Читать онлайн «Я» из другого мира бесплатно




Аннотация к книге ""Я" из другого мира"

Гильери открыла древнюю книгу, а нашла дверь в чужой мир. Осмелится ли принцесса воспользоваться случаем, чтобы с помощью другой "себя" избавиться от ненавистного жениха? Ведь в благодарность она должна помочь «себе» в другом мире очаровать охотника на ведьм!

Схема вроде проста, но любое зелье меняет цвет и качества, если добавить в него капельку любви...


"Я" из другого мира
Ольга Коротаева

Глава 1

Гильери

– Нет, – топнула я ножкой, и серебряный каблучок звякнул о мраморную плитку. – Не пойду замуж за Херьега!

Отец сжал и так тонкие от природы губы, а мама закатила глаза, приготовившись упасть в обморок. Но я не собиралась поддаваться, потому что ещё утром узнала в библиотеке Архивариуса, что родители не вправе навязать этот брак.

Как единственная наследница рода, принцесса Шогир может избрать мужа. Закон Предков лишь указывает, что тот должен быть равным по статусу… с поправкой на иерархию в любом из миров Коридора.

– Но милая, – передумала падать без чувств великая королева Шогир, – завтра тебе исполняется восемнадцать! А это значит…

– Что принц Норин Херьег илб Гор может вызваться на отбор женихов, – понимающе кивнула я.

– И тебя не смущает то, что в Шогир  больше нет достойных молодых людей равных тебе по возрасту и положению? – приподнял кустистые брови король.

– Ничуть, – смело ответила я, не обращая внимания на дрожащие колени. – Уверена, после того, как вы объявите отбор, в Шогир прибудут и другие претенденты.

– Ты желаешь открыть Коридор Миров? – ахнула мама и всё же обмякла на своей части трона.

Я лишь тихонько вздохнула: ну мам! Он же неудобный, жёсткий, драгоценные булыжники выпирают, а меня этим спектаклем всё равно не проймёшь. Но, разумеется, играла королева Шагира не для меня. Отец с волнением обнял супругу и одарил меня королевским негодованием:

– Принцесса Нозл Гильери илб Шогир! Немедленно покинь нас и подумай над своим поведением!

Я благодарно улыбнулась и, изобразив самый изящный из реверансов, которым меня так яростно обучала тётя Нозл Цурьяма илб Шогир, – чтоб у неё десяток поклонников появилось и не осталось времени на меня! – удалилась из тронной залы.

Шепотки придворных отсекло, когда лакеи закрыли высокие двери, и я с наслаждением сбросила туфли. Взяв в руки тяжёлые серебряные колодки, в сотый раз мысленно прокляла того умника, который придумал для принцесс эту жуткую пытку, да пошлёпала босиком по коридору.

Слуг я не боялась, а придворные остались в зале, чтобы выслушать причитания родителей и с наслаждением перемолоть кости королевской чете, начиная, разумеется, с моих. Мятежная принцесса, коронованная бунтарка… как меня только не называли за пределами дворца.

Но мне было всё равно! Не этих снобов выдают замуж за парня, который всю жизнь только и делал, что действовал на нервы. В пять лет принц Херьег высыпал мне на голову ведро песка. Тётя неделю вымывала эту гадость из моих волос! В восемь он притащил мне в спальню ящик лягушек, и эти зелёные оккупанты месяц квакали, мешая мне спать! Слуги вытаскивали земноводных из таких мест, о которых я и не подозревала.

В двенадцать он отрезал мне волосы мечом, который принцу подарили мои родители. А в шестнадцать разбил красивую статую, которую мне презентовал могущественный маг из другого мира. С тем королевством у нас до сих пор напряжённые отношения, – старик обиделся на и, говорят, даже наслал проклятие!

Неудивительно, что я от всей души ненавижу принца Норин Херьег илб Гора. И пусть мы с детства знали, что наша судьба стать следующими королём и королевой Шогира, я не опускала рук. Искала выход без устали. Смириться? Да ни за что!

Но вчера мне улыбнулась удача: в огромной библиотеке замка Шогир, где хранилась мудрость тысячи поколений нашего мира, я нашла удивительный фолиант. Его можно было открыть с четырёх сторон, и я со всех ног спешила вернуться к Архивариусу, чтобы узнать тайну необычной книги. Наверняка там есть ответ на мой вопрос: как избежать свадьбы?

– Принцесса Нозл Гильери илб Шогир, – почтительно склонился седой старик, и его длинная седая борода коснулась натёртого паркета. – Рад вас видеть так скоро.

– У меня немного времени, – торопливо ответила я, отметая расшаркивания.

Во-первых, приём закончится через час, и мама наверняка предложит прогуляться, чтобы обсудить предстоящий отбор… Точнее, попытаться снова надавить на меня. Ведь и моей лошади известно, – не прибудут принцы из Коридора Миров на отбор в такой маленький и небогатый мир, как Шогир. Если действовать по старинке, конечно и не подумают.

Но я не раз натыкалась в книгах на упоминание некого «Гласа», с помощью которого можно обязать кого-то прибыть в свой мир. Его-то я и рассчитывала найти в старой запыленной книге с четырьмя сторонами. Поставив серебряные туфельки на стол, я осторожно подняла свою утреннюю находку.  Покрутив в руках загадочный кубик, посмотрела на Архивариуса.

Старик улыбался. Вот уверена, он прекрасно знает, что там, но великий Архивариус ни за что не расскажет. Клятва древних букв надёжно скрывала его знания от окружающих, ведь призвание мага – хранить знания, а не распространять их.

Как принцесса Шогира, я имела доступ к любым знаниям, и собиралась сейчас воспользоваться этим. Но руки слегка дрожали. Я помнила, как Архивариус смотрел на меня вот с такой же мягкой улыбкой, когда я открыла книгу «Семи Бурь». Из плена стихии меня через сутки вытащили, но я до сих пор чихала от одного слова «Буря». Апхчи! Даже думать нельзя.

Затаив дыхание, я быстро распахнула книгу и растерянно посмотрела на две буквы:

– Па? – Разочарованная, открыла книгу с другой стороны и хмыкнула: – Го. – С третьей меня пробило на смех: – Яд! – Ну и на последней, четвёртой стороне вздохнула: – Ир.

Отбросила бесполезную книгу и пробормотала:

– Абракадабра какая-то.

«Книга» оказалась кубом с прикреплёнными с четырёх сторон картонками. Наверное, это детская игра, которую забыли в библиотеке за ненадобностью. Оставшееся время я расстроенно перебрала ещё несколько книг, пока на пороге не появился слуга.

Вздохнув, я попрощалась с Архивариусом и, надев туфельки, поцокала к выходу в сад. Разумеется, мама уже ожидала меня в большой и удобной карете. И на этом спасибо – в серебряных колодках я бы далеко не ушла. Но всё равно не хотелось выслушивать то, что приготовила для меня королева. Завтра день моего рождения, жалко тратить время на глупости, ведь мне жизненно необходимо найти «Глас». Пусть хоть какой-нибудь самый страшненький принц из далёкого мира, лишь бы не Херьег!

