Читать онлайн Путин. Правда, которую лучше не знать. Полная версия бесплатно

Виктор Илюхин
Путин. Правда, которую лучше не знать. Полная версия

Предисловие

С того дня, как не стало Виктора Илюхина, прошло немало времени. Страна претерпела события, в которых он уже не принял личного участия. Он не увидел и не узнал, что народ, наконец, перестал терпеть кремлевскую политику оболванивания и с протестом вышел на Болотную площадь и проспект Сахарова. Молодежь, студенты, бизнесмены, активные пенсионеры, оторвавшись от компьютеров, захлопнув двери учебных аудиторий, бросив привычные дела, взяли в руки наспех написанные лозунги и высказали власти свое несогласие.

Будь Илюхин жив, мы знаем наверняка – он стоял бы там вместе с народом, без стеснения пробивался на трибуну, чтобы призвать соратников сложить в знак протеста депутатские мандаты. Он бы привел за собой еще десятки тысяч военных, националпатриотов, пенсионеров и учащихся вузов. Но….

Но его нет с нами. Зато плоды труда Илюхина начинают давать о себе знать – у людей просыпается гражданское самосознание и первые шеренги уже поднимаются с колен, призывая остальных заставить власть уважать мнение народа. Верится, что за ними встанут другие, которые позовут за собой следующих, молодых, дерзких, гордых, сильных, сбросить наконец с пьедестала коррупцию, клановость и семейственность чиновничества, организовавших свою «карусель» власти. Потому что страна устала жить во лжи, где без взятки не решается ни один вопрос, где бюджет «дербанят», не собрав налоги, где миллионные состояния куются из остатков некогда народной собственности.

Все это хотел видеть Илюхин еще при своей жизни. Предвещал подъем революционного самосознания народа, будил своими выступлениями дремлющую активность масс. И когда это стало постепенно происходить, фигура Илюхина не растаяла в тумане времени и событий. Его произведения, статьи, выступления, научные изыскания обретают новый смысл, так как с изнанки показывают суть современной власти. Они и раньше ее раскрывали, но не все умели это прочесть, добраться до сути, разглядеть актуальность. Так уж повелось, России требуются большие потрясения, чтобы с глаз наконец спала пелена безразличия и все увидели серое, как зимний день, грязное и беспросветное настоящее.

У нас говорят, что большое видится на расстоянии. Прошло время, и мы понимаем, что народная мудрость отчасти относится и к Виктору Ивановичу. «Отчасти» потому, что при жизни политика как друзья, так и враги ощущали масштабность его личности. Мелочевкой, мелкотемьем он никогда не занимался. Умел из общего вычленять частное, в цепи проблем и фактов находить главное звено, в сумбуре пестрых жизненных ситуаций выхватывать самую суть. А мог в своих выводах обобщать – широко, доходчиво, поучительно.

Время доказало, что его образ из памяти людей не стирается, в строю действующих наиболее значимых политиков его место остается вакантным. Соратники по борьбе рады были, если бы на смену Илюхину пришел такой же принципиальный, бесстрашный, знающий философ, ученый, романтик с железной прокурорской хваткой, с авторитетом значимых поступков, с нерушимыми связями в среде спецслужб, военных, журналистов, историков, правоведов, литераторов. К сожалению, второго Илюхина в Госдуме нет.

Илюхин ушел из жизни, но Илюхин не ушел от нас. Сотни его статей исследовательского характера остаются на письменных столах российских граждан, которые и сейчас читаются «с красным карандашом». О национальной политике в многонациональном государстве. О варварском развале Советского Союза. О роли в истории России Горбачева, Ельцина, Путина и Медведева. О разрушении Вооруженных Сил. Об упразднении поста президента и новом государственном устройстве.

Все актуально. Не потому ли переиздаются сейчас новыми массовыми тиражами его книги? Не потому ли по новому читается его доклад на заседании общественного военного трибунала, проведенного Илюхиным незадолго до собственной кончины?

Илюхин жил непростой, интересной жизнью. Но никто, даже самые близкие ему люди, не решатся однозначно сказать, что знали о нем все. Отчасти по характеру работы в прокуратуре, в Комитете Госдумы по безопасности, по участию в оппозиционной борьбе, а отчасти по особенностям его личности. Виктор Иванович не был человеком открытым. Он был доступным, общительным, отзывчивым, но открытым – никогда. Очень много тайн сопутствовало его деятельности. Какие то их проявления он не скрывал – в рабочем кабинете с завидной периодичностью появлялись люди, предоставляя ему для ознакомления документы, сводки, справки, публикации, комментарии. Молча приходили, молча уходили… После этого Илюхин, оставаясь один на один со своими мыслями, то снова склонялся над интересовавшими его документами, то срочно выезжал из Думы, чтобы где то с кем то поделиться своей информацией и почерпнуть новую.

Он занимался опасным делом. Его интересовала глобальная тема – государственная безопасность во всех ее проявлениях. В том числе и коррупция в высших эшелонах власти. Возможно, поэтому он считал своим долгом участвовать в учреждении различных фондов, общественных комиссий и аналитических центров, изучающих это явление и активно борющихся с ним. Кто то из его «однополчан», с кем он начинал антикоррупционную войну, уже ушел из жизни в достаточно молодом возрасте. Олег Вакуловский один из них. Известный журналист, глубоко «копавший», не раз участвовал с Илюхиным в «громких» пресс конференциях. Потом его не стало. Причина летального заболевания неизвестна. Юрий Щекочихин, член Комитета Госдумы по безопасности… Отравлен. Эти имена на слуху. Но есть среди погибших соратников Илюхина по борьбе и те его коллеги, кого широкая общественность не знает. Да и сама смерть Виктора Ивановича оставляет много вопросов.

Илюхин понимал, что коррупция – система преступного обогащения чиновников с использованием государственных служащих и криминалитета. Фактически это своеобразная организация или ряд не связанных друг с другом организаций, применяющих одни и те же принципы преступной деятельности. Эта среда разлагает общество быстрее, чем ржа разрушает железо. Зная, что в силу ряда причин правоохранительные органы не имеют возможности эффективно бороться с коррупцией, Виктор Иванович многие годы создавал свои структуры, противодействующие социальному загниванию. Многие нити руководства ими он держал в собственных руках.

Наверное, есть люди, которые после смерти Илюхина перехватили бразды правления и продолжили его дело. Время от времени в прессу и на телевидение просачиваются скандальные известия о причинах смещения с должности крупного чиновника или о несостоявшемся рейдерском захвате важного для государства предприятия. Основной же поток информации, свидетельствующий, что «дело Илюхина» живет, поступает президенту, председателю правительства, генеральному прокурору, в правоохранительные органы за подписью людей, от которых мимоходом не отмахнешься, – эти данные требуют проверки и обязательного ответа автору. А если информация «не подтвердилась», это означает, что где то там «на засветку» оперативно отреагировали и, понимая, что их дела раскрыты, прекратили суету. Или наоборот, начинается давление на автора письма. По тому, кто «выходит» на подписанта, можно судить о цепочке чиновников коррупционеров, о длине щупальцев омерзительного спрута. Словом, со смертью Илюхина война за справедливость не закончилась. Добро не побеждено. Правда не спутана с ложью.

Виктор Иванович Илюхин был настоящим бойцом. История его жизни – это и есть история страны в период катастрофического крушения прежнего социального строя, когда одна часть некогда бывших советских людей соблазнилась деньгами, властью и западными ценностями, а другая, большая часть, осталась верна принципам народовластия. Первые, договорившись с собственной совестью, пристроились к кремлевским «реформаторам» и живут, свысока поглядывая на «недотеп и неудачников». Вторые, сознавая гибельность пути, по которому ведут страну «питерские карусельщики», противостоят натиску безнравственного, бесчеловечного капитализма и ценой титанического и неблагодарного труда готовят будущие перемены.

Именно этой борьбой и надеждой на победу жил Виктор Иванович Илюхин. Этим живут и его товарищи, его страна.


Помощник депутата В.И. Илюхина в 1998–2011 гг.

Александр Волков

Часть 1
Обвинения против Горбачева, Ельцина, Путина

Обвинения против М.С. Горбачева

Почему я возбудил уголовное дело против Горбачева?

Прежде всего скажу о причинах, которые заставили меня возбудить уголовное дело в отношении Горбачева. Они не носят личностного характера, как некоторые хотели бы видеть. Мне не приходилось общаться с ним, я ему не был представлен, хотя мы один раз и обменялись рукопожатиями.

Было это зимой 1991 года. Горбачев приезжал в Прокуратуру Союза ССР, участвовал в совещании прокурорских работников. За кулисами зала, где собрались все члены коллегии, и произошла эта короткая встреча.

Внешне он всегда оставлял о себе приятное впечатление своей мягкостью, интеллигентностью и общительностью. Хотя от других знаю, что у себя в служебном кабинете он частенько в разговорах употреблял резкие выражения, которых нет в толковых словарях.

Но о людях, и тем более о президенте, надо судить не по словам, а по делам.

И здесь, пожалуй, в Горбачеве уживаются как минимум три лица: Горбачев начала перестройки, Горбачев ее апогея и Горбачев реального распада Советского Союза.

Первый действительно всколыхнул страну, мир, объявив курс на обновление, курс, который был положительно воспринят почти всеми.

Второй, после того, как огромные массы людей пришли в движение, вдруг обнаружил, что не знает, куда их вести, а может быть, не захотел или не мог. Время действий сменилось пустой говорильней, шараханьем из стороны в сторону, топтанием на месте, распадом экономики и государственности.

Третий, оказавшись в состоянии депрессии и без всякой опоры в массах, полностью выпустил руль управления страной. Неимоверно быстро скатился вниз, к финалу своей карьеры, однако, и падая, продолжал разрушать некогда могучее государство.

При всех различиях во всех трех фигурах Горбачева всегда и везде присутствовал один – ставропольский секретарь крайкома, привыкший ставить задачи, говорить с трибун долго и, чаще всего, нудно, но не контролировать исполнение намеченного и не добиваться конечного результата.

Горбачев забыл известную истину, что цель – ничто, если она не становится реальностью. Пустыми обещаниями о светлом будущем нельзя долго обманывать народ. Он не прощает обмана.

Трагедия политика Горбачева, склонного к постоянным компромиссам, безвольного и удивительно поддающегося влиянию извне, заключается в том, что он на седьмом году правления оказался ненужным ни правым, ни левым. Он потерял всякую поддержку в массах, и те отвергли его. Предательство всегда осуждалось в народе.

* * *

О Горбачеве как о политике еще будут говорить, и мнения могут быть самые разные.

Запад, например, уже назвал его человеком конца ХХ века. Немцы нарекли Горбачева «великим немцем», аналогично оценили его лидеры Америки и Канады, Англии и Италии. Это их оценки. Но могут ли так назвать своего, пусть бывшего, но все-таки президента русские и армяне, украинцы и азербайджанцы, буряты и молдаване, татары и мордва? Нет, не могут. Слишком много бед и несчастий обрушилось на них в горбачевскую «эпоху». Ожидаемое обновление от перестройки обернулось для многих большой трагедией. Счет убитых и раненых в национальных стычках шел на тысячи, количество беженцев перевалило за миллион. Их никто не регистрировал. Общество стонало от территориальных и социальных противоречий. Рвались веками сложившиеся связи между людьми, росло их массовое обнищание. Реальностью стала гражданская война в Закавказье. Вместо движения вперед страна была отброшена далеко назад, на многие годы.

Горбачев, начав «раскапывать старые могилы», забыл, что они дурно пахнут и от этого зловония могут задохнуться окружающие. При его правлении весь Союз превратили в археологические раскопки. Правда, никто не подумал о том, где складывать находки, как потом проводить границы, делить территории и людей разных национальностей и вероисповеданий, давно перемешавшихся между собой.

Горбачев не заметил, как он постепенно, вкупе с националистами и постоянно потакая им, вырыл для всех нас огромную яму.

Под лозунгом исправления перегибов в национальном вопросе, допущенных Сталиным, мы скатились в другую крайность. К сожалению, во главу угла поставили «национальность», а не «человека» и неукоснительное обеспечение его прав и свобод, где бы он ни проживал, какой бы крови ни был, к какой бы конфессии ни принадлежал. Словно во времена феодальной раздробленности, нас пытаются окончательно замкнуть в своих национальных квартирах, разделить людей на коренных и некоренных, лояльных и нелояльных. Людей заставляют менять гражданство и язык, убеждения и нравственность. При этом не перестают повторять слова о дружбе между народами и республиками, теперь уже государствами. С трудом пытаюсь понять, как можно после этого дружить. Запереться от соседей, огородиться высоким частоколом, таможенными барьерами и дружить, так сказать, из-за забора. К сожалению, такая перспектива по душе национал-сепаратистам, которым удалось в ряде регионов путем обмана столкнуть на этот путь и население. Именно они в борьбе за политическую и личную власть умело разыграли очень тонкий, очень болезненный национальный вопрос. Именно на спекуляциях вокруг него они, именуя себя демократами, пришли к власти в Грузии и Армении, в Прибалтике и Молдавии, в других регионах. Это была цель, и ради нее забыли о мире на земле, о благополучии народа, который, ввергнув в пучину междоусобиц, вновь предали.

Вспомните, как известные события вокруг Карабаха породили страшные трагедии Сумгаита. Не берусь судить, на чьей стороне правда, но человеческие жертвы должны были заставить лидеров карабахского движения задуматься над случившимся. Путь был явно тупиковый и с учетом многих факторов не мог принести ничего, кроме новых жертв. В Армении и за ее пределами сумгаитские события обсуждали долго, но стратегию не изменили. Более того, 1 декабря 1989 года Верховный Совет АрССР принял неконституционное решение о присоединении НКАО к Армении. И как ответная реакция буквально через месяц в Баку и других местах начались массовые погромы и выселения армян.

Те, кто стоял у истоков и возглавил карабахское движение, кто принимал непродуманные, недальновидные решения, как жили, так и живут. С их головы не упал ни один волос, у них дом, семья, хороший стол и мягкая постель. А сотни тысяч армян, чаще всего простых честных тружеников, превратились в изгоев, кочующих по стране, униженных и оскорбленных, порой не имеющих крыши над головой и куска хлеба. Многие из них с осуждением и неодобрительно отзываются о политике своих соотечественников. Другие так и не понимают, откуда и за что же такие бедствия.

* * *

Национальные распри, как цепная реакция, покатились по Союзу с карабахских событий. Прими тогда Горбачев вместе со своим политическим окружением твердое решение по НКАО, потуши в самом зародыше начинавшийся пожар, уверен, удалось бы избежать распада страны в целом, гибели сотен, тысяч ни в чем не повинных людей.

А потушить можно было. Я хорошо знаю и помню события в Закавказье, ибо длительное время возглавлял там следственные группы по расследованию преступлений, совершенных на почве межнациональной розни. Общался с сотнями беженцев как из Армении, так и Азербайджана. Видел глаза детей, наполненные ужасом и страхом. Знаю, как они вместе со взрослыми уходили из родных мест, разутые и раздетые, по перевалам, по снегу, звериными тропами, а в них стреляли и стреляли, как на дикой охоте. Нельзя без содрогания в сердце видеть и слышать об этих трагедиях. Так называемые горбачевские переживания в Форосе в сравнение не идут с болью и страданиями многих людей, живущих в Закавказье.

Горбачев не только не пресек территориальные претензии, но фактически потакал сепаратистам. Он с почестями отправил на пенсию с содержанием в 400 рублей (тогда это были деньги) одного из лидеров карабахского движения, первого секретаря обкома НКАО Г. Погосяна, предложил ему квартиру в Москве. А ведь Погосян вместе с бюро обкома был инициатором принятия антиуставного решения о выводе областной партийной организации Карабаха из состава компартии Азербайджана. Решение носило явно провокационный характер и несомненно сыграло роль детонатора.

Будучи в Азербайджане, мы, работники правоохранительных органов Союза, с удивлением и глубокой тревогой восприняли решение Президиума Верховного Совета СССР о введении в январе 1989 года НКАО особой формы управления. Решение было заведомо ошибочным, удобным для армянских сепаратистов и усугубляющим ситуацию. У его истоков опять стоял Горбачев. Известны и советчики из числа московских аппаратчиков. Почему-то их слушали, но не нашли возможности послушать нас, выяснить наше мнение по той проблеме, которую мы могли подробно и объективно осветить. Особая форма управления лишь усугубила ситуацию, а искусственно созданный карабахский конфликт сделала еще более неразрешимым.

В то время из политического руководства страны лишь один Лигачев твердо и однозначно заявил, что Карабах был и должен остаться неотъемлемой частью Азербайджана. Но его позицию в Политбюро партии и в Верховном Совете утопили в пустых рассуждениях и ничего не значащих решениях.

Горбачев ушел в сторону, а самые тяжелые камни со стороны армянской диаспоры полетели в Лигачева. Не сдержался и Гдлян, пытаясь скомпрометировать его ложными, натасканными обвинениями в получении взяток.

Горбачев ушел и от разрешения противоречий, возникших между Грузией и Южной Осетией. Спокойно и безучастно наблюдал, как два народа истребляют друг друга.

Настоятельные предложения бывших КГБ, МВД и Прокуратуры Союза ССР о силовом разоружении вооруженных формирований в Закавказье не находили поддержки. Мы были убеждены, что разоружать надо. Если бы тогда, в 1989 году, в этом вопросе руководство страны проявило твердость, возможно, удалось бы избежать гражданской войны в Закавказье.

События в Закавказье неоднократно обсуждались на коллегии союзной прокуратуры и межведомственных координационных совещаниях правоохранительных органов и Министерства обороны.

Президент страны нами подробно информировался. Ему направлялись программы мер, в том числе проекты законодательных актов о введении уголовной ответственности за создание, организацию и руководство вооруженных формирований, не предусмотренных союзными законами. Однако многие предложения не находили поддержки. Наверху опасались, что насильственное разоружение, с использованием воинских формирований, будет сопряжено с кровью. Это действительно так, ее не удалось бы избежать. Но была бы пролита кровь самих бандитов, виновных лиц. Сейчас же чаще всего бандиты проливают кровь невинных людей, женщин и детей.

В начале ноября 1990 года мне пришлось организовывать следствие по факту убийства кишиневской милицией трех обезоруженных жителей г. Дубоссары в Молдавии. Много приходилось общаться с людьми из Приднестровья, поэтому могу утверждать, что они не могли назвать Горбачева своим президентом. Наоборот, я слышал от них горькие слова упреков и отчаяния, их заявления о том, что Горбачев не только не защитил, не только не помог развязать тугой узел противоречий, а предал их. Как предал сотни тысяч людей некоренной национальности в Прибалтике, но об этом разговор особый.

* * *

Я уверен, что Горбачев сделал роковой для страны шаг, пойдя на обсуждение и подготовку нового Союзного договора, который использовали как ширму для развала всей государственности. Конечно, так поступил не только он один, но и некоторые другие республиканские лидеры.

Все дело в том, что за время перестройки у нас в обществе набрали силу те, кто однозначно заявил об ошибочности выбора, сделанного в 1917 году. Поэтому они начали и интенсивно продолжают процесс демонтажа прежней системы и замены ее на старые капиталистические отношения. Те, кто организовали и возглавили этот процесс, хорошо поняли, что покончить с ранее закрепленным в конституциях страны и республик общественным строем сразу, во всем Союзе, неимоверно сложно и, может быть, невозможно. Поэтому Союз решили расчленить на части и реставрировать капитализм отдельно в каждой республике. Реставрация неизбежно приобрела формы контрреволюции или революции, кто как считает, и неизбежно породила и породит еще неисчислимые жертвы и потери во всем.

Союз затрещал по всем швам, разрушительные процессы перекинулись на республики, в том числе на Россию. На Западе частенько раздаются голоса о стирании вообще с карты мира Российского государства. Мысль об отказе от Союзного договора 1922 года мне напоминает «троянского коня», с помощью которого, так сказать, начались деструктивные процессы.

Не случайно в то же время три Прибалтийские республики потребовали предоставления им экономической самостоятельности. Оттуда послышались и первые голоса о новом договоре. В Прибалтике хорошо понимали, что разрушение единого государства, независимо от того, под какими благовидными формами оно произойдет, даст Латвии, Литве и Эстонии возможность без проведения всенародного референдума выйти из Союза. Воссоздать же СССР как единое государство вряд ли удастся. Ибо любые усилия, направленные на это, всегда можно загнать в угол, утопить в различных согласованиях, проволочках, несовпадениях позиций, что и наблюдаем. Идею о новом договоре подхватили, обосновали теоретически и довели до абсурда, до отказа от Союза вообще.

В Харькове на съезде демократических партий, состоявшемся накануне Всесоюзного референдума о будущем нашего государства, однозначно решили: «нет референдуму», «нет Союзу». Против референдума и Союза в то время выступили Ельцин Б., Собчак А., Попов Г., Станкевич С. и другие лидеры демократических течений. Правда, поняв непопулярность своей позиции среди широких слоев населения, они скорректировали ее и выступили против старого Союза, за его разрушение и построение нового. Но здесь, как представляется, было больше борьбы за власть, стремления разрушить Центр, чем заботы о сохранении страны. Во что это вылилось – убеждаемся каждый день, глядя на пустые полки магазинов, остановку предприятий, длинные колонны иммигрантов внутри страны.

В той же России ее лидеры, парламентарии на словах почти все ратовали за Союз. На деле же предпринимали такие шаги, которые несомненно разрушили единое государство. Об этом могут, например, свидетельствовать заявления о создании Российской армии, о ликвидации союзных банковской и финансовой систем и т. д. В этом за Россией последовали и другие республики. Теперь уже были отброшены все варианты договоров и даже конфедерации. Хотя народ на референдуме о судьбе страны большинством голосов сказал: «Да Союзу!», демократические лидеры проигнорировали его волю, исходя в политике из своих личных амбиций, групповых, партийных интересов. Не пора ли за это с них строго спросить? Уж кому-кому, а им-то должно быть известно, к каким человеческим трагедиям привел распад Союза!

* * *

Следует отметить, что сама концепция отказа от Договора 1922 года не была вызвана необходимостью и являлась юридически несостоятельной. Как известно, создание СССР провозглашено 30 декабря 1922 года в составе РСФСР, УССР, БССР и Закавказской республики, в последующем к нему присоединились другие республики. На базе соглашений об образовании Союза и вхождения в него были приняты конституции СССР 1924, 1936 и 1977 годов, а также республиканские конституции.

Союз был скреплен юридически, и, самое главное, он существовал и пока существует в политических, экономических, научных, технических и просто человеческих связях. Для большинства людей он стал необходимостью, жизненным пространством. Правда, оппоненты заявляют, что старый Союз ряд республик не устраивал; возникло много споров, разногласий, в том числе по причине засилья в нем Центра.

Конечно, нельзя отрицать нынешних серьезных противоречий. Однако еще и еще раз необходимо было все трезво оценить и взвесить.

Во-первых, нельзя путать волю народа с волей политических деятелей. Только народ, нации, а не парламенты и президенты имеют право на самоопределение. Что касается воли большинства граждан, то она была твердо высказана, люди хотели жить в едином Союзе.

Во-вторых, если возникла необходимость обновить Союз, перераспределить полномочия между Центром и республиками, то это необходимо было сделать путем внесения изменений в конституции, разработки и принятия других законов. Если же кого-то Союз не устраивал, то из него можно было выйти, но опять в соответствии с конституциями и иными нормативными актами, через референдумы в республиках. Правовая база для этого была создана. Сами же референдумы по вопросу проживания в Союзе недопустимо было подменять голосованием за независимость: это несопоставимые понятия. Республики, по Конституции, независимы, но могут на равных проживать в Союзе. Недопустимо было результаты голосования за независимость в Прибалтике, на Украине, в других республиках истолковывать как желание народов жить вне его.

Названный порядок разрешения противоречий, споров является правовым и цивилизованным. Он позволил бы сохранить незыблемость существующих территорий республик и страны, наших внутренних и внешних границ. Позволил бы разумно решить вопрос об армии, денежной системе, едином экономическом и правовом пространстве.

Одним словом, проводя радикальные реформы в государственном устройстве, мы всегда бы оставались на твердой почве. И неплохо бы еще раз всем нам заглянуть в материалы, закрепляющие образование нашего Союза в двадцатых годах. Записанные в них положения по своей значимости и смыслу были и пока остаются прогрессивными, юридически выверенными и точными. Есть чему и поучиться. Сам же Договор 1922 года не предусматривает процедуры подписания нового Договора или его денонсации. Возможны лишь два варианта: уточнение, изменение отдельных его положений или выход из Союза конкретной республики.

* * *

Здесь естественно возникает весьма закономерный вопрос. Мог ли Горбачев, имея, конечно, желание и волю, не допустить развала Союза? По моему мнению, ответ должен быть только утвердительный. Да, мог.

Идеи единого Союзного государства были сильны в Верховном Совете СССР, а также у съезда народных депутатов страны.

За Горбачевым оставались еще армия и правоохранительные органы. И самое главное – Союз нашел большую поддержку на референдуме в марте 1991 года. Что еще было надо для лидера? Только желание сохранить страну. Желание и воля, воля и конкретность в действиях.

Однако сейчас все больше и больше убеждаешься, что этого стремления у Горбачева не было. Были пустые, длинные слова, топтание на месте. В результате союзная государственность вопреки мнению большинства народа оказалась разваленной.

Разваливать начали с хорошо организованной и глубоко продуманной кампании дискредитации опять-таки армии, КГБ, прокуратуры.

МВД разложить не представляло большой сложности. Достаточно было поставить во главе этого ведомства «демократа»-дилетанта Бакатина В., и цель достигалась без особых усилий.

С другими оказалось сложнее. Армию разлагали, травили, унижали и оскорбляли со всех сторон и по любому поводу, начиная с тбилисских событий и кончая спекуляциями вокруг, в общем-то, здорового движения солдатских матерей. В тбилисских трагедиях оставил свой след и Собчак. Сколько гнева, сколько молний обрушил Собчак на командование Закавказского военного округа, на Министерство обороны страны фактически за то, что тогда, 9 апреля 1989 г., благодаря использованию солдат удалось предотвратить страшную бойню. Тогда остановили большую беду, потом не смогли, армия вынуждена была занять нейтралитет.

Нападки на прокуратуру сопровождались сменой ее руководителя. За три года в кресле Генерального прокурора побывали три лица. Остановились на Трубине Н., человеке беспринципном и податливом, который, в общем-то, и подписал акт о капитуляции прокуратуры.

Органы государственной безопасности с помощью того же Бакатина почти свели на нет. КГБ расчленили, раскрыли методы разведывательной и контрразведывательной деятельности. Из страны хлынул поток утечки стратегической, государственной информации.

Не знать о нападках на армию, правоохранительные органы Горбачев не мог. Мы об этом ему частенько докладывали. Однако он фактически ничего не сделал для предотвращения развала государственных структур. Он не просто бездействовал. Он предавал своих бывших друзей, единомышленников, которых еще совсем недавно уверял в своей дружбе и верности. Предал коммунистов в ГДР и Чехословакии, в Польше и Монголии, в Прибалтике и Грузии, в Армении и России. Он предал целиком всю партию. Предал Рубикса, Хонеккера, предал рижский ОМОН, прокурорских работников в Литве и Латвии, до конца оставшихся верными Союзу и законности. Такого предательства мир еще не знал.

Горбачев предавал постоянно, лишь бы усидеть самому в кресле президента. Предавал, чтобы на других свалить всю ответственность за свои же собственные просчеты, ошибки и умышленные действия. Будучи предателем по своей натуре, он сколотил себе и такое же окружение из таких же перевертышей: Яковлева А., Собчака А., Попова Г., Бакатина В., Шеварднадзе Э. и других.

* * *

Эти люди известны у нас в стране своим лицемерием, лживостью проповедуемых идей. Черная тень перевертыша Яковлева многие годы нависала над партией коммунистов. Этот «черный кардинал» разрушал ее изнутри. Перевертыши Собчак и Попов ученые степени и звания заработали, осваивая азы марксистско-ленинского учения о праве и экономике. В конце 80-х годов они уже были ярыми поборниками капитализма.

Перевертыш Бакатин В. – бывший партийный функционер, бывший главный милиционер страны, затем главный контрразведчик и разведчик. Меня в нем всегда поражали апломб, готовность «работать» везде, куда пошлют партия и страна. По моему мнению, он был человеком малокомпетентным и занимался не своим делом. Бакатин прослыл «каменщиком» перестройки, а на деле он был разрушителем государственности как союзной, так и российской. Не сопротивляясь, даже охотно, отдал министерства внутренних дел в Прибалтийских республиках, выкопал могильную яму органам государственной безопасности страны и республик. Последнее его достижение было связано с рассекречиванием схем и технических средств, используемых нашей разведкой и контрразведкой. Шаг, настолько ошеломляющий то ли своей глупостью, то ли утонченной хитростью разведчика, что его не поняли не только в бывшем Союзе, но и за рубежом. Американцы прямо заявили, что на ответные подобные действия они не пойдут. После этого остается только удивляться. Оказывается, чтобы прослыть «героем», надо обязательно совершить предательство. Ведь речь идет не просто о схемах прослушивания, а о рассекречивании самих технических средств, уникальных по своим инженерным, конструкторским решениям, над которыми длительные годы работали целые отрасли, НИИ, лучшие умы отечественной науки. И все это одним махом было разрушено…

Шеварднадзе Э.А., на мой взгляд, – перевертыш, каких свет не видел. Популярность и признание получил будучи партийным функционером, распевая хвалебные оды Брежневу Л.И., социализму, Октябрю, торжеству идей коммунизма. Затем он – «великий» демократ, либерал, ярый враг марксизма-ленинизма, а кто же он на самом деле, самому Богу не известно.

Последними его достижениями на дипломатической стезе были разорительные для России соглашения, заключенные с США, по акватории Берингова моря, а также губительный для нас договор по срокам вывода советских войск из Германии…

Идеи социализма предали люди, называвшие себя верными учениками Ленина, а потом готовые тело самого вождя выбросить на свалку, надругаться над ним. И все это они называли прозрением. Прозрение ли? Не слишком ли поздно оно наступило для них, в 60 и более лет? Скорее всего, это были цинизм и бессовестность.

Глубоко убежден, что и демократию они в душе презирали и ненавидели. Для них главное было – власть, и ради нее они готовы были предавать всех и вся: идеи и партии, недавних друзей и соратников, народы и мир на земле.

Вспомните хотя бы так называемое «противостояние» Горбачева и Ельцина. Больше чем грязным его не назовешь, ибо все свелось к борьбе за превосходство, а чередовалась борьба горячими лобызаниями друг друга. К каким только нечистоплотным методам в ней не прибегали, собирая грязь и «компру» друг на друга! Временно заключали перемирие, когда садились есть большой «пирог» власти, и снова «пихались» и дрались, если один из них чувствовал, что ему меньше досталось, а другой больше отхватил.

По себе подбирали и окружение. Среди вождей демократии затесались, например, Гдлян и Иванов. Их фамилии часто упоминались вместе с фамилиями Ельцина, Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе и другими. Они были в одной кучке на митингах и собраниях межрегиональной группы, съездах «ДемРоссии», среди защитников Белого дома и на похоронах «жертв» так называемого путча.

Но мало кто знает, что Гдлян и Иванов пытались ранее эту «могучую кучку» повязать обвинениями в получении взяток.

В ходе расследования дела о нарушениях законности, допущенных в Узбекистане гдляновской группой, нам неоднократно приходилось слышать об этом.

Любопытные показания дала содержавшаяся под стражей Абдуллаева Р. Она рассказала, что Гдлян и Иванов постоянно хвастали о наличии у них материалов в отношении «Кремлевской мафии». Они выстроили пирамиду от Узбекистана до Москвы. На одном из допросов Иванов заявил: «Мы должны закончить эту пирамиду вашими людьми по идеологии, т. е. Яковлевым и Разумовским».

«Я это предложение не поддержала, – сказала Абдуллаева, – заявив, что никогда не была у них в кабинете. Спустя какое-то время Иванов мне предложил давать показания на Ельцина, о том, что во время его пребывания в Узбекистане Ельцин получил в подарок или как взятку дорогой ковер стоимостью более четырех тысяч рублей. Я тогда сказала, что не знаю такого факта.

Далее, когда Ельцин начал набирать очки в избирательной кампании, Гдлян и Иванов переориентировались и стали собирать показания на Лигачева, т. е., как я поняла, они разыграли «ельцинскую козырную карту». Ревеко по этому поводу мне на допросе сказал, что больше всех голосов на выборах в Москве набрали Ельцин и Гдлян и что Гдлян подписал письмо в ЦК в защиту Ельцина».

* * *

В 1989 году, после назначения на должность начальника управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, я получил доступ к обширной информации о событиях в Союзе, в том числе и закрытого характера.

Начиная с 1989 года в управление усиленно стали поступать обращения граждан некоренной национальности, а также военнослужащих из Прибалтики. В них сообщалось о грубых нарушениях жилищных, трудовых прав. Такие обращения участились после принятия в 1980 году Литвой, Латвией и Эстонией Деклараций о независимости, которыми приостанавливалось на их территории действие союзных законов. Вновь принятые законодательные, иные правовые акты республик носили явно дискриминационный характер.

Некоренному населению фактически отказали в гражданстве, их признали людьми второго сорта. Последовали ограничения их прав в политической сфере. В Латвии, например, 3 декабря 1990 года приняли закон, запрещающий военнослужащим выдвигать своих кандидатов в Советы народных депутатов на собраниях в воинских частях и создавать там избирательные комиссии.

Совет народных депутатов Видземского предместья Риги 16 ноября 1990 года принял решение о досрочном прекращении полномочий четверых депутатов военнослужащих. Жителям некоренной национальности стали отказывать в прописке, препятствовали устройству детей в школы и детские сады из-за незнания языка, отказывали в продаже продуктов, товаров.

В Таллине установили ценз оседлости в 25 лет постоянного проживания для получения квартиры, постановки на очередь на жилье, на прием в жилищно-строительные кооперативы. Многих лишили прописки.

Представителей некоренного населения постепенно стали вытеснять с руководящих должностей, выгонять с работы – из министерств и ведомств, предприятий и фабрик. По сути дела, сотни тысяч людей оказались изгоями, лицами без гражданства и Родины.

Об их тяжелом положении Горбачев прекрасно знал, ибо постоянно информировался нами, Комитетом государственной безопасности. Работники прокуратуры неоднократно выезжали в Прибалтийские республики вместе с народными депутатами СССР для проверки конкретных обращений граждан. Об этих поездках и неутешительных выводах проверяющих также докладывалось Верховному Совету СССР и Горбачеву. Однако никаких существенных мер для реального улучшения положения некоренного населения и военнослужащих не принималось. Наоборот, постепенно все было отдано на откуп националистам, и те подавили всякое сопротивление, которое оказывали произволу русскоязычные люди и рыцари чести и совести из числа коренных жителей.

Наступлению на права граждан предшествовали открытые атаки на советскую власть, реставрация свергнутых в 1940 году буржуазных режимов. Для этого умело манипулировали имевшимися в прошлом сталинскими репрессиями невинных людей. Искажали основополагающие принципы социализма. Экстремисты умело разжигали националистические настроения и готовили почву для тихого государственного переворота.

Так называемые народные фронты, саюдисты, комитеты за освобождение и прочие сумели полностью взять под свой контроль средства массовой информации и через них обрушить на народ поток грязи и антисоветской истерии. Успехи советского народа либо замалчивались, либо преподносились искаженно. Зато буржуазный режим всячески приукрашивался и преподносился как эталон демократии. Однако этот «эталон» во многом держался на военном положении и репрессиях инакомыслящих в буржуазных республиках Прибалтики.

В Эстонии, например, за годы буржуазной демократии, по некоторым данным, в военных трибуналах состоялось 959 политических процессов. Осуждено около 2 тысяч коммунистов; каждый четвертый приговорен к смертной казни, многие – к пожизненной каторге. Аналогичные, если точнее, более крупные процессы проходили в Латвии и Литве.

А вот еще страшные цифры. За годы немецкой оккупации в Эстонии казнили свыше 125 тысяч человек, из них 64 тысячи советских военнопленных. После войны от бандитских пуль и ножей там же погибли 300 советских работников – 52 работника госбезопасности и органов внутренних дел, 47 военнослужащих и 497 членов семей советских активистов. Эти факты бандитизма имели еще больший размах в двух других Прибалтийских республиках. Сейчас их пытаются вычеркнуть из истории и отравить сознание людей дезинформацией…

В руководстве компартий республик, в законодательных и исполнительных структурах вызревало откровенное предательство не только союзных идей, но и интересов собственного народа. Достоянием органов государственной безопасности, их офицеров, до конца оставшихся верными присяге, стали подготовленные националистами списки лиц, подлежащих в случае возникшей необходимости обезвреживанию, вплоть до физического уничтожения вместе с семьями. Одним словом, ситуация накалялась все больше и больше.

О событиях, происходящих в Прибалтике, Горбачев информировался подробно. Однако вместо принятия решений шло заигрывание с сепаратистами. Более того, эмиссаром в Прибалтику им был направлен Яковлев А., человек, который, как я полагаю, никогда не был поборником союзной государственности, да и российской тоже. Известны его доклады по возвращении из поездок, суть которых в том, что в Прибалтике идут нормальные здоровые процессы и ни о каком выходе из Союза никто не ведет там серьезных разговоров. Его дезинформация, в конечном итоге, обернулась нарушением границы, территорий, забвением прав и свобод сотен тысяч проживающих там людей.

* * *

Августовские события 1991 года застали меня в Пензе, где я гостил со своей семьей у родителей. Престарелая мать жены находилась в больнице, поэтому весь отпуск мы решили провести рядом с ней. 19 августа мы с женой проснулись от резкого звонка.

Открыли дверь – на пороге стояла взволнованная, но радостная соседка. Она залпом сообщила, что по радио передали об отставке Горбачева, создан комитет по управлению страной.

В 8 часов утра мы слушали радио, однако из тех информационных сообщений сложно было понять, что же все-таки произошло. Ясности не внесли и последующие сообщения.

Позвонил в Прокуратуру СССР, там тоже, кажется, было больше неведения и растерянности. Генеральный прокурор отсутствовал, его обязанности исполнял первый заместитель Генерального Васильев А.Д.

В Пензе обстановка оставалась спокойной, никаких чрезвычайных мер не вводилось. Город жил обычной жизнью. Те люди, с которыми приходилось общаться или наблюдать их в магазинах, в общественном транспорте, конечно, оживленно обсуждали произошедшее событие. Я редко когда слышал осуждение «путчистов», может быть, потому, что люди в своем большинстве с одобрением восприняли отстранение от власти Горбачева. В народе он стал фигурой нарицательной, давно потерявшей уважение и популярность.

Мне запомнилось несколько эпизодов из жизни полумиллионного города. 19 августа пензенское отделение «ДемРоссии» объявило о проведении митинга в защиту Ельцина и Горбачева и с целью осуждения путча. Однако вечером в назначенное время на центральной площади собралась небольшая группа людей. Попытки пригласить на митинг пассажиров из проезжавших мимо троллейбусов и автобусов в основном успеха не имели.

Вечером в троллейбусе я был очевидцем того, как на одной из остановок вошел молодой парень и стал предлагать листовки в поддержку Ельцина. Но уже в самом начале незнакомый мужчина, скомкав листовку, бросил ее в лицо парню, сказав, чтобы тот немедленно убрался из троллейбуса. Парень безропотно его покинул.

По оценкам некоторых социологов, августовские события, а точнее отстранение от власти Горбачева, отрицательно восприняли не более 20–30 % взрослого населения страны…

Утром 22 августа я снова позвонил в Москву заместителю Генерального прокурора Абрамову И.П., но тот опять ничего конкретного на мои вопросы не сказал, кроме разве того, что я могу не прерывать отпуска, но регулярно поддерживать связь.

Меня постоянно не покидали мысли о сути происходящего. Строил предположения, версии. Еще вечером 19 августа в семейном кругу я высказал возможные причины и сценарий путча.

Я знал, что Крючков В. и Павлов В. неоднократно докладывали о сложной ситуации в стране, о разрушении государственности и возможном экономическом крахе. Предлагали принять конкретные меры, восстановить действие Конституции СССР. Очередной такой доклад последовал Горбачеву в Форосе. По-видимому, в очередной раз Горбачев после неутешительных сообщений о ситуации в стране патетически спросил: «А что же вы все-таки предлагаете?»

Будущие путчисты предложили принять ряд чрезвычайных мер, в том числе и самого крайнего толка – использование военной силы. Горбачев, как всегда, отверг их предложения, сославшись на то, что его в мире знают как большого гуманиста, демократа и лауреата Нобелевской премии. Тогда ему предложили «заболеть», временно передать власть Янаеву, а они сами попробуют реализовать свои предложения. На это Горбачев дал, по всей вероятности, согласие, с чем все и разъехались.

Горбачев же, оставшись один, еще раз все взвесил. Действия «путчистов» его устраивали. В случае их успеха – он с ними. В случае провала – он с демократами, предаст «путчистов» анафеме и решит свои задачи.

* * *

На событиях, происшедших 19–21 августа 1991 года, следует остановиться подробнее. Их назвали путчем, который, по мнению Горбачева, довел общий кризис до предельной черты. Это опять попытка перевалить свою вину на других. Страна до августа 1991 года уже находилась у черты гибели. Путчем же пытались ее спасти, правда, средства для этого выбраны негодные. Путч нужен был Горбачеву и правящей верхушке России, но не трудовому народу. В обществе, в обыденном сознании людей без того начались глубокие изменения, переоценка демократических ценностей. Для народа все очевидней становился обман. Путч приостановил этот закономерный процесс. Им воспользовались реакционные силы. Сбросив лицемерные маски, они пошли в открытое наступление на социальные права трудящихся, на укрепление экономического могущества небольшой кучки людей.

Ельцин под аплодисменты послушного и обслуживающего его российского парламента ринулся на замену политического строя, закрепленного в конституциях страны и России. Пошли гонения на оппозицию: началось расследование дел, носящих явно политический характер, последовал запрет Компартии, после которого Ельцин стал наследником традиций Муссолини, Гитлера, Пиночета, других фашиствующих лидеров.

Дело о путче занимает особое место в правовой практике и по ряду других причин.

Во-первых, грубой подменой права политикой было осуществлено принесение дела в жертву, в угоду амбициям государственных лидеров в борьбе за личную власть.

Во-вторых, тем, что следствие велось с грубыми нарушениями законности. Можно однозначно сказать, что обвинение путчистов в измене Родине было несостоятельно. Арестованные всю свою сознательную жизнь верой и правдой служили Отечеству, своей стране. В те августовские дни ими двигало одно стремление: восстановить действие Конституции СССР, сдержать разрушение союзной государственности, но никак не стремление предать Родину.

Да, ими было объявлено и введено чрезвычайное положение в Москве, ряде других мест, но и это не может свидетельствовать о предательстве. Если это предательство, то как квалифицировать введение чрезвычайного положения в Баку в январе 1990 года. Тогда документ о его введении в нарушение ст. 119 Конституции СССР подписал Горбачев. Он практически устранил законно избранную власть Азербайджана и не согласовывал с ней вопреки Конституции страны установление чрезвычайного режима, то есть фактически превысил свои служебные полномочия.

Горбачеву все сошло с рук. Других за те же действия привлекли к суду. Как не сказать после этого, что дело носило явно политический характер. Носило, да еще какой! Прокуратура России бросила на него все силы и словно не заметила, что чуть позже самый настоящий неконституционный захват власти с разгоном существовавших законных органов совершится в Чечено-Ингушетии…

Генеральный прокурор Степанков, соглашаясь с арестами «путчистов» и давая указание работникам МВД об их исполнении, явно превысил свои служебные полномочия. Имя его в общественном сознании стало нарицательным.

В деле о заговоре он допустил еще одно грубое беззаконие, соединив материалы следствия и обвинения в отношении Лукьянова А. в одно производство со следствием и обвинением других «путчистов». О каком захвате власти могла идти речь со стороны Лукьянова, когда он в государстве, по Конституции, занимал высший пост – Председателя Верховного Совета СССР? Законно был избран на него и занимал пост до последнего момента. Надо ли ему захватывать власть, когда она находилась у него?

Арест Лукьянова А. носил чисто политический характер. Расправа с ним была на совести Горбачева, Ельцина, Степанкова и Трубина. Лукьянова изолировали не потому, что он был замешан в путче. Его убрали, и сделали это на глазах народных депутатов, публично, при скоплении большого числа людей, чтобы психологически, морально подавить народных избранников, подавить всякую их сопротивляемость президентам, их неуемному стремлению к авторитарной власти.

Изоляцией Лукьянова устраняли одно из серьезнейших препятствий на пути разгона Верховного Совета СССР и съезда народных депутатов СССР. Эти органы обезглавили, сделали неработоспособными и по существу похоронили…

С изоляцией Лукьянова А. действительно торопились. Доказательства его вины не было. Ему предъявили обвинения, поэтому Степанков дал указание сначала задержать его в качестве подозреваемого. Этот беззаконник в прокурорском мундире словно забыл или не знал, что оснований для задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР не имелось. Думаю, необходимо для ясности воспроизвести содержание статьи. В ней прямо указано, что орган дознания вправе задержать лицо: если оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления; и последнее – если подозреваемый не имеет места жительства или покушался на побег.

Ни одного из этих требований нельзя было применить к задержанию Лукьянова А. Его вину необходимо было доказать, предъявить обвинение, если для этого имелись основания, и только затем арестовать.

* * *

Говоря о нарушении законности по делу о путче, не могу не вспомнить обстоятельства, связанные с производством обыска в доме и на даче у народного депутата СССР Фалина. Сообщение об этом самого Фалина на сессии Верховного Совета СССР в конце августа 1991 года вызвало у депутатов явный шок. Многие понимали, что они, народные избранники, являются заложниками Генерального прокурора Степанкова, никто из них не защищен законом.

Трубин, выйдя на трибуну, заявил, что ему об обыске ничего не известно, попросил время для проверки и последующего доклада сессии. Поручение о проверке дали и Комитету по законности. Казалось, истина и справедливость будут восстановлены. Но это только казалось. На вечернем заседании по поручению Комитета по законности с сообщением о результатах проверки выступил народный депутат СССР, профессор, доктор юридических наук, научный сотрудник Института государства и права Академии наук СССР Яковлев A.M.

Я слушал его сообщение, и мне было стыдно за профессора, прослывшего ярым поборником демократии, защитником прав и законных интересов, свобод граждан. Сколько громов и молний он выпустил ранее на Прокуратуру СССР, сколько критики и обвинений по поводу ее консерватизма и прочих грехов! Здесь же на трибуне стоял другой Яковлев, уже не громовержец, его словно подменили. Здесь стоял адвокат прокуратуры России.

Он сообщил, что обыск у Фалина действительно произвели следователи с санкции заместителя Генерального прокурора РСФСР Лисова Е. Согласие на это у Верховного Совета СССР не истребовали. По мнению прокуратуры, как сказал Яковлев, в законе о статусе народного депутата СССР сказано, что депутат не может быть подвергнут личному обыску, его жилище, служебное помещение, занимаемое им, также не могут быть досмотрены без согласия Верховного Совета. Прокуратура сослалась на то, что в законе не сказано о необходимости получения согласия на обыск, поэтому она его и произвела. После этого, чтобы избежать в будущем каких-либо недоразумений, как выразился Яковлев, он предложил сессии принять поправку к закону, дополнив его словами о необходимости получения согласия и на производство обыска. На этом вопрос был исчерпан.

Оказывается, законность, права человека многие, в том числе и профессура, защищали только на словах и тогда, когда такой защиты не требовалось. Когда же закон был попран и потребовались решительность и конкретные действия по пресечению произвола, то у многих духу, честности и принципиальности не хватило. Яковлев, словно студент-недоучка, а не профессор, никак не хотел назвать вещи своим именем.

Коли запрещен хоть малейший досмотр жилого и прочего помещения депутата, то обыск тем более недопустим. Любой обыск начинается с визуального осмотра, а потом уже переходит в глубокий поиск. Знал это профессор-демократ, знал, но лукавил, ибо нарушение допустили такие же собратья по демократии. А коли так, то и умолчал, увел своих от ответственности…

Теперь снова хочу вернуться к августовским и последующим событиям. После 23 августа посыпались сообщения об арестах и освобождениях от занимаемых должностей. Из печати узнал об увольнении из прокуратуры Абрамова и снятии с должности первого заместителя Генерального прокурора Васильева А., человека, которого я всегда уважал за его честность, большую порядочность и высокие профессиональные качества. Затем уволили из прокуратуры Главного военного прокурора Катусева. Все приказы подписал Генеральный прокурор СССР Трубин Н.

По возвращении в Москву я узнал о причинах столь скоропалительных его решений. 27 августа, до окончания отпуска, я вошел к нему в кабинет. Необходимо было решить вопросы о времени подписания меморандума о сотрудничестве с Министерством юстиции Австралии, о возможности направления наших свидетелей в эту страну на процессы по военным нацистским преступникам, совершившим злодеяния в годы Второй мировой войны на территории Украины и укрывшимся потом в Австралии.

Трубин был чем-то раздражен, нервничал, на мои предложения отвечал кратко. Я уже собирался уходить от него, но он остановил меня и сразу же без всякого предисловия сказал, что надо прекратить дела в отношении Калугина, Гдляна и Иванова. Его слова вызвали у меня удивление. Почему он в такое сложное время ведет о них разговор? Я ответил, что есть веские доказательства виновности названных лиц и оснований для прекращения не имеется. Тогда он раздраженно сказал: «Надо найти эти основания и прекратить дела». Предложил мне подумать и принять решение. На этом разговор был окончен.

В этот же день я встретился с Васильевым А. Он находился еще в своем служебном кабинете. Мы обменялись рукопожатиями. Его состояние было подавленным. На мой вопрос о причинах отстранения от должности Алексей Дмитриевич протянул мне шифротелеграмму, которую он подписал 20 августа и направил всем прокурорам республик, краев и областей. Когда я ознакомился с текстом, он спросил меня: «Можно ли, исходя из текста, сделать вывод, что всем прокурорам на местах была дана команда поддержать переворот?» Я ответил, что нет. Обычное указание, написанное, как и множество других и направленных ранее прокурорам.

В телеграмме говорилось, что в условиях управления страной Государственным комитетом по чрезвычайному положению необходимо обеспечить строжайшее соблюдение законности, исполнение Конституции СССР и республик.

Обо всех чрезвычайных происшествиях и противодействии ГКЧП, предлагалось в телеграмме, незамедлительно сообщать в Прокуратуру Союза. Видимо, вот эта последняя строка и явилась роковой для прокуратуры и ее руководства. Ее почему-то истолковали как поддержку путчистов. Коллегии прокуратуры выразили недоверие. Сейчас становится ясно, почему так истолковали.

Так называемым демократическим силам давно не нравился состав коллегии, который в основном всегда придерживался приоритета Конституции СССР и союзных законов, прямо говорил о правовом волюнтаризме в стране. Поэтому искали любой повод, чтобы избавиться от коллегии.

Вторая причина заключалась в том, что началось следствие по участникам переворота. В соответствии с действующим законодательством оно должно проводиться Прокуратурой Союза и под ее надзором. Чтобы отстранить нас от надзора, и объявили коллегию путчистской. В этом весь секрет закулисной демократической возни. Какой бы ни была Прокуратура Союза ССР, но она бы никогда не пошла на грубейшие нарушения законности, на те, что допустила Прокуратура РСФСР в ходе следствия по данному делу. Но о них чуть позже.

* * *

На второй день помощник Трубина передал мне его указание о немедленном прекращении дел Калугина, Гдляна и Иванова. Я попросил сообщить Генеральному, что я на сделку с совестью не пойду и принимать такое решение не буду.

Тогда указания Трубина по делу Калугина передали в Главную военную прокуратуру, где их и исполнили.

30 августа 1991 года Трубин подписал постановление о прекращении дела в отношении Гдляна и Иванова. Постановление для него подготовил его беспринципный и неквалифицированный помощник Захаров Ю.

Это решение я назвал предательством законности, конъюнктурным, неправовым, угодливо-политическим. Дело в том, что 12 июня 1991 года тот же Трубин информировал Горбачева, что в ходе следствия собраны дополнительные доказательства, дающие основания для предъявления обвинения Гдляну и Иванову в совершении ими ряда преступлений, в том числе: злоупотребление служебными полномочиями, их превышение, принуждение граждан к даче показаний и к клевете. Он также сообщил, что решается вопрос о повторном вхождении в Верховный Совет страны с представлением о даче согласия на их привлечение к уголовной ответственности.

Аналогично развивались события и вокруг дела Калугина О. В конце мая 1991 года Главная военная прокуратура представила Трубину проект представления в Верховный Совет СССР о получении согласия на привлечение Калугина к уголовной ответственности; так как он тоже был народным депутатом СССР, Трубин поручил мне лично изучить дело и доложить о достаточности доказательств для вхождения в Верховный Совет. До этого результаты следствия неоднократно обсуждались у нас на оперативных совещаниях с участием почти всех заместителей Генерального прокурора, работников военной прокуратуры, а также государственной безопасности. Мнение у всех было единое – Калугин разгласил государственную тайну и должен отвечать по суду.

Несмотря на это, я еще раз ознакомился с материалами дела. Тщательно изучил экспертное заключение, подготовленное специалистами Совмина СССР, Министерства обороны, ряда научно-исследовательских институтов и Комитета безопасности. Выводы экспертов были категоричными: Калугин нанес огромный ущерб государственным интересам страны, раскрыл методы работы разведки и контрразведки, вплоть до рассекречивания нашей агентуры за рубежом.

Остается только удивляться и до глубины души возмущаться, что этому человеку Горбачев вернул генеральское звание, пенсию, а Бакатин, возглавив КГБ, взял его в главные свои советчики. Действительно, в России правили бал предатели и перевертыши, подлецы и бесчестные люди.

Изучив материалы дела и побеседовав со следователями, прокурорами Главной военной прокуратуры, я доложил Трубину о возможности вхождения с представлением на получение согласия на привлечение Калугина к судебной ответственности. Однако предложил входить не в Верховный Совет, а в Президиум Верховного Совета СССР. Свое мнение мотивировал тем, что многие сведения, находящиеся в деле, носят секретный характер и мы сами вольно или невольно можем допустить утечку государственной тайны.

Генеральный прокурор согласился со мной, и я вскоре подготовил проект представления. Это было перед самым моим уходом в отпуск. Трубин его не успел подписать при мне и оставил у себя.

Будучи уже в отпуске, я позвонил из Пензы своему заместителю Врублевскому А. Тот сообщил, что Трубин изменил свое решение и дал команду переписать представление, изменив адресат – с Президиума на Верховный Совет СССР. Его указание было выполнено, но представление вновь оказалось не подписанным. Трубин уехал на несколько дней на Кубу, а вернулся уже после августовских событий. Представление так и не ушло в Верховный Совет.

В чем же причины резкого изменения мнения Трубина о названных делах? Суть заключается в том, что он, как сообщалось в наших газетах, будучи на Кубе, высказался в поддержку путча. Я не могу утверждать, так это было или нет, но Трубина на «крючок» подцепили. Над ним навис «дамоклов меч». Демократы в Верховном Совете ему поставили условие: или он выполняет их требования, или его объявляют путчистом. Вот после этого Трубин и стал «доказывать» свою приверженность демократии.

Чтобы усидеть в кресле Генерального, тут же поувольнял своих заместителей; как говорится, «прошелся по их трупам». Следом из конъюнктурных, личных угодливых соображений стал прекращать дела в отношении так называемых демократов. Этим и объясняется его предательство законности.

* * *

Сентябрь прошел в обычных делах. Скажу, что я в какой-то мере был доволен тем, что был избавлен от надзора за следствием по августовским событиям. Я с трудом представлял, как войду в камеру к Крючкову или Шенину, людям, которых я знал и знаю только с лучшей стороны – как патриотов своей Родины.

Вместе с тем не покидало чувство тревоги и досады на то, что тебе впервые на третьем десятке лет работы выказали недоверие.

В сентябре в управление из отдела систематизации поступили светокопии Указов Президента РСФСР о приостановлении деятельности Компартии на территории России и о передаче ее имущества в собственность государства.

Указы датированы 23 и 25 августа 1991 года.

Затем поступило Постановление Верховного Совета СССР от 29 августа того же года, которым также приостанавливалась деятельность КПСС на всей территории страны. Документы были проанализированы, сопоставлены с другими нормативными актами. Вывод был сделан однозначный: они не соответствовали, прямо противоречили Конституциям СССР и РСФСР и общепризнанным международным нормам и обязательствам, принятым на себя Союзом ССР в области прав человека.

Согласно Конституциям и Закону СССР «Об общественных объединениях», Компартия как общественное объединение может быть ликвидирована только по решению высших судебных инстанций, а не президента. В таком же порядке отчуждается и ее имущество. Никаких судебных решений на этот счет не состоялось. Конституции были явно попраны. Президент Горбачев промолчал, не наложил «вето» на Постановление Верховного Совета, не отменил Указы Ельцина. Сделал вид, что их вообще не существует.

Силами двух управлений мы подготовили записки Горбачеву, Ельцину, в Верховные Советы СССР, РСФСР, а также председателю Комитета конституционного надзора СССР Алексееву С. При этом исходили из того, что грубо попраны права человека. Записки легли на стол заместителя Генерального прокурора Андреева В.И. Тот не проявил большого энтузиазма, хотя и не осудил нашу инициативу. Дня через два или три он пригласил меня к себе и сообщил, что Трубин подписывать наши записки отказался. Я не спрашивал, чем он мотивировал свой отказ. Для меня было ясно – он просто боялся спорить, боялся потерять свое кресло. Уже в какой раз Генеральный прокурор уходил от реагирования на беззаконие, попрание прав тысяч, миллионов граждан. Однако были и другие факты, когда его представления, его записки оставляли без всякого внимания в высших эшелонах власти…

В начале сентября состоялся пятый, внеочередной, съезд народных депутатов СССР. Его решения представляют исключительный интерес, как и сама обстановка, процедура работы. Для многих из нас становилось все более очевидным, что в стране усиливается власть президентов, законодательная, народная власть им мешает, с ней перестают считаться, отодвигают на задний план и вовсе разрушают. Наступает эра авторитарной власти, за которой последует диктатура. Пятый съезд подтвердил наши опасения. Авторитаризм, диктатуру начали устанавливать те, кто еще совсем недавно в предвыборной борьбе, на митингах и с экранов телевидения заявлял о своей приверженности демократии, кому народ поверил, а те, встав у власти, начали предавать его.

Еще задолго до сентября, до работы пятого, внеочередного, Съезда народных депутатов, я высказал в печати (газета «Карьера», № 14 за июль 1991 г.) опасение по поводу того, что президент СССР и президенты республик могут собраться и разогнать съезды народных депутатов. Так оно и случилось. На пятом съезде президенты сели в президиум, а народная власть осталась внизу. Не она управляла ими, а они командовали ею. Произошло непоправимое для союзного государства, для всех нас. Горбачев совместно с республиканскими лидерами начал широкомасштабную кампанию по ликвидации народной власти, по ограничению ее функций.

* * *

После августовских событий в стране начался тихий государственный переворот, весьма утонченный, весьма коварный и разрушительный. Горбачев и Ельцин взяли в нем на себя роль первых скрипок.

6 сентября 1991 года в средствах массовой информации промелькнуло сообщение о признании Государственным Советом СССР независимости Латвии, Литвы, Эстонии. Это произошло буквально на следующий день после окончания работы пятого, внеочередного, съезда. И что еще примечательно, после того как 5 сентября Буш заявил о признании независимости названных республик, Горбачев заторопился. Он не мог ослушаться, отстать от заокеанского президента, бывшего шефа ЦРУ.

И еще замечу. Вопрос о так называемой независимости трех Прибалтийских республик на обсуждение съезда вынести побоялись. Знали, что там он мог провалиться как абсолютно неправомерный. Вот почему отложили до 6 сентября, но не далее.

По поступлении текстов постановлений к нам в управление я поручил их тщательно изучить и высказать суждение о их правомерности. Изучали несколько сотрудников, в том числе заместитель начальника управления Андреев К., однако вывод у всех был однозначный – постановления не соответствуют Конституции СССР и Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», принятому 3 апреля 1990 года.

Я попросил подготовить мотивированное заключение, в котором обязательно должны быть отмечены основные противоречия и несоответствия действующему законодательству. Такое заключение вскоре подготовили и положили мне на стол. Я утвердил его.

Возник естественный вопрос: «Что делать дальше?». Была некоторая надежда на Комитет конституционного надзора. Шло время, но он хранил гробовое молчание. Для меня становилось все более очевидным, что комитет не будет реагировать, что и не удивительно. Его возглавил Алексеев С., профессор, доктор юридических наук, впоследствии он стал членкором Академии наук СССР. Человек, который все свои ученые степени и звания заработал на «развитии и углублении» марксистско-ленинской теории о праве и государстве. Затем он занял, по сути дела, ревизионистские, отступнические позиции. Это лишнее подтверждение того, что перевертышам верить нельзя. Предавшие однажды, они предадут, и еще не раз. К тому же Алексеев С. оказался человеком безвольным, не способным противостоять беззаконию, произволу вождей. Видимо, здесь сказались и его личные качества.

Я вновь вспомнил открытие пятого, внеочередного, съезда, когда Горбачев и президенты республик, вопреки подготовленной повестке и регламенту съезда, отправили депутатов думать по представительствам республик в Москве. Алексеев С., выйдя на трибуну, пытался что-то робко сказать о нарушениях, о неправомерности данных действий. Это было утром, а во второй половине того же дня блюститель Конституции выглядел уже как «мокрая курица» и пролепетал, что все правильно и в создавшейся ситуации ничего другого предпринять нельзя. Я уверен, что Горбачев его «обработал» в перерыве между заседаниями.

Оставалась еще одна возможность. Идти к Генеральному прокурору и докладывать о нарушениях, о таких отступлениях, которые «попахивают» Уголовным кодексом. Однако идти к Трубину было делом безнадежным. Государственные вопросы его меньше интересовали. Главная проблема, которую он решал тогда, – как остаться в кресле. Пусть рухнет Союз, пусть рухнет Отечество, главное – останется он. Идти к нему, заведомо зная, что он откажется поставить свою подпись, как уже неоднократно отказывался подписывать подготовленные нами острые документы прокурорского реагирования, просто не было смысла. Трубин продолжал всех убеждать, что он не «путчист», а сторонник демократии. По сути, он объявил «день открытых дверей» для прекращения дел. Вопреки доказательствам, пустил «под нож» не одно крепкое дело, пусть это останется на его совести, хотя придет время, и ему придется ответить.

* * *

Все же, не рассчитывая на поддержку, 1 ноября 1991 года я направил Трубину рапорт следующего содержания:


«Николай Семенович!

6 сентября с.г. Государственный Совет СССР принял Постановления о признании независимости Латвии, Литвы и Эстонии, которыми фактически закрепил выход указанных республик из состава СССР.

Данные постановления как по форме, так и по содержанию грубо противоречат действующему Закону СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». В республиках Прибалтики не проводились референдумы по поводу выхода из СССР, они были подменены или опросом населения, или голосованием за независимость республик. Не был установлен и переходный период для рассмотрения всех спорных вопросов.

Кроме того, Государственный Совет под руководством Горбачева М.С. превысил свои полномочия и принял решение по вопросу, относящемуся к компетенции Верховного Совета СССР. Стране нанесен неизмеримый ущерб, попраны интересы сотен тысяч граждан некоренной национальности.

