный мир творением Сатаны, а духовный – творением Бога. Они считали, что на земле утвердилась власть Сатаны, против которой надо бороться ради обретения спасения в загробной жизни. Церковь, как и прочие общественные институты, павликиане считали сатанинским творением, а крест – символом проклятия, поскольку на нем был распят Христос. Богоматерь и всех святых они не почитали, церковных обрядов и таинств не признавали, налоги платить отказывались и призывали ко всеобщему равенству. Павликианство сохранялось в армянских землях более двух столетий, несмотря на то, что церковные и светские власти вели с ним активную борьбу. В 719 году католикос Иоанн Третий созвал в Двине специальный антипавликианский собор, который объявил учение павликиан ересью, предал анафеме всех его последователей и запретил христианам любые взаимоотношения с павликианами.


Наказание павликиан (иллюстрация из средневековой рукописи)


Во второй половине VIII века налоговое бремя стало еще тяжелее, а кроме того, на Армению одно за другим начали обрушиваться стихийные бедствия, начиная с нашествия саранчи и заканчивая землетрясениями. По Армении прокатилась череда антиарабских восстаний, наиболее крупное из которых произошло в 774–775 годах. Непосредственным поводом к нему послужило убийство начальника арабских сборщиков податей в ширакском селении Кумайри (ныне это Гюмри)[57]. Восстание возглавил Мушег Мамиконян, оно быстро охватило всю Армению, и ишхан (правитель, назначенный халифом) Саак Багратуни не мог этому помешать. Арабы были изгнаны из Армении, но весной 775 года халиф Мансур прислал тридцатитысячную конницу во главе с военачальником Амром ибн-Хариси, которому после серии ожесточенных сражений удалось подавить восстание. На обратном пути Амр ибн-Хариси умер; армяне сочли, что это Господь покарал его за жестокость.


Памятник Давиду Сасунскому на привокзальной площади Еревана


После этого восстания были уничтожены роды Мамиконян и Комсаркан, а также несколько других, менее видных нахарарских семейств, поддержавших восстания. Их владения достались таронским Багратидам, которые сохранили верность халифу. Некоторые мятежные нахарары сумели бежать. Так, например, Васак Багратуни бежал в Кларджию[58], где стал основателем грузинской ветви Багратидов.

Новым ишханом Армении стал сын Саака Багратуни Ашот, а его брат Баграт был назначен спарапетом. Пользуясь своей властью, Багратиды за короткое время прибрали к рукам огромное количество земель – практически всю центральную часть Армении. Халифы этому не препятствовали. Во-первых, им хватало других проблем, а во-вторых, Багратиды были опорой халифской власти в Армении. Но эта опора оказалась крайне ненадежной – в середине IX века, пользуясь ослаблением халифата, Армянский эмират перестал платить налоги и фактически стал самостоятельным. Попытка халифа Аль-Мутаваккиля вернуть власть над Арменией спровоцировала очередное народное восстание, которое возглавили сасунские[59] крестьяне Овнан и Давид. Эти события легли в основу армянского героического эпоса о богатыре Давиде Сасунском, изгоняющем из Армении арабских захватчиков.

Армянское царство Багратидов, или Анийское царство

В начале 863 года спарапет Армении Ашот Багратуни, будущий царь Ашот Великий, получил от халифа Аль-Мустаина титул «князя князей» («ишханац ишхан»). До 826 года использовался другой титул – «армянского князя» («айоц ишхан»). Смысл обоих титулов был единым – их обладатель получал главенство над всеми нахарарами и помогал арабскому востикану управлять Армянским эмиратом. Если говорить точнее, то он управлял Арменией под присмотром востикана. Но «князь князей» звучало почетнее, чем «армянский князь». Повышение «респектабельности» титула свидетельствовало о возрастании престижа первенствующих армянских князей, о большей автономизации Армении. Для историков любое слово имеет значение.

Ашоту подчинялись всех армянские, грузинские и албанские князья Армянского эмирата. Как пишет католикос Ованес Шестой, также известный как Ованес Драсханакертци, Ашот Багратуни «оказался первым и наиболее почтеннейшим из всех нахараров Армении, и все заключали с ним союз так, словно он действительно был царского рода».

В том же году Ашот выдал свою дочь Сопи за овдовевшего Григора-Дереника Арцруни, правителя Васпуракана[60]. Став зятем Ашота, Григор-Дереник признал себя вассалом князя князей. Это было очень важное достижение, поскольку Арцруниды стояли выше Багратидов.

Заодно были предприняты меры по легитимизации верховной власти дома Багратидов. У Мовсеса Хоренаци, современника Ашота Багратуни, можно прочесть о том, что эта династия ведет свое начало от библейского царя Давида. Согласно преданию, Мовсес Хоренаци написал свой исторический трактат по заказу одного из представителей рода Багратидов – Саака Багратуни. Можно спорить о том, существовал ли Мовсес Хоренаци на самом деле, но «История Армении» от V века существует, и в ней сказано о том, как армянский царь Храчеа (Грачья) выпросил у вавилонского царя Навуходоносора одного из пленных иудейских вождей по имени Шамбат, «привел его и поселил в нашей стране, с большими почестями». От Шамбата произошел род Багратуни. Ованес Драсханакертци в своей «Истории Армении», предположительно написанной по заказу Ашота Второго Багратуни, развивает утверждение о иудейском происхождении Багратидов, называя Шамбата потомком царя Давида. Выбор Давида не случаен. Во-первых, Давид и Соломон являются идеальными библейскими правителями, образцами для подражания. Во-вторых, Давид был пастухом, а царем он стал после того, как пророк Самуил по божественному откровению помазал его елеем. Иначе говоря, Высшее благословение важнее знатного происхождения. Бог отметил дом Багратидов и дал ему возможность сосредоточить в своих руках огромную власть.


Герб рода Багратидов


Возвышение таронской ветви Багратидов произошло благодаря их лояльности халифату. Лояльные Багратиды получали владения тех домов, которые восставали против арабов (например, дома Мамиконянов) и со временем их разрозненные уделы стали сливаться в один большой, центром которого стал Ширак[61]. Впрочем, царская ветвь Багратидов берет начало от Смбата Багратуни, который во время восстания 774–775 годов присоединился к Мушегу Мамиконяну и погиб в сражении с арабами. Однако, сын Смбата Ашот по прозвищу Мсакер (Мясоед), якобы данному ему за за несоблюдение постов, пользовался у арабов настолько большим доверием, что в 804 году халиф Харун ар-Рашид (тот самый, что не раз упоминается в сказках Шахерезады), назначил его айоц ишханом. Так что начало правления Багратидов в Армении можно отсчитывать и с 804 года.

В 886 году халиф Аль-Мутамид и византийский император Василий Первый признали независимость Армении, а Ашота Багратуни – ее царем. Таким образом армянская государственность была восстановлена под знаменем Багратидов через четыре с лишним века после падения дома Аршакидов. Одновременно с Армянским царством, на территории бывшего Армянского эмирата возникли еще два государства – Албания и Грузия (Картли)[62].


Армянское царство Багратидов в начале XI века


Васпураканское царство в 908—1021 годах


Со стороны халифата признание независимости Армянского царства было неполным – халифы считали его своим вассалом и продолжали надеяться на получение дани, которая время от времени им отправлялась, но далеко не в тех размерах, что прежде. Усиление Армении и дома Багратидов беспокоило халифов. В начале Х века халиф Аль-Муктафи использовал конфликт между домами Багратидов и Арцрунидов («яблоком раздора» стал город Нахчаван близ озера Урмия) для того, чтобы отделить Васпуракан от Армянского царства. В 908 году васпураканский князь Гагик Арцруни получил от халифа титул царя Армении, а в следующем году объединенное арабо-васпураканское войско напало на Армянское царство. Большинство нахараров перешло на сторону Гагика. Смбат Первый попал в плен к арабам и в 914 году был казнен в Двине, а после казни его тело было распято на кресте. В Армении снова установилось арабское владычество. Царь Гагик был сугубо номинальным правителем.


Памятник Ашоту Второму в Иджеване


Борьбу против арабов возглавил сын Смбата Первого Ашот, прозванный за свое мужество Ашотом Железным. Финалом этой борьбы стало сражение, произошедшее в 921 году у озера Севан, в котором армяне обратили в бегство войско арабского востикана Бешира, а затем окончательно разгромили его при отступлении.

В 922 году Ашот Железный (Ашот Второй) принял титул шахиншаха армян и грузин. Гагик Арцруни, ставший царем самостоятельного Васпураканского царства, признал себя вассалом Ашота. После Ашота с 929 по 953 годы правил его брат Абас Первый. Правление Абаса стало долгожданным периодом мира и процветания. Степанос Таронеци (Асохик)[63] в своей «Всеобщей Истории» пишет, что «Абас водворил мир и благоустройство в земле армянской». Двин находился в руках курдской династии Шаддадидов, поэтому при Ашоте Втором столицей царства был город Ширакаван, а Абас перенес столицу в Карс.

В 961 году при сыне Абаса Ашоте Третьем столица была перенесена из Карса в Ани, а правителем Карса и области Вананд был назначен брат Ашота Мушег, который в 963 году провозгласил Вананд самостоятельным царством. Ашот Третий, получивший прозвище Милостивый, не стал воевать с братом, а отдал ему Вананд, что с политической точки зрения было в корне неверным решением – был создан прецедент, повлекший за собой определенные последствия. В 978 году, после смерти Ашота, его младший брат Гурген создал в своих владениях автономное Ташир-Дзорагетское царство. В то же время на десять лет стал самостоятельным Сюник, который преемнику и сыну Ашота Третьего Смбату (Смбату Второму) удалось вернуть под свою руку. Повторялась вечная история – едва только ослабевала внешняя угроза, нахарары начинали раскалывать армянское государство. В 961 году Ашот Третий перенес столицу своего царства из Карса в Ани, ввиду чего Армянское царство Багратидов часто называют Анийским царством.

Золотым веком царства Багратидов стало правление Гагика Первого, сына Ашота Третьего и праправнука Ашота Первого. Гагик, правивший в 989—1017 годах, присоединил к своему царству ранее отколовшиеся от него владения, а также уничтожил мусульманские эмираты на армянской земле, образовавшиеся во время арабского владычества. Но он не сумел полностью обуздать центробежные устремления нахараров. Эта язва продолжала разъедать тело армянского государства, чем воспользовались византийские императоры, желавшие подчинить Армению. В 1020 году после смерти Гагика Первого его преемником стал старший сын Ованес-Смбат, против которого восстал младший брат Ашот, будущий Ашот Четвертый. Благодаря поддержке византийского императора Василия Второго и царя Васпуракана Сенекерима Ашот вынудил брата разделить с ним власть – в 1022 году был подписан договор, согласно которому Ованес-Смбат оставался правителем Ани и прилегающих областей, а Ашот получил окраинные земли. «Тогда святой патриарх Анания и князья… пришли к Ашоту и приняли следующее мирное решение – чтобы Ашот царствовал в провинциях, а Ованес – в Ани, и заключили условием, что в случае если Ованес умрет раньше, то Ашот станет царем всей Армении. Ашот согласился с этим… и ни разу не побывал в городе Ани в течение последующих лет», пишет в своей исторической хронике под названием «Летопись» Смбат Спарапет (1208–1276).

В непростой ситуации Ованес-Смбат совершил большую ошибку – он поддержал своего родича царя Грузии Георгия Первого из рода Багратидов (Багратиони) в его противоборстве с Византией. Это противоборство было заведомо обречено на провал по причине неравенства сил. Захватив бо́льшую часть западных и центральных земель Анийского царства, византийцы заставили Ованеса-Смбата согласиться с тем, чтобы после его смерти его владения отошли бы к Византии. Однако после смерти Ованеса-Смбата в 1041 году, его восемнадцатилетний племянник, сын Ашота Четвертого Гагик (Гагик Второй) при поддержке некоторых нахараров организовал сопротивление византийским войскам. Византийский император Константин Девятый Мономах в 1044 году пригласил Гагика для переговоров в Константинополь, где пленил его и заставил отречься от престола.

В 1045 году Армения и Иверия стали византийским округом-фемой. В повествовании вардапета[64] Аристакеса Ластиверци[65] о бедствиях, принесенных нам инородными племенами, говорится: «Пришел конец нашей Армянской стране… Ишханы [князья] покинули свои наследственные владения и отправились на чужбину. Гавары были разорены и захвачены греками. Поселения стали обиталищем скота, а поля превратились в пастбища… Великолепные монастыри стали убежищем для разбойников… Лампады погасли, исчез аромат благовонного ладана». В качестве компенсации Гагику Второму была предоставлена фема Харсиан в Каппадокии, где он был убит византийцами в 1079 году.

Царство Багратидов просуществовало всего-навсего 159 лет, но успело оставить яркий след в армянской истории.

Васпураканское царство было присоединено к Византии в конце 1021 – начале 1022 года. Последний царь Сенекерим Арцруни был вынужден «обменять» свои владения на удел в Каппадокиии и город Себастия.

Глава пятая.
Армения в XI–XV веках – нашествия тюрок и монголов

Нашествие сельджуков. Битва при Маназкерте

В степях Средней Азии и Монголии жили тюркские племена огузов, впоследствии ставших называть себя туркменами. Огузы насчитывали 22 крупных племени. Около середины Х века вождь одного из племен по имени Сельджук ушел со своим народом в низовья Сырдарьи и принял там ислам. По имени вождя эта ветвь огузов стала называться «сельджуками».

Внук Сельджука Тогрул-бек, завоевавший Хорезм, Бухару, Балх, Газни, Мерв и Нишапур, в 1038 году объявил себя султаном государства Сельджукидов, территория которого стала расти как на дрожжах.

В 1048 году Тогрул-бек совершил первый поход на Армянские земли, во время которого был разорен город Арзни, расположенный близ Эрзерума. В 1049 году сельджуки пришли снова, захватили Эрзерум, разграбили его, а население истребили. Византийский историк XI века Иоанн Скилица сообщает о 140 000 погибших, но вряд ли в тогдашнем Эрзеруме жило столько народу. Впрочем, дело не в конкретных цифрах, а в том, что турки-сельджуки были жестокими захватчиками. Их жестокость пугала не только христиан, но и единоверцев-мусульман. Арабы говорили: «Кого Аллах хочет наказать, на тех он насылает сельджуков».


Государство Сельджукидов в период наивысшей экспансии (1092 год)


В 1064 году преемник и племянник Тогрула Алп-Арслан захватил Ани, а затем отправился на юг, покорять Египет и Сирию, что дало Византийской империи кратковременную передышку. Вследствие того, что в течение нескольких столетий византийские императоры постоянно экономили на своей армии, стараясь заменять профессиональных воинов на ополченцев, которые кормят себя сами да вдобавок платят налоги в казну, византийская армия была слабой и не могла эффективно противостоять сельджукской коннице, закаленной во множестве сражений. Однако в 1067 году императором стал Роман Четвертый Диоген, опытный полководец и весьма решительный человек. Он решил вернуть захваченные сельджуками византийские территории и совершил два удачных похода против них в 1068 и 1069 годах. Эти успехи побудили Романа выступить в середине 1071 года в новый поход. Император собирался отбить у сельджуков Маназкерт (Манцикерт), по преданию, основанный в 2020 году до н. э. сыном Айка Нахапета Манавазом, а также расположенную близ него крепость Ахлат. Маназкерт и Алхат представляли собой важные стратегические пункты – «ворота» в Малую Азию.


Византия в 1025 году


Маршруты выдвижения византийской и сельджукской армий к Маназкерту


У Романа было большое войско, численность которого, по разным источникам, составляла от 40 000 до 70 000, но наиболее вероятной кажется цифра 50 000. Однако войско это было весьма разношерстным, византийские воины составляли лишь пятую часть от него. Византийцами командовал соправитель Романа Андроник Дука. Византийцы шли медленно, потому что их сдерживал большой обоз, без которого по пустынным районам Малой Азии передвигаться было невозможно. За это время Алп Арслан успел подтянуть к Маназкерту из Алеппо тридцатитысячную тюркскую конницу, усиленную арабскими отрядами. Легко завладев Маназкертом, византийцы на следующий день оказались в окружении сельджуков. 25 августа 1071 года византийская армия пошла на прорыв. В конце следующего дня, когда византийцам казалось, что победа уже близка, командующий резервным отрядом Андроник Дука внезапно покинул поле битвы вместе со своим войском и стал распространять слухи о гибели императора. Измена Дуки решила ход сражения. Арп Аслан одержал победу и даже захватил в плен Романа Четвертого, который выкупил свою свободу за огромную цену – полтора миллиона золотых монет единовременно с дальнейшей ежегодной выплатой по 360 000 монет (надо сказать, что до этих выплат дело не дошло, поскольку после сражения Роман лишился престола).

После победы при Маназкерте сельджуки захватили те армянские земли, которые пока еще оставались у Византии, а также бо́льшую часть Анатолии. Сельджуки не только открыли «ворота» в Малую Азию, но и нанесли удар по престижу Византии, армия которой была разгромлена вдвое меньшими силами «варваров-кочевников».

Армянское государство Филарета Варажнуни

Отношения между армянами и византийцами оставляли желать лучшего. В 1070 году возле Себастии византийская армия была разбита сельджуками, не получив помощи от армянского населения этого города, отданного дому Арцрунидов в обмен на Васпуракан. Армяне, одинаково ненавидевшие и сельджуков, и византийцев, не видели смысла вмешиваться в их противоборство. Годом позже, во время продвижения к Маназкерту, император Роман Четвертый в наказание разграбил и сжег Себастию, несмотря на приказ Диогена. Примечательно, что в войске Романа были и армянские отряды, но он не подумал о том, какое действие на них окажет подобный поступок. Пример Севастии стал тревожным сигналом для всех армянских князей, которые окончательно перестали доверять византийцам.

Знатный армянин Филарет Варажнуни в 1067 году был назначен императором Романом Четвертым главнокомандующим византийскими войсками в восточной части империи (доместиком схол Востока). Император Михаил Седьмой Дука, отобравший престол у Романа Четвертого, назначил доместиком своего брата Андроника, того самого, который дезертировал в самый решающий момент сражения при Маназкерте. Филарет Варажнуни отказался подчиняться Михаилу Седьмому и его брату. У него были силы для защиты своих владений, простиравшихся от Харберда до Киликии – восьмитысячный корпус наемников-франков и около 12 000 воинов, бежавших с захваченных сельджуками земель. Но при том Филарет не порывал с Византией окончательно. Там, где было нужно, он действовал от имени императора, а в 1078 году получил от преемника Михаила Седьмого Никифора Третьего почетный титул севаста, что означало признание Филарета в качестве владетеля территорий, оказавшихся под его властью. Формально севаст Варажнуни считался вассалом Византийской империи, но на деле он был самостоятельным правителем.


Государство Филарета Варажнуни


Центром владений Варажнуни были Мараш и Горная Киликия. Он попытался объединить вокруг себя все армянские княжества, оставшиеся у Византии и даже перенес в свои владения армянский патриарший престол, который сначала находился в городе Хоны. Когда католикос Григорий Второй, посланный Варажнуни с поручением к Торнику Сасунскому, отказался возвращаться обратно, Варажнуни, недолго думая, организовал избрание нового католикоса Саркиса. Такое самоуправство сильно осложнило отношения Варажнуни с Армянской церковью. Но когда в 1086 году Хоны были захвачены сельджуками и преемник Саркиса католикос Тевдоре отказался оставаться во владениях Филарета, история повторилась – в Мараше, по приказу Филарета, был избран новый католикос Погос. Историк XII века Маттеос Урхаеци пишет в своей «Хронографии»: «Погос был посвящен в католикосы в Мараше по распоряжению Филарета, а не по воле Божьей. Это избрание и причины, которыми оно было вызвано, не были угодны ни Господу, ни верующим». Вдобавок к этому, Филарет Варажнуни был халкидонитом, адептом византийского христианства. Впрочем, вопросы религии для него большого значения не имели. В 1086 году, пытаясь заручиться поддержкой сельджукского султана Мелик-шаха, сына и преемника Алп-Арслана, Варажнуни принял ислам, однако это не помогло ему спасти свое государство, бо́льшая часть которого была захвачена сельджуками, а другая часть распалась на самостоятельные княжества. Многие из этих княжеств в первой половине XII века были захвачены крестоносцами и только Киликийское армянское царство оставалось независимым до 1375 года, когда было захвачено египетскими мамлюками. Что же касается государства Сельджукидов, то оно распалось к 1094 году.

В традиционной армянской историографии образ Филарета Варажнуни принято рисовать черными красками. В детстве он воспитывался у своего дяди в монастыре в армянской монофизитской вере, на службе у византийцев стал халкидонитом, затем принял ислам, а в самом конце жизни снова вернулся в византийскую веру. Армяне не любят таких «перевертышей». Кроме того, Варажнуни вносил раскол в Армянскую церковь назначением «альтернативных» католикосов и погубил многих достойных армян, в которых видел угрозу своей власти, причем в борьбе с ними мог прибегать к помощи мусульман. Так, например, Марваниды, правившие в Диярбекире[66], помогли Варажнуни одолеть князя Сасуна Торника и захватить его владения, которые граничили с их эмиратом. Другой пример – когда в 1083 году правителем Эдессы, входившей во владения Варажнуни, без согласования с ним был избран военачальник Смбат Вкхаци, Варажнуни через верных ему людей устроил в Эдессе смуту. Он ослепил Смбата и расправился с его сторонниками.

Однако, при всем том, Филарет Варажнуни принес армянскому народу большую пользу. Историческая роль его государства, существовавшего всего полтора десятка лет – с 1071 по 1086 год заключается в том, что оно собрало и сплотило армян, как бежавших от сельджуков, так и спасавшихся от византийского произвола.

Сам Варажнуни вскоре после развала его государства умер в Мараше. Михаил Сириец, бывшийпатриархом Сирийской православной церкви в 1166–1199 годах, пишет в своей хронике: «Когда он [Варажнуни] возвратился, то увидел, что турки правят над множеством стран, которыми он владел… Он отправился в Мараш и умер там».

Ташир-Дзорагетское царство

Ташир-Дзорагетское царство, оно же – Лорийское царство существовало в северной части Восточной Армении с 978 до 1113 года. Основал его сын Ашота Третьего Милостивого князь Гурген (Кюрике), получивший в правление восточные области провинции Гугарк и часть гавара Варажнуник провинции Айрарат. Царство находилось в вассальной зависимости от анийских Багратидов. От Гургена пошла династия Кюрикянов, новая ветвь армянских Багратидов.

Сначала столицей царства являлась крепость Самшвилде, но в 1065 году столица была перенесена в город-крепость Лори, построенный Давидом Первым, сыном и преемником Гургена-основателя.


Ташир-Дзорагетское царство


Давид Первый существенно расширил территорию царства за счет Тифлисского и Гянджинского эмиратов, образованных под эгидой Арабского халифата, а в 1001 году даже рискнул восстать против своего сюзерена, армянского царя Гагика Первого, но потерпел поражение и лишился почти всех своих владений, за что получил прозвище «Безземельного». Впоследствии царь Гагик, заинтересованный в существовании буферного государства между его владениями и северными мусульманскими эмиратами, вернул Давиду, за которого просил католикос Саркис Первый, бо́льшую часть отнятых владений. Однако Давид не оставил своих амбиций и после смерти царя Ованеса-Смбата в 1041 и в 1042 годах дважды безуспешно пытался захватить столицу Армении город Ани, чтобы занять армянский престол. После того, как царь Гагик Второй был захвачен в плен в Константинополе, жители Ани были готовы принять Давида и признать его царем, поскольку он был Багратидом, но в сложившейся на тот момент политической ситуации Давид не рискнул бросить прямой вызов Византии, тем более, что с севера ему угрожало усиливающееся Грузинское царство. Ему оставалось утешаться тем, что в 1045 году, с падением Армянского царства Багратидов, Ташир-Дзорагетское царство стало независимым.

Давид Первый умер в 1048 году, передав престол своему сыну Гургену Второму. В его правление в 1064 году в Гугарк вторглись сельджуки. Для того чтобы спасти свое государство, Гургену пришлось признать себя вассалом Алп-Арслана. В 1065 году пришла новая беда – грузинский царь Баграт Четвертый, приходившийся Гургену шурином, пригласил его и его брата Смбата на переговоры, пленил и в качестве выкупа потребовал несколько крепостей, в том числе и столичную Самшвилде (тогда-то столица и была перенесена в Лори). Двумя годами позже Гурген Второй смог вернуть Самшвилде, но в целом обстоятельства складывались против Ташир-Дзорагетского царства. В 1118 году оно было присоединено к Грузии, что дало повод грузинским царям именоваться также и царями армян.

Сюникское царство

Сюникское царство со столицей в городе Капан было образовано в 987 году правителем Сюника Смбатом, объявившем о своей независимости от Царства Багратидов, которое в то время подверглось нашествию стотысячной армии Абу-ль-Хиджа Раввадида, правившего в северо-западном Иране. Мотивация у Смбата была веская – владыки Сюника, ведущие свой род от легендарного Айка, не желали подчиняться потомкам пришлого иудея, пусть, даже, и состоявшего в родстве с библейским царем Давидом. Историк и большой патриот Сюника Степанос Орбелян, живший во второй половине XIII века, пишет в своей «Истории области Сисакан»[67]: «Почему армянские цари могут происходить из потомков Багратуни, захваченных [царем] Грачьей, но не из мира Сюника?.. Правители Сюникской области никогда не восставали против исконных сил, поэтому возведение Смбата на престол нельзя считать преступным грехом».


Сюникское царство в 1020–1166 годах


Однако очень скоро, через год с небольшим, Смбат Сюни был вынужден вернуться под руку армянского царя Смбата Второго, однако царство свое он при этом сохранил. Правда, царь Гагик Первый, правивший с 989 по 1020 годы, отнял у Смбата некоторые области, но эта потеря не сильно сказалась на размерах княжества, которое простиралось от реки Акера[68] на востоке до Зангезурских гор на западе, и от Арцахского хребта на северо-востоке до реки Аракс на юге. В Сюнике было 43 крепости, 48 монастырей и более тысячи сел. Помимо сельского хозяйства и торговли, хороший доход сюнийским царям приносила добыча меди.

При сыне Смбата Васаке (998—1040) и при Смбате Втором Ашотяне (1040–1044) Сюникское царство достигло своего наивысшего расцвета. Не имея наследников мужского пола, Васак передал престол Смбату, сыну своего зятя Ашота князя Цхука[69]. После Смбата, не оставившего наследников, правил его младший брат Григор, но и у него тоже не было сыновей, поэтому сюнийский престол перешел к Сенекериму из Хачена[70], старшему брату супруги Григора Шахандухт. Сенекерим правил совместно с сестрой Шахандухт с 1072 года. Он показал себя искусным дипломатом – смог уберечь Сюник от нашествия сельджуков, признав себя вассалом Мелик-шаха. Однако в 1096 году, после смерти Мелик-шаха, Сенекерим был убит, а в Сюник вторглись сельджуки, незадолго до этого захватившие Гянджийский эмират. У сына Сеникерима Григора Второго остался только юг Сюника, в том числе и столичный город Капан. Но сельджуки продолжали захватывать сюнийские земли. В 1170 году Сюникское царство было уничтожено, а его последний правитель Гасан, муж дочери Григория Второго, ушел в свой родной Хачен.

Хаченское княжество (Хаченк)

Хаченское княжество занимало значительную часть Арцаха и потому Арцах в X–XVI веках нередко называли Хаченом. Историческое значение этого княжества состоит в сохранении армянской государственности с X по XVI век. Не всегда независимое, но всегда автономное княжество Хачен было воплощением армянской мечты о политической самостоятельности. А если принять во внимание меликства Хамсы, о которых тоже будет сказано сейчас, чтобы не разрывать цельного повествования, то можно говорить о политической самостоятельности армян вплоть до середины XVIII века! Арцах – оплот армянской независимости и вечного армянского стремления к свободе.


