Читать онлайн Дорогой Леонид Ильич. «Большой Сатурн» бесплатно

Димитрий Абрамов
Дорогой Леонид Ильич
Книга первая
«Большой Сатурн»

От автора.

Данное повествование является плодом фантазии автора, большинство персонажей естественно имеют своих прототипов. Характеристики и действия персонажей похожих на исторических деятелей описываемой эпохи обоснованы сугубо личными знаниями автора и его личным мнением об этих персонажах. Хотя это мнение и сформировалось в результате надеюсь более-менее объективного изучения вопроса. Неполиткорректные действия и высказывания персонажей обусловлены их ролью в повествовании, и автор не всегда относится положительно к таким действиям и высказываниям). Описание ситуации на фронтах и политической ситуации в мире в начале повествования примерно соответствует реальной ситуации и естественно в процессе изменяется по воле автора.

Предыстория 1

25 ноября 1942 год, район г. Туапсе, Черноморская группу войск Закавказскогофронта.

Он пытался бежать по ходу сообщения, но раскисшая земля, частые осыпи и нередкие трупы немцев не давали разогнаться. Первую линию траншей взяли 10 минут назад, а во второй ещё идёт бой. Немцы контратакуют. На левом фланге замолчал наш пулемёт. Краем глаза, заметил полузасыпанный немецкий МГ-34[1]. Потянул его – вроде целый, направил на ближайшую горку – короткая очередь, порядок – работает мясорубка. Рядом, странно скрючившись, разлёгся гефрайтер[2] без половины головы. Пинок, под ним – два полных барабана к пулемёту. Свой ППС[3] – за спину, пулемёт и банки в охапку, и бегом-бегом туда где замолк наш пулемёт. За горкой грохнуло, спустя мгновение взрыв, потом ещё. Немецкая батарея ударила по второй линии траншей, не смущаясь, что там пока ещё полно камрадов. Очередной поворот траншеи. ДП[4] – на бруствере, вроде цел. А оба номера расчёта – на дне окопа. Опаньки – живые. Молодняк, перепугались. Русский командный рык, пинок под зад одному, прикладом по спине другому. Ожили. Диск в ДП меняют. Очередь – пяток набегающих шутце[5] завалились на курортную землю. Орлы. Наши – орлы, не наши – тушки. Вот что мат животворящий с людьми делает!

Пора и самому размяться. Выбираем место шагах в десяти от ДП, ловим момент перезарядки, и начинаем увлечённо ловить немцев на их же удочку.

Кто-то скажет, что не дело полковнику в атаку с трофейным пулемётом ходить, но это если ты комполка. А вот если замначполитуправления – самое то. Командиры – командуют, штабные – думы думают, а ты матам и личным примером животворишь своих и смертотворишь чужих.

Очередной залп немецкой батареи он не услышал, снаряд разорвался перед бруствером, почти все осколки пошли над головой, но один по прихотливой траектории ударил в правую скулу, миллисекундой позже – в каску прилетел булыжник размером в пару кулаков, чуть позже пришла взрывная волна, отбросила на уже разломанные патронные ящики, и погасила сознание полковника.

Предыстория 2

22 января 2015 год, район г. Дебальцево, ДНР.

Он пригнувшись, перебежал от развалин сарая к дренажной канаве. Околица села уже наша, а в центре ещё идёт бой, и нацики не собираются пока отступать. Передовая группа по радио сообщила, что на полпути к зданию сельсовета во дворе дома стоит брошенный танк. И как назло в округе ни одного свободного и толкового танкиста! Кроме него. Вот и бежит по селу 60-ти летний отставной полковник ВС РФ, ныне зампотех[6] МСБр[7] ДНР.

Ещё одна перебежка, перевалиться через остатки деревянного забора, и вот за углом практически целой хаты, только стёкла кое-где отсутствуют, видна трансмиссия 64-ки[8]. Где-то здесь должны быть бойцы, обнаружившие танк. «Ахмад!» – «Иншала!» (приколисты в штабе сидят, остроумием нациков забодать хотят) – опознались сегодняшним паролем-отзывом.

Из под танка выбираются два бойца, свои, башкиры или якуты, кто их разберёт, но как на русских похожи, хотя по национальности один был итальянцем, а другой испанцем. Узнали его, заулыбались. Эти два ухаря, пару месяцев назад по пьяни сожгли сцепление на единственной в батальоне БМДшке[9], чуть под трибунал не угодили. Хорошо затишье было. Уговорили командира, что всё исправят. Потом на поклон к зампотеху, уговорили и его. Затем вместе с полковником три дня возились в мазуте – он ремонтировал, а они струмент подавали, сигарету прикуривали и были на посылках. Опосля проставлялись за снятое взыскание и опять чуть не поломали вверенную боевую технику.

Проблема оказалась в том, что башня у танка открыта, люки на распашку, а вот люк мехвода[10] закрыт и башенного ключа[11] ни у кого нет. А из башни к мехводу пролезть проблема – там надо кассеты АЗ[12] демонтировать, а итальянец с испанцем этого не умеют. Соответственно танк не завести.

Приходится вспоминать молодость, снимать зимний комбез, нырять головой вперёд в люк наводчика, обдирая пальцы о холодный металл снимать кассеты АЗ. Ни чего сложного (по наставлению по эксплуатации), но дико неудобно. Через 10 минут, потный, в ссадинах и свеже порванном летнем комбезе и вывернутыми суставами, полковник лежит на животе на мехводовском сиденье и упирается лбом в педаль сцепления. Ещё 5 минут, полковник, изображая йога, умудряется открыть злосчастный люк изнутри. Пытаемся завестись. Хрена. АКБ – сдохла. Пуск воздухом – опять мимо, не крутит. Укры что ли его с лета не заводили? Пускаем комбинировано – АКБ+воздух – ура! Крутит стартер, проснулась шестьдесятчетвёрка.

Видел пару раз как Марко на 72-ке[13] рулить пытался, ну это почти тоже что и этот трофей. Две минуты на инструктаж – и запихиваем итальянца в передний люк. Иван – так то он Хулио, но здеся на украинской земле быстро стал требовать называть его по-русски, – на место командира. Он же пулемётчик, вот пусть зенитным НСВТ[14] и командует. А танком и полковник с места наводчика покомандует. Прокрутить АЗ – ух ты – полный и всё ОФ[15], в ручной боеукладке – пусто, ПКТ – на месте нет, зато к НСВТ – 4 короба патронов. Набираем на Р-173[16] частоту бригады …ЛЯТЬ! Где шлемофон[17]? …БИСЬ! «Ванюша, где нашёл? В ЗИПе[18]? Молодец, Марко уже дал?». Жизнь налаживается. Экипаж в шлемофонах, к ТПУ подключён, связь с бригадой – есть. Полковник к бою готов, нагнетатель – включён!

А как там бой? Нацики уже сваливают из села. Марко рулит к окраине. Вот по снежной целине бегут гордые укры, догоняя улепётывающие на повышенных газах недобронированные Кразы. Разгораются два БТРа со шведским стягом на борту. «Ватники», зачистив крайние хаты, подгоняют храбрых АТОшников редким, но точным огнём из стрелковки. Из-за ближайшей посадки в разгар веселья вылезают три клона нашего трофея, но только они ещё не трофеи и до них с километр. Тыдынц. Хорошо не успел по крайнему Кразу выстрелить. Тут бы полковника и срисовали. Танки начинают методично разносить все строения что видят. А Марко за бетонным забором спрятался. Видать бывший машинный двор бывшего колхоза. Рядом бетонная эстакада, длиной метров 30. Направляем танк на неё. Пока несколько секунд танк движется по эстакаде – полковник успевает выстрелить. Сразу после выстрела танк съезжает, и украм не видать нахала. А за забором, над посадкой растёт чадный дымный хвост. 22-й! счёт как у Колобанова[19], только Зиновий Григорьевич за один бой столько намолотил, а полковник за 40 лет службы.

Ещё круг по двору, опять эстакада, выстрел, у укра сбита гусеница. Но засадный танк замечен, и нацики в два ствола начинают ломать бетонный забор. Правда по началу забывают переключить баллистику с БК на ОФ[20] и кумулятивные снаряды просто дырявят тонкие бетонные плиты и улетают дальше в развалины мастерских.

Третий заход. Выстрел. Снаряд разрывается на маске пушки последнего АТОшного танка. Пробития нет. Но двигатель заглох, приборы наблюдения разбиты, и контуженый экипаж пытается покинуть машину. Ваня работает по ним из НСВТ через пролом в заборе. Марко ломает заборы и выводит танк на поле. Оставшийся без гусеницы танк расцвечивается выкинутой из люка белой простынёй. Специально что ли с собой возят? Бой окончен. С права за селом пошли в прорыв танки и БМП второго эшелона. А нам необходимо дочистить село, построить пленных, передать их комендантской службе, собрать трофеи, пополнить БК и только потом догонять ушедших в прорыв. Часть пехоты уже закрепилась в посадке из-за которой появилась укропская броня. Трофейный танк, тоже возле этой лесополосы. Полковник возвращается к подбитым танкам. Вдалеке раскатисто бухает выстрел. Дымная стена встаёт на месте мгновенной вспышки. 122-мм снаряд выпущенный из гаубицы М-30[21] разрывался не очень охотно, ведь он был из той же партии что и снаряд выпущенный немцами по советским бойцам 25 ноября 42 года.

Гаубицу М-30 вермахт взял в качестве трофея летом 41-го после боёв под Уманью, а снаряды к ней лежали на складе подо Львовом, который захватили немецкие диверсанты. Много пострелять гаубице не пришлось. Сначала она почти год простояла без дела в резерве на Миус-фронте[22], 10 ноября 42-го она уехала в Краснодар на восполнение потерь 17 армии вермахта, к 20 ноября её привезли на передовую под Туапсе. А 26 она с пробитым накатником уже ехала на рем. завод в Тбилиси. До 45-го она простояла на советско-турецкой границе, а после Дня Победы вернулась на арсенал подо Львовом и была поставлена на консервацию. В нескольких километрах от неё на другом складе лежали снаряды 53-ОФ-462Ж 1939 года выпуска успевшие послужить но не повоевать сначала в РККА, потом в вермахте, потом опять в РККА, ВС СССР, а потом и в ВСУ. За давностью лет ВВ в снарядах уже начало разлагаться и уже не могло обеспечить заявленные при создании 1000 убойных осколков и зону сплошного поражения радиусом в 50 метров. Снаряд разорвало всего лишь на 520 осколков, но полковник был всего в 12 метрах от места взрыва.

И только один осколок, раздробив челюсть, проник в мозг и погасил сознание полковника.

27 ноября 1942 год, г. Орджоникидзе, Северо-Осетинская АССР.

Открываю глаза, белёный потолок, крашенные бежевой краской стены, госпитальная палата на четыре койки. Койки, тумбочки, табуреты, капельницы – всё в стиле ретро! Вроде в Донецке госпиталь был поприличнее. Приходилось там бывать, сослуживцев проведывать. А здесь уровень сельской больницы, в лучшем случае годов 60-х.

На одной койке спит мужик, две ноги на растяжках, в гипсе. Две другие койки пусты, но явно имеют своих постояльцев. Видать, покурить или на процедуры ушли бойцы. За окном – хмарь, серость, идёт дождь. Оттепель пришла в январе?

В голове каша. Помню взрыв, и ещё взрыв. Я иду к укропскому танку, и я в окопе с МГ-34. Откуда у меня МГ – хрен его знает. Вроде не было таких трофеев. Сзади меня догоняют Марко и Ваня оба в модных НАТОвских комках (в них летом в ДНР приехали, и чуть не были расстреляны как бендеровские диверсанты), а рядом в окопе два пацана-грузина в телогрейках и с ДП. Сюр!

Я – полковник, и ещё раз полковник. Ха, квадратный полковник. И, блин, два разных полковника. Один – нач. штаба дивизии, отставник, доброволец, зам. потех МСБр донецкой милиции, другой – бригадный комиссар, не дотянувший до генерала, зам. начпо – но блин охренеть – целой группы войск. Одному – 60, другому – почти 36. А, зовут меня Леонид Ильич Балязин, ну или Леонид Ильич Брежнев. Будем разбираться. Если это не психушка и я не псих, то точно разберёмся. Брежнев, обалдеть – круть. Какая нахрен круть, аттестацию завалил все бриг. комиссары генералов по осени получили, а я полковника. Фигня, мне Табуреткин[23] после трёх восьмёрок[24] тоже лампасы запорол. Жизнь не в лампасах! Но большие звёзды я, мы ещё заслужим. Если конечно это всё-таки не психушка.

В голове каша, а что с организмом? Приподнимаюсь на кровати, кружится голова. Сажусь. Вроде всё на месте, руки–ноги двигаются. Глотать больно. Голова забинтована и челюсть подвязана. В роде пары зубов справа на нижней челюсти не хватает, но фиг разберёшь, там, во рту всё опухло.

Открывается дверь, заходят два антипода в бежевых больничных пижамах. Один высокий, худой, блондин с костылём, правая нога забинтована. Второй не высокий, плотный, чернявый, левая рука на перевязи. Обоим лет по 35-ть.

– О, товарищ полковник очнулся, – это худой – Разрешите представиться: Военинженер 1 ранга Морозов, а это, – он кивает на антипода сухопутный кап-два Карапетян.

– Бэрэговая артиллэрия – это Карапетян добавляет.

Киваю и мычу, руками показываю на челюсть.

Карапетян выглядывает в коридор и гортанно кричит: – Вэра! Вэра! Сэстра!

Почти сразу в палату вплывает мощная тётка гренадёрских статей. – Верочка, полковник очнулся – это уже Морозов.

– Что ж, так орать, и сама вижу. Здрасте, товарищ Брежнев, щас доктора позову. – и уплыла.

Через пару минут приходят два антипода-близнеца в белых халатах, под халатами форма, майорские шпалы, оба рыжие, но один сорокалетний мужчина, а другая – соответственно тридцатилетняя красавица.

Начинается осмотр, крутят, вертят, дёргают, по коленкам стучат. Вновь пришедшая медсестра делает перевязку. Приговор: – Осколочное ранение в челюсть, выбиты справа на нижней челюсти два премоляра[25], контузия, трещины в двух рёбрах, ушиб грудной клетки.

Жить буду. И начинать жить буду в 42-м, сегодня, как доктор сказал – 27 ноября. И я – Брежнев, вроде тот самый, который ДОРОГОЙ Леонид Ильич. Только про Дорогого пока ещё никто не в курсе, даже сам Брежнев.

Морозов сопроводил меня до туалета, затем там же перекурили. Морозов приколист, походу. Мотается в Иран, принимает у союзников технику, перегоняет в Союз и сдаёт в войска, ну не сам, а рулит процессом. То есть не всем процессом, а один из тех кто рулит. И в процессе передачи техники недалеко от Орджоникидзе – попал под обстрел. Очень рад ранению. С ногой ничего серьёзного, обещают через неделю выписать, но пока он в госпитале – ему найдут замену в ленд-лизной карусели, и он сможет попытаться получить назначение в действующую армию. Карапетян, оказывается мой сослуживец по Черноморской группе войск Закавказского фронта. Тоже под Туапсе был, командовал сводным отрядом морской пехоты. Одним самолётом нас в госпиталь вывезли. А в Туапсе всё хорошо, вломили фрицам и наступаем. Главная топ-новость последней недели – наши в Калаче замкнули окружение Паулюса, ссужают внутреннее и расширяют внешнее кольцо вокруг 6-й армии немцев.

Пора идти обедать, мне отдельно в процедурную – сестра из трубочки будет в меня бульон заливать.

До вечера делаю вид что сплю. Думаю, вспоминаю, склероз потихоньку исчезает, светлые и мудрые мысли рождаются в мозгу. Кое-что складывается разумное. Завтра с утра начнём менять свою судьбу. Хочу быть генералом. Тёзка вон до маршала дорос… к 70-ти годам. А вместе мы – и раньше смогём. Шутка. Нам бы здесь не обгадиться и что полезное сотворить. А, то Лёня вижу от хорошей жизни, командуя писарями и стенгазетой, всё норовит на передовую с автомата пролезть. В штабах ведь и без него стратегических талантов хватает, не пускают его порулить, – иди, говорят, – читай политинформацию. Обидно, понимаишь).

Ну, а мы зайдём с другого края. Не дают командовать – сварганим своё войско и сами будем и стратегически мыслить и тактически на лихом коне – быстром танке скакать. Тёзка ведь как и я – танкист. Два танкиста в одной голове – пипец всем готам и манштейнам.

28 ноября 1942 год, г. Орджоникидзе, Северо-Осетинская АССР.

Утром проснулся от зубной боли. На обходе, доктор послал меня на рентген. И потом долго чесал мудрую голову. У меня начали расти выбитые зубы, челюсть практически срослась. Орехи грызть не рекомендуется, а вот семечки уже можно. Повязку с головы сняли. Стрельнул у завхоза бритву. Чутка порезался. Фигня. В зеркале Лёня – просто красава, копец всем бабам, кобелино с большой буквы. Я то уже и отвык от такого, уже лет 10–15 слишком потёртым и подержанным на женский взгляд был.

Иду в особый отдел, ищу застенки кровавой гэбни. Застенки – в одноэтажной пристройке к двухэтажному зданию школы переделанной в госпиталь. Под дождём по слякоти в пижаме и тапочках туда не дойти. Проявив обаяние, выцыганиваю у старушки-санитарки помощницы завхоза, во временное пользование шинель без погон (ну да их же ещё и нет нигде в РККА) и без петлиц и новенькие солдатские кирзачи. У входа в особый отдел, под козырьком – новобранец с мосинкой, сообщает что, тарищ капитан на территории, а вон туда пошёл. Обхожу госпиталь. Несколько машин, санитары тягают носилки с ранеными. Суеты особой нет, работает конвейер. Рыжий главврач с молодым капитаном принимают документы у немолодой женщины в младлеевской шинели, видать сопровождающая мед. колонны. Топчусь рядом. Когда заканчивают – подхожу к капитану, представляюсь. Доктор комментирует, мол это тот уникум с новыми зубами – загадка природы, надо в Москву его, на опыты. Ха, два раза ХА. Капитан заинтересован, но опыты по его словам подождут – без зубов воевать можно.

Прошу капитана выделить время для приватного разговора, тот не против. Удаляемся к нему в пристройку. Комната метров в 20, одно окошко, два стола, пишмашинка, три стула, печка-буржуйка, панцирная кровать с матрасом, но без подушки и одеяла, два стеллажа с кубками, скакалками и мячами. Видимо коморка школьного физрука. И здоровенный металлический шкаф.

– Товарищ капитан, мне бы хотелось, получить карты Северного Кавказа, Ростовской области и Крыма.

Капитан напрягся.

– Секретные склейки[26] не прошу, можно и школьные атласы.

– А, цель? – капитан не многословен, внимательно меня разглядывает, но пока вроде бы как своего, а не как шпиона.

– Есть кое-какие идеи, для командования, хочу их изложить на бумаге, пока в госпитале валяюсь, но надо кое-что уточнить по карте.

– И, что за идеи?

– Боюсь, у Вас допуска пока нет, но вот связать меня с командованием или передать через Вас материалы, я бы Вас попросил.

– Какого уровня командование?

– Фронта, Закавказского.

– И где же Вы хранить собираетесь документы такой секретности, в прикроватной тумбочке?

– У Вас в сейфе, если Вы не против.

Капитан кивнул, соглашаясь. – Действительно что-то серьёзное?

– Да. За сутки я думаю всё напишу, если поможете с картами и бумагой.

Капитан ещё немного помолчал, посверлив меня глазами, и достал пару ученических тетрадок.

– Работайте здесь, за вторым столом, карты до вечера, я Вам достану. А, на счёт встречи с командованием – завтра после обеда, возможно, что и придумаем.

И понеслось. Капитан приходил-уходил, а я писал, считал, чертил. Захотелось жрать – пошел в столовую, оказалось чуть обед не пропустил, покурил с соседями по палате, отвертелся от их любопытствующих расспросов. И опять в застенки. Прибежала медсестра – чёй-то Вы товарищ полковник процедуры пропускаете? Пришлось идти с ней мерить температуру, глотать таблетки и микстуры. И опять писанина – расчёты. Особист сдержал слово – принёс карты. Разложил их на столах, повесил на стенки – и опять мерить, считать, писать.

Ужин мне принесли Морозов с Карапетяном. С интересом уставились на мою штабную работу, предложили помощь, выпроводил их, пообещав, что как только, так сразу. Вернулся набегавшийся за день капитан, поинтересовался успехами и завалился спать. Сходил в сестринскую, выпросил обезболивающее от ноющих растущих зубов. Ночь проработал, проголодался, а спать не хочу. Картинка что сложилась в мозгу и на бумаге аж дух захватывала от своей наглости и авантюрности. Интересно как на эти наглые фантазии посмотрят в штабе фронта.

29 ноября 1942 год, г. Орджоникидзе, Северо-Осетинская АССР.

В госпитале подъём, пришлось идти в палату. Рыжий врач приволок с собой с собой целый консилиум меня смотреть. Чувствую себя кроликом. Щупают, тискают, светят. Опять рентген. Новая волна ахов-охов. Взрывная регенерация. Все поломанные кости уже практически срослись, новые зубы почти как старые вылезли. Охренеть! Надо валить от сюда, ведь на опыты попилят мою тушку. Еле отпросился на завтрак, и сразу после перловки с маслом и урюкового компота, спрятался в застенках. Предупредив бойца на входе, чтоб никого не пускал кроме капитана, – тута боольшой СИКРЕТ!)

Ещё пару часов вылизывал заусенцы плана, проверял расчёты. Как калькулятора не хватает! Хорошо у завхоза удалось тиснуть счёты. Всё готово.

И тут заходит капитан, за ним полковник. Ба. Знакомец Брежнева – ЗНШ[27] Закавказского фронта полковник Александр Филиппович Васильев[28]. Кадровый разведчик, до нынешней должности начальник развед. упра Южного фронта.

– Привет, Лёня, ты что здесь за кипешь поднял? Вот приехал на процедуры – нога побаливает, а начальник госпиталя всё про твои зубы вещает и особист, какой-то загадочный, к тебе тянет.

Прошу капитана нас оставить и начинаю излагать Васильеву свою идею.

Скоро немецкий фронт от Сталинграда и до Кавказа посыпется. Откуда знаю – анализ и расчёт. Через пару недель немцы соберут со всего юга танки и попробуют ударить на Калач, чтобы пробиться к Паулюсу. И если мы их удержим, не дадим прорваться, то необходимо… брать КРЫМ.

Немая сцена. Васильев пытается найти в моих словах долю шутки, чтобы не начать считать замначпо[29] идиотом.

– Смотри. Немцы сейчас должны со всего юга танки собирать для удара по деблокированию 6-й армии. Мы наступать не будем до тех пор, пока не отобьём немецкий деблокирующий удар. Потом немцы покатятся назад к Ростову. Мы за ними. И от Сталинграда и с Кавказа. В Ростове немцы тормознутся. И Ростов придётся штурмовать. И если возьмём Ростов, то дальше уже идти не сможем без передышки. А за Ростовым – Миус-фронт, немцы там уже в землю вкопались. Войсками заполнят и хрен ты их с наскоку возьмёшь. Короче закончится наше наступление или под Ростовом в худшем случае или на Миус-фронте – в лучшем. При чём немцы по большей части смогут отступить к Ростову и на Тамань, откуда будут переправляться в Крым. Сейчас же в Крыму кроме полицаев и тыловиков никого нет. Расчёт времени вот, – протягиваю ему листок.

– Середина декабря – удар немцев на Калач скорее всего от Котельниково. Две недели на их удар и нам их остановить. Потом, начало января мы наступаем, они отступают, где-то люлей они отхватывают, где-то мы отхватываем. Но зацепиться до Ростова им негде и почти все подвижные части потрачены, но снабжение из Ростова им идёт. Вот и будем весь январь в догонялки играть. К февралю выйдем к Ростову, и возможно запрём кого-то на Тамани. Подготовка к штурму – штурм к середине февраля возьмём Ростов. То бишь от сего дня – два с половиной месяца. Как думаешь, смогут немцы за два месяца подтянуть туда войска, да с танками? А, сейчас ни в Крыму, ни на Миусе у немцев ничего боеспособного нет!

– И что ты предлагаешь?

– От Элисты до Будённовска сплошной линии фронта почти нет. Под Гизелью две недели назад мы только танков трофейных полторы сотни взяли. Собираем трофейную технику, 100 танков, столько же «ганомагов»[30], 30–50 орудий, штук 200 машин, где не хватит трофейной – добираем нашей или ленд-лизовской техникой, только перекрашиваем в немецкий шаровый цвет. Бойцов надо 2,5–3 тысячи. Одновременно с немецким ударом от Котельникова, вводим эту нашу мобильную группу где-нибудь севернее Буденновска, только она не ввязывается в бои, а маршем, маскируясь под немцев, шпарит севернее Ставрополя на Тихорецк. Это порядка 400 км по степям. За два дня дойдём. Берём Тихорецк с наскока, там нас немцы не ждут. Это пока ещё их тыл. Танки, что в Котельниково немцы не заберут, будут где-то в районе Моздока и КавМинВод. Если погонятся за нами, то у них сразу фронт на Грозненском направлении рассыпется. Но мы к тому времени, когда они среагируют – всё снабжение им порежем. А, если не погонятся, то им же хуже. В Тихорецкой склады, ж\д узел, дороги на Сталинград, Краснодар и Ставрополь. Можно будет туда принять посадочный десант, который будет держать ж\д узел до подхода наших основных сил. Ну или уничтожит там всё, если не сможет удержать. Нужен будет ещё удар авиации по мостам через Маныч у Сальска. И все немцы восточнее, юго- и северо-восточнее Тихорецка останутся без снабжения.

Далее пополняюсь трофеями с немецких складов, гружу часть техники на платформы и по железке и параллельно по степи в Ростов. 200 км – день пути. Итого от начала операции – 2 дня до Тихорецкой, 1 день там, 1 день до Ростова. Четыре Дня! Хрена немцы успеют среагировать. Ростов возьму с наскока. Там если кто будет, то отдельно маршевые батальоны, и отдельно техника, тыловиков пинками разгоню. А авиации у немцев скорее всего не будет, погода хреновая, не смогут они качественно авиацией работать. Хотя прикрыться нашей авиацией было бы неплохо, поэтому в группу нужны авианаводчики. Если подкинешь координаты немецких аэродромов, не далеко от нашего маршрута, я и туда по пути загляну. Лучшая ПВО – это свои танки на вражеских аэродромах!

– Судя по всему, ты Лёня, себя на роль командира этой авантюры рассматриваешь.

– А, как иначе. Сам предложил – сам исполняй. Да и, если честно, надоело. Вроде бы целый полковник, а командую по сути писарями, да языком работаю. Одна отрада – можно личным примером бойцов в бой подымать. Но ведь с этим и лейтенант должен справляться. Ты пойми правильно меня, если получится всё как планирую малыми силами сделать, сколько одним махом территории и наших людей освободим, сколько немцев в плен возьмём, сколько солдатских жизней сохраним!

– До Ростова – понял, а дальше?

Дальше мы ещё почти час спорили, считали – пересчитывали. И наконец-то мне вроде бы удалось убедить Васильева.

– Хорошо, товарищ полковник, – перешёл на официальный тон Александр Филиппович, собирая все наши материалы – сегодня же доложу Вашу идею на Военном Совете Фронта. Надеюсь получится убедить командующего.

29 ноября 1942 год. Г. Грозный, Чечено-Ингушская АССР, штаб Северной группы войск Закавказскогофронта.

Из Орджо в Грозный Васильев добирался на штабном У-2[31], отправив машину сопровождения в штаб Северной группы войск своим ходом. Васильев торопился застать в Грозном командующего фронтом генерала армии Тюленева. Штаб фронта вообще-то находился в Тбилиси, но иногда командующий выезжал ближе к войскам. И сегодня должен был работать в Северной группе войск фронта. Скорее всего и все члены Военного совета фронта будут там же.

Перелёт хоть и был коротким, но заставил поволноваться: стемнело, проливной дождь, низкая облачность. Приземлились на окраине Грозного. Вытребовал у дежурного по аэродрому новенький виллис с водителем и помчался в штаб.

В штабе группы Васильеву повезло, у слабо освещённого входа стоял непосредственный начальник – генерал-лейтенант Антонов[32], НШ фронта. Не виделись сутки. Вчера Антонов отправил Васильева в Орджо с инспекцией, и разрешил после инспекции заехать к, лечившему после ранения Васильва, врачу на осмотр. Вернуться Васильев должен был только завтра утром.

Генерал напрягся, увидев взволнованного подчинённого с туго набитым портфелем. – Что-то срочное?

– Есть важная информация, хотел сразу доложить Военному совету.

– Командующий только что всех распустил. Может к ЧВСу[33] зайдём?

Командующий фронтом генерал-армии Тюленев[34], был довольно осторожным военачальником, не склонным к излишне инициативе и за это частенько огребал от Ставки ВГК. Только недавно уехал с Кавказа Берия, а неделю назад для придания командующему энергии членом Военного совета был назначен Лазарь Каганович[35].

Лазарь Моисеевич, встретился им в коридоре. Шел на улицу подышать-покурить. Не тут-то было. Антонов, понимая что зам по пустякам не будет поднимать кипешь, завернул ЧВСа в комнату совещаний. Васильев попросил пару минут на распаковать карты, а заодно собраться с мыслями. И тут зашёл командующий, видимо что-то забыл. Удачно. Каганович попросил Тюленева поприсутствовать на докладе ЗНШ. Вызвали так же командующего Северной группой генерала Масленникова[36].

Доклад длинною в ночь! Ругались, спорили, вызывали офицеров штаба, начальников служб, охреневали от наглости замначпо. Антонов уже после часа обсуждения – был «за». Масленников – тоже. Под утро Васильеву удалось убедить Кагановича в возможности реализовать задумку Брежнева. Тюленев, увидев положительную реакцию заместителя Сталина[37], дал своё «добро» на операцию.

Часов в 7 утра 30 ноября, Антонов озвучил краткий итог совещания.

– В Кизляре на базе формируемого отдельного инженерно-сапёрного батальона, разворачиваем рем. базу и базу по приёму трофейной техники. Командиром базы назначается полковник Брежнев Л. И. На базу перебрасываются все свободные специалисты-ремонтники ремонтно-восстановительной службы фронта и рабочие с заводов в Махачкале и Баку, всего 700 человек. Из имеющихся в распоряжении фронта на рем. базу передаются все 170 трофейных танков разных моделей и разной степени боеготовности, все 70 трофейных и 40 ленд-лизовских бронетранспортёров, 11 Т-34[38], 10 Шерман М4[39], 97 трофейных, 45 ленд-лизовских и 58 отечественных грузовиков и автозаправщиков, 65 трофейных орудий калибра 75–122 мм, 40 крупнокалиберных пулемётов разных систем, 40 миномётов калибра 50–85мм, 20 МЗА[40] калибра 20–37мм, б\п и топливо ко всему по тройному б\к, всю наличную в службе тыла фронта трофейную форму. Личный состав базы пополняется: 7-ю стрелковыми ротами штатной численности, при чём из них не менее 3 рот укомплектованных бойцами НКВД[41], всего 1106 человек, 130 танковых экипажей россыпью с командирами взводов и рот, всего 520 человек,50 артиллерийских расчётов россыпью с командирами батарей и дивизионов, подразделения обеспечения – исходя из штатов МСБр.

Задача базы: к 11 декабря – ввести в строй (востановить) 100 танков, 100 бтр, 50 орудий. Сформировать из прибывшего л\с и полученной-восстановленной техники отдельную мобильную бригадную группу, освоить трофейную технику и вооружение, провести боевое слаживание подразделений ОМБрГ. 12.12.1942 года – быть готовым к выполнению боевой задачи. Командиром ОМБрГ назначить полковника Брежнева Л. И.

– И ещё, – вставил своё мнение, опытный аппаратчик, Каганович, – всё же есть большие шансы за то, что ни хрена не получится. Поэтому предлагаю: до взятия Тихорецка – считать операцию – боями местного значения. А то наобещаем Ставке и обгадимся. Вот Тихорецк возьмёт этот полковник – тогда в Москву и доложим о целях и задачах этой авантюры. И по поводу прогноза по контрудару немцев из Котельникова – сейчас нужно доложить в Ставку как прогноз-аналитику, но самим озаботиться сбором информации.

Васильев: – Я уже дал команду, сегодня к вечеру думаю, будем иметь первые данные по сосредоточению немецких танков в Тихорецке.

– Ну, что товарищи, цели определены, задачи поставлены – за работу, – подвёл итог Тюленев. Сам бы он вряд ли бы решился на такую рискованную операцию, но имея рядом Кагановича – был готов разделить с ним ответственность.

29 ноября 1942 год, г. Орджоникидзе, Северо-Осетинская АССР.

После отъезда Васильева, я выжатый как лимон плетусь в палату. Соседи уже извелись от любопытства. Наконец-то очнулся третий постоялец нашей палаты – Алексей Томилов полковник-пехотинец, у него оказывается не только ноги поломаны, но и осколочное в живот. Две недели без сознания мужик провалялся, но теперь вроде стал выкарабкиваться. И вместе с Олегом Морозовым и Гариком Карапетяном пытается утолить дикий информационный голод. Отговариваюсь как могу, то бишь не могу ничего сказать: ВОЕННАЯ ТАЙНА! То бишь гриф «СС»[42], а у вас допуска нет. Санитарка приносит Томилову на ужин бульончик. Вспоминаю что зверски голоден, плетусь в столовку, получаю двойную порцию перловки с маслом и моментально её проглатываю. Очень хочется спать. Добираюсь до палаты, плюхаюсь на койку и под бубнёж соседей проваливаюсь в сон.

Снится горный луг, лето, под раскидистым дубом стоит стол, заседает трибунал. За столом Захарченко, Берия[43] и Моторола. Хуан и Марко подводят к ним человека с мешком на голове. Сдергивают мешок – Пётр Лексеич, свет, Порошенко! Увидев Берию, Петюня валится на землю. Трибунал совещается, и Лаврентий Палыч оглашает приговор: – в пррропасть его! Пропасть рядом. И Марко с Хуаном немедленно исполняют приговор, скидывая обвисшее мешком тело Пороха с километрового обрыва в каменистую бездну. Подводят следующего, опаньки – Саакашвили! Приговор тот же, в пропасть. Исполняется незамедлительно. Подводят третьего, снимают мешок. Вот так встреча! Янукович. Совещаются, спорят. Лаврентий Палыч говорит: – в пропасть его! – Но, почему? – вопрошает Захарченко. – А, за компанию! – улыбается Берия и пристально смотрит на Виктора Фёдоровича. Тот начинает заваливаться на Марко. Насладившись зрелищем, кровавый палач и лучший менеджер всех времён, произносит: – Шютка, в штрафбат его!

30 ноября 1942 год, г. Орджоникидзе, г. Грозный, г. Кизляр.

Просыпаюсь, продолжая хихикать. Подъём, туалет, первая утренняя сигарета в компании с Морозовым, завтрак, обход. Врач сообщает, что я практически здоров, и в канцелярии госпиталя уже лежит телефонограмма, с приказом мне немедленно убыть в распоряжение штаба Северной группы войск. Выражает свою печальку, что не сможет почикать меня на опыты, но выражает надежду, что ещё свидимся. Мужики немедленно связывают перемену в моей судьбе с вчерашними посиделками с ЗНШ фронта. Опять пристают с расспросами. Олег Морозов просит замолвить за него словечко в штабе, чтоб направили в действующую часть, он уже без костыля, с манерной тросточкой, скоро на выписку. Правда бегать ещё долго не сможет, но зампотеху это и не особо требуется.

Заходит завхоз, за ним боец несёт в охапке новую полковничью форму. В охапке присутствует модный белый монгольский полушубок. Продуманный старшина решил лично уважить крутого полкана из штаба фронта.

В 45 секунд не уложился, но через две минуты уже затягивал портупею на полушубке, одеваю белую же мутоновую ушанку, и становлюсь похожим не на орла, а на филина в зимнем раскрасе. Мужики завистливо охают-ахают. Пожелания удачи-здоровья, обещания не забыть про Морозова. Прощаюсь, припускаю в канцелярию. Там получаю предписание, узнаю что за мной прислали самолёт, У-2 уже стоит за школой-госпиталем на футбольном поле.

На поле слякоть и дождь со снегом. Пилот просит показать документы, смотрит, кивает. Полетели. Думал не взлетим на этом лисапеде, ни фига, против ветра уверенно разгоняемся, перепрыгиваем школьный сад. И над полями-садами не поднимаясь выше метров 50-ти несёмся-плетёмся в Грозный. Кабину заливает дождём, заметает снегом. Хорошо – пилот дал кусок брезента на прикрыться. Бормочу благодарности старшине за полушубок, в шинели я бы сразу по прилёте в Грозный не в штаб, а опять в госпиталь бы попал с пневмонией.

В штабе нахожу Васильева. Мой план одобрили, кое-где добавив-убавив, и на мое удивление практически ничего не испортив. Лёня же наоборот, как должное воспринял мудрость высокого руководства. Ну это не новость, и так сообразил, чтобы послать подальше придурошного полкана – не надо за ним самолёт посылать. Тюленев и Каганович уже улетели в Тбилиси, оставив Антонова для того чтобы дать началу процесса подготовки операции хорошего начальственного пинка. Масленикову поручили обеспечить меня всем необходимым.

Прошли в кабинет к Масленникову, представляюсь, получаю приказ о назначении, руководящих указаний на удивление мало. Всё по делу. Вспоминаю, что генерал ещё недавно был комиссаром ГБ, то есть передо мной жестокий опричник кровавого тирана. Скрывая кровавые клыки за добродушной улыбкой интересуется здоровьем и выражает надежду что я оправдаю. Дальше опять по делу. Оказывается в Кизляре уже всё закрутилось. Первые ремонтники уже там, после обеда прибудет поезд из Баку с оставшимися. Технику уже везут-перегоняют на уже мою базу. Личный состав выдвигается. От себя с кровью и болью генерал отрывает для меня две роты автоматчиков сформированных из погранцов, и две роты из полка НКВД. Ещё три роты – простая пехота, но обстрелянная без молодняка и со штатными командирами. Танковые экипажи и артиллерийские расчёты – прибудут сегодня-завтра, россыпью, но все тоже не призывники необстрелянные, правда какая-то часть только из госпиталей. Ядро штаба и командования ОМБрГ уже тоже выдвинулось в Кизляр. Всё, ЦУ закончены. Пакет документов на рембазу и ОМБрГ получить у операторов штаба. Тот же У-2 тебя ждёт, докинет до Кизляра. Всё. – Удач, тебе полковник.

Уже на пороге вспоминаю про Морозова, ходатайствую за него. Масленников кивает и записывает фамилию.

Небольшая суета в помещении штабных, но через 10 минут я уже расписываюсь за два пухлых вещмешка с документацией уже существующей рембазы и будущей ОМБрГ. На машине Васильева едем к штабному аэродрому. Самолёт готов. Погода гавно. Вперёд к победе коммунизма. Сейчас бы чё-нибудь хряпнуть для сугрева, но низя. Полёт не долгий, появляться первый раз перед подчинёнными бухим – моветон. Прощаюсь с ЗНШ, тот обещает через пару дней заглянуть ко мне на базу с проверкой.

Полетели. Согреваюсь воспоминаниями. Как в октябре 2008-го, получив боевые, отпускные и полный расчёт по увольнению в запас рванул не в ведомственный санаторий, а прихватив подругу бывшей, улетел на Мальдивы. Из Мале до отеля мы летели на самолётике, чуть поболе У-2. Но вверху не серая сырая хмарь, а синющее небо, внизу не чёрно-белая грязь, а синющее с белыми барашками море. И вместо мешков с бумагами, о мои колени тёрлись стройные Анюткины ножки. Э-эх. Мечты-воспоминания. Довспоминал до рецепшена отеля, получили браслет на руку и ключи от бунгало. А я уже в Кизляре.

Самолёт сел на небольшом поле в километрах в трёх от города. База располагалась на территории МТС[44]. Десяток жилых одноэтажных глинобитных домиков, шесть здоровенных кирпичных ангаров, танков на 20 каждый, двух-этажное здание мастерских, несколько сараев и халуп разнообразного назначения. Когда садились – заметил цепочку машин идущих от ж\д станции к базе. На базе уже суетятся люди, ставят палатки. Дымит пяток полевых кухонь. Несколько неудачников в сторонке роют яму под новый сортир, штатные туалеты МТС на наплыв личного состава не рассчитаны.

Нахожу штабную хату, ориентируясь по выставленному часовому. Кто-то службу уже организовал. Часовой бдит. В хату не пущает. Кричит в дверь о моём прибытии. На крыльцо выходит танковый подпол, среднего роста, чуть скуластая рязанская физиономия. Представляемся, подпол – оказывается мой НШ, Артур Хатипович Хайретдинов. Ага, рязанский татарин, хихи. Хотя говор вроде как раз на рязанский тянет. Он тут уже часа три рулит. На первый взгляд толково всех к делу приспособил. Ни кто без дела не шатается.

Доложил, что 23 немецких БТРа, 12 троек и 19 четвёрок уже прибыли, и технари пытаются их оживить. Тут же поправляется, больше половины – вполне себе исправные, только ТО провести, но остальное разбито в хлам, будем на запчасти дербанить.

В штабе – молоденький лейтенант – адъютант штаба и старлей – командир взвода связи, разгребаются с документами, пиш. машинкой и полевым телефоном. Оставляю на них мешки с документами, и с Артуром идём в обход по хозяйству. Периодически Артур выкрикивает из деловой суеты бригадиров и командиров, представляет меня и их. Краткие доклады выслушиваю на ходу. Потихоньку начинаю обалдевать. Ожидал, что придётся бороться с бардаком, а оно вон возьми и заработай сразу как хорошие часики. Неужели предки уже избавились от разгильдяйства и набрались опыта военного строительства. По моим представлениям процесс изжития разгильдяйства и набора опыта должен быть в целом завершён к лету следующего 43-го года. Моё недоумение развеивает НШ. Оказывается почти весь уже прибывший личный состав – кадровые нквдшники. Я вспомнил, что существенная часть войск Северной группы была сформирована из пограничников, бойцов войск НКВД и просто сотрудников различных подразделений (включая милицию и ОРУД) этого ужасного ведомства. И эти, никогда не видевшие настоящей свободы, люди самозабвенно вкалывали, проявляя удивительную ответственность и чудеса разумной инициативы. Наверное если Михалков задумает в будущем снять фильм о моей авантюре, то вон там и там появятся вышки с пулемётчиками. Ну что ж, займёмся. Хочу, чтобы лет через 40–50 это сборище сараев стало шикарным мемориальным комплексом – музеем легендарного и победоносного соединения Рабоче-Крестьянской Красной Армии, которое здесь и сейчас я начинаю формировать. Ага, и церковь Святого Леонида, чтоб здесь поставили. Шутка юмора, если кто не понял.

Часы летели как самолёты, дни проносились как литерные поезда. Казалось их часов и дней безмерно мало, все они были до придела заполнены, под завязку, с горкой забиты делами нескольких тысяч людей. Пару раз приезжал Васильев, по разу прилетали Масленников и Антонов. За линейкой ангаров росла куча металлолома из не на что уже не годных огрызков Панцеров, Ганомагов и Оппелей. Но перед ангарами под масксетью постепенно выстраивались колонны и шеренги бывшей вражьей, а теперь нашей боевой техники.

9 декабря 1942 год, г. Кизляр.

С утра принимал доклад Морозова о результатах ремонта.

В первый свой приезд Васильев привёз с собой Олега на должность зампотеха рембазы, с обещанием: если успешно справится с восстановлением фрицевской техники, то получит аналогичную должность в формируемой ОМБрГ. Вот Олег и впахивал как лось. Кроме ремонта трофеев, успел организовать обслуживание нашей и пиндосовской техники, вытребовав у фронтовых тыловиков кучу запчастей. Ведь он почти год здесь мотался между Ираном, Азербайджаном, Дагестаном и Астраханью. Досконально знал где что лежит, и где что у кого припрятано.

В результате его работы по воплощению моих задумок, у нас появилось 20 ЗСУ на базе немецких восьмитонных Опелей, 20 ЗСУ на базе Ганомагов, все БТРы были дооборудованы для возможности вести огонь из миномётов. Вся техника получила усиленные буксировочные крюки спереди и сзади и комплекты буксировочных тросов. Почти половина техники заимела мощные лебёдки. Всю технику, включая пушки, перекрасили в немецкий зимний камуфляж. Особенно прикольно в нём смотрелись несколько американских Шерманов, доставшихся нам. Два ганомага переделали под штабные, нарастив вверх борта и приделав крышу, но после этих переделок БТРы не потеряли боевой ценности, в крыше был люк с вращающейся турелью крупнокалиберного пулемёта. На танках установили откидные бульдозерные ножи самоокапывателей.

По докладу зампотеха выходило: вся техника и вооружение по штату ОМБрГ в наличии и полной комплектности, 90 % восстановлено до заводских настроек. Оставшаяся часть до конца текущих суток тоже приобретёт первозданный вид и состояние.

Зашёл НШ, обрадовал – пришла последняя партия дефицитных выстрелов к немецким 50 мм танковым пушкам. Так что, продовольствием, топливом и боеприпасами мы укомплектованы полностью согласно моей заявки. Всё уже выдаётся в подразделения. 70 % личного состава имеет немецкую форму, с соответствующими знаками различия, 100 % – получили немецкий или пошитый по немецкому образцу зимний комуфляж.

Боевое слаживание подразделений в разгаре, но уже можно сказать, что в целом подразделения готовы на оценку «хорошо». Будем тянуть на четыре с плюсом, а пятёрку мы получим, когда и если дойдём до конечной точки рейда.

Отправил шифровку в штаб Масленникова, о том что завтра ОМБрГ будет полностью готова к выполнению задач поставленных командованием.

Вечером прилетел фельдъегерь, передал пакет. Завтра ждём высокую инспекцию.

10 декабря 1942 год, г. Кизляр.

Подъём всех подразделений в 6–00. Зарядка 60 минут. Физуха была у всех подразделений, кроме рабочих-ремонтников, два раза в день, кросс 5 км, рукопашка, ОФП с утяжелениями. Даже пришлось ввести внештатную должность начфиза[45], на которую назначил одного из взводных разведроты.

Завтрак. Кормёжка с самого начала по лётной норме, очень-очень прилично и офигенно вкусно, как оказалось начальником столовой – начпродом[46] нам прислали бывшего шев-повара какого-то крутого Бакинского ресторана. Дядька предпенсионного возраста с погонами мамлея, внешностью Мктрчана и громкой фамилией Багромян, моментально стал достопримечательностью базы и всеобщим любимцем. Не знаю родственник или нет знаменитому маршалу – не помню я его биографию, а спросить не пришлось. Даже я офигевал от изысканности блюд, что подавали у нас в столовой.

Спиртное на базе на всё время подготовки было под моим запретом. И я как-то упустил вопрос с винным снабжением. Полевые кухни мы в рейд с собой брать не будем, в машины загружены сух. пайки на неделю, дальше будем питаться трофеями. Так вот наш начпрод как-то подводит меня к сараю, у ворот боец, стережёт имущество, заходим внутрь – О-ЛЯ-ЛЯ – довольная улыбка старого армянина – 800 десяти литровых канистр коньячного спирта! По две на каждую единицу техники. Молодец, братджан[47]! Хороший допинг для долгой зимней дороги. Подарок от кизлярских виноделов оказывается. Кавказ – волшебный край! И люди здесь волшебники!

Сидим в командирской палатке-столовой, завтракаем, жареный осетинский сыр, чебуреки, хачапури, салат из свежих овощей, мацони и капучино! Не подумайте чего, бойцов так же кормили. Где-то над городом прогудели самолёты. Через несколько минут вбегает посыльный от дежурного по базе. – ЕДУТЬ! Ну что ж пойдём встречать высокое начальство, у него видать тоже мандраж. Повелись на прожекты недокомиссара. Будут немцы действовать как Брежнев заказал – не будут, фиг его знает, обосрётся – не обосрётся полкан тоже не ведомо. Тут кто хочешь, завибрирует.

К воротам подъехали перекрашенный в военный зелёный цвет городской рейсовый автобус, два тентованных грузовика с автоматчиками и два БА. Из автобуса выходят, и я постепенно мысленно роняю челюсть, Каганович, Тюленев, Масленников, Антонов и Васильев. Подхожу строевым к Тюленеву, докладываю. Каганович в шоке. Я в форме штандартенфюрера СС, почти все кругом тоже в различных вариантах тевтонской одёжи. Особисты кинулись успокаивать и загонять в кузов, под тент напрягшихся автоматчиков взвода охраны командующего.

– Циркач – это Тюленев,

– Шапито – это уже Каганович.

Антонов и Васильев тихонечко, про себя ржут.

Предлагаю провести смотр. Получаю добро от командующего. Даю отмашку НШ, Артур срывается с места, раздаёт команды. Бойцы бегут к машинам, скидывают масксети, рев 400 двигателей, по заранее проделанным проходам техника выходит на замёрзшее поле перед МТС, строится в аккуратные коробки, бойцы спешиваются и выстраиваются перед линией машин по подразделениям. На всё про всё 10 минут. Идём вдоль строя. Представляю командующему командование группы и командиров подразделений.

– Видим, к параду подготовился ты хорошо – говорит Каганович, странно немного видеть чистокровного еврея перед строем немецкой техники и бойцов в немецкой форме, – а как с боевой подготовкой.

– Всё хорошо, боевое слаживание закончено, все подразделения группы и группа в целом готовы к выполнению боевых задач, – отвечаю.

– Почему хорошо, а не отлично? – это уже Тюленев

– Отлично будет когда до крайней точки рейда дойдём.

– Ну-ну, что сегодня у Вас по плану?

– Сегодня день отдыха. В группе всё готово, боеприпасы, топливо, продовольствие, снаряжение получены согласно заявок и уже погружены на технику. Вся техника исправна и готова к движению и бою. 18–00 – плотный ужин и отбой, завтра подъём 2–00, в 2–20 начинаем выдвижение в исходный район северо-восточнее Будённовска. Синоптики обещают на неделю вперёд преимущественно не лётную погоду, поэтому будем двигаться и днём.

– Хорошо, – это Лазарь Моисеевич мне, и Тюленеву: – вы наверное идите, поговорите за тактику со стратегией, а я поговорю с кхм…, с красноармейцами, и потом их отпущу отдыхать.

Показываю Тюленеву направление на штабной домик, направляемся туда, и тут меня посещает Мысля! Прошу разрешения у командующего отлучиться на пару минут. Бегу к Кагановичу.

– Товарищ Член ВоенСовета, разрешите обратиться?

– Слушаю Вас.

– Лазарь Моисеевич, а Вы не хотите сфотографироваться? На фоне и в окружении так сказать? – и обвожу рукой строй «надменных тевтонцев».

ЧВС почти сразу догоняет тему. А я продолжаю: – Представляете – подпись под фото «Заместитель Сталина, Лазарь Каганович принимает капитуляцию у очередной немецкой танковой дивизии»? или «Каганович принимает присягу у 1-й моторизованной бригады „Свободная Германия“ сформированной из перешедшей на сторону РККА Н-ской танковой дивизии Вермахта»?

ЧВС аж крякнул и чуть не подавился. Минуту раздумывает, катая туда-сюда мысль, улыбается и даёт добро. Подзываю командира взвода связи, у него во взводе и фотоаппарат есть и фотограф-любитель, объясняю задачу и убываю назад в штаб – командующий не любит ждать.

В штабе – последние согласования, напутствия и пожелания, все вижу, волнуются. Шутка ли, на коленке состряпать свой советский «Бранденбург»[48] и отправить его в тысячекилометровый рейд по тылам противника. Только сейчас соображаю, что «Бранденбург» тоже на базе строительного батальона формировался. Понимай как хочешь, что это нам даёт не знаю. Не знаю, сможем ли мы исполнить всё что задумал, но то что головной боли и проблем немецкому командованию устроим по боле чем «Бранденбург» нам – это точно!

Ближе к обеду, начальство уезжает. Лазарь Моисеевич увозит с собой убойные плёнки с сенсационными снимками. Думаю под Новый год в Правде напечатают. Вот у Адольфа шухер будет знатный. Головы полетят, а нам того и надо. Грызитесь там между собой.

Провожу крайнее перед маршем совещание со всеми командирами группы. У молодняка – мамлеев и летёх – на лицах азарт, мы ща всех порвём. Капитаны и майоры – собраны и серьёзны, понимают что дело предстоит наитяжелейшее. Все знают что идём в рейд по тылам, что идём в Тихорецк знают, кроме меня, штабные и ротные, про Ростов – я, НШ и особист с командиром разведроты, про Крым – только я и особист. Куда ж без него. Ведь кто-то должен непредвзято осветить мою вредительскую деятельность, если из всей авантюры ни черта не выйдет. Шутка юмора такая. Шучу про себя, чтобы задавить мандраж. Вроде всё верно рассчитал, весь свой опыт подобрал – должно получится. Но с другой стороны – тот рейд на Тбилиси в восьмом, минимум в пять раз короче был, хоть и по горам, а тут степи, а горы только в самом конце, да Саакашвилевские гвардейцы – явно не ровня Вермахту. А с третей стороны – кроме немцев у меня на пути будут румыны с итальяшками – это уже другой расклад.

Не, так я себя совсем загоняю. Распущу товарищей командиров. Хлопну с Артуром и особистом втихаря по писярику коньячка и на боковую. Закончилась подготовка, завтра начнём делать то к чему готовились.

На боковую сразу не получилось, разговорились на троих. Особист – 30-ти летний москвич старлей ГБ Вадик Корнеев решил разрядить напрягавшую нас обстановку ожидания и принялся травить байки. До этого и поговорить за жизнь с ним времени не было. Он как бульдозер пёр своё направление работы, и я убедившись в его профпригодности не лез к нему. А тут после стопочки – разговорились. Его родители оказывается, работали в НКИДе и он с ними в двадцатые годы немного поездил по Европе, выучил немецкий и английский. После школы сам пошёл в НКВД, не для того чтобы на родителей настучать. Зов души. Конан Дойля начитался, в подлиннике. Сначала постовым был, через пару лет стал опером в МУРе. Так и ловил уголовников до августа 41-го, пока не призвали. Вот уже второй год нарабатывает опыт в ловле шпиёнов. Вроде успешно, раз Звёздочку и ЗаБЗ[49] имеет. Правда не колется за что их получил. Засиделись. Ужин нам в штаб принёс сам Багромян – нежнейший шашлык из молодого барашка. Всё охал, переживал как мы без него питаться будем. Тоже с нами тяпнул стопочку. Расхрабрился и начал рекламу наводить. Мол ещё 26 бакинских комиссаров кормил и с молодым Лаврентием Палычем в бакинском подполье работал против английских интервентов. Не знаю правда или нет, но чую куда гнёт. Точно! Просит с собой в рейд взять. А, и ладно, Корнеев не против, Артур быстренько приказ о переводе в ОМБрГ настучал на машинке. Багромян же на рембазе числится. А я пока и на базе и в группе за главного. Подписал перевод, вакансия зампотыла в группе была. Думал – какие тылы в рейде? Вот и не заполнял вакансию. Ну теперь раз зампотыл есть – можно и спать идти. На том и разошлись спать по разным углам.

11 декабря 1942 год, г. Кизляр, р. Кума, степь за Кумой.

Подъём и выход из базы прошёл организованно, я уже перестал удивляться толковости подчинённых. Погоды стояли слегка морозные, градусов пять ниже ноля. Свежий ветер гнал редкие волны слабеньких снеговых зарядов. Земля уже прихватилась морозцем. И ОМБрГ не опасаясь завязнуть в грязи, выстроившись в четыре походные колонны, двинула по полям, минуя редкие населённые пункты, к исходному району. Не смотря на ночную темень, двигались уверенно. Благо я три дня назад уже отправлял по этому маршруту развед роту. Разведчики сейчас и лидировали, соблюдающие светомаскировку, колонны. Два замыкающих каждую колонну бтра, тащат за собой на тросах десятиметровые брёвна, обвязанные сучьями и колючей проволокой. Своеобразная борона-метёлка, заметает наши следы.

К переправе через Куму вышли с рассветом. Речка и не думала замерзать, потешаясь рад слабенькими потугами дедушки Мороза. Наш путь на левый, северный берег Кумы. Разведчики уверенно вывели колоны к большому оврагу, здесь видимо когда-то тёк приток Кумы. Отжимаю тангенту[50] ТПУ сопряжённого с УКВ радиостанцией. Даю три тоновых вызова и скороговоркой произношу: – Алах Акбар.

В ответ слышу четыре тона и: – Иншала.

Опознались. Та-там! Рояль в кустах! В овраге под масксетями, сапёры с четырьмя понтонными парками. Русская армия ещё со времён Екатерины славилась своими артиллеристами и сапёрами. И сталинские сапёры не посрамили память предков, а шойгувские сапёры, будь они здесь, признали бы, что деды ни в чём не уступают мастерству внуков. Сорок минут и через реку наведено четыре наплавных моста, ещё час на переправу. И сапёры начинают демонтаж мостов, а наши следы, итак почти не заметные, уходящие на северо-запад, заметает лёгкая позёмка.

Ещё пара часов и 50 пройденных километров. Всё прибыли. Хорошее место. Небольшие холмы, несколько небольших балок и оврагов, жиденькие рощицы и скопления каких-то по южному колючих кустов. Хорошее место для днёвки. Колоннам – стоп. К машинам. Бойцы отрабатывают привычную тему. Отвязать, притороченные к технике шесты, натянуть на них масксеть и зафиксировать всё растяжками. Маскировка в русской армии – производная от сапёрного мастерства. Маскировка – наше ВСЁ! Всё, через 10 минут, нас здесь нет. Сидим под белыми дырявыми «покрывалами» тихо как мышки. Благо вся техника утеплена, все тентованные грузовики, а их большинство, имеют круговую термоизоляцию кузовов из фанеры обитой ватными матрасами. Разглядеть нас можно только в упор. Но места здесь в эту пору малолюдные. Это летом тут не протолкнуться от стад и отар. И ближайшие немцы по данным разведки от сюда километрах в двадцати. И погода не лётная, то есть летать-то можно но на земле хрен чего разглядишь. Облака в метрах 50 над землёй проплывают, иногда даже туман опускается. Не наткнётся на нас случайный прохожий, а для неслучайного – выставляем охранение. И можно дать отдохнуть мех-водам и просто водителям. Хоть водил у нас тройной комплект (в НКВД очень многие хотя бы грузовик водить могут, косоруких там не держали), и менялись водилы через четыре часа, но всё равно роздых им нужен. Ещё 30 минут на дозаправку и ЕТО[51] и всё окончательно затихает. Только снег шуршит, ветер шепчет, да ивы с шелковицами потрескивают, отбивая морзянку непонятным шифром.

Перекус пеммиканом[52], целый полевой хлебзавод, по моему рецепту, неделю пёк-сушил питательные батончики. Теперь вся наша орава неделю может питаться сладко-жирным энергетиком. Пару раз за день выходил пройтись, проверить несение службы. Замечаний и залётов не обнаружилось.

Наконец невидимое солнце свалило в Европу, на степь опустился мрак. Темнота друг молодёжи. Сколько приятно-адреналиновых ночных приключений спрятано в моей памяти, да и в Лёниной тоже. Только я собрался поцеловать за ушком, опускающуюся на пахучий стог сена, грудастую одноклассницу, как приятная дрёма была прервана ввалившемся в штабной ганомаг командиром взвода связи. Его Опель со смонтированной в кунге радиостанцией стоял рядом.

– Есть сигнал, товарищ полковник! Квитанцию отправили.

Значит 4 танковая армия немцев только что начала в Котельниково свой поход в вечность, мёрзлую и тёмную вечность. Надеюсь в этот раз эта армия не только люлей получит, но и вместе с о своим командующим Готом разделит холодно-голодную участь армии Паулюса. Думаю Готу будет всё-таки хреновее. У Паулюса были развалины Сталинградских подвалов для обогрева и румынские лошади с городскими крысами на пожрать. А у Гота будет только голая снежная степь вместо подвалов, а на пожрать только запах бензина в пустых баках танков.

Ну а нам, тоже пора. Полковник, Вас ждут великие дела!

12 декабря 1942 год, степи Северного Кавказа.

На часах 2–30. В группе радиомолчание, поэтому по колоннам разбежались посыльные. Будем идти как и вчера четырьмя примерно равными колоннами, с небольшим нарушением немецких уставов. Перед ГПЗ[53] не будет головного дозора, и БПЗ[54] не выделяются. Надеюсь фельджандармы[55] не будут на губу меня за это сажать. Маршруты колоннам нарезаны, карты розданы, боевой приказ командирам подразделений ещё в середине дня зачитал. Каждый боец знает свой манёвр. Вперёд товарищи!