Право республик на выход из СССР никем не оспаривается, но он должен быть осуществлен в строгом соответствии с законом.

Постановления Государственного Совета СССР являются юридически безграмотными, не имеющими правовой силы, Комитет конституционного надзора СССР оставил их без внимания.

Полагаю необходимым реагирование Прокуратуры Союза ССР. В случае Вашего согласия документы будут подготовлены».


Этот рапорт я передал Трубину через его помощника без всякой надежды. В голове постоянно стоял вопрос: «Что делать?» Госсовет и президент Горбачев в очередной раз допустили нарушение Конституции. Правовой волюнтаризм охватил все общество, и, самое страшное, с Законом перестали считаться в высших эшелонах власти, произвол совершали президенты и законодатели, мэры и министры. Какого законопослушания после этого можно было ждать от простых граждан? Общество постепенно падало в пучину анархии и беспорядков. Из-за волюнтаризма вождей и политиков страна оказалась охваченной пожаром национальных распрей. Передо мной снова и снова вставали страшные картины побоищ в Закавказье и Фергане, в Молдавии и Прибалтике. Я вспомнил лица и глаза беженцев, детей в Армении и Азербайджане, лица отчаявшихся людей в Дубоссарах, в Осетии. Они просили о помощи, они просили президента защитить их. Но он их предал. Теперь еще одно предательство в Прибалтике.

Должен же Горбачев за это нести ответственность?..

4 ноября 1991 года я принял твердое решение о возбуждении уголовного дела в отношении Горбачева за измену Родине. Скажу сразу, что я не посвящал в это никого из своих сотрудников. Я знал, какой гнев, какой карающий меч может обрушиться после этого. Поэтому и решил все сделать сам, не подставляя под удар других.

Какие правовые основания были у меня?

Я исходил из того, что при разрешении прибалтийского вопроса действительно были допущены беспрецедентные нарушения законности. Мои оппоненты, не сумев опровергнуть этого факта, пустились в огульные обвинения меня в том, что я противник независимости республик, противник их выхода из Союза.

Да нет же! Я никогда не оспаривал и не оспариваю право наций, народов на самоопределение. Только они могут решать, где и с кем им жить. Но я был и остаюсь приверженцем правового, цивилизованного решения всех вопросов, с учетом интересов всех сторон.

Давайте обратимся к правовым документам, к самому предмету обсуждения. Здесь, думаю, необходимо привести одно из постановлений Государственного Совета СССР от 6 сентября – по Литве. (Все три постановления, как капли воды, похожи друг на друга.)

Оно значится за № ГС-1/1О91/:


«О признании независимости Литовской Республики:

Учитывая конкретную историческую и политическую обстановку, предшествовавшую вхождению Литовской Республики в СССР, Государственный Совет СССР постановляет:

1. Признать независимость Литовской Республики.

2. Исходя из Постановления 5 (внеочередного) Съезда народных депутатов СССР, провести переговоры с Литовской Республикой для решения всего комплекса вопросов, связанных с обеспечением прав граждан и интересов СССР и образующих его государств, касающихся экономических, политических, военных, пограничных, гуманитарных и иных вопросов.

Сформировать государственную делегацию Союза ССР для переговоров с Литовской Республикой, предоставить ей необходимые полномочия.

Учитывая особую заинтересованность РСФСР и БССР, граничащих с Литовской Республикой, включить их представителей в указанную государственную делегацию Союза ССР.

3. При решении вопросов, связанных с признанием независимости Литовской Республики, учитывать необходимость выполнения обязательств СССР перед мировым сообществом, а также соблюдения общепризнанных норм международного права, прав и свобод человека и национальных меньшинств, закрепленных в международных договорах и иных актах, участником которых является СССР.

4. Исходя из Декларации прав и свобод человека, принятой 5 (внеочередным) Съездом народных депутатов СССР, признать, что граждане СССР, выразившие пожелание остаться в Литовской Республике или переехать в СССР, подлежат правовой защите СССР и той республики, гражданство которой они примут.

5. МИД СССР заявить о поддержке обращения Литовской Республики о ее вступлении в ООН, а также высказаться в пользу ее присоединения к Совещанию по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Государственный Совет СССР

Москва, Кремль».

* * *

Несколько слов о самом названии постановления «О признании независимости…»: создается впечатление, что члены Госсовета и Горбачев никогда не открывали Конституции СССР и конституций союзных республик. Так вот, в Конституции СССР, в ст. 76, прямо записано: «Союзная республика – суверенное советское социалистическое государство, которое объединилось с другими советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик». Само слово «суверенитет» нами позаимствовано из французского языка и означает «верховенство и независимость власти». Поэтому признавать за республикой то, что у нее и без того есть, просто нелепо. Под признание независимости попытались замаскировать выход республик из Союза. Прямо назвать это побоялись, отсюда и появились нелепицы.

Теперь о конкретной исторической и политической обстановке, предшествовавшей вхождению в СССР.

Для меня было неясно, почему в постановлениях говорят о ней; почему не сказано, было или нет на то волеизъявление людей. Тоже много тумана.

Под обстановкой подразумевают пакт «Молотова – Риббентропа» и ввод войск Красной Армии в Прибалтику накануне Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Здесь надо глубоко, неторопливо во всем разобраться. Конечно, Америка никогда не признавала вхождение в СССР Эстонии, Литвы и Латвии. Она просто считалась с этими реалиями до поры до времени. Так поступали в Америке, того же мнения был небезызвестный Яковлев А., долгое время живший за Атлантикой – и после этого мыслящий и действующий так, как мыслят и действуют там, в США. Я об этом вспоминал, когда он на съезде народных депутатов СССР выступал по прибалтийским проблемам. К сожалению, тогда не прозвучали многие слова правды об истории тех лет.

Взять, к примеру, заключение комиссии Президиума Верховного Совета ЭССР, в котором утверждается, что включение Эстонии в Союз явилось результатом сговора между СССР и Германией. Под сговором имеется в виду все тот же пакт «Молотова – Риббентропа» от 23 августа 1939 года. Но при этом допускалась односторонняя оценка, произвольное толкование событий, происходивших в Прибалтике в 1939–1940 годах, в частности, революционного движения, выступления народных масс. Тем, кто не считает их народным противостоянием существовавшим режимам, скажу, что августовские события у Белого дома в сравнении с ними можно назвать «пьяным сборищем». Тем не менее демократы нарекли это революцией.

Но вернемся к пакту «Молотова – Риббентропа».

В статье 1-й секретного протокола, если считать, что он существовал, указано: «В случае территориального политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами». Эту формулировку нельзя толковать иначе, как признание суверенитета Литвы, а следовательно, и других Прибалтийских государств. Что касается территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств, то имелись в виду лишь отдельные территории, а не государства в целом. По Литве такое переустройство состоялось 10 октября 1939 года и заключалось в передаче ей Виленской области, которая в свое время была захвачена Польшей.

В таком понимании пакта «Молотова – Риббентропа» строились в 1939 г. отношения СССР с Финляндией. Как известно, и здесь территориально-политическому переустройству подверглись лишь некоторые пограничные районы, а не вся территория Финляндии.

* * *

Что касается дееспособности Государственной думы Эстонии, провозгласившей в Эстонии советскую власть и принявшей Декларацию о вхождении ЭССР в состав Союза ССР, то здесь следовало бы учесть следующее. 21 июня 1940 года в Эстонии было сформировано новое правительство, состоявшее в основном из членов социал-демократической партии Эстонии. Во главе этого правительства стал И. Варес.

Поскольку оно не имело в парламенте необходимой поддержки, президент республики К. Пятс принял решение провести досрочное переизбрание парламента; тогда же в печати было опубликовано специальное обращение президента Пятса к эстонскому народу, в котором говорилось: «Выборы должны состояться как можно скорее, об этом мною дано правительству республики соответствующее указание. Сроки, установленные в действующем законе о выборах, предусмотрены для исполнения в нормальных условиях, их невозможно соблюдать в нынешних особых условиях. Поэтому правительству республики надлежит сократить сроки, предусмотренные в законе. Надеюсь, что все граждане поймут эту необходимость и исполнят свой гражданский долг в сроки, установленные правительством республики».

Воспользовавшись революционной ситуацией, коммунисты, объединившись с социал-демократами и другими прогрессивными силами в Союз трудового народа, сумели на всех избирательных участках выдвинуть своих кандидатов и добиться на выборах победы. В выборах приняло участие 81 % избирателей, за кандидатов Союза трудового народа проголосовало 92 % избирателей.

Каких-либо объективных данных о вмешательстве СССР в ход выборов не установлено.

Таким образом, нет достоверных оснований говорить о недееспособности Государственной думы Эстонии, провозгласившей в Эстонии советскую власть и принявшей декларацию о вхождении ЭССР в состав Советского Союза.

Неубедительным представляется и утверждение, будто Государственная дума Эстонии не имела от народа мандата для принятия указанной выше декларации.

Если с этим согласиться, то следует признать недействительной также декларацию, провозгласившую 19 февраля 1918 г. буржуазную Эстонию самостоятельным государством, с последующим выходом из России, ибо она была принята практически в условиях немецкой оккупации малочисленным Советом старейшин Земского Собора Эстонии, который не имел на это полномочий не только от народа, но и от Земского Собора…

Это, как говорится, экскурс в историю для бывших членов Государственного Совета СССР. Если он для них не убедителен, тогда просто надо вспомнить, что нахождение Латвии, Литвы, Эстонии в составе Союза закреплено послевоенными республиканскими конституциями и Конституцией СССР 1977 года. Мы прожили все вместе более 50 лет. У нас был единый народ, единая территория, одна граница, общая собственность, единая армия. Поэтому и выход из СССР должны осуществлять на твердой правовой основе, а не по-воровски разбегаться темной ночью. (Из этого я исходил, когда решал вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении президента.)

* * *

Теперь о главном. Мог ли Госсовет принимать такое решение? Нет, не мог, и вот почему. На конституции, конечно, многие махнули рукой, посчитали, что они давно устарели. Но ведь порядок решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР, был установлен законом совсем недавно, 3 апреля 1990 года. Оказывается, и на него уже махнули рукой. В таком случае и решения презревших законность нынешних лидеров вскоре не будут признавать, не будут исполнять. Тогда как нам жить в этом правовом беспределе?

Упомянутый ранее закон, в соответствии со ст. 72 Конституции СССР, признавая суверенное право каждой республики на свободный выход из состава СССР, установил, что он может быть осуществлен только путем свободного волеизъявления (референдума) всего народа, проживающего в республике.

Решение о выходе считается принятым, посредством референдума, если за него проголосовало не менее двух третей населения республики (ст. 6). Законом также определен порядок проведения референдума и подведения его итогов.

В случае положительных итогов голосования устанавливается переходный период, не превышающий пяти лет, в течение которого должны быть решены все вопросы, возникающие в связи с выходом республики из СССР. В переходный период на территории выходящей республики сохраняют свое действие Конституция СССР и законы СССР (ст. 9).

По окончании переходного периода или при досрочном урегулировании вопросов по выходу из СССР высший законодательный орган страны должен принять решение, подтверждающее завершение процесса урегулирования всех вопросов, затрагивающих интересы выходящей республики и интересы Союза ССР и оставшихся его субъектов. С момента принятия такого решения выход союзной республики из СССР считается состоявшимся (ст. 20).

Установленный Законом СССР порядок Госсоветом был грубо нарушен, а суверенитету, территориальной неприкосновенности, государственной безопасности и обороноспособности СССР нанесен неизмеримый ущерб.

В Латвии, Литве, Эстонии референдумы о выходе из СССР фактически не проводились. Они, как уже отмечалось, были подменены опросом населения или голосованием по поводу независимости республик. Национал-сепаратисты просто боялись проводить референдум, так как знали, что не найдут подавляющей поддержки у населения.

Еще в 1989–1990 годах Ландсбергис и его окружение, например, не имели большинства сторонников у сельского населения Литвы, да и рабочий класс далеко не весь разделял их взгляды.

Горбачев и члены Госсовета забыли, что 15 марта 1990 года внеочередной третий съезд народных депутатов СССР принял специальное постановление по Литве. В нем, в частности, записано:

«Верховный Совет Литовской ССР объявил 10–12 марта 1990 года о «восстановлении независимости Литовского государства», отмене действия Конституции Литовской ССР и Конституции СССР на территории республики.

Обладая конституционным правом на самоопределение, союзная республика, вместе с тем, не может, как при вхождении в федерацию, так и при выходе из нее, игнорировать возникающие при этом политические, социально-экономические, территориальные, правовые и другие проблемы.

Съезд народных депутатов рассматривает упомянутые решения Верховного Совета Литовской ССР как не имеющие законной юридической силы.

Съезд народных депутатов СССР постановляет:

1. Подтверждая право каждой союзной республики на свободный выход из СССР (статья 72 Конституции СССР), Съезд определяет, что впредь до установления Законом порядка и последствий выхода из состава Союза односторонние решения Верховного Совета Литовской ССР, противоречащие статьям 74–75 Конституции СССР, являются недействительными».

Это постановление никем не было отменено и обладало высшей юридической силой. В нем правильно подчеркивалось, что союзная республика как при вхождении в федерацию, так и при выходе не может игнорировать возникающие политические, экономические, правовые и прочие проблемы. Почему-то об этой истине забыли 6 сентября 1991 года.

* * *

Если Горбачев забыл исполнить волю высшей законодательной власти государства, то хотя бы вспомнил то, что писал и говорил сам о событиях, происходящих в Литве.

31 марта 1990 года он обратился к литовскому народу. Обращение начиналось словами:

«Уважаемые граждане Литовской ССР!

Я обращаюсь к вам в трудный для страны час. Решения Верховного Совета Литовской ССР от 11 марта с.г. подвели всех нас к критической отметке. Предпринимаемые нынешним литовским руководством попытки в одночасье разорвать связи республики с Советским Союзом, избранная им тактика односторонних и ультимативных действий ставят под угрозу нормальную жизнь и безопасность всего народа республики – литовцев и нелитовцев – и вызывают большую тревогу в стране.

Разве это нормально, когда поправки в Конституции, определяющие судьбу республики, ее народа, затрагивающие интересы всей страны, решаются с наскока, без консультаций и обсуждений, буквально в течение одной ночи?»

Далее Горбачев отметил: «Нынешние литовские лидеры пробуют убедить вас и в том, что их сепаратистские действия не скажутся на экономических, научно-технических и других связях с остальными республиками СССР. Но это не так. Ибо все эти связи могут развиваться нормально и приносить плоды лишь в благоприятной атмосфере доверия и взаимопомощи, а отнюдь не в обстановке конфронтации и ультиматумов, неуважительного отношения друг к другу и межнациональной розни.

Демонстративное пренебрежение к Конституции СССР, вызов советским законам, неисполнение союзных обязательств порождают справедливое возмущение во всей стране. Президент СССР, Верховный Совет СССР, правительство СССР получают многочисленные письма и телеграммы, в которых выражаются крайняя озабоченность и недоумение в связи с тем, что происходит в Литве. Люди требуют защитить Конституцию СССР, оградить Союз от ущерба, который ему наносят действия сепаратистов. Предлагается применить эффективные меры экономического, политического, административного характера. В Белоруссии и Калининградской области ставится вопрос о возвращении территорий, переданных Литве после ее вхождения в состав СССР.

В общем, ситуация и в самой республике, и вокруг нее приобрела драматический характер. И если сейчас не прислушаться к голосу разума, события могут иметь тяжелые последствия для всех нас. Мы должны быть едины в стремлении не допустить этого».

Правильно все было сказано; если бы за этим последовали такие же правильные конкретные дела!

В феврале 1991 года Горбачев издал Указ «О решениях Верховного Совета Литовской ССР от 16 и 18 января 1991 года о проведении опроса жителей республики». Президент отметил в нем, что решения Верховного Совета Литовской ССР нельзя расценить иначе, как намерение блокировать исполнение в республике постановления Верховного Совета СССР о проведении референдума СССР по вопросу сохранения Союза ССР. Пользуясь обострившейся социально-политической обстановкой в республике, ее руководители пытаются с помощью опроса организовать поддержку своим сепаратистским устремлениям.

На основании изложенного президент Горбачев постановил: «Признать, что проводимый в соответствии с постановлением Верховного Совета Литовской ССР от 16 января 1991 года и от 18 января 1991 года опрос и попытки объявить его «плебисцитом в будущем Литовского государства» являются юридически несостоятельными».

Аналогично Горбачев среагировал на неправомерные акты, принятые в Латвии и Эстонии.

14 мая 1991 года он объявит о не имеющей юридической силы Декларации Верховного Совета Латвии, принятой 4 мая 1991 года «О восстановлении независимости Латвийской Республики».

В этот же день он признает недействительным постановление Верховного Совета Эстонской ССР «О государственном статусе Эстонии» от 30 марта 1990 года.

Свои Указы Горбачев мотивировал тем, что Верховные Советы Прибалтийских республик грубо нарушили ст. ст. 2, 70, 71, 73 и 75 Конституции СССР, а также названный ранее закон СССР от 3 апреля 1990 года.

…Пройдет чуть больше полгода, и Горбачев полностью забудет Конституцию, законы, свои же ранее принятые Указы. Почему произошло такое предательство, откуда такая непоследовательность, такое непостоянство? Скорее всего это постоянство, но другого рода, постоянство в предательстве. Горбачев и ранее не чтил Конституцию, законы. Он бы их сам давно перечеркнул полностью, просто свои действия он соизмерял с ситуацией в стране и из нее исходил.

Тогда ситуация не позволяла так откровенно и цинично попирать волю народа, волю высшего законодательного органа. После августовских событий ворота беззаконию открыли настежь.

* * *

Я уже упоминал, что в случае высказывания на референдуме большинства (две трети) взрослого населения за выход республики из Союза устанавливается переходный период для рассмотрения всех спорных вопросов о территории, границе, таможне, обороне, проживании граждан и т. д.; этого периода не было.

Его отсутствие пагубно сказалось на судьбе части населения, оставшегося без защиты и прав. Создание комиссий для переговоров с Прибалтикой – шаг запоздалый. Эти комиссии практически уже ничего не могли решить.

Постановления о признании независимости Латвии, Литвы, Эстонии являются неправомерными актами и потому, что принимались они неполномочным органом – Госсоветом СССР.

Как известно, пятый, внеочередной, Съезд народных депутатов СССР в целях недопущения дальнейшего распада структур власти объявил переходный период для формирования новой системы государственных отношений и структур.

Он же определил, что высшим законодательным (представительным) органом власти на данный период является Верховный Совет СССР, состоящий из двух самостоятельных палат: Совета республик и Совета Союза.

Госсовет создавался для согласованного решения вопросов внутренней и внешней политики, затрагивающих интересы республик. Но он не являлся законодательным органом.

Согласно же Конституции СССР и Закону СССР от 3 апреля 1990 года, регулирующему порядок выхода республики из Союза, принимать решения, связанные с изменением государственного устройства, территорий, границ, мог только высший законодательный орган, а не Госсовет.

Для наступления уголовной ответственности не всегда достаточно только лишь самого факта нарушения закона. Необходимы последствия в виде причинения существенного ущерба. Они в то время были налицо: нанесен огромный ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности, государственной безопасности и обороноспособности страны. Кроме этого, было совершено откровенное предательство некоренного населения, ему причинен материальный и нравственный ущерб, за который тоже необходимо нести ответственность. В Прибалтике многих людей превратили в людей второго сорта, о которых, несмотря на свою клятву, забыл президент.

Теперь давайте обратимся к ст. 64 УК РСФСР. Она так и гласит: «Измена Родине, т. е. деяния, умышленно совершенные гражданином СССР в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности СССР». Как видите, совпадение полное.

Мои оппоненты утверждают, не оспаривая, правда, самих нарушений, что решение принималось коллегиальным органом, поэтому, дескать, Горбачев не может нести за них ответственности, тем более в уголовном порядке. Я хорошо понимал и понимаю, что такое коллегиальный орган. Да, конечно, не прав весь состав Госсовета.

Однако Горбачев, являясь его председателем, не переставал быть и Президентом СССР. Согласно же ст. 127-3 Конституции СССР, из всех членов Госсовета только на нем одном лежала конституционная обязанность выступать гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, независимо от того, где, в какой республике они проживают. На нем лежала первейшая обязанность обеспечивать суверенитет, безопасность и целостность страны. Этим я и руководствовался, из этого я и исходил.

Горбачев умышленно пошел на нарушение Конституции. Проекты постановлений готовились при непосредственном его участии. Он вынес их на рассмотрение Госсовета и участвовал в их обсуждении, да и сами решения скреплены его подписью. Так что есть конкретные действия.

Мог ли Горбачев поступить иначе? Конечно, мог и должен был это сделать. Он же не попытался даже разъяснить членам Госсовета то, что здесь допускается попрание Конституции. В конце концов он мог восстать, отказаться участвовать в этой позорной, предательской сделке. И если уж говорить о преднамеренности поступков, то последующее поведение Горбачева ее подтверждает. Ведь по его указанию вскоре будут заключены дипломатические отношения СССР с Латвией, Литвой, Эстонией. Здесь он решения принимал единолично.

Я не случайно так много внимания уделил документам, принятым по Прибалтике 6 сентября 1991 года, ибо с них, с этой даты, начались открытые, вероломные, вопреки воле народа, развал и уничтожение Союза, ибо они явились прологом к преступному сговору в Беловежской Пуще.

* * *

После возбуждения дела против Горбачева главными моими оппонентами стали Бакатин и Трубин. Конечно, не могли они оставить без защиты своего патрона, которому так преданно служили. Служили, не видя того, что сами стали нарушителями законности и разрушителями государственных структур.

До чего только они не доходили, выступая в средствах массовой информации! Заявляли, например, что в деле в отношении президента всего-то несколько бумажек. Как будто после его возбуждения там уже должно находиться обвинительное заключение! Еще раз скажу, что акт мною был принят правомерно, для него были все юридические основания. А дальше надо было расследовать, выяснять, прав я или не прав, есть основания для предъявления обвинения или нет. Если есть, то для какого обвинения и одному ли Горбачеву или еще кому-то.

Полемизировать с Бакатиным В., в юридической несостоятельности которого я никогда не сомневался, откровенно скажу, желания не было. Но он влез в одни оглобли с Трубиным. И вот уже оба со ссылкой на ст. 127-6 Конституции СССР заявили, что президент страны обладает правом неприкосновенности. А коли так, то Илюхин не мог возбуждать в отношении него уголовного дела. Правда, Трубин не оспаривал мои процессуальные полномочия вообще на возбуждение дел, в том числе по ст. 64 УК РСФСР. Кстати, за два десятка лет прокурорско-следственной работы у меня такой практики было немало.

Что можно сказать по поводу рассуждений этих двух правовых «гигантов»?

Для человека, несведущего в законодательстве, они даже могут показаться убедительными. Однако дело обстоит иначе. Я не оспаривал ст. 127-6 Конституции СССР и ее не нарушил. В союзном законодательстве не был предусмотрен особый порядок возбуждения дел в отношении кого-либо, Трубин Н. об этом знал. Не было запрета на этот счет и по поводу президента. Но было сделано исключение на задержание, арест, на предъявление обвинения народному депутату СССР, коим Президент СССР не являлся.

На их реализацию необходимо было получить согласие Верховного Совета страны. Но я еще раз подчеркну: согласие на задержание, арест, предъявление обвинения и т. д., кроме возбуждения дела. Так что доводы моих оппонентов, мягко говоря, были высосаны из пальца. Может быть, в Конституции СССР был пробел, надо было бы расшифровать и понятие «неприкосновенности», но я исходил из того, что записано в Законе, а не из пустопорожних умозаключений Бакатина и Трубина.

Неуместным нагромождением фраз можно назвать рассуждение Бакатина В. в печати и о приоритете международного права над национальным, о мнении ООН в пользу суверенитета государств. Все это мне хорошо было известно, ибо с международным правом приходилось сталкиваться не один год. Вадим Викторович ломился в открытую дверь, может, впервые открывая для себя то, что давно известно другим.

Нельзя оспаривать суверенного права республик на их выход из Союза. Речь шла о другом. Выход должен был основываться на строгом волеизъявлении народа и осуществляться в установленном законом порядке. Этот порядок, чего Бакатин не знал, определяется не международным правом, а правом каждого федеративного государства.

Оправдывая допущенные Горбачевым нарушения Конституции СССР, Трубин и Бакатин постоянно ссылались на переходный период в жизни нашего общества. Но такая ссылка была просто неуместна. Переходный период не есть период беззакония. Инельзя было допускать, чтобы в этот период Союз был разрушен и растаскан. История, потомки нам этого не простят.

Меня поразили правовым невежеством утверждения Бакатина о превышении мною служебных полномочий, а также его бравада: дескать, он, получив от меня дело в отношении Горбачева для расследования, сразу же возвратил его Трубину.

Что касается моих действий, то они соответствовали требованиям уголовно-процессуального законодательства. В содеянном Горбачевым М.С. я усмотрел признаки преступления и, в соответствии со ст. 108, 112 УПК РСФСР, возбудил уголовное дело. Действительно, прокуратура не осуществляла надзора за деятельностью Верховных Советов, президентов, Госсовета. Мы не вправе были опротестовывать их решений. Но если президент, а он тоже и в первую очередь гражданин, совершал преступные деяния, мы обязаны были решить вопрос о его ответственности независимо от того, что он занимал столь высокий пост. Содеянное Горбачевым во время работы Госсовета 6 сентября 1991 года из сферы политической, так будем говорить, перешло в рамки уголовно-правовой сферы: нарушения законности были, были и тяжкие последствия от них.

Бакатин В. мог обжаловать мои действия вышестоящему прокурору. Он же пошел на нарушение требований ст. 212 УПК РСФСР, которая предписывает, что «обжалование полученных указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнение». Вадим Викторович не знал закона, он допустил превышение служебных полномочий. Ему не следовало заниматься толкованием правовых актов. Это была не его область деятельности.

Но случай с ним был весьма примечателен. Он лишний раз подтверждает, насколько наплевательски относятся к Закону на высших ступенях власти. Насколько там сильно правовое развращение. А если это так, то можно ли ждать правопослушания от других граждан страны?

До тех пор, пока президенты, народные депутаты, министры, мэры и другие руководители не научатся и не будут свято исполнять законы, наш народ, наше общество так и будет катиться в пропасть от их волюнтаризма и губительной политики.

* * *

Мое обвинение против Горбачева было не сиюминутным решением, а плодом долгих и горьких размышлений. Повторю, что личных выгод я здесь не искал. Моя карьера до этого складывалась неплохо, и я думаю, что, не пойди я на этот шаг, она и в дальнейшем складывалась бы так же благополучно. Но я уже просто не мог и как гражданин, и как прокурор, осуществлявший надзор за исполнением Законов о госбезопасности, спокойно смотреть, как на всех уровнях попирается законность. Я не мог больше смотреть, как наплевательски руководство страны относилось к Конституции и праву вообще, – ведь это в конечном итоге привело к разрухе в экономике, межнациональным столкновениям, к развалу Союза, хотя народ, от имени которого сегодня говорят и действуют президенты и их команды, на референдуме 17 марта 1991 года однозначно высказался за сохранение именно Союза Советских Социалистических Республик.

Но народ обманули.

И еще об одном. К сожалению, так уж у нас повелось, что о серьезных ошибках, глубоких просчетах и беззаконии наших государственных лидеров, об их ответственности за нанесенный огромный неисчислимый ущерб обществу, народу мы начинаем говорить тогда, когда эти лидеры уходят в небытие.

А надо ставить вопрос об ответственности сейчас, при их жизни, чтобы хоть как-то избежать потерь или уменьшить их…

Меня всегда поражала наша терпимость, наша безропотность и наша доверчивость. Мы без всякого сопротивления отдали на поругание кучке авантюристов нашу историю и наше отечество. Мы терпеливо смотрели, как разрушали нашу государственность. Смотрели и не возмущались. Не возмущаемся и сейчас, безропотно идя за новыми лжегероями, новыми лидерами, может быть, к последней своей черте.

Поэтому мне хотелось прокричать: «Люди, остановитесь, люди, встрепенитесь и задумайтесь над тем, кому вы вверили свою судьбу, почему вы сами не распоряжаетесь ею!»

Мне особо хотелось прокричать офицерам нашей армии: «Неужто среди вас уже нет Давыдовых и Рылеевых, Пестелей и Бестужевых, неужто нет декабристов? Почему вы позволили надругаться над собой, над страной или вам звезды на погонах дороже Отечества?»

Вот почему я не только возбудил дело в отношении Горбачева, но и сделал его достоянием широкой общественности. К сожалению, расследование не состоялось по вине Трубина. Но я глубоко убежден, пройдет не так уж много времени и еще возбудят дела против Горбачева М.С. Суд истории само собой, но кроме него должен состояться правовой суд: за кровь и слезы осетин, армян и азербайджанцев, за унижение и надругательство над некоренным населением в Молдове и Прибалтике, за утрату территорий, за развал экономики, за бедственное положение трудового народа.

Горбачев ушел со своего поста, как он заявил, в силу сложившейся ситуации по принципиальным соображениям. Его заявление – верх лицемерия и цинизма. О каких принципиальных соображениях, идейных расхождениях можно вести речь, если их просто не было. Он ушел в отставку в силу того, что оказался ненужным, изжившим самого себя на посту государственного деятеля.

Нельзя было без возмущения смотреть по телевидению, а потом читать в газетах его последнее заявление в роли президента страны. Горбачев вновь, как ставропольский секретарь, стоял на трибуне, а народ там, внизу.

Он парил над народом, он, привыкший говорить, провозглашать курс, заниматься начетничеством и давать оценку другим, но не себе. Он остался прежним и в этот трагический для страны момент.

Ощущение было такое, что Горбачев недавно спустился на нашу грешную землю, поездил, походил по ней и высказал свое недовольство тем, что мы с вами «натворили». Мы, а не он.

Это действительно был верх цинизма и бесстыдства. Хоть бы прощения у народа попросил. Никакого раскаяния. Впрочем, в этом тоже суть предательства.

Обвинения против Б.Н. Ельцина

Почему я выступил с требованием отставки Ельцина?

Эпоха правления Горбачева была характерна беспрецедентным попранием Конституции, правоотступничеством, в первую очередь президентским, а также анархией и произволом. При Ельцине российское руководство допускало то же и даже в больших масштабах. Своим вероломством, волюнтаризмом, пренебрежением интересов широких народных масс оно в зародыше собственными руками убивало веру, стремление к светлой цели. Вызывало ненависть у людей и отвращение к великому слову «демократия», от которого люди уже шарахались при одном упоминании.

Испив всю горькую чашу до дна, мы, россияне, с тревогой смотрели в будущее России. К сожалению, оснований для оптимизма у нас не было. Разрушительные процессы со всей мощью обрушились на Родину. Смею утверждать, что ни Западу, ни Востоку сильная Русь не нужна. Она нужна им лишь как богатый сырьевой придаток, и не более.

Правление Ельцина оказалось губительным для России. Благодаря его раскольнической позиции развалили Советский Союз. Разбойничьи Беловежские соглашения были заключены вопреки Конституции и законам СССР и РСФСР. В одну ночь 25 миллионов русских оказались за бортом России! Был нанесен колоссальный урон нашей обороноспособности: все укрепрайоны, многие базы, построенные по периметру СССР, были ликвидированы или отданы в чужие руки. Расчленение Союза разорвало единый организм, которым была советская экономика.

Страну Ельцин получил не после гражданской войны – экономика работала, она гораздо лучше работала, чем сегодня работает российская экономика. При Ельцине к управлению страной пришли «чикагские мальчики», никогда не руководившие даже бригадой или цехом. Встали многие производства, народ лишили сбережений, а зарплату не выдавали по 2 – 3года. Если за годы войны 1941–1945 гг. экономический потенциал СССР сократился на 18–20 %, то за первые 5 лет правления Бориса Ельцина падение составило 40–42 %. Фактически страна пережила две новые войны.

Иначе как геноцидом гайдаровские реформы не назовешь. Мы до сих пор расхлебываем последствия преступной приватизации, хищения госсобственности, губернаторской вольницы и появления олигархов, резавших Россию ломтями…

А предательская внешняя политика? В 90-е годы мы шли на любые уступки США и Европе. Были подготовлены и документы о передаче четырех Курильских островов Японии. Рассчитывали получить за них около 30 млрд. долларов, хотя это было бы ничто по сравнению с геополитическими, военными издержками. Я уж не говорю о развале армии. Недофинансирование, начавшееся в 90-е и продолжившееся в нулевые, привело к тому, что сегодня 80 % танков и самолетов можно отправлять в металлолом. Еле-еле наскребли на парад в Москве!..

При Ельцине около 5 млн. человек было вовлечено в употребление наркотиков. Расцвела преступность: если в СССР каждый год фиксировалось 9 – 11 тыс. умышленных убийств, то в начале 90-х – около 30 тысяч. В целом же смертность превысила рождаемость в некоторых регионах в 2–2,5 раза. Каждый год мы теряли почти миллион жителей – город размером с Воронеж!

Главное для Ельцина и его окружения было поделить собственность и вырастить класс крупных собственников. А то, что Россия будет процветать, что пойдет вперед, – никого это не волновало. Действительно грабительская приватизация – вот что двигало Ельциным и его окружением…

В итоге к повторным выборам 1995–1996 гг. рейтинг Ельцина был фактически нулевым. В 1996 г. он вышел на выборы и победил на этих выборах за счет глубочайшей фальсификации.

* * *

Отдельно следует сказать о событиях 1993 года. Должен сказать, что демократы последних времен СССР и постсоветского периода меня просто умиляют. Умиляют своей логикой, в своих поступках и поведении. Революцию 1917 года наши демократы не воспринимают, говорят, что это переворот. И прочее. Но здесь, когда речь идет о компрадорской революции – я бы так сказал, не буржуазной, то насилие здесь абсолютно оправдывается. Оправдывается расстрел Дома Советов, оправдывается расстрел, мягко говоря, абсолютно не причастных людей к этим событиям, в том числе несовершеннолетних, – вот ведь трагедия.

Когда ставится вопрос: ошибка или не ошибка, я говорю— господа, это не ошибка, это преступление. Это государственное преступление.

Я могу сказать как доктор юридических наук, который всю жизнь занимается вопросами безопасности, – после подписания и издания Ельциным в 1993 году указа 1400 о роспуске законодательной власти и о присвоении функций законодательной власти – это называется государственный переворот. И каждый гражданин в РФ, если он порядочный, честный гражданин, находился в состоянии или необходимой обороны, или крайней необходимости по защите того государственного строя, который существовал. И когда говорят о том, что в октябре 1993 года собралась кучка людей с оружием – они пришли защищать тот конституционный строй – плохой или хороший, я не даю оценку – но тот конституционный строй, который был. И тогда, когда говорят – Ельцин вынужден был применить силу – я подчеркиваю, что Ельцин уже не был президентом, он был гражданином Ельциным, он присвоил власть. И насилие, которое вылилось на улицы Москвы, – это его вина, его трагедия.

К тому же я отмечу, что было проведено предварительное расследование, – из оружия, которое было у так называемых защитников Белого дома, ни один гражданин не был убит. Более того, работала парламентская комиссия. Заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант Сорокин прямо говорил – я видел, как на моих глазах стреляли с крыши американского посольства, с ближних крыш домов, стреляли по солдатам, по моим десантникам, для того чтобы возбудить ненависть к тем людям, которые сконцентрировались в Верховном Совете и около. Подчеркиваю – это была великая провокация.

Это великое преступление.


Обвинительная речь против Ельцина Б.Н.

в Государственной Думе РФ

Уважаемые народные избранники!

Я приступаю к обоснованию обвинений, предлагаемых вам для начала процедуры конституционного отрешения Президента Российской Федерации Бориса Ельцина от занимаемой должности.

Согласно требованиям статьи 93 Конституции Российской Федерации, отрешение президента может состояться при наличии в его действиях признаков государственной измены или иного тяжкого преступления. Такими признаками могут быть неконституционные акты президента, его действия и бездействие, совершенные как умышленно, так и по неосторожности, а также наступившие от них тяжкие политические, экономические, материальные, физические, территориальные, демографические, моральные и иные последствия.

Несомненно, что между поступками президента и их последствиями должна быть причинная связь.

Совершение преступлений во времени Конституция Российской Федерации связывает только с периодом деятельности президента и с тем, что на момент совершения опасных деяний они квалифицировались как государственная измена или иное тяжкое преступление, независимо от возможных изменений их квалификации на момент начала процедуры отрешения главы государства от должности.

В наших обвинениях мы исходим из того, что президент является лицом вменяемым по отношению к своим поступкам и их последствиям, хотя и невменяемость президента не может препятствовать начатой процедуре отрешения.

Мы также заявляем, что в деяниях Б. Ельцина усматриваются не только отдельные признаки тяжких преступлений, а вся их совокупность, достаточная для привлечения лица к уголовной ответственности.

Преступления, которые сформулированы в нашем обвинении, в одинаковой степени квалифицируются на момент их совершения – как прежним Уголовным кодексом РСФСР, так и новым кодексом, действующим с января 1997 года.

В своем обосновании мы исходим из того, что президент, являющийся по Конституции Российской Федерации главой государства, сконцентрировал в своих руках неограниченные, исключительно важные для управления государством и обществом, полномочия, а режим его правления стал фактически авторитарным.

Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, утверждает военную доктрину Российской Федерации. Он же формирует российское правительство и руководит его деятельностью, формирует судейский корпус и прокурорский надзор, имеет огромные полномочия в законотворческой деятельности, обладая правом выдвижения законодательных инициатив, подписания и обнародования принятых законов.

Исключительные полномочия президента во многом стали определяющими в жизни общества и государства. Поэтому он, как никто другой, несет в полной мере ответственность за судьбу народов России и безопасность нашего Отечества.

А теперь о сути предлагаемого обвинения в отношении президента Б. Ельцина. Оно состоит из пяти пунктов и связано с государственной изменой, узурпацией власти, злоупотреблениями властью, превышением должностных полномочий, разрушением экономики, ослаблением обороноспособности и безопасности страны, фактическим развалом ее вооруженных сил, с резким сокращением народонаселения, с массовым истреблением, геноцидом народов России. Несомненно, что в этих деяниях есть вина и других лиц, но сегодня вопрос ставится только об ответственности Президента Российской Федерации.

* * *

1. Беловежский преступный сговор.

Первый пункт обвинения основан на том, что в декабре 1991 года Президент России Б. Ельцин совершил государственную измену, подготовив и заключив Беловежские соглашения, окончательно уничтожившие Советский Союз и причинившие огромный материальный ущерб России, ее территориальной целостности, обороноспособности, вызвавшие многочисленные человеческие жертвы и неисчислимые страдания.

Заключению этих соглашений предшествовал ряд иных антиконституционных действий Б. Ельцина, связанных с насильственным захватом союзной власти и переподчинением союзных министерств и ведомств.

Он же, во исполнение беловежских договоренностей, окончательно прекратил деятельность союзных законодательных и иных органов власти, переподчинил себе Вооруженные Силы СССР, ввел таможенные и пограничные барьеры на российских границах.

Подписание Беловежских соглашений и последующие действия Б. Ельцина были совершены в интересах стран – членов НАТО, и в первую очередь Соединенных Штатов Америки.

Не случайно сразу же после подписания договоренностей Б.Ельцин позвонил не кому-нибудь, а именно президенту США, и доложил, что Советского Союза больше нет.

Президент США Джордж Буш в своем заявлении от 25 декабря 1991 года подчеркнул: «Соединенные Штаты приветствуют исторический выбор в пользу свободы, сделанный новыми государствами Содружества. Несмотря на потенциальную возможность нестабильности и хаоса, эти события явно отвечают нашим интересам» (газета «Известия» за 26 декабря 1991 г.).

Потому Соединенные Штаты Америки и предпринимают все усилия, дабы СССР больше не возродился ни в каких формах.

В указанных действиях президента Б.Ельцина содержатся признаки тяжких преступлений, предусмотренных статьей 64 УК РСФСР или статьями 275, 278 УК РФ. Причем мы не усматриваем какой-либо существенной разницы в диспозициях названных статей, ибо в них говорится о деяниях, совершенных в интересах иностранных государств и причинивших большой ущерб обороноспособности и внешней безопасности страны, а также о насильственном захвате власти.

Умышленные действия президента, а в этом нет сомнений, были направлены не только против СССР, но и против Российской Федерации, его преемницы.

Совместно с другими лицами, рядом общественно-политических организаций Б. Ельцин уничтожил Советский Союз, который, будучи одним из учредителей Организации Объединенных Наций, обеспечивал надежную внешнюю безопасность всех союзных республик. СССР являлся надежным противовесом гегемонистским устремлениям Соединенных Штатов Америки, которые все сильнее проявляются в мире.

Беловежскими соглашениями и последующими деяниями Б. Ельцина было не только уничтожено мощное союзное государство, но и были разрушены экономический, научно-технический потенциал, подорваны обороноспособность и безопасность Российской Федерации, о чем мы подробно будем говорить ниже.

Напомню, что после заключения Беловежских соглашений за пределами России оказалось 8 военных округов из 16, которые имелись на территории СССР. Военные округа – особенно на западе, северо-западе и юге Советского Союза – были самыми отмобилизованными, насыщенными современной боевой техникой. Они остались на территории новых государств.

На территории бывших союзных республик, за пределами Российской Федерации осталось 13 общевойсковых армий и корпусов, 3 армии ПВО, 4 танковые армии, 5 воздушных армий.

На южном, западном и северо-западном направлениях мы утратили надежные системы противовоздушной обороны. Лишились многих объектов передового базирования и наблюдения, управления вооруженными силами.

Россия во многом утратила выходы к морю, и в первую очередь в Прибалтике. Возникли серьезнейшие противоречия по Черноморскому флоту, который сегодня мы делим с Украиной. По своим параметрам он в целом уже уступает в 1,5 раза военно-морскому флоту Турции, которая всегда заявляла о своем интересе в Закавказье и Причерноморье.

Блок НАТО уже подобрался чуть ли не к стенам Кремля. Польша, Чехия, Венгрия стали членами этого альянса.

* * *

Это лишь некоторые последствия, которые мы имеем после развала Советского Союза, нанесшего колоссальный ущерб обороноспособности, внешней безопасности и территориальной целостности России.

Но не только в них мы усматриваем преступный характер деяний Б. Ельцина. Подписав Беловежские соглашения, Б. Ельцин обострил межнациональные, этнические отношения на территории всего бывшего Советского Союза. В столкновениях на национальной почве в России, Таджикистане, Молдавии, Азербайджане и в других регионах погибло около миллиона человек. Более 10 миллионов бывших граждан СССР стали беженцами. Подобное насилие над людьми и столь масштабное вынужденное их переселение блекнут перед сталинской депортацией народов.

Б. Ельцин совершил неслыханное нарушение конституционных прав всех граждан Российской Федерации. Как известно, в соответствии со статьей 33 Конституции СССР, каждый гражданин России одновременно являлся гражданином Советского Союза. Более 70 процентов граждан РСФСР на референдуме 17 марта 1991 года подтвердили свое желание оставаться гражданами СССР.

Беловежье в одночасье подорвало одну из главных основ правового положения личности – институт гражданства, породив тем самым цепную реакцию, которую мы сегодня видим в спорах по нему. Достаточно отметить, что 25 миллионов русских в одну ночь оказались иностранцами на своей земле.

Позднее, в послании Федеральному Собранию 16 февраля 1995 года, Б. Ельцин признает, что «потеря части народа на отторгаемой территории есть такой же ущерб для государства, как потеря, например, руки для человека. По той же причине и действия, направленные на отторжение части государственной территории, должны считаться преступлением против государства в целом». Таким образом, Б. Ельцин сам дал оценку своим деяниям, назвав их преступными.

Деяния президента разрушили вековые традиции совместного проживания народов Российской империи, а потом и Советского Союза, межличностные отношения, в том числе в экономической, социальной, научной и оборонной сферах. Была ограничена свобода граждан некогда единого государства на перемещение, выбор места жительства, на беспрепятственный, бестаможенный обмен продуктами труда. В этом также проявились высокомерие и бездушие Б. Ельцина к людям, его злоупотребления властью.

Обладал ли Президент России какими-либо полномочиями по подписанию Беловежских соглашений, приведших к окончательному разрушению СССР?

На этот вопрос ответ может быть только один: нет, не обладал. Советский народ в подавляющем большинстве своем отказал ему в этом. Поэтому само нарушение Б. Ельциным воли народа, высказанной на всенародном референдуме в марте 1991 года, уже является преступным актом. Действия президента далеко вышли за рамки его полномочий, предусмотренных Конституциями СССР и РСФСР, Законом «О Президенте Российской Федерации», другими законодательными актами.

Несомненно, Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР, контролируемые сторонниками президента, сыграли свою негативную роль в разрушении союзного государства. Однако это нисколько не умаляет ответственность самого президента.

К тому же заметим нашим оппонентам, что и в Декларации о суверенитете Российской Федерации, принятой 12 июня 1990 года Съездом народных депутатов РСФСР, говорится, что Россия остается членом обновленного Союза ССР.

* * *

Как известно, Союзный договор 1922 года был подписан сначала шестью республиками: Россией, Украиной, Белоруссией и входившими в состав Закавказской Федерации Азербайджаном, Арменией и Грузией, а затем к нему присоединились еще девять республик, составивших Союз ССР. Причем этот договор полностью вошел как составная часть в первую Конституцию СССР 1924 года. Позднее его основные положения были воспроизведены в Конституциях СССР 1936 года и 1977 года, отдельные положения были закреплены также и в конституциях союзных республик.

Союзный договор 1922 года и соответствующие ему конституционные нормы никогда не предусматривали его денонсации, поскольку договор был прежде всего документом учредительного, а не международного характера. В договоре, а затем и в конституциях предусматривалось только сохранение за каждой из союзных республик, вошедших в Союз ССР, права свободного выхода из Союза, порядок которого был урегулирован Законом СССР от 3 апреля 1990 года.

Вопрос о выходе республики должен был решаться путем референдума. Если за него проголосовало не менее двух третей взрослого населения, то дальше вопрос должен был рассматриваться Верховным Советом СССР и Съездом народных депутатов СССР, а потом в самих республиках. После этого устанавливался переходный период сроком не более пяти лет, для прояснения всех проблем экономического, финансового, территориального, экологического характера, которые могут возникнуть в связи с выходом республики, а также для решения других споров, прежде всего тех претензий, которые могли предъявить граждане. И только по результатам рассмотрения всех названных процедур вопрос о выходе республики из состава Союза окончательно решался Съездом народных депутатов СССР. Этот порядок, установленный Законом СССР от 3 апреля 1990 года, был полностью проигнорирован и отброшен Б. Ельциным.

Следует отметить, что вслед за этим Съезд народных депутатов СССР принял 24 декабря 1990 года три постановления исключительной важности, о которых сейчас редко упоминается.

Первое постановление: о сохранении Союза ССР как обновленной Федерации равноправных суверенных республик.

Второе постановление: о сохранении названия государства – Союз Советских Социалистических Республик.

Третье постановление: о проведении референдума в Союзе Советских Социалистических Республик.

Такой референдум, как вы знаете, состоялся 17 марта 1991 года. Из 185,6 миллиона граждан СССР с правом голоса в нем участвовало 148,5 миллиона, или 80 процентов. Из них 113,5 миллиона, или 76,4 процента, проголосовали за сохранение Союза ССР.

В соответствии со статьей 29 закона о референдуме, его решение имело обязательную силу на всей территории страны и могло быть отменено или изменено только путем другого референдума. Закон обязывал выполнять решение референдума все государственные органы, организации и всех без исключения должностных лиц, ибо оно являлось высшим и непосредственным выражением власти народа.

Поэтому подписанные Ельциным Беловежские соглашения, объявившие, что Союз ССР как субъект международного права и как геополитическая реальность прекращает свое существование, являются незаконными и противоречащими волеизъявлению народа.

Кроме того, беловежские решения были подписаны лишь тремя «отцами-основателями» СНГ, а не шестью, и тем более не пятнадцатью. При таких обстоятельствах они не имели права ликвидировать СССР как геополитическое понятие.

* * *

Деяния Б. Ельцина по разрушению СССР носили умышленный, осознанный характер и не являются констатацией естественного распада союзного государства, как утверждают наши оппоненты. Об этом свидетельствуют многочисленные доказательства. Сошлемся лишь на некоторые из них.

Уничтожение великой страны было совершено Б. Ельциным в сговоре с сепаратистами ряда союзных республик. Именно они разжигали национальные конфликты в Закавказье и Средней Азии, в Прибалтике и Молдавии, да и в самой России. Это они превратили национальный вопрос в орудие разрушения, а не созидания, в орудие для завоевания власти.

Б. Ельцин давно и последовательно шел к уничтожению СССР, о чем свидетельствуют его собственные высказывания. Выступая 30 мая 1990 года на первом Съезде народных депутатов России, он сказал: «Россия будет самостоятельной во всем и решения ее должны быть выше союзных».

Во время посещения Свердловска 16 августа того же года Б. Ельцин заявил: «Первоначальный вариант моей программы – семь русских государств». А через день, выступая в Республике Коми, отметил, что Россия откажется от союзной структуры власти.

В том же ключе высказались и действовали люди из близкого окружения президента, его духовные и идеологические наставники.

Одиозные личности из числа бывших народных депутатов СССР, входивших в пресловутую межрегиональную депутатскую группу, – Гавриил Попов, Галина Старовойтова, Геннадий Бурбулис и другие – прямо провозглашали идею создания на территории Советского Союза свыше 50 независимых государств.

Бывший соратник президента Руслан Хасбулатов, характеризуя развал СССР, заявил: «Мы хотели сделать этот переворот».

«Переворотом» или «переходом к новому качественному состоянию» назвал эти деяния и бывший председатель ельцинского Совета министров РСФСР Иван Силаев.

Григорий Явлинский, входивший в команду Б. Ельцина, утверждал: «У Бориса Николаевича и его ближайшего окружения были четкие политические установки… Прежде всего – одномоментный в прямом смысле, в один день, не только политический, но и экономический развал Союза, ликвидация всех мыслимых координирующих экономических органов, включая финансовую, кредитную и денежную сферы. Далее – всесторонний отрыв России от всех республик, включая и такие, которые в то время не ставили такого вопроса, например Белоруссия и Казахстан. Таков был политический заказ». Это откровение лидера партии «Яблоко» можно прочитать в «Литературной газете», № 44 за 1992 год.

Почти за год до политического уничтожения СССР конгресс так называемых демократических сил, проходивший 21 января 1991 года в Харькове, принял решение об упразднении СССР. В его работе принимали участие видные демократы России: Юрий Афанасьев, Николай Травкин (он сидит в нашем зале), Белла Денисенко, Аркадий Мурашев и другие.

Автор этой концепции Геннадий Бурбулис, идейный наставник Б. Ельцина и бывший госсекретарь России, очень сожалел, что не удалось сразу реализовать установки конгресса. Сожалел об этом и Б. Ельцин, в чем вы можете убедиться, прочитав газету «Известия» за 17 декабря 1991 года и «Независимую газету» от 21 января 1992 года. И если сегодня процедура отрешения президента встречает жесткое сопротивление, то это во многом объясняется тем, что здесь, в зале Государственной Думы, да и в стенах Совета Федерации находится еще значительное число лиц, представителей партий и движений, которые вместе с Б. Ельциным выдвинули и реализовали идею уничтожения СССР.

* * *

Таким образом, отвечая нашим оппонентам, мы еще раз заявляем, что Советский Союз рухнул не в результате естественных и закономерных процессов, не в результате августовских событий 1991 года, а вследствие политического заговора «пятой колонны», при попустительстве, а в ряде случаев и участии Президента СССР М. Горбачева, руководителей ряда союзных министерств и ведомств, в результате заговора, во главе которого стоял Б. Ельцин.

В марте 1991 года на встрече с москвичами в Доме кино он открыто выступил против референдума о будущем СССР. А затем в спешном порядке, используя полномочия президента, предпринял новые шаги по уничтожению союзного государства.

20 и 22 августа 1991 года он издает указ о переподчинении себе всех органов исполнительной власти СССР, включая Министерство обороны, МВД, КГБ.

21 и 22 августа указами Ельцина в ведение российского Министерства печати и массовой информации передаются союзные СМИ.

22 августа выходит указ о некоторых вопросах деятельности органов власти РСФСР. Вопреки Конституциям РСФСР и СССР, этим указом Совету министров РСФСР предоставлялось право приостанавливать действие постановлений, распоряжений Кабинета министров СССР.

24 августа издается указ о передаче в ведение КГБ РСФСР всех видов правительственной связи СССР, а в ведение Министерства связи РСФСР (оно называлось – по связи, информатике и космосу) – всех других предприятий связи союзного подчинения.

1 октября Правительство РСФСР устанавливает, что решения союзного Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР вступают в действие только в случае одобрения их Советом министров РСФСР.

9 октября 1991 года Госкомитету по делам науки и высшей школы поручается принять все союзные организации, действующие в этой сфере, в свое управление.

15 ноября 1991 года Министерству экономики и финансов РСФСР переподчиняются все структуры, подразделения и организации бывшего Министерства финансов СССР. Одновременно прекращается финансирование министерств и ведомств СССР, кроме тех, которым переданы некоторые функции управления Российской Федерации.

15 ноября Генеральному прокурору РСФСР переподчиняются все организации союзной прокуратуры, включая военную прокуратуру.

22 ноября Верховный Совет РСФСР признает Центральный банк России единственным органом денежно-кредитного и валютного регулирования на территории республики. Ему передаются в полное хозяйственное ведение и управление материально-техническая база и иные ресурсы Госбанка СССР.

Следовательно, при личном участии и под руководством Ельцина еще до подписания Беловежских соглашений у Союза ССР и его органов были отобраны основные рычаги управления и была подготовлена база для полного разрушения союзного государства.

Естественно, что такого рода узурпация полномочий союзных органов органами РСФСР и Президентом России резко усилила центробежные тенденции в действиях других республик, которые увидели в этом угрозу себе и поспешили еще более жестко отмежеваться от союзного Центра. Это заставило ряд руководителей союзных республик, в частности президента Казахстана Назарбаева, решительно выступить против передачи союзных функций российскому парламенту и российскому руководству, а прерогатив союзного президента – российскому президенту. Выступление Назарбаева состоялось в Верховном Совете СССР 26 августа 1991 года. Позднее он же прямо заявит, что без России не было бы беловежского документа и не распался бы Союз («Независимая газета» от 6 мая 1992 года).

Действия президента Б. Ельцина, российских министерств и ведомств не только усилили центробежные тенденции в других союзных республиках, но и, несомненно, отрицательно сказались на характере и результатах референдумов, проведенных во второй половине 1991 года на Украине, в Грузии, Армении. К тому же вопрос, вынесенный на украинский референдум, был сформулирован некорректно. Граждан Украины спросили не о желании выйти из состава СССР, а хотят ли они жить в независимом государстве. Естественно, желающих жить в колониальном или полуколониальном государстве всегда мало или вовсе нет…

Можно ли было сохранить Советский Союз? Да, можно – и это необходимо было сделать. Воля большинства народа была выражена на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года, и государственные лидеры СССР и России, если бы они были патриотами, горячо любящими свое Отечество, а не холуйствующими приспешниками Соединенных Штатов Америки, обязаны были выполнить народную волю. Если не могли, то обязаны были уйти в отставку. Этого не последовало.

Беловежские соглашения нанесли сокрушительный удар по экономике и отбросили в своем развитии далеко назад каждую союзную республику. Они принесли неисчислимые и невосполнимые потери, беды и страдания десяткам миллионов советских людей, которые и сегодня хотят свободно жить в единой семье народов. Такое объединение давно бы состоялось, если бы не противодействие ему со стороны многих политических элит в бывших союзных республиках, и прежде всего в Российской Федерации.

Для воссоединения народов имеются веские основания, и в первую очередь юридическая ничтожность Беловежских соглашений и правовая несостоятельность их ратификации Верховным Советом РСФСР.

* * *

2. Государственный переворот в сентябре – октябре 1993 года.

Второй пункт обвинения в совершении тяжких преступлений, выдвинутого против президента Б. Ельцина, связан с событиями сентября – октября 1993 года в Москве, когда президентом и его окружением были разогнаны законодательные органы – Съезд народных депутатов Российской Федерации и его Верховный Совет, а их государственная власть была захвачена Б. Ельциным. Одновременно президент объявил о прекращении действия Конституции страны. По его указанию граждане страны, вставшие на защиту Конституции и законодателей, были расстреляны в Доме Советов, рядом с ним и в других местах города Москвы.

В данных деяниях мы усматриваем признаки тяжких преступлений, предусмотренных статьями 64, 70, частью 2 статьи 171, пунктами «в», «д», «з», «н» статьи 102 УК РСФСР. Ныне ответственность за указанные преступления предусмотрена статьями 278, 280, пунктами «а», «б», «е», «ж» статьи 105, частями 2 и 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ.

Захват высших законодательных органов и власти народных депутатов страны был начат изданием и обнародованием Б. Ельциным 21 сентября 1993 года указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», а затем продолжился в совершении им ряда иных противоправных деяний.

Задолго до издания указа № 1400 между президентом и Съездом народных депутатов Российской Федерации, его Верховным Советом возникли глубокие разногласия о будущем государственного устройства страны.

Президент постоянно требовал расширения своих полномочий и в ряде случаев действительно добивался уступок со стороны Верховного Совета и Съезда народных депутатов. В частности, в 1991–1992 годах он был наделен чрезвычайными полномочиями по проведению экономических преобразований, или, как их называют, экономических реформ.

Однако вопрос президентом ставился гораздо шире – о наделении его неограниченной авторитарной властью и об установлении в России президентской республики.

В марте 1993 года Ельциным был инициирован референдум, на обсуждение которого он вынес вопросы о доверии, а фактически о досрочном прекращении полномочий Съезда народных депутатов Российской Федерации и его Верховного Совета. Такой референдум с уточненными Верховным Советом вопросами состоялся 25 апреля 1993 года. Нами представлены материалы, связанные с референдумом, и мы должны заявить, что он не выявил достаточного количества голосов для досрочного прекращения деятельности высшего законодательного органа страны. Сделав после этого некоторую паузу, Ельцин решил пойти на силовой вариант разгона законодательной власти и отмену действовавших на тот момент Конституции и других законов.

Мы полагаем, что президент использовал непресеченную и неосужденную практику развала, уничтожения Советского Союза, но уже в отношении России и российских законодательных органов Российской Федерации.

Мы напоминаем, что глава 13 и закрепленные в ней статьи 121-1 и 121-2 действовавшей на тот момент Конституции страны не наделяли президента полномочиями по запрету деятельности органов законодательной власти, приостановлению или отмене самой Конституции и законов. Требования статьи 1218 Конституции Российской Федерации, наоборот, ограничивали президента в этих шагах, а сами указы Президента Российской Федерации не должны были противоречить Конституции и законам Российской Федерации. В случае противоречия акта президента Конституции, закону Российской Федерации действовала норма Конституции, закона Российской Федерации.

* * *

Несмотря на это, Ельцин указом № 1400 прекратил деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.

Вот только некоторые положения данного указа.

Пункт 1 гласит: «Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. До начала работы нового двухпалатного парламента Российской Федерации— Федерального Собрания Российской Федерации— и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться указом президента Российской Федерации и постановлениями правительства Российской Федерации».

И далее: «Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу». Эта формулировка – невиданная по своему цинизму, по своей безнравственности и по своей антиконституционности. Впервые президент подчинил Конституцию, подчинил иные законодательные акты своему указу.

Впервые Конституция, по сути дела, отменялась указом одного лица.

Затем пунктом 3 предписывалось «ввести в действие положение «О федеральных органах власти на переходный период», подготовленное на основе проекта Конституции Российской Федерации, одобренного нелегитимным Конституционным совещанием 12 июля 1993 года. Мы подчеркиваем: «проекта». Тоже невиданная практика вообще в законодательной деятельности.

Далее в пункте 3 отмечалось: «Установить, что осуществление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу». Вот оно— проявление, как говорится, монаршей воли, вот он – захват государственной власти, власти законодательного органа.

Одновременно заметим, что президент поставил ультиматум Конституционному суду, тоже достаточно четко отраженный в указе № 1400. Пункт 10: «Предложить Конституционному суду Российской Федерации не созывать заседаний до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации». По сути дела, президент отменил и третью ветвь власти в Российской Федерации – власть судебную.

Далее, в пункте 12, предписывалось: «Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собрания руководствуется указами президента Российской Федерации, постановлениями правительства Российской Федерации и подотчетен правительству Российской Федерации».

Пунктом 13 закреплялось: «Генеральный прокурор Российской Федерации назначается президентом Российской Федерации и ему подотчетен…». Как вы помните, согласно Конституции Генеральный прокурор назначался Верховным Советом Российской Федерации и Центробанк тоже не подчинялся ни правительству, ни президенту, а действовал как самостоятельная структура.

* * *

С 22 сентября 1993 года по распоряжению Ельцина правительство и мэрия города Москвы начали блокирование здания Верховного Совета. Депутаты не пропускались на свои рабочие места, Дом Советов был оцеплен милицией, блокирован грузовыми автомобилями, огорожен колючей проволокой (спиралью Бруно), применение которой запрещено международными конвенциями. В здании Верховного Совета по указанию мэрии Москвы был отключен свет и перестали подавать воду. Депутаты действительно оказались на осадном положении.

С этого момента граждане России стали находиться в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости в отношении вероломства и преступных деяний президента, которые освобождают сторонников и защитников существовавшей в то время Конституции за действия, совершенные ими по пресечению насильственного захвата власти.

Однако выступления граждан Российской Федерации, вышедших на улицы Москвы в поддержку Съезда и Верховного Совета, жестоко подавлялись. По той информации, которой мы располагаем, до 3–4 октября на улицах столицы в связи с изданием указа президента было убито 26 человек и масса людей была искалечена в столкновениях между демонстрантами и работниками милиции, сотрудниками других силовых структур.

Не вдаваясь пока в оценку событий, произошедших 3–4 октября 1993 года, мы считаем: только изданием и обнародованием указа № 1400, направленного на прекращение деятельности законодательной, судебной власти, присвоение себе их полномочий, объявление Конституции, законов недействующими и установление новой, не предусмотренной законами, структуры органов власти, а также реальным разгоном существовавших на тот период органов власти Ельцин совершил тяжкое преступление, предусмотренное как статьей 64 Уголовного кодекса РСФСР, так и статьей 278 УК РФ.

Последняя часть диспозиции статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР прямо гласит – заговор с целью захвата власти. Субъектом данного деяния может быть как частное, так и должностное лицо, граждане или неграждане Российской Федерации.

Законодатель не делает разграничения, в отношении какой власти совершены такие неконституционные силовые действия: или это законодательная власть, или это судебная власть, или это какой-либо орган в субъекте Федерации, или власть какого-либо должностного лица на уровне республики или на уровне министерства, ведомства. Законодатель также говорит, что захват власти может состояться по любым мотивам, в том числе и лично корыстным, с целью прекращения деятельности даже определенного должностного лица. В нашем случае была захвачена власть народных депутатов, законодательных органов – и не только захвачена, но и прекращена их деятельность. Сам же захват власти состоялся с целью изменения конституционного строя в стране.

По сути дела, указ № 1400 явился тем актом, в результате которого Российская Федерация перестала быть парламентской республикой и перешла, как говорится, «под крышу» президентской республики. Конституция, ранее действующая и закреплявшая всю структуру власти, объявлялась в этой части утратившей силу, так же как и все законы, которые устанавливали судебную и исполнительную власть.

