Читать онлайн Снежинка – это поцелуй небес бесплатно

Снежинка – это поцелуй небес
Ольга Коротаева

Глава 1. Судьбоносный сон

Я беззаботно кружилась на белоснежной поляне. Тянулась вверх и азартно ловила парящие невероятно пушистые и мягкие снежинки. Они такие разные! Я разглядывала воздушные переплетения тончайших нитей. Каждый узор уникален, совсем характеры моих подруг из Академии Снежинок.

Это последняя ночь перед самым знаменательным днём в нашей жизни – балом Снежных Лордов. Вскоре каждая из нас обретёт своего покровителя, и от осознания приближающегося знаменательного часа всё во мне звенело от счастья.

Словно подарок за все годы обучения ко мне пришёл такой замечательный сон! Пушистые снежинки в неподвижном воздухе медленно и неторопливо опускались с молочных небес, ложились на светлую ткань лёгкого шёлкового платья. Танцуя босиком на сверкающем снегу, я рассматривала их и улыбалась.

Холодно не было, меня охватывала эйфория! Казалось, я и сама, если подпрыгну, то легко поднимусь в небо и присоединюсь к обжигающим поцелуям небес. Стану одной из снежинок, обрету свой неповторимый узор и место в жизни…

Я потянулась к одной из пушистых красавиц, но ощутила дыхание ветерка, и она выскользнула из моих пальцев. Смесь, я пыталась догнать беглянку, а она, опускаясь быстрее других, прильнула к чёрному носу огромного белоснежного волка.

Столкнувшись взглядом с неожиданно появившимся передо мной хищником, я застыла на месте и даже забыла, как дышать. Ужас ледяными пальцами тронул затылок, пробежался по позвоночнику и сковал ноги.

Зверь смотрел изучающе, не моргая, и от пробирающего, – будто морозного! – до самых костей взгляда становилось ещё страшнее.

Я пыталась убедить себя, что это лишь сон. Страшный сон! Но зверь был так реален… И сверкающая белая шерсть, и подрагивающая в оскале верхняя губа, и вырывающийся из приоткрытой полной зубов пасти облачко молочного пара.

Судорожно втянув воздух, я обхватила себя руками и зажмурилась от ужаса. Проснись. Проснись. Проснись! Но, когда снова открыла глаза, всё ещё была на той заснеженной поляне.

Волка не было. Передо мной стоял мужчина, от вида которого жар прилил к щекам, а сердце забилось часто-часто. Я медленно, будто приворожённая, скользнула взглядом по светлым, – почти белым, – волосам, широкому лбу, сияющим ледяной лазурью глазам, прямому носу и чувственным губам, что кривились в усмешке.

Ниже опустить взгляд мне не позволяла скромность, ведь мужчина был полностью обнажён! Поэтому я, распахнув глаза, смотрела на его лицо и поражалась совершенством черт. Я никогда не видела этого человека прежде, уверена. Почему же он мне приснился? Да ещё совершенно без одежды? Наверное, я сильно размечталась вчера, когда мы с девочками пытались представить, как будет выглядеть Снежный Лорд у каждой, ведь всё, о чём я говорила – на месте.

Я судорожно втянула морозный воздух: ну почему я ничего не упомянула об одежде? Тогда бы он пришёл в мой сон голым!

Но мысль об этом тут же вылетела из головы, потому что мужчина вдруг обхватил моё запястье тёплой ладонью и притянул меня к себе. Я ощутила на затылке его жёсткие пальцы за миг до того, как незнакомец ворвался в мой рот языком.

Голова закружилась, колени задрожали, а меня накрыло ледяной волной осознания, что это не сон! То есть, конечно, я сплю, но всё происходит на самом деле. Этот человек – тёмный маг, и он…

Я изо всех сил вдавила ладони в мускулистую обнажённую грудь, но освободиться не удалось. Блондин наседал на меня всё сильнее, яростнее, будто наказывая за что-то. Я знала за что – я посмела сопротивляться. Я поняла, кто он. И потому поцелуй стал жёстче, болезненней, требовательней. Тёмный маг пытался подчинить меня себе. Не ту Снежинку выбрал!

Я на минуту сделала вид, что сдалась и, когда железо объятий чуть-чуть ослабло, укусила губу мага до крови. Отпихнув наглеца, освободилась и, беспомощно взмахнув руками, упала в мягкую перину обычного сна.

Глава 2. Неожиданная встреча

– Ар-р-р! – Меня бесцеремонно потянули меня за нос. – Проснись!

Я отмахнулась от неугомонной подруги и перевернулась на другой бок. Но Дион не отставала. Потрепала меня за плечо:

– Ну же! Лорда своего так проспишь!

– А? – я подскочила и глянула в окно. Поняв, что ещё темно, упала на спину и, с удовольствием потянувшись, проворчала: – Ещё даже не рассвело! Зачем будить в такую рань?

– Да ты на себя в зеркало посмотри! – Подруга накрутила на палец мою светлую прядь. – На голове воронье гнездо, под глазами синяки… Всех Лордов распугаешь! Надо привести тебя в порядок. Давай-давай! Поднимайся!

Я вздохнула и, окончательно выныривая из мягкой пелены сна, неохотно сползла с кровати. Неуёмная Дион не отстанет – сколько лет дружим, знаю её как облупленную. Чем больше нервничает, тем больше достаётся мне. Главное не сопротивляться и дать соседке по комнате полную свободу действий.

Я дремала, сидя на табуретке, пока Дион колдовала над моими волосами. В комнату ворвались две брюнетки. Комната тут же озарилась разноцветными огнями: синий сменялся алым и тут же рассыпался всеми оттенками от фиолетового до сиреневого. Близняшки нетерпеливо принялись тянуть мою соседку в разные стороны.

– Моя очередь! – сверкая лавандовыми глазами, кричала Инга.

– Я раньше занимала! – взмахнув розовыми от природы ресницами, не сдавалась Ника.

– Значит, со мной всё? – сонно встрепенулась я. Посмотрела в зеркало и восхитилась: – Вот это да…

– Дион в ударе! – нетерпеливо спихнула меня с табуретки Ника. – Всё, брысь, Арэлия…

Машинально отбиваясь от фиолетовых эхаров сестры, Ника посмотрела на Дион с обожанием:

– Сделай и из меня красавицу, крёстная феечка!

Я рассматривала своё отражение и грустно улыбалась. У Дион очень востребованный и удобный магический талант, – она умеет делать людей красивыми. Чудесным образом подчёркивая достоинства, умудряется в них превращать и недостатки.

После волшебных рук подруги мой носик «картошкой» стал выглядеть мило, а огромные, – на пол лица! – глазищи перестали казаться совиными. Маленькие губы Дион сделала аккуратным бантиком.

Я обречённо вздохнула и отошла от зеркала:

– Завтра у меня не будет возможности воспользоваться услугами моей дорогой подружки-волшебницы. Видимо, придётся смириться со своей тривиальной внешностью.

Дион, как и все выпускницы Академии Снежинок, обретёт сегодня своего покровителя, и Снежный Лорд унесёт её в свой загадочный мир, далеко-далеко от меня.

– Ты и так красивая, – беспечно отмахнулась Дион. – Но любишь выискивать в себе какие-то недостатки. И вообще, мы же поклялись на первом курсе выбрать Лордов из одного мира! Или забыла?

Я лишь улыбнулась: тогда мы ещё не знали, что Снежный Лорд лишь один в каждом из миров, но мечтать о том, что будем дружить всегда, было приятно. А теперь приходилось мириться с близким расставанием.

– Буду скучать, – нежно обняла я подругу со спины.

Она улыбнулась мне в зеркало. В зелёных глазах мелькнула грусть.

– А я вот жду не дождусь, когда же избавлюсь от этой, – подбрасывая на ладони фиолетовый шарик магии, проворчала Инга, раздражённо глядя на сидящую перед зеркалом сестру. – Закачу в новом мире праздник на неделю, что, наконец, у меня нет тени!

– Надо поспорить, кто чья тень! – рассыпая вокруг розовые искры силы, взвилась Ника. – Кстати, я тоже очень, что больше не увижу тебя. Мне достаточно одного отражения!

Близняшки продолжали переругиваться, в комнате становилось всё светлее от их разной, но такой красивой в сочетании магии, а мы с Дион улыбались, слушая подруг. Этого мне тоже будет не хватать. Но, как ни печально прощаться с учёбой и жизнью в общежитии Академии, впереди нас ожидало то, к чему мы готовились столько лет.

Выпускной бал, на котором Лорд выберет себе наречённую из числа Снежинок и увезёт её в свой мир. Сердце замерло на миг, когда мы с подругами, наряженные и притихшие, подошли к двери в бальную залу. Облачённые в белые ливреи слуги с поклоном раскрыли высокие двери из резного дерева, и мы окунулись в наполненную музыкой игривых разговоров и искрящуюся предвкушением новой жизни атмосферу праздника.

Вот только мне стало не до веселья, когда я встретилась взглядом с блондином, чьи глаза сияли ледяной лазурью.

Глава 3. Ловушка для тёмного

Я быстро отвернулась и, потянув на себя Дион, прошептала:

– Девочки, у меня проблема.

Подруга уточнила с лёгким недоумением:

– Ты привидение увидела? Побелела, как снег за окном.

– Привидение? – Заинтересовавшиеся близнецы принялись с интересом оглядываться. – Где?

– В нескольких шагах от нас, – вжимая голову в плечи, тихо ответила я. – Белые волосы, голубые глаза.

– Симпатичное привидение, – одобрительно хмыкнула Инга. – Высокий, широкоплечий… Явно очень мускулистый!

«Ещё какой», – мысленно ответила я и, поджав губы, выбросила видение из головы.

– Странный какой-то, – засомневалась Ника. – Одет простенько. Кожаный камзол в походе уместен, но никак не на балу Снежных Лордов! Видимо, мир его совсем бедный. Приведёт в разваленный замок – что там делать-то? Тараканами руководить? И чем он тебя заинтересовал, Арэлия?

– Тем, что это не Лорд, – прошипела я. – Этот мужчина сегодня приходил в мой сон и…

– Что? – выдохнули трое как одна.

Ощущая, как наливаются жаром щёки, я призналась:

– Поцеловал меня.

– Врёшь, – прищурилась Ника. – В сон Видящей мог проникнуть только…

– Тёмный маг, – мрачно закончила я. – И сейчас он на балу. Все знают, что Лорд может отказаться от Снежинки, если возникнет сомнение в её чистоте.

– Думаешь, тёмный заявит на тебя права? – серьёзно посмотрела на меня Дион.

– Скорее явился, чтобы шантажировать, – сухо возразила Ника. – Видящие на вес золота в любом из миров. Вот он и потребует золота за молчание.

– Да всего лишь поцелуй, – беспечно отмахнулась Инга. – Они же не… – Осеклась и посмотрела на меня: – Нет ведь?

– Нет, – ещё сильнее покраснела я, – но медиум может усомниться. – Девушки даже дыхание затаили, и мне пришлось признаться: – Я видела его… обнажённым.

– И как у него… «там»? – тут же оживилась неугомонная Инга.

– Предпочла бы забыть, – буркнула я.

– Почему ты вечно умудряешь во что-то влипнуть? – запаниковала Дион и зарычала: – Ар-р-р! Сегодня самый важный день в твоей жизни, а ты…

– Это маг ворвался в мой сон! – возмутилась я и передёрнула плечами: – Напугал меня волком. Сейчас-то понимаю, зачем. Отвлёк меня, чтобы не сбежала, а потом неожиданно набросился. 

– А давайте его поджарим, – с ухмылкой предложила Ника. Она сформировала на ладошке огненный шар. – Посмотрим, что за маг.

– Лучше утопим, – возразила Инга, призывая воду. Тихо рассмеялась: – Мы отомстим за тебя, Арэлия!

– Нет, – осадила я подруг. – Нельзя привлекать внимание. Да и портить праздник не хочется. Вдруг он сильный тёмный маг? Не стоит рисковать.

– Ты что-то задумала, – обвинила меня Дион. – не нравится мне, когда ты вот так смотришь…

– Как так? – размышляя над планом, беспечно уточнила я.

– Словно ты не уязвимая Видящая, а могущественный медиум.

– Мне не нужно обладать силой ректора, чтобы обвести шантажиста вокруг пальца, – отмахнулась я и поделилась: – Я сделаю вид, что не узнаю его и приглашу на танец. Затем уведу на балкон, и там…

– Будем ждать мы, – одновременно оскалились близнецы.

Девушки вечно дрались между собой, но когда объединялись против кого-то, то оставалось посочувствовать бедняге. Я благодарно улыбнулась подругам, а Дион взволнованно заявила:

– Я найду ректора и приведу на балкон.

– Это и есть мой план, – кивнула я. – Если я первой расскажу об инциденте, ректор проверит шантажиста, а не меня. Всё поймёт и…

– Спустит мага с лестницы! – воодушевилась Инга.

– Скорее, со скалы, – ухмыльнулась Ника.

Я глубоко вдохнула и, нацепив на лицо улыбку, направилась к беседующему с тем самым полным брюнетом шантажисту.

Глава 4. Танец с врагом

Поджилки тряслись, по венам растекался жидкий огонь, а затылок, наоборот, сжимало льдом от ужаса. Я поражалась собственной смелости. Ведь никогда не сталкивалась с тёмными, была знакома с ними лишь по книгам и слухам.

Меня до смерти пугало то, во что маг может превратить мою жизнь одним словом. Если бы он рассказал о том, как целовал меня, и я видела мага голым вот этому Снежному Лорду, что смотрит так покровительственно в мою сторону, то я бы мгновенно лишилась малейшей возможности обрести сегодня свою истинную пару.

Среди девочек ходила страшилка, что Снежки, которых так и не выбирают, погибают при первых лучах солнца после продолжающегося всю ночь бала, и мне отчаянно не хотелось проверять эту жуткую сказку на себе. Нет, я не верила, что человек из крови и плоти может растаять, словно настоящая снежинка над костром.