2–50, колонны тронулись, уходя в неизвестность, жарко-азартную, продуманно-непредсказуемую неизвестность, но ставя перед собой цель чтоб известия о них докатились до Берлина девятым валом похоронок.

Идём-едем четыре часа, прошли сто километров, по пути попалось несколько пустых то ли больших хуторов, то ли маленьких деревень. Жители ушли от сюда вместе с Красной Армией в Дагестан. Стоп колонне. Дозаправка машин, смена водителей, оправиться, мальчики на лево, а на право идти некому. И снова в путь.

Часа через три, в предрассветных сумерках, ГПЗ докладывает по УКВ и по-немецки. В нашу сторону едут два грузовика, ГПЗ с ними на встречных курсах разминулась. Останавливаемся и встречаем ранних пташек на дороге посреди степи. Летёха из разведроты в форме оберлейтенанта, с двумя бойцами одетыми в форму фельджандармов, тормозит встречных неудачников. Лающие команды на немецком, хорошо летёха в образ вошёл. Переход на корявую русскую речь. И из встреченных полуторок ссыпается дюжина бухих полицаев. Строятся в неровную шатающуюся шеренгу. Старший пытается на смеси немецкого и западэньского доложить что-то оберлейтенанту. Обер зол. Отмашка жандармам, в две очереди шеренга валится в кювет. Бендеровец не въезжает за шо немцы ни довольни. Когда въезжает что то не немцы – начинает визжать как порося. Экспресс-допрос. Впереди в десяти километрах село. Гарнизон – взвод немцев, рота полицаев. Бухали всю ночь. Слово за слово, драка. Немецкий фельдфебель этих провинившихся неудачников отправил на весь день по дальним хуторам. Охранение расслабившийся и разложившийся гарнизон не выставляет, радиостанции в селе нет, связь только по полевому телефону, что стоит в хате старосты, где квартирует господин фельдфебель, из транспорта – одна грузовая Татра и пяток селянских подвод. Умничка, как оказывается ты русский хорошо знаешь, вот тебе конфетка. Ой, она же свинцовая. Ну ничего полежи с корешами в кювете. Полуторки заимели новых водителей, развернулись и влились в колонну. Немецко-полицайский гарнизон в селе не беспокоили, колонна прошла не задерживаясь. Только разведвзвод тормознулся. Бойцы по-тихому слили бензин с Татры, прокололи шины. А давешний летёха в наглую впёрся в хату к старосте, объяснил вислоусому пособнику арийцев, что изымает телефон для военных нужд, мол новый пришлём с оказией к завтрему, бухого фельдфебеля вел не будить. С чем разведчики и убыли.

До обеда встретили еще несколько одиночных и парных машин. Ещё 12 арийцев и три дюжины полицаев улеглись на вечный отдых по ближайшим канавам и оврагам. Машины решил больше пока не брать. Своих хватает. Скидывали их тоже в овраги.

Миновали еще пару больших сёл с блок-постами из немцев и полицаев. К большой, деловито шпарящей, колонне немецкие гаишники почему-то приставать не захотели. Так что обошлось без разговоров и стрельбы. Вечером в станице Успенской переправились через речку. Там пришлось разыграть целый спектакль. Серьёзный опорный пункт немцев на обоих берегах реки. Четыре 37 мм зенитки, пулемёты, и пара взводов немцев. Немецкоговорящий летёха показал на посту сопроводительные документы очень похожие на подлинники 4-й танковой армии, рассказал байку про русского Сусанина, который вместо Сальска завёл колонну в какую-то глушь. Сусанина расстреляли, и колонна спешит вернуться на маршрут, а то Гот без них успеет спасти Паулюса. Так и болтали, пока вся длиннющая змея собравшейся опять вместе колонны не проползла через село. Как только Успенское скрылось из вида, колонна опять разделилась на четыре ручейка. От крайних ручейков отделилось по два танковых взвода и по роте пехоты на ганомагах. Все пойдут на Тихорецк, а у них своя цель. Два аэродрома. Очень необходимо их навестить.

Мы опережали мои самые смелые планы, менее суток и почти добрались до первой цели нашего рейда. По предварительным расчётам, выйти к Тихорецку мы должны были только назавтра к вечеру. К полуночи мы были в двух километрах от въезда в город. Через два часа поступили доклады от остальных трёх колонн, вышедших на исходные на юго-восточном, юго-западном и северо-западном въездах в город.

Условный сигнал, головные БТРы с включенными фарами сбивают шлагбаумы на КПП на въездах в город.

13 декабря 1942 год, г. Тихорецк.

Нас не ждали. План города командиры и изучили. Цели распределены. Ж\д станция с армейскими складами, комендатура, казармы охранного батальона, офис гестапо, офис организации Тодта[56], казармы вспомогательной полиции, пригородный аэродром, два ремонтных завода, пересыльный концлагерь. Организованного сопротивления немцы оказать не смогли. Они слышали стрельбу, видели бойцов в немецком зимнем камуфляже, и до последнего пытались разглядеть партизан или красноармейцев. Нам же было проще, все кто не в белом – в расход. Часа через два перестрелки начали стихать. По улицам поехали четыре машины с громкоговорителями. Динамики на чистейшем немецком и плохеньком русском от имени коменданта города извещали всех военнослужащих, граждан Рейха и служащих вспомогательной полиции, что нападение партизан-террористов отбито частями доблестного Вермахта и всем необходимо срочно собраться у здания комендатуры для получения задач по наведению порядка в городе. Через час остатки немецкого гарнизона были торжественно расстреляны у стен комендатуры.

Пересыльный концлагерь брала группа на трёх ганомагах под командованием особиста. В городе уже вовсю идут перестрелки. К забору лагеря подъезжают три БТРа, и вышедший из первого, гауптман, объявляет выскочившему на встречу встревоженному начальнику лагеря, что пришла помощь в защите от напавших на город партизан. Один ганомаг остался у ворот. Второй проехал, услужливо подвозя начальника лагеря, к одноэтажному саманному зданию изображавшему одновременно штаб и казарму охраны. Третий оттянулся немного назад, на взгорок, с которого были видны все четыре вышки по углам ограждения лагеря. Начальник лагеря из бтра так и не вышел, а ганомаги одним ДШКа и двумя 20 мм FlaK 30 одновременно, превратили штаб в решето, и разобрали вышки на дрова. Бойцы быстренько, пробежались по периметру лагеря, достреливая недобитых охранников, но не выпуская пленных из бараков. Корнеев в сопровождении растерянного начальника лагеря прошёл в недоразвалившийся штаб для изъятия документации. С помощью начальника удалось быстро разобраться с архивом, немецкая аккуратность и педантичность нам в помощь. В лагере на вчерашний вечер – 570 пленных, из них 27 – сотрудничают с администрацией, остальные – 7 мамлеев и лейтенантов, 48 сержантов и старшин и 488 рядовых. Неходячих 59.

Через штатный лагерный громкоговоритель объявляется общее построение. Теряющиеся в непонятках бывшие пленные привычно строятся перед линией бараков. Вадик, забравшись на капот БТРа, подпуская в голос немецкий акцент вызывает из строя предателей. Те не понимают темы и исполняют. Теперь Корнеев переходит на чиста масковский говор, и объявляет что город освобождён рейдовыми частями регулярной Красной Армии, хоть и переодетыми в форму вермахта. Указывает на стоящих перед строем пособников оккупантов и спрашивает – может ли кто за кого-то из них замолвить хорошее слово. В ответ только возмущённый русский мат. Предателей расстреливают под одобрительный русский мат. Строй смешался, радостный гул состоящий почти целиком из мата. Великий и могучий Русский Язык, он одинаково способен раскрыть души порывы как татарина, так и киргиза с армянином! Особист стреляет в воздух.

– Смирно! По баракам, в пять шеренг стройся! Товарищи красноармейцы, хоть вы и побывали в плену, но от присяги вас никто не освобождал! Обычно, все освобождённые из плена отправляются на проверку в фильтрационные лагеря для того чтобы выявить скрытых врагов, предателей и шпионов. Но мы уже их выявили, – кивает на труппную кучку, – поэтому сейчас из вас будет сформирован стрелковый батальон, оружие, недостающую форму, и продовольствие подвезут в течении часа-двух, тогда же заберём в госпиталь всех раненных и больных. Первая задача батальона будет: до полудня ещё раз прочесать город на предмет выявления спрятавшихся фашистов и их пособников. После этого батальону будет выделен район обороны, который вы и будете оборонять до подхода основных сил Закавказского фронта. А сейчас – командиры выйти из строя. Приступаем к формированию подразделений.

На захваченных складах кроме разнообразной стрелковки нашлось довольно много оружия усиления. Немецкие пехотные 50-мм миномёты, ручные и станковые пулемёты, даже пара десятков «колотушек» 3,7 cm Pak 35/36[57]. В общем получилось вооружить вновь сформированный батальон вполне прилично.

На железнодорожной станции у нас были самые большие потери. Станция была забита составами. Один состав с раненными немцами, ещё один пустой госпитальный состав предназначенный для 4ТА, четыре состава с отремонтированной в Ростове броне- и авто-техникой. Состав с танками танкового батальона. Повезло что личный состав этого батальона и ещё двух маршевых батальонов размещался в плацкартных вагонах отдельно стоящего эшелона. Его немцы отогнали по ближе к пустырю. Видимо отхожих мест не хватало, и чтобы не загадить станцию, составы с личным составом немцы ставили напротив довольно обширного пустыря, используемого арийцами за общественный туалет. С этого пустыря эшелон и размолотили из автоматических пушек. Но наличие множества мест для укрытий, позволило немцам ещё два часа сопротивляться, а мы старались без нужды особо не портить станцию и подвижной состав. И всё равно один состав с топливом загорелся. Имевшиеся в составе штурмующих железнодорожники (Это не рояль! Железнодорожные войска в то время входили в состав НКВД), смогли отогнать эшелон за станцию, где он и полыхнул во всю мощь тысячи тонн бензина. Четыре бойца сгорели в паровозе, только три оплавленных МП-40 и один ППШ от них остались.

В результате боя на станции, нам досталось, кроме богатых станционных складов, четыре состава с топливом и ГСМ, два – с боеприпасами, один с продовольствием, один с вещевым имуществом, два состава с инженерным имуществом, 4 состава с 32-мя танками, 70-ю различными БТР и БА, и 75 грузовиками, ещё три порожних состава, один с – теплушками, два – с платформами, два санитарных поезда, один с раненными, один только с персоналом. И стоящий после ремонта без экипажа бронепоезд. Один санитарный поезд с раненными на следующие сутки, пополнив вторым комплектом немецких врачей, отправили обратно в Пятигорск к немцам.

На станции мы потеряли 37 человек убитыми и 55 ранеными, безвозвратно было сожжено два Шермана, ещё две «тройки» и два БТРа подлежали ремонту. Общие потери группы при захвате Тихорецка составили – три танка, три БТРа и пять грузовиков – безвозвратно, два танка и пять БТР подбитых, но ремонтопригодных, 62 убитых и 97 раненых бойцов.

На аэродроме обошлось вообще без потерь. В первую же минуту атаки, начавшейся одновременно с общим штурмом города, танки раздавили гусеницами всю МЗА, немецкие зенитчики просто не успели добежать из землянок до своих позиций. А потом танки катались по лётному полю, давя самолёты на стоянках. БТРы же заняв позицию в начале взлётки, давили огнём из крупняков ещё не понявшую, что надо сдаваться обслугу аэродрома. Всего на аэродроме было уничтожено 42 истребителя, 9 бомбардировщиков и захвачено невредимыми три транспортных НЕ-116[58] и два штабных-связных Fi 156 Шторьха[59].

К рассвету в город подтянулись обе группы отправленные навестить ещё два аэродрома. Отчитались. В целом всё прошло по плану, в одном месте сценарий боя повторял события на тихорецком аэродроме. В другом пришлось пострелять из пушек, потеряли одну «тройку» и один БТР, 9 убитых и 5 раненных. Всего уничтожили 69 истребителей, 27 бомбардировщиков и 12 транспортников, 36 орудий зенитной артиллерии. Немецкие труппы не считали, пленных не брали.

В шесть утра была отправлена шифровка в штаб фронта о взятии города. Там удивились, мы на сутки опередили график, даже один раз переспрашивали-уточняли правильно ли нас поняли. В Грозном началась суета. Переброска десантников готовилась только на завтра. Мы сообщили, что десанту тяжёлое вооружение и много боеприпасов брать не надо, всё получат в Тихорецке со складов. Продовольствия здесь тоже полно. Так что могут лететь налегке. Первые самолёты на аэродром приняли в полдень, и к полуночи все полторы тысячи планировавшихся к высадке десантников были доставлены в Тихорецк. В течении дня на аэродром, кроме наших ЛИ-2[60], приземлилось ещё два Ю-52[61] привёзших из Ростова группу немецких отпускников во главе с НШ 17 армии генерал-майором Фридрихом Зикстом[62]. Арийцев радушно встретили, слегка попинали, повязали и без передышки отправили попутным самолётом в Грозный.

Начиная с рассвета начал восстанавливать в Тихорецке Советскую Власть. В городе были подпольщики, поддерживавшие связь с Большой Землёй. Они кстати очень помогли дополнить разведсведения, добытые разведупром фронта при подготовке к нашему рейду. Вместе с особистом вывели подпольный райком из подполья, заселили в здание комендатуры, и поставили задачу по мобилизации военнообязанного населения в батальон народного ополчения, а остального работоспособного населения на строительство рубежей обороны города. Во время постановки задач подпольщикам, в комендатуру прибыл командир сводной бригады десанта подполковник Андрианов. Тут же назначил его комендантом города, подчинил ему батальон сформированный из бывших пленных, и формируемый батальон народного ополчения и озадачил подготовкой города к обороне.

Связь с немецким командованием в Ростове, Краснодаре и Ставрополе в течении дня устойчиво поддерживалась по телефону. Связисты самозабвенно вешали лапшу арийцам. Мол было ночью нападение партизан-диверсантов. Нападение отбито, но к сожалению почти всё руководство города и гарнизона погибло – нападение произошло в момент выездного совещания в ресторане жд-вокзала. Радиостанцию вывели из строя, ж\д узел повреждён, но своим силами к обеду восстановим. В общем не переживайте и присылайте новых начальников и радистов с радиостанцией. Автомобильное движение к городу днём продолжалось. На КПП на въездах в город приняли от оккупантов и полицаев около сотни различного авто-мото-транспорта тылового назначения.

К обеду принял доклад от зампотеха и зампотыла о доставшихся нам ресурсах, поставил задачи по восполнению потерь и вместе со своим НШ начал подготовку к рейду на Ростов. К после обеда, забрав у Андрианова одну роту десантников, начал концентрировать подразделения ОМБрГ на жд-станции и на аэродроме. В 18–00 в помещении жд-вокзала провёл совещание с командирами служб и подразделений. Поставил задачу на рейд в Ростов. НШ выдал заготовленные карты по маршруту и карты Батайска и Ростова. Народ у меня подобрался лихой, но всё равно командиры малость подохренели от наглости и масштабности задачи.

Всю технику грузим на платформы. Всего получается уместиться на десяти составах[63], плюс одиннадцатый с б\п и топливом. Впереди пойдёт бронепоезд. Эшелоны пойдут с минимальными трёхминутными интервалами, без остановки до Батайска. Связисты уже заказали у немцев зелёную улицу для бронепоезда и поезда с раненными. Будем надеяться что немецкие железнодорожники не подведут, стрелки не перепутают. Бронепоезд и два эшелона не задерживаясь идут дальше через Дон, в Ростов. Для всех составов за день успели сделать по две быстро сборные аппарели. Так что если придётся разгружаться на необорудованных площадках – проблем не будет. За работу товарищи, грузимся, время «Ч» в 24–00!

14 декабря 1942 год, г. Тихорецк – г. Ростов-на-Дону.

Сумасшедший день закончился, наступает следующий. Прощаемся с Андриановым, взаимно желаем друг другу удачи. Запрыгиваю на первую платформу состава. Поехали. Я с большинством штабных еду в пятом с головы колонны составе. По железной дороге до Ростова около 170 км. Часа три-четыре в пути.

Забираюсь в штабной БТР. Теперь можно слегка вздремнуть. Всё равно от меня сейчас ничего не зависит. Надеюсь всё срастётся как задумано. Шухер у немцев должен начаться под утро, когда сообразят, что из Тихорецка ни поезда не идут, ни машины не едут и самолёты не летят. Тогда и начнут суетиться, а в это время и в Ростове у них проблемы начнутся. С тем и заснул.

Железная дорога, перестук вагонных колёс, ни с чем не сравнимый запах чая из топящегося углём вагонного титана. Романтика. А для романтики ещё и симпатичную попутчицу в отдельное купе. Мечты курсанта при отъезде в отпуск. Только проездные курсантам положены на плацкарт. Но мне повезло-не повезло. Ротный докопался до меня за какой-то залёт, нарезал задачу по уборке от снега на ротной территории на спортгородке училища. Все однокурсники свалили ещё утром, а я отпускной получил только вечером. Поезд на который заранее был куплен билет ушёл ещё в обед. Непруха. На следующий поезд в кассах остался только один билет в СВ. Денег хватает – стипендия повышенная, за отличную учёбу. Беру СВ и мечтаю о блондинке. А теперь надеюсь – пруха. Два дня в пути в уютном купе с прекрасной незнакомкой. Романтика в квадрате. Загружаюсь в вагон. Соседки – нет. Где же ты, где? Минута до отправления – её нет. Неужели мне придётся два дня мучиться от одиночества. Ура – кто-то идёт. Пруха. Ага, фиг вам! Откатывается дверь и в проёме возникает… бабулька лет за семьдесят в черном траурном платке. Непруха. На похороны едет. Самое противное, то что бабулька оказывается довольно приятным в общении человеком, и ненавидеть её за растаявшие курсантские надежды не получается.

Проснулся. Думаю. Если это вещий сон, то про что он? Про переменчивость везения или про то что скромнее надо быть в своих запросах? От философских рассуждений отрывает звонок полевого телефона. На часах 4–20. От радийной машины протянут кабель в штабной БТР. Посыльных то по платформам, на ходу гонять не напасёшься, а радио лишний раз трогать незачем. Связисты сообщают – получен условный сигнал от бронепоезда. Они уже в Батайске, немцы пока спокойны. Ну вот, ещё десять минут, и мы тоже будем в пригороде Ростова.

Вокзал в Батайске взяли под контроль тихо. Эшелоны энергично разгружаются. Но сам Батайск по менее Тихорецка будет. Первые разгрузившиеся уходят брать под контроль мост через Дон. Со стороны Ростова слышны первые выстрелы. За Доном встаёт зарево большого пожара. Проходимся по Батайску частой гребёнкой, разносим всё мало-мальски похожее на оплоты оккупантов. Но проводить сплошную зачистку пока нет времени. Основные силы группы устремляются через захваченный мост в Ростов.

Такое ощущение что стреляют по всему городу, но как-то не тянет это на эпическую битву. Подразделения ОМБрГ медленно растекаются по охваченному то ли паникой то ли непонятками городу. Организованное сопротивление только в районе ипподрома и на трёх, находящихся практически в городской черте, аэродромах. Подразделения зачищают улицы, штурмовыми группами, так как меня учили. Впереди по обоим сторонам улицы, прижимаясь к стенам домов идёт группа пехоты (5–7 автоматчиков и расчёт или два с немецким МГ) контролируя дома на противоположной стороне улицы. За ними в 30–50 метрах, уступом два танка, по противоположным сторонам улицы, готовые поддержать огнём пехоту. Далее в 50–100 метрах тоже уступом идут два БТРа с зенитными пулемётами или автоматическими пушками – эти контролируют верхние этажи и крыши. В БТРах же сидят стрелки-снайперы, они у меня в каждом отделении есть. Далее ещё пара грузовиков с пушкой и миномётом. Их задача – держать очередной зачищенный перекрёсток, пока штурмовая группа идёт к следующему перекрёстку.

Бронепоезд катается по железной дороге окружающей практически весь город кольцом, проехал раз – обстрелял по очереди все три аэродрома, поехал дальше мимо Александровской до Аксая, расстрелял там железнодорожную станцию изничтожив всё путевое хозяйство. Потом обратно вдоль берега к мосту. Три раза так проехать получилось, пока немцы не сообразили пути подорвать.

А, когда солнце встало, мы уже почти всех немцев выдавили за пределы кольцевой жд. Ленгородок тоже зачистили. К обеду, изредка постреливавшие на окраинах, немцы оттянулись к Аксаю и по дорогам на Чалтырь и Красный Крым.

Подводим предварительные итоги. Потеряли подбитыми 12 танков, 16 БТРов и 11 грузовиков, по личному составу – 112 убитыми и 176 раненными. Из трёх расположенных по окраинам концлагерей освободили 5 720 пленных красноармейцев и на Батайской пересылке – 311 средних и старших командиров. Видок правда почти у всех по сравнению с Тихорецкими пленными – печальный. В Тихорецке основная масса – и двух месяцев в плену не провела. А эти – почти все чуть не с лета в плену. Заморенные, исхудавшие, больные. Почти половину пришлось в спешно организованный госпиталь отправлять. Но всё равно полнокровный стрелковый полк мы из бывших пленных сформировали.

Немецких раненых в два приёма вывезли в Кулешовку и нагло позвонили коменданту Азова, чтоб забрал земляков.

Трофеи достались богатые. Одной бронетехники раз в пять больше, чем потеряли. Что-то с расположенных в городе армейских ремзаводов, что-то новенькое на платформах прямиком из Рейха. Очень порадовали 18 170-мм пушек[64] с неплохим запасом снарядов. С артиллерией достойно – полторы сотни различных калибров, от 37–45 и до упомянутых 170 мм. Про стрелковку, боеприпасы, топливо и продовольствие – минимум нам на пару-тройку месяцев автономной обороны.

На аэродромах ничего кроме радиолокатора не захватили (отдельное спасибо разведроте – это их задача была), зато сожгли 120 бомбардировщиков, 67 транспортников и 41 истребитель.

В 14–10 отправил полный отчёт в штаб фронта. Там минут 30 молчали. Потом спросили про мой больной зуб, проверяют. Нету, отвечаю у меня больных зубов. Поверили – поздравляют. Спрашивают что надо, сколько продержимся. Прошу по возможности прислать десантный батальон, боле ничего не нужно. Спохватываюсь, наглею и прошу прислать на местный аэродром полк истребителей и полк штурмовиков. Топливом и боеприпасами обещаю обеспечить на месте. Две недели точно продержимся. Так что, давайте не тормозите – начинайте наступление. Пообещали, как только, так сразу. Пообщались. У меня во взводе связи два якута и один шорец, а в штабе фронта на узле связи тоже якут и шорец есть. Так что иногда можно открытым текстом через переводчика говорить с Большой Землёй.

Сижу на крылечке какого-то старинного дома на Большой Садовой, что выбрал для штаба обороны города. Курю, жду когда подпольный обком подтянется, я что ли один Советскую Власть должен восстанавливать. И тихонечко, практически про себя хихикаю. Представляю что в Тбилиси и в Грозном сейчас происходит, там начальство, хотя бы в курсе было того что я натворить был должен. И просто не представляю что происходит в Москве. – Ви, чито там на Кавказе перепились все, чито ви такое говорите, одной бригадой за два дня два города визяли? Ростов визяли? Грюппу армий «А» окрюжили? Растрэлять шютьника!

А что в Берлине будет твориться, когда узнают, что не прошло и месяца как Гитлер передал командование Клейсту и тот обосрался? Жаль, ютуба ещё нет – озолотился бы за видяху с такого представления. А что будет твориться в штабах Клейста[65] и Гота[66], когда там дотумкают что их ждёт та же судьба что и армию Паулюса[67].

Даже если мы не удержим Ростов до подхода фронта, две недели продержимся точно и погибая разнесём нахрен всю жд-инфраструктуру. Немцам пару недель всё восстанавливать. Итого месяц почти миллион, а может и больше, немцев без снабжения. Да в разгар зимы. Наши их замучаются в плен брать, а тыловики меня проклянут – как такую ораву прокормить, не рассчитывали на такую толпу.

Кстати о Готе и Клейсте. Чтобы там Адольф не приказал, а обоим генерал-полковникам надо срочно прекращать рваться к Сталинграду и Грозному, и вертать оглобли взад, СРОЧНО нестись выбивать меня из Ростова, пока бензин в баках есть и последние сухари с лошадями не съедены.

Ну, наконец–то! Подъезжает Корнеев на крутом чёрном лимузине. Притырил уже где-то у немцев. Вместе с ним из мерседеса выходит круглолицый, по южному чернявый, парень лет тридцати с такими же как у Брежнева густыми бровями.

– Вот, Леонид, знакомься. Подпольный горком. Это лейтенант ГБ Михаил Югов[68]. Командир местного партизанского отряда.

Крепко жмём друг другу руки. Помню, где-то читал про этого героического грека. Ростовский резидент Пономаренко Пантелеймон Кондратьевича – начштаба ЦШПД[69].

– В багажнике презент привезли, – говорит Вадим. Откидывает крышку и оттуда вываливается связанный мужик. – Тикерпу[70], – продолжает абракадаброй, и поясняет – бургомистр тутошний.

Вспоминаю сон про Берию: – В пропасть его! – Мужики удивлённо переглядываются – Шютка юмора, – говорю – сначала допросить, а потом всё таки в пропасть!

– Китель сбежать пытался, убит при попытке скрыться.

– Ну, Вы даёте, по пиджакам стрелять, больше патроны девать некуда?

– Да, не. Генерал-майор Киттель[71]. Главным по Ростову от немцев был, – поясняет Югов.

– Тут, оказывается, как Миша говорит, такой гадюшник! Даже белоказаки с белокалмыками есть, откуда только немцы их пособирали, – плюётся Корнеев.

Подъезжает дребезжащая полуторка. Стоящие чуть в отдалении бойцы охраны штаба напрягаются. Но Корнеев машет им рукой – расслабьтесь, свои это. Из кузова машины выпрыгивают четверо разновозрастных мужиков и один пацан лет четырнадцати. С радостными улюлюканьями, выволакивают потрёпанного гауптштурмфюрера.

– Успели, товарищ лейтенант, успели. Взяли гада. – галдят мужики. На лице Югова появляется кровожадная улыбка. Поясняет мне: – гауптштурмфюрер Маршинке, командир гестаповской зондеркоманды[72].

– У Югова хорошая записная книжка есть, я ему людей уже выделил в помощь. Так что сейчас пол-разведроты с людьми лейтенанта, мотаются по городу, собирают урожай, – говорит Корнеев, – сейчас в ещё одно место поедем. Какое-то мутное место. Не то расположение Абверкоманды[73], не то детский дом. Но там повозиться придётся.

Меня как током дёрнуло.

– А, конкретнее?

– Понимаете, товарищ полковник, – начинает излагать Югов, – на Зелёном острове есть отдельно стоящий двухэтажный дом со своим двором и хозпостройками, до войны там вроде детская секция яхтенного спорта была, там часто бывал начальник Абверкоманды-201[74] майор Ольбрихт, ну и вообще немцы из Абвера постоянно тёрлись. И почему-то туда часто русских детей привозили, в основном пацаны 10–14 лет. Мы сначала чего только не передумали. Но это не госпиталь чтобы кровь у детей сливать и опыты там всякие медицинские ставить. На бордель тоже не похоже. Думали что, как заложников держат. Но недавно случайно мои ребята выяснили. Немцы этих пацанов стрелять учат, спортом с ними занимаются. Пару раз видели как их на аэродром возили. Вот мне и вспомнилось. Прошлой зимой была ориентировка, что где-то под Брянском или в Белоруссии немцы разведшколу для детей из оккупированных территорий сделали. Думаю, что на Зелёном, что-то похожее может быть.

– Сейчас, переправу на остров с обоих берегов Дона заблокировали. Бронепоезд хочу попросить поставить на набережной, напротив острова, на всякий случай. – говорит Корнеев и ждёт моего одобряющего кивка. – Там по идее, немцев не должно быть много. Штук сорок-пятьдесят. Возьмём разведвзвод и пару стрелковых взводов, плюс мужики из отряда Миши. Думаю, справимся.

Решаю тоже туда поехать. Больно интересно стало. Выдвигаемся на набережную. Бойцы уже на той стороне, на острове. Далеко от наплавного моста не отходят. На острове пока всё спокойно, ни какой стрельбы нет. Жаль танки туда не переправить. Мост не выдержит. Но два БА SdKfz 247 Ausf[75] В и один полугусеничный бронетранспортер SdKfz 250/1[76] на остров по переправе отправили.

Начинаем прочёсывание острова, постепенно подходя к разведшколе. То, что это разведшкола уже понятно. Даже тактическое поле уже нашли. На остров немцы местных никого не пускали. Даже за выход на набережную могли расстрелять. Так что тут есть представляем себе очень приблизительно.

Наконец наши бойцы окружили бывший яхт-клуб. БТР выезжает чуть вперёд за линию залёгшей пехоты, бает очередь по верх крыши, привлекая внимание. И Корнеев орёт в громкоговоритель, типа чтоб сдавались, иначе нахрен всё снесём. Молчание. Потом нас посылают, при чём и по-русски и по-немецки.

БТРы начинают кромсать здание из пулемётов, бойцы под прикрытием этого огня идут на штурм. По фасаду у дома десять окон, в каждое летит по гранате. Бойцы подсаживая друг друга лезут в окна первого этажа. БТРы работают по второму. Внутри здания раздаётся ещё несколько взрывов гранат. Очереди быстро смолкают. Иногда раздаются одиночные выстрелы. Через пару минут из двери высовывается сержант-разведчик и машет, мол готовы и начальство на инспекцию принять. Идём с Корнеевым к зданию. Сержант у двери как-то бледновато выглядит. Корнеев спрашивает, не ранен ли он.

– Не, товарищ старший лейтенант, все наши целы. Их всего пятеро было. И там пацаны, человек пятнадцать в одной комнате, всех гранатами положило.

– Взяли кого живым?

– Да, есть один унтер раненый.

– Пошли, посмотрим.

Сержант ведёт нас по коридорам. Заходим в комнату. Явно – казарма. Десяток двухъярусных кроватей разбросано по большому – метров пятьдесят квадратных – помещению. На полу труппы детей лет 10-15-ти. У комнаты два окна. Соответственно две гранаты сюда прилетело. Сержант и ещё один боец, бледные, руки дрожат, топчутся на середине комнаты.

Боец дрожащим голосом шепчет: – Это я гранату сюда кинул.

Корнеев наклоняется над одним из пацанов. Потом подходит к другому, переворачивает его. Быстро обходит еще несколько трупов. Поворачивается к бойцу.

– Отставить сопли, боец. Они все уже были мёртвые. Их застрелили. Смотри внимательно. Вон пулевые.

Боец светлеет лицом. Но ему всё равно не по себе. Отправляю его на улицу. Продолжаем осмотр разведшколы. На втором этаже часть коридора отгорожена железной дверью. Дверь открыта. За дверью ещё три. Три комнаты. Явно кабинеты начальства. В самом большом – стоит здоровенный сейф-шкаф. Сейф заперт.

Даю команду притащить сюда пленного. Приводят унтера. Рука и бок в кровящихся бинтах, на морде здоровенный фингал.

Спрашиваю про ключ от сейфа. Ключ у начальника Абверпункта. Начальника нет. Уехал вчера вечером в бордель и не вернулся. Унтер говорит что он инструктор школы. Отвечал за воспитание детей. Расстрелял их, естественно не он, а другой, мамой клянусь! И вообще я в тридцать втором за коммунистов голосовал. Сука.

Корнеев шерстит по шкафам и тумбочкам. Судя по его виду – пока ничего стоящего. Заходит Югов. Спрашиваю его на счёт медвежатника.

– Поспрашаю, тащ полковник. Откроем.

Иду обратно в комнату к пацанам. Их уже сложили рядком вдоль стенки и прикрыли одеялами. Откидываю одеяла, всматриваюсь в лица. Все коротко острижены, короткий ёжик на головах. Да ну нафиг. Не может так везти! У одного из пацанов из-под ёжика волос проглядывает большое родимое пятно.

Возвращаюсь к Корнееву.

– Я в штаб. Потом мне всё доложишь, что найдёте. Если списки курсантов школы найдёте – покажи. И разберитесь где начальник школы, в каком борделе завис.

– Обижаешь командир. Всё уже делаем. И за медвежатником послали и в бордель. Всё тип-топ будет.

Вечером Корнеев с Юговым притащили несколько мешков с документами разведшколы. Нашёл список курсантов. Читаю. Михаил Сергеевич Горбачёв. 1931 г.р. с. Привольное. Сука! …ЛЯДЬ подзаборная! Ходили, слышал слухи про меченного, что его немцы вербанули и потом на крючке держали. И вот. Только и сказать некому. Сейчас не поймут. Для всех он простой малец запуганный фашистами. А, туда откуда я родом не докричишься. Одно радует – не вырастет из мальца враг народа. Правда хрен его знает кто на его месте может оказаться. Ладно после войны будем разбираться. А сейчас можно пятьдесят капель опрокинуть. Не за горбатого, за тех кому жизнь этот сука поломал, и за тех кто жизни лишился из-за этого пидора.

В общем денёк был весёлый. Ловили попрятавшихся немцев и их пособников. Нашли и начальника разведшколы. Реально в борделе прятался. Корнеев его уже крутить-раскручивать начал. А снаружи к нам пока немцы не лезли. Как стемнело на захваченные аэродромы начали прилетать самолёты. Транспортники с десантом, и истребители с штурмовиками.

14 декабря 1942 год, г Москва.

Сегодня Сталин работал с документами, на приём никого не вызывал. Около половины пятого вечера в приёмной Поскрёбышева[77] один за другим раздались три звонка. Оперативный дежурный по ГенШтабу, дежурный ЦШПД и секретарь наркома НКВД – сообщали что их шефы выехали в Кремль и просят Сталина принять их со срочным докладом.

В 16–45 в дверях приёмной Сталина столкнулись неожиданно для себя три замечательных человека. Начальник Генерального Штаба РККА генерал-полковник Василевский Александр Михайлович, первый секретарь КП БССР начальник Центрального Штаба Партизанского Движения Пономаренко Пантелеймон Кондратьевич и человек со множеством должностей, но прочно вошедший в историю, как Генеральный комиссар Государственной Безопасности Нарком НКВД Лаврентий Павлович Берия.

Невозмутимый Поскрёбышев, снял трубку внутреннего телефона: – Да, товарищ Сталин, пришли, все трое, хорошо. Заходите, Вас ждут – это уже удивлённым посетителям.

Зашли. Поздоровались. Сталин прохаживается по кабинету и на ходу: – Ви, я так подозреваю по одному вапросу, товарищи? Судя по лицу Пантелеймон Кондратьевича, у нас чито-то хорошее в тылу у оккупантов произошло?

– Ростов, – это Василевский. – Ростов-на-дону – Берия. – Наши в Ростове, товарищ Сталин! – Пономаренко.

– Очинь, харашо, хотя и неажиданно. Излагайте. Кто начнёт? – Сталин окидывает взглядом застывших вестников, задерживает взгляд на начальнике ГенШтаба, держащем в руке пухлый портфель – пажалуй, начнём с товарища Василевского. Прошу Вас, докладывайте.

– Разрешите, – кивок Сталина, и Василевский достав из портфеля большую склейку[78], раскладывает её на столе для совещаний. И прокашлявшись, хорошо поставленным уверенным голосом прирождённого штабиста начинает доклад.

– 29 ноября командующим Закавказским фронтом, принято решение о формировании Отбельной Мобильной Бригадной группы с вооружением группы трофейной бронетехникой. Командиром группы назначен полковник Брежнев. Группа готовилась для рейда по тылам группы армий «А». В ночь с 11 на 12 декабря, ОМБрГ пользуясь разрывом фронта севернее г. Будённовск начала движение по тылам противника. Совершив суточный марш, и не будучи обнаруженной противником, она вышла к концу суток 12 декабря к городу Тихорецк и сходу им овладела. В городе были захвачены большие трофеи, включая бронетехнику и даже один бронепоезд. Из освобождённых пленных красноармейцев и мобилизованных местных жителей, командованием ОМБрГ были сформированы и вооружены два усиленных стрелковых батальона. Командование Закавказского фронта, в течении 13 декабря перебросило на аэродром Тихорецка сводную десантную бригаду. Командование группы армий «А» и немецкие оккупационные власти на Северном Кавказе в течении 13 декабря, были введены в заблуждение. Им по телефону было сообщено, о нападении на Тихорецк партизан-диверсантов, в результате чего был повреждён железнодорожный узел города. Но нападение отбито, повреждения скоро будут устранены своими силами. Командир ОМБрГ Брежнев принял решение: организовать оборону силами десантной бригады и двух сформированных батальонов, а ОМБрГ пополнить из трофеев техникой и железнодорожным транспортом перебросить к Ростову. Что и было сделано в ночь с 13 на 14 декабря. Эшелоны бригады, подержанные действиями бронепоезда, выгрузились в Батайске и Ростове и начали штурм города. К 12 часам дня Ростов и Батайск были полностью освобождены подразделениями ОМБрГ. Из концлагерей в Ростове и Бийске, освобождено более 5 тысяч пленных. Из них начато формирование стрелкового полка. В процессе всего рейда, подразделениями группы было атаковано 6 аэродромов противника и уничтожено на них 152 истребителя, 156 бомбардировщиков и 79 транспортных самолётов противника, что составляет, по данным разведки, до 60 процентов всех наличных в группе «А» самолётов. Кроме того захвачены армейские и фронтовые склады немцев, на которых находится до 50 процентов всех запасов топлива, боеприпасов и продовольствия группы армий «А». В Тихорецке 13 декабря был захвачен в плен начальник штаба 17 армии генерал-майором Фридрихом Зикст, прилетевший туда на Юнкерсе. Успеху действий ОМБрГ способствовала погода, исключавшая ведение воздушной разведки, и использование группой немецкой техники, формы и вооружения.

– Н-да, удивили, Суворов и Денис Давыдов под одной фуражкой какой-то, этот Брежнев. Где это всё время Тюленев прятал такого талантливого полководца?

– До 30 ноября полковник Брежнев Леонид Ильич проходил службу в должности заместителя начальника полит. управления Закавказского фронта – выдал справку Берия.

– Ви уже подумали, что нам теперь нужно делать в связи с изменившейся обстановкой? – Сталин снова обратился к начальнику ГенШтаба.

– Вследствие действий ОМБрГ – продолжает Василевский – стратегическая обстановка на Северном Кавказе и нижнем Дону кардинально изменилась. Брежнев уверяет, что удержит Ростов минимум две недели. Из анализа обстановки следует. Немцы безусловно будут штурмовать Ростов. Западнее Ростова, в непосредственной близости у немцев есть только разрозненные части 4 румынского армейского корпуса. Эти части практически не имеют тяжёлого вооружения и в случае если немцы бросят румын на штурм – ОМБрГ его отобьёт. Для действительно эффективного штурма с запада немцам необходимо собрать группировку минимум из 2–3 пехотных и 2 танковых дивизий. Ближайшие танки у немцев – в группе армий «Центр» во второй танковой армии между Орлом и Брянском. Кроме того немцы могут перебросить танковые дивизии из Европы. Для сосредоточения танков 2 ТА под Ростовом, немцам потребуется минимум неделя, для переброски танковых дивизий из Рейха – недели две. Соответственно нам необходимо не дать немцам снять войска с центрального участка фронта. Генеральный штаб планирует приказать Западному, Брянскому и Воронежскому фронтам усилить давление на передний край немцев и имитировать подготовку к масштабному наступлению.

Восточнее Ростова – 4 танковая армия и группа армий «А». Уже завтра будут вынуждены прекратить активные действия на фронте, в связи с недостатком топлива. Соответственно Гот и Клейст, вне зависимости от того какие приказы придут из Берлина, как минимум будут вынуждены снять с фронта подвижные части и отправить их брать Тихорецк и Ростов. Хотя если с ходу не получится взять Тихорецк, то немцы возможно не будут терять время на штурм, обойдут город и направятся к Ростову. Танкам Клейста и Гота понадобится около недели на путь до Ростова, а так как железной дорогой от Тихорецка до Ростова они не смогут воспользоваться (Брежнев после взятия Ростова отправил бронепоезд обратно по дороге с задачей уничтожения или угона в Ростов всего подвижного состава.), то к Ростову они подойдут на остатках горючего, или будут вынуждены половину техники бросить на полпути. Брежнев скорее всего примет решение оставить Батайск и взорвёт мост через Дон. И немцам понадобится ещё неделя для организации переправы скорее всего выше по течению. Если части Закавказского фронта начнут давление на немцев после ухода их подвижных соединений, то Клейсту нечем будет ответить. И он начнёт отступать вслед за своими танками. Таким образом Закавказский фронт, наступая, сможет сильно сократить свою линию фронта, что увеличит концентрацию сил фронта и позволит усилить нажим на немцев. Скорее всего через несколько дней после начала отхода к Ростову танков, немецкое командование будет вынуждено принять решение об эвакуации всех своих сил с Северного Кавказа. Сейчас по данным разведки у Клейста и Гота вместе около 900 тысяч солдат и около 850–900 танков. Через неделю до половины личного состава и танков будут под Ростовом. Остальные танки будут брошены, а тысяч 400 пехоты будут пытаться задержать наступление Закавказского фронта. Что при наличии у Закавказского фронта более миллиона солдат и 1300 танков заведомо обречено. Тыловым службам необходимо готовиться к приёму в ближайшие две-три недели нескольких сотен военнопленных немцев. А соединениям Сталинградского и Закавказского фронтов необходимо готовиться к уничтожению нескольких сотен немецких танков, испытывающих недостаток топлива и боеприпасов, зажатых на небольшом участке вдоль нижнего течения Дона. 17-я армия немцев возможно сможет задержаться на Таманском полуострове, где будет окружена и будет пытаться переправиться в Крым.

– Так что, товарищ Сталин, скорее всего Ростов Брежнев две недели удержит. Дальнейшее же целиком зависит от действий Закавказского и Сталинградского фронтов. Но в любом случае можно с уверенность сказать, что в течении двух-трёх недель мы сможем освободить практически весь Северный Кавказ.

Волнение Сталина выдавали только более частые затяжки трубкой. – Если одна сводная бригада во главе с полковником смогла так харашо врезать немцам, то я думаю два фронта, во главе с генерал-полковниками тоже смогут пастараться и ещё более харашо врезать немцам!

– У Вас, товарищ Пономаренко, есть что дабавить?

– Товарищ Сталин, Штаб партизанского движения, уже отправил приказ партизанским отрядам и подпольщикам, действующим на Северном Кавказе и в Ростовской области, начать диверсионные действия на коммуникациях немцев. Отрядам действующим вблизи от Тихорецка и Ростова приказано выйти на связь с командованием обороны этих городов и влиться в состав обороняющихся.

– Думаю, таварищи, чито партизанам нэ надо ограничиваться одним только Северным Кавказом, думаю все партизанские отряды на всей временно оккупированной территории должны не считаясь с потерями объявить месячник по активным диверсиям на железных дорогах.

Верховный Главнокомандующий, замолчал, пару раз прошёлся по кабинету, пыхнул трубкой и обратился уже к Берии: – А, у Вас есть что добавить?

– Разве что детали и нюансы, товарищ Сталин.

– Излагайте.

– План операции изначально разработал полковник Брежнев и план сразу предполагал промежуточные цели рейда – Тихорецк и Ростов. Но Военный Совет фронта, решил подстраховаться и считать, до успешного взятия Тихорецка, эту операцию боями местного значения. По первоначальному графику, ОМБрГ только сегодня должна была начать штурм Тихорецка. Но Брежнев не только немцев смог обхитрить, но и собственное командование удивил. Там никто не рассчитывал на такой молниеносный успех рейда.

– Ви сказали «Ростов промежуточная цель»?

– Да, именно так. Между Ростовом и Крымом по берегам Миуса немцы оборудовали сильно укреплённый рубеж обороны. Но сейчас он не заполнен войсками. В Крыму так же практически нет полевых войск противника. Только охранные и полицейские части. Брежнев планирует дождаться когда немцы со всей округи стянут свои силы к Ростову, и оставив в городе заслон, провести рейд в Крым. По его плану рейд в Крым должен начаться в зависимости от ситуации на 10–15 день после взятия Ростова. Считаю, что если к этому моменту соединения Сталинградского и Закавказского фронтов смогут связать боями немцев в нижнем течении Дона, то рейд ОМБрГ в Крым будет иметь шансы на успех.

– Харашо, таварищи. Думаю нам необходимо поступить следующим образом. Первое – Чито это за карявая аббревиатура ОМБрГ? Полковник Брежнев – танкист, и соединение у него по сути танковое. Вот и пусть называется танковой бригадой. Бойцы бригады совершили великое дело! И Генеральному Штабу необходимо уже сейчас представить всех участников операции к государственным наградам. Полковник Брежнев, думаю, уже заслужил звание Героя Советского Союза. А бригада в целом заслужила звания Гвардейской. Пусть будет 9-й Отдельной Гвардейской танковой Бригадой. Второе – считать целесообразным поддержать инициативу коммуниста Брежнева по досрочному освобождению Крыма от немецко-фашистской оккупации. – прикололся товарищ Сталин и продолжил – Третье – шесть часов Вам на окончательное уточнение ситуации на Кавказе, Дону и Крыму. Ещё шесть часов на составление детального плана как по поддержке действий 9-й ОГТБр в Ростове и Крыму, так и плана окружения и уничтожения вражеской группировки на Северном Кавказе и Дону силами Закавказского и Сталинградского фронтов. При активных действиях на всех остальных участках фронтов и с максимальным привлечением как подразделений подчинённых ЦШПД так и сил и средств НКВД.

14 декабря 1942 год, г. Берлин.

Ровно в 18–00, рейхсканцлер Третьего рейха и фюрер Германской нации принимал у себя вице-фюрера и рейхсминистра авиации Германа Геринга и начальника Генерального штаба ОКХ генерал-полковника Курта Цейтцлера[79]. Рано полысевший Цейтлер докладывал, как он пытается исправить ошибки Гальдера[80]. 4-я танковая армия уже через несколько часов пробьёт коридор к окружённой в Сталинграде армии Паулюса. Люфтваффе успешно по воздушному мосту перебрасывают 6-й армии топливо, боеприпасы и продовольствие. Поэтому несгибаемые арийские воины на берегах Волги ни в чём не нуждаются. Правда есть небольшая неприятность. Большевистские партизаны, устроили диверсию в Тихорецк, вывели из строя железнодорожный узел. Но всё уже почти починили.

С извинениями в кабинет входит адъютант Гитлера майор Герхард Э́нгель и передаёт фюреру два листа с крупно набранным текстом. Гитлер подслеповато щурясь, читает. Кабинет погружен в тишину. Наконец Гитлер поднимает глаза на присутствующих. – Что это такое Герман? Что это такое Курт? Мне докладывают – русские в Ростове! Прервано железнодорожное сообщение с группой армий «А»!

Далее следует минут на пятнадцать непереводимая игра слов на могучем, но бедном на выражения хохдойче. Немного выговорившись, Гитлер отправляет Геринга и Цейтлера разобраться в ситуации. Через час они снова в кабинете у фюрера.

– Мой фюрер, – начинает Цейтлер – сегодня ночью на Ростов напали партизаны, в городе вспыхнуло восстание. Всю ночь и день наши части дислоцированные в Ростове отбивали атаки партизан и террористов. Но силы были не равны и гарнизон Ростова организованно отошёл в пригород Аксай. Сейчас мы перегруппировываем силы, подтягиваем к Ростову части 4-ого румынского корпуса и завтра утром начнём уничтожение партизан. Думаю к завтрашнему обеду город снова будет в наших руках.

– Мой фюрер, – это уже Геринг – партизаны обстреляли и захватили аэродром на окраине города. Лётчик сумевший в последний момент взлететь, сделал круг над городом. Он уверяет, что по нему вёлся сильный зенитный огонь и он видел на улицах Ростова минимум двести танков ведущих бой и большинство этих танков наши тройки и четвёрки.

– Но откуда там столько наших танков, они должны быть у Сталинграда и Грозного?

– Для меня это то же загадка, мой фюрер.

– Может быть пилот что-то напутал? – начальник ГенШтаба чуть не сказал «с перепугу», но вовремя сообразил и не стал задирать вице-фюрера оскорблением его подчинённых, – Ни русских, ни наших танков, тем более в таком количестве там быть не может.

– Пусть Вейхс[81] пошлёт разведку, и завтра он должен выбить большевиков из Ростова. И передайте Готу, чтобы не останавливался. Я хочу следующий доклад от него получить из Сталинграда.

– Будет исполнено, мой фюрер – и оба высших офицера рейха пряча облегчение на лицах удалились.

15 декабря 1942 год, г. Ростов.

Из Москвы пришёл приказ – мы теперь гвардейская бригада! А, я ещё и командующий обороной города. Все кого найду и в строй поставлю – мои подчинённые. Ночью опять почти не спал. Мотался по городу. Организовывал оборону. С востока ещё несколько дней можно никого не ждать, а вот с запада будут переться все кому не лень. Вчера ближе к вечеру со стороны Шахт к нам припёрлись своим ходом два маршевых батальона с немецким пополнением. У бедняг не была шансов. По плотным колоннам, в упор, десяток ДШК и столько же автоматических пушек. Дай бог, человек пятьдесят убежало из тысячи пришедших.

Командование обещает не батальон, а бригаду десанта к нам перебросить. К рассвету уже половина обещанных десантников прибыла. Два авиаполка, истребительный и штурмовой, тоже уже прилетели. Истребители гоняют немецких авиаразведчиков. Благо немецкую РЛС с помощью немецких же пленных удалось ввести в строй. Разведчики кому-то там то ли ухо, то ли мочку уха отрезали, я не вникал, и теперь трое фрицев на пару с нашими авиаторами сторожат небо над Ростовом. И очень радуются иногда заходящим в гости разведчикам. Бронепоезд вернулся из Тихорецка, разогнав все мелкие гарнизоны вдоль пути и забрав с собой все паровозы и часть вагонов. В Тихорецке крепят оборону, но немцы на них пока не лезут. Повезло с освобождёнными из батайского лагеря командирами, среди них довольно много артиллеристов. Укомплектовал ими дивизион тяжёлой артиллерии. Сейчас осваивают немецкие 170-ти миллиметровки. Должны очень нам помочь эти трофейные пушки. Народного ополчения набрали уже тыщи три. Ещё один полк сформировали. Все усиленно закапываются в землю, укрепляют подвалы. Минируем подходы к городу. Мин много – сапёров не хватает. Уже два подрыва было, новички – минёры не всегда инструкции соблюдают. Всю бронетехнику закапали и замаскировали по окраинам города. Очень помогали сделанные на всех танках ещё в Кизляре откидные бульдозерные ножи самоокапывателей.

Ближе к обеду вышел из штаба перекурить в сквер. Небо немного прояснилось, выглянуло солнышко. В небе зажужжал немецкий разведчик. К нему устремилась четвёрка краснозвёздных истребителей. К немцу тут же на выручку из-за облаков вынырнуло восемь месеров. Со стороны Батайска в воздушный бой тут же влились ещё полтора десятка наших истребителей. Ага, хорошо работает немецкая РЛС, наши заранее взлетели и за облаками поджидали когда немцы вывалятся в чистое небо. Семь – один в нашу пользу. Разведчика завалили и ещё шестерых. Наш пилот вроде успел выпрыгнуть над городом.

Вообще у немцев здесь и сейчас проблемы с авиацией. По моим подсчетам, мы им как минимум уполовинили самолётный парк на Кавказе. На сколько помню – у них должно сейчас быть 500–600 самолётов на весь Северный Кавказ. Но мы им более 300 боевых самолётов на аэродромах подавили, а если с транспортниками считать, то почти 400! А у наших закавказцев в строю под тысячу самолётов. Перевес в нашу пользу в три раза, а может и в шесть! Так что летают тепереча немаки изредка низенько и помаленьку и с оглядкой. Правда не думаю, что долго такая ситуация продлится, пригонит Геринг своих птенцов, сгладит неравенство, но на то время нужно, а времени немцам как раз и не хватает. Морозы крепчают и скоро их армии начнут замерзать в степях Ставропольщины и Краснодарщины, так же как уже начинают мёрзнуть в приволжских степях.

Досмотрел я авиашоу, а ко мне НШ мой верный спешит. Наши пилоты обнаружили выдвижение со стороны Крюково румынской конницы с большим конным же обозом и почти без артиллерии. Пара полков румынских бастардов римских легионеров наверное наберётся. До них ещё километров тридцать. Дай бог к вечеру до нас дойдут. Скорее всего где-нибудь у Больших Сал на ночёвку встанут, а с утра как врежут, кааак врежут, разбегутся и ещё раз разбегутся, и задолбаемся их потом ловить. Нет уж мы народ гостеприимный, всех гостей угостить готовы, особенно незваных. Начинаем готовить встречу. Можно конечно на кавалерию Илы напустить, но это не то будет. Противник свою неудачу на авиацию спишет. А мне надо чтоб меня самого всерьёз приняли, чтоб обосрались до кровавого поноса. Чтоб серьёзнее к штурму начали готовиться. А где серьёзнее, там и дольше. Нам дольше как раз подходит.

От Ростова до Сал двадцати километров не будет. Ближе, на ночь глядя, побоятся подойти, а дальше от города – завтра долго будет до рубежа атаки идти.

Вызываю нужных командиров и ставлю задачу. Разведка уходит в сторону Красного Крыма. Пилотам поставлена задача раз в час мониторить издали движение румынов.

В 19–00 с аэродрома приходят известия – Леонид Ильич – Нострадамус! Предсказал и румыны-телепаты прислушались и послушались. Встают голубчики на ночёвку в Больших Салах. Село раньше большое, а теперь почти все дома-хаты в руинах-головешках. Ставят конники палатки, пытаются собрать дров для печек-костерков. Часам к десяти обустроились, перекусили и начали пытаться заснуть.

Разведка с артнаводчиками к румынскому лагерю поближе подобралась. К румынам гости. Легковушка и пара грузовиков с гансами. Представитель хозяев видимо приехал задачу на завтра ставить. А мы завтра ждать не будем. Рявкнул-грохнул пристрелочный ОФ из 170-миллиметровки. Этим миллиметровкам 19 км – не дальность, они и почти на тридцать км достать могут. Через минуту ещё раз рявкнуло-грохнуло. Пристрелялись. Начался концерт. Скорострельность у 17 cm K.Mrs.Laf до двух выстрелов в минуту, но то с опытным расчётом. У нас же пока только раз в минуту получается – учатся люди, привыкают к чужой технике. Дивизион стрелял беглым огнём, каждые три секунды в расположении румынских полков взрывался и разлетался на двести метров осколками почти семидесятикилограммовый чемодан с тротилом. Десять минут солировали артиллеристы, двести снарядов румынам и хорош. Надо ещё немцам оставить, и итальянцам с венграми если забредут на огонёк. И пошли по стерне и ковылям два десятка БТРов с зенитными крупняками на турелях. Лошадей было жалко. Но что делать если, за тобой кобылка, злой обоссавшийся румын прячется. Разлетаются кобылиные кишки, исчезает дурная румынская голова разлетаясь тысячью кроваво-мозговых капель от попадания 12,7 мм БЗТ или Б-32[82]. А БТР несётся дальше. Кровавый танец войны.

Если когда-нибудь, через 40–50 лет в Румынии победит демократия – Брежнева объявят военным преступником за геноцид цвета румынской нации и уничтожение племенного фонда румынского коневодства. Их было 14 тысяч, 6 тысяч лошадей и 8 тысяч светлых (ну или светло-коричневых) воинов. Утро 16-го декабря смогли увидеть только 57 избранников – 27 коней и 30 светлых в коричневых яблоках воинов. И дальнейшая участь их была печальна. Коней в скорости немцы порезали на шашлыки. А обгадившиеся воины поголовно двинулись умом и доживали свой век в домах презрения.

Командир второй роты, командовавший дискотекой под Салами, доложил что пленных взять не удалось. А вот несколько сотен более менее целых туш лошадей они с собой захватили. С продовольствием у нас пока проблем нет, но город большой и население не маленькое, всех кормить надо. Пригодится конина. Баграмян обещает обалденной казы[83] наделать. Начинаю пускать голодные слюни. Вспоминаю что время отбоя давно прошло. Тяпнул половину наркомовской нормы коньячку французского и завалился спать. День прошёл ну и румын с ним.

16 декабря 1942 год, г. Ростов.

С утра решил немного расширить свою валютную зону. За валюту выступали так хорошо себя показавшие 170-ти миллиметровые осколочно-фугасные снаряды. Десяток выстрелов по комендатуре в Аксае с корректировкой с самолёта и демонстративное выдвижение в ту сторону десятка танков. И не шибко великий гарнизон спешно улепётывает в Большой Лог. По Большому Логу тоже отработали артиллерией, но вместо танков туда пустил порезвиться штурмовики. А потом скинули листовки. Где популярно на немецком разъяснялись ТТХ немецких же 17 cm K.Mrs.Laf. И обозначался ближайший безопасный пункт для немцев – Новочеркасск. Успеют до обеда туда добраться молодцы, не успеют – у нас снарядов даже не вагон, а несколько составов. Всем тугодумам хватит. Немцы тупить не стали и быстренько очистили от своего присутствия трассу Ростов – Новочеркасск. Потом начали такой же диалог с гарнизоном Чалтыря. Правда там было несколько мелких зениток. Вот вместо комендатуры их и распылили. Потом предложили убраться от греха сразу в Таганрог. Немногочисленные тыловые гарнизоны не стали проявлять упорство и свалили по указанному адресу. В общем повеселились, наши артиллеристы подтянули своё мастерство, потренировались воздушные наблюдатели-арткорректировщики, ну и полезное дело сделали, даже два дела – советскую землю освободили и свой мобилизационный потенциал повысили.

До Азова наши пушки доставали на самом пределе. Но всё же решил потиранить и Азовский гарнизон. И не успел. Видимо добежавшие до Новочеркасска нажаловались. Надёжная FuMG 450 Freya AN (выучил наконец название трофейной РЛС) засекла сотню высотных целей в нашу сторону со стороны Ворошиловграда. Воздушная тревога. Прячемся – прячем, маскируем. Особое внимание на крупную артиллерию – она залог нашего здорового и крепкого сна, ну или просто сна.

Истребители взлетели всем полком, а полк у нас крутой – четырёх-эскадрильный 4×4×4+4=68 машин. Можно сказать спецполк – легендарный 9-й ГИАП, командует там подполковник Шестаков[84], я его в тихую квадратным Львом называю, Лев Львович – он. Полк ассов, созданный для завоевания господства в небе. Расщедрился товарищ Сталин. 9-й ГИАП – часть 8-й воздушной армии Сталинградского фронта, а мы – Закавказский. Передача части с фронта на фронт – только решением Ставки.

Яки полка успели встретить девять девяток юнкерсов в 50-ти километрах от Ростова. Для прикрытия бомберов немцы смогли выделить только два десятка Фокке-Вульф 190.

Я сразу как объявили воздушную тревогу, отправил роту десантников в немецкой форме на ганомагах в сторону Новошахтинска.

Бой был тяжёлый. Фокеров наши ассы почти сразу отогнали-разогнали, а вот юнкерсы плотнее сомкнулись и упрямо пёрли на Ростов. До города удалось прорваться 17-ти юнкерсам. Но прицельно отбомбиться они не смогли. Тридцать пять тонн бомб – это серьёзно, но по обширной площадной цели, с большой высоты – результат был не велик. Разрушения и потери конечно были, но бронетехника и артиллерия не пострадали. Сгорело несколько цистерн с ГСМ, но у нас есчо полно.

По результатам воздушного боя 9-й ГИАП отчитался о 12 сбитых фокеров, 68 –юнкерсов, ещё два юнкерса свалили зенитчики над городом. Полк тоже понёс существенные потери – потеряли 22 самолёта. Семерых пилотов смогли вытащить наши десантники, ещё трое в течении двух дней смогли сами выбраться к нам.

Ночью будем ждать – с большой земли пополнение лётчикам обещали прислать.

А по Азову, мы всё же после обеда постреляли, чтоб оккупантам жизнь мёдом не казалась. Позднее мы узнали что в этот день была ещё одна попытка воздушного налёта. Девять девяток юнкерсов взлетело в Крыму, но их над Азовским морем перехватила авиация Черноморского флота. До нас никто из той крымской группы не долетел.

16–17 декабря 1942 год, штаб группы армий «Б», Ворошиловградская область.