Хаченское княжество


В первой половине IX века на территории арабской провинции Арминийя существовало княжество Сахла, сына Смбата, который был сыном васпураканского князя Смбата, приходившегося внуком Ашоту Багратуни, первенствующему князю Армении в 684–689 годах. Следует отметить, что часть историков не согласна с принадлежностью Сахла к дому Багратидов, потому что в разных исторических документах он именуется по-разному и его происхождение приходится «вычислять» логическим путем. Но в спорных случаях принято следовать мнению большинства, а за принадлежность Сахла к дому Багратидов подано больше голосов, нежели против.

Княжество Сахла с центром в городе Шаке (Шакашен)[71] занимало почти весь Арран (Арцах, а также часть областей Сюник и Утик). В 821 или 822 году Сахл провозгласил себя независимым правителем. Его сын Григор и внук Саак-Севада значительно расширили свои владения за счет соседних областей. В начале X века Хаченское княжество стало вассалом Армянского царства Багратидов, а после его падения снова получило самостоятельность. Византийцы Хачену не угрожали – им не хотелось воевать где-то на краю света (по их представлениям) в труднодоступной горно-лесистой местности. Но рядом была Грузия, которая достигла пика своего могущества при царице Тамаре, правившей с 1184 по 1213 год.


Область Арран


В Грузии был влиятельный армянский род Закарянов, известный также под именем Мхаргрдзели (эту фамилию можно перевести как «Поддерживающий» или, в более вольном смысле, – «Верный»). Основатель династии Саргис Мхаргрдзели был приближенным грузинского царя Георгия Третьего, а затем служил его дочери Тамаре. Принято считать, что Закаряны имели курдское происхождение – их предки служили армянским князьям в Ташир-Дзорагетском царстве, приняли христианство и со временем стали считать себя армянами.


Армянское княжество Закарянов в 1201 году


Сын Саргиса Иванэ был атабеком у царицы Тамары. Атабек занимался воспитанием наследников престола и исполнял обязанности камергера. Брат Иванэ Закарэ был амирспасаларом – главнокомандующим грузинской армией. Об этом сообщает Киракос Гандзакеци[72] в своей «Истории Армении»: «Закарэ был военачальником грузинских и армянских войск, подвластных грузинскому царю, а Иванэ состоял в должности атабека. Они отличались большой отвагой в боях, завоевали и взяли себе множество армянских областей, которыми владели персы и мусульмане: гавары, расположенные вокруг моря Гегаркуни [озера Севан], Ташир, Айрарат, город Бжни, Двин, Анберд, город Ани, Карс, Вайоц-Дзор, Сюнийскую область и близлежащие крепости, города и гавары». Со временем армянские земли, лежащие к северу от озера Ван, в том числе и Хаченское княжество, стали владением Закарянов, вассальным Грузинскому царству. Датой основания их княжества принято считать 1201 год, а период его существования, конец которому в середине XIV века положило монгольское нашествие, считается своебразным армянским Ренессансом – длительный мир спососбствовал прогрессу во всех сферах жизни армянского общества. В числе монастырей, построенных в тот период, был Гегардаванк, который сейчас называют Гегардом[73]. Имя монастырю дало копье, которым римский воин Лонгин пронзил тело распятого на кресте Иисуса Христа. Наконечник копья Лонгина привез в Армению апостолом Фаддей. На многие века хранилищем реликвии стал Гегард, а сейчас его можно увидеть в более доступном музее Эчмиадзинского монастыря.


Монастырь Гегард


Копье Лонгина


Когда княжество Закарянов было завоевано монголами, Хачену и Сюнику удалось сохранить автономность (разумеется, под монгольским сюзеренитетом). С помощью дипломатии правители Хачена сделали то, чего никогда бы не добились оружием – они сохранили свое княжество в период монгольского владычества, следуя древнему правилу, которое гласит, что лучше потерять руку, нежели голову. Правда, Хачен покорился монголам не сразу, был период сопротивления, во время которого монголы убедились в том, как трудно воевать в горах, на узких скалистых тропах, где один воин мог задержать целую армию, а хаченские правители поняли, что им противостоит неисчислимая сила.

Еще при Закарянах Хачен разделился на три части. Область Атерк протянулась вдоль левого берега реки Тертер[74], основу Верхнего Хачена составила сюнийская область Сотк и территории вокруг Цара, а третья, наиболее крупная часть, называлась Нижним Хаченом. В 1214 году князь Нижнего Хачена Гасан-Джалал Дола стал править всем Хаченом и основал династию Гасан-Джалалянов. Киракос Гандзакеци пишет о нем: «Он был сыном сестры великих Закарэ и Иванэ Закарянов, человеком боголюбивым, добронравным, смиренным, милосердным, любителем бедных и знатоком молебнов, тех, что читают в монастырях. Где бы он ни был, неукоснительно исполнял дневную и ночную службу, как в монастыре… Он очень любил священников, был любознателен и с радостью читал Божественое Слово». Гасан Джалал стал тем правителем, который установил хорошие отношения с монголами и сделал все возможное для того, чтобы монголы причинили как можно меньше ущерба Армянской земле, выступая в роли посредника между монголами и армянами.

Самостоятельное правление сохранилось в Хачене и при тюркской конфедерации Кара-Коюнлу (вторая половина XIV – вторая половина XV века), и при иранских Сефевидах (XVI – начало XVIII века).

На рубеже XVI–XVII веков на территории Хаченского княжества образовалось пять армянских меликств (княжеств), называемых «меликствами Хамсы» от арабского слова «хамса», означающего «пять». Их названия: Гюлистан (Талыш), Джраберд, Хачен, Варанда и Дизак. Желающие узнать об этих княжествах больше могут обратиться к «Истории Хамсы», написанной выдающимся армянским писателем Раффи[75].

Изначально меликства Хамсы находились под персидским протекторатом, затем ненадолго обрели независимость в 1722–1730 годах, когда персы воевали с османами, затем здесь пять лет правили османы, которых в 1735 году изгнали персы. Меликства сохраняли свою автономность до конца XVIII века, пока не были поглощены Карабахским ханством, основанным тюрком-огузом Панах Али-ханом в 1747 году.

Киликийское армянское государство

Территория Киликийского государства была заселена армянами в правление Тиграна Великого. В эпоху халифата в этот относительно спокойный регион, переселялись армяне из мятежных областей. Арабы хорошо понимали ценность рабочих рук и потому старались не истреблять тех, кто не пользовался их доверием, а переселять их в другие места, где они не представляли опасности для власти халифа. Когда нашествие тюрков вынудило армян бежать на запад, многие из бежавших оседали в Киликии, среди своих соотечественников.


Область Киликия


В 1080 году армянский князь Рубен, один из вассалов Филарета Варажнуни, основал в гористой западной части Киликии самостоятельное княжество Горная Киликия. Некоторые историки приписывают Рубену родственные связи с Арцрунидами и Багратидами, но достоверных подтверждений этому нет. Да не очень-то и важно происхождение Рубена, важно то, что он основал армянское государство, которое просуществовало до 1375 года, а отдельные анклавы в горах сохранялись до 1424 года.


Киликийское царство


Небольшое горное княжество не привлекало внимания соседей, самыми опасными из которых были сельджуки. В начале XII века после смерти Костандина, сына Рубена-основателя, горную Киликию разделили между собой его сыновья Левон и Торос. Сражаясь с сельджуками и византийцами, Торос расширил границы своих владений, вплотную приблизившись к равнинной части Киликии. В 1129 году после смерти Тороса и убийства заговорщиками его сына Костандина, объединенным Киликийским государством (тогда еще – княжеством) стал править брат Тороса Левон, известный как Левон Первый.



У Левона было два соперника – созданное крестоносцами Антиохийское княжество и Данышмендидский эмират, основанный тюркским полководцем Данышмендом Гази, которому некоторые авторы, с подачи Маттеоса Урхаеци, приписывают армянское происхождение. У обоих государств были свои претензии к Киликийскому княжеству, но также имелись и противоречия между собой, которые Левон Первый умело использовал.

Союз с сыном Данишменда Гази Гюмюштекином позволил Левону присоединить к своим владениям часть Равнинной Киликии. Эдессой, превращенной крестоносцами в графство, в то время правил граф Жослен де Куртене, женатый на племяннице Левона Беатрисе Армянской. Этот брак сделал последнего правителя христианской Эдессы союзником Левона в борьбе против Антиохийского княжества.

Жизнь Левона Первого могла бы послужить основой для увлекательного романа (странно, что никто из армянских писателей не воспользовался этим сюжетом). На пике славы царь объединенного и значительно расширившего свои пределы Киликийского государства оказался пленником короля Балдуина Иерусалимского[76]. Пока Левон был в плену, данишмендский эмир Мухаммад, сын Гази Гюмюштекина, напал на Киликию разграбил ее дочиста. Левон купил свободу дорогой ценой – в придачу к деньгам пришлось отдать земли, но вернувшись домой, он вернул себе все, что его заставили отдать, и передал своему сыну Торосу (Торосу Второму) сильное государство, претендовавшее на доминирующую роль в регионе. Торос оказался таким же стойким правителем, как и его отец. Попав в плен к византийцам, он сумел бежать и восстановил свою власть, распространив ее на всю Киликию.

Киликийское княжество было преобразовано в королевство 6 января 1198 года, когда князь Левон Второй был коронован в Тарсе епископом Конрадом де Хильдесхаймом как король Левон Первый. Левон хотел короноваться по западноевропейским традициям, с благословения папы римского, что поставило бы его вровень с европейскими королями, и в результате длительных дипломатических усилий добился желаемого. Одновременно с этим Левон получил корону от византийского императора Алексея Третьего Ангелоса. Киликийская Армения стала единственным некатолическим государством в коалиции основанных крестоносцами государств.


Король Хетум Первый с тамплиерами (1260)


Если одну свою заветную мечту Левон осуществить сумел, то другую – объединение Киликии и Антиохии – ему не удалось воплотить в жизнь. В 1201 году престол Антиохийского княжества должен был занять Раймунд-Рубен, сын племянницы Левона, однако право наследования оспорил дядя Рубена Боэмунд Четвертый, граф Триполи (это основанное крестоносцами государство находилось на севере современного Ливана), которому хотелось присоединить Антиохию к своим владениям. Конфликт с Боэмундом испортил отношения Левона с папой римским Иннокентием Третьим, но Антиохия была для киликийского царя дороже. В 1216 году Левону удалось передать Антиохию Раймунд-Рубену, но ничего хорошего из этого не вышло – антиохийцы не приняли нового правителя, а сам он очень скоро испортил отношения с могущественным дедом. Дело закончилось тем, что в 1219 году Боэмунд Четвертый отобрал Антиохию у Раймунд-Рубена. В том же году умер Левон, успев на смертном одре назначить своей преемницей двухлетнюю дочь Забел (Изабеллу).

Достигнув совершеннолетия, Забел в 1222 году вышла замуж за принца Филиппа Антиохиского, сына Боэмунда Четвертого, но соединения Киликии с Антиохией вновь не произошло. Ставший королем Киликии Филипп неуважительно относился к армянским традициям, несмотря на то, что перед свадьбой обещал соблюдать их, и вообще избегал общения с киликийской знатью. Это вызвало закономерное возмущение армян. На третьем году брака Филипп был свергнут и брошен в темницу, где его впоследствии отравили. В 1226 году регент и фактический правитель царства Константин Пайл, двоюродный брат короля Левона, заставил Забел выйти за его тринадцатилетнего сына Хетума, который стал основателем династии Хетумидов.


Вардгес Суренянц, «Возвращение королевы Забел» (1909)


Хетум Первый вошел в историю Армении как правивший дольше прочих правителей – его правление длилось 45 лет! Этот период по праву считается «золотым веком» Киликийской Армении. Благодаря дипломатическому искусству Хетума, умевшего жертвовать малым во имя большего, Киликийское королевство не изведало ужаса монгольского нашествия. Монголы признали суверенитет королевства и обещали ему защиту в обмен на поставки продовольствия и участие киликийцев в монгольских военных походах.


Герб Киликийского государства


Мамлюкский султанат в 1279 году


Дочь Хетума и Забел Сибилла в 1254 году вышла замуж за князя Антиохии и правителя Триполи Боэмунда Шестого. Мечта короля Левона Первого наконец-то исполнилась, но по иронии судьбы ненадолго – уже в 1268 году Антиохийское княжество было завоевано войсками мамлюкского султана Бейбарса Второго. Мамлюки были в средневековом Египте военным сословием, которое в 1250 пришло к власти, свергнув правящую династию Айюбидов, и сразу же за этим начали завоевания, успешно конкурируя с монголами (в 1260 году мамлюки отвоевали у монголов Сирию). В 1375 году при короле Левоне Пятом мамлюки сокрушили Киликийское армянское государство.

Культура Киликии

Находясь на стыке Востока и Запада, Киликийское армянское государство вбирало в себя лучшее из разных культур, но больше все же тяготело к Западу, поскольку находилось в окружении государств, основанных крестоносцами, и имело тесные торговые и политические связи с Западной Европой, в особенности – с Францией. Среди киликийской знати получили распространение европейские имена и европейские обычаи, нахарары превратились в графов и баронов, спарапеты стали констеблями, аазарапеты – казначеями. Но при этом киликийские армяне не оторвались от своих корней и не изменили своим традициям. Они бережно хранили эти традиции, как память о Великой Армении, надежда на возрождение которой не угасала никогда. Но верность традициям не означает закостенелости. Если можно улучшить свое, переняв что-то полезное от других народов, то это нужно сделать. Примером может служить дополнение армянского алфавита, созданного Месропом Маштоцем, двумя новыми буквами «» и «» («фэ» и «o»).

Взаимодействие разных культур оказывает благотворное влияние на всех участников процесса (при условии, что это взаимодействие не носит насильственного характера). Не только армяне перенимали что-то у европейцев, но и европейцы перенимали у армян. Когда армянин встречает в Италии или Франции здание, вызывающее у него ассоциации с Гегардом, Дадиванком или Гандзасаром[77], то он понимает, что это совпадение неслучайно и что оно пришло в Западную Европу по мосту, имя которому Киликийская Армения. Единственное, к чему армяне относились негативно, так это к переходу соотечественников в католичество или византийское христианство. Так, например, когда в начале XIV века при Левоне Третьем был взят курс на латинизацию Киликии вплоть до унии с католической церковью, часть епископов отвернулись от короля, а по государству прокатились волнения. Несмотря на недовольство народа и духовенства, преемники Левона Третьего продолжали сближаться с папским двором и всячески укреплять свои связи с Западом (с политической точки зрения укрепление связей с другими государствами является хорошим и полезным делом, но вот изменять вере предков при этом не следует). Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не мамлюки. К слову будь сказано, что Апостольская кафедра святого Иакова в Иерусалиме (автономный Иерусалимский патриархат Армянской апостольской церкви) был создан в начале XIV века епископом Иерусалима Саргисом, который был против унии с Римом. Он получил (то есть – купил) у султана Египта грамоту о выводе своего престола из-под власти католикосата Киликийской Армении и с 1311 года начал действовать независимо.



Работы Тороса Рослина


Памятник Торосу Рослину в Ереване перед зданием Матенадарана


О культуре Армянской Киликии написано много книг, и вкратце о ней не рассказать, а если выбирать самое-самое ценное, то сразу же приходит на ум Киликийская школа миниатюры, колыбелью и центром которой был монастырь Скевраванк. Вершиной этого направления живописи стали миниатюры Тороса Рослина, жившего в XIII веке. Датируемое 1268 годом «Малатийское Евангелие» с его рисунками хранится в Матенадаране, перед зданием которого установлен памятник живописцу.

От монголов до сефевидов

Монгольское владычество над армянскими землями началось в тридцатые годы XIII века и продолжалось целый век – до 1335 года. Те государственные образования, которые без сопротивления признали суверенитет монголов, смогли сохранить свою автономность. Более того, в 1258–1260 годах киликийский король Хетум Первый участвовал в походе монгольского военачальника Хулагу, внука Чингис-хана, на Сирию и Месопотамию. Сначала коалиции, в которую кроме многолов и киликийцев также входили антиохийцы, грузины и некоторые айюбидские правители, сопутствовала удача, но в 1260 году египетские мамлюки нанесли им сокрушительное поражение в Изреельской долине[78] близ источника Айн-Джалут, после чего монгольская экспансия на Ближнем Востоке захлебнулась.

В 1370 Тимур из тюркизированного монгольского племени барлас был провозглашен верховным эмиром созданного им государства Туран со столицей в Самарканде. Десятью годами позже, Тимур начал завоевательные походы в Переднюю Азию, в ходе которых произошел разгром Золотой Орды, или Улуса Джучи, названного так по имени старшего сына Чингисхана. Государство Тимура, умершего в начале 1405 года, распалось сразу же после его смерти. Главной силой в Передней Азии и Закавказье стала огузская конфедерация Кара-Коюнлу (Чернобаранные), создавшая в 1382 году независимое государство со столицей в Тебризе (прежде племена кара-коюнлу были вассалами Джалаиридов, тюркоизированной ветви монгольского племени джалаир. По сути дела, владычество монголов в Передней Азии продолжалось, только оно приняло исламизированный характер. Если монголы Чингис-хана относились ко всем религиям одинаково терпимо и не навязывали никому своего тенгрианства (культа обожествленного Неба-Тенгри), то их потомки активно распространяли ислам в своих владениях, а всех не-мусульман подвергали дискриминации. Армяне истреблялись или обращались в рабство, что вызвало массовый исход армянского населения в Грузию, Крым и Россию. Страдали все, и простолюдины и знать, лишившаяся былой власти – иноверцам не дозволялось править по умолчанию, а, кроме того, у кочевников была своя знать и свои порядки. В начале XV века из всех армянских князей сохранили свою власть, пускай и в урезанном виде, только хаченские Гасан-Джалаляны и сюникские Орбеляны (в 1437 году Рустаму Орбеляну пришлось переселиться из Сюника в Лори, продав остатки своих владений Татевскому монастырю).[79]

К угнетению армян добавилось уничтожение армянской культуры – храмы и памятные сооружения разрушались, книги сжигались, школы разгонялись, армянский язык вытеснялся тюркскими диалектами. Если бы не извечная приверженность армян своим традициям, они бы очень скоро растворились бы среди тюрков и исчезли, подобно кидаритам, шумерам или фракийцам.

У государства Кара-Коюнлу был сильный соперник – племенная конфедерация Ак-Коюнлу («Белобаранные»), в которой главенствующую роль играло туркоманское племя баяндур. До 1435 года «чернобаранные» сдерживали экспансию «белобаранных», но стоило только государству Кара-Коюнлу ослабнуть, как племена Ак-Коюнлу захватили армянские земли и даже покусились на владения египетских мамлюков. Противоборство «чернобаранных» и «белобаранных» продолжалось до 1467 года, когда в сражении при Муше войско «чернобаранных» потерпело поражение, приведшее к падению государства Кара-Коюнлу.

Армяне надеялись, что при новой власти тяжесть их положения хоть немного облегчится, но эти надежды были напрасными. Налоги остались прежними, а преследования христиан усилились. Султан Узун Хасан, первый правитель государства Ак-Коюнлу, уничтожил много христианских храмов, а деятельность оставшихся существенно ограничил. При сыне Узун Хасана Якубе христиан обязали носить белые пояса, чтобы их всегда можно было бы отличить от мусульман, запретили им пользоваться седлами во время верховой езды, а также запретили звонить в церковные колокола. Моральные унижения сопровождались массовым отъемом собственности у христиан. В правление Якуба армянские князья лишились последних остатков своих владений. Впрочем, Якуб отнимал земельные владения и у своих эмиров. Такой беспредел вызвал недовольство тюркской знати. В 1490 году Якуб был отравлен, а в 1501 году государство Ак-Коюнлу было захвачено кызылбашами во главе с Исмаилом Сефевидом, внуком Узун Хасана по материнской линии.

Государство сефевидов

Среди огузских тюрков, кроме «черноголовых» и «белоголовых», были и те, кто называл себя «красноголовыми» – «кызылбаши». В XV веке кызылбаши попали под влияние суфийско-дервишского ордена «Сефевийе». Суфизм – это мистически-аскетическое течение в исламе, возникшее примерно в VIII веке, вскоре после появления самого ислама. Суфизм неразрывно связан с идеей любви к Богу, который познается через любовь, через приверженность. Орден Сефевийе возник в городе Ардебиле (ныне это Иранский Азербайджан) и приобрел популярность благодаря защите своих приверженцев-простолюдинов от притеснений власть имущих. Изначально орден Сефевийе был суннитским, но позднее стал шиитским, поскольку шейхи ордена увидели в шиизме мощное идеологическое оружие.

Чем сунниты отличаются от шиитов? Главные различия сводятся к вопросам правоприменения. Сунниты признают законными преемниками пророка Мухаммада первых четырех халифов – Абу Бакра, Умара, Усмана и Али, а также, наряду с Кораном, признают Сунну, священное предание о жизни пророка Мухаммада. Шииты же критично относятся к первым трем халифам (Абу Бакру, Умару и Усману), почитая только двоюродного брата пророка Мухаммада Али и его потомков от дочери Мухаммада Фатимы. По убеждению шиитов, руководство мусульманской общиной должно принадлежать потомкам Али, а не выборным халифам, как это принято у суннитов. И если сунниты изучают весь текст Сунны, то шииты признают только ту ее часть, в которой рассказывается о пророке Мухаммаде и членах его семьи. Прочие различия между суннитами и шиитами менее важны, например, у суннитов запрещено изображать людей и животных, а шииты соблюдают это предписание не очень строго, а сунниты, в свою очередь, считают ересью усердно насаждаемый шиитским духовенством культ мученичества.


Сефевидское государство


В 1447 году орден Сефевийе возглавил восемнадцатилетний шейх Джунейд, при котором религиозная деятельность ордена стала сочетаться с политической и орден превратился в подобие европейского рыцарского ордена, военного братства тюркских кочевников-кызылбашей. В 1501 году близ Шарура (ныне этот город находится в азербайджанской Нахичевани) семитысячное войско кызылбашей разгромило тридцатитысячное войско султана Ак-Коюнлу Алванд-мирзы. После этого сефевидский шейх Исмаил провозгласил себя в Тебризе шахиншахом Ирана и стал первым иранским правителем из основанной им династии Сефевидов (с Алванд-мирзой он покончил в 1505 году). Объединяющей идеей Сефевидского государства стал шиизм, возведенный в ранг государственной религии. Это определило нетерпимость государства к иноверцам. Населению Восточной Армении под сефевидским игом жилось очень тяжело. Кроме того, на армянских землях происходили сражения между Сефевидским Ираном и Османской Турцией, что причиняло армянам дополнительные страдания. Так, например, Ереван между 1513 и 1737 годами четырнадцать раз (!) переходил от османов к иранцам и обратно.

Османская империя

В конце XI века сельджукский военачальник Сулейман ибн Кутулмыш, двоюродный брат султана Мелик-шаха I, объявил себя султаном независимого государства сельджуков, находившегося в западной части Малой Азии. Первоначально столицей государства была Никея, а с 1096 года ею стала Конья[80], поэтому малоазиатский султанат сельджуков получил название Конийского султаната. Внутренние распри и вторжения монголов в начале XIV века привели к распаду Конийского султаната на ряд бейликов – владений, управлявшихся независимыми правителями-беями. Одним из бейликов управлял Осман, амбициозный правитель, стремившийся расширять границы своих владений за счет византийских земель. К концу правления Османа, умершего в 1324 году, территория его бейлика увеличилась примерно в пять раз. Примечательно, что Осман не стал делить свои владения между всеми сыновьями, как это было принято у тюрков и монголов, а передал бейлик одному из них по имени Орхан. Это правило, соблюдаемое всеми преемниками Османа, а также постоянное стремление к завоеваниям соседних земель, способствовали быстрому росту территории Османской империи.

Слабая Византия не могла противостоять османским захватническим амбициям, так же, как не могли противостоять им правители других тюркских бейликов и правители балканских государств. В 1453 году султан Мехмед Второй взял Константинополь, что стало концом Византийской империи. В то время границы османских владений простирались от вассальной Сербии на северо-западе до Эрзерума на востоке.


Османская империя в середине XV века


К 1473 году турки-османы захватили всю Малую Азию. Таким образом, Западная Армения стала османским владением, а Восточная Армения – сефевидским.

При первых османских правителях христианское население завоеванных земель не испытывало сильного гнета и не принуждалось к принятию ислама. Но со временем гнет усиливался и к середине XV века положение христианского населения Османской империи, в первую очередь – армян и греков, стало весьма незавидным, а в XIX веке ухудшилось еще сильнее.

Глава шестая.
Армения как «яблоко раздора» между тремя империями (XVI–XIX века)

Войны между Османской империей и сефевидским Ираном

Османская империя и Сефевидский Иран неоднократно воевали друг с другом. В XVI веке было две войны, в XVII – три, в XVIII – четыре и еще одна – в XIX веке. Обе империи стремились обладать Кавказом, Закавказьем и Ираком, но главной причиной войны провозглашались религиозные противоречия – османы-сунниты считали еретиками иранцев-шиитов, и наоборот.

Первая война началась после того, как шахиншах Ирана Исмаил Первый захватил Курдистан, Армению и Ирак, ранее входившие в состав тюркского государства Ак-Коюнлу, то есть – считавшиеся «исконными» тюркскими владениями. Османский султан Селим Первый начал с того, что истребил в Малой Азии в 1513 году 40 000 шиитов, а в следующем году вторгся во владения Сефевидов и разгромил войско кызылбашей в Чалдыранском сражении[81]. Кызылбаши были стойкими и умелыми воинами, но решающую роль сыграло наличие огнестрельного оружия у османской армии. Османы заняли столицу Сефевидов Тебриз, но не смогли ее удержать. Однако Селим смог присоединить к своим владениям Западную Армению, Курдистан и северную часть Ирака. На завоеванных территориях османы истребляли кызылбашей или же депортировали их в другие регионы, и переселяли туда лояльных курдов. Селим готовился ко второму походу на Иран, но был вынужден отказаться от этой мысли, поскольку шах Исмаил в сжатые сроки вооружил кызылбашей огнестрельным оружием, что вызвало страх у османских янычаров. Янычары понимали, что при равенстве возможностей (то есть, при наличии огнестрельного оружия у обеих сторон), они не смогут победить кызылбашей.

Намерение Селима Первого осуществил его сын Сулейман, которого в Западной Европе прозвали Великолепным за то, что в его правление Османская империя достигла пика своего расцвета. В 1548 году османское войско заняло северо-запад Ирана с Тебризом и дошло до Исфахана. В последующие годы османы захватили часть Восточной Армении (Нахичевань, Ереван), а также в Южную Грузию. Понимая, что Османская империя гораздо сильнее его государства, иранский шах Тахмасп Первый подписал в 1555 году в городе Амасье[82] договор с Сулейманом Первым, согласно которому к османам переходила бо́льшая часть Ирака с Багдадом, что открыло им доступ к Персидскому заливу, а также Западная Армения и западные области Грузии (Имеретия, Мегрелия и Гурия). Иранцы получили обратно Тебриз и северо-западные территории, захваченные османами, а также сохранили власть над Восточной Арменией и восточными областями Грузии (Месхетией, Картли и Кахетией. Османо-иранская граница на армянских землях проходила по реке Ахурян и горной цепи Загрош. Сулейман добился бы от Тахмаспа и лучших условий, но в османской армии распространилось недовольство затянувшейся войной и султан поспешил заключить мир.

Для армян эта война, как и все последующие османо-иранские войны была бедствием. Как говорится: «Медведь с волком так дрались, что всех овец перебили».