«Арэлия, не смей паниковать!» – твердила я себе, приближаясь к самому страшному человеку в этом зале.

Полноватый брюнет в расшитой золотом одежде с улыбкой протянул мне руку:

– А вы очень смелая, моя милая Снежинка!

– Прошу простить мне вольность, мой Лорд, – приподняв пышный подол платья, изыщно поклонилась я, – позвольте пригласить вас на танец.

Замерев в реверансе, подняла голову и, встретившись взглядом с льдисто-голубыми глазами блондина, постаралась, чтобы губы мои не дрожали, а отработанная перед зеркалом вежливая улыбка не сходила с лица.

Брюнет, застывший с протянутой рукой, кашлянул и, почесав голову, неловко свёз набок парик. С искусственных волос поднялось облако пудры, и Лорд чихнул.

– Будь здоров, Шиентиен, – отозвался блондин, и от мощного пронизывающего глубиной  почти звериного тембра у меня засосало под ложечкой. – Тебе не помешало бы одеваться теплее. Береги здоровье.

Брюнет заложил руки за спину, выразительно оглядел скромный наряд моего избранника и саркастично хмыкнул.

– Моему здоровью ничто не угрожает, пока я не стою к тебе спиной.

У меня ёкнуло в груди. Брюнет тоже знает, что перед ним не Лорд, а тёмный маг?! И ничего не предпринимает? Боится… Если уж Снежный Лорд опасается этого человека, но надо бежать! Спрятаться, переждать… Но я не хочу утром растаять, как весенний снег! Ноги уже задрожали от напряжения, когда блондин протянул мне руку и добавил негромко:

– Почту за честь, Видящая.

Я уже готова была упасть в обморок, когда блондин, обхватив моё запястье, совсем как в жарком и стыдном сне, дёрнул меня на себя, заключая в объятия. И это оказалось последней каплей: он знает, кто я! Сам только что признался. Только тёмный маг может распознать Видящую…

Я едва могла двигать ногами, блондин почти вынес меня в середину зала и, отступив на шаг (я, наконец, смогла вдохнуть!), сделал первое па. Осторожно поддерживая меня за талию, мужчина вёл в танце так изящно и умело, что в другое время я бы растаяла и получила невероятное удовольствие от танца, но сейчас даже его умение казалось подозрительным. Мы проходили, что тёмные могут внушить то, чего нет на самом деле. И, пока я считаю, что блондин прекрасно танцует, со стороны над нами все смеются. Возможно, мне уже оттоптали ноги!

– Мой Лорд, – с улыбкой проговорила я. – Вы так прекрасно танцуете, что мне немного неловко. Моё искусство явно не дотягивает до вашего… Простите, но мне необходим глоток свежего воздуха перед следующим танцем. Не соблаговолите ли вы проводить меня?

– С удовольствием.

И снова живот резануло от его низкого вибрирующего голоса. С каждым шагом, приближающим меня к балкону, страх сильнее сжимал грудь, выбивал воздух, кромсал лёгкие. А что, если близняшки не справятся с тёмным? Я слышала, что даже не все медиумы могут с ними совладать.

Я уже не ощущала ног, когда блондин, отодвинув тяжёлую ткань занавеси, пропустил меня вперёд. Стоило мне ступить на балкон, как что-то сверкнуло, зазвенело так, что я прижала ладони к ушам. Ослеплённая, кинулась в сторону, чтобы меня не задело эхаром подруг, и тут же попала в сильные мужские руки.

Забилась в объятиях, когда услышала строгий голос:

– Снежинка Арэлия! Прекратите избивать своего ректора.

Замерев, я подняла лицо. Моргая, пыталась прогнать плавающие перед глазами пятна, но то, что рядом со мной стоит ректор Академии Снежинок, не сомневалась. И облегчённо выдохнула:

– Хвала небу, это вы…

Глава 5. Гордость и предубеждение

– Могу я узнать, – снова услышала вибрирующий голос, что тяжестью отдавался в висках, – причину нападения? – Раздался смешок: – Или мне расценивать действия этих милых девушек, как битву за моё покровительство?

Я даже задохнулась от его наглости. Развернулась и шагнула к магу, в двух сторон от которого с приготовленными эхарами замерли настороженные близняшки.

– Вы не Лорд! – вскинув руку, обвинила я мужчину. – Вы тёмный маг и шантажист!

– Разве я… – Льдистые глаза его сузились, губ коснулась усмешка. – …Требовал что-то от вас?

– Получи вы такую возможность, – уверенно ответила я, – потребовали бы! – Развернулась к медиуму и посмотрела прямо его в чёрные глаза: – Этой ночью он проник в мой сон, ректор. И всё было по-настоящему. Он напугал меня и…

Я замялась на мгновение. О небо! Придётся сказать это. Как хорошо, что здесь лишь подруги и ректор. Зажмурилась и выпалила:

– Попытался меня обесчестить. – Тут же распахнула глаза и добавила горячо: – Но ему не удалось, клянусь. Проверьте его воспоминания и узнаете.

Ректор буравил меня привычно-царапающим взглядом, но мне нечего было скрывать… кроме вида обнажённого тела тёмного мага. Впрочем, увидеть это ректор сможет, лишь погрузившись в мой разум. Сейчас он проверял, правду ли я говорю. А это именно так!

 – Вот как, – моргнув, оторвался от меня ректор и перевёл взгляд на блондина. – Вы покушались на честь Снежинки до начала бала? Назовите ваше имя!

– Лорд Зейетанг, – с поклоном представился блондин.

Я остолбенела:

– Лорд?! – Фиолетовый шар упал с ладони растерянной Инги и, шипя, покатился по полу. Я же покачнула головой: – Не может быть. Снежный Лорд никогда не унизится до того, чтобы врываться в чужие сны и…

Осеклась, не в силах снова пройти это унижение, но всем и так понятно, о чём я говорила. Зейетанг медленно кивнул и подтвердил:

– Вы правы, не унизится. Но это не я ворвался в ваш сон, а вы неожиданно упали в мои объятия, милая Видящая. И, простите, но мало какой мужчина устоит перед такой красотой. Я искренне прошу прощения за тот поцелуй.

Я лишь головой покачала. Врёт и не краснеет! Вот что значит тёмная магия. Повернулась к ректору и рассмеялась:

– Этот маг хочет убедить вас в том, что я вторглась в его мир, где он прогуливался по снегу в чём… – Я осеклась. А вот этого нельзя говорить ни в коем случае. Посмотрела на медиума серьёзно: – Вы же знаете, что мне это не под силу.

– Было не под силу, – мягко ответил ректор и посмотрел на блондина: – Могу я быть уверен, Лорд Зейетанг, что у вас нет недостойных намерений к Видящей?

– Клянусь моим родом, – сухо ответил он. – Я посетил Академию Снежинок с серьёзными намерениями!

Они поклонились друг другу, и ректор, сочувственно пожав мой локоть, вышел с балкона. У меня сердце провалилось в желудок. Я не знала, куда девать глаза. Заявила глухо:

– Я вам не верю. Говорят, тёмный может обмануть даже медиума!

Зейетанг шагнул ко мне, но на его пути будто из-под земли выросли грозные близняшки. Блондин с ироничной улыбкой поднял руки и спросил:

– Вижу, вы относитесь ко мне с предубеждением. Могу я узнать причину?

– Да посмотрите, во что вы одеты, – вмешалась Инга. Она обвинила Лорда: – Все мужчины явились наряженными, а вы… будто только что с коня спрыгнули.

– Может, так оно и есть, – сухо ответил мужчина и сверкнул льдом голубых глаз. – Или вы оцениваете людей исключительно по одежде?

Он явно обращался ко мне. Хотел ужалить побольнее? По груди разлился неприятный колкий огонь. Это несправедливо! Я вовсе не охотница за богатыми Лордами. Как он мог намекнуть на это? Да, я Видящая, и могу рассчитывать на хорошую партию, но это не значит, что меня волнуют только деньги и положение!

Ну что же, раз так, то и я не стану отмалчиваться, скрываясь за спинами подруг!

– Не только по одежде, – глядя прямо в его глаза, решительно ответила я. Шагнула к блондину и, приблизившись почти вплотную, процедила: – И пусть она действительно многое может рассказать о владельце, я оцениваю ещё и по поступкам. Ваши, увы, не отличаются благородством! Поэтому я сомневаюсь, что вы истинный Лорд.

– Это вы упали в мои объятия, – ледяной скалой навис он надо мной. – Лёгкая, прекрасная, едва одетая. А я нормальный здоровый мужчина!

– И бросаетесь на всё, что лёгкое и прекрасное? – сражаясь с ним взглядом, хмыкнула я. – Это не «нормальный здоровый мужчина», это иначе называется, но Снежинки не говорят таких слов! – С ледяным сарказмом  печатая буквы, добавила: – Мой Лорд! – Ощущая, что задыхаюсь от его давящей ауры, оттолкнула мужчину и ровным тоном объяснила: – Я не падала в ваши объятия, не льстите себе. Понятия не имею, как я попала в ваш мир, но уверяю, больше этого не повторится!

-  Не зарекайтесь, милая Видящая, - почти по-звериному оскалился блондин.

-  Вы не посмеете выбрать меня, - в ужасе отпрянула я и тут же добавила: - Только посмейте, и я...

-  Ваш дар нестабилен, - холодно перебил Зейетанг. - Следите за своими снами, милая Видящая. Второй раз вы так просто от меня не сбежите.

И, поклонившись, стремительно покинул балкон.

Глава 6. Лорд мечты

Я покачнулась, и если не поддержавшие меня близняшки, упала бы точно, ибо ноги не держали. Тяжело дыша, пыталась прогнать подкатившую дурноту, а ко мне уже спешила Дион. Заключила в объятия и призналась:

– Я едва не умерла от страха за тебя! – Голос её задрожал. – Больше никогда-никогда так не делай.

Дион всхлипнула и отвернулась, а я погладила её по плечу:

– Я видела, как ты подглядывала из-за занавеси, и мне было спокойнее, что моя верная напарница рядом!

– А что я могла? – не оборачиваясь, вскинула она руки, в голосе её послышались плаксивые нотки. – Замазать мага помадой? Забрызгать лаком для волос?

– Думаю, тогда он бы заплакал и сбежал, – зло засмеялась Ника. – И одной проблемой было бы меньше!

– Ею было бы меньше, если бы ты целилась точнее, – парировала её сестра. – Ты вообще видела, куда шар метала? Или же нарочно хотела по мне попасть?

– Я не виновата, что этот белобрысый увёртлив, как белка! – взвилась Ника и взмахнула розовыми ресницами: – И не сваливай с больной головы на здоровую. Пока я его отвлекала, могла бы и завалить мага!

Пока близняшки переругивались, я обняла подругу за талию и шепнула ей на ушко:

– Не печалься, Дион. Ты ведь сама говорила, что это самый важный день в нашей жизни. Неужели, ты будешь тратить его на слёзы?

– Не понимаю, почему ректор поверил ему, – недовольно передёрнула плечами подруга.

Я вздохнула:

– Он задал вопрос, и этот «Лорд» ответил. Медиум не уловил лжи, а, значит, не нашёл повода заглянуть глубже. Я и сама немного расстроилась, но всё равно победа за мной. Если это тёмный маг, то я вырвала змее жало!

– А если это истинный Лорд? – поворачиваясь, тихо уточнила Дион

Я поджала губы и, стремясь избавиться от давящего чувства вины, помотала головой:

– Нет, ну ты видела хоть одного Лорда на балу в подобном наряде? Инга права…

– Я всегда права! – горделиво отозвалась брюнетка и показала сестре язык. И тут же предложила: – Пошлите танцевать! А то пока мы тут воздухом свежим напитываемся, там всех красавчиков разберут.

Я ободряюще улыбнулась Дион и взяла её за руку. Подруга кивнула в ответ, и мы, держась друг за друга, вернулись в наполненную музыкой, голосами и смехом зал. И сразу же оказались окружены молодыми людьми в роскошных нарядах.

Снова я напомнила себе, что ни один Лорд не явится на важный бал в кожаной безрукавке и простой белой рубахе. Мужчины, как и Снежинки, не один год готовятся к этому знаменательному событию. Выбор истинной пары это не прогулка верхом. Ректор оказался обманут… Так хватит казнить себя за то, что вывела шантажиста на чистую воду!

Близняшек увели в центр зала, и подруги закружились в вальсе в объятиях кавалеров, Дион смущённо отбивалась от сразу нескольких приглашений и, не в силах сделать выбор, с мольбой посматривала на меня. Но спасти соседку я не успела.

– Разрешите предложить вам танец, милая Снежинка!

Я ещё не видела говорившего, но он мне уже нравился. Голос звонкий и такой светлый… Совершенно отличался от рычащего тембра «Лорда» Зейетанга. Обернувшись, я с восхищением посмотрела на высокого стройного юношу с прямыми русыми волосами и яркими синими глазами.

Камзол Лорда цвета ультрамарин поражал роскошной серебряной вышивкой, шею украшал массивный кулон с крупным сверкающим сапфиром. И красив, и богат, и… не тёмный маг! Я с улыбкой протянула руку и позволила утянуть себя в веселье танца.

– Позвольте представиться, – кружа меня в вальсе, заговорил юноша: – Лорд Гешинальд. Можно Гельш. А вы…

– Видящая, – выдохнула я и, покраснев, тут же добавила: – Арэлия! Меня зовут Арэлия… Простите, мой Лорд. Не подумайте, что я хвастаюсь…

– И в мыслях не было, – обезоруживающе улыбнулся он. И добавил серьёзно: – У вас редкий и очень ответственный дар, милая Снежинка, и вы правы, предупреждая об этом.

Я захлебнулась от нахлынувшей благодарности, и лишь молча кивнула. Такой любезный, такой обходительный, – Лорд сразу расположил к себе. И пусть танцует он не так хорошо, как тёмный маг, зато в его обществе мне весело и спокойно.