Командующий группой армии «Б» фон Вейхс был уже вторые сутки устал, зол, растерян и печален. Как всё хорошо начиналось. Удар 4-й танковой на встречу неудачнику Паулюсу, большевики не смогли отразить. Немецкие панцеры снова рвутся к Волге. И вдруг эта непонятная диверсия в Тихорецк, остановившая подвоз топлива Готу. И теперь 4-я ТА топчется на месте, потому что если она и дойдёт до Сталинграда, то на последних каплях бензина. Потом откуда-то русские партизаны появляются в Ростове. И уже можно сказать Клейст оказывается в техническом окружении. Хрен с ним, с этим Клейстом, но Фюрер требует срочно вернуть контроль над Ростовом. А из всей группы у него осталась только 2-я полевая армия и 2-я венгерская полевая армия, но они по самые уши завязли под Воронежем – красные как с цепи сорвались – ни одного батальона с фронта снять не получается. Почти все боевые части итальянцев и румын – бьются в котле на Волге или отправлены туда с Готом. Кое-что румынско-итальянское конечно можно собрать по тылам. Но вряд ли они справятся с задачей штурма большого города. Мы конечно их всё равно на Ростов пошлём, но толку точно не будет. По докладу – утром не вышли на связь два румынских кавполка. Пропали. То ли уничтожены, то ли русским сдались, мамалыжные свиньи! Надо просить у фюрера помощи от Клюге[85], у него в группе армий «Центр» целых две танковых армии. Пусть поделится фельдмаршал.

Весь день 16 декабря пошёл в бесконечных совещаниях и бесплодных попытках найти решение проблемы. Печали добавила неудачная попытка авианалёта на Ростов. К вечеру наконец-то третий отдел штаба смог подготовить доклад с информацией о группировке большевиков в Ростове. Читали и обсуждали сводку вместе с начальником штаба. Волосы шевелились, мозги закипали. Как, КАК? Красные смогли это сделать? По обобщённым данным абвера рисовалась следующая картина. В Ростов прорвалось соединение партизан или осназ численностью до 5000 человек. В концлагерях в Ростове содержалось почти 6000 пленных, и их партизаны поставили под ружьё. Позднее самолётами в Ростов были переброшены десантники, до 3000 штыков. Мобилизационный потенциал гражданского населения оценивается как 5000–10 000 человек, военнообязанного возраста. Итого – 19–24 000 бойцов. И как минимум половина из них – хорошо обученные и имеющие боевой опыт. Бронетехника в основном немецкая, трофейная, и её много, чертовски много! Танков 150–200 единиц, БТРов и БА – более 200. Активно ведутся работы по созданию эшелонированной обороны, очень хорошая маскировка. Имеются 1 или 2 бронепоезда. Артиллерия собственно партизанская плюс захваченная на складах в Ростове – более 150 единиц, включая 18 дальнобойных 17-ти сантиметровых пушек, и почти по тысяче снарядов к каждой из них. Пака не уничтожим эти пушки, ближе 30 километров к Ростову лучше не подходить. Опыт румынской кавалерии – показателен. Два полка, за десять минут эти пушки с землёй смешали! А ещё у красных до сотни истребителей и до сотни штурмовиков. И сильная ствольная ПВО. У моей группы все самолёты либо не могут оторваться от Воронежа, либо поддерживают 4 ТА и воздушный мост к 6-й армии. В общем и самолётов послать в Ростов особо нет. И Клейст сообщает о больших потерях авиации из-за диверсий на аэродромах. У него нелёгкий выбор, если послать авиацию на Ростов, то войска по всему Кавказу останутся вообще без воздушного прикрытия. А если не послать в Ростов, то очень скоро самолёты останутся без топлива, и соответственно и войска без авиаподдержки.

Промежуточный итог: для возвращения контроля над Ростовом необходимо сосредоточить для завоевания господства в воздухе до 200 истребителей и столько же бомбардировщиков для уничтожения крупнокалиберной артиллерии и закопанной в землю бронетехники. Далее – наземная группировка – минимум 200–250 танков, а лучше 300, столько же БТРов, 300 стволов артиллерии и не менее 50–60 тысяч солдат. Есть три варианта где всё это достать. Привезти из Рейха, перебросить с севера и центра, или развернуть 4-ю танковую со Сталинграда на Ростов. Все три варианта не в моей власти. Нужен приказ фюрера, а он будет в дикой ярости. И в лучшем случае помощь из рейха или от Клюге придёт через две недели. А 4-я танковая к тому времени встанет без боеприпасов, с сухими баками и будет с лёгкостью съедена большевиками. О том, что со мной сделает фюрер за потерю ещё одной армии – лучше не думать.

Утром наконец – итог окончательный: просим Фюрера о помощи, а Готу рекомендуем –, не приказываем! – отходить к Ростову. А камрад Паулюс давал присягу Фюреру и обещал отдать жизнь за Фюрера и Фатерланд. Мы будем помнить его и его солдат, я сам после Победы приеду на Волгу положить венок на мемориале неудачника Фридриха.

16 декабря 1942 год. г. Москва.

Всесильный и ужасный нарком внутренних дел СССР Лаврентий Павлович Берия в своём кабинете в знаменитом доме на площади Дзержинского работал с документами. Перед ним лежало личное дело полковника Брежнева. Ничего необычного в том, что Генеральный Комиссар ГосБезопасности, а на армейский манер – Маршал, занимается делом полковника – не было. После того, что натворил или совершил полковник, не миновать ему генеральского чина. А присвоение генеральского звания – дело серьёзное, государственное. И НКВД обязан представить правительству развёрнутую справку на будущего генерала. Обычное дело, отработанное. Личное дело полковника проверили-перепроверили. Где надо – был, где не надо – не участвовал. Настоящий советский человек, проверенный коммунист, патриот, отличный управленец, не трус, имеет ранение, полученное на передовой. В общем хороший советский генерал из Брежнева получится. На этом можно было бы и закончить с делом полковника, но накануне взгляд наркома зацепился за подшитый к личному делу рапорт начальника особого отдела Орджоникидзевского госпиталя. Особист ничего плохого про полковника не писал, но указал на интерес к Брежневу со стороны начальника госпиталя. Какая-то медицинская загадка с неожиданно быстрым исцелением. Возникшие подозрения о подмене, умерли толком не оформившись. Полковник всё время в госпитале был на виду, в том числе и на виду у особиста. А начальник госпиталя настаивал на углублённых исследованиях организма Брежнева. Взрывная репаративная регенерация! Загадка природы.

Нарком не любил загадок. Была затребована медицинская карта полковника Брежнева и приглашён главный хирург РККА генерал-майор медицинской службы Николай Николаевич Бурденко.

И вот секретарь доложил о приходе генерал-майора. Приглашение войти. На переговорный стол поставлены чайник с крепким чаем, чашки, вазочка с абрикосовым вареньем и тарелка с печеньем. Нарком приглашает главного хирурга присаживаться и угощаться.

– Товарищ Генеральный Комиссар, давайте без чаёв. У меня слишком много дел. Ваш сотрудник говорил, что нужна консультация. Кто заболел, ранен? Где больной?

– Николай Николаевич, раненый уже поправился. Но мне хотелось бы услышать Ваше мнение о его выздоровлении. Начальник госпиталя где лечился раненый пишет о какой-то взрывной регенерации. Вот медицинская карта, посмотрите пожалуйста.

Бурденко погружается в изучение медицинских документов. Берия пьёт маленькими глотками остывающий чай. Минут через десять Николай Николаевич отрывается от мед. карты, делает большой глоток из чашки, поднимает блестящие азартом глаза на наркома, – Где этот полковник? Целиком поддерживаю мнение начальника госпиталя. Этот феномен необходимо исследовать.

– Николай Николаевич, объясните по простому. В чём уникальность случая, и в чём актуальность?

– Понимаете, у человека практически нет регенерации утраченных органов. Кости могут срастаться, восстанавливается кожный покров, ногти и волосы. В какой-то степени регенерирует печень. Но зубы! Это у акулы зубы отрастают в замен утраченных. Но у человека утраченные зубы никогда не восстанавливались. До этого полковника науке о таких фактах было не известно. Если мы поймём как организм полковника смог вырастить новые зубы, то наверное сможем это повторить. Стоматология претерпит колоссальные изменения!

– Вполне согласен с Вами. Зубная боль – большая проблема. Но сейчас … Без зубов можно воевать. Знаю-знаю. В организме всё взаимосвязано, зубы влияют на пищеварение и так далее. Но наверное можно отложить данное исследование до конца войны.

– Поймите, зубы – это костная ткань, от восстановления зубов один шаг до выращивания новых костей. Мы сможем выращивать ампутированные конечности. Это сейчас как никогда актуально!

– Как долго может продлиться такое исследование?

– Год-два-три. Точно сказать не могу. Необходимо тщательно обследовать полковника, взять анализы. И месяца через два-три можно будет что-то сказать о приблизительных сроках. Когда можно будет обследовать этого Брежнева?

– К сожалению сейчас это не возможно. Но как только он появится в Москве, я его обязательно к Вам направлю. Вот что мы с Вами сделаем. В ближайшее время будет подготовлено постановление ГКО о начале секретных исследований по этой теме. Вы будете назначены руководителем проекта. Забирайте себе все медицинские документы Брежнева. Да, и будьте любезны, вот расписка о не разглашении по данной теме, распишитесь. Когда будете обследовать полковника, для него это должно выглядеть как обычная медосвидетельствование. Сделайте все анализы. Но больше чем на несколько часов, в ближайшее время я его Вам не отдам.

– Но позвольте…

– Как только позволит служба. Пока полковник очень занят очень важным для страны делом.

– Но без наблюдения за пациентом не возможно…

– А, вот наблюдение я Вам помогу организовать. Подберите специалиста по данному профилю, и мы его направим начальником медицинской службы в часть к Брежневу. Наверное имеет смысл взять кого-то из врачей того госпиталя, что лечили полковника. Договорились?

– С Вами не поспоришь, товарищ Генеральный Комиссар.

– Ну, от чего же, поспорить можно. Только аргументы должны быть весомые.

17 декабря 1942 год, ст. Чилеково, Сталинградская область, штаб 4 ТА, оперативнаягруппа «Гот».

Генерал-полковник Герман Гот сидел возле печки в одном из немногих сохранившихся в округе крестьянских домов. Красные глаза и серое лицо выдавали дикую усталость генерала после нескольких бессонных ночей и насыщенных проблемами дней. Ещё два дня назад он мнил себя героем Рейха. Он идёт спасать армию Паулюса, он идёт к победе на Волге. Но вчера многое изменилось. Его войска начавшие уже форсировать Мышковку, столкнулись с усилившимся сопротивлением русских и были вынуждены отойти к Октябрьскому. Румынская конница, посланная правее в обход, исчезла. Он даже не удивился, в том снежном буране что бушевал на улице, не только бригада, корпус легко исчезнет поглощённый этим ужасным и диким, но как-то приручённым русскими, природном явлении под названием МОРОЗ. Перестали приходить составы с топливом, неожиданно вернулся санитарный поезд с раненными. Железнодорожный мост через Маныч у Сальска разбомблен и по слухам красные взяли Тихорецк. В ближайшее время не приходится ждать пополнения. Утром из штаба группы армий «Б» сообщили, что русские взяли Ростов (как же теперь выглядит линия фронта? куда делся Клейст?) и ближайшие две недели, пока не вернут его обратно, по железной дороге в 4-ю армию ничего не придёт. От слова НИЧЕГО!

Зашёл продрогший адъютант с отмороженными, распухшими ушами. Позёр – решил в фуражке верхом на танке прокатиться по морозу. Передал рапорта от командиров частей о наличии и отсутствии.

Печаль. Топлива в среднем на 200 км хватит всем. До Сталинграда – чуть более 100 км. Дойдём. Дойдём если убрать из этой мёрзлой и снежной степи русских, или хотя бы их танки. Если не убрать, то при продвижении 10 километров в день, а быстрее большевики не дадут разогнаться, боеприпасов и топлива хватит на три дня боёв. И здравствуй, ужасный русский Гулаг. Одно хорошо – ехать туда до его столицы – Магадана – не далеко. Он где-то рядом, в этой степи, созданной всевышним только для того чтобы показать рабам своим преддверие АДа. Штаб группы армий рекомендует, если нет резервов продержаться на занятом рубеже – отступать в направлении Ростова через Волгодонск. Обещают туда попробовать доставить запас топлива для моей армии. Идти к Волгодонску придётся своим ходом. Запасы угля на железнодорожных станциях минимальны, раньше паровозы бункеровались в Тихорецке и Сальске, а они сейчас не доступны. Прости Фридрих, увидимся в следующий раз, я не хочу в Магадан. Я иду в Волгодонск.

Геман Гот, ещё не знал что 5 танковая армия генерал-лейтенанта Попова уже получила приказ начать наступление вдоль северного берега Цимлянского водохранилища, и не догадывался о том что 26-й гвардейский танковый корпус сможет войти в Волгодонск на 12 часов раньше, чем к городу подойдут передовые части его 4-й танковой.

Вечером, в 17–00, все немецкие части и соединения 4-й танковой армии получили приказ на отход к Волгодонску. 6-му и 7-му румынским пехотным корпусам было приказано любой ценой удерживать рубеж по реке Мышковке.

17 декабря 1942 год, г. Ставрополь, штаб группы армий «А»

Утром командующий группой армий «А» генерал-полковник Эвальд фон Клейст вызвал к себе командующего 1-й танковой армией генерал-полковника Эберхарда фон Макензина[86]. Они оба начинали службу в кавалерии, знакомы были ещё со времён прошлой Великой Войны. Клейст уже принял для себя решение как будет действовать в резко изменившейся обстановке. Но возможность выговориться и получить дружескую поддержку упускать было нельзя.

Макензин уже был в курсе и про Тихорецк и про Ростов. И сочувствовал бедняге Эвальду, допустить у себя в тылу такую жопу! Надо будет очень постараться чтобы вывернуться из этого дерьма.

– Что думаешь, на счёт всего этого цирка? – спросил Клейст подчинённого.

– Как говорят русские – тут без бутылки не разберёшься – заржал Макензин, не замечая осуждающий взгляд командующего, – давай наливай Эвальд, не жмись, я знаю тебе из Франции посылки с коньяком постоянно приходят. А, то я уже задолбался пить местную кислятину.

Немного подумав, Клейст понял, что самым сильным его желанием, является желание нажраться как свинья.

– Заметь, Эбархард, не я это предложил, – кликнул адъютанта и достал из шкафа первую бутылку. Понимающий адъютант резво принёс поднос с серебряными рюмками, нарезанным абхазским лимоном, швейцарским шоколадом и украинским салом.

Началась хорошая прусская пьянка, от русской пьянки она отличалась только тем, что можно бухать и с утра. Первую бутылку убрали, обсуждая связисток из 530 полка. Да же чуть не послали адъютанта за ними. Но когда первая волна опьянения прошла, решили всё же вернуться к серьёзным вопросам.

– Жопой, чую, будет жопа! – Макензин своё, несколько выходящее за рамки приличия, поведение оправдывал своим именем, которое с древнегерманского одними авторами переводилось как «бешеный кабан», а другими учёными как – «сумасшедший хряк».

– Но нам то, что делать?

– Не нам, Эвальд, не нам, а тебе! Мой папаша, а он был голова, хоть и дослужился до фельдмаршала, в отличии от своего беспутного сына, иногда изрекал мудрые мысли. Вот одна из них. Постарайся осознать всю философскую глубину, при удивительной лаконичности. – Макензин встал, сделал театральную паузу, отсалютовал рюмкой, расплёскивая дефицитный в этих местах французский коньяк, и с выражением продекламировал: – «Ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак»! – заржал как эскадрон гвардейских лошадей.

Отсмеявшись, посерьёзнел: – Извини, но у нас действительно – жопа. Шахматисты ещё говорят цугцванг. Чё ни сделай всё ведёт к ухудшению ситуации. И чё ни сделай всё равно будешь виноват. Так что, Эвальд мой тебе единственный совет: – делай что прикажут из Берлина. Меньше шпицрутенов получишь, даже если всё кончится как в прошлом году под Москвой и нам придётся драпать.

Из Берлина пришёл приказ не снижая активности на фронте, снять с позиций 40-й танковый корпус и его силами ликвидировать группировки русских в Тихорецке и Ростове. Авиационная поддержка в Ростове будет предоставлена группой армий «Б», обещалось в приказе.

Ну, что ж, Фюрер приказывает, кто мы такие ему перечить. Послушаем совета друга и выполним приказ.

40-й танковый корпус, а фактически 3-я танковая дивизия из которой только на данный момент и состоял корпус, в ночь на 18 декабря начал грузиться на платформы, с задачей 20 декабря к 6–00 сосредоточиться в районе разъезда 1537 км, и ударом сходу к 12–00 20 декабря овладеть Тихорецком. Далее – марш к Ростову своим ходом, к 6–00 23 декабря выйти к Батайску и к 18–00 овладеть Ростовом. Мечты – мечты.

Ребята забыли про дороги и лесников.

Для перевозки по железной дороге танковой дивизии вермахта требуется около 3 000 платформ и вагонов или 60–100 составов, смотря какие локомотивы есть в наличии. А с наличием паровозов и платформ были проблемы. И это не все проблемы связанные с дорогой, но о том и о лесниках в своё положенное время узнают генерал-полковники.

17–20 декабря 1942 год, г. Ростов.

Я честно говоря несколько иначе представлял себе события после освобождения Ростова. Думал немцы сразу полезут его назад отвоёвывать, по началу малыми силами, попутно накапливая группировку для решительного штурма. А они пару раз сунулись и отвалили. Только всё разведчиков-шпиёнов к нам подсунуть пытаются. И авиационных и пешеходных. С небесными любознательными типами пока Шестаков справляется. А вот Корнеев, носится как лось во время гона. Осунулся, постройнел. Вылавливает диверсантов. Пришлось ему в помощь с Большой земли вытребовать взвод осназа и пятерых оперов. А то у моих разведчиков своих задач хватает.

17-го, по темени ещё, отправил три группы разведчиков в Крым, дорожку протоптать, Миус-фронт вблизи посмотреть. Две группы полу-нелегалы – по восемь бойцов в немецкой форме, по два немецких колёсных бронеавтомобиля SdKfz 247 Ausf В, с примитивными документами и деньгами.

А третья группа имела один такой же БА SdKfz 247 Ausf В, один полугусеничный БТР SdKfz 250/1 и крутейший шестиколёсный лимузин-внедорожник Mercedes-Benz G4[87]. В при взятии Ростова затрофеили. Вроде бы Гитлер и Франко на таких сейчас ездят. Их всего штук 50–60 сделали. Так что машина – сугубо для немецких олигархов! Я её как увидел, сразу почему-то «Антилопу-Гну» с Остапом вспомнил. Мерседес на всякий случай перекрасили из песочного глянцевого в матовый камуфляж и от этого он стал смотреться ещё более брутально.

Соответственно группу с такой машиной готовили тщательно. 11 бойцов, все бывшие пограничники или нквдшники, с отличным немецким, командир группы давешний 25-х летний лейтенант, что обеспечивал переправу в Успенском и тырил у старосты телефон. Прикол ещё был с эти лейтенантом – звали его Эрвин Зиберт. Когда узнал охренел. Одесский немец оказывается. Документы у него и у всей группы были от организации Тодта. Лейтенант числился проверяющим из штаба ОТ-Zentrale в Висбадене в чине айнзатцляйтера, по нашему майора. Имя лейтенанту оставили прежним, а фамилию он получил Шпеер, по легенде – родной племянник Генерального уполномоченного 3 Рейха по вооружению в системе четырёхлетнего плана Альберта Шпеера. Ага, пусть попробуют проверить где-нибудь в Бердянске молодца на машине Фюрера, если ещё в отличии от сына лейтенанта Шмидта у племянника Шпеера с собой чемодан денег, и не абы каких, а рейхсмарок. Документы были подлинные, Корнеев нашёл в Ростовском представительстве организации Тодта кучу бланков и двух перепуганных чехов-делопроизводителей. Чехи и помогли все документы оформить и проконсультировали по нюансам. Деньги тоже подлинные – изъяли в Ростовском представительстве имперских кредитных касс.

Как у Аллы Борисовны поётся: – Было у меня три счастливых дня. Идеальные с точки зрения командира дни. Сам занят интересным, нужным делом. Подчинённые озадачены, мотивированы, при деле и не отлынивают. Верхнее начальство далеко, с ценными указаниями не лезет, заявки удовлетворяет в первую очередь. И со стороны никто мешать не пытается, это я про немцев.

Зампотех Морозов очень нужную тему поднял, затеял ревизию на немецких складах запчастей и в армейских ремонтно-восстановительных заводах. По его прикидкам ресурса техники нам до Крыма хватит, и там порезвиться тоже. А вот после Крыма – кирдык, встанем на прикол, надо будет движки на танках менять или капиталить. Вот он и гребёт по всем немецким сусекам движки, коробки передач, сцепления и прочую нужную мелочь и не мелочь. Вроде бы запасец образовывается нормальный, можно будет не один, а раза два нашу броню откапиталить.

А в тылах группы армий Клейста начиналась веселуха.

Ещё в госпитале в Орджо, когда убеждал Васильева, подкинул ему в числе других одну идею, можно сказать рационализаторское предложение.

30 ноября 1942 год. п. Малгобек, Ч-ИАССР, 58-я общевойсковая армия.

Приказ из разведуправления фронта до командира разведбата 176-я стрелковая дивизия добрался в 17–30. Было необходимо отправить на фронтовые сборы в Орджоникидзе 6 групп разведчиков каждая в составе – командир группы, два автоматчика, снайпер, помощник снайпера. На какое время забирают людей в приказе не сообщалось.

Комбат и так уже не помнил когда батальон был укомплектован по штату, постоянно надо было искать по полкам перспективных кадров. Но обычно все перспективные бойцы уже были прибраны продуманными командирами полковых разведрот. И чтобы не портить отношения, при переманивании кадров, приходилось крутиться и снабжать полковых разведчиков разными полезными ништяками. Можно конечно было просто приказать и умелый рукопашник или остроглазый следопыт уже на завтра прибудет к новому месту службу в дивизионную разведку. Но отношения с подчинёнными будут бесповоротно испорчены, лишатся доверия. Один раз даже чтоб забрать к себе уникума-снайпера, пришлось отдать начальнику полковой разведки трофейный средний БА SdKfz 247 Ausf А. Вот и недавно уговорил ротного отдать призёра областных соревнований по самбо. Самбист 22-х лет от роду, всю жизнь прожил на Дальнем Востоке. И пять лет отработал охотником в заготконторе. То есть – и следопыт и снайпер. Младший сержант, замкомандира группы, комсомолец. Идеальный разведчик. Уехал младший сержант Андрюха Апенькин в разведбат, а полковая разведка разжилась хоть и потрёпанным жизнью и бездорожьем, но вполне ещё живым мотоциклом BMW R-12.

Из разведотдела армии звонили, продублировали приказ, отдельно отметив, что отправить на сборы надо не абы кого, а действительно хороших бойцов. Майору хороших отдавать не хотелось. Но с тех пор как в штабе фронта появился полковник Васильев, курирующий разведку, комбат очень сильно зауважал своё вышестоящее командование. Раньше каких только дурных приказов не приходило с верху. Это ж додуматься надо разведчиков ставить в противотанковую оборону, и не в безвыходной ситуации, а когда есть время подготовиться и подумать. Почти год назад майор так потерял свой батальон, танки не пропустили, но от трёх сотен опытных разведчиков-диверсантов едва взвод остался, а сам майор на два месяца угодил в госпиталь.

Васильев наладил снабжение разведчиков, теперь снайперы не с обычными мосинками, а со специальной сборки снайперскими СВТ-40[88] на выходы ходят, в каждой группе появился облегчённый «Северок-бис»[89], начал подбрасывать американские БТР «Скаут» М3[90], запретил тыловикам изымать у разведчиков трофейную авто-мото-технику. Задачи ставились хоть и сложные, но разумные. Даже когда приходилось отправлять бойцов на верную смерть, было понятно что не дурь самодура будут исправлять своими жизнями.

В общем комбат высокое командование уважал, ценил заботу о батальоне, и беря пример с вышестоящих, так же относился и к своим подчинённым и нижестоящим подразделениям. Поэтому майор не стал хитрить, и в бортовой Bussing-NAG 500А[91] уходящий в Орджо, грузились действительно дельные бойцы.

1– 10 декабря 1942 год, около г. Орджоникидзе.

До бывшей турбазы в окрестностях Орджо, разведчики добрались глубокой ночью. Доложились дежурному по сборам. И завалились спать в уже на половину заполненном холодном бараке. Выспаться не удалось. Всю ночь прибывали и заселялись такие же как они группы. К утру в барак с двухъярусными койками набилось человек триста и от этого стало гораздо теплее.

Поспать дали аж до семи часов. Подъём. Зарядка-кросс на полчаса. Завтрак под навесами у летней кухни турбазы. И в 8–00, сформировав временные учебные взвода, всех развели по учебным классам, оборудованным где в бараках турбазы, а кое-где и в просторных ротных палатках.

Андрюха Апенькин, ростом вышел под метр-девяносто, имел суровую внешность сибиряка и отличался спокойным и ответственным характером. С малолетства он жил на два дома, зимой с родителями-учителями в Благовещенске, а как сойдёт снег – с дедом-лесником в тайге. Мать учитель физики привила ему если не любовь к точным наукам, то уважение к точности – точно привила. Отец учитель физкультуры, бывший циркач, занимался с Андрейкой спортом и пацан несмотря на голодные годы вырос здоровым богатырём. Отец матери, прапорщик Императорской армии, инвалид русско-японской войны, на которой оставил два пальца, слава Богу на левой руке, выйдя в отставку поступил на службу в корпус лесничих Лесного департамента Империи. В смутные годы Гражданской особо не активничал, иногда помогая укрыться-пропитаться партизанам и беженцам от передовой демократии американо-японских интервентов. За это новая власть и не подумала вспоминать его офицерское прошлое и оставила деда на прежней должности лесника. Каждое лето Андрюха проводил с дедом в тайге, научился стрелять лучше всех сверстников по кружку в Осоавиахиме и когда исполнилось 16-ть пошёл работать охотником в заготконтору. Числился передовиком, даже один раз получил награду в виде поездки в Москву на ВСХВ. В начале лета 41-го по комсомольской путёвке Андрей поехал поступать в Московский ЛесТех. Вышел 30 июня из поезда на Северном вокзале и в место института пошёл в ближайший военкомат. Красноармеец Апенькин оказался очень везучим, несмотря на свои габариты, он умудрялся почти не попадать в прицел к противнику. Однополчане шутили, что Андрей от пуль не прячется, а уворачивается от них. С осколками было сложнее. Два раза из-за них попадал в госпиталь. Один раз выходил из окружения под Вязьмой. Летом 42-го после очередного госпиталя, в новом полку на младшего сержанта Апенькина с медалью «За БЗ» обратил внимание начальник полковой разведки. И вот уже полгода Андрей служит в разведке. Дорос до заместителя командира группы. В последнем выходе не повезло, а может повезло, зависит от угла зрения. Группа вернулась в полном составе, но в строю остались только он, да радист. Остальных семерых, включая командира группы увезли в госпиталь. А сразу после этого перевод в разведбат дивизии. Назначение командиром группы. Группу пришлось формировать с нуля. Семь бойцов. Только сработались – отправляют на сборы и радиста с пулемётчиком пришлось почему-то оставить в батальоне. Теперь их пятеро. Снайпер – местный осетин Аслан Боев 30-ти лет, его второй номер – двадцатилетний узбек Данияр Кадыбеков, и два автоматчика казанский татарин Паша Батуханов и москвич, просто москвич Лев Моисеевич Сатановский – целиком и полностью в свои 25-ть оправдывающий внешностью своё имя и не оправдывающий национальность. Боксёр – тяжеловес Лёва габаритами даже не маленького Андрея превосходил.

В учебный класс зашёл не молодой уже старший лейтенант, принял доклад от врио комвзвода. Представился не именем, а должностью. Он для взвода теперь главный инструктор и экзаменатор.

На столе по среди класса под плащ-палаткой что-то явно стреляющее и большое лежит. Старлей сдёргивает плащ-палатку.

– И так товарищи курсанты, кто в курсе что это такое? Правильно это Противотанковое ружьё Дегтярёва. На ближайшем выходе оно будет основным оружием группы. Снайпера сдают на склад свои винтовки и получают в замен ПТРД[92]. За пять дней, все вы без исключения должны в совершенстве освоить это оружие, уметь применять его на предельную дистанцию, чтобы быть в состоянии заменить снайпера. Группы должны научиться передвигаться с ПТРД, выбирать позицию для стрельбы из неё, маскировать позицию, корректировать огонь, знать таблицы поправок для стрельбы. Через пять дней будут доставлены оптические прицелы, два-три дня будете осваивать стрельбу с оптикой. Готовность к выходу к 9 декабря. Вопросы?

Задавать вопросы никто не стал, опытный воин и так знает, что то что нужно командование в нужное время доведёт до сведения, а что не нужно – хоть обзадовайся вопросами – не ответят. И любопытство в их кругах поощряется сугубо в тылах противника.

Понеслась учёба. Сборка – разборка ПТРа, стрельба дефицитными БС-41[93], выбор и оборудование позиций на различной местности, особенности маскировки расчёта ПТР, самым сложным оказалось освоить скрытное передвижение с тяжеленым почти двадцатикилограммовым двухметровым ружьём.

Кросс на 5 км, ОФП, рукопашка, инженерная подготовка, марш-бросок на 20 км, стрельба из ПТРа на 500 метров, стрельба из личного оружия, стрельба из трофейного оружия, зубрёжка таблиц поправок. И так каждый день и через ночь. Хорошо – питание было организовано по фронтовой норме, не тыловой паёк.

Через пять дней, как и обещал старшой – привезли и выдали оптические прицелы. Добавилась стрельба из ПТРа на 1000 метров. Вместе с прицелами выдали, вместо вещмешков, удобные ранцы-рюкзаки, размером как раз под два цинка патронов.

Девятого декабря группы ушли в суточный учебный выход. Полк охраны тыла армии был сориентирован на их поиск. Искали-ловили их со всей серьёзностью. Группа Апенькина уверенно прошла свой маршрут, не попалась патрулям, заслонам-засадам, успешно обнаружила цели и отстрелялась по ним.

К обеду 10 декабря все группы вернулись на базу. Обед. Повара расстарались – на обед были обалденные хинкали и люля-кебаб.

После обеда начали вызывать в штаб сборов командиров групп. Постановка задачи.

А задача вот такая. В результате действий бригады Брежнева, группа армий «А» лишилась существенной части своих запасов, со снабжением проблемы, сильно затрудненно железнодорожное сообщение в тылах группы и вообще прервано ж\д сообщение с Рейхом. Без снабжения, очень быстро танки превратятся в металлом, а пехота в толпу голодных замерзающих бомжей. Но в группе армий около 10 000 автомобилей. Они обеспечивают снабжение частей с армейских и фронтовых складов, они частично могут обеспечить манёвр частей и соединений группы. Правда, автомобили потребляют то же топливо, что и танки, и которого в группе уже не всем хватает. Но всё же бензин пока есть. Что будет если лишить группу армий автотранспорта? Большинство пехотных частей уже через двое-трое суток не смогут вести боевые действия – патроны закончатся. Танки будут вынуждены тратить моторесурс на дальние поездки за бензином на топливные склады. В некоторых случаях эти поездки будут бессмысленны, количество заправленного и израсходованного на поездку топлива – будут равны. Получаем ещё более быстрое истощение запасов ГСМ. В общем если группу армий лишить автотранспорта, она не перестанет быть армией, но по своим возможностям приблизится к возможностям армии Наполеона. Как любит говорить Эберхард фон Макензин: – Жопа, будет жопа!

Хорошо конечно мечтать о лишении противника автотранспорта, но как всё-таки лишить. Одна группа разведчиков-диверсантов без особых проблем и риска быть найденными и пойманными может с километровой дальности разбить выстрелом из ПТРа двигатель у 3-4-5-ти автомобилям в день. За десять дней – это 40–50 автомобилей. Да, диверсантов будут искать. Но если таких групп 100? Искателей не хватит, и ведь искатели тоже не пешочком перемещаются им тоже авто подавай. А сто групп да на 50 авто – это 5 000 – половина автопарка здешних оккупантов. И если учесть, что и партизаны будут сориентированы не на отлов полицаев, а тоже на стрельбу по немецким грузовикам, причём в бой вступать запрещено, выстрелил по мотору и убежал. И вспомнить высокую культуру стахановского движения и повышенных обязательств соцсоревнования, то смело можно прогнозировать – через 10 дней армия Клейста будет передвигаться сугубо пешим ходом. Так как и поезда не ходють. Не зря же на занятиях группы изучали силуэты паровозов-локомотивов и их уязвимые места.

10 декабря в 20–00 ЗНШ Закавказского фронта полковник Васильев доложил командующему о готовности к началу операции «Лесник» проводимой силами разведуправления фронта.

Младший сержант Апенькин в свою очередь получил в штабе боевой приказ и карту с выделенным его группе районом «охоты» и отправился готовить группу к выходу. Выход для всех групп был полностью автономным, поэтому радиста с рацией не брали, но был компактный детекторный приёмник. Боестолкновения с противником то же не планировались и даже впрямую запрещались. Сделали два-три выстрела и ушли. Боеприпасы к личному оружию, 100 патронов к ПТРД, сухпай, зимние и осенние маскхалаты, минно-сапёрные принадлежности по минимуму. Вот и всё что брали с собой. Возвращение групп планировалось либо по израсходованию патронов к ПТРД либо при занятии района «охоты» уже нашими частями.

За час до полуночи группу отвезли на аэродром.

11–17 декабря 1941 год, г. Кропоткин.

Вся ночь для группы Апенькина, прошла в самолётах. Сначала с ещё с несколькими группами на Ли-2 их отвезли на аэродром где-то у Туапсе, а затем на двух У-2, забросили к месту высадки, в километрах 30-ти южнее Кропоткина. Андрея и Льва как самых габаритных посадили во вторые места в кабинах, а вот остальные бойцы провели два часа полёта в специальных контейнерах укреплённых на нижних крыльях бипланов.

Кукурузники тихонечко просочились через ущелья соединяющие побережье Черного моря и равнины Северного Кавказа. Иногда когда не было возможности обогнуть расположение немецких гарнизонов – глушили двигатель и летели бесшумно как планер. Как пилоты ориентируются в ночном небе – загадка природы. Андрей устав, вглядываться в черноту ночи, даже успел немного подремать.

Прилетели. Короткая пробежка с уже выключенным двигателем, остановка. Андрей выбирается из кабины, сзади уже приземлился второй У-2. В месте с лётчиком достают из контейнера замерзшего Аслана. И пока тот разминается, выгружают из второго контейнера ПТРД с цинками патронов к нему.

Лёва выкалупывает из контейнеров затёкших Данияра и Пашу. Вместе с пилотами собираются в кружок. Подсвечивая себе синим фонариком сверяются с картой. Получают от пилотов заверение, что группу привезли куда заказывали. Пожелания друг другу – ни пуха ни пера, дружно же посланы к чёрту. Лётчики в кабины, разведчики подхватывают хвосты самолётов и разворачивают бипланы в строну отлёта. Дружно заурчали моторы, короткий разбег и самолётики исчезают из вида. Почти тут же и пропадает звук двигателей. Разведчики подхватывают с земли ранцы и повторяют трюк с исчезновением в ближайших зарослях.

По условиям боевой задачи, группе давалось два дня на изучение местности, выбор позиций для засад и маршрутов подходов-отходов. С восьми вечера 13 декабря каждые 4 часа надо было слушать радио. Услышав условный сигнал, можно было начинать охоту. Если сигнала не будет, то охота начинается с 8–00 15-го числа.

За двое суток обежали-проползли окрестности Кропоткина, для начала выбрали пяток позиций, присмотрели столько же мест для схронов, где будут прятаться между акциями. Первая позиция была выбрана в длинном километров пять, с востока на запад, заросшим кустарником и даже небольшими рощицами, овраге, что в 8-ми километрах северо-западнее Кропоткина. У восточного края овраг проходила шоссейная дорога, а с западной стороны – железная. Обе дороги параллельно соединяли Кропоткин с Тихорецком.

Выдохнули, обосновавшись в небольшой пещерке по середине оврага. Подошло время слушать радио. И сразу – услышали условный сигнал. Жаль. Думали, поспят маленько. Но приказ есть приказ. Подумав, Андрей принял решение, сначала занять позицию у железной дороги. Уже стемнело, немцы ночью на авто не любят ездить, а железная дорога должна работать круглосуточно.


Где-то через час со стороны Кропоткина раздался гудок, и вскоре появился резво разгоняющийся поезд. Порожняком в Рейх пошёл. Паровоз пользуясь низкой облачность, светомаскировку не соблюдал, включил прожектор. Вагоны и платформы хорошо просматривались на присыпанной снегом насыпи. Дорога делала плавный поворот, за изгибом дороги мелкое, заболоченное и не замёрзшее русло речки с почти нравоучительным названием Бейсуг.

До локомотива 700 метров. Аслан стреляет по бегунковой тележке, три секунды на перезарядку, выстрел по переднему сцепному колесу. Звуки выстрелов скрадываются окружающими позицию кустарниками и тонут в пыхтении паровоза. В движении локомотива что-то неуловимо меняется, пропадает целеустремлённость, передние колёса начинают искрить, через миг правое переднее сцепное колесо разваливается. Его осколки попадают под следующее и паровоз начинает заваливаться на левую сторону. Валится по началу нехотя, но центробежная сила подхватывает входящий в поворот локомотив и скидывает его с насыпи в речку. За ним под откос летят вагоны. Через несколько секунд, за насыпью, раздаётся не сильно похожий на взрыв хлопок. Порвались трубки в котле и залили топку. Даже если паровоз достанут из речки – ему одна дорога – на переплавку. На окрестности опять опускается тишина.

Уводить группу из оврага Андрей не стал. Вряд ли быстро смогут установить причину крушения. Следов взрыва на путях нет. А что там с колёсами произошло? Это паровоз из речки достать надо.

Дрезина ремонтников появилась только через пол часа. Посмотрели на завал из вагонов и ретировались. Видимо состав действительно шёл порожняком. Через час маневровый паровозик притащил железнодорожный кран и он быстренько откинул мешающие движению платформы. И то же вернулся в Кропоткин. Видимо немцы решили отложить расследование катастрофы на утро.

Утром группа переместилась к шоссе. Там сразу после рассвета ещё в не рассеявшихся сумерках разом успешно отстрелялись по колонне из автобуса и двух крытых грузовиков и свалили по дальше от начавшейся на дороге веселухи.

К обеду были у станицы Тбилисская. С начала с одной стороны станицы подстрелили два грузовика, а уходя с позиции не удержались и шмальнули по одиночной машине с бочками в кузове с другой стороны станицы. А машина возьми и взорвись. «Видать бензин вёз, аднака» – подумал Данияр.

А Апенькин подумал что план на сегодня они выполнили и даже перевыполнили, пора и о себе подумать. Утопали километра на четыре от места пожара, и стали устраиваться на перекус и ночлег.

15, 16 и 17 декабря группа перемещалась в окрестностях Кропоткина, периодически поднимая себе настроение стрельбой по движущимся машинам и изредка по паровозам. Очень помогало в передвижениях, то что Аслан до войны несколько лет в этих краях работал пастухом в местном совхозе. Увеличили боевой счёт до 21 машины и 3-х паровозов. Один раз стали свидетелями попытки немцев их поискать. Немецкий БТР пригнал целый обоз телег, штук восемь или девять. С телег выгрузилось около пятидесяти полицаев. Немецкий унтер построил полицаев в шеренгу, указал направление и отправил полицаев прочёсывать местность. Была лёгкая оттепель, снег подтаял обнажив подтаявшею землю. Полицаи пройдя полтора километра по полю, насобирали себе на сапоги по пуду мокрого чернозёма, заползли в лесополосу. А с другой стороны не вышли. Посидели два часа под деревьями и вернулись на дорогу.

Группа всё это время сидела в той же лесополосе в километре от полицаев и угорала от наивности немецкого унтера ожидавшего полицаев у дороги. Видимо из Рейха недавно прибыл.

17 декабря 1941 год. Мариуполь.

Группа Зиберта-Шпеера ещё затемно выехав из Чалтыря, по полям и просёлкам обогнула Таганрог и к рассвету уже подъезжала к станице Будёновской, что у впадения в Азовское море прикольной реки Грузский Еланчик.

У моста через речку остановились. Капитальный когда-то мост разбит, один пролет валяется в воде. На месте повреждённого пролёта – деревянная времянка. Въезд на мост перекрыт рогатками. Охраны нет. Рядом с мостом будка-сараюшка. Растолкали спавших в сараюшке у моста двоих полицаев. Надавали тумаков за небрежение службой. Ласково поспрошали за местную власть. В станице немецкого гарнизона нет, только два десятка полицаев. Отправили мостоохранников за местным старостой-бургомистром. Сами запалили костёр у сараюшки и расположились завтракать. Минут через пятнадцать прибежали четверо – два давешних полицая, староста и глав. полицай. Кланяются. Зиберт на ломаном русском распоряжается наказать разгильдяев. Отправляет глав. полицая за курко, яйко, млеко, сальо, самьогёнь. А старосте предлагает пройтись к мосту.

Представился, показав документы, в которых староста ни черта не разобрался, но понял что пред ним какой-то важный фрукт из самого Берлина. Зиберт расспросил оробевшего старосту о печальной участи моста и причинах плохого ремонта. Староста ссылался на отсутствие материалов для ремонта.

– Мастера то у нас есть, были б рельсы да дерево строевое, за день бы сделали, Так ведь нету, и в Мариуполе уже у коменданта просил, не даёт, а у самого в порту на складе чего только нету.

– Хорошо, гер Стецько, я понял ваши проблемы, – задумчиво сказал Зиберт – ваши проблемы создают теперь мне проблемы. Через несколько дней по этому мосту должны проехать тяжёлые машины. Мы поступим следующим образом.

Зиберт достал бумажник, вытряхнул из него десять золотых царских десяток, – это Вам, – обалдевший староста дрожащими руками принял червонцы и от общего мандража даже попробовал их надкусить, чем вызвал раскатистый смех герра майора.

– Это Вам, за труды. Вы сегодня же поедете в Мариуполь и купите на том складе всё что необходимо для ремонта моста. Я дам вам официальное требование от Организации Тодта по которому начальник склада будет обязан Вам продать материалы. Вот здесь 5 000 рейхсмарок для уплаты в кассу за стройматериалы, и 2 000 – для начальника склада, чтобы он всё быстро отгрузил. – в руки к старосте перекочевали две пачки денег, – И вот вам заказ-наряд на производство работ по ремонту моста. Через пять дней мост должен быть как новый. – ещё раз с улыбкой взглянул на старосту и добавил – Через пять дней я вернусь и вы получите ещё столько же монет, но если качество ремонта моста меня не устроит, Вы, Ваша семья, и Ваши родственники будут расстреляны, – от улыбки чудным образом сочетающейся на лице немецкого офицера с волчьим оскалам, староста чуть не обделался и слегка испортил воздух.

Прибежал главполицай. За ним двое мужиков тащили две корзины набитые чем бог послал. Зиберт дал главполицаю 50 оккупационных марок за продукты. Поручил помогать старосте в ремонте. В случае успешного ремонта главполицаю было обещано 5 червонцев, а в случае не успеха – он обязан, чтобы сохранить свою жизнь, арестовать старосту и всех его родственников.

Нагнав жути на коллаборационистов, группы осторожно преодолела мост и двинулась дальше. Изредка попадались посты фельджандармерии. Но они как правило старались не докапываться до крутой шишки едущей в дорогущем лимузине.

Пара часов неспешного движения, с частыми остановками, с любованием окрестностями и группа уже в окрестностях Мариуполя. Проверку на въезде в город документы выдержали без проблем. Эрвин поинтересовался у старшего на посту унтер-офицера, где в городе можно найти приличное место для недолгого отдыха и приятного обеда.

– Есть приличный ресторан, герр майор, у комендатуры, но туда обычно набивается куча штатских шпаков из управления порта и дирекции заводов. И неплохое заведение на вокзале с рестораном для офицеров и хорошим кафе для солдат. Между вокзалом и комендатурой – три гостиницы, но если вы хотите туда заселиться, Вам, герр майор, необходимо зарегистрироваться у коменданта города.

– Спасибо за информацию, унтер-офицер. Вы я слышу из Вены?

– Так точно, герр майор, с самой что ни наесть Вены, у отца кофейня недалеко от Оперы. Вы ведь, герр майор, тоже венец? Наверняка у нас бывали.

– Ваш отец владелец этой знаменитой Cafe Sacher Wien?

– К сожалению, нет. Наша кофейня чуть дальше на Тегетхоффштрассе, но глясе и кофе по-венски по отзывам клиентов у нас всегда был ещё лучше чем у них. – словоохотливый унтер подобрел лицом и даже сглотнул, видимо вспомнив десерты подававшиеся в кофейне.

– Давно не были дома?

– Мне повезло, два месяца назад, после ранения на две недели съездил в отпуск.

– Везунчик, а я с самого воссоединения, мотаюсь по Европе и ни разу так и не смог вырваться в Вену. Признаться, очень соскучился по кофе по-венски. Но где ж его здесь в этой глуши найти.

– Тогда, герр майор, я Вам посоветую ресторан на вокзале. Там барменом работает поляк, но он долго работал кофешенком в Вене. Думаю, у него лучшее кофе из того что можно найти в этой дыре.

– Спасибо, за совет, думаю мы им воспользуемся. Всего хорошего.

– Извините, герр майор, если Вы собираетесь ночевать в городе, то Вам всё равно надо заехать в комендатуру, а если до вечера уедите из города, то я могу сам Вас зарегистрировать по телефону.

– Да, унтер-офицер, будьте так любезны, помогите земляку. Мы перекусим на вокзале, пару часов передохнём и поедем дальше, не хотелось бы тратить время на посещение тыловых бюрократов. – И Эрвин протянул унтер-офицеру пачку Кэмела – Угощайтесь, трофейные, нет-нет, берите всю пачку, для земляка не жалко.

– Можете не переживать, герр майор, отдыхайте. Все формальности я улажу.

На том и расстались.

Интерлюдия

Зиберту часто говорили, что у него венский акцент. Он появился у маленького Эрвина после частого общения с друзьями отца, среди которых было много австрийцев. Эрвин родился в Одессе между двумя революциями семнадцатого года в семье потомков немецких колонистов. Дома бабушки и дедушки разговаривали с внуками на немецком. По началу малыш Эрвин рос двуязычным. Но в друзьях у Эрвина кроме русских были дети из греческих, еврейских, болгарских и румынских семей. И он в детских играх легко осваивал новые языки. К тому моменту когда его приняли в пионеры – он был уже настоящим полиглотом. Дядя заменивший Эрвину отца – помощник капитана на торговом корабле, заметив успехи Эрвина в языках, начал давать ему уроки английского.

Отец Эрвина до Революции состоял в партии анархистов-максималистов. Но во время Гражданской войны вступил в РСДРП(б), воевал в бригаде Котовского[94]. Когда на Украине отгремела Гражданская, отец не смог свыкнуться с мирной жизнью и уехал в Германию помогать немецким спартаковцам[95] делать революцию. В 21-м году в одной из стычек с германской полицией он был убит. Семья узнала об этом только через год, от приехавших товарищей отца.

Одесса портовый город, и все пацаны в обязательном порядке существенную часть своего времени старались проводить у причалов. Как-то увидев, затруднение сотрудника порта в общении с иностранными моряками, Эрвин пришёл ему на помощь. После этого случая подростка-полиглота начали приглашать в дирекцию порта для помощи с переводом. И в шестнадцать лет, по окончании восьмилетки Эрвина сразу взяли работать в порт переводчиком. Уже работая переводчиком, он попался на глаза пограничникам. Начальник заставы отвечавшей за погранрежим в международной части порта беззастенчиво пользовался услугами внештатного переводчика, в обмен на разрешение подростку заниматься вместе с пограничниками огневой и тактической подготовкой. И когда в начале 1936-го года Эрвина призвали на срочную, у военкома не было проблемы с решением куда в какие войска отправить служить «языкастого» призывника. Пограничные войска. Год службы на границе с Эстонией обогатил лингвистический багаж красноармейца Зиберта эстонским языком. В летом 37-го Эрвину предложили-приказали и он поехал учиться на командира в пограничное училище. В июне 40-го свежеиспечённый лейтенант Эрвин Зиберт прибыл к месту службы на заставу на новой советско-германской границе. Спокойная служба в дали от погранпереходов прерывалась иногда увлекательными погонями за контрабандистами. С начала 41-го года через границу стали пытаться под видом контрабандистов ходить и шпионы-диверсанты. В апреле наряд возглавляемый лейтенантом задержал очередного ходока через границу. Ходок оказался каким-то жутко интересным для начальства типом и его сразу увезли во Львов. А на 1 Мая на торжественном построении в честь праздника приехавший на заставу командир погранотряда вручил Эрвину петлицы с тремя кубарями. Ещё через неделю старший лейтенант Эрвин Зиберт стал заместителем командира заставы.

Рассвет 22 июня Эрвин встретил как и все пограничники на западной границе, по приказу наркома внутренних дел, в окопах. Начало войны не было для погранвойск неожиданностью. Неожиданностью стало в Белоруссии и Прибалтике отсутствие помощи от армии. По довоенным планам через четыре часа после начала войны передовые части первого эшелона должны были прийти на помощь погранзаставам, а через сутки, пограничников должны были совсем сменить и отвести в тыл. Но где-то части РККА пришли сильно позже, а где-то вовсе не пришли. Застава Зиберта повторила судьбу большинства погранзастав на западной границе.

Артобстрел с другой стороны Буга, развалил пустые здания заставы. Личный состав к этому моменту уже часа четыре как сидел в окопах. Первый бросок немецкой пехоты через границу отбили. Огонь немецкой артиллерии по позициям защитников границы. Снова атака. Снова отбили. Пограничников достаточно для охраны границы, для ловли контрабандистов и шпионов-диверсантов, но слишком мало – когда через границу прёт пехотная дивизия. Застава билась до вечера, командир заставы погиб, командование принял Эрвин. Стрелковая бригада которая должна была сменить пограничников не пришла. А немцы, плюнув на упрямых русских не желающих сдаваться, обошли заставу и ушли на восток.

Ночью немцы на заставу не лезли, шум боя был слышен но где-то далеко. Телефонная связь не работала, на вызовы по радио никто не отвечал. Посланные в ближайшие части связные не вернулись. Посланный в отряд связной вернулся, принёс знамя отряда и известие что отряда больше нет, всё сгорело-разбито, кругом только убитые. Утром опять начался бой. Подошёл второй эшелон немцев. Артобстрел – Атака. Артобстрел – Атака. Авианалёт – Артобстрел – Атака. К вечеру на немецких позициях послышался шум танковых моторов. В строю осталось 15 бойцов и Эрвин с мамлеем Фаттаховым. Патронов – штук по пять на нос. Старший лейтенант Зиберт принял решение отходить.

Отступление по лесам Белоруссии к Минску. Стычки с немцами. Потери. Встречи с другими окруженцами. Когда вышли в окрестности Минска в группе осталось девять пограничников, но Эрвин присоединил к группе ещё семнадцать бойцов встреченных по лесам и двух сбитых лётчиков. Под Минском наткнулись на остатки танкового полка. От них узнали о том что в Минске уже немцы. Вместе с танкистами ещё через неделю удалось догнать откатывающийся фронт.

Проверку прошли быстро за день-полтора. И снова в бой командиром стрелковой роты. Вязьма, опять окружение. Опять долгие дни и ночи остатки полка пробираются-прорываются к своим. Вышли. Из пограничников его заставы с ними не вышел никто. Проверка документов. Какой-то дебил-комиссар увидев его документы встрепенулся, выхватил ТТ, назвал немецким шпионом, диверсантом и предателем. Получил перелом челюсти и двух рёбер.

Утром трибунал, за нападение на полкового комиссара, в боевой обстановке, да если у тебя немецкое имя и фамилия, в 41-м когда у многих и так нервы расшатаны – однозначно расстрел. И не кому слово доброе за тебя замолвить. И расстреляли бы.

Если бы не случайность-везение. Ночью с другой частью окруженцев на позиции того же полка вышел мамлей Фаттахов, который вынес на себе знамя погранотряда. Есть кому слово замолвить. И подтвердить твоё честное имя. Расстрел отменён. Но нельзя безнаказанно бить старших по званию. И рядовой Зиберт отправляется на передовую в стрелковую роту.

Оборона Москвы. Контрнаступление под Москвой. Младший сержант Зиберт с ранением ноги попадает в госпиталь. Весна. Попал под Харьков. Не повезло – опять ранение. Пуля прошла под ключицей. Повезло – в госпиталь отправили до немецкого контрудара. Госпиталь в Махачкале. Выписан. Оборона Кавказа. Зам. командира разведвзвода старший сержант Зиберт. Успешный выход в тыл к немцам. Приволокли немецкого полковника с портфелем серьёзных документов. Взводный получил Красную Звезду и стал ротным. Взвод у него принял мамлей Зиберт. Немцы прорываются в горы. Рядом только их рота и остатки штаба полка. Бой за перевал. Продержались. За тот бой Эрвин получил «За БЗ» и второй кубарь в петлицы. Потом Кизляр-Тихорецк-Ростов, и вот он на пути в Крым.

17 декабря 1941 год. г. Мариуполь-ст. Чонгар.

Зиберт не сразу последовал совету унтер-офицера. С начала колонна проехала мимо подъездных путей железнодорожного узла, прокатилась вдоль корпусов металлургического завода, заглянула в порт. Там Эрвин непринуждённо поболтал с каким-то чиновником из дирекции порта. Чиновник любезно рассказал офицеру Организации Тодта о примерной номенклатуре и количестве запасов на складах порта. После этого разведчики всё же заглянули на сам вокзал. Где быстренько перекусили. И подходя к оставленной под присмотром одного бойца технике, всё же столкнулись с комендантом Мариуполя. Тот стоял с ещё двумя младшими офицерами возле мерседеса и откровенно пялился на него. Стоявший рядом с комендантом оберлейтенант увидел подходящую к ним группу и окликнул своего начальника. Тот обернулся.

– Герр айнзатцляйтер Шпеер полагаю?

– Да, господин майор.

– Хорошая машина у Вас, в наших краях и не встретишь.

– Машина действительно хороша. Из Праги без единой поломки сюда доехал. Спасибо дяде за подарок. Вот всё хочу отдарок ему приобрести, да никак не могу придумать что.

– А дядя позвольте узнать у Вас кто?

– Дядя у меня Шпеер. – И Эрвин добавляет с лёгкой извиняющейся улыбкой, – министр вооружений.

Комендант что-то такое заподозривший когда получил доклад с поста на въезде в город, получив подтверждение своих умозаключений, подобрался, встал по стойке смирно и выдал: – Позвольте представиться, герр Шпеер, комендант Мариуполя майор Михаэль.

– Рад знакомству, герр майор. – улыбнулся Эрвин, комендант напомнил ему, посаженного за воровство кладовщика с одного из складов одесского порта, такой же пухленький, розовенький, глазки чуть на выкате.

– На долго в наши края?

– Нет, мы уже собрались уезжать, поручения министра надо исполнять быстро и в срок. Когда весь Фатерланд напрягает все силы в борьбе с жидо-большевиками, негоже нам простым солдатам Рейха пребывать в лености. – не удержавшись Зиберт-Шпеер перешёл на лозунги.

– Но, я всё же хотел бы предложить Вам отобедать, при здешнем ресторане я держу личный салон.

– К сожалению, вынужден отказать, уже завтра я должен быть в Крыму.

– Ну это не проблема. Как раз через два часа в Крым отправляется литерный поезд, три платформы для Вашей техники там найдётся, и я прикажу прицепить к поезду спальный вагон. Так что будете в Крыму уже сегодня вечером, и доберётесь с комфортом. Ну так, что убедил я Вас? Пойдёмте, пойдёмте герр Шпеер, у меня замечательный повар, и Ваших людей достойно накормят.

Эрвин был заинтригован, комендант начал ему напоминать перекупщика с Привоза, и решил разобраться в мотивах радушного коменданта.

Вернулись в ресторан. Бойцов оставили с помощниками коменданта в общем зале. А Зиберт и майор прошли в шикарно обставленный отдельный кабинет. Почти сразу появился ещё один лощёный молодящийся тип в штатском лет 50-ти. Комендант представил его как директора торгового порта.

Под действительно хорошую закуску и французский коньяк пошла беседа-подхалимаж. Немцы очень хотели произвести впечатление на родственника берлинского небожителя. Сначала Эрвин думал, что его сейчас будут просить, о том чтоб этих достойных людей перевели из этой дыры в Рейх. Но новые знакомцы к удивлению Зиберта, оказались не так просты. Разговор шёл о подрядах от Организации Тодта, о поставках сырья и товаров в Рейх, о поиске покровителя и готовности достойно отблагодарить Эрвина, и о достойной доле в прибылях проекта для покровителя. Эрвин не единожды присутствовавший на торговых переговорах, когда работал в порту переводчиком, заинтересованно поддерживал беседу.

Подводя итог, Эрвин выразил своё удовольствие от знакомства с такими приятными деловыми людьми. Намекнул им, что и у него самого для них скорее всего будет деловое предложение, которое он сформулирует, когда вернётся из Крыма.

На том и закончили приятное общение. Выйдя на перрон вокзала увидели поданный к первой платформе состав. Весьма примечательный состав. В голове дымил «ФД»[96] – весьма редкий у немцев локомотив. Пожалуй самый лучший и мощный из магистральных паровозов в СССР. Красная Армия при отступлении смогла угнать большинство этих локомотивов и немцам в трофеи достались буквально единицы. Можно сказать, что по здешним меркам только такой паровоз и был достоин перевозить лимузин Зибарта. За паровозом вытянулось два десятка крытых товарных, явно пустых, вагонов и пятьдесят пустых платформ. На последние три – бойцы Зиберта с помощью железнодорожников крепили мерседес и бронеавтомобили группы. Последним в составе стоял шикарный пульмановский вагон.

– Вагон-салон. На нём ездил начальник Сталинской железной дороги красных, поезд литерный, пойдёт без остановок до Чонгара, там будет остановка, на ней сможете сойти или дальше с поездом доехать до Евпатории – пояснил комендант, – Для Вашего дяди я к сожалению не смог так быстро подготовить подарок, но для Вас подарок лежит в Вашем купе.

На сём мило распрощались, Эрвин зашёл в вагон и поезд тронулся.

Вагон действительно был хорош. Одно двухместное и два трёхместных купе, размерами по боле стандартных и салон с баром и столом для совещаний-банкетов.

Бойцы группы выглядели несколько ошалевшими от такого развития событий, а Эрвин одесской чуйкой чуял что ухватил ниточку которая вполне возможно сильно поможет и группе разведчиков и планам полковника Брежнева.

Состав действительно, весьма резво пробежал весь путь до Крыма, только один раз притормозив на каком-то разъезде. Ещё до захода солнца поезд остановился на станции Чонгар. Платформы с машинами остановились возле дебаркадера, и бойцы не дожидаясь помощи путейцев, начали сгружать технику. Путейцы шустро отцепили все платформы от состава. «ФД» был быстро загружен углём и водой, после чего дав прощальный гудок укатил оставшиеся при нём товарняки в Евпаторию.

На станции никто не проявил интереса к группе и разведчики несколько удивлённые невниманием со стороны местных властей, решили самостоятельно искать ночлег. На выезде со станции поймали татарина-полицая и по его совету заселились в пустующий дом на окраине. С чердака дома немного просматривались подъездные пути станции.

Эрвин весь вечер пытался связать все нестыковки сегодняшнего дня. Встреча и беседа в Мариуполе, странный поезд, зачем-то оставленные на заштатной станции платформы. Это мало походило на выверенную работу германской государственной машины и очень напоминало темы и мутки одесских контрабандистов и перекупщиков.

18 декабря 1942 год. ст. Чонгар.

Утром Эрвин решил сильно не спешить, дать своим бойцам подольше поспать-отдохнуть. Время позволяло. Потом думал покрутиться возле станции и после этого уже принимать решение о дальнейшем маршруте. Но судьба или случай преподнесли сюрприз, прямо на блюдечке с каёмочкой. Блюдечко было с такой огромной удачей что, целиком её рассмотреть Зиберт удалось далеко не сразу.

Боец, бдевший на чердаке, доложил что часть платформ утянули, на уходящую куда-то в сторону ветку, татары с помощью волов и лошадей. Ещё одна непонятка. Решили проверить. По грунтовке идущей рядом с путями выдвинулись в след за платформами на конной тяге. Километра через два, на узкой дороге встретили арбу влекомую двумя ослами и везущую две двухсотлитровые бочки. Дедок-татарин погонявший ослов, засуетился пытаясь убрать арбу с дороги, но ослы встали как вкопанные. Спешились. Рыкнули на деда. Судя по запаху в бочках свежезалитый бензин. Там дальше бензозаправка?

Перепуганный татарин верещал. Его заставили. Что в бочках не знаю. Всегда так было. Он честно расплатился за бензин. Оберлейтенант разрешил. Мы всегда ему помогаем. И помогаем вермахту. Там дальше, с километр в балке склад. Сын там работает. Охранником-грузчиком.

Интересно. Арбу – татарина – ослов с дороги. Едем дальше. Железнодорожные пути спускаются в обширную балку, поросшую по верхам раскидистыми южными деревьями. Грунтовка идёт туда же. Балка изгибается. За поворотом… Охренеть.