В 1578 году османы вторглись в Восточную Грузию и Восточную Армению, заняли Ширван[83], но кызылбаши прогнали их обратно. Однако уже в следующем году османы при поддержке крымского хана Мехмеда Второго снова вторглись во владения Сефевидов и регулярно повторяли свои набеги до 1589 года. Многие города (Тебриз, Гянджа, Шемаха и др.) были разорены и опустошены. Чаша весов снова склонилась на сторону османов, которые по Стамбульскому мирному договору 1590 года получили Тебриз и весь северо-запад Ирана, а также лежащий южнее Лурестан, Гянджу, Арцах, Ширван, и Восточную Грузию.


Карта раздела Великой Армении между Османской и Персидской империями (отдельно выделены шесть западных армянских провинций и восточные области, отошедшие к России в XIX веке)

Янычары

Постоянно воюющей Османской империи требовалось большое профессиональное войско, а для управления захваченными землями был нужен большой чиновный аппарат. При этом османские султаны старались не возвышать тюркскую знать, в которой видели угрозу своей власти, ведь эта знать была потомками тех беев, чьи владения в свое время захватили османы.

В 1365 году была создана регулярная пехота, получившая название «янычары», что переводится как «новое войско». Набор в янычары производился по системе, называемой «девширме» («налог кровью») – мальчиков из немусульманских семей обращали в султанских рабов и использовали на военной и на гражданской службе. В среднем брался каждый пятый мальчик в возрасте от 8 до 16 лет. Рекрутов обращали в ислам, бо́льшая часть их попадала в армию, причем не только в пехоту, но и в конницу, а остальные становились чиновниками или же дворцовыми слугами.


Ага (начальник) янычар и болук-баши (капитан), рисунок Ламберта Вайтса (вторая половина XVI века)


Надо сказать, что далеко не всегда набор в янычары носил принудительный характер. Многие бедняки, в том числе и мусульмане, видели в институте янычаров счастливый билет для своих детей, ведь янычар мог стать кем угодно, в том числе и великим визирем, были бы способности. Мусульманское население Боснии, покоренной султаном Мехмедом Вторым, добровольно пожелало участвовать в янычарском наборе наравне с христианами, и султан дал боснийцам такую «привилегию». А в 1683 году в янычары разрешили брать желающих из числа мусульман по всей империи. Кроме того, янычарами становились мальчики, плененные при набегах.

Янычары представляли собой грозную силу, причем не только военную, но и политическую. В 1622 году султан Осман Второй захотел распустить янычарское войско по причине недовольства его боеспособностью. Янычары подняли мятеж, в ходе которого султан был убит (и этот мятеж был далеко не единственным в турецкой истории). Ликвидировать янычар удалось лишь в 1826 году султану Махмуду Второму. Разумеется, не обошлось без очередного мятежа, который был жестко подавлен. Вместо янычар, окончательно утративших к тому времени боеспособность и умевших только устраивать смуты в столице, султан создал войско по европейскому образцу, которое получило звучное название Победоносной армии Мухаммеда.


Синан


Среди знаменитых выходцев из янычаров, было много армян. Уроженец кесарийского села Синан стал выдающимся архитектором Османской эпохи. Он получил должность главного архитектора империи в 1538 году, в самом начале правления султана Сулеймана Первого, и продолжал строить при его преемниках – Селиме Втором и Мураде Третьем. Наиболее выдающимися творениями Синана считаются стамбульские мечети Шехзаде и Сулеймание, мечеть Селимие в Эдирне и мост Бююкчекмедже через залив Мраморного моря длиной без малого 635 метров. Всего же Синан построил около трехсот различных сооружений.

В правление султана Мехмеда Четвертого (1648–1687) некоторое время великим визирем был Эрмени Сулейман-паша, родившийся в 1607 году в Малатии[84]. Он был женат на принцессе Айше-султан, приходившейся Мехмеду Четвертому родной теткой. Другим великим визирем армянского происхождения был родившийся в Зейтуне[85] Марашлы Халиль-паша (1616–1619). Оба они вышли из янычар.

Великий сургун

Великим сургуном (великим переселением) называлось насильственное переселение жителей Закавказья, в подавляющем большинстве – армян, в центральный Иран, предпринятое в 1603–1604 годах иранским шахом Аббасом Первым. Причин к тому было две – шах хотел очистить стратегически важный район от населения, которое он считал сторонниками османов, а также хотел населить центр своей державы ремесленниками и торговцами. Всего было переселено около 300 000 армян. Отголоски этого переселения сохранились до сих пор. Так, например, в иранском Исфахане, третьем по величине городе Ирана, в наше время существует квартал Нор-Джуга (новая Джуга), основанный переселенцами из старой Джуги, которая была разрушена персами. Впоследствии Джуга возродилась, но не достигла былого величия, ныне этот город, находящийся на территории Азербайджана, называется Джульфой. Когда сегодня некоторые недобросовестные историки говорят о том, что в Гяндже или Нахичевани армяне «испокон веков» составляли меньшинство населения, они забывают упомянуть о том, что такая ситуация сложилась только в начале XVII века, благодаря насильственной депортации, проведенной шахом Аббасом.

Историк XVII века Аракел Даврижеци (Аракел Тавризский) пишет в своей «Книге историй»: «Опустошитель стран и губитель христианских народов, дьявольский шах Аббас не слушал мольбы армян. Он призвал к себе своих военачальников и назначил из них надсмотрщиков, и [назначил] проводников из жителей страны, для того, чтобы каждый военачальник со своим отрядом выселил бы и население одного гавара… Шах приказал силой меча, под страхом смерти и плена выселять отовсюду, куда только могли добраться люди, изгнать их всех, не оставив ни одной живой души, будь то христианин или магометанин, согласный или несогласный, покорный или нарушающий приказы шаха.

Получив от шаха такой жестокий и губительный приказ, каждый из военачальников выступил со своим отрядом и пошел в тот гавар страны армянской, куда ему было велено. Подобно грозному пламени, пожирающему тростник, погнали они перед собой объятых паникой и беспокойством жителей гаваров, повсюду выселенных из их жилищ, и гнали силой, подобно огромному стаду, пока не дошли до Араратского гавара, где они заполонили всю обширную равнину от одного края до другого. Ширина их стана простиралась от подножья Гарнийских гор до берега полноводного Ерасха, а длину его я укажу, но измерь ты сам – путь одного дня. Но видел я, что в другом месте было написано о пути пяти дней».

Самой большой проблемой стал голод. Никто не занимался организацией питания депортируемых, они были предоставлены самим себе. Провизия, которая была взята в дорогу, скоро закончилась, а купить что-то по пути, там, где проходили несметные толпы людей, было нечего. Количество погибших неизвестно, но можно предположить, что оно исчислялось не сотнями и тысячами, а десятками тысяч.

Поэт Ованес Туманян, потомок славного рода Мамиконянов, отразил трагедию Великого сургуна в стихотворении «Шах и разносчик»:

Закрой чарчи[86] свой грешный рот,
О шахе толки прекрати!
Нагрянул он, угнал народ, —
Хоть ногу бы сломал в пути!
По нашим нивам и садам
Прошел, как паводок весной.
Не внял Христу, не внял и нам, —
Всех снял, всех вывел в край чужой.
Замкнули мы дома, дворы.
Ключи забросили в Араз[87].
Вот обернулись с полгоры
На край родной в последний раз,
Молились: «Богоматерь-свет,
Ты наши кровы соблюди
И, где б наш ни терялся след,
Назад из плена приведи!» —
Так мы молились, а потом,
Вновь оглянувшись, побрели
И под мечом да под кнутом
Толпой к Аразу подошли.
Что море, пенится Араз,
Волну выплескивает вон.
«Вброд!» – раздается вдруг приказ.
Самим Аббасом отдан он.
Там, сзади, меч, тут – бездна вод.
Рыданья, вопли… Страшный час…
Стар, млад – все мечутся… И вот,
Обнявшись, кинулись в Араз.
Такую страсть переживать
Не пожелаешь и врагам…
Да не доносятся, видать,
Проклятья наши к небесам…[88]

Избежать переселения смогли лишь армяне, жившие в труднодоступных горных районах Зангезура, а также армяне Арцаха, где Аббас создал пять армянских меликств (меликства Хамсы), правителям которых была поручена охрана северных границ Сефевидского государства. Власть меликов была наследной, но каждый преемник утверждался в своих правах шахом или его полномочным представителем. Возникновению меликств способствовали не только политические соображения – желанием сефевидских шахов создать защитный барьер между своим государством и Российской империей, но и тяжесть покорения труднодоступных горных местностей. Проще было привлечь меликов на свою сторону, чем вести с ними длительную и малоэффективную войну.

На сегодняшний день численность парсакаайер (так называются иранские армяне) составляет около 200 000 человек. Надо отдать иранским властям и шиитскому духовенству должное. В Иране армян всячески старались обратить в мусульманство, обкладывали дополнительным налогом джизья, который рассматривался как выкуп за сохранение жизни, а также другими поборами, но при том Армянской церкви предоставлялись определенные привилегии и армян не убивали за то, что они армяне, как это не раз делали турки. Исторические армянские архитектурные памятники в Иране находятся в хорошем состоянии, местные власти заботятся о сохранении культурного наследия своей страны, вне зависимости от его национальной и религиозной принадлежности. Точно так же поступает правительство Республики Армения. В Ереване действует Голубая мечеть, построенная во второй половине XVIII века, являющаяся одним из культурных центров иранской общины Армении. С учетом блокады армяно-турецкой и армяно-азербайджанской границ, тридцатипятикилометровая граница с Ираном имеет для Армении очень важное значение.

Спюрк (армянская диаспора)

Те, кто не знаком с историей армянского народа, удивляются тому, что армяне живут в Индии, Мьянме, Сингапуре или Аргентине. Ничего удивительного в этом нет… Судьба раскидала армян по всему миру, и это расселение было вынужденно. У армян есть такая горькая шутка: «Где нет армян? Только в Антарктиде, уж очень там холодно».

На сегодняшний день в мире насчитывается около 12 000 000 армян, но только четвертая часть их проживает в Республике Армения.


Карта расселения армян по миру


Аракел Даврижеци пишет: «Армянский народ своею собственной рукой ослепил себя, ибо своеволием и непокорностью он погубил свое царство и его стали попирать ногами, он превратился в раба и пленника других племен и правителей, а как только приходила какая-нибудь беда, когда народ, оказавшийся в безвыходном положении, не мог ожидать помощи ниоткуда, он становился беженцем и разбегался в разные стороны… разошелся и рассеялся по всему свету…».

Среди некоторых армян укоренилось мнение о том, что армянский народ сам повинен в собственных бедах, поскольку, дескать, не сумел сохранить свое государство. История не знает сослагательного наклонения. Трактовать исторические события можно по-разному, можно объяснять их разными причинами и для каждой найдутся свои доводы. Да, можно сказать, что в утрате армянской государственности виновны чересчур свободолюбивые нахарары, каждый из которых мнил себя первым среди равных и не хотел никому подчиняться. Можно сослаться и на то, что после Тиграна Второго, допустившего ряд ошибок, но при том, вне всякого сомнения, бывшего великим правителем, у армян не было другого такого царя… Можно придумать еще сотню причин, но давайте возьмем ту, что просто бросается в глаза, – волею судьбы Армения оказалась на стыке интересов могущественных держав. В разные периоды истории державы эти были разными, но территория Армении была и продолжала оставаться «яблоком раздора», за которое велись ожесточенные войны. В таких условиях, у армян просто не было шансов на создание сильного государства, не было возможности, не было времени, не было благоприятствующих условий… Но это так, к слову. У нас сейчас идет разговор о спюрке – армянской диаспоре, о той Армении, которая распространилась по миру.

Спросите у армянина: «Кто был первым спюркеци?»[89], и он вам ответит: «Патриарх Ной». В этой шутке все правда – бедствие Всемирного потопа сорвало Ноя и его семью с того места, где они жили, и привело к горе Арарат… Эмиграция стала частью жизни армян после первого раздела Армении между Византией и Персией в 387 году. Каждая новая трагическая страница истории армянского народа приводила к очередному переселению. А подчас трагедией становилось само переселение, например – Великий сургун. Но расселению армян по миру способствовали не только лишения. Имея склонность к торговле, армяне переселялись в другие страны для налаживания торговых связей. Правда, количество добровольных переселенцев не идет ни в какое сравнение с количеством переселенцев вынужденных.


«Книга пятницы»


Где была напечатана первая книга на армянском языке? В Венеции в 1512 году. Ее напечатал армянин-священник по имени Акоп, который называл себя «Мегапартом» («Грешным»). Первая книга, изданная Акопом Мегапартом, называлась «Книгой пятницы» («Урбатагирк») и представляла собой религиозно-медицинский сборник, содержащий молитвы, рецепты и даже отрывки из «Книги скорбных песнопений» Григора Нарекаци. Венецианская армянская община сформировалась в период существования Киликийского армянского государства и пополнилась после его падения.


Обложка первого армянского журнала «Вестник»


Где выходил первый армянский ежемесячный журнал? В индийском городе Мадрасе (ныне это Ченнай) с октября 1794 года по март 1796 года. Назывался он «Вестник» («Аздарар») и редактором его был священник Арутюн Шмавонян, родившийся в 1750 году в персидском Ширазе.

Где была напечатана первая Библия на армянском языке? В типографии Армянской апостольской церкви Амстердама в 1666 году. Примечательно, что тираж ее был грандиозным по тем временам – 5000 экземпляров! Библия была издана благодаря стараниям архимандрита Эчмиадзинского монастыря Воскана Ереванци, переехавшего в Амстердам к своему брату Аветису, совладельцу армянской типографии.


Памятная марка с изображением Воскана Ереванци


В период отсутствия армянской государственности, диаспора взяла на себя бо́льшую часть его функций по сохранению армянского народа и развитию армянской культуры (в первую очередь – армянского языка). Основой диаспоры стала Армянская апостольская церковь, объединяющая армян по всему миру. Армянские католикосы выступали в роли ходатаев перед христианскими правителями, призывая их обратить внимание на бедственное положение армян и помочь им.

Трагические события конца XIX – начала XX века резко увеличили численность армянской диаспоры, которая на сегодняшний день является одной из самых крупных диаспор в мире.

Несколько лет назад группа энтузиастов, в которую собрались армяне со всего мира, начала работу по созданию демократически избираемого Парламента Армянской диаспоры. Хочется верить, что когда-нибудь этот орган, объединяющий армян, проживающих по всей планете, будет создан. Идея очень хорошая и нужная.

Исраэль Ори

Исраэль Ори, родившийся в 1659 году в сюникском селе Сисиан, происходил из знатного рода Мелик-Исраэлянов, который был в родстве с домом Прошянов, правителей гавара Вайоц Дзор.


Исраэль Ори


В девятнадцатилетнем возрасте Исраэль Ори был включен в делегацию, возглавленную католикосом Акопом Четвертым. Эта делегация отправилась в Европу для того, чтобы убедить европейских правителей помочь армянам освободиться от персидского и турецкого гнета. Акоп Четвертый умер 1 августа 1680 года, когда делегация находилась в Константинополе. Похоронив его, все делегаты, кроме Исраэля, вернулись обратно, а деятельный молодой человек решил в одиночку завершить дело, прерванное смертью католикоса.

Почти двадцать лет Исраэль провел в Европе, но так и не смог ничего добиться. В 1699 году Исраэль Ори вернулся на родину и устроил в Ангехакоте[90] тайное собрание одиннадцати сюникских меликов, на котором было принято обращение за военной помощью к европейским державам. Однако даже при наличии столь веского документа Исраэль не смог ничего добиться. Император Священной Римской империи Леопольд Первый посоветовал ему заручиться поддержкой России. В 1701 году Исраэль Ори отправился в Москву к императору Петру Первому.

Петр стал первым монархом, который выразил готовность помочь армянам, а Исраэль Ори стал первым армянином, который обратился за помощью к России. Но для того, чтобы отправлять войска в Закавказье, Петру сначала было нужно закончить войну со Швецией (тогда никто не мог предположить, что эта война, начавшаяся в 1700 году, продлится более двадцати лет и закончится только в 1721 году). Удача при русском дворе изменила отношение к Исраэлю Ори в Западной Европе. В 1704 году ему пообещал помощь папа Климент Одиннадцатый. Благоволение папы римского было весьма ценным, поскольку к мнению Ватикана прислушивалось большинство европейских правителей. Казалось, что час освобождения армян близок…

По замыслу Исраэля Ори, России следовало отправить в Закавказье 15 000 казаков, которые пришли бы туда своим ходом, и 10 000 пеших воинов, переброшенных из Астрахани по морю. Таким образом, по персам можно было бы ударить и с севера, и с востока. К русским войскам должны были присоединиться армянские и грузинские повстанческие отряды… Для создания плана операции требовалось много сведений, которые нужно было собирать на месте. Для этого Исраэль Ори, получивший звание полковника русской армии, был направлен в Иран во главе посольства, имевшего верительные грамоты от Климента Одиннадцатого и Петра Первого. По официальной легенде, Ори должен был собрать сведения о жизни христиан в Сефевидской империи и от имени Папы просить шахиншаха Солтана Хусейна облегчить жизнь христиан в своих владениях.

В начале 1708 года Исраэль Ори прибыл в персидский город Шамах[91] и начал продвигаться к столичному Исфахану. Его задачу осложнили европейские миссионеры (главным образом – французские), которые убеждали шаха в том, что истинной целью Ори является восстановление армянского государства. Не следует удивляться тому, что христианские священнослужители препятствовали тому, кто намеревался освободить армян и грузин от персидского владычества. Политика – дело тонкое, у европейских держав в Иране были свои интересы, опирающиеся на расположение шахиншаха. Тем не менее, в 1709 году Исраэль Ори добрался до Исфахана, встретился с шахом, а затем вернулся в Восточную Армению, где до 1711 года занимался организацией предстоящего восстания. В 1711 году, по дороге в Петербург, Исраэль Ори скоропостижно скончался в Астрахани. Причина его смерти осталась неизвестной. Версий существует много, но ни одна из них не имеет подтверждения.

Овсеп Эмин

Последователем Исраэля Ори стал Овсеп (Иосиф) Эмин, родившийся в 1726 году в иранском городе Хамадане. Отец Овсепа был купцом и видел в сыне продолжателя семейного дела, но в 1751 году Овсеп уехал из Калькутты, куда к тому времени перебралась семья Эминов, в Великобританию и поступил в Королевскую военную академию в Вулидже. Здесь он свел знакомство с английскими политиками и вскоре понял, что освобождение армянского народа не входило на тот момент в круг британских интересов. В сложившемся к тому времени противостоянии Британии и России англичане делали ставку на Османскую империю, а не на армян.


Овсеп Эмин


В 1759 году Эмин прибыл в Западную Армению, где пытался поднять соотечественников на восстание против османского господства. Мечта разбилась о реальность – стало ясно, что без помощи извне восстание было бы обречено на провал. Тогда Эмин решил начать переговоры с российским правительством. Через русского посла в Лондоне он связался с канцлером (премьер-министром) Михаилом Воронцовым и представил ему свой план освобождения Армении, в котором также предполагалось участие царя Кахетии[92] Ираклия Второго, принадлежавшего к династии Багратионов. Царь Ираклий поначалу выразил согласие с планом Эмина и обещал поддержать армян в борьбе против угнетателей, но неожиданно этому воспротивился армянский католикос Симеон. С одной стороны, Симеон был против объединения Армении и Кахетии (Грузии) в единое государство под властью Ираклия, вероятность чего нельзя было исключить, а с другой – опасался, что освободительное движение может вызвать репрессии в отношении армян со стороны турок и персов. «Что я могу поделать, Эмин-ага? – написал Овсепу Эмину Ираклий. – Ваш собственный католикос, со всеми епископами и монахами, настроен против вас. Большинство моих подданных армян, смотрят на них как на пророков и апостолов. Если я буду действовать заодно с вами, не обращая внимания на мнение Церкви, то меня будут считать таким же христианином, как и султана». Вышло по пословице, в которой говорится, что одно осторожное слово может остановить сотню храбрецов. Без поддержки верхушки армянского духовенства и царя Ираклия, нечего было рассчитывать на помощь России. Идея восстания потеряла смысл. Эмин попытался ухватиться за последнюю возможность – поднять восстание в меликствах Хамсы через гюлистанского мелика Овсепа, своего тезки, но и здесь больше прислушивались не к нему, а к католикосу Симеону. Отчаявшийся Эмин был готов лично создать повстанческую армию, но для этого у него недоставало средств. В 1770 году он вернулся в Калькутту, где занимался общественно-просветительской деятельностью до смерти, наступившей в 1809 году. В 1792 году в Лондоне вышла автобиография Овсепа Эмина, написанная на английском языке: «The Life and Adventures of Joseph Eminan Armenian, written in English by himself»[93].

Восстание под предводительством Давид-Бека

После смерти Исраэля Ори и до рождения Овсепа Эмина армяне Сюника и Арцаха предприняли попытку освободиться от иранского ига и сумели на время очистить родную землю от кызылбашей и персов.

В начале 1722 года эмир афганского Кандагара Мир Махмуд-шах низложил Солтана Хусейна и стал шахиншахом Ирана. Сын Солтана Хусейна Тахмасп бежал на север Ирана в провинцию Мазандаран и там провозгласил себя шахом. Его поддержали некоторые племена кызылбашей и признали законным правителем Ирана Российская и Османская империи.

В июле того же года начался поход русской армии в юго-восточное Закавказье и Дагестан, получивший название Персидского похода. Император Петр Первый хотел проложить торговый путь из Центральной Азии и Индии в Европу через Россию, а также укрепить российские позиции на Кавказе и в Закавказье. Поход закончился подписанием в сентябре 1723 года в Санкт-Петербурге мирного договора, по которому к Российской империи отошли Дербент, Баку, Решт, а также провинции Ширван, Гилян, Мазендеран и Астрабад.

Воспользовавшись ослаблением сефевидской власти, армяне Зангезура, Арцаха и Нахичевана подняли восстание, которое возглавили военачальник Давид-Бек и агванский католикос Есаи Гасан-Джалалян, бывший сподвижником Исраэля Ори.

Пора сказать несколько слов о Агванском католикосате Армянской апостольской церкви, преемнике Церкви Кавказской Албании. Христианство стало государственной религией Кавказской Албании в IV веке. После того, как в 461 году Албания стала марзпанством Сасанидского государства, ее церковь стала автономным католикосатом Армянской апостольской церкви. Агванский католикосат был упразднен в 1830 году, а его приходы перешли в непосредственное подчинение Эчмиадзину.

Восстание началось при поддержке царя Картли Вахтанга Шестого, к которому Давид-бек помогал бороться с лезгинами. Османские султаны и иранские шахи использовали воинственные лезгинские племена в борьбе против христианской Грузии. Изгнав кызылбашей и персов, Давид-бек стал править освобожденным Сюником, но вскоре сюда пришли османы, получившие Картли, Восточную Армению и часть иранских земель по Константинопольскому договору 1724 года, который разграничил сферы влияния Российской и Османской империй в Закавказье.

Османам удалось завладеть всеми восточно-армянскими землями, за исключением горных регионов Арцаха и Сюника, которые армяне успешно обороняли. Более того, войска под предводительством Давид-Бека и его ближайших сподвижников мелика Дизака Аван-хана и Мхитар-Бека нанесли османам несколько крупных поражений. Успехи восставших побудили иранского шаха Тахмаспа признать власть Давид-Бека над Сюником и заключить с ним союз против османов.


Памятник Давид-Беку в Капане


В 1728 году (по некоторым данным – в 1726 году), после смерти Давид-Бека, умершего от болезни в своей резиденции – крепости Алидзор близ Капана, командование армянскими войсками перешло к Мхитар-Беку, ставшему героем исторического романа Серо Ханзадяна[94] «Мхитар Спарапет». О стратегических талантах Мхитар-Бека можно судить хотя бы по тому, что он с тремя сотнями воинов сумел разбить вдесятеро большее османское войско, осаждавшее Алидзор.

К сожалению, после смерти Давид-Бека в армянском лагере возникли разногласия, которые в конечном итоге привели к расколу. Часть армянских лидеров во главе со священником Тер-Аветисом, решили прекратить сопротивление, вступили в переговоры с османами и сдали им Алидзор под обещание амнистии всем, кто добровольно сложит оружие. Турки продемонстрировали, чего стоят их обещания, перебив всех сдавшихся армянских воинов. Жизнь сохранили только Тер-Аветису, который после покаяния нашел пристанище в армянском монастыре в Иерусалиме. Мхитар-бек и те, кто не желал покоряться туркам, ушли из Алидзора до сдачи крепости и продолжали воевать до 1730 года, когда Мхитар-Бек был убит в крепости Хндзореск изменниками, желавшими получить прощение турок в обмен на жизнь героя, голова которого была отослана к турецкому паше в Тебриз. Согласно легенде, паша возмутился тем, что столь храбрый воин был убит предательски и приказал обезглавить убийц Мхитара (те, кто датирует смерть Давид-Бека 1726 годом, считают, что Мхитар был убит в 1727 году). После смерти предводителя освободительная борьба, длившаяся восемь лет, пошла на спад и вскоре прекратилась.

Сохранилось послание Мхитар-Бека и его военачальников русскому правительству от 24 марта 1726 года, в котором они просили помощи. Но императрица Екатерина Первая, жена и преемница Петра, на эту просьбу не откликнулась.

Шаамир Шаамирян и его «западня честолюбия»

«Сама нация должна быть собственным царем и управлять своей страной…»

«Если люди хотят оставаться свободными и самостоятельно управлять своей страной… то необходимо, чтобы над ними не властвовал никто, кроме закона…»

«Плачевное и бедственное положение армянского народа побуждает к спешному поиску средств для его спасения, ибо лекарство нужно принимать до смерти, а не после нее. К счастью, надежда на спасение у армянского народа пока еще есть, положение его не безнадежно…»

«Свобода – высшее благо…»


Шаамир Шаамирян


Фразы, которые вы только что прочли, взяты из книги армянского просветителя и общественного деятеля Шаамира Султанума Шаамиряна «Западня честолюбия» («Ворогайтпарац»), в котором автор, бывший убежденным республиканцем, изложил принципы государственного устройства свободной Армении будущего.

Род Шаамирянов происходил из Нахичевани, откуда предки Шаамира были депортированы в Персию во время Великого сургуна. Шаамир родился в 1723 году в Новой Джульфе, во взрослом возрасте уехал в Индию, много раз переезжал с места на место, пока не осел в Мадрасе. По роду занятий он был торговцем, причем – довольно удачливым, но в сердце его жила память о многострадальной родине. В 1770 году Шаамирян возглавил армянское патриотическое общество в Мадрасе, а годом позже основал армянскую типографию.

Шаамирян считал, что освобождение Армении возможно только в результате народной революции и при поддержке России, в которой он видел гаранта сохранения национальной самостоятельности. В роли очага освободительной революции он видел арцахские меликства. Мадрасское общество не просто обсуждало судьбу Армении, оно создало реальную программу действий, программу, которая могла лечь в основу независимого армянского государства.


Разворот первого издания «Западни честолюбия» 1773 года


«Западню честолюбия» можно рассматривать как первый в истории проект армянской конституции, именно в этом состоит историческое значение этого публицистического труда. Шаамир Шаамирян создал уникальный документ, в котором нашли отражение проблемы прав и свобод личности, а также аспекты взаимодействия личности и государства. По степени анализа гражданских правоотношений «Западня честолюбия» сравнима с гражданскими кодексами современных демократических государств. При знакомстве с этим выдающимся трудом охватывает двойственное чувство – восхищение его создателем и сожаление по поводу его невостребованности. Если бы все хорошее и передовое вовремя было востребовано, то наша жизнь могла бы стать другой… Впрочем, история не знает сослагательного наклонения, но это обстоятельство не препятствует нам восхищаться гениальностью Шаамира Шаамиряна, опередившего свое время, как минимум, на столетие.