Слуга с поклоном открыл дверь в сад, и я, вспомнив очередную неудачу, с сожалением усмехнулась:

– Пагоядир? Жаль. Вот бы оказаться далеко-далеко отсюда!

И шагнула в темноту. Удивилась: день же! Солнце только что так ярко светило… Может, я в обморок упала? Нет, я же двигаюсь. Сделала ещё шаг и вынырнула в свет. Облегчённо вздохнула и, услышав свист, инстинктивно пригнулась. В дерево, у которого я стояла, прямо над моей головой воткнулся меч. Взвизгнув, я отшатнулась и провалилась в темноту, чтобы упасть на дно кареты под ноги моей матери. Посмотрела на чёрные от сажи пальцы своих рук и затаила дыхание. Что это было?

Глава 2

– Роголина!

Я и не думала оглядываться. Бежала к обрыву со всех ног, спеша сохранить себе жизнь. Дай покинуть это проклятое место, добраться до потоков магии, и ты у меня попляшешь! Ещё немного… совсем чуть-чуть…

Но Вейл настигал. Я услышала топот копыт за спиной и, прижавшись к дереву, попыталась вытянуть из растения хоть капельку магии. И как меня угораздило попасть в ловушку Охотника? Где я забыла свои мозги?! Повестись на  тройную радугу могла лишь начинающая, а у меня десяток лет болезненного опыта за спиной.

Да, тройная радужная дуга, устремляющаяся за синее дерево, точно указывает на магический источник межмирья, удивительный по силе и редкости пробивающийся сквозь Коридор Миров поток могущества. Любой волшебник бы бросил дела, да устремился на поиски сокровища, ведь тройная радуга светит ровно тринадцать минут!

Когда попала в тщательно приготовленную ловушку и ощутила, что сила покидает меня, осознала свою беспечность. И сейчас придётся заплатить за это жизнью – Охотник не упустит возможности получить её.

Сжав кулаки, я приготовилась с честью встретить смерть. Вейл, натянув поводья, остановил лошадь и, усмехнувшись, медленно вытащил свой зачарованный меч.

Садист! Наслаждается каждой секундой своей победы. Я изо всех сил старалась не зажмуриться, смотреть в глаза своему мучителю. Пусть знает, как умирают истинные ведьмы пламени!

Вейл замахнулся и метнул в меня меч. Я не успела подумать о его странном способе убийства ведьмы, как перед глазами на миг потемнело, в мыслях царапающим пустынным ветром прошелестело странное слово. Когда я проморгалась, обнаружила себя на коленях. Над головой, воткнувшись в дерево, покачивался меч Охотника.

По спине поползли противные мурашки. Не-ет! Я, глядя в расширенные глаза опешившего Вейла, покачала головой. Только не это! Нет, нет, нет…

Охотник откинул голову и захохотал так, что мне захотелось зарезаться его мечом.

– Ведьма Роголина встала передо мной на колени! – возвестил Вейл, и мне уже захотелось прикончить его… а потом всё равно убиться самой. Такого позора я не переживу! А Охотник наслаждался ситуацией: – Я милосерден, ведьма! И пощажу тебя, раз ты умоляешь. На сей раз я тебя отпущу…

– Тварь! – зашипела я и, вскочив, попыталась вытащить меч из дерева, но клинок, казалось, намертво застрял в стволе. – Я ненавижу тебя!

– Взаимно, – спрыгнул Вейл с коня. Подошёл и, одним лёгким движением вытянув меч, вложил себе в ножны. Усмехнулся: – И именно по этой причине, я буду с удовольствием вспоминать, как ведьма огня преклонила передо мной колени.

– Умри!

Я бросилась на него, забыв о том, что бессильна сейчас, и Охотник с лёгкостью перехватил мои руки. Я лишь болезненно сжала челюсти: вот были бы они объяты пламенем, ты бы сейчас корчился у моих ног!

– Не сегодня, милая, – выдохнул гад мне в лицо. – Я ещё не сообщил своим братьям, как прекрасна ведьма на коленях!

Захохотав, он оттолкнул меня, и я обняла ствол дерева, ставший для меня столбом позора. Я с ненавистью смотрела, как Охотник одним движением вскочил в седло и, громко смеясь, ускакал в сторону осалившегося шпилями замка.

Я от всей души ненавидела широкие плечи Вейла, его высокий рост и смазливое лицо. Выглядел Охотник, как принц, но на его чёрной совести жизни моих сестёр! Я мечтала унизить его, убить медленно и мучительно, но сама оказалась на коленях. Может, сброситься с этих скал?

На краю обрыва я уселась на землю и, глядя в пропасть, задумалась. Странно, что за темнота нашла на меня? Я никогда в жизни не теряла сознания, даже голова ни разу не кружилась. Может, это магия? Нет, скрупулёзный Охотник разрисовал это место сдерживающими рунами, чтобы заманить ведьму в ловушку. Никто не сумел бы наслать сюда чары.

Чем больше я думала о странном происшествии, тем больше убеждалась в особом магическом происхождении своего неожиданного недомогания. Вот только если я права, это не магия Ноатила, а пронизывающее мироздание могущественная сила Коридора Миров!

Слово, которое возникло у меня в голове, никак не складывалось, словно клочки тумана, расползалось в памяти. Но я знала, как поймать за хвостик чужеродную магию, и умирать ещё не время. Сначала нужно отомстить колдуну, который поставил меня на колени перед тем, кого ненавижу больше всех в мире.

Я поднялась и решительно направилась в сторону замка, чьи высокие стены, украшенные острыми зубьями, так напоминали хохочущего Вейла. Ничего-ничего… Главное выбраться из ловушки, а там я и поля у замка спалю дотла, и подлого мага из коридора Миров достану.

Стоило силе заструиться по моим рукам, я, рассмеявшись, взвилась в воздух, разворачивая вокруг огненный вихрь необычайной силы. Во-первых, он поможет мне вернуться домой, а во-вторых… не видать вассалам Вейла урожая, как Охотнику своей крепкой задницы!

Оказавшись в родном замке на вершине самой высокой скалы Ноатила, я сбросила тлеющий плащ. Предоставив слугам убирать последствия моей магии, сама направилась в башню силы. Мне нужно пообщаться с зеркалом памяти.

Застыв у огромного, в полстены, чёрного куска вулканического стекла, я сосредоточилась на видении, которое посетило меня перед Вейлом. В глазах на миг снова потемнело, а губы шепнули:

– Пагоядир…

Зеркало посветлело, и на гладкой поверхности я увидела отражение чужой комнаты. Яркие шторы, цветастые подушки на огромной кровати с балдахином, сверкающий мрамор и пушистые ковры. Посреди всего этого сверкающего великолепия стояла девушка, как две капли воды похожая на меня, вот только одежда на ней была странной. Я бы никогда не надела пышные неудобные юбки и не позволила заковать себя в жёсткий корсет.

– Кто ты? – спросили мы одновременно.

Глава 3

Гильери

Я смотрела на своё отражение и справлялась с желанием упасть в обморок, когда девушка в зеркале, так похожая на меня, совершала совершенно другие движения, чем я. Спасало от беспамятства лишь то, что этим приёмом в совершенстве владеет моя мама, а моя попытка может и не увенчаться успехом.

– Кто ты? – спросила я и словно эхо услышала.