Над обрывами-берегами балки натянуты тросы, на них масксеть. Балка перегорожена забором из колючки, на грунтовке прижавшейся к железнодорожным путям – шлагбаум. За колючкой здоровенный склад ГСМ. Платформы уже загнаны на склад и на них грузят бочки.

К шлагбауму спешит оберлейтенант. Вблизи он чем-то неуловимо напоминает Мариупольского коменданта и выглядит очень напуганным.

Зиберт берёт инициативу в свои руки и начинает наезжать на оберлейтенанта. Что за бордак? Почему татары воруют бензин? Что это вообще такое? Тот ещё больше пугается, начинает путаться в показаниях. Предлагает герру майору пройти к нему в вагончик, где он всё ему разъяснит.

В вагончике начальник склада, сбиваясь и потея пытается всучить Эрвину взятку. Чем только раззадоривает герра майора. Долгие пляски вокруг да около. Вдруг услышав ссылку Зиберта на коменданта Мариуполя, оберлейтенант немного успокаивается. Выясняет что герр майор приехал вчерашним поездом из Мариуполя. И совсем успокоившись выдаёт информацию от которой у Эрвина чуть челюсть не отвалилась.

Нацистская Германия несмотря на сильное влияние государства на экономику, оставалась капиталистическим государством. Интересы фирм и компаний не всегда совпадали с интересами Рейха. И естественно были люди хотевшие удовлетворить свой интерес, не всегда согласуясь с законами Рейха. Война, оккупированные территории, невозможность моментально установить железный немецкий порядок. Есть возможность навариться в мутной водичке. А если вспомнить что в странах черноморского бассейна издревле живёт и развивается культура контрабанды. То можно было бы удивиться, если бы не нашлись люди решившие подзаработать и в это непростое время.

Склад ГСМ числился за 11 армией вермахта. Как-то советская авиация бомбила станцию Чонгар, и в документах по ошибке или намеренно указали что склад уничтожен. Пал Севастополь, скинут в море керченский десант. 11-ю армию расформировывают. Войска выводят на Северный Кавказ. И про склад более не кому вспомнить. Двоюродный брат начсклада – комендант Мариуполя, вместе с директором мариупольского порта организовали в порту нелегальный пункт сбора трофеев. Ещё один знакомец оказался начальником порта в Евпатории. Заинтересовали железнодорожное начальство на маршруте Мариуполь – Евпатория. И пошли изредка по зелёной улице составы с трофеями в Евпатория. Из Евпатории всё вывозилось турецкими и греческими контрабандистами. В обратную сторону шли востребованные на войне товары ширпотреба, но большую часть занимал алкоголь и табак. Всё это сбывалось через прикормленных интендантов в войска.

Ну а склад? Контрабандистам нужна солярка, интендантам нужен бензин для грузовиков перевозящих неучтёнку. Вот и снабжает оберлейтенант всю эту продуманную схему топливом. Эрвину опыт работы в порту помог задавать правильные вопросы, не выглядеть не разбирающемся в высоком искусстве казнокрадства и контрабанды. Немного успокоившийся и немного одичавший, среди местных татар, оберлейтенант наконец-то увидел в Эрвине родственную душу.

Герр майор, лёгкими намёками упомянул, что в Организации Тодта, тоже есть понимающие люди и похожие схемы. И очень жаль что брат начсклада, не был с герром майором более откровенным. И это недопонимание чуть было не привело к печальным последствиям. И чтобы ничего такого не произошло, герру майору необходимо срочно вернуться в Мариуполь для серьёзного разговора о сотрудничестве с комендантом города.

– Не извольте беспокоиться, сегодня к вечеру вчерашний поезд пойдёт назад, и заберёт Вас в Мариуполь.

– Да, и вот что ещё, оберлейтенант, дня через три-четыре, максимум через неделю мне понадобится триста тонн бензина для моего проекта. Не переживайте так, – Эрвин подмигнул оберлейтенанту, – я сейчас внесу предоплату по коммерческому курсу рейхсмарками. И попрошу Вас быть готовым доставить бочки на станцию. О времени доставки я думаю Вам сообщит Ваш брат.

Еще немного поболтали о нюансах и деталях, и разведгруппа Красной Армии покинула нелегальный склад с уворованным у Вермахта горюче-смазочным добром.

До вечера развлекались приготовлением и поглощением шашлыков из свежереквизированного барашка. Около девяти вечера подошел давешний состав, к нему прицепили десяток платформ с топливными бочками, три платформы с машинами группы и тот же вагон-салон в котором они ехали сюда. Группа возвращалась в Мариуполь.

18 декабря 1942 год. Чартвелл, графство Кент, Юго-восточная Англия

У камина в гостиной замка Чартвелл-холл[97] собрались три джентльмена. Самый старший из них полковник сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль премьер-министр Великобритании, государственный министр обороны. Второй – генерал Алан Фрэнсис Брук, 1-й виконт Аланбрук, начальник Имперского Генерального Штаба. Третий – самый молодой из присутствующих – генерал-майор Сэр Стюарт Грэм Мензис, генеральный разведывательной

Обычная встреча военного руководства страны ведущей тяжёлую войну. Джентльмены встречались часто, обсуждали текущие проблемы, правили стратегические планы. Но решения принятые именно на этой встрече, не сразу, но очень серьёзно изменили как на судьбу Великобритании, так и на ход и итоги идущей Войны.

Когда джентльмены расселись в удобных креслах и обменялись мнениями о прогнозах на погоду, сэр Черчилль перешёл к серьёзному разговору.

– Итак, Стюарт, интересно послушать что нового твои парни накопали в России.

– Русские творят удивительные вещи. Окружение 6-й Армии в Сталинграде – серьёзный удар для Вермахта, но в общем нормальная ситуация для такой войны. Но сейчас русские проводят операцию, в результате которой может попасть в окружение весь южный фланг Вермахта. Рейдом, по одним сведениям бригады осназ, по другим танкового корпуса, они захватили железнодорожный узел Тихорецк, сильно затруднив манёвр силами и средствами в тылу группы армий «А», и затем захватили Ростов, чем фактически лишили группу железнодорожной связи с Рейхом. Основные силы Сталинградского и Закавказского фронтов начали движение по охвату группы армий «А» и 4-й танковой армии. Судя по всему дней через 7–10 основные силы Сталинградского фронта выйдут к Ростову и завершат окружение южного фланга Вермахта. В котёл попадёт, если считать с уже окружённой армией Паулюса около 2 миллионов солдат. Самое печальное для немцев – им практически нечем помочь ни Паулюсу, ни Клейсту с Готом – русские давят на Вермахт на всех фронтах. И если немцы от куда-нибудь снимут существенное количество войск, то есть большая вероятность ещё одного прорыва красных. Сталин как-то умудрился накопить резервы и войск и техники. Сильную оборону ему пока ещё в одном месте не прорвать. Но если немцы ослабят свой фронт – он тут же будет прорван. Из Рейха помощь сможет прийти не ранее чем через две недели. Но к этому времени я думаю окружение уже состоится. У Клейста и Гота солдат и техники в достатке, но из-за прерванного железнодорожного сообщения уже ощущается дефицит топлива и боеприпасов. Дней через пять смогут двигаться и стрелять только 50 процентов бронетехники. Через неделю, когда реально танковые соединения Гота и Клейста смогут подойти к Ростову для штурма, только 10 процентов их танков смогут двигаться и стрелять. С этими 10-ю процентами легко справится танковый корпус красных обороняющий Ростов. Соответственно, как я уже сказал, Вермахт потеряет в окружении два миллиона солдат. Русским конечно придётся помучиться. Взять в плен два миллиона – сложная задача. Но думаю за месяц-полтора русские с этим справятся. А Гитлеру ещё долго нечем будет заткнуть такую дыру на фронте.

– Я конечно рад за дядюшку Джо, но для нас это сулит не совсем приятные перспективы. Как ты считаешь, Алан?

– Я уже прикидывал варианты. В самом худшем для нас случае может произойти следующее. Воспользовавшись дырой во фронте Вермахта, красные к весне смогут выйти к Днепру от устья до истоков. Необходимость постоянно затыкать дыры на юге, не позволит Рейху существенно пополнить войска в центре и на севере фронта. И соответственно Вермахт будет вынужден отступать. Вполне возможно, что в результате летней компании большевики смогут выйти к своей госгранице на западе. А к зиме Красная Армия может быть в Германии.

– Ты не очень сгущаешь краски, Алан? – нахмурился Черчилль

– Вермахт за год дошёл до Волги, почему Красная Армия не может за год дойти до Вислы или Одера. Тем более красные показали, что могут воевать и бить вермахт. Если окружение Клейста состоится – то вероятность что красные через год будут в Германии раза в три больше чем – не будут.

– А мы к тому времени ещё не будем готовы к высадке в Европе. – пробурчал окончательно теряющий настроение Черчилль.

– Ну от чего же, – попытался внести оптимизм в беседу генерал Брук, – отступая от ударов большевиков, Гитлер будет вынужден снимать силы из Франции. И нам для успешного десанта понадобится намного меньше сил чем сейчас планируем.

– Только ты, Алан, упускаешь из виду вот что. Светская Россия ещё не выдохлась, раз может так бить Вермахт. Когда она разобьёт Германию, дядюшке Джо достанется большая часть Европы, и наши намного меньшие силы высадившиеся во Франции не смогут заставить его убраться назад. Вот в чём проблема, русские ещё слишком мало воюют. Они слишком мало потратили сил. И нам надо что-то придумать. Надо чтобы Рейх и Советы ещё года три, а лучше четыре – ломали друг другу кости. Тогда и нашими меньшими силами мы сможем оставить Европу за собой.

– Но это же лишь вероятность, сэр. – вымолвил Мензис.

– И мы, джентльмены, должны быть к ней готовы. Должны быть готовы её предотвратить. Есть уже какие-нибудь соображения на сей счёт?

– Надо как-то усилить Гитлера, – начал рассуждать Мензис – но как? Франко однозначно откажется, да и нам он выгоден в своём полунейтральном статусе. Болгары – объявили войну Советам, но посылать войска на фронт не спешат. Практически со стопроцентной вероятностью все их войска на советском фронте сразу перейдут на сторону красных. Турция – Гитлер давно обхаживал Инёню[98]. Но тот очень осторожен и если летом когда Паулюс прорвался к Волге не захотел вступать в войну, то сейчас тем более воздержится. Далее на восток – только Япония. Но она и так слишком занята в Китае и на Тихом океане. Склонить её к войне с Советами, можно разве что если мы с ними заключим мир. Но это уже для нас не допустимо. Слишком много мы там потеряем и слишком много достанется самураям.

– Значит единственный реальный кандидат на помощь Рейху – Турция. Надо помочь Исмет-паше принять правильное решение.

– Вряд ли Турция может рассчитывать на что-то дополнительное от Гитлера, он и так уже всё что мог Инёню пообещал – хмуро сказал Брук.

– Мы можем что-то пообещать – Мензис продолжил считать варианты – В Турции до сих пор сильны имперские настроения. Можем пообещать им возродить Османскую империю. Пусть забирают Сирию, Палестину, северную Аравию. Турция нам не противник – после войны заставим всё вернуть назад. Надо только из Индии в Египет ещё перебросить войск, чтобы прикрыть Суэцкий канал.

– Вполне рабочая идея, Стюарт – прокомментировал премьер-министр, – и я вот о чём ещё подумал. Норвегия – оккупирована Рейхом, работает на Рейх, но формально – пострадавшая сторона, Дания, Голландия, Бельгия – та же ситуация. Когда мы разобьём Рейх. Нам нечего будет им предъявить. Они пострадавшие. Не удобно будет с них брать достойную компенсацию. Что если они вступят в войну на стороне Гитлера. Дивизий по пять-восемь они смогут дать Вермахту, а это 20–25 дивизий. Помогут Гитлеру заткнуть дыру на юге. Когда мы высадимся в Европе нам они сильно сопротивляться не будут да и не смогут, все их дивизии скорее всего уже сгинут на Восточном фронте. И мы будем иметь моральное право на репарации не только с Германии, но и с них.

– Сэр, – подхватил мысль премьера генерал Брук – наверное не стоит забывать о Франции. Лягушатники хорошо устроились. Все воюют, а они сдались Гитлеру и надеются отсидеться. Думаю Петен сможет дивизий 20–30 дать Гитлеру. И тогда наша позиция по отношению к Франции будет более определённая. А то ведь де Голль, всерьёз рассчитывает что сможет включить Францию в число победителей Рейха. Лягушатники должны нам заплатить за сепаратный мир с Гитлером. А чтобы не осталось юридических лазеек им от этого увильнуть – они должны официально вступить в войну на стороне Рейха.

– Мне нравится, твой ход мысли, Алан, – Черчилль обернулся к Мезису, – Стюарт, как думаешь, сможем мы воплотить наши мечты в жизнь?

– Нет ничего не возможного, сэр. Когда приступать?

– Не торопитесь, джентльмены. Мы всё таки рассматриваем вероятность. Давайте решим так. Пока вы оба проработаете подробно план наших действий в рассмотренном нами направлении. И если красные смогут на юге пробить двухмиллионную дыру в Вермахте. Тогда и начнём действовать, – подвёл итог встречи сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль.

18 декабря 1942 год. г. Кропоткин.

Утро 18 декабря группа Апенькина встретила в том же самом овраге с которого начинала «охоту» Донияр сбегал до железной дороги и в разных местах развесил небольшие обрывки ткани. В сторону Тихорецка прожужала мотодрезина. Её не стали трогать. Вдали, где-то за Кропоткиным раздался протяжный гудок паровоза. Потом было ещё несколько постоянно приближающихся гудков. За тем разведчики почувствовали дрожь земли. Состав нёсся на большой скорости, не останавливаясь проскочил Кропоткин и ещё прибавил скорости. Немцы очень спешили. И состав был груженый, тяжело груженый. Иначе бы земля на таком расстоянии не вибрировала. Наконец в двух километрах от позиции группы из-за поворота показался состав. Длинный. 70–80 платформ. Сзади состав толкал второй локомотив. На платформах танки.

Минута-полторы до ещё одного поворота, на котором завалили первый поезд. Аслан приложился к ружью. Группа затаила дыхание. Боев выровнял дыхание и выбрав момент между волнами вибрации земли выстрелил. Звук выстрела пропал в грохоте несущегося состава. У локомотива исчезло переднее колесо. И уже приготовившийся к повороту эшелон, полетел прямо в речку, на ещё не разобранную кучу от предыдущего неудачника. Аслан схватил лежавший рядом патрон, молниеносно перезарядил ПТР, рыкнул на Калдыбекова: – Не зевай, патроны, – и выстрелил по концевому локомотиву. Пять раз подряд. Куда он там целился, куда попал Андрей не видел. Толи паровозную бригаду перестрелял, толи тормозную магистраль перебил. Но второй паровоз так и не начал тормозить. И его усилиями и инерцией весь состав слетел с рельс в речку.

На заболоченном заливном берегу речки с почти говорящим названием – Бей суг – погиб 1-й батальон 6-го танкового полка 3-й танковой дивизии 40-го танкового корпуса 1-й танковой армии Вермахта. Десять процентов всех танков группы армий «А». Шестью выстрелами из ПТРД. Вместе с превратившимися в металлолом панцерами погиб командир полка и командир 3-й танковой дивизии генерал-лейтенант Франц Вестхофен.

Удачливая группа удирала с места диверсии на максимально возможной скорости. Скрытности передвижения помогал опустившийся туман. Все бойцы представляли что сейчас начнётся у немцев. Диверсантов будут искать тщательно и самозабвенно.

К немалому удивлению Андрея, признаков поисковой операции немцев они так и не увидели. Позже, намного позже. В 1969 году один аспирант готовя материалы для кандидатской подсчитал что, к 18 декабря 1942 года в результате осуществления операции «Лесник» разведывательно-диверсионными группами Закавказского фронта и партизанами было уничтожено: грузовых автомобилей – 4.346, легковых а\м – 127, БТР и БА – 44, паровозов – 37, 18 складов ГСМ и 5 складов боеприпасов. То есть из строя было выведено более половины автотранспорта группы армий «А».

Группе армий «А» уже сильно не хватало транспорта для передвижения боевых частей. Первыми у кого отобрали транспорт – были охранные батальоны и части ответственные за поддержание порядка в тылу и противодействие диверсантам.

Движение на участке железной дороги от Кропоткина до Тихорецка было заблокировано до вечера 20 декабря. Части 40-го танкового корпуса частично добрались до Кропоткина по железной дороге. Но в большинстве своём пришли к Кропоткину своим ходом. К Тихорецку от Кропоткина корпус шёл своим ходом сжигая драгоценное топливо и снижая моторесурс бронетехники. У Тихорецка корпус смог сосредоточиться только к вечеру 21 декабря.

20 декабря 1942 год. Г. Ростов.

В ночь на 20-е произошло два события. С Новошахтинска на Ростов немцы выдвинулись силами до мотопехотной дивизии с танками до 50–60 штук. Шли батальонными и даже ротными колоннами. Танки повзводно шли с мотопехотными батальонами. Всё это нам сообщили по радио заранее разосланные по всей округе стационарные разведпосты.

И ночью же вернулась из Крыма группа Зиберта. Но с лейтенантом я смог пообщаться только ближе к середине дня. Всю ночь и утро рулил отражением атаки немцев. Получив от разведпостов координаты колонн попробовали достать их артиллерией. Но немцы не повторяли ошибку румын. Шли очень рассредоточено и наш огонь был мало эффективен. Перед рассветом они вышли к Щепкинскому лесу, и огибая его с двух сторон в предбоевом порядке устремились к городу. Наша артиллерия поставила заградительный огонь, но немцы пехоту не спешивали, и пёрли на БТРах вслед за танками не обращая внимания на потери. Обошли лес, развернулись в боевой порядок и ещё прибавили скорости. Тут их ждал сюрприз. Между лесом и Темерницкой рощей было минное поле. Три противотанковых батареи из рощи ударили по форсирующим минное поле немцам. В Щепкинском лесу на обращённой к Ростову опушке, в засаде ждали своего часа шесть тридцатьчетвёрок. Они тоже включились в бой.

Подавив противотанковые батареи и оставив на поле половину бронетехники, 20-ю танками и пятью десятками БТРов немцы прорвались в Темерницкую рощу. Пройдя ее попробовали сунуться дальше. Но уже рассвело. И штурмовики с танкистами загнали их обратно в рощу. На опушке рощи были подбиты 7 танков и 18 БТРов противника. Тут с северного края Щепкинского леса начала работать немецкая артиллерия. Немцы притащили с собой дивизион 105-ти миллиметровых гаубиц. Две батареи работали по нашему переднему краю, а одна пыталась нащупать позиции нашей тяжёлой артиллерии.

Отправил на грузовиках в обход Щепкинского леса стрелковый батальон из бывших пленных. По позициям немецких гаубиц отработали штурмовики, а через час бойцы батальона зачистили окончательно немецких артиллеристов. До полудня выколупывали немцев из рощи. Поочерёдно артиллерией и авиацией.

В результате нам досталось около трёх сотен пленных, 6-ть 105-ти миллиметровых гаубиц, 15 ремонтопригодных танков и столько же БТРов. Автопарк пополнили 37 грузовиков.

Наши потери – 237 убитых, 320 раненных, шесть 37–45 мм пушек, и одна тридцатьчетвёрка. Нормальный размен. Но лучше бы его не было. Мало приятного терять своих людей. Но в целом бой показал что оборона города выстроена неплохо, и взаимодействие подразделений на уровне. Молодец командир. Сам себя не похвалишь – спать не будешь.

А вот в обед обалдевший Корнеев привёл ко мне Зиберта. И настала моя очередь ронять челюсть. Доклад Зиберта – больше походил на смесь произведений Луи Буссенара и Ильфа с Петровым.

В вкратце суть такая. Коррупция и воровство в Рейхе если и не процветает, то и не изжита полностью. Куда СД и гестапо смотрят? Зиберт навёл контакты с коррумпированным комендантом Мариуполя. Пообещал ему крышу самого министра Шпеера. Договорился о нескольких совместных взаимовыгодных проектах. Навешал лапши про личное поручение дяди, суть которого он не может раскрыть. Но комендант может сильно помочь рейхсминистру и тот его не забудет и сильно отблагодарит. А в знак серьёзности намерений Зиберт передал коменданту 100 тысяч рейхсмарок. Итог сей сделки – начиная с 23 числа в течении недели на станции Приовражное, что в 10-ти км от Мариуполя, Зиберта будут ожидать четыре состава по сто платформ каждый с локомотивами «ФД» для перевозки автотехники и тягачей с неучтёнкой. Комендант обязуется обеспечить составам зелёную улицу до Джанкоя или Евпатории. Но просит ещё сто тысяч, типо надо с железнодорожниками поделиться. Зиберт уже успел испытать возможности коменданта, скатавшись с ветерком на личном поезде в Крым и обратно. Кому рассказать – хрен поверят. Но я-то знаю. Не только храбрость города берёт, но и коррупция от храбрости не отстаёт. Вон пиндосы всю иракскую армию за миллионов 200 баксов из войны выключили. Раздали по миллиону всем генералам и половине полковников и нет режима Саддама.

Сижу, чешу репу. Корнеев кряхтит и не верит. Ну то есть Зиберту – то верит, но мысль что немцы не все за Рейх, и есть в Рейхе наглецы готовые обворовывать любимого фюрера, не укладывается у него в голове.

В принципе я рассчитывал, что на пути в Крым и в Крыму можно будет где-то воспользоваться железной дорогой, но чтобы вот так в наглую доехать поездом… Нет слов. Бегу к связистам. Надо срочно шифровку в штаб фронта отправить. Я конечно крут, но не всезнающ и не всеведущ.

Весь остаток дня проходит в совещаниях с командирами подразделений и начальниками служб. Озадачивал подчинённых и придавал им ускорение. Двум остальным группам разведчиков по радио скорректировал задания. У них вроде пока всё по плану, без ЧП.

21 декабря 1942 год. г. Волгодонск.

4-я танковая армия Вермахта, казалось совершила чудо. Оставив отбиваться от красных румынские дивизии, Гот рвался к Волгодонску. 150 километров от реки Мышковки, где пришлось остановить наступление, до Волгодонска, армия прошла по заснеженной степи, в отсутствии дорог за 60 часов. Для армии очень хороший результат. Танки могли идти быстрее. Но пехота. Танки без пехоты не воюют. А чтобы танки смогли в товарном количестве дойти до Волгодонска, а затем и до Ростова, пришлось бросить почти все грузовики, слив дефицитное топливо танкам. И всё равно к Волгодонску дошли только 320 танков из 650 в начале операции по деблокаде армии Паулюса. И 65 000 из 125 000 личного состава. За девять дней армия уполовинилась.

В 5 утра разведывательный взвод на лёгких танках Pz-2 16-й моторизованной дивизии Вермахта на юго-восточной окраине Волгодонска был уничтожен огнём из 76-ти миллиметровых танковых пушек, не успев сообщить командованию дивизии о своей гибели.

Тридцатьчетвёрки 26-го гвардейского танкового корпуса РККА ещё накануне вечером ворвались в Волгодонск с севера и сходу разогнали не готовый к обороне тыловой гарнизон немцев.

140 танков и САУ заняли оборону на 20 километровом участке от Цимлянского водохранилища до реки Сал. Танки и пехота заняли позиции по краям балок и опушке Панского леса и приготовились к бою. До начала первой немецкой атаки до позиций в балках успели добраться шесть противотанковых батарей.

Атака для немцев была затруднена большим количеством в окрестностях оврагов и балок. Некоторые из них были засыпаны снегом вровень с окружающей степью. Танк просто проваливался в балку, без всякой надежды самостоятельно выбраться из снежной ловушки. Танкисты Гота с трудом выбирали путь среди преграждающих путь оврагов и промоин. Пехота вязла в метровых сугробах.

С обоих сторон никто не знал о силах противника. Танков у Гота было в два, почти в два с половиной раза больше, пехоты в 20 раз больше! Если бы Гот знал, то не остановил бы атаки после третьей неудачной. В трёх атаках от огня гвардейцев немцы потеряли 149 танков, ещё 23 провалились под снег и вытащить их было возможно только если поле боя останется за немцами. Итого в строю – 148 танков.

У гвардейцев осталось 65 танков и ни одного пт-орудия. Потери пехоты с обеих сторон были небольшими. Немецкие пехотинцы практически нигде не смогли пройти по снежной целине до позиций гвардейцев на дальность действительного огня стрелкового оружия.

К середине дня Готу доложили что запасов топлива в баках осталось в среднем на 50 километров. И нервы у командующего не выдержали. Он дал приказ к отходу на юг к железнодорожной станции Зимовники.

Танки ушли вперёд, посадив на броню около тысячи пехотинцев. По пути пришлось бросить ещё 27 танков. Остальная пехота шла до станции пешком два дня, без дорог, по метровым сугробам. Ни жилья ни деревьев по пути не встретили. Дошло лишь 15 тысяч из 65-ти. Горючего и продовольствия Готу так никто не доставил. И через неделю остатки 4-й танковой армии вермахта в количестве 121-го обездвиженного танка и 11 тысяч оголодавших обмороженных пехотинцев сдались вместе с командующим без боя, проходящим мимо частям Сталинградского фронта.

Пикантность ситуации придавало то – что, на снежных маршах Гот потерял все штабные радиостанции, а танковые рации не предназначены для дальней связи. И в немецких штабах ещё долго ждали подхода 4-й танковой к Ростову.

21 декабря 1942 год. Небо над Северным Кавказом.

Уже несколько дней командующий группой армий «А» генерал-полковник Эвальд фон Клейст не находил себе места. Чувствовалась приближающаяся катастрофа. А Фюрер не спешил давать приказ об отступлении. Тылы группы армий были почти парализованы действиями диверсантов. Ужасная катастрофа с передовым батальоном 3-й танковой дивизии. Макензин до сих пор не смог перебросить 40-й танковый корпус к Тихорецку. А ему ещё надо как-то попасть к Ростову.

Клейст психанул и приказал готовить свой Ju-52 для перелёта под Тихорецк. Он решил лично дать ускоряющего пинка войскам и поторопить штурм города. Взяв с собой группу наиболее расторопных офицеров штаба командующий выехал на аэродром. По какой причине с Клейстом полетел и начальник штаба группы армий никто не понял. Операторы РЛС выбрали маршрут для самолёта командующего в дали от находящихся в воздухе советских самолётов. Восьмёрка Фокке-Вульф Fw.190 сопровождала самолёт Клейста. Погода стояла облачная. Огромные кучевые облака чередовались с небольшими просветами. От греха подальше самолёты спрятались в облачном слое, и только та или другая пара истребителей эскорта выскакивала снизу или сверху облаков с целью осмотреться. РЛС из Краснодара и Ворошиловска контролировали воздушную обстановку и корректировали полёт в обход советских самолётов уже почти господствующих в небе над Северным Кавказом.

Поначалу никого не насторожила информация от операторов РЛС о том что к эскорту летит одиночный истребитель. Излучения бортовой РЛС этого истребителя не фиксировалось. Но он почти в точности повторял маршрут самолёта командующего, летел на той же высоте, и постепенно догонял. В какой-то момент операторы сообщили что отметка русского истребителя слилась с отметками самолётов эскорта. Но обнаружить русского визуально пилоты Фокке-Вульфов никак не могли. Русский прятался в облаках.

Интермедия

Вася Дякив, рос в небольшом районном центре на Украине в семье инструктора райкома партии. В конце 39-го года отца перевели в один из райцентров подо Львовом, устанавливать-укреплять Советскую власть. Когда началась война отец, каким-то чудом, смог эвакуироваться и вместе с семьёй оказался аж в Ташкенте. В сентябре Васе исполнялось восемнадцать и он подлежал призыву. Но отец смог договорившись с военкомом и получить для Васи направление в лётное училище. За год учёбы война скорее всего закончится и родное дитя будет спасено.

Вася отправился в Тбилисское лётное училище. Вася был самым плохим курсантом. Всегда ведь есть самый хороший. И всегда есть самый плохой. Медкомиссию Вася прошёл на самой грани. Все показатели его рыхлого тела самую малость не дотягивали до негодности к лётной работе. Учился Вася хуже всех. Опять на самой грани, ещё чуть-чуть и его бы выгнали за профнепригодность и идиотизм. К самостоятельным полётам Васю допустили позже всех, за то что летая с инструктором он как то умудрился разбить самолёт. Потом было ещё три самостоятельных аварии. Начальник училища говорил, что опасность Васи для родных ВВС равняется опасности ассов Люфтваффе. Четыре раза Вася попадал на гауптвахту. Каждый раз командирам не хватало последней капли для того чтобы выпнуть курсанта Дякива простым пехотинцем на фронт.

Через год Вася с петлицами младшего сержанта всё же закончил училище, и перекрестившийся начальник училища отправил Дякива в запасной авиаполк, откуда путь лежал уже в боевые части. В ЗАПе Васе не понравилось, и ЗАП Васю не взлюбил. Ещё два покалеченных самолёта. От трибунала Васю спасла только срочная отправка на фронт.

Один из многих истребительных полков Закавказского фронта. Большая текучка. Потрёпанные самолёты. Первый боевой вылет. Отчаянно трусящий Вася, вцепился в хвост ведущего, ничего не видел во круг. Даже то что начался воздушный бой он понял далеко не сразу. От пролетевшей рядом очереди трассирующих снарядов Вася описался. Руки свело судорогой и Вася не смог сделать ни одного выстрела. На аэродром вернулся с полным боекомплектом.

Эскадрилья из вылета вернулась без потерь, и даже сбила три мессера. Один из которых сбил ведущий Васи. Ведущий же, разогнав ржущих над Васиными мокрыми штанами техников, похвалил Васю за то, что тот не потерялся в бою и не отстал от самолёта ведущего. А в штабе в лётную книжку младшего сержанта записали один сбитый в группе самолёт противника.

В следующий вылет Вася пошёл чувствуя себя настоящим боевым пилотом. Но когда он услышал по радио: – Дьяк, месер на хвосте, – и опять увидел пронёсшиеся рядом с кабиной трассы, нервы его не выдержали. Самолёт Васи шарахнулся в сторону, выполнил какую-то немыслимую фигуру и скрылся в облаках. Вася долго пытался крутить какие-то на его взгляд фигуры высшего пилотажа, а на самом деле просто беспорядочно дёргал ручку управления. Потом сообразил, что вокруг облака и ни своих ни чужих не видно. Из облаков выходить было страшно. И он попробовал как мог по приборам развернуть самолёт к родному и такому уютному аэродрому. Но перепутал восток с западом. Постепенно Вася успокоился. Осознал опять себя боевым лётчиком. Периодически ему казалось что он сбился с курса, и он уверенной рукой опытного пилота корректировал полёт.

Внезапно облака расступились, и Вася увидел в метрах в стапятидесяти перед собой и чуть ниже одинокий большой самолёт с немецкими крестами. От неожиданности Васин мочевой пузырь опять опорожнился. Пальцы свело судорогой. И Вася непроизвольно нажал на гашетку. Очередь из двух крупнокалиберных БС и 20-ти миллиметровой пушки ШВАК разорвала в клочья кабину пилотов и центральный двигатель Юнкерса. Юнкерс стал валиться к земле, а Вася испугавшись что, кто-нибудь может его увидеть-услышать, опять рванул в облака разворачивая самолёт. Секунд через тридцать испуганный Вася выскочил в очередной разрыв облаков и увидел несущийся прямо на него Фокке-Вульф. Вася зажмурил глаза, сведённые судорогой руки плотнее вцепились в ручку управления и случайно нажали на гашетку, выпуская одной очередью весь боезапас.

Немец опоздал буквально на миг. Его самолёт развалился. От очереди Васиного Яка. Через какое-то время Вася осознал что всё ещё жив и открыл глаза. Немца ни где не было.

Как младший сержант Дякив добрался до своего аэродрома – загадка природы. За весь полёт Вася ни разу не набирал максимальной скорости, всю дорогу летел на ровном экономичном газу. Сел на последних каплях топлива.

21 декабря 1942 год. аэродром около г. Орджоникидзе.

Вылет истребительного полка на прикрытие полка Пе-2, закончился в целом успешно. Пешки слетали без потерь. Истребители сбили два мессера, своих потерь не имели за исключением пропавшего самолёта с молодым пилотом. Ни кто не видел куда и как он пропал. Все Яки уже давно раскатили по полукапонирам и начали обслуживать. Как вдруг на взлётное поле грохнулся, дав козла и чудом не сломав стойки шасси, пропавший самолёт. Техники бросились к Яку. Пилот почему-то не выбирался из кабины. От штаба полка на взлётку рванул санитарный автобус. Общими усилиями техников и санитаров достали из замершего самолёта младшего сержанта Дякива. Подошедшие ведущий и комэск увидели еле стоящего на ногах Васю в мокрых штанах. Раздвинули отпускающих шуточки техников. Комэск попытался добиться от Васи доклада. Но в ответ был только малосвязный лепет.

– А, патроны все куда-то расстрелял – послышался возглас механика Васиного самолёта.

– Сними фотопулемёт, посмотрим по каким уткам он стрелял, а то от этого тюти хрен чего добьёшься.

Через пол часа в штабе полка с удивлением рассматривали свежепроявленные снимки. Тютя завалил Юнкерс и Фокке-вульф. Вот это номер! Начальник штаба полка рассмотрев тактические знаки на юнкерсе, рванул к телефону. Через час офицер из разведотдела Северной группы и НШ полка пытались вытрясти из Васи подробности полёта.

Исходя из анализа радиоперехвата и фотографий сделанных фотопулемётом Васиного Як-1, выходило что младший сержант Дякив завалил самолёт командующего группой армий «А» генерал-полковника Эвальда фон Клейста. Судя по суете немцев в эфире в самолёте разбился сам командующий с начальником штаба группы армий и чуть не половина офицеров штаба.

Через три дня в «Красной Звезде» вышла статья о подвиге простого украинского паренька. Вася стал младшим лейтенантом кавалером ордена «Боевого Красного Знамени». Ещё через два дня мюнхенский «Народный обозреватель» сообщил читателям о том, что лейтенант Дякив и вся его семья объявлены личными врагами Фюрера.

Больше всего было головной боли у политуправления Закавказского фронта. Перетрусивший Дякив наотрез отказался садиться в самолёт. По всему выходило, что путь Васи лежал в штрафбат. Но проведённое ещё раз медобследование, дало основание попросту комиссовать младшего лейтенанта Дякива. И Вася отправился работать помощником механика в один из узбекистанских совхозов.

21–22 декабря 1942 год. Около г. Тихорецк.

Командующий 1-й танковой армией фон Макензин хотел лично командовать задержавшимся штурмом Тихорецка, назначенным на вечер. Но в около 14–00 ему сообщили о гибели командующего и начальника штаба группы армий. Макензину пришлось, в ожидании приказа из Берлина о назначении нового командующего, брать управление группой в свои руки. Он временно возложил на штаб своей армии обязанности штаба группы и приказал остаткам штаба группы армий со всеми службами штаба прибыть к нему под Тихорецк.

За всеми хлопотами по восстановлению управления войсками группы армий, Макензин пропустил сильнейший налёт советской авиации на сосредотачивающиеся у Тихорецка части 40-го танкового корпуса. Пропустил он и сам штурм города.

Доклад начштаба армии-группы армий в полночь был безрадостен. 3-я танковая дивизия потеряла от бомбёжек, на минных полях у Тихорецка, от огня противотанковых орудий и в засадах на улицах города более 60-ти танков, и не смогла закрепиться в южной части города, хотя в какой-то момент немецкие танкисты прорвались даже до вокзала. Панцергренадёров русские удачно для себя смогли отсечь от прорвавшихся в город танков. Пехота атакующих несколько раз сходилась в рукопашную с обороняющимися, но понеся большие потери была вынуждена отступить.

Ночью прибыла колонна с остатками штаба группы армий. И Макензин погрузился в разбор обстановки. Утром 22-го декабря он отменил второй штурм Тихорецка. Приказал 40-му танковому корпусу обойти Тихорецк с севера и ускоренным маршем двигаться к Ростову. Кроме того всем моторизованным и танковым частям группы армий был отдан приказ о немедленном марше к Ростову и подчинении их 40-му танковому корпусу. Было необходимо собрать с тысячекилометрового фронта все подвижные части и соединения для гарантированного взятия Ростова. Без открытия железнодорожного сообщения с Рейхом группу ждал в ближайшее время полный разгром. Всей истребительной авиации имеющей ещё горючее было приказано перелететь на аэродромы севернее Краснодара и сосредоточиться на прикрытии движения танковых частей к Ростову.

17-й армии было приказано к 25 декабря отойти на рубеж реки Кубань от Краснодарского водохранилища до станицы Славянской и далее по реке Протока до Азовского моря. Остальные соединения группы должны были отойти к 27 декабря на рубеж Краснодар-Кропоткин-Сальск.

Только получив от связистов доклад о том что все соединения группы армий получили его приказы, Макензин отправил свой рапорт в Вюнсдорф начальнику генерального штаба Сухопутных войск Макензин надеялся на то что когда до Гитлера дойдёт информация о его приказе на отступление, отменить приказ будет уже не возможно. Войска уже начнут отход. Макензин понимал что ни чем хорошим для него это не кончится. Он уже смирился с тем что скорее всего предстанет перед трибуналом. Но всё равно надеялся попытаться спасти несколько сотен тысяч солдат от русского плена. При любом раскладе группа армий была бы разгромлена, потеряла бы большую часть тяжёлого вооружения и либо в беспорядке отступила либо попала бы в котёл. И хрен с этим Адольфом. В русский плен Макензину ходу тоже не было. Вряд ли большевики простят его приказы о расстрелах. Он даже подумал, что после взятия Ростова стоит застрелиться. Но всё вышло немного по другому.

Разведуправление Закавказского фронта засекло внезапный всплеск радиобмена из района возле разъезда «1558-й км», что на полпути от Кропоткина к Тихорецку. Разведгруппа посланная подполковником Андриановым вдоль дороги на Кропоткин имела в своём составе авианаводчика.

В 16–15 22 декабря 219-я бомбардировочная авиационная дивизия получила приказ на бомбёжку в районе 1558-го разъезда. Истребители Люфтваффе не смогли предотвратить налёт. Двести десять Пе-2 сбросили двести тонн ФАБ-250 на открыто расположенный, слабо замаскированный штаб группы армий «А» и штаб 1-й танковой армии.

Штаб группы армий «А» и штаб 1ТА перестали существовать. Вместе со штабами погиб и генерал-полковник Мекензин.

21 декабря 1942 год. г. Ростов.

Ночью прилетел на Пе-2 в сопровождении эскадрильи истребителей ЗНШ фронта полковник Васильев. Довёл обстановку.

Гот идёт к Волгодонску, Клейст готовится к штурму Тихорецка. Сталинградский фронт наступает по обоим берега Дона вниз по течению и уже освободил Волгодонск. Закавказский фронт неспешно давит на немцев не давая им снять дополнительные части для штурма Тихорецка и Ростова.

Затем я рассказал ему свою задумку. Вместе ещё раз послушали доклад Зиберта.

– Ты меня до инфаркта доведёшь со своими цирковыми фокусами, – возбуждённый Васильев никак не мог определиться как ему относиться к моему замыслу, – это ж додуматься надо – у немцев билеты на поезд в Крым покупать. И подчинённые у тебя клоуны, – добавил полковник поднимая взгляд на улыбающегося Зиберта.

– Послушай, Александр Филиппович, месяц назад ты особо не верил что мы до Тихорецка дойдём, не то что до Ростова. Почему сейчас сомневаешься?

– Авантюра. Авантюра это Леонид Ильич. Людей погубишь.

– Мы уже свои жизни окупили. У бойцов кураж появился. Надо, надо пока немцы не очухались Крым брать. Получится – тут и так всё понятно. Не получится – ляжем в землю, но сколько немцев на себя оттянем. На сколько фронту облегчим движение.

– И всё же, ты, перед штурмом Ростова, предлагаешь вывести из него две трети танков и три тысячи самых подготовленных бойцов. Не удержат оставшиеся город. Немцы из окружения выскочат. Твоя задача сейчас Ростов удержать. Отобьёшь штурм, наши подойдут, тогда и можешь в Крым идти. В этом случае я тебя всеми руками поддержу.

Так и проспорили до утра. Почти убедил Васильева. Он решил не улетать, а остаться ещё на сутки, чтобы лично оценить готовность города к штурму. Вместе отправили обширную шифровку в штаб фронта и поехали инспектировать гарнизон.

Всю неделю с момента освобождения Ростова действовал воздушный мост. С Большой Земли шёл постоянный поток пополнения. Обратно вывозили раненых и истощённых бывших пленных. В дополнение к сводной десантной бригаде, за неделю к нам перебросили две воздушно-десантных бригады 5-го воздушно-десантного корпуса из резерва Ставки.

Количество защитников города выросло до 24 тысяч. Три тысячи бойцов моей бригады, почти девять тысяч десантников, три тысячи бывших военнопленных, почти семь тысяч народного ополчения и ещё две тысячи вышедших к Ростову различных партизанских отрядов.

Запасов продовольствия, топлива и боеприпасов хватит с избытком на всех ещё недели на две-три. А там скорее всего наши подойдут. О противном случае – не будем.

Подступы к городу активно минировались, на дальних подступах были оборудованы скрытые наблюдательные пункты с телефонной связью. В пригородах и в самом городе готовились огневые мешки и засады. Артиллерия имела по пять-шесть запасных позиций. Десяток 105 мм гаубиц поставили на жд-платформы и теперь они могли быстро перемещаться по кольцевой железной дороге. Мост через Дон заминирован. Места возможных переправ тоже. Здания на въездах в город подготовлены к подрыву, с целью создания непроходимых для техники завалов.

На вечер назначили совещание командиров уже частей, а не подразделений, и начальников служб. На совещании получили шифровкой сводку с фронта. Радость – под Волгодонском разбиты остатки 4-й танковой Гота и погиб Клейст со своим штабом. Последняя капля растопила сомнения Васильева.

Васильев обещал при докладе командующему фронтом поддержать мой план. Обсудили возможные и желательные варианты помощи и взаимодействия с силами Закавказского фронта и Черноморского флота, как в отношении гарнизона остающегося в Ростове так и в отношении бригады уходящей в Крым.

Ночью Васильев улетел. Будем ждать результата. Очень надеюсь на то, что командующий поддержит мой план.

22 декабря 1942 год. г. Ростов.

Почти весь день нас бомбили и пытались бомбить. Два налёта по 120 бомбардировщиков и 50–60 истребителей с утра в 9 и 10 часов. Лётчики 9-го ГИАПа бились, бились на смерть. Большое спасибо командованию – полк Шестакова к сему дню имел 100 самолётов – 4 эскадрильи по 24 самолёта и 4 самолёта в штабе полка и 150 лётчиков – для повышения интенсивности полётов. Уникальная организация. Вместе с Шестаковым просили командование. Видимо за нами внимательно из Москвы смотрят – разрешили такого монстра родить.

К одиннадцати часам у нас стало на 32 самолёта меньше. Люфтваффе потеряло около сотни юнкерсов и два десятка мессеров и фокеров. Наломали дров в городе немцы нам неслабо, но серьёзно на обороноспособности гарнизона это не отразилось. Народ был затренирован учебными воздушными тревогами. Те кому надо – у зениток стояли или бдели, все кому не надо в бомбоубежищах прятались.

В 15 и 16 часов была еще пара налётов. Эти самки собаки видимо воспользовались первыми налётами и отсутствием нашей авиаразведки – подтащили две крупнокалиберные батареи, одну в Азов, другую а Октябрьского, и начали обстрел города одновременно с третьим налётом. Пока сориентировались что и откуда бьёт, пока отправили туда на разборки авиаштурмовиков – время шло. Городу сильно досталось от немецких канониров. Два дома рухнуло раздавив бомбоубежища что были под ними, несколько сотен убитых мирных жителей от двух снарядов.

Я наверное в какую-то другую реальность попал. Не перестаю удивляться очень достойной адекватностью верхнего руководства. На первые два налёта фронт отреагировал можно сказать моментально. К двум часам дня к нам на аэродром перелетело ещё сорок истребителей. Так что обеденные налёты если бы не артобстрел вообще бы обошлись нам малой кровью. Прилетело к нам два раза по 65–70 бомберов и 30–40 истребителей. Видимо те же утренние прореженные. Улетали же они примерно с теми же потерями что и утром. Поэтому перед закатом к нам вернулось всего 35 юнкерсов и десяток мессеров. Настырные ребята. Шестаковцы ссадили их всех. За последние три налёта потери 9-го ГИАПа составили 17 самолётов. Ночью же прилетела замена.

Ещё после обеда несколько раз отправляли авиаразведчиков вокруг города, думал немцы готовятся к штурму. Ничего стоящего внимания не нашли.

Вместе с пополнением в авиаполк пришла новость о удачном отбитии штурма Тихорецка и о уничтожении всего штаба группы армий «А» и штаба 1-й танковой армии. Про гибель Макензина мы узнали ещё через день.

Пруха. Пошла карта. Надо этим пользоваться. Где там Тюленев? Чего молчит? Связисты приносят шифровку. Ура! Приказ командующего на рейд в Крым!

Подать мне сюда Зиберта!

22 декабря 1942 год. г. Москва. Кремль.

У Иосифа Виссарионовича Сталина было много забот. Каждая такая забота могла обеспечить головной болью не один десяток отличных управленцев и администраторов и обеспечить бессонной работой не один миллион толковых исполнителей. А ему приходилось держать всё в голове, принимать окончательное решение куда копать и где бежать. Он добровольно принял на себя ответственность перед страной и народом и, решая какой вариант ликвидации проблемы верен, не мог позволить себе подбрасывать монетку. Он хорошо усвоил старую военную мудрость: – Если приказ может быть понят неправильно, то он будет понят неправильно. Соответственно мало было принять решение, надо было добиться от исполнителя полного понимания как буквы так и духа этого решения.

Сегодня вечером Сталин решил разобраться с ситуацией на юге. Представитель Ставки на Сталинградском фронте генерал армии Жуков две недели назад уговорил Ставку отложить начало операции «Большой Сатурн». Закавказскому фронту в этой операции отводилась пассивная роль. Это Сталинградский, Донской и часть Воронежского фронта должны были уйти в прорыв через бреши в немецкой обороне и взять Ростов, заперев в котле весь южный фланг вермахта. Но Жуков убедил Ставку что сил у фронтов ещё мало, а у немцев ещё не исчерпаны резервы и прорыв может окончиться новой катастрофой как полгода назад под Харьковом. Поэтому задачи Воронежскому и Сталинградскому фронтам были сильно урезаны. И взятие Ростова планировалось не в результате стремительного прорыва, а в следствии поступательного движения вслед за выдавливаемыми немцами. Закавказский же фронт должен был сидеть в позиционной обороне связывая группу армий «А».

Но вдруг какой-то безбашенный полковник умудряется убедить осторожного Тюленева и малыми силами берёт Ростов. Как только стало понятно что есть надежда удержать Ростов – Сталинградскому фронту был отдан приказ перейти от выполнения «Малого Сатурна» к «Большому». И появилась надежда на громадный успех, на порядок больший чем под Сталинградом. Но большие достижения всегда за собой тянут и большие проблемы. А оставлять на самотёк решение проблем Сталин не любил да и не мог себе позволить.

В кабинет после доклада Поскрёбышева зашли Берия и Каганович.

Сталин не стал в сложный и ответственный момент отрывать от фронта Тюленева и вызвал в Москву Члена Военного Совета фронта, старого соратника Лазаря Моисеевича Кагановича. Берия же был нужен как хороший знаток Кавказа и злой гений всех врагов Советской Власти. В данный момент Сталин хотел прояснить ситуацию с внешними врагами при чём даже не столько с воюющей с СССР Германией, сколько так сказать с потенциальными врагами.

– Здравствуйте, товарищи, проходите, присаживайтесь.

– Здравствуйте, товарищ Сталин.

– Здравствуй, Коба.

Верховный Главнокомандующий не стал для затравки разговора обсуждать погоду, не стал спрашивать старого друга как он долетел, а сразу перешёл к делу.

– Лазарь, как ты оцениваешь изменение обстановки на юге в связи с освобождением Ростова?

– Извини, Коба, что не поставили в известность Ставку о готовящейся операции. Но по сути шансов за то что Брежнев дойдёт до Тихорецка практически не было. Он ведь в Тихорецк зашёл буквально на последних каплях бензина. И если бы не захватил там склады с топливом, ни о каком Ростове речи бы не шло. Так вот до Тихорецка это был чистой воды внутрифронтовой рейд. Потрепали бы тылы и нерву Клейсту при минимальных своих потерях и всё. Ну а как стало понятно, что рейд имеет шансы на успех – сразу доложили в Ставку.

– Жуков очень обижается, на Тюленева, – вставил слово Берия, – Жуков силами двух фронтов отказался Ростов брать, а Тюленев одной бригадой освободил.

– Сейчас не о том. Лазарь, мы удержим Ростов? Как считаешь?

– Удержим. Удержим, Коба. Фронт делает всё для этого. Немецкую авиацию мы задавили. Большую роль сыграла операция «Лесник». У немцев и так мало горючего, а тут мы очень сильно затруднили перевозки в том числе и топлива. Так что немцы летают мало. И наши лётчики имеют подавляющее превосходство. Небо на юге наше. В Ростове посадили два полка. Штурмовой и истребительный. Число истребителей постоянно поддерживается не ниже ста, потери сразу восполняем с Большой Земли. Этого количества хватает для отражения всех налётов на Ростов. Подтянуть что-то способное на штурм города пока у немцев не получается. Армия Гота выведена из игры. Управление группой армий «А» полностью дезорганизовано. Танки Макензина до Ростова смогут дойти не ранее чем через три дня. Танкисты нашей 5-й танковой армии, насколько я понимаю, через три дня придут под Ростов по левому берегу Дона. И 4-я танковая по правому берегу до Ростова в те же три дня дойдёт.

– Товарищ, Берия, а точно немцы не смогут от куда-нибудь к Ростову войск подкинуть?

– Две дивизии из Франции, одна танковая и одна моторизованная едут. Но мы сильно попортили дороги на Украине. Раньше чем через неделю не доберутся. Есть сведения что под Дебальцево немцы формируют сводную мотопехотную дивизию для штурма Ростова. Но по численности она пока не превышает бригады и вряд ли превысит. Эта недодивизия гарнизону Ростова сейчас уже не страшна. Отобьются. В Ростове личного состава хватит на две мотострелковые дивизии и танковую бригаду. А по сути они там уже и сформированы.

– Хорошо, по Ростову успокоили. Что по Крыму, Лазарь?

– Честно говоря, Коба, на мой взгляд – очередная авантюра. Но шансы есть. Расклад чуть лучше чем перед началом рейда в Тихорецк. Как только Брежнев окажется в Крыму, фронт планирует высадить пять-шесть воздушных десантов численностью от батальона до бригады. Большую часть – посадочным способом. Уже начато усиление наших разведывательных и диверсионных сил в Крыму. По мимо имевшихся там, заброшено 42 ДРГ. Мы уже докладывали – нужен приказ флоту на десанты в основные порты кроме Севастополя – его Брежнев обещает взять с суши. У 9-й ОГТБр есть актуальные данные по дислокации авиации немцев в Крыму. ДРГ и партизаны ориентированы на постоянный мониторинг аэродромов противника. Аэродромы и РЛС – первые цели для бригады и ДРГ. Как только основная часть авиации немцев в Крыму будет нейтрализована – флот может смело высаживать десанты.

– Хорошо, мы дадим такую команду вице-адмиралу Октябрьскому. Но теперь давайте обсудим проблемы которые возникнут в связи с этим. – Сталин подошёл к огромной карте Европы – Поправьте меня если, я не прав. После выхода Сталинградского фронта к Ростову, и тем более после освобождения Крыма, у Гитлера на юге образуется прореха на фронте длиной около 600 километров. И заткнуть эту дыру он вряд ли сможет. Да, не сможет. Соответственно мы на этом направлении будем наступать, и наступать быстро. К весне мы сможем выйти к Днепру или даже на рубеж Одесса – Киев – Брянск.

– Коба, я пока вижу только огромные проблемы для Гитлера и просто проблемы для наших железнодорожников и службы тыла.

– Пока да, так и есть но давай дальше. От Киева до Брянска, в прочем как от Одессы до Киева вермахт не сможет к весне выстроить хоть какую-то оборону. Что нам делать?

– Я вижу два варианта – выводить из войны Румынию с Болгарией и наносить удар от Киева через Минск в Прибалтику.

– Ты прав, Лазарь, мы скорее всего так и сделаем. Ударим на Прибалтику чтобы уже окружить сразу и группу «Центр» и группу «Север». Если сил хватит, то и через Румынию пойдём на Балканы. Летом мы сильно наступать не сможем, так как надо будет добить окруженных немцев. Но думаю на рубеж Сараево – Белград – Ужгород – Варшава – Данциг выйти к концу лета сможем.

– Пипец Адольфу, – не смог сдержаться Каганович.

– Согласен, большой пипец. К концу года войну закончим в Амстердаме и Париже. Красивая сказка? Вы уверены, товарищи, что Гитлер этого не видит?

– Должен видеть – согласился нарком НКВД.

– Если видит, то должен искать решение, – включился Каганович, – но вряд ли у него получится что дельное найти. Как думаешь, Лаврентий Палыч, найдёт?

– Нет, не найдёт.

– Товарищ Берия, изложите-ка подробнее свою позицию.

– Начну с севера на юг и с запада на восток. Сразу отмечу, что чисто теоритически действительно существенную помощь Гитлер может найти только в Евразии. Другие континенты не рассматриваем. Швеция – нейтрал, чем может уже помогает. Её армия нам на один зуб. Её участие в войне никак не отразится на ходе войны. То же можно сказать про Швейцарию. Франция, – Петен возможно даст Гитлеру около двадцати дивизий. Но вооружать их будет особо нечем. Да и не будут французы за Рейх яро сражаться. Немного нас притормозят и потом разбегутся или в плен сдадутся, как итальянцы сейчас сдаются. Испания-Португалия – и в лучшие для Рейха времена не соглашались на участие в войне. Они и так Гитлеру помогают как могут. И нужны они Гитлеру нейтральными, чтобы с Латинской Америкой торговать, да и с нашими «союзниками» через них удобно дела иметь. Болгария войска на фронт не пошлёт. Понимают что все они как минимум сразу сдадутся, а как максимум – поднимут красное знамя. Есть вероятность что Гитлер обяжет оккупированные страны провести мобилизацию и отправить войска на Восточный фронт. Но это в добавок к французам – 30–40 дивизий. То есть Гитлер по всей Европе сможет наскрести 50–60 дивизий, слабо вооруженных, слабо мотивированных. Этого хватит чтобы притормозить нас на границах Рейха, но не остановить. Вывод – Гитлер будет пытаться это сделать, но это ему слабо или совсем не поможет.

– Далее, – Берия отглотнул из стакана минералки и продолжил – Турция, Гитлер давно обхаживает Инёню. Но тот даже этим летом не согласился вступить в войну. По нашим данным Иненю согласился рассмотреть вопрос объявления войны СССР только после взятия вермахтом как минимум Баку и Тбилиси. В нынешней ситуации у Гитлера нет шансов добиться от Турции даже существенной не военной помощи, не говоря уже про вступление в войну на стороне Рейха. Гитлеру надо бояться, что Турция может вступить через какое-то время в войну на нашей стороне. Далее на восток. Иран, Афганистан, Гоминьдан – пропускаем по понятным причинам. Япония – сама сильно занята в Китае и на Тихом океане. Ввязываться в войну с Советским Союзом не будет, раз уж в худшие для нас времена не напала.

– То есть, проблемы у Гитлера есть, а решения их нет, – подытожил Каганович.

– Не спеши, Лазарь. Вот у меня вопрос: а понравится ли Англии, что к концу следующего 43-го года вся Европа будет под нами? А ведь наши «союзники» к тому времени только из Ливии в южную Италию смогут высадиться. Ну может Бельгию и часть Франции смогут занять. Что думаете, товарищи?

– Коба, ты хочешь сказать, что Черчилль может пойти на союз с Гитлером?

– Не сейчас. Сейчас не может. Но вот помочь может. Вот товарищ Берия докладывает, что его сотрудники и наши друзья за рубежом фиксируют возросший поток дипломатической переписки между Лондоном и английским посольством в Турции. В Турцию же неожиданно и срочно отправилось несколько групп высокопоставленных чиновников из Форин-офис и офицеров генштаба и разведки.

Сталин прервался, давая собеседникам время осмыслить услышанное, взял со стола трубку, не спеша набил её табаком, прикурил её, и сделал две длинных неспешных затяжки.

– Товарищ Берия, как ви думаете, смогут англичане уговорить Турцию вступить в войну? Что они Турции будут за это обещать?

– Смотря что предложат.

– Могут пообещать восстановить Османскую империю – выдохнул Каганович.

– Ну, да. Могут отдать Палестину и Аравию, товарищ Сталин. И Ирак могут пообещать.

– Во-о-от, видишь, Лазарь. А ты говоришь – проблемы только железнодорожникам и тыловикам.

– Значит надо быстрее добивать немцев на Кавказе и разворачивать фронт к турецкой границе, – начал рассуждать Лазарь Моисеевич.

– Не торопись. Думаю англичане, тоже не будут торопиться. Для них сигналом для подталкивания Турции в войну скорее всего станет уничтожение армий покойника Клейста. – Сталин сделал паузу для очередной затяжки, – Таким образом задача фронта следующая. Ростов – удержать, Крым – освободить. А вот на остальных участках действовать крайне аккуратно и осторожно. Беречь людей, лишний раз в бой не вступать. Не совсем не вступать! А в лишний! Пусть немцы сами отступают, пусть с голода пухнут и дохнут. Надо сделать так чтоб окончательная ликвидация не отняла у нас много ресурсов, чтоб мы не потеряли много людей, но и затягивать особо не надо. Думаю месяц-полтора не больше. За это время Ставка сможет начать подготовку на турецкой границе. И вот к началу-середине февраля фронт должен уже начать разворачиваться против Турции. – ещё затяжка, – Понимаешь Лазарь, если Тюленеву поручить, он или людей положит чтоб побыстрее немцев добить или будет топтаться на месте ожидая когда немцы сами к нему придут сдаваться. Ты хоть и говоришь, что ты – коммунист, но я прошу тебя сейчас вспомнить о своих иудейских корнях, – подколол Сталин Кагановича, – надо точно там на Кавказе всё промерить, всё оценить. Найти тот минимум усилий и жертв какой понадобится для разгрома немцев на юге.

Каганович нахмурился услышав напоминание про еврейскую родословную. Он часто в кругу друзей с гордостью говорил: – Я не еврей – я коммунист!

Но потом вдруг улыбнулся и сказал: – А, знаешь, Коба, у меня есть одна еврейская идейка как нам снизить затраты. Но нужно твоё согласие.

– Интересно, излагай.

Когда Лазарь Моисеевич закончил излагать, Сталин и Берия несколько минут не могли унять конский хохот. На шум даже Поскрёбышев заглянул.

– Уморил, Лазарь, уморил. Хорошо и это сделаем. Вам, товарищ Берия, надеюсь не надо растолковывать на какие направления обратить особое внимание?

– Так точно! Не надо, товарищ Сталин. Англия, переговоры Англии с Турцией. Турция и её взаимоотношения с Рейхом.

На этом встреча и завершилась. Оставшись один Сталин сделал себе пометку – подумать о замене командующего Черноморским флотом. Если война с Турцией случится, будет необходим решительный и успешный десант в Проливы. А Октябрьский скорее всего такую задачу не осилит.

23 декабря 1942 год. г. Мариуполь.

Ночью группа Зиберта-Шпеера снова выдвинулась к Мариуполю. Около пяти часов утра проехали станицу Будёновскую. Оценили ремонт моста. Молодец староста. Справился. Замолвим перед трибуналом за тебя словечко. Чтоб верёвочку для тебя выделили новую. Полицаев, что опять спали в будке будить не стали.

К рассвету были уже на въезде в Мариуполь. На посту дежурил уже знакомый унтер-австриец. Встретились как хорошие знакомые.

– А, что любезный, комендант Михаэль, во сколько на службе появляется?

– Тут у нас всё строго, герр майор порядок любит. В восемь часов уже все на службе, – унтер глянул на часы, – так что герр майор уже двадцать минут как в комендатуре.

– Можно от Вас позвонить. Мне надо парой слов с ним обменяться.

– Конечно, герр майор. Пойдёмте в дежурку, телефон там.

Дозвонились быстро. Михаэль очень обрадовался звонку герра Шпеера. Сообщил что все договорённости он исполнил. Сейчас немного занят, но в 11–00 готов встретиться в том самом ресторане на вокзале.