Мы отмечаем, что эти деяния не декриминализированы новым Уголовным кодексом, который принят Государственной Думой и введен в действие в январе 1997 года. Диспозиция статьи 278 нового Уголовного кодекса Российской Федерации прямо гласит: «Действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации».

Таким образом, все элементы диспозиции статьи 64 УК РСФСР присутствуют и в диспозиции статьи 278 УК РФ.

Мы отмечаем, что в заговоре вместе с Ельциным участвовали члены правительства и руководители министерств и ведомств, мэрии города Москвы, беспрекословно выполнившие распоряжения президента, а также лица, подготовившие проект президентского указа № 1400. Мы не хотим сегодня называть фамилии, потому что их деяния будут предметом других исследований. Но мы предоставили комиссии указы президента о награждении лиц, особо отличившихся в событиях сентября – октября 1993 года: о присвоении звания Героя России министру внутренних дел Ерину, о присвоении звания генерала армии Кобецу и о награждении группы высоких должностных лиц. Мы полагаем, что заговор, который организовал Ельцин, был осуществлен группой этих и других лиц.

* * *

Верховный Совет Российской Федерации 22 сентября 1993 года своим постановлением № 5783/1 расценил действия президента Ельцина как государственный переворот, то есть этим деяниям уже на тот период была дана должная оценка.

Днем раньше Президиум Верховного Совета Российской Федерации своим постановлением, на основании статьи 1216 Конституции Российской Федерации, дал такую же оценку действиям президента и прекратил его полномочия.

Напомним положения этой статьи: «Полномочия президента РСФСР не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РСФСР, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти». В противном случае они прекращаются немедленно.

Объявление о том, что полномочия президента прекращены, по сути дела, ввело в действие требования статьи 121 Конституции, и с этого момента президент утрачивал свои полномочия.

21 сентября 1993 года Конституционный суд признал указ президента № 1400 неконституционным и усмотрел в его действиях основания для отрешения Бориса Ельцина от должности и для введения в действие специальных механизмов его ответственности в порядке статей 121 и 121 Конституции Российской Федерации. Одно из этих оснований в какой-то степени связано с тем, что Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности в случае нарушения Конституции Российской Федерации, законов Российской Федерации, а также данной им присяги.

Документы, постановления Президиума Верховного Совета, самого Верховного Совета и заключения Конституционного суда Российской Федерации нами представлены комиссии.

Обращаем особое внимание на то, что судебная власть в лице Конституционного суда установила противоправность в деяниях президента, которая носит уголовно наказуемый характер, о чем говорилось выше.

Судебный орган уже вынес решение о правомочности и наличии достаточных оснований для отстранения Б. Ельцина от занимаемой должности. Он сделал то, что должны сделать мы сейчас, то, что хотят замолчать или заболтать политические спекулянты, откровенные или заблудшие сторонники Б. Ельцина.

У нас нет сомнений и в том, что Президент Российской Федерации действовал с прямым умыслом и с достаточно определенной целью по захвату власти, законодательных и иных органов, по отмене действия Конституции и иных законов. Еще в марте 1993 года президент делал подобную попытку, когда с телеэкрана объявил об Особом порядке управления страной, по сути дела, прообразе указа № 1400. Но тогда, в марте, президент не осмелился ввести в действие этот указ, он не был опубликован в средствах массовой информации. Президент отложил его введение до сентября 1993 года.

Об умысле президента говорят сами положения указа № 1400. Какие еще нужны доказательства того, что президент действовал умышленно, именно с этой целью? Он предвидел наступление последствий и осознанно стремился к ним. После издания указа № 1400 последовала масса указов президента в этом же направлении, в том числе по имуществу Верховного Совета и по социальному положению депутатов.

* * *

Обосновывая «правомерность» издания и введения в действие своего указа № 1400, Борис Ельцин и его приспешники постоянно ссылаются на результаты Всероссийского референдума 25 апреля 1993 года. Однако их аргументация несостоятельна. Напомним, что на этот референдум было вынесено четыре вопроса.

1. Первый вопрос: доверяете ли вы Президенту Российской Федерации Ельцину?

2. Второй вопрос: одобряете ли вы социальную политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?

3. Третий вопрос: считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?

4. И четвертый вопрос: считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?

Согласно действовавшему на тот период законодательству, референдум по конституционным вопросам считался состоявшимся, если в нем приняли участие более половины граждан, имеющих право голоса и участия в голосовании, и если более половины граждан, имеющих подобное право – право на голосование, высказались положительно по тому или иному вопросу.

По первому вопросу 58 процентов голосовавших сказали: да, мы доверяем Президенту Российской Федерации. По второму вопросу 53 процента заявили, что одобряют социальную политику, осуществляемую президентом.

В Центральной избирательной комиссии признали состоявшимися голосование и получение положительного ответа на эти два вопроса.

Что касается результатов референдума по третьему вопросу, то мы должны сообщить вам следующее. На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации, положительно ответили 34 миллиона россиян. То есть они считали необходимыми досрочные президентские выборы. Отрицательно ответили 32 миллиона россиян. То есть более половины россиян, которые участвовали в референдуме, считали необходимым проведение досрочных выборов президента.

В связи с этим мы особо подчеркиваем, что у президента не только не было оснований распускать или присваивать полномочия законодательной власти, а ему в первую очередь нужно было ставить вопрос о своем досрочном уходе.

Теперь об итогах референдума по четвертому вопросу. На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации, 43 процента ответили утвердительно. То есть 50 процентов плюс один голос за то, чтобы назначить досрочные выборы депутатов Российской Федерации, на референдуме подано не было. Так что референдум не выявил абсолютно никаких аргументов за досрочное прекращение деятельности законодательной власти Российской Федерации.

В указе № 1400 президент достаточно много упоминает о том, что якобы Верховный Совет оказывал прямое противодействие социально-экономическим реформам, в нем пространно говорится об обструкции «всенародно избранному» президенту, о подмене законодателями исполнительных органов власти. Но если бы президент действительно глубоко вник в итоги референдума по третьему пункту, у него, наверное, не было бы абсолютно никаких оснований так заявлять, даже исходя только из ответов на третий вопрос. Большинство россиян, принявших участие в референдуме, сказали: «Необходимы досрочные выборы президента».

Подобные упреки со стороны Бориса Ельцина известны и депутатам Государственной Думы. За ними президент пытается скрыть собственную несостоятельность как главы государства и свои претензии на неограниченную власть. В то же время уже всем известно, к каким результатам и последствиям для России, ее народа привел ельцинский курс социально-экономических реформ. Его действительно надо было еще тогда пресечь, чтобы страна не оказалась в нынешних условиях: в руинах, с миллионами нищих, голодающих и безработных на грани выживания. Российский народ заплатил слишком дорогую цену за политику президента – по сути дела, жизнями 4,2 миллиона человек. Именно на столько сократилось население Российской Федерации за последние пять лет правления Бориса Ельцина.

* * *

После прекращения полномочий президента, о чем, в соответствии со статьей 1216 Конституции России, объявил 21 сентября 1993 года Президиум Верховного Совета Российской Федерации, а его решение 22 сентября подтвердил Верховный Совет и затем Съезд народных депутатов, Борис Ельцин, блокировав деятельность высших законодательных органов, насильственным путем захватил, как мы считаем, и власть Президента Российской Федерации. В этой части мы предлагали Специальной комиссии уточнить наше обвинение, потому как с 21–22 сентября его полномочия были прекращены, Президента в Российской Федерации фактически не было. Поэтому мы говорим, что все последующие нормативные документы, указы президента не имеют никакой правовой силы, являются юридически несостоятельными.

Однако комиссия не учла наше мнение. И мы, в интересах решения главного вопроса об отрешении Ельцина от поста президента, не будем настаивать на своей позиции, хотя наша точка зрения имеет право на существование и, как мы убеждены, обоснованна.

Она является и ответом нашим оппонентам, утверждающим, что деяния Б. Ельцина были реабилитированы народом, проголосовавшим 12 декабря 1993 года за предложенный им проект Конституции.

Во всем надо глубоко и беспристрастно разобраться.

Во-первых, мы считаем, что проект Конституции на референдум был представлен не надлежащим лицом и им же было организовано голосование.

Во-вторых, голосование по Конституции было проведено не по действующему тогда закону о референдуме, а по указу президента, в котором были заложены иные, заниженные требования по количеству голосов, необходимых для одобрения проекта Конституции.

На референдуме 12 декабря 1993 года за новую Конституцию было отдано менее одной трети голосов всех избирателей, тогда как по закону о референдуме Конституция считалась принятой, если за нее проголосовало бы более половины российских избирателей.

Поэтому мы полагаем, что Конституция образца декабря 1993 года является лишь определенным общественным договором о согласии, но никак не правовым актом.

И нам, законодателям, надо понять, что все государственное устройство мы ведем на весьма зыбкой основе. Что касается этой Конституции, то ее действие может быть прекращено указом нового президента.

* * *

Встретив сопротивление народных депутатов Российской Федерации, российских граждан, выступивших в защиту Конституции, Борис Ельцин совместно с другими заговорщиками прибегли к военной силе. В столицу страны, в Москву, были введены воинские подразделения и бронетехника. Утром 4 октября войска начали кровавый штурм Дома Советов.

Считаем необходимым заявить, что на заседаниях Специальной комиссии Государственной Думы свидетельскими показаниями, другими материалами было подтверждено, что в ночь на 4 октября 1993 года, накануне штурма, Б. Ельцин провел совещание в здании Генерального штаба Вооруженных Сил, на котором присутствовали Председатель правительства В. Черномырдин, глава администрации президента С. Филатов, мэр Москвы Лужков, руководители Министерства обороны, МВД, спецслужб. На этом совещании, не встретив никаких возражений со стороны присутствующих, Б. Ельцин лично отдал приказ о проведении штурма, на использование против Дома Советов танков, иной бронетехники.

Танки расстреливали Дом Советов прямой наводкой. На депутатов и граждан был обрушен шквал огня из автоматов, пулеметов и пушек бронетехники. По официальным данным, в районе телецентра «Останкино» погибли 46 человек, из них 45 гражданских лиц и один военнослужащий. Вокруг здания Дома Советов погиб 101 человек, из них 77 гражданских лиц и 24 военнослужащих Министерства обороны и МВД Российской Федерации.

У Дома Советов были расстреляны 27 человек, перед этим подвергнутых истязаниям, убит разрывной пулей в живот один человек, ранены и добиты штыками три человека. В числе погибших – юноши и девушки, не достигшие совершеннолетия. Среди пострадавших пять женщин, которые ко всему были подвергнуты сексуальному насилию со стороны работников силовых структур, участвовавших в подавлении сил, вставших на защиту Конституции, из них одна после тяжелой физической и душевной травмы покончила жизнь самоубийством.

Все это дает право говорить о совершении Ельциным не просто преступлений против личности, а преступлений против человечности, на которые не распространяются сроки давности и амнистии.

Как следует из официальных сообщений прокуратуры, из оружия, имевшегося у охраны Дома Советов и у лиц, участвовавших в защите Конституции в октябрьских событиях около здания Верховного Совета и у телецентра в Останкине, не был убит ни один человек. Что же касается убитых военнослужащих и работников органов внутренних дел, то у нас есть все основания говорить, что эти убийства были совершены с целью провокации спецслужбами Российской Федерации при штурме Дома Советов, для того чтобы действительно вызвать недовольство и гнев со стороны народа деятельностью Верховного Совета и действиями лиц, находившихся около Дома Советов. И жертвами этой провокации стали те, кого бросили на штурм Дома Советов.

* * *

Эти действия Ельцина, связанные с организацией и осуществлением массового расстрела российских граждан, нами квалифицируются как тяжкое преступление, предусмотренное пунктами «в», «г», «д», «з» статьи 102 действовавшего на тот момент Уголовного кодекса РСФСР: как убийство многих лиц, совершенное с особой жестокостью, способом, опасным для многих лиц, и в связи с выполнением потерпевшими своего служебного, общественного долга по защите Конституции и Верховного Совета Российской Федерации. Ответственность за эти деяния предусмотрена и в новом Уголовном кодексе – в пунктах «а», «б», «д», «е», «ж» части 2 статьи 105.

Ельцинские защитники разных мастей наперебой твердят, что деяния сентября – октября 1993 года не могут служить основанием для его отрешения от должности, так как они были амнистированы Постановлением Госдумы «Об объявлении политической и экономической амнистии» от 23 февраля 1994 года, № 65-ГД. Подобные утверждения несостоятельны по следующим основаниям.

Во-первых, положения статьи 93 Конституции РФ не связывают процедуру отрешения президента с изданием акта об амнистии, иных обстоятельств и условий, не указанных в Основном законе, а лишь требуют установления наличия в деяниях президента признаков тяжких преступлений или совершения государственной измены.

Следует отметить, что акт амнистии освобождает виновное лицо от наказания, но не декриминализирует само преступное деяние.

Более того, Конституция считает несовместимым пребывание на посту президента с совершением тяжких преступлений главой государства.

Во-вторых, пункт «в» части 1 постановления об амнистии гласит, что от наказания освобождаются лица, привлекаемые к уголовной ответственности «…за участие в событиях 21 сентября – 4 октября 1993 года в г. Москве, связанных с изданием Указа президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и противодействие его реализации…».

Таким образом, амнистия освободила от ответственности лиц за участие в событиях, связанных с изданием указа № 1400, но не освободила от ответственности президента за само издание антиконституционного, преступного указа, с которого и начался насильственный захват власти. К тому же преступления, предусмотренные как статьей 278 УК РФ, так и статьей 64 УК РСФСР, считаются оконченными уже на стадии приготовления к их совершению.

И еще об одной позиции наших оппонентов, о их непоследовательности в суждениях.

Оправдывая заключение Б. Ельциным преступных Беловежских соглашений, они ссылаются на то, что соглашения были ратифицированы Верховным Советом Российской Федерации, а посему, по их мнению, преступными не являются. Однако полностью отрицают конституционное право того же законодательного органа на признание им незаконности и преступности указа № 1400.

Захват президентом власти высших законодательных органов страны в сентябре – октябре 1993 года они готовы объяснить мнимым революционным порывом народа, «возглавляемого Б. Ельциным», и тут же отрицают действительный революционный взрыв огромных народных масс в октябре 1917 года.

Немощность и несостоятельность аргументов наших оппонентов приводит их к тому, что «право власти» они пытаются свести к юридической системе любых актов, исходящих от государственной власти, принятых в том числе и вопреки Конституции страны. А это уже произвол, это уже насилие, это уже диктатура, переходящая в фашизм.

* * *

3. Война в Чечне.

Суть третьего пункта обвинения заключается в том, что Президент Российской Федерации, превышая служебные полномочия, принял ряд несоответствующих Конституции страны указов об использовании Вооруженных Сил и подразделений Министерства внутренних дел Российской Федерации в разрешении политического и вооруженного конфликта, возникшего в 1991–1994 годах на территории Чеченской Республики.

Итогом безответственного и непродуманного применения Б. Ельциным военной силы и преступных действий чеченских сепаратистов стали многочисленные человеческие жертвы и огромные материальные потери.

По имеющимся оценкам, в чеченских событиях погибли десятки тысяч жителей этой республики и более 100 тысяч получили различные ранения и увечья. В этих же столкновениях погибло около 10 тысяч военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел тех частей и подразделений, которые были введены на территорию Чеченской Республики.

Наступившие последствия явились результатом предшествующей недальновидной и преступной политики президента, федеральных органов власти по отношению к лицам, осуществившим осенью 1991 года насильственный захват власти государственных органов Чеченской Республики.

Опасность и недопустимость подобной политики выразились в том, что, заигрывая с сепаратистами, президент, федеральные силовые ведомства и спецслужбы нередко сами фактически подталкивали их к массовым беззакониям и выходу республики из состава Российской Федерации.

В силу ряда причин, в том числе соглашений с лидером чеченских экстремистов Д. Дудаевым, Министерство обороны РФ оставило в «мятежной» республике две пусковые ракетные установки сухопутных войск, 42 танка, 34 боевые машины пехоты, 14 бронетранспортеров, 44 легкобронированных тягача, 260 гражданских и спортивных самолетов, свыше 57 тысяч единиц стрелкового оружия и большое количество боеприпасов, другой техники.

Осенью 1994 года силовые ведомства Российской Федерации передали большое количество оружия, боевой техники и танков чеченским формированиям, находившимся в оппозиции Дудаеву. Однако значительная часть и этой техники и оружия оказалась в руках сепаратистов, которые использовали их против федеральных войск. В деяниях президента мы усматриваем превышение им служебных полномочий, признаки тяжкого преступления, предусмотренного частью 2 статьи 171 УК РСФСР или частями 2 и 3 статьи 286 УК Российской Федерации.

Ввод федеральных войск в Чеченскую Республику связан с изданием Борисом Ельциным указа № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», а также указа № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта».

Мы полагаем, что эти указы приняты с грубейшим нарушением действующей Конституции. Согласно части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации, законы подлежат официальному опубликованию. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Этого своевременно не было сделано.

* * *

Указ № 2137-С от 30 ноября 1994 года, с которого начинались ввод войск и боевые действия в Чечне, был засекречен. Он также не был опубликован, хотя непосредственно затрагивал интересы самих граждан Чеченской Республики, проживающих в этом регионе, равно как и всех граждан России. Напомним, что этим указом на территории Чеченской Республики фактически было введено чрезвычайное положение.

В пункте 2 данного указа прямо говорится, что для руководства действиями по разоружению, ликвидации вооруженных формирований создается специальная группа, на которую, в частности, возлагались задачи введения и поддержания режима чрезвычайного положения на территории Чеченской Республики. В пункте 4 указа говорится об особом режиме въезда и выезда, об особом порядке передвижения, а при необходимости и об особых формах управления в зоне чрезвычайного положения.

Содержание только этих пунктов подтверждает, что указ затрагивал жизненные интересы миллионов российских граждан.

Этим же указом руководителю армейской группировки Грачеву предоставлялись широкие полномочия. Его приказы и распоряжения объявлялись обязательными для исполнения всеми органами исполнительной власти (это уже новая правовая норма, которая не предусмотрена Конституцией), воинскими формированиями, предприятиями и организациями, а также должностными лицами, принимавшими участие в реализации плана мероприятий по восстановлению конституционной законности и правопорядка в Чеченской Республике.

Указом определялись задачи ряда министерств и ведомств и сроки их исполнения, в частности по закрытию границ, воздушного пространства, подготовке плана осуществления режима чрезвычайного положения и ликвидации вооруженных бандформирований на территории Чеченской Республики. Подчеркнем, что в его тексте прямо оговаривалось, что он издается в соответствии со статьей 88 Конституции Российской Федерации, которая предоставляет Президенту Российской Федерации при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом, право вводить на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение, с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе. Это конституционное требование Президентом Российской Федерации исполнено не было.

Что касается указа № 2166, изданного 9 декабря 1994 года, то он уточнил, а не отменил указ № 2137, который действовал и на момент ввода войск в Чеченскую Республику. За это время были совершены деяния, приведшие к тяжким последствиям – к гибели людей и огромным разрушениям.

На момент издания указа № 2166 российское законодательство допускало использование Вооруженных Сил Российской Федерации для защиты государства не только от внешних угроз, но и для защиты собственного населения, территории и суверенитета страны (статья 1 Закона Российской Федерации «Об обороне» от 24 сентября 1992 года), для защиты от внутренних угроз, направленных против личности, общества и государства, включая конституционный строй. Однако выполнение этого указа фактически было направлено не столько против бандформирований, сколько против гражданского населения.

Отметим, что указы президента № 2137 и № 2166 вошли в грубое противоречие с Женевской конвенцией от 1949 года, ратифицированной СССР в 1989 году.

Присоединяясь к конвенции, мы обещали, что никогда не будем в качестве метода военных действий подвергать нападению, уничтожать, вывозить или приводить в негодность объекты, необходимые для выживания гражданского населения (статья 4 Дополнительного протокола Женевской конвенции), и что никогда объектом нападения не должны становиться установки и сооружения, даже в тех случаях, когда такие объекты являются военными, то есть не подвергать гражданское население угрозе и не допускать потерь среди населения.

Вопреки взятым на себя обязательствам, по указанию Б. Ельцина на территорию Чеченской Республики были введены войска, проводились крупномасштабные операции с использованием ракетно-артиллерийской техники, авиации, осуществлялись массовые бомбардировки населенных пунктов, которые привели к многочисленным человеческим и материальным потерям.

Федеральное Собрание Российской Федерации неоднократно выступало с обращениями к президенту Б. Ельцину о недопустимости участия вооруженных сил в разрешении чеченского конфликта, однако все они были проигнорированы. Лишь потом он признает, что его решения были ошибочны. Мы же полагаем их не ошибочными, а преступными, ибо привели они к огромным и невосполнимым жертвам.

* * *

4. Разрушение безопасности и обороноспособности страны.

Уважаемые коллеги! Четвертый пункт обоснования постановки вопроса об отрешении Президента Российской Федерации Б.Ельцина связан с обвинением его в государственной измене (статья 64 УК РСФСР, статья 275 УК РФ), в форме нанесения огромного ущерба обороноспособности и внешней безопасности страны, совершенной в интересах иностранных государств, и в первую очередь Соединенных Штатов Америки.

Это обвинение включает в себя ряд умышленных деяний, совершенных Б. Ельциным на протяжении всего периода его правления, в результате которых произошло резкое снижение боеготовности Вооруженных Сил, разрушение военно-промышленного комплекса.

Мы исходим из того, что, согласно статье 87 Конституции Российской Федерации, Президент является Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами страны и несет прямую ответственность за их состояние.

Он же, в соответствии с Основным законом государства, обеспечивает не только безопасность российских граждан, но и в целом безопасность наших границ, на всей территории Российской Федерации.

Что касается Вооруженных Сил, то мы убеждены, что их разрушение и ослабление обороноспособности Российского государства последовали сразу же после заключения Беловежских соглашений и распада Советского Союза, о чем мы подробно говорили при изложении первого пункта обвинения.

Напомним, что после Беловежских соглашений Московский военный округ стал приграничным военным округом. Это уже, быть может, одно из самых главных последствий, поскольку территория нашего государства сузилась до таких размеров.

Была разрушена также единая система управления войсками, в том числе и войсками противовоздушной обороны.

Сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что остаются без надежного воздушного прикрытия участки российской границы со стороны прибалтийских государств, Каспия, Казахстана. Только на северо-западе страны более 9 тысяч километров границы не оборудованы в фортификационном отношении. Все это напоминает ситуацию начала войны в 1941 году.

Надо сказать, что на территории бывших союзных республик остались станции раннего предупреждения, пункты базирования флота, укрепленные пункты управления оперативно-стратегического назначения, большое количество боевой техники и современного оружия.

Для того, чтобы действительно осознать и ощутить разрушение обороноспособности наших Вооруженных Сил в результате Беловежских соглашений, приведем еще один пример.

Авиация стратегических ядерных сил России сегодня насчитывает чуть больше 60 бомбардировщиков. И в ближайшие 10–15 лет мы не в состоянии будем воссоздать ее даже до потолка, который определен Договором СНВ-2, если мы его ратифицируем. И так по всем видам и родам Вооруженных Сил.

В угоду военному блоку НАТО Б. Ельцин в спешном порядке вывел из Восточной Европы самую мощную группировку российских войск, насчитывавшую более 300 тысяч военнослужащих. Эти войска выводились на неподготовленные места, нередко в открытое поле, были растасканы по регионам страны и фактически прекратили свое существование. Это и есть государственная измена – деяния, совершенные вопреки национальным интересам.

* * *

В настоящее время, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов, Российская армия не в состоянии проводить операции стратегического масштаба, осуществлять оперативную крупномасштабную переброску войск в различные регионы, а защиту границ Отечества она сможет обеспечить лишь при незначительной продолжительности боевых действий.

Сошлемся на оценку стратегических ядерных сил руководством Министерства обороны Российской Федерации. Надо отметить, что они пока в состоянии сдерживать развязывание крупномасштабной агрессии против России. Однако за последние годы и в этих, казалось бы, благополучных с точки зрения их состояния войсках наблюдается устойчивая тенденция к снижению уровня боеспособности.

В Ракетных войсках стратегического назначения почти две трети находящихся в частях ракет выработали гарантийные сроки. Даже при условии максимального продления сроков эксплуатации ракетных комплексов существующая группировка РВСН не сохранится после 2010 года. Более 70 процентов пунктов управления сегодня эксплуатируются за пределами допустимых сроков. Практически все технические системы РВСН выработали двух- и трехкратный ресурсы и находятся в эксплуатации более 30 лет.

В Военно-морском флоте свыше 70 процентов ракетных подводных крейсеров стратегического назначения требуют проведения заводского ремонта и отдельных работ для поддержания их в боевой готовности. На выполнение этих работ Министерство обороны выделяет мизерные суммы, что не позволяет выполнять на должном уровне их капитальный технический ремонт. Из имеющихся 26 атомных подводных лодок почти половина являются морально и технически устаревшими и будут последовательно выведены из боевого состава. На остальных подводных судах количество боезарядов может сократиться к 2003 году на 75 процентов. Надо сказать, что корабельный состав Вооруженных Сил Российской Федерации сегодня сокращен в два раза. К 2001 году потребуется капитальный ремонт уже 60 подводных лодок и 80 процентов боевых надводных кораблей.

В Военно-воздушных силах (а в настоящее время ВВС и войска ПВО объединены) исправность самолетного парка не превышает 55 процентов. К 2001 году истекает ресурс эксплуатации стратегических крылатых ракет. И даже техническое продление срока службы крылатых ракет в два раза не обеспечит нам надежной безопасности.

В составе стратегических ядерных сил, как отмечают специалисты, в России к 2003 году останется около тысячи боезарядов. Утрачена значительная часть кадрового, научно-технического и промышленного потенциала, практически остановлены воспроизводство и модернизация элементов стратегических ядерных сил.

В настоящее время возможности наших стратегических ядерных сил примерно в два с половиной раза ниже возможностей ядерных сил Соединенных Штатов Америки. К 2007 году по количеству стратегических ядерных боевых средств Россия будет уступать Соединенным Штатам примерно в семь раз и утратит свое положение равного партнера, то есть ведущей ядерной державы.

* * *

Сухопутные войска находятся в еще более худшем состоянии. В настоящее время в их составе развернуто 12 полков в постоянной готовности и один полк – в составе береговых войск Балтийского флота. В Сухопутных войсках преобладают устаревшие образцы ракетных комплексов оперативно-тактического и тактического назначения, а доля артиллерии составляет около 80 процентов всего вооружения.

Бронетанковые войска и техника находятся в критическом состоянии. Значительную часть всего парка бронетанковой техники составляют устаревшие образцы.

Находящиеся на вооружении Сухопутных войск боевые и транспортные вертолеты не отвечают современным требованиям по многим показателям. Более 40 процентов вертолетного парка находится в непригодном состоянии.

Не лучшим образом обстоят дела и в войсках ПВО. Количество зенитно-ракетных полков сократилось в четыре раза. Более 70 процентов радиолокационных средств зенитно-ракетных комплексов и радиотехнического оборудования в частях ПВО выработали установленные ресурсы.

В связи с этим отметим мнение военных специалистов: можно иметь гору ядерных зарядов, но остаться абсолютно обезоруженным, уязвимым во всех отношениях, если система ПВО не будет отвечать современным требованиям.

Отметим, что войска США и НАТО имеют сегодня на вооружении современные образцы техники, которые составляют 80 и более процентов. Если новая техника не будет поступать в наши вооруженные силы, то к 2005 году новых образцов окажется всего 5–7 процентов.

Из-за отсутствия финансирования неуклонно снижается уровень боевой подготовки Вооруженных Сил. В авиации налет летчика составляет 15–20 часов при средних нормах 150–180 часов. Выходы кораблей в открытое море сегодня, по сути дела, являются единичными. Дальние походы составляют печальное исключение. Боевые корабли стоят на приколе на базах и приходят в негодность.

Наряду со слабой технической оснащенностью одним из факторов разложения наших Вооруженных Сил является социальная незащищенность военнослужащих. Наиболее острой остается проблема обеспечения их жильем. На 1 июня 1998 года 110 тысяч военнослужащих и 160 тысяч уволенных с военной службы не имели жилья. В связи с «реформированием» грядет увольнение еще более 400 тысяч военнослужащих, значительная часть которых также не имеет жилья.

Не решена проблема задолженности военнослужащим по денежному содержанию. В разные периоды она достигала более 12 миллиардов рублей. В течение более двух лет офицеры не получают денежную компенсацию взамен продовольственного пайка. Во многих гарнизонах семьи военнослужащих, гражданский персонал лишены медицинского обслуживания. Уровень материального обеспечения офицера Российской армии в 10–15 раз ниже, чем в армиях развитых государств, и более чем в четыре раза упал по сравнению с 1991 годом. И в то же время офицеры в ряде подразделений МВД, в частности офицеры спецназа, получают денежные оклады в два-три раза выше, чем армейские офицеры.

Таким образом, президентом центр тяжести в значительной степени перенесен на внутренние силовые структуры, а не на оборону, не на армию. В качестве примера сошлемся на один факт. В 1997 году расходы на питание армии были профинансированы лишь на 190 дней. Питательность выдаваемого армейского пайка снизилась более чем на 30 процентов. Военнослужащие получают от 20 до 60 процентов положенного им вещевого довольствия. Надо признать, что склады НЗ (неприкосновенный запас) полупустые, запасы текущего довольствия по питанию фактически нулевые.

Дневной паек солдата срочной службы по нормам должен составлять примерно двенадцать с половиной рублей. На сегодня этот паек нередко составляет всего 2–3 рубля. В некоторых войсковых частях вместо трехразового введено двухразовое питание. Наши вооруженные силы скоро станут армией дистрофиков, больных людей.

* * *

Все это не могло не повлиять на моральный дух и дисциплину в войсках. Падает престиж военной службы, усиливается негативное отношение гражданского населения к военным. Этому во многом способствует и развернутая средствами массовой информации беспрецедентная в мировой истории кампания по дискредитации вооруженных сил собственной страны. Одним из ее последствий стало увеличение числа молодежи, не желающей служить в армии, что вынуждает военное руководство призывать на службу молодых людей с низким уровнем образования, физически не подготовленных, ранее судимых. А это ведет к падению дисциплины, к низкой профессиональной подготовленности, к ухудшению морального климата во всех войсках.

Еще один показатель низкого морального духа наших Вооруженных Сил. О своей готовности к участию в боевых действиях по отражению внешней агрессии заявляют лишь 60 процентов опрошенных, по защите конституционного порядка в стране – 30 процентов. Начиная с 1992 года в войсках Российской Федерации совершается ежегодно в среднем почти три тысячи преступлений, при этом количество тяжких преступлений составляет более трети всех правонарушений.

Процветает незаконный оружейный бизнес путем кражи и продажи оружия. В 1997 году из складов, караульных помещений и казарм воинских частей было похищено 447 автоматов, более 770 ручных гранат, свыше 110 тысяч боевых патронов.

В армии и на флоте неуклонно продолжает расти число погибших военнослужащих. В 1996 году погибло 1037 человек, в 1997 году – 1057, за первые четыре месяца 1998 года число погибших военнослужащих составило 120 человек. К тому же ежегодно в армии десятки офицеров кончают жизнь самоубийством. Это, как говорится, не от хорошей жизни, которую президент, он же Верховный Главнокомандующий, обеспечил офицерам. Среди основных причин роста смертности, включая суицид, – не обеспеченное в правовом и финансовом отношении сокращение армии и флота, невозможность трудоустройства членов семей военнослужащих в военных городках. Ну и, конечно, проблема с жильем.

Под любыми предлогами сегодня молодые люди, обязанные по Конституции служить в Вооруженных Силах, отказываются от призыва. В армию призывается менее 20 процентов всех подлежащих призыву граждан. До 40 процентов новобранцев не могут выполнить самые минимальные нормативы по физической подготовке. Около 12 процентов имеют дефицит веса. Каждый четвертый требует медицинского контроля по причине ослабленного здоровья и хронических заболеваний. У 28 процентов призывников имеются признаки отставания в умственном развитии. Конечно, такое положение проистекает из той общей ситуации, которая сложилась сегодня в российском обществе: разрушена экономика, разрушается и социальная сфера.

* * *

Надо сказать, что та военная реформа, о которой так много говорил президент, фактически сведена к единственному способу решения проблем – это к простому сокращению Вооруженных Сил. Она проводится в обстановке внутриполитического кризиса и ухудшения экономического состояния страны, и надо сказать, что эту задачу так просто не решить.

Но нужны ли России большие вооруженные силы и способны ли мы себя защитить в случае конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, позволим привести некоторые цифры, свидетельствующие о состоянии вооруженных сил условного или возможного противника Российской Федерации.

К 2000 году, согласно некоторым документам, в том числе изданным президентом, в Сухопутных войсках России намечено иметь 150 тысяч военнослужащих – это офицеры и солдаты срочной службы. Для сравнения отметим, что Франция, которой никто не угрожает, да и находится она далеко от России и очагов напряженности, имеет в своих сухопутных войсках 230 тысяч человек, Германия – тоже 230 тысяч, Соединенные Штаты – 1 млн. 088 тысяч.

Еще об одном моменте, который показывает, надо или не надо иметь мобильную, хорошо оснащенную армию. На западном направлении со стороны НАТО развернуты 41 дивизия и 86 бригад, находящихся в постоянной боевой готовности. А сколько в России развернуто на этом западном направлении? Четыре дивизии и пять бригад. Соотношение 10:1 в пользу НАТО.

Восточное направление. Коалиционная группировка сухопутных войск США и Японии имеет 15 развернутых дивизий. У России – ни одной развернутой дивизии. Китай имеет 109 дивизий, Россия в Забайкальском и Дальневосточном округах содержит одну развернутую дивизию. Соотношение 100:1.

И еще один момент, о котором хотелось бы сказать в подтверждение того, что Вооруженные Силы действительно находятся в стадии деградации. За пять лет авиация Сухопутных войск получила всего 57 вертолетов, при ежегодной потребности в 70–75 вертолетов.

Деградацию Вооруженных Сил мы непосредственно связываем с ежегодным невыполнением военного бюджета, что ведет к прямому уничтожению обороноспособности страны.

За период с 1992 по 1997 год планируемые законами о федеральном бюджете ежегодные расходы на национальную оборону, с учетом пенсионного обеспечения, снизились с 4–5 процентов до 3,5 процента валового внутреннего продукта и были в среднем ниже минимальных потребностей. Но и тот бюджет, который утверждается Федеральным Собранием, не выполняется.

В 1997 году на строительство и содержание Вооруженных Сил было выделено 58,7 миллиарда из 88, предусмотренных федеральным бюджетом, что составляет 66,4 процента. К концу 1998 года на эти цели выделено всего 36 процентов от того, что запланировано законом о бюджете.

Мы полагаем, что невыполнение бюджета в этой части – прямая вина Президента Российской Федерации, разрушающего обороноспособность и Вооруженные Силы.

Позвольте теперь остановиться очень кратко на состоянии дел в оборонно-промышленном комплексе, напрямую связанном с вооруженными силами. Следует констатировать, что его положение в последние годы обострилось до предела. Министерство обороны Российской Федерации задолжало предприятиям оборонного комплекса по госзаказу сумму, превышающую размеры финансирования текущей годовой программы. В 1997 году 153 головных оборонных предприятия вообще не имели госзаказа, что повлекло за собой прекращение выпуска комплектующих изделий для 1057 предприятий страны.

Задолженность по зарплате только за 1997 год, по официальным данным, составила 4,1 миллиарда рублей, а с учетом всех уровней компенсаций – около 8 миллиардов рублей. Оборонные предприятия, в свою очередь, в долгу перед пенсионным и другими внебюджетными фондами. Их задолженность составляет примерно 9 – 10 (это на начало 1998 года), а сегодня уже 11–12 миллиардов рублей.

Можно до бесконечности приводить эти цифры. Еще раз подчеркнем: мы глубоко убеждены, что идет осознанное разрушение Вооруженных Сил, безопасности Российской Федерации, которое началось еще с подписания преступных беловежских договоренностей, а также с издания Президентом Российской Федерации ряда других нормативных актов в развитие этих договоренностей.

Разрушение военно-промышленного комплекса напрямую связано с губительной кампанией приватизации, которая была проведена в соответствии с разработанной Б. Ельциным и закрепленной в его указах политикой разгосударствления собственности. В результате нее многие отечественные предприятия оказались под контролем зарубежных фирм.

Мы глубоко убеждены в осознанности разрушения Б. Ельциным обороноспособности Российской Федерации. В случае военного конфликта страна окажется в таком же, если не в худшем, положении, как Югославия в балканском конфликте. О разрушительных процессах, идущих в сфере обороны, Государственная Дума неоднократно информировала и предупреждала президента, но он сознательно отказывался их пресечь. Это дает нам дополнительное основание утверждать, что в деяниях Б. Ельцина содержатся признаки государственной измены.

Однако Специальная комиссия усмотрела в его действиях злоупотребление властью, признаки тяжких преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 170 УК РСФСР и частями 2 и 3 статьи 285 УК РФ.

Учитывая то, что данная квалификация не изменяет оснований для отрешения президента от должности, мы соглашаемся с ней.

* * *

5. Геноцид российских народов.

Я перехожу к анализу доказательств и материалов по последнему, пятому пункту обвинения, выдвинутого в отношении Президента Российской Федерации Б. Ельцина: в совершении тяжкого преступления – геноцида, ответственность за который предусмотрена статьей 357 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В своем анализе мы исходили и исходим из фактических данных о той ситуации, которая сложилась в стране за время президентства Ельцина, его конкретных действий и бездействий. Мы исходили также из российского и международного законодательства, прав и обязанностей президента, предусмотренных Конституцией Российской Федерации.

Наше обвинение в отношении президента Ельцина основывается на том, что он, как мы уже отмечали, в соответствии со статьей 80 Конституции Российской Федерации, является главой государства, гарантом Конституции страны, прав и свобод человека и гражданина. Он же, по Конституции, определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Президент несет полную ответственность за состояние экономики, Вооруженных Сил, за социальную сферу, уровень жизни россиян, поскольку он формирует федеральное правительство, непосредственно руководит деятельностью силовых министерств и ведомств, министерств иностранных дел, юстиции, российских спецслужб.

Постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года «О правовом обеспечении экономической реформы» президент до 1 декабря 1992 года вправе был приостанавливать действие законов, принимать указы, противоречащие законам Российской Федерации. Именно в этот период президентом были приняты указы, открывшие дорогу для приватизации, ограбившей и разорившей большинство россиян, другие антигуманные решения.

Конституционный суд Российской Федерации 30 апреля 1997 года своим постановлением подтвердил право президента на издание указов по урегулированию той сферы общественных отношений, где должен действовать закон до его принятия. Надо сказать, свое «указное» право президент использует достаточно широко и вольно.

Понятие «геноцид» впервые в международное право было введено и закреплено Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года.

Советский Союз присоединился к этой конвенции в 1954 году, и потому ее действие распространяется на Российскую Федерацию как правопреемницу СССР. Статья 2 данной конвенции определила геноцид как «действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путем: первое – убийства членов такой группы; второе – причинения серьезных телесных повреждений или умышленного членовредительства членам такой группы; предумышленного создания какой-либо группе таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее, предотвращение деторождения в среде такой группы». И последний пункт: «насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую».

Аналогичное определение преступления геноцида содержится в статье 357 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое отнесено к категории тяжких преступлений, и за него установлена исключительная мера наказания – смертная казнь.

Уголовная ответственность за геноцид впервые в Российской Федерации установлена Уголовным кодексом РФ, вступившим в силу с 1 января 1997 года. Однако мы полагаем, что ответственность за геноцид, предусмотренная международной конвенцией, действует в России с более раннего периода. В этой связи уместно сослаться на статьи 28 и 63 Конституции, действовавшей до 12 декабря 1993 года.

В статье 28 говорилось, что Российская Федерация уважает права и свободы человека, включая права национальных меньшинств, путем «добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права». К таковым относится международная Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

Статья 63 Конституции РФ закрепляла право каждого гражданина «в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека и гражданина».

Необходимо напомнить и о содержании статьи 15 Конституции, введенной в действие после 12 декабря 1993 года, которая однозначно закрепила примат международного права над национальным законодательством. В части 4 названной статьи указано, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора».

Таким образом, исходя из российского законодательства Президент Российской Федерации Борис Ельцин может нести ответственность за геноцид за весь период нахождения в должности президента страны.

* * *

В подтверждение нашей позиции мы представили комиссии «Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям против человечества», принятую Генеральной Ассамблеей 26 ноября 1968 года, которая ратифицирована Советским Союзом в 1970 году, то есть является обязательной для исполнения Российской Федерацией. В статье 1 конвенции говорится: «Никакие сроки давности не применяются к следующим преступлениям, независимо от времени их совершения». И в этом перечислении есть «преступление геноцида, определяемое в Конвенции 1948 года о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, даже если эти действия не представляют собой нарушение внутреннего законодательства той страны, в которой они были совершены». Таким образом, названная конвенция однозначно утверждает, что наказание за преступление геноцида должно последовать, даже если внутреннее национальное законодательство не определяет за него ответственность.

Преступления геноцида совершаются с прямым умыслом. Виновное лицо осознанно желает наступления тех последствий, которые указаны в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, а также в статье 357 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как правило, геноцид заключается в совершении ряда организованных, целенаправленных, складывающихся в определенную линию поведения действий. Вместе с тем, это могут быть и бездействия, составляющие тоже конкретную линию поведения, как, например, оставление людей без пищи, неоказание им помощи, срыв завоза продуктов, топлива, иных источников для нормального проживания на Крайний Север, Камчатку, Сахалин, в Приморье, длительная невыплата заработной платы, пенсий и так далее.

Это и есть форма геноцида в виде непринятия мер по спасению умирающих, с расчетом на то, что в результате такого бездействия смерть тысяч, миллионов людей неизбежно наступит.

Субъектом преступления в форме геноцида может быть обычное физическое или должностное лицо. В нашем случае – Борис Ельцин, глава государства, Президент Российской Федерации.

Мы считаем, что геноцид, проводимый Президентом России и его окружением, осуществляется путем предумышленного создания для коренных народов России, в первую очередь русского народа, таких жизненных условий, которые ведут к их физическому уничтожению, в том числе путем предотвращения деторождения.

Мы не считаем сегодня нужным называть фамилии соучастников геноцида, поскольку предметом исследования является деятельность президента. Они есть, и ответственность за него наступит в недалеком будущем. И понесут эту ответственность бывшие председатели правительства и лица, исполнявшие эти обязанности, ряд бывших министров Российской Федерации, помощников и советников президента.

Причины геноцида мы связываем с так называемым крупномасштабным реформированием общества, начатым в начале 90-х годов Ельциным и его командой, с заменой одного общественно-политического строя другим, что, несомненно, вызвало разрушение прежних жизненных условий граждан, без какой-либо компенсации понесенных ими потерь. Причины кроются в стремлении президента в кратчайший срок вытравить из сознания людей ранее сформировавшуюся идею патриотизма и предшествующую концепцию развития общества. Вытравить через уничтожение определенных групп людей— носителей этих убеждений. Поэтому геноцид в первую очередь обрушился на лиц пожилого возраста, пенсионеров, проживших большую часть своих лет в Советском Союзе, а также на работников образования, представителей науки и культуры, о чем подробно мы будем говорить далее.

* * *

А теперь о сути выдвинутого обвинения в отношении президента.

С начала 90-х годов нынешнего столетия Россия впервые вполне осязаемо столкнулась с депопуляцией, вырождением нации. Так, за последнюю пятилетку средняя продолжительность жизни для мужчин сократилась с 67 до 57 лет и для женщин – с 76 до 70 лет.

Неудержимо сокращается население России. В настоящее время число умерших превышает почти в два раза число родившихся. Уровень рождаемости в стране является одним из самых низких в Европе и почти на 40 процентов ниже, чем требуется для простого демографического воспроизводства.

Потери населения за 1992–1997 годы составили свыше четырех миллионов человек. Общие же демографические потери России с учетом умерших и неродившихся в силу неблагополучных социальных условий превысили 10 миллионов человек. Для сравнения отмечу, что за время Гражданской войны (1918–1920 годы) численность населения страны сократилась на 2,8 миллиона человек.

С горечью и тревогой мы констатируем, что за время ельцинского правления количество детей в России сократилось на 3,7 миллиона.

В материалах комиссии имеются данные, свидетельствующие о том, что за семь лет в 500 семьях русских беженцев из Таджикистана, проживающих в невыносимых условиях в пригородах Москвы, не родилось ни одного ребенка.

Таковы некоторые последствия проводимой президентом политики. На наш взгляд, она сродни методам депопуляции славянских народов, разработанным нацистами с целью расчистки экономического пространства СССР для расы арийских сверхчеловеков.

Сейчас эта политика проводится в интересах нового класса собственников, который рассматривает население страны как обузу, препятствующую эксплуатации природных ресурсов России.

Страна без внешнего вторжения несет сегодня человеческие, материальные и моральные потери, сравнимые с потерями от иностранной военной интервенции.

Политикой осознанного геноцида, связанного с предотвращением деторождения, можно назвать издание ельцинским правительством постановления № 567 от 8 мая 1996 года об утверждении перечня социальных показаний для абортов – искусственного прерывания беременности. К ним отнесены доходы на одного члена семьи ниже прожиточного минимума, многодетность, отсутствие жилья, проживание в общежитии или на частной квартире, женщина, не состоящая в браке, женщина или ее муж, признанные в установленном порядке безработными, и так далее.

Точно такую же политику в отношении абортов проводили на оккупированных территориях гитлеровцы. Сам термин «аборты по социальным показаниям» губителями российских народов взят из документов нациста Гиммлера.

Количество абортов в России примерно в 1,8 раза превышает число рождений. Женщины у нас, доведенные до отчаяния социальными условиями жизни, без надежды на их улучшение, отказываются продолжать род российский.

* * *

Если кому-то не нравится иностранное слово «геноцид», то давайте назовем все произошедшее в России за время президентства Б. Ельцина понятным русским определением: «массовое умерщвление, уничтожение людей с помощью финансово-экономической, социальной удавки, наброшенной на шею российских народов».

Знает ли президент об этих страшных процессах вымирания людей? Да, знает, но умышленно не предпринимает каких-либо действий по их спасению. Человек в ельцинских реформах лишь объект воздействия. Его жизнь осознанно принесена в жертву так называемым рыночным отношениям, переделу собственности.

Об осведомленности и умышленных деяниях президента нет необходимости долго говорить. Все достаточно очевидно, и Комиссия по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте Российской Федерации вынуждена была в письмах Федеральному Собранию в декабре 1998 года и в январе 1999 года признать российскую демографическую трагедию.

Пресс-секретари президента постоянно заявляют, что президент знает и контролирует ситуацию в России. Это мы слышим с вами на протяжении многих лет. Мы представили комиссии материалы Всероссийского пироговского съезда врачей, состоявшегося в ноябре 1995 года. Уже тогда врачи обратились с письмом к президенту и выразили тревогу по поводу кризисного состояния здоровья населения и медицины страны.

Отметили, что повсеместно происходит беспрецедентное в мирное время уменьшение численности граждан России. Из-за недофинансирования гибнет здравоохранение – 80 процентов медиков больны и сами нуждаются в лечении. И далее врачи отмечали: обещания, изложенные президентом, являющимся гарантом Конституции, в указе по вопросам медицины, остались невыполненными. Обращаясь к президенту, съезд заявил, что врачи не могут понять и принять безучастное отношение властей к проблемам здравоохранения, к здоровью и жизни граждан великой России.

Казалось бы, после этого президент и правительство должны были принять экстренные меры, но произошло все наоборот. Мы предъявили комиссии резолюцию Второго пироговского съезда врачей, состоявшегося 7 июля 1997 года, и другие его материалы. В резолюции отмечено, что еще в ноябре 1995 года «съезд предупредил о реальной угрозе жизни и здоровью граждан и обратился к президенту и правительству Российской Федерации с настойчивой просьбой принять срочные меры для вывода системы здравоохранения из критического состояния, однако адекватной реакции со стороны президента и правительства не последовало». Фактически ее вообще не было, как констатируют делегаты съезда врачей. В результате ситуация еще больше осложнилась и остается не просто напряженной – она становится неуправляемой и сегодня реально угрожает безопасности страны.

Таков вывод съезда. Он созвучен положениям государственного доклада Министерства здравоохранения Российской Федерации. Суждение врачей абсолютно точное: реакции президента не было тогда, нет ее и с 1997 года. Одного только не осознают врачи, что идеология ельцинских реформ направлена не на сохранение народов России, а, наоборот, на их уничтожение, в первую очередь старшего поколения, хотя гибнут и дети.

Об этом достаточно красноречиво и откровенно высказывались идеологи ельцинских реформ и идейные наставники президента. Так, «отец российской демократии» Гавриил Попов советовал, что реставрацию капитализма лучше всего начать путем повышения цен, сокращения доходов, обесценивания сбережений населения и затем – дележа собственности. Население, как говорил «архитектор перестройки» Александр Яковлев, должно полностью лишиться сбережений и привычных гарантий, тогда оно научится жить и работать так, как ему прикажут. Вот такова идеология.

Их идеи всемерно поддерживал и претворял в жизнь Егор Гайдар. Ему принадлежат слова, что пусть собственность распределится сначала по силе, потом она распределится по уму. Тот же Гайдар утверждал, что, мол, ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее. В таком же духе высказалась и входившая ранее в правительство России Хакамада: да, трудно реформы идут, и так будет продолжаться, пока все старое поколение не вымрет. Цинично, зато откровенно.

* * *

А теперь о механизме и этапах реализации политики геноцида российских народов, и в первую очередь русского. Геноцид был предрешен Беловежскими соглашениями, в подписании и реализации которых активное участие принял Президент России. Именно Беловежские соглашения разорвали единое жизненное, политическое, экономическое и культурно-языковое пространство, нарушили многовековые традиции, уклад жизни и воспроизводство населения единой социальной общности и каждой нации (этноса) в отдельности, в целом ухудшили среду обитания людей.

Устроители Беловежских соглашений, и прежде всего Президент России, сознавали, что промышленное и сельскохозяйственное производство бывшей Российской империи, а потом и Советского Союза формировалось и развивалось как единый организм. И они знали, что любая попытка разорвать его могла стать смертельной как в целом для страны, так и для любой ее части, оказавшейся в обособленном, «суверенном» пространстве.

К сожалению, худшие опасения стали сбываться. В России последствия разрыва экономических связей усугубились резкой сменой форм собственности, отказом государства от разумного управления экономикой, сферой производства, необдуманным переходом к рыночной экономике через политику «шоковой терапии».

Президент на протяжении семи последних лет в интересах смены политического и экономического строя сознательно осуществлял курс, который приобрел для страны деструктивный, разрушительный характер.

По многим экономическим показателям Россия отброшена на десятки лет назад. За время реформ общий объем промышленной продукции в стране сократился более чем наполовину. В отдельных отраслях экономики произошло обвальное, катастрофическое падение валового внутреннего продукта. В частности, выпуск продукции машиностроения сократился на 60 и более процентов. Спад производства в легкой и текстильной промышленности составил свыше 80 процентов. На многих предприятиях других отраслей объем производства сократился в пять раз. Отдельные предприятия, в том числе градообразующие, практически прекратили производство, а их рабочий и инженерно-технический состав остался без средств к существованию.

Подорванным в своей основе оказалось сельское хозяйство. Валовая продукция в хозяйствах всех категорий уменьшилась более чем на 35–40 процентов. Наполовину упал сбор зерновых. Производство мяса снизилось также наполовину, молока – более чем на 30 процентов. Поголовье крупного рогатого скота, овец и птицы уменьшилось в два и более раза. Для воспроизводства их до уровня 1990 года потребуется немало лет, как и на восстановление российского пахотного поля, которое сократилось более чем на 20 миллионов гектаров.

Еще в недалеком прошлом, уважаемые депутаты, Россия была одним из лидеров мирового научно-технического прогресса, обладавшим наиболее мощным интеллектуальным потенциалом. Сегодня она стремительно обретает статус государства колониального типа. Свыше 80 процентов разработок новой техники и новейших технологий остаются невостребованными. Сотни тысяч научных и технических работников уходят из науки. Теряя научный потенциал, страна теряет и будущее, возможность создать достойные условия жизни для своих граждан.

Финансирование науки в России с каждым годом сокращается и сегодня составляет менее одного процента от ВВП, да и эти мизерные суммы не доходят до нее. В этом плане, на наш взгляд, представляются циничными, ничем не обеспеченными и Указ Президента Российской Федерации «О доктрине развития российской науки» от 13 июня 1996 года, и Постановление Правительства Российской Федерации от 7 мая 1997 года.

В декабре 1996 года все мировое сообщество потрясло известие о самоубийстве директора Федерального ядерного центра «Челябинск-70» Владимира Нечая, а в декабре 1997 года выстрел, всколыхнувший всю страну, раздался в домашнем кабинете Юрия Маматова, 49-летнего профессора, директора Института проблем вычислительной техники, члена-корреспондента Российской Академии наук. Почему талантливые русские ученые, которые служили и хотели служить державе, сегодня добровольно уходят из жизни? Ответ на этот вопрос может быть и сложным, и простым: от безысходности, утраты веры в будущее Российского государства, от того, что наука сегодня в России брошена на произвол.

Разрушение экономики и науки породило многомиллионную армию безработных, лишенных элементарных гарантий физического выживания. Их численность, по официальной статистике, колеблется от 6 до 7 миллионов человек, или 10 процентов экономически активного населения. А фактически безработица превышает 25 миллионов человек, из них лишь небольшая часть имеет возможность получать пособие по безработице, да и то нерегулярно.

* * *

В интересах узкой социальной прослойки президент и правительство провели в России приватизацию общенародной государственной собственности. В результате на долю относительно благополучных 20 процентов населения сегодня приходится более половины совокупного объема доходов, причем основная их часть присваивается кланом 200–300 семей, узурпировавшим большую долю национальных богатств и государственную власть в стране.

Приватизация, проведенная по сценарию Б. Ельцина, опрокинула производство, стала удобным средством для обворовывания, привела к обнищанию народов России и одновременно вызвала мощную волну криминализации российского общества, в частности повсеместную коррупцию. Президент несет за это прямую ответственность. Массового обворовывания и обнищания людей не произошло бы, если в ходе приватизации были бы созданы правовые гарантии от обмана и хищений. Президент не только не сделал в этом направлении ни единого шага – наоборот, он разрушил последнее, что еще хоть как-то защищало граждан от произвола.

Верховный Совет Российской Федерации летом 1991 года принял закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР». Согласно этому закону гражданам России должны были выделяться только именные приватизационные счета-книжки, что охраняло бы их законные права. Однако президент, вопреки закону, 14 августа 1992 года издал указ № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации», утвердив положение о приватизационных чеках, которым полностью были устранены именные чеки-счета. Таким образом Ельцин открыл широкую дорогу для ограбления народа и его обмана. К каким последствиям это привело, всем известно.

О преступном, грабительском характере приватизации Б. Ельцина предупреждали и информировали многие, в том числе и при анализе ее первого этапа. В частности, руководитель Центра системных исследований РГСИ, доктор экономических наук профессор Ларионов еще в марте 1994 года подчеркнул, что назрела необходимость «кардинального изменения концепции приватизации и процесса ее осуществления, недопустимо дальнейшее пребывание во главе Госкомимущества Чубайса – одного из главных исполнителей шокотерапевтических реформ, приведших страну к краю пропасти».

Доктор экономических наук профессор Колосов в своем заключении о ходе приватизации (также в 1994 году) отметил, что приватизация в ее современном исполнении не направлена на повышение эффективности производства. В целом мероприятия в области приватизации и методы ее осуществления главным образом способствовали растаскиванию государственного имущества. Для оценки реального ущерба, нанесенного государству и населению, потребовалось бы, по его мнению, специальное расследование. С такими же оценками в марте 1994 года выступили Институт международных экономических и политических исследований, Институт экономики Российской Академии наук, Всемирный русский собор, Генеральная прокуратура Российской Федерации и многие другие.

Несмотря на это, президент отказался менять характер и направление приватизации. Либерализация цен, начатая с согласия Б. Ельцина правительством Гайдара в начале 1992 года, повлекла полное обесценивание доходов и сбережений граждан. Она тоже проведена в угоду узкому клану, нажившему и пополнившему свои богатства за счет обобранного абсолютного большинства населения. Одномоментно россияне лишились сбережений в размере почти 250 триллионов рублей (это в старом исчислении), которые составляли важный источник для существования.

В 1997 году 34 миллиона человек имели денежные доходы ниже прожиточного минимума. По этому показателю бедность в России по сравнению с 1990 годом, накануне реформ, увеличилась в 14–16 раз. С учетом же роста цен на продукты питания, коммунальные услуги, связь, проезд на транспорте не менее 70–80 миллионов россиян находятся у черты или за чертой бедности, а фактически на грани выживания.

А ведь еще в 1995 году в своем послании Федеральному Собранию Ельцин говорил как о национальном позоре о том, что за чертой бедности оказалась пятая часть населения страны. Это 1995 год. Тогда же, и даже ранее, другим национальным позором он называл появление «новых бедных» людей, длительное время получающих унизительно низкую заработную плату. И в то же время после произнесенных фраз о позоре Ельцин неоднократно отклонял законы о повышении зарплаты, пенсий по старости и нетрудоспособности. В результате в 1998 году за чертой бедности стало жить почти 40 процентов населения России.

Мы всесторонне проанализировали все послания президента Федеральному Собранию Российской Федерации. Они представляют для нас определенный интерес в том смысле, что президент знал о губительных для народа процессах. Примечательно и то, что исполнение ежегодных посланий происходило почти с точностью до наоборот. Удивляться этому не приходится: президент постоянно декларирует публично одно, а практически делает противоположное.

В целом же хотелось отметить, что послания президента – это по сути проявление неслыханного цинизма и лжи, их можно назвать образчиками лицемерия и глумления над людьми. Каждое так называемое ельцинское послание о реформировании российского общества, обнажая смертельно опасные точки на теле больного организма, при его искаженном исполнении становилось лишь очередным этапом в программе геноцида, истребления народов России.

* * *

Либерализация цен, обесценивание доходов и сбережений граждан осуществлены и проводятся президентом вполне осознанно и целенаправленно. В качестве свидетельства тому сошлюсь на некоторые факты.

Еще в октябре 1991 года Б. Ельцин заявил, что либерализация цен неизбежно будет сопровождаться введением мер по предотвращению роста заработной платы, ограничению выплат пенсий и пособий по социальному страхованию, сокращению пособий по безработице, а также отменой ограничений цен на потребительские товары и услуги.

Эти меры в условиях потери населением имевшихся у него сбережений, длительной невыплаты заработной платы, пенсий неизбежно должны были привести и привели к гибели миллионов российских граждан.

Президент осознавал всю пагубность своих установок, которые легли в основу «Меморандума об экономической политике Российской Федерации», опубликованного в 1992 году, и последовательно претворяются им в жизнь.

В 1995 году был принят и вступил в силу закон «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации», который обязывал президента и правительство принять исчерпывающие меры по восстановлению покупательной способности вкладов граждан и возмещению им убытков. Эту же обязанность государственной власти закрепил своим решением 31 мая 1993 года и Конституционный суд Российской Федерации. Однако ни президент, ни правительство до сих пор не приняли каких-либо серьезных мер по исполнению законодательных актов.

Президент и исполнительная власть несут прямую ответственность за ограбление населения посредством финансовых пирамид, ибо они, не создав надежной правовой основы, разрешили деятельность явно криминальных и полукриминальных организаций, отобравших у россиян в то время более 20 триллионов рублей сбережений.

Знал ли президент об этом массовом ограблении? Да, знал.

Мы еще раз возвращаемся к посланиям президента Федеральному Собранию. В первых из них Ельцин заявлял, что немало людей, доверивших свои вклады недобросовестным компаниям и банкам, потеряли свои деньги. Проблема, по его мнению, требовала скорейшего разрешения.

Но вместо разрешения на россиян обрушился «черный вторник» октября 1994 года, когда рубль на валютных биржах обесценился, или, как выражаются, «провалился» сразу на 800 пунктов. 17 августа 1998 года разразился так называемый «черный понедельник», приведший к паническому бегству иностранного капитала из России, разрушению всей банковской системы, к очередной массовой потере россиянами своих банковских вкладов.

Однако уничтожение среды обитания населения, лишение его элементарных средств к существованию на этом не заканчивается. Несмотря на резкие и обоснованные протесты видных ученых и экономистов по поводу губительного для России и ее народа выбранного курса экономических реформ, президент отказался от его существенной корректировки. Летом 1996 года с подобным письмом к нему обратилась группа лауреатов Нобелевской премии, как зарубежных, так и отечественных, раскрыв всю пагубность таких экономических реформ для России.

Широко используя рычаги губительной макроэкономической политики, президент и гайдаровское правительство под предлогом борьбы с инфляцией сознательно пошли на уменьшение оборотной денежной массы в сфере производства. Это сразу же вызвало кризис платежей, блокирование производства, криминализацию экономики, резкое сокращение заработной платы, а также стремительный рост внешнего и внутреннего государственного долга, который правительство опять-таки пыталось погасить за счет сбережений граждан и невыплаты им заработной платы. На полные обороты была запущена машина по выпуску облигаций, иных суррогатов ценных бумаг для навязывания их россиянам вместо реальных денег. Еще один мощный удар по благосостоянию населения страны нанесен систематическим сокращением социальных расходов, в первую очередь на образование, медицину, пенсии, различные пособия.

* * *

Мы считаем, что президенту доподлинно известно, что для большинства населения зарплата является основным и чаще всего единственным источником существования. Несмотря на это, в интересах обогащения небольшого клана, ставшего социальной опорой политической власти, он осознанно пошел на длительную невыплату денег и пособий, фактически на умерщвление голодом сотен тысяч, миллионов сограждан. На начало сентября 1997 года задолженность по заработной плате в сфере производства достигла 53–55 триллионов рублей, в бюджетной сфере – 12–13 триллионов, а по детским пособиям превысила 14 триллионов рублей. Многим категориям работающих зарплата не выдается несколько месяцев, а у некоторых это длится годами. От недоедания и голода люди падают в обморок, многие кончают жизнь самоубийством. Ежегодно в России совершается более 60 тысяч суицидов; это почти в два раза больше, чем в Советском Союзе.

Резко снизилась платежеспособность подавляющего большинства россиян. Для сравнения, потребление основных продуктов питания на душу населения в 1990 году и в 1997 году соответственно составило (в килограммах): мяса и мясопродуктов – 70 и 48; молока и молочных продуктов – 378 и 135; рыбы и рыбопродуктов – 15 и 9,6. По оценкам специалистов, уже сегодня дефицит белка в питании россиян составляет 35–40 процентов, витаминов – 50–60 процентов. При нормальном среднесуточном рационе примерно 3000 калорий у многих людей этот показатель неудержимо приближается к критической черте. Если при такой ситуации смертность от голода составляет хотя бы один случай на тысячу населения (а это мы уже наблюдаем), то за год от недоедания умирает примерно 150 тысяч человек.