Девушка с моим лицом и в странной одежде приподняла тонкую бровь и усмехнулась:

– Ты колдунья?

– Я не какая-то там кольдунья, – возмутилась я, – а принцесса Нозл Гильери илб Шогир!

– Ясно, – хмыкнула девушка и посмотрела весело: – А я какая-то там колдунья. А точнее Роголина, ведьма огня Ноатила.

Почему-то мне стало стыдно, и я присела в лёгком реверансе:

– Приятно познакомиться.

– А мне-то как! – рассмеялась девушка и, рассматривая меня, уточнила: – Так ты принцесса? Странно. Но как тебе удалось сбить меня с ног? – Она вдруг изменилась в лице: – Вейл приказал тебе поставить ведьму огня перед ним на колени?!

– Что? – вновь возмутилась я. – Уважаемая ведьма огня Роголина, я не понимаю, о чём вы говорите. И, к вашему сведению, приказывать принцессе может лишь закон Предков. Даже король Шогир не в силах приказать мне что-то сделать.

О том, что я всё равно слушаюсь отца во всём, что не касается замужества, я умолчала.

Несмотря на то, что передо мной стояла настоящая колдунья из другого мира, я не испытывала ни капли страха. Было любопытно и весело, хотелось разузнать о жизни, протекающей далеко-далеко. Я понимала, что книга с четырьмя сторонами – действующий и могущественный артефакт. Именно она позволила мне заглянуть в чужой опасный мир, а теперь поселила в моём зеркале ведьму. Об этом я и поведала своей новой знакомой.

– Вот как, – нахмурилась Роголина. – Значит, ты на миг заняла моё тело. Но почему, когда я произнесла заклинание, то лишь открыла окно в твой мир, но не в дорогу в твоё тело? – Она задумчиво постучала себя тонким пальчиком по подбородку, покосилась на меня с усиливающимся любопытством: – И зачем принцессе целого мира искать путь в чужой? От скуки?

– Если бы! – воскликнула я и поведала о своей беде. Описав ужас предстоящей свадьбы, поникла: – Я лишь хотела призвать из Коридора Миров других претендентов на мою руку…

– Зачем такие сложности? – иронично уточнила Роголина. – Магия, заклинания, «Глас»… Не проще было сделать так, чтобы принц расхотел на тебе жениться?

– Как? – растерялась я.

– Легко, – хмыкнула Роголина. – Подумаешь, принц жениться хочет. Это не убьёт. Эх, мне бы твои проблемы!

– Не убьёт? – заинтересовалась я, заметив, как залегли в уголках губ Роголины горькие складки. – Что ты имеешь в виду?

– Лучше бы принц бегал за мной, предлагая своё сердце, чем пытался пронзить мечом моё, – вздохнула колдунья. – Наследный принц Ноатила не успокоится, пока не прикончит меня, как моих сестёр!

– Принц? – услышав главное, встрепенулась я и радостно спросила: – А можешь пригласить его на отбор женихов в Шогир?

– Ты же вылитая я! – рассмеялась Роголина и оглядела меня с головы до ног: – Думаешь, Вейл захочет жениться… на мне?

– Но я не ты, – возразила я и, подумав, предложила: – Может, ты его очаруешь?

– Будто я не пыталась, – помрачнела Роголина. – Но, увы, на Вейла не действуют заклинания, а убить его мне не под силу. Королевская кровь охраняет Охотника от моей магии.

– Нет же, – улыбнулась я. – Не магия, а женские чары! Влюби его в себя.

– Это невозможно, – запротестовала Роголина. – Скорее твой принц откажется от тебя, чем Вейл влюбится в меня!

– Влюбить в себя мужчину не сложно, – вздохнула я. – А вот Херьег ни за что не откажется от брака с принцессой.

Взгляд ведьмы изменился, губы дрогнули в ухмылке:

– Поспорим?

– Предлагаешь поменяться мирами? – ахнула я.

– И телами, – кивнула она.

Я задрожала, испытывая страх и одновременно предвкушение. Не знаю, получится ли, но я до того отчаялась, что готова рискнуть. Шагнула к зеркалу и, протянув руку, осторожно прикоснулась кончиками пальцев к прохладному стеклу.

– Как это сделать?

– Заклинание, – приблизившись там, с другой стороны, прошептала Роголина. Нервно облизнувшись, она добавила: – Надо произнести его одновременно. Готова?

Я кивнула:

– Три, два, раз. Пагоядир!

Глава 4

Роголина

Я ожидала, что сразу окажусь в теле изнеженной принцесски, но, проснувшись утром, поняла, что колдовство Коридора Миров не так предсказуемо, как бы хотелось. Надо быть осторожнее. Я же не наивная дочь короля, а ведьма огня, которая знает цену магии. За всё приходится платить. Сейчас, когда обмен телами уже состоялся, я не могла понять, как и зачем на это решилась. Но корить себя не стала: доверившись интуиции, часто получаешь больше, чем рассчитывал.

Перевернувшись на мягких перинах, я оглядела большую комнату, задержалась взглядом на двух девушках у двери. Те, заметив, что я проснулась, бросились ко мне со всех ног.

– Принцесса Гильери, с добрым утром! – бодро поприветствовала брюнетка.

– Сегодня замечательный праздник! – доверительно сообщила блондинка. – День вашего рождения!

Я же хмыкнула:

– Точно. Сегодня приедет мой жених?

– На бал прибудут все знатные господа и дамы, – слаженно покивали девушки. – Некоторые приехали ещё с вечера, и с каждым часом гостей становится всё больше.

– Так что насчёт жениха? – не услышала я главного.

Какое мне дело до того, сколько гостей приехало отведать праздничного торта? Не терпелось посмотреть на свою жертву и доказать Гильери, что отговорить мужчину жениться не так сложно, как она считает.

– Насколько нам известно, – задумчиво отозвалась брюнетка, – принц Норин Херьег илб Гор ещё не прибыл.

Я лишь вздохнула, а девушки деловито, словно куклу, стянули меня с кровати, и началось…

Я привыкла сама умываться и одеваться, но сейчас, пока ещё осваиваюсь в мире Шогир, позволила горничным делать их работу. Но от корсета отказалась наотрез, чем вызвала у девиц ступор.

– Это же неприлично, – покраснела блондинка.

– И это лишь начало, – ухмыльнувшись, пообещала я.

Отмахнувшись от кудахтающих девиц, направилась изучать замок. Мне было интересно всё! От того, из какого камня построен дворец, до того, какие цветы пахнут так замечательно, что у меня настроение повышается? Выход в сад я не нашла, поэтому, оглядевшись, попросту выпрыгнула в окно…

И упала в крепкие мужские объятия.

– Привет, – улыбнулась я симпатичному голубоглазому юноше, который рассматривал добычу с таким выражением, будто ему в руки упал кусок трёхярусной радуги из мира Ноатил. – Спасибо, что поймал. А теперь отпусти.

И, выскользнув, побежала по дорожке.

– Стой! – послышалось сзади, но я и не думала останавливаться. – Принцесса, подожди!