Когда закончился очередной танец, – я уже сбилась со счёта! – Гельш предложил:

– Вы не устали, Арэлия? Может, хотите освежиться?  

– Я бы кружилась и кружилась в ваших объятиях! – в восторге воскликнула я и осеклась. – Простите, мой… Гельш, мою несдержанность.

– Что вы, – мягко улыбнулся он. – Вы само очарование, Арэлия. Непосредственная, живая, невероятно милая. Я бы хотел серьёзно поговорить с вами.

Он сжал мои ладони в своих, и сердце моё пустилось вскачь. Я едва могла дышать и, ожидая судьбоносных слов Лорда, посмотрела в его прекрасные глаза цвета зимнего вечернего неба.

Глава 7. Честь и бесчестие

Я нетерпеливо приплясывала у высокого украшенного пышными драпировками из серебряной и белоснежной ткани окна и с улыбкой посматривала на темнеющее небо. Уже недолго осталось до полуночи, и от одной мысли сердце принималось колотиться так быстро, что перехватывало дыхание.

– Вы мне очень нравитесь, – повторила я слова Гальша и, не в силах устоять на месте, покружилась, будто бросилась танцевать со своим щемящим счастьем. Смеясь, повторила: – Вы мне очень нравитесь!

Хотелось слушать это снова и снова! Молодой и привлекательный парень признался мне с смущённой беспомощностью, будто острый меч, опускающийся перед алой розой, и это вселяло чувство безграничного могущества. Я слышала, читала, мечтала… Это и называется – любовь!

– Рад это слышать.

От дикого, пронзающего нутро вибрирующего тембра голоса ёкнуло в груди. Щёки будто коркой льда покрылись. Опять этот тёмный!

– Вы меня преследуете? – сухо спросила я и обернулась.

– Мне необходимо с вами поговорить… – деловито начал он.

– Вы всё ещё на что-то надеетесь? – изумлённая наглостью мага, ахнула я. Посмотрела прямо в его льдистые глаза и смело добавила: –  Вы не в моём вкусе, уверяю. И говорила я вовсе не о вас… не вам…

Я немного запуталась и смутилась. Ведь кроме нас у окна никого не было, кому я ещё могла признаваться в чувствах? И высказалась я слишком резко для Снежинки, но что поделать, если в присутствии этого человека у меня стынет кровь от ужаса? И одновременно появляется жгучее нестерпимое желание уязвить и отомстить за то, что произошло во сне.

Опустив взгляд, я посмотрела на широкую грудь мага, а перед внутренним взором видела её же, но без оков кожаного камзола. Мощную, с перекатывающимися под необычно для мужчины светлой перламутровой кожей узлами накачанных мышц. От одного воспоминания к щекам моим прилила кровь, и я поспешно отвела взгляд.

Зейетанг приподнял светлую бровь, уголок его рта дёрнулся вверх, обнажая блестящую нитку жемчуга зубов. У меня мурашки по спине побежали от ехидного оскала мага. Возникло ощущение, что он, будто медиум, прочёл мои мысли, и от этого стало не по себе. Я уже была готова бежать, махнув на гордость, но подоспела подмога.

– Ар! – Дита с невероятной скоростью налетела на меня и закружила в танце: – Я нашла своего Лорда. Вольеранг чудесен. Нет, он просто великолепен! Такой милый… А глаза какие! И целуется…

Я с трудом остановила подругу и шикнула на неё:

– Тише ты.

Дион, казалось, только заметила стоящего рядом мага и, побелев, как занавеска, отпрянула:

– Ах!

Я обняла соседку, боясь, что она упадёт без чувств, как услышала тихий , отдающийся вибрацией в животе, голос Зейетанга:

– Поздравляю с обретением истинной пары, озорная Снежинка. С Лордом Вольерангом я знаком лично и считаю, что он сделал правильный выбор.

Дион переводила испуганный взгляд  с меня на мага и обратно. Кажется, подруга подумала о том, о чём я даже представить боялась. И, чтобы соседка не заблуждалась, громко спросила Зейеттанга:

– А с Лордом Гешинальдом вы случайно не знакомы? – Лицо мага как будто потемнело, и я почувствовала себя уверенней. Отступила на шаг от подруги, которая уже немного пришла в себя, и взяв её руку, доверительно сообщила: – Прекрасный молодой человек! Мужественный и учтивый, – бросила косой взгляд на мага: – Прекрасно танцует при этом! – Снова посмотрела на подругу: – Он обещал принести мне бокал освежающего напитка, но я думаю…

Я чуть-чуть наклонилась к Дион и поднесла ладонь ко рту, голоса, впрочем, не понизила:

–…Он отправился к ректору просить моей руки.

Выпрямилась и с вызовом посмотрела на помрачневшего мага: «Эта Снежинка ускользнула от тебя, тёмный!»

– Зря вы обнадёжили юношу, – неожиданно обронил тот.

В груди будто что-то оборвалось. От мысли, что маг пожелает уничтожить мою репутацию, поговорив с Гельшем до полуночи, по шее поползла ледяная волна страха. Я же сама открыла имя избранника! Как это было глупо. О, небо! Что же теперь делать?

Я судорожно вцепилась в руку подруги и увела её от мага.

– Это была угроза, как ты думаешь? – в панике прошептала я и, едва не плача, посмотрела на подругу. – Думала, что вырвала жало у змеи, но лишь спасла свою репутацию перед ректором. А тем временем этому низкому человеку ничего не стоит опорочить меня в глазах моего Лорда! И тогда…

Я задохнулась от ужаса и, остановившись, покачнулась. Стало нечем дышать, платье будто внезапно уменьшилось на размер и сковало тело. Хотелось вернуться в нашу комнату… Нет, в нашу беззаботную и свободную жизнь Снежинок.

– У него нет доказательств, – возразила непривычно серьёзная Дион. – Не волнуйся раньше времени, Ар. – Она ободряюще улыбнулась: – До полуночи осталось не так много времени. Вскоре на руке твоей появится «снежинка запечатления», и ты навсегда забудешь про этого Лорда… Тёмного мага, я хотела сказать. Увезёт тебя Гешинальд в свой прекрасный мир, и будете жить долго и счастливо!

Я невольно улыбнулась и, чуточку успокоившись, осторожно, чтобы не привлекать внимания, осмотрелась.

-  Но где же он сам? Неужели он так долго общается с ректором?

-  Ар-р-р, - зарычала подруга и шутливо дёрнула меня за кружево на рукаве: - Ты конечно Видящая и лучше всех, но, знаешь ли, кроме тебя в этой академии ещё есть Снежинки. И, представь себе, для каждой найдётся свой Снежный Лорд!

Я смущённо прикусила губу, стараясь не рассмеяться. Ну, конечно же! Сейчас в кабинете ректора наверняка яблоку негде упасть! Гельшу придётся выстоять очередь, подписать брачный договор и получить согласие на запечатление, как и всем Лордам. А судя по тому, что в зале сейчас осталось очень мало мужчин, процесс затянется до самой полуночи.

Глава 8. Запечатление

К нам приблизились близняшки.

– Нет, он мой! – искрилась розовыми бликами силы Ника.

– Я ему больше понравилась! – спорила Инга, полыхая фиолетовыми волнами магии. – Сорг танцевал со мной чаще!

– На один раз всего больше! – взвилась её сестра. – А мне он руку поцеловал!

– Это ты ему пихнула ладонь под нос! – злилась Инга. – Что Соргу ещё оставалось делать?! Ты поставила Лорда в неловкое положение.

– А ты ему на ногу наступила! – обвинила Ника. – Потому он и не смог со мной вальсировать…

Вокруг нас всё уже полыхало розово-фиолетовым, и другие Снежинки, наученные опытом, спешили удалиться от близняшек, которые вот-вот вцепятся друг другу в волосы. Этого нельзя было допустить! Подруги уничтожат свою репутацию и, в драке за одного легкомысленного Лорда, который проявил к ним обеим внимание, потеряют свою честь… и его расположение.

– Ар-р! – взмолилась Дион. Она тоже понимала всю серьёзность создавшегося положения: – Сделай что-нибудь!

Легко сказать! Если я сейчас влезу между наэлектризованными ревностью близняшками, то пострадаю сама. В лучшем случае очень быстро сменю причёску, в худшем… моей репутации и без тёмного мага придёт конец.

– Девочки, – воодушевившись идеей, потёрла я ладони друг о друга, – а что если я вам скажу, кто из вас получит «снежинку запечатления» от Лорда Сорга?

Обе мгновенно замолчали и повернулись ко мне, а Дион дрожащей рукой вытерла со лба холодный пот и нервно улыбнулась другим Снежинкам. Взбудораженная боевая магия близняшек взлетела под потолок эффектным фейерверком и, полыхнув, осела тающими искрами.

Ника требовательно протянула руку:

– Сначала я!

– Нет, я, – отпихнула её сестра.

– Обе, – примирительно улыбнулась я и, положив разогретые ладони подругам на запястья, прикрыла веки.

Губы растянулись в улыбке, я едва сдерживала смех после того, что явилось мне в кратком, но ярком видении. Девочки уже нетерпеливо теребили меня, требуя ответа, а я хитро посмотрела на Дион:

– Представь себе, он выбрал их обеих!

Все застыли.

– Как это?! – деревянным голосом уточнила Инга.

– Так нельзя! – воспротивилась Ника. – Он что, многоженец?!

– Извращенец, – поникла её сестра.

– Нет, – успокоила я подруг. – Сорг дуальный Лорд!

– Невозможно, – прошептала Инга.

– Правда? – голос Ника и посмотрела на сестру: – Так мы будем с нашим мужем по очереди?

– Моя первая! – тут же заявила Инга и показала сестре язык: – Я передам тебе через Сорга привет.

– Ну уж нет…

Дион увлекла меня в сторону от спорящих близняшек, посмотрела взволнованно:

– Получилось?

– Да, – радостно улыбнулась я. – И так легко, словно в окно выглянула! После всех часов тренировок я сумела так просто узнать будущее. Ректор был бы горд… – Улыбка растаяла, и я вздохнула: – Жаль, что своё всегда будет покрыто мраком.

– Не всегда! – подбодрила меня подруга и схватила меня за руку. Закатила глаза и заунывным голосом протянула: – Вот-вот часы пробьют полночь, и на твоей руке появится знак серебряной розы! Лорд Гельш возьмёт тебя за руку и уведёт далеко-далеко… – Она осеклась и посмотрела с печалью: – Обещай, что как-нибудь придёшь ко мне во сне. Раз уж научилась.

– Обещаю, – обняла я её.

Раздался бой курантов, пол под ногами задрожал, или же мне показалось. Все Снежинки как одна повернулись к открывшимся дверям. То тут, то там раздавались радостные ахи. На тыльной сторону ладони моей подруги тоже расцвела серебряная роза, как и у близняшек.

Лорды, вступая в зал, спешили к своим избранницам, и воздух раскалился от разливающейся волнами радости. На моей руке тоже появился символ, и я с нежностью провела кончиками пальцев по серебристым линиям. Подняла лицо и, заметив Гельша, бросилась к нему?

– Мой Лорд!

Но юноша, мазнув по мне мрачным взглядом, лишь поджал губы и, отвернувшись, быстро покинул зал. Я уронила руку.

– Что…

– Снежинка Арэлия, – раздался за спиной знакомый хрипловатый голос, от которого сердце пропустило удар. – Поздравляю с обретением истинной пары.

Глава 9. Хижина Снежного Лорда

Я даже поворачиваться не стала, сразу бросилась бежать, будто и не заметила его, не услышала, словно мне стало плохо и нужно на воздух. Приподняв подол, я огибала смеющиеся пары. И, не в силах не замечать счастливых улыбок и нежных рукопожатий запечатлённых, прикусывала губу до боли. В ношу запершило, перед глазами всё расплывалось.

Хорошо, что за годы обучения я изучила академию так, что могла передвигаться по ней с завязанными глазами, – я ничего не видела от рвущихся слёз обиды и разочарования. Грудь сжимало спазмами от страха, лёгкие будто наполнялись не воздухом, а огнём.

Я влетела в кабинет ректора и, запыхавшись, торопливо поклонилась. Голову опустила так низко, чтобы не было видно слёз, сквозь которые я не смогла рассмотреть посетителя медиума.

– Простите, – едва сдерживая рыдания, извинилась я. – Надо было постучать. Но мне очень нужно поговорить с вами, ректор.

– Говори, – прозвучал знакомый голос ректора.

Значит, вторая фигура, что расплывалась от застилающих глаза слёз, не Снежный Лорд. Я выдохнула с некоторым облегчением, не хотелось предстать в таком жалком виде перед одним из могущественных повелителей миров. Вытерла мокрые щёки и, мазнув настороженным взглядом по скромной одежде помощника ректора, выпрямила спину.

– Произошла ошибка, – тихо, но уверенно сообщила я и вытянула руку с серебристым знаком: – Зейетанг… Прошу прощения, Лорд Зейетанг заявил, что я его истинная пара. Но моей руки намеревался попросить другой Лорд…

– Никакой ошибки, Снежинка, – голос ректора стал жёстче, медиум едва заметно поморщился от раздражения. – И меня огорчает твоё упрямство. Ты заявила, что он – тёмный маг, тем самым поставив под сомнение безопасность в академии.

– Я вовсе не это имела в виду, – смутилась я.

Сжалась, осознав, как сильно могла навредить своим подозрением. На балу столько влиятельных особ! Слух о том, что в академии допустили появление тёмного мага, мог растереть репутацию ректора в пыль.

– Но я не могла и предположить, что…

– Да, твой муж не так богат, как Лорд Гешинальд, – нетерпеливо продолжил ректор. –  Но он достойно…

– Вы… – ошеломлённо перебила я, не ожидая подобных слов от ректора. – …Обвиняете меня в меркантильности?

–…Достойно повёл себя, приняв ответственность за Снежинку, чистота которой по его вине была подвергнута сомнению.