Ближайшим соратником Шаамира Шаамиряна был выходец из Арцаха Мовсес Баграмян, который на своей родине встречался с Овсепом Эмином и помогал ему в организации национально-освободительного движения. В 1773 году Баграмян опубликовал публицистический труд «Новая книга, называемая увещеванием» («Нор тетрак вор кочийордорак»), в котором анализировалось прошлое армянского народа, вскрывались причины, доведшие его до столь тяжелого положения и намечались пути к освобождению. Анализ был тенденциозным и неполным, главной причиной бедствий Баграмян считал деспотизм армянских царей, но выводы делались правильные – свободы нужно добиваться с оружием в руках, причем надеяться нужно не только на оружие, но и на просвещение народа.

Карабахское и Гянджинское ханства

При Сефевидах (1502–1736) земли Арцаха входили в состав Карабахского беглербегства (наместничества) с центром в городе Гянджа, отчего оно также называлось Гянджинским беглербегством. В нагорной части Арцаха правили армянские мелики (меликства Хамсы), а равнинную часть делили между собой мусульманские ханства.

В 1588 году Карабахское беглербегство перешло к Османской империи. Сефевидский шах Аббас смог вернуть беглербегство под свою власть в 1606 году. В сороковых годах XVIII века Карабахское беглербегство распалось на Карабахское и Гянджинское ханства. Первым правителем Карабахского ханства стал Панах Али-хан (Панах-хан) из огузского племени джеванширов, получивший власть над Арцахом из-за распрей между армянскими меликами. При Панах-хане армянские меликства были ликвидированы, а соседние ханства, в том числе и Гянджинское, попали в зависимость от карабахских правителей.


Закавказские ханства в начале XIX века


Гянджинским ханством правили потомки некоего Зийяда из тюркского племени каджар (кстати говоря, из этого племени происходила шахская династия, правившая Ираном с 1796 по 1925 годы). Сначала они были беглербегами, а затем стали самостоятельными ханами.

В документах канцелярии главнокомандующего на Кавказе князя Павла Цицианова «ханство карабагское, лежащее в великой Армении между стечением Куры и Аракса» подразделялось на «1е, Сараперт, принадлежавший мелику Межлуму сыну Адамову. 2е, Куластан, владение мелика Лбова сына Иосифа, 3е, Воранда – мелика Шахназара сына Гуссеинова. 4е, Хачен – мелика Алаверди сына Мирзаханова. 5е, Дузах – мелика Бахтама внука Еганова».


Территориальные потери Ирана по договорам 1813 и 1828 годов


В начале 1804 года Гянджинское ханство было завоевано русскими войсками и присоединено к России. Гянджу переименовали в Елизаветполь в честь супруги русского императора Александра Первого Елизаветы Алексеевны.

Присоединение к России Карабахского ханства произошло мирным путем, поскольку карабахские ханы находились в плохих отношениях с династией Каджаров, пришедшей к власти в Иране в 1796 году. Основатель династии Каджаров шах Ага Мохаммед в 1795 году пытался завоевать Карабахское ханство, но достиг желаемого лишь наполовину – карабахский хан Ибрагим сумел сохранить самостоятельность, но был вынужден признать себя иранским вассалом. Война 1795 года привела к тому, что в 1805 году в русском военном лагере на берегу реки Кюрекчай близ Гянджи был подписан договор о переходе Карабахского ханства под власть России. В 1813 году положения Кюрекчайского договора были закреплены Гюлистанским мирным договором, подписанным по итогам русско-персидской войны 1804–1813 годов. Преемник и племянник Аги Мохаммеда Фетх Али-шах уступил России Дагестан, Картли, Кахетию, Мегрелию, Имеретию, Гурию, Абхазию, часть Восточной Армении и закавказские ханства: Бакинское, Гянджинское, Дербентское, Карабахское, Кубинское, Талышское, Шекинское и Ширванское. Вообще-то в ходе этой войны русские войска заняли почти всю территорию Восточной Армении, однако часть занятых территорий пришлось вернуть обратно.

В 1826 году при поддержке Великобритании Иран попытался отвоевать утраченное, но в результате потерял еще часть своих территорий – по Туркманчайскому договору 1828 года к России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства, а, кроме того, Фетх Али-шах обязался не чинить препятствий армянам, желающим переселиться в Российскую империю. В свою очередь российские власти обещали не препятствовать переселению мусульман с приобретенных территорий в Иран.

Вхождение армянских земель в состав Российской империи стало началом армянского национального возрождения. До создания независимого армянского государства было еще далеко, но положение армян в Российской империи не шло ни в какое сравнение с тем, что было в Иране или в Османской империи.

Восточная Армения в составе Российской империи

По указу императора Николая Первого от 21 марта 1828 года на территории бывших Эриванского и Нахичеванского ханств, вошедших в состав Российской империи по Туркманчайскому мирному договору, была образована Армянская область. Приобретения 1813 года вошли в состав Кавказской губернии, которая впоследствии была сначала переименована в Кавказскую область, а затем – в Ставропольскую губернию.

Площадь Армянской области составляла около 21 000 квадратных километра. Область включала в себя центральную часть Армении, Нахичеваньскую автономную республику, Ордубадского округа и область горы Арарат, этого символа Армении, ныне находящегося на территории Турции. Центром области стал Ереван (Эривань), в котором тогда проживало около 13 000 человек (глядя на сегодняшний город-«миллионник», просто невозможно в это поверить). С 1828 по 1830 год в Российскую империю переселилось около 45 000 армян из Ирана и вдвое больше из Османской империи. Переселение турецких армян было оговорено в Адрианопольском мирном договоре 1829 года, подписанного по итогам Русско-турецкой войны 1828–1829 годов. В результате этой войны Россия приобрела Ахалцихский пашалык (провинцию), преобразованный в Ахалцихский и Ахалкалакский уезды Тифлисской губернии.

Переселенцам приходилось бросать бо́льшую часть нажитого имущества, потому что и иранские, и османские власти призывали подданных не покупать имущество у «изменников»-христиан. Российское правительство и богатые армяне предоставляли переселенцам материальную помощь. Так, например, каждая семья, переезжавшая из Османской империи, получала 25 рублей.

Большинство переселенцев осело в Армянской области. Таким образом была восстановлена историческая справедливость – армяне снова стали составлять большинство на своей родной земле. Репатриацию армян организовали российский дипломат Александр Грибоедов и католикос Нерсес Аштаракеци. Непосредственное руководство переселением осуществлял полковник Лазарь Лазарев, представитель богатого армянского купеческого рода (отец Лазаря Еким Лазаревич Лазарев основал в Петербурге училище для армянских детей, впоследствии ставшее Лазаревским институтом восточных языков).


Лазарь Лазарев


Русский писатель Сергей Глинка (1775–1847) писал в своем «Описании переселения армян аддербиджанских в пределы России», опубликованном в 1831 году, о том, с каким воодушевлением персидские армяне встречали русские войска и готовились к возвращению на свою историческую родину: «Многие из армян, отваживаясь на все для пользы России, укрылись от беспощадной ярости врагов, возвратились в жилища свои, простерли братские объятия к русским воинам, извещали их о каждом движении неприятеля, служили им проводниками и действовали на поле битвы… Армяне, воодушевленные вызовом полковника Лазарева, на крыльях усердия и любви летели к полкам русским и оказывали важнейшие услуги, не по расчленению каких-либо предложений, но по влечению того душевного порыва, который выше всех расчетов человеческих».

27 февраля 1833 года Николай Первый утвердил рисунок герба Армянской области: «На накладном щите в средине главного изображен на голубом поле серебристый, снежный верх горы Арарата, в серебристых же облаках; на вершине горы ковчег, весь золотой. В нижнем отделении общий герб принимает вид половинчатого разделенного щита, в одной части, направо, в красном поле видна древнейшая корона армянских царей. Корона вся золотая, имеет звезду серебряную и осыпана жемчугом, повязка же и подкладка голубые. В другой части, налево, в зеленом поле изображена церковь Эчмиадзинская, вся серебряная, главы и кресты золотые. В верхнем отделении герба в золотом поле представлен российский орел, объемлющий и держащий как накладной щит, так и оба нижние разделения общего щита. Над всем гербом поставлена императорская корона».


Герб Армянской области


Многие армяне рассматривали Армянскую область в качестве фундамента будущего независимого армянского государства. Надо сказать, что определенные основания для подобных надежд имелись. Впервые за многие столетия армяне получили возможность участвовать в управлении, как на низовом общинном уровне, так и на уровне области, где армяне занимали различные должности в российском чиновном аппарате. В свое время видные деятели армянской общины Санкт-Петербурга (полковник Лазарь Лазарев, генерал Моисей Аргутинский-Долгоруков, действительный статский советник Александр Худабашев и др.) предлагали Николаю Первому план создания под российским протекторатом автономного армянского княжества, однако эта инициатива не получила высочайшего одобрения. Да и вообще все свободолюбивые устремления армянского народа не нашли понимания и поддержки у царских чиновников, которые рассматривали Армянскую область как одну из административных единиц Российской империи и не были склонны предоставлять армянам каких-то особых прав. Существовали жесткие рамки, выйти за которые было невозможно. Радужные надежды передовой армянской общественности очень скоро сменились разочарованием, которое усилилось при упразднении Армянской области в 1840 году. Область стала частью Грузино-Имеретинской губернии, а впоследствии армянские земли были разделены между Тифлисской, Эриванской и Елизаветпольской губерниями.

В 1836 году царское правительство вынудило Армянскую церковь согласиться с тем, что кандидатура католикоса должна утверждаться императором, что поставило Церковь под контроль государства. Был нанесен и другой удар по престижу Церкви – ее официально лишили эпитета «апостольская» и стали называть «григорианской».

У некоторых зарубежных историков можно встретить упоминания о том, как «многие разочаровавшиеся армяне», возвращались из Российской Армении обратно в Иран. Такие случаи были, но носили они единичный характер. Массовыми их представляли и продолжают представлять в сугубо пропагандистских целях. Надо отметить, что и иранскому, и османскому правительствам потеря оседлого армянского населения нанесла большой материальный ущерб, поэтому вернувшихся принимали довольно хорошо и даже могли возвращать им оставленное при переселении имущество. Разочарование в политике российских властей побуждало армян не к возвращению на старые места, а к поиску новых путей к восстановлению армянской государственности.

Русско-турецкая война 1877–1878 годов и армянский вопрос

Поводом к Русско-турецкой войне 1877–1878 годов послужило освободительное антиосманское движение на Балканах. В июле 1875 года восстание вспыхнуло в Боснии, традиционно считавшейся оплотом османской власти на Балканах, а в сентябре того же года восстали болгары. Оба восстания были подавлены с присущей османам жестокостью, но уже в апреле 1876 года Болгарию охватило новое восстание. Также в 1876 году войну с Османской империей начали Сербское и Черногорское княжества. В рядах антиосманских сил сражалось много славянских и греческих добровольцев.

С одной стороны, Россия не могла оставаться в стороне, когда славяне сражались с османами, а с другой – императору Александру Второму не очень-то хотелось начинать новую войну с Османской империей. Российское правительство хотело решить дело дипломатическим путем и потому предложило созвать в Стамбуле конференцию великих держав (России, Великобритании, Франции, Германии, Австро-Венгрии и Италии) для решения балканского вопроса, который также называли «восточным вопросом». В историю эта конференция, проходившая с 23 декабря 1876 года по 20 января 1877 года, вошла под названием «Константинопольской конференции».

Конференция потребовала автономии для Боснии, Герцеговины, Болгарии и Македонии, но Османская империя отвергла эти требования. 31 марта 1877 года в Лондоне участниками Константинопольской конференции был подписан протокол, подтверждавший ее постановления. То была последняя дипломатическая попытка воздействия на Османскую империю, своего рода ультиматум, который султан Абдул-Хамид Второй проигнорировал. Исчерпав мирные способы воздействия, Россия в апреле 1877 года объявила войну Османской империи. Война велась на двух театрах – европейском и азиатском. На суше Россия имела численный перевес, особенно с учетом того, что к ней присоединялись отряды угнетаемых османами народов, а вот на море господствовали турки, потому что Россия не успела восстановить Черноморский флот, права на который она была лишена по Парижскому мирному договору 1856 года, подписанному после Крымской войны[95].

Несмотря на сопротивление реорганизованной османской армии, русские войска на Балканах смогли подойти к Стамбулу, что вынудило османское правительство признать свое поражение. Дальнейшему продвижению русских войск, которое могло бы привести к взятию Стамбула (и возможно – к падению Османской империи), помешали европейские державы во главе с Великобританией, опасавшиеся чрезмерного усиления влияния России в Малой Азии. На Кавказском фронте русская армия в 1878 году дошла до Эрзерума, но в конечном итоге приобретения России были меньше территории, занятой ее войсками.

В марте 1878 года Российская и Османская империи подписали в городе Сан-Стефано близ Стамбула мирный договор, по которому к России должны были отойти Батум, Ардаган, Карс, Алашкерт и Баязет с прилегающими областями. В ходе обсуждения условий этого договора был впервые рассмотрен так называемый Армянский вопрос, представлявший собой совокупность проблем, касающихся положения армянского населения Османской империи.

Конституционные реформы, проводимые османским правительством в XIX веке, побудили армян (а также греков) требовать предоставления им одинаковых прав с мусульманами.

Вот конкретика. Армяне и прочие христиане облагались в Османской империи более высокими налогами, чем мусульмане, не имели права свидетельствовать в суде и были лишены ряда других гражданских прав, в том числе и права на ношение оружия, что лишало сельских жителей возможности защищаться от грабежей, устраиваемых кочевыми племенами и разбойничьими бандами. Земли, принадлежавшие армянам, отбирались и отдавались курдам, которых в то время турки считали лояльными и надежными. Кроме того, османские власти активно разжигали среди мусульманского населения враждебность к армянам, видя в этом двойную выгоду – притеснение христиан и сваливание на них собственных ошибок. Людям внушалось, что они живут плохо не по вине правительства, а по вине хитрых алчных армян (примерно такую же политику проводило российское правительство по отношению к евреям). Преобладание армян среди владельцев коммерческих предприятий служило поводом для обвинения их в «грабеже турецкого народа». Особую ненависть к армянам и вообще к христианам проявляли так называемые мухаджиры – переселенцы-мусульмане с Кавказа и Балкан, бежавшие от русских войск. Османское правительство старалось селить их среди армян и охотно принимало на службу в армию и жандармерию.

Европейские державы использовали армянский вопрос для давления на Османскую империю с целью получения от нее различных уступок. Тяжелое положение армян, имевших несчастье проживать в Османской империи, никого из европейских политиков всерьез не заботило. В свою очередь, османское правительство видело в армянах угрозу существованию государства и пыталось решить армянский вопрос с позиций силы, что в конечном итоге привело к геноциду армян.

Условия Сан-Стефанского договора вызвали недовольство великих держав, в первую очередь – Великобритании и Австро-Венгрии, которые посчитали, что Россия получила слишком много. Они потребовали созыва европейского конгресса для пересмотра условий Сан-Стефанского договора, который был проведен в Берлине с июня по сентябрь 1878 года.

С благословения патриарха Нерсеса[96], мечтавшего о армянской автономии в шести восточных вилайетах, где армяне составляли большинство (Ване, Эрзеруме, Битлисе, Диярбекире, Сивасе и Харберде, который турки назыывали Мамурет-уль-Азиз), в Европу была отправлена делегация во главе с архиепископом Мкртычем Хримяном. Делегация побывала в Риме, Лондоне, Париже, Вене и Берлине, где ее не допустили присутствовать на конгрессе (армянский вопрос решали без участия армян). Европейские политики не скупились на обещания, но на деле армянская автономия не была нужна никому, в том числе и России, которая по Берлинскому трактату получила лишь Ардаган, Карс и Батум, а Баязет и Алашкерт остались у Османской империи.


Шесть армянских вилайетов Османской империи


Исчерпывающим ответом на вопрос о том, почему правительство Российской империи не желало армянской автономии в Западной Турции, служат слова князя Алексея Лобанова-Ростовского, бывшего канцлером (министром иностранных дел) в 1895–1896 годах: «Я не хочу, чтобы Турецкая Армения сделалась второй Болгарией, и русские армяне воспользовались против нас учреждениями, которые создаст армянская автономия под турецким протекторатом». Российское правительство опасалось того, что автономная Западная Армения послужит «дурным» примером для восточных армян, которым никто не собирался предоставлять автономию. И если раньше этот вопрос еще можно было обсуждать, то после убийства террористами царя Александра Второго, гайки по всей империи были закручены очень сильно – любое мнение, идущее вразрез с официальным, трактовалось как антиправительственное, мятежное, революционное, со всеми вытекающими отсюда последствиями (в следующей главе мы вернемся к этому вопросу).

Об армянской автономии на Берлинском конгрессе и речи не было – Османскую империю обязали провести реформы, улучшающие положение армян и гарантирующие им безопасность. В шестьдесят первой статье трактата было сказано: «Блистательная Порта[97] обязуется осуществить, без дальнейшего замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели, державам, которые будут наблюдать за их применением». Однако требование реформ сочеталось с требованием немедленного вывода русских войск из оставшейся у турок части Западной Армении, хотя было ясно, что реальным гарантом реформ могут быть только русские штыки. Сравните статью Берлинского трактата с аналогичной статьей (№ 16) Сан-Стефанского договора: «Ввиду того, что очищение русскими войсками занимаемых ими в Армении местностей, которые должны быть возвращены Турции, могло бы подать там повод к столкновениям и усложнениям, могущим вредно отразиться на добрых отношениях обоих государств, Блистательная Порта обязуется осуществить, без замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов».

Османское правительство всячески саботировало проведение реформ. В беседе с германским послом Гуго фон Радолином Абдул-Хамид прямо сказал, что он скорее умрет, чем пойдет навстречу армянам. Вялые попытки международного сообщества добиться проведения реформ успеха не имели, тем более, что Османскую империю поддерживало такое влиятельное государство, как Германия (тайный договор о союзе между Германией и Османской империей был подписан только в августе 1914 года, но на самом деле тесное сотрудничество в политической и экономической сферах сложилось еще в восьмидесятых годах XIX века). Турки готовили свой вариант решения армянского вопроса – физическое уничтожение армян. Еще в 1884 году великий визирь (садразам) Мехмед Саид-паша сказал, что «лучшим способом ликвидации армянского вопроса является ликвидация армянского народа».

Глава седьмая.
Западная и восточная Армения в конце XIX – начале XX века

Восточная Армения на рубеже веков

Император Александр Третий, напуганный убийством своего отца, принялся срочно укреплять шатающиеся опоры государства. Любое инакомыслие жестко подавлялось. Одним из стабилизирующих факторов царское правительство считало русификацию национальных окраин, в которой видела единственный способ «привязки» окраин к центру. Разумеется, подобная политика встретила сопротивление со стороны армян, которые тысячелетиями, даже в самых тяжелых условиях, сберегали свою культуру, свои традиции и свой язык. Бережное отношение к своим корням истолковывалось царскими чиновниками как покушение на государственные устои, как стремление к сепаратизму и т. п.

Весьма показательной является борьба с армянскими церковно-приходскими школами, которые у российских чиновников считались рассадниками национализма и всяческой крамолы. В 1885 году они были закрыты по распоряжению главноначальствующего гражданской частью на Кавказе князя Дондукова-Корсакова, известного своими антиармянскими настроениями. Армянофобия князя Дондукова была вызвана не личными убеждениями, как, например, у печально известного бакинского губернатора князя Накашидзе, о котором будет сказано ниже. Дондуков «играл в унисон» со своим петербургским начальством, вел себя так, чтобы оно было им довольно.

Было закрыто примерно 500 армянских школ, в которых обучалось более 30 000 детей. У армян этот поступок властей вызвал крайне негативную реакцию. Дондуков испугался, что чрезмерное обострение отношений с армянской общиной может повредить его карьере, и в 1886 году школы были открыты вновь. С одной стороны, армяне одержали победу, сумев отстоять право обучать своих детей на родном языке под патронажем своей Церкви. С другой стороны, царское правительство расценивало любую уступку как проявление собственной слабости, как создание опасного прецедента, как ошибку, которую непременно нужно исправить. «Ошибка» была исправлена спустя десять лет, в 1896 году, при преемнике Дондукова, генерал-лейтенанте Сергее Шереметеве. Поводом для закрытия школ в Восточной Армении стало… обращение западных армян к британскому правительству с просьбой остановить истребление армян в Османской империи. Этот акт отчаяния был расценен в Петербурге как попытка сепаратизма, нарушение дипломатического этикета и, вообще, как возмутительная крамола. Примечательно, что министр иностранных дел князь Лобанов-Ростовский, к которому армяне также обращались с мольбами о помощи, ничего предпринимать не хотел, и другие великие державы не собирались вмешиваться во «внутреннюю политику» Османской империи. Великобритания осталась последней надеждой… Британцы тоже ничего не сделали, но зато в Закавказье снова закрыли армянские школы, причем их имущество конфисковывалось и обращалось на открытие русских правительственных школ. Армянам «милостиво» оставили 35 из 208 имевшихся на тот момент армянских школ. Надо ли уточнять, что были оставлены самые бедные школы? Формальной причиной закрытия школ было названо финансирование из недозволенных законом источников. Армянская церковь воспротивилась подобному грабежу и смогла отстоять бо́льшую часть имущества в судебном порядке.

Однако выиграть одно сражение еще не означает выиграть войну. В декабре 1896 года после смерти генерала Шереметева главноначальствующим Кавказской администрации был назначен князь Григорий Голицын, убежденный враг армян, который собирался сделать так, чтобы единственным армянином в Тифлисе осталось чучело армянина в Тифлисском музее (эту гнусную шутку князя Голицина привел в одной из своих статей в тифлисской газете «Новое обозрение» журналист Александр Амфитеатров).


Князь Григорий Голицын


Вытеснение армян с государственной службы началось еще при князе Дондукове, но при князе Голицине оно достигло своего апогея. Голицын был человеком решительным и настойчивым (эти качества весьма похвальны, но только в тех случаях, если к ним добавлено третье – ум). Он предложил кардинальное решение проблемы «армянского сепаратизма» – передачу в управление казны всего имущества Армянской церкви. Зачем отбирать малое (имущество школ) если можно отобрать все? Проект был настолько смелым (а точнее – глупым), что на его согласование ушло несколько лет. Однако Голицын времени даром не терял. В 1898 году он закрыл армянские благотворительные общества, крупнейшим из которых было Кавказское армянское благотворительное общество, основанное в Тифлисе в 1881 году. В глазах Голицина это общество выглядело средоточием крамольного зла, поскольку оно субсидировало армянские школы, давало стипендии неимущим учащимся и издавало книги на армянском языке. Следом были закрыты армянские библиотеки-читальни и армянское издательство в Тифлисе. А в июне 1903 года вышло Высочайше утвержденное положение Комитета министров, согласно которому у Армянской церкви отнималось право свободного распоряжения ее имуществом. Великий русский писатель Максим Горький назвал это положение «самым скандальным актом грабежа церковного имущества Армении самодержавным правительством».


Католикос Мкртич Первый


Католикос Мкртич Первый (тот самый, что возглавлял армянскую делегацию, которая не была допущена к участию в Берлинском конгрессе) призвал армянские епархии не отдавать имущество в казну. Властям пришлось отбирать его силой, что привело к массовым столкновениям с прихожанами, пытавшимися защитить свои храмы и монастыри. Наиболее крупные столкновения происходили в Тифлисе и Елизаветполе. Тем не менее, конфискация была произведена. Армянская церковь лишилась около 145 000 десятин (158 000 гектаров) земли, более 900 объектов недвижимости и 1 775 000 рублей. «За труды по управлению Кавказом» князь Голицын был награжден орденом Святого Владимира первой степени. Другую «награду» он получил от членов армянской социал-демократической партии «Гнчак» (см. ниже), которые совершили на него покушение в октябре 1903 года. Жизнь Голицыну спасла кольчуга, которую он носил из предосторожности. Организатором покушения был видный деятель армянского национально-освободительного движения Матевос Саркисян-Парамазян (1863–1915), впоследствии казненный турками в Стамбуле, а исполнителями – боевики-фидаины Шант, Кайцак и Пайлак (Мгер Манукян). Шант и Кайцак были схвачены и убиты, а Пайлаку удалось бежать в Иран.


Матевос Саркисян-Парамазян


Обстановка в Закавказье накалилась настолько, что в августе 1905 года император Николай Второй вернул Армянской церкви конфискованное имущество и разрешил открыть армянские школы. Однако отношение армян к царскому правительству уже невозможно было изменить. От той преданности, которая наблюдалась в начале XIX века, не осталось ничего. Можно сказать, что власть своими руками породила проблему армянского сепаратизма, которой она так боялась и с которой столь активно боролась. Но теперь стремление к созданию своего государства стало реальностью, а не выдумкой царских чиновников, которые рассказывали друг другу страшилку о том, как коварные армяне хотят создать государство «от Эривани до Ростова-на-Дону» и даже имеют кандидата в правители.

Следуя принципу «разделяй и властвуй», царские чиновники усердно разжигали вражду между армянами и мусульманами, большинство которых составляли азербайджанцы, называемые тогда «кавказскими татарами». Любимой «картой» сеятелей розни была малая представленность мусульман в местных органах власти. Даже там, где мусульмане составляли большинство населения (например – в Баку), в городских советах доминировали армяне. Это обстоятельство служило подтверждением для легенды о коварных армянах, которые пролезают всюду и в конечном итоге приберут к рукам всю власть (и все богатства, и вообще все, что можно). На самом же деле, согласно реформе городского самоуправления, проведенной в 1870 году императором Александром Вторым, лица нехристианского вероисповедования могли получать не более трети мест в городских советах, а в 1892 году эту квоту урезали до одной пятой. Таким образом царское правительство хотело ограничить количество евреев, но в Закавказье и Средней Азии эта дискриминационная мера ударила по мусульманам. Армяне были не при чем, они жили по существующим законам и не строили никаких козней.

Дошло до того, что в начале 1905 года бакинский губернатор князь Михаил Накашидзе (ставленник князя Голицына, бывший до этого Эриванским губернатором) организовал в Баку армянскую резню. Некоторые историки считают его не организатором, а потакателем, но это не совсем верно, ведь по свидетельству многих очевидцев, полицейские чины сообщали «татарам», что армяне собираются их резать, и советовали устроить резню первыми. Опять же, если бы власти не желали резни, то они смогли бы пресечь ее в считанные дни, ведь возможности для этого имелись. Однако резня, то затухая, то вспыхивая снова, продолжалась с февраля 1905 года до начала 1906 года, распространилась по всей Бакинской губернии и перекинулась в Нахичевань. Разумеется, армяне вынуждены были создавать отряды самообороны, но вооруженное сопротивление обреченных на смерть людей не может служить основанием для каких-либо обвинений в их адрес. (Желающие могут ознакомиться с книгой Г. Е. Старцева «Кровавые дни на Кавказе», изданной в Петербурге в 1907 году, это честное свидетельство стороннего наблюдателя, не принадлежавшего ни к одной из сторон.)

Партия «Дашнакцутюн» (см. ниже) вынесла князю Накашидзе смертный приговор за организацию армянских погромов. Этот приговор привел в исполнение Драстамат Канаян, вошедший в историю как «генерал Дро». 11 мая 1905 года он бросил бомбу в губернаторский кортеж, проезжавший через бакинскую площадь Парапет. Накашидзе был убит на месте.