Аромат становился всё сильнее, и я, приблизившись к высокому кусту с огромными алыми цветами, потянулась и с удовольствием втянула носом воздух. Чихнув от пыльцы, весело рассмеялась. И тут из куста прямо мне на голову что-то выпрыгнуло. Я перехватила маленького лягушонка и, рассматривая его с улыбкой, протянула догнавшему меня незнакомцу:

– Принцесса нужна? Вот, держи лягушку! Поцелуешь – будет тебе собственная!

– Гильери, – весело сверкнул голубыми глазами мой преследователь, – ты всё никак не можешь мне простить тех лягушек? Я же ради тебя старался! Сама огорчалась, что принц в Шогир лишь один, хотела уже лягушку целовать, вот я и наловил тебе десяток…

– Ты? – я сузила глаза, догадавшись, кому на голову свалилась… В объятия, то есть. Как раз тому, от кого Гильери готова была сбежать из светлого Шогира в негостиприимный и жестокий Ноатил. – Принц ибл как-то там… Херьег?

– Принц Норин Херьег илб Гор, – изящно поклонился голубоглазый. – Не говори, что не узнала меня. Это разобьёт мне сердце.

– Прощайся с сердцем, – хищно оскалилась я.

Вот она добыча – прискакала в руки, как и лягушонок. Кстати, о лягушонке… Я поднесла земноводное к губам и, хитро глянув на улыбающегося Херьега, прошептала заклинание. Магия трансформации не так легко мне даётся, как магия огня, но на несколько минут моей силы хватит.

Когда я поцеловала лягушку, и рядом с Херьегом возник ещё один симпатичный и голубоглазый принц, как две капли воды, похожий на него, улыбка на побелевшем лице жениха Гильери быстро растаяла.

– И это лишь начало, – хмыкнув, снова пообещала я.

Готовься, принцесса Гильери, к проигрышу в нашем споре. Надеюсь, ты ещё жива…

Глава 5

Гильери

Я завороженно бродила по тёмному замку Роголины. Здесь было невероятно красиво, но совершенно иначе, чем дома. Я прикасалась кончиками пальцев к прохладным статуям из тёмного камня, проводила ладонью по удивительным гобеленам, любовалась сумасшедшими и головокружительными видами из окна.

Я уже не ощущала себя голой, а слуги перестали коситься на меня с нервным испугом. Да, утро выдалось странным. Когда я потребовала умыть меня и одеть, служанки остолбенели, будто их заколдовали. А когда, решившись исполнить приказ, принесли свободное платье, потеряли дар речи после требования корсета.

Сначала мне было неловко, что на мне так мало одежды, но спустя какое-то время я привыкла к тому, как легко и свободно дышится. Любуясь видами, я обследовала замок до тех пор, пока не обнаружила загадочную лестницу наверх. Оказавшись в башне, узнала комнату, которую видела в своём зеркале. Именно здесь Роголина согласилась на моё безумное предложение.

Я подошла к тёмному стеклу и прикоснулась к гладкой поверхности:

– Роголина.

Стекло ожило, и в нём отразилась я сама, только стояла в другой позе. А рядом с собой я увидела принца Херьега. Возмутилась:

– Что происходит? Ты обещала, что избавишься от него, а вместо этого ты привела принца в спальню! Слово ведьмы огня так дёшево стоит?

– Ого, – уважительно отозвалась Роголина. – А ты не такая уж и нежная принцесска, как я думала. – Она усмехнулась и подмигнула мне: – Смотри, как легко я избавляюсь от тех, кто мне не нужен!

Она щёлкнула пальцами, и Херьег превратился в лягушонка. Я взвизгнула от неожиданности и хлопнула в ладоши:

– Невероятно! Гениально! Удивительно!

– Я польщена, – улыбнулась Роголина. – А как у тебя успехи?

– Э, – я растерянно помялась. – Я ещё только осмотрелась. Не знала, что ты так быстро справишься с моей проблемой.

– Понятно, – ухмыльнулась Роголина. – Не переживай, я тоже ещё не выполнила свою часть сделки. Это лишь фокус, я хотела тебя подбодрить. Но не затягивай там, очаруй Вейла, как обещала! А я пошла доводить Херьега до белого каления.

Камень потемнел, и я разочарованно вздохнула. Впрочем, тут же улыбнулась. Да, Роголина очень эффектно колдует! Но во всём Шогире не нашлось юноши, который не был бы очарован мной. И иномирный принц не устоит!

Глава 6

Гильери

Восседая на лошади гордо и изящно, как учила мать и гордился отец, я величественно посматривала на возвышающийся надо мной замок, словно это я парила на облаках, а высокое строение было где-то там, внизу. Для встречи с Вейлом я подготовилась!

Слуги Роголины с ног сбились, пока я не отыскала среди нарядов ведьмы огня достойное принцессы Шогира платье. Да, «я» из другого мира привыкла к более откровенным и свободным облачениям, но она не понимала – в девушке должны быть загадка. А некоторые неудобства, которые приходиться терпеть, вроде корсета, дают свои плоды.

Да, судя по изумлённым взглядам, которые бросали на меня молчаливые и вышколенные служанки Роголины, я полностью преобразила ведьму. На мою просьбу предоставить коня, слуги замялись и начали переглядываться с заметным испугом. Я не стала уточнять, почему девушки так побледнели. Старалась как можно меньше общаться с обитателями мира, из которого я скоро исчезну.

Лошадь мне привели и, когда я ловко вскочила на неё, несмотря на сдерживающий дыхание корсет и пышные юбки, дружно ахнули и отпрянули. Я же горделиво выпрямилась: конечно, мне должны помогать сесть в седло, но истинная принцесса, как говорил отец, должна уметь достойно подать себя, даже если рядом нет слуг.

Я уже поняла, что в Ноатиле не принято брать с собой на прогулку свиту, и поехала одна. Елово-дымный ветер чужого мира кружил голову, – мне нравилось, как здесь пахнет! Я ощутила себя невероятно свободной и, понукая лошадь, перевела её в галоп.

Ткань моего наряда развевалась в страстном танце, будто живое пламя, и я смеялась от восторга. Никто не указывает, как мне стоять или смотреть, никто не заставляет меня оказывать знаки внимания несимпатичным мне вельможам… Закон Ноатила не велит мне быть безупречной, – неужели я могу немного побыть собой?

Ворота замка, к которому я неслась, перегоняя ветер, во весь опор, поднялись, и на пересекающем ров мосту показался всадник. Чёрный конь под ним гарцевал и приплясывал от нетерпения, но мужчина жёсткой рукой придерживал рвущегося навстречу мне жеребца.

Я натянула поводья, и лошадь, заржав, встала на дыбы. Ох! С трудом удержавшись, – ведь сидела я, как и положено принцессе, в дамском седле (ох, набегались слуги Роголины, разыскивая его!), облегчённо выдохнула. Ох, вот бы сейчас опозорилась, упав перед стражником того, кого должна очаровать!

Сердце заколотилось от пережитого мига ужаса, и я про себя проклинала норовистую лошадь, но встречающему улыбнулась, привычно проявив отстранённую приветливость, соответствующую моему высокому положению.

– Прошу вас, не волнуйтесь, – рассматривая мужчину, проговорила я. – Со мной всё в порядке. Скажите вашему господину, что я желаю увидеться с ним!