У меня дар речи пропал от изумления. Так вот в чём дело?! Теперь понятно, почему Гельш холодно покосился на меня и поспешил покинуть Академию. Зейетанг заявил, что принимает на себя ответственность? В груди медленно разгорался огонь ярости, пальцы задрожали. Я пожалела, что во мне нет дара Инги или Ники. Сожгла бы Зейетанга на месте, пусть даже сама бы растаяла при первых лучах солнца!

– Так значит, – сдерживаясь изо всех сил, процедила я, – мне стоит поблагодарить… мужа за проявленную милость?

Помощник у окна с улыбкой закивал, а ректор, который видел больше, чем другие, нахмурился.

– Тебе стоит задумать, почему твой дар проснулся именно в этом мире, Арэлия.

– Я подумаю, – ощущая, как жар растекается по венам, как закипает злость, пообещала я и не сдержала колкости: – Вы мне подарили для этого достаточно времени. Прощайте, ректор!

И, развернувшись на каблуках, чтобы не замечать его огорчённого взгляда, выскочила из кабинета, как из охваченной пожаром комнаты. Да чуть не вернулась, попав в ледяное пламя взгляда Зейетанга.

Вся моя решимость высказать Лорду всё, что я думаю на счёт его «милости», мгновенно испарилась. Я с трудом преодолела минуту слабости и дикого желания вернуться в кабинет, упасть на колени и молить ректора о чуде. Не было чудес. Запечатление это навсегда! Прошептала в ужасе:

– Пока смерть не разлучит нас…

– Не предполагал, что вы настолько романтичны, – усмехнулся Лорд и протянул руку: – Я надеюсь, вы уже со всеми попрощались. Мы спешим.

– Верный конь заждался? – с вызовом спросила я.

Оцепенение ушло, и ко мне снова вернулась злость.

– Что? – растерянно моргнул Лорд, но, видимо, вспомнив про то, как мы обсуждали его скромный наряд, криво усмехнулся: – У меня нет, коня, милая Снежинка.

– А я уже не Снежинка, – снова поникла я. Глаза защипали слёзы, когда я опустила взгляд на серебристый узор на своей руке. – А моего мужа даже нет коня! Придётся пешком идти в разваленный замок и руководить тараканами.

Я говорила это тихо, но так, чтобы Лорд слышал, и с каждым словом он мрачнел всё больше. Продолжая держать руку свою протянутой в ожидании, когда я вложу в его огромную ладонь свои пальцы, он поджал свои красиво очерченные губы. Я быстро отвела взгляд и невольно покраснела от воспоминания сна.

– Арэлия, нам пора, – жёстче потребовал Зейетанг.

Тут возникла идея и я, сдержанно улыбнувшись, сложила ладони. Потёрла их меж собой, будто озябла. Да, «дорогой муж», ты ещё пожалеешь, что проявил «милость» и запечатлелся со мной!

Ощутив на коже рук магическое покалывающее тепло, я шагнула к Лорду. Пока смерть не разлучит нас?

Глава 10. Горькое видение

Разумеется, я не собиралась его убивать, да и не смогла бы… хотя очень хотелось насолить. Вот бы перемотать время и наступить ему на ногу в танце! И в то же время я понимала, что и так уже натворила дел, представив Лорда тёмным магом.

Нет, я не жалела о своём поступке. Во-первых ректор сам учил нас никогда не жалеть о том, что сделано. Нет смысла растрачивать жизнь на то, что уже не исправить. Но Зейетангу сейчас почти посочувствовала. Он ещё не знает, чем может обернуться проявленная им «милость».

Дар Видящей уникален и любой Снежный Лорд бы с гордостью представлял свою жену, но это лишь теория. А на практике жить с Видящей смогла лишь моя подруга. Дион, обладая даром видеть в других лишь прекрасное и помогать являть это миру, единственная не сбежала от меня через сутки.

Другие мои соседки уже наутро умоляли ректора поселить их подальше от меня, соглашались на раскладушку в сыром подвале, лишь бы только больше не оставаться со мной в одном помещении дольше, чем на один урок. Да, я не могла использоваться свой дар, но просыпался сам, пока спала я.

И сейчас, принимая требовательно протянутую руку Лорда, я не сдержала предвкушающей улыбки. Правила Академии в прошлом. Сейчаас на моей руке появилась серебристая снежинка, я сама себе хозяйка.

Спорим, «дорогой», ты сбежишь ещё быстрее, чем мои сокурсницы?

Казалось, Зейетанг ничего не заподозрил. Крепко сжав мою руку, он активировал амулет перемещения между мирами. Но я уже не видела ни вихря портала, ни самого Лорда. Я заглянула в его прошлое. А ну, что за тайны ты прячешь, муженёк? Любовницы? Внебрачные дети? Странные привязанности? Покажи свою тёмную сторону, Снежный Лорд!

Я тянулась ажурными сетями к самым ярким и эмоциональным воспоминаниям, ловила их, проникала видением. Пропускала через себя и становилась ими сама. Как будто я во сне. Как будто стала другим человеком. Только сон этот когда был реальностью Зейетанга.

Вздрогнула.

Лучше бы я не делала этого. Оказавшись посреди усеянного трупами поля, я начала задыхаться. Хотела выбраться из воспоминания, но меня стальным крючком схватила за душу боль Зейетанга. Раздирающее нутро чужого страдания будто выворачивало меня наизнанку. Я не желала видеть, на что он смотрел, почему ему так больно, но это уже от меня не зависело.

Когда Лорд рухнул на колени и с пронизывающим стоном обнял чудовищно огромного волка, на белой шерсти которого багровели пятна, я всхлипнула. По щекам моим покатились слёзы. Рыдая, я оплакивала чужую боль, потому что щёки Лорда оставались сухими. Вся боль, что разрывала его, напала сейчас на меня.

На миг я лишилась чувств, моё сердце не выдержало бури. Я упала на что-то жёсткое и холодное, руки мгновенно озябли.

Снег.

Я была благодарна этому снегу. Он охлаждал меня, помогал успокоить бешенный стук сердца, выровнять дыхание. Я всё ещё боялась открыть глаза, чтобы вновь не оказаться на том поле смерти. И мёртвого волка, так похожего на того, из сна…

– Если вы будете долго лежать на снегу, то простудитесь, – услышала я низкий вибрирующий голос Зейетанга.

Сердце моё тут же болезненно сжалось от сочувствия. Лорду пришлось пережить смерть близкого друга. Ясно же, что тот волк – настоящий оборотень. Возможно, это даже волчица… Глаза защипало и, чтобы не разрыдаться, переживая за утрату Зейетанга, я глубоко задышала. Но глаз открыть пока так и не смогла. Слишком ярким было воспоминание, слишком тяжёлым.

Может, Лорд не такой уж и противный? Если я узнаю его поближе, он мне может и понравиться. Если не обращать внимания на обжигающую льдом язвительность, он очень даже симпатичный. Не такой, как Гельш, но всё же не так плох, как я предполагала.

– Кстати, – продолжил Лорд. – Если в будущем планируете изображать обморок, моя милая Снежинка, то постарайтесь так громко не пыхтеть.

Я сжала челюсти до ноющей боли. Да, не так. Он намного хуже!

– Понимаю, что вы ожидали несколько иного, но всё же не стоит выказывать свой протест настолько по-детски...

Вот тут я распахнула глаза, возмущённо посмотрела на Лорда снизу вверх и возразила:

– Ничего я не выказывала! Мне… плохо стало.

– Понимаю, – сочувственно покачал головой Зейетанг и, осторожно обхватив меня за талию, всё же помог подняться. – Вы рассчитывали на, пусть разрушенный и с тараканами, но замок. Но ваше разочарование слишком уж театрально, милая жена.

– О чём вы? – насторожилась я.

– Вам не понравился мой наряд, но вы стали моей женой, – охотно пояснил Зейетанг. – Вам не по сердцу мой дом, но вам придётся в нём жить.

Я заметила, как уголки его губ подрагивают, будто Лорд боролся с улыбкой. Льдистые глаза тоже подозрительно блестели. Он шутит надо мной?

Зейетанг оторвал от меня ироничный взгляд и посмотрел куда-то поверх моей головы. Я обернулась и на миг потеряла дар речи при виде маленькой кривой заснеженной хижины.

– Это… – пролепетала и, собравшись с духом, посмотрела на Лорда. – Дом?!

-  Мой дом, - кивнул он и, слегка наклонившись, шепнул мне на ухо: - Наше любовное гнёздышко...

-  Гнездо? - возмущённо вырвалась я. - Видящая не станет жить в сарае! Я не курица, Лорд Зейетанг!

-        Не нужно так официально, - подозрительно довольно улыбнулся он. - Зови меня Танг.

Глава 11. Первая брачная ночь

Лорд потянул меня к хижине. Шагал размеренно, смотрел перед собой, сжимал моё запястье крепко. Я же пыталась прийти в себя, что не очень-то получалось. Грудь болезненно жало, и я не знала – начинающаяся ли это простуда или я начинаю ненавидеть Лорда Зейетанга ещё больше.

Когда Лорд, отпустив меня, дёрнул за покосившуюся дверцу и с улыбкой вытянул руку в приглашающем жесте, я посмотрела на чёрный проём в немом ужасе. Домик напомнил мне уродливое животное с распахнутой пастью, из которой…

Я повела носом и, уловив аромат ванили и сладких ягод, встрепенулась. Живот тут же сжало в спазме. Последний раз я ела сутки назад. Голод отступил перед эмоциональными качелями, щедро обеспеченными новоявленным мужем, зато сейчас желание перекусить победило даже нежелание ступать на порог этого сарая.

Приподняв подол шикарного расшитого натуральным жемчугом и серебряными нитями платья, я осторожно пригнулась, чтобы не испортить шедевр Дион о низкую притолоку. Внутри дом поразил ещё большей нищетой.

Голый дощатый пол единственной комнаты потемнел от времени, деревянный стол разделял помещение на две зоны: столовую с парой табуретов и спальню, на что намекала крохотная по меркам Академии кровать.

Я прижала ладони ко рту и попыталась сдержать рыдание. Пребывая в шоке от увиденного, я даже не обратила внимания на большой ягодный пирог, что ждал новобрачных на столе. Голод растаял вместе с желанием верить в возможное счастье. Даже в самых страшных снах я не могла предположить, что буду жить в таких условиях.  

Прикрыв дверь, Зейетанг приблизился ко мне и опалил шею горячим дыханием:

– Разве здесь не мило?

– Нет! – вскрикнула я и, развернувшись, посмотрела прямо в его льдистые глаза. Сжав кулаки, выпалила: – Здесь ужасно! Я Видящая! Как вы могли просить моей руки, если неспособны обеспечить должный комфорт?

Его глаза снова весело заблестели.

– Я и не собирался просить вашей руки, но после вашего заявления, что я попытался вас обесчестить, у меня не осталось иного выбора.

– Хотите сказать, что это я разрушила своё будущее? – ахнула я. И тут же заявила: – Нет, это не так! Если бы вы не появились снова, если бы не пошли к ректору, сейчас я была бы женой обаятельного Гельша.

Лицо Зейетанга потемнело, глаза зло сузились. Вот тебе, муженёк! Не нравится слушать правду? Я не останавливалась, выпаливая свои мечты:

– Ступала бы по ковру цветов в его роскошном дворце и…

Танг положил мне руку на талию и, рывком притянув к себе, впился в мои губы. Проник в рот языком, жадно, страстно, беспощадно терзая меня. Всего пару мгновений, а у меня потемнело в глазах, и пол, казалось, ушёл из-под ног. Лорд отстранился совсем чуть-чуть и выдохнул:

– С милым рай и в шалаше.

На миг потеряв дар речи, я несколько раз открыла и закрыла рот. Кое-как взяв себя в руки, воскликнула:

– С милым – возможно! А вы мне не милы, Лорд Зейетанг. Я лучшая выпускница Снежинок, окончившая Академию с высшим баллом по потоку, мой дар уникален. Я достойна жить во дворце!

– А будете жить здесь, – холодно ответил Лорд. – Вы моя жена, моя истинная пара, и символ запечатления на вашей руке подскажет любому магу, чья вы женщина.

Он на миг сжал меня в объятиях, а затем резко отпустил и отошёл. Я покачнулась, восстанавливая равновесие, и снова с унынием осмотрелась. Куцые занавески на единственном окошке, которое и не думало пропускать дневной свет.

Темени не было только благодаря расставленным на подоконнике и столе горящим свечам. Без подсвечников, прямо на дереве, и оплывшие застывшие капли свисали уродливыми сосульками, повергая меня в отчаяние.

– Так это правда? – звенящим голосом уточнила я. – Это на самом деле ваш дом? Если вы решили так отомстить мне за подозрение в сути вашей магии, то самое время сказать об этом. Я даю вам последний шанс.

Он усмехнулся:

– Шанс? – Улыбка его растаяла, глаза наполнились ледяным холодом: – Мне не нужны ваши шансы, Арэлия. Вы моя законная жена.

И, подняв руки, неторопливо принялся расстёгивать кожаный камзол. Задыхаясь, я следила за ловкими пальцами Лорда, страшась даже подумать о том, что моя первая брачная ночь пройдёт в этом уродливом сарае. Что меня лишат девственности на старой кровати, где даже матраса нет!

Не  в силах сдвинуться с места, – и даже отвернуться! – я с ужасом смотрела, как Зейетанг стягивает через голову рубашку. Белая ткань полетела на пол и упала на сброшенный ранее камзол.

В другой ситуации я, может быть, и залюбовалась широкими плечами мужчины, перекатывающими под перламутровой необычайно светлой кожей тугими узлами мышц, но сейчас лишь цепенела от ужаса. Колени подгибались, ставшие ватными ноги отказывались удерживать моё тело. Пришлось схватиться за край стола, чтобы не упасть.

Лорд потянул за тесёмки на поясе и, не отрывая от меня пристального взгляда, скинул брюки. Словно завороженная, я смотрела на крепкий поджарый живот мужчины и полоску светлых волос, убегающую вниз и прячущуюся под белыми подштанниками.