Ну что ж время есть. Скатаемся в Приовражное. На разъезде на боковых ветках стояли четыре состава в оговоренной комплектации. Рядом с составами свежесобранные из шпал и рельсов пандусы. Вокруг поездов ходит караул. Десяток солдат во главе с унтер-офицером. Явные тыловики. Паровозные бригады скучают в малюсеньком здании дежурного по станции. Вроде пока всё нормально без подстав.

Группа возвращается в Мариуполь. Ресторан на вокзале. Личный кабинет коменданта. Ровно в одиннадцать появляется комендант. Радостный. Видит тяжёлый портфель у Шпеера.

– Ну как посмотрели составы, герр Шпеер? Если я берусь за дело, то можно не сомневаться, всё будет в лучшем виде.

– Пока я удовлетворён нашим сотрудничеством. Надеюсь что и дальше всё будет идти согласно договорённостям.

– Как можно? Что Вы, не сомневайтесь. Для герра рейхсминистра я сделаю даже больше чем возможно.

Неожиданно распахивается и в кабинет врывается генерал, и с порога начинает рычать.

– Михаэль, вы охренели, что вы творите, сколько я буду это терпеть, мне надоело ваше самоуправство. И сколько можно бухать в служебное время, когда вермахт напрягает все силы, а вы, вы, у меня нет слов.

– Успокойтесь, герр генерал. Позвольте Вам представить – айнзатцляйтер Шпеер, инспектор из ОТ-Zentrale.

– И что. Я вижу. Это не извиняет вас…

– Герр Шпеер – племянник рейхсминистра.

Генерал чуть не подавился.

– Вот мои документы, герр генерал, – Зиберт протянул генералу стопку удостоверений.

Генерал рассеяно пролистал документы, вернул и представился: – Рад знакомству, герр Шпеер. Фельдкомендант данного города генерал-майор Гофман.

– Взаимно рад, герр генерал. Но чем вызвал Ваше неудовольствие майор?

– Мне только что звонили из Ровно. Из приёмной самого рейхскомиссара. Мы должны срочно отправить все магистральные локомотивы в Киев. А мне докладывают, что Михаэль где-то прячет четыре из шести самых мощных паровозов. Михаэль. это вам с рук не сойдёт. Вы хотите попасть на фронт? Мне надоело покрывать ваши грязные делишки.

– Успокойтесь герр Гофман. Я думаю могу замолвить слово за бедного Михаэля, – и увидев внимательный и заинтересованный взгляд генерала Зиберт продолжил, – Михаэль выполняет неофициальное поручение рейхсминистра.

– Мне ни о каком поручении рехсминистра не известно.

– Герр майор, оставьте пожалуйста нас с генералом. Мне нужно ему кое-что сообщить.

Михаэль вышел.

– Михаэль говорил мне, что он здесь главный и всё решает, видимо он мне не всё сказал?

– Да, герр Шпеер, город находится в тылу действующей армии. Поэтому военные структуры здесь главные. А Михаэль ведёт себя здесь как у себя в имении.

– Я очень сожалею о том, что сразу не встретился с Вами, герр генерал. Но видите ли, я здесь кроме инспекции выполняю неофициальное задание рейхсминистра. Можно даже сказать очень неформальное.

– Ха, говорите прямо, герр Шпеер, в Берлине узнали про забавы с контрабандой и тоже решили сыграть свою игру. Я прав?

– Ну всё несколько сложнее, но упрощённо – да Вы правы. Сто пятьдесят. Тысяч. Рейхсмарок.

– Герр Шпеер, я со всем уважением отношусь к Вашему дяде, но и Вы поймите. Локомотивы нужны в рейхскомиссариате. Там застряли две дивизии из Франции. А эти дикие партизаны испортили почти весь подвижной состав.

– Так в чём проблема. Сегодня ночью локомотивы отвезут груз для дядюшки в Крым, а завтра ещё до полудня будут в Киеве, – Эрвин увидел что генерал колеблется, надо добивать, – И кстати про Францию, если вам уже надоели эти дикие места, я замолвлю за Вас слово, а дядя умеет ценить решительных и договороспособных людей. Поверьте мне в этом деле заинтересованы очень серьёзные люди. Война надеюсь скоро закончится, и всем надо будет думать как устроиться в мирной жизни. Месяц назад мы с дядей были в Эссене на охоте в имении Круппа. Так вот дядя Альф жаловался, что не может найти толкового управляющего на один из своих заводов. Понятно – сейчас Вы на службе, но когда кончится война…

– Но локомотивы завтра в полдень должны быть в Киеве. И Франция. И марки.

– Можете не сомневаться, – Эрвин выглянул за дверь – герр майор, Вас не затруднит позвать моего водителя. Скажите ему, чтобы принёс мой багаж.

Через пять минут Эрвин отсчитал и передал генералу 150 тысяч рейхсмарок. Возникла проблема куда класть деньги. В ресторане нашлась только корзина, пришлось сложить в неё.

Перед расставанием довольный генерал спросил Зиберта может ли он чем-нибудь ещё помочь.

– Не дёргайте сегодня Михаэля, раз уж он всё начал организовывать – пусть и закончит.

Генерал ушёл. А Михаэль зашёл. Эрвин наехал на коменданта. Что за дела? Почему не сказал что надо ещё с фельдкомендантом делиться. Если так дальше пойдёт, то племянник рехсминистра останется совсем без денег. Комендант покаялся, выразил желание вернуть полученный сегодня транш. Но Эрвин простил его и согласился на 15 процентов от прибыли в предприятии коменданта. Поторговались. Сошлись на семи процентах. И герр Шпеер стал акционером нелегальной банды контрабандистов.

Ещё через час в Ростов ушел сигнал о готовности транспорта.

23 декабря 1942 год. ст. Тимашёвская, Краснодарский край.

Командующий 17 армией генерал-полковник Рихард Роуфф[99] сидел в небольшой саманной хижине и придавался меланхолии. Ни чего не хотелось делать. Всё зря. Полгода его армия штурмовала Кавказ. По сравнению с другими армиями Вермахта – успехи были крайне скромные. Русские упрямо цеплялись за каждую гору, за каждый перевал и горную долину. Каждый раз казалось что ещё чуть-чуть и бравые егеря скинут большевиков в море. Но даже в Новороссийске не удалось толком закрепиться, не говоря о том чтоб взять Туапсе или Сухуми. А потери росли. Опытных отборных альпийских стрелков пришлось дополнять и даже заменять румынскими частями. Какие на хрен из мамалыжников егеря и альпинисты. А русские части сформированные из горцев и чекистов знали здесь все тропки и пещеры, со славянским коварством, пролезая в самую узкую щель, неожиданно возникали в тылу подразделений армии. Не было эпического размаха сражений. Были ежедневные ежечасные мелкие стычки небольших подразделений. Выслеживание противника в горах превращалось в охоту. Русские прятались как дичь, но очень часто дичь превращалась в охотника. И тогда целая долина или перевал превращались в охотничьи угодья. Где не было боя, а была охота. И не всегда было понятно кто дичь, а кто охотник. Когда во взводе двое убитых, один ранен и один обморожен – это допустимые и небольшие потери. Но когда даже без боя, каждую ночь ещё один обмороженный, и когда это во всех взводах и ротах армии. Потери армии росли по капельке, но эта капель достигая штаба армии превращалась в непрерывный поток госпитальных эшелонов и реку из похоронок отправляемых в Рейх.

Ещё пару месяцев назад Роуфф чёрной завистью завидовал Паулюсу. Вот где масштаб! Вот где творится история. Месяц назад зависть прошла. Лучше тихонечко посидеть в уголке, чем попасть в такую переделку. То что Паулюса не ждёт ничего хорошего уже было понятно. Неудачник – проигравший битву. Вопрос только в чём выразится нехорошее для Паулюса – русский плен или ярость Фюрера. И не известно что хуже.

Десять дней назад Роуффа начали посещать неприятные предчувствия. Почти прекратилось снабжение. Пополнение приходило только из армейских госпиталей. Выздоравливающих после ранения уже не отправляли в отпуск в Рейх, они сразу возвращались в свои части. Армия слабела. По докладам разведчиков – русские же наоборот накопили достаточно сил чтоб выбить его армию с гор, но почему-то этого не делали.

Вчерашний приказ Макензина на отход. Армия отходила сама, без боя. Русские наступали. И земля за которую тысячи арийцев заплатили своими жизнями доставалась большевикам за даром. Трудности с топливом и транспортом, не позволяли вывести многое из тяжёлого вооружения. Большую часть артиллерии без грузовиков и тягачей было просто не перетащить через горные перевалы. Армия отступала налегке. Иногда даже имеющийся в частях запас продовольствия приходилось бросать. Раздавали продукты солдатам, но им еще винтовку нести, патроны, гранаты. Солдат не лошадь. По горам больше двадцати кило не унесёт. И уходили подразделения имея максимум пятидневный запас продовольствия. А на армейских складах запасы уже заканчиваются. Да и развести эти запасы по частям теперь большая проблема. Партизаны-диверсанты объявили настоящую охоту за грузовиками. Один-два выстрела по двигателю и ещё один взвод идёт пешком или ещё один батальон остался без обеда или патронов. Русские истребители и штурмовики как будто издевались – оставили в покое части на передовой, не замечали идущие в пешем строю колонны. И даже бронетехнику трогали редко. Русская авиация тоже охотилась только за грузовиками.

Кто-то из младших офицеров в курилке у штаба утром мрачно пошутил, что русские берегут рабочие руки для своего Гулага.

Начальник штаба доложил что, из-за сокращения линии фронта почти в три раза получится до необходимой степени уплотнить боевые порядки. Но войска останутся на новом рубеже практически без тяжёлого вооружения и бронетехники. А там где всё-таки удастся сохранить артиллерию – она будет почти без боеприпасов.

Достаточно поводов для меланхолии. Но небо, судьба, славянские боги, ещё чёрт знает кто – решили над ним пошутить. Информация о гибели очередного командующего группой армий и всего штаба группы застала генерала Роуффа в пути, штаб армии передислоцировался в станицу Тимошевскую. Из Цоссена ему пришёл приказ принять командование группой. Для профессионального военного это повод для радости и гордости – очередная ступень в карьере. Но принимать командование группой, которая избежать участи 6-й армии может только чудом, сомнительное удовольствие. Вот уже почти сутки не удаётся восстановить управление группой. С многими частями его штаб так и не смог установить связь. Было даже не известно где они находятся сейчас.

С 40-м танковым корпусом, слава Фюреру, связь была. Корпус отошёл от Тихорецка на 45 километров, остановившись у хутора с названием «Весёлая жизнь» на берегу речки Бичевая, там где его застала новость о гибели штаба и командующего. Генерал Хенрици[100], командующий корпусом понимая что наличными силами он вряд ли сможет взять Ростов, запросил у нового командующего группой разрешения дождаться подхода остальных танковых и мотопехотных частей. И только после этого продолжить движение на Ростов. Роуфф разрешение дал. Но район расположения корпуса стал самым самолётонасыщенным. И самолёты эти были не из частей Люфтваффе. Русские авиаразведчики постоянно висели над корпусом, наводя на него Ил-2 и Пе-2. Неподвижные, без экипажей танки загорались один за одним. Будешь удирать от самолётов до Ростова топлива не хватит. Вот и попрятал генерал Хенрици танкистов по наскоро вырытым щелям.

Своя авиация у группы армий практически закончилась. Поднимать её на прикрытие 40-го корпуса было бессмысленно. Русские смахнут, жалкие остатки частей Люфтваффе, не напрягаясь. Силы корпуса таяли на глазах. Отправлять его к Ростову уже вообще бессмысленно. По данным абвера у красных в Ростове уже больше танков чем у Хенрици. Ждать подхода остальных танковых частей – велика вероятность, что танков собственно 40-го корпуса в «Весёлой жизни» уже и не останется.

Почему русские не летят бомбить его штаб? В плен генерал Роуфф не хотел, в Рейхе его карьера кончена, если не расстреляют, то в любом случае позор на всю оставшуюся жизнь. Старый вояка впервые в жизни страстно хотел погибнуть. Тогда он станет хоть и погибшим, но героем Рейха и его потомки смогут им гордиться.

Но русские самолёты уничтожили штаб 17-й армии только через два дня. Давая немецкой военной бюрократии вдоволь наломать управленческих дров в стрессовой обстановке. Самого контуженого генерала взяла в плен диверсионная группа наводившая бомбардировщики на штаб.

23–24 декабря 1942 год. г. Ростов – ст. Приовражная – ст. Чонгар – г. Симферополь.

После обеда 23-го, получили от группы Зиберта условный сигнал. И механизм подготовки рейда закрутился на полную мощь. Окончательно начал передавать дела командиру 201-й воздушно-десантной бригады подполковнику Полищуку. Он остаётся командовать гарнизоном и обороной Ростова до подхода соединений Сталинградского фронта. Оставляю его и город со спокойным сердцем. Немцы не успевают опередить наши 4-ю и 5-ю танковые армии. 40-й танковый корпус немцев отошёл немного от Тихорецка и встал. Чего-то ждёт. Авиация фронта его постоянно штурмует.

Провели ещё одну тренировку по погрузке на платформы. Отправили механиков-водителей спать. Бойцы готовы, техника готова, всё что нужно погружено. Все заинструктированы до смерти. Пойдём в Крым в том же составе что и Ростов брали, пополнив убыль личного состава за счет десантников.

Вечером пришло сообщение что передовые части 4-й танковой армии Сталинградского фронта вошли в Новочеркасск, завтра до Ростова доберутся.

Начало рейда запланировано на 18–00, уже час как солнце сядет. Я пока темноту ночную люблю. Последние часы перед выходом провожу как на иголках. Полищук меня успокаивает и тихонько завидует. Это ведь для десантников задача – лихо резвиться в тылу у врага. А тут танкисты всё сделали и он со своей бригадой на всё готовенькое прилетел. Даже с парашютом не пришлось прыгать. Ничего Владимир Андреич – будет и на твоей улице праздник. Напоминаю ему про особую сохранность склада с запчастями для бронетехники бригады. Я даже у Тюленева грозную бумагу выпросил, чтоб склад с немецкими движками пока меня нет не растащили и своего сержанта с пятнадцатью легкоранеными бойцами в охрану склада определил. Будем надеяться сохранят.

Прощаемся. По машинам. Вперёд. Идём четырьмя колоннами. Примерно поровну распределив танки, БТРы и грузовики между колоннами. Каждая колонна идёт самостоятельно по своему маршруту, подробно проработанному разведчиками. Каждую колонну сопровождает несколько групп «разграждения и маскировки». Задачка у этих групп – в случае встречи на пути патрулей фельджандармерии, покинуть колонну, ликвидировать патруль и до утра изображать его присутствие, мочить всех ночных проверяющих. Ну и в случае необходимости поднять кипишь со стрельбой всеми силами отвлекая супостата от идущих в ночь колонн бригады. В общем какая ни есть, а развлекуха для десантников Полищука.

Сто пятьдесят километров до станции погрузки преодолели за пять часов. Зиберт ещё на закате отправил немецкий караул в Мариуполь, заменив его своими бойцами. Немецкие локомотивные бригады связали. У нас свои машинисты-кочегары есть. Из Ростова захватили. Немца – дежурного по станции и двух его подчинённых, шуганули и посадили в избушке изображающей вокзал под надзором двух хмурых и неразговорчивых «эсэсовцев». Мол секретная техника будет грузиться, а у вас допуска нет, если чё увидите – одна дорога – в концлагерь, оно вам надо на старости лет? Крутить их нельзя, им ещё связь с другими станциями держать, нам зелёную улицу обеспечивать. На то у них даже две грозные бумаги есть от фельдкоменданта и просто коменданта Мариуполя[101] и премию они вроде за сверхурочную работу получили. Но всё равно «эсэсовцы» с ними до утра посидят, поглядят абы чего не вышло.

Погрузку всей техники умудрились закончить к двум часам ночи, на целый час раньше моих расчётов. Тронулись. Триста километров железной дороги до Чонгара за шесть часов преодолели. Молодец Зиберт. Далеко пойдет аферист. Ну и немцы не подкачали. Взяли деньги и по честному всё отработали. Что они в гестапо говорить будут когда всё вскроется не знаю, а гестапо вряд ли поверит, что они свои немецкие мошенники, а не русские разведчики. Хотя гестапо может не успеть среагировать. Через несколько дней в Мариуполе уже наши будут. Но Гофману и Михаэлю в нашем плену вряд ли это в плюс пойдёт. Слишком много они успели в городе нагадить, мирного народу настреляли столько, что мимо виселицы им никак не проскочить.

До рассвета ещё полчаса, первый эшелон уже вкатывается на станцию Чонгар. Нас встречают аккуратные ряды бочек с бензином на платформах и командир одной из наших разведгрупп. Его бойцы сегодня ночью вместе с местными партизанами взяли под контроль станцию и склад ГСМ, вырезав немногочисленных немцев и чуть более многочисленных полицаев.

Догружаемся топливом и дальше в путь. С последнего эшелона в Чонгаре сгрузят пять танков и два взвода мотострелков. Будут совместно с партизанами держать один из двух проходов в Крым.

Три первых эшелона без остановки в Джанкое, пока ещё работает договорная «зелёная улица» на железной дороге, поедут дальше. А последний тормознётся, не доезжая Джанкоя, и в тринадцать часов начнёт его зачистку. Уходящие на юг эшелоны по пути сбрасывают небольшие десанты – два-три танка и взвод-другой мотострелков. Их задача – встретить очередную ДРГ или партизан и пробежаться до ближайшего аэродрома. Немецкие самолёты нам сегодня в небе не нужны.

Третий эшелон уходит брать Керчь. Ну а я с первым и вторым – естественно в Симферополь. Расписание движения разработали так чтоб все три эшелона прибыли одновременно в места назначения.

Общий кипешь был назначен на тринадцать часов. Одновременно были атакованы немецкие гарнизоны в Джанкое и Керчи, и большинство аэродромов. Уже через час после начала атаки на захваченные аэродромы начали высаживаться десантники и перелетать истребители и штурмовики. Все два города были взяты под контроль к вечеру. В основном были не бои, а зачистка. Почти сразу подключались в помощь партизаны. Чуть погодя десантники.

В Симферополь мы входили по-тихому. Выгрузились в наглую на подъездных путях вокзала. Бегут какие-то железнодорожные начальники с полицаями. Мордой их на землю. Штыками под лопатку, трупы под платформы, чтоб не мешались. Выезжаем в город. Как Ленин учил. Почта, телеграф, мосты, вокзал. Вокзал уже наш. Мостов в Симферополе нет. Наша первая цель – узел связи, что рядом с резиденцией командующего войсками вермахта в Крыму генерала Франца Маттенклотта[102]. Шесть танков и десять БТРов распугивая прохожих и вызывая удивление у патрулей несутся по городу. Остальные силы поделены на четыре примерно равных части. Их цели – офис гестапо, штаб-квартира абверкоманды, казармы охранного батальона и аэродром.

Штурма резиденции не получилось. Танки ломая забор вломились во двор, головной БТР раздавил будку у шлагбаума. Мотострелки высыпались из ганомагов и, вводя в ступор связистов своей наглостью и зимним камуфляжем, заняли узел связи практически без стрельбы. Назначенные для захвата резиденции бойцы были экипированы в эсэсовскую форму. Нескольких наглецов-храбрецов пытавшихся выяснить в чём дело – пристрелили одиночными выстрелами. Больше никто не сопротивлялся. Потому как громкоговоритель с одного из БТРов доходчиво разъяснял что, спецотряд СД проводит спецоперацию, кто схватится за оружие – сразу в штрафбат на восточный фронт угодит. Когда тыловые штабисты опомнились было уже поздно. Всех кого надо – повязали, всех кого не надо – прирезали за попытку к сопротивлению. Генерал Маттенклотт тоже не избежал этой печальной участи быть повязанным. Приятным бонусом оказалась захваченная в узле связи «Энигма» с шифровальными книгами и шифровальщиками в комплекте. Сержант и ефрейтор захватившие эту шифровальную машинку и спеленавшие шифровальщиков – однозначно получат по званию Героя Советского Союза. А вот соответствующие управления в ГУГБ и ГРУ ГШ получат много-много работы и головной боли на тему как успешнее использовать нежданное сокровище.

В городе началась стрельба. По городу поехали грузовики с громкоговорителями, передавая приказ всем военнослужащим и служащим вспомогательной полиции срочно прибыть к резиденции командующего. Квартал где располагалась резиденция быстренько оцепили, выставили блок посты, перегородили улицы БТРами. Связисты на звонки отвечали подтверждением приказа и упирали на его срочность. И мы начали собирать улов.

Арийцы с полицаями по одному и группами шагом или бегом начали прибывать на зов. На блок посту всем объясняли что в город проникли диверсанты. За линию блок-постов пропускали по одному, обыскивали. Старших офицеров отправляли в резиденцию. А всех остальных в соседний закрытый двор многоэтажного дома. Штык под лопатку и в подвал. Человек по двести-триста к каждому из пяти блоков подошло за час. Когда стало понятно, что поток сознательных защитников Рейха иссяк, расстреляли эту толпу из пулемётов.

На аэродроме немцы очень удивились появлению танков. Один майор даже бросился на танк с палкой когда увидел что танк по невнимательности раздавил зенитку. Танк по невнимательности и майора задавил. Увы. Се-ля-ви, или правильнее сказать аля-гер-ком-аля-гер. Печальна участь тылового аэродрома без пехотного прикрытия. Зенитчики расслабились, привыкли дежурить у орудий только когда с РЛС «Алярмом» закричат. А РЛС у фюрера отсталые – танки на земле разглядеть не могут. К вечеру на этот опечаленный аэродром первые транспортники с десантом прилетели.

Штаб-квартиру абверкоманды удалось захватить примерно так же как узел связи. Офис гестапо расстреляли из танковых пушек. С охранным батальоном пришлось повозиться. Он занимал целый мини квартал из четырёх зданий в три-четыре этажа. Брать там в плен было некого. Поэтому подъехавшие танки сразу начали обстрел. Но немцев было многовато, двумя залпами не отделаешься. Да и казармы капитальные, стены толстые. Танкисты полбоекомплекта расстреляли пока немцы охотку к бою не истратили. Выкинули белый флаг. Сдались. Около сотни, с поднятыми руками вышли на улицу перед казармами. Построились удачно. Может кто из них и замышлял что плохое, а может пулемётчику что показалось. Дрогнула рука, согнулся палец. И нету сотни немцев.

Нехорошо конечно расстреливать пленных, я потом пулемётчика пожурил и приказал начмеду выдать бойцу успокоительного. Не дело когда руки дрожат при виде врага.

Не сказать, что освобождение Симферополя прошло как по маслу, были сложности, но в целом мои задумки сработали. Потери личного состава были минимальны.

Когда стало понятно что город мы в целом взяли. Пошла вторая часть балета. Узел связи командующего вдруг вспомнил что у командующего есть подчинённые. И командующий начал рулить. Командующим войсками вермахта в Крыму я назначил себя. И полетели телеграммы, то есть радио- и телефонограммы, подчинённым частям и подразделениям. Всем было объявлено, что был русский десант. В целом он отбит, но угроза сохраняется. Поэтому надо не мешкая, срочно всем, почти всем, можно дежурного и пару дневальных оставить, прибыть в Симферополь, Керчь или Джанкой. В приказе естественно было расписано кому куда. Начальнику гарнизона Севастополя предписывалось оставить дежурную смену на береговых батареях и два взвода для охраны порта, а для поддержания порядка в городе роту вспомогательной полиции.

18 декабря 1942 год. г. Шираз, Иран, Английская оккупационная зона.

Геворк ехал на велосипеде по узким улочкам старинного восточного города. Город персидских поэтов. Город с четырёх тысячелетней историей. Цитрусовая столица Ирана. Геворк любил Иран, любил древние персидские города. Любил романтичную восточную атмосферу этих городов. Богатый отец позволял Геворку, не задумываясь о деньгах, путешествовать по стране, изучать её историю, наслаждаться прекрасными видами, заводить нужные и просто приятные знакомства. Знакомства и привели его пару месяцев назад в очень интересное место. Там он смог помимо новых знакомых получить и много новых знаний. Сейчас молодой парень туда и направлялся.

Велосипед наконец вырвался из узких улочек и попылил по хорошо укатанной грунтовке идущей между фруктовых садов. Ещё полчаса не утомительной для молодого организма езды и Геворк остановился перед КПП со шлагбаумом. Лёгкий забор из колючей проволоки отгораживал небольшой горный аул от остального мира. Населён аул был весьма не характерными для него людьми. Потому что это был учебный центр британской разведки.

Часовой у шлагбаума, приветливо кивнул Геворку, но всё равно потребовал документы. И только внимательно изучив пропуск, поднял шлагбаум.

Быстро прокатившись по небольшому поселению, Геворк нашёл командира своей учебной группы и доложил ему, что вернулся из увольнительной. Да, Геворк Варданян вот уже третий месяц был курсантом в британской разведшколе. «Золотой мальчик» – сын одного из крупнейших иранских кондитерских фабрикантов. Он пользовался в школе если не всеобщей любовью, то симпатией уж точно. У него всегда были деньги и он не упускал случая потратить их на знакомых и сослуживцев. Вот и сейчас он достал из небольшого рюкзачка две литровые бутылки настоящего шотландского виски и с почтением передал презент офицеру.

– Ты не встретил по дороге Мустафу? Он уже должен был вернуться из города.

– Нет, сэр. Вы же знаете – у нас разные интересы в городе. Наверное он опять задержался у мамаши Сью.

– Вот не перестаю тебе поражаться, Георг, – лейтенант переиначил имя на английский манер, – как тебе удаётся в таком возрасте охмурять женщин? Ведь они готовы с тобой пойти и бесплатно.

– Я люблю умных женщин, сэр. А, умные надеются меня охомутать, и тогда они получат всё. Но я очень осторожен и стараюсь не попасться в этот хомут.

– Ладно, Дон-Жуан малолетний, – лейтенант про себя подумал, что легко найти умную любовницу имея столько денег как у наследника кондитерского фабриканта, – Увидишь Мустафу – пусть сразу ко мне бежит.

– Есть, сэр! Разрешите выполнять, Сэр?

– Иди уж.

И Геворк укатил к домику, где квартировала его учебная группа. А Мустафа так и не появился в школе до вечера. В город послали нескольких курсантов на поиски. Но на полпути к городу они встретили два Доджа военной полиции. Полицейские везли тело Мустафы.

Встречать полицейских у штаба школы вышел сам начальник учебного центра майор Джонс. Майор был в бешенстве. Перспективный агент как портовый грузчик был убит в пьяной драке в борделе. А ведь Мустафа входил в группу которая завтра должна была отправиться на ответственное задание. Задание которое было на контроле самого сэра Мэнзиса.

Через час после печальной встречи начальника разведшколы с трупом Мустафы, Геворка вызвали в штаб.

– Вот, что Георг, – начал разговор майор Джонс, – хоть ты и не закончил обучение, но ты самый лучший курсант из последнего набора.

– Спасибо, сэр.

– Мустафа нас сильно подвёл. И у меня просто нет другого выхода. Ты досрочно заканчиваешь обучение и отправляешься вместо Мустафы на задание.

– Есть, сэр. Позволено ли мне узнать какое задание, сэр?

– Ты поступаешь под команду капитана Стюарта, он всё необходимое до тебя доведёт. Всё иди. Стюарт ждёт в приёмной. Не подведи меня Георг.

– Есть, сэр.

20–22 декабря 1942 год. г. Анкара, Турецкая Республика.

Более суток в самолёте, с двумя посадками, и группа капитана Стюарта приземлилась в аэропорту Анкары. Группа состояла из двенадцати человек. Шестеро включая самого Стюарта имели документы британских военнослужащих направляющихся в посольство своей страны. Остальные шестеро представлялись иранскими бизнесменами и торговцами.

Как понял Геворк из краткого инструктажа и перемолвок коллег, группа должна была обеспечивать безопасность какой-то жутко важной встречи или встреч. Такая группа была не одна, но о других наверное мало что знал и капитан Стюарт.

В первый день в столице Турции группа негласно сопровождала визит какого-то важного типа из посольства Англии в президентский дворец.

21 декабря был условно свободным. Члены группы вместе и порознь гуляли по городку, попутно изучая его.

22 декабря выдался насыщенным.

В обед небольшой кофейне на окраине Анкары, Геворк пил зелёный чай изображая уставшего посетителя. Остальные британские агенты рассредоточились по залу и тоже вкушали пищу и различные напитки. Вошедший в кофейню Стюарт сопровождал господина средних лет в деловом сером костюме с удивительно невыразительным лицом. Следом зашёл в сопровождении двух крепких мужчин турецкий чиновник и с важным видом уселся за столик к человеку в сером. Стюарт и сопровождающие чиновника сели за соседний столик.

Беседа серого и чиновника продолжалась не более пятнадцати минут, после чего они тепло попрощались и разъехались по своим делам.

А группа Стюарта через час собралась в специально для них снятом домике, тут же на окраине города. Капитан поставил задачу на вечер. В одном загородном особняке на берегу озера Моган будет проходить приём. Стюарт с пятью военными доставит серого человека на приём. Остальные члены группы получив новые документы будут внутри поместья, под видом сотрудников фирмы обслуживающей приём, скрыто обеспечивать безопасность серого. Геворку и ещё одному молодому парню досталась роль официантов.

Приём в особняке ни чем особенным не отличался. Обычная встреча нескольких десятков бизнесменов, политиков и военных. В цивилизованном мире такие встречи не редкость, на них решается масса вопросов, принимаются решения о сделках и сотрудничестве. В неформальной обстановке гораздо проще обсудить щекотливые нюансы которые не возможно отразить строгим деловым языком на бумаге официальных документов и контрактов. От приёмов в Лондоне или Нью-Йорке встреча отличалась только небольшой долей восточного колорита и присутствием премьер-министра Турецкой Республики Мехмета Сараджоглу[103].

Когда приём подошёл к своей середине, Сараджоглу изъявил желание покурить и удалился в кальянную, где случайно уже находился господин в сером костюме. Беседа этих двух людей весьма бы заинтересовала очень многих государственных деятелей мира. Но узнали, о чем на этой встрече говорилось, только на набережной Принца Альберта в Лондоне и на площади Дзержинского в Москве. В СИС информация пришла в виде отчёта самого серого человека, а в ГУГБ НКВД – в виде магнитофонной записи сделанной сотрудником внешней разведки с псевдонимом «Амир».

20 декабря 1942 год. г. Анкара, Турецкая Республика.

Беседа президента Турецкой Республики Исмета Инёню и спецпредставителя министра иностранных дел Великобритании Джона Ллойда[104] началась как позже начнут говорить – в тёплой дружеской атмосфере.

После обязательных на Востоке вопросов о самочувствии знакомых и родственников и обязательных в Англии анализов погоды перешли к деловой части.

– Итак, сэр Джон, мне не совсем понятен ваш сегодняшний статус. Ваш посол настойчиво просил Вас принять, но сути вопроса не раскрыл.

– Господин президент, я здесь по очень конфиденциальному поручению. На столько конфиденциальному, что письменных полномочий у меня с собой нет, – и увидев недоумённый взгляд Инёню, Лойд торопливо добавил, – Но если наша беседа пройдёт продуктивно, я смогу Вам представить несомненные доказательства моих полномочий.

– Вы говорите загадками.

– Разрешите задать Вам вопрос, и после ответа я постараюсь всё разъяснить, – президент кивнул и Ллойд задал вопрос: – Как Вы относитесь к возрождению Османской Империи, не в смысле возрождения султанского режима, а в смысле объединения народов живших в Империи скажем так в рамках Турецкой Федерации?

– Я всегда был противником возрождения Империи. Ни чем хорошим для Турции и турок это не закончится. Мы пока слишком слабы и уязвимы. И вряд ли кто из великих держав будет спокойно смотреть на возрождение Империи. Ни кому в мире это не нужно.

– Вы не правы, господин президент, правительство, то есть люди которых я представляю весьма заинтересованы в этом.

– И что же ваше правительство или эти люди предлагают?

– Скажем они весьма поддержат желание народов Сирии, Палестины и Аравии в их желании воссоединиться с великим турецким народом. Вполне возможно что и иракский народ выразит аналогичное желание.

– Предложение щедрое, но в чём подвох? В чём резон Англии отдать нам эти земли?

– Всё просто. Рейх сейчас терпит поражение на юге России. Весьма скоро у рейхсканцлера нечем будет заткнуть огромную дыру на фронте. И весьма возможно что Советы смогут этим воспользоваться. Вермахт начнёт терять свои соединения, они будут сыпаться как домино. И тогда вероятно что война закончится уже до конца следующего года. А нам такой конец войны не выгоден.

– При чём тут Турция или как Вы говорите Турецкая Федерация?

– Ещё проще. Гитлеру не хватает одного или полутора миллионов солдат чтобы заткнуть фронт. У Сталина есть лишний миллион – чтобы в эту дыру прорваться. Турция вступает в войну на стороне Германии. И Сталин будет вынужден этот миллион направить на Турецкую границу.

– Вы хотели сказать – на Турецкий фронт! Это не одно и то же! И потом это же ещё и война и с Вами и с Америкой.

– Ну на счет Англии и Америки не переживайте. У нас в Сирии-Аравии не так много войск, мы отойдём. Эвакуируемся в Иран и Египет. Это будет договорной матч.

– Но Советы! Даже Германия там увязла и несёт большие потери. Турцию Сталин раздавит за одну компанию.

– Если Вы не будете слишком активничать, то и Советы не будут. Им главное разделаться с Гитлером. А когда года через три война закончится, то мы с Вами заключим мир и не дадим Сталину расправиться с Турцией.

– Выглядит безумно. Турция будет на стороне проигравших. Что Вас остановит в желании отобрать в конце то, что Вы дали в начале?

– Советы скорее всего всё равно выиграют эту войну по очкам. И всем нам надо будет через какое-то время ставить их на место. Так что с юга Сталина должна подпирать мощная держава, а не захудалая страна. Нам выгодно сохранение сильной Турции.

– Вы так и не сказали ничего по поводу Ваших полномочий, – холодно сказал Инёню.

– Мы резко снизим давление на Африканский корпус Роммеля. Во французских войсках в Северной Африке произойдёт переворот и они перейдут на сторону Роммеля. Это позволит Гитлеру сильно не напрягаться по поводу Северной Африки и высвободит ему больше резервов для Восточного фронта. Наши войска в Сирии и Палестине уже начали отход в Египет. С частями Свободной Франции[105], мы думаем, Ваши янычары справятся без проблем.

– А американцы в курсе Ваших планов?

– Зачем им об этом знать? Всё же должно выглядеть натурально. Англия сможет сыграть свою роль в спектакле, а эти дуболомы-янки могут и напортачить.

– Но они же высадились с Вами в Алжире…

– В ближайшее время сильно пострадают два линкора, наш и американский. Наш флот в связи с опасностью немецких подводных лодок уйдёт в Гибралтар и Метрополию. Американцам ничего не останется как свернуть морскую часть Североафриканской операции.

– Я не готов ответить согласием на Ваше предложение. Турция не готова к войне и её не хочет. Разбирайтесь со своими проблемами сами. Мы уже один раз ввязались в большую войну и чуть не потеряли вообще своё государство. Считайте что этого разговора не было. А теперь извините, сэр, но у меня ещё есть дела. Всего хорошего.

Охреневший от столь неожиданно окончившийся аудиенции и её печального результата, Джон Ллойд выскочил из президентского дворца как пробка из бутылки.

Ночь с 24 на 25 декабря 1942 год. г. Москва.

Время близилось к 11 часам вечера, когда секретарь доложил Лаврентию Павловичу о том, его зам курирующий ГУГБ просит срочно его принять.

Возбуждённый Всеволод Меркулов быстрым шагом вошёл в кабинет своего начальника.

– Что случилось Всеволод? Гитлер застрелился? – решил немного пошутить всесильный нарком.

– Хуже. Звиздец, полный звиздец, Лаврентий Палыч! – кивнул наркому на графин с водой – Разрешите?

Выпил одним глотком стакан воды и начал доклад.

– Час назад из Анкары доставили материалы. Магнитная запись встречи премьер-министра Турции и представителя Мензиса. Надо ехать к Верховному. Англия хочет спровоцировать Турцию на вступление в войну на стороне Германии. Они хотят убить Инёню.

– Хорошо. – Берия очередной раз подивился про себя прозорливости Сталина, тому как он чувствует ситуацию.

Берия снял трубку ВЧ и дождавшись соединения произнёс: – Товарищ Сталин, срочные данные по Турции. Хорошо. Сейчас приедем. Да с Меркуловым.

– Поехали Всеволод. По дороге расскажешь. А запись вместе с Верховным послушаю.

В пять минут уложились. Короткая поездка от площади Дзержинского до Кремля. Проверка документов. Кремль. Сенатский дворец. Ещё проверка документов. Приёмная. Поскрёбышев. Кабинет Сталина.

Зашли, поздоровались. Подождали пока предупреждённый Поскрёбышев организует установку магнитофона в кабинете.

– Докладывайте, товарищ Меркулов.

– 20 декабря в Анкаре состоялась встреча Инёню со спецпредставителем МИД Англии. Ему предложили вступить в войну на стороне Германии. Англичане обещали ему отдать за это Сирию и Аравию с Палестиной. Инёню отказался. 22 декабря в пригороде Анкары состоялась встреча премьер-министра Турции Сараджоглу и представителя главы английской разведки Мензиса. Англичанин убедил Сараджоглу совершить переворот. Планируется что президент будет убит «русскими» диверсантами. После чего Сараджоглу берёт власть в свои руки и объявляет войну СССР. Вкратце всё. Вот запись разговора премьера с англичанином.

– Что ж, давайте послушаем.

Включили запись. Через час когда запись закончилась, Сталин попросил Поскрёбышева принести чаю и перекусить. Пока накрывали стол, Верховный ходил по ковровой дорожке и сосредоточенно курил.

Сели втроём за чайный стол. Сталин сделал глоток ароматного напитка и задумчиво произнёс: – Чего-то такого и следовало ожидать. Что думаете, товарищи опричники, по этому поводу?

– Надо предупредить, – высказался Меркулов, длинные фразы да на приёме у начальства у него всегда вызывали затруднения. Оратор Всеволод Николаевич был никудышный. Он был ценим руководством за потрясающую работоспособность.

– Согласен, – это уже кивнул Берия.

– А успеем? Судя по записи, – Сталин взглянул на часы, потом на календарь, – убийство президента Турецкой Республики запланировано англичанами на завтра, на 27 декабря.

– Успеем, товарищ Сталин. В нашем посольстве есть копия записи. Продумаем инструкции послу. Как вручить запись. Сегодня Инёню будет предупреждён, – доложил Меркулов.

– Так и поступим. Только продумайте как не подставить наших сотрудников сделавших запись.

Ещё минут тридцать обсуждали детали участия СССР в этой интриге. После чего Берия и Меркулов удалились спасать турецкого президента, а Сталин вызвал Василевского с целью озадачить немедленным, но незаметным усилением войск на границе с Турцией и в Иране.

Не успел Верховный главнокомандующий переговорить с начальником ГенШтаба, как позвонил Молотов.

– Из Лондона Майский передаёт. Срочная информация из Алжира.

24 декабря 1942 год. г. Алжир, Французский Алжир.

В резиденцию главы французской администрации в Алжире глава оной адмирал Дарлан[106] прибыл как всегда рано. Утренняя чашечка кофе, приготовленная адъютантом и неспешные размышления о превратностях судьбы.

Вот уже полтора месяца как была прервана связь с Францией. Полтора месяца как Рейх во избежание высадки союзников во Франции оккупировал всю страну. Полтора месяца как затоплены остатки французского флота. Полтора месяца как он – полный адмирал Франсуа Дарлан подписал с командующим американским десантом в Северной Африке подполковником и временным генерал-лейтенантом Дуайтом Эйзехауэром[107] соглашение о нейтралитете. Правда этот выскочка полковник и временный бригадный генерал Де Голь[108] и глава самопровозглашённой «Свободной Франции» очень противился назначению Дарлана главой Алжира. Полкан хотел этот пост себе. Не наигрался в войну – идиот. Что-то всё таки Де Голь затевает. А союзники никак не могут приструнить этого выскочку. Чего он добивается? Чтобы французы начали убивать французов? Союзники хотят чтобы французы шли в первых рядах десантов в Европу, искупая капитуляцию перед Рейхом и не хотят признавать их за своих. Дарлана это не устраивает. Хотите воевать – пожалуйста, воюйте но без французов. Хотите помощи – признавайте за равных и признайте свою вину за то что бросили в 40-м Францию на съедение Гитлеру. А Де Голь готов без всякого признания со стороны Англии и САСШ таскать для них каштаны из костра.

Вошёл обеспокоенный адъютант.

– Господин адмирал. Из частей сообщают, что к ним подъезжают люди Де Голя и требуют разоружиться. Настроены очень воинственно.

В кабинет без разрешения вбежал начальник узла связи.

– Извините, господин адмирал. Только что Де Голь выступал по радио. Он заявил что все французские войска в Алжире подлежат разоружению и проверке в фильтрационных лагерях. Все к кому могут быть предъявлены претензии по поводу контактов с фашистскими режимами Гитлера, Петена и Мусолини будут отданы под суд. Себя называет Главой Алжира и Главой Франции.

– Даже так, не губернатор и президент, а Глава! – Дарлан сплюнул, – Соедините меня с Айком.

Адмирал очень легко подхватил солдатское прозвище Эйзенхауэра. Произносил адмирал эту кличку ни разу не бывшего на войне полководца[109] с явной издёвкой.

– Господин адмирал, помощник Эйзенхауэра сказал, что тот занят и главным по взаимодействию с Вами назначен Де Голь. И со всеми вопросами к нему.

– Тысяча чертей и якорь им задний проход с проворотом. Охренели временные. Это я здесь главный, – вспылил адмирал.

Вдруг раздался звонок телефона. Адъютант снял трубку, выслушал бледнея и сообщил: – Начальник караула сообщает – к резиденции едет десяток бронетранспортёров с лотарингскими крестами[110], – и через небольшую паузу продолжил: – Подъехали, требуют сдать оружие и выдать Вас господин адмирал. Ссылаются на эдикт Главы Франции Де Голя.

– В жопу им этот эдикт в месте с Де Голем засуньте! Отставить. С Де Голем я сам разберусь и насую. Караулу отразить нападение! Штаб в ружьё!

На улице затрещали выстрелы. Незваные посетители оказались в очень не выгодной позиции. Узкая улица не давала возможности развернуться. Высокий каменный забор резиденции не поддавался тарану лёгкими БТРами и надёжно укрывал защитников Дарлана. Реально стрелять могли только первые два БТРа, остальным вести огонь мешали свои же передние товарищи. А защитники резиденции могли простреливать всю колонну с высоты второго-третьего этажа. Адмирал сам вышел на балкон и несколько раз выстрелил из автомата поданного адъютантом. Через десять минут нападавшие в большинстве своём были убиты, наиболее сообразительные или трусливые или резвые смогли убежать. Но таковых было не много.

– Видит Бог, я этого не хотел. – произнёс адмирал и перекрестился.

В кабинет вбежал начальник штаба французских войск в Алжире.

– Что будем делать, господин адмирал?

– Всем частям – подъём по боевой тревоге. Мятежников из «Свободной Франции» уничтожать везде где встретят. Вернуть контроль за населёнными пунктами базирования. С войсками союзников в бой не вступать, если те не будут оказывать сопротивления. В противном случае – уничтожать. И отправьте по две роты десантников за Де Голем и Айком. Айка доставить живым. Де Голя в любом виде. Выполняйте генерал.

И закрутилась машина. Французов в Алжире было тупо больше. Войска располагались в перемешку. Союзники за полтора месяца привыкли не обращать внимания на французов. Сидят себе по казармам и сидят. ДеГолевцы же ощущали себя пацаном-задирой за спиной которого в подворотне стоят большие парни. Большие парни отхлёбывали своих больших проблем и им было не до задиры. К вечеру «Свободная Франция» перестала существовать в Алжире. До кучи вывели в расход и всех заключённых в лагерях и тюрьмах, ибо не хрен бунтовать. Де Голя трижды раненого и избитого привезли часов в шесть вечера в резиденцию Дарлана. Айк был гостем резиденции уже часа три. Его охрана оказалась гораздо меньше, приехавших с приглашением в гости, французов. И Айк поехал в гости прихватив с собой часть штаба союзных сил в Африке.

Адмирал вышел из своего кабинета на балкон поманив за собой Айка. В тенистом сквере перед резиденцией бойцы хозвзвода споро прореживали крону раскидистого каштана. Де Голя подтащили к каштану, накинули на шею верёвку, перекинули её через мощный сук и привязали к грузовику.

– Достойная смерть для изменника, самозванца и путчиста. Не так ли Айк?

Эйзенхауэр что-то промямлил.

– Не слышу Айк! Громче!

– Да, господин адмирал, достойная смерть изменнику.

Смотревшие на всё это действо из соседних окон кабинета журналисты зашуршали перьями. Несколько раз щёлкнули фотоаппараты.

Адмирал крикнул вниз: – Повесить самозванца!

Грузовик газанул и энергично потянул верёвку, выдёргивая полковника Де Голя с земли ближе к небу. Куда душа полковника попала после казни не известно, а тела по-простому сбросили в море.

После казни Де Голя, Эйзенхауэр подписал приказ об эвакуации американских и подчинённых ему английских частей из Алжира в Марокко. И сам же зачитал этот приказ по радио.

Провокация МИ-6 удалась на славу.

25 декабря 1942 год. г. Анкара, Турецкая Республика.

Утром в канцелярии президента раздался телефонный звонок из МИДа, сообщили что посол Германского Рейха фон Папен[111] испрашивает аудиенции у президента. Инёню не стал сразу отвечать. Пусть немного подождут – понервничают. Может что и удастся с немцев ещё полезное стребовать. Ведь опять будут канючить, просить объявить войну Советам. Президент был кадровым военным, прошёл две войны и в отличии от основной массы политиков не считал войну продолжением политики. Война это прежде всего боль, грязь, жертвы, потери. А для Турции особенно. За последние пару сотен лет, почти всегда после очередной войны положение Турции ухудшалось. Даже война за Независимость 19–23 годов была крохотным шажком Турецкой Республики вперёд по сравнению с энергичным забегом назад Османской Империи в процессе Великой Войны. Исмет хорошо усвоил уроки истории. Во вновь разразившейся войне, он решил провести страну путём США в Великую Войну. Пусть все воюют, а Турция постоит в стороне, богатея на торговле со всеми воюющими странами, когда определится победитель, тогда и можно будет его поддержать в открытую.

В размышлениях о том, что отжать у Рейха, прошло полдня. Президент даже успел дать несколько поручений помощникам и министрам на эту тему. Как вдруг в канцелярии раздался звонок из Советского посольства. Посол Советского Союза Виноградов запрашивал срочную встречу с президентом минуя турецкий МИД.

Инёню заинтересовался срочностью объявленной Советским посольством. У него уже несколько дней не выходила из головы встреча с Ллойдом. И он подумал что настойчивость русского посла как-то связана с этой встречей. Виноградову передали, что президент готов его принять через час.

После обязательных расшаркиваний и дежурных фраз, президент спросил посла СССР о сути вопроса.

– Господин президент, извините за прямоту, но времени очень мало. 20-го декабря Вы встречались с Ллойдом. 22-го представитель главы МИ-6 встречался с вашим премьер-министром. У меня с собой магнитофонная запись их беседы. Дайте команду принести магнитофон и мы её прослушаем, а после я отвечу на вопросы если они будут.

Президент напрягся, ему стоило больших усилий не начать спрашивать откуда и как русские узнали. Он молча кивнул. Подошел к незаметной двери в углу кабинета и открыл её приглашая посла войти. За дверью была комната отдыха. Скорее даже хороший гостиничный номер. Можно сказать – президентский люкс. По сути так и было.

– Не надо ничего нести. Здесь всё есть.

Вдоль одной из стен гостиной номера стояла большая стойка с различной аппаратурой. Радиоприёмник, две радиостанции, мини-АТС, электрофон, динамики и магнитофон.

– Давайте Вашу плёнку. Я уже освоился с этой машинерией. Сейчас послушаем.

Президент установил катушку и жестом предложил послу устраиваться в одном из трёх низких кресел. Из динамиков раздался голос премьера.

Через час запись закончилась.

– Дети собаки и ишака! – процедил Инёню.

– Господин президент. Советское правительство располагает только этой записью. О Вашей встрече с Лойдом нам стало известно только из данной записи. Из записи следует, что Вы отвергли английское предложение о вступлении в войну против СССР. Советское правительство поддерживает Вашу позицию и отмечает государственную мудрость президента Турецкой Республики. Однако из записи следует, что планируется убийство президента с действительным или мнимым участием русских. После чего Сараджоглу объявит себя президентом. Обвинит СССР в теракте и объявит войну Советскому Союзу. Всё это вызывает большое беспокойство у Советского Правительства.

– Передайте мою большую благодарность господину Сталину. Я приму меры. И к Мехмету и к англичанам. А сейчас извините, сами понимаете – срочные дела – с лёгким поклоном сказал Инёню.

– Ещё одна просьба от товарища Сталина, господин президент.

– Да, слушаю Вас.

– Товарищ Сталин просит Вас при расследовании данного дела и при обсуждениях его воздержаться от упоминания откуда и в каком виде к Вам попала информация о заговоре. Поймите правильно. Люди которые добыли эту запись не из Вашего окружения и не из окружения премьер-министра. Они наблюдали за другой стороной данных переговоров. И будет не хорошо, если мы своими действиями поставим их жизнь под угрозу.

– Хорошо, передайте товарищу Сталину – я выполню его просьбу. И Вы приходили на приём по вопросу политзаключённых в Курдистане.

– Да, господин президент, Советское Правительство очень обеспокоенно их положением. Но уважает Вашу позицию по данному вопросу. – слегка улыбнулся Виноградов.

Посол ушёл, и президент Турецкой Республики погрузился в раздумья.

Завтра утром он должен выехать на поезде в Стамбул. В районе городка Османели, поезд подорвут миной заложенной в насыпи. Кроме того планируются подрывы железнодорожного пути ещё в нескольких местах, чтобы затруднить прибытие помощи к президентскому поезду. Из близ лежащей воинской части будут угнаны четыре трофейных советских бронеавтомобиля БА-10, купленных по случаю у Румынии. Эти БА должны расстрелять сошедший под откос поезд. Рядом с местом диверсии есть заброшенная посадочная площадка сельской авиации. На неё возможна посадка транспортного самолёта для эвакуации президента живого или раненого. Если президента будут эвакуировать самолётом, то на этот случай в двадцати километрах от Османели находится четыре трофейных же истребителя И-16. Румынские трофеи, тайно перегнанные заговорщиками из Румынии.

До ночи Инёню не должен дожить в любом случае.

Президент усмехнулся. Посмотрим. Посмотрим как этот штатский албанец сможет справиться с боевым курдским офицером.

Фон Папену Инёню приказал передать, что примет его после возвращения из Стамбула.

26 декабря 1942 год. г. Морозовск, Ростовская область.

В одном из помещений передового пункта управления Сталинградского фронта сидели два генерала. Генерал армии и генерал-лейтенант. Сидели и неторопливо разминались медицинским разбавленным спиртом, закусывая американскими сосисками. И что удивительно, младший по званию периодически скатывался на панибратство и даже позволял себе нравоучительный тон по отношению к генералу армии.

– Ну, что Гоша, обосрались?

– Чего это обосрались? Нормально всё. Наступаем ведь. Паулюс в котле сидит и носа не кажет. Наши вон до Ростова дошли.

– Наши-то дошли. Только Ростов войска Тюленева взяли. И уже судя по всему Крым освободили.

– Ну, так и хорошо. Не пойму я, что ты, Никита, завёлся.

– Вот ты вроде до генерала армии дослужился, а мозги, мне иногда кажется, так у тебя унтерскими и остались. Кто три недели назад Хозяину доказывал что «Большой Сатурн» не возможен? У двух фронтов, говорил, сил не достаточно до Ростова дойти? А Тюлень, взял и одной бригадой Клейста в котёл посадил. А мы теперь на побегушках получаемся. Закавказский фронт всё вкусное забрал. Так-то мы 6-ю армию окружили. Но двумя фронтами. А он – целую группу армий, и одной бригадой! И кто теперь Великий полководец?

– Так-то, да. Но с другой стороны. Но ведь не только я против «Большого Сатурна» был.

– Ты на остальных не кивай. Мы так на подхвате. Рядовые партии бойцы, ты один у нас Великий. И обосрался. И людей подставил, что тебя поддерживали.

– Что сразу-то, подставил? У всех неудачи бывают.

– Зубы не заговаривай. Неудачи. Тебя за лето 41-го и лето 42-го давно надо было за Бонапартом вслед отправить.

– Чё, ты Тухачевского[112] вспоминаешь, где я и где он? А в 41-м практически все обгадились. А Павлов[113] с Кирпоносом[114] так и вообще.

– С Павлова и Кирпоноса у же не спросишь. Тебя ведь хозяин почему не тронул? Молчишь? А, я скажу. Ты символ. Другого символа в армии не было! Вот и не спросили с тебя, и не тронули. А сейчас этот полковник появился.

– Сравнил, тоже мне – полковник. Кто я и кто он?

– А, кем ты был, когда Великий Михаил Николаевич под раздачу попал? То-то. Я вот что думаю. Я этого Брежнева по Украине помню. Пару раз пересекались. Не мог он сам всё это провернуть. Он ни чем больше роты не командовал. Хороший управленец, с трибуны может на конференции складно без бумажки выступать, да бабам нравится. Не мог он такую операцию провернуть.

– Так провернул.

– Вот и я говорю. Ему помогли. И знаешь кто? Не Тюленев. Осторожен он больно. А, кто у него в ЧВСах сейчас ходит? Каганович! А, кто там до этого представителем Ставки был? Правильно – Берия!

– Так что один, что другой в армейских делах ни бум-бум.

– А, кто у Тюленева НШ-ЗНШ? Антонов – человек Василевского, и Васильев – он под Панфиловым[115] и Ильичёвым[116] ходит. А командующий Северной группой ЗакФронта – вообще Масленников – зам Берии. Дошёл теперь расклад?

– И что? Ну спланировали они успешную операцию. Молодцы. Ордена, повышения получат.

– Дурак ты, Гоша! Как есть дурак. Они из Брежнева собираются нового Великого полководца растить. Очень подходящая кандидатура. Рядовой боец партии, проявил свой полководческий талант, с врагами народа не общался, в чистках не участвовал, в разгроме 41-го года не виновен, за 42-й ему тоже предъявить не чего. А тут раз и перелом в войне. И все победы будут – его. А когда до Берлина дойдём, ведь многие захотят спросить почему немец до Москвы и Волги смог дойти. И что ты ответишь? А, раз Каганович с Берией в этой теме, то и Хозяин про неё знает. Вот он с тебя и спросит.

– Ох ты ж …Лять!

– Допёрло?

– Что делать то, Никита?

– А, ты меня продолжай держаться. Я тебе плохого не посоветую. Если не подведёшь, то мы с тобой ещё им всем покажем.

– Ты кружева-то не плети. Говори конкретно.

– Пока у тебя время ещё есть. Пошли людей на Кавказ, в Ростов, в Крым. Пусть там посмотрят – поспрошают, может чего и накапают на этого полковника. А там будем посмотреть.

26 декабря 1942 год. Турецкая Республика, президентский поезд.

Сараджоглу утром приехал на вокзал проводить президента. Неожиданно перед самым отправлением поезда Инёню пригласил премьера в поезд.

– Мехмет, зайди. Всё забываю тебя спросить. Мне в Стамбуле обязательно надо будет решить этот вопрос. Пойдем, переговорим.

И президент с премьер-министром прошли в вагон-салон. Поезд тронулся. Сараджоглу занервничал: – Исмет, у меня же дела в Анкаре. Дай команду остановить поезд.

– Ничего страшного, Мехмет. Мы переговорим и ты сойдёшь с поезда… в Османели.

Премьер-министра чуть удар не хватил. Салон вошли охранники президента.

– Исмет, ты не так всё понял, я всё расскажу. Это англичане они меня заставили.

– Заткнись. Я буду задавать вопросы. Ты отвечать. Свяжите его.

Охранники споро привязали премьера к креслу и повинуясь кивку президента вышли.

– Чтобы ты ценил время и не молол попусту языком, я перетяну тебе леской указательные пальцы. – и Инёню исполнил обещанное.

– Будешь орать или плакать – перетяну кисти и не дам никому снять леску.

Красный, испуганный с выпученными глазами, едва сдерживающий стоны боли, с катящимися из глаз слезами премьер-министр согласно кивал в такт словам президента.

– Я всё скажу, Исмет!

– И так поехали, сын ослицы и кабеля.

Через два часа утомлённый президент вышел из салона. Поезд остановился посреди какой-то рощи. И Инёню пересел в догнавший их второй поезд. Первый поезд резво начал набирать скорость, чтобы не выбиться из расписания. А второй ни куда не спешил, маскируясь под обычный пассажирский состав, неспешно вёз батальон жандармерии.

Премьер же так и остался сидеть привязанным к креслу в салоне президентского вагона. Четыре охранника сидели в бронированном купе. А в салоне броневые ставни на окнах были открыты. Президентский поезд должен был уже скоро подъехать к Османели, когда раздалось два взрыва. Под паровозом и последним вагоном. Поезд начал валиться с насыпи. Из-за недалёких холмов выкатились четыре бронеавтомобиля и сократив в половину дистанцию начали обстрел поезда из полуавтоматических 45-ти миллиметровых пушек и пулемётов. Охрана поезда отвечала редким хаотичным огнём. Президентский вагон загорелся. Охране удалось пробить бензобаки двух бронеавтомобилей и те тоже вспыхнули. Два оставшихся бронеавтомобиля поспешно ретировались.

Через час на поле, рядом с догорающим поездом, приземлился Ю-52 президентского авиаотряда. В него спешно погрузили носилки с телом и он взлетел. Со склона ближайшей горы в эфир ушёл условный сигнал. И через десять минут президентский юнкерс был атакован четвёркой «русских» И-16. У транспортника не было шансов. Когда юнкерс врезался в землю, командир звена победно прокричал в эфир коверкая русские слова о победе над тираном. И не заметил как на них из облаков вывалилась двенадцать мессершмитов турецких ВВС. Скоро ещё четыре дымных костра обезобразили турецкую землю.

Вечером Инёню вернулся в Анкару. И выступил по радио с обращением к турецкому народу.

Он сообщил о том что Англия добивалась вхождения Турецкой Республики в войну против Германского Рейха, но получила твёрдый отказ от президента и премьер-министра. Тогда Англия чтобы устрашить президента организовала нападение на президентский поезд. Но по случайности президента в поезде не было. В поезде погиб большой патриот и великий государственный деятель премьер-министр Турецкой Республики Мехмет Шюкрю Сараджоглу. Турецкая Республика не может оставить безнаказанным этот позорный акт государственного терроризма. И поэтому заявляет об объявлении войны Соединённому Королевству Великобритании и Северной Ирландии. Со всеми другими сторонами ведущейся сейчас в мире войны Турецкая Республика продолжает оставаться в нейтральных отношениях. Турецкой армии отдан приказ перейти границу с Сирией и Ираком и атаковать британские войска, с целью освободить народы Сирии, Палестины, Аравии и Ирака от колониального гнёта Англии и возврата этих народов в дружную многонациональную семью Турецкой Народной Федерации.

Мир охренел от безбашенного заявления Инёню. В Турции же на какое-то время на волне патриотизма наконец-то смогли примириться республиканцы и ушедшие в подполье сторонники Османской Империи.

Самолёт на котором Джон Ллойд вылетел в Каир до начала радиовыступления Инёню был сбит в небе над Сирией неизвестно откуда взявшимися мессершмитами. Опознавательных знаков на них никто рассмотреть не смог.

25–31 декабря 1942 год. г. Крым.

Ночью я вёл переговоры по радио с Ровно, типа со своим начальником рейхскомиссаром Украины Эрихом Кохом[117]. Доложил что в результате нападения русских диверсантов выведены из строя телефонные узлы связи. Но к утру, край – к обеду восстановим. Бандиты частью уничтожены, частью рассеяны. Сейчас их усиленно отлавливаем. Помощь нужна разве что мудрым руководством. Если кого толкового пришлёте – будем рады. Помощь личным составом не требуется. В штаб Сухопутных войск вермахта отправил примерно такой же доклад.

Воздушный мост с Закавказским фронтом продолжал усиленно работать всю ночь. В Крым перелетело несколько истребительных и штурмовых авиаполков.

Оккупационные подразделения вермахта и вспомогательной полиции всю ночь и утро упорно пытались выполнить мой приказ прибыть в Керчь, Джанкой и Симферополь, подгоняемые воплями с моего узла связи. По пути их усиленно обрабатывала наша авиация. А утром на подходе к освобождённым городам разрозненные остатки оккупантов и полицаев встретили хорошо подготовленные засады. Большая часть оккупантов там и полегла. Румынская дивизия дислоцированная в Крыму, сначала помоталась по моему приказу по степям Северного Крыма, под постоянными ударами штурмовиков и бомбардировщиков, а затем к концу дня была выведена к Джанкою. Где, будучи окружённой, и сдалась в плен.