В 1908 году было арестовано более 150 армянских общественных деятелей, видных представителей армянской интеллигенции, среди которых были такие известные личности, как Ованес Туманян, Аветик Исаакян и Аветис Агаронян, возглавивший первую Республику Армения. Все арестованные были дашнаками, а принадлежность к партии «Дашнакцутюн» царское правительство расценивало как ведение антигосударственной деятельности, не вникая в детали.

«Арменакан»

Партия под названием «Арменакан казмакерпутюн» («Армянская организация») стала первой в истории национально-политической партией армян. Она была основана осенью 1885 года в Ване Мкртичем Португаляном и его сподвижниками, стоявшими на позициях национально-освободительной борьбы. Собственно, после того, как османское правительство саботировало решения Берлинского конгресса, касавшиеся реформ в армянских вилайетах, никакого другого пути к освобождению, кроме насильственного, у армян не осталось. В программе партии «Арменакан» говорилось, что ее главной задачей является освобождение армянского народа революционным путем.


Мкртич Португалян


Во время хамидийской резни 1894–1896 годов и в 1915 году арменаканы были организаторами армянской самообороны в Ване.

Среди армянских национально-освободительных партий партия «Арменакан» занимала центристскую позицию, признавая оружием политической борьбы и террористические методы, подобно партии «Дашнакцутюн», и политическую деятельность, подобно партии «Гнчак».

В 1921 году арменаканы объединились с левыми гнчакистами и рамкаварами (конституционные либералы) в партию Рамкавар-Азатакан. Эта партия выступала за создание независимого армянского государства и освобождение захваченных Турцией армянских земель исключительно политическими методами.

«Гнчак»

Армянская социал-демократическая партия, основанная в 1887 году группой студентов Женевского университета, в которую входили супруги Аветис и Маро Назарбекяны, Рубен Ханазат, Христофор Оганян и Габриел Кафян, получила название «Гнчак» («Колокол») в честь революционного еженедельника, издаваемого Александром Герценом в 1857–1867 годах.


Христофор Оганян


В программе партии ее ближайшей задачей провозглашалось освобождение Западной Армении посредством общенационального восстания, за которым должно было последовать установление социалистического строя. Гнчакисты стояли на марксистских позициях и активно сотрудничали с большевиками. Подобно дашнакам, гнчакисты были сторонниками вооруженной борьбы, но при этом делали ставку не на террор, а на народную революцию. Гнчакисты активно участвовали как в освободительной борьбе западных армян, так и в борьбе закавказских армян против царского режима. После установления советской власти в Армении гнчакисты продолжили действовать за пределами Советского Союза.

Во время самообороны армян в Ване, Сасуне и Зейтуне из рядов гнчакистов вышли многие герои-фидаины, такие, например, как Мецн Мурад (Мурад Великий), Мурад Себастаци и Христофор Оганян, бывший в числе основателей партии.


Номер газеты «Гнчак», центрального органа Социал-демократической партии «Гнчак»


Турецкие историки пытаются оправдать гамидийскую резню и последующие массовые истребления армян как ответ на вооруженные восстания армян 1894–1896 годов, организованные гнчакистами. На это можно сказать только одно – у любого преступника найдется одно или несколько оправданий.


На сегодняшний день отделения партии «Гнчак» действуют по всему миру от Австралии до США, партия представлена в парламенте Республики Армения.

«Дашнакцутюн»

Партия «Армянская революционная федерация» («Ай цехапохакан дашнакцутюн») была создана в 1890 году в Тифлисе в результате объединения нескольких армянских политических групп от патриотов до марксистов. Основателями федерации стали учитель Христофор Микаелян, писатель Ростом Зорьян и агроном Симон Заварьян.


Основатели партии «Дашнакцутюн» (слева направо)

Ростом Зорьян, Христофор Микаелян и Симон Заварян


В листовке, извещающей о создании новой партии, было сказано, что Дашнакцутюн имеет своей главной целью объединение армянского народа для освобождения армян от османского ига и намерена сражаться ради этого до последней капли крови. Печатным органом партии стала газета «Дрошак» («Знамя»), первый номер которой вышел в свет в мае 1891 года. В его передовой статье разъяснялась программа партии: «Наша партия не может согласиться с теми, кто намерен добиваться своих целей только дипломатическим путем, поскольку чистая дипломатия не считается с гуманностью. Наши дипломаты руководствуются собственными интересами и правом сильного. Европа – не для нас. Армяне должны знать, что они не получат ничего до тех пор, пока армянская земля не будет пропитана кровью. С другой стороны, партия не может согласиться с теми, кто, подобного европейцам, связывает освобождение Армении с деятельностью пролетариата, потому что до тех пор, пока в Турции не существует промышленности и крупных заводов, поднимать подобные вопросы нельзя. Для страны, в которой преобладает крестьянство и патриархальный уклад, не может быть и речи о европейском социализме… Обсуждая экономические проблемы, нужно руководствоваться общей культурной страны и ее национальными и историческими особенностями. Земельный вопрос – это наш главный вопрос. Земля должна принадлежать тому, кто ее обрабатывает».


Флаг партии «Дашнакцутюн»


Ряды членов партии стали расти очень быстро. Причин тому было две. Во-первых, каждый армянский патриот стремился к освобождению Западной Армении, а во-вторых, дашнаки умели разговаривать с каждой социальной группой на понятном ей языке. И крестьяне, и рабочие, и торговцы, и интеллигенция находили в программе дашнаков близкие им цели. Для примера – в 1907 году, когда большевиков было примерно 5000 человек, в партии «Дашнакцутюн» состояло 167 000 тысяч членов! Это не считая тех, кого принято называть «сочувствующими». Впрочем, в «сочувствующих» у дашнаков состоял весь армянский народ. Своей опорой партия считала бедное крестьянство, мелких ремесленников и пролетариат.

Важным событием в жизни партии стал ее Третий съезд, прошедший в феврале 1904 года в Софии. На этом съезде было принято решение распространить деятельность партии, кроме Западной, также и на Восточную Армению, и сместить акцент с борьбы пролетариата на борьбу за интересы армянского народа. Дашнаки различали понятия «свобода» и «независимость», которые для них не являлись синонимами, и ставили на первое место свободу – свободу личности, свободу гражданина. Вооруженная борьба, начиная с создания партизанских отрядов и заканчивая террористическими актами, была главным средством достижения поставленных целей. Дашнаки организовали такие резонансные акции как захват главного отделения Имперского Оттоманского банка в Стамбуле (1896), Ханасорский поход фидаинов курдов, участвовавших в массовых убийствах армян (1897), покушение на султана Абдул-Хамида Второго в стамбульской мечети Йылдыз (1905), казнь главных организаторов геноцида армян Мехмеда Талаат-паши (Берлин, 1921) и Ахмеда Джемаль-паши (Тифлис, 1922).

В 1990 году партия «Дашнакцутюн» возобновила свою деятельность в Армении (в советский период она была запрещена), но уже в декабре 1994 году президент Армении Левон Тер-Петросян запретил деятельность партии на территории страны по целому ряду обвинений, начиная с террористической деятельности и заканчивая незаконным оборотом наркотиков. В 1998 году после вынужденной отставки Левона Тер-Петросяна и прихода к власти президента Роберта Кочаряна деятельность партии «Дашнакцутюн» вновь была разрешена. На сегодняшний день партия действует во всех государствах, где есть армянская диаспора.

Хамидийская резня 1894–1896 годов и ее последствия

Правление последнего султана Османской империи Абдул-Хамида Второго (его преемников Мехмеда Пятого и Мехмеда Шестого можно в расчет не принимать, поскольку они являлись сугубо декоративными фигурами) было тираническим, упадочническим и крайне неспокойным. Реформы, начатые предшественниками Абдул-Хамида, были прекращены, империя попала в полную экономическую зависимость от европейских держав, то там, то здесь вспыхивали восстания. Создавшееся положение можно охарактеризовать фразой: «Все было совсем плохо, но с каждым днем становилось все хуже». Империя, уже лишившаяся Греции, Сербии и Болгарии, буквально трещала по швам. Армянские вилайеты требовали автономии, и все шло к тому, что они скоро ее получат, а следующим шагом станет отделение Западной Армении. Решение армянской проблемы Абдул-Хамид видел в физическом уничтожении армян, которое было начато в 1895 году.

К серьезным делам турки готовятся основательно. Заранее, еще в 1890 году, из курдов, черкесов и азербайджанцев-карапапахов[98] были сформированы отряды, названные «хамидие» («принадлежащие Хамиду»). Формально они были созданы по примеру русских казачьих формирований для охраны границ с Россией и Ираном, но на деле чаще всего использовались против армянского населения, а также против ассирийцев, которые в Османской империи также считались «лишним» народом. Были созданы и «основания» для репрессий – притеснения вождей курдских племен вызывали у армян недовольство, доходившее до столкновений с курдами. Эти столкновения, которые были не чем иным, как попыткой защититься от произвола, раздувались османской пропагандой до «мятежей» и «терроризма», а истребление армян подавалось как «защита интересов государства». В какой-то мере, пусть и в весьма небольшой, Абдул-Хамид все же был вынужден считаться с мнением мирового сообщества и потому «соблюдал политес». Впрочем, мировое сообщество мало интересовалось судьбой армян. Отдельные деятели высказывали возмущение действиями турок, посылались запросы, которые привычно игнорировались, в западных газетах печатались шокирующие статьи, но все это не могло помешать Абдул-Хамиду осуществлять его бесчеловечные планы по уничтожению армян. Турки уважают только силу. Резня могла бы прекратиться только в том случае, если бы русские войска вошли бы в Западную Армению или же к Стамбулу подошла бы британская эскадра. Но политический расклад в то время был таким, что Абдул-Хамид, поддерживаемый могущественной Германией, мог не опасаться иностранного вмешательства.

Массовые убийства армян происходили в Сасуне, Эрзеруме, Трабзоне, Зейтуне, Трапезунде, Себастии, Ване, Харберде, Мараше и Стамбуле. Собственно, нападения на армян начались еще в 1890 году, но до 1894 года они не носили столь массового характера. Параллельно с истреблением армян шло насильственное обращение их в ислам. Ответом на требование немедленного проведения реформ, оговоренных в 61 статье Берлинского трактата, содержавшемся в специальном меморандуме Великобритании, Франции и России, стал новый виток резни. Все происходило по стандартной схеме – правительственные эмиссары призывали мусульманское население на борьбу с «мятежными» армянами и раздавали оружие, затем подтягивались отряды хамидие или регулярные части и начиналась резня. Армяне сопротивлялись, но силы были неравны. Наиболее массовым стало сопротивление сасунских армян, возглавленное Серобом Варданяном, известным как Сероб Ахпюр и Сероб-паша (1864–1899). О Серобе в народе говорили: «На небе Бог, а на земле – Сероб», настолько велико было уважение к нему. В отряде Сероба сражался национальный герой армянского народа Андраник Озанян, возглавивший сопротивление в Васпуракане и Сасуне после гибели Сероба.


Сероб Варданян


Андраник Озанян


Андраник Озанян


Бабкен Сюни


Желая привлечь внимание мирового сообщества к армянскому вопросу и массовым убийствам армян в Османской империи, 28 членов партии «Дашнакцутюн» под предводительством Армена Гаро (Гарегина Пастермаджяна) и Бабкена Сюни (Петроса Паряна) 26 августа 1896 года захватили главное отделение Имперского Оттоманского банка в Стамбуле. Несмотря на свое название, этот банк на самом деле принадлежал консорциуму британских и французских банков, поэтому-то он и был выбран в качестве объекта акции. Захват банка, представлявшего интересы европейских держав, банка, в котором служило много англичан и французов, невозможно было замолчать или проигнорировать. Захват, длившийся около 14 часов, не принес желаемого результата. Европа продолжала молча наблюдать за происходящим, а вот в Стамбуле прошли новые армянские погромы, унесшие 7000 жизней.

Всего же во время резни 1894–1896 годов погибло от 250 000 до 300 000 армян, а около 100 000 бежали в Восточную Армению.

Турецкие и протурецкие историки представляют хамидийскую резню как ответную реакцию на «армянскую провокацию». Степень этой провокации, которой на самом деле не было, различается от источника к источнику, вплоть до того, что якобы гнчакисты в союзе с дашнаками намеревались истребить всех мусульман в шести армянских вилайетах и создать там социалистическую республику.

Казалось, что невозможно представить большего злодеяния, чем армянская резня, устроенная султаном Абдул-Хамидом. Но его преемники-младотурки превзошли своей жестокостью всех османских султанов вместе взятых.

Младотурецкая революция 1908 года и государственный переворот 1913 года

В 1889 году турецкие националистические революционеры, называемые младотурками, основали «Османское общество единения и прогресса». В результате вооруженного переворота 23 июля 1908 года это общество заставило султана Абдул-Хамида Второго объявить о восстановлении действия конституции 1876 года и о созыве парламента, в котором младотурки получили большинство. В 1909 году парламент низложил Абдул-Хамида Второго и избрал новым султаном его брата Мехмеда Пятого. Младотурецкое движение скоро потеряло свою популярность, поскольку, придя к власти, младотурки отказались от продолжения реформ, которые были жизненно необходимы гибнущей Османской империи.


Талаат-паша


Джемаль-паша


Энвер-паша


23 января 1913 года члены партии «Единение и прогресс» (так теперь называлось «Османское общество единения и прогресса») во главе с Исмаилом Энвер-беем и Мехмедом Талаат-беем совершили переворот, приведший к власти триумвират, известный под названием «Триумвирата трех пашей». Триумвират состоял из Энвера, ставшего военным министром, Талаата, получившего должность министра внутренних дел, и Ахмеда Джемаль-паши, назначенного начальником стамбульского гарнизона и министром общественных работ. Триумвират вовлек Османскую империю в Первую мировую войну на стороне германо-австрийской коалиции и стал организатором геноцида армян 1915 года, который армяне называют «Мец Егерн» («Великое злодеяние») или «Агхет» («Катастрофа»).

Глава восьмая.
Великое злодеяние

Младотурки – продолжатели политики Абдул-Хамида

С младотурецкой революцией часть армян связывала определенные надежды. Действительно, в первые послереволюционные дни казалось, что жизнь османских христиан вскоре изменится к лучшему. Конституционных прав ждали как манны небесной. Бытовало такое мнение, что конституция важнее реформ в армянских вилайетах, поскольку она изменит к лучшему жизнь всего государства в целом. В разных местах происходили публичные братания мусульман с христианами; кстати говоря, одно из таких братаний организовал Энвер-паша (в 1908 году еще Энвер-бей)[99]. Ничего удивительного – заигрывания с христианами были частью младотурецкой политики. Христиан призывали принять участие в борьбе за преобразование их «родины» наравне с мусульманами, но при этом ничего конкретного им не обещали, дело не шло дальше общих фраз. Еще до революции младотурки начали сотрудничать с дашнаками по принципу «враг моего врага (т. е. султана Абдул-Гамида) – мой друг». После революции дашнаки стали легальной партией и получили четырнадцать мандатов в нижней палате двухпалатного турецкого парламента. Но этого было недостаточно для того, чтобы иметь возможность влиять на деятельность правительства.

В опубликованном накануне переворота воззвании руководства партии «Единение и прогресс» говорилось: «Армяне в Ване, Битлисе и Диярбекире, болгары в Румелии и сербы, арабы в Йемене, турки в Эрзуруме, Трабзоне, Кастамону, друзы в Хоране восстали, будучи не в состоянии больше терпеть эту [султанскую] тиранию… Корень всех бедствий – в нашей разобщенности. Так давайте же объединимся!». Этому призыву поверили некоторые армянские общественные деятели, начавшие было сотрудничать с младотурками, но их энтузиазм быстро иссяк. Примечательной была позиция великого армянского поэта и истинного патриота Ованеса Туманяна, который в 1908 году был арестован за принадлежность к партии «Дашнакцутюн» вместе со многими другими армянскими интеллигентами. В Стамбуле прошли митинги с требованием освобождения Туманяна и его товарищей по несчастью. Выйдя из заключения, Туманян выступил против этих митингов и сказал, что от Турции хамидовской или младотурецкой, деспотической или конституционной, армянам ничего хорошего ожидать не следует. Ближайшее будущее показало, что Туманян был прав. Геноцид армян, устроенный младотурками, превзошел по своим масштабам все прошлые акции по истреблению армян.

Умные уезжали из «демократического конституционного государства», а недальновидные призывали их остаться, считая массовое бегство из страны «стихийным бедствием». Но настоящие бедствия были иными. В апреле 1909 года в Адане и Алеппо произошла резня армянского населения, вошедшая в историю под названием Киликийской резни. Погибло около 30 000 армян и 1300 ассирийцев. Как и прежде, никто не понес наказания и не было принято никаких мер для того, чтобы остановить истребление мирных граждан. Джемаль-паша сказал по этому поводу следующее: «17 000 армян и 1850 турок были убиты во время резни в Адане. Цифры показывают, что если бы армяне были в большинстве, то, наоборот, убитых турок было бы больше… Армяне никогда не переставали нападать на турецких женщин и детей, турки сделали то же самое – и две разъяренные нации доказали, что между ними нет никакой разницы». Очень удобная точка зрения, ставящая жертву на одну доску с убийцей.

Балканские войны 1912–1913 годов[100] продемонстрировали непрочность турецких позиций в этом регионе. В середине 1913 года правительство Российской империи потребовало проведения реформ в армянских вилайетах под контролем великих держав. «Положение армянского населения требует немедленно начать обсуждение необходимых реформ…» – говорилось в ноте, направленной европейским державам из Петербурга. Отчетливо прозвучали намеки на вооруженное вмешательство в случае отклонения этого требования, которое было вызвано обращением наместника на Кавказе графа Воронцова-Дашкова к императору Николаю Второму. Воронцов-Дашков посоветовал императору вернуться к истинно русской политике покровительства турецким армянам, а император принял совет к сведению, поскольку дело шло к мировой войне, а Османская империя была союзницей Германии, потенциального врага России. Что же касается Великобритании и Франции, будущих союзниц Российской империи в Первой мировой войне, то им не хотелось усиления влияния России в Малой Азии, к которому могли привести реформы. Обсуждение реформ в европейских дипломатических кругах превратилось в бесконечное пережевывание условий, формулировок и сроков. Политики ходили по кругу, а армянский вопрос оставался нерешенным.

Российская инициатива вызвала оживление западноармянской общественности. Одновременно поползли слухи о том, что армяне будут истреблены, если не откажутся от идеи реформ. Младотурецкие лидеры, подобно Абдул-Хамиду, видели решение армянского вопроса не в реформах, а в уничтожении армян. Нет народа – нет проблемы. Готовясь к «окончательному решению» армянского вопроса, младотурки оттягивали начало реформ, ссылаясь на то, что в шести восточных вилайетах армяне составляют «всего-навсего» 20 % от общего населения, хотя на самом деле доля армян была вдвое больше, а в Ванском вилайете они составляли большинство населения даже после хамидийской резни.

28 июля Австро-Венгрия объявила Сербии войну, положив тем самым начало Первой мировой войне. 2 августа 1914 года был подписан секретный договор между Германией и Османской империей. Большинство членов османского правительства, в том числе великий визирь Саид Халим-паша, подписавший договор с Германией, были против вступления Османской империи в войну, но прогермански настроенный военный министр Энвер-паша начал военные действия по собственной инициативе, поставив правительство перед фактом. 30 октября 1914 года Османская империя официально присоединилась к блоку Центральных держав, который возглавляла Германия[101].

Начало геноцида – разоружение армянских солдат

Еще до вступления Османской империи в Первую мировую войну, сразу же после заключения османо-германского военного договора, была объявлена всеобщая мобилизация, касавшаяся по новым законам и христиан, которые до младотурецкой революции в османской армии не служили. В общей сложности было призвано около 100 000 армян.

В январе 1915 года на Восточном фронте османские войска под командованием Энвера-паши потерпели сокрушительное поражение от русских под Сарыкамышем (Егегником). Энвер возложил вину за поражение на армян, заявив, что оно явилось результатом армянской измены. После этого заявления армяне, служившие в османской армии, были разоружены и истреблены. Попутно у гражданского армянского населения было изъято оружие, обладание которым разрешили христианам младотурки в 1908 году. Изъятие проводилось варварским образом – самые видные представители армянских общин брались в заложники и содержались в заключении до тех пор, пока армяне не сдавали назначенное властями количество оружия (часто армянам приходилось приобретать оружие для последующей сдачи). Вот свидетельство Генри Моргентау, бывшего послом США в Османской империи с 1913 по 1916 год: «Мучители проявляли дьявольскую изобретательность, пытаясь заставить свои жертвы объявить себя “смутьянами” и указать место, где спрятано оружие… В тысячах случаев армяне терпели эти мучения и отказывались сдать свое оружие просто потому, что им нечего было сдавать, однако они не могли убедить в этом своих мучителей. Поэтому для армян стало обычаем накануне обысков покупать оружие у своих соседей-турок с тем, чтобы сдать его властям».

Изъятое оружие фотографировалось и публиковалось в прессе как доказательство «изменнической» деятельности армян, что еще сильнее разжигало антиармянские настроения.

Немного позже Энвер-паша скажет: «Собственный революционный опыт заставляет нас опасаться армян. Если две сотни турок смогли сбросить правительство, тогда несколько сотен умных, образованных армян тем более сумеют сделать это. Поэтому мы разработали план рассеивания их с таким расчетом, чтобы они не могли собраться воедино и причинить нам зло».

Организация депортации армян

Прежде, чем говорить о депортации армян, организованной младотурками, нужно уточнить, что под относительно благозвучным термином «депортация» скрывалось массовое истребление народа, который не обеспечивался ничем необходимым во время переселения в безлюдные, неприспособленные для жизни места, и перманентно истреблялся в ходе этой «депортации». Если целью шаха Аббаса во время Великого сургуна было ПЕРЕСЕЛЕНИЕ подданных (пусть и плохо организованное), то целью младотурок было ИСТРЕБЛЕНИЕ армян под видом переселения. Примечательно, что депортации подвергались не только армяне, проживавшие в приграничных районах, близ театра военных действий, но и те, что проживали в других местах. Организаторы геноцида намеревались «очистить» от армян не только восточные вилайеты, но и вообще всю империю.

Депортация начиналась с мужчин, которых собирали и уничтожали в каком-то уединенном месте. Затем стариков, женщин и детей строили в колонны и гнали под конвоем, убивая тех, кто падал или отставал. Маршруты намеренно выбирались тяжелые, воду и еду несчастным не давали. Иногда депортируемых могли водить взад-вперед по одному и тому же маршруту до тех пор, пока не умирал последний из них. Первыми, в начале апреля 1915 года, были депортированы жители киликийских городов Зейтуна и Чорс-Марзпета[102]. 24 апреля была депортирована армянская элита Стамбула и потому 24 апреля стало днем памяти жертв геноцида. Также в апреле были депортированы армяне Александретты и Аданы. Примечательно, что «Закон о депортации», в котором упоминались не армяне, а «выступающие против правительства», был представлен парламенту министром внутренних дел Талаат-пашой только 26 мая 1915 года и утвержден 30 мая. Получается, что апрельские депортации были незаконными, но кого и когда в Османской империи волновало соблюдение законов? Передовые «конституционные» младотурки вели себя подобно султанам, которые руководствовались правилом: «Что хочу, то и делаю».

Депортация производилась согласно «принципу десяти процентов» – численность переселенных армян не должна была превышать 10 % от численности местных мусульман, а еще армянские поселения должны были находиться на значительном расстоянии езды друг от друга (не менее пяти часов верховой езды). Это делалось для того, чтобы беспрепятственно уничтожать тех, кто смог выдержать ад переселения. Турки были нацелены на «окончательное решение армянского вопроса» и не скрывали этого.

Ванская самооборона

В ответ на действия погромщиков, состоявших из отступавших с Кавказского фронта турецких войск и курдских разбойничьих отрядов, армяне Вана организовали «Военный орган армянской самообороны», в который вошли такие известные фидаины, как Арменак Екарян, Арам Манукян, Габриел Семерджян, Грант Галикян и Фанос Терлемезян, впоследствии ставший народным художником Армянской ССР. Руководил обороной профессиональный революционер Арам Манукян (Саркис Ованесян), будущий министр внутренних дел и министр обороны первой Республики Армения. Оборона Вана была организована по всем правилам – сооружались укрепления, оборудовались позиции, имелись все необходимые вспомогательные службы. Защитников Вана было около полутора тысяч, они испытывали нехватку оружия и боеприпасов, но все же смогли продержаться против десятикратно превосходящих сил противника с 19 апреля до 18 мая 1915 года, когда русские войска и армянские добровольческие отряды вступили в Ван. Героические защитники Вана спасли от уничтожения не только себя, но и около 40 000 армянского населения вилайета, нашедшего прибежище в Ване.


Арам Манукян


В день освобождения Вана Арам Манукян телеграфировал Николаю Второму: «Телеграмма Арам-паши, городского головы столицы Турецкой Армении Вана, в адрес Императора и Самодержца Всероссийского Николая II. В день рождения Вашего Величества, совпадающий с днем вступления Ваших войск в столицу Армении, желая величия и победы России, мы, представители национальной Армении, просим принять и нас под Ваше покровительство. И пусть в роскошном и многообразном букете цветов Великой Российской Империи маленькой благоуханной фиалкой будет жить автономная Армения».

«Маленькой благоуханной фиалке» не суждено было жить в имперском букете. Первая Республика Армения была провозглашена 28 мая 1918 года на руинах Российской империи, а город Ван оставался в руках русской армии всего шесть недель.

Продолжение геноцида

Османский закон о высылке, принятый 30 мая 1915 года, предусматривал охрану депортируемых и выплату компенсаций за оставленное имущество, однако эти условия никто не соблюдал. На деле под вывеской депортации (теперь уже узаконенной) продолжалось истребление армянского народа. По инициативе военного министра Энвера-паши и под руководством министра внутренних дел Талаата-паши была создана «Особая организация» («Тешкилят-и Махсуса»), формально считавшаяся контрразведывательным подразделением османской армии, но на деле занимавшаяся уничтожением армян. Среди «контрразведчиков» большинство составляли амнистированные преступники, ситуация была похожа на ту, что наблюдалась в России после Октябрьской революции, когда всякое отребье получило неограниченную власть. Дел у «Особой организации» оказалось настолько много, что ее руководителю Бехаэддину Шакиру пришлось создавать иррегулярные отряды в помощь своим сотрудникам, которых было около 35 000.

Перечислять происходившее в рамках так называемой «депортации» можно очень долго, но смысл всего можно выразить одним словом: геноцид. Для примера можно привести воспоминание пятнадцатилетней армянки Такуи Левонян, взятое из книги армянского историка Рубена Поля Адаляна, директора Национального армянского института в Вашингтоне: «Нас сильно мучили, и мы очень страдали, не было воды и еды. У моей матери было что-то съестное с собой и, время от времени, она давала нам немного. Мы шли весь день, в течение 10 или 15 дней. На ногах уже не оставалось обуви. Наконец мы достигли Тигранакерта [Диярбекира]. Там мы помылись у воды, размочили в ней немного сухого хлеба, который у нас был и поели. Прошел слух что губернатор требует от армян очень красивую двенадцатилетнюю девочку… Ночью они [турки] пришли с фонарями, чтобы найти такую девушку. Они нашли ее, забрали у плачущей матери и сказали, что после вернут ее. После они вернули ребенка, оставив его матери почти бездыханного, в ужасном состоянии. Мать громко рыдала, потому что дитя ее умерло, не вынеся того, что с ней сделали…» (Rouben Paul Adalian, «The Armenian Genocide»).

Армян убивали оружием, морили голодом, заставляли принимать яд, топили в море, использовали в качестве материала для медицинских экспериментов… Руководитель отдела здравоохранения Трапезунда Али Сейб приспособил для уничтожения армянских детей паровые печи, которые стали предшественниками гитлеровских газенвагенов.