Когда Зейетанг положил на них ладони, поддев длинными изящными пальцами пояс, я невероятным усилием оторвала взгляд и, медленно, будто во сне, повернулась к Лорду спиной.

Тело содрогалось будто от холода, сердце то замирало, то пускалось вскачь, во рту пересохло и язык, казалось, прилип к нёбу намертво. Я бы и слова не смогла сейчас выдавить. Да и что тут говорить? Лорд вправе потребовать от меня исполнения супружеских обязанностей, - символ запечатления на моей руке серебрился и переливался в свете свечей.

Как мне стерпеть это? Где найти силы, чтобы оставаться на месте, вместо того, чтобы броситься к выходу? Ведь там, за порогом, меня ждёт лишь холод и смерть. Нет его, выхода. Я в жуткой западне, и, что самое ужасное, я сама сделала свой выбор, обвинив благородного Лорда в тёмной природе силы. Сжала пальцы в кулаки и прошептала любимые слова ректора, как заклинание:

-  Не жалеть и не оборачиваться. Не жалеть и не оборачиваться. Не жалеть и не оборачиваться.

Я зажмурилась в отчаянии, когда услышала шаги и сжалась, стоило ощутить шеей прикосновения жаркого дыхания.

-  Я скоро вернусь.

Осознав значение слов, я всё же обернулась. Разделся и уходит?! Но вместо Лорда Зейетанга передо мной стоял огромный белоснежный волк. Вскрикнув, я всё-таки не удержалась на слабых ногах и с размаху села на пол. Не отрывая испуганного взгляда от светлых глаз зверя, и перебирая ладонями по полу, поспешно отползла и забилась в угол.

Волк же на миг оскалился и, крутанувшись на месте, одним прыжком достиг выхода. Я не могла оторвать взгляда от покачивающейся на ветру двери, за которой исчез тот самый волк, на нос которому легла снежинка из сна.

Глава 12. Пирог с малиной

Я в который раз выглянула за дверь, но за порогом ничего не изменилось: белая тоскливая пустыня и холод. И как я могла в том сне так радоваться кружащимся снежинкам? Отчего решила, что нет в мире места прекраснее? Это совершенно точно самое ужасный мир из всех возможных!

– Да где же он?

Я села на кровать и поёрзала на ней. Несмотря на отсутствие матраса сидеть было удобно, и я рискнула прилечь. Положила голову на подушку и вдохнула исходящий от неё пряный аромат. Наверное внутри целебные травы, потому что мятные и имбирные нотки приятно дразнили обоняние. Я перевернулась на спину и посмотрела в потолок. Хоть тёмные от старости балки и удручали, но я не заметила ни грязи, ни паутины.

– Вот кто оставляет молодую жену в первую же брачную ночь? – пожаловалась я неизвестно кому.

Резко села и недовольно глянула на медленно оплывающие свечи. Судя по тому, как стаял воск, прошло не менее четырёх часов. Я уже и пирога успела отведать, и во все углы заглянуть, даже убедиться в том, что в доме есть подвал, а Лорда всё не было.

– Да не очень-то и хотелось, – буркнула я и, скинув туфельки, снова устроилась на кровати.

Вдыхая приятный аромат, тихо запела:

Танцуют снежинки в ночи –

Упавшие сёстры звёзд,

Растает в свете свечи

Влекущий за облако мост.

Игрив и нежен огонь –

Манит, обещает тепло,

Снежинка, его не тронь!

За светом скрывается зло…

Вздохнула. Как же мне не хватает подруг! Впервые мне не с кем поговорить, не кому пожаловаться. И никто не подхватит припев старинной академской песенки. Никто не обнимет и не скажет «Ар-р-р, если заплачешь, я присоединюсь!», близнецы не устроят драку файерболами, развлекая пол общаги, ректор не посмотрит строго и не откроет учебник, указывая узловатым пальцем, где я ошиблась. Та жизнь в прошлом. В другом мире.

Песня права, мост растаял, а на руке моей переливается сковавшее меня с язвительным Лордом зло! Всхлипнув, я закрыла глаза и, ощущая, как по щекам катятся слёзы, повторяла и повторяла про себя припев песни.

Огонь напоит дождём

Снежинка растает огнём

Что значат слова, никто из нас так и не понял. Дион предположила, что это вольный перевод с эльфийского. Остроухие и так обожают метафоры и недосказанности, а если это ещё переврут люди, передавая из поколения в поколение, как сами поняли, то смысл в песне искать можно примерно с таким же успехом, как и оттенки радуги в абсолютно чёрных глазах ректора.

Вспомнив медиума, я улыбнулась сквозь слёзы. Он относился к Снежинкам, как к дочерям, к любой находил подход, дар каждой пытался максимально раскрыть до выпуска. Вот только со мной не удалось. Его ежедневное задание – заглянуть в тридцатое ноября прошлого года и сказать, что ректор делал в пять пятнадцать, – я до сих пор вспоминаю с лёгким содроганием.

Улыбка стала шире. Я даже каждый год пыталась подсматривать за ним в этот день, – что же он делает? – чтобы, наконец, избавиться от этого задания и перейти к следующему. Но мне ни разу не удалось встретить ректора в это время. Под конец я уже откровенно зубоскалила, придумывая что он пускает мыльные пузыри, сидя на крыше Академии или чистит ушки подвальных мышей. Эта тайна так и осталась неразгаданной.

– У вас красивая улылка… Мечтаете обо мне, милая жёнушка?

Я подскочила и, стукнувшись лбом о лоб Зейетанга, ойкнула. Когда Лорд вернулся?! Положив ладонь на веки, вместо того, чтобы прижать к ушибленному месту, отчаянно покраснела и выдавила:

– Не могли бы вы… надеть что-нибудь.

– Привыкайте, – опалил он меня мятно-пряным дыханием. – Вы запечатлены с оборотнем. Я часто… в подобном виде.

Я ощутила, как он отнял мою ладонь от лица, и зажмурилась ещё сильнее. О, небо! Что он собирается сделать? Сердце заколотилось так быстро, что я начала задыхаться, и тут почувствовала прохладное прикосновение ко лбу.

– Больно? – участливо уточнил Лорд.

– Больно, – обиженно буркнула я и, перехватив приложенную ко лбу ткань (холодная, только что с мороза), осторожно приоткрыла один глаз. – Так вы оденетесь или нет?

– Конечно, – белозубо улыбнулся Зейетанг и хитро добавил: – Сразу, как отдадите мои  подштанники.

Он взглядом указал на ткань, что я прижимала к ушибленному месту вместо компресса. Я вскрикнула и, бросив её смеющемуся Тангу. Возмущённо отпрянула и, не рассчитав, едва не упала с кровати. Лорд успел удержать меня за локоть и, продолжая посмеиваться, признался:

– Я пошутил. – Он отпустил мою руку и поднялся. – Это платье для вас, милая жёнушка. Я посчитал, что вам будет не очень удобно в корсете и десятке расшитых серебром юбок таскать в дом вёдра со снегом…

– Что таскать? – ахнула я. Так растерялась, что обернулась и, наблюдая, как двигаются под перламутровой кожей мышцы на широкой спине Танга, пока он завязывает пояс подштанников, уточнила: – А зачем их таскать? Это наказание такое?

-  Жена-Снежинка моё наказание, - с напускным сожалением покачал головой Танг, но соизволил объяснить: - А откуда ещё нам взять воду, милая? Снег растает, и мы сможем попить чай из трав с корками от свадебного пирога, которые оставила мне моя любимая.

Я покраснела ещё сильнее и покосилась на стол:

-  Да, признаю, я скушала всю начинку! Но я не ела больше суток... - Сморгнув слёзы обиды, пробормотала: - Как низко попрекать жену едой...

-  Вкусно было? - весело перебил меня Танг.

-  Угу, - я поняла, что Лорд подшучивает надо мной и робко улыбнулась: - Ягодки такие сладкие. Что это было? Малина? Я её лишь на картинке видела, ни разу не пробовала. Вот и не смогла остановиться...

-  Ум-м, - шагнул ко мне Танг. - Остановиться действительно невероятно трудно. - И вдруг приказал: - Повернитесь ко мне спиной.

-  Зачем? - растерялась я.

-        А мне понравился ваш способ добираться до самого сладенького, - почти промурлыкал Танг.

Глава 13. Мятный чай

Ткань на ощупь была мягкой, прохлада касалась кожи, а я никак не могла привыкнуть к новому наряду. И переживала, как посмотрит на меня Лорд. Зейетанг, расшнуровав мой корсет, накинул кожаный камзол и вышел из домика, оставив меня в недоумении.

Я сжимала светлую ткань подаренного мужем платья. Наверное, я ему не нравлюсь. Что же удивляться, – я унизила его, обвинив в тёмной природе магии. А ведь он оборотень! Белоснежный волк. Стало стыдно за свой поступок. Каждый раз, проигрывая в голове сцену разговора на балконе, я сожалела о своей слепоте.

Дверь распахнулась, и в дом, в молочном облаке морозного воздуха, вошёл Танг. Я выпрямилась и, сжав кулаки, вперила в него настороженный взгляд. Скажет что-то насчёт моего нового образа? После тяжёлого бального украшенного жемчугом и серебром платья я ощущала себя едва ли не обнажённой в лёгком светлом платье из тончайшей шерсти. То, что под ним ничего не было, волновало меня не меньше.

Танг, увидев меня, замер у порога, уголки его губ дёрнулись, и я съёжилась в ожидании очередной колкости, но Лорд продолжал молча смотреть на меня. Я же, ощущая всё возрастающую неловкость, смущённо опустила глаза. Заметив, что муж держит ведро со снегом, удивлённо воскликнула:

– Вы же говорили, это буду делать я!

– Я не настолько жесток, милая, – с лёгкой хрипотцой ответил он и нехотя отвёл от меня взгляд, – чтобы заставлять жену выполнять тяжёлую работу.

Лорд наконец прошёл вглубь дома и, поставив ведро на стол, протянул над ним руку. С его ладони сорвался магический шар необычного золотистого цвета и, будто маленькое солнышко упав в снег, сердито зашипел. Через пару мгновений над столом поднялось облачко пара, а вместо снега,  заполняющего ведро до краёв, на дне кипела вода.

– А почему так мало? – удивилась я. – Снега было до краёв!

– Чтобы наполнить это ведро водой, – снисходительно объяснил Танг, – нужно как минимум десяток со снегом. Как и милая Снежинка, когда снимает объёмное бальное платье, становится тоненькой прелестной девушкой. Менее эффектной, но более естественной и… – Он посмотрел на меня так, что в груди разлилось тепло. – …Прекрасной.

Не в силах выдерживать жаркую близость, принимать взгляд мужчины, красноречиво опустившийся к моей прикрытой лишь одним слоем ткани груди, я смущённо потупилась. Надо было оставить нижнее платье, тогда сжавшиеся, будто от холода, соски не выделялись бы так отчётливо и не привлекали бы внимание Танга.

О, небо! Я ощутила себя обнажённой. Но… наряду с неловкостью появилось новое ощущение, ещё непонятное, но неприятным его не назовёшь. Волнение, будто перед экзаменом. Но таким, когда точно знаешь, что тебя не сбить с толку даже самыми каверзными вопросами преподавателя. Проблема была в том, что я понятия не имела, что за экзамен мне предстоит.

– А теперь? – прервала я нависшее сладким удушливым облаком молчание. Кивнула на вскипевшую воду: – Что нужно делать?

Танг моргнул, будто очнулся и хитро усмехнулся:

– А теперь моя милая жёнушка приготовит мне чай из трав.

– И как я это сделаю? – возмутилась я и ехидно уточнила: – Или мой дорогой муж решил в первый же день семейной жизни сделать меня вдовой? – Добавила серьёзнее: – Я не травница и не знахарка, Лорд Зейетанг…

– Танг, – негромко напомнил он, приближаясь. Закутав моим плечи в объятия, одним мягким движением развернул меня и, прижав спиной к своей груди, опалил шею горячим дыханием: – Я помогу.

Дрожа всем телом, я затаила дыхание. Что со мной происходит? Может, это магия? Тот золотистый файербол, что растопил лёд, как-то подействовал и на меня?

А Танг уже положил ладони на мои руки и, окутывая меня своими объятиями, будто пряно-тёплым одеялом, потянул к небольшому ящичку. Я послушно открыла дверцы, и едва не задохнулась от волны смеси терпких ароматов.

Сердце ёкнуло, и даже колени подогнулись, когда Танг, щекотя моё ухо тёплыми губами, хрипло спросил:

– В каждой баночке определённая трава. Полынь поднимет тонус, ромашка избавит от простуды, шалфей укрепит память…

Я смотрела на стройный рад горшочков с крышечками и едва дышала, ощущая спиной, как вздымается грудь Танга, и даже ощущала сильный и размеренный стук его сердца. Голова закружилась, жар растёкся по телу, пульсируя снизу живота. Да что со мной?!

– Мята, – повёл мою руку до самой баночки и, когда кончики пальцев коснулись прохладной гладкости тёмной керамики, добавил: – Успокоит и охладит…

Хватая баночку, я пробормотала:

– То, что надо! – Покосилось на Лорда и попыталась улыбнуться: – За окном зима, в доме, кроме свечей нет огня, но… Почему тут так жарко?

Танг хмыкнул и, когда я открыла крышечку и, взяв щедрую щепоть пахнущей свежестью травы, бросил её в горячую воду и хитро добавил:

– Я же не простой оборотень, милая жёнушка, а Снежный Лорд! Сам я неприхотлив и могу переночевать и в норе… Но молодой жене нужен дом. Обладая магией, я позаботился, чтобы здесь вам было комфортно.

Я же замерла, ощутив теплые губы на своей щеке. Сердце забилось еще отчаяннее. Нет-нет! Мне нужно очень сильно охладиться! Я перевернула банку, высыпая в ведро все содержимое.