А стражник хорош собой! Худощавое лицо, миндалевидные глаза грозового оттенка, непослушные пряди тёмных волос, которые трепал ветер, танцевали, то и дело скрывая высокий лоб незнакомца. Красиво очерченные губы были сурово поджаты. Жаль, что не принц!

Только… вот странно, что, когда я едва не рухнула с лошади, мужчина и не пошевелился, чтобы поторопить коня и помочь мне.

– Ещё шаг, и ты умрёшь! – выхватил он меч.

И тут я узнала его! Не мужчину, а его оружие. Перед глазами так и возник врезающийся в дерево клинок, когда я на миг впервые оказалась в теле Роголины. Я ахнула и с испугом посмотрела на стражника: этот человек пытался убить ведьму?! Значит…

Я не стала додумывать, а, развернув лошадь, ударила по её боку пятками. Но, не удержалась в седле и, понимая, что падение неизбежно (и то, что никто не станет меня спасть), вскрикнула и вскинула руки. В этот миг с моим телом произошло нечто невероятное – из ладоней вырвались лучи, словно я превратилась в солнце. Они ослепляющими столбами врезались в землю, а я ощутила, что не падаю, а взлетаю.

Закричав от страха, я, непонятным чудом балансируя в воздухе, смотрела, как уносится прочь моя лошадь, а мужчина замахивается, собираясь метнуть в меня оружие. Закрылась руками, будто это меня защитит, и лучи схлестнулись, разворачивая меня над землёй, словно ветром сухой лист.

Осознавая, что неуправляемая сила несёт меня прямо на мужчину, я взвизгнула и… выбила его собой из седла. Мы упали на землю, и я, распластавшись на могучей груди стражника, проследила, как ужасный меч воткнулся в землю в нескольких шагах.

Мужчина посмотрел на меня расширившимися глазами, – он явно не ожидал того, что произошло. Словно я знала, что способна на такое! Будто очнувшись, он попытался подняться, а я в эту секунду тоже хотела вскочить… Словно судьба толкнула нас друг к другу, и губы наши случайно соприкоснулись.

Я застыла в изумлении: мой первый поцелуй?!

Глава 7

Роголина

Едва сдержав крик боли, я отпихнула служанку и заявила в сердцах:

– Будешь измываться надо мной – сожгу на месте!

Брюнетка с ужасным инструментом (точно пыточным!) лишь рассмеялась:

– Ваши шутки такие забавные, принцесса! Потерпите немного, осталось совсем немного… Ещё час-другой, и ваша причёска будет безупречной!

– Что?! – я вскочила и грозно нависла над сжавшейся служанкой. – Да уже час терплю, как ты мне из волос воронье гнездо делаешь. Всё. Хватит!

– Но… – пролепетала она, – …бал!

– Мне всегда нравились распущенные волосы, – улыбнулась я и, быстренько выдернув из головы все перья, украшения и ленты, которые впихивала в мою голову эта ненормальная, с наслаждением провела пятернёй, пропуская пряди между пальцев. – Достаточно того, что я позволила запихать себя в это, – я кивнула на сжимающий мою талию корсет. Лимит доброты исчерпан!

Отодвинув беззвучно открывающую рот брюнетку, я прошла к окну и с удовольствием вдохнула. Как мне нравится воздух в Шогир! Наполненный ароматами цветов, тёплый ласковый ветерок развевал мои распущенные волосы, и это приносило такое наслаждение, что хотелось наслаждаться жизнью. Не нужно ни мстить за сестёр, ни противостоять нападкам Вейла, ни поддерживать репутацию ведьмы огня. Я могу быть самой собой…

– Ты прекрасна!

Восхищённый голос донёсся снизу и принадлежал, разумеется, неугомонному Херьегу. Глядя на улыбающегося принца, я нахмурилась. Фокус с лягушкой, вопреки всему, не испугал юношу, а восхитил его. И блеск в глазах Херьега мне совсем не понравился. Кажется, я поспешила, решив, что выиграю этот спор быстро и легко.

Ну ничего! Это я ещё разминаюсь. Освободив руки от мешающихся длинных рукавов, я щёлкнула пальцами и вызвала пламя. Оно растекалось по моим распущенным волосам и струилось до самого пола, не причиняя вреда ни мне, ни платью.

– А так нравится? – хитро спросила я.

Служанка завизжала и, закатив глаза, обмякла. А вот Херьег заулыбался ещё шире:

– О да! Совсем как в детстве. Помнишь, ты распустила волосы, и они засияли в лучах солнца так ослепляюще, что я решил – ты горишь! И, чтобы потушить пламя и спасти тебя, высыпал тебе на голову весь песок, что был в ведёрке. Ты ещё тогда начала осваивать фокусы?

Я бессильно уронила руки: да он издевается! В Шогир же не огненных ведьм. Я думала, что легко запугаю парня до колик, а он лишь восторгается «фокусами». Это магия, придурок!

От разочарования пламя, пыхнув, погасло.

Глава 8

Гильери

Дрожа, я осматривалась в большом помещении, в центре которого стоял огромный, вытесанный из цельного дерева, тяжёлый стол. Окружали его кованые стулья, и выглядело это красиво, но неудобно. Жёстко же. У меня во дворце везде подушки! Захотелось приказать добавить комнату уюта и гармонии. Кроме подушек, не помешает повесить красивые шторы, а то голые окна больше похожи на бойницы. И ковёр на дощатый пол положить не помешает, а то шкура медведя дурно пахнет, да и смотрится устрашающе.

– Тебе холодно?

Услышав низкий рычащий голос, я резко обернулась и с усилием улыбнулась вошедшему мужчине. Охапка поленьев, которые он держал в руках, намекала, что он намерен это исправить. Не глядя на меня, Охотник (как называла этого человека ведьма) прошёл к потемневшему от времени и живого огня камину и, свалив ношу, обернулся.

– Скоро здесь будет теплее.

– Спасибо, – с улыбкой поблагодарила я.

После того, как я случайно поцеловала его, мужчину будто подменили. Больше Вейл (а это, судя по мечу, был именно он) не смотрел мне в глаза, лишь нет-нет, да и бросит странный взгляд в мою сторону.

– Не думал, что ты знаешь это слово, – сидя на корточках, буркнул Вейл.

Он разводил огонь, а я осторожно водила подушечкой пальца по своим губам. Мой первый поцелуй… Я много раз мечтала, как это случится. Реальность удручала меня тем, что вроде как давала выбор, но лишь из одного человека. На самом деле Херьег неплохой человек, многие считают его красивым, но из-за того, что приходилось смотреть на него, как обречённой на эшафот, я его отчаянно возненавидела.

И вот мой первый поцелуй ему не достался. Я улыбнулась. Он получился прямо как в одной из фантазий – я отдала его брутальному незнакомцу. Властному деспоту из другого мира. Не знаю, что там произошло между Вейлом и Роголиной, почему она так отчаянно ненавидит Охотника, но мне он понравился… когда перестал угрожать.

А случилось это сразу после поцелуя. Вейл замер, будто и дышать перестал. Я тогда отстранилась и, прикасаясь к губам, прямо как сейчас пробормотала что-то вроде «Вот оно как – целовать мужчину», и Охотник принялся хватать ртом воздух.