В декабре 1997 года Федеральное Собрание, пытаясь предотвратить продовольственный кризис и наступление голода, а также возрастающую зависимость страны от импорта основных продуктов питания, приняло закон «О продовольственной безопасности Российской Федерации». В статье 4 закреплялось, что продовольственная независимость России считается необеспеченной, если годовое производство жизненно важных продуктов питания составляет менее 80 процентов потребности.

Президент возвратил закон Федеральному Собранию без рассмотрения только потому, что в нем предусматривалось гарантированное правительством обеспечение физической и экономической доступности для граждан страны жизненно важных продуктов, в соответствии с физиологическими нормами питания. По мнению же президента, для этого требовались дополнительные расходы из федерального бюджета.

Разве это не геноцид? Президент отказал россиянам в спасении их от голода и смерти только потому, что на это потребуются дополнительные расходы из бюджета! Более убедительный пример политики геноцида в отношении народов страны вряд ли можно привести.

Возвратив по надуманным основаниям закон, президент не предложил ничего взамен. Нам остается добавить, что продукты питания стали ныне недоступными для многих россиян.

Надо учитывать, что страну вновь захлестывают туберкулез, холера, венерические и другие заболевания. Опасными темпами распространяется эпидемия СПИДа, число жертв только за 1996–1997 годы увеличилось более чем в семь раз и продолжает расти. Население страны оказалось подверженным массовой алкоголизации и наркомании, духовному растлению, а это неудержимо разрушает человеческий потенциал России, особенно молодое поколение. Из-за бедности и низкого уровня материального обеспечения своих родителей более половины школьников имеют ослабленное здоровье. Почти половина юношей-призывников не пригодна к несению воинской службы из-за физических и психических заболеваний. Одновременно катастрофически растет количество бездомных детей, абсолютно не вовлеченных в общеобразовательный процесс. Здесь ситуация конца XX века становится хуже, чем после Гражданской войны или в послевоенные годы.

В посланиях Федеральному Собранию 1995 и 1996 годов президент заявил о недопустимости деления образования для богатых и всех остальных, о необходимости ликвидировать позорную для страны проблему детской безнадзорности, а также сформировать систему государственных гарантий, бесплатной медицинской помощи.

К сожалению, эти слова остались пустым звуком, а безнадзорность детей увеличилась в несколько раз, и сейчас число таких детей превысило 3,5 миллиона. Медицинская помощь становится платной и недоступной рядовому россиянину, как и продукты питания.

8 сентября 1998 года Государственная Дума, исходя из складывающейся ситуации, вынуждена была обратиться к президенту с просьбой о принятии чрезвычайных мер по спасению детей России от голода. Во многих областях им в пищу скармливают уже комбикорм. По предварительным данным, несколько миллионов детей оказались на грани выживания. Ведь их уже нечем кормить, не хватает даже хлеба и молока.

И все это происходит на фоне баснословного обогащения небольшой кучки людей, друзей Ельцина и его семьи, огромных финансовых затрат на содержание самого президента, множества его резиденций, зон отдыха и так далее.

* * *

При всей очевидности проявления геноцида в России, все же могут возразить, что те издержки, которые несет наше общество, являются неизбежным следствием радикального обновления и развития страны, а не результатом чьих-то злоумышленных действий. К тому же политика президента, по их мнению, была одобрена россиянами, когда его повторно избрали на высший государственный пост.

Мы не можем согласиться с подобным обоснованием.

Во-первых, несомненно произошел и продолжается великий обман народа относительно подлинной политики Б. Ельцина.

Во-вторых, повторные выборы прошли с грубым нарушением президентом избирательного законодательства, а результаты голосования были сфальсифицированы. Об этом мы достаточно подробно и много говорили. Дополнительно сошлюсь лишь на два обстоятельства.

Еще на Всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года более половины голосовавших – а это свыше 34 миллионов граждан – высказались за досрочное прекращение полномочий Б. Ельцина. А после его так называемого повторного переизбрания в июле 1996 года по всей стране миллионы людей участвовали и участвуют в забастовках, митингах, других акциях протеста против президента и проводимой им политики.

Напомним, что законодательные органы 48 субъектов Российской Федерации приняли решения о поддержке начатой процедуры отрешения президента от занимаемой должности.

Несомненно и то, что нового реформатора-царя, каким был Петр Великий, из Бориса Ельцина не получилось, ибо первый хоть через кровь и муки народа, но созидал Россию, второй же через воровство и смерть ее разрушал.

Навязанный Б. Ельциным народу экономический курс не имеет ничего общего с процессом созидания, со справедливой социальной политикой. Наоборот, он губителен и приведет страну к окончательному краху, если этот курс не изменить.

О сути политики президента надо судить не по его декларативным заявлениям, а по конкретным действиям и их результатам. Они же, эти результаты, сегодня таковы, что иной оценки, кроме как геноцид, дать уже невозможно. В связи с этим считаю необходимым напомнить, что Нюрнбергский трибунал судил нацистских преступников не за политическую идеологию, а за тягчайшие преступления, совершенные ими через человеконенавистническую политику.

Но даже и при наличии самой гуманной цели, если гипотетически представить, что она есть у президента и его команды, в чем мы глубоко сомневаемся, политический курс не имеет права на существование, когда сам процесс достижения этой цели сопровождается огромными человеческими и материальными потерями, ничем не объяснимыми и ничем не оправданными.

* * *

Президент осознанно разрушил существовавшую отечественную индустрию питания и тем самым поставил страну в стратегическую зависимость от иностранных поставок. Напомним, что сегодня в России доля импортных продуктов составляет более 50 процентов, а в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург и Екатеринбург, – от 80 до 90 процентов.

Ликвидировав государственную монополию на производство и реализацию алкогольной продукции, президент и правительство сознательно ввергли страну в сплошную алкоголизацию, от чего опасно деградирует и вымирает население, особенно в сельской местности. К тому же, когда народ лишен денег, осознанно ведется отмена бесплатного образования и медицинского обслуживания, закрываются дошкольные учреждения.

Президент и правительство виновны в массовой утечке отечественных капиталов за границу на сумму 350–400 миллиардов долларов США и в препятствовании их возврата обратно. А это ведь деньги россиян, большинство которых ныне вынуждены влачить жалкое существование.

Мотивируя отсутствием финансовых средств в бюджете, президент дважды после 1996 года отклонял закон «О внесении изменений в статью 10 закона «О ветеранах», который предусматривал дополнительные источники финансирования. Давно можно было бы существенно поправить материальное положение этих бедствующих россиян, если бы президент подписал закон. Государственная Дума и Совет Федерации вынуждены были преодолевать его «вето», и только тогда, 18 ноября 1998 года, президент подписал этот закон.

Таким же образом президент упорно отклонял закон «Об упорядочении оплаты труда работников организаций бюджетной сферы». Госдума и Совет Федерации преодолели «вето» президента, так как и без того мизерная заработная плата работников этой сферы не индексировалась около четырех лет и не даст возможности людям выжить в трудное время. «Вето» президента было преодолено Госдумой и Советом Федерации только в январе текущего года.

По надуманным основаниям президентом был отклонен закон «О неотложных мерах по государственной поддержке начального профессионального образования», принятый Федеральным Собранием в декабре 1998 года.

Президентом дважды, с декабря 1994 года, отклонялся закон «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации». Он вынужден был подписать его только после преодоления президентского «вето» Госдумой и Советом Федерации. Трижды отклонял президент и принятый в июле 1996 года Федеральным Собранием закон «О базовой стоимости необходимого социального набора».

Президентом отклонены такие важные законы, направленные на поддержание жизни россиян, как о порядке перевода государственных ценных бумаг СССР или сертификатов Сберегательного банка СССР в целевые долговые обязательства Российской Федерации, о сертификатах Сберегательного банка СССР, размещение которых производилось через Сберегательный банк Российской Федерации. Тем самым россияне были лишены компенсации сбережений, которые они имели на начало так называемых гайдаровских реформ – «шоковой терапии».

* * *

Наш анализ правовых документов, действий президента позволяет сделать однозначный вывод: Ельцин осознанно не допускал хотя бы минимального улучшения материального состояния вымирающих народов России. Заработная плата по его предложению или им самим повышалась только для работников судов, прокуратуры, органов МВД и спецслужб, то есть тех структур, которые с трудом, но еще поддерживают губительный для страны правящий режим. Вместе с этим обращаем внимание на то, что при упорном нежелании президента улучшить материальное положение россиян им в нарушение Конституции Российской Федерации 18 июля 1998 года был издан указ № 854, которым в два и более раз были увеличены налоги с физических и юридических лиц за пользование землей. Это еще одна финансовая удавка на шее россиян.

Ссылка Бориса Ельцина на отсутствие в бюджете денег несостоятельна. В подтверждение этого мы сошлемся на материалы проверок Счетной палатой исполнения бюджетов за 1996, 1997 и 1998 годы. Ни один принятый закон о бюджете не был исполнен правительствами, сформированными и руководимыми президентом Ельциным. Более того, при исполнении бюджетов допускались массовые злоупотребления, а члены правительства занимались обманом. Несмотря на это, Ельцин не реагировал должным образом и ни разу не поставил вопрос об ответственности высокопоставленных должностных лиц.

Только при проверке Счетной палатой исполнения бюджета за 1997 год выявлен ущерб в 65,8 триллиона рублей (в старом исчислении), причиненный государству и обществу. Тем самым бездействие президента фактически поощряло казнокрадов на разворовывание государственных денег, выделенных на социально-экономические цели.

Б. Ельцин не обеспечил исполнения, а в ряде случаев и вовсе отказался соблюдать международно-правовые акты, направленные на предупреждение голода и вымирания людей. Это Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (СССР присоединился к нему 3 января 1976 года); Декларация о праве народов на мир, принятая 12 ноября 1984 года; Декларация о праве на развитие от 4 декабря 1986 года; Всеобщая декларация о ликвидации голода и недоедания, одобренная резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1974 года; Декларация об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества от 10 января 1975 года.

Ельцин умышленно не обеспечивает выполнения требований статьи 8 Декларации о праве на развитие, где сказано, что государства должны принимать на национальном уровне все необходимые меры для осуществления равенства возможностей для всех в том, что касается доступа к основным ресурсам, образованию, здравоохранению, питанию, жилью, занятости и справедливому распределению доходов.

Мы считаем, что президент является главным виновником массовой коррупции, мздоимства, разлагающих государственный аппарат и разоривших россиян.

Президент, не желая активно бороться с криминальным миром, взяточничеством и теневой экономикой, отклонил закон «О борьбе с организованной преступностью», трижды под разными надуманными предлогами отклонял закон «О борьбе с коррупцией».

И еще несколько примеров из жизни наших дней. Президент и правительство не обеспечили своевременное финансирование доставки топлива на Камчатку и тем самым обрекли население полуострова на голод и холод. При этом не только парализовав сферу производства, но и разрушив нормальное медицинское обслуживание, обучение молодого поколения. Сегодня население Камчатки, прежде всего малые народы, находится на грани выживания. Это один из признаков осуществления геноцида, когда людей оставляют без продуктов питания, без топлива и света.

От безысходности, ради спасения от голодной смерти жители южнокурильских островов вынуждены заявлять о своем желании присоединить территорию, где они проживают, к соседней Японии, абсолютно уже не веря в то, что федеральная власть в лице президента чем-то может им помочь и спасти.

* * *

Уважаемые депутаты! Геноцид объявлен одним из тягчайших преступлений против человечества. Его воздействие с губительной силой обрушилось на российских граждан. Страна находится в разрухе, корчится в предсмертных конвульсиях, и это само по себе уже делает невозможным дальнейшее пребывание Б. Ельцина на занимаемой должности.

Мы полагаем, что его отрешение станет началом процесса возрождения страны. Это в наших силах, уважаемые народные избранники.

Наше положительное решение по вопросу обвинения будет серьезным предупреждением как для нынешних, так и для будущих правителей России.

Обвинения против В.В. Путина

Почему я выдвинул обвинения против Путина?

Начало XXI века совпало с выборами нового президента, коим и стал В. Путин. С его деятельностью многие россияне связывали не только свое личное будущее, но и будущее страны, ее возрождение. Вера в сильную личность, надежда на лидера государства имеет на Руси исторические корни. Отметим, что действующая Конституция наделила президента огромными, можно сказать, неограниченными властными полномочиями, исключительно важными для управления государством и обществом, которые он расширил в ходе правления, сделав его авторитарным. Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики, утверждает военную доктрину и концепцию национальной безопасности Российской Федерации, формирует федеральное правительство и руководит его деятельностью, определяет судейский корпус, прокурорский надзор, является Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами страны, имеет огромные полномочия в законотворческой деятельности.

Вот здесь и стоит обратиться к самой личности В. Путина, к его программным заявлениям и инициативам, оценить их с позиции полезности, актуальности, направленности в целом.

После поведенческой распущенности Ельцина, его пьяного ухарства сдержанный и «морально устойчивый» В. Путин выглядел привлекательно. Этот момент был решающим на президентских выборах, и он продолжает в значительной мере определять рейтинг популярности В. Путина среди россиян.

Неплохое юридическое образование, полученное В. Путиным в Ленинградском университете, а затем в элитной школе КГБ СССР, позволило ему благодаря приобретенным манерам быстро встать, хотя бы во внешнем общении, в один ряд с известными политиками мира. Однако, вступив во власть, он оказался не готовым эффективно и надежно ею распоряжаться. После разведывательной деятельности в Германии он так и не набрал необходимого опыта управления людьми, государственными структурами. Но было бы неправильным только этим объяснять политические решения В. Путина. Скорее всего, они определяются тем значительным периодом времени, когда В. Путин находился в командах А. Собчака и Б. Ельцина. Его взгляды и убеждения во многом сформировались под их воздействием, в атмосфере отвратительного духа стяжательства, лжи и интриганства.

Сила государственной власти, как и всякой иной, во многом определяется ее авторитетом и уважением, очевидной нравственностью лиц, пришедших во власть, их гуманизмом в отношениях с людьми и верой в нее, а не наличием у государства огромного аппарата подавления, грубой военной и полицейской машины, то, что мы наблюдаем сейчас в России. Власть, замешенная на авторитаризме, на насилии, существовать долго не может и, рассыпаясь, чаще ударяет по тем, кто ее и создал.

За примером далеко ходить не надо. Безнравственность, цинизм и лживость Б. Ельцина, его окружения во многом определили криминальную, разрушительную суть его правления— страна еще не скоро сбросит с себя последствия ельцинского «наследства». Не зря же, наверное, был в Римской империи «Закон о бесчестном поведении власти»: он ставил хоть какие-то барьеры на пути к власти лицам с сомнительной и подмоченной репутацией. Нам же остается сожалеть, что подобного чистилища для претендентов на высокую власть и тех, кто во власти уже находится, не было и нет в России. При всем отечественном правовом нигилизме общество все-таки смогло бы в какой-то мере противостоять откровенным пьяницам и шарлатанам, ворам и демагогам, лжецам и невеждам.

* * *

Перед уходом в отставку президент Б. Ельцин имел почти нулевой рейтинг и полное отторжение со стороны большинства россиян, ибо падение уровня их жизни достигло критического состояния. Страна без всякого внешнего воздействия понесла потери, сравнимые с ущербом от широкомасштабной войны. И не случайно в мае 1999 года Государственная Дума предприняла попытку конституционного отрешения Б. Ельцина от должности президента. Выдвинутое против него обвинение в совершении тяжких преступлений состояло из пяти пунктов, включающих в себя государственную измену, захват власти и злоупотребление ею, превышение должностных полномочий, истребление, геноцид народов России. Важно то, что подавляющее большинство депутатов тогда признали обоснованными все пять пунктов обвинения, в том числе и геноцид российского народа.

После этого достаточно сомнительным и безнравственным выглядел первый указ В. Путина в качестве и.о. президента страны об объявлении неприкосновенности Б. Ельцина, о недопустимости его привлечения к ответственности не только за деяния, совершенные во время исполнения им обязанностей главы государства, но и за последующие возможные правонарушения.

Следом за этим указом В. Путин внес в Государственную Думу законопроект «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи», который без колебаний был одобрен послушным большинством Федерального Собрания; «против» голосовали лишь депутаты-коммунисты. Указ и закон в своих положениях мало чем отличаются друг от друга.

Ельцин и его семья получили из рук наследника не только неприкосновенность, но и огромные материальные льготы и блага. Думаю, что уже только этим В. Путин нанес огромный ущерб значимости своего правления в истории России.

Международная практика привлечения бывших президентов к уголовной ответственности, как, например, в Южной Корее, Индонезии и т. д., известна. Знает о ней и В. Путин. Тогда что же двигало им, когда он подписывал столь беспрецедентные для современной истории нормативные документы? Стремлением поскорее убрать от руля власти разрушителя России это объяснить нельзя – Б. Ельцин и так уходил с поста президента и не мог, по Конституции, больше на него претендовать. Если же он, выдавая гарантии Б. Ельцину в неприкосновенности, тем самым выторговывал власть для себя, то этот шаг вдвойне безнравствен.

Но есть и другое мнение, которое больше соответствует истине: В. Путин первым указом подтвердил свою преемственность прежнему ельцинскому курсу.

Ельцинское правление – это система разрушений основ государственности, постоянное отступление от законов, их циничное попрание. Унаследовал ли эти качества В. Путин? Да, унаследовал. Симптомы прошлого дают о себе знать постоянно, их можно наблюдать и в ликвидации российских военных баз на Кубе и во Вьетнаме, и в уничтожении нашей космической станции, и в передаче Китаю отечественных островов на Амуре, и в отсутствии отпора американцам в их постоянном стремлении размещать военные базы вдоль российских границ в бывших союзных республиках и т. д.

База на Кубе имела для России исключительно важное значение. Благодаря ей мы обладали достаточно обширной, в том числе и разведывательной, информацией о многих событиях, происходящих в Западном полушарии. Одно это компенсировало наши затраты по ее содержанию. Она обеспечивала надежную связь с российскими дипломатическими представительствами на американских континентах. Ее потерю трудно восполнить чем-то другим, даже группой наших спутников на орбите.

США давно ставили вопрос о ликвидации базы, но всегда получали отказ. И только Путин с готовностью и охотой выполнил просьбу американцев. В таком же стиле китайцы получили из его рук остров Тарабаров на Амуре. При этом без тени смущения президент заявил, что спорили по этому вопросу долго, а он вот сразу же решил проблему. Для того чтобы отдать и ничего не получить взамен, больших способностей не надо. Так можно и японцам отдать четыре острова Курильской гряды, финнам – Карельский перешеек и прочие российские земли.

Не стал Путин спорить с Литвой при заключении договора о границе. И прибалты получили территории, которые им никогда не принадлежали, что позволило Литве – так же, как Латвии и Эстонии, – вступить в НАТО и дальше унижать русскоязычное население.

* * *

В. Путин продолжил предательскую политику первого российского президента, постоянно идя на поводу у американцев. Они настояли на том, чтобы Россия отказалась от взыскания с Ирака почти 10 млрд. долларов долга, и Россия отказалась. После оккупации Ирака американцы получили свободный доступ к иракской нефти и огромные прибыли от ее реализации. Мы же несем постоянные потери. Разве нельзя было пойти на отказ от долга при одном условии: что США компенсируют нам ущерб? А почему В. Путин отказался от возврата долга в 8 млрд. долларов, которые числились за Монголией? Она-то сегодня развивается лучше, чем наша страна.

Объясняется это просто. Президентство Путина было наполнено недопустимо большими компромиссами. Он никогда не брался за решение сложных задач, предпочитая плыть по течению, подставляя ветру спину, а не грудь. Древние мудрецы о таких говорили: «От тех, кто довольствуется тем, что есть, и повинуется судьбе, никогда не жди, что они проложат дорогу». У России действительно нет ясной и выверенной дороги в будущее, а хуже того – нет цели, которую мы должны достичь.

В. Путин и его правительство отказались от пересмотра грабительской приватизации, отреклись от необходимости существенной корректировки рыночных реформ. Более того, Путин стал инициатором сокращения давностных сроков по пересмотру приватизационных сделок с 10 до 3 лет. Преступники фактически были амнистированы, а обществу преподнесен урок чудовищной безнравственности. В интересах крупного капитала и преступного мира Путин ввел мораторий на смертную казнь, внес законопроект об исключении из Уголовного кодекса такого вида наказания, как конфискация имущества у лиц, совершивших тяжкие преступления. Только за это казнокрады и взяточники готовы поставить ему золотой памятник.

В шагах президента вполне очевидно просматривалось стремление укрепить не государственную, а собственную власть. Но и авторитаризм также не являлся самоцелью. После передела собственности и базисных изменений, осуществленных прежним правлением, В. Путин сконцентрировал свою деятельность в сфере надстроечных отношений, на дальнейшем изменении государственной власти, политической системы общества, с тем чтобы заставить население страны, даже самую непримиримую, непокорную ее часть, существовать в той заданности, которая была определена разрушительными ельцинскими экономическими реформами конца XX века. И с этим он успешно справился.

При Путине основное богатство нашей страны – нефть, газ и другие стратегические природные ресурсы, энергетика – как было, так и остается в руках небольшой кучки людей, принося им миллиардные прибыли.

Ни одна европейская страна не знает примеров, подобных нашему, когда 10–15 процентов населения России владеет основным объемом собственности, ранее находившимся в руках общества. По большому счету, В. Путин заставил государство работать не на мощь страны и благополучие людей, а на небольшую кучку олигархов.

Путин и думская фракция «Единая Россия» установили единую ставку подоходного налога, по которой олигархи, крупный капитал отдают государству не 35 процентов от полученной прибыли, а платят всего 13 процентов подоходного налога, столько же, сколько и те, кто еле сводит концы с концами. От такой финансовой политики откуда взяться деньгам на науку, образование, медицину, Вооруженные Силы?!

При этом «гаранта» Конституции и основных прав граждан нисколько не смущало демонстративно-циничное поведение губернатора Чукотки Р. Абрамовича, нефтяного и газового короля одновременно, который себе на потеху прикупил на российские миллиарды английский футбольный клуб «Челси». Владеющему эскадрой самых современных и дорогостоящих в мире яхт губернатору Чукотки президент и правительство сделали еще один подарок. Они в лице ОАО «Газпром» скупили у Абрамовича принадлежащую ему компанию «Сибнефть» за 13 млрд. долларов США, хотя он в свое время приобрел ее у государства за сумму, не превышающую 100 млн. долларов, не сделав впоследствии никаких существенных вложений в ее развитие. От этой аферы века денег хватит всем ее организаторам и исполнителям.

И это происходило в то время, когда страна каждый год уносила на кладбище более двух миллионов своих граждан, умерших от массовых заболеваний, нищеты и голода, нехватки лекарств, от отвратительного медицинского обслуживания… За время путинского правления совокупные демографические потери превысили семь миллионов человек.

Однако было бы неправильным утверждать, что президент не знал об этой национальной катастрофе. Знал, говорил о ней почти в каждом послании Федеральному Собранию, но не более того. Страна продолжала вымирать, а эффективных мер по спасению людей не было.

Для В. Путина важнее не человек, а незыблемость частной собственности, крупного капитала, который и поставил его на вершину власти. Какой же надо обладать бесчеловечностью, чтобы на вымирании страны обеспечивать колоссальное богатство и развращение небольшой кучки олигархов? Ведь всем очевидно, что эти капиталы не заработаны трудом, что национальные богатства с помощью власти присвоены, что природные ресурсы, достояние всего народа, нещадно эксплуатируются.

Конечно, сторонники Путина могут возразить, сославшись в качестве примера на привлечение к уголовной ответственности олигарха Ходорковского. И это будет неудачный пример, который, скорее всего, подтверждает обратное, цинизм В. Путина. Ведь уголовное дело в отношении М. Ходорковского – отвлекающий маневр и обман народа. «Войну» с олигархами превратили в наказание строптивого. На место М. Ходорковского пришли десятки ему подобных, ибо власти ударили не по причинам появления все пожирающего капитала, а по одному из его представителей.

Ельцинско-путинское правление – это хищнический передел и грабеж собственности, за которыми забыли о промышленности, науке, энергетике. Спохватились тогда, когда многие разрушительные процессы стали переходить в необратимые. Страна, некогда великая энергетическая держава, теперь не может осветить и обогреть свои города. Постоянно растет объем неудовлетворенных заявок на техническое присоединение к электросетям, который равнозначен полутора объемам максимальной нагрузки Санкт-Петербурга, что равно более 660 тысячам неосвещенных квартир или около 5 млн. тонн непроизведенного алюминия.

Продукция высоких технологий в экспорте России составляет не более 0,5 процента. Для сравнения: в США – свыше 40 процентов, в Германии, Японии – не менее 30 процентов. В мире существует двадцать пять технологий, которые будут определять лицо цивилизации в XXI веке. Из них семнадцать принадлежат США, семь – Японии и только одна – России. Даже на внутреннем рынке отечественные технологии составляют всего 3,5–4 процента от всех используемых технологий.

* * *

Такое положение напрямую связано с состоянием образования в нашей стране. С первого места при Советском Союзе мы скатились на шестьдесят второе место в мире. Сейчас только 15–17 процентов россиян имеют высшее образование. Однако известно, что для нормального поступательного развития экономики, базирующейся на высоких технологиях, необходимо, чтобы 80–90 процентов взрослого населения имели высшее образование.

Если есть проблема, ее надо решать. Что же для этого предложила России путинская команда? Законопроект «Об автономных учреждениях», против которого выступили большинство ректоров высших учебных заведений, профсоюз работников народного образования и науки страны, Российская академия наук. С критикой законопроекта выступили и депутаты от оппозиции. Но, несмотря на столь внушительный голос протеста, фракция «Единая Россия» вместе с жириновцами протащили проект, основная суть которого сводится к тому, чтобы снять с государства обязанности гарантированного финансирования бюджетных учреждений, и в первую очередь образования и науки. Само образование постепенно перестает быть бесплатным, становясь доступным только для богатых людей. И это еще один путинский удар по стране, ее цивилизации и культуре, по развитию высоких технологий.

По оценкам специалистов, лишь за первую половину девяностых годов из России выехало около 80 тысяч ученых, в их числе и будущий лауреат Нобелевской премии. При путинском правлении утечка мозгов не сократилась, ибо мало что было сделано для развития науки. Путин не смог понять, что в XXI веке интеллектуальный и информационный капитал станет в экономике определяющим фактором, а у государства возрастет роль новых функций, связанных с развитием науки, образования, культуры и здравоохранения. Поэтому он со своей командой оставил Россию без надежного будущего. Его правление можно оценить и как потерянные для страны годы, и как осознанное разрушение ее базисных устоев.

При Путине продолжил деградировать военно-промышленный комплекс, который сегодня способен производить чуть более половины комплектующих изделий для вооружения и военной техники. Этим, пожалуй, сказано все.

На последнем издыхании сельское хозяйство, страна лишается своей продовольственной безопасности, и кормить Россию по своему усмотрению и желанию вскоре станет зарубежный сельхозпроизводитель. На закупку за рубежом сельхозпродуктов – в основном низкого качества и вредного для здоровья людей – мы ежегодно тратим 15–18 млрд. долларов, огромные деньги, которые позволили бы за небольшой период времени поднять наше село с колен.

Одна из главных проблем – это катастрофическая утрата на селе производительной силы. И трудно было понять В. Путина, когда он говорил о проживании в сельской местности 40 миллионов граждан как о надежном факторе. Цифра названа правильно, но, видимо, Путин не знал, что скрывается за ней. Почти половину сельского населения составляют пенсионеры, инвалиды и, к сожалению, деградировавшие от алкоголя люди. Трагично, но это факт.

Чтобы оздоровить ситуацию на селе – мало только лишь вкладывать деньги в аграрную индустрию, необходимо восстанавливать социальную сферу, создавать нормальные бытовые условия для жизни молодежи. А на это, как сейчас опять утверждает правительство, достаточных денег, даже в рамках национальных проектов, нет.

Россия в своем развитии на десятилетия злонамеренно отброшена назад, и сделано это руками ее правителей, внутренней, пятой колонной.

* * *

Здесь снова приходится задумываться над постоянным вопросом: почему выбор Б. Ельцина в 1999 году пал на В. Путина? Преемник не был блестящим разведчиком, большим юристом, не обладал он стратегическим мышлением и государственной мудростью. И до этого ни в чем себя не проявил. И все-таки выбор остановился именно на нем. Если Б. Ельцин опасался выдвигать на управление государством сильную и самостоятельную личность, способную существенно скорректировать его же разрушительные реформы, то и Запад, которому Россия нужна лишь в качестве сырьевого источника и свалки вредных отходов, тоже знал, какой российский престолонаследник придется к их двору. К тому же западные политики боялись и до сих пор боятся возрождения союзного государства в любых его формах.

Так желания Б. Ельцина и Запада совпали, и В. Путин полностью оправдал их надежды. Россия продолжает оставаться второсортным государством. Приостановлено и дальнейшее развитие, оформление союза с Белоруссией. В. Путин и его команда поставили перед президентом А. Лукашенко просто неприемлемые условия, и, конечно, они были отвергнуты. Одним из них является приватизация крупнейших белорусских промышленных гигантов, таких, как автомобильный и тракторные заводы, Витебский нефтеперерабатывающий комбинат и другие. Цель одна: после приватизации уникальные объекты будут скуплены, перейдут в чужие руки, в руки крупного российского и иного зарубежного капитала, и тем самым будут подорваны государственность и независимость Белоруссии, позиции ее президента.

Но этим давление на Белоруссию не ограничилось. Российский «Газпром» по указке Кремля решил пойти на беспрецедентный шаг по отношению к братскому союзному государству – увеличить в три раза цены на газ, поставляемый в Белоруссию, и тем самым поставить на колени ее экономику, да и социальную сферу. А Министерство экономического развития и торговли, возглавляемое Г. Грефом, направило руководителям регионов России указание не закупать белорусские товары.

Если глубоко вдуматься, то все названное вписывается в американскую политику удушения суверенной страны, которая, отказавшись от губительной приватизации, дикого рынка, развивается самыми быстрыми темпами на всем постсоветском пространстве. Белоруссия – единственная из числа бывших союзных республик в промышленности, сельском хозяйстве, в социальной сфере перешагнула рубежи начала 90-го года прошлого века. Это больше всего и раздражает ее врагов. Кремлевская команда взяла на себя роль душителя братского нам славянского государства.

* * *

К особым заслугам Путина нередко относят его реформы в сфере государственной власти, муниципального управления. Но констатация самого факта реформ не отвечает на главный вопрос об их полезности для общества и государства, об их прогрессивности и своевременности. Реформы во многом оказались ради реформ и не дали серьезного положительного результата.

Их провальный исход явился следствием слепого копирования западных моделей, слепого перенесения их сути на тело российского общества, что, если образно говорить, кроме злокачественной опухоли, ничего иного вызвать не могло. В. Путин и его окружение не учли российских традиций, отечественного уклада жизни, того, что сама Россия представляет собой особую цивилизацию и перелицевать ее на французский, бельгийский, немецкий манер невозможно. Однако и западный опыт, как представляется, был изучен поверхностно, что в совокупности с плохой реализацией и дало отвратительный результат.

Несомненно и то, что самое благое устремление в реформах, в чем есть сомнение, неизбежно бы разбивалось о Конституцию страны, написанную в спешном порядке под первого президента Б. Ельцина. Она, Конституция, дала огромные возможности по демонтажу прежней советской системы, заодно лишив народ активного участия в управлении государством и обществом. В. Путин своими последующими законодательными предложениями усугубил ситуацию и еще дальше удалил народ от власти. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на его законодательную инициативу, под аплодисменты поддержанную в Федеральном Собрании представителями «Единой России», о фактическом назначении им самим, а не через прямые выборы народом глав исполнительной власти субъектов России. Выдвигая такую законодательную инициативу сразу после трагических событий в Беслане, Путин преподнес это как ответ террористам. Конечно же, ни о какой адекватности здесь говорить не приходится.

Уместно отметить и то, что после нового порядка формирования губернаторской власти Совет Федерации фактически утратил свою легитимность, связь с народом. Половина его членов – это представители, направленные региональными руководителями, которые, заметьте, сами уже не избираются народом. Тогда кого представляют члены Совета Федерации, из чьих рук они получили полномочия? От кого угодно, но только не от граждан страны, единственного источника власти. Считаю поэтому, что Совет Федерации должен формироваться путем выборов, а нынешний состав до их проведения обязан прекратить работу. Это позволит в значительной мере ослабить коррупцию в российском парламенте.

В правлении Путина отчетливо прослеживается стремление прослыть великим реформатором. Поэтому, видимо, одно «судьбоносное» предложение следовало за другим, и общество уже не в состоянии было осознать происходящих процессов и двигалось по инерции, но не по восходящей, а по кругу, с большими провалами вниз. Может, в этом тоже был смысл путинского правления? Запутать, ошарашить, измотать и подавить тем самым всякую сопротивляемость режиму. Народ уже «зареформировали». Он стал бояться всяких перемен, в том числе и разумных. Поэтому главной целью В. Путина, как и его предшественника, были не созидательные изменения, не реформа в истинном ее понимании, а власть, ее удержание в своих руках, чтобы не дать ни малейшего шанса кому-нибудь ее перехватить.

Сторонники Путина, не уставая, твердят о его стремлении побыстрее уйти от советских, социалистических традиций. Но в советской системе было больше положительного. И от того опыта нельзя отказываться. Однако постоянному перекраиванию подвергалось уже ельцинское, а теперь подвергается и путинское творение. Идет третья волна муниципальной ломки, которая также обречена на провал, но посадит на шею народа многотысячную армию новых чиновников. И не только из-за нереалистичности поставленных целей, а в первую очередь из-за того, что ельцинская Конституция «оборвала» государственную власть на уровне республики, края, области. А ниже, в городе, районе, где живут, работают люди, где реальная экономика, социальная сфера, там разумного и оптимального государственного воздействия нет. А без этого Россия не сможет развиваться.

Свои изменения госаппарата В. Путин начал с ликвидации уже в первые дни своего правления таких важных, жизненно необходимых федеральных структур, как Министерство по национальным вопросам, двух федеральных Комитетов по делам молодежи и Севера. Однако последующие события в стране, и особенно на Северном Кавказе, массовые безработица и наркомания среди молодежи, распространенность правонарушений в ее среде заставили В. Путина признать ошибочность своего решения. Появилось Министерство по национальному и региональному развитию, было создано Федеральное агентство по делам молодежи и спорту. Но общество уже понесло огромные людские, материальные и моральные потери. Только за последние пять лет из Мурманской области выехало более 106 тысяч жителей. Оголяются северные и восточные территории, богатые природными ресурсами, благодаря которым и живет страна.

* * *

Уместно отметить еще одну важную особенность: у Путина в силу его неподготовленности и отсутствия стратегического мышления не было и нет глубоко продуманной, взаимоувязанной в основных положениях программы радикального реформирования власти и общества. Даже и после всех лет своего правления он так и не понял, что вывести экономику из тяжелейшего состояния невозможно без государственного регулирования. Как это делали в США в годы Великой депрессии, чуть раньше в СССР, а затем в Германии, Китае, Японии и других странах. Путин и его команда, опасаясь возрождения советской системы, предпочли ей дикий рынок, криминальную экономику.

Конечно, можно и так, авось через несколько десятков лет общество само выйдет на какой-то разумный вариант. Но не слишком ли большую цену мы уже заплатили и еще заплатим за некомпетентность и безответственность путинского правления, ведь балансировать приходится на грани самосохранения… Без мощного государственного сектора в экономике нельзя стабилизировать всю ситуацию на Северном Кавказе и сохранить его в составе России. События последних лет – наглядное тому подтверждение. А как бороться с многомиллионной безработицей, с наркоманией, принявшей чудовищные масштабы, пьянством, детской безнадзорностью? Без создания хорошо отлаженной государственной производственной, лечебной базы, сети учебных и воспитательных учреждений искоренить эти опасные явления не удастся.

Путин и его команда до сих пор находятся в плену ложной догмы, что частная собственность является панацеей от всех бед, что без нее нельзя выстроить нормальные рыночные отношения. В этом они непоколебимы, хотя страну захлестнули массовые злоупотребления и социальные конфликты. Они и дальше продолжают транжирить оставшуюся государственную собственность, вместо того чтобы эффективно ею управлять, организовывать на ее основе надежное производство по решению общенациональных вопросов. Приватизация – удобный момент нахождения во власти: ни за что не надо отвечать, достаточно лишь, уподобившись бухгалтерам, считать деньги.

Что касается частной собственности. Она, конечно же, имеет право на свое существование. Но и государство не должно стоять на коленях с протянутой рукой и зависеть от нее. А пока приходится констатировать, что государство убежало не только из экономики, но уходит из других традиционных сфер, уступая свое законное место многим отраслевым, финансовым структурам и даже криминальным группировкам.

* * *

Не хочу быть предвзятым, но В. Путину не удалось решить ни одной сложной задачи, стоящей перед Россией. Заявок на реформы было много, но суть одна. Они в силу своей несостоятельности, а в чем-то и незавершенности так и не позволили России вырваться из жестких тисков, выйти на широкую столбовую дорогу в своем развитии. Хотя его сторонники и он сам считают, что страна избавилась от сепаратизма, от задержек по выплатам заработной платы, стабилизировалась политическая ситуация.

Трудно с этим согласиться, а тем более брать в заслугу ликвидацию задолженностей по заработной плате. Все-таки не при крепостном праве живем, хотя и задолженности пока явление не редкое. Болезни общества не лечатся, они загоняются вглубь, смертельно поражая еще живой организм. С Кавказа усилился отток русского населения, а Приморье настойчиво осваивают китайцы. Их экспансия грозит отторжением от России всего края. Такая же неблагополучная ситуация складывается в Астраханской области. Очередные столкновения на национальной почве между коренным населением и выходцами с Кавказа, произошедшие в городах Кондопоге, Москве, Самаре, Омске, ряде других мест, со всей очевидностью высветили серьезные провалы в национальной политике, проводимой Путиным.

Общество захлестнула наркомания. По данным МВД РФ и Комитета по наркоконтролю, количество лиц, употребляющих наркотики не в медицинских целях, за последние пять лет увеличилось почти в два раза и достигло шести миллионов человек. Губительной явью стали многие болезни, от которых мы в СССР избавились в начале 70-х годов прошлого века. В стране – семьсот тысяч бездомных сирот. Это в разы больше, чем их было в послевоенные годы.

Невиданных размеров достигло нравственное разложение общества. Оно все больше обнажает свои низменные чувства и инстинкты. И это явление тоже закономерно, коли мерилом человеческих ценностей власть навязала денежный мешок, а главным принципом жизни – обогащение любыми средствами. Героями нашего времени перестали быть учитель и врач, ученый и строитель, те, кто кормит и обогревает страну. Им на смену пришли откровенные бандиты, новые «паханы», политические и обыкновенные проститутки, во многом развращенный «творческий бомонд». Проще восстановить экономику страны, построить заводы и дороги, чем вернуть в общество духовность, нравственные устои, такие незаменимые ценности, как совесть, чистота поступков и поведения, сочувствие и соучастие в беде, справедливость. Без них общество, расколотое на экономические группы и индивидуумы, погрязнет в противоречиях и межличностных конфликтах.

В. Путин не смог остановить вал преступности, которая уже оборачивается национальной катастрофой. Человеческая жизнь, здоровье россиян перестали быть ценностью, государственная власть не гарантирует и не обеспечивает главное право человека – право на жизнь. Только умышленных убийств совершается в год свыше тридцати тысяч. Это в два раза больше, чем в Советском Союзе в 60 – 80-е годы. По числу насильственных смертей, включая убийства, самоубийства, гибель от несчастных случаев, отравлений и дорожно-транспортных происшествий, Россия стабильно занимает одно из первых мест в мире.

Преступный мир также не стоит на месте, он уже решает свои возросшие интересы путем убийства губернаторов, мэров, министров, прокуроров. Он фактически захватил власть во многих городах и селах и управляет ими. Граждане России, руководители хозяйствующих субъектов, потеряв доверие к судам и правоохранительным органам в разрешении конфликтов и споров, обращаются за помощью к криминальным авторитетам. В стране функционирует еще одна квазисудебная ветвь, но уже не государственная, а в виде теневой юстиции.

Коррупция, как ржа, поразила всю государственную и муниципальную власть. Россия по продажности своих чиновников занимает 162-е место в мире, находясь в ряду самых неблагополучных государств. В этом прямая вина Путина, ибо он не проявил должной политической воли в очищении власти от чудовищного разложения, да и сам не стал образцом чистоты и примером для подражания. Не случайно его указ о порядке подбора кандидатов на должность глав исполнительной власти в народе окрестили бизнес-проектом Кремля.

* * *

В. Путин никогда не боролся с коррупцией, в лучшем случае он имитировал борьбу с ней. Причиной тому – его отягощенное прошлое и весьма близкая связь с крупным капиталом. В 2003 году он обнародовал указ о создании при себе Совета по противодействию коррупции. Его руководителями были назначены Председатель Госдумы Г. Селезнев и Председатель правительства М. Касьянов, чья репутация как управленца всегда вызывала сомнения. Совет фактически не провел ни одного заседания. Оба сопредседателя в ранее занимавшихся ими должностях стали бывшими, а Совет так и не приступил к работе.

Коррупция продолжала процветать, и не только по изложенным обстоятельствам. Она во многом базируется на искаженном порядке формирования руководства президентских, федеральных структур власти и управления по принципу личного знакомства, личной преданности, кумовства и угодливости. Назначение на высокие должности в основном из «питерских» стало оскорбительным для всей остальной России, которая располагает множеством талантливых и мудрых управленцев, способных привнести в федеральный Центр опыт, знания об особенностях регионов страны. Но они не «питерские», их не пускают в большую политику.

2006 год был отмечен наибольшей активностью прокуратуры в пресечении казнокрадства, должностных преступлений. Последовало возбуждение серии уголовных дел, начались громкие судебные процессы. Генеральный прокурор В. Устинов публично заявил, что организованная преступность выстроила свою вертикаль, а органы власти погрязли в коррупции. Признание правильное. Им Генеральный прокурор дал оценку не только плохой работы правоохранительных органов, но и всему путинскому правлению.

Как оказалось, В. Устинов воспринял заявления Путина об усилении борьбы с коррупцией искренне, как руководство к действию, и поплатился за это должностью. Кремль испугался активности прокуратуры. Испугалась и партия «Единая Россия», члены которой в основном и привлекаются к уголовной ответственности за взяточничество. Новый Генпрокурор Ю. Чайка уже не говорил о коррупции как о величайшем зле. В его выступлениях звучали установки на противодействие экстремизму, русскому фашизму и национализму.

Как было бороться с коррупцией, если руководители аппарата Путина зачастую являлись одновременно и руководителями различных советов директоров и правлений в промышленном и банковском бизнесе, словно их туда на откорм направляли? Это опасная смычка власти и капитала. Отсюда проистекают самые серьезные злоупотребления, протежирование и подкуп.

В. Путин несет прямую ответственность за то, что при его правлении так и не было создано развитых надежных механизмов государственного и общественного контроля за деятельностью лиц, находящихся во власти. А внесенный им законопроект о парламентском расследовании, одобренный послушным ему большинством в Федеральном Собрании, практически похоронил последние возможности депутатского контроля за чиновниками во власти. Достаточно отметить, что саму процедуру возбуждения парламентского расследования всегда можно утопить в различных согласованиях между Госдумой и Советом Федерации.

* * *

Как утверждают эксперты, на подкуп чиновников ежегодно используется сумма, равная примерно 1/3 расходной части федерального бюджета, львиная доля в ней принадлежит «теневой экономике», которая дает почти 40 % валового внутреннего продукта страны. Оборот этих денег фактически не контролируется и не отслеживается государством. В сфере «теневой экономики» отмываются и грязные доходы, используемые в последующем на взятки.

Принятый пять лет назад Федеральный закон о противодействии в легализации преступных доходов оказался неэффективным, повязал по рукам и ногам правоохранительные органы в противостоянии этому злу. И не случайно. Законопроект был подготовлен бывшим депутатом Госдумы А. Шохиным в соавторстве с банковскими работниками. Госдумой был проигнорирован мой альтернативный законопроект о «противодействии в легализации незаконно нажитого». Одно из главных расхождений в проектах: в шохинском – «преступные доходы», в моем – «незаконные». По шохинскому варианту: нельзя препятствовать отмыванию до тех пор, пока не будет установлена преступность деяния, пока не будет приговора. На это уходят годы. Конечно, от имущества и денег ничего не остается.

Шохин полностью вывел из-под ответственности банки, отмывающие деньги, ибо наше законодательство не предусматривает уголовного наказания в отношении юридических лиц. Мой законопроект предлагал противостоять отмыванию любых грязных доходов, полученных незаконно, в том числе и преступным путем, любыми физическими и юридическими лицами. Надо в срочном порядке внести существенные изменения в действующий закон или отменить его, приняв новый, с иной концепцией противодействия отмыванию незаконно полученных доходов.

Следует заметить, что подобные вопросы занимают многих людей. О коррупции и мерах по ее обузданию сегодня говорят почти все, и даже сами жулики, казнокрады и мздоимцы, но со своих позиций, со своими оценками и интересами. Смею утверждать, что масштабы российской коррупции таковы, что она реально стала национальным бедствием, в отношении ее необходимо принимать жесткие и радикальные меры.

Однако замечу, что в России больше говорят и совершенно мало делают для пресечения этого зла. Видимо, тоже не случайно. Если бы соединить всю человеческую энергию, потребляемую на разговоры, заявления, диспуты и т. д., и направить ее на конкретную борьбу с коррупцией, то от нее мало бы что осталось. Не хочу быть голословным. Сошлюсь на факты.

11 мая 2006 года В. Путин обратился с очередным посланием к Федеральному Собранию Российской Федерации. С одной стороны, по утверждениям Путина, успешно реализуются национальные проекты, с другой – низкий уровень доверия граждан к государственной власти, погрязшей в коррупции, и к крупному бизнесу, которые не оправдали надежд, возникших у миллионов людей в начале 1990-х годов. Такая оценка, в первую очередь, связана с тем, что представители власти и бизнеса, как выразился президент, «пренебрегая нормами закона и нравственности, перешли к беспрецедентному в истории нашей страны личному обогащению за счет большинства граждан».

Казалось, власти и бизнесу вынесен суровый приговор, за которым должны последовать не мнимые, а реальные жесткие меры, в том числе и по определенному изменению государственного устройства, форм собственности и присвоению произведенного национального продукта. Но нет, ничего подобного не последовало, все осталось в прежнем состоянии.

Между тем, коррупция получила наибольший размах за последние 10 лет. В этот период были подобраны и расставлены министры, руководители иных федеральных ведомств и департаментов, определен губернаторский корпус, сформированы суды различных уровней, высшее руководство прокуратуры, следственных подразделений, то есть те люди, при власти и во власти которых и произошел расцвет коррупции. Одни стали откровенными предателями государственных интересов, другие не смогли этому воспрепятствовать.

Это огромная чиновничья инертная масса, которой невозможно или весьма трудно задать новое направление в движении. Она-то фактически и стала завалом на пути обнародованных президентом предложений.

Власть, во многом отказываясь выполнять свои прямые обязанности, резко стала деградировать. Рубль для определенной категории людей оказался не заработанным, а присвоенным, и это развращение достигло невиданных доселе масштабов. В России произошла утрата многих нравственных ценностей и устоев.

Мы пока констатируем, что большинство людей с осуждением относятся, например, к взяточничеству. Это хорошо. Плохо другое – опять-таки большинство в обществе считают взятку самым эффективным способом решения вопросов, возникающих у людей во всех сферах жизни. В стране нет и, думаю, долго не будет обстановки всеобщей нетерпимости к мздоимству. В этом во многом виновато государство, которое нередко само провоцирует чиновников на поборы. Давайте вспомним еще недавние времена, когда месяцами не выплачивалась зарплата сотрудникам милиции, учителям, врачам, аппаратным работникам. Нельзя забывать и о тех мизерных окладах, которые являются просто унизительными.

Необходим комплекс мер по государственному и общественному контролю за поведением чиновника. К сожалению, этот механизм пока не выработан. Я достаточно критически отношусь к национальному плану противодействия коррупции, обнародованному летом 2008 года. Он больше по форме напоминает мне ведомственный план Генпрокуратуры, МВД или Минюста РФ. К тому же в нем отсутствует основная концепция – неукоснительное соблюдение законов всеми, от рядового гражданина до президента страны. А без этого план – не план, а механический, схоластический набор мер. К тому же он пронизан идеей, что коррупция якобы находится где-то в низах и именно там надо с ней бороться, но не в верхах.

Это совершенно неверный взгляд, и я уверен, что со мной согласятся многие. Смею утверждать, что власть, коррумпированная снизу доверху, сама с собой бороться не будет.

* * *

Теперь о российских законах, направленных на усиление противодействия коррупции. Традиционно мы начинаем говорить о Конституции Российской Федерации, потом приводим законы, регулирующие порядок прохождения государственной службы, о судоустройстве, прокурорском надзоре, называем уголовный и административный кодексы, иные законодательные акты, ведомственные нормативные документы и многое другое. А теперь у нас есть специальное законодательство по противодействию коррупции. Законодательных, нормативно-правовых актов тьма, а коррупция как процветала, так и продолжает процветать.

Почему? Ответ на поверхности. Во-первых, как уже отмечалось, продажный чиновник никогда не обеспечит неукоснительного исполнения законов. Во-вторых, по злому умыслу тех же чиновников из президентских, правительственных структур, некоторых народных избранников многие российские законы несовершенны. Они – полумеры и даже хуже того в предупреждении беловоротничковой служебной преступности.

Из этого следует один очень важный вывод – без великой кадровой революции невозможно нанести ощутимый удар по коррупции.

Обратимся к Основному закону страны. Его отдельные конструкции, на мой взгляд, носят незавершенный характер, а сам закон, ориентированный в своей сути на демонтаж прежней системы, так и не стал надежной базой для развития истинного народовластия.

Совет Федерации систематически потрясают коррупционные скандалы. Не в последнюю очередь и потому, что он формируется не путем прямых тайных выборов всем населением страны. В нем находятся представители руководителей исполнительной власти субъектов Федерации и «посланцы» законодателей тех же регионов. Их выдвижение в Совет Федерации фактически происходит кулуарно, зачастую по подсказке из Кремля, а побудительными мотивами назначения нередко становятся корыстные интересы отдельных должностных лиц. Вот почему представителями республик, краев, областей в Совете Федерации нередко становятся люди, ранее не имевшие никакого отношения к региону.

И еще один серьезный конституционный изъян – концентрация огромной власти в руках президента, власти, переходящей в абсолютизм. Этим, несомненно, злоупотребляют люди из его окружения.

Процедура отрешения президента от занимаемой должности за неблаговидные поступки, предусмотренная ст. 93 Конституции РФ, является громоздкой и фактически нереализуемой. Отсюда проистекают бесконтрольность и вседозволенность. А где есть безответственность, безнаказанность, там и разложение власти.

Конституция не содержит положений об императивном мандате, о праве избирателей заявить о досрочном прекращении полномочий депутата Госдумы. Само Федеральное Собрание фактически лишено какого-либо контроля за исполнительной властью. Не надо обманывать себя, что оно контролирует правительство во время принятия, исполнения федерального бюджета. Не контролирует!

Очевидно разрушает независимость прокурорского надзора и та часть ст. 129 Конституции РФ, где закреплено, что прокуроры республик, краев, областей, Москвы и Санкт-Петербурга назначаются Генеральным прокурором РФ по согласованию с субъектами Федерации, в том числе и главами исполнительной власти.

* * *

В этих условиях специальное законодательство по противодействию коррупции просто необходимо, хотя, повторюсь, по сравнению с началом 90-х годов у нас есть законы, регулирующие порядок пребывания на служебной стезе, законы о судопроизводстве, а также законы, регулирующие ведомственную деятельность, есть Административный, Уголовный кодексы и т. д.

Необходимость в специальном законодательстве проистекает из того, что оно является базой, вокруг которой и на основе которой должны разрабатываться и приниматься все правовые нормы по противодействию коррупции, и в первую очередь те, что в сути своей носят предупредительный характер. Применение Уголовного кодекса – это последнее воздействие, к которому прибегают только тогда, когда не сработали все остальные меры. К сожалению, у нас в стране все наоборот, на первое место вышли уголовно-репрессивные формы предупреждения зла.

Мы должны иметь специальное законодательство, ибо этого требуют и международные конвенции, к которым Россия присоединилась.

Если говорить о содержании президентских инициатив, то они какой-либо радикальности не несут. Закон о противодействии коррупции содержит определение коррупции и предусматривает в обязательном порядке внесение деклараций о доходах для всех чиновников и еще раз закрепляет понятие конфискации имущества виновных лиц. Внесены изменения в закон о правительстве, обязывающие всех членов правительства представлять декларации о своих доходах.

Два других закона приняты в связи с ратификацией Конвенции ООН об уголовной ответственности за коррупцию от 31 октября 2003 года. Они уточняют порядок прохождения службы в правоохранительных органах, в прокуратуре и на судебном поприще, уточняют порядок внесения деклараций о доходах, наделяют финансовые, оперативные службы дополнительными полномочиями по проверке достоверности заявленных деклараций и по отысканию имущества, незаконно нажитого или не указанного в декларациях.

При обсуждении законопроектов в первом чтении споры развернулись по ряду существенных моментов. Например, по кругу лиц, которые обязываются представлять декларации. Президент ограничился чиновниками, их супругами и несовершеннолетними детьми. Считаю, что декларации должны подаваться в обязательном порядке супругами и в отношении всех лиц, находящихся на иждивении государственного и муниципального служащего. Социальное положение несовершеннолетнего ребенка мало чем отличается по доходам от студента вуза или иного учебного заведения.

Такая поправка мною была внесена ко второму чтению по законопроектам, но она не нашла поддержки у нынешнего думского большинства в лице фракции «Единая Россия», и прошел президентский вариант.

Состоялась большая дискуссия по самому понятию «конфискация имущества». В законопроекте оно сводилось к изъятию только незаконно полученного, в том числе и от ценных бумаг, запущенных в оборот чиновником.

Моя позиция заключается в другом. Конфискации подлежит все имущество виновного лица, за исключением того, что остро необходимо для проживания находящихся на его иждивении несовершеннолетних детей, престарелых родителей и инвалидов. Иными словами – конфискацию надо рассматривать как дополнительное наказание. Только тогда можно получить реальный успех в противодействии коррупции.

Однако опять это предложение не нашло поддержки у того же думского большинства. Как и предложение о недопустимости нахождения в правительстве лиц, состоящих в любом родстве, поправки об увеличении составов преступлений, в которых предусматривалась бы конфискация имущества, в первую очередь за преступления, совершенные в финансовой, банковской и хозяйственной сферах.

* * *

Не в последнюю очередь уровень коррупции зависит и от работы правоохранительных органов, судебной системы. А здесь, как говорится, вопросов хоть отбавляй. Беспокоит укоренившаяся торговля сотрудниками профессиональными интересами, низкий уровень подготовленности следственных кадров, разобщенность, постоянные конфликтные ситуации между руководством следственных подразделений и прокурорами.

Я был и остаюсь противником создания Следственного комитета при прокуратуре РФ. Это стратегическая ошибка, которую допустили в первую очередь президент и Федеральное Собрание. Следствие фактически поставили над надзором, а это всегда сопряжено с печальными последствиями. Они уже есть. Тысячи людей незаконно арестованы. Однако ошибку в какой-то мере можно исправить, вернув прокурору полномочия по отмене незаконно принятых следователями процессуальных решений.

Я против образования единой федеральной следственной службы. Ее создание неизбежно вызовет новые противоречия в правоохранительной системе, конфликтность и волокиту в реагировании на совершенные преступления, безответственность ведомств в предупреждении правонарушений. К тому же Следственный комитет при МВД России уже и сейчас расследует более 80 % уголовных дел.

Как компромиссный вариант можно рассмотреть вопрос о передаче по подследственности в МВД всех дел о посягательствах на жизнь и здоровье граждан. За прокурорскими же следователями необходимо сохранить расследование дел о должностных преступлениях, о преступлениях, совершенных судьями и работниками правоохранительных органов, прокуратуры.

Заметим, что в последнее время ограничения в отношении граждан, к сожалению, стали более массовыми. Причин тому много, остановлюсь лишь на некоторых.

По ранее действовавшему законодательству, если не брать во внимание некоторые трагические периоды жизни общества и государства, можно сказать со времен судебной реформы Александра II, главной целью и обязанностью судебного рассмотрения считалось установление истины, поиск правды. Ныне же – чуть ли не создание судом равных условий для спорящих сторон, для обвинения и защиты. Мы хорошо знаем, что в споре истина не только рождается, она может в нем и утонуть. Особенно при пассивной роли судьи в процессе.

К сожалению, на законодательном уровне произошло и закрепление обвинительного уклона на стадии дознания и предварительного расследования, с чем мы в свое время активно боролись. Мы исходили из великого постулата, что следователь и дознаватель должны быть исследователями. В равной мере собирать доказательства как обвинения, так и оправдания, защиты невиновного лица.

Теперь все это перечеркнуто тем, что следователь и дознаватель включены в сторону обвинения (ст. 5 УПК РФ) и могут даже поддерживать государственное обвинение по находившимся в их производстве делам. Это неправильно – обвинять может только прокурор, но не следователь и не дознаватель.

По ранее действующему Процессуальному кодексу продлить срок содержания обвиняемого под стражей до 12 месяцев мог только Генеральный прокурор Советского Союза. И только после тщательного изучения материалов уголовного дела. Как правило, в Главное следственное управление Прокуратуры СССР вызывались заместители прокуроров республик, руководители управлений МВД СССР. Составлялись планы по выполнению следственных и оперативных мероприятий по уголовным делам, по которым возбуждалось ходатайство о продлении содержания обвиняемого под стражей. И лишь после этого можно было идти в кабинет Генерального прокурора за санкцией на увеличение срока ареста.

А что сейчас? Каждый федеральный судья, начиная от районного и городского уровня, имеет право продлить срок содержания арестованного до 12 месяцев, и, конечно, при отсутствии того порядка изучения уголовных дел, о котором говорилось. Вероятность ошибки увеличивается многократно. Поэтому каждый год из-под стражи освобождается около 3 тыс. арестованных за неподтверждением их вины.

Я вообще приверженец того, чтобы держать суд как можно дальше от предварительного расследования и дознания, чтобы он рассматривал дела по существу, будучи абсолютно не связанным позицией, высказанной по тому или иному вопросу во время следствия.

Например, как по жалобе или представлению прокурора суд может проверить обоснованность предъявленного обвинения? Ему все равно придется входить в оценку имеющихся доказательств. Одно дело – на первоначальной стадии следствия, дознания, а другое – на стадии их завершения. И в случае согласия с обвинением суд фактически может предопределить рассмотрение дела по существу.

Вот почему законодатель решил отказаться от судебных заключений при решении вопроса о возбуждении уголовных дел в отношении ряда должностных лиц или лиц, наделенных процессуальными полномочиями, перечисленных в гл. 52 УПК РФ, в частности адвокатов.

Изменение этого порядка возбуждения уголовных дел, на мой взгляд, будет способствовать и усилению борьбы с коррупцией.

* * *

Известно, что после создания Следственного комитета при прокуратуре РФ в июле 2007 года были внесены существенные изменения в процессуальное законодательство. В частности, в ст. ст. 38, 39, 146 УПК РФ однозначно было закреплено, что правом на возбуждение уголовных дел обладают 3 субъекта: орган дознания, дознаватель и следователь. И никто другой.

Кое-где решили подправить закон. Например, в Следственном управлении УВД Курской области издали инструкцию, согласно которой начальник следственного отдела следственной части был наделен правом на возбуждение уголовных дел. И тот воспользовался этим правом, возбудив несколько дел.

Постановления справедливо были обжалованы обвиняемыми. Районный суд, поддержанный прокурором, их жалобы отклонил. В таком же порядке их отклонили все судебные инстанции Курской области. Вот вам и судейская солидарность на стадии предварительного расследования. Доходит до цинизма. Надзорная инстанция областного суда, отклоняя очередную жалобу, в своем постановлении указала, что районный суд при рассмотрении дела по существу может принять иное решение. Полная деградация. Как его принять, если областной суд уже все определил, а нижестоящий суд не наделен правом на отмену решений кассационной и надзорной инстанции.

Но меня не меньше тревожит позиция прокуратуры области. Почему она согласилась с беззаконием? Почему она процессуальную норму принесла в жертву пресловутой «целесообразности»? Еще раз отмечу, что для прокурора и суда нет ничего превыше закона.

В хабаровских судах пошли дальше. Чтобы опорочить показания того или иного свидетеля, истребовали из УВД края справки о том, что лицо, дающее показания, является активным членом преступного сообщества, а потому его показаниям верить нельзя. Вот так, без суда и следствия, без вынесения приговора человека объявили участником преступного сообщества. Как от этого пахнуло далеким прошлым! Может быть, и «тройки» при МВД РФ скоро будут создавать?

Но ведь прокуратура края опять молчит.

Плохо, когда допускаются ошибки, но еще хуже, если в них начинают упорствовать, вместо того чтобы немедленно исправить положение, извиниться перед потерпевшим и возместить причиненный ему ущерб. И вовсе нетерпимо, когда руководители берут под защиту злостных нарушителей законности. Считаю, пусть лучше останется вакантным служебное место, чем его будет занимать нарушитель, нечистоплотный, непорядочный человек.

Что касается в целом судебной деятельности, то ее необъективность, возможности для злоупотребления служебным положением, на мой взгляд, были заложены базовыми законами о судоустройстве в России. Судебная система, сформированная по принципу замкнутого круга, в котором корпоративная солидарность стала подавлять все остальные принципы, оказалась без внешнего контроля. Пожизненность, несменяемость судей – это хорошо, но мы забыли о негативных моментах, позволяющих в условиях недостаточного контроля широко злоупотреблять судейской защищенностью.

В то же время судебная система является частью государственной власти. И сколько бы мы ни говорили о ее самостоятельности, она не будет независимой от государства. К сожалению, так уж сложилось в России, суды сначала обслуживают эту власть, а потом защищают интересы и права законопослушного гражданина, который, как правило, в споре с государством терпит поражение.

На мой взгляд, поиск гарантий объективности судебной системы следует искать в ее выводе из структур государственной власти. Она должна функционировать как независимая самостоятельная власть. Государство же должно обеспечивать ее финансирование и исполнение судебных решений. Такое предложение, которое выглядит неприемлемым только на первый взгляд, базируется на конституционных положениях, в частности, провозглашающих народ единственным источником и носителем власти. Он и должен формировать судебную власть, независимую от государственных органов.

* * *

Теперь о системе прокурорского надзора. Она должна создаваться также без всякого участия в этом президентской и исполнительной власти. Совет Федерации самостоятельно подбирает кандидатуру на должность Генерального прокурора РФ и назначает ее на пленарном заседании. Его заместители, члены коллегии Генеральной прокуратуры РФ назначаются и утверждаются опять-таки на пленарном заседании Совета Федерации по представлению Генерального прокурора. Назначение прокуроров субъектов Федерации осуществляется тем же Генпрокурором и согласовывается только с законодательными органами республик, краев и областей. Было бы предпочтительнее исключить вообще любое согласование.

Говоря о прокурорском надзоре, считаю необходимым отметить следующее: он должен быть объявлен высшим государственным надзором со всеми вытекающими последствиями. Знаю, есть противники, которые будут ссылаться на зарубежное право. Моя постановка вопроса основана на отечественной практике и истории. Предложение жесткое, но оно вынужденное. Прокурору необходимо вернуть право на принесение хотя бы надзорных протестов на вступившие в силу судебные решения и приговоры, право на возбуждение уголовных дел, отмену незаконных процессуальных решений, принятых следствием и дознанием. Одно это уже будет гарантом повышения дисциплины и ответственности за обоснованность и объективность принимаемых решений при отправлении правосудия. Необходима система взаимного контроля, тем более в этот сложный период, в котором оказалась наша страна.