Глава 14: Тридцатое ноября

Когда чашка опустела, Танг наполнил её снова и протянул мне. Я вцепилась в питьё, как в зелье от… не знала, от чего. Но мне так и не удалось охладиться. Я старательно избегала ироничного взгляда Лорда и пыталась возродить своё прежнее отношение к нему, но оно осталось там, в Академии Снежинок. И с каждой минутой меня всё сильнее мучила совесть.

Не выдержав, я отставила вновь опустевшую чашку и хмуро посмотрела на Танга.

– Мне нужно кое-что сказать, – решительно начала я и, опустив руки на колени, принялась нервно мять платье.

Да, так и нужно сделать. Признаться, что ошиблась и попросить прощения. Я уже поняла, что природа магии Танга не тёмная. Он оборотень и боевой маг. Огненный, если даже не солнечный. Судя по видению, он боролся с тьмой и потерял дорогого друга, а я обвинила такого светлого человека в преступлении. Да, вот сейчас признаюсь. Я глубоко вдохнула и посмотрела в льдистые глаза Лорда. Бровь его вопросительно приподнялась, и я поспешно выпалила:

– Меня не оскорбляет ваша бедность.

И, спешно опустив глаза, едва себе язык не прикусила. Да что я несу? Нет, не могу попросить прощения, вот и ляпнула. О, небо! Я снова оскорбила своего мужа. Или нет?

Я собралась с духом и подняла голову. Танг улыбался. Выдохнув с облегчением, я добавила:

– Спасибо, что позаботились обо мне. Да, я рассчитывала на другое… жильё. Но это гораздо лучше, чем нора.

Танг так весело рассмеялся, что и я робко заулыбалась. Но на душе всё равно было гадко. Не о том я хотела сказать, совсем не о том, но не сумела перешагнуть через гордость. Потому решила, что и так сойдёт. Пока… От неловкости не знала куда деть руки.

– Моя милая жёнушка не желает прогуляться? – неожиданно спросил Танг.

Я посмотрела на Лорда с благодарностью.

– Спасибо за любезное предложение, Лорд Зейетанг.

Он поднялся и, протянув руку, дождался, пока я вложу в неё ладонь, а затем дёрнул на себя, срывая меня с места и прижимая к себе. Быстро и невесомо коснулся моей щеки и, когда я, задыхаясь от смущения, зарделась, шепнул:

– Я не злюсь, моя милая. Можете не извиняться.

Я зажмурилась и, уткнувшись в грудь мужа пылающим лбом, всё же шепнула:

– Прости.

Объятия стали крепче, дыхание прервалось от их жара. Ощутив, как Танг поцеловал меня в макушку, я невольно улыбнулась, а Лорд весело заявил:

– Наконец ты готова стать мне женой, Арэлия.

Я вздрогнула:

– Э… Я уже ваша жена, Лорд Зейетанг. – Запаниковав, осторожно высвободилась. – Мы запечатлены как истинная пара. – Скрывая дрожь, я вскинула голову и сухо спросила: – Ваше предложение о прогулке ещё в силе?

– Разумеется, – уголки его губ дрогнули, но глаза не улыбались.

Я понимала, что снова оттолкнула Лорда, но всё потому что очень испугалась. Не в силах выдерживать его изучающий взгляд, повернулась и направилась к выходу. Но на пороге замерла в недоумении.

– Там же холодно! – обвинила я Лорда. – А вы принесли мне лишь тоненькое платье. О туфлях даже не подумали. Хотите от меня избавиться?

– Милая, – Танг шагнул ко мне, раздеваясь на ходу, – ты недооцениваешь силу моей любви.

Я прижалась спиной к двери и задрожала:

– А я… а мы на «ты» не переходили!

– А как же твоё «прости»? – прищурился Танг, скидывая штаны.

Я смущённо отвела взгляд, ругая себя за то, что не сделала это сразу же, как Лорд принялся раздеваться. Даже словила себя на том, что рассматриваю его… внизу. В лицо бросился жар, ноги стали ватными. О, небо! Мне страшно до колик, но я стою на месте и молча жду, когда Танг приблизится. Не огрызаюсь, не напоминаю о прогулке.

В колени ткнулся влажный нос волка, и я едва сдержала вздох разочарования. Тут же улыбнулась:

– Надо ввести правило, что вы будете предупреждать меня о том, что меняете ипостась.

Мне показалось, или волк саркастично ухмыльнулся? Показалось. Волки же не улыбаются. Или улыбаются? Зверь осторожно прихватил зубами подол моего платья и потянул на себя. Я с кивком послушалась и запрыгнула ему на спину. Шерсть оказалась мягкой и очень тёплой, но я всё равно переживала, что замёрзну на улице. Оставалось надеяться, что гулять мы будем недолго.

Но я обшибалась. Танг бежал по бескрайней снежной равнине, а я, задыхаясь от восторга, рассматривала всё вокруг. Мне нравились и тёмные кромки леса вдалеке, и серебряный бархат нетронутого снега, и пронзительно голубое небо над головой. Но особенно нравилось, что я не ощущаю ни капли холода. Так, если бы сейчас было лето.

Когда зверь остановился, я сразу узнала место. Спрыгнула со спины огромного белого оборотня и закружилась на полянке.

– Как же здесь прекрасно!

И те же самые снежинки, будто повисшие в воздухе, и волк, которому на нос легла одна из них – всё было как в моём сне. Не хватало только…

Я обернулась и при виде улыбающегося блондина на миг застыла на месте. Танг приближался, а я мелко подрагивая вовсе не от холода, ждала поцелуя, как вдруг...

-   О, нет! - Я ощутила себя самой несчастной и самой смущённой женой во всех мирах. - Только не это!

-  Что такое? - приподнял брови Танг. - Не хочешь, чтобы я тебя поцеловал на месте нашей первой встречи?

-  Хочу, - отмахнулась я и тут же прикусила язычок. Танг заулыбался, а я зло добавила: - Не то хочу! Я... - зажмурилась и выпалила, сгорая от стыда: - Я чая напилась! Теперь...

Дальше продолжать было выше моих сил. Я понятия не имела, что делать посреди снежного поля, а увидеть снисходительную улыбку Танга было смерти подобно. Но физиологию долго не сдержишь, и я застонала, мечтая оказаться в Академии.

Открыла глаза и увидела круглые от изумления глаза моего ректора.

-        Не говорите, что сейчас тридцатое ноября, - страдальчески протянула я. Рулон выпал из рук медиума. Я охнула, меньше всего ожидая увидеть ректора в этом месте. Я вылетела из небольшой комнатки и уставилась на большие напольные часы: - Пять пятнадцать!

Глава 15. Выбор мага

Приплясывая в личных покоях ректора, я не могла поверить, что медиум добивался от меня такого ответа. Это уму непостижимо! Но кто мог предвидеть такую ситуацию? А всё мятный чай Танга. Стоило ректору выйти, я залетела в маленькую комнатку и заперлась. Когда вернула себе способность адекватно мыслить без физиологических проблем, я попыталась открыть дверь, но она не поддавалась.

– Ректор? – позвала я. – Дверь заклинило.

 – Тебе не стоит выходить, – было мне ответом. – Я не должен знать, что произошло в будущем.

– Так я на самом деле попала в прошлое? – ахнула я.

– Ты и сама поняла. – Голос медиума из-за двери прозвучал глухо.

– Осталось понять, как… – пробормотала я.

– Ты сильнее, чем кто-либо предполагал. – Мне показалось, или ректор вздохнул? – Мне жаль.

– Потому вы и не сказали мне, – понимающе кивнула я. – И никому не сообщили…

– Если хоть кто-то узнает, что среди выпускниц Проникающая, то на Балу Снежинок начнётся война, – печально проговорил ректор. – И то при условии, что о тебе не узнают тёмные маги. Тогда…

– Но я же вижу сны! – возмущённо перебила я. – И прошлое людей, и даже будущее. Я – Видящая, ректор!

– Проникающая тоже всё это может, – объяснил медиум. – Не так, как Видящая, чуточку иначе, но граница очень эфемерна. Отличие одно. Видящая может заглянуть в своё будущее или прошлое, а Проникающая нет.

– Значит, вы учили меня быть тем, кем я не являюсь? – я злилась всё сильнее.

– Я учил тебя тому, что ты должна знать, – мягко возразил ректор. – И надеюсь, что ты обрела свою истинную пару и защиту в лице благородного Лорда. Только не говори мне ничего!

– И не собираюсь, – мстительно ответила я. – Кроме одного. Вашим надеждам не суждено сбыться.

В ярости сжав пальцы в кулаки, я зажмурилась, желая оказаться как можно дальше от ректора и Академии. Ощущая себя преданной тем, кому я всецело доверяла, я села на снег и, зарывшись лицом в ладони, всхлипнула.

– Арэлия. – Танг, сев рядом, обнял меня за плечи и прижал к своей груди: – Что случилось?

– Тебе не повезло с женой, – хлюпая носом, пробурчала я.

– А я считаю, что выбор мой на редкость удачный, – иронично возразил Танг.

– Ты просто не знаешь, – покачала  головой, – никто не знает. Я сама только поняла.

Я отняла руки от лица и, вытерев мокрые щёки, решительно посмотрела на мужа.

– Не стану скрывать, как сделал это мой ректор. Это важно! Так что слушай внимательно, Лорд Зейетанг. Я обвинила тебя в тёмной природе силы, а на самом деле плохая это я.

– Вот это признание, – улыбнулся Танг. – И откуда вдруг столько самоуничижения?

По щекам моим снова покатились слёзы:

– А ты не видел? Я только что исчезла из твоего мира и появилась в Академии. Без заклинаний, без талисманов, без портала!

– Так вот куда ты ходила, – льдистые глаза Танга искрились весельем. – А я испугался, что ты сбежала от меня. – Поднял руку: – Клянусь, милая, всегда предупреждать, когда буду менять ипостась. Но, к слову, сейчас тебя моя нагота не смущает…

– Да как ты не понимаешь? – оттолкнула я его. – Как можешь шутить в такой момент? Я – Проникающая! Это тёмный дар!

Повисло молчание. Поляна, которая подарила мне невероятное ощущение счастья и свободы, оказалась моим проклятием. Здесь пробудился мой тёмный дар Проникающей.

– Знаю.

Я подняла голову и с изумлением взглянула на Танга:

– Знал?!

Он кивнул и, скрестив ноги, посмотрел вперёд.

– Когда ты появилась в моём мире, сразу понял, что лёгкая красивая девушка в летящем платье не так проста и безобидна, как кажется. Но мой волк признал в тебе истинную пару…

– Так это твой волк выбрал меня? – ахнула я, вспоминая, как снежинка приземлилась на нос животного.

– Это судьба соединила нас, – возразил Танг. – Волк лишь почуял это, а я… бросил все дела и направился в Академию Снежинок. Боясь упустить время, поехал в чём был. – Он посмотрел хитро: – Я конечно быстрее бы добрался волком, но тогда мой наряд пришёлся бы тебе ещё менее по душе.

Я смутилась и, прижав ладони к пылающим щекам, отвела взгляд. Танг подобрался вплотную и, обдав меня мятным дыханием, жарко прошептал:

– Ты не тёмная, Арэлия. И тем более не плохая. Немного дерзкая и избалованная, но при этом милая и очень добрая…

– А я думала, почему никто со мной жить не захотел, – всхлипнула я. – Думала, что девочки боялись что я увижу их секреты, а они боялись… меня! Только невосприимчивая к магии Дион смогла стать моей подругой. Это ужасно!

-  Арэлия, - тихо позвал Танг. - Ты расстроена и преувеличиваешь. Всё не настолько ужасно, как ты думаешь.

-  Это ты не понимаешь! - воскликнула я. - Ко мне относились как к будущей королеве. Все завидовали моему дару, учителя относились как к особенной, и я поверила в это! А сейчас я узнаю, что всё так, но только с другой, тёмной, стороны!

-  Арэлия, - снова позвал Танг.

-  Что? - повернулась я.

И он, притянув меня за шею, накрыл мои губы своими. Ворвался языком, подчиняя и наседая. Я застыла от неожиданности, дыхание прервалось, по телу разлилось приятное тепло. Танг, опрокинув меня спиной на снег, навис надо мной, а я смотрела в его льдистые глаза, как завороженная.

-  Ты Проникающая, - серьёзно сообщил Лорд. - Это твой дар. Ты напугана, потому что история показывает, что большинство Проникающих тёмные маги, но... Вспомни своего ректора. Очень сильный медиум, он долгое время сражался на стороне тёмных. Он плохой, Арэлия?

Я помотала головой:

- Хороший... хоть я зла на его сейчас очень сильно, всё равно он светлый!

-  Потому что дар - это всего лишь магия, - сурово свёл брови Танг, - а то, на какой стороне ты будешь его применять - твой выбор.

Я судорожно втянула воздух и, смаргивая с ресниц слёзы, порывисто обняла мужа. Приникла к его тёплым губам и, поцеловав, смущённо отстранилась. Поправляя волосы, отворачивалась от Танга, потому что увидела, как сильно ему понравился мой порыв. Ну почему волк не носит в зубах подштанники?!

-  Почему здесь так жарко? - выдохнула я. - Зима, снег... а я вся горю!

-  Так может вернёмся домой? - хрипло предложил Танг.

Сердце пропустило удар и заколотилось раненой птицей. Страх перед неизбежным, неизвестным, но желанным сжал за горло, не давая говорить. Я смущённо кивнула и, когда Лорд обратился в волка, легко запрыгнула на него. Поглаживая мягкую серебристую шерсть оборотня, с замирающим сердцем смотрела на горизонт. С нетерпением ждала, когда же появится наш домик... Милое гнёздышко.

Глава 16. Горячее сердце зимы

В домик Танг внёс меня на руках. Для этого Лорду пришлось пригнуться, и мы едва не рухнули на пол. Смеясь, я выскользнула из объятий и, отбежав к столу, покачала головой:

– Вы поклялись мне сообщать, когда будете менять ипостась, Лорд Зейетанг! А тем временем обманули и, застав врасплох, подхватили на руки.