К утру почти все бойцы бригады уже переоделись в форму РККА. И техника была перекрашена по стандартам Красной Армии, на неё были нанесены советские тактические знаки. Не перекрасили только два десятка танков и БТРов. Их опять загрузили на платформы и отправили в Севастополь. Коменданту Севастополя сообщили, что ему направляется в помощь два эшелона с техникой и личным составом. Пусть встречает и принимает командование.

Большая часть военной и гражданской администрации Севастополя явилась встречать эшелоны на вокзал. Там их мои бойцы и повязали. Переловить полицаев и очистить от немцев береговые укрепления не составило большого труда. Большая часть немецкого гарнизона уже полегла на подступах к Симферополю. В порту было захвачено много транспортных судов, но большая часть военных малых кораблей и катеров смогла убежать в море. Правда лётчики их слегка проредили на их отходе в Одессу.

В обед в Севастополь прибыл на кораблях первый эшелон морского десанта. В другие порты Крыма высадка морского десанта началась ещё ночью. Бардак конечно творился неимоверный. Моряки просто не успели подготовиться. Но на берегу и береговых укреплениях немцев практически не было. Наша авиация на корню давила любое шевеление оккупантов. И Черноморский флот наконец-то смог вернуться в Крым. Более-менее значимое сопротивление немцы смогли оказать в Феодосии и Судаке. Но к утру 26-го оно было подавлено.

Очень сильно и неожиданно нам помогли партизаны. Когда штаб подсчитал всех кто вышел из гор, лесов и подземелий – насчитали почти 10 тысяч бойцов. Ребята хорошо знали местность и горели желанием посчитаться с оккупантами и коллаборационистами. Их сразу влили в десантные части. До 31-го числа отлавливали по всему Крыму остатки разбежавшихся полицаев. Войска усердно исполняли мой приказ о том, что в плен полицаев не брать. Формально мы всё ещё находились в тылу у немцев и такой приказ был вполне обоснован. Думаю трибунал на меня не будет особо возбуждаться. Немцы же дисциплинированно в большинстве своём выполнили приказ командующего о капитуляции, озвученный самим генералом Маттенклоттом вечером 25-го числа по радио. Генерал поначалу не хотел говорить, типа он сам уже в плену и не вправе уже отдавать такие приказы. Отрезал ему мизинец и пообещал ложкой выковырять глаза, а после отдать на шашлык диким якутам. Подействовало. Проникся. Правда потом пообещал на меня пожаловаться. Ну-ну.

До ГенШтаба Вермахта только в ночь с 25-го на 26-е дошло, что они потеряли Крым. Но что-то изобразить они не могли никак. В Крыму было потеряно пара десятков тысяч бравых арийцев. А захват Ростова лишал вермахт минимум полутора миллионов солдат.

Мы же по мере наведения порядка в Крыму, перебрасывали освобождающуюся бронетехнику к Чонгару и Армянску, выстраивая там рубежи обороны в ожидании подхода соединений Сталинградского фронта.

Отдельная тема в Крыму – концлагеря. Самое отвратительное – что немцев в концлагерях или вообще не было или было несколько человек из начальства. Все остальные должности занимали полицаи из вспомогательной полиции. В основном в полиции служили татары, но нередко и западэнцы встречались. Один раз съездил в «Красный» – мне хватило. Больше по концлагерям решил не ездить. Боюсь крышу сорвёт. И пленных мои бойцы больше брать не будут. А они сссуки нам ещё пригодятся – восстанавливать то что порушили. Из лагерей освободили около шестидесяти тысяч человек. Почти половина – гражданские. В Тихорецке и Ростове получилось почти половину освобождённых сразу в строй поставить. Здесь же про это и речи не шло. Пришлось у фронта запрашивать дополнительные госпиталя. Дай бог через месяц две-три тысячи смогут вернуться в строй, в Армию. Остальным же – лечиться и лечиться.

Двадцать девятого числа была сформирована Крымская группа войск Закавказского фронта. Двенадцать часов покомандовал группой. Потом прилетел генерал-лейтенант Масленников с частью штаба Северной группы фронта и принял у меня командование над войсками в Крыму. Гора с плеч. Мой НШ Хайретдинов уже с ног сбился. Попробуй штабом бригады порули войсками нехилой такой армии в 50 тысяч бойцов. Не говоря про снабжение, связь и логистику для такой прорвы войск.

Тридцать первого числа в полдень в сводке Совинформбюро было объявлено о полном освобождении Крыма от оккупантов. А после обеда, на аэродроме в Севастополе, я встречал высокое начальство. Прилетел командующий фронтом Тюленев и ЧВС фронта Каганович. Тюленев до сих пор выглядел слегка обалдевшим. Ведь мои авантюры неожиданно вывели его из не совсем удачливых военачальников в выдающиеся полководцы. Войска его фронта смогли накрутить хвостов вермахту там, где не решился великий Жуков. Каганович сообщил что мне за Ростов присвоено звание Героя Советского Союза, за Тихорецк дали «Боевое Красное Знамя». Что мне светит за Крым, он не знает. Но скоро меня затребуют в Москву на вручение Золотой Звезды – там и узнаю. Вечером же с Чонгарской позиции доложили, что к ним вышли передовые подразделения Сталинградского фронта.

Бухнули мы по всем этим поводам и за Новый год с командующим и Кагановичем знатно. Чуть не провели марш пленных по Севастополю, даже вытащили из НКВДшных застенков для этого Маттенклотта. Но увлеклись его спаиванием и оставили затею с маршем на будущее.

Утром проснулся и с удивлением обнаружил себя в постели с очаровательной рыжей незнакомкой. При более внимательном рассмотрении это оказалась 30-ти летняя военврач из развёрнутого в Севастополе госпиталя. Мы оказывается туда заглянули поздравить медиков и раненых с Новым Годом. Всё было очень прилично, мы ещё уверенно держались на ногах. Но потом меня подкосил выставленный начальником госпиталя спирт.

Блииин. Что скажет Вика? Люлёй отвесит. Ага Лёня проснулся – жену вспомнил. А нехрен было мешать вино с коньяком и запивать спиртом.

Незнакомка перевернулась на спину в постели и сладко потянулась.

– А, Вы, обманщик полковник. Обещали женщине сказочную ночь. А сами всю ночь проспали. И храп Ваш сказочным не назовёшь, – а сама хихикает.

Где же я тебя видел? Точно майор-военврач из госпиталя в Орджо. Тогда меня на опыты с начальником госпиталя хотела сдать и сейчас издевается.

Рыжая стервочка тем временем ещё раз потянулась, прогнувшись в пояснице, и одеяло соскользнуло с груди. Ох! Охренеть! Потрясающий четвёртый размер!

Стою как первокурсник, раскрыв рот, мысленно роняю на пол слюни. Блиин. Не мысленно! Провёл рукой по губам. Нет, показалось, губы сухие. Но мысли текут, и мозг течёт. Всё нет мозга. Только инстинкты.

– Раз в танковых войсках закончились снаряды, то я пожалуй…, – она тянет фразу, одновременно с грацией кошки делает вид что собирается встать с кровати, но у неё получается только принять позу лани пьющей воду из родника. Одеяла уже понятно на ней нет.

– Снарядов полная боеукладка, – рычу, и крепко фиксирую в руках замершую лань. Мысленно ещё раз прошу прощения у Лёниной жены, и начинаю доказывать мощь и боеготовность танковых войск Рабоче-Крестьянской Красной Армии, иногда правда используя и некоторые трофейные немецкие заготовки.

30 декабря 1941 год. г. Ростов.

Лейтенант госбезопасности Югов сидел на лавочке, курил в сквере у здания бывшего штаба обороны города и наслаждался морозным утром. Теперь в этом здании находился облисполком. Штаба обороны больше не было. Войска Донского и Сталинградского фронтов уже достаточно удалились от города на запад. Начальником гарнизона стал командующий 24-й армией, тыловые подразделения и штаб которой располагались в городе.

Вчера был насыщенный день. Полковник Полищук передавал дела генерал-майору Галанину. Десантники возвращались в резерв Ставки. Народные ополченцы имеющие опыт службы в рядах направлялись в строевые части. Не имеющие – в учебные и запасные полки. Подразделения, сформированные из бывших военнопленных поротно, вливались в действующие части. Геморрой был ещё тот. Уходя в Крым, Брежнев назначил Югова исполняющим обязанности начальника особого отдела штаба обороны города. Пришлось продолжить работу Корнеева, проверка бывших военнопленных прямо без отрыва их от службы, сбор документов на кучу недострелянных коллаборационистов. А вчера все документы, что народились в процессе, надо было передать в особый отдел гарнизона.

Сегодня у Югова свободный день. Бойцы его партизанского отряда, кто годен к строевой службе – отправились в распоряжение нового особого отдела, кто не годен – уже работают в облисполкоме. А лейтенант отдыхает. Завтра попутным самолётом отправляется в Москву в ЦШПД за новым назначением.

Внимание Михаила Югова привлёк направляющийся к нему от входа в сквер молодой капитан с краповыми петлицами, выдававшими принадлежность к НКВД. Было впечатление, что капитан идёт не по скверу, а в парадном строю. Шинель сидела на нём как влитая. Красивое правильное лицо слегка портила тяжеловатая челюсть и слегка оттопыренные уши.

– Здравствуйте коллега, – поздоровался капитан с Юговым.

– Здравствуйте, товарищ капитан госбезопасности, – Михаил поднялся с лавочки и выжидательно посмотрел на капитана.

Тот улыбнулся располагающей, открытой улыбкой.

– Вы же, если я не ошибаюсь, лейтенант Югов?

– А, Вы простите кто? – толи по-еврейски, толи по нквдешной привычке вопросом на вопрос ответил лейтенант.

– Капитан Госбезопасности Барзов, УПВИ, – и показывает удостоверение сотрудника центрального аппарата Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР, – хотелось бы переговорить с Вами по моему профилю.

– Что конкретно Вас интересует?

– Сколько, кого, когда освободили, и наоборот кого взяли в плен. Были ли какие интересные случаи. Может, пройдёмся куда-нибудь в более подходящее место, а то холодновато здесь.

– От чего ж не пройтись, только зачем Вам мой пересказ. Пойдёмте в комендатуру, я туда вчера все документы по этим вопросам в особый отдел передал.

Капитан на секунду замялся.

– Ну что ж пойдёмте. У меня на улице машина, быстро доедем.

– Давно из Москвы, товарищ капитан?

– Давно, всё по фронтам мотаюсь. Вот до Ростова в Воронеже и Сталинграде был. Вечно штабы в последнюю очередь сводки по нашим вопросам оправляют, а то и забывают отправить. Вот и приходится из Москвы приезжать за штаб фронта работу делать.

На улице стоял Додж 3\4 с открытым кузовом. Водитель за рулём. Югов подходя к машине немного ускорился и первым запрыгнул в кузов. Капитан сел рядом с водителем.

– Показывайте лейтенант куда ехать, а то мы здесь ещё не освоились.

До комендатуры, где находилось большинство служб гарнизона, доехали быстро. Проверка документов на входе. Лестница на второй этаж, длинный коридор, в конце коридора поворот, за поворотом стол. Из-за стола поднимается сержант с ППСом. Ещё проверка документов. Всё, это особый отдел армии. Югов сразу направляется в кабинет начальника. Стучится в дверь. Открывает её и собирается входить. Вдруг что-то вспоминает и обернувшись к сержанту спрашивает того о вчерашнем грузе. Жестом пропускает в кабинет начальника капитана. Тот делает шаг вперёд и получает удар пистолетом в затылок. Капитан валится на пол. Югов прижимает коленом шею капитана к полу, начинает выкручивать тому руки. Подбегает сержант и помогает связать капитана. Капитан начинает приходить в себя и материться.

Начальник особого отдела майор Качалов, выходит из-за стола.

– Лейтенант, за чем ты старших по званию бьёшь? – и тоже достаёт из кобуры ТТ.

– Знакомьтесь, товарищ майор. Гауптман Эрхард Ланге. Абвер.

– Точно?

– В сентябре была ориентировка по нему. По всей Чечне искали. А с ноября мы за ростовской абверкомандой наблюдение установили. А перед самым освобождением Ростова я его видел там, – и обернувшись к сержанту, – Там на улице Додж стоит, с разбитой фарой. Водитель с ним. Надо по-тихому его взять. Эти птицы из «Бранденбурга».

Сержант срывается с места, зовёт кого-то и по коридору удаляется быстрый топот от нескольких пар сапог.

– Ланге, Ланге. Нет, не помню.

– Он в Чечне и Ингушетии восстание готовил. Была ориентировка. У него документы от УПВИ. Можно проверить. И он не в курсе, что в штабе фронта неделю уже как есть свой уполномоченный УПВИ НКВД.

– Интересно. Ну-с гауптман. Колоться будешь? Или мне тебя сначала уговаривать придётся?

Ланге сидел на полу. И зло таращился на Югова. Лейтенант издевательски ухмыльнулся и произнёс: – Учи матчасть, сука! И лучше тебе сразу начать говорить. Вот тот сержант до войны на скотобойне работал. Вчера свинку на шашлык за пять минут разделал. Ему в радость. Ему только дай чего бы отрезать.

Ланге сглотнул слюну и произнёс: – Я буду говорить, если дадите мне переодеться в форму Вермахта.

– Типа чтоб за комбатанта сойти? Будешь говорить, обязательно переоденем. – ответил майор.

– Товарищ майор, если я не нужен, то наверное пойду?

– Зайди к Смирнову, напиши рапорт как всё было. И свободен. И спасибо, молодец.

Настучав на машинке рапорт в соседнем кабинете, Югов покидает обитель зла и справедливости. То бишь, здесь справедливые парни борются со злом. Вышел на крыльцо. Закурил. Затянулся. Выходит на крыльцо дежурный по комендатуре.

– Югов, тут тобой следователь из прокуратуры фронта интересуется. В дежурке сидит ждёт когда найдём тебя.

– Ты документы у него проверил? А то сегодня один уже мной интересовался. Присмотрелся я к нему и тоже им заинтересовался.

– Это тот чьего водилу повязали? – кивает на припаркованный Додж. Вокруг Доджа уже вьются штабные водители, спорят кому он нужнее.

– Ага. Он. Диверсанты.

– Понятно. Не, этого я проверил. В штабе фронта подтвердили личность. Да и мужики со строевого отдела его знают.

– Ну раз так, то пойдём, узнаем чего прокуратура от меня хочет.

Военюрист второго ранга. Огорошил Югова теми же вопросами что и Ланге. Лейтенант даже еще раз попросил посмотреть документы у следователя.

– А что Вас, лейтенант, так удивляют мои вопросы о военнопленных?

– Да, сегодня один уже спрашивал о пленных, немцем оказался, сейчас в особом отделе его допрашивают.

– Занятно. Но меня интересуют вопросы соблюдения законности командованием штаба обороны Ростова по отношению к нашим бывшим военнопленным и к взятым в плен немцам. И кстати, почему так мало немцев взято в плен?

– А что, есть какие-то нормы по взятию в плен? Мы не выполнили план? Так вон там на восток, сейчас пленных будет – задолбаемся считать. Можно и на наш счёт дивизию другую записать.

– Вы тут, лейтенант шутки не шутите. Вопрос серьёзный. Есть сигналы, что командование 9-й бригады отдавало приказ расстреливать пленных.

Опаньки приплыли. Югову стоило больших сил сдержаться. Глубокий вдох. И лейтенант готов к допросу. Два раза его арестовывали на оккупированной территории. Два раза допрашивали в гестапо. Железная легенда, твёрдый характер, и природная артистичность помогали каждый раз выпутываться из сетей немецкой тайной полиции не прибегая к стрельбе и побегам. Гестаповцы сами отпускали его, не сумев даже чуточку усомниться в нём.

Четыре часа прокурорский следователь пытался получить хоть какую-то фактуру. Вспотел, искурился, и пришёл к выводу, что в ЦШПД сидят одни придурки. Ведь только придурки могли послать на нелегальную работу дауна страдающего хроническим склерозом и близорукостью. Югов пару раз, когда уже сдавали нервы, пускал слюну по подбородку.

Всё вроде отвязался прокурор. Михаил ему был нужен только как свидетель, и прокурор вроде убедился что свидетеля из Михаила не получится по медицинским показателям. А копал следак явно под Брежнева.

И вот теперь лейтенант ГБ Михал Михалыч Трифаниди, которого большинство здесь знало как лейтенанта Югова, ломал голову как ему сообщить Брежневу об интересе прокуратуры.

31 декабря 1942 год. Ранчо где-то в Техасе, США.

Хозяин ранчо сидел в плетёном кресле на террасе усадьбы и просматривал свежие газеты. Погода стояла прекрасная, ясное небо, яркое но нежаркое солнце, лёгкий освежающий ветерок, со слабым доносящимся с Мексиканского залива запахом моря.

Крепкий ещё мужчина лет пятидесяти, весьма похожий обликом на классический голливудский типаж ковбоя. Скоро должны прилететь гости. Лётное поле недалеко от усадьбы. Хозяин редко принимал у себя на ранчо гостей и Новый год не был поводом для этого. Просто сегодня его очередь принимать на своём ранчо членов небольшого, но влиятельного клуба. Накопилось много вопросов которые необходимо обсудить. Прилетят такие же как он малоизвестные или вообще не известные широкой публике люди.

Одна фотография в газете его заинтересовала и позабавила. Подпись под фото гласила: «Заместитель председателя Совета Народных Комиссаров Лазарь Моисеевич Каганович принимает капитуляцию немецкой танковой дивизии». На фото ровные коробки солдат в форме вермахта, позади них немецкие танки, а на переднем плане – немецкий офицер отдаёт честь стоящему перед ним Кагановичу.

Раздался нарастающий звук авиадвигателей и по лётному полю побежал, замедляясь небольшой двухмоторный самолёт. Пока самолёт заруливал на стоянку и высаживал двоих пассажиров, успели приземлиться ещё два самолёта. Хозяин поднялся из кресла и неспешной походкой пошёл встречать гостей. Пока он шёл до поля, прилетели ещё три самолёта. Из каждого выходило по два-три-четыре человека. Намётанный глаз сразу мог определить, что в гости приехал только один из пассажиров каждого самолёта, остальные сопровождающие отдыхать не будут – они на работе.

К сопровождающим метнулся управляющий ранчо со слугами. А гости скучковавшись и перездоровавшись пошли на встречу хозяину. Один из гостей задержался, отлил содержимое мочевого пузыря под крылом самолёта. Сдержанные приветствия, банальные и пошловатые шуточки. Не заходя в дом хозяин повёл гостей к деревянной беседке на берегу обширного пруда. Стол в беседке уже был накрыт. Официантов попытавшихся разлить спиртное – шуганули подальше. Не раскачиваясь налили каждый себе то что предпочитали. Выпили по первой, закусили. И плавно перешли к серьёзной беседе.

– Господа, давайте я на правах хозяина озвучу интересующие нас темы, если что-то упущу потом поправите.

– Итак, на Тихом океане нам вроде бы удалось наконец-то притормозить японцев. Военные утверждают что наступающий год будет там переломным. Наши корабли строятся гораздо быстрее японских. А потери уже сравнялись. Так что думаю наша стратегия на Тихом океане верна, и не требует корректировки.

– Если лайми не подставят как в Африке, – не удержался один из гостей.

– Я пока не вижу там причин для таких подстав, если у кого есть информация, – поделитесь.

Гости разными способами выразили отсутствие у них такой информации.

– Продолжу, русские своими успешными действиями в Сталинграде, на Кавказе и в Крыму одним махом выключили из войны около двух миллионов солдат Рейха. Можно конечно порадоваться за союзника, но как говорят мои аналитики, помочь Гитлеру может только чудо. Они дают 90 процентов за то что к следующему Новому году большевики будут стоять у Ла-Манша. То есть у нас остаётся только один жирный год в торговле с Европой и Советами.

– Далее, англичане видимо разглядели эту угрозу и попытались её предотвратить. Хотели натравить Турцию на Советы, а получили турецкие части в Дамаске и пригородах Багдада. В Алжире, по-видимому, это они спровоцировали конфликт между войсками Дарлана и «Свободной Францией». Есть информация что приказ и радиообращение Де Голя из-за которых всё и случилось – фальшивка. Но Де Голь об этом уже никому не расскажет. Цель этой провокации – срочно высвободить для Гитлера резервы для Восточного фронта. В подтверждение английской провокации – отзыв большей части британского Средиземноморского флота в Гибралтар и Метрополию, всего лишь из-за одного утопленного на рейде корабля. Пусть даже и линкора. Так что мы сейчас сидим в Марокко и боимся оттуда высовываться, ведь англичане заявляют, что они пока не готовы. Не мудрено, ведь их усилиями Роммель за день увеличил свои силы в два раза. И нациков в Северной Африке сейчас тупо больше чем наших парней.

– В принципе, всё это ведёт к затягиванию войны в Европе и нас это должно устраивать, – подытожил докладчик, – но лайми решили сыграть свою игру и меня это напрягает.

– Позвольте господа, мне, – начал пожалуй самый возрастной из присутствующих, чем-то отдалённо похожий на русского министра Молотова, – мои аналитики уже рассматривали эту ситуацию. Чтобы соблюсти наши интересы и даже улучшить наши позиции к концу войны, они предлагают ответить англичанам их же методом. Смотрите. Русские так и так обыграют джерри. Если помочь Советам, то они с Рейхом справятся за год. Если не помогать – то за полтора. Если мешать, то им понадобится года два с половиной – три. Вариант с тремя годами нас думаю, устроит. Но мешать русским уже судя по всему подрядились лайми. Поэтому нам лучше в этой ситуации постоять в сторонке и не портить отношения с дядюшкой Джо. Он нам скорее всего пригодится потом когда придётся выбивать джапов из Китая. Далее. На какой границе через три года остановятся русские не принципиально. Даже если они дойдут до Ла-Манша. Тихо-тихо. Сейчас объясню господа. Допустим Сталин захватил Бельгию и Голландию. Как союзники для нас эти страны не важны. Что они за вояки, всем Гитлер показал в 40-м. И соответственно, и Советы такие союзники не усилят. Скорее наоборот, Сталину придётся постоянно их кормить с ложечки и подтирать задницу. Да и вкладываться в восстановление Советам там придётся. А Советы к тому времени сами будут в экономической заднице. Тут и мы можем им помочь – кредитов подкинуть. Хрен потом соскочат с крючка. Потом, коммунисты резко против колоний. Значит придя к власти они будут вынуждены дать независимость всем бельгийским и голландским колониям. Ни у кого на тот момент кроме нас не будет ресурсов, чтобы контролировать эти колонии, и мы явочным порядком без каких-либо проблем возьмём эти колонии под свой контроль. Чтобы лайми не начали облизываться на этот пирог, предлагается создать им долгоиграющие проблемы. Сценарий следующий. У нас сейчас идёт напряжённая битва за Гуадалканал. Надо подкинуть туда ещё войск. И возьмём мы их из Персии и Ирака. В общем мы уходим с Ближнего Востока. Пусть лайми сами решают проблему с турками.

– А как же ленд-лиз через Иран?.

– Удержится Англия в Иране – ленд-лиз продолжится по этом маршруту. Не удержится – мы не виноваты. В конце концов, побольше по северному маршруту будем русским подбрасывать. Но на этом проблемы для лайми не заканчиваются. Необходимо подтолкнуть джапов к полномасштабной оккупации Индии. Для этого убираем вообще всё наше присутствие на пути из Японии в Индию. Но Индию необходимо подготовить. Там слишком много последователей Ганди[118] и темы с ненасильственным сопротивлением. Ганди и его актив нам в Индии не нужны. Они должны исчезнуть. А вот сторонников Чандры Боса[119] необходимо поддержать. Он по нашим оценкам сможет перца под хвост лайми насыпать. Плюс к этому надо будет спровоцировать несколько межэтнических и религиозных конфликтов. В Индии это не проблема. И расходы на поддержку этих конфликтов будут весьма скромные. Пара конвоев разгрузится не в Персии, а в Индии и всё. Чего мы этим достигнем? Япония страна густонаселённая, но джапы и так слишком много откусили. Им тупо не хватает уже сейчас не только солдат, но и населения вообще для контроля захваченных территорий. А в Индию придётся очень много оккупационных войск отправлять. Да если там ещё будет необходимо останавливать резню между штатами или княжествами. Тоесть плотность войск Японии в юго-восточной Азии сильно понизится. Когда нам будет необходимо, мы просто перекроем морскую связь между Японией и Индией, и тем самым выключим джаповские части в Индии из войны на Тихом океане. Надо стремиться к тому, чтобы заварушка в Индии и присутствие джапов там продлилось как можно дольше. Как минимум на пару-тройку лет после окончания войны в Европе и нашей победы над Японией. Когда будем добивать джапов, надо будет не давать им возможности эвакуировать войска из Индии и не заставлять эти войска капитулировать. Тогда лайми вместо того чтобы подбирать чужие колонии, будут ещё долго озадачены наведением порядка в Индии. Вот, как-то так господа.

Ещё пару часов длилось обсуждение, уточнение нюансов. И все присутствующие в целом одобрили озвученный сценарий с добавлением что необходимо проработать вопрос создания проблем для Англии и в Южно-Африканском Союзе.

Когда дискуссия уже почти закончилась, встрепенулся мужчина словно созданный для иллюстрации буржуина из сказки Аркадия Гайдара про Мальчиша-Кибальчиша.

– Я тут кое-что вспомнил, господа. Раз мы начинаем активно топить англичан, то думаю это существенно. Мои люди в Лондоне краем уха слышали, что адмирал Канарис постукивает англичанам. И вроде как большие потери вермахта при десанте на Крит – его заслуга. И про нашу высадку в Северной Африке, он вроде бы как информацию притормозил, поэтому немцы нас там и не ждали.

– Это договорной матч какой-то получается.

– Думаю, что нас не должно устраивать такое взаимопонимание джери и лайми. Мы сможем с этим что-нибудь сделать?

– У меня есть кое-какие возможности, – сказал хозяин ранчо, – я правда их придерживал для другой темы. Но думаю, придётся их использовать для устранения этой проблемы. Не переживайте, господа. Сегодня же дам поручение. Надеюсь в течении недели-другой мы этот вопрос закроем.

– Господа, а что делать с обосравшимся Айком? Я слишком много в него вложил, – задал вопрос мужчина с бородкой а-ля Троцкий.

– Если бы мы планировали в ближайшем времени активные действия в Северной Африке – его бы надо было отдать под трибунал. А так пусть сидит, себе там задницу подмывает и сильно не отсвечивает. Но в целом, я думаю, не удачный актив Вы попытались раскрутить. Попозже его всё равно придётся списать. – выразил общее мнение хозяин ранчо.

На этом деловая часть встречи закончилась, и по отмашке хозяина к беседке устремилась весёлая стайка начинающих актрисок из Голливуда, готовых отвлечь мужчин от серьёзных забот.

31 декабря 1942 год. ст. Кущёвская, Краснодарский край.

Генерал артиллерии Максимилиан де Ангелис[120] стоял на окраине станицы и печально рассматривал остатки бронетанковой мощи группы армий «А». Поле было хаотично заставлено несколькими сотнями танков и БТРов. Русские самолёты, словно издеваясь, не скинули ни одной бомбы на это скопление техники за последние несколько дней. Вот листовок последние дни было много. Но даже в этом была издёвка. Бумага листовок была слишком плотной и не годилась ни на самокрутки ни на пипифакс. Танки заснули. Не осталось и капли топлива. Но танки не умерли, у них ещё оставались боеприпасы. Но русские не спешили подходить. И генерал раздумывал – когда придётся отдать приказ о подрыве всей этой армады.

Командующий 44-м армейским корпусом по-видимому остался самым старшим командиром группы армий «А». Точно он об этом не знал. Связь с частями и соединениями группы начала пропадать неделю назад. Русские диверсанты и авиация объявили настоящую охоту за штабными радиостанциями. Его последнюю радиостанцию штурмовики уничтожили три дня назад. Под его командованием сейчас находилось около пятидесяти тысяч солдат. Но это были измождённые, замёрзшие, голодные с минимальным количеством вооружения и боеприпасов разрозненные подразделения. Иногда к нему добирались связные-посыльные от других таких же остановившихся возле ближайшего жилья групп. Связные передвигались на лошадях. Почти беспрепятственно. Русские не стремились заполнять промежутки между частями Вермахта. Но собрать все эти группы вместе не было возможности. Они просто не дойдут от того же Усть-Лабинска или Армавира. Да и смысла в этом передвижении не было. Ни в Кущёвской, ни в других населённых пунктах просто не осталось запасов продовольствия на такую толпу. Кое-где продукты всё же были, но доставить их войскам не было возможности. Партизаны искалечив весь автотранспорт, теперь начали отстрел и всего гужевого транспорта. Сотни и тысячи трупов ни в чём не повинных лошадок валялись по обочинам дорог Северного Кавказа.

Генерала дико бесило поведение русских. Они практически не наступали, не вступали в бой. Они ждали когда части вермахта сами отойдут и тогда только осторожно и не спеша двигались вперёд, потихоньку занимая освободившуюся территорию. Даже авиация русских перестала воевать. Их самолёты были постоянно в небе, но только наблюдали за агонией частей вермахта и периодически скидывали тысячи листовок с призывом сдаться в плен. Сегодня в листовках появилась информация о сдаче в плен где-то под Ворошиловском танковой части. С фотографиями на которых их еврей-министр принимает капитуляцию. Правда никто не смог узнать того командира части. Но на солдат эта информация подействовала угнетающе.

Да и зачем он себя обманывает. Ясно уже, что помощи из Рейха не будет. Последний самолёт прилетал пять дней назад. Привёз письма, коньяк и медали. Остальные десять что должны были привезти топливо и продукты не долетели. Можно ещё потерпеть и продержаться пару недель, может даже месяц. Но смысла в этом нет ни какого. Скоро начнутся голодные смерти. А русские в своих концлагерях как утверждают ребята из абвера кормят пленных таким же пайком что и своих солдат. Печально что об этом достоверно знают и его солдаты. Впрочем, генералу уже один раз пришлось побывать в плену. В прошлую войну. Не сахар конечно, но война закончилась и он до генерала дослужился.

Генерал оглянулся и подозвал жестом адъютанта.

– Коньяк у нас ещё остался Людвиг?

– Да, герр генерал. – адъютант достал из портфеля на половину пустую бутылку трофейного «Двина». По мнению генерала, «Двин» согревал гораздо лучше чем его манерные французские собратья. Не заморачиваясь хорошими манерами, Максимилиан де Ангелис сделал хороший глоток прямо из бутылки.

– Можешь допить, Людвиг. Пошли посыльных за командирами частей. Пусть через час соберутся все кого найдёшь. И прикажи потом седлать лошадей. Поедем в Ленинградскую.

– Вы решили, герр генерал?

– Да, Людвиг. Мы поедем сдаваться.

В листовках русские указывали места куда должны прибыть парламентёры с сообщением о готовности капитулировать и безопасный маршрут для парламентёра к такому месту. Ближайший пункт приёма пленных был в станице Ленинградской.

29 декабря 1942 год. г. Берлин.

Адмирал Канарис расхаживал по рейхсканцелярии, светясь как начищенный пфенниг. Он единственный из всех приглашённых на совещание к Фюреру имел, чем похвастаться перед лидером нации. Но к удивлению Канариса, Фюрер не стал устраивать разноса присутствующим, и более чем сдержано похвалил адмирала. Канарис честно говоря надеялся на большее и по первому и по второму пункту.

Гитлер же, просто устал истерить за последние несколько дней, когда печальные новости сменялись радостными, затем следовали – трагические, потом опять приходили хорошие новости.

На совещании как обычно присутствовали – Рейхсминистр авиации Германии Геринг, Рейхсляйтер Борман, начальник штаба сухопутных войск Цейтцлер, начальник штаба оперативного командования вермахта Йодль, начальник командования вермахта Кейтель, Редер, начальник Абвера Канарис, министр иностранных дел Риббентроп.

– Итак камрады, судьба опять преподнесла нации испытания. Слабые от испытаний могут сломаться. Но арийский дух не сломить. И если нас настигают неприятности то это не повод сдаваться. Нация должна сплотиться. И преодолеть. Да, преодолеть! Значит не всё у нас ещё хорошо. Значит есть места где не все выкладываются с полной отдачей ради победы нации. И не надо таких людей винить. Мы должны им помочь. Мы должны помочь нации достичь победы. Смотрите – МИД три года не мог добиться от Инёню вступления в войну, а подключился Абвер и у нас стало на одного союзника больше. И эта спецоперация с Дарланом. Адмирал почему Вы нас сразу не предупредили? Мы ведь уже объявили, что он изменник и предатель. Но какова красота замысла! Учитесь, учитесь камрады! Нужна здоровая инициатива, нужна изобретательность. Многие сейчас шепчутся о том, что у Рейха нет резервов. Ерунда! Мы ещё не полностью отмобилизовали промышленность. И промышленость даст оружия Вермахту столько сколько необходимо. Хотите пример гибкости и изобретательности. Пожалуйста. У нас в тылу есть целая армия. Армия в шестьдесят-сто дивизий. И она не воюет и не работает! Я говорю про армии Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и Франции. Все! Все эти страны должны объявить войну России и Англии. Канарис – делайте что хотите, можете перевешать всех их королей и премьер-министров, все их правительства. Нужна будет помощь – возьмите у Вермахта. Через пять дней все они должны объявить войну. Через неделю первые дивизии должны поехать на фронт. Мне без разницы старое правительство сделает это или назначайте новое, ставьте новых королей. Военнообязанные этих стран должны мобилизовываться на тех же основаниях что и граждане Рейха. Арийцы несут на себе всю тяжесть войны с большевиско-иудейской ордой. А эти скандинаво-бельгийские лягушатники прячутся за спинами солдат Рейха. Пусть берут пример с воинов адмирала Дарлана. Там были только французы и они смогли выбросить из Алжира несколько сотен тысяч англосаксов за пару дней. Если бы все народы цивилизованной Европы сражались как Дарлан, в мире бы уже не осталось ни иудо-большевиков ни иудо-саксов. Кто из военнообязанных из этих стран не захочет идти на фронт, пойдёт работать на завод! А жить будет в концлагере при заводе. Славян и греков в армию не брать, кроме самых благонадёжных. Всех работоспособных славян и греков на заводы. Если нет заводов в их бывших землях – вывозить на работу в Рейх. Мне доложили, что большевики из Крыма бомбили нефтепромыслы в Румынии. Рейху нужна нефть. Пока французы с норвежцами будут возвращать Крым Рейху, а арийцы уже достаточно крови за этот полуостров пролили – пусть там теперь льют кровь лягушатники. Так вот нужна нефть. Сейчас благоприятная ситуация. Надо взять нефть на Ближнем Востоке. Тыл Роммеля прикрывает Дарлан. От нефти нашу армию отделяют только англичане в Египте. Но по ним с другой стороны ударила Турция. Надо помочь Роммелю додавить англичан. Мы сделали ошибку лишив Эрвина резервов. Захватим Египет и нефть у нас в кармане, мы перекроем путь в Индию англичанам. Мы лишим англичан баз флота на Востоке Средиземного моря и они сами уведут от туда свои корабли. Канарис – у Вас очень хорошо получилось с Турцией и Алжиром, но операция «Боярышник»[121] идёт уже третий год и ни каких результатов. Хотя в ЮАС двое из трёх наши люди! Активизируйте работу на юге Африки, мы должны оторвать его от Англии. Рёдер – англичане сами отвели большую часть кораблей в Гибралтар. Трусы – потеряли два линкора и испугались. У настоящего линкора судьба – погибнуть в бою! Боем надо гордиться, а не бежать от него. Мы арийцы хотим боя и не бежим от него, поэтому мы победим. Так вот Рёдер надо вымести из средиземного моря англосаксов. Оставьте пока Остров в покое. Он сам загнётся без Индии. Оставьте только заслон из подводных лодок на пути из Америки и все силы в Средиземное море! Йодль, Кейтель, Геринг – Франко должен нас пустить к Гибралтару или пусть сам его отбирает у англичан. Сколько можно терпеть эту скалу. Нейтральная Испания нам больше не нужна! Хватит и Португалии. Вообще нам скоро будут не нужны нейтралы. Кто не с нами, тот против нас. А противников мы уничтожаем! Мы помогли Франко справиться с коммунистами, пусть теперь он поможет нам. Или он сам штурмует Гибралтар или это сделаем мы. И в Испании будет новый Каудильо. Цейтлер – Вермахт должен остановиться на рубеже – Перекоп – Запорожье-Харьков-Орёл-Смоленск-Невель-Ленинград. Это крайние линии! Мы мобилизуем промышленность, напитаем её нефтью Аравии, пополним ряды Вермахта и оттолкнувшись от этого рубежа погоним большевиков не останавливаясь до Урала! И ещё Инёню конечно молодец, что наконец-то объявил войну Англии, но нам надо чтобы он и с Советами начал войну. Риббентроп – организуйте мне как можно скорее встречу с Инёню. Пусть приезжает в Болгарию. Буду делать за Вас вашу работу. Папен там хорошо устроился, пусть напряжётся. Пусть ищет в Турции людей готовых помочь нам в войне с Советами. Пусть эти люди тоже на Инёню давят.

– Нужно ставить ясные цели камрады, и извлекать уроки из ошибок и неудач. Каждый на своём месте должен сделать всё возможное. Всё камрады, через неделю я хочу услышать от вас о первых положительных результатах. Все свободны.

2–3 января 1943 год. г. Симферополь – г. Москва.

Утром 2-го января в 6–15 пришёл приказ вылететь в Москву на награждение. Бригада к тому моменту уже почти вся стояла под Армянском, во втором эшелоне. Передал по быстрому командование Хайретдинову и на трофейном Шторьхе полетел в Симферополь. Со мной полетел Эрвин Зиберт. Его тоже в Москву затребовали. Зиберт уже получил от командующего фронтом внеочередное звание капитана. И постоянно давил лыбу косясь на новые петлички. Чую заберут у меня парня. Жаль, кадр охрененный. Далеко пойдёт. Может самого Кузнецова[122] перепрыгнет.

В Симферополе сели на Ли-2. С нами летела ещё группа военных в разных званиях. Кто тоже на награждение в Москву, кто по другой служебной надобности. Через полтора часа сели в Ростове на дозаправку. К нам подсел Васильев. Его тоже в Москву на награждение вызвали. Ещё около четырёх часов лёта и приземляемся на Центральном аэродроме в Москве.

Нас встретили. Проверили документы. И всех кто прилетел на награждение загрузили в автобус. Награждение завтра. В автобусе сопровождающий нас лейтенант ГБ раздал свежую «Правду». В ней опубликован Указ президиума Верховного Совета СССР «О введении новых знаков различия и новой формы одежды для личного состава РККА и РККФ». По-простому – ввели погоны вместо петлиц. Поэтому едем не в гостиницу, а в ателье при центральном Военторге. На награждении надо быть уже в новой форме. Я-то эту тему ждал, а для мужиков это было неожиданностью, хотя слухи в войсках о чём-то подобном ходили. Кто-то из командиров в полголоса проворчал о возврате золотопогонников. ГБшник напрягся.

– Товарищ лейтенант госбезопасности, – говорю, – не переживайте, сейчас я как политработник разъясню, товарищу майору его заблуждение.

Все поворачиваются ко мне.

– Вот, со мной рядом сидит капитан. Он последнее время чаще носил немецкую форму. Это разве делает его не советским человеком? Или на пример маршал Шапошников и генерал-полковник Василевский – они носили погоны императорской армии, и что они не советские люди? Важна не форма, а её содержание! А погоны и новая форма – это более красивый внешний вид. Вот увидите – женщины на погоны ещё более охотно вешаться будут.

ГБшник крякнул, офицеры заулыбались. Началось обсуждение как отмечать награды.

В ателье нас ждали. Быстро принесли комплекты парадной формы. Даже без подгонки – все в ней смотрелись шикарно. Портные быстро что-то там померили-записали и пообещали к утру доставить форму в гостиницу подогнанную по фигуре и со всеми полагающимися новыми знаками различия.

Потом короткий переезд на Охотный ряд и заселение в «Москву». Мы с Васильевым и Зибертом попросили поселить нас вместе и получили в своё пользование шикарный двухкомнатный номер. По очереди полезли в ванну. Пока мылись, официант принёс поздний ужин из ресторана. Пропустили по пятьдесят капель коньячка, перекусили чем повар послал и завалились спать на чистом накрахмаленном белье гостиничных кроватей. Кайф! Это не на откидной лавочке в БТРе или на снарядных ящиках.

Спал как убитый. Проснулся часов в десять, а мужики уже примеряют новую форму – прихорашиваются. Помылся, побрился, оправился. Примерил форму, начистил хромовые сапоги. Глянул в зеркало – ну девки держитесь! Пошли в ресторан завтракать. Эрвин сразу решил испробовать убойность новой формы и начал подкатывать к официанткам, при чём сразу к двум.

– Эрвин, ничего что они наверняка в твоём бывшем ведомстве зарплату получают? – подкалываю Зиберта.

– А, когда это кому мешало? – невозмутимо отвечает наш «Остап Бендер».

Васильев хихикает и обещает пойти погулять, когда Эрвин захочет показать в номере звёзды официанткам.

Обращаю внимание капитана, чтобы девушки не порвали чулки на танках.

– На каких танках? – удивляется Зиберт и начинает озираться в поисках танков в центре Москвы.

Хлопаю его по плечу и указываю на эмблему танковых войск у него на погонах. Зиберт краснеет, а Васильев ржёт как конь, привлекая внимание всего ресторана.

После завтрака поднялись в номер, одели шинели и пошли гулять по Москве. Награждение будет только в шесть вечера. Времени вагон. Военных в новой форме на улицах ещё мало. Москвичи с интересом оборачиваются на нашу троицу. Пару раз нас останавливали патрули. Москва всё таки прифронтовой город, немцы всё ещё иногда пытаются прилететь побомбить. Прошлись по Арбату, по бульварам и к четырём вернулись в гостиницу. Быстренько перекусили в ресторане и пошли готовиться к награждению.

И вот Кремлёвский дворец. В зале человек двести пятьдесят. Награждать начинают по возрастанию званий и наград. Доходит очередь до Зиберта. Диктор объявляет, что гвардии капитану Зиберту за успешное выполнение особого задания командования присваивается звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда. Орден и медаль вручал Калинин, а грамоту Президиума Верховного Совета подошёл вручить Сталин.

Доходит очередь до меня. Выходит Сталин и от имени Совета Народных Комиссаров объявляет о присвоении мне звания генерал-майор и вручает мне генеральские погоны. Затем диктор объявляет о награждении гвардии генерал-майора Брежнева орденом «Боевого Красного Знамени» за освобождение Тихорецка, и присвоении звания Героя Советского Союза за Ростов. Вручает Калинин. Пауза. Диктор продолжает – за операцию по освобождению Крыма меня награждают только что учреждённым орденом Суворова первой степени за номером 1. Вручать выходит сам Сталин.

Васильеву тоже присвоили генерал-майора и наградили орденом Суворова первой степени за номером 2. Неожиданно увидел Андрианова, уже в полковничих погонах, ему вручили орден Суворова второй степени. Когда за Золотой Звездой вышел здоровенный младший лейтенант, Васильев прокомментировал. Это оказывается командир диверсионной группы, действия которой на сутки задержали штурм немцами Тихорецка. Группа провела диверсию на железной дороге, уничтожив при этом до 70-ти танков. Скорее всего этих танков немцам и не хватило чтобы раздавить оборону Андрианова. В след за Апенькиным, присвоили звание Героя 30-тилетнему осетину Аслану Боеву. Это снайпер группы Апенькина. Будут про мужика на Кавказе легенды слагать. Одним выстрелом 70 танков уничтожить! Тактический ядерный боеприпас как раз на это способен.

Награждение длилось около четырёх часов. Потом всех пригласили в банкетный зал. Сталин с Калининым ещё раз поздравили всех награждённых, выпили за нас по бокалу и удалились.

Зиберт начал сразу нас генералами звать. Я отмахнулся, предложил за столом без чинов обходиться. Сидим выпиваем помаленьку, закусывает. Лепота. Зиберт наверное уже прикидывает что две официантки для Героя маловато, можно и на трёх замахнуться. К столику подходит капитан и приглашает меня пройти с ним. Мол старшие товарищи зовут. Идём. Заходим в зал поменьше. Там почти всё руководство страны. Не. Погорячился. Сталин, Калинин, Берия, Василевский, Молотов и Каганович. Ещё человек семь было, но я их не опознал. Прохожу представляюсь Сталину.

– Что же Ви, генералом представляетесь, а сами в форме полковника? – лыбится в усы Виссарионович, и кивает на боковую дверь, – пройдите приведите форму в соответствие.

Захожу в указанную дверь, там давешний портной из военторговского ателье. И генеральский мундир на манекене. Пока одеваю галифе с лампасами и сапоги, портной быстро перевешивает ордена медали на генеральский китель. На всё про всё пара минут. Спасибо портному. Выхожу, представляюсь по новой. Сталин доволен. Любит человек приятное делать и сюрпризы подкидывать.

– Вижу что товарищ Брежнев действительно стремительный человек. Другой бы только сапоги снял, а он переодеться успел.

– Эволюционирую, товарищ Сталин, – тот удивлённо поднимает бровь, – от пуль надо быстро уклоняться а, то до Победы не доживёшь. Вот и приходится свой организм развивать и ускорять.

– Ви большое дело сделали для страны, для народа товарищ Брежнев, и мы с товарищами ещё раз хотим выразить Вам благодарность.

Сталин наливает два бокала вина, один протягивает мне. – За Вас товарищ генерал!

Все выпивают за моё здоровье, поздравляют.

Потом Верховный опять берёт слово.

– Мы с Вами ещё завтра встретимся и поговорим серьёзно, а сейчас объясните нам с товарищами как простой политработник смог вдруг спланировать такую операцию, на которую два фронта не решились замахнуться.

– Если честно, товарищ Сталин, то – надоело с автоматом по окопам бегать. Вроде бы полковник был. Война идёт. А я писарями в политотделе командую да во время отдыха бойцов их разговорным жанром на политинформациях развлекаю. Бойцы в атаку, а я боевой листок редактировать. Решил с бойцами в атаку сходить. Побегал по окопам. Пострелял. А потом задумался. Бойцов в атаку лейтенант должен вести. Полковник стране для другого нужен. По штабам смотрел как оперативный отдел работает. Ну и думал, мечтал, хотел сам что-то дельное совершить. Вот и сложилось у меня понимание как бой идёт на передовой и как его в штабе готовят. В госпитале попробовал изложить на бумаге свои мысли. Показал ЗНШ фронта, вместе с ним доработали и получился план операции. Там ведь в чём закавыка была. Фронты классический прорыв планировали и силы и средства большие нужны были для этого. А ведь даже самый важный объект иногда малая группа бойцов удержать может. И наоборот скрытно подойдя с неожиданной стороны можно малыми силами важный объект захватить. На Кавказе, в горах и на перевалах это очень часто происходило. Вот и пришла мысль по такому принципу на равнине попробовать повоевать. Вот как то так товарищ Сталин.

Немного сумбурное объяснение получилось. Не рассказывать же товарищу Сталину про марш-бросок на Приштину[123], который подробно изучали в Академии. Да и с некоторыми разработчиками этого броска пришлось вместе послужить.

– Да, побольше бы нам таких мечтателей.

Ещё часок поговорили под хорошее вина, потравили анекдоты и начали расходиться. Мне на завтра к восьми вечера к Сталину.

1 января 1943 год. г Претория, ЮАС.

Робей Лейбрандт сидел на нарах в полумраке одиночной камеры. Духота, влажность и москиты. Жёсткие доски нар. Даже завалящего тюфяка нет. В углу вонючее ведро. Жестяная кружка с водой на полу. Четыре шага вдоль, два шага поперёк.

После раздолья вельда и просторов саванны сидеть в каменном мешке мало удовольствия. Но Роби не унывал. Служба в «Бранденбурге» закалила дух, а силы у Роби и так было достаточно. Когда его задерживали несколько дней назад, он имел возможность отбиться, но не стал сопротивляться. Роби задержал, его старый знакомый и партнёр по тренировкам, сержант Клод Штерлей. Надевая на Лейбрандта наручники тот сказал: – Прости, брат.

Роби не держал на Клода зла. Парень на службе. Но свой. Бур. Или как говорит Фюрер – Ариец. Но Роби не был идиотом добровольно садящимся в тюрьму. В конце осени сюда попало несколько его людей. И их надо было вытащить. План был вчерне готов. Пришло время его осуществить.

С противным скрипом открылась дверь. В камеру шагнул надзиратель. Протянул увесистый свёрток. – Это от меня, брат.

В свёртке был хлеб, жареное мясо, овощи, фрукты, жестяная фляжка с разбавленным вином и свежие газеты. Роби первым делом стал изучать газеты. Много интересного в мире произошло. Турция объявила войну Англии. Отлично. У британцев появился ещё один враг. Французы в Алжире выгнали из страны английский десант. Молодцы лягушатники. Скоро и мы здесь вырежем всех лимонников.

Интерлюдия

Роби родился в 1913 году в семье ветерана второй англо-бурской войны. Трансвааль, Потчефструм – первая столица свободных бурских республик – его родина. Отец был сержантом в английской армии. Закидоны истории. Сначала воевал с англичанами, потом у них служил. Когда началась Великая война отец отказался идти на фронт. Немцы не должны убивать немцев. Из армии пришлось уйти. Но в полицию отца взяли. Роби рос активным мальчиком. Жизнь на природе. Лошади, оружие, спорт. В колледже увлёкся боксом. И быстро стал заметным боксером на Юге Африки. Выступал за сборную ЮАС и участвовал в Британских Имперских Играх. На Олимпийских играх в Берлине занял четвёртое место.

Германия – Рейх произвела на Роби сильное впечатление, а речи Фюрера дали ответы на многие вопросы мучившие парня. Единый народ строил великое будущее. Вернувшись на родину и сравнивая её с тем, что видел в Рейхе, Роби всё больше видел несправедливость. Земля по праву принадлежала бурам. Но управляли этой благодатной землёй англичане. Эти торгаши не достойны, владеть землёй предков Роби. Буры несколько раз воевали с Англией и проиграли. Но Роби знал, что слабый может стать сильным. Надо только хорошо тренироваться. Можно накачать мышцы. Но нужен ещё и ум и знания и опыт. Но это всё наживное. Надо работать над собой. Развивать ум, копить знания, набираться опыта. И тогда – трепещи Британия. Южно-Африканский Союз будет свободным государством свободных буров. И не будет в нём места лимонникам.

За опытом и знаниями Роби в 38-м поехал в Германию. А в 39-м когда началась война, Роби добровольцем записался в Вермахт. Спортивного парня сразу заметили. Роби знал кроме немецкого английский, голландский и французский языки. Обладал изобретательным умом. Такому был прямой путь в 800-й строительно-учебный батальон особого назначения, чуть позже ставший учебным полком особого назначения «Бранденбург-800».

Очень быстро инструкторы поняли, что из Роби получится не только хороший диверсант, но и отличный оперативник. Он прошёл в школе Абвера «Квенцгут» обучение нелегальной работе в тылу противника. Кроме того изучил планерное дело и научился управлять лёгкими самолётами.

Вместе со своими камрадами из полка «Бранденбург-800» Роби участвовал в операции «Меркурий» по захвату Крита. После этого Лейбрандт стал одним из основных резидентов Абвера в ЮАС. Операция «Боярышник» – дело за которое Роби готов отдать жизнь. Но лучше чтоб лимонники отдали свои жизни. Роби создал свою боевую организацию. Наладил связи с другими африканерскими организациями. И вместе сними начал готовиться к новой англо-бурской войне. Боевые отряды наращивали силы, оттачивали боевые навыки во всевозможных диверсиях и нападениях на английские гарнизоны. Скоро вспыхнет восстание, и буры с помощью Рейха выкинут англичан с юга Африки. Но в конце осени, в результате неудачно проведённой экспроприации одного из английских банков, несколько бойцов из ядра его организации были схвачены англичанами и угодили в тюрьму. Парней надо вытаскивать.

1–3 января 1943 год. замок Святого Иллариона, Кипр.

Геворк с удовольствием поглощал сытный завтрак в столовой, расположенной на втором ярусе замка. В окно открывался потрясающий вид на суровое в это время Средиземное море. Метрах в десяти выше столовой проплывали тяжёлые серые тучи. В двух очагах потрескивал медленно пожирая дрова согревающий и создающий уют огонь. Уюта как раз в замке было маловато. Старые закопчённые каменные стены, кое-где вместо стен – голая скала к которой прилепилось большинство помещений замка. Уюта в этом камне было мало, зато романтики хоть отбавляй. Говорят этот замок построил хрен знает сколько лет назад Ричард Львиное Сердце по пути в Иерусалим. Собственно замком этот комплекс можно было назвать только из-за его назначения. На классическую средневековую обитель феодала он мало походил. Скала почти километровой высоты поднималась в паре-тройке километров от моря. Подножие скалы было обнесено каменной стеной. А помещения замка лепились к крутым склонам скалы несколькими ярусами, постепенно поднимаясь на самую вершину. Вершина скалы раздваивалась. Между пятидесятиметровыми пиками была небольшая площадка. На этой площадке тоже было несколько сохранившихся помещений и даже два небольших каменных бассейна. Знатоки утверждают, что это и есть походный дворец легендарного Ричарда.

Для Геворка, увлекавшегося историей это место было сродни лавки с мороженным для первоклассника. В первый же день как он сюда попал, Геворк облазил всю скалу, и все помещения, в которые был для него разрешён вход. Геворк был очарован видами открывавшимися с высоты замка. Его завораживали каменные ступени лестниц по которым когда-то ходили крестоносцы. Пытался угадать, чем нанесена вот эта царапина на каменной стене. Поражался средневековому каменному туалету висящему над пропастью и светящемуся тремя отверстиями в полу.

После миссии в Анкаре их группа к удивлению всех полетела не в Иран, а на Кипр. Грузовик доставил группу с аэродрома к замку. Оказалось, что школа перебазируется из Шираза на Кипр. Майор Джонс уже был здесь. Половина курсантов и инструкторов – тоже.

Геворк сделал последний глоток остывшего кофе и прислушался. Где-то вдалеке слышались раскаты грома. Гроза в январе? Может здесь это в порядке вещей. В столовую вбежал рядовой из роты охраны.

– Турки взбунтовались! На острове восстание! Все на первый ярус. Майор на плацу строит школу.

Курсанты прыгая через ступеньку посыпались в низ. Небольшой дворик между крепостной стеной и покатым у подножья склоном скалы вымощен обтёсанным камнем. Личный состав школы пару минут бестолково потолкавшись, построился в коробки по подразделениям. Человек пятьдесят – рота охраны, 12 – обслуга – повара и водители, 48 –курсанты и 15 инструкторов и командиров групп. Сто двадцать шесть человек вместе с майором Джонсом.

– Школа, смирно! Сегодня рано утром началось восстание турецкого населения острова. Ночью по всей видимости турки захватили крепость и арсенал в Фамагусте. Бои иду в Никосии. Возможна высадка на остров десанта турецкой регулярной армии. Согласно приказа начальника гарнизона острова, мы должны отправить пятьдесят человек на усиление гарнизона крепости в Кирению. Оставшимися силами личный состав должен обеспечить патрулирование прилегающей к школе территории и её оборону. Все лица, замеченные с оружием в руках и не принадлежащие к армии или флоту его величества – подлежат немедленному уничтожению.

В киренийскую крепость отправились на двух грузовиках тридцать шесть солдат роты охраны, десять курсантов последнего набора, два офицера-инструктора и два водителя. Остающимся майор нарезал задачки. После этого все метнулись в оружейку и рассосались по указанным местам. Геворку достался пост в столовой. Геворк был лучшим стрелком в своём наборе. Поэтому он в оружейке получил снайперскую винтовку, а из окон столовой открывался хороший вид на большую часть подступов к замку. Это было, пожалуй, одно из самых лучших мест среди позиций занятых курсантами. Кто-то из курсантов проворчал, что этот пост достался Геворку не за хорошие показатели в стрельбе, а потому что он любимчик начальника школы. Но Геворку было по барабану это мнение. Его заботило другое. Не для войны на передовой с турками он поступал в эту разведшколу.

День в замке прошёл спокойно. Обед повара разнесли по постам. А Геворк питался с комфортом сидя у средневекового очага. Где-то в дали звучала канонада, иногда слышались пулемётные очереди. В небе жужжали самолёты. Но было не понятно, чьи они. Низкие тучи пропускали только звуки, изображение по объективным физическим законом через них пробраться не могло. После обеда вспыхнул бой внизу у побережья, где-то в районе киренийской крепости. Когда начали сгущаться сумерки – бой угас. За кем осталось поле боя было не понятно.

Проходивший мимо инструктор рассказал, что патруль курсантов застрелил какого-то мужика с ружьём на тактическом поле. О положении дел на острове он много не знал, сказал что идут бои. Фамагуста в руках турок. В Никосии до сих пор бой. На площадку РЛС, что находится на Олимпе вроде бы высажен турецкий десант. Было не понятно – откуда у турок взялись десантники. Была попытка штурма киренийской крепости. Но потом с ней пропала связь. Что там – не известно. Морского десанта пока вроде бы не было.

Ночью сидеть у окна было бессмысленно – всё равно ни хрена не видно, и Геворк подкинув дров в очаг устроился спать на сдвинутых лавках. Сколько он проспал было не понятно. За окном всё ещё темень. Зарядил противный дождь средней интенсивности. А внизу у подножия скалы, на крепостных стенах заходились длинными очередями пулемёты и автоматы. Несколько раз ухнули гранаты. Через пелену дождя стены крепости еле угадывались и то в большей степени по вспышкам выстрелов. Стрелять вниз было бессмысленно – никого не разглядеть. Геворк занял позицию на небольшой площадке у выдолбленной в склоне скалы лестницы, контролируя единственный путь с первого яруса к вершине. Выше его было только три курсанта. Один с автоматом охранял помещение штаба и кабинет начальника школы, и там же на третьем ярусе двое – пулемётный расчёт. Выше третьего яруса майор никого не поставил. Всё равно сразу над третьим ярусом висели плотные облака, закрывающие вид на землю. Через полчаса Геворк услышал звонок телефона и через пару минут мимо него проскакали по ступеням парни с третьего яруса. На ходу сообщив что их дёрнул майор. И что внизу походу жопа. Ещё через несколько минут снизу приковылял раненый в плечо капитан Стюарт. Сообщил, что пропала телефонная связь с островом, и его майор послал в штаб к радиостанции.

Внезапно снизу раздался пушечный выстрел, затем ещё. Звуки стрелковой перестрелки усилились. Геворк подумал что он с капитаном Стюартом здесь сидят как в ловушке. Кроме лестницы у которой он сидел другого пути вниз не было. Геворк не был трусом, но погибать от турецкой пули за англичан желанием не горел. Не много подумав, он метнулся к складу где кроме продуктов хранился и различный хозинвентарь. Подсвечивая себе спичками развалил несколько стеллажей и нашёл то что искал. Несколько мотков альпинистского шнура.

Затем бегом к средневековому туалету. Кладем гранату между дырками в полу. Чеку долой и рыбкой на выход. Граната рванула с положенной по инструкции задержкой. В бездверный проём влетело облако пыли и рой металлических и каменных осколков. Геворк осторожно заглянул в туалет. Вроде бы древнее санитарное сооружение выдержало и не собирается валиться в пропасть. А вот перемычка между двумя отверстиями в пропасть ухнула. И теперь в образовавшуюся дыру сможет спокойно пролезть человек. Обвязать шнур вокруг оставшейся перемычки – сложно но можно. Пара минут и Геворк поймал болтающийся снизу шнур и закрепил его. Всё теперь путь к отступлению готов. Но бой ещё идёт и линять не пришло ещё время.

Начало светать. И наконец-то стало можно рассмотреть картину боя. В километре от стен крепости стояли две полевые пушки и неторопливо прямой наводкой разваливали каменную кладку стен. В одном месте стена уже рухнула. Ворота и караулка рядом с ними – уже куча разбитых камней. В правой угловой башне уже по видимому – турки. Но на остальной стене и в казармах первого яруса еще в их сторону отстреливаются курсанты. По тактическому полю, что между пушками и замком, перебегают турки иногда стреляя по стенам. Пулемётов со стороны обороняющихся уже не слышно, стреляют только автоматы и винтовки. К пушкам из-за холма подъехал грузовик. И с него артиллеристы споро начали сгружать снарядные ящики.

Дистанция до позиций батареи была для снайперского выстрела конечно великовата, но Геворк всё равно решил попробовать. Куда попадали его пули он не видел, но с пятого выстрела турки у пушек начали нервно озираться. Девятый выстрел попал в цель. Грохнуло знатно. Грузовик исчез в вспышке взрыва, а пушки и их расчёты раскидало в стороны.