Законодатель пошел на то, чтобы вернуть прокурору право на предъявление исковых заявлений в интересах граждан, если они касаются наиболее важных их прав в социальной сфере. Шаг сделан правильный, он позволит защитить миллионы людей от чиновничьего произвола.

Тяжкое предательство законности начинается с малого. Законность, особенно в прокурорской деятельности, не может быть подменена целесообразностью. Законность или есть, или ее нет. Прокурор должен помнить, что он служит народу и Отечеству. Политики, мэры, губернаторы, президенты приходят и уходят, а Россия остается. Власть в России принадлежит ее многонациональному народу, а не чиновникам, какой бы они высокий пост ни занимали.

С одной стороны, радует, что в отношении крупных должностных лиц возбуждаются уголовные дела по коррупции, с другой – огорчает то, что происходит это не потому, что они совершили преступления, а чаще всего по команде, после того, как эти лица становятся неугодными властям. Вот вам пример с бывшим губернатором Тверской области В. Платовым, которого в 2007 году привлекли к ответственности за то, что он несколько лет назад, до возбуждения дела, превысил служебные полномочия и причинил государству крупный ущерб. В правительственных кругах знали об этом давно, но дело возбудили только тогда, когда Платов ослушался федеральную власть и вопреки ее мнению вновь выставил свою кандидатуру на выборы губернатора области. Не пошел бы на выборы, уверен, ему не напомнили бы о его преступных деяниях и не привлекли к судебной ответственности.

Еще пример. Отправили в отставку губернатора Мурманской области тоже за злоупотребление властью. Возбудили уголовное дело по фактам большой давности, но только после того, как он на мартовских выборах 2009 года поддержал своего кандидата на должность мэра г. Мурманска вопреки мнению руководства партии «Единая Россия». Подобная практика является повсеместной, она отражает позицию официальной власти наказывать «проштрафившихся» только тогда, как они становятся ей ненужными, выбивающимися из общего строя.

Конечно, с таким подходом победить коррупцию не только сложно, а просто невозможно.

* * *

Я сторонник того, чтобы меры по предупреждению коррупции были всеохватывающими, жесткими, а действия решительными. У нас нет времени на раскачку, нужна реальная политика, а не увещевания и длинные речи с экранов телевидения. Коррупция представляет угрозу национальной безопасности. Она, как ржа, и дальше разлагает власть, все российское общество. Не нанесем ощутимого урона коррупции – не сможем реализовать ни одну социально-экономическую программу, ни один национальный проект.

По экспертным оценкам, коррупционный оборот денег в России колеблется от 240 до 300 млрд. долл. США. Это много, но опасность коррупции многократно увеличивается по причине совершения чиновниками предательских решений, которые могут нанести и наносят удар по национальному суверенитету и независимости страны. Не деньги, а именно разрушительные последствия от продажности чиновников должны в первую очередь волновать нас, хотя и криминальный оборот денег, ценностей – это тоже своего рода яркий показатель разложения российской власти.

Я вообще бы отметил, что существующая система хозяйствования, распределения и перераспределения произведенного продукта, система власти устроены так, что они, за небольшим исключением, не работают на российское общество.

В условиях, когда «теневая экономика» занимает почти 40 % в валовом внутреннем продукте страны, искать финансовую, материальную основу коррупции и организованной преступности нет необходимости. Они могут скупить всю государственную власть.

Выскажу свое опасение по поводу того, что новые усилия Президента России по противодействию коррупции могут свестись к формальному написанию деклараций о доходах, которые со временем станут опять предметом торга чиновников. Подчеркиваю, я сторонник принятия радикальных и незамедлительных мер, ибо кредит доверия народа к власти может иссякнуть, а сама коррупция опрокинет общество. Об этих мерах я упоминал в своих выступлениях в Государственной Думе.

Дополнительно отмечу, что государство должно взять на себя все расходы по обучению молодых специалистов для работы в судебной системе, правоохранительных органах и в иных органах исполнительной власти. Надо обеспечить идеальный подбор абитуриентов, бесплатное обучение студентов и выплату им стипендий с установлением определенных обязательств выпускников перед государством. Обучение на платной основе можно сохранить для финансовой, банковской, иной коммерческой деятельности, но никоим образом не для государственной службы.

Конечно, мне уже возразили по поводу всех этих моих предложений, заявив, что они не вписываются в российскую Конституцию. Но что делать? Смахивать пыль с Основного закона как со священной реликвии или все-таки защищать интересы страны, права и свободы честных людей? Ответ очевиден: защищать! Коррупция – это величайшее зло, и в борьбе с ним надо использовать все возможности, действовать решительно и бескомпромиссно.

* * *

Говоря об итогах пребывания Путина у власти, нельзя не сказать о проблеме безопасности России.

Геополитическая ситуация вокруг России складывается далеко не в нашу пользу. После распада Советского Союза даже Московский военный округ стал приграничным округом. На северо-западе Россия в силу потерь ряда территорий обрела размеры государства начала XVII века. Были утрачены огромные территории и на юго-востоке. Одновременно границы Российского государства опутаны военными базами агрессивного Североатлантического блока.

В связи с этим серьезную угрозу безопасности и обороноспособности России несет проволочка, явное затягивание правового оформления российско-белорусского союза, на чем я хотел бы остановиться чуть подробнее. Его отсутствие отрицательно влияет не только на развитие экономических, торговых отношений двух стран, но и на характер, дислокацию Вооруженных Сил России.

Путин явно игнорирует мнение парламента страны, который давно заявил о готовности полного юридического оформления Союза двух государств. К тому же следует напомнить, что Государственная Дума весной 1996 года денонсировала Беловежские соглашения, разрушившие Советский Союз. Однако Путин, как мы считаем, по указке администрации США, исходя из своих амбиций, сделал, кажется, все, чтобы вконец испортить российско-белорусские отношения.

Зато Путин с удивительной легкостью внес на ратификацию в российский парламент договор о сотрудничестве России с НАТО, подписанный еще Ельциным в 1995 году. Согласно этому договору, натовские войска как карательный инспекционный корпус могут промаршировать по России. Но даже Ельцин, одумавшись и осознав всю опасность соглашения, отказался вносить его на рассмотрение Федерального Собрания.

Внес Путин, тем самым фактически вталкивая Украину в НАТО. Там сейчас рассуждают так: если Украина суверенное государство, то и она, следуя примеру России, может заключить подобное соглашение с НАТО, что станет для нее юридическим прологом для вступления в агрессивный военный блок.

Президентская рать подсчитывает прибыль «Газпрома», других компаний от повышения цен на энергоносители, продаваемые Белоруссии. Сиюминутная выгода, может быть, и есть, но для кого? Для крупного капитала, и не более.

А надо подумать о национальных, а не «газпромовских» интересах и личных амбициях. А вдруг Белоруссия после Лукашенко заявит о своем вступлении в НАТО? Что после этого ожидает Россию, можно сказать уже сейчас: новые границы, новые системы ПРО, новое развертывание наших войск на западе и т. д. Колоссальные материальные и финансовые затраты, перед которыми «газпромовские» просто покажутся ничтожными. Считаем, что может потерять «Газпром», и тут же списываем долги в 10 млрд. долл. Ираку и 11 млрд. Афганистану, странам, оккупированным американцами. Фактически возмещаем за США ущерб от их военной агрессии. Как это все можно понять, взвесить на чаше политических весов?

Белоруссия – форпост нашей страны на западе. Этого не могут оценить или ограниченные, или откровенно настроенные против России люди. Путинское руководство осознанно наносит удар по безопасности нашей страны.

Глубоко заблуждаются те, кто считает, что нам сегодня никто не угрожает и война исключена. Напомню, что после Куликовской битвы Россия, Советский Союз провели в военном противостоянии и открытых войнах более шестисот лет. Нападали на нашу Родину и тогда, когда она была феодальной, и тогда, когда капиталистической, и тогда, когда социалистической. Всегда целью агрессоров были наша территория, национальные богатства страны и ее население.

Сегодня, в условиях капиталистической глобализации, схватки за обладание энергетическими и природными ресурсами, когда «золотой миллиард» жирует на эксплуатации и грабеже остальных пяти миллиардов человечества, именно Россия с ее природными ресурсами была и будет первоочередным объектом нападения. Почему? Ответ – на поверхности. Страна, занимающая 12 процентов суши планеты, на которой проживает 3 процента населения мира, располагает 22 процентами всех лесов, 20 процентами мировых запасов пресной воды, 16 процентами разведанных минеральных ресурсов, 32 процентами мировых запасов газа, 12 процентами мировых запасов нефти, 28 процентами мировых запасов угля, 36 процентами мировых запасов никеля, 40 процентами мировых запасов металлов платиновой группы…

Кто вероятный агрессор? Тот, кто в этих ресурсах нуждается больше всего. Это блок НАТО, основу которого составляют страны «золотого миллиарда» во главе с Соединенными Штатами Америки. Об этом надо говорить прямо.

Приведу и другие доказательства. Не кто иной, а блок НАТО отказался от роспуска после ликвидации Организации Варшавского договора. Нас всех должны глубоко тревожить и продвижение НАТО на восток, и окружение России кольцом военных баз, и ежегодный рост военного бюджета США, который составляет около полутриллиона долларов, и отказ США от взаимного с нами сокращения ядерных арсеналов.

* * *

Огромные, а порой и невозвратные потери мы понесли в военно-промышленном комплексе, который длительное время находится в состоянии существенного недофинансирования, а различные задолженности предприятий прошлых лет не позволяют им подняться с колен и стать прибыльными. Катастрофического уровня достиг моральный и физический износ научно-производственной базы «оборонки». Продолжается резкий отток высококвалифицированных специалистов. Средний возраст людей в науке ВПК составляет шестьдесят лет. А она, наука «оборонки», в СССР всегда находилась на передовых позициях и была генератором всей научной жизни страны.

Военно-промышленный комплекс подвергся жесточайшему расчленению и приватизации, искусственному банкротству и распродаже за бесценок, в том числе и зарубежным фирмам. Достаточно упомянуть о плачевной судьбе таких гигантов, как Балтийский завод, Уфимское моторостроительное производственное объединение, Уралмашзавод, Московский вертолетный завод им. М.Л. Миля, Воронежский завод «Электроприбор», Тульский ЦНИИ систем управления и многих других.

Иностранцы, к нашему стыду, имеют блокирующие пакеты акций в ОАО «АНТК им. Туполева», Саратовском ОАО «Сигнал», в ЗАО «Евромиль» и т. д. А совсем недавно немецкая компания «Сименс» скупила блокирующий пакет, 25 процентов акций, уникального российского объединения «Силовые машины»– гордости нашей страны.

Вооруженные Силы в ближайшее время станут испытывать дефицит в боеприпасах, а в случае крупномасштабной агрессии их запасов хватит, как утверждают специалисты, не более чем на два дня интенсивных боевых действий.

В этой связи весьма характерной является ситуация с банкротством ФГУП «Машиностроительный завод им. Ф.Э. Дзержинского» в г. Перми, занимавшегося изготовлением боеприпасов для военной авиации. За несколько лет у предприятия накопилась общая задолженность около 500 млн. рублей, в значительной мере опять по вине государства, не обеспечившего своевременного финансирования оборонного заказа. Инициаторами же банкротства стали не кто-нибудь, а муниципальное предприятие «Пермводоканал» и ООО «Новая городская инфраструктура Прикамья», дочернее предприятие водоканала. Их претензии составили не более 5 процентов всей кредиторской задолженности. Машиностроительный завод обладает значительным имуществом, обращение взыскания на малую часть которого в рамках исполнительного производства позволило бы удовлетворить просьбы заявителей в полном объеме. Но они отказались от этого, и определением Арбитражного суда Пермской области была начата процедура банкротства.

Такова действительность, при которой оказалось, что некому защитить государственные интересы. Министерство промышленности и энергетики расписалось в собственном бессилии, заявив, что вопрос о гарантиях Российской Федерации по обязательствам стратегических предприятий и организаций ВПК – исполнителей государственного оборонного заказа – в законодательном порядке не урегулирован. Вот и все. А почему не урегулирован, почему правительство не вошло в Госдуму с законодательной инициативой? Не успели или не захотели? Скорее всего, не захотели, ибо не все еще приватизировано и растащено.

Значит, пусть армия и флот останутся без оружия и без боеприпасов, пусть вся «оборонка» пойдет с молотка и пусть банкротят ее «прихватизаторы» под вывеской банно-прачечных комбинатов, туалетных служб и прочих бытовок?! И ведь нет никакой гарантии, что машиностроительный завод в конце концов не окажется в руках зарубежных фирм.

Подобного в нормальном государстве не происходит. Значит, наша государственная власть, мягко говоря, не способна управлять страной, и ее необходимо немедленно вместе с президентом и его преемниками убрать с политического олимпа, ибо такая власть ведет наше общество к большой беде.

* * *

Список потерь, утрат, разрушений и нереализованных возможностей можно продолжать долго. Вывод один – страна при Путине не продвинулась вперед. Наоборот, по многим ключевым направлениям она скатилась вниз. Тяжкие последствия от путинского реформирования уже проявляются сейчас, но в большей мере они дадут о себе знать, больно ударив по российскому обществу, в ближайшее время. Уже не отрицая этого, верные власти СМИ и доверчивый обыватель во всех просчетах и бедах стали обвинять всякого ранга несостоятельных управленцев, в том числе министров и все правительство. В этом ключе работает весь прокремлевский пропагандистский аппарат.

Но кто в этом виноват? В первую очередь – Путин, ибо он назначал министров, непосредственно руководил всеми силовыми структурами, спецслужбами, Минфином, Министерством экономики, МИДом. С него и спрос, коли нет команды единомышленников-созидателей. Вместо них – временщики, для которых Россия – полигон приложения своих сил в первую очередь для личного обогащения…

Теперь осталось ответить на самый последний вопрос: в чем же причина высокого рейтинга Путина и высок ли он на самом деле?

В. Путин без всякой застенчивости пользовался добротой и терпеливостью народа, играл на самых искренних чувствах людей, нещадно эксплуатируя мощный пропагандистский ресурс, особенно телевизионный. Каждый день на экране можно было увидеть хорошо срежиссированные встречи Путина с министрами. А вот он же – в кабине истребителя, стратегического бомбардировщика, а чуть раньше – на подводной лодке или управляет железнодорожным локомотивом, хотя управлять надо государством. А дальше Путин – за рулем легкового автомобиля, который в качестве подарка доставил в село пенсионерам. Обнимает ветеранов войны и тут же вместе с «Единой Россией» пытается снять со Знамени Победы историческую символику – серп и молот.

Мало было самого В. Путина – на экранах появлялась его собака, нельзя же отставать от американского президента.

В. Путин – популист, и таковым продолжает оставаться. Уберите Путина с телевидения, и народ быстро забудет о нем, ибо добрых больших дел от него он так и не дождался.

В. Путин во внешней и внутренней политике во многом повторил своего предшественника. Уже ясно: он оставит после себя тяжелое наследие, которое, несомненно, будет отягощено его преемником на президентском посту. Говорю об этом с тревогой и болью. В России назрела конституционная реформа, сутью которой должно стать широкое народное представительство в органах власти, возвращение страны к парламентскому управлению и упразднение поста президента.

Обвинительная речь против В.В. Путина на заседании военного трибунала Общероссийского офицерского собрания

Уважаемые боевые товарищи!

В соответствии с решением Общероссийского офицерского собрания, состоявшегося в феврале 2009 года, его Президиумом был сформирован военный трибунал по оценке деятельности бывшего Президента Российской Федерации, бывшего Верховного Главнокомандующего Российскими вооруженными силами В.В. Путина, ныне Председателя Правительства России.

Офицерское собрание не могло пройти мимо той разрушительной политики, которую проводил и продолжает проводить В. Путин по отношению к обороноспособности и безопасности России, по разложению армии и флота, военно-промышленного комплекса.

Группа ученых, юристов, крупных военных специалистов, экспертов из разных областей знаний и практической деятельности, проведя глубокий и непредвзятый анализ деятельности В. Путина, пришла к однозначному выводу о совершении им умышленных действий, приведших к резкому ослаблению военной и экономической мощи страны.

Следует отметить, что эта деятельность во многом стала возможной в результате пассивности российского общества, военных и военной оппозиции, совершалась под покровом крупномасштабного популизма и одурманивания нации, которым нет примера в новейшей истории, если не вспоминать о геббельсовских методах «промывания» мозгов. Нынешнее поведение общества и армии можно сравнить с поведением загнанной лошади, которую ведут на убой, но еще чуть-чуть подкармливают в дороге, и она тем счастлива.

В своем обосновании мы исходим из того, что президент концентрирует в своих руках неограниченные, исключительно важные для управления государством и обществом, полномочия.

Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, утверждает военную доктрину Российской Федерации. Он же формирует российское правительство и руководит его деятельностью, имеет огромные полномочия в законотворческой деятельности, обладая правом выдвижения законодательных инициатив, подписания и обнародования законов.

Исключительные полномочия президента во многом стали определяющими в жизни общества и государства. Поэтому он, как никто другой, несет в полной мере ответственность за судьбу народов России и безопасность нашего Отечества.

При этом мы исходим из того, что многие тягчайшие последствия его правления вполне очевидны и не требуют доказывания. Очевиден и процесс постепенного разложения России под прикрытием невыполненных обещаний об удвоении валового внутреннего продукта к декабрю 2010 года, рассуждений о программах 2020 года, о якобы решенных военных вопросах, о проблемах демографии и т. д.

* * *

Наша страна в исторически короткие сроки оказалась отброшенной за границы цивилизованного развития XXI века. В период вероломного слома государственного строя в России и проведения в последующем либеральных реформ сектор реальной экономики России подвергся мощным разрушительным воздействиям. Утрачены прежде всего могучая индустрия, крупное механизированное сельское хозяйство, всесторонне развитая инфраструктура. Уничтожена надежная система подготовки высококвалифицированных кадров.

Россия фактически перестала быть независимой промышленной державой, у которой сейчас нет конкурентоспособного машино- и станкостроения, радиоэлектроники, самолетостроения и автомобильной отрасли. Страна потребляет более половины зарубежного продовольствия и не может обуть и одеть своих граждан.

Однако мы предлагаем военному трибуналу сконцентрировать свое внимание на оборонном аспекте, но это не значит, что не будут затронуты иные сферы экономического и политического характера. И, тем не менее, военный аспект является для нас определяющим.

Мы исходим из того, что все деяния, приведшие к существенному ослаблению обороноспособности страны, В. Путиным совершены осознанно. Между его действиями и наступившими последствиями есть прямая связь. Мы также осознаем, что развал вооруженных сил страны начал Б. Ельцин, однако В. Путин не только не прекратил, а усилил его. Будучи президентом страны, подтверждая свою приверженность ельцинскому курсу, он 30 августа 2000 года внес в Государственную Думу законопроект «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи», который депутатами-единороссами был «протащен» с горячим одобрением. Они тогда еще не совсем осознавали, что через десяток лет такие же документы о гарантиях глав субъектов Федерации будут приниматься и в регионах.

В статье третьей закона закреплено, цитирую дословно: «Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, обладает неприкосновенностью. Он не может быть привлечен к уголовной ответственности за деяния, совершенные им в период исполнения полномочий Президента Российской Федерации, а также задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру, если указанные действия проводятся в ходе производства по делам, связанным с исполнением им полномочий Президента Российской Федерации».

Таким образом В. Путин с послушным ему парламентом выдал самому себе индульгенцию на совершение преступлений, их полную безнаказанность и безответственность при исполнении обязанностей главы государства. И это произошло после того, как 14 сентября 2000 года Россия подписала Римский статут Международного уголовного суда, в котором есть и такое требование – «…должностное положение как главы государства… ни в коем случае не освобождает лицо от уголовной ответственности согласно настоящему статуту и не является само по себе основанием для смягчения приговора».

Из этого положения международного права, имеющего приоритет над национальным законодательством, мы и будем исходить.

* * *

Противоправные деяния В. Путина до президентства и во время его выразились в разных формах, начиная от участия в так называемой операции по неправомерному перемещению А. Собчака через государственную границу под видом лечения его во Франции, а фактически увода от уголовного преследования, которое вела против того Генеральная прокуратура Российской Федерации в начале 90-х годов, до умышленного ослабления обороноспособности Российского государства из-за ее существенного недофинансирования, через издание явно несостоятельных указов, распоряжений, назначение на руководящие должности очевидно некомпетентных личностей, формирование органов власти на базе питерско-мафиозного клана, порождения во власти безответственности и бесконтрольности, обстановки всеобщей коррумпированности и вседозволенности, которые умело маскировались и маскируются до сих пор популистскими выступлениями, телевизионными передачами, попыткой чиновничьей партии «Единая Россия» через послушные и контролируемые ими средства массовой информации создать из В. Путина образ национального лидера и спасителя Отечества.

Обвинение считает необходимым особо подчеркнуть, что именно при путинском правлении коррупция, казнокрадство достигли неимоверных размеров, существенно ослабив оборону страны. Не кто-нибудь, а В. Путин, будучи президентом, в 2003 году внес в Государственную Думу поправку в Уголовный кодекс об изъятии такого эффективного средства воздействия на опасных преступников, как конфискация имущества. Шаг сделан явно в интересах коррумпированных чиновников, криминальных элементов, организованной преступности. Поправка была принята единороссовским большинством в Федеральном Собрании. И только лишь под давлением международного сообщества «конфискация» в 2006 году была возвращена в Уголовный кодекс РФ. Поступок В. Путина дал возможность еще раз оценить его сущность как человека малонравственного и корыстного, защищающего интересы олигархического капитала. И если сегодня появились утверждения о нем как о самом богатом человеке, сколотившем огромное состояние неправедным путем, то они вписываются в логику его поведения. В. Путин, находясь на вершине государственной власти, никогда не принимал радикальных мер по противодействию коррупции и организованной преступности.

Находясь в 1998–1999 годах во главе ФСБ России, он расформировал управления экономической контрразведки и контрразведывательного обеспечения стратегических объектов. Первое выявляло все самые тяжкие экономические преступления, второе – не давало уводить предприятия, составляющие славу России, в собственность иностранцев.

Ударный отряд единороссов из депутатов Госдумы и членов Совета Федерации во многом стал проводником путинской политики. Достаточно напомнить, что единороссы в парламенте России, не задумываясь, одобрили передачу В. Путиным китайцам островов в Амуре – это 340 квадратных километров российской земли, предав полному забвению российские интересы, поддержали голословные его утверждения о расстреле СССР польских офицеров под Катынью, протащили губительную для страны жилищно-коммунальную реформу и т. д.

* * *

Свой уход из органов госбезопасности В. Путин объяснил достаточно просто: «Я уже понимал, что будущего у этой системы нет. У страны нет будущего. А сидеть внутри системы и ждать ее распада… Я еще оставался в органах, но потихоньку начал думать о запасном аэродроме». А далее он заявил: «Собчак, безусловно, был ярким человеком и видным политическим деятелем, но связывать с ним свое будущее было достаточно рискованно. Все могло просто в один момент развернуться». По мнению обвинения, он и сейчас думает о запасном аэродроме.

Таково признание будущего директора ФСБ, а потом и президента страны. Мерзкое, циничное признание приспособленца, но не «чекиста» и государственного мужа, который в первую очередь обязан был бы думать о безопасности и благополучии своей страны. Эти личностные качества В. Путина во многом определили мотивацию его поступков на посту Президента и Председателя Правительства России. Достойно сожаления, что он до сих пор остается у руководства страной.

После поражения А. Собчака на выборах губернатора Санкт-Петербурга В. Путин оказался не у дел, и А. Чубайс, будучи руководителем администрации президента Б. Ельцина, принял его к себе на работу. Так оформился тандем Чубайс – Путин. Тандем с Чубайсом, который является американским орденоносцем.

26 марта 2000 года В. Путин избран президентом страны и в этой должности будет находиться до мая 2007 года. Одновременно он станет Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами России. Следует отметить, что после выхода В. Путина на большой олимп государственной власти в его бывшем питерском окружении произойдет несколько смертей, внешне не связанных между собой, в том числе и А. Собчака, но не связанных только на первый взгляд. В этом же ряду находится и убийство Л. Рохлина, первого лидера Движения в поддержку армии. Многие из тех, кто хорошо знает В. Путина, был с ним в сложных ситуациях, отмечают в нем жесткость, переходящую в жестокость, определенную мстительность и его злую память, способность «карабкаться наверх», не стесняясь в выборе средств для достижения цели.

Вхождение В. Путина на пост главы государства ознаменовалось гибелью АПК «Курск» и 118 моряков – членов экипажа подводной лодки. Россия понесла колоссальный урон, а причины трагедии так и остаются не выясненными. Поражают отрешенность и цинизм В. Путина, которые он проявил к гибели моряков. На вопрос о судьбе АПК «Курск» он, например, хладнокровно и надменно заявил: «Подлодка утонула».

В условиях обострившихся межнациональных отношений в стране, роста преступности и наркомании среди несовершеннолетних В. Путин в числе первых своих решений принял чреватые тяжкими последствиями указы о ликвидации Министерства по делам национальностей и федеральных комитетов по делам молодежи и спорта, по кинематографии. Для него оказался ненужным и комитет по вопросам Севера и Дальнего Востока, хотя эти регионы страны обладают многими природными ресурсами, имеют исключительно важное значение для российской экономики. К тому же в этих регионах резко обострилась экономическая и демографическая ситуация, идет резкий отток населения с окраин государства и превращение их в безжизненное пространство.

Результаты не замедлили сказаться. Самым тяжким последствием явилось то, что количество детей и юношей до 18 лет в России сократилось на 14 миллионов человек, в стране более 7 миллионов наркоманов. С карты Российской Федерации исчезло свыше 18 тысяч деревень и сел, ликвидировано более 20 тысяч общеобразовательных школ. Это сокрушительный удар по нации, по безопасности и обороноспособности страны.

Разрушение обороноспособности страны велось и продолжает вестись методично по многим направлениям, в том числе и по выдворению из вооруженных сил профессиональных кадров. И речь идет не просто о сокращении, а об изгнании нравственности и патриотизма из армии и флота.

* * *

Не кто-нибудь, а В. Путин 15 февраля 2004 года назначил на должность министра обороны РФ филолога по образованию С. Иванова, не способного к глубокому анализу и выстраиванию оборонной политики на большую перспективу.

На смену ему на столь ответственный пост им был назначен А. Сердюков, занимавшийся мебельным бизнесом и не имеющий никакого отношения к военному делу. После этого Министерство обороны фактически превратилось в большую коммерческую площадку, на которой А. Сердюков одновременно занимает руководящие должности в ряде фирм.

23 марта 2007 года уже в должности министра обороны А. Сердюков был избран председателем совета директоров «Химпрома».

В сентябре 2008 года при его активном участии было создано ОАО «Оборонсервис», зарегистрированное в здании МОРФ г. Москвы по ул. Знаменка, 19, которое объединило в себе 9 акционерных обществ, специализирующихся на самостоятельных направлениях хозяйственной деятельности. В настоящее время в ОАО «Оборонсервис» находится более 300 предприятий, а его председателем А. Сердюков назначил своим приказом самого себя.

Это недопустимое совмещение должности министра и коммерсанта, однако В.Путин не воспротивился ему, ибо считает вопросы бизнеса более важными, чем обороноспособность и безопасность страны.

Как и все дилетанты, С. Иванов, А. Сердюков не могли и не хотят терпеть вокруг себя профессионалов, умных и высоконравственных людей. Поэтому они изгоняют из вооруженных сил лучших, наиболее авторитетных, талантливых военачальников. Среди них командующий Армейской авиацией генерал-полковник Виталий Павлов, командующий Дальней авиацией генерал-лейтенант Михаил Опарин, командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов, начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-полковник Александр Рукшин. Отправлен в почетную ссылку главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал армии Владимир Яковлев… Энергичные, даровитые генералы, которых знает, любит армия, и они были едины с ней, с теми, с кем они учились, служили, воевали, кого растили, воспитывали и ставили на должности. Это единение, мощный дух разрушил Верховный главнокомандующий.

Сошлюсь на рапорт об отставке боевого и талантливого генерала, патриота нашей Родины Александра Скородумова, отвечавшего за боевую подготовку Вооруженных Сил России. В нем он отметил: «Армии больше не требуются профессионалы… Не хочу служить, если на должности у нас выдвигаются не по заслугам, а по знакомству». Обвинение добавляет: и за деньги.

* * *

Мы обвиняем В. Путина в планомерном уничтожении военной науки и военных учебных заведений, уничтожении российских разведцентров. По его команде Россия ушла из легендарной военной базы во вьетнамской бухте Камрань, верой и правдой служившей нашим интересам более 20 лет. Мощный центр радиоперехвата, аэродром с несколькими взлетно-посадочными полосами, современный причал, станция электронного слежения, школа, госпиталь, жилые постройки, отдельный смешанный авиационный полк, в составе которого находились четыре стратегических бомбардировщика Ту-95, четыре самолета Ту-142, эскадрильи Ту-16 и МиГ-25… Потеряли стратегически важный плацдарм для России, обеспечивающий наше военно-морское присутствие в Индийском океане и в зоне Персидского залива.

Оставили не только Камрань. Ушли с военно-морской базы в Тартусе (Сирия), потеряв опору в Средиземном море, покинули Свенфуэгос на Кубе в непосредственной близости от американских берегов, закрыли три центра радиоэлектронной разведки в Анголе, две базы в Сомали: военно-воздушную базу в Харгейсе и военно-морскую – в Бербере и в других местах.

После ухода из Вьетнама единственной базой прослушивания для российских спецслужб оставался центр электронной разведки в Лурдесе (Куба). Возможности этого модернизированного в 1997 году российского электронного центра позволяли перехватывать даже сообщения с американских спутников связи, телекоммуникационных кабелей, контролировать коммуникации центра НАСА во Флориде. Министр обороны Кубы Рауль Кастро не без оснований заявлял, что 70 процентов развединформации российские спецслужбы получали с помощью Лурдеса… И эту базу Путин ликвидировал.

Уничтожил мощный комплекс радиотехнической разведки «Рамона» в корейском городе Ансане провинции Хванхе, который позволял нашей разведке контролировать авиацию США в Японии, где, как известно, только на Окинаве расположено 11 американских военных баз.

Нахождение наших разведцентров в Лурдесе на Кубе и в Камрани во Вьетнаме являлось жизненно важным моментом в обеспечении безопасности Российской Федерации. Их необходимо было сохранять. В. Путин поступил иначе, их уничтожил, выполнив волю администрации США, и нанес тем самым колоссальный урон российским интересам. Этого не посмел сделать даже Б. Ельцин, к которому следовали такие же предложения американцев. Их уничтожение обвинение расценивает как акт прямого предательства и усматривает в действиях В. Путина не только признаки, но и полный состав преступления измены государству…

* * *

По указанию В. Путина была затоплена, иными словами, убита российская орбитальная станция «Мир». Это решение принято опять по настоянию американского президента.

Отечественные космонавты оценили ее ликвидацию как предательство России. Путина, Касьянова, Клебанова и Коптева в Звездном городке прозвали куклуксклановцами, линчевавшими станцию. Решение о своде орбитального центра принято Путиным опять по настоянию президента США.

Уход из космоса уникальнейшей станции «Мир», на строительство и эксплуатацию которой истрачено 4,3 миллиарда долларов, – это закрытие профильных факультетов в вузах, свертывание прикладных и иных исследований. По утверждению ученых, В. Путин утопил в океане не только станцию «Мир», вместе с ней он пустил на дно многочисленные военные программы, уникальные научные эксперименты. Утраченные возможности от уничтожения разведцентров на Кубе и во Вьетнаме, утопления станции «Мир» не были восполнены, в том числе и космическими спутниками. Уничтожение станции – очередное преступление российского президента.

В январе 2004 года во время визита в Дели министр обороны Сергей Иванов по поручению В. Путина подписал контракт на продажу Индии тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», который был символом могущества отечественного флота. По оценкам специалистов, «один этот корабль мог бы решить задачу противолодочного противостояния во всей акватории Баренцева моря».

Продажу символа силы и славы Российского флота кремлевская власть вновь объяснила цинично и нагло: «На поддержание корабля для нужд Российского флота и его последующей эксплуатации в стране просто нет денег».

Однако нашлись деньги для Абрамовича на постройку целой эскадры дорогостоящих яхт, которые по своим техническим и прочим данным поражают воображение многих денежных воротил мира. И опять возникает справедливый вопрос: «Что для Путина важнее – безопасность страны или интересы и благополучие олигархов?». Ответ один – интересы олигархов, на которых он опирается и которые финансируют его избирательные кампании.

По тем же причинам по бросовым ценам были проданы тяжелые авианесущие крейсеры «Минск», «Новороссийск», «Киев», крейсеры «Зозуля», «Фокин», «Мурманск», полтора десятка эскадренных миноносцев и больших противолодочных кораблей.

С распродажей тяжелых кораблей Россия фактически попрощалась с Мировым океаном и перестала быть великой морской державой. Ее авианосный флот, в конечном счете, по бросовым ценам заполучил Китай, который ныне ведет интенсивную его модернизацию.

В 1989 году в Финляндии по заказу еще Военно-морского флота СССР был построен самый мощный в мире уникальный спасательный буксир «Фотий Крылов» с силовой установкой в 25 тысяч лошадиных сил, способный тянуть даже самые большие авианосцы при волнении моря в восемь баллов.

Это был уникальный спасательный комплекс с современным водолазным оборудованием, барокамерой, подводными телекамерами, подводной сваркой и резкой металла, другим современным оборудованием. Однако он был продан Греции, и Российский флот утратил еще одну возможность по оказанию помощи терпящим бедствие судам, в том числе и АПК «Курск».

За время путинского правления Военно-морской флот России сократился почти в два раза.

По состоянию на конец 2007 года в нем, например, находились 1 авианесущий крейсер, 2 тяжелых крейсера, из них 1 в ремонте, 4 ракетных крейсера, по 9 эсминцев и больших противолодочных кораблей. К 2015 году в составе ВМФ России сохранится не более 60 подводных лодок и кораблей 1 и 2 ранга, и почти все устаревших образцов. К этому же времени флот США увеличится до 300 кораблей этих же классов.

Обвинение хорошо понимает, что нынешняя Россия не может содержать по своему объему флот, который имел Советский Союз. Но мы не можем не осознавать, что после уничтожения союзного государства российские морские территории сохранились почти в прежнем виде.

* * *

В условиях резкого отставания России в обычных вооружениях от натовских государств, которое невозможно будет ликвидировать в ближайшие годы, последней опорой и основой обеспечения безопасности страны должны оставаться стратегические ядерные силы. Однако и здесь в результате предательской политики Ельцина – Путина мы имеем катастрофические для России результаты. Остановлюсь лишь на некоторых моментах, так как эксперты подробно дополнят меня.

Начну с заявления директора Московского института теплотехники Юрия Соломонова, разработчика ракетных комплексов «Тополь-М», о том, что Россия утратила более 200 технологий по изготовлению баллистических ракет, что существенно подрывает обороноспособность нашей страны.

По государственной программе вооружений в России на 2007–2015 годы должно быть закуплено 17 межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М». На вооружении Российской армии будет находиться 68 МБР «Тополь-М» в шахтных пусковых установках, а также 69 МБР того же типа, но в мобильном варианте. Однако к этому времени будут кратно превышены гарантийные сроки боевой эксплуатации всех без исключения МБР, зафиксированных в СССР на момент подписания Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-1, 1991 г.), и они будут сняты с боевого дежурства.

Таким образом, к 31 декабря 2015 года у нас останется 147 сухопутных МБР с 351 ядерным зарядом.

Еще хуже обстоят дела в морской ядерной триаде. В 1991 году России от СССР перешло 55 атомных подводных лодок стратегического назначения, и все они к 2015 году будут сняты с боевого дежурства. Трагично то, что с 1990 по 2007 г. в России не было построено ни одной атомной подводной лодки стратегического назначения.

Высокой боевой устойчивостью обладал мобильный железнодорожный комплекс РТ-23, ракета которого оснащалась не одной боевой частью, как «Тополь», а 10 БЧ. При этом в походном положении комплекс имел внешний вид обычного вагона-рефрижератора, поэтому обнаружить его средствами наблюдения было невозможно. Симптоматично, что руководство США совершенно спокойно относится к наличию в РВСН комплексов «Тополь», однако настойчиво добивалось от руководства России ликвидации РТ-23. В 1990-е годы это требование США выполнено не было, все комплексы РТ-23 остались в составе РВСН, а это несколько десятков уникальных ракет, которые не выработали даже своего технического ресурса. И только по указанию В. Путина они в течение 3 лет были выведены из боевого состава и уничтожены. Самые современные, самые лучшие, что достались России от СССР. Им нет в мире аналогов.

* * *

Сейчас на вооружении ВВС России находятся только 13 стратегических бомбардировщиков Ту-160 и 63 бомбардировщика Ту-95МС. Все они советского производства и давно исчерпали технические сроки эксплуатации.

В феврале 2009 года Минобороны впервые признало, что около 200 его истребителей МиГ-29 не способны в данный момент не только решать боевые задачи, но и просто подняться в воздух. Это почти 1/3 всего истребительного парка страны.

Бывший главнокомандующий ВВС РФ (в 1998–2002 гг.) генерал армии Анатолий Корнаков заявил, что всегда считал МиГ-29 прекрасным самолетом, но те из них, что еще служат в наших ВВС, нужно выбраковывать и списывать, как, впрочем, и все Су-27, либо ставить в дорогой капремонт. Реальной замены им генерал не видит: весь истребительный авиапарк страны устарел. Износ авиационной техники составляет около 60 %.

Устарело разведывательное оборудование и средства радиоэлектронной борьбы. Во многом из-за этих проблем, а также из-за недостаточного планирования операции ВВС РФ на Кавказе в августе 2008 г. было потеряно (официально) 7 боевых машин. За все время войны в Афганистане и в двух войнах в Чечне не было потеряно ни одного дальнего бомбардировщика.

С 1994 г. прекратилось поступление новой техники в войска ПВО и до 2007 г. не возобновлялось. ПВО давно носит очаговый характер, обеспечивая прикрытие лишь некоторых наиболее важных объектов. В ней зияют «дыры», самая большая из которых между Хабаровском и Иркутском (около 3400 км). Россия открыта со стороны Северного Ледовитого океана. Даже не все ракетные дивизии РВСН прикрыты наземной системой ПВО. Не защищены от ударов с воздуха такие центры российского ОПК, как Пермь, Ижевск, Владимир, Нижний Новгород, Омск, Челябинск, Тула, Ульяновск. Что касается «новинки» российских ПВО – комплексов С-400, то пока их насчитывается всего 2 дивизиона.

Военно-промышленный комплекс подвергся жесточайшему расчленению и приватизации, искусственному банкротству и распродаже за бесценок, в том числе и зарубежным фирмам.

Процесс утраты технологий в «оборонке» РФ принял обвальный характер. В 1999–2004 гг. утрачивалось по 1,5–2 тысячи технологий ежегодно. Уходили последние квалифицированные кадры, разрушались уникальные, ключевые производства. Сейчас начался новый процесс: вслед за утратой технологий гибнут научные школы, и это страшнее всего, ибо восстановление научных школ требует 40–50 лет. Поэтому Минобороны всерьез намерено закупать импортные вооружения. Как уже произошло с закупкой французского вертолетоносца «Мистраль». Уже сегодня приходится пользоваться импортной электроникой в вооружении.

* * *

Мы привели далеко не полный перечень деяний В. Путина, но и они позволяют утверждать, что он осознанно, используя властные полномочия, довел Вооруженные силы страны до ощутимого краха, которые не способны защитить Россию от крупномасштабной агрессии.

Обвинения отвергает утверждения об отсутствии у Российского государства финансовых средств на содержание армии и флота. На протяжении почти 20 лет на Россию льется золотой нефтедолларовый дождь. Правительство сформировало огромные фонды (стабилизационный, развития и т. д.) за рубежом, не выделяя из них ни копейки на оборону и безопасность.

В результате осознанного недофинансирования армия и флот оказались в глубоком кризисе, который развернулся на фоне постоянно увеличивающегося числа военных конфликтов в мире и натовских военных баз вдоль границ России.

Мы обвиняем В. Путина в том, что в результате его безответственного отношения к нуждам вооруженных сил социальная защищенность военнослужащих и военных пенсионеров оказалась хуже, чем социальная защищенность гражданских служащих. Доля семей военнослужащих, имеющих денежные доходы на одного члена семьи менее прожиточного минимума и загнанных в нищету, в 1,6 раза выше, чем в целом по России.

В середине 90-х годов прошлого столетия В. Путин грубо нарушил действующее законодательство о пенсионном обеспечении военных пенсионеров, цинично отказав им в увеличении пенсий в связи с ростом стоимости продовольственного пайка военнослужащим. В результате прямого попрания закона Верховным главнокомандующим военные пенсионеры были обобраны более чем на 100 млрд. рублей. Это преступление носит не только материальный характер, оно в первую очередь нанесло моральный вред, удар по авторитету и значимости военной службы. Пенсионеры через предъявление исковых требований в суды пытались отстоять свои права, и далеко не всегда успешно.

Десятки тысяч офицеров, военных пенсионеров Российских вооруженных сил до сих пор не имеют надежного жилья. Однако вместо решения этих сложных вопросов В. Путин добился проведения в России в 2014 году зимних Олимпийских игр. На их подготовку и проведение будет истрачено свыше 50 млрд. долларов США, которых бы с избытком хватило на решение жилищной проблемы военнослужащих и военных пенсионеров.

Путинское решение носит явно популистский характер, продиктовано стремлением оставить свой след в истории, хотя возможность проведения олимпиады в Сочи уже сейчас поставлена под сомнение.

Это опять подтверждает общую линию разрушительного поведения В. Путина по отношению к вооруженным силам.

* * *

Обвинение считает правильным квалифицировать распоряжения В. Путина, связанные с ликвидацией военных баз во Вьетнаме (Камрань), на Кубе (Лурдес), уничтожение нескольких дивизий ракетных комплексов на железнодорожной основе (РТ-23), а также уничтожение российской космической станции «Мир» как враждебную деятельность, совершенную в ущерб внешней безопасности Российской Федерации (ст. 275 УК РФ).

Ряд иных его деяний также подпадают под Уголовный кодекс. Однако после квалификации действий, связанных с уничтожением военных российских баз за рубежом, станции «Мир», нескольких дивизий стратегических ядерных сил, оснащенных ракетами РТ-23, обвинение уже не видит необходимости в дополнительной уголовно-правовой оценке. Для обвинения очевидно, что деятельность В. Путина в сфере обороноспособности и безопасности страны является разрушительной и опасной и для будущего России.

В силу этого обвинение считает необходимым заявить о невозможности дальнейшего нахождения В. Путина на государственной службе.

Так пусть свершится правосудие и восторжествуют правда и справедливость.

10 февраля 2011 г.

Приговор Военного трибунала Общероссийского офицерского собрания

Москва, 10 февраля 2011 г.

Трибунал в составе председательствующего генерал-майора Копышева Е.И., членов трибунала контр-адмирала Поповича В.А., полковника Усова В.М., с участием Главного обвинителя государственного советника юстиции 2-го класса (генерал-лейтенанта юстиции) Илюхина В.И., защитника Прокопенко Н.М., при секретаре судебного заседания подполковнике Федосеенкове В.В., рассмотрев в закрытом судебном заседании материалы обвинения о противоправной и разрушительной деятельности Путина В.В., постановил:

1. Деятельность Путина Владимира Владимировича, бывшего Президента Российской Федерации, бывшего Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами, ныне Председателя Правительства России, в сфере обеспечения обороны страны признать несовместимой с национальными интересами, как носящую осознанно враждебный характер и причинившую невосполнимый ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

2. Считать невозможным дальнейшее пребывание В.В. Путина на государственной службе, а его деятельность подлежит тщательному расследованию правоохранительными органами РФ и дальнейшей судебно-правовой оценке.

3. Решение трибунала довести до сведения действующего Президента РФ, военнослужащих армии и флота, всех граждан Российской Федерации.

Заключение

Еще до обнародования решения Общественного военного трибунала по деяниям В. Путина и своего обвинительного выступления на нем, я хорошо осознавал, что этот шаг вызовет неоднозначную оценку даже в стане противников политики бывшего президента, а ныне главы российского правительства. И я не ошибся.

Рад, что подавляющее большинство пишущих мне пользователей Интернета с акцией проведения трибунала согласилось и одобрило ее. Важно, что никто не пытался и не опроверг факты, приведенные в обвинении В. Путина. Это самое главное, остальное словоблудие. И что характерно, материалы трибунала получили такую же оценку и за пределами России. Люди разных национальностей одинаково хорошо осознают, сколь разрушительно было для безопасности нашей страны правление приемника Б. Ельцина. Я от души выражаю всем свою благодарность.

Отмечу, что Общественный военный трибунал – это начало большой кампании по устранению питерско-мафиозного клана от управления Россией и на ней должны быть сосредоточены все усилия патриотов страны. Патриотов, а не пустозвонов, ищущих в любой здравой инициативе только изъяны.

Хочу в первую очередь ответить тем, кто сам не может что-то предложить в противостоянии с разрушителями России.

Вот, например, «Илюхин просто «имитатор», обыкновенный «пахан-крышевик» дальневосточной зоны, «утилизатор» катынской темы, да и не только…». Автор этих слов, не буду называть его фамилии, себя определяет как великого поборника и защитника русской идеи, русской государственности. Но что он предлагает? Не противостоять нынешнему разгрому России, у истоков которой стоят, как он пишет, сионистские силы, а осудить октябрь 1917 года, сталинскую национальную политику, советскую власть.

Скажу резко – нет опаснее этих людей, призывающих бороться с прошлым и фактически вставших в ряды нынешних разрушителей страны. Надо всем хорошо понимать, что эти демагоги просто хотят увести нас от сопротивления нынешнему режиму.

Что касается заявлений о том, что Илюхин крышует дальневосточных воров в законе, то эту фальшивку распространили «единоросы», усмотревшие в деятельности Илюхина огромную опасность для своей партии. Состоялось несколько судов, которые подтвердили, что я никогда не защищал воров и не уводил их от справедливой ответственности. После этого пора бы уж поставить на заезженной теме точку, особенно русским национал-патриотам, как себя позиционировал один из авторов писем на мое имя.

Относительно «утилизации» катынской темы отмечу, что благодаря моей инициативы по этой проблеме проведено несколько «круглых столов», подготовлен сборник материалов «Тайны Катынской трагедии» (см. Приложения к данной книге), выпущен документальный фильм «Польский крест России» и многое другое, что работает на отстаивание исторической правды и защиту чести нашей страны.

Я ни у кого не отобрал права работать над этой темой. Так что творите, дерзайте, ищите. Буду рад, если у вас получится лучше.

* * *

Задают вопрос: «А что дальше?» Отвечу: в первую очередь надо довести до всех военнослужащих и граждан страны наши материалы о виновниках российской трагедии и пробудить в людях протест против разрушителей государства. Пусть он проявится в самых разных формах, но это должен быть протест. Нужно вырвать население из коматозного состояния, заставить думать, сопротивляться, проявлять гражданскую позицию. Но самое главное – надо сделать все, чтобы устранить питерский мафиозный клан от управления государством. Мое слово об этом.

Вот еще пишут: «Вы поступили правильно, но этого мало. Что еще предлагаете?».

Согласен, надо идти дальше, но прежде всего надо прекратить склоки внутри истинно патриотического движения. Сплотиться и спасать Россию, невзирая к какому политическому течению мы, патриоты, принадлежим. Прекратить «поливать» друг друга грязью, для нас важнее всего должно стать сохранение Отечества.

Обращаюсь ко всем, кто имеет возможность наши материалы донести до военных, несите, говорите, убеждайте. Убеждайте, разъясняйте наши положения работникам МВД и сотрудникам органов безопасности страны.

Еще вопрос: «Вы юрист, а нарушили конституцию, согласно которой никто не может быть признан виновным кроме как в установленном законом порядке и законными судами. Как вас понимать? Почему бы не провести над Путиным суд офицерской чести?»

Хорошо все понимаю и осознаю, слава Богу, доктор юридических наук, Заслуженный юрист РФ. Суд офицерской чести проводить над человеком, у которого нет чести, не вижу необходимости и считаю бессмысленным.

Общественный военный трибунал не присваивал себе полномочий государственных органов, он просто вскрыл и явил России опасные деяния, совершенные В. Путиным, дал им свою оценку. В этом нет ничего противозаконного. Но есть большая разумность и польза.

Меня спрашивают: «В свое время вы возбуждали уголовное дело против М. Горбачева, были инициатором и главным обвинителем отрешения Б. Ельцина от президентства, теперь вот В. Путин. В чем польза и каковы результаты этих шагов?».

Да, все это я делал. Я всегда боролся с негодяями и предателями Отечества. Горбачеву своим возбуждением уголовного дела 4 ноября 1991 года я перечеркнул всю его дальнейшую карьеру и его политическое прошлое.

Б. Ельцина, злейшего врага Отечества, заставил досрочного уйти из власти и дал правовую оценку его разрушительной деятельности, с которой большинство народа, а не власть, согласилось. Для меня народ – это все. Пусть через преодоление многих завалов, но он доходит до истины. Очередь за Путиным. Смею утверждать, что и у него бесславное будущее.

Россию надо готовить к великому и справедливому протесту. Будущее за нами.

* * *

Еще один вопрос мне обычно задают: «Вы сегодня возглавляете и Общероссийское офицерское собрание. Что, среди военных нет лидеров или это ваше желание браться за все?».

Так уж случилось, что после трагической гибели председателя Собрания генерал-лейтенанта Григория Карповича Дуброва мне, его заместителю, приходится исполнять и эти обязанности. Уверен, в ближайшее время у нас будет достойный военный, который и возглавит наше Офицерское собрание.

А у меня достаточно иных обязанностей, которые я пытаюсь исполнять для пользы страны.

Меня спрашивают: «Виктор Иванович, ну что вы вцепились в эту Катынскую трагедию? Даже обвиняете В. Путина в потакании полякам, в поддержке плана Геббельса свалить вину за расстрел военнопленных на русских. Отдайте эту тему младореформаторам в коротких штанишках, идите своей дорогой дальше».

Не могу отдать, ибо это история моего государства, моя история, а не биография Путина или Медведева. Бог с ними, если бы они торговали чем-то своим.

Но возмущает другое. Два человека, которые далеко стоят от причины трагедии, вдруг взяли на себя право всех рядить и всех судить. Это так, посмотрите на безаппеляционность, снобизм, которые звучат в их высказывании по Катыни.

Конечно, мне могут возразить, что они лидеры страны, за ними стоят многие государственные институты, центры, формирующие их мнение. В частности, на результаты расследования уголовного дела № 159, которое 14 лет проводила Главная военная прокуратура, признавшая под давлением Б.Ельцина виновными в уничтожении 22 тысяч поляков НКВД СССР и прекратившего его по причине смерти виновных лиц. Но в числе противников геббельсовской версии расстрела военнопленных поляков весной 1940 года НКВД СССР находятся крупные российские ученые, специалисты, которые, имея весомые аргументы, убедительно опровергают ее и выводы следствия. Мы располагаем новыми материалами, неопровержимыми доказательствами советских исследователей и официальными экспертными документами. Все это Путиным и Медведевым отброшено без каких-либо убедительных аргументов.

Меня всегда поражало их высокомерие, пренебрежение к иному мнению. Я и сейчас вместе со своими товарищами, которые занимаются в отличии от Путина и Медведева катынским вопросом уже десятки лет, предлагаем направить материалы прекращенного уголовного дела № 159 в Верховный Суд РФ для публичной оценки имеющихся в них доказательств. Не хотят, ибо нет весомых доказательств нашей вины. Тогда почему бы президенту не посадить спорящие стороны хотя бы за один стол и послушать аргументы и тех, и других. Вопрос-то ведь давно вышел за пределы интересов России и Польши. Опять не хотят, ибо знают, что от геббельсовской версии мои друзья не оставят камня на камне.

Путин и Медведев не считают, как я полагаю, советский период историей своего государства, легковесно мешая его с грязью, но нельзя правду истории приносить в жертву личных амбиций.

Еще вопрос: «Вы обратились с письмом к Генеральному прокурору РФ, в котором заявили, что уголовное дело № 159 о расстреле поляков под Катынью возбуждено незаконно. Почему?».

Все дело в том, что Международный военный трибунал (Нюрнбергский процесс) еще в 1946 году признал немцев виновными в расстреле поляков осенью 1941 года после оккупации ими Смоленской области, как и еще 17 эпизодов обвинений в военных преступлениях, совместно выдвинутых представителями антигитлеровской коалиции. Трибунал согласился с тем, что поляки были убиты из немецкого оружия, немецкими пулями. А коли так, то согласно ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР, действовавшего на момент расследования обстоятельств гибели поляков, уголовное дело не могло быть возбуждено, а возбужденное подлежало прекращению, если по расследуемым обстоятельствам уже состоялось судебное или иное процессуальное решение. Трибунал признал немцев, а конкретно Геринга, Кальтенбрунера, Франка других в уничтожении поляков. Поэтому выводы следствия только по этой причине являются несостоятельными.

Возбуждение дела является незаконным и потому, что в постановлении о возбуждении не была указана статья Уголовного кодекса, по которой оно возбуждалось.

Отрицание Нюрнбергского процесса, его приговора есть не что иное, как попытка ревизии итогов Второй мировой войны. Достойно сожаления, что эта ревизия идет в России, стране, которая больше всех понесла потерь от фашистской агрессии.

И еще такой вопрос: «Почему Общественный военный трибунал, на котором вы выступали с обвинением, рассмотрел только вопросы обороноспособности государства и роль Путина в ее разрушении?».

Потому, что мы военные люди, мы не можем спокойно смотреть, как губят армию и флот. У Путина много грехов в провале экономики, демографии, социальной сферы. Обвинение, конечно, можно усилить, добавить. Но пусть это сделают специалисты в названных отраслях. Мы могли бы и сами, но на чужое не претендуем. Начало положили, пусть подхватывают…

* * *

Еще меня спрашивают: «Чего Илюхин ругает Путина? Что бы было, если бы Россией управлял Жириновский, представители «правых сил»? Путин спас страну».

Удивительно искаженное представление о спасении России. Человек разрушил промышленный потенциал страны, ее вооруженные силы, а нам его навязывают в спасители Отечества.

Путин всегда был «правым», даже правее правых, как и его партия «Единая Россия». Он всегда защищал олигархов, которые «усадили» его в президентское кресло, а потом и активно стали его поддерживать, в том числе и деньгами.

О Жириновском молчу, хорошо, что люди распознали его сущность, его двуличие.

Мне вот написали: «Виктор Иванович, известно, что многие русские пьют, поэтому их не интересует, что происходит в стране. Что делать?».

Нация будет деградировать и деградирует, когда у нее нет великой цели. Ее надо пробудить, к тому же я не верю в ее повальное пьянство и нравственное разложение. Людьми движут интересы. Нынешняя власть не предложила народу ничего, чтобы могло его объединить. И не предложит, ибо уже слишком большой водораздел между небольшой кучкой людей, владеющей основными богатствами страны, и всеми другими.

Может, кто-то и скажет – это старомодно, но я повторю – огромное противоречие между трудом и капиталом. Его надо разрешить в интересах большинства. Первое на этом пути – устранение от власти питерского мафиозного клана. Этому необходимо подчинить всю парламентскую, общественную протестную деятельность.

Очередной вопрос: «Опять Илюхин с генералами требует милитаризации страны. На пенсии не хватает. Оставьте Путина в покое…».

Правильное утверждение, что на пенсии не хватает денег. Олигархов, толстосумов надо трясти.

Хуже будет, когда от армии и флота ничего не останется. К тому и идет. А в это время японцы требуют отдать им наши южные Курильские острова. Отдали уже в Амуре китайцам остров Тарабаров, Большой Уссурийский и дальше выдвигаются территориальные претензии, вплоть на всю Сибирь.

Ответственно заявляю, в случае серьезной внешней агрессии, защищаться нечем будет. Лично я не собираюсь есть бананы из рук американского солдата.

Вопрос: «Как Путина устранить? Ведь гражданская война будет. Ответьте мне».

Скрытая гражданская война, на мой взгляд, уже давно идет. Ежегодно на кладбище в силу ряда причин относим миллион и более своих граждан. Нация гибнет и этот процесс надо остановить.

Что касается перехвата власти, то революцию можно сделать мирной. Создать для разрушительной власти такие условия, при которых она не смогла бы управлять. Для этого необходим массовый протест людей, формула известна: «верхи не могут – низы не хотят». Я давно не верю в парламентский путь перехода власти в России.

* * *

И последний вопрос: «Задумайтесь, вы же боритесь с системой, а она жестокая. Путин может пойти на все. Вы что хотите, повторить судьбу Льва Рохлина?».

Мы были со Львом Рохлиным соратниками. Свой путь мы выбрали один раз и навсегда. Осознаю опасность, но надо служить Отечеству и защищать его.

Часть 2
Страна стонет от произвола и волюнтаризма
(выступления В.И. Илюхина в Государственной Думе)

Выступление на пленарном заседании Госдумы при обсуждении антикоррупционных законопроектов
(7 ноября 2008 г.)

Фракция КПРФ проголосует за принятие антикоррупционных законопроектов. Однако наше голосование будет не столько правовым, сколько политическим, и вот почему. Наконец-то свершилось то, о чем мы говорили на протяжении двух десятков лет. Но наши предложения отвергались или большинством в парламенте, или президентами страны.

Напомню, что Ельцин в 1995–1997 годах дважды отклонял законопроекты о борьбе с коррупцией и организованной преступностью, разработанные нашей фракцией совместно с другими депутатами Госдумы. А дальше барьеры на пути их принятия воздвигала команда Путина. И только президент Медведев, реально убедившись в том, что коррупция приняла масштабы национального бедствия, внес обсуждаемый блок законопроектов. Коммунисты в Госдуме в который раз оказались правы в своих предложениях.

В самом деле, еще тогда мы заявляли о необходимости установить те же самые декларации о доходах чиновников, конфискацию имущества, меры по контролю за поведением должностных лиц исполнительной власти, то, что сейчас предлагает президент. Тогда отклонили, и Россия понесла колоссальный материальный, нравственный, если хотите, и человеческий урон. Многих удалось бы спасти и от тюрьмы.

Потерянные годы не позволили законодателям, честным судьям и работникам правоохранительных органов наработать опыт и эффективно его использовать в противодействии злу. Такова цена недальновидности пропрезидентского большинства в Госдуме и одновременно безответственного, а в чем-то и преступного поведения чиновников высокого уровня. Сама коррупция стала главным тормозом в выработке законодательных мер.

Мы сегодня поддержим президента, ибо надеемся, что это его первые, но не последние шаги по противодействию коррупции. Что касается обсуждаемых проектов, то они, к сожалению, не содержат последовательных и эффективных предложений. В них много непроработанных позиций, пробелов и больше полумер, чем радикализма, а без него сегодня не обойтись. Мы проголосуем в надежде на то, что во втором чтении найдут поддержку наши инициативы об установлении конфискации как дополнительного наказания, связанного с изъятием у лиц, виновных во взяточничестве, всего имущества, за исключением необходимого для нормального проживания несовершеннолетних детей или родителей, находящихся на иждивении, а не только преступно нажитого, как предлагается в проектах. Мы за то, чтобы была более четко прописана процедура работы с декларациями и чтобы они не стали предметом шантажа и торга у той же коррупции. Мы за расширение круга лиц, обязанных подавать декларации.

В проектах, как и в национальном плане по противодействию коррупции, нет ярко выраженной концепции, которая должна заключаться в неукоснительном исполнении законов всеми гражданами России, независимо от их должностного, социального положения и статуса. Создается такое впечатление, что предложения в основном направлены на установление ответственности и дисциплины там, внизу, но не в верхах. Например, в конституционный закон о правительстве предлагается лишь одна поправка на полстранички, хотя правительственная власть утонула в кумовстве, формируется по принципу землячества и личной преданности, а не по деловым качествам и профессионализму. Засилье «питерских» в высших эшелонах власти оборачивается для России большой бедой, в том числе и коррумпированностью.

Достаточно взглянуть на А. Сердюкова и прийти в глубокое разочарование от того, что сегодня некомпетентный человек из мебельного бизнеса возглавляет Министерство обороны. Это надругательство над страной, оскорбление Вооруженных Сил, вызывающее отторжение любых предложений по их реформированию, даже, может быть, и правильных.

Семейственность и кумовство укоренились и в регионах, а неисполнение законов стало всеобщим явлением, большой трагедией России.

Мы поддержали действия президента Медведева по вводу российских войск в Южную Осетию. Мы понимали, что решение принималось им в экстремальной обстановке, но потом-то, хотя бы из уважения к закону, президент должен был направить представление в Совет Федерации об истребовании согласия на использование военной силы за пределами страны. Так предписывает российская Конституция. Но этого, увы, не произошло.

* * *

На местах отношение к праву еще хуже. Страна стонет от произвола и волюнтаризма. Вот один пример из многих тысяч. Трижды Московский областной арбитражный суд обязывал мэра г. Подольска Пестова устранить препятствия в строительстве социального объекта. И трижды чиновник отказывался исполнять судебные решения, произнося одну фразу: «Не буду!» И с ним никто не может или не хочет разбираться, в том числе и федеральные структуры.

Как же тогда бороться с коррупцией? Надо сделать все, чтобы пестовы после произнесения подобных фраз сразу одевали телогрейки и разгружали вагоны, но больше никогда во властные кабинеты не входили. Тогда будет порядок, и народ вздохнет с облегчением.

В противодействии коррупции сразу все не охватить. Необходимо, в первую очередь, обратить пристальное внимание на далеко неблагополучную ситуацию в деятельности судов и правоохранительных органов, призванных противостоять преступности и произволу. Кадровую чистку надо начинать с них, одновременно создавая благоприятные условия для работы, чтобы они потом обеспечили борьбу с коррупцией во всех структурах государственной и муниципальной власти.

А пока, к сожалению, приходится отмечать, что слово «законность» постепенно исчезает из лексики защитников правопорядка и подменяется различными понятиями и целесообразностью.

Смею утверждать, что коррупция в значительной мере стала порождением чудовищно искаженных российских выборов разного уровня. Например, политсовет правящей партии «Единая Россия» заранее определяет высокие проценты на выборах для своих кандидатов и наказывает губернаторов-единороссов, их заместителей, если нужные проценты не обеспечены. Но это же выборы! При таком подходе руководители регионов, в свою очередь, толкают подчиненных на беззаконие со всеми вытекающими из этого последствиями. Видимо, здесь, в Москве, руководство партии недооценивает всех последствий от такой непозволительной практики правового развращения местных кадров.

Надо объективно отметить, что президенту Медведеву досталось тяжелое наследие. В управленческих креслах сегодня сидят люди или погрязшие в коррупции, или виновные в том, что она расцвела буйным цветом. Поэтому рассчитывать на их активную борьбу со злом просто не приходится.

В стране пока не создано отлаженной системы общественного и государственного контроля за поведением чиновников. Нет разумной кадровой политики. Ряд губернаторов и министров десятилетиями сидят в одних и тех же кабинетах и «забронзовели», уже не считаются с законом. А коли так, то мы не одолеем коррупцию, не обеспечим надежную защиту граждан от преступных посягательств.