Я ожидала, что он ответит, скажет хоть что-нибудь, но вместо слов Вейл поднялся и, подхватив меня на руки, пошагал к замку. Конь его брёл за нами, а я смотрела в лицо мужчины. До ужаса хотелось прикоснуться к его волосам. Эти непослушные вихры будто живут своей жизнью, и я думала, какие они на ощупь. Мягкие? Жёсткие?

Вот и сейчас, стоя у камина, я смотрела на занятого делом Охотника, сопротивляясь желанию провести рукой по его волосам, уложить их. Вейл, словно ощутив мой взгляд, резко поднялся, и мы очутились лицом к лицу. Я тут же посмотрела на его губы и, смутившись, отвела взгляд. Спросила, чтобы прервать это неловкое молчание:

– А почему ты сам разводишь огонь? Позови слуг!

– Слуг нет, – просто ответил Вейл и с нажимом добавил: – У меня есть только подданные, которым и без меня есть чем заняться вместо того. А ещё у меня есть руки, и я сам способен разжечь огонь.

Он глянул на меня впервые после поцелуя, и мои щёки опалило. В танцующих бликах огня лицо Вейла выглядело ещё более привлекательно. А какой он высокий! Возвышается надо мной так, что я ощущаю себя тростинкой рядом с этой горой мышц. И губы сейчас не поджимает.

Мысль о том, чтобы пригласить Охотника на отбор женихов в Шогир нравилась мне всё больше и больше. Хорошо, что мы поспорили с Роголиной, иначе я бы никогда не встретила Вейла. Кстати, о споре. Я же должна очаровать сурового мужчину.

Я моргнула, разрывая взгляд, и, оглядевшись, с улыбкой произнесла:

– Здесь… мило. Но не помешало бы добавить мягкости и уюта…

– Добавляй, – отвернувшись, ответил Вейл. – Как моя жена, ты вправе менять здесь всё, что захочешь. Интересно, ты умеешь что-то делать сама или способна лишь позвать слуг?

Я возмутилась было:

– Конечно, умею! Например, я… – И тут осеклась. Посмотрела на Вейла и ахнула: – Жена?!

Глава 9

Роголина

Ну хорошо! Я докажу, что этот Херьег не такой уж непробиваемый, как желает показаться. Фокусы? Да я сейчас на балу такой фокус покажу, что у всех дыхание перехватит! Вот сожгу всё, и…

Тут же осадила себя. Я в чужом мире, в чужом теле. Мне бы понравилось, если бы Гильери разрушила мою репетицию? Сделала такое, после чего я бы не смогла показаться на людях? Нет, принцесса ничего подобного не совершит. И мне стоит придержать коней.

Это в Ноатиле я могущественная ведьма огня, последняя из рода великого пламени, а в этот мире я изнеженная принцесска. Все мои старания должны проходить в тайне и скрыты от чужих глаз.

Я дождалась, пока передо мной откроют высокие украшенные золотистой резьбой двери, и шагнула в огромный сверкающий натёртым паркетом и сияющий тысячами свечей зал.

Шла, не глядя ни на кого и слышала восхищённый шепоток со всех сторон. Ну, да, я привела брюнетку в чувство и, уверив служанку, что это был лишь фокус, снова села перед зеркалом. Два часа я дала девушке на все манипуляции, включая и водружение на меня платья, ткани на которое пошло столько, что хватило бы одеть и дракона. Но самый ужас – серебряные туфельки! И как Гильери выдерживает эту пытку?

– Позвольте пригласить вас на танец, – услышала весёлый голос.

Сдержалась, чтобы не послать танцора в закат. Как в этих колодках можно танцевать, если в них и ходить-то затруднительно?! С усилием улыбнулась и проскрипела:

– Извините, но первый танец я обещала своему жениху.

Надеясь, что высказывание это соответствует роли, повернулась к трону с намерением доковылять до «папочки» и предложить обменяться обувкой. Пусть корононосец почувствует все прелести наложенной на дочь кары! Но была перехвачена за локоть.

Удивившись (это кому тут жить так рано надоело?), обернулась и подняла глаза на упрямого танцора, да так и ахнула:

– Херьег?!

– Ты же обещала мне танец, – подмигнул голубоглазый наглец, – помнишь?

Зазвучала музыка, и присутствующие разделились по парам. Те, кто танцевать не желал, отступили к стенам.

Я же поджала губы: ну всё, парень! Ты попал. Одно дело, когда ты измывался над безответной Гельери, которая не делала вот так…

– Конечно, – мило улыбнулась я и опустила руку.

Щелчком вызвала огонёк и пустила его под ноги принцу. Потом ещё и ещё… Херьег вскрикивал от жалящих искр и подскакивал на месте. Я тихо рассмеялась: как тебе такой «танец», женишок?

Гости недоумённо оглядывались на Херьега. Вдруг кто-то неловко подпрыгнул, его движение подхватили, и уже через минуту я прекратила забрасывать принца искрами и растерянно огляделась. Гости, подхватив веселье, как один подпрыгивали и покрикивали при этом, музыканты убыстрили темп, подстраиваясь под танцующих. Казалось, всем понравились новые движения. Даже король на троне принялся сидя подскакивать, словно папочке не терпелось присоединиться к безобразию.

Но больше всех светился от счастья Херьег. Держа меня за руки, он смотрел в глаза и слеплял меня белоснежной улыбкой. Я же едва не плакала от разочарования. Гильери, прости. Кажется, ты вызвала не ту ведьму.

Глава 10

Гильери

Вейл, когда развёл огонь, покинул комнату, оставив меня наедине с невесёлыми мыслями. Я сидела у камина и, сжавшись, смотрела на огонь. Почему жена? Из-за одного недопоцелуя? Ну тут и порядки! И что теперь делать?! Эх, Роголина, не ту принцессу ты попросила о помощи.

Встрепенулась: а почему это не ту? Я же хотела заполучить себе принца. Ну, не так, конечно, но я желаемое получила. Осталось уговорить мужа вернуться со мной в Шогир, и тогда…

Я поднялась и, расправив плечи, осмотрелась. Заполучить мужа – выполнено! Очаровать Вейла и уговорить сменить мир жительства? Приступаю к исполнению! Так он сомневается, что я умею делать что-либо без магии? Это зря!

– Я принцесса по крови! – убеждала я себя, покидая тёплую комнату. – А, значит, я с детства обучена всему, что должна уметь девушка. Плюс к этому я умею организовывать работу. Говоришь, что твоим подданным некогда прислуживать? Это лишь от неумения распределить время. Вот увидишь…

Все, кого я встречала, превращались в милых и послушных, стоило мне заявить, что я жена Вейла. Так что, не встретив ни единого препятствия, я собрала всех, кто был в замке, обсудила обязанности каждого и, продумав, распределила работу так, чтобы люди не переутомляясь, приносили как можно пользы.

Отряхнув руки, я до вечера подбадривала их и следила, чтобы никто не отлынивал. Убедившись, что моя работа выполнена безупречно, с улыбкой вернулась в комнату с камином. Коренастый мужчина уже добавил дров, а девушки разложили цветастые подушки и, под моим чутким руководством, украсили окна мягкими тканями. Стало уютно, и захотелось показать это мужу, но он сразу после разговора со мной уехал из замка. 