Из казарм раздался радостный вой. А Геворк перенёс огонь на перебегавшую по полю пехоту. Минут через пятнадцать перестрелка внизу затихла. Кто-то из курсантов побежал от казармы к лестнице. Начал подниматься по ней, и когда был на полпути до позиции Геворка, треснул выстрел и парень медленно осел на ступени. Геворк замер и начал изучать местность в поисках турецкого снайпера. В прицел снайперки это было делать не удобно, а бинокля у него не было. Геворк медленно отполз назад в столовую. Лестница на третий ярус пряталась в расщелине и её можно было просматривать только со стороны моря. Поэтому не опасаясь выстрела, на сколько мог резво побежал на третий ярус. В помещении штаба он застал Стюарта. Капитан сидел на полу привалившись к стене и был очень бледен.

– У майора в кабинете должна быть аптечка. Принеси чего-нибудь от боли. Не могу терпеть.

Геворк ломанулся к кабинету начальника школы.

– Здесь заперто.

– Ломай нахрен.

Дверь была конкретная, сколоченная из толстых дубовых досок, и не поддавалась. Пришлось повесить на ручку гранату. Рвануло. Вошёл. Пыль. Гарь. Начал искать аптечку. Сначала на глаза попался бинокль. Потом – аптечка. Идём к капитану. Мужику хреново. Дал ему хлебнуть из пузырька опийной настойки. Полегчало. У него пуля перебила ключицу. Рука не действует. Повязка вся в крови. Геворк делает перевязку попутно просвещая об обстановке внизу. В ответ узнает, что по радио капитан смог связаться только с каким-то эсминцем, а телефонную линию соединяющую штаб и первый ярус видимо перебило. Что на острове творится не известно. Нашёл и поставил рядом с капитаном пару фляг с водой. Всё бегом вниз.

Занимаем осторожно позицию. Оппа. На лестнице ещё прибавился один труп курсанта. Снизу Геворку кричат, чтоб скинул чего пожрать. Ползком на склад. Ага, ящики с консервами. Тащит парочку ящиков к дверному проёму, и не высовываясь наружу начинает метать консервы вниз. Благодарные крики. Пулемётная очередь по второму ярусу. Ответные очереди из казарм. Геворк опять на позиции. Начинает осматривать поле боя. Пулемётчика с напарником нашёл, снайпера – нет. Всё же он не профессиональный снайпер, а просто хороший стрелок. Была не была. Выстрел по пулемётчику. Попал. Осколки царапают щёку. Это турок успел выстрелить. Но и Геворк его наконец-то нашёл. Хорошо замаскировался. Но у Геворка хорошее превышение позиции. Со стены турка не разглядеть, а вот со второго яруса – плохо, но видно. Геворк отполз в столовую. Сдвинул два стола, на них поставил третий и забрался на эту конструкцию. Турецкий снайпер осторожно отползает. Ага. Отползал. Отползался. Ещё выстрел по второму номеру пулемёта, сменившему покойного товарища. Всё больше видимых целей нет. Курсантская казарма продолжает вяло перестреливаться с турецкой башней.

Через пару часов на поле выезжает тентованный грузовик и на полном ходу несётся к замку. Чей грузовик не понятно. Никто по нему не стреляет. Наконец в бинокль можно рассмотреть кабину. Турки. Геворк начинает стрелять по грузовику. На втором выстреле грузовик вильнул и стал останавливаться. Из него ссыпались турки, человек двадцать-двадцать пять. Начинается пальба. Треть успевает добежать до стены и укрыться за ней, треть уползает за холм. Ну а оставшиеся больше ни куда ползать не смогут.

День почти прошёл. Кого-то где-то бомбили, то с одной то с другой стороны слышалась канонада. А у замка Святого Иллариона всё потихоньку стихло. Обе стороны экономили боеприпасы. Ночью скорее всего турки пойдут на штурм. Геворк чуть не проморгал. Неожиданно из казарм с двух разных сторон выбежали две группы курсантов и ринулись к башне на которой засели турки. С остатков стены атаку поддержали выстрелами. Несколько секунд и в башне кипит рукопашная. Ещё через пару минут – победный вой и из башни выкидывают трупы турок.

Вверх по лестнице бежит солдат из роты охраны. По нему никто не стреляет. Через некоторое время по лестнице осторожно поднимается майор Джонс. Благодарит курсанта за бой. Спрашивает о Смите. Получает ответ и удаляется на третий ярус. Через полчаса майор спускается. В этот момент из-за ближайшего холма раздаётся шум танкового двигателя. Майор забирает у Геворка бинокль и начинает всматриваться в начинающиеся сумерки.

– Наши, – выдыхает Джонс.

На склон выползает Валентайн[124] и Кавалер[125].

– Отбились, – одновременно произносят курсант и майор.

Со стены начинают махать руками курсанты. Майор отдаёт бинокль и начинает быстро спускаться по лестнице.

Внизу ухает танковая пушка. Снаряд разрывается недалеко от Джонса. Майор падает. Танки начинают садить по замку. Турецкая пехота пока не появляется. Против танков у курсантов ничего нет. Геворк бежит к майору. Тот жив. Рана в боку и голова в крови. Пыхтя, курсант затаскивает Джонса в столовую. Бегом за аптечкой. Возвращается, делает перевязку. Внизу танки превращают стены и казармы замка в щебень.

Скоро опустится темнота зимней бесснежной и безлунной ночи. И тогда сюда придут турки. Геворк подтаскивает начальника школы к туалету. Бегом на слад. Вытряхивает картошку из мешков. Канистра керосина. Бежит на верх. Стюарт без сознания. Идёт в кабинет Джонса. Шкаф, ящики стола из них всё в мешки, тоже самое в штабе. Некогда разбираться. Мешки вниз. Опять вверх за Стюартом. Стюарта на лестницу, обливаем кабинет Джонса и штаб керосином. Гори ясным пламенем. И опять бегом на второй ярус.

У стен замка затихают выстрелы. В сгущающейся темноте видна перебегающая турецкая пехота. Из замка никто не стреляет. Удирать через отхожее место ещё рано – могут увидеть. Геворк ждёт полной темноты. Турки входят на первый ярус замка. Одиночные выстрелы. Достреливают. Геворк кидает вниз одну за другой две гранаты. Взрывы. Заполошная стрельба. Танки пытаются стрелять по второму ярусу, но они слишком близко им так высоко не достать. Геворк делает несколько выстрелов из автомата Джонса. Снизу стрельба. Танки, судя по шуму, отползают назад. Наконец их пушки могут задраться вверх. Раздаётся первый выстрел. Разрыв уже на втором ярусе. И уже темно. Геворк бежит к туалету. Офицеры без сознания. Сначала скинуть мешки вниз. Потом обвязать Джонса шнуром и обдирая руки спустить его на сто пятьдесят метров вниз, к подножию скалы. Шнур вниз. Стюарта оттащить на свою позицию. Под бок ему гранату без кольца. Под руку ему автомат. Ещё одну гранату кинуть вниз, чтоб турки не расслаблялись. Всё. Прости капитан. Но двоих Геворк не утащит. Геворк не лошадь и не карета Скорой Помощи.

В туалет. Второй шнур. Хитрый узел на перемычке. Спуск вниз. Земля. Камни. Но здесь уже можно стоять и даже осторожно спускаться дальше. Рывок. Второй шнур упал. Джонс нашёлся сразу. Стонет. Мешки пришлось поискать. Джонса чуть придушить. Чтоб не стонал и не очнулся. Мешки связать между собой и на шею. Джонса на закорки. В руки винтовку и вперёд.

Молодой организм кряхтел и скрипел, но упрямо удалялся от обители святого отшельника и грешного короля. В середине ночи Геворк наткнулся на развалины древнего акведука. Выбрал наиболее сухое место под древними камнями и спрятал под ними мешки с архивом разведшколы. Осмотрелся, тщательно запоминая ориентиры. Пописал на дорожку. И продолжил путь втроём. Он, Джонс и винтовка.

Под утро Геворк вышел к небольшой рыбацкой деревушке. Греческой – судя по кресту на небольшой часовенке. У деревянного пирса покачивалось два мелких кораблика. Один парусный, а второй явно имел ещё и двигатель.

Хорошо иметь богатого отца. Геворк не был моряком, но у отца была хорошая яхта и азы морской науки Геворк освоил. Полчаса ушло на то, чтобы разобраться с двигателем и управлением. В баках на две трети солярка. До Египта 300 миль, должно хватить. Последний взгляд на остров и в море.

2 января 1943 год. г Претория, ЮАС.

Утром Роби повели на допрос. Отец прислал хорошего адвоката. На допросе Роби признал свою вину и выразил желание сотрудничать со следствием.

– Да, сэр. Я руководил этой бандой. Нас было двенадцать. Десятерых Вы взяли. Один умер в саване от ранения. Больше никого в банде не было. Да. Мы грабили банки. Не знаю почему они молчат. Я готов показать тайник в саване где спрятаны деньги. И я готов показать как мы готовились к ограблению банка. Кто что делал. Нет мы не нацисты. Против англичан ничего не имеем. У меня отец служит в вашей полиции. Да, были нужны деньги. Увлеклись этим делом.

Лейбрандта увели в камеру. А адвокат со следователем задержались.

– Когда Вы планируете вывезти моего подзащитного к тайнику?

– А с какой целью Вы интересуетесь?

– Я тоже хочу принять участие. Но у меня много других дел и я бы хотел всё заранее спланировать.

– Пока не знаю. У меня тоже дел не меньше Вашего. Пусть посидит пока. Тайник никуда не денется. Через неделю, наверное, определюсь с датой.

– А к банку Вы их повезёте?

– Кого их?

– Ну как же. Всю банду.

– Зачем? Лейбрандт всё сам покажет.

– Но они же могут на суде от всего отказаться и начать всё валить на моего подзащитного.

– Нет. Я такую толпу из тюрьмы не потащу.

– Но как же, сэр…

– Нет. Об этом не может идти даже речи. Всего доброго.

4 января 1943 год. г. Москва.

Утром за Васильевым пришёл посыльный. Чуть позже забрали Зиберта. Видимо новые назначения мужиков ждут. А у меня появилось время подготовиться к встрече со Сталиным. Ломал голову, выковыривал из памяти затерянную информацию, пытался сложить всё в удобоваримый вид. Ладно, посмотрим, что получится. Только начало получаться что-то связное, стук в дверь. Посыльный за мной. Направление на обследование в Московский коммунистический госпиталь Красной Армии, будущий госпиталь Министерства обороны имени Н. Н. Бурденко, привёз. Торопит.

Делать нечего, поехали. Всех что ли генералов обследуют? Здоровье ихнее беспокоит?

Врачи порадовали. Рентген, кровь и другие субстанции на анализ взяли оперативно. Комиссия из разных специалистов, во главе с самим великим Николай Николаевичем Бурденко, часа два меня прощупывала-простукивала-осматривала и нашла моё здоровье идеальным. В составе комиссии неожиданно увидел Татьяну. Ту самую рыжую стервочку-лань из госпиталя в Орджо. Вместе с остальными пальпирует моё мускулистое тело и украдкой от коллег, наклонившись надо мной, облизывает язычком свои аппетитные губки. От эрекции спасает присутствие рядом какой-то старушенции на которую получается переключить внимание. Вроде только недавно в Крыму… пересекались, а она уже в Москве. Улучив момент, когда обследование закончилось и светила медицины начали расходиться, задаю вопрос – какими судьбами?

Оказывается, приехала в Москву за новым назначением, и пока без дела была, припахали её обследовать ветреного полковника сбежавшего от доверившейся ему невинной девушки. Если б товарищ Сталин знал эту душещипательную историю, то никогда бы не сделал этого вертихвоста генералом. Но она так и быть готова забыть бесчувственного полковника-генерала и жить дальше наедине со своей печалью и разбитыми девичьими мечтами.

Бухаюсь на колени и прошу прощения. Приглашаю в ресторан. Она милостиво соглашается. Вспоминаю, что мне сегодня к Сталину и вряд ли в ресторан сегодня успеем. Переношу поход на попозже. Выслушиваю про обманщика и растлителя. Получаю очередное прощение. Обещаю как только разгребусь с делами – сразу её найти. Она не надеется на мои обещания, но не лишает меня на прощание долгого и страстного поцелуя. Всё время на исходе, мне пора в Кремль.

Хорошо что порученец с машиной меня ждёт. От Лефортова до Кремля пешочком далековато топать. В Кремль заезжать не стали. Вышел из машины на Никольской. Пересекаю вдоль Красную Площадь. Несколько проверок документов и без десяти восемь я в приёмной Верховного. За пару минут до восьми Поскрёбышев по телефону сообщает обо мне Сталину и предлагает мне войти.

Вхожу. Представляюсь. В кабинете кроме Сталина Василевский и Берия. Сталин здоровается, протягивает руку и предлагает садиться.

– Расскажите нам, товарищ Брежнев, как вы представляете дальнейшее использование Вашей бригады.

– Товарищ Сталин. Считаю, что бригада в ходе операций по освобождению Ростова и Крыма приобрела уникальный опыт рейдово-диверсионных действий в тылу противника в отрыве от основных сил фронта и баз снабжения. В связи с этим думаю, что будет неэффективно использовать бригаду как линейную часть на фронте. Боевой опыт и оснащение бригады позволяет её использовать для прерывания путей снабжения войск противника при условии активных действий на данном направлении и основных наших сил. Бригада способна захватить в тылу противника один крупный город, областной центр или 2–3 небольших города, районных центров и удерживать их в зависимости от возможностей противника и поддержки от основных наших сил от 3–4 дней до 2–3 недель.

– И где же Вы видите в настоящее время возможность такого применения бригады? – кивает Сталин на большую карту, висящую на стене.

– Не знаю планов Генерального штаба на ближайшее время. Но думаю, что рейд по маршруту: Ильмень-озеро – Псков – Рига вполне по силам бригаде. И если основные силы фронта поддержат бригаду, то рейд вполне имеет шансы на успех.

Сталин переглядывается с Василевским.

– А почему не Псков-Нарва, товарищ генерал? – задаёт вопрос Василевский.

– А зачем брать Нарву? От Пскова до Нарвы столько же сколько от Пскова до Риги. Если держать Псков, то мимо Риги немцы из под Ленинграда и от Нарвы всё равно не пройдут. Там все дороги упираются или в Псков или в Ригу. И потом Рига всё таки более глубокий тыл для немцев. Чем дальше в тыл, тем меньше подвижных соединений противника, да и вообще боевых частей. А с тыловыми и полицейскими частями танковая бригада разберётся без проблем.

– Хотите почти всю группу «Север» окружить? А если немцы от Великих Лук или от Старой Руссы по вам ударят? – опять пытает Василевский.

– Если немцы снимут 3-ю танковую армию или её часть из-под Великих Лук, то им нечем будет парировать наш возможный удар на окружение ржевской группировки противника. А если всё же снимут, то бригада скорее всего погибнет, но Ржевская группировка тогда однозначно попадёт в окружение. Пусть их генштаб голову поломает, помечется кого спасать. А от Старой Руссы им слишком долго идти. Там леса, болота. Бригада там может пройти быстро. Но чтобы её гарантировано выбить из города, немцам надо минимум в три-четыре раза большую группировку протащить. А это две-три дивизии и не пехотные. Да с артиллерией. Я-то с полковой артиллерией Ригу возьму. А немцам придётся тяжёлую тащить.

– Если Ставка одобрит Ваше предложение, сколько времени Вам понадобится для подготовки бригады и что для этого понадобится? – это уже Сталин спрашивает.

– Три недели с момента прибытия бригады в тыл Волховского или Северо-Западного фронта. В бригаде сейчас в наличии 87 танков, из них 73 трофейных, 84 БТРа и 12 бронеавтомобилей, 180 различных грузовиков. Артиллерия малого и среднего калибра – 56 стволов. Личный состав – 2756 бойцов. Необходимо пополнение: личным составом – до 1500 человек, танки – 63, БТР – 66, САУ – 45–60 единиц, грузовики – 70 штук, 50–60 аэросаней. Есть кое-какие задумки по модернизации техники для бригады. Поэтому понадобится возможность поработать с заводами над вариантами полевой переделки.

– Эк, размахнулся. По личному составу – не у всякой дивизии столько есть. А по технике и по боле чем в ином мехкорпусе будет – прокомментировал Василевский.

– Задумка в том, что бригада идёт без тыловых подразделений. Грузовики – везут одну дополнительную заправку. Снабжение топливом в дальнейшем осуществляется за счёт противника. Личным составом пополняется за счёт партизан, освобождённых военнопленных и мобилизации местного населения. Совершив марш-бросок до цели, бригада встаёт в оборону. За два-три дня, пока противник сможет отреагировать, на месте из присоединённых-мобилизованных создаются тыловые подразделения и дополнительные подразделения обеспечения. Таким образом, да, боевые возможности бригады в конце маршрута будут на короткое время примерно равны мехкорпусу. И соответственно противник для уничтожения бригады будет должен снимать с фронта большие силы.

– Но по штату всё равно дивизия получается, – говорит Василевский.

– Ради такого дела можно бригаду в дивизию развернуть, – это уже Сталин.

– Только после рейда, товарищ Сталин. До рейда пусть числится бригадой и под другим номером. А то мало ли что. Немцы про нас уже знают, могут насторожиться. А простая бригада в тылу фронта – это ни о чём.

– Вы так говорите, как будто уже принято решение.

– Это размышления на случай если будет принято решение. Кроме того, товарищ Сталин, для успешного завершения операции будет необходима следующая информация. О партизанских отрядах и подпольщиках по маршруту рейда, о аэродромах и складах противника в полосе 50–100 километров от оси маршрута, о лагерях военнопленных с их примерным количеством и по возможности с пониманием их состояния, то есть какая часть из них нуждается в медицинской помощи, а какую часть можно сразу ставить в строй. И про небо и погоду. Желательно получить от метеорологов прогноз. Очень желательна низкая облачность со снегом. Тогда будет возможность большую часть рейда провести без авиаподдержки.

– О каких модернизациях вы говорите, – интересуется Верховный.

– Разрешите, – беру со стола лист бумаги и начинаю набрасывать схему, – для штурма города и последующей его зачистки от подразделений противника, бригада применяла следующую тактику штурмовых групп. По улице по одной её стороне движется танк. Его сопровождают две тройки бойцов. В тройке – два автоматчика и боец с ручным пулемётом. Танк контролирует противоположную сторону улицы и при необходимости может её обстреливать. Бойцы троек защищают танк от гранатомётчиков противника. Вторая такая же группа из танка и двух троек идёт по противоположной стороне улицы, отставая от первой на 30–50 метров. За ними отставая на 100–150 метров идёт БТР или два с крупнокалиберным пулемётом. В БТРе кроме расчёта пулемёта и водителя, командир стрелкового отделения и снайпер. У БТРа задача контролировать верхние этажи зданий. За БТРом отставая тоже на 100–150 метров движется грузовик с пушкой на прицепе, расчётом и двумя-тремя тройками. Задача артиллеристов – когда штурмовая группа дойдёт до перекрёстка – удерживать его, исключив возможность выхода противника в тыл или фланг штурмовой группы.

– Весьма интересное решение, – задумчиво произносит Василевский, – ну и как эффект от применения этих штурмовых групп?

– В Тихорецке противник подбил 4 танка, В Ростове – 12, в Крыму – 11 танков, из них пятнадцать удалось восстановить. Танки бригады принимали участие в штурме Симферополя, Севастополя, Керчи, Джанкоя, Феодосии и Евпатории. Итого – восемь городов – 27 танков из ста.

– Фантастика, какая-то, – не удержался молчавший до того Лаврентий Павлович.

– На самом деле, если бы немцы нас ждали – бригада бы ещё в Тихорецке бы погибла.

– Так что с модернизацией? – напомнил Сталин.

– Да, товарищ Сталин. БТР и грузовик с пушкой на прицепе – импровизация. Вместо БТРа нужна специализированная машина. Берём лёгкий танк, снимаем с него башню, на её место устанавливаем лёгкую открытую сверху рубку. В рубке размещаем ЗПУ из двух или четырёх крупнокалиберных пулемётов или ЗУ – спарку двух автоматических авиационных пушек с возможностью кругового обстрела. Такая машина – самоходная зенитная установка – может обеспечить ПВО войсковой колонны на марше и в бою. Действуя во втором эшелоне существенно усилит огневую мощь наступающих стрелковых подразделений и очень поможет штурмовым группам при зачистке городов. Далее – грузовик, он не устойчив к огневому воздействию. Нужна лёгкая самоходная артустановка с пушкой 76–85 миллиметров и во вращающейся башне. Думаю её можно тоже сделать переделкой лёгкого танка.

– Хорошо. Товарищ Берия, помогите товарищу Брежневу встретиться с конструкторами соответствующих заводов. А, Вы товарищ Василевский вместе с товарищем Брежневым езжайте сейчас в ГенШтаб, проработайте предложение товарища генерал-майора и завтра в два часа дня жду Вас обоих с докладом о перспективах этого предложения.

Начали прощаться. В этот момент раздаётся звонок из приёмной. Сталин снимает трубку, несколько секунд слушает и произносит напряжённым голосом – Пусть зайдёт.

В кабинет заходит Молотов.

– Коба, только что от Коллонтай[126] пришло сообщение. Послы Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и Франции один за другим вручили ей ноты об объявлении их странами войны СССР, Англии и США.

В кабинете повисла густая тишина. Сталин прошёлся по кабинету, неслышно ступая по ковровой дорожке.

– Подстилки, немецкие подстилки, – тихо произнёс он.

– Да, ещё Дания почему-то объявила войну Монголии и Тыве[127].

Я с трудом подавил рвущийся наружу смех. Сталин заметил мои потуги и вопросительно посмотрел на меня.

– Думаю, товарищ Сталин, когда мы будем входить в Западную Европу, надо будет попросить у маршала Чойбалсана[128] пару кавалерийских полков для оккупации Дании.

Сталин сделал медленную затяжку, пожевал мундштук трубки, потом покачал её в руке и с расстановкой произнёс: – Вам бы, товарищ Брежнев, всё шуточки шутить. Мудрый русский народ имеет поговорку о недопустимости разделки шкуры неубитого медведя.

– Так точно, – вытягиваюсь по стойке смирно, но не удержавшись добавляю, – Но там не говорится о запрете заранее заготовить выкройки для этой шкуры.

Все напряглись, а Сталин неожиданно улыбнулся: – То есть Вы, товарищ Брежнев уверены, что мы дойдём до Дании?

– Уверен.

– Хорошо, мы поручим товарищу Василевскому подготовить выкройки по Дании. Но сначала пусть начальник ГенШтаба пояснит, что нам ждать на фронте от этих воинственных европейцев.

– Сразу точно не скажу, товарищ Сталин, но примерно эти страны могут дать Гитлеру от 40 до 70 дивизий. До фронта первые из них доберутся недели через две-три. Более точную информацию ГенШтаб подготовит к завтрашнему полудню.

Сталин посмотрел на меня потом на Василевского и задал вопрос: – Начальник Генерального Штаба может сейчас оценить перспективность предложения товарища Брежнева?

– Да. При должном уровне подготовки, предложенная операция имеет все шансы на успех.

– Тогда, товарищ Василевский, немедленно начинайте переброску бригады товарища Брежнева. Вместе с товарищем Берией обеспечьте должный уровень подготовки. А товарищ Брежнев должен через двадцать пять дней с сего момента начать операцию. Всё. Завтра как и договаривались товарищ Василевский докладывает об операции и о немецких союзниках, а товарищ Брежнев не отвлекаясь на совещания занимается подготовкой оной операции. До свидания, товарищи, за работу.

– Извините, товарищ Сталин, ещё один момент. В Ростове я оставил склад с запасными двигателями к немецким танкам и другими запчастями. Надо чтобы этот склад тоже вывезли к новому месту расположения бригады и рабочие нужны, чтобы помогли обслужить технику. Лучше наверное взять тех же, что нам в Кизляре помогали готовиться к рейду. Им не придётся с нуля с чужой техникой знакомиться.

Сталин выразительно взглянул на Берию – Обеспечьте.

– Всё сделаем, товарищ Сталин.

5 января 1943 год. г. Москва.

По дороге в ГенШтаб Василевский просветил меня на счёт обстановки на фронте. Наши вышли к Днепру на участке от Херсона до Запорожья. Соответственно с Крымом уже есть железнодорожное сообщение. Освободили Сталино, Ворошиловск, Новый Оскол. Вплотную подошли к Курску, Белгороду и Орлу. Собираются их штурмовать. Дальше на север, ситуация такая же как меня в школе учили, с боями на ржевском выступе, демянским недокотлом и блокадой Ленинграда.

Сразу по приезде в ГенШтаб, Василевский поручает оперативному дежурному подготовить приказ о срочной передислокации 9-й ОГТБр из Крыма на Валдай в резерв Ставки Верховного Главнокомандования. Озадачивает оперативное управление подготовкой справки по моб. возможностям новых немецких союзников. И потом с головой уходит в проблемы подготовки моего нового рейда.

Под утро приходит замначальника оперативного управления и докладывает ситуацию по норвежским французам и датско-голландским бельгийцам. В целом ситуация не сильно отличается от того, что Василевский сказал у Верховного. Все озадачены проблемой прибытия на фронт новых союзников Гитлера. Ни кто конечно не думает, что это супер войска. Слабая механизация и подвижность. Гитлер уже выгреб из их арсеналов большинство авто- и бронетехники. Артиллерийское и стрелковое вооружение тоже должно быть так себе. В общем, пешие пехотные дивизии с боевыми возможностями на слабую троечку. Но эти дивизии можно будет немцам посадить в уже подготовленную оборону там где мы не наступаем, а освободившиеся свои части, немцы смогут, перебросит на усиление участков где мы наступаем и на прикрытие дыры на юге.

Привлекаю к себе внимание и озвучиваю опыт проведения операции «Лесник». Почти все что-то про неё слышали, но в общих чертах без конкретики. Будем учить.

– Сто диверсионных групп по пять-шесть бойцов, основное вооружение ПТРД со снайперским прицелом. Группам нарезаются районы действия. Задача огнём из ПТРД уничтожить с большой дистанции, не вступая в бой, два двигателя у грузовиков утром и два после обеда. Планируя операцию «Лесник» штаб Закавказского фронта исходил из этих цифр. Реально в первую неделю операции средний настрел на группу составил 7–8 автодвигателей в сутки. Итого 700–800 автомобилей в день, за неделю – 5–6 тысяч выведенных из строя грузовиков. Это практически весь автотранспорт обычной немецкой полевой армии. Двигатель после попадания крупнокалиберной пули восстановлению не подлежит. Движок надо будет везти из Рейха. И на каком-то транспорте доставлять к подбитой машине. Не говоря о том, что подбитую технику надо чем-то эвакуировать. Если количество групп увеличить в 5 раз – эффект будет пропорционален. Есть интересный нюанс. Из ста групп до сих пор не вышло на связь – три. Скорее всего они погибли. В остальных группах потери составили в целом 15 убитых и 18 раненных. Это из 500 диверсантов. Немцы просто не смогли сразу организовать масштабные одновременные поиски. Для прочёсывания местности одной роты маловато. Лучше батальон. Но возьмём сто рот, по роте на одну ДРГ, для перевозки к месту диверсии необходимо 5–10 авто на роту. Итого 500–1000 автомобилей. Но мы их активно выбиваем. И через пару-тройку дней немцам не на чем перевозить свои поисковые группы. А пешком не набегаешься. Не говорю уже о том, сколько немцы должны на это снять с фронта войск. То есть действиями двух-трёх разведывательно-диверсионных батальонов можно за неделю-две парализовать всё тыловое хозяйство группы армий и серьёзно осложнить снабжение войск на передовой. Далее, про железные дороги. Партизанские отряды сформированные на базе групп осназ должны продолжать диверсионную работу по мостам и подрыву эшелонов противника, подготовка им это позволяет. А вот так сказать самодеятельные партизанские отряды из колхозников и разного рода окруженцев, не в обиду будет сказано, будут нести большие потери при проведении таких диверсий. Поэтому они должны быть ориентированы на простой подрыв рельсов. Обычная граната привязанная к рельсу. Всё равно приводит к остановке движения. Мы в Ростове нашли целый склад специальных ремонтных накладок на повреждённые рельсы для быстрого восстановления пути. Но! Остановка всё равно будет. Полчаса на установку накладки. Если выборочно места подрыва дополнительно минировать противопехотными минами, то после первых подрывов на них ремонтников, немцы будут вынуждены каждое такое место предварительно обследовать на предмет минирования. Это ещё час-полтора. Итого два часа задержки на одном перегоне. А если на следующем перегоне тоже подрыв? Вместо 15–30 минут, перегон будет преодолеваться за два с половиной часа. Интенсивность движения снизится в разы. Немцы будут вынуждены снимать дополнительные части с фронта для охраны путей. Для надёжного прикрытия железных дорог в вермахте просто не хватит солдат. Для партизан же такая тактика практически безопасна. Выбрали любой участок пути где нет немцев. 10–15 минут на минирование и в лес. Ещё одно следствие. На узловых станциях постоянно будут большие скопления обездвиженных эшелонов, что будет являться хорошей, жирной целью для авиации.

Уф. Наговорил.

Василевский поискал глазами какого-то офицера, нашёл.

– Всё слышал. Ты ответственный за претворение в жизнь. Свяжись с Тюленевым. Ему эти «Лесники» уже не нужны. Всех сюда. Пусть передают опыт. Через десять дней надо забросить в тыл групп армий «Центр» и «Север» – пятьсот ДРГ. Всё. Бегом исполнять.

Вся ночь прошла в напряжённой мозговой работе, офицеры оперативного управления летали как пчёлы. Головы у всех гудели как улей. Под утро пошли с Василевским в служебную столовку перекусить. За чашкой крепкого кофе рассказал свои мысли про боеприпасы объёмного взрыва.

– Мы когда Ростов к обороне готовили, один умелец предложил минировать местность газовыми баллонами. Провели испытания. Один 50-ти литровый баллон с пропаном взрывали накладным зарядом. Взрыв получался так себе. Как от снаряда 75–85 миллиметров. Попробовали баллон подрывать выстрелом. Баллон раскололся но не взорвался. Подрывник по запарке через несколько секунд сделал ещё один выстрел в ту сторону трассирующей пулей. Жахнуло так как будто линкор главным калибром саданул. В общем смысл следующий. Тонкостенный снаряд, раскалывающийся при попадании в препятствие, наполняется горючим газом или летучей аэрозолью под давлением, взрыватель выдаёт искру с замедлением в три-четыре секунды. Осколков такой боеприпас выдавать не будет, но фугасное действие будет отличаться чуть ли не на порядок по сравнению с обычным осколочно-фугасным снарядом того же калибра. Думаю, очень эффективно будет применение по зданиям и укрепрайонам.

Василевский задумчиво жевал сосиску и одновременно искал кого-то в зале столовой. Взмахнул рукой. К нашему столику подошёл немолодой уже полковник.

– Послушай что генерал-майор рассказывает.

Я кратенько повторил.

– Свяжись с конструкторами, кто там у нас огнемётами занимается. Озадачь. Пусть проверят.

Полковник чуть помялся и спросил меня: – Извините, товарищ генерал-майор, а Вы – Брежнев?

Опппа. Слава моя уже бежит по коридорам ГенШтаба.

– Да, – говорю, – а в чём дело?

– Это не Вы автор рац. предложения по малокалиберным кумулятивным бомбам? Из штаба Закавказского фронта нам пришли бумаги с предложением. Автор указан как полковник Брежнев.

Василевский смотрит на меня вопросительно. Ну а что, действительно это я. Рассказал ещё до рейда Васильеву. А он видимо всё оформил и оправил по команде.

– Да моё творчество. У немцев кумулятивные снаряды уже есть. Но они очень дороги в изготовлении. Требования же к бомбам гораздо проще. Вполне возможно изготовить бомбу в 3–5 килограмм весом. Ил-2 возьмёт сразу 100–150 таких бомб. Высыпает их над колонной. Думаю штук 5–10 попаданий по технике будет. И эффективность – один самолётовылет – минус десять танков у вермахта.

Василевский удивлён.

– Изобретатель, – и уже полковнику, – ну и как там эти бомбы?

– Уже пробную партию изготовили. Действительно сможем освоить их производство без особых проблем. На испытаниях штурмовик за один заход поражает от двух-трёх до пятнадцати мишеней.

– Не забудьте меня позвать на итоговые испытания.

Тут к нашему столику подходит колоритная личность. Кавказец, лет тридцати, очень похож на молодого Кадырова, прихрамывает, одет в белые поварские штаны и куртку.

– Приятного аппетита, Александр Михайлович. Здравствуйте, товарищ генерал-майор.

– А, Рамазан, здравствуй. Знакомься, Леонид Ильич, это наш шеф-повар.

Жму руку повару. Хвалю завтрак.

– Извините, товарищ генерал, а вы Брежнев?

Где-то я уже это сегодня слышал. Ща Василевский ревновать начнёт.

– Да, – говорю, – с какой целью интересуетесь, товарищ шеф-повар?

– Меня просили Вам передать, что Вам необходимо срочно связаться с Баграмяном.

– Ты что с Баграмяном знаком? – это Василевский.

– Не, это скорее всего мой зампотыл, он у меня тоже Баграмян, – и оборачиваясь к Рамазану, – а кто просил?

– Мне дядя из Баку позвонил. Ну не мне, а на узел связи. Ребята меня позвали. И он сказал что его хороший знакомый очень просит найти генерала Брежнева.

– А, дядя у тебя кто?

– Замнаркома сельского хозяйства Азербайджана.

– Понятно.

– Что это значит, Леонид Ильич? – Василевский смотрит на меня с вопросом.

– Что-то случилось в бригаде, раз задействовали связи Баграмяна. У них ведь связи с ГенШтабом нет и как со мной связаться не знают.

– Тогда пошли на узел связи. Надо срочно разобраться.

На узле связи выясняем, что приказ о передислокации бригады в резерв Ставки уже давно отправлен в штаб Крымской группы войск. Несколько минут на прозвон через несколько узлов связи, наконец трубку снимает дежурный по бригаде командир второго батальона. Докладывает. Приказ Ставки получен четыре часа назад. Бригада уже его начала исполнять. Зампотех поехал на станцию вопрос с погрузкой в эшелоны решать. Подразделения сворачиваются, пакуются, готовятся к маршу на железнодорожную станцию. Два часа назад, в расположение бригады приехали особисты Сталинградского фронта и арестовали Хайретдинова по постановлению прокурора ихнего фронта. Корнеев пытается через штаб Крымской группы разрулить тему. Но Артура вроде бы как везут в Ростов. Особисты – настоящие, пять раз перепроверили. Со слов особистов, моему НШ вменяется куча убойных обвинений. Соучастие в организации побега немецких военнопленных, отдача приказа о расстрелах пленных и гражданских лиц и пытки пленных.

Раз соучастие, то и на меня дело военная прокуратура завела. Прикол в том что, бригада до сего дня подчинялась Крымской группе войск Закавказского фронта, а с сегодняшней ночи подчиняется напрямую Ставке ВГК, и стояла на стыке со Сталинградским фронтом. И все военнослужащие бригады соответственно – были в зоне ответственности военных прокуроров Крымской группы и ЗакФронта. А сейчас санкцию на арест командования бригады – должна давать Ставка. Но Ростов – это уже Сталинградский фронт. А часть «преступлений» Артура типа там была совершена.

Начальник ГенШтаба слушает доклад по второй трубке. Потом начинает раздавать указания подчинённым. Я в шоке. Сталинградский фронт, Сталинградский фронт, чем я им насолил? ЧВСом там Никита Сергеевич, кукурузу ему в задницу, Хрущёв. Сука.

Идём к Василевскому в кабинет. Успокаивает – разберёмся. Минут через десять заходит комиссар государственной безопасности 3-го ранга. Василевский знакомит – это Лаврентий Цанава – заместитель начальника Управления Особых отделов НКВД СССР. Следом появляется корвоенюрист Носов – главный военный прокурор РККА.

Излагаю суть проблемы. Носов уточняет – чую ли я что за собой.

Начинаю излагать.

– Единственное что подходит под обвинения – в Тихорецке было захвачено два эшелона, один с ранеными немцами, второй с медперсоналом. Когда исчезла необходимость в сокрытии от немецкого командования факта взятия Тихорецка, все раненные немцы и немецкий медперсонал были погружены в один эшелон и отправлены по железной дороге обратно к немцам в Пятигорск. У бригады, действующей в тылу, не было возможности ими заниматься. И в конечном итоге они все всё равно уже наверное опять у нас в плену. В Ростове был аналогичный случай, только мы раненых вывезли в станицу на нейтральной территории и по действующей телефонной линии сообщили в ближайший к ним немецкий гарнизон в Азов, чтоб забрали своих. Азов наши уже взяли так что и эти уже опять у нас в плену. В обоих случаях речь шла о рядовых и унтерах вермахта. Офицеры и эсэсовцы ни куда не отправлялись. Это насчёт побега. По расстрелам. Бригада действовала в тылу противника и до установления устойчивой транспортной связи с фронтом просто не имела возможности для содержания большого количества пленных. В это время действовал мой приказ – пленных не брать. В плен брали офицеров и чиновников оккупационных властей, если на допросе выяснялась их ценность для командования, то их не расстреливали. Такой же приказ действовал в отношении полицаев. В Крыму, все сдавшиеся после приказа генерала Маттенклотта о капитуляции немцы переданы в соответствующим фронтовым службам. Насчёт пыток. Маттенклотт не хотел зачитывать по радио приказ о капитуляции. Я отрезал ему мизинец. После этого он согласился выступить по радио и зачитал от своего имени приказ немецким гарнизонам в Крыму сдаться. Всего сдалось после приказа около 15 тысяч. Они конечно в большой степени тыловики и нестроевые. Но если бы продолжали сопротивление, думаю тысячи три-четыре наших бойцов мы бы потеряли. Да и только сейчас бы заканчивали освобождение Крыма. Так что на одной стороне был мизинец фашистского генерала, а на другой – несколько тысяч жизней наших солдат. Да и мой особый отдел уже к тому времени на Маттенклотта столько материалов насобирал, что раз на пять повесить его хватит. Какая разница, будет он повешен с десятью пальцами на руках или с девятью?

– Сам отрезал? – невозмутимо спросил Цанава.

– Сам.

– У тебя все в бригаде такие?

– За Советскую Власть, кого хошь порежут, – юморю, ещё не понимая чем закончится.

– С моей точки зрения ни каких нарушений нет. А по Маттенклотту – товарищ Брежнев явно действовал в состоянии аффекта. Я сейчас же затребую к себе все материалы по этому делу у военной прокуратуры Сталинградского фронта, если там всё так как рассказал товарищ генерал-майор, то дело однозначно закроем, – с расстановкой изрекает Носов.

– А, Хайретдинов?

– Оснований для его задержания не вижу. Даже если за ним что-то есть, сначала надо получить санкцию на арест в Ставке ВГК. Так что сразу дам команду – освободят.

– Пусть в бригаду его вернут, а то в Ростове выпустят и куда ему там?

– Лаврентий Фомич, – это Василевский Цанаве, – будь добр проследи по Хайретдинову, пусть не забудут извиниться. И разберись, пожалуйста, кто там решил гвардейскую бригаду резерва СВГК без командования оставить перед ответственной операцией. Они там просто дураки за фашистского палача заступаться или злой умысел присутствует?

– Разберёмся, Александр Михайлович.

4 января 1943 год. г. Анкара, Турецкая Республика.

Начальник Генерального Штаба Турецкой Республики маршал Мустафа Февзи Чакмак-паша[129] принимал в своём служебном кабинете посла Третьего Рейха Франц Иосиф Герман Михаэль Мария фон Папен унд Эрбсельцер цу Верль-унд-Нойверк. Целью визита посла было заявлено обсуждение вопросов военно-технического сотрудничества.

Маршал обрисовал Папену обстановку на англо-турецком фронте. Турецкие войска с момента объявления войны продвинулись на 400–500 километров на юг, почти не встречая сопротивления, и сейчас находились примерно на линии Дамаск – Багдад. Дамаск и Бейрут уже были в руках турецкой армии, но там как раз она и встретила самое большое сопротивление. Сопротивлялись в основном части «Свободной Франции» отряды самообороны еврейских поселенцев. В Ираке турки вышли к пригородам Багдада. Но англичане уходить из города не собирались и турки подтягивали тылы и тяжёлую артиллерию, готовясь к штурму. Восстание турецкого населения Кипра, поддержанное десантами турецкой армии, закончилось успехом. Англичане смогли организованно эвакуировать с острова только часть гарнизона. Греки тоже массово бегут с острова. Не смотря на то, что за неделю удалось взять под контроль территорию чуть не в половину Турции, ситуация не очень радужная. Боёв было мало. Войска больше просто маршировали. И эти марши показали, что с транспортом в турецкой армии всё печально. Транспорта не хватает катастрофически. Очень мало бронетехники. Повезло ещё что у французов и евреев в Сирии и Палестине на вооружении тоже почти нет бронетехники. Иначе бы армия умылась бы там кровью. Мало самолётов всех видов. Хорошо то, что США решили не влезать в англо-турецкую разборку и эвакуируют свои части из Ирака и Ирана. А англичане не решаются в серьёз воевать и отводят свои войска в Египет. Видимо собираются закрепиться по горам на Синае, и считают большей опасностью армию Роммеля. Продолжение наступления грозит слишком растянуть коммуникации, что при остром дефиците транспорта может привести к катастрофе. Любой удар более-менее сильного моторизованного соединения может привести к окружению существенной части турецкой армии. Поэтому Рейх должен помочь Турецкой Республике поставками танков и бронетехники, самолётов и грузовиков. Турция же готова рассчитаться за это поставками нефти с уже находящихся в её руках нефтепромыслов в Ираке и Сирии. Турецкая армия рассчитывает получить не менее 500 танков и 500 бронеавтомобилей, 300 истребителей и 200 бомбардировщиков, 100 транспортных самолётов и 5–6 тысяч грузовиков.

– И после этого турецкая армия будет готова вступить в войну с русскими? – спросил Папен.

– После этого мы сможем продолжить наступление в Египет. Современная война слишком отличается от прошлой Великой Войны. У нас мало опыта такой войны. Если мы сейчас ввяжемся в драку с русскими, то они нас быстро разобьют. Войска должны получить опыт войны, страна должна подготовиться. Резервисты должны вспомнить с какой стороны винтовка стреляет. Много чего надо, уважаемый. И потом на сколько я знаю позицию президента Республики – он не хочет воевать с русскими.

– Давайте, уважаемый Чакмак-паша, про президента поговорим позже. Как начальник генерального штаба, что Вы думаете о войне с Советами, и что для этого необходимо Турции и турецкой армии?

– Количество поставок из Рейха надо увеличить в двое, а лучше в трое.

– И когда армия будет готова, кстати какую группировку генштаб планировал бы развернуть против России в случае войны?

– Если не будет активных боевых действий со стороны Англии, то армии надо месяца два-три на подготовку и освоение новой техники. А на границе с Россией, я думаю можно сосредоточить миллион-миллион двести солдат. Для Кавказа этого должно хватить.

– Как Вы считаете, можно как-то изменить позицию президента?

– Очень сильно сомневаюсь. Исмет-паша твёрд в своём убеждении. Он не любит русских, но считает что любые войны с Россией никогда не приносили Турции пользы. И только непонятная щедрость русских в 20-е годы помогла сохранить хотя бы осколок Империи. Он считает, что ещё одной войны с русскими Турция не переживёт.

– А, Вы, маршал, тоже так считаете?

– Всё в этом мире меняется. Империи растут и гибнут. И если есть на то воля всевышнего и есть воля народа, от Империя может возродиться вновь. Рейх, возродившийся на руинах кайзеровской Германии тому пример. Но у Рейха было время для подготовки, у нас же его нет. Имея помощь Рейха можно попытаться узнать волю всевышнего, хочет ли он возрождения истинного Халифата[130].

– Вы не республиканец, маршал?

– Шестьсот лет мы жили с именем всевышнего, муртады[131] считают что Республика на всегда, я же думаю, что Республика это зародыш, личинка истинного Халифата. У зародыша не может быть Веры, но рано или поздно зародыш превратится во взрослый организм и тогда опять появится Вера. Без Веры во всевышнего нельзя жить.

– Интересный у Вас взгляд на жизнь, маршал. И я даже где-то с Вами единомышленник. Единоверцами мы не можем быть. Но я согласен, без Веры своих предков народ обречён на вымирание. Что же касается современности, я передам Фюреру Ваши пожелания о помощи, думаю Рейх сможет оказать такую помощь. И Фюрер очень сожалеет что президент Инёню не готов встретиться и обсудить не только войну с Англией. Подумайте, маршал, как повлиять на президента. Рейх будет Вам очень благодарен.

– Я, подумаю что можно сделать. Но уже сейчас готов со своей стороны оказать поддержку Рейху. Мой племянник организовал фирму на нефтяных полях Ирака, фирма молодая, но уже готова начать поставки нефти в Рейх. Вот его визитка, пусть Ваш торговый атташе с ним свяжется и поставки в Рейх пойдут бесперебойно. Я Вам это гарантирую.

– Что ж, думаю сотрудничество с Вашим племянником пойдёт на пользу и нашим странам. Завтра я думаю уже, с ним свяжутся сотрудники нашего торгового представительства.

Интерлюдия

Их было два брата-близнеца. Ганс и Фриц. Они родились в 1910 году. Отец работал мастером на одном из заводов Круппа. Зарабатывал он хорошо, и мать сидела в небольшом собственном домике и возилась с малышами. У них была счастливая семья. Но началась война. Позже её назвали Великой Войной. Поначалу семье даже стало лучше. На заводе прибавилось заказов. Отец много работал, но и количество денег что он приносил домой выросло. Мать баловала братьев, у них была самая лучшая одежда и самые лучшие игрушки среди их сверстников в их рабочем пригороде. Но в середине 16-го года отца призвали в Рейхсвер. За отца семья получала мизерное пособие. Накопления быстро заканчивались. Мать пустила в дом квартирантов и пыталась найти работу. Но она ничего не умела из того что могло пригодиться на заводе. А только на заводе были более-менее приличные зарплаты. В 17-м году мать ответила на знаки внимания со стороны начальника одного из цехов завода и стала его любовницей. Положение семьи немного выправилось. Мать никто не осуждал, потому что в конце 17-го пришла похоронка на отца. Братья пошли в первый класс. Жизнь была беднее чем до войны, но их семья держалась всё же лучше чем большинство семей в их пригороде. Перед самым концом войны неожиданно вернулся отец. Он больше года провалялся по госпиталям. Попав из-за неожиданно сменившегося ветра под собственную газовую атаку, ему не повезло получить и английский осколок в ногу. Тяжелое отравление, ожог лёгких, гангрена ноги. Несколько месяцев в полубреду, и одноногий инвалид вернулся в семью. Матери отец ничего не сказал.

Отрёкся от власти кайзер. Правда, ходили слухи, что его заставили это сделать. Война закончилась. В стране начался бардак демократических преобразований. При демократах жить стало ещё хуже. Начальника цеха кто-то убил в пьяной драке у гаштета[132]. Убийцу никто не нашёл, да и не искал. Отец медленно угасал. А мать, ещё молодая и красивая женщина искала варианты. Ей повезло в начале 20-го года. Она познакомилась у ресторана с каким-то итальянцем, и через месяц собрала вещи и прихватив с собой Фрица уехала с итальянцем в Северо-Американские Соединённые Штаты.

Итальянца звали Адриано, и он был тоже ветераном Великой Войны. Из-за ранения, он не мог иметь детей и поэтому сразу по приезде в Америку усыновил Фрица. Скоро выяснилось, что Адриано не итальянец, а сицилиец. И его земляки взяли его в «своё дело»[133]. Адриано став рядовым боевиком сицилийской мафии, собирал дань с мелких магазинчиков в Нью-Йорке и копил деньги на образование для пасынка.

Дворовая и школьная жизнь у Фрица не заладилась. В школе над ним издевались за корявый английский, во дворе дети итальянцев сделали его изгоем и частенько Фриц приходил домой с синяками. Отчим отдал его в секцию бокса. И к старшим классам ситуация выровнялась. В английском Фрица теперь был лишь лёгкий немецкий акцент, а на улице он стал входить в первую десятку лучших кулачных бойцов и играл в любительской команде в американский футбол.

В 28-м Фриц закончил школу и отчим оплатил его поступление в Университет Колумбия в городе Нью-Йорк в Школу инженерного дела и прикладных наук имени Фу. Фрица сразу взяли в студенческую футбольную команду. Два первых курса для Фрица были, наверное, лучшими годами жизни. На лекции он ходил редко, зачёты и экзамены для членов сборной университета были простой формальностью. Друзья-спортсмены, девочки-поклонницы, пиво, виски, клубы. Отчим подкидывал Фрицу хорошие деньги. Так что он не выглядел бедняком в среде детей успешных родителей. Но в тридцатом году праздник жизни закончился. Отчим застукал мать с любовником, и убил их обоих. Через три дня полицейские настигли его на заброшенной ферме. Отчим отстреливался до последнего. Убил ещё четырёх копов и сам был убит. Квартиру и деньги со счёта конфисковали на компенсацию семьям полицейских. Так что Фрицу в наследство после смерти матери и отчима ничего не досталось. А через месяц после гибели отчима, во время очередной игры Фрицу сломали ногу и отбили почки. Через два месяца из больницы вышел на всю жизнь больной и хромой инвалид.

Чтобы не вылететь из университета пришлось браться за учёбу. Это было легко, ведь и личная и интимная жизнь для Фрица закончились. Кому нужен безденежный инвалид. Друзья-подружки быстро исчезли с горизонта. Третий курс Фриц смог закончить, так что получил стипендию. А в 33-м окончил университет с результатом в первой двадцатке. И ему предложили работу в Боинге. Но без связей Фрицу светило так и проработать до пенсии простым технологом, хоть и с хорошей зарплатой, на одном из заводов компании. Однажды летом 36-го года он разговорился с каким-то типом в баре рядом с заводом. Тип оказался сотрудником службы безопасности завода, и его очень заинтересовало наличие у Фрица брата-близнеца в Германии.

В те времена американский бизнес сильно вкладывался в Германию. В Америке бушевала Великая депрессия. Миллионы разорившихся фермеров умирали с голоду. Рабочие с закрывшихся заводов за доллар в день и жидкую похлёбку в трудовых армиях строили дороги и дамбы. Завод где работал Фриц как-то ещё держался выполняя заказы для армии и что-то продавая на экспорт. А американские деньги текли в Третий Рейх. Может бизнесмены и банкиры просто искали место где можно заработать, а может и целенаправленно помогали именно Гитлеру восстановить порушенную Великой Войной и Версальским миром экономику Германии. В любом случае без присмотра оставлять свои вложения никто не собирался. Боинг внедрял своих сотрудников в немецкие корпорации, пристраивал их на крупнейшие заводы Германии.

Через месяц, после встречи в баре, Фрица вызвали в службу безопасности. Там он узнал, что его отец уже давно умер, и что его брат Ганс работает в одном из департаментов министерства промышленности Рейха помощником завхоза здания где находится департамент. Департамент курирует авиационную промышленность Рейха. Фрицу предложили контракт на десять лет с Боингом на фантастических условиях. Через десять лет он мог бы стать миллионером. Фрицу надо было поменяться с братом местами и координировать работу сотрудников Боинга внедрённых в авиапромышленность Рейха. Это была не разведка, а обычный промышленный шпионаж.

С братом вопрос решился на удивление просто. Ганс влюбился в польскую еврейку, и в Германии тех лет у них будущего не было. Брату дали денег, и он в течении двух месяцев простажировал брата. Ввёл его в курс своих обязанностей, иногда Фриц выходил за брата на работу. Гансу всё время приходилось имитировать хромоту. Когда Фриц окончательно освоился, брат со своей уже беременной невестой уехал в Польшу. Фриц очень радовался за брата, единственного на свете родного и близкого человека.

А Фриц начал работать помощником завхоза в департаменте авиапромышленности. Он не отказывался от командировок, часто ездил по заводам. Централизованное снабжение тряпками, швабрами, мётлами и мылом гораздо выгоднее чем розничные покупки. И Фриц на добровольных началах помогал отделу снабжения разруливать эти вопросы. Очень скоро старательного парня, не отказывающегося от частых командировок и сверхурочной работы перевели в отдел снабжения. Командировки позволяли мотивированно встречаться с сотрудниками Боинга, внедрёнными на немецкие заводы. Фриц собирал у них информацию и через мексиканского коммивояжёра передавал её в родную компанию. Постепенно Фриц помимо роли простого связника, стал заниматься и анализом информации. Компанию очень интересовали разрабатываемые немцами реактивные и ракетные двигатели. Хоть Фриц и занимался обеспечением поставок на заводы хозтоваров, но всё равно несколько раз смог тиснуть весьма ценные сведения по интересующей Боинг тематике. И счёт Фрица в банке очень сильно приблизился к миллиону.

В октябре 38-го жизнь нанесла Фрицу удар. Брат с женой и маленькой дочкой приехали из Польши в Рейх забрать отца жены лечившегося в Баден-Бадене и попали под депортацию польских евреев. Немцы выперли из Рейха всех имевших польские паспорта или родившихся в Польше евреев. А Польша отказалась их принять, ссылаясь на то что у многих из них нет или просрочены документы. Десятки тысяч людей сидели под открытым осенним небом на нейтральной полосе между немецкими и польскими КПП на границе. Есть было нечего. Поляки и немцы периодически постреливали из пулемётов по несчастным, пытаясь заставить их убраться на противную сторону. Иногда нервы у людей не выдерживали, и они начинали штурмовать польскую границу, обратно в Рейх никто не хотел. Поляки стреляли по безоружным. Брат с женой и племянницей погиб там на границе, то ли от польской пули, то ли были просто затоптаны толпой.

Фриц любил свою родину-Германию, он любил и Америку, ведь там он получил хорошее образование и хорошую работу. Когда он вернётся в Америку, у него будет очень много денег, и он будет очень уважаемым человеком в большой компании. Гитлер и нацисты для Фрица ни чем не отличались от Рузвельта, уморившего голодом несколько миллионов фермеров и заставившего миллионы рабочих осушать болота за еду. На концлагеря и притеснения евреев Фриц смотрел со стороны, его это не касалось, ему повезло остаться в стороне и от американских проблем и от немецких. Смотрел равнодушно, пока эти проблемы не лишили его брата. И после этого он стал ненавидеть Гитлера и нацистов.

Когда началась война, многих сотрудников отдела и департамента мобилизовали в армию. Фриц же с его инвалидностью естественно медкомиссию не прошёл. В департаменте открылось много вакансий и Фриц очень быстро стал сначала заместителем начальника отдела, а потом и начальником отдела. Связь с Америкой и компанией усложнилась, но продолжала существовать. А возможности Фрица по добыванию информации увеличились. Фриц стал миллионером. Причём и в Америке и в Рейхе. На военных заказах не зарабатывал только ленивый. Не то чтобы Фрицу нужны были деньги. В какой-то момент он начал рассматривать воровство бюджетных средств Рейха как некую разновидность спорта. Бокс и футбол ему были недоступны, и он с головой ушёл в новую игру. Завёл много знакомств и на авиазаводах и в Люфтваффе. И генералы, и наёмные менеджеры на заводах одинаково любят деньги.

В конце 42-го года в Люфтваффе и авиапромышленности запахло чисткой. Авиация не справлялась со своими задачами на Восточном фронте, а заводы не успевали восполнять потери Люфтваффе. Умные люди и из кризиса могут извлечь пользу. А у Фрица мозги варили. Контакты с нужными людьми, подкреплённые дорогими подарками или толстыми до пошлости конвертами, обещали в начале 43-го года сделать Фрица заместителем начальника департамента. Пока правда не первым, а вторым заместителем.

4 января 1943 год. г. Берлин.

Два дня назад, Фриц получил очередное задание от куратора из компании. Задание было необычное для Фрица, но выполнение его сулило ещё больше увеличить долларовый счёт. Раньше Фриц и подчинённые ему нелегалы только собирали информацию, а теперь большие боссы из Америки требовали перейти к активным действиям. Случай выполнить задание представился неожиданно быстро. На аэродроме Темпельхоф собиралась представительная делегация для полёта во Францию. Геринг вёз специалистов авиапромышленности для инспекции французских авиазаводов. Фрица включили в эту делегацию. Адмирал Канарис с группой своих сотрудников тоже был в этой делегации. Было необходимо обеспечить полную интеграцию французской авиапромышленности в военно-промышленный комплекс Третьего Рейха. Делегация летела двумя самолётами Фокке-Вульв Fw 200[134] Люфтганзы числившимися за департаментом, в котором работал Фриц. Фриц же и отвечал за снабжение этих «Кондоров» всем необходимым от топлива и до салфеток в бортовом баре.

Один из 20-ти литровых бочонков с пивом был заряжен взрывчаткой с химическим взрывателем. Бочонок под контролем Фрица был загружен в бар самолета, на котором должен был лететь, в том числе и Канарис.

Когда на аэродром приехали Геринг и Канарис, выяснилось что рейхсмаршал решил лететь в одном самолёте с адмиралом. Всё бы ничего, хотя Геринга Фрицу не заказывали. Но один из помощников Геринга обещал в этой поездке представить Фрица рейхсмаршалу, как перспективного сотрудника департамента. И когда руководители Рейха уже загрузились в самолёт, он позвал Фрица туда же. Мол, в полёте как раз будет время представить Фрица руководству. Фриц начал отнекиваться. Убить кого-нибудь из шишек Третьего Рейха, да ещё и за деньги он был не прочь. Но положить за это свою жизнь он не был готов. Помощник не отставал, Фриц упирался. Охрана аэродрома с любопытством взирала на препирательства.

Не известно по какой причине, но химический взрыватель сработал раньше времени. Двадцать килограмм взрывчатки рванули в середине «Кондора», полностью заправленный самолет полыхнул четырьмя тоннами отличного авиационного топлива. В самолёте сгорели все. Геринг и Канарис шансов спастись не имели. А вот Фрица и помощника рейхсмаршала взрывом отбросило в сторону.

Второй самолёт тоже был повреждён. Взрывом его потащило в строну и сломало стойки шасси. Повредило топливные баки, и бензин начал растекаться по лётному полю. Но подоспевшие пожарные сумели отстоять второй «Кондор» и лужа бензина в которой валялся без сознания Фриц, не загорелась. Вся одежда на Фрице сначала вспыхнула, но огонь на ней потух от взрывной волны отбросившей удачливого промышленного шпиона и неудачливого диверсанта. Если бы на одежде Фрица осталась бы хотя бы маленькая искорка, то многое в истории САСШ и в истории их успехов пошло бы иначе.

Минут через десять прибыли медики и начали хлопотать над пострадавшими. Контуженного и подгоревшего диверсанта повезли в госпиталь. Очень скоро вспомнили странное поведение Фрица на аэродроме. И в палату к нему ещё до вечера пришли хмурые ребята из СД. Очнувшийся Фриц за дозу обезболивающего рассказал всё. Он сдал всю сеть американской разведки в авиапромышленности Рейха и Люфтваффе.

Несколько слов от автора.

Провал американской разведывательной сети в авиапромышленности Третьего Рейха привёл к тому, что американцы не смогли к концу войны получить исчерпывающее представление о ракетной программе немцев. Не смогли определить круг ключевых людей в этой программе и соответственно не смогли получить их в своё распоряжение. С технологиями была – та же печалька. Американцы были вынуждены всё делать сами, постоянно утыкаясь в трудноразрешимые проблемы. И как результат – развитие в США реактивного двигателе – и самолёто-строения и ракетная программа очень сильно затормозились.

Ещё один итог удавшегося покушения на Канариса. Вальтер Шеленберг[135] был назначен руководителем расследования этого теракта и временно исполняющим обязанности начальника Абвера. Разбирая документы адмирала, Шеленберг к своему удивлению обнаружил документы свидетельствовавшие о работе Канариса на англичан. Тщательная проверка привела к провалу английской разведсети в Абвере и МИДе Германии и серьёзной чистке в среде германских англофилов. Многие хорошо разработанные операции Абвера против Англии, до этого саботировавшийся адмиралом или просто сданные им МИ-6, теперь заиграли новыми красками. Вальтер Шеленберг хоть и был тоже за союз с Англией, но за равноправный союз и не собирался быть агентом англичан. После чистки Абвера, те кто после неё выжил, были переведены в реорганизованное шестое управление РСХА. Шеленберг был назначен начальником этого управления – он стал главой ВСЕЙ внешней разведки Рейха на год раньше чем в истории полковника Балязина.