Оборона Муса-дага

Героических защитников киликийской горы Муса-даг прославил в своем романе «Сорок дней Муса-дага» австрийский писатель Франц Верфель, собравший материалы для книги в 1929–1930 годах. «Оборона Муса-дага настолько потрясла меня, что мне захотелось помочь армянам, написав свой роман и рассказав об этих событиях всему миру», написал Верфель в предисловии. Роман замечательный, достоверный, подробный и однозначно заслуживает прочтения, тем более, что он переведен более чем на три десятка языков. Ну а здесь о событиях будет рассказано вкратце.


Памятник героическим защитникам Мусадага близ деревни Мусалер в Армавирской области Армении


В июле 1915 года каймакам (губернатор) Антиохии издал приказ о депортации жителей армянских сел, расположенных у подножия горы Муса-даг, которую армяне называли Мусалер. Армянам предписывалось в течение 8 дней покинуть свои жилища, что они и сделали, но по-своему – забрав скот, продовольствие и оружие, армяне перебрались на гору, где сразу же приступили к сооружению оборонительных укреплений. Приказу каймакама подчинились немногие и почти все они погибли.

У восставших была реальная надежда на спасение, ведь Муса-даг находился на берегу Средиземного моря, что давало возможность эвакуации иностранными кораблями. Отправка гонцов к американскому консулу в Алеппо и в порт Александретты успеха не имела. Тогда армяне вывесили у моря два больших флага. На одном был изображен красный крест, а на другом была надпись «Christians in distress: rescue» («Христиане в беде: спасите»). Обороной руководил двадцатилетний фидаин Мовсес Тер-Галустян, имевший опыт службы в османской армии (в романе Верфеля он выведен под именем Габриэля Баградяна).


Адмирал Луи дю Фурне


Первая же атака турецких регулярных войск принесла армянам два артиллерийских орудия, а также пополнила запасы стрелкового оружия и боеприпасов. Из двух сотен турок обратно вернулось около трети. В следующий раз гору штурмовал отряд из 3000 солдат и примерно 1000 ополченцев-мусульман, набранных в округе. Этот штурм тоже закончился для турок плачевно. Тогда турки изменили тактику, перейдя к осаде. Они рассчитывали взять армян измором, но на пятьдесят третий день осады вывешенные армянами флаги заметил французский крейсер «Гишен». Он подошел к берегу, узнал в чем дело и вызвал подкрепление. Под руководством французского адмирала Луи дю Фурне была организована эвакуация 4200 армян в контролируемый британцами египетский Порт-Саид.

В 1939 году Мовсес Тер-Галустян основал в Ливане, недалеко от Бейрута, город Анджар для размещения армян из Муса-дага. В память о шести родных селениях этот город разделен на шесть кварталов: Капысую, Йогунолук, Битиас, Вакыфлы, Хыдырбей и Хаджихабибли.

Итоги геноцида

Количество жертв геноцида армян в Османской империи оценивается в полтора миллиона (таковы данные большинства объективных историков). Значительное количество армян (от 100 000 до 200 000) было насильственно обращено в ислам. По всей империи уничтожались памятники армянской культуры, армянские названия заменялись турецкими, уничтожались армянские библиотеки, стиралась вся многовековая армянская культура, стиралась память о том, что здесь когда-то жили армяне. Но армянский народ все помнит. В память о прошлом ряд районов современного Еревана назван по имени городов и местностей Западной Армении – Арабкир, Малатия, Себастия, Мараш, Зейтун… Из трех десятков епархий армянской церкви осталась только одна, находящаяся в ведении Константинопольского патриаршества. Она уцелела только из-за того, что в Стамбуле антиармянские акции проводились в меньших масштабах, так как здесь было много иностранцев, а трем пашам не хотелось выглядеть в глазах просвещенного мира жестокими дикарями.

Операция «Немезис»

В октябре 1919 года на состоявшемся в Ереване девятом съезде партии «Дашнакцутюн» было принято решение о проведении операции возмездия в отношении организаторов и главных исполнителей геноцида армян. Операция получила название по имени древнегреческой богини мщения Немезис (Немезиды). Для руководства операцией был организован Ответственный орган, который возглавил Армен Гаро, бывший в то время представителем католикоса всех армян в США. Финансированием операции занимался Особый фонд, возглавляемый Шаан Сатчакляном. Организаторы операции подчеркивали, что они всего лишь исполняют приговоры военного трибунала Османской империи, который в 1919 году заочно приговорил к смерти организаторов геноцида армян. Аршавир Ширакян, казнивший бывшего великого визиря Саида Халим-пашу, а также принимавший участие в казнях экс-главы «Особой организации» Бехаэддина Шакира и бывшего трапезундского вали (губернатора) Джемаля Азми, говорил: «Наша организация не имеет плана истребления. Она всего лишь осуществляет наказание тех, кто был заочно осужден и признан виновным в совершении массовых убийств. Также наш список дополнили предатели из числа армян».

Два члена триумвирата пашей – Талаат-паша и Джемаль-паша были казнены армянскими патриотами. Энверу-паше удалось избежать казни. Став участником басмаческого движения в Средней Азии, он был убит 4 августа 1922 года в бою с красноармейским полком, которым командовал Яков (Акоп) Мелькумов. По словам Мелькумова, он лично зарубил Энвер-пашу. Местонахождение штаба басмачей во главе с Энвер-пашой помог обнаружить другой армянин – чекист Георгий Агабеков. Так что можно считать, что Энвера-пашу настигло возмездие от руки армян, пусть и не состоявших в партии «Дашнакцутюн».

Признание геноцида армян в османской империи в современном мире

Современные Турецкая и Азербайджанская Республики отрицают факт геноцида армян в Османской империи и Азербайджане, но при этом признают, что массовые истребления армянского населения «имели место», но в них виноваты исключительно армяне, которые своими восстаниями навлекли на себя гнев турок. Если следовать этой извращенной логике, то можно сказать, что евреи, проживавшие в Третьем рейхе и на захваченных нацистами территориях, уничтожались из-за своей «антигосударственной» деятельности.

Геноцид армян признали Совет Европы, Европарламент, Подкомиссия ООН по предотвращению дискриминации и защите меньшинств, Всемирный совет церквей, а также более тридцати государств, в том числе Россия и США. В 2015 году президент Германии Йоахим Гаук признал массовое убийство армян в Османской империи геноцидом, а также признал частичную ответственность Германии в этой акции.

Глава девятая.
Попытки обретения государственности

Временное правительство Западной Армении

До середины 1916 года на территории Османской империи, занятой русскими войсками в ходе Первой мировой войны, создавались округа, управление которыми осуществляли командиры соединений Кавказской армии. 5 июня 1916 года Николай Второй утвердил «Временное положение по управлению территорий Турции, занятых по праву войны», которое предусматривало создание временного военного генерал-губернаторства, включавшего в себя четыре области – Ванскую, Хнусскую, Эрзрумскую и Понтийскую. Эти области делились на 29 округов. Главами округов и областей назначались русские офицеры, армяне могли заменять только второстепенные должности. Для поддержания порядка были созданы полицейские управления, в которых служили командированные из России сотрудники.

Генерал Николай Юденич, бывший начальником штаба Кавказской армии (и ее реальным главнокомандующим), выступал против заселения армянами занятых русской армией западноармянских земель. Он считал, что территории, которые после окончания войны станут пограничными, лучше заселять донскими и кубанскими казаками. Одним выстрелом убивались два зайца – малоазиатские рубежи империи охраняло полностью лояльное царской власти казачество и, вдобавок, можно было не беспокоиться по поводу возможного армянского сепаратизма. Исконно армянские земли в который уже раз стали картами в чужой игре. Официально Юденич объяснял запрет возвращения армян на покинутые ими земли иначе: «Возвращение жителей на занятые нами в Турции земли преждевременно, так как усложнит и без того сложный вопрос поставок продовольствия в эти регионы». Армянские беженцы направлялись на сельскохозяйственные работы в глубокий тыл – в Восточную Армению.

Позицию царского правительства хорошо отражают слова российского дипломата князя Василия Гаджимукова, адыга по национальности. Во время Первой мировой войны Гаджимуков служил в штабе Кавказской армии, затем стал временным начальником двух завоеванных районов (Эрзинджанского и Дерсимского), а в мае 1917 года Временное правительство назначило его российским консулом. Гаджемуков был опытным дипломатом, знающим востоковедом и пользовался расположением дяди царя великого князя Николая Николаевича, который с августа 1915 года по март 1917 года занимал должность командующего Кавказской армией. В одной из своих докладных записок Гаджемуков написал следующее: «Если посмотреть на это [резню армян] не с гуманитарной, а с политической точки зрения и как на уже свершившийся факт, винить в котором следует армян, то в этом, надо сказать, есть положительная сторона: Турция оставила нам Армению без армян». В рамках создания «Армении без армян», военный генерал-губернатор завоеванных областей Николай Пешков собирался переселить всех армян на подведомственной ему территории к востоку от озера Ван. Заодно планировалось депортировать и курдов – в южном направлении, чтобы между ними и российско-турецкой границей был бы «пояс», населенный казаками.

Временное правительство России, пришедшее к власти в результате Февральской революции 1917 года, придерживалось иной политики в отношении армян. 26 апреля 1917 года было опубликовано правительственное решение «Об управлении Турецкой Армении», согласно которому управление Турецкой Армении передавалось от военных властей Временному правительству. Генерал-комиссаром Турецкой Армении был назначен генерал Петр Аверьянов, сочувствовавший армянам. При нем в Западную Армению вернулось около 150 000 армян и стало возможным обсуждать вопрос переброски армянских добровольческих отрядов, воевавших в составе Русской армии, на Кавказский фронт. В начале войны эти отряды были созданы по инициативе и под руководством Армена Гаро, который планировал использовать их для войны с турками и защиты западных армян. Но высшее военное руководство рассудило иначе, и армянские отряды воевали на европейском театре военных действий.



У армян появилась надежда на воссоединение их родины после многовекового раздела, но этой надежде не суждено было сбыться. 3 марта 1918 года в городе Брест-Литовск представителями Советской России и Центральных держав был подписан мирный договор, согласно которому Россия выходила из Первой мировой войны и делала ряд уступок бывшим противникам. В частности, русские войска выводились с занятых ими территорий Османской империи, а кроме того, Османской империи возвращались округа Карс, Ардаган и Батум, полученные Россией по итогам Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. По сути дела, договор фиксировал статус кво – воспользовавшись ситуацией, сложившейся после Октябрьской революции, турки вытеснили Кавказскую армию с занятых территорий и, вдобавок, захватили Карс, Ардаган и Батум.

Брестский мир был откровенно предательским. Заключая его, большевики, пришедшие к власти с германской помощью, возвращали долг. Собственно, немцы связались с большевиками только для того, чтобы вывести из войны наиболее сильного противника – Россию. Германский генеральный штаб решил разыграть большевистскую карту в начале 1917 года, когда стало ясно, что Германия и ее союзники проигрывают войну.

Образование Закавказской Демократической Федеративной Республики

Сразу же после Февральской революции, в Тифлисе был создан новый орган государственной власти – Закавказский сейм, в который вошли члены Всероссийского Учредительного собрания, избранные от Закавказья, а также представители политических партий Закавказья. Председателем сейма стал грузинский социал-демократ Николай (Карло) Чхеидзе, ранее бывший главой фракции меньшевиков в Государственной думе Российской империи четвертого созыва. 22 апреля 1917 года сейм провозгласил создание Закавказской демократической федеративной республики, в которую вошли территории Бакинской, Елизаветпольской, Эриванской, Тифлисской, Кутаисской губерний, Батумской и Карсской областей, а также Закатальского и Сухумского округов Российской империи.

Закавказский сейм не был согласен с условиями Брестского договора, поскольку считал правительство большевиков нелегитимным. 14 марта 1918 года в Трабзоне начались переговоры между османским правительством и Закавказским сеймом, на которых глава османской делегации (начальник штаба османской армии) Миралай-Рауф-бей сразу же потребовал объявления Закавказья независимым государством. Только на таких условиях османская делегация соглашалась вести переговоры. Собственно, дело и так шло к отделению Закавказья от Советской России, но формально можно сказать, что Закавказская республика была создана по требованию османского правительства. Также было заявлено о том, что Османская империя заинтересована в независимости Закавказья при условии взаимного признания границ 1918 года, установленных Брестским договором и невмешательства во внутренние дела Турции, что означало снятие с повестки дня вопроса о будущем Западной Армении. Против этого выступали армянские и грузинские делегаты сейма, а азербайджанские поддерживали все турецкие требования. После того, как закавказская делегация согласилась со всеми предложениями турецкой стороны, сейм на своем совещании от 13 апреля 1918 года по настоянию армянских и грузинских делегатов принял решение об объявлении войны Османской империи. Военные действия продолжались в течение двух недель и закончились победой турок.

Переговоры между турками и сеймом возобновились 11 мая 1918 года в Батуме. Делегация сейма окончательно признала протекторат Османской империи над Карсской, Батумской и Ардаганской областями, а также согласилась дополнительно уступить еще несколько уездов бывших Тифлисской и Эриванской губерний. Предъявляя ультимативные требования новых территориальных уступок, турки не давали времени на их обсуждение. Так, например, ультиматум о сдаче Александрополя (Гюмри) был предъявлен в ночь с 14 на 15 мая, а уже вечером 15 мая начался штурм города. Решающими сражениями этой армяно-турецкой войны стали Сардарапатское сражение, произошедшее 21–28 мая 1918 года близ Сардарапата, и Баш-Апаранское[103] сражение 23–29 мая того же года. Выиграв эти сражения, армяне спасли от захвата турками часть Восточной Армении, на которой была образована первая Республика Армения.

Генерал Отто фон Лоссов, возглавлявший германскую военную миссию в Батуме, пообещал Национальному совету Грузии (был такой политический межпартийный орган) военную помощь для защиты от турецкого вторжения, поскольку по германско-османскому соглашению Грузия вошла в сферу влияния Германии. Обещанная помощь поспособствовала выходу Грузии из Закавказской федерации, поскольку для грузин главным мотивом объединения с соседями было стремление защититься от турецкой угрозы. Кроме того, в ночь с 25 на 26 мая османская сторона потребовала немедленной ликвидации Закавказской республики, которая нужна была туркам только для того, чтобы отделить Закавказье от России.

26 мая на заседании Национального совета Грузии его председатель Ной Жордания зачитал «Акт о независимости Грузии», который единогласно поддержали грузинские депутаты. На следующий день Национальный совет Армении объявил о принятии на себя верховной власти в армянских уездах, а 28 мая провозгласил независимость азербайджанский Национальный Совет.

Первая Армянская республика


Флаг и герб первой Республики Армения


Первым премьер-министром Республики Армения стал член партии «Дашнакцутюн» Ованес Каджазнуни, который по специальности был архитектором. Он оказался в очень тяжелом положении – правительство пришлось создавать «с нуля», экономика лежала в руинах, а политическая ситуация была крайне угрожающей. Агонизирующая Османская империя, тем не менее представляла серьезную угрозу. Другой угрозой был Азербайджан, претендовавший на значительную часть армянских земель. Юной Армянской республике были нужны союзники, поиском которых ее правительство занялось сразу же после того, как 4 июня 1918 года в Батуми был подписан договор с Османской империей, признавшей независимость Армении в ее тогдашних границах – Эриванского и части Эчмиадзинского уездов Эриванской губернии. Здесь на 12 000 квадратных километров проживало около миллиона человек.


Карта первой Республики Армения


Территориальный спор между Арменией и Грузией в декабре 1918 года привел к вооруженному конфликту между ними, который был урегулирован в январе 1919 года при посредничестве британского командования, фактически поддержавшего Грузию. «Яблоком раздора» стали Борчалинский и Ахалкалакский уезды бывшей Тифлисской губернии.

Три четверти населения Ахалкалакского уезда и южной части Борчалинского уезда, называемой Лорийским участком, составляли армяне, а в северной части Борчалинского уезда треть населения была армянской, но при этом армяне являлись здесь наиболее многочисленной этнической группой, превышая по численности азербайджанцев, немцев и грузин. Наиболее ценной территорией был Лорийский участок с его богатыми медными рудниками.


Ахалкалакский и Борчалинский уезды на карте Армении


По Батумскому договору 1918 года южные части Борчалинского и Ахалкалакского уездов отошли к Османской империи. Северные части заняли германские войска, создавшие буфер между турками и грузинами. Оставляя эти районы по окончании Первой мировой войны, турки предложили свою часть двух уездов Армении (о чем было извещено грузинское правительство), а немцы передали свою часть грузинам. Турки ушли первыми, и тогда грузины при поддержке немцев заняли оставленные ими территории. Оба уезда полностью оказались под грузинским контролем.

Боевые действия начались 18 октября 1918 года и закончились 27 октября. Армянским войскам не удалось взять под контроль южные части уездов. В ноябре того же года проводились переговоры, которые оказались провальными – Грузия считала оба уезда своими и не собиралась ничего отдавать. Для давления на Армению Грузия блокировала железную дорогу, связывавшую Армению с Россией, а именно – с Белым Югом России. Блокада вызвала в Армении голод.

В начале декабря 1918 года восстали армяне Лорийского участка. К ним на помощь пришли армянские войска. Боевые действия продолжались до 31 декабря. 9 января 1919 года в Тифлисе началась конференция с участием Грузии, Армении и Британии, которую представлял посол по особым поручениям. По соглашению, подписанному 17 января, до решения Верховным советом Антанты вопроса о границах между Грузией и Арменией северная часть Борчалинского уезда передавалась Грузии, южная – Армении, а средняя объявлялась «нейтральной зоной» и административно подчинялась британскому губернатору. Ахалкалакский уезд передавался Грузии полностью. Впоследствии грузинские войска снова заняли весь Борчалинский уезд, но большевики передали Лорийский участок Армянской ССР.

Ситуация в России, где шла Гражданская война, была неопределенной, к тому же Советская Россия отказывалась признавать независимость Армении, поэтому армянское правительство сделало ставку на установление американского мандата (протектората) над Арменией. В феврале 1919 года армянская делегация приняла участие в Парижской мирной конференции, созванной державами – победительницами в Первой мировой войне. 14 мая того же года конференция приняла решение о передаче мандата на Армению Соединенным Штатам Америки.

На тот момент казалось, что дела Армении наконец-то пошли хорошо. После окончания войны, за период с ноября 1918 года по май 1919 года турки вернули те территории, которые находились вне границ, установленных Брестским миром, в результате чего границы 1914 года были восстановлены практически полностью. Однако, Сенат США 1 июня 1920 года отказался предоставить Армении мандат.

10 августа 1920 года во французском городе Севре по итогам переговоров державами Антанты и присоединившимися к ним государствами (в том числе и Республикой Армения) был подписан мирный договор с Османской империей. По этому договору Османская империя признавала независимость Армении и соглашалась передать президенту США Вудро Вильсону арбитраж турецко-армянской границы в пределах Ванского, Эрзурумского, Битлисского и Трабзонского вилайетов. Согласно решению Вильсона, которое так и не было исполнено, к Армении должны были отойти две трети территории вилайетов Ван и Битлис, почти весь вилайет Эрзурум и восточная часть вилайета Трапезунд с одноименным портом. Общая площадь этих территорий составляла около 100 000 квадратных километров.

Великое национальное собрание Турции, учрежденное в апреле 1920 года, отказалось ратифицировать «предательский» договор, подписанный султанскими чиновниками. Реальная власть в государстве на тот момент принадлежала не султанскому правительству, а председателю Великого национального собрания и лидеру националистического движения генералу Мустафе Кемалю, у которого были свои идеи по поводу армяно-турецких границ. Сближение Мустафы Кемаля с советским правительством побудило США, Великобританию и Францию отказаться от жесткой политики в адрес Турции, в частности – от принуждения к исполнению условий договора. Когда в сентябре 1920 года началась армяно-турецкая война, западные державы не оказали армянам никакой поддержки.

Республика Армения оказалась между двух огней – с одной стороны наступали турки, а с другой – части Красной армии, которые после установления советской власти в Азербайджане и провозглашения Азербайджанской советской социалистической республики, начали военные действия против Армении. В ходе этих действий Красная армия заняла Арцах, Нахичевань и Зангезур. 10 августа 1920 года в Тифлисе между РСФСР и Республикой Армения было подписано соглашение о перемирии, по которому занятые территории временно оставались под советским контролем.

За два месяца войны турецкие войска захватили примерно две трети территории Армении. 2 декабря 1920 года в Эривани было подписано соглашение между РСФСР и Республикой Армения, по которому Армения провозглашалась советской республикой. В ночь со 2 на 3 декабря в Александрополе министр иностранных дел Республики Армения Александр Хатисян от имени уже не существовавшего армянского правительства подписал с турками кабальный договор, по которому Армения возвращалась в границы, предусмотренные Батумским договором. С правовой точки зрения Александропольский договор был вдвойне неправомочным – Хатисян подписал его от имени правительства, которого уже не было, а кемалистское правительство на тот момент не было признано мировым сообществом (османский султанат был упразднен в ноябре 1922 года, а Турецкая республика была провозглашена в октябре 1923 года)[104].

Почти все время существования первой Республики Армения длилась армяно-азербайджанская война 1918–1920 годов, представлявшая собой цепь этнических конфликтов в районах со смешанным армяно-азербайджанским населением. При этом обе республики не вступали в прямой военный конфликт, Армения вела боевые действия против азербайджанских ополченцев в Нахичеванском, Сурмалинском, Шарур-Даралагезском и Эриванском уездах бывшей Эриванской губернии, Азербайджан воевал с армянским ополчением Арцаха и Зангезура. В сентябре 1918 года в Баку произошла резня армян, в ходе которой погибло (по разным данным) от 10 000 до 30 000 человек.


Арам Ерканян


В рамках операции возмездия «Немезис» 19 июня 1920 года в Тифлисе Арам Ерканян и Мисак Киракосян казнили бывшего премьер-министра Азербайджана Фатали-хана Хойского и ранили бывшего министра юстиции Азербайджана Халил-бека Хасмамедова. Оба они были организаторами армянской резни в Баку. 19 июля 1921 года в Стамбуле Мисак Торлакян казнил третьего организатора резни – бывшего министра внутренних дел Азербайджана Бехбуд-хана Джеваншира. Осуществить возмездие Торлакяну помогали Ерванд Фундукян и Арутюн Арутюнян.

Республика Горная Армения

После августовского соглашения 1920 года между РСФСР и Республикой Армения, командовавший армянскими войсками в Зангезуре генерал Драстамат Кананян вывел оттуда часть войск, но руководитель обороны Капанского района Гарегин Нжде и руководитель обороны Сисианского района Погос Тер-Давтян отказались признавать соглашение, поскольку опасались, что Зангезур будет передан Советскому Азербайджану. Опасения были резонными, поскольку Мустафа Кемаль усиленно заигрывал с Советским правительством, которое уже видело в ближайшем будущем Турецкую советскую республику и потому делало туркам различные уступки, одной из которых должен был стать «коридор» между Турцией и Азербайджаном, проходящий через Нахичевань и Зангезур.

Отряды Нжде и Тер-Давтяна начали партизанскую борьбу против частей Красной армии. Партизанам приходилось рассчитывать только на себя, поскольку армянское правительство считало их мятежниками. Кроме того, против партизан развернули агитацию армянские большевики, называвшие их «бандитами». Но народ был на стороне Нжде и Тер-Давтяна, который вскоре погиб в бою. 10 октября в Зангезуре вспыхнуло восстание против советской власти. К 21 ноября Зангезур был полностью очищен от частей Красной армии и помогавших ей турецких отрядов.


Гарегин Нжде


25 декабря 1920 года, состоявшийся в Татевском монастыре съезд провозгласил автономную Сюникскую республику, которую фактически возглавил Гарегин Нжде, получивший звание спарапета. 27 апреля 1921 года, после присоединения к Сюникской республике части Арцаха, была провозглашена Республика Горная Армения, в которой Нжде стал премьер-министром, военным министром и министром иностранных дел. 1 июля Горная Армения приняла название Республики Армении в качестве наследницы Первой Республики. Ее премьер-министром стал последний глава правительства Первой Республики Симон Врацян, а Нжде был назначен военным министром.

Гарегин Нжде соглашался передать занятые территории советским властям при условии, что они будут включены в состав Армянской Советской Республики. 3 июня 1921 года состоялось заседание Кавказского Бюро ЦК РКП (б), которое постановило, что Арцах и Зангезур должны быть переданы Армянской ССР. В середине июля Нжде с небольшим отрядом ушел в Иран, пообещав вернуться и продолжить борьбу, если Зангезур не будет отдан Армении.


Зангезур


Зангезур вошел в состав Армянской ССР, а вот решение относительно Арцаха было очень скоро пересмотрено. На заседании Пленума Кавказского Бюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года было решено передать Арцах (Нагорный Карабах) Азербайджанской ССР, «учитывая достаточно тесные экономические связи Верхнего и Нижнего Карабаха с Азербайджаном» с предоставлением областной автономии.

В Нахичевани в начале 1921 года путем опроса населения провели референдум, по результатам которого Нахичевань вошла в состав Азербайджанской ССР на правах автономной республики. Это стало возможным, поскольку к тому времени доля армянского населения Нахичевани сократилась с 45 % до 10 % в результате его истребления и вытеснения.

Московский и Карсский договоры 1921 года

16 марта 1921 года в Москве был подписан договор между Великим национальным собранием Турции и правительством РСФСР. Еще в апреле 1920 года Мустафа Кемаль обратился к председателю Совета народных комиссаров РСФСР Владимиру Ленину с просьбой о предоставлении Турции военной и финансовой помощи на том основании, что «Турция обязуется бороться совместно с Советской Россией против империалистических правительств для освобождения всех угнетённых… изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов на Кавказе и надеется на содействие Советской России для борьбы против напавших на Турцию империалистических врагов». Просимая помощь была предоставлена в надежде на то, что Турецкая республика пойдет по социалистическому пути. В послании Народного комиссариата иностранных дел турецкому правительству от 3 июня 1920 года говорилось, что «Советское правительство с живейшим интересом следит за героической борьбой, которую ведет турецкий народ за свою независимость и суверенитет, и в эти дни, тяжелые для Турции, оно счастливо заложить прочный фундамент дружбы, которая должна объединить турецкий и русский народы». Советское правительство пыталось «привязать» Турцию к себе, пока это не сделала Великобритания, стремившаяся к установлению полного господства в Ближневосточном регионе.

По Московскому договору, РСФСР признавала Турцию в границах, установленных Александропольским договором, за исключением оккупированных Александрополя и Александропольского уезда Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать Армянской ССР, северной части Батумской области, которую Турция обязалась передать Грузинской ССР, и Нахичеванского и юго-западной части Шаруро-Даралагезского уездов Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать Азербайджанской ССР. Входившие прежде в состав Российской империи Артвинский округ (южная часть Батумской области), Карсская область, Сурмалинский уезд Эриванской губернии (на территории которого находилась гора Арарат) и западная часть Александропольского уезда Эриванской губернии переходили к Турции. В октябре 1921 года в Карсе был подписан договор между Армянской, Азербайджанской и Грузинской ССР, с одной стороны, и Турцией – с другой, который был логическим продолжением Московского договора. Карсский договор закрепил границы закавказских республик с Турцией в том виде, в котором они существуют по сей день. Примечательно, что Мустафа Кемаль не повел Турцию по социалистическому пути. Получив от Советского правительства все, что ему хотелось получить, он стал проводить самостоятельную политику, а впоследствии начал тесно сотрудничать с гитлеровской Германией. С 1952 года Турция является членом Североатлантического альянса. Советское правительство пожертвовало армянскими землями совершенно напрасно, никакой выгоды оно от этого не получило.