Наша фракция, поддерживая законопроекты, предлагает целый комплекс иных мер. При этом мы отмечаем, что самым сильным ударом по коррупции станет мощная экономика, материальное благополучие и социальная защищенность наших граждан, их активное участие в управлении государством, чего нет сейчас в стране.

Мы глубоко убеждены, что Совет Федерации должен формироваться путем прямых тайных выборов, как и Госдума. Федеральные округа выполнили поставленную перед ними задачу, и их необходимо распустить, за исключением находящихся в них межрегиональных подразделений прокуратуры и МВД РФ. Судебная власть в стране должна формироваться исключительно Федеральным Собранием и законодательными органами регионов.

Мы за то, чтобы в стране был создан общественный комитет народного контроля за поведением чиновников с наделением его определенными государственными полномочиями.

Это далеко не полный перечень наших предложений. Мы их вынесли на всеобщее обсуждение. Часть из них подготовим ко второму чтению в виде поправок.

В заключение еще раз отмечу: без принятия радикальных мер нам Россию не уберечь.

Из выступления в Государственной Думе при обсуждении проекта Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»
(3 июня 2009 г.)

Мы поддержим законопроект, предложенный президентом. Хотя в нем и есть некоторые моменты, требующие дополнительной проработки.

Нас беспокоит отсутствие системного подхода в противодействии коррупции.

Вот и сегодня наделяем прокуратуру правом по проведению экспертиз, экспертной оценки нормативных актов на их коррупционность, а ранее изъяли у нее право на принесение протестов на судебные решения, право на отмену незаконных решений, принятых следователями. Отобрали то, что позволяло эффективно противостоять коррупции. Сегодня все это подменяется экспертной деятельностью.

О коррупции говорим давно, признаем, что она представляет реальную и огромную опасность для общества и Российского государства. Это так, и если не нанесем удара по чиновничьей продажности, то мы не реализуем ни одной социально-экономической программы, ни одного национального проекта.

И надо сказать, у нас нет времени на раскачку. Необходимы решительные и радикальные меры. Пока вместо этого больше слов.

У нашей фракции создается впечатление, что государство ходит кругами вокруг коррупции и боится затронуть ее глубинные масштабные причины.

Дело в том, что коррупция расцвела буйным цветом и откровенно гуляет по правительственным и президентским коридорам и кабинетам, свободно гуляет везде.

Трагедия России как раз и заключается в том, что мы отдаем законы на исполнение опять-таки в руки вот этой чиновничьей коррупционной массы. Поэтому результат уже предсказуем. Он будет отрицательным.

Без великой кадровой революции нам не обойтись, ибо безнравственность, безответственность и вседозволенность стали сутью власти.

Мы потратили годы на разговоры об антикоррупционном законодательстве, о декларациях чиновников, но какого-то существенного положительного результата не получили. Боюсь, что сами декларации станут предметом коррупции.

Теперь уйму времени потратим на обсуждение экспертных исследований законодательных, нормативно-правовых актов, которые далеко не панацея от наших бед.

А где другие меры? Их фактически нет.

Очевидно, что за время путинского правления количество чиновников разного уровня увеличилось почти в разы и без всякой государственной необходимости в них. Фактически состоялось их рекруторство в партию «Единая Россия»– опору власти, с содержанием этих партийцев за бюджетные деньги.

Разве нужны какие-то специальные экспертные исследования для того, чтобы увидеть очевидное? Федеральная власть здесь, в центре, сформирована не по принципу профессионализма, патриотизма и честности.

Засилье «питерских» стало уже нетерпимым для всей России.

Родственными связями пронизана власть и в регионах, особенно в правоохранительных и судебных структурах. Вот она – питательная среда для коррупции. Поэтому мы предлагаем президенту пойти на один радикальный шаг – поставить во главе ряда контрольных и надзорных органов представителей левой оппозиции.

Разве российские спецслужбы и МИД страны не докладывают президенту о собственности и зарубежных денежных вкладах, и не только зарубежных, высших чиновников власти? Докладывают. Тогда почему нет должного реагирования на них? Какое экспертное заключение необходимо на уголовно наказуемый запрет на взятки и казнокрадство? Но ведь берут и воруют. Вот на этом надо сконцентрировать усилия.

* * *

Президенту и Председателю правительства известно, что в 2008 году следственные органы провели обыски в помещениях губернатора Приморского края Дарькина. Но тот собрал чемоданы и добрался с ними до Дома правительства, после чего следствие захлебнулось. В средствах массовой информации опубликована не одна фотография губернатора в окружении лидеров преступного мира. Их созерцали в Приморье, во всей России. И что дальше? Ничего. Какой авторитет после всего, что было озвучено и обнародовано, будет у него среди населения? Никакого. Тогда почему удерживаем в кресле губернатора?

Если следствие не установило противоправных деяний у Дарькина, то об этом надо проинформировать россиян. Это только во благо власти. Если же оно, не устояв от давления, приняло необъективное решение, то и в этом надо разобраться и наказать виновных. Во всех нашумевших историях, тем более вокруг высоких должностных лиц, должна быть ясность. Особенно учитывая то, что дарькиных, сидящих у нас в высоких кабинетах, много.

Во власти огромное правовое развращение, грубое попрание законов, конституционных прав граждан. Болезнь, которую надо лечить в первую очередь не экспертными заключениями, а жестким спросом и ответственностью за произвол.

К сожалению, должен отметить, что даже в наших судах, в органах прокуратуры понятие «целесообразность» уже довлеет над законностью. А, как известно, целесообразность у каждого может быть своя…

Совсем недавно Госдума приняла закон о досудебной сделке прокуроров с обвиняемыми и подозреваемыми. Его положения содержат огромные возможности для коррупции. Вот по нему необходима экспертиза. Вместо этого Дума в спешном порядке проводит его. И кто будет виноват, если произойдет взрыв коррупции при отправлении правосудия, а он произойдет. Очевидно – Госдума.

Ну и о безответственности и безнаказанности членов правительства.

Как вы помните, в попытке преодолеть экономический кризис правительство выделило сотни миллиардов рублей российским банкам. Операция с самого начала была очевидно ущербной. Банкиры конвертировали полученные рубли в валюту и отправили ее за рубеж. Деньги не поступили к нашим отечественным товаропроизводителям, многие предприятия встали, вызвав огромную безработицу в стране.

Зададимся вопросом: кто понес наказание за эту губительную операцию? Никто. Мы так и не услышали от правительства о мерах по реагированию на факты выплаты премиальных по итогам работы за 2008 год руководящим работникам госкорпораций и банковской системы. Выплаты, которые следует квалифицировать как очевидное растаскивание денег, в том числе и бюджетных.

Поэтому, поддерживая президентский вариант законопроекта, наша фракция еще раз заявляет о необходимости одновременного и незамедлительного проведения комплекса мер по противодействию коррупции. Только тогда можно будет рассчитывать на определенный успех.


Выступление на пленарном заседании Госдумы

при обсуждении доклада министра обороны РФ А. Сердюкова

(10 сентября 2008 г.)


Компартия Российской Федерации дала политическую оценку событиям, произошедшим в августе текущего года в Южной Осетии и вокруг нее, поддержала признание Россией ее независимости, как и независимости Абхазии. Однако сделан первый шаг, за которым должно последовать решение о вхождении этих регионов при их желании в состав России или о заключении с ними союзного договора.

Вместе с этим мы глубоко осознаем все сложности и трудности, которые могут возникнуть в будущем, вплоть до военного противостояния не с Грузией, а с Североатлантическим военным блоком. Готовы ли мы к такому развитию событий, к защите российских интересов и безопасности страны на южном направлении? Вопрос вполне уместен, ибо устремление США войти в Грузию, разместить свои военные базы и довлеть над Россией, Ираном, Средним и Ближним Востоком вполне очевидно. События в Южной Осетии еще раз со всей откровенностью подтвердили самые худшие опасения, что уничтожение СССР – это лишь начало реализации главной цели гегемонистской политики натовцев по расчленению и уничтожению Российской Федерации, завладению ее природными ресурсами.

США и их союзники настойчиво и последовательно опутывают рубежи нашей страны своими военными базами, ведут активную подрывную деятельность внутри нашего государства, используя так называемую пятую колонну.

На этом фоне мы отмечаем, что на протяжении последних пятнадцати лет российское руководство проводило и продолжает проводить, мало сказать, неадекватную, а зачастую безответственную политику по отношению к своим Вооруженным Силам и безопасности страны.

Да, российские войска стали победителями в югоосетинском конфликте, но опять ценой больших потерь и удивительной самоотверженности и героизма наших военнослужащих. Мы вынуждены констатировать, что грузинские войска технически оснащены были лучше, чем российские воинские части. Повторилось то, что отмечалось еще в Первой чеченской военной кампании, из чего так и не было сделано глубоких выводов. Это отсутствие в достаточном количестве современного оружия, надежной системы связи, современного навигационного оборудования, приборов ночного видения, средств точечного поражения. Ну и вовсе является трудно объяснимым то, что 58-я армия только через сутки смогла кое-как сформировать два батальона бронетехники и направить их в Южную Осетию. При этом на марше был выведен из строя командующий армией. Концентрация грузинских войск была очевидной, не оставляющей сомнения в том, что они готовятся к нападению. Потому у нас есть все основания утверждать, что понесенные потери и жертвы в значительной степени являются результатом беспечности российских силовых структур, в первую очередь – руководства Министерства обороны. Если в правительстве считают, что главная обязанность министра обороны – это решение финансовых, материальных вопросов, то этот пост надо упразднить.

После такой «победоносной» пятидневной войны и таких жертв ему необходимо набраться мужества и уйти в отставку. Этого мужества и решительности не хватило всему российскому руководству, чтобы отдать приказ на уничтожение военных баз Грузии, всей ее военной инфраструктуры, что вполне вписывалось бы в нормы международного права о праве нации на самооборону и нанесение превентивного удара по агрессору.

* * *

События на Кавказе подтвердили, что реформа Вооруженных Сил России, о которой политическое руководство страны говорит почти 20 лет, так и не состоялась, а мелкие шаги в этом направлении не дали сколь-нибудь значительных результатов. Напротив, в чем-то еще больше обострили ситуацию. Ее проведение оказалось во многом подмененным показухой и обещаниями. Существенного перевооружения армии и флота не произошло, как не произошло и повышения качественного уровня управления войсками, социальной защищенности военнослужащих.

Около 80 % вооружения и техники изношены и требуют немедленной замены. Несмотря на это, российский оборонный комплекс больше поставляет вооружения зарубежным государствам, чем своим армии и флоту.

Бывшие российские президенты оказались в плену большой догмы, что у нашей страны нет врагов и на нас никто не будет нападать. Мы сами, разрушая свое Отечество, настежь открыли двери к нашим природным ресурсам и превратили Россию из некогда индустриальной державы во второсортное государство с утраченным машино- и станкостроением, потерянными отечественной электроникой и приборостроением, на ладан дышащими самолетостроением и сельхозиндустрией. Америке давно не нравится, что Сибирь с ее огромными природными ресурсами принадлежит только одной России. Вот и возникает вопрос: чем будем защищаться? Надо признать, что наши возможности не так уж и велики.

На протяжении многих лет в средствах массовой информации идет массированная ложь о действительном состоянии российских Вооруженных Сил. Нам демонстрируют запуски ракет, новые танки и самолеты, райские условия жизни контрактников. В действительности же под дезинформационным прикрытием продолжается разрушение армии и флота. И надо сказать, с вольным или невольным участием в этом некомпетентного руководства Министерства обороны.

Бывший министр С. Иванов без устали твердил, что не допустит милитаризации страны, а нынешний министр превращает Вооруженные Силы в большую площадку для бизнеса. Надо всем понять, что армия не зарабатывала и не может зарабатывать денег. Она обеспечивает безопасность страны и нормальные условия для развития экономики и того же бизнеса.

Из Генштаба изгнаны талантливые генералы, остался В. Шаманов, который обладает опытом командования большими соединениями в боевых условиях. По коридорам министерства сегодня ходят гражданские менеджеры, в том числе девицы в коротких юбках, пытаются учить генералов, как тратить деньги и командовать войсками. Большего надругательства российские армия и флот не испытывали, наверное, за все свое существование.

О какой милитаризации может идти речь, если в войсках не нашлось достаточного количества вертолетов для войны с грузинскими захватчиками?

Надо признать, что фактически сорвана программа перевооружения Ракетных войск стратегического назначения. И здесь мы допустили огромную ошибку. Сделав ставку на строительство МБР типа «Тополь», практически уничтожили другие прославленные конструкторские бюро и научно-производственные объединения.

К 2015 году США полностью закончат модернизацию своих вооруженных сил и будут иметь более 100 тыс. крылатых ракет с высокой точностью поражения. Мы и близко не подошли к этому, и опять будем приносить в жертву жизни наших солдат и офицеров, и не только их. Территория России фактически не защищена от нападения с воздуха. Да, у нас есть самый лучший в мире ракетно-зенитный комплекс С-400, но их в Вооруженных Силах единицы. Нам необходимо срочно создавать единую систему воздушно-космической обороны, состоящую из войск ПВО и войск Ракетно-космической обороны (РКО).

В 2000–2006 годах в Вооруженные Силы были поставлены всего 3 новых самолета – один Ту-160 и два Су-34, чуть более 60 танков Т-90, менее десяти надводных и подводных кораблей и катеров. Вот и вся «милитаризация».

Для сравнения отмечу, что в зоне конфликта на Черном море Российский Флот по своим боевым возможностям уступает в 3 раза турецкому флоту, на Балтике – в 2 раза шведскому и финскому и в 4 раза немецкому. Не привожу никаких сравнений с американским флотом, для нас они просто позорны.

* * *

Я с тревогой говорю об этом, ибо глубоко убежден, что мир стоит на пороге больших геополитических потрясений с участием в них военной силы. И, скорее всего, их эпицентром станут Кавказ, Каспийский и Черноморский бассейны, а также вновь Балканы. Готова ли Россия к этому? Нет, не готова, а действия, поступки политического руководства страны мало назвать беспечными и недальновидными.

Если кто-то и не знает, то напомню, что по решению Совета безопасности Российской Федерации военный бюджет страны должен быть не менее 3,5 % от валового внутреннего продукта. За 15 последних лет он никогда не достигал этой величины.

Сегодня уместно напомнить о некоторых шагах по разрушению нашей обороноспособности и безопасности. Они выстраиваются в последовательную систему предательства российских интересов. Середина 90-х годов: сделка Гор – Черномырдин по продаже Россией американцам 400 т обогащенного урана на невыгодных для нас условиях. Свой уран продали, теперь закупаем у Австралии, которая после событий в Южной Осетии отказалась от этой сделки.

В 2002 году в одностороннем порядке ликвидировали российскую военную базу на Кубе, выполнявшую исключительно важную роль для нашей страны. И сделали это под видом поиска средств для повышения денежного содержания офицеров. Денег не нашли, базу потеряли. Бывший начальник Генерального штаба А. Квашнин обещал заменить ее потерю группировкой спутников на орбите – не заменили.

Одновременно отказались от нашей базы во Вьетнаме, утопили космическую станцию «Мир». В спешном порядке ликвидировали три дивизии Ракетных войск стратегического назначения на железнодорожной основе. Уникальные и самые современные ракетные комплексы, которые достались России от Советского Союза.

Уничтожили так, как в свое время Горбачев и Шеварднадзе уничтожили оперативно-тактические ракеты СС-23. Теперь вместо них строим ракеты «Искандер» и снова тратим огромные народные средства. Все это напоминает театр большого абсурда. В отличие от нас американцы никогда не будут выполнять любой заключенный ими договор, если увидят, что он оказался им невыгодным. Так они вышли из договора 1972 года по противоракетной обороне.

Мы глубоко убеждены, что у Федерального Собрания есть все основания для проведения парламентского расследования причин и наступивших последствий по названным мною фактам.

Надо в срочном порядке укреплять военно-промышленный комплекс, который сейчас в состоянии производить лишь чуть больше половины комплектующих изделий. Армия и флот в ближайшее время будут испытывать нехватку боеприпасов. Необходимо образовать министерство оборонной промышленности.

* * *

В 2003 году после известных террористических актов, совершенных в Москве и на Северном Кавказе, усилиями двух больших фракций в Госдуме «Единство» и «Отечество – вся Россия» на поддержку органов безопасности из бюджета Министерства обороны изъяли почти 25 млрд. руб., которые предназначались на фундаментальные научно-исследовательские разработки. Словно не было других источников финансирования. Они есть. Однако наша экономика нацелена не на обеспечение безопасности страны, а в большей степени на выращивание абрамовичей и прочих валютных миллиардеров. Таковы в России национальные приоритеты.

Разрекламированная Минфином реформа денежного содержания военнослужащих обернулась очередным ударом по их социальной защищенности, которая оказалась хуже, чем у гражданских чиновников. Льготы отобрали, а компенсировать потери в полном объеме так и не хотим. Авторитет и значимость службы в Вооруженных Силах существенно подорваны. Некомплект офицеров достиг 40 тыс. человек, он коснулся всех воинских частей, в том числе элитных. В некоторых ротах осталось по одному-два офицера. Ни о какой боеспособности войск в этих условиях говорить не приходится.

Что предложил министр обороны Сердюков для решения этой сложной проблемы? Сократить количество офицерских должностей на 200 тыс., что якобы должно привести к уменьшению общей ежегодной потребности подготовки офицеров более чем в 2 раза. Вот у меня в руках копия его докладной записки президенту, и тот согласился с ним. Мы считаем, что решение принято поспешно, без учета огромной территории страны, того, что мы опутаны натовскими военными базами. Оно должно получить новую оценку в свете последних событий на Кавказе.

В этой же записке предлагается создать новую систему высших военно-учебных заведений. Сложно сейчас судить о последствиях этой реформы, но если главным побудительным ее моментом является сокращение материальных, финансовых затрат, то лучше от этих нововведений отказаться.

В завершение хочу отметить, что Вооруженные Силы России издерганы и измотаны непродуманными заявлениями об их перестройке, а больше— некомпетентными решениями военного руководства. Если реформы и проводить, то проводить надо решительно и быстро, после их глубокой проработки. Оборона и безопасность должны стать национальными приоритетами в политике государственной власти и российского общества.

Часть 3
На грани национальной катастрофы
(Статьи, выступления, интервью В.И. Илюхина)

Обращение по поводу роста национальной напряженности в стране

Уважаемые граждане!

Москва, как детонатор, готова взорвать в России межнациональный и межэтнический конфликт, способный перерасти в гражданскую войну – все против всех, в погромы иноверцев, всплеск сепаратистских настроений в стране. В этих условиях власть стремится межнациональную вспышку противоборства молодежи свести к банальным беспорядкам разбушевавшихся футбольных фанатов, к бытовой неустроенности людей и увести их от глубинных причин происходящих процессов.

Они заложены в крахе экономики, в разворовывании общенациональной собственности и присвоении ее небольшой олигархической группировкой абрамовичей, вексельбергов, прохоровых и фридманов, невиданном предательстве и вывозе капитала из России за рубеж.

Разорено сельское хозяйство, на последнем издыхании находится промышленное производство. Массовая безработица, и особенно среди молодежи, захлестнула страну. Не хватает детских садов, рушится система образования, жилищно-коммунальное хозяйство. За все надо платить. И это при большой бедности, катастрофически низком уровне заработной платы и доходов основной массы населения. Вопросам социальной защищенности людей не уделяется должного внимания. Угрожающих масштабов достигли миграционные процессы, которые отданы в руки бесчестных, продавших отечественные интересы дельцов от бизнеса.

Волна криминала, полицейского и судебного произвола, как гигантское цунами, захлестнула всю нашу страну. Власть погрязла в коррупции и продажности чиновничества, пожирает общество, а ее ударным боевым отрядом стала организованная преступность, которая фактически и управляет страной, что и показали события, произошедшие в станице Кущевская, Гусь-Хрустальном, Энгельсе. Вместо принятия решительных мер она утонула в пустых разглагольствованиях, маловразумительных реформах по переименованию милиции в полицию, слиянию и разделению функций правоохранительных и иных органов. Это и есть основные причины напряженности и конфликтов в нашем обществе.

Большинство россиян не хочет и не может жить в таких условиях. Вместо национальных, религиозных распрей мы должны заявить: «Дайте работу!», «Дайте доступное бесплатное образование!», «Бюджет страны – на нужды людей!», «Власть народу, а не олигархам и криминалу!», «Равенство всех перед законом!». Кремль боится роста самосознания молодежи и сам ради сохранения своей власти будет провоцировать конфликты.

Мы обращаемся ко всем людям – православным и мусульманам, иудеям и буддистам, к российской молодежи – прекратить всякие столкновения на национальной, этнической и религиозной почве. У нас с вами общий дом, и мы вместе должны навести в нем порядок. У нас общая цель – страна должна освободиться в управлении от мафиозного питерского клана, который долгие годы разрушает нашу экономическую и оборонную мощь, нравственную и духовную основу державности. Отдал Россию на поругание и бесчестие, преклонение перед американцами и поляками, всем Западом. В этом мы должны быть едины. Без этого не будет мира, благополучия и согласия в нашем Отечестве. Мы вместе должны победить, а не сгореть в огне гражданской войны.

Мы обращаемся ко всем старейшинам Северного Кавказа с просьбой употребить свое влияние на молодежь с целью всеобщего примирения.

Ко всем национально-патриотическим силам, лидерам партий, общественных объединений по организации диалога и проведению собрания народов России, который должен ответить на больные вопросы о путях выхода из кризиса и дальнейшего развития страны.

В. Илюхин, 15.12.2010

О полиции
(Открытое письмо Медведеву Д.А.)

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Важность и своевременность принятого Государственной Думой РФ и инициированного Вами закона «О полиции», направленного на коренное улучшение работы органов МВД, переживающих сейчас серьезный кризис, вполне очевидны. Однако предлагаемое переименование органов правопорядка из милиции в полицию, по нашему мнению, не только не будет способствовать успешной реализации закона, но, наоборот, может иметь крайне негативные последствия в условиях существующей в стране социально-политической напряженности, усугубленной не преодоленными до конца последствиями экономического и финансового кризиса.

Переименование никак не будет способствовать укреплению единства и согласия в обществе и росту авторитета сотрудников внутренних дел, что может привести к существенному нивелированию самого, без сомнения, нужного закона.

Как свидетельствуют итоги его обсуждения в СМИ, в частности в Интернете, большинство граждан РФ, поддерживая необходимость оздоровления работы органов внутренних дел, выступают против переименования милиции в полицию, рассматривая эту меру как непродуманную, малооправданную и затратную.

Наибольшие негативные последствия такое переименование будет иметь, прежде всего, на местном уровне, в регионах, находившихся под фашистской оккупацией, где слово «полицай» традиционно имеет крайне негативный смысл, ассоциируясь с предателями родины, служившими в период Великой Отечественной войны в созданных фашистами на оккупированных советских территориях органах вспомогательной местной полиции.

Известно, что полицаи активно участвовали в репрессивно-карательной деятельности нацистов, в борьбе с советским подпольем и партизанским движением, в установлении так называемого «нового порядка». С тех пор в народной памяти слово «полицай» прочно ассоциируется с символом врага, предателя-коллаборациониста, фашистского пособника. Известно, что сотрудничество с оккупантами всегда и во всех странах считалось тягчайшим преступлением против собственного народа.

Таким образом, все негативные исторические ассоциации, связанные со словом «полицай», неизбежно отразятся на работниках сегодняшних органов внутренних дел, в первую очередь на сотрудниках местных РОВД и участковых милиционерах, что никак не будет способствовать укреплению их авторитета и росту доверия населения.

Чужое слово «полицай» вряд ли станет адекватной заменой своему, народному слову «милиционер».

Уже одно это обстоятельство свидетельствует о нежелательности и несвоевременности подобного решения.

Переименование милиции в полицию, не имеющее с точки зрения массового общественного сознания сколько-нибудь понятного объяснения и мотивации, но потребующее, как известно, значительных бюджетных затрат, вызовет дополнительное недовольство и напряжение в обществе накануне парламентских и президентских выборов 2011–2012 гг.

Немаловажным является также то обстоятельство, что термин «милиция» служит одним из важных знаковых символов, объединяющих геополитическое пространство государств СНГ, имеющих близкие союзнические отношения или тяготеющие к РФ (Белоруссия, Украина, Казахстан, Киргизия, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье).

Название «милиция», введенное в России более 90 лет назад, вскоре после Февральской революции 1917 г., вместо дискредитировавшего себя в общественном сознании слова «полиция», имело в том числе цель провозгласить новое республиканское начало в противовес изжившим себя монархическим структурам государственного управления, прочно вошло в наше сознание, и отказ от него будет также означать и отказ от республиканской традиции современной Российской Федерации.

Поэтому апелляция к дореволюционной истории России и опыту других стран в данном вопросе является контрпродуктивной: у каждой страны своя история и свои особенности национально-государственного развития – нет необходимости говорить, насколько особа эта история и судьба у России.

Существует и еще одно важное обстоятельство.

Намеченная в ходе проведения реформы МВД переаттестация сотрудников внутренних дел не требует переименования, которое само по себе никак не может повлиять на улучшение качественного состава органов правопорядка: недостойные работники не перестанут быть недостойными от того, что будут называться «полицейскими» вместо «милиционеров».

При этом немалые бюджетные средства, которые, как отмечалось, потребуются на переименование в масштабах нашей большой страны в условиях не до конца преодоленного финансового кризиса, можно будет дополнительно использовать на цели, связанные с той же реформой органов внутренних дел.

Учитывая изложенное, призываем Вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, проявить сдержанный и взвешенный государственный подход и сохранить в окончательной редакции закона за органами внутренних дел прошедшее испытание временем существующее название «милиция».

П.Г. Белов, д.т.н., действительный член

Академии геополитических проблем;

И.А. Баянов, Ассоциация полярников г. Москвы;

С.И. Васильцов, д.и.н., директор «Центра

исследования политической культуры России»;

В.П. Галицкий, д.ю.н., профессор,

действительный член Академии военных наук;

В.И. Дашичев, д.и.н., профессор, главный научный

сотрудник ОМЭПИИ института экономики РАН;

В.К. Зиланов, профессор, академик МАНЭБ,

председатель Координационного совета

работников рыбного хозяйства РФ;

В.И. Илюхин, д.ю.н., заслуженный юрист РФ,

депутат Государственной Думы;

С.П. Обухов, д.п.н., депутат Государственной Думы;

А.Ю. Плотников, д.и.н., профессор;

К.Н. Сивков, д.в.н., 1-й вице-президент

Академии геополитических проблем;

Л.И. Шершнев, президент Международного

общественного фонда «Фонд национальной

и международной безопасности,

генерал-майор в отставке.

03.02.2011

Все отдано на откуп оперативным работникам

В Государственную Думу поступил на рассмотрение законопроект о внесении изменений в Закон о ФСБ и в Кодекс РФ об административных правонарушениях, которые предполагают существенное расширение полномочий сотрудников спецслужб в отношении рядовых граждан. Инициатором таких поправок выступил коллективный орган – Правительство РФ. Основной посыл законодательных изменений сводится к тому, чтобы наделить сотрудников ФСБ правом превентивных шагов в отношении граждан, только помышляющих о неких действиях, которые, по мнению спецслужб, могут принять форму протеста, неугодную властям.

С такими инакомыслящими и призваны вести «профилактическую работу» бойцы невидимого фронта. Насколько правомерно и актуально перенесение практики советского КГБ в реалии современного российского общества – на этот и другие вопросы корреспондентов «НИ» Надежды Красиловой и Анатолия Дмитриева ответил заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин.


– Виктор Иванович, чем, на ваш взгляд, вызвана необходимость принятия поправок к закону о ФСБ именно сейчас?

– Истинные причины в том, что правительство обеспокоено – ни одна социально-экономическая программа по-настоящему не выполнена. Экономический кризис очень дорого обошелся для россиян. Рост цен на коммунальные услуги неимоверен. Пенсионер сегодня получает пенсию в пять тысяч рублей, четыре тысячи из которых ему надо отдать за оплату коммунальных услуг. А как и на что тогда жить? Военным пенсионерам также не проиндексировали пенсии. А цены на продукты питания возросли. Если возникнет массовый протест, то правительству несдобровать. Официально объявили о шести с половиной млн. безработных, но в это трудно поверить. На самом деле уровень безработицы в полтора-два раза выше. Вот то, что больше всего сейчас тревожит правительство.

– То есть это опасение массового социального протеста со стороны населения?

– Да, это опасение социального взрыва. Отсюда и стремление объявить всех выступающих с критикой экстремистами.

– Наказание только за намерение участвовать в чем-то напоминает о сталинских временах, когда любого человека могли загнать в ГУЛАГ только за мысль о сопротивлении советской власти. Просматривается здесь и практика «профилактической работы» КГБ с диссидентами, которая широко использовались во времена Андропова.

– Предостережения в Советском Союзе выносила только лишь прокуратура. Но предупреждения выносились за совершенное преступление, или в связи с готовящимися преступлениями, или в связи с нарушениями действующего законодательства. И к тому же прокуратура имела совокупность имеющихся доказательств. Сегодня все отдается на откуп силовым структурам. Как определить, когда экстремизм начался и когда он закончился? А если он не закончился, то за что тогда нужно применять административное наказание? Но так ведь можно дойти и до уголовной ответственности в случае повторного нарушения законодательства после применения административного взыскания.

– Теперь, в случае принятия поправок, лишь намерение граждан выйти на митинг с требованием снижения тарифов ЖКХ может быть расценено спецслужбами как посягательство на государственные устои?

– А почему нет? А уж если кто-то на митинге выступил и заявил, что правительство не справляется со своими обязанностями, погрязло в коррупции и долой это правительство. Вот вам и экстремизм. А с другой стороны, что такое экстремизм? Понятие экстремизма ни в правовой науке, ни в политологии не разработано. Этого понятия просто нет. А вот за участие в экстремистских организациях, за пособничество экстремизму уголовная и административная ответственность существует. Все поставлено с ног на голову. Все отдано на откуп оперативным работникам. Сейчас за общественную позицию, за политическую деятельность любого гражданина можно легко объявить экстремистом.

Предупреждение может получить любой, кто критикует власть. Вот напечатаете мое интервью, а потом объявят, что Илюхин – экстремист.

27 апреля 2010 г.

Заявление по аресту Квачкова В.В

23 декабря 2010 года в ходе «спецоперации» с выключением света и угрозой взлома двери квартиры был задержан и препровожден в Лефортовский суд для предъявления санкции на арест полковник Квачков Владимир Васильевич по обвинению в «организации вооруженного мятежа» (?!).

Высший офицерский совет России расценивает арест полковника Квачкова В.В. не только как очередной противозаконный акт по отношению к нему, но и как грубую провокацию против всего военно-патриотического движения России, направленную на дестабилизацию обстановки в стране.

Высший офицерский совет России требует от инициаторов «борьбы с экстремизмом» освобождения полковника Квачкова В.В. и прекращения подобных «спецопераций» преследования патриотов России!

Высший офицерский совет России обращается ко всем структурам военно-патриотической оппозиции с требованием провести акции в поддержку Квачкова В.В., высказать решительное «Нет!» его незаконному аресту. Принятые на них решения направлять в наш адрес и на имя Председателя ФСБ РФ.

Временно исполняющий обязанности

председателя Высшего офицерского совета России,

председатель исполкома ДПА В.И. Илюхин, 14.01.2011

Обращение к офицерам российских Вооруженных сил

Товарищи офицеры!

С глубокой тревогой и обеспокоенностью обращаюсь к вам в сложный час для Российской Федерации. Я нисколько не сгущаю краски и не драматизирую ситуацию, она действительно такова. Распад Советского Союза, во многом произошедший по вине прежнего политического руководства страны, существенно ослабил Россию, которая может потерять свой суверенитет и независимость.

Мы уже давно не влияем на развитие мировых процессов, хотя и пытаемся сделать видимость своего участия в «восьмерке», в НАТО. Однако США, не спрашивая и не ставя нас в известность, разбомбили Югославию, Афганистан, Ирак. А ныне угрожают Ирану, а далее выход к Каспию и подчинение себе этого региона, который они давно объявили зоной своих жизненно важных интересов.

Впервые за всю историю американский сапог ступил на землю бывших союзных, среднеазиатских республик. Грузия отдала свои базы, а если быть точнее, военные объекты Советского Союза, опять-таки тем же американцам. А они подвигают свои войска и далее к России, перемещая их в Литву, Латвию, Эстонию, Польшу, Болгарию и Румынию.

Для чего? Для борьбы с терроризмом? Это лицемерная ложь. Еще нигде терроризм и, самое главное, его идеологи и руководители не были уничтожены военной силой.

Американцам нужна Россия с ее огромными природными ресурсами: нефтью, газом, алюминием, никелем, золотом, платиной, железом и прочими ископаемыми. Угроза вхождения натовских войск на нашу территорию вполне реальна. Она может начаться, и в скором времени, сначала под видом обеспечения охраны российских атомных, химических объектов, а потом и далее.

Кто-то в это не верит, кто-то относится к происходящему легкомысленно или просто безразлично, не задумываясь о судьбах своего народа и Отечества, о будущем своих детей и внуков. А разве мы, взрослое поколение, думали, что не будет Советского Союза и для общения со своими родными, близкими, друзьями, живущими в бывших союзных республиках, нам необходимо сейчас пересекать границы, преодолевать таможенные барьеры.

Не думали, но это произошло. И опять не хотим осознать дальнейшего распада и разложения, идущих зримо и незримо, под гомон и пьянство артистической братии, циничные шоу, напоминающие пир на крови и чужом горе, на чужих страданиях миллионов людей.

Хочу напомнить, что еще бывший премьер-министр Великобритании Джон Мейджер заявил: «Задача России после проигрыша «холодной войны» – обеспечить ресурсное благополучие страны. Но для этого ей нужно всего 50–60 миллионов человек».

А Билл Клинтон, будучи президентом США, выразился еще откровенней по поводу будущего России. Он предложил расчленить нашу страну по югославскому варианту, предварительно уничтожив Российскую армию и оборонный комплекс.

Англичане скупают российские нефтяные компании, около 40 % акций отечественных энергетических систем уже принадлежат иностранцам. Они же начали скупку и наших земель. В результате преступной приватизации почти 60 % крупной собственности, банковского капитала оказались в руках представителей одной, но достаточно агрессивной нации, для которой Израиль является исторической родиной. Они благодаря Б. Ельцину, а ныне и В. Путину владеют основными печатными и электронными средствами массовой информации. В их руках оказались банковский капитал, ключевые посты в правительстве, кадровые назначения.

Вот почему из страны вывезено наших капиталов на сумму более 400 млрд. долларов. Этих денег сейчас не хватает на отечественную науку, образование, медицину и вооруженным силам. Вывоз капиталов не сократился при путинском правлении, а в отдельные периоды он увеличился.

Государственная Дума, говорящая на русском языке, не хочет защищать своих соотечественников в ближнем и дальнем зарубежье. Ратифицировав по требованию президента российско-литовский договор о границе, депутаты проправительственных, пропрезидентских фракций в Госдуме сдали Литве не принадлежавшие ей земли бывшей Восточной Пруссии (Клайпедский край), за которые советские люди в годы войны отдали более 400 тысяч человеческих жизней.

А дальше состоится сдача Японии четырех Курильских островов, Финляндии – Выборга, часть псковской земли Эстонии, а потом и Калининградской области.

Президент В. Путин ликвидировал российские военные базы на Кубе, во Вьетнаме, но ничего не потребовал взамен от американцев и натовцев, которые строят станцию раннего отслеживания в Норвегии, недалеко от Мурманска, и будут контролировать все выходы в открытое море наших подводных и надводных судов. Используя аналогичные станции в Латвии, они уже «просматривают» российскую территорию до Санкт-Петербурга.

Из выступления начальника Генштаба Вооруженных Сил РФ на февральской Коллегии Минобороны следует вывод: «Военную реформу провели – Вооруженных Сил, способных защищать Россию от внешнего агрессора, фактически нет». Это так. Новые техника и вооружение в войсках составляют лишь 4 %, кораблей выводится из строя в два раза больше, чем вводится в строй. Авиационный парк боеспособен лишь на 30–40 %, в кризисном состоянии находятся ракетно-стратегические силы.

Сегодня материальное – денежное, квартирное обеспечение военнослужащих гораздо хуже, чем гражданских чиновников. Такого унижения военные люди не испытывали ни в Российской империи, ни в Советском Союзе.

Военно-промышленный комплекс (ВПК) страны фактически разрушен и уже не способен производить половину комплектующих изделий. Производство, наука деградируют. ВПК необходима дополнительная финансовая поддержка. Вместо этого президент и правительство наметили значительно сократить военный бюджет. Это откровенное предательство. Мы с глубокой тревогой констатируем, что страна вымирает: смертность превысила рождаемость почти в два раза и население ежегодно сокращается на один миллион. Потери давно превысили результаты первой империалистической войны 1914 года и гражданской войны 1918–1920 годов. Нужны конкретные и радикальные меры. Вместо этого мы постоянно слышим и видим пустые высказывания и заверения президента, нравственно разлагающие и отупляющие сознание людей телевизионные программы.

В стране невиданных размеров достигла безнадзорность, миллионы детей не вовлечены в образовательный процесс. Пьянство, наркомания поразили большую часть населения, проституция стала обыденным ремеслом, а женское тело расхожим товаром, в том числе и на вывоз за рубеж. Нация откровенно деградирует, страна теряет свой генофонд и нуждается в срочном спасении.

Преступность стала российским национальным бедствием. Государство оказалось неспособным защитить своих граждан от терроризма. Человеческая жизнь перестала чего-нибудь стоить. Паханы, воры в законе и прочий преступный элемент нагло диктуют обществу свои условия – жить по их понятиям. Они, не стесняясь, хапнув народную собственность, цинично разъезжают с личной охраной на «мерседесах», возводят особняки, в том числе и за ваши деньги. Преступники сидят в законодательных собраниях и исполнительных органах власти, за кремлевской стеной, в судах, в штабах и в правоохранительной системе.

Власть и преступность стали неразделимы. Так дальше жить нельзя. Вместо эффективной и надежной борьбы, и в первую очередь с организованной преступностью, взяточничеством и казнокрадством, власть лишь периодически демонстрирует показные аресты второстепенных лиц криминального мира. И это не случайно. Власть не будет бороться с преступностью. Это все равно что ей бороться с самой собой. Поэтому нужна радикальная ее замена. Но не только об этом хочу сказать, а в первую очередь спросить людей в погонах: «А кого и что вы защищаете?». Вы не задумывались над этим? Хотите ответить: страну, народ, независимость Отечества. Так ли это? Боюсь, что нет. Ведь страна фактически без внешнего вторжения находится под оккупацией. И вы вольно или невольно поддерживаете процесс ее разложения, внутреннего уничтожения и гибели, скорее всего, неосознанно защищаете небольшую кучку миллиардеров-олигархов, грабящих страну и народ, охраняете преступную власть, которая издевается над вами и унижает вас.

Задумайся над этим, человек с ружьем!

В России нет легитимной Конституции, ибо за нее в декабре 1993 года проголосовало менее одной трети избирателей. В России нет и честных выборов, ибо в большинстве своем их результаты фальсифицируются, а сами они проводятся под давлением исполнительной, президентской власти, с использованием подкупа, шантажа, лжи, иных грязных технологий. Государство, которое не может предложить обществу национальной объединяющей идеи, государство, пожирающее своих граждан, не имеет будущего. Нет будущего и у вас.

Если ничего не изменить, то через некоторое, и не так уж отдаленное, время нечего будет защищать. Станете не нужны ни вы, ни вооруженные силы. Будут в армии и на флоте иностранные наемники. Да и славянского народа, самого непокорного и свободолюбивого в мире, останется одна треть от нынешнего населения.

Я не призываю вас воткнуть штыки в землю. Наоборот, надо учиться военному делу каждый день и помнить о своем достоинстве.

Я призываю всех вас занять активную позицию, восстановить справедливость и нравственный порядок, которого хотят и ждут миллионы соотечественников. Это в ваших руках. Нужна только ваша воля.

И пусть в ваших поступках будет живая память о великой истории нашего Отечества.

В. Илюхин, 26.06.2007

По поводу законодательной инициативы российского правительства, одобренной президентом В. Путиным, о замене льгот денежными выплатами

Движение «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» расценивает предложения Президента и Правительства Российской Федерации как очередной и достаточно мощный удар по Вооруженным силам РФ, а также спецслужбам и правоохранительным органам страны. Речь идет не только о том, что законодательные инициативы «О внесении изменений и дополнений в федеральные законы «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» существенно подорвут основы социальной защищенности людей в погонах, но и резко снизят их доверие к государственной власти со всеми вытекающими из этого последствиями.

И здесь уместно отметить лживость и лицемерие президентско-правительственных намерений. Они не соответствуют названию законодательной инициативы, ибо речь идет о 155 федеральных законах, в которые предлагается внести изменения, и о 47 законах, подлежащих полной отмене, которые далеко стоят от регулирования деятельности законодательных (представительских), исполнительных органов власти и органов местного самоуправления. Если же говорить по сути предложений, то это не что иное, как завуалированное ограбление российских граждан.

Предлагаемые инициативы существенно ослабят оборону, безопасность, аграрный сектор страны и образование. Говорю об этом как о свершившемся факте, ибо проправительственная фракция «Единая Россия» в Государственной Думе, не задумываясь о последствиях, «проштампует» внесенные законопроекты.

В условиях резкого упадка сельского хозяйства, опоры армии и флота, намечено отменить федеральные законы «О государственном регулировании агропромышленного производства» и «О социальном развитии села», что вызовет дальнейшее разрушение аграрной экономики и очередной отток трудоспособного населения из сельской местности.

Одновременно правительство, с одобрения президента, предлагает отменить федеральный закон «О финансировании государственного оборонного заказа для стратегических ядерных сил Российской Федерации». Подобный шаг, при фактическом уже отсутствии технического лимита на дальнейшую эксплуатацию тяжелых стратегических ракет и при фактическом их невоспроизводстве, станет вполне очевидной предпосылкой к утрате Россией статуса мощной ядерной державы.

Новшества, предлагаемые президентом и правительством по замене льгот военнослужащим денежными выплатами, несомненно, нанесут очередной удар по престижу воинской службы.

В армии и на флоте, в иных силовых структурах сложилось устойчивое мнение о предлагаемых реформах как об очередном обмане, которое сформировалось по ряду причин. Одной из них стал продавленный правительством через Госдуму в марте 2002 года закон «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им льгот».

Отмена в то время отдельных льгот по проезду, по оплате жилья с учетом инфляции уже привела к потере военнослужащими из семейного бюджета от 300 до 1600 рублей.

Правительство до сих пор не рассчиталось с военнослужащими, сотрудниками МВД РФ по различным компенсационным выплатам за участие в восстановлении конституционного порядка еще в зоне ингушско-осетинского конфликта 1994 года, а потом и в Чеченской Республике. Задолженность составляет более 10 млрд. рублей.

В Вооруженных силах Российской Федерации проходят службу свыше 130 тысяч лиц, не имеющих надежного благоустроенного жилья, и их проблемы решаются крайне неудовлетворительно. При существующем порядке обеспечения жильем военных она может быть исчерпана не ранее чем через 50 лет.

Верх цинизма и надругательства над военными – предложение президента о реализации их жилищных прав через ипотеку. Такого не было ни в Российской империи, ни в Советском Союзе. Защитник Отечества всегда находился на полном содержании государства. Жилищная ипотека для военнослужащих при их мизерном денежном содержании станет удавкой на всю их жизнь. Предполагаемых ежегодных государственных взносов в размере 30 тыс. рублей на жилье не хватит и на однокомнатную квартиру.

Однако президент и правительство предлагают полностью отменить оказание военным безвозмездной помощи и выделение субсидий на приобретение жилья, на индивидуальное строительство, ликвидировать право увольняемых в запас на включение по ходатайству командиров воинских частей в списки на получение жилья в органах местного самоуправления по избранному постоянному месту жительства.

Президент и правительство отменяют бесплатное предоставление в собственность или пожизненное пользование земельных участков под индивидуальное жилищное строительство, ведение подсобного хозяйства. Такая норма существовала не только в Советском Союзе, но и в царской России.

Военнослужащие теряют льготы, связанные с их освобождением от уплаты налогов на землю, от уплаты местных налогов. Они не будут пользоваться правом на бесплатную юридическую помощь.

Правительственные законопроекты отбирают у военных денежные компенсации по продовольственному пайку, что приведет снижение должностных окладов более чем на 600 рублей в месяц, а также у офицеров денежные компенсации на санаторно-курортное лечение в размере 600 рублей на военнослужащего и по 300 рублей на жену и каждого несовершеннолетнего ребенка.

Предлагаемое полное лишение права военнослужащих (офицеров, прапорщиков) на бесплатный проезд на общественном транспорте приведет к расходованию их собственных средств не менее 1 тысячи рублей в месяц.

Не щадит президент и членов семей военнослужащих, особенно потерявших кормильца, лишая их права на бесплатную медицинскую помощь в военно-медицинских учреждениях, права на освобождение от уплаты земельных налогов, налогов на имущество, транспорт, перешедших им в наследство. Отменяются у них и другие льготы.

Невозможно без негодования воспринимать намерение президента и правительства по отмене у военнослужащих срочной службы, наших мальчишек, права на бесплатный проезд в общественном транспорте городского, пригородного и местного сообщения, на бесплатную юридическую помощь, освобождения от уплаты пошлины при подаче жалоб в суды по вопросам, связанным с прохождением военной службы.

В правительственном пакете законопроектов фактически нет ни одной определенной суммы добавки к денежному содержанию взамен имеющихся льгот. Присутствует одно предложение: «денежная компенсация проводится в размерах и порядке, определенных правительством Российской Федерации», что делает ее выплату необязательной и бесконтрольной со стороны Федерального Собрания.

В законопроекте только в одном случае правительство намерено более или менее конкретно увеличить военнослужащим-контрактникам надбавку за сложность службы с 70 до 120 %, но опять-таки дифференцированно, в зависимости от многих условий службы и по решению командования части, что будет носить достаточно широкий субъективный характер.

Правительственным законопроектом отменяются все фиксированные (гарантированные) выплаты и другие нормы социальной защиты военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей. Замена слова «льготы» выражением «социальные гарантии» не вносит конкретики в это понятие. Вместе с этим, по имеющимся оценкам, только отмена фиксированных выплат приведет уже в 2005 году без учета роста дороговизны к потере реальных доходов офицеров и других военнослужащих примерно в 25–30 тыс. рублей в год. Эти расчеты близки к реальности.

И вовсе нет пределу возмущения, когда президент и правительство пытаются лишить основных «прав и льгот» Героев Советского Союза, Героев России, полных кавалеров ордена Славы и Трудовой Славы, что фактически станет уничтожением в целом социального статуса Героев. Проектом закона предусматривается ежемесячная денежная выплата в размере 3,5 тыс. рублей взамен отменяемых льгот, что компенсирует потери этой категории российских граждан чуть более 20 %.

На наш взгляд, это осознанный политический шаг, удар по патриотизму, по формированию гражданского мужества и стойкости, самоотверженности в защите Отечества и государственности.

После всего этого хочется обратиться ко всем военнослужащим. Пора бы глубоко задуматься над тем, как оценивает ваш ратный труд Верховный Главнокомандующий и нужны ли ему сильные Вооруженные силы?

Я думаю – нет.

В. Илюхин, 26.06.2007

ФСБ РФ
Начальнику следственного управления В.М. Терехову

Уважаемый Вячеслав Михайлович!

10 февраля 2011 года по решению Общероссийского офицерского собрания состоялся общественный военный трибунал, рассмотревший деятельность В. Путина на посту Президента Российской Федерации.

Трибунал основное внимание уделил военному аспекту, роли в нем бывшего президента и пришел к выводу, что его деятельность нанесла огромный ущерб внешней безопасности страны.

Подобный вывод основан на ряде обстоятельств. В частности, по указанию В. Путина были ликвидированы две военные базы: во Вьетнаме (Камрань) и на Кубе (Лурдас), космическая станция «Мир», имевшие исключительно важное значение в обеспечении безопасности России. В 2002–2004 годах по его указанию и настоянию американцев были уничтожены три дивизии Ракетных войск стратегического назначения с ракетными комплексами РТ-23 на железнодорожной основе. Самые современные комплексы, которые Россия получила от СССР и которым не было аналогов в мире. Было уничтожено несколько десятков ракет, несущих 10 боезарядов каждая. Ракеты не исчерпали своего технического срока нахождения на боевом дежурстве.

В условиях явного отставания России в современных ракетах действия В. Путина причинили огромный ущерб обороне и безопасности страны, вызвали дополнительные колоссальные финансовые расходы по восполнению потерь.

В перечисленных и иных действиях В. Путина, рассмотренных трибуналом, имеются признаки преступлений, в том числе и предусмотренного ст. 275 УК РФ.

Учитывая то, что расследование деятельности, совершенной в ущерб внешней безопасности страны, находится в компетентности следователей ФСБ РФ, прошу Вас рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела со всеми вытекающими из этого последствиями.

Отмеченные в письме деяния В. Путина носят очевидный характер, однако в случае необходимости мы готовы представить необходимые аналитические, справочные материалы.

О принятом Вами решении прошу меня уведомить.

Приложение: речь обвинителя, приговор трибунала.

С уважением

заместитель председателя Комитета

по конституционному законодательству

и государственному строительству

В.И. Илюхин, 01.03.2011

Часть 4
Проверка на русофобию. «Катынское дело»

Россия и Польша. 1920 год

В 1920 году, когда Польша разгромила Красную Армию и захватила огромную территорию, земли Западной Украины и Западной Белоруссии Варшава передала победителям как колонии, на которых начал утверждаться «новый порядок», схожий с тем, который позже наводили гитлеровцы на оккупированных территориях. Тоже расстреливали, вешали, пороли до смерти, сжигали поселки, разрушали храмы, силой окатоличивали. Естественно, это вызывало противодействие местного населения, что новых хозяев только стимулировало к еще большей жестокости.

Поляки зверствовали, неимоверно издевались над пленными – стегали колючей проволокой, зашивали людям в полость живота живых кошек или убивали сотнями за малейшее нарушение дисциплины в концлагерях.

Мирных жителей тиранили, всех огульно лишили национальности, принуждали к рабскому непосильному труду. Польские газеты без стеснения писали: «На все тамошнее белорусское население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь».

Кто же из оккупантов так зверствовал? Во-первых, так называемые осадники.

Это ветераны армии Пилсудского, за боевые заслуги в польско-советской войне 1919–1920 годов награжденные земельными наделами в Белоруссии и Украине. Среди осадников было много офицеров – закоренелых русофобов и католических фанатиков. Они обращались с местным населением, как живодеры со скотиной. И впоследствии им это даром не прошло.

Во-вторых, жандармы, поддерживающие «новый порядок» самым жестоким образом. На захваченные территории были присланы «служители закона», отличающиеся особым садизмом – жандармы обирали крестьян до нитки, насиловали женщин, семьи лишали жилья. В 30-х годах польские жандармы в удостоверении личности в графе «национальность» у белорусов писали: «тутэйшие», то есть местные. Население должно было со временем забыть свои корни, свою культуру, свое национальное достоинство.

В-третьих, охранка многочисленных тюрем и лагерей. Особенно отличалась жестокостью охранка концлагеря Березы Картузской, который просуществовал с 1934 до 1939 года. Как пишут в польской прессе, там содержались евреи, украинские националисты и даже поляки.

Сохранилось свидетельство насаждаемых порядков в этом лагере. Известный польский общественный деятель и публицист Станислав Цат-Мацкевич писал в своих воспоминаниях: «Береза Картузская была не местом изоляции, а местом пыток… Со всей Польши здесь собрали людей, обожавших избивать безоружных… Уголовники назначались дежурными по бараку, контролировали выполнение «гимнастики»… Им разрешалось избивать остальных заключенных… Главная пытка – отказ в праве справлять нужду. Только раз в день, в 4.15 утра, узников выводили и командовали: «Раз, два, три, три с половиной, четыре!» За эти полторы секунды все должно быть уже закончено».

Еще один вид пыток – «гимнастика», когда узников заставляли сидеть в глубоком приседе с поднятыми вверх руками на протяжении 7 часов. В приседе бегать, ходить, спускаться с лестниц и подниматься обратно.

При этом на них сыпались удар за ударом, особенно если чей-то желудок не выдержал. Делать «гимнастику» заставляли всех, даже арестантов с переломанными в результате издевательств костями.

Ночью людей будили каждые полчаса и приказывали им прыгать, бегать, ползать. «Все выглядело, как дантовский ад», – заключает С. Цат-Мацкевич.

А теперь приведу некоторую статистику. В польско-советской войне 1919–1920 годов поляки взяли в плен порядка 120–150 тысяч красноармейцев. 80 тысяч истребили. Сколько погибло в концлагерях мирного населения – не счесть. На территории Западной Белоруссии и Западной Украины разрушили почти все православные храмы, закрыли фактически все местные национальные школы. Население обобрали с ног до головы.

Белорусы и украинцы об этом помнят…

Откуда в Белоруссии взялись польские пленные

Для начала сделаю некоторые уточнения. Первая мировая война истощила Германию и Россию. Польша, получив из рук Верховного совета Антанты независимость, воспользовалась этим и направила штыки в сторону поверженных немцев. Потом, увидев, что советская власть вот-вот падет, в январе – феврале 1919 года кинулась на Россию. Возглавлял этот поход национальный герой прошлых лет и современной Польши Юзеф Пилсудский, чьи памятники ныне можно встретить в любом уголке ее небольшой территории. Поэтому непродуманный поход доблестного военачальника Тухачевского на Варшаву был лишь ответом на эту агрессию. Далее, как мы знаем, ситуация изменилась, и РСФСР потерпела на польско-советском фронте крупное поражение. Наши территории по Рижскому мирному договору, заключенному 18 марта 1921 года, отошли Польше – западная часть Белоруссии и Западная Украина.

Но со временем Варшава и Берлин сблизились до такой степени, что Польша в 1933 году добровольно взяла на себя функции представлять Германию в Лиге Наций. Сотрудничество приобрело столь тесный характер, что Гитлер в январе 1939 года предложил Варшаве участвовать в походе на СССР. И был крайне удивлен и разочарован отказом Польши, которая в то время являлась еще и союзником Англии и Франции. Заигрывая с одними и другими, Варшава все время помнила о ситуации 20-х годов, когда русские и немцы обескровили друг друга и ей легко достались лавры победителя. Поэтому Польша всячески затягивала процесс переговоров, явно забывая, что находится в буферной зоне между двумя крупными и сильными державами – Россией и Германией. Варшаву не образумил даже пакт Молотова – Риббентропа: в Гитлере она врага не видела и вместе с Англией и Францией настраивала фюрера против советской России. Ненависть поляков к большевикам явно затуманивала их сознание.

1 сентября 1939 года стало для Польши трагедией – гитлеровцы пересекли ее границу и двинули танки вглубь страны. Надо отдать должное полякам: защищались они самоотверженно, но силы были не равны и серьезно противостоять Берлину они не могли. Второй удар Варшава получила с востока. 17 сентября 1939 года по договору с Германией советские войска начали наступление, освобождая свои утраченные 20 лет назад территории. На два фронта воевать крайне тяжело, поэтому военные действия быстро закончились – Польша была разделена на две части – немецкую и советскую. Не присоединившийся ни к кому буфер перестал существовать. Англия и Франция в войну не вмешались, а предпочли пожертвовать союзником ради собственного спокойствия. Единственное, что сделал британский лев, – приютил в Лондоне сбежавшее польское правительство, которое через полтора года стало искать отношения с ненавистной ему Россией.

Мы вернули себе Западную Белоруссию и Западную Украину; в плен Красной Армии попало около 150 тысяч поляков, одетых в военную форму. Произошла большая фильтровка: представители низшего сословия были сразу освобождены. Часть поляков, жившая на западных землях Польши, была передана немцам. Позже, уже в 41 году, 73 тысячи поляков были переданы польскому генералу Андерсу, и они на территории Италии вместе с англичанами воевали против немцев. У нас оставалась небольшая группа польских офицеров, отказавшаяся участвовать в сопротивлении немцам, а также сотрудничать с нами. В отношении этих офицеров надо было принимать какие-то меры.

Дело в том, что они совершали набеги на населенные пункты, так как не было серьезного конвоя, готовили мятеж, будучи в нашем плену. В их числе были жандармы, полицейские, издевавшиеся над нашими красноармейцами, плененными в 1920 году. Издевались они над белорусами, украинцами во время оккупации поляками названных территорий. Поэтому часть поляков была приговорена к расстрелу за тяжкие преступления. Но не в том количестве, о котором сейчас говорят. Цифры надо уточнять, но они – в пределах 3 тысяч. Это было под Харьковом, Тверью и в ряде других мест.

Есть и другие подсчеты историков. По некоторым данным, в руки СССР в 1939 году попало не более 130 тысяч поляков, из которых 42 тысячи польских военнослужащих, оказавшихся в армии по призыву, были освобождены. Это те, кто, как уже говорилось ранее, проживал на территории Польши, оказавшейся под немцами. И примерно столько же, чуть более сорока тысяч гражданских жителей, бежавших от фашистов на восток, СССР переправил назад через линию перемирия. Из оставшихся и формировались рабочие подразделения для строительства дорог в Смоленской области, армия Андерса и дивизия имени Тадеуша Костюшки. Нельзя исключать, что кто-то из пленных умер своей смертью, кто-то сбежал. По суду же было расстреляно, как уже упоминалось, чуть больше трех тысяч.

Но не надо путать Катынь, у нас все это свелось к ней. Под Катынь было действительно направлено несколько тысяч поляков, которые работали на строительстве шоссейных дорог Смоленск – Витебск и т. д. Но когда началась Великая Отечественная война, немцы настолько быстро продвигались к Смоленску, что эвакуировать оттуда военнопленных поляков не удалось. Они вновь оказались в плену, на этот раз у немцев. Германия использовала часть их на строительстве бункера для Гитлера. На строительстве этого бункера работали в том числе и пленные русские, украинцы, белорусы, евреи – все они были расстреляны и похоронены под Катынью. Потому мы сегодня и говорим: давайте определимся, кто есть кто и от чьих пуль погиб.

* * *

Так откуда взялись перед войной в Смоленской области польские военнопленные, которых якобы перед отступлением, второпях, под угрозой самим оказаться захваченными, палачи НКВД методично, как представляется некоторым гражданам, из немецких пистолетов, каждого поляка в отдельности, в затылок, застрелили? Если не брать в расчет геббельсовскую, а ныне и польскую теорию, которую поддержало в целях политической целесообразности и наше государственное руководство, это и была часть тех людей, которые к нам попали в 1939 году при разделе Польши.

Забегая вперед, скажу, что содержались они в очень приличных условиях в трех лагерях особого назначения № 1-ОН, № 2-ОН и № 3-ОН на расстоянии от 25 до 40 км западнее Смоленска. Пленные работали на открытых объектах, и тому немало свидетельств. О здоровье этих людей заботились и во избежание эпидемий даже делали прививки. Когда возникла угроза оказаться в тылу у наступающих немцев, НКВД предпринял попытку отправить пленных железнодорожным транспортом в глубь страны, однако сделать это было уже невозможно. Так поляки оказались у немцев. Именно они, по дьявольскому плану Геббельса, были садистски истреблены, а вину за их гибель Германия переложила на плечи сталинского режима.

Германия обвиняет СССР

13 апреля 1943 года все средства немецкой массовой информации распространили заявление Геббельса о том, что под Смоленском, недалеко от Катыни, были обнаружены захоронения польских офицеров, польских солдат. Геббельс заявил, что все они были уничтожены НКВД СССР, подчеркиваю, в мае 1940 года. На эту дату необходимо обратить внимание.

С мая 40 года была полнейшая тишина, и никто не поднимал этот вопрос. Хотя польская разведка достаточно интенсивно работала по всей европейской территории Советского Союза, как и немецкая разведка. Знали про все достаточно досконально. И вдруг только в 43-м возникает Катынь. Почему? Да потому, что у немцев обстоятельства на фронтах складывались не в их пользу. Потому, что мы уже в 43-м с союзниками обсуждали возможность открытия Второго фронта. Немцы были побиты под Москвой. У них намечалась катастрофа под Сталинградом – немецкие солдаты, представители Италии, Румынии стали массово сдаваться советским войскам.

Дабы предупредить, не допустить создания прочной антигитлеровской коалиции, тем более открытия Второго фронта, Геббельс прибег к такой величайшей в мире фальсификации. Он всегда утверждал: врите по-крупному, и чем крупнее будет ваша ложь, тем быстрее в нее поверят.

Начиная с этого момента средства массовой информации раскручивали Катынскую проблему. Надо отметить, что польское правительство в изгнании буквально на второй день признало геббельсовскую версию о расстреле польских солдат вполне достоверной и сделало свое заявление. А 16 апреля, фактически через два дня, поляки, представители Польского Красного Креста, были уже в Катыни. Посмотрите, как все быстро, синхронно сработали! Поляки даже не удосужились заглянуть в документы, удостовериться, так ли это. Через две недели Геббельс запишет в своем дневнике, что Катынское дело развивается для немцев счастливо. Но пройдет месяц, и Геббельс вынужден будет отметить в дневнике, после того как ему доложат, что в захоронениях польских солдат найдены немецкие гильзы, в трупах – немецкие пули, выпущенные из немецкого оружия, что видимо, надо будет объяснять, почему немецкими пулями убиты эти самые поляки. Он так и говорил, что надо будет объяснять или отказаться от этой затеи, тем более, что Советы скоро освободят Смоленск. Вот с этого момента стала обсуждаема Катынская трагедия.

* * *

Что там происходило на самом деле и как проходила международная экспедиция, к счастью, есть свидетельства. Одно из них, подробное и наиболее авторитетное, было перепечатано 12 марта 1952 года «Правдой» из чехословацкой газеты «Лидове демокрацие». Автор публикации Ф. Гаек не стерпел лжи, которая и в 50-е годы распространялась в мировой прессе по поводу Катынской трагедии, и как участник тех событий по собственной инициативе рассказал правду. Привожу для ознакомления эту статью.

«Заявление чехословацкого профессора судебной медицины Ф. Гаека по поводу так называемого «Катынского дела»

Под заголовком «Чехословацкий ученый опровергает американские провокационные измышления» газета «Лидове демокрацие» напечатала вчepa заявление профессора судебной медицины Карлова университета в Праге Франтишека Гаека, основывающегося на личных наблюдениях в качестве свидетеля и на непосредственных наблюдениях, и на непосредственных доказательствах, полученных весной 1943 года на месте преступления гитлеровцев в Катынском лесу.

Будучи представителем судебной медицины, говорится в заявлении, считаю своей обязанностью высказать свое мнение по поводу возобновления Соединенными Штатами Америки так называемого «Катынского дела», тем более, что я лично побывал на самом месте преступления в то время, когда гитлеровские нацисты начали против Советского Союза кампанию в связи с так называемым «Катынским делом», а также лично участвовал и осмотре трупов в Катынском лесу весной 1943 г.

Цель гитлеровских военных преступников и их мошеннической кампании в связи с так называемым «Катынским делом» была уже тогда ясна. Они хотели отвлечь внимание всего мира от ужасных преступлений, совершенных ими в Польше и Советском Союзе, в которых они позднее были изобличены и за которые были осуждены Международным военным трибуналом в Нюрнберге.