Поджидая Вейла, я похвалила девушек, и они, оставив на столе приготовленные по моим рецептам блюда, откланялись. Кажется, править замком гораздо легче, чем я думала. Уроки мамы и наставления отца не прошли даром, а многочасовые бдения в библиотеке подарили мне знания, о которых я и не подозревала.

Оказывается всё, что я читала о других мирах, осталось в памяти. И многое пригодилось сегодня, когда я сталкивалась с непонятными предметами, интуитивно догадывалась, для чего это служит.

– Роголина!

Я встрепенулась и, осознав, что уснула в ожидании Вейла, обернулась. При виде группы мужчин в доспехах, вскочила и испуганно прижала руки к груди. Кто это? Почему их так много? Ох, какие мрачные лица! Нежданные гости так и испепеляют меня глазами!

– Мои братья, – объяснил Вейл.

Глава 11

Роголина

Я брела по залитой лунным светом садовой дорожке и радовалась, что удалось улизнуть с бала. Жуткие серебряные колодки я сбросила прямо за дверьми, и теперь босые стопы касались прохладного песка.

Воздух наполняли приятные ароматы влажных от росы цветов. Я подняла глаза и посмотрела на посветлевшее небо. Скоро рассвет. Уже начинался следующий день после восемнадцатилетия Гильери, а я так и переубедила Херьега жениться на принцессе.

Отец Гильери намекнул, что в конце бала объявит о помолвке, если я не потребую отбора. И должна была так поступить! Обязана объявить оначале отбора, надеясь, что Гильери очарует Вейла. Но вместо этого я сбежала. Почему я это сделала?

Я дошла до небольшой речушки и, взойдя на изогнутый мостик, оперлась на перила. Наблюдая, как вода внизу таинственно мерцает в светлеющем утреннем тумане, кусала губы и пыталась разобраться в захлестнувшем меня смятении.

Нет, я искренне желаю, чтобы Вейл оказался далеко-далеко от меня, желательно в другом мире. Я ведьма огня, а он Охотник, который мечтает уничтожить стихию. Но… Я вдруг подумала, что он и так далеко. И именно в другом мире, потому что я – здесь! А что если?..

– Гильери?

Я обернулась и посмотрела на улыбающегося Херьега. Неугомонный блондин поднялся на мостик и поднял руку. Цветок в его пальцах благоухал так, что закружилась голова. Я потянулась за первым в моей жизни подарком и затаила дыхание. Глаза предательски защипало. Противный принц! Сначала эти безумные… Безумно весёлые танцы! А теперь это? Он что, добить меня хочет?

Я бросила цветок в воду, и он, молочно алея в тумане, медленно поплыл по течению. Зачем я это сделала? Может, и мне лучше было бы плыть по течению, а не сопротивляться изо всех сил? Но я так привыкла бороться, что не умею иначе!

– Ух ты! – Херьег опёрся локтями о перила и заглянул мне в лицо. – А раньше они тебе нравились.

– Мне много чего раньше нравилось, – глухо проворчала я, помятуя о том, что Гильери ненавидит голубоглазого и невыносимо обаятельного принца так же сильно, как я Вейла. – Это давно в прошлом, как… ты.

Повернулась к принцу и посмотрела в глаза. Да, принцесса! Надо было прямо сказать Херьегу, что не выйдешь за него, что не любишь. Тогда бы он сдался. Если человеку сказать правду, без украшений положенных этикетом, он поймёт. И перестанет надеяться.

– Я не люблю тебя, Херьег, – холодно заявила я. – Перестань ухаживать за мной. Я никогда не стану твоей женой.

– Никогда? – он мило улыбнулся и, подняв руку, провёл по моей щеке.

Я с ужасом поняла, что парень стёр с моей кожи слезинку… Нет, не парень. Мужчина! Обаятельный и весёлый, но самоуверенный и настойчивый. Меня ввели в заблуждение его сияющие глаза и ямочки на щеках.

Но сейчас, стоя в шаге от Херьега, я понимала, что он далеко не мальчишка, каким показался вначале. Он подыгрывал мне, но при этом ловко переворачивал мои выходки в шутки. Фокусы, как выражался.

Сейчас, глядя в голубые глаза, я понимала, что действовал так он потому, что… Сердце заколотилось быстрее. Стой, Роголина! Он влюблён в Гильери. В принцессу Шогир, а не ведьму огня из далёкого мира. Не поддавайся его очарованию!

Сколько бы я не доказывала это самой себе, всё равно стояла и смотрела в голубые глаза. Неужели я жду поцелуя? Я сошла с ума?

– Никогда, – снова повторил Херьег и отвернулся.

Меня будто ледяной водой окатили, стало горько оттого, что глупо стояла перед мужчиной, практически напрашиваясь на поцелуй. Но принц, казалось, и не думал об этом. Он снова опёрся о перила и, глядя на воду, глухо проговорил:

– Знаю. Ведь это было предсказано. Я надеялся на чудо, но его не произошло.

– О чём ты говоришь? – Не то, чтобы меня интересовало, но сейчас я физически не могла выносить тишину. – Кем предсказано?

– Маг Цумер, – Херьег удивлённо посмотрел на меня. – Неужели не помнишь, как он прибыл на твоё двенадцатилетие и проклял тебя? – Он отвернулся и со вздохом продолжил: – У тебя по волосам искры поползли. Я попытался снять заклятие, отрезав твои волосы. Но не помогло… Тогда ты впервые заявила, что ненавидишь и никогда не выйдешь за меня замуж.

– Вот как? – я подумала о том, что если бы некий маг не проклял юную принцессу, то она не стала бы рыться в библиотеке и мы бы никогда не встретились. – А зачем тот маг так поступил?

– Ты наступила на его мантию, и она слетела, – со хохотом ответил Херьег, но глаза его оставались серьёзными. – Под ней маг скрывал свой горб… Все смеялись. Старик оказался жутко мелочным и мстительным.

Я молча думала о том, что пришлось пережить Херьегу за эти годы. Судя по поведению, он давно и беззаветно любит принцессу, а она его искренне ненавидит. Почему-то на душе стало гадко. Я скрестила руки на груди:

– Какой ты идиот!

– Именно это ты мне сказала, когда я разбил подаренную им статую, – тихо усмехнулся Херьег. – Но ты не видела свой взгляд. Ненормальный старик снова пытался околдовать тебя. Ты смотрела на статую и разговаривала с ней, как с живым человеком! Я очень тогда испугался. Другие его «подарки» мне удавалось перехватывать, а вот статую не успел.

– Чокнутый маразматик, – проворчала я. – И чего прицепился к девчонке? И почему родители Гильери… то есть мои ничего не предприняли?

– Боялись связываться с магом, – пожал плечами Херьег. – Старик вредный, но могущественный. К тому же, после статуи подарки закончились. Наверное, злость его иссякла.

– Но он уже успел наворотить дел, – посмотрела я на принца и хищно улыбнулась: – А он не собирался приехать на бал? Я бы… с удовольствием пообщалась бы с ним. Без свидетелей!

Херьег ответил, но совсем не так, как я ожидала – принц поцеловал меня.