Глава десятая.
Армения в составе Советского Союза

Создание Социалистической Советской Республики Армения

29 ноября 1920 года на заседании Революционного Комитета Армении была принята декларация о провозглашении Армении Социалистической Советской Республикой. 2 декабря РСФСР и Социалистической Советской Республикой Армения заключили соглашение, в котором говорилось, что Советское правительство признает независимость и территориальную целостность Армении, а также о том, что члены партии «Дашнакцутюн» и других социалистических партий Армении не будут подвергнуты никаким репрессиям за свою партийную принадлежность (это обещание оказалось ложным, но тогда очень многие ему поверили).

В состав Социалистической Армении вошли:

– Александропольский, Нор-Баязетский, Эчмиадзинский, Эриванский и восточная часть Шаруро-Даралагезского уездов бывшей Эриванской губернии;

– Дилижанское ущелье, Красносельский район, западная часть Зангезурского уезда и Гедикчайский бассейн Казахского уезда бывшей Елизаветпольской губернии;

– район Агбаба Карсской области (район Амасия);

– Лорийский участок Борчалинского уезда бывшей Тифлисской губернии.

3 февраля 1922 года Первым Всеармянским съездом Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов была принята конституция Социалистической Советской Республики Армении, в которой описывались флаг и герб. На гербе была изображена гора Арарат, которая до сегодняшнего дня остается на территории Турции. Арарат стал символом надежды на возвращение западноармянских земель. Он также изображен на гербе Третьей Республики Армения, образованной в 1990 году («Второй республикой» принято называть Армянскую ССР, несмотря на то, что это название не соответствует действительности. Республики, входящие в состав Советского Союза, не могли считаться суверенными государствами поскольку были лишены таких функций, как самостоятельные дипломатическая и внешнеторговая деятельность, не имели национальных вооруженных сил и не обладали самостоятельностью в принятии политических и экономических решений).

12 марта 1922 года Социалистическая Советская Республика Армения, Социалистическая Советская Республика Грузия и Азербайджанская Социалистическая Советская Республика заключили в Тифлисе договор о создании Закавказской Социалистической Советской Республики (ЗСФСР). 30 декабря 1922 года ЗСФСР объединилась с РСФСР, Украинской ССР и Белорусской ССР в Союз Советских Социалистических Республик.

По конституции СССР 1936 года Закавказская Социалистическая Советская Республика была упразднена (разделена на три самостоятельных республики). «Новая» Социалистическая Армения стала называться Армянской Советской Социалистической Республикой и получила новый флаг и новый герб.

В 1940 году флаг и герб Армянской ССР были изменены в связи с изменением названия республики, в 1952 году был принят флаг без надписи, а надпись на гербе изменилась в последний раз в 1966 году[105].

Согласно данным переписи населения 1926 года, практически все грузины проживали на территории Грузии, в Азербайджане проживало 90 % азербайджанцев ЗСФСР, а в Армении проживало только 55 % армян ЗСФСР, но при этом процент титульной нации в Армении был самым высоким – 84,45 %.



Флаг и герб Социалистической Советской Республики Армения


Флаг Армянской ССР в 1936–1940 годах


Флаг Армянской ССР в 1940–1952 годах


Флаг Армянской ССР в 1952–1990 годах


Герб Армянской ССР в 1966–1990 годах

Ереван

Столицей Социалистической Армении стал Ереван, прежде называвшийся Эриванью. Исторически Ереван был центром гавара Котайкашхара Айрарат, входившего во владения армянских царей. В результате Великого сургуна 1603–1605 годов Ереван практически обезлюдел, а в 1679 году был разрушен землетрясением, но вскоре был отстроен заново, правда, в гораздо меньшем масштабе.

В 1919 году в Ереван, ставший столицей Первой республики, по приглашению Ованеса Качазнуни переехал из Петербурга академик архитектуры Александр Таманян. На момент переезда ему был 41 год.

В источниках советского периода указывалось, что Таманян переехал в Ереван в 1923 году. Советская историография пыталась умалчивать о том, что сразу же после установления в Армении советской власти Таманян с семьей уехал в персидский Тавриз (Тебриз), где жил до 1923 года. Его отъезд из Еревана был обоснованным – как «царский академик» и сторонник партии «Дашанакцутюн» он мог подвергнуться репрессиям со стороны большевиков. Возвращение в Ереван стало возможным лишь после того, как председатель Совета народных комиссаров (Совнаркома) Армянской ССР и первый секретарь Закавказского крайкома РКП(б) Александр Мясникян гарантировал академику безопасность. Вот почему годом переезда Таманяна в Ереван в советской историографии считался год его возвращения из Тебриза.


Александр Таманян


Александр Мясникян


В современной Армении отношение к Александру Мясникяну двойственное. С одной стороны, он был убежденным большевиком, ставившим утопические марксистские идеи выше национальных интересов. С другой стороны, он сделал для Армении многое – в сжатые сроки организовал восстановление экономики, приглашал в Ереван видных представителей армянской интеллигенции, способствовал установлению связей между советскими армянами и диаспорой, которую некоторые армянские коммунисты поспешили объявить «буржуазной» и «враждебной».

В 1924 году Таманян представил Совнаркому Армении генеральный план Еревана, который был заказан ему еще правительством Первой республики. В Ереване на тот момент проживало около 50 000 человек, но план Таманяна был рассчитан на 200 000 жителей и при том не был замкнутым, что предусматривало его дальнейшее расширение. При создании плана во внимание принимали не столько естественный прирост населения, сколько увеличение его численности за счет репатриантов. В 1921 году по инициативе Александра Мясникяна был создан Комитет помощи Армении, который собирал пожертвования для народа Советской Армении среди зарубежных армян и агитировал их возвращаться на историческую родину. Эффективной деятельности Комитета во многом способствовала репутация его председателя – поэта Ованеса Туманяна. В период своего расцвета (конец двадцатых годов прошлого века) комитет имел около 200 филиалов в СССР и за рубежом. При всей своей полезности Комитет был расформирован в декабре 1937 года, но, благодаря его деятельности, в Армению репатриировалось много армян, которые преимущественно поселялись в Ереване, который советские власти намеревались сделать общемировым армянским центром.


Памятник Александру Таманяну в Ереване


План был одобрен правительством и начал воплощаться в жизнь. Реализация плана предусматривала практически полное разрушение старой застройки города, но это как раз тот случай, когда подобная тактика была полностью оправданной, потому что новый Ереван невозможно было встроить в старую Эривань.

К середине XX века небольшой провинциальный город превратился в современную столицу с полумиллионным населением (на сегодняшний день в Ереване проживает 1 084 000 человек). Таманян успешно сочетал неоклассицизм с армянскими традициями, благодаря чему Ереван приобрел уникальный облик, выделявший его из ряда столиц других союзных республик.

Отношение армян к Еревану передает стихотворение Паруйра Севака «Эребуни – Ереван», ставшее современным гимном армянской столицы.

«Ереваном ставший мой Эребуни,
И нашим новым Двином, и новым Ани,
Ты – великая мечта нашей маленькой земли,
Наша вековая тоска и наше каменное изящество».

Символично, что таманяновский генеральный план Еревана своей перспективой раскрыт на Арарат. По замыслу Таманяна, армянская столица должна была смотреть на священный символ армян, на гору, ставшую центром притяжения армянского народа. К сожалению, после смерти Таманяна, умершего в 1936 году, перспектива была переориентирована с южного араратского направления на северное, на монумент Сталина, который в 1962 году был демонтирован, а в 1967 году на сохраненном пьедестале установили монумент «Мать-Армения», созданный в честь победы Советского Союза в Великой Отечественной войне.


Монумент «Мать-Армения»


Тем не менее, современный генеральный план Еревана несет в себе многое от плана, созданного Александром Таманяном, человеком, который по выражению Шарля Азнавура[106], «подарил армянам Ереван».

Переселение зарубежных армян в Армянскую ССР

С 1921 по 1940 год из-за рубежа в Советскую Армению переселилось около 100 000 армян. Многих из них сподвигла на переселение деятельность Комитета помощи Армении. Переселенцев традиционно называют «репатриантами», но на самом деле никакой репатриации, то есть – возвращения на родину, в подавляющем большинстве случаев не происходило, ведь в Восточную Армению (сильно сократившуюся по площади) возвращались западные армяне или же их потомки. Термин «новоприезжий» здесь более уместен, поскольку точнее передает суть происходящего.

В марте 1945 года Советский Союз, денонсировал советско-турецкий договор о дружбе и нейтралитете от 25 декабря 1925 года, а в июне 1945 года потребовал пересмотра советско-турецкой границы. Между Советским Союзом и Турецкой Республикой с 1921 года существовал нерешенный вопрос – кемалистское правительство получило от Москвы щедрую помощь золотом, оружием и промышленным оборудованием для производства пороха, а также западноармянские земли, но не выполнило своих обещаний. Турция не пошла по социалистическому пути и даже не стала верным союзником Советского Союза. Разумеется, что советскому правительству хотелось вернуть напрасно отданные территории, а для этого нужно было создать некий благовидный предлог. Таким предлогом стала массовая репатриация зарубежных армян, организация которой началась еще до окончания Второй мировой войны.

Мнение Советского правительства озвучил в июле 1945 года на Потсдамской конференции министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов, который сказал американскому президенту Гарри Трумэну и британскому премьер-министру Уинстону Черчиллю, что «в 1921 году турки воспользовались слабостью Советского государства и отняли у него часть Советской Армении. Армяне в Советском Союзе чувствуют себя обиженными». Советский Союз претендовал примерно на 26 000 квадратных километров, из которых 20 500 должны были бы отойти Армении, а 5500 – Грузии.

21 ноября 1946 года Совет народных комиссаров СССР принял решение «О мероприятиях по вопросу возвращения зарубежных армян в Советскую Армению». Осуществлением репатриации занималось специально созданное Управление уполномоченного Совета народных комиссаров СССР по делам репатриации. Его зарубежный аппарат представляли особые репатриационные группы, созданные при советских военных миссиях и консульствах. Всего было запланировано переселение 360 000 человек.

Агитация среди зарубежных армян была не только активной, но и хорошо продуманной. К каждому человеку, точнее – к каждой социальной группе, подбирался свой ключик. Парижских или марсельских армян в первую очередь соблазняли бесплатным медицинским обслуживанием, бесплатным образованием и предоставлением «бесплатного» государственного жилья, за аренду которого ежемесячно выплачивались незначительные суммы. А необразованного бейрутского водоноса могли поразить сказкой о том, что в Советском Союзе из крана в квартире течет молоко – пей бесплатно сколько хочешь! (это не шутка, а чистая правда). Главным же доводом были преимущества жизни на родине, в армянском государстве, среди своих соотечественников.

С возвратом западноармянских территорий ничего не вышло. Турция, поддерживаемая Великобританией и Соединенными Штатами, отказалась обсуждать пересмотр границ (а в феврале 1952 года присоединилась к Североатлантическому альянсу, что лишило Советский Союз возможности силового решения проблемы). Для маленькой Армении репатрианты стали крупной проблемой, поскольку их негде было размещать и нечем занять. В спешном порядке было организовано переселение «на добровольных началах» азербайджанского населения Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР[107]. Всего было переселено 100 000 человек (10 000 – в 1948 году, 40 000 человек – в 1949 году и 50 000 – в 1950 году). Примерно столько же репатриантов прибыло в Армению с конца 1946 года по сентябрь 1948 года, когда репатриация была прекращена постановлением Совета министров СССР. Поводом для принятия такого постановления стал пожар на борту теплохода «Победа», который незадолго до этого высадил в Батуми очередную партию репатриантов. Пожар был расценен как дело рук американских агентов, скрывавшихся среди армянских репатриантов… На самом же деле репатриантов было некуда девать.

В июне 1949 года по приказу министра государственной безопасности СССР Виктора Абакумова [108] было организовано переселение «неблагонадежных» из Закавказья и Черноморского побережья в Сибирь и Казахстан. В частности, переселялись дашнаки и бывшие граждане Турции. Все армяне, депортируемые из Армянской ССР, считались дашнаками и высылались в Алтайский край, а среди армян, депортируемых из других регионов, были как дашнаки, так и бывшие турецкие граждане, которых высылали в Томскую область. Депортация 1949 года имела целью очищение территорий, близких к границе, от «вредоносного элемента». В целом было выслано более 16 000 армян (высылали семьями), из которых около 1500 составляли репатрианты. Горькая судьба – приехать в Армению и оказаться на Алтае или в Тюмени.

Прекращение репатриации армян ударило по престижу Советского Союза и послужило одной из причин распространения эмиграционных настроений среди репатриантов, у которых за рубежом остались родственники, лишившиеся возможности переселиться в Армению. Впрочем, эта причина была не главной, на первом месте стояло разочарование – ожидания репатриантов не соответствовали действительности. Первые заявления от желающих вернуться обратно начали поступать уже в 1949 году, и число их увеличивалось с каждым годом. В августе 1961 года вышло постановление Совета министров СССР о возобновлении репатриации армян, но это не уменьшило эмиграционные настроения среди репатриантов. Количество желающих уехать обратно из «социалистического рая» было на порядок выше желающих поселиться в этом «раю». В 1967 году выдача разрешений на выезд из Советского Союза была практически прекращена (они выдавались лишь в единичных, исключительных случаях), что вызвало рост антисоветских настроений в армянском обществе, никогда не отличавшемся приверженностью к социализму. В 1973 году выдача разрешений на выезд возобновилась, но в среднем людям приходилось ждать их по 5–7 лет.

Отношение большинства репартриантов к Советскому Союзу и советской действительности хорошо иллюстрирует следующий анекдот: «Репатриант, идущий ночью по Еревану, падает в неогороженную яму, вырытую посреди тротуара. «Как так можно?! – возмущается он. – Во всем мире ямы огораживают, да еще и красные флажки вешают, чтобы было заметнее!». Проходящий мимо другой репатриант спрашивает: «Братец, а ты разве не видел ограду и красные флаги в одесском порту, когда с парохода сходил?».

События 24 апреля 1965 года

В декабре 1960 года Первым секретарем Центрального комитета Коммунистической партии Армении стал Яков (Акоп) Заробян. В то время тема геноцида армян была в Советском Союзе под запретом, как противоречащая принципам интернационализма. Однако запретить не означает отменить. Армяне хранили память о трагических событиях и о утраченных западных землях. Заробян понимал, что республиканские власти не могут проигнорировать грядущую пятидесятилетнюю годовщину геноцида. Кроме того, он был не только коммунистом, но и патриотом, мечтавшим объединить рассеянных по миру армян вокруг Советской Армении.


Митингующие на центральной площади Еревана


В 1964 году Заробян начал подготовку к проведению официальных мероприятий, связанных с пятидесятилетием геноцида. С большим трудом ему удалось получить на это согласие членов Президиума Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза. Также Заробян смог получить разрешение на строительство мемориала в память жертв геноцида. В документах этот мемориал значился как «Памятник армянам, погибшим в Первую мировую войну», так было больше шансов на получение разрешения.

Планировалось провести официальное собрание, посвященное пятидесятилетней годовщине геноцида армян, вечером 24 апреля 1965 года в Театре оперы и балета имени Александра Спендиарова. Однако массовые шествия в Ереване начались уже днем. На площади Ленина состоялся митинг. Звучали два требования: «Верните наши земли!» и «Решите армянский вопрос!». К акции, организованной патриотически настроенной общественностью, присоединились все слои армянского общества. Точных данных об участниках этих событий нет, но по свидетельству очевидцев, впечатление было такое, будто весь Ереван вышел на улицы.

Вечером перед зданием оперного театра собралась толпа желающих принять участие в собрании. Милиция не пускала внутрь никого, кроме приглашенных. Тогда из толпы начали бросать камни, а затем собравшиеся прорвали оцепление и ворвались в помещение театра. Люди требовали конкретных действий по возврату западных территорий. В конечном итоге участники митинга и продолжавшихся шествий были разогнаны милицией.


Мемориальный комплекс «Цицернакаберд»


В середине 1965 года на холме Цицернакаберд[109] в центре Еревана началось строительство мемориала по проекту архитекторов Сашура Калашяна и Артура Тарханяна, которое было завершено в ноябре 1967 года.

Положительные стороны нахождения Армении в составе Советского Союза

Объективности ради нужно отметить, что нахождение в составе Советского Союза обеспечило Армении защиту от турецкой угрозы и способствовало развитию армянской экономики и армянской науки. Из слаборазвитой аграрной страны образца 1920 года, Армения превратилась в одну из наиболее развитых в промышленном и научном отношении республик Советского Союза.

В 1943 году на базе армянского филиала АН СССР была основана Академия наук Армянской ССР, первым президентом которой стал известный востоковед Иосиф Орбели. В республике были созданы такие известные всему миру научно-исследовательские учреждения, как Бюраканская астрофизическая обсерватория, Институт математики и механики, Институт проблем информатики и автоматизации, известный также как Вычислительный центр Академии наук Армянской ССР и Ереванского государственного университета. К 1960 году уровень грамотности составил 100 %. В 1989 году 14 % населения республики имели высшее образование, полученное в 10 высших учебных заведениях, первым среди которых был Ереванский государственный университет (правда, основан он был еще в досоветский период, по решению Совета министров Первой Республики Армения).

У каждой медали, как известно, есть оборотная сторона. Развитие химической и горнодобывающей промышленности, не сопровождавшееся необходимыми природоохранными мероприятиями, привело к значительному загрязнению окружающей среды, которое в середине восьмидесятых годов прошлого века приняло угрожающий характер. Демонстрации с требованием решения экологических проблем стали «первыми ласточками» периода горбачевской гласности.

Арцахский (Карабахский) конфликт и движение воссоединения

В послевоенный период руководство Армянской ССР неоднократно поднимало вопрос о передаче Арцаха (Нагорного Карабаха) Армении, как это было предусмотрено решением Кавказского бюро ЦК РКП(б) от 4 июля 1921 года, но так и не смогло добиться согласия союзного руководства.

Азербайджанское руководство не уделяло должного внимания экономическому развитию Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), а также ущемляло права армянского населения и искусственно создавало преграды для культурных связей между Арцахом и Арменией.

Первые требования передачи НКАО Армянской ССР прозвучали на «экологических» митингах в октябре 1987 года. Патриотически настроенная интеллигенция создала в Ереване комитет «Карабах», лидерами которого стали экономист Игорь Мурадян, писатель Зорий Балаян и поэтесса Сильва Капутикян. Одновременно в арцахском райцентре Гадрут и в столице НКАО Степанакерте были образованы группы, требовавшие воссоединения НКАО с Армянской ССР.

13 февраля 1988 года в Степанакерте был организован массовый митинг с требованием о воссоединении НКАО с Арменией. 20 февраля на внеочередной сессии Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области было принято решение «О ходатайстве перед Верховными Советами Азербайджанской ССР и Армянской ССР о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР» (депутаты-азербайджанцы в голосовании не участвовали). В тот же день в Ереване прошел первый митинг в поддержку этого ходатайства.


Сильва Капутикян


Игорь Мурадян


1 марта в Степанакерте была создана армянская общественно-политическая организация – комитет «Крунк»[110], который возглавил директор Степанакертского комбината стройматериалов Аркадий Манучаров. Комитет «Крунк» занимался организацией массовых протестов в НКАО, а в Армянской ССР это делал комитет «Карабах». Количество участников протестных акций увеличивалось с каждым днем. В конце февраля в Ереване на протестные митинги выходило до миллиона человек.

26 февраля 1988 года генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев встретился в Кремле с Зорием Балаяном и Сильвой Капутикян. Горбачев сказал, что НКАО останется в составе Азербайджанской ССР, но пообещал провести в области культурно-экономические реформы. Слова Горбачева были подтверждены официальным заявлением Политбюро ЦК КПСС.

Категоричная позиция советского руководства, с одной стороны, вызвала у армянского народа стойкое недоверие к центральной власти и стремление к независимости, а с другой – развязала руки азербайджанским погромщикам, которые попытались решить армянский вопрос старым османским способом. С 27 по 29 февраля 1988 года в городе Сумгаите близ Баку произошел армянский погром, в ходе которого погибло от 200 до 400 армян (официальные данные были гораздо скромнее – 26 армян и 6 азербайджанцев). Погромам предшествовал митинг, на котором звучали призывы убивать армян, но при этом власти не предотвратили погром и не останавливали погромщиков в течение двух дней. Лишь на третий день, после заседания Политбюро ЦК КПСС, в Сумгаит начали перебрасываться подразделения внутренних войск и армии, и был установлен комендантский час. Волна армянских погромов прокатилась по всему Азербайджану при полном попустительстве местных и центральных властей. Меры повсюду принимались постфактум, ни одна антиармянская акция не была предотвращена. Разумеется, подобные события вызвали негативное отношение со стороны армян к азербайджанцам, проживавшим в Армянской ССР, но здесь обошлось без погромов и убийств – азербайджанцам дали возможность уехать в «свою» республику.


Митинг на Театральной площади Еревана (1988 год)


Дадим слово стороннему наблюдателю, никак не связанному с армяно-азербайджанским конфликтом и Советским Союзом. Шведский политолог Сванте Корнелл, специализирующийся на проблемах Закавказья и всей Передней Азии, пишет в своем отчете о карабахском конфликте следующее: «После Сумгаита стало ясно, что пути назад уже нет, тем более, что советские власти проявляли крайнюю нерешительность и колебания. Для армян Сумгаит стал напоминанием о резне в годы Первой мировой войны, а азербайджанцы в их сознании отождествлялись с оттоманскими войсками».

Пути назад действительно не было. Мирное протестное движение зашло в тупик. Настала пора следовать лозунгу российских социалистов-революционеров: «В борьбе обретешь ты право свое».

Землетрясение 7 декабря 1988 года

7 декабря 1988 года в 11 часов 41 минуту по местному времени на северо-западе Армянской ССР произошло катастрофическое землетрясение магнитудой 6,8–7,2. Это землетрясение получило название Спитакского потому что его эпицентр находился недалеко от города Спитак.


Эпицентр землетрясения


Это землетрясение стало одним из самых разрушительных в истории Армении. По официальным данным, погибло около 25 000 человек, но независимые источники указывали бо́льшие цифры – до 45 000. Без крова осталось более полумиллиона человек (одна шестая часть населения республики). Полностью был разрушен город Спитак и 58 сел, частичному разрушению подверглись города Ленинакан (Гюмри), Степанаван, Кировакан (Ванадзор и еще 18 городов, а также более 300 населенных пунктов. Землетрясение вывело из строя около 40 % промышленных предприятий Армянской ССР. Ереван практически не пострадал, в столице не было разрушений, только на отдельных домах появились трещины.

Катастрофа произошла в сложный период – за две недели до нее в Ереване, где не прекращались митинги с требованием присоединения НКАО к Армении, было объявлено чрезвычайное положение и введен комендантский час. Когда Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев на четвертый день после землетрясения прибыл в Ленинакан, местные жители задавали ему много вопросов о Карабахе, на которые он не смог дать внятных ответов. Высший руководитель продемонстрировал полное непонимание процессов, происходивших в его государстве. Патриотическое движение, охватившее весь армянский народ, он считал следствием деятельности политических авантюристов и демагогов. Эти слова телевидение транслировало на весь Союз. Общение с Горбачевым окончательно дало понять, что на союзное правительство армянам надеяться не стоит. Правительство Армянской ССР тоже не вызывало доверия у народа, поскольку оно было сильно коррумпировано (практически все жители республики знали, сколько стоила та или иная должность) и продемонстрировало свою несостоятельность как по вопросу присоединения НКАО, так и в деле ликвидации последствий землетрясения. В такой ситуации комитет «Карабах» был вынужден организовать «неофициальный» штаб помощи пострадавшим. Однако уже 10 декабря 1988 года члены комитета «Карабах» были арестованы по обвинению в организации массовых беспорядков и разжигании межнациональной розни. Они содержались в заключении до мая 1989 года. Все это время в Армении и НКАО не прекращались митинги с требованием освободить арестованных, того же требовали международные правозащитные организации и демократическая общественность Советского Союза. В такой ситуации советское правительство было вынуждено освободить задержанных. Официально это называлось «изменением меры пресечения», но на деле означало прекращение преследования.


Встреча Михаила Горбачева с ленинаканцами


Восстановительные работы в зоне землетрясения проводились в централизованном порядке с участием строителей из других союзных республик. Однако сразу же после распада Советского Союза эти восстановительные работы были прекращены, а в одиночку Армения проводила их медленными темпами. До сих пор в ряде населенных пунктов можно увидеть разрушенные строения.

Глава одиннадцатая.
Третья республика Армения

Обретение независимости

В 1988 году по инициативе комитета «Карабах» было создано Армянское общенациональное движение (АОД). В ноябре 1989 года состоялся первый съезд АОД, на котором была принята программа, провозглашавшая основной задачей движения достижение независимости. На съезде было избрано первое Правление партии, председателем которого стал филолог-востоковед Левон Тер-Петросян.

В мае 1990 года состоялись выборы в Верховный совет Армянской ССР, в который вошли многие члены Армянского общенационального движения. Председателем Верховного совета нового созыва был избран Левон Тер-Петросян.


Борис Ельцин, Левон Тер-Петросян, Нурсултан Назарбаев и Аяз Муталибов (1991)


23 августа 1990 года Верховный совет Армянской ССР принял Декларацию о независимости Армении. 1 марта 1991 года Верховный совет Армении постановил провести референдум о выходе из состава СССР в дополнение к ранее принятой декларации. На всенародное голосование выносился следующий вопрос: «Согласны ли вы, чтобы Республика Армения была независимым демократическим государством вне состава СССР?» Референдум состоялся 21 сентября 1991 года. Явка составила 95 %, за независимость проголосовали 99,5 % участников референдума.

17 октября 1991 года первым президентом Третьей республики был избран Левон Тер-Петросян. Союзное правительство не признало независимости Армении и полномочий ее президента, но в этом не было никакой необходимости, поскольку Советский Союз доживал последние дни. 26 декабря 1991 года Верховный Совет СССР самораспустился и принял декларацию об упразднении СССР.



Флаг и герб Третьей Республики Армения

Первая Арцахская война

1 декабря 1989 года Верховный совет Армянской ССР и Национальный совет НКАО приняли совместное постановление о включении НКАО в состав Армении. Вооруженные столкновения между армянами и азербайджанцами происходили и раньше, но началом Первой Арцахской войны стал день принятия этого постановления. Начали массово создаваться отряды армянских фидаинов, которые стали ядром будущих вооруженных сил Третьей республики и Арцаха. Впрочем, первый президент Третьей республики Левон Тер-Петросян считает, что настоящая война началась 7 декабря 1993 года и продолжалась до 12 мая 1994 года. В этот период обе стороны располагали настоящими армиями.


Территория НКАО до Первой Арцахской войны


В апреле – июне 1991 года в НКАО и прилегающих к ней районах Азербайджана подразделения армии и внутренних проводили операцию «Кольцо», целью которой было разоружение армянских отрядов. В ходе этой операции было депортировано, проще говоря – изгнано в Армению, население 19 армянских сел (всего около 10 000 человек). В ходе этой депортации погибло свыше 100 человек, большей частью старики, женщины и дети. Эта операция стала последней крупной акцией советских военных подразделений в НКАО. В декабре 1991 года оттуда были выведены внутренние войска, а затем начался вывод постоянно дислоцированных частей бывшей Советской армии, который сопровождался разделом советского военного имущества. Азербайджан выиграл от этого раздела гораздо больше Армении, поскольку на его территории находилось гораздо больше войск.