Я лично уже с самого начала считал всю нацистскую пропаганду вокруг так называемого «Катынского дела» лживой и вымышленной. Поэтому я хочу, как судебно-медицинский эксперт и очевидец, представить установленные факты, изобличающие нацистов в постыдном мошенничестве.

Характерен уже сам по себе тот способ, каким гитлеровцы организовали поездку в Катынский лес 12 профессоров-экспертов из стран, оккупированных немецко-фашистскими захватчиками. Тогдашнее министерство внутренних дел протектората передало мне приказ гитлеровских оккупантов направиться в Катынский лес, указывая при этом, что если я не поеду и сошлюсь на болезнь (что я и делал), то мой поступок будет рассматриваться как саботаж и в лучшем случае я буду арестован и отправлен в концентрационный лагерь. Из Берлина, куда съехались все члены этой экспертизы из отдельных оккупированных стран, мы были доставлены на самолете в Смоленск, где нас ожидали нацисты и где у них все уже было подготовлено.

Поражала бросающаяся в глаза подготовленность, и у меня с первого же момента сложилось твердое убеждение, что все это страшное злодеяние совершили сами же нацисты. В этом меня окончательно убедило сообщение советской специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров, которое я прочитал в чешском переводе уже в 1945 году и с которым я полностью солидаризировался на основе личных моих наблюдений, заключений и доказательств.

При этом подчеркиваю, что установление фактов я произвел весной 1943 года, т. е. значительно раньше, чем это установление и расследование производилось советской специальной комиссией, приступившей к выполнению этой задачи осенью 1943 года после освобождения Смоленска, так что мое суждение, поскольку дело идет о времени уложения трупов в приготовленные нацистами ямы, было, принимая во внимание более благоприятные условия для судебно-медицинской экспертизы, еще точнее. Сразу же после освобождения Чехословакии в 1945 году я издал брошюру «Катынские доказательства», в которой описал расположение, величину и глубину общих могил, в которых были зарыты казненные гитлеровцами польские офицеры, определяя количество последних в 8000.

Кроме того, я занимался вопросом, сколько времени прошло с момента уложения трупов в раскопанные могилы в Катынском лесу. Я на основании таких наблюдений и вскрытия нескольких трупов установил, что трупы, безусловно, не могли лежать там 3 года, как это утверждали гитлеровцы, а только очень короткий срок, максимально немногим более одного года.

Показания свидетелей, допрошенных самими гитлеровцами, использованные для изданного ими тогда отчета, были неопределенны, противоречивы, потому что ни один из них не был непосредственным очевидцем. Мы же не имели возможности изучить их показания или убедиться в том, говорят ли они правду.

Решающими поэтому были иные обстоятельства и прежде всего степень разложения трупов. Трупы очень хорошо сохранились, лишь в некоторых случаях отсутствовали мягкие покровы в области темени, но суставы не были отделены, сохранились нос, губы, пальцы, даже кожа на теле. Если мы сравним то, что мы нашли здесь, с тем, что было найдено в общих могилах на пути так называемого похода смерти от западных границ Чехии к Терезину, особенно с тем, что было найдено в общей могиле вблизи Богосудова, где от трупов, несмотря на то, что они лежали в земле лишь 6–8 месяцев, оставались одни скелеты, – мы неизбежно придем к заключению, что трупы в Катынском лесу не могли быть погребены за три года до этого, но были погребены только за год, самое большее – за полтора года до нашего прибытия.

Об этом свидетельствовало также установленное экспертизой начало адипоцирации трупов в могиле № 5, куда проникла вода. Адипоцирация – это превращение мягких частей в особую серо-белую клейкую массу, которая, как показывает опыт, образуется через год на коже и в подкожной ткани, через два года – в мягких частях на поверхности тела и приблизительно через три года – во внутренних органах, грудной и брюшной полости. Если бы трупы лежали в могиле № 5 три года, этот процесс захватил бы и внутренние органы, но этого не было.

Форменная одежда польских офицеров совершенно сохранилась, ее отдельные части можно было снять с тела без повреждения, расстегнуть пуговицы, ткань не истлела и не расползлась. Металлические части, как, например, сапожные гвозди или пряжки, несколько заржавели, но кое-где сохранили свой блеск. Табак в портсигарах был желтый, не испорченный, хотя за три года пребывания в земле и табак, и ткань должны были сильно пострадать от сырости.

На одежде некоторых трупов были обнаружены отверстия кругловатые, с рваными краями и лучеобразные (4 луча), но под ними на теле не было никаких повреждений, за исключением одного случая – сломанного ребpa. Немцы сделали заключение, что эти отверстия были сделаны четырехгранными русскими штыками, которыми гнали жертвы на место расправы. Но хотя русские штыки и четырехгранные, у них долотообразное острие, и так как штыки нигде не проникли глубоко в тело, то эти четырехгранные отверстия не могли быть произведены русскими штыками. В качестве дальнейшего доказательства немцы привели то обстоятельство, что нa могилах были обнаружены пятилетние сосенки, имевшие на разрезах ближе к середине малозаметные темноватые полоски. Происхождение такой полоски объяснили тем, что двухлетняя сосенка была пересажена на могилу и после пересадки в том году перестала расти, отчего и получилась полоска. Однако вызванный немцами лесничий заявил, что сосенка плохо принялась и что она росла в тени высоких деревьев. Таким образом, эта полоска могла произойти не от пересадки, а от других причин. Мы, разумеется, эту сосенку не видели, так как могила была уже открыта, а нам принесли всего лишь сосенку для показа.

Любопытно также, что польские офицеры были застрелены из револьверов немецкого производства – фирмы Г. Геншоу и К в Дурлахе, около Карлсруэ. Кроме того, характерно для всего этого дела, что русская комиссия обнаружила на различных трупах 9 документов, помеченных датами от 12 сентября 1940 года и до 20 июня 1941 года.

Небезынтересно происходило также составление тогдашнего отчета с подписями судебно-медицинских экспертов из оккупированных европейских стран. Некоторые из членов экспертизы не владели в такой степени немецким языком, чтобы суметь написать научный отчет. Написал его и стилизовал немецкий врач из Братиславы Бутц, который позже погиб. Написав и стилизовав отчет, он собрал нас, прочел нам его и дал подписать. Так было создано творение гитлеровской пропаганды, которое в настоящий момент снова предназначено для подлого использования против Советского Союза.

Как представитель науки, который собственными глазами и на основании неопровержимых научных фактов убедился в преступной пропаганде и подлом обмане гитлеровских фашистов в так называемом «Катынском деле», а также и в том, что гитлеровский отчет об убийствах в Катынском лесу был умышленно составлен против Советского Союза, чтобы гитлеровские фашисты могли замести следы своих собственных преступлений, и что эти массовые убийства в Катынском лесу, как и ряд других массовых убийств, совершили сами гитлеровские фашисты, я могу только сказать, что нынешняя американская кампания в связи с так называемым «Катынским делом» является такой же пропагандой против Советского Союза, какой была и гитлеровская в 1943 году.

Поэтому я призываю ученых и научных работников во всем мире поднять свой голос против американской кампании в связи с так называемым «Катынским делом», которое пытаются снова подло использовать против Советского Союза».

* * *

Статья чехословацкого профессора судебной медицины Ф. Гаека дает богатую пищу для размышлений. Можно лишь дополнить эту картину следующими фактами. Сейчас известно, что немецкие эксперты из комиссии Г. Бутца в 1943 году обнаружили в катынских захоронениях значительное количество гильз от немецких патронов «Geco 7,65 D.». Они были настолько изъедены коррозией, что невозможно было прочитать маркировку. Это свидетельствовало о том, что гильзы были стальные.

Известно, что в конце 1940-го немцы из-за дефицита цветных металлов были вынуждены перейти на выпуск сначала омедненных, а потом покрытых лаком стальных гильз. Абсолютно ясно, что весной 1940-го у сотрудников НКВД в Катыни никак не могли быть патроны к немецким «Вальтерам» с стальными эрзац-гильзами. Эти гильзы – явное свидетельство нацистского следа.

Кроме того, когда раскапывали могилы военнопленных поляков, на дне было обнаружено много листвы. Если расстрел был в апреле, то откуда эта листва? Моя версия: немцы расстреляли поляков после завершения строительства бункера в сентябре, октябре, ноябре 41-го. Далее. Если пленные, расстрелянные в Катыни, стали жертвами НКВД, почему вопреки всем правилам этой службы при них оставлены личные документы, награды, драгоценности, деньги, и немалые, причем в купюрах, выпускавшихся не в довоенной Польше, а в годы ее оккупации немцами?

Почему свидетельские показания местных жителей были зафиксированы немцами лишь на немецком языке, которого никто из свидетелей не знал? Как и почему ряд польских военных, числившихся расстрелянными в Катыни, позже «оживали» в Польше?

И вот еще. Члены международной медицинской комиссии – все, замечу, кроме швейцарского эксперта, из стран либо оккупированных нацистами, либо их сателлитов – были доставлены нацистами в Катынь 28 апреля 1943 года. А уже 30 апреля они были вывезены оттуда на самолете, который приземлился не в Берлине, а на захолустном промежуточном польском аэродроме в Бяла-Подляски, где экспертов провели в ангар и заставили подписать готовое заключение. И если в Катыни эксперты спорили, сомневались в объективности представленных им немцами свидетельств, то здесь, в ангаре, беспрекословно подписали, что требовалось. Всем было очевидно, что подписать документ надо, иначе до Берлина можно было и не долететь. Позже об этом говорили и другие эксперты.

* * *

О том, как фашисты готовились к встрече комиссии международных экспертов и Польского Красного Креста, свидетельствуют архивные документы. Они неожиданно показывают, как важно было немцам доказать массовость захоронений, чтобы обвинение СССР в расстреле поляков было более весомым.

«Из разведдонесения «Аркадия» в Западный штаб партизанского движения «Попову».

До 26 июля 1943 г.

Бежавшие из немецкого плена бывшие красноармейцы рассказали о том, что, готовя Катынскую авантюру, немецкие фашисты провели предварительно серьезную подготовку. Они выкопали большое количество трупов на Смоленском гражданском кладбище, а также отрыли все трупы бойцов и командиров Красной Армии, погибших в боях за Смоленск в 1941 году, и перевезли их в Катынский лес, которых впоследствии отрывали как польских солдат и офицеров.

Во время раскопок очень часто попадались остатки снаряжения и обмундирования бойцов и командиров Красной Армии, что приводило в недоумение фашистских экспертов. Присутствовавшие при раскопках немецкие врачи между собой говорили, что при всем желании определить принадлежность трупов, какой они национальности, не представляется возможности ввиду их разложения.

ГАНИСО. Ф. 8. Оп. 2. Д. 64. Л. 86.».

«Информация Западного штаба партизанского движения в Центральный штаб партизанского движения

27 июля 1943 г.

Военнопленные, сбежавшие из Смоленского лагеря 20.7.1943 года, как очевидцы – рассказали:

Немцы, чтобы создать могилы в Катынском лесу якобы расстрелянных советской властью польских граждан, отрыли массу трупов на Смоленском гражданском кладбище и перевезли эти трупы в Катынский лес, чем очень возмущалось местное население. Кроме того, были отрыты и перевезены в Катынский лес трупы красноармейцев и командиров, погибших при защите подступов гор. Смоленск от немецких захватчиков в 1941 году и погибших при вероломном нападении фашистской авиации на Смоленск в первые дни Отечественной войны. Доказательством этому служат вырытые при раскопках комсоставские ремни, знаки отличия, плащи и другие виды обмундирования Красной Армии.

Эту провокационную стряпню фашистских жуликов не отрицают даже и сами фашистские врачи, входящие в состав этой комиссии по расследованию.

Врачи, входящие в состав экспертизы по исследованию трупов, говорили среди военнопленных, работающих при госпитале, что при любом их старании они, по существу, не могли установить времени похорон трупов, их принадлежности и национальности – вследствие их разложения.

ГАНИСО. Ф. 8. Оп. 2. Д. 160. Л. 38.».

Протокол допроса свидетеля по делу фашистской провокации Катынских лесов

«Совершенно секретно

Экз. № 3


Свидетель КАРАСЕВ Михаил Иванович, бывший военнопленный, жил и работал при немецком военном госпитале в гор. СМОЛЕНСКЕ с 10 августа 1941 года до перехода в отряд. В одной комнате с КАРАСЕВЫМ жил военнопленный ВИНОКУРОВ Владимир Петрович, которого в январе 1943 года немцы отправили в лагерь военнопленных. Впоследствии ВИНОКУРОВ приходил к КАРАСЕВУ в госпиталь с целью сбора больничных отбросов для питания.

Во время одного посещения в частной беседе на вопрос КАРАСЕВА: «Как живете?» – ВИНОКУРОВ ответил: «Очень плохо, потому что наша команда в 60 чел. занимается очень грязной работой, отрываем трупы на Смоленском кладбище, укладываем в гробы и в закрытых машинах вывозим в Катынский лес, где вываливаем трупы из гробов в большие ямы и закапываем их».

Подтверждают отрытие трупов и вывоз их в Катынский лес местные жители: ФРОЛОВ Михаил Семенович, проживающий в гор. СМОЛЕНСКЕ по ул. Большая Спортивная, 21 и КУЗЫТИНА Прасковья, проживающая в гор. СМОЛЕНСКЕ около Нового завода, последняя утверждает, что во время отрывки она видела остатки плащей начсостава Красной Армии. ПЕРЕГОНЦЕВ Василий Андреевич, проживающий в СМОЛЕНСКЕ по ул. Запольной, который работал при немецком госпитале сапожником, он утверждает, что комиссия в Катынском лесу нашла только 900 трупов, а пишут 12000. Врач Николай Борисович, житель города РОСТОВА, проживающий на 4-й линии, ездил на экскурсию с немецкими врачами и участвовал в комиссии по раскопке трупов в Катынском лесу, он осматривал трупы и читал акт комиссии, по его словам, комиссией было обнаружено 900 трупов, но не 12000, как это пишут немцы. Трупы при осмотре совершенно невозможно было определить, какой они национальности. Но им как экскурсантам было показано несколько предметов польского происхождения, как-то: монеты, портсигары, мундштук, пуговицы и кольца.

По заданию немецкого командования врач Николай Борисович проводил беседу с военнопленными по вопросу о Катынских событиях, но в частной беседе не соглашался с этой провокацией и говорил, что это все ложь.

По этому же вопросу перебежчик АНАНЬЕВ Сергей и ФИЛЬЯНОВ Михаил имели разговор с очевидцами и показывают то же, что показал КАРАСЕВ.

Командир отряда им. Котовского майор КОЛЕНЧЕНКО

Начальник штаба отряда майор РВАЧЕВ

ВЕРНО: майор: Мамынов (МАМЫНОВ)

26.8.43 г. пн.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 750. Л. 61–62».

И, конечно, нельзя не упомянуть немецкую телеграмму, попавшую в наши руки. В ней приведен факт, подвергший всю операцию Геббельса чуть ли не провалу. Так или иначе, фальсификаторам истории из Германии, Польши, США и даже России приходится выдумывать совершенно несуразные объяснения. Министр же пропаганды Третьего рейха в своем дневнике после ознакомления с содержанием телеграммы пометил, что все это придется как-то объяснить.


«Секретно

Управление генерал-губернаторства

Телеграфный отдел

Телеграмма № 6

Отправитель: Варшава, 3 мая 1943, 17.20.

Отдел внутренней администрации Варшавы.

Получатель: Управление генерал-губернаторства,

Главный отдел внутреннего управления,

Главному административному

советнику Вайраух – Краков.


ВЕСЬМА ВАЖНО. НЕМЕДЛЕННО. СЕКРЕТНО

Часть Польского Красного Креста вчера из Катыни возвратилась. Служащие Польского Красного Креста привезли гильзы патронов, которыми были расстреляны жертвы Катыни. Оказалось, что это немецкие боеприпасы калибра 7,65 фирмы Геко.

Письмо следует. Хайнрих.

Передано: из Варшавы. Фидлер.

Принял: Сидов.

Перевел капитан Гришаев.

ЦГАОР. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 38. Л. 1.».

* * *

Вот что произошло в 1943 году. А полутора годами раньше – в конце 1941 – начале 1942 года польских военнопленных расстреляли. Немецким оружием. Каждого в отдельности. В голову. Как считается, более 21 тысячи. Из них порядка 14,5 тысячи до наступления гитлеровцев находились в лагерях особого назначения НКВД. В ходе немецкой эксгумации 1943 года в Катынских захоронениях были обнаружены останки четырех с небольшим тысяч польских военнослужащих и гражданских лиц, хотя «Радио Берлина» сообщило о 10 тысячах. До настоящего времени все захоронения не открыты. Национальная принадлежность не установлена. Годом массовой расправы поляки, как и комиссия Геббельса, называют 1940-й. Для меня очевидна другая дата.


Комиссия Н. Бурденко


Только больному воображению может прийти идея, что комиссия Н. Бурденко прибыла в Катынь скрывать преступления сталинского режима. Тем более после того, как немцы уже разыграли в 1943 году спектакль по сценарию Геббельса и под страхом смерти заставили иностранных судмедэкспертов подписать заключение. Фактически это было не заключение, а приговор для нашей страны. Лишь правда и объективность могли реабилитировать СССР в глазах мировой общественности. Было допрошено 100 свидетелей, все показания сошлись в одном – поляки убиты немецкими палачами. Позже нашлись живыми люди из списка расстрелянных. Они тоже рассказали, как было дело. Выступили иностранцы, привлеченные гитлеровцами к эксгумации трупов. Их свидетельства – против фашистов. Поэтому выводам специалистов под руководством академика Н. Бурденко можно полностью доверять.

Дело было так. 22 сентября 1943 года, за три дня до освобождения Смоленска, начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Георгий Александров обратился к кандидату в члены Политбюро ЦК ВКП(б), начальнику Главного политического управления Красной Армии Александру Щербакову с письмом, в котором указал:

«Советские войска приближаются к Катынским лесам, к месту, где весной 1943 года немцы в провокационных целях организовали раскопки могил польских офицеров. В связи с тем, что наши войска находятся уже в 30–35 километрах от Катыни и, возможно, в скором времени освободят этот район, целесообразно сейчас принять подготовительные меры для разоблачения немецкой провокации. Было бы своевременным создать комиссию в составе представителей от Государственной Чрезвычайной Комиссии и следственных органов и направить ее в район военных действий. Комиссия должна вслед за нашими передовыми частями прибыть в Катынь. На месте комиссия немедленно организует охрану могил, сбор необходимых материалов, опрос свидетелей и прочее. Опубликование хорошо подготовленных материалов о Катынском деле, разоблачающих провокацию немцев, могло бы иметь весьма большое политическое значение».

Идея была одобрена, люди подобраны, и в Катынь на место захоронения расстрелянных польских офицеров выехала специальная комиссия под руководством главного военного хирурга академика Н. Бурденко. Она провела гигантскую работу и однозначно определила виновность гитлеровцев, в то время, как нынешние оппоненты утверждают, что эксперты изначально выехали на место преступления с задачей скрыть следы расстрела пленных советским НКВД. Однако выявленная доказательная база во много крат превышает те жалкие подделки свидетельств «очевидцев», которые предложили фашисты мировой общественности. Но поляки, американцы и определенные политические силы в России до сих пор упрямо твердят: расстрел – дело рук СССР…

Сейчас уже мало кто сомневается, что в жестокое сталинское время права человека нарушались очень часто. За малейшую провинность или нелояльность к власти можно было оказаться за колючей проволокой. Не секрет, что в том числе и руками заключенных строилась промышленность, оборонный комплекс великого государства. Однако история не оптовый склад, где покупают все подряд по дешевке, а сбывают товар в розницу и подороже. А сейчас все так и происходит. Дескать, вали все преступления 30—40-х годов на Сталина, тогда все последующие ошибки руководства государства покажутся мелочевкой – так, наверное, думают наши доморощенные идеологи. Зарубежные же обвиняют сталинизм по другой причине. Ищут для себя выгоду. Кто экономическую, кто политическую, а кто-то, как Мадлен Олбрайт, мстит России и СССР за ее географическую величину, за ее несметные природные богатства, за ее огромный потенциал. Мстят за наше прошлое, настоящее и будущее. Так или иначе, нас, как и любое другое государство, в чем-то можно обвинять. Да мы и сами способны критически оценивать свою историю. Однако лишнего «навешивать» не надо. Это плохо сказывается на морально-нравственном климате поколений, растущих с чувством вины и собственной неполноценности. Так что, господа, Катынью попрекать Россию не следует. Это преступление на чужой совести.

* * *

Но вернемся в 1944 год. Что же выявили члены комиссии Н. Бурденко?

Вот важный момент – до войны незаметно для местного населения никакие расстрелы в этих местах производиться просто не могли. Дело в том, что Катынский лес был излюбленным местом, куда жители Смоленска выезжали на дачи и отдыхали в выходные дни и праздники. В Козьих горах пасли скот и заготавливали топливо. Никаких запретов и ограничений доступа в Катынский лес не существовало. Еще летом 1941 года в этом лесу находился пионерский лагерь Промстрахкассы, который был свернут лишь в июле 1941 года.

С захватом Смоленска немецкими оккупантами в Катынском лесу был установлен совершенно иной режим. Территория стала охраняться усиленными патрулями; во многих местах появились надписи, предупреждавшие, что лица, входящие в лес без особого пропуска, подлежат расстрелу на месте. Особенно строго охранялась та часть, которая именовалась «Козьи горы», а также земли на берегу Днепра, где на расстоянии 700 метров от обнаруженных могил польских военнопленных находилась дача – дом отдыха Смоленского Управления НКВД. По приходу немцев на этой даче расположилось немецкое учреждение, именовавшееся как штаб 537-го строительного батальона. Здесь и проживали те, кто расстреливал польских военнопленных.

Специальная комиссия установила, что в 15 километрах от города Смоленска по Витебскому шоссе в районе Катынского леса, именуемом Козьи горы, в 200 метрах от шоссе по направлению к Днепру находятся могилы, в которых зарыты военнопленные поляки и другие граждане. Судебно-медицинские эксперты произвели подробное исследование извлеченных трупов, документов и вещественных доказательств, которые были обнаружены в захоронении. Параллельно члены комиссии опрашивали многочисленных свидетелей из местного населения, показаниями которых было установлено время и обстоятельства преступлений, совершенных немецкими оккупантами.

Документально доказано, что до захвата немецкими оккупантами Смоленска в западных районах области на строительстве и ремонте шоссейных дорог действительно работали польские военнопленные офицеры и солдаты. Выяснилось, что после начала военных действий в силу сложившейся обстановки их не смогли своевременно эвакуировать, и все военнопленные, а также часть охраны и сотрудников лагерей попали в плен к немцам. Более того, многочисленные свидетели видели этих поляков близ Смоленска и в первые месяцы оккупации до сентября 1941 года включительно.

Фашисты, захватив польские лагеря, установили там жесткий режим. «…Немцы не считали поляков за людей, всячески притесняли и издевались над ними. Были случаи расстрела поляков ни за что». Один из сбежавших в августе 1941 года Лоек Юзеф местной жительнице М. Сошневой лично об этом рассказал, пока его снова не схватили фашисты. В опубликованных немцами списках под № 3796 он значится как расстрелянный в Катынском лесу весной 1940 года. Таким образом, из немецкого сообщения выясняется, что лейтенант Лоек Юзеф был расстрелян большевиками за год до того, как его видела свидетельница М. Сошнева.

* * *

Комиссии Н. Бурденко удалось найти множество свидетелей. Они показывали, что в сентябре 1941 года в Козьих горах очень часто раздавалась стрельба. Это всегда происходило после того, как к расположению штаба гитлеровцев подъезжали грузовые автомашины, крытые с боков и сверху, окрашенные в зеленый цвет, всегда сопровождавшиеся унтер-офицерами. Они никогда не разгружались. После того, как несколько немцев с пистолетами направлялись в лес, за ними отправлялись и грузовики. Начиналась стрельба, а потом гитлеровцы возвращались назад. На рукавах формы этих немцев свидетели замечали пятна крови, догадываясь, откуда она взялась.

Выяснилось и то, что в 1942 году фашисты начали поиск «свидетелей» из местного населения, которые могли бы под воздействием уговоров, подкупа или угроз дать нужные немцам показания. В частности, их внимание привлек проживавший на своем хуторе ближе всех к месту захоронения крестьянин Парфен Киселев. Его вызвали в гестапо в конце 1942 года и, угрожая репрессиями, требовали дать вымышленные показания о том, что ему, якобы, известно, как весной 1940 года большевики на даче УНКВД в Козьих горах расстреляли военнопленных поляков.

Примерно в это же время немцы приступили к соответствующей подготовке могил в Катынском лесу, к изъятию из одежды убитых ими польских военнопленных всех документов, помеченных датами позднее апреля 1940 года, то есть времени, когда согласно немецкой провокационной версии, поляки были расстреляны большевиками. Расследованием специальной комиссии Н. Бурденко установлено, что для этой цели немцами были использованы русские военнопленные числом до 500 человек, специально отобранные из концлагеря № 126.

Так, в начале марта Н. Егоров вместе с военнопленными в числе 500 человек был направлен в Катынский лес. Там их заставили раскапывать могилы, в которых были трупы в форме польских офицеров. Они вытаскивали эти трупы из ям и вынимали из их карманов документы, письма, фотокарточки и другие вещи. Немцы приказали, чтобы в карманах одежды трупов ничего не оставлять. Двое военнопленных были расстреляны за то, что небрежно обыскивали трупы. Тот же Егоров рассказал свидетельнице А. Московской, что часть военнопленных, работавших в Катынском лесу, помимо выкапывания трупов, занималась привозом в Катынский лес трупов из других мест. Привезенные трупы сваливались в ямы вместе с выкопанными ранее трупами.

Факт доставки в Катынские могилы большого количества трупов из других мест подтверждается показаниями многочисленных свидетелей.

Извлекаемые из одежды трупов вещи, документы и письма просматривали немецкие офицеры, затем заставляли пленных часть бумаг класть обратно в карманы трупов, остальные бросали в кучу изъятых таким образом вещей и документов, которые потом сжигались. Кроме того, в карманы трупов польских офицеров немцы заставляли вкладывать какие-то бумаги, которые они доставали из привезенных с собой ящиков или чемоданов. Все военнопленные жили на территории Катынского леса в ужасных условиях, под открытым небом и усиленно охранялись. Потом их расстреляли, лишь немногим удалось сбежать.

Из приведенных свидетельских показаний комиссия Н. Бурденко сделала вывод, что немцы расстреливали поляков и в других местах. Свозя их трупы в Катынский лес, они преследовали троякую цель: во-первых, уничтожить следы своих собственных злодеяний; во-вторых, свалить свои преступления на советскую власть; в-третьих, увеличить количество «большевистских жертв» в могилах Катынского леса.

* * *

В апреле 1943 года, закончив все подготовительные работы на могилах в Катынском лесу, немецкие оккупанты приступили к широкой кампании в печати и на радио, пытаясь приписать советской власти зверства, совершенные ими самими над военнопленными поляками. Одним из пунктов этой провокационной кампании стали организованные гитлеровцами посещения катынских могил жителями Смоленска и его окрестностей, а также и «делегациями» из стран, оккупированных немецкими захватчиками или находящихся в вассальной зависимости от них.

Комиссия Бурденко выяснила, что организованные немцами «экскурсии» не достигали поставленной фашистами цели. Многие специалисты, да и простые граждане, побывавшие на могилах, убеждались – это провокация. Порой люди задавали вопросы, высказывали большое сомнение. Осознав, что акция не приносит необходимого результата, немцы принимали меры, направленные на то, чтобы заставить сомневающихся молчать. Их увольняли со службы, арестовывали, угрожали расстрелом. Комиссия установила два случая расстрела за неумение «держать язык на привязи».

Перед своим отступлением из Смоленска немецкие оккупационные власти стали наспех заметать следы своих злодеяний. Дача, которую занимал «штаб 537-го строительного батальона», была сожжена. Трех девушек, работавших там на кухне – Алексееву, Михайлову и Конаховскую, немцы разыскивали, чтобы увезти с собой, а может быть, и уничтожить. Разыскивали немцы и своего главного свидетеля – П. Киселева, но тот вместе со своей семьей успел скрыться. Немцы сожгли его дом. Оккупанты искали и других свидетелей, выживших лишь потому, что им заблаговременно удалось скрыться.

Однако замести следы и скрыть свои преступления фашистам не удалось. Тщательная проверка специалистами комиссии Н. Бурденко доказала, что расстрел военнопленных поляков был произведен самими немцами. Вот выписки из акта судебно-медицинской экспертизы:

«…Судебно-медицинская экспертная комиссия… в период с 16 по 23 января 1944 г. произвела эксгумацию и судебно-медицинское исследование трупов польских военнопленных, погребенных в могилах на территории «Козьи горы» в Катынском лесу… Из могил эксгумировано и исследовано 925 трупов».

«Эксгумация и судебно-медицинское исследование трупов произведены для установления: а) личности покойных; б) причины смерти; в) давности погребения».

«…Одежда на трупах военнопленных свидетельствует об их принадлежности к офицерскому и частично к рядовому составу польской армии;

на части документов (даже без специальных исследований) при осмотре их констатированы даты, относящиеся к периоду от 12 сентября 1940 г. до 20 июня 1941 г.;

у очень небольшой части трупов (20 из 925) руки оказались связанными позади туловища с помощью белых плетеных шнуров.

Входные отверстия огнестрельных ранений, как правило, единичные, реже – двойные, расположены в затылочной области головы вблизи от затылочного бугра, большого затылочного отверстия или на его краю…

Найдены деформированные, слабодеформированные и вовсе недеформированные оболочечные пули, применяемые при стрельбе из автоматических пистолетов, преимущественно калибра 7,65 мм. При расстрелах было употреблено огнестрельное оружие двух калибров: в подавляющем большинстве случаев – менее 8 мм, т. е. 7,65 мм и менее; в меньшем числе – более 8 мм, т. е. 9 мм.

Судебно-медицинские исследования трупов, произведенные в период с 16 по 23 января 1944 г., свидетельствуют о том, что совершенно не имеется трупов в состоянии гнилостного распада или разрушения…».

Судебно-медицинская экспертная комиссия на основе данных и результатов исследований сделала следующие выводы. Установлен акт умерщвления путем расстрела военнопленных офицерского и частично рядового состава польской армии между сентябрем – декабрем 1941 года. Обнаружены ценности и документы, имеющие дату 1941 г., – доказательство того, что немецко-фашистские власти, предпринявшие в весенне-летнее время 1943 года обыск трупов, произвели его не тщательно, а обнаруженные документы свидетельствуют о том, что расстрел произведен после июня 1941 года. Установлено, что в 1943 году немцами произведено крайне ничтожное число вскрытий трупов расстрелянных польских военнопленных. И, что очень важно, комиссия установила полную идентичность метода расстрела польских военнопленных со способом расстрелов мирных советских граждан и советских военнопленных, широко практиковавшимся немецко-фашистскими властями на временно оккупированной территории СССР, в том числе в городах Смоленске, Орле, Харькове, Краснодаре, Воронеже.

* * *

Итак, комиссия Н. Бурденко вынесла свой вердикт: время расстрела – осень 1941 года, что полностью опровергает вину СССР. Она дала и политическое пояснение причин этого преступления. Во-первых, по ряду данных, расстрел польских военнопленных в Катынском лесу производился по директиве германского верховного командования. Во-вторых, расстреливая польских военнопленных в Катынском лесу, немецко-фашистские захватчики последовательно осуществляли свою политику физического уничтожения славянских народов. В третьих, «в связи с ухудшением для Германии общей военно-политической обстановки к началу 1943 года немецкие оккупационные власти в провокационных целях предприняли ряд мер к тому, чтобы приписать свои собственные злодеяния органам советской власти в расчете вбить клин между СССР и союзниками и поссорить русских с поляками».

Официальное заключение комиссии академика Н. Бурденко было размещено 26 января 1944 года в газете «Правда». Материалам комиссии можно доверять хотя бы потому, что они были опубликованы во время войны, когда вопрос с открытием Второго фронта был уже решен и у нас не было необходимости обелять себя, оправдываясь перед нашими союзниками, Англией и США, в надежде получить такую необходимую нам военную помощь. Работа комиссии – инициатива самого СССР. Все выводы комиссии основаны на строго документальном материале.

Нюрнберг – сквозь призму холодной войны

Сейчас многие в Европе утверждают, что Нюрнбергский трибунал не имел права выносить свои суждения, поскольку не основывался на национальном праве. Национальные законы, позволяющие проводить такие процессы, появились только после 1946 года.

Напомню, что процесс велся по древнему юридическому принципу «горе побежденным», и потому страны-обвинители на таком процессе не должны были представлять исчерпывающие доказательства того или иного преступления фашистов, достаточно было только представить факты. Так было со случаем в Арденнах, когда немцы расстреляли 50 английских военнопленных, и трибунал принял эти доводы, хотя они были подкреплены свидетельством только одного американского военного. Так было и с обвинениями, которые выдвинул представитель Советского Союза Роман Руденко. Они касались массового расстрела гитлеровцами советских военнопленных, и также были приняты судом.

То же можно сказать о Катынском эпизоде, который вошел в число 18 примеров зверств, инкриминируемых Советским Союзом представителям Третьего рейха. Катынское дело было исследовано обвинителями, и ни у кого из них не возникло сомнений относительно того, что польских офицеров расстреляли именно гитлеровские войска в 1941, а не сотрудники НКВД в 1940 году, как теперь утверждают российские власти.

Американские и английские военные, знакомые с материалами дела, могли бы подтвердить верность утверждений советских обвинителей, но не сделали этого, поскольку к тому моменту уже была произнесена знаменитая Фултонская речь Черчилля, и мир погружался в холодную войну. Пока существовал Советский Союз, оспаривать выводы нашего расследования по Катыни никто не решался. Но теперь многие свидетели по этому делу ушли в мир иной, и появилась возможность вновь вернуться к пересмотру решений Катынского дела.

Из уст современных общественных деятелей, идущих на поводу «генеральной линии» руководства страны, с самых высоких трибун можно услышать, что эпизод обвинения, предъявленный советской стороной немцам о расстреле ими польских военнопленных под Катынью, якобы был отвергнут Международным военным трибуналом. Этот тезис выдвинули зарубежные фальсификаторы в годы холодной войны, к которым впоследствии присоединились некоторые российские политики и историки – А. Яковлев, Д. Волкогонов, В. Фалин, Ю. Зоря, Н. Лебедева и другие.

Вот что, например, утверждается в экспертном заключении по этому вопросу, составленном в 1993 году по постановлению Главной военной прокуратуры рядом видных российских ученых: «Предпринятая на Нюрнбергском процессе в 1946 году попытка советского обвинения в опоре на «сообщение специальной комиссии» (советская комиссия Н.Н. Бурденко: ее полное название «Специальная комиссия по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров») возложить вину за расстрел на Германию успеха не имела. Международный трибунал не признал выводы этого документа достаточно обоснованными, показания свидетелей – убедительными и не включил в приговор это преступление в вину немцам. Это решение советским обвинителем не оспаривалось, и протест не вносился, хотя в других случаях советский представитель протест вносил».

После таких выводов можно сказать, что так называемые эксперты, имеющие высокие ученые степени и звания, извратили представления о научном и объективном исследовании, послушно выполнили политический заказ бывшего президента Б. Ельцина, его окружения и пошли на сделку со своей совестью и своим профессиональным долгом.

Надо отметить, что Международный трибунал не выносил отдельного решения о признании выводов комиссии Н. Бурденко «недостаточно обоснованными». Нет об этом даже малейшего упоминания и в самом приговоре. Но если даже гипотетически согласиться с тем, что трибунал исключил Катынский эпизод из обвинения, то об этом стало бы известно только после оглашения приговора. В этих условиях ни о каких протестах не может идти и речи…

Тогда зачем наводить тень на плетень? Кому-то выгодно, в том числе людям из научной среды, получающим польские зарубежные гранты (деньги) и другие «знаки отличия». Выгодно тем, у кого антисоветизм доходит до готовности к разрушению Отечества.

* * *

Вернемся к Нюрнбергскому процессу. 14 февраля 1946 года заместитель Главного обвинителя от СССР Ю.В. Покровский наряду с другими документами представил суду, а тот их принял, под номером СССР-54 официальные материалы Специальной комиссии Н. Бурденко по установлению и расследованию обстоятельств расстрела пленных поляков под Катынью, подтверждающих в этом вину немцев. Прежде чем их передать, Ю.В. Покровский огласил основные выводы судебно-медицинской экспертизы, что нашло полное отражение в стенограмме трибунала.

Через некоторое время защитник Геринга адвокат Штамер, дабы поставить под сомнение Катынский эпизод обвинения, используя правовую казуистику, заявил ходатайство о проведении судебного расследования. Трибунал согласился с ним и решил допросить по три свидетеля как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Это право суда, и делать какие-либо далеко идущие выводы из этого решения нельзя.

Здесь важно обратить внимание уже на окончание процесса, на защитительные речи того же Штамера, других адвокатов обвиняемых, в которых никто из них не поставил под сомнение вину немцев в расстреле поляков под Катынью и не потребовал исключения этого эпизода из обвинения.

По предложению советского обвинения трибунал допросил Главного судебного эксперта СССР Прозоровского, участвовавшего в исследованиях трупов поляков в 1943–1944 годах, бывшего зам. бургомистра г. Смоленска Базилевского и болгарского профессора судебной экспертизы Марко Маркова.

Надо отметить, что Прозоровский был более чем убедителен в своих высказываниях по убийству немцами поляков осенью 1941 года. Он сослался на использование немецкими палачами того же способа – пистолетного выстрела в затылок, который применялся ими при массовых убийствах советских граждан в других городах, в частности, в Орле, Воронеже, Краснодаре и в том же Смоленске. Это будет подтверждено в последующем и другими материалами трибунала.

Прозоровский сослался и на то, что на трупах поляков были найдены письма и квитанции, датированные 12 сентября и 28 ноября 1940 года, 6 апреля и 20 июня 1941 года. Все это говорило за то, что поляки были живы и после весны 1940 года.

Он же представил доказательства о расстреле польских военнопленных из немецкого оружия с использованием немецких боеприпасов (пулями, выпущенными из немецкого револьвера) фирмы Геко калибра 7,65 мм. Доказательства того, что руки у многих жертв были связаны бумажным шпагатом, который до 1946 года изготавливался только за границей, в частности, в Германии.

В ходе допроса свидетеля Прозоровского помощником главного советского обвинителя Л.Н. Смирновым была представлена немецкая переписка по Катыни, включая телеграмму, посланную 3 мая 1943 г. из Варшавы Хайнрихом (чиновником местного управления внутренней администрации) Вайрауху (старшему советнику правительства генерал-губернаторства) о найденных в Катыни представителями Польского Красного Креста гильзах немецкого производства фирмы Геко / Gесо калибра 7,65 мм, свидетельствующих о том, что расстрел производился из немецкого оружия (документ СССР-507). Иными словами, прямо указывающих на то, что поляков расстреляли немцы.

Надо отметить, что телеграмма советскому обвинению была представлена американцами, которые, к сожалению, во времена холодной войны стали «проводниками» польско-геббельсовской версии Катынского дела.

Советское обвинение располагало показаниями начальника лагеря НКВД особого назначения (ЛОН) Ф.М. Ветошинкова, который за несколько часов до оккупации немцами Смоленска прибыл в город и просил выделить ему 75 вагонов для вывоза поляков в глубь страны (вагонов ему не выдали из-за сложности положения, а сам он уже не смог вернуться в лагерь), показаниями О. Михайловой, З. Конаховской, А. Алексеевой, работавших под принуждением осенью 1941 года на кухне столовой 537-го немецкого полка, оккупировавшего район Катыни под Смоленском, пояснивших, что были очевидцами доставки в это место пленных поляков и расстрела их немцами. После каждого расстрела фашисты шли в баню, а потом в столовой им выдавалось усиленное питание и двойные порции спиртного.

Бывший заместитель бургомистра г. Смоленска профессор астрономии Борис Базилевский свидетельствовал, что непосредственно от бургомистра Меньшагина и сотрудников немецкой комендатуры он получил информацию об уничтожении немецким командованием польских военнопленных под Катынью осенью 1941 года.

Что касается доктора, профессора медицины Марка Маркова, то он участвовал в комиссии иностранцев-медиков, собранных Геббельсом в начале 1943 года для исследования трупов поляков под Катынью. Из его показаний следует, что он под принуждением был включен в геббельсовскую комиссию, под принуждением подписал акт эксгумации поляков под Катынью, который противоречил фактическим обстоятельствам и его личным выводам.

* * *

В приговоре Нюрнбергского военного трибунала отмечено: «Доказательства относительно военных преступлений были колоссальными по объему и очень подробными. Невозможно в рамках данного приговора соответствующим образом вновь рассмотреть их или перечислить массу документальных и устных доказательств, которые были представлены на суде… Остается истиной, что военные преступления совершались в таком широком масштабе, которого не знала история войн. Они совершались во всех странах, оккупированных Германией…»

Важно отметить, что в приговоре, в подтверждение всего обвинения по военным преступлениям, суд сослался лишь на один эпизод из совместно выдвинутого союзниками обвинения. И здесь характерна формулировка приговора: «Так, например, американская военная миссия, которая высадилась за германской линией фронта на Балканах в январе 1945 г., насчитывающая от 12 до 15 человек, одетых в военную форму… Все они были расстреляны». Мы обращаем внимание именно на формулировку «так, например…».

Означает ли это, что другие семнадцать – из восемнадцати представленных – конкретных примеров расстрела или издевательств над военнопленными союзных держав также не являются доказанными? Конечно, нет.

В связи с этим совершенно правомерной и юридически корректной является оценка, данная Катынскому делу в Большой Советской Энциклопедии (статья «Катынский расстрел»): «В 1945–1946 гг. Международный военный трибунал в Нюрнберге признал Геринга и других главных немецких военных преступников виновными в проведении политики истребления польского народа и, в частности, в расстреле польских военнопленных в Катынском лесу».

Признавая гитлеровцев виновными в военных преступлениях, Нюрнбергский процесс проявил величайшую мудрость и справедливость. Он не свел преступную деятельность фашистов только к 18 эпизодам, заявленным перед ним в качестве примера обвинителями антигитлеровской коалиции. Военных преступлений было гораздо больше, они совершались по всем линиям фронтов, во всех лагерях военнопленных.

Внимательное прочтение приговора позволяет сделать и еще одни неоспоримый вывод. В нем содержатся подробные описания уничтожения военнопленных, которые были использованы фашистами и под Катынью.

Например, приказом гестапо от 17 июля 1941 года предписывалось: «Казни не должны иметь место в самом лагере или в непосредственной близи от него. Если возможно, заключенные должны быть вывезены для применения к ним «специального обращения» на территории бывшей советской России». Приказ в полной мере определил место расстрела военнопленных. Лагеря, в которых содержались пленные поляки, расположены в нескольких километрах от местечка Катынь, где и производились их расстрелы, что полностью соответствует «приказу».

Об этом подробно, как уже и отмечалось, сообщили свидетели Михайлова, Кохановская, Алексеева.

Один из руководителей гестапо Курт Миндов, будучи допрошенным под присягой, подтвердил, что «В лагерях для военнопленных на восточном фронте существовали небольшие оперативные команды, айнзацкоманды, возглавлявшиеся младшим офицерским составом тайной полиции (гестапо). Эти команды были приданы начальникам лагерей, и их обязанностью было выделять тех военнопленных, которые являлись кандидатами на казнь…».

Приговором трибунала установлен и механизм уничтожения военнопленных, «…их должны были убивать выстрелом в затылок». Все это присутствовало и в Катынской трагедии.

Считаю уместным процитировать и еще одну выдержку из приговора трибунала.

Она достаточно убедительно раскрывает причины уничтожения немцами пленных поляков. Кейтель пояснил, что во время его нахождения 12 сентября 1939 года в штабном поезде Гитлера, тот заявил ему, что «…польская интеллигенция, дворянство и евреи должны быть ликвидированы… нельзя допускать, чтобы интеллигенция могла стать руководящим классом, что жизненный уровень должен оставаться низким и что Польша будет использована только как источник принудительного труда». Кейтель признал, что «такая политическая линия существовала…».

* * *

К этому остается добавить, что за время оккупации Польши гитлеровцы уничтожили 6 миллионов ее жителей или 22 процента населения страны. Конечная цель геноцида состояла в ликвидации к 1950 году всего польского народа. Поэтому уничтожение немецкими оккупантами в Катынском лесу поляков было закономерным продолжением политики Гитлера по полной ликвидации образованного населения Польши.

Об этом подробные показания трибуналу дал Франк, бывший генерал-губернатор оккупированной польской территории. Еще в октябре 1939 года он, провозглашая основные направления своей политики, заявил: «Польша должна рассматриваться как колония, поляки будут рабами Великой германской мировой империи».

Международным трибуналом виновными по разделу № 3 «Военные преступления» кроме Геринга были признаны Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Функ, Денниц, Редер, Заукель, Йодль, Зейсс-Никварий, Шпеер, фон Нейрат, Борман (заочно).

Справедливое возмездие, суд истории состоялись. Однако достойно сожаления, что итоги Второй мировой войны подрываются не где-нибудь, а здесь, в России. Это не может далее быть терпимым. Отрицание выводов Международного военного трибунала в Нюрнберге, любая попытка пересмотра его решений должны немедленно пресекаться, вплоть до применения мер уголовно-правового характера.

ТАСС уполномочен заявить…

После Второй мировой войны Европа залечивала раны, восстанавливала разрушенную промышленность, из руин поднимала города. Люди радовались миру, с болью вспоминали о погибших. И только какая-то часть поляков, не пожелавшая вернуться в свою страну, оказавшуюся в зоне территориальных интересов Советского Союза, мечтала об отмщении за расстрелянных НКВД земляках. И немцы, и русские для них были враги. Но к русским ненависть они испытывали больше хотя бы потому, что в СССР хозяйничали коммунисты, что Красная, а потом и Советская армия не позволили им осуществить великую цель, поставленную в начале XX века главой возрожденного польского государства Юзефом Пилсудским – Речи Посполитой от Балтийского до Черного моря. Оттого провокация Геббельса оказалась как нельзя кстати инициаторам холодной войны, а значит и полякам, жаждущим политического реванша. Они были призваны в строй антисоветской коалиции и как наемники брошены в бой. В то время их задача состояла в одном – заставить русских признать свою вину в гибели военнопленных поляков.

На Западе было издано немало книг, в которых утверждалось, что преступления в Катыни совершили сотрудники НКВД. Эту позицию в 1952 году отстаивала специальная комиссия Палаты представителей Конгресса США (комиссия Мэддена). В 1970 году американских конгрессменов поддержала английская Палата лордов.

Надо отметить, что на территории Польской Народной Республики тема Катыни была непопулярна и о ней говорили мало. Тема расстрела военнопленных возникла с рождением профсоюза «Солидарность», когда Лех Валенса развил активную деятельность в целях дискредитации социалистической системы и возрождения капитализма и «демократии». Лучше всего противостоять возрастающему авторитету бывшего электрика корабельной верфи Леха Валенсы удавалось министру обороны Войцеху Ярузельскому. В трудное экономическое время он возглавил ПОРП, стал премьер-министром, затем и первым президентом посткоммунистической Польши. К этому времени это был уже другой Ярузельский…

Весной 1990 года в ходе подготовки официального визита в СССР В. Ярузельский поставил условие, что он приедет в Москву, если будут названы виновники Катынского преступления.

Президент Советского Союза, между прочим, одной из крупнейших и могучих держав мира, легко идет на поводу бывшего политического союзника и тут же дает распоряжение готовить прием на высшем уровне, включив в программу переговоров Катынский вопрос.

Кто-то из аппарата А. Яковлева вспомнил о необходимости показать международной общественности логику поступков руководителя нашей страны. И вскоре она проявилась. В чем?

22 марта 1990 года, фактически за 20 дней до исторической встречи двух президентов, прокуратура Харьковской области «по собственной инициативе» возбудила уголовное дело по факту обнаружения на территории лесопарковой зоны отдыха Управления КГБ по Харьковской области массовых захоронений, заметьте, советских граждан. В ходе расследования «были выявлены свидетели», нашедшие в могилах отдельные предметы польской военной атрибутики. Проницательные следователи сделали далеко идущие выводы – наверняка здесь захоронены и польские военнопленные. Чем не повод для Заявления ТАСС? Оно не заставило себя ждать и было сделано вовремя – 13 апреля 1990 года, в день приезда главы польского государства:

«На встречах между представителями советского и польского руководства, в широких кругах общественности длительное время поднимается вопрос о выяснении обстоятельств гибели польских офицеров, интернированных в сентябре 1939 года. Историками двух стран были проведены тщательные исследования Катынской трагедии, включая и поиск документов.

В самое последнее время советскими архивистами и историками обнаружены некоторые документы о польских военнослужащих, которые содержались в Козельском, Старобельском, Осташковском лагерях НКВД СССР. Из них вытекает, что в апреле – мае 1940 года из примерно 15 тысяч польских офицеров, содержавшихся в этих трех лагерях, 394 человека были переведены в Грязовецкий лагерь. Основная же часть «передана в распоряжение» управлений НКВД соответственно по Смоленской, Ворошиловградской и Калининской областям и нигде больше в статистических отчетах НКВД не упоминается.

Выявленные архивные материалы в своей совокупности позволяют сделать вывод о непосредственной ответственности за злодеяния в Катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных.

Советская сторона, выражая глубокое сожаление в связи с Катынской трагедией, заявляет, что она представляет одно из тяжких преступлений сталинизма.

Копии найденных документов переданы польской стороне. Поиск архивных материалов продолжается».

И тут же М. Горбачев «с негодованием» признал вину в расстреле польских офицеров Сталина, Берии и их подручных из НКВД.

* * *

У нас говорят – куй железо, пока горячо. 6 июня того же года прокуратурой Калининской, а ныне Тверской области, и также «по собственной инициативе», было возбуждено еще одно уголовное дело о судьбе польских военнопленных, содержавшихся с октября – ноября 1939 года в Осташковском лагере НКВД СССР и бесследно исчезнувших в мае 1940 года.

Все, машинка закрутилась. Прокуратура СССР взяла тему в разработку. Генпрокурор А. Сухарев поручил провести проверку Главному военному прокурору А. Катусеву совместно с КГБ и Министерством обороны. Тот, в свою очередь, курировать проблему назначил начальника Управления ГВП генерал-майора юстиции А. Борискина.

Надо отметить, что и А. Сухарев, и военные прокуроры хорошо осознавали всю коварность этого дела и опасались быть затянутыми в «зловонное политическое болото». Они всячески искали возможность пойти на попятную, передать следствие в другие правоохранительные органы, но на них нажали «сверху», и А. Борискин, формально пытаясь дистанцироваться от непосредственного участия в разработке Катынской темы, перепоручил создание следственной группы начальнику отдела Управления ГВП полковнику юстиции Н. Анисимову. А тот в свою очередь и подобрал людей, отличавшихся высокой дисциплиной и хорошим пониманием сути политического запроса руководства страны.

Бригаду возглавил подполковник юстиции А. Третецкий. Вошли в нее подполковник юстиции А. Яблоков и майор юстиции С. Шаламаев. В результате 27 сентября 1990 года началось следствие уголовного дела № 159 «О расстреле польских военнопленных из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей НКВД СССР в апреле – мае 1940 года». А чтобы военные юристы не вздумали пустить дело на самотек, сразу по завершении визита министра иностранных дел Польши К. Скубишевского в ноябре 1990 года вышло распоряжение президента. В нем Прокуратуре СССР было предложено с учетом складывающихся на тот момент советско-польских отношений ускорить следствие по делу о судьбе польских офицеров и совместно с Комитетом госбезопасности и Министерством внутренних дел «обеспечить поиск и изучение архивных материалов, связанных с репрессиями в отношении польского населения, оказавшегося на территории СССР в 1939 году, и представить соответствующее заключение».

Участники расследования были совершенно четко сориентированы на конкретный результат – найти свидетельства вины НКВД. Военные прокуроры подчинились. Вот что позже, на заседании «круглого стола» по Катынской теме, скажет о своих бывших сослуживцах генерал-майор юстиции, помощник заместителя Генерального прокурора – Главного военного прокурора с 1992 по 1999 год В. Крук: «Под выполнение этой задачи и осуществлялся соответствующий подбор следственной группы. В аппарате ГВП было немало толковых, профессионально грамотных и морально порядочных следователей. Но ни один из них в следственную группу не вошел. В нее вошли те, в ком были уверены, что они без колебания выполнят поставленную задачу».

Уже в апреле 1991 года новый Генпрокурор СССР Н. Трубин докладывал М. Горбачеву:

«В соответствии с Вашим распоряжением № РП-979 от 5 ноября 1990 года Главной военной прокуратурой проводится расследование уголовного дела о судьбе 15 тысяч польских военнопленных из числа высшего командного состава, офицеров и других лиц, содержавшихся в 1939–1940 гг. в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях бывшего НКВД… Собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД СССР в течение апреля – мая 1940 года в УНКВД Смоленской, Харьковской и Калининской областей и захоронены соответственно в Катынском лесу под Смоленском, в районе Медное в 32 км от г. Твери и в 6-м квартале лесопарковой зоны г. Харькова. Однако пока не удалось отыскать следственные дела на расстрелянных военнопленных и протоколы Особого совещания при НКВД СССР, хотя на их наличие в то время (апрель – май 1940 г.) указывают многочисленные косвенные доказательства…».

Что видно из этого документа? Кто-то разглядит фактологические ошибки – ОСО получило право выносить смертную казнь только с ноября 1941 года. Кто-то поставит под сомнение число польских военнопленных, содержавшихся в лагерях. Я заострю внимание читателей на другом. Сквозь строки проглядывает желание исполнить политический заказ М. Горбачева любой ценой.

* * *

Совершенно очевидно, что М. Горбачев хотел быть хорошим для всех. Ему нужно было показать миру себя как президента СССР нового формата – миролюбивого, неопасного, открытого для диалога на любые темы, готового разделять чужое мнение, публично отвергающего советское тоталитарное прошлое. Поэтому он с добродушной улыбкой еще в 1989 году в ходе визита в Польшу передал В. Ярузельскому поименные списки 14 589 пленных офицеров, содержавшихся в лагерях в Козельске, Старобельске и Осташкове, не подозревая, что поляки сразу запишут этих людей в расстрельный список НКВД. Да если бы и знал, то вряд ли изменил себе в удовольствии выслушивать похвалы Запада. Как оказалось, это было выше его сил.

В свою очередь, позицию В. Ярузельского по Катыни сформировала политическая борьба за власть и страх понести ответственность за принадлежность к руководству ПНР. Ему пришлось разделить взгляды Валенсы и политиков, лезущих по ступеням реваншизма, иначе бы старый генерал оказался не просто на задворках истории, а, возможно, и того хуже. Ему могли не простить жесткое обращение с членами «Солидарности», интернирование руководства профсоюза, преследование его активистов. Поэтому, демонстрируя собственным гражданам небывалую смелость, В. Ярузельский начал диктовать условия М. Горбачеву. И тот, подбадриваемый международной «общественностью», своими собственными идеологами и «историками-архивистами», чутко улавливающими настроение руководителя, наконец сформировал собственное «твердое» убеждение: расстрел военнопленных в Катыни – дело рук советского НКВД. Отсюда появилось на свет это поспешное, ничем не подкрепленное, голословное Заявление ТАСС. Именно оно и показало направление, в котором должны в дальнейшем двигаться чиновники, волевыми усилиями проводя линию руководства государства.

Да что чиновники, все остальные президенты России разделили навязанную Горбачеву точку зрения Запада, в основе которой лежала провокация фашистского министра пропаганды!

Дело № 159

Что происходило в связи с Катынским делом после визита Ярузельского в СССР и в начале 1990-х годов в России? А вот что. Польская сторона реально обеспечивала следственную группу множительной техникой, бумагой. Поляки фактически самостоятельно проводили вскрытие могил, забирали с согласия, а то и без согласия российских следователей вещественные доказательства. Польским следователям в обход Генерального прокурора РФ передавались процессуальные документы. Список «отступлений» длинный.

Можно ли в таком случае вести речь о беспристрастности следствия? Очень сомневаюсь. Были и фуршеты, угощения в польском посольстве, Доме российско-польской дружбы, длительные поездки следователей в Польшу. Сам факт их награждения польскими государственными наградами тоже, согласитесь, о чем-то говорит.

Может быть, не все знают, но польское правительство на Катынское дело ежегодно выделяло до 70 миллионов долларов. Деньги немалые. Хватало, видимо, и на «поддержку» российских ученых, чиновников, следователей…

Не исключаю, может встать вопрос о необходимости возбуждать уголовные дела по самим следователям. Правда, по некоторым обстоятельствам уже истекли сроки давности. Но имена все известны. Надо проверять… Однако не могу не сказать, что встречающихся нечистоплотных ученых и следователей я просто называю людьми без стыда и совести, предателями российских интересов…

Дальше события развивались так. Уже при Б. Ельцине 24 сентября 1992 года был «случайно» обнаружен «Закрытый пакет № 1» (он же «Особая папка») в Архиве президента РФ комиссией в составе руководителя президентской администрации Ю. Петрова, советника президента Д. Волкогонова, главного архивиста РФ Р. Пихоя и директора архива А. Короткова. Напомню, что М. Горбачев еще недавно просматривал эти документы при свидетелях, о чем потом сообщил российской общественности, и ничего предосудительного не нашел. А при Б. Ельцине в этом пакете «вдруг» обнаружилось то, что в тот момент очень требовалось для доказательства вины СССР, НКВД и Компартии.

14 октября 1992 года Р. Пихоя, по поручению Ельцина, вручил в Варшаве президенту Польши заверенные ксерокопии всех обнаруженных документов. Второй комплект ксерокопий А. Макаров и С. Шахрай в тот же день представили в Конституционный Суд РФ. В то время Конституционный Суд рассматривал известное «дело КПСС». Документы из «Закрытого пакета № 1» стали преподноситься сторонниками Ельцина как главное доказательство «бесчеловечной сущности» коммунистического режима.

Я еще тогда обратил внимание на бездоказательность обвинений КПСС, да и всего СССР в расстреле польских военнопленных. На руки документы «Особой папки» нашей стороне не выдавали, и мы вели речь, опираясь на материалы Нюрнбергского процесса над нацистскими преступниками. Противная сторона, особенно господин Макаров, в выражениях не стеснялась, тем самым преследуя цель оказывать давление на судей. Однако последние, к их чести, аргументацию ельцинистов не приняли, было видно – все доказательства шиты белыми нитками.

А позже судья Конституционного Суда В. Лучин на историческом заседании «круглого стола» по поводу «неожиданно» возникшей секретной папки скажет: «Представители президента Ельцина – эти неистовые, оголтелые антисоветчики и антикоммунисты… пытались всеми силами использовать Катынскую трагедию в качестве основания для усиления своего обвинения против Компартии. И все, что они могли достать руками (либо своими, либо руками Ельцина) из сейфов, из архивов – документы и лжедокументы, они пытались использовать… Все-таки возобладал разум в Конституционном Суде, и мы отказались поддержать вот эти требования».

* * *

Политическая борьба вокруг Катыни продолжала нарастать. Окружение Б. Ельцина активно включилось в пропаганду материалов «Закрытого пакета № 1», но почему-то не в России, а на Западе. Для жителей нашей страны материалы кремлевских сейфов и государственных архивов оставались секретными. Зато поляки размахивали документами по всему миру. Их даже допустили в Катынь вместе со следователями и экспертами Главной военной прокуратуры «искать» доказательства вины НКВД.

Как же двигалась совместная работа? Если учесть, что само следствие Главной военной прокуратурой велось 14 лет, то можно сделать вывод – оно не просто затягивалось, а шло в русле различных политических веяний. Когда было кому-то из президентов выгодно – ускорялось и выдавало «нужные факты», а когда контроль со стороны власти притуплялся, работа следователей переходила в стадию «укрепления дружбы российско-польских следственных органов». С. Габовский, полковник юстиции в отставке, который сам на определенном этапе короткое время находился в группе следователей, на уже упомянутом заседании «круглого стола» скажет следующее: «К сожалению, работники военной прокуратуры передавали часть материалов польской стороне, не согласовывая это с руководством – из чисто дружеских таких расположений, но опять-таки как бы идя по курсу политической окраски, как бы чувствуя, угадывая, что нужно. И поляки этим, безусловно, пользовались.

Только по разговорам было известно, что следователи и прокуроры военной прокуратуры, которые участвовали в деле, выезжали на отдых в Польшу, получали там различную оргтехнику, чтобы множить эти документы – служебные, секретные. Они посещали польское посольство, Общество польско-советской дружбы, находились в приятельских отношениях с отдельными чиновниками польского государства».

Такая плодотворная работа не могла не принести заметных результатов, о которых «не стыдно» было доложить наверх. Поэтому 2 августа 1993 года родилось историческое «Заключение комиссии экспертов Главной военной прокуратуры по уголовному делу № 159 о расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского спецлагерей НКВД в апреле – мае 1940 г.», которое подписали Б. Топорнин, А. Яковлев, И. Яжборовская, В. Парсаданова, Ю. Зоря, Л. Беляев. Все ученые. Все авторитетные специалисты. И как им не поверить, если они делают, к примеру, даже такой сногсшибательный вывод:

«Сообщение Специальной комиссии под руководством Н.Н. Бурденко, выводы комиссии под руководством В.И. Прозоровского, проигнорировавшие результаты предыдущей эксгумации и являвшиеся орудием НКВД для манипулирования общественным мнением, в связи с необъективностью, фальсификацией вещественных доказательств и документов, а также свидетельских показаний, следует признать не соответствующими требованиям науки, постановления – не соответствующими истине и поэтому ложными».

Но главное, что как бы подвело черту и не оставило никакой возможности для научных споров и дальнейшего поиска истины, это следующее основное заключение:

«Материалы следственного дела содержат убедительные доказательства наличия события преступления – массового убийства органами НКВД весной 1940 г. содержавшихся в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях НКВД 14.522 польских военнопленных, которые 3 апреля – 19 мая направлялись партиями к месту расстрела и были расстреляны (выстрелами в затылок) в Катынском лесу, в тюрьмах УНКВД Смоленской, Ворошиловградской и Калининской областей и захоронены в коллективных могилах в Козьих горах, с. Медное Калининской области и в лесопарковой зоне г. Харькова. Это было установлено в ходе проводимых Главной военной прокуратурой летом 1991 г. эксгумаций».

Совершенно очевидно, что и это Заключение, как когда-то Заявление ТАСС, готовилось к важному мероприятию – посещению в августе 1993 года Б. Ельциным Польши. Там он извинялся за страну и российский народ, признавая всю тяжесть ответственности за расстрел военнопленных. Передал им и упомянутый мною документ за подписью авторитетных ученых. Все западные страны дружно аплодировали…

Чисто по-человечески мне кажется, что российское руководство во многом пошло на поводу у коллег из Польши, пытаясь задобрить их. Зачем? Да и получится ли?.. Трудно объяснить также, что некоторые наши уважаемые руководители по инерции, видимо, не считают советский период жизни государства неотъемлемой и достойной частью российской истории, пренебрежительно относятся к нему. Мол, кто там был? Какие-то большевики, Сталин, всякая голь перекатная. Пусть они-де и отвечают. В том числе за Катынь. Если бы еще быть в полной уверенности, что отвечаешь, как говорится, по делу…

* * *

Чтобы соблюсти хронологию и показать завершенность непомерно продолжительного следствия, отмечу, что 21 сентября 2004 года ГВП РФ прекратила уголовное дело № 159 на основании пункта 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ (за смертью виновных). Сообщив об этом общественности лишь через несколько месяцев, Главный военный прокурор А. Савенков на своей пресс-конференции 11 марта 2005 года объявил секретными не только большинство материалов расследования, но и само постановление о прекращении «Катынского дела».