– Из человека в волка, – тут же нашёлся Танг и, не стесняясь ни своего обнажённого тела, ни внушительного признака явного интереса ко мне, добавил низким вибрирующим голосом, от которого внутри всё перевернулось: – А вот с моим зверем тебе придётся договариваться отдельно, милая Снежинка.

– Опять «Снежинка»? – смущённо отвернувшись, насупилась я.

– Опять на «вы»? – парировал Танг и шепнул: – Посмотри же на меня.

Сердце забилось быстрее, паника подкатила к горлу, щёки казалось, сейчас вспыхнут ярче эхаров Танга. Да, я знала, зачем мы возвращаемся, но всё равно леденящий страх и обжигающее предвкушение мучительной волной прокатились по телу. Облизав враз пересохшие губы, и сжала ткань платья на бёдрах, будто оно могло помочь мне не упасть в обморок, и медленно повернулась.

Высокий и широкоплечий Лорд стоял прямо, мощная грудь его вздымалась от возбуждённого дыхания, на светлую, будто перламутровую кожу с белоснежных волос, падали капли от растаявших снежинок. Я завороженно проследила за прозрачными капельками, которые, будто дразня, вели мой взгляд всё ниже. По мускулистому животу, теряясь в светлых кудрявых волосках.

– Иди ко мне, – голос Танга стал ещё ниже, а хриплые нотки в нём сводили с ума.

Едва совладая с дрожащими коленями, я шагнула к мужу, который тоже направился мне навстречу и, подняв руки, одним рывком разодрал на мне верх платья. Нежная ткань, лаская тело, улеглась у ног.

– Оно мне нравилось, – ахнула я.

– А мне нравишься ты, – горячо выдохнул Танг.

Притянув меня к себе за плечи, прикрыл веки и втянул носом воздух. Губы Танга коснулись моего виска и, оставляя дорожку обжигающих поцелуев на лице и шее, дотронулись до плеч. Я же стояла, тяжело дыша, растерянная и испуганная, боясь сделать что-то не так. Может, спросить мужа?

– Танг…

И тут же задохнулась, когда он, опустившись на одно колено, обхватил горячими губами мой сосок. По коже будто молнии побежали, даже волоски на руках приподнялись, и я услышала стон. Свой стон! Танг жарко выдохнул мне в грудь и, легонько прикусив, обхватил ладонью другое полушарие. Нежно массируя, играл языком, доводил меня до исступления, дразнил и заставлял желать большего.

Не выдержав садкой пытки, я покачнулась и, опершись о плечи Танга, поцеловала мужа в шею. Я мечтала о его губах, хотела вновь ощутить их напор и бескомпромиссное подчинение, но Лорд, положив ладони мне на талию, опустился ещё ниже. Рисуя на моём животе замысловатые рисунки горячим языком, он медленно приближался к чувствительной впадинке.

Плавясь быстрее воска от магического огня, я едва стояла на ногах, не падала лишь потому, что муж держал меня крепко, скользила ладошками по его мускулистому телу, наслаждаясь мощью и красотой перекатывающихся под светлой кожей мышц.

Танг опустился ещё ниже, и я вскрикнула, ощутив прикосновение его горячего языка к средоточию нервов. Рыкнув совсем по-звериному, Танг поднял меня за талию и посадил на стол. Я распахнула глаза и пролепетала:

– А как же кровать?..

– После, – хрипло настолько, что я едва поняла сказанное, ответил Танг.

Я едва узнавала Лорда. Льдистые глаза его пересекал звериный зрачок, а припухшие приоткрытые губы чуть подрагивали, обнажая ровные крепкие зубы. И в этот миг, когда, казалось, я должна была испугаться ещё больше, страх растаял, будто снег от эхара Танга.

Этот мужчина, увидев меня однажды, свалившуюся на него невесть откуда, бросился меня искать. Прошёл сквозь миры, чтобы я досталась только ему! Этот мужчина проглотил мои обвинения и с честью вышел из щекотливой ситуации. Этот мужчина не отказался, даже когда я выказала явное нежелание знать его. Когда капризничала и требовала достойных моего дара почестей.

Но самое главное – зная, природу моей силы, он всё равно пожелал быть моим Лордом. Выбор. Так сказал Танг. И мой выбор – это он.

– Лорд Зейетанг, – содрогаясь всем телом от сладкой истомы, прошептала я и тут же утонула в льдистых глазах. Таких светлых и холодных внешне, как снега этого мира, и таких обжигающе нежных, как магия, что не даёт мне даже босой замёрзнуть посреди зимы. – Кажется… я люблю тебя.

Глава 17. Стая

Танг выдохнул так, будто отдавая тепло до последней искры, и, не дыша, всмотрелся в мои глаза. Пристально, пронизывающе, заставляя меня содрогаться от нахлынувшего стыда. Девушка не должна признаваться первой! Что я наделала? Что он подумает обо мне? Щёки медленно заливал нестерпимый жар, я и сама забыла, что людям свойственно дышать.

– Да за что же мне это наказание! – вдруг хрипло спросил Танг и неудержимо расхохотался.

Я судорожно втянула воздух и, ощутив горечь обиды, принялась вырываться:

– А ну пусти. Я сказала это на эмоциях. Ты был таким необыкновенным, таким замечательным, что у меня словно унесло в другой мир…

– Опять? – продолжал посмеиваться Танг, впрочем, и не думая позволять мне выскользнуть из его объятий. – Позор на мой хвост, жена так и норовит сбежать от меня.

Я растерялась на миг:

– Почему на хвост?

Воспользовавшись этим, Танг прильнул ко мне, увлекая в круговорот бесконечно сладкого поцелуя. Когда у меня перед глазами всё снова поплыло от страстного дурмана, муж шепнул:

– Девушка не должна признаваться первой, это несправедливо. – Обжигая кожу моих плеч поцелуями, он добавил: – Ведь я строил планы, как завоевать твоё сердце. Продумывал, перебирал варианты самых романтичных свиданий и нежных признаний, а ты всё разрушила за мгновение, а значит...

Я разрывалась от противоречивых чувств. Ладонь мужчины, прожигающая мне поясницу, прижимающая низом живота к его, заставляла сгорать от стыда. Поцелуи и хрипловатый тембр голоса Танга повергали в дрожь, жгли вены от нестерпимого желания большего, но слова мужа оседали хлопьями разочарования. Как быть? Обидеться и оттолкнуть? Это выше моих сил, руки будто налились патокой и не слушаются. Ответить на поцелуй? Нет, это невозможно  после произнесённых слов. И в ожидании приговора, сжалась в комок.

Лорд резко отстранился и весело закончил:

– Значит, переходим к следующему пункту плана.

– К какому? – только и смогла вымолвить я, наблюдая, как Лорд отступает от меня.

– Хочу познакомить тебя кое с кем, – подмигнул он. – Одевайся.

– Ты платье моё порвал! – обвинила я и напомнила: – Обещал принести другое.

– Точно, – слегка нахмурился он и кивнул: – Обещал – сделаю!

Он мгновенно перевернулся в волка и выскочил из домика. Раздался жуткий пронизывающий нутро невероятно громкий вой, от которого у меня по всему телу побежали мурашки. Прижавшись к спине, я с ужасом посмотрела на дверь, ожидая появления описанных в учебнике по магическим тварям чудовищ. Когда в проёме появился мой волк, дрожащим голосом спросила:

– Что… кто это?

Муж уже принял человеческую ипостась и, приблизившись, осторожно взял меня за руку:

– Это был мой зов. Ты никогда не слышала воя оборотня?

– Откуда?! – я старалась избежать в голосе истерических ноток, но тон всё равно был режуще высоким. – У меня под окном они серенады не пели!

– Это радует, – криво ухмыльнулся Танг. – Боюсь, у меня есть дурная привычка избавляться от соперников.

– Это я заметила, – тут же кольнула я. – Что ты сделал с Лордом Гешинальдом? Он убежал от меня, как будто от прокажённой.

Правильные губы Танга хищно дрогнули, обнажая зубы, а у меня спина похолодела:

– Ты же не открыл ему мой истинный дар?! Сказав, что сразу понял о том, что я Проникающая, ты поделился своей догадкой с Гельшем, чтобы убрать соперника?

Ответить Танг не успел, так как дверь домика распахнулась с такой силой, что я думала, она слетит с петель, а внутрь влетел белоснежный ураган и, завертевшись на месте, вмиг превратился в высокую стройную девушку. . Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Небольшой свёрток покатился по полу в сторону от красавицы, но я во все глаза смотрела на гостью. Светлые волосы серебристой волной обтекали совершенную фигуру. Совершенно обнажённую…

Ничуть не смущаясь наготы, девушка взмахнула густыми светлыми ресницами и, фигуру мазнув Танга странным взглядом, приблизилась ко мне. Обошла меня, застывшую от изумления, и, осмотрев со всех сторон, кивнула:

– Симпатичная.

Будто пробудившись от этого слова я, вскрикнув, бросилась к своему платью и, судорожно натянув, пусть и разодранное, но хоть какая-то защита, отступила от блондинки. Та одобрительно хмыкнула:

– Скромная. – И протянула руку: – Я Зейелея, сестра того клыкастого, что стоит столбом у двери и радостно ждёт, что ты будешь его ревновать. Но ты, судя по глазам, не такая глупая, чтобы поддаваться на его уловки. Я права?

– Надеюсь, – робко улыбнулась я и осторожно прикоснулась к руке девушки.

Зейелея тут же обхватила мою ладонь и, дёрнув на себя, заключила меня в объятия. Шепнула:

– Добро пожаловать в стаю, сестра!

Я прикусила губу, к глазам подступили слёзы. Так просто и так подкупающе искренне, что у меня в груди стало горячо. Девушка отстранилась и, оглядев меня ещё пристальнее, кивнула:

-  Брат прав, ты ещё стройнее меня. Первое платье, судя по всему, не пережило брачной ночи, но ты не расстраивайся. - Она отпустила меня и в два прыжка оказалась у двери. - Мы принесли тебе ещё нарядов!

-  Мы? - только и успела промолвить я, как дверь снова распахнулась, и в комнату один за другим стали запрыгивать волки.

Огромные, белые, пушистые, от них так и веяло морозом. В пасти каждый держал по свёртку. Я невольно отметила, что глаза у зверей в основном жёлтого и зелёного оттенков, а льдисто-голубые лишь у Танга и его сестры.

Становилось всё теснее, а я молилась лишь об одном, - чтобы все эти оборотни (а в магической природе волков я не сомневалась), не стали оборачиваться в людей. Я к Тангу обнажённому ещё не привыкла, появление его сестры меня вогнало в ступор. Но если вокруг меня будет столько обнажённых людей, боюсь, моя психика этого не выдержит. Для оборотней, как я поняла, это в порядке вещей, но меня воспитывали совсем в других традициях.

Глава 18. Новое видение

Под локоть ткнулась волчья морда, и я по льдистым глазам узнала Танга. Махнув на всё, запрыгнула на спину мужу, и зверь прыгнул к двери. Платье разодрано? Оно у меня есть! Холод на улице? Меня греет магия Лорда. За нами гонится стая волков? Так… это моя стая!

Осознав это, я выпрямилась и, зарываясь пальцами в густую шерсть своего оборотня, восторженно закричала. Не знаю, что именно, возможно это и не было словами, но стая отозвалась дружным воем, от которого волоски на теле вставали дыбом, а в душе рождалось нечто новое, горячее, волнующее. Я впервые ощутила себя с семьёй.

Сколько я кричала, не знаю, горло уже охрипло, голова кружилась, Танг посматривал иронично, но я не могла остановиться. Стая окружила нас, а рядом бежала белоснежная волчица. И тут вдруг вспомнилось видение. Танг на коленях, и дикая боль.

Пальцы разжались, руки будто потеряли всю силу, я беспомощно взвизгнула и завалилась назад. Перекувырнувшись и взметнув столб белоснежного снега, застала в ледяной ночи. Стало очень холодно и больно, эйфория покинула меня. Я смотрела в чёрное небо и тяжело дышала. Через минуту вернулись волки, звери окружили меня и молча тыкались мордами, когда вдруг расступились, пропуская Танга.

Муж опустился на колено и, подняв меня на руки, посмотрел укоризненно:

– Думал, ты гораздо более цепкая. – Спросил серьёзнее: – Что-то увидела?

Я беспокойно покосилась на других зверей, и Танг добавил:

– Они знают.

Я похолодела и, вжавшись в него, выдохнула:

– Знают?!

– Проникающая – великий дар, – строго ответил муж. – Но это не диагноз, Арэлия.

– Будем надеяться, братишка, – усмехнулась Зейелея и прикоснулась к моей щеке: – На вид она милая и безобидная. Пока.

– Лея! – рявкнул Танг. – Держи язык за зубами.

– Как скажешь, – мягко улыбнулась девушка, но взгляд её, готова биться об заклад, мерцал от боли. – Так что ты увидела, Арэлия?

– Ничего, – торопливо ответила я и нервно улыбнулась: – Я… залюбовалась звёздами. И… проголодалась.

– А! – протянула Лея. – Тогда всё ясно. Неси её ко мне, братец. Накормлю твою суженую.

Танг вновь перевернулся и, припав животом к снегу, приоткрыл пасть, морозный воздух пронизали пары горячего дыхания оборотня. Я не стала просить себя дважды – стопы уже онемели от мороза, – и запрыгнула на моего горячего мужа. Лея бежала впереди, стая следовала за нами.

Того единения, что накрыло меня недавно, уже не возникало. Я никак не могла отделаться от беспокойства, что резануло меня, когда Танг процедил «Держи язык за зубами». Возможно, я себя накручиваю, ведь моя жизнь изменилась совсем не так, как я мечтала, но…

Волк остановился у нескольких снежных холмов. Ни домика, ни сарайчика. Я сползла со спины Танга и растерянно осмотрелась. Оборотни один за другим оборачивались, и щёки мои краснели всё сильнее, как вдруг «холмы» зашевелились, обвалился свежий снежок, и навстречу обнажённым мужчинам выбежали дети…

– Хвала небу, они одетые, – прошептала я, наблюдая, как женщины накидывают мужьям на широкие плечи покрывала и шкуры, а малыши разных возрастов скачут с радостными криками.