Согласно директиве Министерства обороны России от 22 июня 1992 года № 314(3)022, всего Азербайджану было передано: 237 танков, 325 боевых бронированных машин, 204 боевые машины пехоты и бронетранспортера, 170 артиллерийских установок (в том числе и установки «Град»), 23 вертолета (Ми-8 и Ми-24). Армении же досталось 54 танка, 40 боевых машины пехоты и бронетранспортеров, 50 артиллерийских установок и 13 вертолетов Ми-24. Кроме официально переданного вооружения с обеих сторон использовалось и самовольно захваченное, которое учету не поддается. Впоследствии Армения получала от России вооружение в рамках военного сотрудничества.


Территория, контролируемая вооруженными силами Арцаха после Первой Арцахской войны


Монте Мелконян


Армения официально не принимала участия в Арцахской войне, но в рядах защитников Арцаха сражалось множество добровольцев из Армении и армянской диаспоры. Одним из самых известных армянских командиров стал Монте Мелконян, американский армянин, участник гражданской войны в Ливане. Он прибыл в Карабах в 1991 году и вскоре был назначен начальником штаба отряда, сформированного из уроженцев сюникского села Корнидзор. Затем он стал командующим обороной Мартунинского района, где шли наиболее ожесточенные бои. Весной 1993 года Монте Мелконян руководил операцией по захвату стратегически важного высокогорного города Кельбаджар, необходимого для безопасной работы «коридора» между Арменией и Арцахом. Монте погиб в бою 12 июня 1993 года и был похоронен на ереванском военном кладбище Ераблур. Посмертно он был удостоен званий «Национальный герой Армении» и «Герой Арцаха».

12 мая 1994 года было подписано соглашение о перемирии, завершившее Первую Арцахскую войну. Под контроль Республики Арцах перешли 92,5 % территории бывшей НКАО и зона безопасности, в которую вошли районы, окружавшие территорию области. Также под контроль Армении отошли пять азербайджанских эксклавов, а под контролем Азербайджана оказался один армянский эксклав – село Арцвашен. Армяне одержали победу. Официального вхождения Арцаха в состав Армении не произошло по политическим причинам, но фактически две армянские республики стали единым государством.

Данные о потерях сторон сильно разнятся, но по заслуживающей доверия оценке политолога Размика Паносяна, в ходе Первой Арцахской войны погибло 7000—8000 армян и 20 000—22 000 азербайджанцев.

Политическая жизнь

22 сентября 1996 года Левон Тер-Петросян был вторично избран президентом Армении, набрав 51,75 % голосов избирателей. Однако до конца срока он доработать не смог, был вынужден подать в отставку 3 февраля 1998 года по причине раскола в правительстве, вызванного разногласиями по арцахскому вопросу. Тер-Петросяном предложил план по урегулированию «замороженного» конфликта, предусматривавший возвращение Азербайджану ряда территорий, занятых в ходе Первой Арцахской войны, и демилитаризацию зоны конфликта. Президент считал, что до тех пор, пока конфликт не будет разрешен и не будут открыты границы с Азербайджаном и Турцией, нормального развития экономики страны обеспечить невозможно. Премьер-министр Роберт Кочарян, министр обороны Вазген Саркисян и министр внутренних дел и национальной безопасности Серж Саргсян[111] выступили против предложения, посчитав его пораженческим.

Новым президентом Армении в марте того же года был избран Роберт Кочарян.


Роберт Кочарян


27 октября 1999 года в армянском парламенте (Национальном собрании Армении) произошел теракт. Во время заседания в зал ворвалась группа вооруженных людей во главе с журналистом Наири Унаняном, бывшим членом партии «Дашнакцутюн». Террористы застрелили премьер-министра Вазгена Саркисяна, спикера Карена Демирчяна, вице-спикеров Юрия Бахшяна и Рубена Мирояна, министра по оперативным вопросам Леонарда Петросяна, депутатов Армена Арменакяна и Микаела Котаняна. Депутат Генрик Абрамян скончался от сердечного приступа. Семь человек получили ранения. 40 человек были взяты в заложники. Террористы потребовали переговоров с президентом Робертом Кочаряном. Они заявили, что их главными целями было устранение Вазгена Саркисяна, «мешавшего народу жить достойно», и формирование временного правительства.

Вечером того же дня состоялась встреча Роберта Кочаряна с Наири Унаняном, а утром 28 октября террористы сдались. Наири Унанян и еще пятеро террористов были приговорены к пожизненному заключению, а один – к 14 годам лишения свободы.

В марте 2003 года Роберт Кочарян был переизбран на второй срок.


Серж Саргсян


В феврале 2008 года президентом Армении был избран Серж Саргсян. Сторонники первого президента Левона Тер-Петросяна, участвовавшего в выборах, не признали победы Саргсяна и устроили массовые протестные акции в Ереване, умело играя на противопоставлении ереванских армян (в более широком смысле – всего населения Армении) карабахцам, к которым относились Кочарян и Саргсян. Протест, длившийся десять дней, был жестко подавлен. В ходе столкновений протестующих с органами правопорядка погибло 8 сторонников Тер-Петросяна и 1 военнослужащий.

В феврале 2013 года Серж Саргсян был переизбран на второй срок, а в декабре 2015 года был проведен конституционный референдум, превративший Армению в парламентскую республику.

В апреле 2018 года, после того, как завершился второй срок президентства Саргсяна, новым президентом Армении стал бывший премьер-министр Армен Саркисян. Серж Саргсян был выдвинут на пост премьер-министра, однако это выдвижение вызвало массовые протесты, которые возглавил журналист Никол Пашинян. 23 апреля того же года Саргсян под давлением общественности подал в отставку, а 8 мая премьер-министром был избран Никол Пашинян.


Никол Пашинян

Вторая Арцахская война

Первоначально Никол Пашинян был сторонником компромиссного решения карабахского вопроса, предложенного в свое время Левоном Тер-Петросяном. Однако, с момента включения в активную политическую деятельность, он занял непримиримую позицию, которая не предусматривала никаких уступок Азербайджану. В одном из своих интервью 2018 года он сказал, что «переговоры о взаимных уступках начнутся только тогда, когда Азербайджан признает право народа Арцаха на самоопределение».

Утром 27 сентября 2020 года началось масштабное наступление азербайджанских войск на территории, контролируемые Республикой Арцах. Бои велись по двум направлениям – северном и южном. Так началась Вторая Арцахская война. Политическую и военную поддержку Азербайджану оказывала Турция, а Арцах поддерживали Армения и армянская диаспора.

На этот раз действия азербайджанских войск были успешными. Азербайджан вернул под свой контроль четыре района вокруг Арцаха – Физулинский, Зангиланский, Губадлинский и Джебраильский, а также часть Мартунинского (Ходжавендского) района и арцахский город Шуша. Еще три района – Агдамский, Кельбаджарский и Лачинский – были возвращены армянами согласно подписанному 9 ноября 2020 года трехстороннему заявлению лидеров России, Азербайджана и Армении о полном прекращении огня и всех военных действий в зоне конфликта. «Нагорно-карабахского конфликта больше не существует», – сказал президент Азербайджана Ильхам Алиев в обращении к нации после передачи Азербайджану Лачинского района.

Вдоль линии соприкосновения армянских и азербайджанских сил и вдоль Лачинского коридора, связывающего Арцах с Арменией, были размещены российские миротворцы, общей численностью около 2000 человек. Срок их пребывания составляет 5 лет с возможностью автоматического продления.

Большинство источников считают, что потери армянской стороны в ходе Второй Арцахской войны составили более 5000 человек, хотя официально заявлено о 2300 убитых, а официальные потери азербайджанской стороны составили около 3000 человек вместе с пропавшими без вести.

Подписание премьер-министром Николом Пашиняном трехстороннего заявления, закрепляющего территориальные завоевания Азербайджана и предусматривающего передачу ему еще трех районов, многими армянами было расценено как предательство интересов нации. В Ереване и других городах Армении проходили акции протеста с требованием отставки Пашиняна[112].


1 – Территории, перешедшие под контроль Азербайджана в ходе боевых действий

2 – Территории, возвращённые под контроль Азербайджана по результатам соглашения о прекращении огня

3 – Территория, остающаяся под контролем Республики Арцах


В отличие от азербайджанцев, армяне считают, что арцахский конфликт продолжает существовать и будет существовать до тех пор, пока Азербайджан не признает независимость Арцаха, что даст Арцаху возможность официального объединения с Арменией.

На сегодняшний день объединение Армении с Арцахом является главной политической целью армянского народа. Цель номер два – добиться от турецкого правительства признания геноцида армян 1915 года. Установление добрососедских отношений с Турцией и Азербайджаном возможно только после того, как обе цели будут достигнуты.

История продолжается…

Примечания

1

Миафизитство – христианская доктрина, утверждающая единство природы Бога воплощённого, то есть единство природы Богочеловека Иисуса Христа. (Здесь и далее примечания переводчика.)

(обратно)

2

Агванское письмо – письменность раннесредневекового государства Кавказская Албания, находившегося в Восточном Закавказье на территории современного Азербайджана и Южного Дагестана. Агванский алфавит обнаружен в 1937 году в армянской рукописи XV века.

(обратно)

3

Ксенофонт, «Анабасис», книга IV, глава 1 (Перевод М. И. Максимовой).

(обратно)

4

Геродот, «История» (Перевод Г. А. Стратановского).

(обратно)

5

Каппадокия – область в центральной части современной Турции.

(обратно)

6

Принятое в Древней Ассирии название подданных.

(обратно)

7

Иерем., 51:27.

(обратно)

8

Товит, 1:20–21.

(обратно)

9

Желающие могут ознакомиться с трудом И. Фридриха «Дешифровка забытых письменностей и языков» в переводе И. М. Дунаевской. Начиная с 1961 года эта книга издавалась на русском языке четыре раза, в последний раз – в 2007 году московским издательством «КомКнига».

(обратно)

10

Биайни (Биайнили) – самоназвание Урарту.

(обратно)

11

Туртан (туртану, тартан) – главнокомандующий ассирийскими войсками.

(обратно)

12

Город в Армении, который не следует путать с одноименным городом в Краснодарском крае.

(обратно)

13

Тиль-Барсиб – древний город на восточном берегу Евфрата, у устья реки Саджур. Его руины находятся на холме Телль-Ахмар (Красный холм) в сирийской провинции Алеппо.

(обратно)

14

Экзонимами (экзотопонимами или экзоэтнонимами) называются слова, не употребляющиеся местным населением или народом, но используемые по отношению к ним внешними сообществами. Эндоним – это местное название, принятое местным населением на его языке.

(обратно)

15

«Евпатор» в переводе с греческого означает «благородный», дословно: «[происходящий от]благородного отца».

(обратно)

16

Название «османы» происходит от имени Османа Первого, основателя Османской империи и династии Османидов.

(обратно)

17

«Диадох» в переводе с греческого означает «преемник».

(обратно)

18

Армянское слово   имеет два значения – «большой» и «великий».

(обратно)

19

 Страбон (ок. 64/63 до н. э. – ок. 23/24 н. э.) – античный историк и географ Римской Греции.

(обратно)

20

Гиндукуш – горная система в Центральной Азии.

(обратно)

21

Тигранакерт переводится как «созданный Тиграном».

(обратно)

22

Тигранаван переводится как «поселение (город) Тиграна».

(обратно)

23

В то время один талант весил около 26 килограммов.

(обратно)

24

Атропатена – историческая область и древнее государство на северо-западе современного Ирана.

(обратно)

25

Аланы – ираноязычные кочевые племена скифо-сарматского происхождения.

(обратно)

26

Агатангелос (Агафангел) – армянский историк V века, который в легендах называется двоюродным братом св. Григория Просветителя, первого Католикоса всех армян.

(обратно)

27

Ныне это город Шанлыурфа на юго-востоке Турции.

(обратно)

28

«Хор Вирап» переводится как «глубокая темница».

(обратно)

29

«Партев» переводится как «парфянин».

(обратно)

30

Также известен под названием Эчмиадзин.

(обратно)

31

Отрывки, посвященные распространению христианства в Армении, взяты из части «Истории» Агатангелоса под названием «Спасительное обращение страны нашей Армении через святого мужа-мученика».

(обратно)

32

Быт. 1:31.

(обратно)

33

Мф. 5:17.

(обратно)

34

Навасард – первый месяц древнеармянского календаря и праздник Нового года по этому календарю, который отмечался в честь победы Айка над демоном Бэлом.

(обратно)

35

Хаш – блюдо из вареных говяжьих ног и рубца. Поедается в горячем виде, традиционно – рано утром, для чего его варят всю ночь. Хаш – весьма сытное блюдо, после него обычно не хочется обедать. Раньше его готовили бедняки, которым нужно было запастись энергией на весь день для тяжелого физического труда.

(обратно)

36

Слово «матах» образовано от слов «матуцанел ах» – «вознести соль».

(обратно)

37

Нахарар (в дословном переводе: «первозданный» или «первородный») – армянский князь, наследный правитель своих владений – гавара (уезда) или ашхара (области, провинции).

(обратно)

38

Бдешх (в дословном переводе: «наместник») – заимствованный у персов титул на одну ступень выше нахарара, который можно сравнить с титулом «великого князя». В исторических хрониках упоминаются четыре армянских бедешхута (провинций, управляемых бдешхами) – Гугарк, Агдзник, Цопк и

(обратно)

39

Спарапет – должность верховного главнокомандующего армянским войском, бывшая наследственной в роде Мамиконянов.

(обратно)

40

Аспет (в дословном переводе: «владелец лошади», т. е. «всадник») – наследственный дворянский воинский титул в Древней Армении.

(обратно)

41

«Хайр мардпет» дословно переводится как «отец, начальствующий над людьми».

(обратно)

42

Ныне это город Нусайбин на юго-востоке Турции у сирийской границы.

(обратно)

43

Древний город, находившийся на месте современного Багдада.

(обратно)

44

Древнегреческое название Черного моря, переводящееся как «Негостеприимное море», поэтому Марцеллин пишет «почитаемому даже на берегах Понта Эвксинского».

(обратно)

45

Умерший в начале 395 года император Феодосий Великий разделил государство между двумя своими сыновьями. Старшему Аркадию досталась Восточная часть со столицей в Константинополе, которая обычно называется Византией, а младшему Гонорию – Западная часть с Римом. С 395 года греческая восточная и латинская западная половины Римской империи больше никогда не соединялись под единым управлением. Западная часть империи рухнула под натиском варваров спустя 80 лет, а Византия просуществовала более тысячелетия.

(обратно)

46

Азат (дословно: «свободный») – представитель свободного, то есть знатногосословия.

(обратно)

47

Дастакерт – земельное владение.

(обратно)

48

«Карчазат» переводится как «полусвободный» или «ограниченно свободный».

(обратно)

49

Современный армянский язык представлен двумя разновидностями – западной, на которой говорит бо́льшая часть диаспоры, и восточной, используемой в Республике Армения и странах, ранее входивших в состав СССР. От восточно-армянского языка западно-армянский отличается более архаичным словарным составом и рядом других особенностей.

(обратно)

50

Гардман – историческая область в Закавказье, один из восьми гаваров (уездов) ашхара (области) Великой Армении Утик.

(обратно)

51

Бактрия – историческая область, на сопредельных территориях современных Таджикистана, Узбекистана и Афганистана.

(обратно)

52

Точное местонахождение Аварайрского поля неизвестно, можно только сказать, что оно находилось где-то в северной части современного Ирана.

(обратно)

53

Сейчас территория исторического Гера находится в иранской провинции Западный Азербайджан.

(обратно)

54

Дахекан содержал 4,53 грамма чистого золота.

(обратно)

55

Это не жаргонное, а официальное название, армянская полиция называется «востиканутюн», а ее сотрудники – «востиканами». Древнее слово «востикан» происходит от греческого «остео» («кость») и означает «крепкий», «надежный».

(обратно)

56

Ныне этот город находится на территории Азербайджана.

(обратно)

57

Гюмри – второй по величине город современной Армении, административный центр Ширакской области.

(обратно)

58

Кларджия (Кларджети) – исторический регион в юго-западной Грузии, который в наше время находится на востоке Турции.

(обратно)

59

Сасун – горный гавар в провинции Алдзник, жители которого традиционно считались образцами стойкости и отваги.

(обратно)

60

Васпуракан – историко-географическая область в южной части Армянского нагорья с центром в городе Ван.

(обратно)

61

Ширак – историко-географический регион на территории в северо-восточной части Армянского нагорья в бассейне верхнего и среднего течения реки Ахурян.

(обратно)

62

Картли – одна из историко-географических областей Грузии, колыбель грузинской государственности.

(обратно)

63

Степанос Таронеци по прозвищу Асохик (Говорун) – армянский историк рубежа X–XI веков, автор «Всеобщей Истории», доведенной до 1004 года.

(обратно)

64

Вардапет – образованный армянский монах, имеющий право проповедовать и наставлять паству. В наше время – это ученая церковная степень, соответствующаясветской степени кандидата наук.

(обратно)

65

Аристакес Ластивертци – армянский историк XI века, автор «Повествования о бедствиях армянского народа», состоящего из 25 глав.

(обратно)

66

Диярбекир (Диярбакыр) – город и область на юго-востоке современной Турции.

(обратно)

67

Сисакан – другое название Сюника.

(обратно)

68

Левый приток Аракса.

(обратно)

69

Цхук – район в Сюнике.

(обратно)

70

Хаченское княжество находилось в Арцахе.

(обратно)

71

Ныне это город Шеки в Азербайджане.

(обратно)

72

Киракос Гандзакеци – армянский историк XIII века, вардапет.

(обратно)

73

«Гегард» переводится как «копье».

(обратно)

74

Правый приток Куры.

(обратно)

75

Раффи (настоящее имя – Акоп Мелик-Акопян; 1835–1888) – армянский писатель и поэт, автор классических армянских исторических романов «Хент», «Самвел» и «Давид-бек».

(обратно)

76

Иерусалимское королевство было основано крестоносцами в Леванте (восточной части средиземноморского побережья)в 1099 году после завершения Первого крестового похода. В 1291 году королевство захватили египетские мамлюки.

(обратно)

77

Дадиванк и Гандзасар – древние армянские монастыри в Арцахе.

(обратно)

78

Изреельская долина (она же – долина Мегиддо) – долина на севере современного Израиля.

(обратно)

79

Татевский монастырь, построенный на рубеже IX и X веков, был духовным и культурным центром Сюника.

(обратно)

80

Ныне на месте Никеи находится турецкий город Изник, а Конья сохранилась до наших дней и сейчас является центром одноименной турецкой провинции.

(обратно)

81

Чалдыран – равнина на северо-западе современного Ирана.

(обратно)

82

Город в северной части современной Турции.

(обратно)

83

Ширван – историческая область в Закавказье на западном побережье Каспийского моря, тянущаяся от Дербента на севере до дельты реки Кура на юге.

(обратно)

84

Малатия (Малатья) – город в Восточной Турции, центр одноименной провинции.

(обратно)

85

Зейтун – некогда крупный город в армянской Киликии, превратившийся после геноцида армян в село.

(обратно)

86

Чарчи (арм.) – разносчик, коробейник.

(обратно)

87

Араз – крупнейший правый приток Куры.

(обратно)

88

Перевод С. В. Шервинского.

(обратно)

89

Спюркеци (арм.) – представитель спюрка, армянин из диаспоры.

(обратно)

90

Ангехакот – село в Сюникской области.

(обратно)

91

Ныне это город Шемаха в Азербайджане.

(обратно)

92

Кахетия – историческая область на востоке Грузии, в верховьях рек Иори и Алазани.

(обратно)

93

«Жизнь и приключения армянина Иосифа Эмина, написанная им самим на английском языке» (англ.).

(обратно)

94

Cep Николаевич Ханзадян (1915–1998) – армянский писатель советского периода.

(обратно)

95

Крымская война 1853–1856 годов – война между Российской империей, с одной стороны, и коалицией в составе Британской, Французской, Османской империй и Сардинского королевства – с другой.

(обратно)

96

Константинопольский Армянский Патриархат – автономный патриархат Армянской апостольской церкви, основанный в 1461 году. В ведении армянского Патриарха Константинополя, имеющего духовную степень архиепископа, состоят все приходы Армянской апостольской церкви в Турции и на острове Крит.

(обратно)

97

Порта (также Оттоманская Порта, Блистательная Порта, Высокая Порта) – принятое в истории дипломатии и международных отношений наименование правительства Османской империи. Название происходит от французского «porte» или итальянского «porta» «дверь», «врата». «Высокой Портой» («Высокими Воротами») назывались ворота, ведущие в резиденцию великого визиря в Стамбуле.

(обратно)

98

Карапапахи – этнографическая группа азербайджанцев, проживающая на северо-востоке Турции, северо-западе Ирана, в Грузии и в Азербайджане.

(обратно)

99

Титул «паша» («главный» или «старший») стоял в Османской империи на ступень выше титула «бей» («господин»).

(обратно)

100

В первой из этих войн Балканский союз почти полностью лишил Османскую империю ее европейских владений, но противоречия между победителями привели к началу новой войны, на этот раз между Болгарией с одной стороны и Сербией, Грецией, Румынией, Черногорией и Османской империей – с другой. Болгария потерпела поражение и лишилась большей части территорий, приобретенных в первой войне. Османская империя вернула город Эдирнес окрестностями.

(обратно)

101

Блок получил такое название, поскольку его главные участники – Германия и Австро-Венгрия находились в центральной части Западной Европы.

(обратно)

102

Ныне это турецкие города Сюлейманлы и Дертьёл.

(обратно)

103

Сардарапат ныне называется Армавиром, а Баш-Апаран – Апараном.

(обратно)

104

В период 1920–1922 годов в Османской империи существовало двоевластие. Номинальная власть была у султанского правительства, а реальной обладало Великое Национальное Собрание Турции во главе с Мустафой Кемалем.

(обратно)

105

Название Армянской ССР на армянском языке менялось несколько раз – существительное «Айастани» («Армении») было заменено на прилагательное «айкакан» («армянская»), слова «советская» и «социалистическая» поменяли местами, слово «хорордайин» («советская») заменили на русизм «советакан», слово «анрапетутюн» («республика») сначала заменили на русизм «республика», а затем вернулись к армянскому названию. В конечном итоге с 1966 года республика называлась «Айкакан Советакан Социалистакан Анрапетутюн».

(обратно)

106

Шарль Азнавур (Шахнур Азнавурян; 1924–2018) – известный шансонье, композитор и актер, родившийся и живший во Франции.

(обратно)

107

Кура-Араксинская низменность – обширная низменность в центральной части Азербайджана, в нижнем течении рек Кура и Аракс.

(обратно)

108

Приказ министра государственной безопасности СССР В. С. Абакумова от 28 мая 1949 г. № 00183 «О выселении турецких граждан, турок, не имеющих гражданства, бывших турецких граждан, принятых в советское гражданство, греческих подданных, бывших греческих подданных, не имеющих в настоящее время гражданства, и бывших греческих подданных, принятых в советское гражданство, и дашнаков с семьями с территории ГССР, АрмССР, АзССР и Черноморского побережья».

(обратно)

109

«Цицернакаберд» переводится как «крепость ласточки».

(обратно)

110

«Крунк» переводится как «журавль».

(обратно)

111

«Саркисян» и «Саргсян» – это варианты русской передачи одной и той же фамилии «». Традиционно широко используется первый вариант, но применительно к Сержу Саргсяну чаще используется второй (более близкий к оригиналу).

(обратно)

112

Никол Пашинян подал в отставку с поста премьер-министра вместе с правительством 25 апреля 2021 года, а 21 июня победил на досрочных выборах, набрав 53,92 % голосов (автор к тому времени уже закончил работу над книгой).

(обратно)

Оглавление

  • Ключевые даты истории армянского народа
  • Топ-25. Самые знаменитые персонажи армянской истории
  • Предисловие. Место, где Ноев ковчег остановился во время всемирного потопа
  • Глава первая.Формирование армянского народа. Государство Урарту
  •   Две версии этногенеза армян
  •   Государство Хайаса
  •   Страна Наири и государство Урарту
  •   Открытие Урарту
  •   Образование Урарту (конец IX века до н. э.)
  •   Религия Урарту
  •   Расцвет Урарту (конец IX – середина VIII века до н. э.)
  •   Ослабление и закат Урарту (середина VIII – начало VI века до н. э.)
  • Глава вторая.Армения в эпохи Ахеменидов и эллинизма
  •   Армяне в VI веке до н. э.
  •   Армяне под властью Ахеменидов (VI–IV века до н. э.)
  •   Малая Армения
  •   Софена (Цопк) И Коммагена
  •   Великая Армения
  •   Парфянское царство
  •   Тигран Второй, прозванный Великим, и его завоевания
  •   Армения между Римом и Парфией
  • Глава третья.Принятие христианства и раздел Армении между Римом и Персией
  •   Сасаниды
  •   Проникновение христианства в Армению и его становление государственной религией
  •   Армения накануне раздела между Римом и Персией
  •   Раздел Армении между Римом и Персией, он же первый раздел Армении
  •   Создание армянской письменности
  • Глава четвертая.От двух Армений к одной (V–IX века)
  •   Превращение Армении в Марзпанство и восстания армян против праВления Сасанидов
  •   Византийская Армения
  •   Второй раздел Армении
  •   Завоевание Армении арабами
  •   Армянское царство Багратидов, или Анийское царство
  • Глава пятая.Армения в XI–XV веках – нашествия тюрок и монголов
  •   Нашествие сельджуков. Битва при Маназкерте
  •   Армянское государство Филарета Варажнуни
  •   Ташир-Дзорагетское царство
  •   Сюникское царство
  •   Хаченское княжество (Хаченк)
  •   Киликийское армянское государство
  •   Культура Киликии
  •   От монголов до сефевидов
  •   Государство сефевидов
  •   Османская империя
  • Глава шестая.Армения как «яблоко раздора» между тремя империями (XVI–XIX века)
  •   Войны между Османской империей и сефевидским Ираном
  •   Янычары
  •   Великий сургун
  •   Спюрк (армянская диаспора)
  •   Исраэль Ори
  •   Овсеп Эмин
  •   Восстание под предводительством Давид-Бека
  •   Шаамир Шаамирян и его «западня честолюбия»
  •   Карабахское и Гянджинское ханства
  •   Восточная Армения в составе Российской империи
  •   Русско-турецкая война 1877–1878 годов и армянский вопрос
  • Глава седьмая.Западная и восточная Армения в конце XIX – начале XX века
  •   Восточная Армения на рубеже веков
  •   «Арменакан»
  •   «Гнчак»
  •   «Дашнакцутюн»
  •   Хамидийская резня 1894–1896 годов и ее последствия
  •   Младотурецкая революция 1908 года и государственный переворот 1913 года
  • Глава восьмая.Великое злодеяние
  •   Младотурки – продолжатели политики Абдул-Хамида
  •   Начало геноцида – разоружение армянских солдат
  •   Организация депортации армян
  •   Ванская самооборона
  •   Продолжение геноцида
  •   Оборона Муса-дага
  •   Итоги геноцида
  •   Операция «Немезис»
  •   Признание геноцида армян в османской империи в современном мире
  • Глава девятая.Попытки обретения государственности
  •   Временное правительство Западной Армении
  •   Образование Закавказской Демократической Федеративной Республики
  •   Первая Армянская республика
  •   Республика Горная Армения
  •   Московский и Карсский договоры 1921 года
  • Глава десятая.Армения в составе Советского Союза
  •   Создание Социалистической Советской Республики Армения
  •   Ереван
  •   Переселение зарубежных армян в Армянскую ССР
  •   События 24 апреля 1965 года
  •   Положительные стороны нахождения Армении в составе Советского Союза
  •   Арцахский (Карабахский) конфликт и движение воссоединения
  •   Землетрясение 7 декабря 1988 года
  • Глава одиннадцатая.Третья республика Армения
  •   Обретение независимости
  •   Первая Арцахская война
  •   Политическая жизнь
  •   Вторая Арцахская война
  • Teleserial Book