Ещё одним следствием покушения, стало назначение на пост рейхсминистра авиации, бывшего руководителя Люфтганзы Эрхарда Мильха[136]. Мильх гораздо больше разбирался в авиапромышленности, чем Геринг и смог очень сильно поднять производительность на авиазаводах. При нём Рейх стал меньше тратить денег на различные сказочные прожекты сверхоружия, человеку, досконально разбирающемуся в самолётостроении, было сложнее навешать лапши на уши, чем целиком погрузившемуся в политику Герингу. Мильх сосредоточился на текущих потребностях Рейха и Люфтваффе. Проекты летающих тарелок, самолётов-невидимок и баллистических ракет для обстрела через океан США, были отложены на потом. В результате к концу войны в Рейхе смогли создать и запустить в массовое производство стратегический бомбардировщик, по своим характеристикам не уступающий американским стратегическим бомбардировщикам того времени. Ну и ракет ФАУ было выпущено больше, летали они дальше и попадали точнее.

7–8 января 1943 год. Индийский океан.

Транспорт серии «Либерти» под американским торговым флагом с именем «МакГрегор» шёл с грузом военной техники и боеприпасов в Иран. «МакГрегор» вёз 70 легких танков «Стюарт», столько же БТРов «Скаут», по сотне легких 37мм орудий ПТО М3 и 20мм зенитных «Эрликонов», боеприпасы ко всему этому богатству и по мелочи всяку разну стрелковку. Транспорт удачно избежал встречи с немецкими «волчьими стаями» и теперь вероятность встретить подчинённых Карла Дёница уменьшалась с каждой милей. А до подчинённых Исороку Ямамото было ещё очень далеко. Хотя в принципе и те и другие в эти воды иногда заплывали, но не столь часто чтобы вздрагивать от каждого громкого всплеска волны и от каждой тени на горизонте.

Четыре дня назад в Порт Элизабет на борт судна поднялся самоуверенный человек, представившийся мистером Смитом, одетый по английской колониальной моде и вручил капитану бумаги от судовладельца. В них капитан извещался о том, что судно поступает во временное распоряжение мистера Смита и все распоряжения оного обязательны к исполнению.

С мистером Смитом на судно поднялась дюжина крепких неплохо вооружённых парней. Старший этой команды о чём-то переговорил с сержантом командовавшим взводом моряков-артиллеристов и тоже предъявил ему какие-то документы.

Как только «МакГрегор» вышел из Порт Элизабет, парни мистера Смита выселили судового радиста из радиорубки и выставили возле неё вооружённый пост. Мистер Смит объявил капитану, что в режиме радиомолчания судно идёт не в Басру, а в Лоренсу-Маркиш. На любые вопросы по поводу изменения маршрута мистер Смит отвечать отказывался. Накануне мистер Смит распорядился закрасить название судна, и написать новое название «Вики». После этого мистер Смит выдал капитану новый комплект судовых документов оформленных на новое название судна, и изъял при этом старый комплект. Капитану мало нравились все эти телодвижения, но делать нечего, мистер Смит в своём праве. Тем более, что судовладелец в распоряжении о полномочиях мистера Смита, дополнительно сообщал, что за этот рейс команда получит двойную оплату, а капитан – тройную.

И вот «МакГрегор», теперь ставший «Вики» входит в порт Лоренсу-Маркиш. Португальские портовые чиновники проявили к «МакГрегору» на удивление мало внимания. Катер с портовыми чиновниками встречал не капитан, а мистер Смит. Разговор у них случился очень короткий, всего пара минут. Мистер Смит передал главному из чиновников какие-то бумаги и плотный пакет. И катер увёз обратно явно коррумпированных представителей портовых властей. Поднявшийся на борт, вместе с чиновниками, лоцман резво провёл судно к причалу. И мистер Смит дал команду начать разгрузку корабля.

Весело заработали все три грузовые стрелы «МакГрегора-Вики» и помогающие им портовые краны. Мистер Смит пообещал команде и портовым докерам хорошие премиальные за быструю разгрузку судна. Вся техника и контейнеры шустро перегружались на без задержек подходившие грузовые составы. До конца суток разгрузка судна была закончена. Мистер Смит честно рассчитался со всеми задействованными сём действе. После чего сообщил капитану, что он со своими людьми остаётся в порту. «МакГрегор-Вики» же должен следовать по кратчайшему маршруту к Мадагаскару, не доходя 400 миль до него лечь в дрейф. Там дожидаться подхода другого судна, с которого передадут новые судовые документы и инструкции от судовладельца. Смит передал капитану ключи от судовой радиорубки и под роспись сообщил о запрете ею пользоваться до прихода в назначенную точку дрейфа.

Мистер Смит умолчал, что двое суток назад, с борта «МакГрегора» был подан по радио сигнал SOS, и короткое сообщение о том что судно атаковано подводной лодкой и тонет.

Капитан, исполняя инструкции, немедленно вывел судно из порта в океан и направил его по указанному маршруту. На рассвете неизвестная подводная лодка выпустила по «МакГрегору-Вики» четыре торпеды. Все четыре торпеды попали в цель. Спешно открытая радиорубка явила радисту и капитану выведенную из строя радиостанцию. Через пятнадцать минут «МакГрегор» затонул. Всплывшая подводная лодка расстреляла шлюпки и спасательные плотики с экипажем судна. И некому было удивляться тому, что сигнал о торпедной атаке был отправлен в эфир почти за трое суток до самой атаки.

7–8 января 1943 год. г. Претория, ЮАС.

Прокурор города был хорошим человеком, примерным семьянином, любящим мужем и отцом, верным подданным Его Величества. Он искренне переживал за родину ведущую тяжёлую войну с Германией и Японией. И даже стеснялся признаться самому себе в том, что не сожалеет о том, что служба королю занесла его в эту дыру далёкую от ужасов войны.

Как всегда после работы он зашёл в уютный паб. Заказал себе виски с содовой и со льдом и расположился на открытой террасе расслабленно наблюдая за неспешной вечерней жизнью города. Дневная жара уже спала, лёгкий ветерок приятно охлаждал. Посетителей на террасе почти не было, только двое видимо приезжих фермеров неспешно потягивали пиво.

На террасу зашёл симпатичный парень лет тридцати, в правой руке он держал небольшой бумажный свёрток. Парень огляделся, встретился глазами с прокурором, приветливо улыбнулся и пошел лавируя между стоиками к месту где расположился прокурор. Прокурор лениво пытался вспомнить, где он видел этого парня. Вспомнить не получалось. А парень тем временем уже подошёл, и с улыбкой произнёс странную фразу: – Не желаете ли попробовать рыбки господин прокурор?

Пока прокурор соображал как ему отреагировать, парень вытряхнул из свёртка на стол средних размеров скумбрию. Скумбрия сильно воняла, прокурор ошарашенно уставился на вонючую рыбину и не заметил как в левой руке парня оказался длинный стилет. Прокурор набрал в грудь воздуха чтобы изречь отповедь наглецу, произнести хоть что-то он уже не смог. Стилет мягко прошёл между ребрами и пропорол насквозь сердце прокурора. Парень ещё поднажал на рукоятку и приколол прокурора к спинке кресла. После чего вежливо попрощался с трупом и неспешно пошёл на выход.

Фермеры тоже не стали задерживаться на террасе, оставили под кружками недопитого пива несколько монет и удалились не попрощавшись. Официанты почему-то очень долго не выходили на террасу, и труп подданного Его Величества обнаружили случайные посетители только через полчаса.

Расследование начатое полицией мало чего дало. Никто ничего не видел. Рукоятка стилета не имела отпечатков пальцев. Заместитель прокурора, вызванный на место убийства, озадаченно пытался вспомнить, где он слышал о рыбе на месте преступления. Так ничего и не вспомнив, он пришёл в приятное расположение духа. Ведь скорее всего он станет новым прокурором города, а это солидная прибавка к зарплате. Пусть полиция занимается поисками убийцы. Если найдёт, то надо будет передать в камеру бутылочку хорошего виски.

На следующее утро, будущий прокурор города принимал дела, и был в хорошем настроении. Настроение ещё больше поднялось, когда к нему зашёл глава коллегии адвокатов. Глава коллегии сообщил, что по его сведениям губернатор дал команду подготовить бумаги на его назначение новым прокурором Претории. Далее адвокат попросил не затягивать расследование дела какого-то грабителя банков. И новый прокурор не глядя подписал постановление о проведении следственного эксперимента с участием членов банды грабителей.

После полудня из стен тюрьмы выехало два грузовика и один легковой автомобиль, и направились за город в вельд. Проехав километров пятнадцать, маленькая колонна остановилась у небольшой рощи. Из грузовиков полицейские начали выгружать закованных в наручники арестантов. В этот момент с опушки рощи ударила пулемётная очередь. Пули прошли над головами. Одновременно из-за деревьев окружая колонну, выехали около двадцати всадников вооружённых автоматами.

Немая сцена. Полицейский конвой понятливо поднял руки вверх. Полицейских быстренько разоружили. С арестантов сняли наручники. После чего арестанты опять забрались в машины и укатили вслед за всадниками, оставив у рощи облегчённо переводящих дух восьмерых полицейских, двух следователей и адвоката.

8 января 1943 год. г. Бомбей, Индия.

Бомбейская газета Bombay Times and Journal of Commerce»:

«Найдено тело пропавшего два дня назад лидера, так называемого Индийского национального конгресса Махатмы Ганди. Как уверяют близкие М. Ганди, он исчез два дня назад, не вернувшись домой с очередной вечерней прогулки в саду рядом с домом. Поиски по началу ничего не дали. Однако в полицию Калькутты обратился содержатель опиокурильни с заявлением о том, что в его заведении умер неизвестный ему старик. Каково же было удивление прибывших в опиокурильню полицейских, когда в умершем старике они опознали пропавшего Махатму Ганди. По словам судебного медика М. Ганди умер от чрезмерного курения опиума. Когда и где состоится церемония сожжения М. Ганди, пока не сообщается»

«Взрывы мечетей в Западном Бенгале привели к погромам в индуистских кварталах в Карачи, Синде, Фейсалабаде, Лахоре и Пешаваре»

«В Восточном Бенгале прогремели взрывы, по меньшей мере, в трёх мечетях. Наблюдатели отмечают, большую вероятность беспорядков из-за гибели в одной из мечетей лидера Всеиндийской мусульманской лиги Мухаммада Али Джинна. Эта вероятность ещё более усиливается если подтвердятся слухи, что Субхас Чандра Бос тайно прибыл в Бенгал с большой группой своих сторонников.»

«Подавший четыре дня назад сигнал SOS сухогруз „М. Левински“ серии „Либерти“, найден выбросившемся на берег на полпути по побережью от Карачи к устью Инда. По сведениям из некоторых источников „М. Левински“ вёз груз лёгкого стрелкового оружия и боеприпасов к нему в Египет. К прибытию на место кораблекрушения полиции, весь груз был полностью разграблен. Исходя из грузоподъемности судна на нём могло находиться несколько сотен тысяч единиц стрелкового оружия и до миллиарда патронов к нему.»

«Сводка с Бирманского фронта. Чан Кайши по видимому не сможет оказать помощь английским войскам в Бирме. Неожиданно для штаба Арчибальда силы, которыми располагает в Южной Бирме 15-я армия генерала Сёдзиро Иида. Штаб генерала Арчибальд Уэйвелл не подтверждает усиливающиеся слухи о том, что части 15-й японской армии уже вышли к границе Восточного Бенгала.»

4–6 января 1943 год. Средиземное море – г. Порт-Саид – г. Каир, Египет.

Геворк явно переоценил свои способности морехода. Путь от Кирении до Акамаса длиной в 60 миль, занял у него почти весь день. Море сильно штормило, сильный северный ветер постоянно пытался выкинуть небольшой кораблик на прибрежные камни. Мощности двигателя иногда не хватало для борьбы с ветром и волнами.

Звуки с Кипра заглушались шумом ветра и рёвом волн, но на острове то тут, то там были видны вспышки взрывов. В прорехах расходящихся иногда облаков изредка появлялись самолёты. Очень повезло, что маленький ржавый рыбацкий кораблик был никому из бьющихся за остров сторон не интересен. Повезло что никто из разумных не пытался обстрелять корабль. Не повезло, с силами природы. Законы химии и биологии ослабили обшивку корпуса. А законы физики неумолимо наполняли трюм водой. Помпа весь день справлявшаяся с откачкой воды, к вечеру сдохла, и корабль стал медленно погружаться в воду. Про путь в Египет уже можно было забыть. Не факт что и до острова кораблик бы добрался. Над морем уже сгущались вечерние сумерки, когда сзади тонущий корабль догнал эсминец – корабль Его Величества Janus.

Чем руководствовался капитан эсминца, приказав замедлить ход и осмотреть рыбацкий баркас, он и сам потом не смог объяснить. Но для майора Джонса и Геворка, эта команда стала спасением. Личные документы младшего капрала Британской армии Геворка Варданяна, как и майора Джонса хоть и катастрофически промокли но были вполне читаемы. Поэтому бесчувственного майора сразу унесли в лазарет, а младшего капрала Варданяна отправили на камбуз отогреваться горячим ромом с чаем. Команда коку от капитана эсминца была на самом деле другая, он приказал напоить чаем с ромом, но кок немного изменил рецепт.

Утром следующего дня эсминец ошвартовался в Порт-Саиде. Очнувшегося Джонса сразу отвезли в военный госпиталь. Перед отправкой, он попросил капитана эсминца помочь Геворку в порту оформить документы для проезда в Каир, в Египетский офис МИ-6.

Начальник порта без проблем выписал предписание, и даже распорядился подсадить Геворка в колонну идущую в Каир. Уже вечером Геворк был в Каире. Но сразу искать офис МИ-6 он не стал. Сначала заселился в гостиницу, потом зашёл на почту и отправил телеграмму отцу. И только после этого нанял извозчика и поехал в офис.

Полночи Геворк рассказывал дежурному офицеру о судьбе разведшколы, бое в замке Святого Иллариона и спасении начальника школы майора Джонса. Потом ещё долго писал отчёт обо всём рассказанном. Утром руководитель разведофиса хотел отправить младшего капрала Варданяна в казармы при комендатуре гарнизона. Но в это время в офис позвонил заместитель начальника гарнизона и осведомившись о Геворке, попросил разрешить ему жить в гостинице. Мол, влиятельные друзья и партнёры Варданяна-старшего очень просили об этом. Вопрос с жильём был для нового временного начальника Геворка не принципиален. И Геворк получил три дня выходных, с обязательством раз в день звонить в офис и узнавать не будет ли для него каких распоряжений.

Вернувшись в гостиницу, Геворк получил от портье ответную телеграмму от отца. И через два часа уже пил кофе в небольшой кофейне с каирским партнёром отца.

Очень многие в Каире знали этого успешного торговца фруктами. Он сумел стать поставщиком продовольствия в английскую армию на Ближнем Востоке, многие британские генералы и чиновники не брезговали принимать от него дорогие подарки. Но единицы знали, что у этого торговца есть специальное звание – майор Государственной Безопасности и его личное дело лежит в отделе кадров первого управления ГУГБ НКВД СССР.

И уже вечером 6-го января резидентура Советской внешней разведки в Египте, начала готовить экспедицию на Кипр, за архивом английской разведшколы, готовившей агентов для работы от Средней Азии до Ливии и от Северного Кавказа до Аравии и Судана.

7 января 1943 год. г. Ногинск, Московская область – г. Горький.

Утром в Ногинске встретил штабной эшелон бригады. Час времени у нас был, пока меняли паровоз. Хайретдинов, получивший полковника, был в хорошем настроении, и совсем не парился на счёт своего ареста. Типа, всяко бывает, я за собой ничего такого не чувствую, советский суд самый справедливый суд, а чекисты-особисты люди подневольные – им приказали, они арестовали. Нет не били, не пытали. И вообще успели доехать только до Джанкоя, там ждали попутного поезда до Ростова, там их и застала команда вернуть Артура назад в бригаду. Морозов остался в Ростове, контролировать погрузку запчастей со склада. Завтра должен тут будет проехать.

Поставил задачу Хайретдинову и Корнееву на подготовку бригады к новому рейду. Что, куда, зачем – расскажу когда сам до Валдая доеду.

У меня по плану был полёт в Горький на ГАЗ, к Астрову. Лаврентий Павлович выделил мне целого капитана ГБ в сопровождающие с грозными бумагами от Ставки, вытребовал у Зальцмана серьёзного дядьку из Наркомата танковой промышленности с серьёзными полномочиями, и выделил самолёт для командировки в Горький.

Попрощался со своими штабными и бегом на аэродром, в смысле быстро-скоро, на машине. Самолёт уже стоит под парами, гбэшник и ответственный товарищ из НКТП топчутся под крылом Ли-2. Грузимся, взлетаем. Через час уже в Горьком. Нас встречают. Грузимся в две эмки – и на ГАЗ. Там тоже ждут. Идём сразу в кабинет главного танкового конструктора завода Николая Александровича Астрова[137]. Молодой ещё мужчина, интеллигентное лицо с обязательными очками, умный взгляд запавших глаз на немного осунувшемся лице.

Представляюсь, сопровождающие показывают документы, подтверждающие серьёзность встречи.

– Николай Александрович, есть несколько проблем которые наверное только Вы можете решить.

– Так уж и только я? У нас незаменимых нет. – улыбается Астров.

– Может ближе к делу? – это товарищ из наркомата.

– Да, давайте.

– В общем, Николай Александрович, нужны новые машины, ограниченная серия и быстро, две-две с половиной недели. Первая – ЗСУ – зенитная самоходная установка на базе Т-70. Открытая вращающаяся рубка со счетверёнными крупнокалиберными пулемётами и второй вариант со спаренными 20мм автоматическими пушками. Штук по 20–30 того и того. Далее – САУ – самоходная артустановка, на той же базе, открытая вращающаяся рубка, орудие – 76–85 мм. Штук 40–50. И третье, та же база – самоходный 120 мм миномёт. 30–40 единиц.

– По САУ – сразу нет. Не успеем. Возьмите СУ-76 их вроде в Коврове начали делать или нашу СУ-71 или СУ-74, но они все с неподвижной рубкой. Поставить вращающуюся башню с орудием больше 50–60мм на лёгкий корпус сложная задача. Быстро её не решить.

– Но Вы работаете над этой темой?

– Я подумаю над этой темой. По ЗСУ – можно быстро переделать нашу ЗСУ ГАЗ-72 там 37 мм автомат стоит, туда можно и спарку 20мм поставить и крупняки. По миномётам самоходным тоже не проблема – сделаем. Только вы же должны понимать. Испытания и принятие на вооружение процесс долгий как не ускоряй.

– Мне хватит заводских испытаний, войсковые испытания я же и буду фактически проводить. Поясню для ясности. Мне нужен ресурс техники на 700 километров. 700 километров вся техника должна пройти. Что будет с ней потом – не важно хоть на переплавку. По вооружению – ресурс на две недели боёв средней интенсивности.

– Это куда ж Вы за две недели на семьсот километров уйти собрались?

– ГХМ-КР, Товарищ Брежнев, товарищ Астров! – издал нечленораздельные звуки с осуждающей интонацией чекист.

– Всё-всё, молчу, – это Астров.

– То есть, Вам одноразовая, но надёжная броня нужна, самоисключающие свойства однако.

– Надо постараться. Если в процессе получится многоразовая модель никто Вас ругать не будет.

Пообсуждали ещё детали. В процессе я согласился заказать в Коврове СУ-76. Чекист сразу умчался звонить в Москву и далее в Ковров. ЗСУ у Астрова уже в металле была в количестве одного экземпляра. За день-два обещал прикинуть какие пулемёты-пушки на ней лучше использовать. Бронекорпуса есть за две недели потребные 40–60 штук сделают. Сорок самоходных миномётов тоже сделают. Технику пришлют в комплекте с заводскими перегоночными экипажами и с парой – тройкой инженеров, на всякий случай.

Наркоматовец вытащил из портфеля бланки и начал быстро оформлять заказ на производство опытной серии.

Уже перед расставанием посетовал Астрову, что неплохо бы было самоходный миномёт калибра 160–180 миллиметров заиметь.

– Так и не самоходный проблема сделать, – говорит Николай Александрович, – я не специалист, но думаю такая мина будет под 50 кило, и ствол – два с половиной – три метра. Как такую дуру в ствол подавать?

– Как в охотничье ружьё-переломку, – на ходу отвечаю, – а что это такая проблема?

– На сколько я знаю все наши миномётчики над этим голову сейчас ломают. Не могут калибр увеличить из-за трудности заряжания, – это уже наркомовец.

– Дарю идею. Подкиньте им мысль.

– Обязательно сделаю как в Москву вернёмся.

Деловая часть закончена. Астров приглашает нас пообедать. Идём в столовую. Пока принимали пищу, решил похулиганить.

– Николай Александрович, это конечно не Ваша тема, очень люблю но мотоцикле погонять, но вот на черноморском побережье служил – подумалось почему бы водный мотоцикл не сделать?

– Это как? Что за зверь такой? – интересуется Астров.

– Ну, не знаю, в моём представлении примерно так выглядит. Берём мотоцикл, колёса долой, в место переднего колеса лыжа, типа как у гидропланов поплавки, но короче. Под всей рамой и задней вилкой второй поплавок-лыжа, или две параллельных лыжи. Двигатель приводит в движение водомёт. Вот и всё.

– И зачем такая штуковина нужна? – интересуется чекист.

– А вы представьте – через реку или озеро и не со скоростью гребной лодки, а со скоростью мотоцикла. А если на том берегу немцы. По кому они быстрее попадут. Можно разведгруппу высадить или забрать с чужого берега. Если вдоль реки – то как связное средство. Ну много можно для этой штуки задач придумать. Главное свойство – очень быстро и по воде. Ну и девушку можно покатать.

– Интересно, расскажу молодёжи в КБ, пусть на досуге посчитают, может что и выйдет из Вашей идеи, – говорит Николай Александрович.

– И пусть тогда ещё подумают о снежном мотоцикле. Спереди одна лыжа, вместо заднего колеса резиновая гусеница. Может получиться гораздо проще и экономичнее чем аэросани.

На том прощаемся с Астровым. И на аэродром, в самолёт, в Москву.

У меня ещё сутки есть на работу с генштабистами, а затем – на Валдай.

Конец первой книги.

Примечания

1

MG-34 – немецкий пулемет. Имел как ленточное питание, так и питание из барабанов различной емкости на 50-150 патронов. Выпускался в шести калибрах – от 6.0 мм до 7.92 мм.

(обратно)

2

нем. Gefreiter – ефрейтор – Воинское звание в Вермахте, стояло между званиями старшего стрелка и обер-ефрейтора. Ефрейтор носил погоны рядового состава, но при этом имел на рукаве нашивку из темно-зеленого сукна в виде равностороннего треугольника, обращенного углом вниз.

(обратно)

3

7,62-мм пистолеты-пулемёты образца 1942 года системы Судаева. Нередко называют – лучшим пистолетом-пулемётом Второй мировой

(обратно)

4

Дегтярёва пехотный, – 7.62 мм ручной ДП стал одним из первых образцов стрелкового оружия, созданных

(обратно)

5

Шютце – стрелок – воинское в вооруженных мировой В переводе с немецкого оно означает «стрелок». Данное звание было самым низким в пехоте. В других родах войск ему соответствовали такие звания

(обратно)

6

зампотех (военный сленг) – заместитель командира по технической части.

(обратно)

7

МСБр – мотострелковая бригада

(обратно)

8

Разработан в конструкторском завода транспортного машиностроения имени Имеет множество модификаций. Был принят на вооружение в 1967 году.

(обратно)

9

боевая машина десанта

(обратно)

10

механик-водитель (военный сленг)

(обратно)

11

Башенный Специальная Г-образная приспособа для открывания снаружи люков и лючков на большинстве бронетехники Советской Армии.

(обратно)

12

автомат заряжания. Механизм в танке, производящий перезаряжание пушки, удаление а также загрузку

(обратно)

13

послевоенный Самый массовый танк второго поколения. Принят на вооружение Т-72 разработан По внешнему виду неспециалист редко сможет его отличить от Т-64.

(обратно)

14

Никитина-Соколова-Волкова танковый – модифицированный пехотного 12.7мм установки машинах. Пулемёт предназначен для борьбы с групповыми и одиночными целями, живой на дальностях до 1500–2000 метров, а также с низколетящими воздушными целями на наклонных дальностях до 1500 метров. На Т-64 командир танка имеет возможность управлять пулемётом не покидая своего места внутри башни танка.

(обратно)

15

осколочно-фугасный снаряд. Кроме того Т-64 имеет возможность использовать-кумулятивные, подкалиберные снаряды и управляемые ракеты.

(обратно)

16

Радиостанция Р-173М – ультракоротковолновая приемопередающая симплексная с частотной модуляцией предназначена для обеспечения двухсторонней радиосвязи между подвижными объектами при движении и на стоянке, применялась на большинстве бронетехники Советской Армии с середины 80-х годов.

(обратно)

17

шапка танкиста)) индивидуальное средство предохраняющий владельца от механических повреждений головы, повышенного шума, и оборудованный средствами двусторонней связи. Шлемофон подключается к радиостанции совмещённой с ТПУ (танковым переговорным устройством). Без шлемофона не возможна голосовая связь между членами экипажа и нет возможности пользования радиосвязью.

(обратно)

18

запасные инструменты и принадлежности и места их хранения. На Т-64 – ящики, укреплённые сзади на башне и на негусеничных полках.

(обратно)

19

Зиновий Григорьевич 1910 – Отечественную старший лейтенант, танков, в послевоенное время – оборонительной бою в районе стратегического транспортного Гатчина) подбил из засады 22 танка противника в колонне; всего же полуротой Колобанова, состоявшей из пяти тяжёлых танков КВ-1, совместно с курсантами пограничного училища и ополченцами Ленинграда в тот день в том районе было подбито 43 немецких танка.

(обратно)

20

В Т-64 имеется специальный переключатель баллистики, им наводчик выбирает тип снаряда перед выстрелом, после чего – АЗ – заряжает выбранный тип снаряда, а в прицеле появляется соответствующая этому типу снаряда прицельная сетка.

(обратно)

21

122-мм гаубица образца мировой Это орудие серийно выпускалось с 1939 по 1955 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех конфликтах середины и конца XX века.

(обратно)

22

Отечественной берегу Создан в декабре 1941 года. Советские пытались прорвать рубеж «Миус-фронта»: с декабря 1941 по июль 1942 года, и с февраля по август 1943 года. Им это удалось лишь в августе 1943 года наступательной когда немецкий рубеж обороны По некоторым данным, общие (убитые, раненые, пленные и пропавшие без вести) составили около 150 тысяч человек.

(обратно)

23

ефрейтор запаса, действительный государственный советник Российской Федерации одно время имел отношение к Вооружённым Силам России.

(обратно)

24

Вооружённый конфликт в Южной Осетии – боевые которые начались в 8-го августа 2008 года нападением Грузии на Республику Южная Осетия и миротворческие силы России расположенные в этой республике.

(обратно)

25

зуб коренной малый (лат. premolar, dentes premolares) – один из двух зубов, расположенных в зубном ряду взрослых людей с обеих сторон челюстей за клыками перед большими коренными зубами.

(обратно)

26

(военный сленг) – склеенные между собой листы секретных топографических карт отображающие соседние участки местности.

(обратно)

27

ЗНШ – Заместитель начальника штаба.

(обратно)

28

Александр Филиппович советский военный разведчик и военный дипломат. Кадровый разведывательного управления Генерального В РИ – Виссарионовича военно-дипломатического сотрудничества с союзниками СССР мировой последняя должность – начальник Отдела внешних сношений Генерального штаба РККА, На данный момент заместитель начальника группы

(обратно)

29

Заместитель начальника полит. отдела – должность Брежнева на данный момент.

(обратно)

30

Термином «ганомагом» автор обозначает собирательный образ большинства широко известных по кинофильмам бронетранспортёров Вермахта и специальных машин на их базе.

(обратно)

31

созданный под руководством Один в мире. Строился серийно до 1953 года, было построено 33 000 машин. Переименован в По-2 в честь его создателя смерти Н. Н. Поликарпова. Самолёт имел разговорное название «кукурузник», так как ещё в 1930-х годах активно использовался в сельском хозяйстве для обработки посевов ядохимикатами.

(обратно)

32

Алексей Иннокентьевич советский военачальник, генерал В РИ – начальник Генерального Первый начальник Штаба Объединённых вооружённых сил Прославился как талантливый штабной офицер. Участвовал в разработке практически всех значимых операций советских войск Отечественной На данный момент начальник штаба Закавказского фронта.

(обратно)

33

член военного совета фронта. Военные советы –

(обратно)

34

Владимирович Тюленев генерал Герой Советского Полный

(обратно)

35

Лазарь Моисеевич советский государственный, хозяйственный и партийный деятель, близкий

(обратно)

36

Иван Иванович 16 апреля 1954) – советский военачальник, генерал армии (1944). Герой Советского 1945). и 2-го созывов. Кандидат С 28 февраля комиссара внутренних и внутренним войскам. 8 августа 1942 года Масленников был назначен на должность группой

(обратно)

37

У Л. М. Кагановича было на тот момент много должностей, одна из них – Заместитель Народных председателем СНК был И. В. Сталин.

(обратно)

38

Все знают, но тем не менее – Т-34 – выпускался серийно с 1940 года. В течение 1942–1947 годов – СССР. РККА до первой до поступления в войска его

(обратно)

39

M4 мировой Широко использовался в американской армии на всех театрах боевых действий, а также в больших количествах поставлялся союзникам (в первую После Второй мировой войны «Шерман» состоял на вооружении армий многих стран мира, а также участвовал во множестве послевоенных конфликтов. В армии США M4 состоял на вооружении вплоть Название «Шерман» (в честь Гражданской танк M4 получил в английской армии, после чего это название закрепилось за танком в американской и других армиях. У советских танкистов имел прозвище «эмча» (от М4). Всего выпущено 49 234 танка (не считая танков канадского производства). Калибр орудия от 75мм до 105мм.

(обратно)

40

Малокалиберная зенитная артиллерия.

(обратно)

41

Очень существенную часть войск Закавказского фронта составляли части и соединения, сформированные на базе частей войск НКВД и из сотрудников НКВД.

(обратно)

42

«Совершенно секретно»

(обратно)

43

Лаврентий Павлович Генеральный комиссар Маршал Советского Герой Социалистического лишённый этих званий Хрущёвым в 1953 году. Руководил проектом по созданию советского ядерного оружия и баллистических ракет. В 1938 году после назначения на должность Народного Комиссара Внутренних Дел – остановил Большой Террор, развязанный его предшественниками. За это считается палачом и маньяком. Кто так считает – общеизвестно. Для автора, Берия – талантливый управленец с которого не грех брать пример. И его имя, должно быть отмыто от грязи вылитой, но него Хрущёвым и нынешними либералами.

(обратно)

44

не салон связи, а машинно-тракторная станция. Организация в 30-х – 50-х годах обеспечивающая централизованную эксплуатацию сельхозтехники в интересах колхозов и совхозов. Попросту большой машинный двор со своей ремонтной базой и с штатом водителей, трактористов, механиков.

(обратно)

45

начальник физической подготовки части или подразделения.

(обратно)

46

Начальник продовольственной части.

(обратно)

47

братджан (армянский, уважительный) – братишка

(обратно)

48

воинское формирование специального назначения созданное и функционировавшее мировой одно из самых секретных в германских сухопутных войсках. Предназначалось для проведения разведывательно-диверсионных операций в тылу противника и административно-организационного обеспечения агентурной работы Абвера. Официальное условное наименование состояло из порядкового номера 800 и обозначения «особого назначения» Наименование «Бранденбург» закрепилось за формированием с рубежа 1939–1940 годов. В системе нумерации полков вермахта воинские части «бранденбуржцев» числились под характерными номерами 800–805.

(обратно)

49

Орден «Красная Звезда» и медаль «За боевые заслуги».

(обратно)

50

tangent «касательный») – кнопка или клавиша переключения с приема на передачу на переговорном устройстве, телефонном аппарате или радиостанции.

(обратно)

51

Ежедневный технический осмотр техники.

(обратно)

52

Пищевой высококалорийный долго хранящийся концентрат. Изготавливается из сушёного мяса, орехов, ягод, мёда, сахара, жиров в различном сочетании.

(обратно)

53

Головная походная застава.

(обратно)

54

Боковая походная застава.

(обратно)

55

Полевая подразделения военной полиции Третьего Выполняла задачи – поиск дезертиров, помощь работе Гестапо и Абверу, выполнение функций гражданской и дорожной полиции на оккупированных территориях, военная полиция на территории всего Рейха.

(обратно)

56

Организация военно-строительная организация, действовавшая Названа в честь первого главы организации Фрица Тодта погибшего в авиационной катастрофе

(обратно)

57

3,7 cm Pak Panzerabwehrkanone «3,7-см противотанковая пушка образца 1936 года») – мировой В вермахте, по причине её недостаточного бронепробивного действия, носила неофициальное название «колотушка».

(обратно)

58

Хейнкель He He транспортный

(обратно)

59

Физелер Fi Fi «Шторх» в переводе аист) – немецкий армейский лёгкий самолёт разведки, связи и целеуказания, создававшийся и широко использовавшийся с ним странах в период

(обратно)

60

Cab – Кабина) – советский поршневой пассажирский второй мировой войны для линий средней протяжённости. Создан на базе пассажирского самолёта ПС-84 (1939), созданного, в свою очередь, американского пассажирского

(обратно)

61

Юнкерс Ю в обозначении трёхмоторный) –

(обратно)

62

немецкий генерал, мировых несколькими дивизиями Креста Железного Креста с Дубовыми 1 июня 1942 года он был произведен в генерал-майоры. Начальником

(обратно)

63

Составы в те времена были разными. Количество вагонов, платформ зависит от того какой локомотив будет тянуть состав и какое состояние имеет железнодорожное полотно. Соответственно составы могли иметь от 20–30 вагонов до 100 и более.

(обратно)

64

17 cm 17-см пушка на мортирном лафете) – немецкая тяжёлая мощности времён Второй мировой войны. Состояла на вооружении Вермахта с 1941 года, использовалась в артиллерии корпусного подчинения и выше. Предназначалась для использования при прорыве укреплённых полос обороны, берегового орудия. Обладала превосходной баллистикой, но была очень дорога и тяжела. Скорострельность 1–2 выстр/мин, Максимальная дальность – до 31 000 м.

(обратно)

65

Пауль Людвиг Эвальд фон Ludwig Ewald von немецкий военачальник Во время вторжения в СССР командовал танковой армией на южном направлении. Единственный немецкий фельдмаршал, умерший в советском плену. В описываемое время – командующий группой армий «А», действующей на Северном Кавказе.

(обратно)

66

Герман германский военачальник, Принимал участие в кампаниях Второй мировой войны, известен победами танковой группой группы 1941 по июнь 1942 года) танковой 1942 по декабрь 1943 года). В РИ – после поражения Германии был осуждён Нюрнбергским трибуналом и приговорён к 15 годам лишения свободы. С мая 1942– танковой в описываемое время ведущей бои по деблокированию, окружённой в Сталинграде 6-й армии вермахта.

(обратно)

67

6-я армия вермахта, под В РИ – 2 февраля 1943 года была уничтожена По разным источникам, вместе с румынскими и итальянскими войсками, на момент окружения, под командованием Ф. Паулюса было от 300 до 400 тысяч солдат.

(обратно)

68

Трифаниди (Трифонов) (Югов) Михаил Михайлович (1913–1943) – легендарный партизанский командир, лейтенант госбезопасности. Служил в пограничных войсках. В октябре 1941 года переведён в разведотдел Южного фронта. В тылу врага он организовывал работу подполья для сбора ценных разведданных. По заданию штаба партизанского движения Южного фронта в октябре 1942 года проникает в Ростов под псевдонимом Югов и создаёт партизанский отряд.

(обратно)

69

Центральный Штаб Партизанского Движения. Пантелеймон Кондратьевич и государственный деятель. 1-й секретарь (б) правительства Штаба партизанского 1943–1944).

(обратно)

70

назначенный немцами бургомистр Ростова, в истории сохранился только в почти непечатных характеристиках. Предатель и ублюдок – самые слабые из них.

(обратно)

71

Kittel Киттель) (31.10.1892 г. – 5.03.1969 г.) генерал-майор – с 1.04.1942 г., комендант г. Сталино – 15.05–20.09.1942 г., комендант г. Ростов – 20.09.1942 г. – 18.02.1943 г.

(обратно)

72

«специальный отряд») – название ряда различных формирований специального назначения

(обратно)

73

как правило, территориальное разведывательное подразделение Абвера в подчинении абверкоманд находились абвергруппы. Занимались всем спектром разведывательной деятельности – разведка, контрразведка, диверсии, подготовка агентов и т. п.

(обратно)

74

АК-201 была организована в июле 1942 г. и придана южной группировке немецких войск «Зюд-А». Известна также под наименованием «Команда Да-риус». Начальник в данное время – майор Ольбрихт. В подчинении АК-201 находились абвергруппы 201, 202, 203, 217.

(обратно)

75

Schwerer geländegängiger gepanzerter Kfz.247 тяжёлый внедорожный бронированный пассажирский автомобиль) – специализированный штабной бронированный При подготовке к рейду, на рембазе в Кизляре на них установили – МГ-34. Масса – 4.6 тонны.

(обратно)

76

SdKfz 250, Sonderkraftfahrzeug автотранспортное средство 250) – мировой Штатное вооружение – два МГ-34. Масса – 5.8 тонны

(обратно)

77

Александр Николаевич государственный, политический и партийный Личный помощник Иосифа Сталина (более 20 лет). Член РСДРП (б)

(обратно)

78

Склеенные между собой листы топографических карт отображающих соседние участки местности.

(обратно)

79

Курт мировой штаба сухопутных войск

(обратно)

80

Франц военный Начальник Генерального

(обратно)

81

произношение – Вайхс), полное имя – Максимилиан Мария Йозеф Карл Габриэль Ламораль райхсфрайхерр фон унд цу Вайхс ан дер Maria Joseph Karl Gabriel Lamoral Reichsfreiherr von und zu Weichs an der немецкий военачальник, в описываемое время – генерал-полковник. наступавшей в направлении Волги.

(обратно)

82

Соответственно – бронебойно-зажигательная трассирующая пуля и бронебойно-зажигательная образца 1932 года.

(обратно)

83

конская колбаса

(обратно)

84

Лев Львович Герой Советского лётчик-истребитель, командир авиационного полка, В РИ – Погиб в воздушном бою. В октябре 1941 участвует в перевооружении полк получает 07.03.1942 приказом № 70 НКО полк преобразовывается

Под его командованием полк участвует в боях отступает с войсками к Сталинграду, участвует В июле 1942 по инициативе командующего 8-й Воздушной Армии Т. Т. Хрюкина в полк прибывает пополнение из числа наиболее опытных летчиков-истребителей (в это время в полк Полк получает новую матчасть изношенных и потерянных полку ставятся задачи связанные с завоеванием превосходства в воздухе. «Спецполк» под командованием Шестакова сбил около сотни вражеских самолётов и стал одним из самых результативных Сам Шестаков почти ежедневно вылетал на боевые задания, увеличив свой личный счет до 11 побед.

(обратно)

85

Ханс Гюнтер Адольф Фердинанд фон Günther Adolf Ferdinand von германский военачальник, генерал-фельдмаршал (1940). В РИ – Участвовал в заговоре против Гитлера. Вскоре после с собой (по другой версии – арестован и убит с инсценировкой самоубийства). В описываемое время – командующий группы армий «Центр».

(обратно)

86

Эберхард фон von немецкий военачальник войн. В ноябре фон танковой танковой группы «Клейст»). 1-я танковая армия стала основной ударной силой 1942 г.

(обратно)

87

Mercedes-Benz кузова W31) – немецкий повышенной формулой 6×4 (некоторые экземпляры – 6 × 6), выпускавшийся с 1934 по 1939 год. Изначально был сделан как штабной автомобиль Модель выпускалась в разных кузовах, основным из которых являлся Кроме того на основе автомобиля собирался связи). Большая часть выпущенных экземпляров использовалась высшим руководством Германии на парадах и смотрах, так как автомобиль был признан слишком дорогим для общего армейского использования. В Вермахт было передано только 11 автомобилей.

(обратно)

88

7,62-мм самозарядные винтовки системы Токарева образцов 1938 и 1940 годов (СВТ-38, СВТ-40), а также автоматическая винтовка образца 1940 года (АВТ-40), самозарядный (СКТ-40), автоматический (АКТ-40), и охотничьи (ОКТ-88 и СВТ-О) карабины – модификации СВТ-38 была разработана в качестве винтовки 1939 принята на вооружение Красной армии. Первая СВТ образца 1938 года была выпущена 16 июля 1939 года. 13 апреля 1940 года принята на вооружение РККА модернизированная винтовка Токарева под наименованием «7,62-мм самозарядная винтовка системы Токарева образца 1940 года (СВТ-40)».

(обратно)

89

широко применявшаяся Отечественной модернизированный вариант «Север-бис» с несколько увеличенной выходной мощностью, но с суженным диапазоном частот и с возможностью работать на фиксированной частоте Дальность связи – до 400 км и более в благоприятных условиях. Масса полного комплекта – не более 10 кг.

(обратно)

90

Personnel Carrier мировой Создан с почти идентичным ему Серийное производство M3 продолжалось всего выпущено 26378 бронетранспортёров М3. Во время Второй мировой войны M3 и машины на его базе в значительных количествах поставлялись союзникам США немалое количество бронетранспортёров продано другим странам и в послевоенное время. Боевая масса – 9,06 тонн, вооружение пулемёты – один 7,62-мм M1919A4 и один 12,7-мм M2.

(обратно)

91

«Bussing-NAG 500-А» полноприводный грузовой автомобиль. Выпускались с различными кузовами и надстройками. На базе шасси выпускались также и автобусы. Всего, до конца войны, было выпущено 15 тысяч машин. ТТХ машины: колесная формула –4х4; снаряженная масса – 5,2 т; тип двигателя – 6-цилиндровый, дизельный; мощность двигателя – 105 л. с; грузоподъемность – 4,7 т; запас хода – 440 км; максимальная скорость – 65 км/ч.

(обратно)

92

Противотанковое однозарядное 14,5мм ружьё образца 1941 года системы разработанное группой А. А. Дементьева в КБ Дегтярёва и принятое 1941 года. Предназначалось для борьбы до 500 метров. Также из ружья мог вестись огонь точкам, прикрытым бронёй, на расстояниях до 800 м до 500 м.

(обратно)

93

14,5×114 мм – ружей, патрон с бронебойно-зажигательной пулей БС-41 с металлокерамическим сердечником

(обратно)

94

Григорий Иванович российский революционер, советский военный и политический деятель, Сделал карьеру от уголовного преступника Союзного, Украинского Исполнительного Легендарный герой советского фольклора и художественной литературы. Отец Григорьевича Убит Мейером Зайдером, причины до сих пор до конца не выяснены.

(обратно)

95

Союз XX века. мировой пролетарской В январе 1919 года «спартаковцы» и независимые социал-демократы объявили всеобщую забастовку но в ходе столкновений с кайзеровской армией и образованными оно было подавлено. Многие «спартаковцы» в последствии вступили КПГ – Коммунистическую партию Гнрмании.

(обратно)

96

заводское обозначение – 1П – «1-й тип паровоза»; прозвища – (Ворошиловградским) паровозостроительным ФД обслуживал важнейшие грузовые направления, увеличивая их провозную способность за счёт особенно, технической скорости движения Являлся одним из мощнейших советских серийных паровозов и имел среди них самую высокую силу тяги. Вес поезда для данного паровоза – более 2500 тонн, при весе вагона в 20–25 тонн, получается состав из более чем ста вагонов. Время в пути без дозаправки – до 8 часов.

(обратно)

97

Чартвилль – Замок приобретённый Черчиллем в 1922 году. На протяжении сорока лет Чартвелльский замок – любимое жилище Черчилля, любимое место отдыха и работы. Там же жила и его семья. В замке принимали гостей и устраивали пышные приёмы.

(обратно)

98

Исмет и государственный деятель, Урождённый Мустафа по национальности – курд. в связи с упразднением в Турции титулов Выпускник военно-артиллерийского училища. Ещё близким Во время Первой мировой

(обратно)

99

Рихард немецкий военачальник, 1942 года). На военной службе участвовал мировой мировой 5-го корпуса участвовал крест Железного продолжал командовать 5-м корпусом армий участвовал Смоленском танковой командующий фланге советско-германского фронта).

(обратно)

100

Зигфрид немецкий офицер, участник Первой и Второй мировых войн, генерал танковых креста с Дубовыми участвовал в Польской кампании. участвовал во Французской кампании. С марта 1941 года – моторизованной с 1 июня 1941 года – генерал-лейтенант. на восточном фронте. танковым

(обратно)

101

На оккупированной территории часто было два уровня власти. Гражданскую власть в городах возглавлял комендант, если город или местность считалась тылом армии, то была и военная власть – фельдкомендант. Иногда гражданскую власть по каким-то причинам немцы не назначали, тогда соответственно всем рулил фельдкомендант.

(обратно)

102

Франц (19 ноября 1884 – 28 июня 1954) генерал вермахта мировой Кавалер Рыцарского Креста Железного Был фельдкомендантом Крыма после ухода оттуда 11-й армии Манштейна. Ответственен как за геноцид местного гражданского населения, так и за жестокое отношение (по-простому за убийства) к военнопленным. В реальной истории – сумел избежать трибунала сдавшись американцам.

(обратно)

103

Мехмет Шюкрю Şükrü турецкий государственный деятель Албанец по происхождению. В 1915 году обучался в Академии политических наук Швейцария. войны в Турцию и участвовал в боевых действиях в районе Кушадасы, Айдын и Назилли на Западном фронте Турецкой войны за независимость. В 20–30 годы был последовательно министром образования, министром финансов и министром иностранных дел. В 1942 году он стал премьер-министром.

(обратно)

104

Джон Селвин Брук Ллойд, барон Selwyn Brooke Lloyd, Baron британский государственный деятель и пожизненный пэр. В РИ – в 1951–1954 годах – министр иностранных дел Полковник. В описываемое время чиновник МИД Великобритании.

(обратно)

105

«Сражающаяся Франция» France до июля 1942 года – «Свободная Франция» France патриотическое движение французов Военные, примкнувшие к этому движению, называемые «Французские силы освобождения», françaises FFL). Движение возглавлялось де национальный комитет, до 1943 года). Ставило перед собой цель восстановления независимости Франции и сотрудничавших Примыкало

(обратно)

106

Жан Луи Ксавье Франсуа Louis Xavier François один мировой Продолжал служить на флоте после войны, адмирал главнокомандующий французским флотом. перед самым «Факел» (высадка десанта англичан и американцев в Алжире и Марокко), Дарлан прибыл 8 ноября вишистские гарнизоны в Алжире были заблокированы немногочисленными подразделениями «Сражающейся Франции» и вынудили их не оказывать сопротивление высадке десанта союзников.

Через 3 дня угроз и переговоров американский генерал Кларк убедил Дарлана отдать приказ французским войскам прекратить боевые действия в Алжире. В обмен с тем, чтобы Дарлан назначил сам себя Верховным представителем Франции по Северной и Западной Африке. Это вызвало После этого Дарлан был уволен из вишистского правительства, а немецкие войска вступили на территорию вишистской Южной Франции Большинство французских войск в Африке поддержало Дарлана, но некоторые присоединились к немецким войскам

В РИ – де Ла Шапель пробрался в штаб-квартиру Дарлана в Алжире и дважды выстрелил в него. Хотя Ла Шапель и был членом «Свободной Франции», считается, что он действовал в одиночку. Через несколько часов Дарлан умер.

(обратно)

107

Дуайт Дэвид David оригинальное произношение – в США распространено прозвище Айк; американский государственный и военный деятель, генерал В РИ – с ноября 1942 по октябрь 1943 года он командовал силами союзников при наступлении в Северной Африке, Сицилии и Италии. На описываемый момент имел воинское звание – подполковник. Временное повышение в воинском чит. «бре́вет», в русскоязычной военной литературе традиционно применяется приставки к званиям «бревет-майор» «бревет-полковник» и т. п.) – существующая Франции и ряда европейских стран историческая практика временного обычно без прибавки Временное звание, временное повышение в звании – производилось в Армии США на определённый период или на время выполнения определённой задачи, полномочия те же что и при постоянном звании, но без соответствующей прибавки в зарплате. Для того чтобы звание стало постоянным, необходимо – успешно выполнить задание, успешно пройти аттестацию на это звание и в войсках должна иметься соответствующая должность для данного кандидата на постоянное звание.

(обратно)

108

Шарль Андре Жозеф Мари де André Joseph Marie de и государственный деятель, генерал. мировой В РИ – основатель и первый президент Так же настоящим генералом не являлся – имел временное звание бригадного генерала.

(обратно)

109

Действительно до десанта в Северную Африку Эйзенхауэр служил исключительно на тыловых и штабных должностях, ни разу не был в действующей армии.

(обратно)

110

Лотарингский символ «Сражающейся Франции»

(обратно)

111

Франц Иосиф Герман Михаэль Мария фон Папен, Эрбсельцер цуВерль-унд-Нойверк – Joseph Hermann Michael Maria von Papen, Erbsälzer zu Werl und Franz Joseph Hermann Michael Maria von и политический деятель, С июля фон Папен служил послом оказывая финансовую и политическую поддержку прогермански настроенным националистическим организациям. Затем, занимая посла фон Папен стремился предотвратить её возможное вступление в войну против Германии.

В РИ – Папен был арестован администрацией 9-й армии США. перед военного трибунала но был оправдан. Однако перед комиссией был приговорён к восьми годам трудового лагеря. На повторном слушании дела в январе 1949 года приговор был смягчён до фактически отбытого срока.

(обратно)

112

Михаил Николаевич деятель, говорят что – военный теоретик, Маршал Советского Расстрелян антисоветской троцкистской военной готовил военный переворот в СССР, реабилитирован по инициативе Н. С. Хрущёва, но вряд ли этого достоин. В узких кругах имел кличку «Бонапарт».

(обратно)

113

Дмитрий Григорьевич (23 октября генерал Герой Советского Судя по всему – скрытый троцкист.

командующий Виновник разгрома РККА в Белоруссии, по его приказу из войск перед войной изымались артиллерийские прицелы и оптические приборы наблюдения, средства связи, вооружение самолётов. До хрена нагадил генерал. Не исполнил директиву Ген. Штаба о приведении войск в боевую готовность. коллегией Верховного самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие мере наказания и расстрелян. реабилитирован и восстановлен в воинском звании и сделал это тоже троцкист Н.С.Хрущёв.

(обратно)

114

Михаил Петрович Герой Советского на должность Особым военным С началом Великой Отечественной войны Киевский Особый военный округ был преобразован и генерал-полковник М. П. Кирпонос был назначен на должность командующего фронтом. Бездарно командовал фронтом, в числе прочих виновен в Киевской катастрофе – окружении и гибели в котле большинства войск фронта. Бездарно погиб пытаясь выйти из окружения с остатками подчинённых ему войск.

(обратно)

115

Алексей Павлович Панфилов – советский военачальник, Герой Советского генерал-лейтенант танковых 22 июня 1940 года назначен заместителем начальника 5-го управления РККА, которое с 26 июля 1940 года стало штаба Красной Армии. В начале Великой Отечественной войны на той же должности. С июля 1941 года исполняющий обязанности начальника Разведывательного управления Генштаба, в октябре 1941 года утверждён в этой должности. Куратор проекта Зорге.

(обратно)

116

Иван Иванович деревня Наволоки Калужского уезда – советский разведчик и дипломат, генерал-лейтенант (1943). С мая 1938 г. начальник политотдела Разведывательного управления РККА. С августа 1942 по июль 1945 г. разведывательного обороны СССР.

(обратно)

117

Эрих и оберпрезидент начальник гражданского управления рейхскомиссар рейхскомиссар президент Синода Восточно-Прусской церкви обергруппенфюрер После войны скрывался, сделал пластическую операцию, но всё равно был опознан и арестован в английской оккупационной зоне. В 1949 году передан англичанами в СССР. Правительство СССР передало его Польше – для суда за преступления, которые совершил как гауляйтер Восточной Пруссии. Суд над ним начался в Варшаве лишь 19 октября 1958 г. и длился более четырех месяцев. Был приговорен к смертной казни 9 мая 1959. Но приговор не был исполнен, формально – из-за слабого здоровья Коха. Содержался и умер

(обратно)

118

Мохандас Карамчанд (Махатма) Ганди – и общественный деятель, один из руководителей Его философия ненасилия оказала влияние на движения сторонников мирных перемен. Противоречивая личность – отказывал неграм в полноценности, но рьяно боролся с кастовым неравенством. Махатма Ганди пользовался огромным влиянием, как среди индусов, так и старался примирить эти враждующие группировки. В РИ – он крайне отрицательно отнёсся республику Индия с преобладанием индуистского населения В результате разветвлённого заговора индуистских был убит.

(обратно)

119

Субхас Чандра Бос – известен также как Нетаджи – один движения почитаемый в настоящее время наравне С ранних лет начал активно заниматься политикой, неоднократно арестовывался за революционную деятельность. Дважды подряд избирался национального В своих взглядах имел значительные разногласия с Махатмой Ганди, считал его политику ненасилия недостаточной для достижения Бос был сторонником вооружённого выступления против британского господства, основал собственную политическую группировку Вперёд Для борьбы с английскими колонизаторами пошёл а затем с японцами. Возглавлял коллаборационистскую прояпонскую администрацию («Свободная Индия»), которую объявил «правительством Индии» и которая выпускала свои деньги и марки, но в реальности контролировала лишь небольшой клочок территории, занятый японцами. В РИ – погиб в авиакатастрофе.

Ради интереса, сравните в интернете фото Боса и Ганди. Впечатления оставьте при себе.

(обратно)

120

Максимилиан де de австрийский, затем немецкий офицер, участник Первой и Второй мировых войн, генерал артиллерии, кавалер Рыцарского креста с Дубовыми листьями. С января 1933 – полковник. После присоединения Австрии к Германии 15 марта 1938 года перешёл на службу в вермахт, в тот же день произведён в генерал-майоры. Перед началом Второй мировой войны – начальник артиллерии 15-го военного округа. С 22 июня 1941 года участвовал в войне против СССР, воевал в Молдавии и на Украине. С января 1942 года – армейского В феврале 1942 награждён Рыцарским крестом, с марта 1942 – произведён в генералы артиллерии. Участвовал в боях на Кубани и Северном Кавказе.

РИ – 9 мая 1945 года сдался в плен американцам. В апреле 1946 года генерал де Ангелис был передан американцами властям Югославии. В октябре 1948 года югославский трибунал приговорил де Ангелиса к 20 годам заключения за военные преступления совершённые им в Югославии. В марте 1949 года генерал де Ангелис передан СССР. В феврале 1952 года советский трибунал приговорил де Ангелиса к 25 годам заключения, тоже надо понимать не за занятие пчеловодством. В октябре 1955 года де Ангелис отпущен в Австрию, отгадайте кто его отпустил? Вы будете смеяться – опять Н. С. Хрущёв.

(обратно)

121

Операция проводившаяся с 1941 года операция Абвера в Южной Африке по саботажу, диверсиям и подготовке антианглийского восстания. Судя по всему Канарис сливал информацию об операции англичанам.

(обратно)

122

Николай Иванович (при рождении Никанор; Пермская ок. Львовская советский государственной советский разведчик лично ликвидировавший Герой Советского 1944). Летом 1942 года под именем Николая Грачёва направлен в отряд специального назначения под который действовал вблизи оккупированного немцами Этот город был административным С октября 1942 года Кузнецов под именем немецкого сотрудника тайной немецкой полиции вёл разведывательную деятельность постоянно общался спецслужб, высшими чиновниками оккупационных властей, передавая сведения в партизанский отряд. От него первого была получена информация «Длинный покушения на лидеров «Большой тройки» В РИ – погиб 9 марта 1944 года в бою с полицаями из УПА.

(обратно)

123

Марш-бросок входившего миротворческого контингента в Боснии проведённая в ночь Длина маршрута составила порядка 400 километров. Целью операции было установление контроля (ныне – Международный аэропорт раньше На Западе операция известна как Инцидент в Приштине (Приштинский инцидент).

(обратно)

124

Пехотный танк Mk. III Tank Mk. III мировой масса – 15.75 тонны. Вооружение – 40мм пушка и 7.92мм пулемёт.

(обратно)

125

Крейсерский танк A24 – мировой Масса – 27 тонн, вооружение – 57мм пушка и два 7.92мм пулемёта

(обратно)

126

Александра Михайловна (урождённая – российская революционерка, советская государственная деятельница и дипломат. Чрезвычайный и полномочный В 1917–1918 годах была наркомом государственного социального обеспечения в первом Советском правительстве, что делает её первой женщиной-министром в истории. Коллонтай – посланник (постоянный поверенный) того, она входила в состав советской делегации

(обратно)

127

Тувинская Народная Республика в описываемое время – независимое государство. вступила мировую объявив и стала первым государством, официально выступившим союзником Советского Союза в борьбе против агрессора. СССР разрешило принимать на военную службу добровольцев из Тувы.

В РИ – 17 августа 1944 года VII сессия Малого Хурала Тувинской Народной Республики приняла декларацию о вхождении ТНР в состав Союза Советских Социалистических Республик и обратилась с ходатайством в Верховный Совет СССР принять Тувинскую Народную Республику в состав СССР на правах автономной области РСФСР. Президиум Верховного Совета СССР Указом от 11 октября 1944 года удовлетворил ходатайство и предложил Верховному Совету РСФСР принять Тувинскую Народную Республику в состав РСФСР на правах автономной области.

(обратно)

128

Хорлогийн Чойбалсан – монгольский революционер, государственный и политический деятель, годов до своей смерти. Маршал МНР (1936). Глава правительства (Председатель Народного Совета министров и Председатель Совета министров МНР) (1939–1952). Чойбалсан был последовательным Чойбалсан возглавлял монгольскую армию в 1939 и 1945 годах в совместных Оказывал поддержку мусульманскому сепаратистскому движению в Синцзяне.

(обратно)

129

Мустафа Февзи деятель, (1921–1922) и ближайший В 1924 году принял решение уйти из политики и посвятить себя военной службе, сложив полномочия депутата парламента. С 3 марта 1924 по 12 января 1944 он являлся начальником сил Можно сравнить его фото в интернете с С. М. Будённым, один типаж – одно лицо.

(обратно)

130

Халифат – замещение, наследование‎) – первоначально, арабо-мусульманское государство, созданное наследниками»). Османская империя являлась халифатом.

(обратно)

131

вероотступников, которые отреклись от Ислама и перешли либо в другие религии, либо же в другие формы неверия.

(обратно)

132

небольшой ресторан, пивная в Германии.

(обратно)

133

«Коза Ностра» переводится с сицилийского как «Наше дело», «Своё дело». Так называлась первая мафия, основу которой заложили семейные кланы.

(обратно)

134

Фокке-Вульф Fw немецкий 4-моторный дальний многоцелевой Созданный как дальний пассажирско-транспортный авиалайнер, он в большей и наиболее известной части своего применения использовался Люфтваффе в качестве самолёта дальней морской разведки и дальнего бомбардировщика. В пассажирском варианте при весьма комфортном размещении самолёт мог перевозить до 26 пассажиров на 3–3.5 тысячи километров.

(обратно)

135

Вальтер Фридрих Friedrich начальник внешней разведки службы безопасности VI В сентябре 1939 года служил офицером для поручений при рейхсфюрере СС. С 1 ноября 1939 по 1 июля 1941 года возглавлял отдел Е (контрразведка) в IV управлении РСХА (гестапо). был переведён в VI управление РСХА (внешняя разведка) и занял пост заместителя начальника управления, фактически возглавил работу управления.

В РИ – в должности начальника VI управления. его подразделений перешла под контроль Шелленберга.

После капитуляции Германии Шелленберг некоторое время жил в Швеции. В июне 1945 года союзное командование добилось его выдачи как военного преступника. В качестве обвиняемого привлечён военного В ходе судебного разбирательства с него были сняты все обвинения, кроме членства в преступных организациях. к 6 годам тюремного заключения. здоровья досрочно освобождён.

(обратно)

136

Эрхард Мильх – промышленности, Сын еврея и немки. Мировой из армии. в авиакомпании «Юнкерс». главный исполнительный директор «Люфтганзы». статс-секретарь министерства авиации. начальник Технического управления министерства авиации. Мильх был одним из технических следовательно, его можно считать одним из пионеров-организаторов космонавтики и ракетостроения. В РИ – Зихерхаген судили и приговорили к пожизненному заключению. досрочно освободили из заключения.

(обратно)

137

Николай Александрович Астров – На военной службе Герой Социалистического Лауреат трёх Сталинских премий и Государственной премии СССР. в должности заместителя главного руководил созданием лёгких самоходной (на базе танка Т-70) и ряда других опытных образцов танков

В РИ – машиностроительном завод № 40). До ухода на пенсию главного конструктора ММЗ возглавлял разработку авиадесантных самоходных самоходной зенитного артиллерийского комплекса артиллерийского тягача АТП, шасси под зенитные ракетные комплексы Всего им создано двадцать шесть типов боевых машин пяти семейств. Доктор профессор.

(обратно)

Оглавление

  • Предыстория 1
  • Предыстория 2
  • Teleserial Book