Что же это такое? «Нашли» «Особую папку» с обвиняющими НКВД документами и тут же засекретили, не забыв при этом ее копии передать полякам. Заключение комиссии экспертов Главной военной прокуратуры по уголовному делу № 159 Б. Ельцин передал президенту Польши, который его опубликовал во всех средствах массовой информации, а для русских людей оно тоже «осталось в секрете».

Закрыли уголовное дело, материалы снова спрятали от народа. Почему? Пренебрежение к собственным гражданам или боязнь, что народ начнет возмущаться, будет сам разбираться в проблемах Катыни? Наверное, и то и другое.

«Круглый стол» по Катынскому делу

После «царя Бориса» о Катыни заговорил и В. Путин. С одной стороны, он напомнил о 600 тысячах советских солдат и офицеров, погибших при освобождении Польши от фашистов, а с другой – пошел на поводу Варшавы и принял на СССР вину за расстрел военнопленных поляков. Позже мы от него услышали и рассуждения о мести Сталина за оккупацию Западной Белоруссии и Западной Украины, и очередные извинения Путина от имени российского народа. За ним с повинной головой пришел и Д. Медведев.

Неудивительно, что после этого польский Сейм заявил, что «вторжение» Красной Армии открыло очередной трагический раздел истории Польши и всей Центральной и Восточной Европы. Они потребовали восстановления исторической правды и покаяния.

Более того, начинаются экономические претензии. Пошли обращения в Европейский Суд с требованиями материальной компенсации за каждого убитого. И ведь добьются своего. Россию заставят платить миллиарды долларов. А главное, с каким чувством вины перед всем миром будут расти поколения наших граждан? Какими глазами на них станут смотреть в Европе?..

Вот тогда мы с коллегами по фракции КПРФ в Государственной Думе взвесили – что, собственно, имеют в руках правительственные оппоненты? С одной стороны, вроде бы немало: объемное «Заключение комиссии экспертов Главной военной прокуратуры по уголовному делу № 159 о расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского спецлагерей НКВД в апреле – мае 1940 г.», которое напрочь опровергает выводы комиссии Н. Бурденко. Еще у них в руках уже упоминавшиеся и зачем-то засекреченные от россиян материалы так называемой «Особой папки», или «Закрытого пакета № 1». Причем за рубежом их цветные копии ходят по рукам и вывешены в Интернете. Что еще? Разновременные заявления президентов и расплывчатые словесные «доказательства» ученых и архивистов, спонсируемых польской стороной.

По большому счету, все это может быть опровергнуто, если к делу подойти по-научному, системно, привлекая независимых от Кремля и поляков экспертов.

Первое направление, которое было нами определено, – это анализ документов «Особой папки». Той, которую, напомню, вскрывал в свое время М. Горбачев и ничего предосудительного там не нашел. Об этом он сам говорил, не задумываясь, что его слова окажут следующему президенту медвежью услугу. Причем и с М. Горбачевым, и с Б. Ельциным в момент ознакомления с содержимым пакета находился А. Яковлев, человек, который в перестройку изменил своим прежним политическим убеждениям и люто возненавидел Компартию, Советский Союз и все, что было с ними связано. Чудесное появление в «Особой папке» бумаг, указывающих на расстрел военнопленных поляков руками НКВД, никто ни разу не потрудился объяснить.

Ну, тут все понятно, оправдываться власть не умеет – это ниже ее достоинства. Но мы, собственно, от этих господ ничего иного и не ожидали. Мы направили графологам, связанным с Генеральной прокуратурой, и архивистам материалы из «Особой папки» с подписями И. Сталина, Л. Берии и других. То есть мы подвергли записку Берии экспертному изучению. Эксперты нам дали заключение, что она готовилась на разных печатных аппаратах, чего не должно быть и не могло быть в те времена, тем более по секретному делопроизводству.

Было еще одно направление работы. Мы вместе с группой ученых начали изучать Заключение «комиссии Яковлева». Выяснилось, что оно не выдерживало критики. Господа Б. Топорнин, А. Яковлев, И. Яжборовская, В. Парсаданова, Ю. Зоря и Л. Беляев, подписавшие его, никогда не думали, что их работа подвергнется рассмотрению через увеличительное стекло. На заседание «круглого стола», который состоялся 19 апреля 2010 года, рецензия на Заключение была вчерне готова. Не хватало уточняющих деталей, которые нашлись как раз в ходе этого большого форума ученых.

* * *

Мы пригласили в Госдуму всех желающих высказаться по Катынской проблеме, направили уведомления в Администрацию президента, председателю Правительства, в Росархив, в Генеральную прокуратуру, главам ряда министерств и даже всем руководителям фракций. На это историческое мероприятие пришел только Г. Зюганов. Остальные посчитали событие малозначительным.

Великие мира сего в очередной раз сделали вид, что ничего не происходит. Что «круглый стол» в Госдуме – это деревенские посиделки крепостных, возомнивших себя свободными гражданами. Ну соберутся, мол, вечно чем-то недовольные личности, претендующие на право голоса, которое им никто не давал. И не даст. Вот так, наверное, на нас всех смотрят оттуда, с политического Олимпа, кремлевские небожители.

На этот раз за «круглый стол» сели граждане, которые и не собирались ждать, когда им разрешат говорить, высказывать свое мнение, судить о власти по поступкам власти. Собрались достойные люди, профессионалы своего дела, с определенным жизненным опытом, социальным статусом, а главное – с убеждением в своей правоте. Потому что у каждого за плечами был свой поиск Истины, свое понимание о чести и гражданской совести.

Материалы «круглого стола» по теме «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты», проведенного 19 апреля 2010 года в Государственной думе, должны были стать документом, с которым мог бы ознакомиться любой гражданин, интересующийся как прошлым своей страны, так и настоящим. Власть была не заинтересована знакомить с этим документом население, а оппозиция сделала, что смогла – напечатала сборник с говорящим названием «Тайны Катынской трагедии», но с мизерным для страны тиражом. Поэтому здесь я считаю необходимым привести материалы этого «круглого стола» полностью.

Материалы расследования «Катынского дела»

Материалы «круглого стола» по теме «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты», проведенного 19 апреля 2010 года в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. (Выступления участников «круглого стола» даются в авторской редакции.)


Участники «круглого стола»

Илюхин Виктор Иванович – депутат Государственной Думы РФ, заслуженный юрист РФ, доктор права, профессор;

Жуков Юрий Николаевич – ведущий научный сотрудник Института истории РАН, доктор исторических наук;

Куняев Станислав Юрьевич – писатель, главный редактор журнала «Современник»;

Плотников Алексей Юрьевич – доктор исторических наук, профессор Московского института международного бизнеса при Всероссийской академии внешней торговли;

Швед Владислав Николаевич – политолог, писатель;

Мухин Юрий Игнатьевич – политолог, писатель;

Габовский Сергей Иванович – полковник юстиции в отставке, в 1989–1997 гг. работник Главной военной прокуратуры;

Крук Виктор Михайлович – генерал-майор юстиции, в 1992–1999 гг. помощник заместителя Генерального прокурора – Главного военного прокурора;

Лучин Виктор Осипович – судья Конституционного Суда РФ в отставке, доктор юридических наук;

Осадчий Иван Павлович – координатор КПРФ в Конституционном суде РФ, доктор исторических наук;

Лукьянов Анатолий Иванович – профессор МГУ, доктор юридических наук, в 1990–1991 гг. Председатель Верховного Совета СССР;

Зимонин Вячеслав Петрович – доктор исторических наук, профессор;

Кириллин Александр Валентинович – генерал-майор запаса, кандидат исторических наук, начальник управления Министерства обороны по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества;

Колесник Александр Николаевич, доктор исторических наук;

Стрыгин Сергей Эмильевич – историк, координатор международного проекта «Правда о Катыни»;

Сахаров Валентин Александрович – доктор исторических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.


Илюхин В.И., ведущий заседания «круглого стола», заслуженный юрист РФ, доктор права, профессор:

– Еще раз добрый день, уважаемые товарищи, уважаемые друзья, коллеги! Я хотел бы сказать, что за «круглый стол» мы приглашали как сторонников польской версии, версии о расстреле пленных польских офицеров сотрудниками НКВД СССР, так и сторонников совершенно иной, другой версии – версии расстрела польских офицеров немцами в 1941 году после оккупации ими Смоленской области.

Мы пытались сделать это осознанно, дабы в этом споре, в этой дискуссии постараться установить истину и продвинуться вперед в исследованиях. Но наши оппоненты не явились.

На пленарном заседании Государственной Думы мы уже заявили о том, что необходимо создать парламентскую комиссию по выяснению всех обстоятельств гибели польских офицеров, и не только польских офицеров. Судьбы 120 тысяч красноармейцев, попавших в плен к полякам в 1920 году и потом бесследно исчезнувших там, тоже волнуют нас. Приводятся цифры от 30 до 86 тысяч красноармейцев, сгинувших в польском плену.

Настораживает то, что польская сторона фактически не получает какого-либо должного отпора на официальном уровне относительно той версии, которую она сегодня навязала. Навязала не только у себя. Навязала здесь, в России, и пытается навязать всему миру, утверждая, что именно Советский Союз повинен в расстреле польских офицеров.

Вы знаете, какие последствия может таить в себе подобное утверждение. Сегодня несколько десятков исков родственников расстрелянных польских офицеров находятся на рассмотрении в европейских судах. Это первая ласточка.

Есть данные, и можно с уверенностью констатировать, что Польша предъявит иски к России как правопреемнице Советского Союза за уничтожение, как там утверждается, цвета польской нации – 21 тысячи польских офицеров. И этот иск ни мало ни много потянет более чем на 100 миллиардов долларов. Это большая сумма. Это тяжелая сумма. Но самое-то главное заключается в том, насколько она будет обоснованной, справедливой и правомерной.

Тревожит позиция председателя нашего правительства Владимира Владимировича Путина, на мой взгляд, глубоко не изучившего документы, материалы, связанные именно с Катынской трагедией, но уже неоднократно извинявшегося перед поляками за расстрел их офицеров.

Я не буду говорить о позиции Горбачева. Если исходить из его интервью, которое он давал не так давно, то он вообще ни одного документа не видел и даже эту так называемую секретную папку не открывал ни разу. И все выводы, которые он сделал, основаны на записке бывшего заведующего отделом ЦК КПСС Фалина Валентина Михайловича, который вдруг усомнился в выводах советской комиссии Бурденко, работавшей под Смоленском в 1944 году по эксгумации трупов поляков, и заявил о том, что, дескать, скорее всего поляков расстреляли Советы.

Я должен сказать, что благодаря специалистам, искренним патриотам нашего Отечества – а здесь и Станислав Юрьевич Куняев, и Юрий Николаевич Жуков, и Сергей Эмильевич Стрыгин (я всех не буду перечислять) – мы на сегодняшний день имеем достаточно убедительные аргументы о несостоятельности версии о советском расстреле польских офицеров, она, эта версия, опровергается многими доказательствами, историческими фактами.

Известно, что в 1939 году, после возвращения СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, в плен Красной Армии попало несколько десятков, сотен тысяч польских военнослужащих, жандармов, полицейских, надзирателей тюрем и т. д. Большая часть из них, в первую очередь рекруты из крестьян, нижнего сословия, были тут же освобождены. Другие потом были направлены в польскую армию под командованием Андерса. Часть пленных была подвергнута наказанию, в том числе и расстрелу.

Однако здесь надо разобраться по количеству и личностям расстрелянных. Расстреливали тех, кто зверствовал в отношении населения оккупированной Польшей территории Западной Украины, Западной Белоруссии, а оккупация длилась 20 лет. Это первый момент.

Те лица, которые зверствовали в отношении плененных красноармейцев, те поляки, которые, будучи в нашем плену пытались поднять мятеж, нападали на наших солдат, совершали другие преступления, – да, их тоже расстреляли. Есть пояснения или воспоминания Кагановича, бывшего члена Политбюро ВКП(б), который называет цифру расстрелянных примерно в 3 тысячи 200 человек. Она близка к истине.

Меня как юриста, бывшего руководителя Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Советского Союза настораживает именно тот подсчет жертв, расстрелянных польских офицеров, который провела Главная военная прокуратура.

Вы посмотрите, комиссия Бурденко провела исследование примерно около тысячи трупов. Главная военная прокуратура в ходе предварительного расследования провела вскрытие тоже в пределах тысячи человек. Если верить данным немецкой стороны, то немцы в 1943 году за полутора суток, или за полтора световых дня, провели эксгумацию 4 тысяч трупов, что вообще-то нереально. Но если соединить 4 тысячи и еще 2 тысячи, получается 6 тысяч. И тут возникает вопрос: «А где все остальные?» Откуда потерпевших, по выводам следствия, набралось на 21 тысячу человек? Я почему об этом говорю как специалист, как профессионал? До тех пор, пока нет трупа, очень сложно или вовсе невозможно говорить о смерти человека. Тем более что огромное количество плененных польских офицеров мы направляли в армию Андерса. Большое количество польских офицеров, как говорится, просто растворилось.

Польской стороне, казалось бы, чего еще надо? Извинился один президент, второй, третий президент. Чего вы еще хотите? Нет, опять там поднимают эту проблему, и сегодня ставится вопрос так, что расстрел польских офицеров надо признать геноцидом, преступлением против человечества. Но вот с этим уж невозможно согласиться.

Кое-кто с польской стороны просто заигрался. Видимо, В. Путин исходит из того, что не следует сегодня осложнять отношения с руководством Польши, чтобы там не препятствовали в прокладке российского нефте- и газопровода по дну Балтийского моря. Но я не знаю, как можно торговаться на этом? Как можно торговать объективностью истории, авторитетом нашего Отечества? Поэтому мы вас и пригласили для того, чтобы еще раз обменяться мнениями, найти общие точки видения на обстоятельства гибели польских офицеров…

Я думаю (мы это обсуждали предварительно), что сначала заслушаем два содоклада, два основных выступления – Юрия Николаевича Жукова и Станислава Юрьевича Куняева. Один историк, доктор исторических наук, профессор. Другой известный писатель. Оба занимаются катынской проблемой долгие годы. А как дальше мы будем работать, уже по ходу нашего «круглого стола» сориентируемся.


Жуков Юрий Николаевич, доктор исторических наук:

– Позвольте начать мне с одной цитаты, которую, может быть, некоторые из вас знают: «Катынское дело становится колоссальной политической бомбой, которая в определенных условиях еще вызовет не одну взрывную волну. И мы используем ее по всем правилам искусства. Те 10–12 тысяч польских офицеров, которые уже раз заплатили своей жизнью за истинный, быть может, грех – ибо они были поджигателями войны, – еще послужат нам для того, чтобы открыть народам Европы глаза на большевизм». Это записал Геббельс в своем дневнике 17 апреля 1943 года, ровно через четыре дня после того, как берлинское радио разнесло на весь мир о том, что под Катынью совершенно случайно якобы найдены расстрелянные польские генералы и офицеры.

Спустя 10 дней газета «Нью-Йорк таймс» писала: «Как русские, так и поляки попали в нацистскую ловушку». Почему американцы так отметили? Да потому что скандал, произошедший в Берлине и в Варшаве, привел к тому, что наше правительство вынуждено было разорвать отношения с Польшей. И вот с этого момента идет, в общем-то, непрекращающаяся игра в одну проблему: кто виноват?

Самое любопытное: сами немцы после эксгумации определили только 2 тысячи 730 человек, только лишь. Кто остальные – неизвестно, но мало ли в земле бывает трупов. При этом оказалось, что там, в этих общих могилах, были как военные, так и гражданские, военные как в зимней форме, так и в летней. Иными словами, сразу выяснилась весьма запутанная ситуация. Но поляков уже тогда это не смутило. Польский Красный Крест, который работал под контролем нацистских оккупантов, был коллаборационистом, что уж тут говорить, участвовал в этом скандале и упорно настаивал на том, что вина за расстрел лежит на нас. Но давайте, прежде всего, обратимся к главной проблеме, к проблеме цифр.

Итак, немцы своей якобы независимой экспертной комиссией, которая была сформирована из представителей либо стран-сателлитов – Венгрия, Румыния, либо покоренных – Франция и т. д. (был только один независимый эксперт из Швейцарии, да и тот сознался потом, после войны, и отнюдь не перед нами, что ему заплатили довольно много, – ну а, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку), ну так вот, немцы установили, что в земле лежат 4 тысячи 151 человек. Определили, что это польские офицеры и генералы – 2 тысячи 730, хотя там были и рядовые. А затем начинаются просто игры с этими цифрами.

Вы знаете, что 73 тысячи солдат и офицеров составили так называемую армию Андерса. То есть по договору между СССР и Польшей в Москву приезжал сразу после начала войны их премьер-министр генерал Сикорский. Была достигнута договоренность о формировании польской армии, которая должна была после ее создания тут же идти на фронт.

73 тысячи – серьезное подспорье в конце 1941 года для нашего фронта. Однако поляки не захотели воевать на нашем фронте. В марте и в августе 1942-го они ушли через Иран сначала в Ирак, а затем их позже перебросили в Италию, где превратили в пушечное мясо.

До сих пор поляки поют песню о маках Монте-Касино, это небольшой итальянский поселок между Неаполем и Римом. Там немцы остановили почти на год англо-американские силы. При этом местность там практически ровная, зацепиться там обороняющимся не за что, и тем не менее поляки смогли при поддержке американцев и англичан овладеть немецкими укреплениями. Многие из солдат и офицеров армии Андерса сложили там голову.

Ладно, 73 тысячи в армии Андерса. После разрыва отношений с Польшей, по предложению поляков, которые жили в СССР, началось формирование новых польских подразделений. Сначала это дивизия имени Тадеуша Костюшко, которая вскоре превратилась в Войско Польское, первую армию.

Почему-то, когда подсчитывают жертвы Катыни, не учитывают ни 73 тысячи из армии Андерса, ни те еще десятки тысяч поляков, которые вошли в сформированную на нашей территории вторую, по сути дела, польскую армию.

Такая же чехарда происходит и с общим количеством польских пленных, которые оказались у нас. По данным 1939 года, то есть до Катыни, было общеизвестно, что поляки после поражения потеряли в качестве пленных 450 тысяч человек. Это пленные, взятые как немцами, так и нами. При этом, согласитесь, вряд ли большая часть могла оказаться у нас, потому что поляки вели бои против немцев на севере, западе и юге, а к нам попали только те, кто отступал в результате сражений с немцами.

Документы, те документы наши, которым можно верить, говорят: 150 тысяч польских пленных. Сегодня в нашей и польской пропаганде 150 тысяч превратились в 250, и этому нигде нет никаких объяснений. Получается, что большинство пленных оказалось именно у нас.

При этом тут же забывают напрочь и о цифре в 130 тысяч, потому что она очень легко распадается на составные. 42 тысячи польских военнослужащих, которые были призваны в армию, – учителя, врачи, агрономы, кто угодно, как обычно бывает, призыв, война, – мы освободили, это те, кто проживал на территории Западной Белоруссии и Западной Украины. 42 тысячи таких же военнослужащих польской армии мы отправили через линию перемирия с немцами как жителей чисто польских территорий. Вот уже практически больше половины пленных нет.

Тогда же из этих военнопленных 25 тысяч 115 человек были переданы для формирования армии Андерса. Кроме того, несколько тысяч пленных бежали, умерли. И тут ну никак не получается больше 8 тысяч всего, как ни считай. Вот именно поэтому от цифры в 130 тысяч 242 пленных все пытаются уходить.

Теперь хотел бы обратить ваше внимание на еще одну странную вещь. Я думаю, что ни Берия, ни его заместители в 1940 году слабоумными не были. Почему я об этом говорю?

Представьте три лагеря: Старобельский (Ворошиловградская область), Козельский (Смоленская область) и Осташковский (Тверская область). Хорошо, решили, предположим, расстрелять военнопленных. Зачем нужно было их везти расстреливать под Смоленск? Нормальный человек ответ на этот вопрос никогда не даст.

Никогда не был ни под следствием, ни под судом, ни тем более в тюрьме и так далее, не знаю их быт, но сомневаюсь, что у нас, даже отправляя на расстрел, людям оставляли документы, дневники, награды и прочее. Очень сомнительно это. Зато это легко совпадает с тем, что немцы сделали 31 августа 1939 года в Глявице, когда нарядили нескольких своих эсэсовцев в польскую форму и бросили их на захват радиостанции, чтобы получить предлог для нападения. У немцев были также лагеря польских военнопленных. И немцы располагали любой возможностью, чтобы снабдить трупы расстрелянных на польской ли, на нашей ли территории любыми, какими угодно документами. Тут огромный знак вопроса. Но, повторяю, прежде чем Путину и Медведеву брать от имени всей страны вину за расстрел, они должны все объяснить как юристы. Подчеркиваю, я историк, не юрист, они же заканчивали юридический факультет…


Из зала: Медведев считает себя высшим юристом…

Жуков Ю.Н.: Нет. Я исхожу из того, что раз человек учился на юрфаке, по гроб жизни он знает, как нужно себя вести в таких случаях.

Пусть они ответят на эти вопросы. Зачем нужно было для расстрела везти приговоренных за тысячу километров? Только для расстрела?

И второе. Пусть докажут, что у нас в НКВД были такие лопухи, что оставляли всем людям, которых расстреливали, документы.

Ну и последнее. Я о том, что их расстреливали из пистолетов в затылок, что, насколько я знаю, также не было принято у нас. Расстреливал обычно взвод, из винтовок, скорее всего в грудь, иногда в спину. Но в затылок массовые расстрелы мы не производили, да и произвести это невозможно. Вдумайтесь, 4 тысячи человек расстрелять из пистолета. Сколько на это уйдет времени?

Я «Катынское дело» не стал бы ограничивать самим фактом этого расстрела. Почему? Во-первых, нужно все время помнить о том, к чему это привело – разрыву дипломатических отношений. Польша фактически оказалась нашим противником в войне вместе с Германией, Италией и так далее.

Далее – поведение поляков в годы войны. Все вы знаете, что такое Армия Крайова. Это польские офицеры, которые ушли в подполье и готовились к тому, чтобы, когда будет освобождена территория, взять власть в руки ради лондонского правительства. И вот здесь нужно вспомнить маленькие детали. Сегодня громко говорят о Волынской резне, когда бандеровцы резали поляков. Да, нам сегодня это выгодно, когда речь идет о Бандере как «герое Украины». Но мы не имеем права забывать, что так же вырезали, только украинцев и евреев, аковцы, поляки. Мы должны помнить о восстании, которое они подняли в момент освобождения Вильнюса, который для них всегда был Вильно, где на окраине города до сих пор есть кладбище, на котором похоронены польские легионеры, которые освобождали эту польскую землю, а в центре громадная глыба черного гранита, на котором высечены слова: «Мать и сердце ее сына». Речь идет о матери Пилсудского и сердце Пилсудского. Тело – да, в Кракове, но сердце – в Вильно. Об этом всегда забывают, помнят только о советско-польской войне 1920 года.

И здесь опять же нужно говорить не только о войне 1920 года, а о том, что поляки, получив из рук Верховного совета Антанты независимость, сначала начали войну против Германии, поверженной, небоеспособной (ноябрь – декабрь 1918-го), а уже с января – февраля 1919-го развернули агрессию против нас. И войну между Польшей и Советской Россией не только 1920 года, но и 1919-го помнить нужно. Потому что в конечном итоге тогда и сформировался антагонизм между Москвой и Варшавой, когда стоял вопрос, можно ли полякам отдавать ту территорию, которая входила в границы Речи Посполитой 1772 года, «от можа до можа», от Балтийского до Черного, включая всю Литву, Латвию, Белоруссию, Украину, ну и еще немножко чисто русской земли, или нельзя отдавать. Вот этот комплекс исторических вопросов необходимо рассматривать вместе с Катынью.

Кроме того, рассматривая «Катынское дело», нужно все время помнить и о том, как те же аковцы по мере наступления Красной Армии охотились за русскими солдатами и офицерами и убивали их из-за угла. Это было выяснено на процессе по делу Смрковского и Акулицкого. Там большая была группа. Там приводились страшные свидетельства, как поляки, те люди, которых мы освободили от нацистской оккупации, от угрозы полного уничтожения, продолжали воевать с нами и в 1945 году, и в 1946-м и даже в 1947-м.

Если мы будем рассматривать все эти события в совокупности, только тогда мы увидим место в них Катыни, сегодняшней якобы козырной карты польских политиков.

Те, кто постарше, помнят, что одно время поляки в качестве претензии нам представляли нежелание помочь восставшим в Варшаве в августе 1944 года. Хотя до Варшавы нам нужно было идти и идти, полякам нужно было срочно поднять бело-красный флаг и объявить, что эта территория подконтрольна лондонскому правительству. Все. На этом поставить точку. Не получилось. Очень долго они вменяли нам это в вину.

Наверное, кто-то помнит фильм «Канал», посвященный этому восстанию. Там есть последний кадр, когда эти повстанцы, в общем-то, хорошие ребята, воевавшие с немцами, смотрят на ту сторону Вислы, на восток, и видят наших. То есть, этим был крохотный укол нам сделан: вот, мол, стояли на другом берегу – и не помогли нам. Но потом все разговоры о варшавском восстании кончились. Вот теперь начинается новая линия. Теперь мы преступники в Катыни.

Но рассматривать катынскую проблему нужно не только исторически, но еще и проводить настоящее следствие. Прежде всего, нужно потребовать от властей, назовем это так, все документы, связанные с Катынью, и провести две экспертизы.

Во-первых, чисто криминалистическую. Установить, когда изготовлена бумага, что за машинка и так далее, то есть то, что делается в ходе обычного, нормального следствия с любыми документами, которые являются доказательной базой.

Во-вторых, такая же экспертиза должна быть проведена археографами, специалистами по документам, которые будут проверять, а правильно ли сформулированы все названия, адресаты, оформлен ли документ соответствующим образом. Потому что, как вы знаете, здесь есть слишком много вопросов, слишком много свидетельств того, что те документы, которые нам дают в качестве решающих доказательств, скорее всего, просто подделка.


Куняев С. Ю., писатель, главный редактор журнала «Современник»:

– Листаешь польскую прессу последнего десятилетия, и такое впечатление складывается, что вся страна, весь народ ждет не дождется очередного юбилея Катынских событий, что лишь катынский допинг объединяет все польское общество – правых и левых, старых и малых, католиков и атеистов, поляков и евреев – в одно целое.

Каждый год в Варшавском королевском замке проходит Катынская конференция. Постоянно работает с новыми публикациями Институт национальной памяти. Кипит издательская деятельность. Союз катынских семей постоянно выступает со всяческими ультиматумами.

Вот несколько цитат из польских СМИ, которые я собирал последние годы:

«В 65-ю годовщину катынского преступления сенат призвал российские власти в соответствии с международным законодательством признать катынский расстрел актом геноцида» («Новая Польша», № 5). «Можно было бы созвать и Нюрнберг» («Новая Польша», № 2).

Следующее. «В вопросах компенсации важную роль может сыграть Европейский Союз по правам человека в Страсбурге» («Новая Польша», № 2).

Следующая цитата: «Поляки (отнюдь не историки. – С.К.) в стремлении назвать поименно каждую жертву преступных репрессий неутомимы». И это лишь малая часть из той россыпи высказываний, которую я могу цитировать долго.

Венцом катынского пропагандистского шабаша было награждение в год 60-летия нашей Победы, пять лет тому назад, президентом Польши А. Квасьневским архитектора перестройки А. Яковлева, главного архивиста ельцинской эпохи Р. Пехоя, главных историков по «Катынскому делу» Н. Лебедеву и В. Парсаданову, работавших на польскую версию и на польские гранты.

Сначала катынские жертвы в польских СМИ назывались просто офицерами, что соответствовало действительности. Цитирую: «Уничтожение польских офицеров в 1940 году следует назвать военным преступлением, не подлежащим прекращению за давностью».

Потом польские идеологи поняли, что просто «офицеры» звучит с недостаточной пропагандистской силой, и в СМИ появилась другая формулировка, цитирую: «Интеллигенты, которые в сентябре 1939 года надели старые мундиры, чтобы защищать родину от нашествия гитлеровских войск, и попали в руки Сталина».

Но это показалось мало идеологам катынского мифа, и они выработали новый штамп, выбивающий слезу ненависти: «Были расстреляны люди, составляющие костяк польского государства: офицеры, чиновники, адвокаты, врачи, учителя и поэты. Это была хладнокровная попытка уничтожить элиту общества».

В брошюре «Историческая пропаганда России в 2006–2009 годах», недавно изданной Польским бюро национальной безопасности, в этот элитный список добавлены еще и знаменитые артисты. Причем ни одной фамилии ни одного знаменитого артиста, ни одного поэта, ни одного учителя, научного работника там нет. Все только в общих чертах. Все это преследует одну цель – доказать, что весной 1940 года в Катыни под Смоленском погиб цвет нации. Однако есть и другие точки зрения на этот цвет нации, на этих интеллигентов, одетых в старые офицерские мундиры.

В 1931 году в журнале «Новый мир», № 5–6, были опубликованы воспоминания комиссара Красной Армии Якова Подольского, побывавшего в 1920–1923 годах после нашей неудачной войны в шляхетском плену.

Вот отрывки из этих воспоминаний. Он еврей по национальности.

Цитирую: «Распахнулась дверь. С криком и ругательствами вошли несколько унтеров.

– Жид? – с остервенелой злобой бросил мне один полячек.

– Нет.

– А кто есть?..

– Татарин, – сказал я, быстро учтя органические особенности, роднящие мусульман с евреями.

– Жид проклятый, – послышался его жирный баритон по соседству со мной, он дошел до еврея-красноармейца. Хрястнуло несколько ударов.

Помню, как на больших станциях к нашему вагону подходили господа с палками. Дамы из общества наиболее подходящих, в кавычках, пленных вытаскивали из вагона, били и царапали. Особенным успехом пользовались евреи.

С тошнотой вспоминаю, как эти звери подступали ко мне. Ужасное отмщение готовит себе шовинистическая буржуазная Польша».

Вот это все написано и напечатано у нас в журнале «Новый мир» почти за 10 лет до Катыни.

Еще из воспоминаний Подольского, просто цитаты: «При мне засекли двух солдат, парней, пойманных в соседней деревне. В лагере начался голод, бесчеловечная жестокость, нередко доходившая до прямых убийств наших пленных на потеху пьяной офицерни.

Ночью по нужде выходить опасались. Часовые подстрелили двух парней, вышедших перед рассветом из барака. Оскорбление начальства стоило жизни не одной сотне наших военнопленных. Вряд ли ошибусь, сказав, что на каждого вернувшегося в Россию приходится двое похороненных в Польше».

Вот какой была польская элита, со слов Подольского, в 20 – 30-е годы.

«Катынское дело» в конце ноября 2009 года перешло под международную юрисдикцию. Это обусловлено тем, что Европейский суд принял к рассмотрению иски семей польских военнопленных офицеров, расстрелянных в Катыни.

Учитывая невероятную поспешность, с которой Европейский суд начал рассматривать иски поляков, весьма вероятно, что оглашение вердикта по этим искам будет приурочено к 65-й годовщине Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. Боль от катастрофы с самолетом затихнет, но иски все равно останутся. И на них надо будет отвечать, изучив все белые и темные пятна Катыни, иначе мы не защитим наши национальные интересы. Мелочей в «Катынском деле» нет. В нем важно все.

Фильм Вайды «Катынь»… Вайда выступал потом, после этого фильма, а я думал, какой великий фильм «Пепел и алмаз» он сделал при тоталитарном режиме в Польше и какой бездарный фильм он сделал сегодня, в свободной, абсолютно демократической Польше, когда ему было позволено снять все что угодно…


Илюхин В.И.: За большие деньги правительственные…


Куняев С.Ю.: Да, да, конечно. Обсуждая фильм Вайды «Катынь», эксперты от Михалкова до Косачева, там был еще академик Чубарьян, по-моему, изумлялись одному: почему и за что расстреляли польских военнопленных? Но, не ответив на этот вопрос, нельзя разгадать загадку Катыни. И пришли к тому, что тупая сталинская машина косила всех без разбору, кого попало, – вот они согласились с этой примитивной формулировкой. Эта точка зрения пошла от крупнейших политических ренегатов нашей истории – от Горбачева, Ельцина, Яковлева.

Путин, выступавший 7 апреля в Катыни, углубил эту версию, заявив, что Сталин, проигравший в 1920 году поход на Варшаву, через 20 лет отомстил полякам катынским расстрелом за свое поражение. Мне рассказали, я до сих пор этого не знал. Я сейчас своими словами пересказываю такое наивное признание Владимира Владимировича.

Но плохие у него советники, потому что Сталин был членом Военного совета на другом фронте, не на том фронте, который наступал на Варшаву, и упрекал в легкомыслии руководство войск, рвавшихся к Варшаве. Вот я цитирую сталинские выступления из газет 1920 года: «Я считаю неуместным похвальство и вредное для дела самодовольство, которое оказалось у некоторых товарищей. Одни из них не довольствуются успехами на фронте и кричат о марше на Варшаву, другие не довольствуются обороной нашей республики от вражеского нападения и горделиво заявляют, что они могут помириться лишь на красной советской Варшаве. В самой категорической форме я должен заявить, что без напряжения всех сил в тылу и на фронте мы не сможем выйти победителями. В тылу наших войск появился новый союзник Польши – Врангель, который грозит взорвать с тыла плоды наших побед над поляками. Смешно поэтому говорить о марше на Варшаву». Это из статей, напечатанных в июне и в июле 1920 года в «Правде» и в харьковской газете «Сталинский коммунист».

Это было предупреждение Сталина Тухачевскому, Путне, Каменеву, Корку, Мархлевскому, Смилге и Троцкому в том числе, указывавшему в те же дни июля 1920 года в директиве, читаю отрывок из директивы Троцкого: «Необходимо принять меры к тому, чтобы всесторонне обеспечить наше быстрое и энергичное продвижение вперед, на плечах отступающих польских белогвардейских войск». Плохие советники по истории у Владимира Владимировича Путина.

Советские войска потерпели поражение. Мы это знаем. В плен попало от 120 до 150 тысяч красноармейцев.

И тут после Рижского мира 1921 года начинается история, в которой, помимо трагедии советских военнопленных в польском плену, начинается трагедия оккупированных Польшей западных областей Украины и Белоруссии, напрямую связанная в будущем с катынской трагедией.

Путин в катынской речи 7 апреля приравнял польскую катынскую драму к Соловкам, к насильственной коллективизации, к магаданским рвам – словом, ко всем преступлениям сталинского режима, это его слова. Но такой примитивный взгляд на историю недопустим для крупного политика.

Катынская драма начинается с того, что земли Западной Украины и Западной Белоруссии были отданы польским государством победителям в войне 1919–1921 годов как колонии второй республики. Западные белорусы и украинцы, попав под власть Польши, развернули в первые годы оккупации 1921–1925 годов настоящую партизанскую войну с колонизаторами. По польским архивным данным, на оккупированных землях лишь в 1922 году произошло в разных местах 878 восстаний против панского засилья.

Осадники, то есть польские военные, получившие после победы над Россией в 1920 году во владение земли сходных крессов (так назывались западные области), должны были ополячить и окатоличить новые колонии великой Польши. Они с помощью карательных частей, прокуратуры, жандармерии и лагерно-тюремных структур рьяно взялись за это дело. С их помощью с 1921-го по 1936 год католики и униаты отобрали у православных общин 228 храмов, семь монастырей, 133 православные церкви были закрыты, немало церквей было взорвано!

Александр Солженицын, не самый большой сторонник советской власти, в 1973 году в статье «Раскаяние и самоограничение» так писал об этом антиправославном варварстве оккупантов: «На украинских и белорусских землях, захваченных по договору 1921 года, велась неуклонная полонизация, по-польски звучали даже православные церковные проповеди и преподавание Закона Божьего. И в пресловутом 1937-м в Польше рушили православные церкви, более ста, среди них и Варшавский Собор, арестовывали священников и прихожан».

В 1919 году в Западной Белоруссии было 400 национальных школ, в 1921 году осталось только 37. Крестьянство сразу же было задавлено непосильными налогами, ему запрещалось ловить рыбу в родных водоемах, заготавливать лес в родных местах. А чтобы местное простонародье не восставало, в 1932 году в карательный кодекс специально была введена статья, звучавшая так: кто стремится лишить польское государство независимости (а эта идея все время жила и на Западной Украине, и в Западной Белоруссии) или оторвать часть его территории, подлежит наказанию тюрьмой не менее десяти лет или вечной тюрьмой, или смертью; кто насильно стремится изменить государственный строй Польши, подлежит наказанию – не менее десяти лет или вечной тюрьмой.

Вот такие изменения пришлось в Уголовный кодекс второй республики – государство Пилсудского – вводить. Конечно же, насильственная колонизация вызывала отпор коренного населения. В ответ польские хозяева требовали виселицы, крови. Газета «Речь Посполита» в 1925 году писала, цитирую: «Если в продолжении нескольких лет не будет перемены, то мы будем иметь там, на восточных крессах, всеобщее вооруженное восстание. Если не утопим его в крови, оно оторвет от нас несколько провинций. Теперь же нужно выловить все банды, нужно проследить, где им помогает местное население, и со всем этим расправиться коротко и без пардону. На восстание есть виселица— и больше ничего. На все тамошнее белорусское население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь». Цитата заканчивается. Это официальная польская газета, одна из крупнейших, «Речь Посполита».

Недобросовестные историки сейчас забывают, что за 20 лет политической и партизанской борьбы, забастовок, демонстраций, больших и малых бунтов, стычек с полицией, карательных экспедиций в сходных крессах, причем с применением армии (целые кавалерийские дивизии туда были направлены), были убиты сотни белорусов, украинцев и евреев, боровшихся за свои социальные и национальные права. Тысячи были заключены в Березово-Картузовский концентрационный лагерь, особенно много среди них было коммунистов и руководителей крестьянского движения «Громада».

Украинских националистов заключали в свой лагерь, это лагерь «Билля Подлясна» на Западной Украине. Военные полевые суды работали, не переставая, демонстрации расстреливались в городе Лиде, в городе Гродно очень легко и просто. Погромы непокорных деревень тоже были в те времена обычным делом, особенно в Белоруссии.

Вот почему население сходных крессов с радостью приветствовало освободительный для них поход Красной Армии 17 сентября 1939 года. И в сегодняшней Белоруссии, между прочим, до сих пор сильно общественное мнение, требующее, чтобы 17 сентября – день воссоединения расчлененного в 1921 году белорусского народа – стал государственным праздником республики.

Ненависть белорусов к польским осадникам, будущим жертвам Катыни, в сентябре 1939 года была такова, что как только рухнула польская колониально-полицейская система в западных крессах, наступило неотвратимое возмездие. Вот один из примеров.

22 и 23 сентября местное население местечка Скидаля расправилось с бывшими легионерами-осадниками, были застрелены, растерзаны и забиты в результате этой самосудной расправы 42 человека. Значит, было за что, если кроткие белорусы не выдержали.

Вот что пишет современный белорусский историк Леонид Криштопович в исследовании «Великий подвиг народа» (Минск, 2005): «Западная Белоруссия была не польской, а оккупированной Польшей землей, и расстреляны были не польские офицеры, а оккупанты, представляющие карательные и репрессивные органы Польши на оккупированной белорусской земле». И дальше, переходя к еврейской теме, Криштопович пишет: «Как справедливо отмечает польский историк Кшиштов Теплиц, сегодня о польских полицейских говорят, что многие из них были злодейски убиты в Катыни, но не говорят, что те, кто туда не попал, помогали гитлеровцам в окончательном решении еврейского вопроса» – это цитата из Кшиштова Теплица, напечатанная в «Новой Польше», по-моему, в 2002 году, в № 4.

На Западной Украине была очень похожая ситуация. 20 сентября 1939 года начальник политуправления РКК Мехлис в донесении писал Сталину: «Польские офицеры, потеряв армию, стараются сдаться нам по двум мотивам: они опасаются попасть в плен к немцам, во-первых, и, во-вторых, как огня боятся украинских крестьян и населения, которое активизируется с приходом Красной Армии и расправляется с польскими офицерами. Дошло до того, что польские офицеры просили увеличить часть охраняющих их как пленных бойцов, чтобы избежать возможной расправы с ними населения».

Из воспоминаний адъютанта генерала Андерса Климантовского следует, что генерал Андерс, пробираясь через Западную Украину, был ранен в результате нападения западно-украинских крестьян. Лечился во Львове, в госпитале, а потом был отправлен в Россию. Климантовский пишет: «Местное украинское население относилось к нам весьма враждебно, его приходилось избегать. Только присутствию Красной Армии мы обязаны тем, что в это время не дошло до крупных погромов или массовой резни поляков».

25 сентября 1939 года рядовых солдат-поляков освободили, офицеров взяли под стражу. Всего в плен было взято около двухсот тысяч офицеров (цифры разные, трудно о них судить, больше всего я встречал именно эту цифру), из которых потом 70 тысяч вошло в армию Андерса, а более ста тысяч – в армию полковника Берлинга. Но из этих вот двухсот тысяч четыре тысячи, два процента, были действительно отобраны и расстреляны. Наверное, с этим надо согласиться. Но слово «геноцид», на чем настаивают поляки, предполагает уничтожение людей по национальному признаку, а в Катыни были приговорены к расстрелу не поэты и ученые, не знаменитые артисты, а в соответствии с советскими законами польские военные преступники, причастные к уничтожению пленных советских красноармейцев, карательной колонизации коренного населения западных крессов, к участию в жандармских и полицейских операциях, к деятельности военно-полевых судов и концлагерей.

Другое дело, что они все это вершили по законам польского буржуазно-фашистского государства, а судили их по законам государства советского. Насколько это допустимо, пусть в этом разбираются юристы.

И еще несколько слов. Да, я всегда, всегда, Юрий Николаевич, говорил о возможности подделки документов, да, документы действительно всегда можно подделать, особенно в наше время, с нашей техникой. Но невозможно переделать причинно-следственную канву происшедшего. Вот почему польские офицеры были расстреляны немецкими пистолетами и немецкие пули остались в их головах? Это факт, который не смогла скрыть или извратить даже германская сторона во время раскопок 1943 года. Но для чего наши энкавэдэшники, если это они расстреливали, в марте 1940 года всадили в польские затылки именно немецкие пули? Ответ у русофобов один – чтобы свалить это преступление на немцев. Но для этого наши тупые палачи должны были за 13 месяцев до начала войны предвидеть, что на первом этапе мы будем терпеть жестокое поражение, сдадим Смоленск, немцы оккупируют район Катыни и будут там долго хозяйничать. И появится прекрасная возможность списать расстрел на немцев, но для этого их надо будет разгромить сначала под Москвой, а потом под Сталинградом, потом вернуться в Смоленск и, торжествуя, что наш гениальный план удался, вскрыть могилы и объявить на весь мир, что в затылках у поляков немецкие пули. Но это же абсурдная ситуация, которую представить себе невозможно. И для того, чтобы ее защитить, защитники геббельсовской версии позже придумали аргумент, что, мол, перед войной мы закупили специально для НКВД партию немецких вальтеров, потому что, как пишет «Новая Польша», наши револьверы не выдерживали и выходили из строя во время репрессий НКВД.

Но есть одна мелочь: руки у расстрелянных были связаны бумажной бечевкой, которая производилась только в Германии. Что, наши тупые палачи закупили у немцев заодно и бумажную бечевку, чтобы замести следы? Между прочим, у нас были пеньковые шпагаты, и они были много крепче.

В сентябре 2009 года Бюро национальной безопасности Польши издало любопытный труд под названием «Историческая пропаганда России в 2004–2005 годах». В предисловии к английскому и русскому изданию глава Бюро национальной безопасности Александр Щегло пишет, что настоящий доклад будет способствовать развитию дискуссий о будущем взаимоотношений Запада с Российской Федерацией.

Как они хотели развивать дискуссию, не знаю, потому что все мифы о пакте Молотова – Риббентропа, о варшавском восстании, о Катыни и о благородстве солдат и офицеров Армии Крайовой там повторены в абсолютно нетленном виде. И при первом же чтении документа, сочиненного в недрах БНБ, в глаза бросается измышление о том, что историк Наталья Нарочницкая, цитирую: «…была депутатом Думы от шовинистической Либерально-демократической партии России Владимира Жириновского». По-моему, она никогда в ней не была.

Это вроде мелочи, но на таком уровне – это же правительство, Бюро национальной безопасности…

И еще, цитирую: «Каждый второй неофашист в мире проживает на территории России». Каждый второй неофашист. Как они подсчитали, этого я не знаю, но это – официальная фраза.

И третье, касающееся В. Илюхина: «А депутат Госдумы Илюхин – представитель военно-промышленного комплекса, вас там называют, – прославился своими антисемитскими взглядами». Цитирую буквально.

Александр Щегло, который писал этот документ (во всяком случае, эта большая брошюра в почти 50–60 страниц, переведенная на английский и русский язык, за его подписью), погиб в авиакатастрофе под Смоленском. Да простит Господь его грехи вольные и невольные… Но, пока мы будем лгать друг другу, катынский трупный яд будет отравлять и русские, и польские души, а отравителей находится очень много.

И в заключение. В «Коммерсанте» от 12 апреля читаю: «В этом проклятом русском лесу сгорел русский самолет с поляками, летевшими почтить память других поляков, расстрелянных русскими в этом лесу 70 лет назад». Это написал журналист, к сожалению, с русской фамилией, входящий в так называемый президентский пул журналистского сообщества. Пока о наших русско-польских отношениях будут писать такие журналисты, мира между Россией и Польшей не будет, отечественные клеветники подлее и, может быть, гораздо опаснее зарубежных фальсификаторов.


Плотников А. Ю.:

– Очень хорошо, что наш сегодняшний «круглый стол» начался с таких, в общем-то, больше морально-нравственных, чем собственно «правовых» выступлений, поскольку Катынь, безусловно, несет огромный нравственный антизаряд для нас. И прежде чем я перейду к конкретным фактам, я бы хотел обратить внимание на следующее.

Последнее время мне приходится много выступать в молодежной аудитории. Известно, в каких условиях росла наша молодежь после 1991 года. Так вот эта молодежная аудитория через раз задавала один и тот же вопрос: до каких же пор мы будем пребывать в состоянии постоянной вины? Почему мы все время унижаемся, извиняемся и оправдываемся? И среди этих вопросов очень часто возникал вопрос по Катыни. Молодежь, как известно, не обманешь: она может не знать каких-то фактов, но неправду и несправедливость она чувствует значительно острее, чем кто-либо.

И еще один нравственный аспект, который, как мне кажется, очень хорошо ложится в ход нашей дискуссии. На Катыни, точнее, на взваливании всей незаслуженной вины на нас национальную идею не построишь, ту самую национальную идею, к которой мы все так стремимся.

Теперь по фактам. Существует огромное количество исследований и публикаций, вышедших в нашей стране за последние 18 лет. Эти публикации выявили массу новых фактов, которые для любого здравомыслящего человека, не говоря уже о профессиональном юристе, свидетельствуют о том, что, как минимум, можно ставить большой знак вопроса под утверждением о том, что поляков расстрелял злой НКВД. Я бы вопрос конкретизировал и поставил так: эти факты абсолютно, стопроцентно свидетельствуют о том, что так называемое Катынское дело нужно, как минимум, снова открывать и закрывать за недоказанностью или, точнее, по наличию явных доказательств, что виновны здесь не мы, не Советский Союз.

Я не буду останавливаться на тех старых, давно известных аргументах и фактах, о которых здесь говорили и о которых в том числе упомянул Станислав Юрьевич. Веревки, немецкие патроны, гильзы немецкой фирмы «Густав Геншофф и компания»– сокращенно «ГЕКО/ GECO» – калибра 7,65 и 6,35 мм, которые не могли быть априори использованы НКВД, потому что на вооружении НКВД стояли наганы (калибр 7,62), и только у офицерского состава – ТТ. А от выстрела из мощного пистолета ТТ в голову не только не останется головы, но и полчасти тела может не остаться.

Это прямые вещественные доказательства нашей непричастности к расстрелу польских офицеров в Катыни.

Я бы хотел обратить внимание на другие не менее убедительные свидетельства и факты, которые не хуже, а, может быть, даже лучше, нагляднее оттеняют и показывают то абсурдное, безобразное положение, в которое мы умудрились себя загнать по катынскому вопросу. Других определений у меня здесь нет.

Прежде всего, это документы. На чем строится обвинение нас со стороны польско-немецких, точнее, польско-геббельсовских историков? Прежде всего, на том, что у нас существуют точные списки, документированные тем самым злым НКВД, – поэтапная отправка польских военнопленных на станцию Гнездово под Смоленском в распоряжение Смоленского УНКВД. И все. И только на этом основании делается вывод, что их тут же около станции расстреляли.

Это полный нонсенс, об этом уже сегодня говорили, и это свидетельствует только о том, что их отправляли туда специально. А специально их отправляли в три лагеря особого назначения, которые входили в систему Вяземлага, и поляки там успешно работали на строительстве автомобильной дороги. Доказано огромным количеством свидетельств.

Сложилась парадоксальная ситуация: все, что связано с польской пропагандой, – это, прежде всего, полное игнорирование тех свидетельств, которые противоречат или отвергают «польскую версию» катынского расстрела.

Если это свидетели, которые утверждают, что место было открытое, людное, где расстрелять несколько тысяч человек незаметно невозможно, – значит это агенты НКВД.

Так вот, существует немало свидетельств местных жителей о том, что поляков видели и во второй половине 1940 года, и в 1941 году. Они преспокойно ходили колоннами и строили эту самую дорогу.

Есть и еще один факт, который появился совсем недавно, для меня, по крайней мере. Это информация о том, что в районе Красного Бора (курортный пригородный поселок Смоленска) немцами строился еще один бункер, я не знаю точно, для кого – для Гитлера или для высшего командования, под условным название «Бэренхалле», что можно перевести как «Медвежья пещера» или «Медвежья берлога». И что там, на строительстве этого бункера, которое завершилось, обращаю внимание, только в первой половине 1942 года, работали военнопленные, наши военнопленные (в том числе из печально известного Смоленского лагеря № 126), которые потом были также убиты в Катынском лесу.

Работали там и польские военнопленные, а охрану осуществляли, кроме немцев, финские специальные части. И вот после того, как в 1942 году строительство было завершено, естественно, что всех, кто строил этот секретный объект, расстреляли по старой немецкой традиции и захоронили в том же самом Катынском лесу, который находится примерно в двух с половиной (по другим сведениям – в четырех) километрах от этого бункера. Причем, как отмечается, для местных жителей бункер никогда не был тайной, о нем все знали. Но почему-то на него в послевоенное время было наложено табу (в отличие, например, от аналогичного бункера под Винницей). Я вот уже семь лет активно занимаюсь «Катынским делом» и ни разу, кроме смутных упоминаний о каком-то «немецком объекте», ничего конкретного не читал. Сейчас, повторюсь, у нас появился еще один новый материал.

Я думаю, что поиск, в том числе и в финских архивах, где все, как известно, сохранилось, может нам дать очень хорошие дополнительные аргументы, но опять-таки сразу хотел бы сказать, аргументы для тех, кто может и хочет слушать.

К сожалению, в «Катынском деле» мы сталкиваемся с поразительной ситуацией. Все, что связано с попыткой, подчеркиваю, только попыткой ставить под сомнение «польскую версию», подвергается не просто злобной обструкции, а шельмованию. Все те, кто так или иначе пытается сказать: посмотрите, а здесь же вот есть такие аргументы, а здесь есть явное противоречие, – сразу же попадают в категорию «агентов НКВД», сталинских «фашистских недобитков» и тому подобное. Станислав Юрьевич в своем выступлении этот момент очень четко отметил и конкретизировал.

Так вот, если все-таки быть в аудитории, которая склонна слушать и воспринимать факты и аргументы, то существующие на сегодняшний день факты по так называемому Катынскому делу для любого, даже начинающего юриста являются теми «аргументами и фактами», на основании которых выносить вердикт о виновности СССР просто невозможно. Эти аргументы свидетельствуют совершенно об обратном.

Я бы хотел обратить внимание еще на один факт, об этом уже говорилось, – это открытость места. Недавно я обнаружил некоторые новые документы, которые однозначно свидетельствуют о том, что «урочище Козьи Горы», или Катынский лес, которое расположено примерно в 18–20 километрах на запад от Смоленска, было место открытое, которое традиционно использовалось жителями Смоленска как место гуляний, по-нашему, проведения пикников, шашлыков и так далее. Там же (на берегу Днепра) находилась дача НКВД, которую немцы сожгли при отступлении в 1943 году (еще один вопрос, заслуживающий выяснения).

Далее. В этом районе находились пионерские лагеря, которые существовали до июля 1941 года, вплоть до захвата Смоленска немцами. Никто не отменяет справки, выданной в 1944 году местными властями Смоленска о том, что там, в этом районе, находился, в частности, лагерь «Промстрахкассы» – местной смоленской организации. Пионерские лагеря в районе «массового расстрела» – еще один неопровержимый аргумент в нашу пользу.

Еще одно свидетельство об открытости местности. Совсем недавно в руки мне попал путеводитель по Смоленской области 1933 года издания. Так вот там написано: место посещаемое, туристическое, место прогулок городского населения, проходят две железнодорожные линии, оживленное шоссе Смоленск – Витебск, по которому возят туристов на автобусах. И что самое интересное – недалеко от дачи НКВД, на берегу Днепра, была пристань, на которую приходили пассажирские пароходы из Смоленска. На этих пароходах тоже возили туристов.

Так вот, как вы считаете, можно в таком месте, которое никогда не закрывалось вплоть до середины 1941 года, незаметно расстрелять даже четыре тысячи человек, не говоря уже о десяти тысячах? При том, что в Козьих Горах, по всем свидетельствам, проходили многочисленные «дорожки и тропинки», находилась дача НКВД, а само место было открытое и использовалось в качестве места отдыха горожан.

Думаю, что для любого нормального, здравомыслящего человека это однозначно свидетельство того, что такого (массового расстрела) здесь быть не могло потому, что не могло быть по определению, в принципе.

И еще один момент, на который я хотел бы обратить внимание. Я специально заказал в Ленинской библиотеке ксерокс «Правды» от 3 марта 1952 года. Это второй раз, когда в газете было опубликовано сообщение известной комиссии, которую условно называют комиссией Бурденко (первый раз сообщение было опубликовано в 1944 году). Называется она так: «Сообщение специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров». Обращаю внимание на название.

Так вот, в этом Сообщении содержится все то, что для меня является главной причиной и смыслом той ожесточенной, злобной травли и шельмования, которой подвергалась и подвергается работа комиссии Бурденко. И я понимаю, почему именно это сообщение, как кость в горле, сидит у тех, кто отстаивает «польско-геббельсовскую» версию Катыни и пытается доказать недоказуемое. Это абсолютно грамотный, профессиональный и аргументированный документ.

Если мы посмотрим состав участников, состав судмедэкспертов, тех, кто его подписал, и вообще уясним весь смысл этого сообщения, становится ясным, что это сообщение неопровержимо с профессиональной точки зрения. Его можно опровергнуть только истерическими воплями о том, что злой НКВД или чуть ли не сам Сталин стрелял в затылки доблестным польским офицерам. Потому что если читать внимательно это сообщение, ничего, кроме как признать его, не остается. Именно по этой причине это сообщение фальсифицируется с такой яростью.

Более того, я хотел бы обратить внимание, что в Сообщении есть специальный акт судмедэкспертизы, подписанный нашими ведущими учеными, включая тогдашнего главу Научно-исследовательского института судебной медицины профессора Прозоровского. Так вот, здесь доподлинно описывается вскрытие 925 тел, которые были обследованы комиссией.

Факты состоят в том, что это были трупы, которые уже немцами обыскивались (карманы были разрезаны и выворочены). И при этом нашей комиссии удалось на этих трупах обнаружить достаточное количество документов, прямо свидетельствующих о том, что эти люди были живы и во второй половине 1940 года, и в первой половине 1941-го. Именно это обстоятельство и вызывает такую ярость наших оппонентов и злобное (другое слово подобрать трудно) неприятие Сообщения в целом – оно абсолютно документированно и фактически говорит о том, что есть, что было на самом деле.

Более того, я хотел бы дополнительно подчеркнуть следующее. Эти 925 тел были извлечены из так называемой восьмой могилы, той восьмой могилы, которая немцами не была польской комиссии (комиссии Польского Красного Креста) дана для обследования. Из нее извлекли то ли 10, то ли 45 тел – и все. На этом немцы сказали: «У нас жаркий период, мы боимся эпидемии, мы все закапываем».

Так вот, смысл в том, что эти 925 тел, которые полякам показаны не были, были, повторим, так же обысканы немцами, но обысканы, вероятно, в спешке, или, возможно, немцы посчитали, что достаточно с поляков и того, что они им показали. И вот это свидетельство нашей комиссии, пожалуй, главный гвоздь, который «загоняется в крышку» насквозь лживой, выдуманной и не выдерживающей никакой мало-мальски профессиональной проверки катынской истории.

Я хотел бы поддержать всех, кто здесь уже выступал и, наверное, будет выступать, прежде всего, в том, что Катынь – это величайший миф ХХ века, который мы, по своему неразумению, умудрились сделать вселенским мифом. И умудрились превратить его в инструмент постоянного «битья нас по голове» и обвинения в том, чего мы не совершали.

И последнее, на чем я хотел бы завершить свое выступление. Мы должны признать еще один факт: существуют государства и государства, нации и нации. В мире есть нации, которые умеют быть благодарными, а есть нации, которые ими быть не умеют.

Следует констатировать, что в истории с Катынью мы имеем именно такой случай. Немцы, которые были нашими главными противниками в войне и которые, я убежден, расстреляли польских офицеров, оказались нацией благодарной, а вот поляки – нет.

Все это хорошо подтверждается историей, которую, как известно, не обманешь. Но это уже отдельная тема.


Илюхин В.И.: Владислав Николаевич, вам слово. Замечу, что проблемой Катыни Владислав Николаевич занимается давно, пишет об этом много. Совсем недавно в «Нашем современнике» еще вышла статья.


Швед В. Н., политолог:

– Уважаемые коллеги, прежде всего, хочу дополнить выступление Алексея Юрьевича. Известно, что катынские захоронения начинались в 500 метрах от госдачи НКВД. Жители деревни на другой стороне Днепра весной 1940 года якобы слышали крики и выстрелы. Это было недопустимо по инструкции НКВД.

Помимо этого, известно, что вопросам безопасности и здоровья членов Политбюро в СССР уделялось особое внимание. В то же время, по утверждению свидетеля Петра Климова, бывшего сотрудника Смоленского УНКВД, давшего показания Главной военной прокуратуре, через полтора месяца после расстрела четырех тысяч пленных польских офицеров, в июне 1940 года, на госдаче в Козьих Горах (Катынь) ловили рыбу члены Политбюро Ворошилов и Каганович. А в пятистах метрах от дачи, где они отдыхали, находилось захоронение нескольких тысяч людей – без гробов, присыпанных небольшим слоем земли. Любой медицинский работник скажет, что это бактериологическая бомба, не говоря уже о непереносимом трупном запахе. Что же получается, Ворошилов с Кагановичем в июне 1940 года в противогазах там ходили? В таком случае напрашивается вопрос, мог ли быть массовый расстрел поляков в Козьих Горах весной 1940 г.? Вот такое дополнение.

Основное выступление я хочу посвятить проблеме достоверности кремлевских катынских документов, считающихся базовым свидетельством вины довоенного советского руководства за расстрел польских военнопленных.

Сегодня в основном речь идет о Польше, о наших польских «друзьях» в кавычках. Должен сказать, что таких «друзей» немало и в самой России. Из российской истории известно, что самые большие проблемы нашему Отечеству создают так называемые «патриоты». Вы знаете, что поляки отстаивают ту позицию по «Катынскому делу», которую занимает официальная Россия. Главная военная прокуратура официально подтверждает вину довоенного сталинского руководства, а основным доказательством этой вины считаются кремлевские документы, найденные в «закрытом пакете № 1» из бывшего архива Политбюро ЦК КПСС.

Я не буду распространяться на тему профессионального уровня военных прокуроров, занимавшихся Катынским уголовным делом № 159. Приведу лишь один факт. Бывший председатель КГБ Александр Шелепин в декабре 1992 года рассказал во время допроса-беседы следователю Главной военной прокуратуры Яблокову невероятную историю о том, как он получал вот эту выписку (показывает) из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. О нарушениях в оформлении этой выписки я также не буду говорить. Это подробно описано в «Открытом письме директору Государственного архива РФ Мироненко», опубликованном в третьем номере журнала «Наш современник».

Скажу лишь, что выписка от 5 марта 1940 года, направленная Шелепину в феврале 1959 года, вообще не может считаться документом. На ней присутствуют дата —27 февраля 1959 г. и печать ЦК КПСС. Но в марте 1940 г. был ЦК ВКП(б), а не ЦК КПСС. Известно, что в СССР в архивные документы строжайшим образом было запрещено вносить любые дополнения или изменения. Вся дополнительная информация о направляемом архивном документе излагалась только в сопроводительной записке. Объяснить, что означает этот бюрократический гибрид образца 1940–1959 годов, получившийся из выписки 1940 года, пока никто не может.

Но вернемся к Шелепину. На допросе он заявил следователю Яблокову, что не помнит, кто из Секретариата КГБ принес выписку из протокола заседания Политбюро. Это явная ложь. Выписка хранилась в «закрытом пакете» «Особой папки» ЦК КПСС, и доступ к ней осуществлялся только с разрешения Первого секретаря ЦК КПСС. В то время это был Хрущев. О степени секретности документов из «закрытого пакета» свидетельствует такой факт. Секретарь, член Политбюро ЦК КПСС Александр Николаевич Яковлев, являясь ближайшим соратником Горбачева, не мог в Общем отделе ЦК получить информацию о наличии катынских документов. Эта система секретности сохранялась еще со сталинских времен. Поэтому для получения выписки из «закрытого пакета» Шелепину необходимо было позвонить Никите Сергеевичу и попросить о том, чтобы тот дал разрешение на направление ему этой выписки. Как правило, документ привозили спецкурьеры ЦК КПСС.

С одним из них, Галкиным, роспись которого есть на «закрытом пакете», я беседовал несколько раз. Галкин рассказал о порядке доставки документа из «закрытого пакета». Спецкурьер ЦК КПСС (такими в 1970 – 1980-е годы являлись Галкин и Фадин) привозил законвертированный документ адресату. Тот вскрывал конверт, прочитывал документ, расписывался, конвертировал, отдавал обратно, и спецкурьер его увозил. Мог ли Шелепин не помнить эту процедуру? Нет сомнений, что помнил. Но Шелепин решил проверить военного прокурора Яблокова на предмет знания системы партийного делопроизводства. Оказывается, тот ее не знал. Поэтому Шелепин позволил себе на допросе пофантазировать. После этого ссылаться на показания Шелепина как объективные весьма про