Глава 12

Гильери

Когда братья Вейла, один за другим опустились передо мной на колени, я ощутила, что хочу домой. Вот прямо сейчас, под кровать хочу! Или под мантию попочки-короля… хотя бы под его трон спрятаться! Но я же принцесса и не имею права опускать голову, не могу показывать страх. Что бы ни происходило в мире, – в мирах! – а принцесса Шогир всегда будет стоять, высоко подняв голову.

– Принимаем твою жертву, сестра, – произнёс последний из них, и все поднялись.

Я испугалась ещё сильнее, потому что не понимала, о какой жертве идёт речь. Не сожгут же они меня? Я в одной книге Архивариуса читала, что это принято в каком-то странном мирке. Надеюсь, меня занесло не в него…

Не в силах стоять и молча ожидать казни, я поступила, как истинная принцесса – поприветствовала гостей и пригласила к ужину. Когда братья, переговариваясь, шагнули к уставленному яствами столу, Вейл вдруг улыбнулся и, подхватив меня за руку, поцеловал в губы.

От неожиданности я ойкнула и прижала руку ко рту, чем вызвала ещё одну улыбку Охотника. Казалось, эта гримаса мужчине совсем несвойственна: его улыбка напоминала хищный оскал, но взгляд был мягок.

– Ты отлично потрудилась, жёнушка, – шепнул он, и я покраснела. – Я видел всё, что ты сделала. Не думай, что не заметил подушки, шторы и… новое покрывало на кровати.

Смущение моё росло с каждой секундой, но… растворилось, когда Вейл обнял меня за талию и подвёл к столу.

– Мы рады, что ты выбрала мир и жизнь в Ноатиле, сестра! – поднял кубок один из мужчин. – Наши жёны передавали тебе свои поздравления, но не смогли прибыть и обнять тебя лично.

Я посмотрела на Вейла:

– Мои… сёстры? Разве они не мертвы?

– Ты считала, что они умерли, потому что отказались от огня, – прошептал Вейл, касаясь моего уха, и всё внутри затрепетало.

Чтобы отвлечь себя от пьянящего ощущения, я пробормотала:

– Тогда почему они не смогли приехать?

– Когда у тебя появятся дети, сама поймёшь, почему, – хитро улыбнулся брат Охотника.

Братья ели, поднимали бокалы, шутили и смеялись, а я посматривала на Вейла и понимала, что время пришло. Сегодня нужно всё ему рассказать. Но почему же мне так страшно это сделать?

Глава 13

Роголина

Я крутила в руках похожий на старую книгу куб, не понимая, почему не могу открыть его. Архивариус, хитрый старик, не отвечал на мои вопросы, и даже угрозы всё здесь сжечь тоже не реагировал. Я же, осознав, что влюбилась в принца из чужого мира, готова была рыдать и выть волчицей. Что же мне делать? Я не выполнила своей части сделки и, наверное, магия Коридора Миров не откроется мне.

Подавив малодушное желание оставить всё, как есть, я ещё раз покрутила куб. Я же ведьма огня! Я не могу предать сама себя. Магия не прощает невыполненных обязательств. Если вы кинули в котёл ингредиенты и произнесли заклинание, поздно кричать, что не хотели этого. Иначе жертвой своего колдовства станет сам маг!

Именно так произошло с тем горбатым стариком, который, отчаявшись отомстить маленькой принцессе, которую яростно защищал принц, послал ей в подарок сам себя. Гильери, вынужденная ненавидеть того, кто любит её сильнее всех, и так обижена судьбой, чтобы я бросила её в мрачном Ноатиле!

Это хорошо ещё, если она жива. Охотник жесток и беспощаден, ему нет дела, настоящая ли ведьма перед ним или принцесса в теле ненавистной Роголины. Я много раз жгла посевы и причинила жителям его замка столько зла, что даже очаровательная Гильери не тронет ожесточённое сердце. Я всё сильнее волновалась за девушку.

Отчаявшись открыть книгу, пожелала вредному Архивариусу неспокойной ночи и вернулась в покои принцессы, как вдруг одна из стен дрогнула и пошла разводами. Я бросилась к ней и, увидев Гильери, – живую и невредимую, – искренне обрадовалась:

– Ты договорилась с зеркалом памяти?

– Да, – она удивлённо смотрел на свои руки. По запястьям струилось магическое пламя, и у меня даже пропал дар речи от удивления. – У меня каким-то образом получаются странные вещи.

– Ты, – выдохнула я и покачала головой: – Не может быть! Ты – ведьма огня?!

– Никакая я не ведьма, – обиделась Гильери и, поразмыслив, кивнула: – Мне кажется, эта сила живёт в твоём теле. Она будто сама прорывается.

– Но, – я посмотрела на свои руки. – Я тоже колдовала. Как так?

И тут я поняла…

Глава 14

Гильери

– Что? – Я пыталась осознать, о чём толковала Роголина. От понимания перед глазами темнело, а к горлу подкатывала тошнота. – То есть этот горбатый старик, что испортил мне жизнь, перед смертью наделил меня своей проклятой магией? Но как я не поняла этого?

– Ты же не училась, – снисходительно отозвалась Роголина. – А моё тело привычно к колдовству, вот магия и раскрылась. Плохо то, что она владеет тобой, а не ты ей, как положено.

– И что же делать? – испугалась я.

– Я знаю, что делать.

Услышав голос мужа, я вздрогнула и обернулась.

Вейл подошёл и, обняв меня за талию, посмотрел в зеркало памяти:

– Не рад тебя видеть, Роголина. Я так и знал, что-то тут не так.

– Что… – Ведьма побелела от ярости. – Что он тут делает?!

Я же тыкала за её спину:

– Что он тут делает?!

Херьег приблизился к Роголине и взял её за руку:

– Я женюсь на этой женщине.

– А я уже женился на этой, – хмуро ответил Вейл.

Мы с Роголиной молча буравили друг друга гневными взглядами, а потом одновременно расхохотались. До слёз. До икоты. Обнимая несвоих мужчин, ощутили себя на своём месте. И без слов стало понятно, что менять обратно ни одна из нас не хочет.

– И не позволю чужой магии погубить мою жену, – Вейл заявил это так серьёзно, будто я не корчилась от смеха в его объятиях. – Отречение от огня спасёт мою жену!

– Точно! – встрепенулась Роголина и на миг помрачнела: – Этим ритуалом братья Охотника убили моих сестёр…

– Не убили, – возразила я. – Они живы, и каждая счастлива в браке. Но что там про ритуал?

– Ты всё равно прошла бы через него, – ответил за Роголину Вейл. – Когда решилась быть моей, то согласилась и на отречение. Более того, если бы не настояла, что тебе нужно вернуться в свой замок, мы бы уже провели его. Для этого я и вызвал своих братьев…

– Не хочу знать, – поморщилась Роголина и потянула Херьега за руку: – Они там сами справятся.

– Эй! – возмутилась я. – Ничего не хочешь сказать?

Она обернулась и с улыбкой произнесла:

– Прощай, Гильери. И будь счастлива.

– И ты, – улыбнулась я в ответ.

Конец.




Оглавление

  • "Я" из другого мираОльга Коротаева
  • Teleserial Book