Но когда внимание переключилось на меня, застыла ледяным изваянием. Танг в меховой накидке (я даже не заметила, чьих эта милость рук), обнял меня за талию и представил:

– Арэлия. Моя истинная.

Воцарилось молчание, даже дети притихли. Одна из женщин хмуро выступила вперёд с явным намерением что-то сказать, но Лея будто случайно наступила ей на ногу и возвестила:

– Приглашаю всех на торжественный ужин в честь обретения нашим Снежным Лордом своей истинной пары!

Мужчины довольно загалдели, а я поняла, что «стая», ввалившаяся в наш домик, состояла из мужских особей… кроме разве что Леи. От понимания этого по шее поползли мурашки. И, хоть мне не нравилось, как косились на меня женщины в этом странном поселении без единого домика, всё равно последовала за сестрой брата.

Танг всегда был рядом. Точнее, шёл за мной, держа руку на моём плече.

Я спустилась по стылым земляным ступенькам, понимая с ужасом, что «нора» про которую рассказывал мне муж – не шутка. Его соплеменники живут под землёй, и мне ещё повезло, что мой Снежный Лорд нашёл для меня человеческое жильё.

Внутри было тесно и тепло. Стены и пол укрыты шкурами, а очаг в углу сложен из камней, всё это было настолько странно, что я растерялась. Как можно жить в таких условиях? Как можно растить детей в таких условиях?!

Танг усадил меня себе на колени и, обнимая, дарил ощущение комфорта и безопасности. В руки мне сунули выдолбленную из дерева чашку с ароматным чаем. С каждым глотком тревога отпускала меня, будто я пила не чай, а сладкое вино. Я отставила плошку и, откинувшись на грудь мужа, рассеянно слушала рассказы оборотней. Легенды, случаи из охоты, надежды и мечты, – всё это расплывалось в огне моей дрёмы.

Горячие губы Танга, шёпот его сестры «Ты уверен, что она другая?», пристальные взгляды оборотней, - всё слилось в единый поток, который нёс меня через пространство и время. Обрушил оземь резко, без предупреждения и боли.

Опираясь дрожащими руками, я медленно поднялась и, оглядевшись, судорожно втянула воздух. Но дышать не получалось, лёгкие разрывало от огня, обоняния коснулся солоноватый запах крови. Я снова была на том поле, где полегли тысячи оборотней, а Танг стоял на коленях.

Но теперь на его шее красовался ошейник, от которого отходила железная цепь. Женщина в пышном бордовом платье стояла ко мне спиной и, дёргая за ошейник, принуждала моего мужа следовать за ней. А на земле, подрагивая окровавленными лапами, пыталась подняться раненая волчица. Сейчас я узнала её. Это была Лея, и она не просто осталась жива. Её вернули. Взгляд мой снова скользнул по горделиво выпрямленной спине незнакомки, которую я уже ненавидела всем сердцем.

Танг мой!

Глава 19. Зеркальный замок

Утро началось приятно, мои губы накрыли мужские. Горячие, нежные, желанные… Ох, как же великолепно Танг целуется! Мне повезло с мужем. Я ответила со всей страстностью, обвивая могучую шею оборотня руками, как услышала насмешливое:

– Мне выйти?

Вздрогнула и, прижавшись к полуобнажённому Тангу, осторожно посмотрела на Лею. Сестра мужа, сидя у очага, аккуратно помешивала варево в небольшом котелке. Обоняния коснулся аппетитный аромат варёного мяса.

– Так что, молодожёны? – иронично уточнила Лея. – Завтрак после секса или до?

– Вместо можно? – кутаясь в мягкое покрывало, смущённо шепнула я.

Лея расхохоталась, запрокинув голову так, что светлые волосы скользнули по спине. Танг, цокая языком, посмотрел на меня осуждающе, но в его льдистых глазах мерцала добродушная усмешка. Я же ощутила что краснею. Буркнула:

– Есть хочется. Меня ещё вчера обещали накормить, но лишь напоили… Кстати, что это был за чай?

– «Зов предков»? – переспросила Лея. – Сложный отвар из десятка трав и корений. А ты молодец, хорошо продержалась. Сразу видно, что…

– Лея, – рыкнул Танг и, слегка склонив голову, хищно улыбнулся: – Хватит кормить нас байками, мы ждём чего-то посущественней.

– Как скажешь, – девушка подхватила миску и переложила в неё кусок, от которого шёл пар.

Рот мой мгновенно наполнился слюной и, поднявшись, я с благодарностью приняла еду. Мясо оказалось жёстким  и пресным, но в этот миг мне показалось, что вкуснее ничего в жизни не ела. Вторая моя трапеза в этом мире, и не менее странная, чем сладкий пирог с малиной.

Неожиданно Танг с сожалением посмотрел на меня и поднялся:

– Мне пора.

Лея, не глядя на брата, кивнула, будто это в порядке вещей, а вот я не сдержала возмущения:

– Намекаешь, что уходишь один? – Попыталась встать, но запуталась в мягком покрывале. Посмотрела снизу вверх и горячо возразила: – Я с тобой.

– Не стоит, – присел на корточки Лорд и, приподняв моё лицо за подбородок, мягко улыбнулся: – Это лишь скучные обязанности вожака. Погости у Леи, пожалуйста. Я скоро вернусь.

Вот только его льдистые глаза будто заволокло снежной бурей, у меня даже мурашки по спине побежали. У меня всё существо вопило, что нельзя Лорда одного отпускать. Он выпрямился и покинул землянку прежде, чем я успела справиться с запутавшим ноги покрывалом. Кое-как освободившись, я бросилась выходу, но Танга и след простыл. Снаружи было тихо, не видно ни одного оборотня.

Вздохнув, я вернулась и возмущённо посмотрела на Лею. Девушка гостеприимно протянула мне миску:

– Добавки?

Я решительно отодвинула еду и потребовала:

– Что здесь происходит? Не хочешь рассказать?

– Арэлия, мой милый братец мне хвост отгрызёт, если я хотя бы намекну, – безмятежно отозвалась Лея.

Слишком безмятежно для того колючего взгляда, которым она меня при этом наградила. Волнение разрасталось, как катящийся с горки снежный ком. Казалось, над нами нависло нечто неизбежное, грозящее разбить и этот уютный мирок белоснежных волков… Да и наш с Тангом. Могла ли я подумать, что получив вместо дворца чуть ли не нору, вскоре буду переживать за новый дом?

Да, я не могла и представить себе подобного. Но это случилось. Я не знаю, что произошло, почему я изменилась, да и некогда размышлять над этим. Я шагнула к Лее вплотную и, забрав из её руки миску, отставила в сторону. Поправила съезжающее с плеча платье и посмотрела девушке в льдистые глаза.

– Уверена, ты знаешь, что я – Проникающая. – Голос мой прозвучал непривычно властно, но вот на Лею не произвёл никакого впечатления. Она оборвала взгляд и, отвернулись, принялась как ни в чём не бывало копошиться у очага. Но меня это не охладило: – Тангу грозит опасность. Лея, я…

– Я обещала ничего не говорить, – не глядя на меня, перебила девушка и, затушив очаг, поднялась. Отряхнув руки, задумчиво добавила: – Но не клялась, что не покажу.

Лея повернулась и хитро покосилась на меня:

– Но готова ли ты к тому, что можешь увидеть?

Я лишь кивнула. Беспокойство распространилось по коже леденящим холодом, сосульками впилось в сердце, разлилось жидким азотом в венах. Лея одним движением скинула лёгкое платье и, мигом перевернувшись, волчицей бросилась к выходу. Лея позволила оседлать себя у входа в землянку и понеслась так, словно стремилась обогнать ветер.

Лицо кололо холодом, ноги мгновенно покрылись мурашками: Лея не обладала магией и не могла меня согреть. Я пожалела, что не прихватила с собой из землянки покрывало. Через несколько минут у меня уже зуб на зуб не попадал, из глаза текли слёзы, пальцы заиндевели, но я упрямо цеплялась за белоснежную шкуру волчицы.

Когда Лея остановилась, едва понимала, что жива. С трудом сползла с волка и, усевшись на снег, обхватила себя руками. Как же холодно! Но всё это тут же перестало иметь значение, когда я подняла глаза.

Задыхаясь от изумлённого восторга, я рассматривала высокие стены сверкающего в утренних лучах замка. Его бело-синие стены словно были выполнены изо льда и отражали облака, деревья и нас с Леей будто зеркала. Возможно ли построить дворец из стекла?

А в небе над волшебно прекрасным замком, затмевая даже свет солнца, вспыхивали яркие блики разноцветного огня. Радужные блики разлетались по небу, осыпались дождём на снег, переливались в зеркальных стенах дворца.

С помощью Леи я поднялась и, держась за загривок волчицы, шагнула к огромному, в полстены, окну.

Глава 20. Соперница

Прильнув к прохладному стеклу, я забыла и про холод, жалящий мои ноги, и про осыпающееся с неба разноцветное пламя.

Другая женщина в шикарном платье и со струящимися по спине блестящими волосами прильнула к моему мужу и целовала его с такой страстью, что у меня пальцы в кулак сжались. По стеклу, разрывая перепонки жутким звуком, заскрипели ногти.

Танг стоял на коленях и, уронив руки, даже не пытался сопротивляться. Я горько усмехнулась: сопротивляться?! Он огромный могучий оборотень. Боевой маг! Да не пожелай он этого поцелуя, его бы и не было. Разочарование захлестнуло болезненной волной, – а ведь я только-только поверила Лорду. Открыла ему своё сердце… Как я наивна!

Зейетанг – Снежный Лорд! Конечно, у него есть замок. Конечно, ему принадлежит целый мир! А то, что маленькую наивную Снежинку мужчина привёл в неприметную хижину – лишь прихоть. Оборотень всего лишь не пожелал отпускать законную, добровольно рухнувшую в его объятия, добычу.

– Так что же? – прошептала я, зная, что слух у Леи по-волчьи тонкий. – Для меня была отведена роль любовницы? Всё это… И бал, и запечатление, и договор с ректором – всё это для того, чтобы Снежный Лорд развлёкся с наивной выпускницей?

Лея не отвечала. Волчица улеглась у моих ног и, положив морду на передние лапы, лишь тоненько поскуливала. Словно жалела глупую Снежинку. Мои губы задрожали, по щеке скользнула слезинка и, сорвавшись с подбородка, разбилась узорчатой льдинкой о стеклянный выступ.

Разве можно… вот так? Неужели Лорду было настолько скучно в этом зеркальном замке в объятиях прекрасно незнакомки, что Танг бросился в погоню за Снежинкой? Может, и хорошо, что наша первая брачная ночь ещё не состоялась? Но кто я теперь? Куда мне идти?

Опустив глаза, я повернула руку, символ запечатления серебрился и переливался в свете солнца и брызжущей с небес магии. И снова в груди кольнуло беспокойство. И дело даже не в том, что мне некуда идти. Что-то не сходилось в этой картине. Если у Лорда есть шикарный замок, то почему он живёт в норе? Даже если Танг солгал мне про это, то всё равно возникает вопрос, почему в землянках живут его подданные. Возможно, не все, но родная сестра – Лея!

Я вновь устремила взгляд в окно. Женщина целовала моего мужа долго, жадно. Она поглаживала его тело, а в мою грудь при этом будто вгоняли стальные прутья. Больно до слёз. И странно. Я вновь запрокинула голову и, рассматривая разноцветные полосы, нахмурилась. Слишком много магии, слишком долго она изливается, неразумная растрата сил.

Я должна узнать, что происходит. И раз Лея мне не может объяснить, то…

– Покажи, где войти, – попросила я волчицу.

Лея тут же подскочила, глаза её загорелись огнём, из пасти в облаке пара вывалился розовый язык. Волчица посеменила в сторону, а я последовала на негнущихся от мороза ногах. Стоп уже почти не ощущала, но злость и обида не давали сдаться и жалеть себя.

Я толкнула дверь, в которую ткнулась носом Лея. Похоже, что это вход для прислуги, но мне было всё равно. Внутри оказалось темно и довольно тепло, а это гораздо лучше парадного подъезда и ковра из роз… Сейчас мне было этого не нужно, даже странно, что я так упрямо мечтала о почестях. Всё это неважно. Для счастья мне необходимо, чтобы Танг был моим.

Вцепившись в мягкую шерсть волчицы, я позволила Лее вести меня, ведь её глаза лучше видели в темноте. Дрожа всем телом, я двигалась шаг за шагом, медленно согреваясь. А вскоре стопы уже ломило от почти нестерпимого жара. Я узнавала магию мужа по ощущениям на коже, от которых поднимались волоски, по тающим в воздухе золотистым искрам, будто отлетающим от костра. Всё в замке излучало силу Снежного Лорда. Но почему в небе полыхало разными цветами?

Лея остановилась перед светлыми дверьми и, повернув голову, сверкнула в полутьме серебристым отблеском льдистых глаз. Я собралась с духом и, положив ладони на узорчатое дерево, толкнула. Свет на миг ослепил. Щурясь, я смотрела, как брюнетка отрывается от моего мужа, и он судорожно втягивает воздух, – со свистом, со стоном, – и у самой словно пол уходил из-под ног. Грудь будто опалило огнём, сердце болезненно сжалось.

Только сейчас я рассмотрела на шее Танга ошейник. Тот самый, что появился в видении. И сейчас он полыхал радужными полосами, зеркально повторяя цветовое безумие в небе, а женщина натягивала призрачную цепь, заставляя мужчину смотреть на себя. Дикий страх за мужа схватил меня за горло, раздирало лёгкие. Ректор рассказывал об этом страшном «украшении», которым любили пользоваться тёмные маги.

В посетившем меня видении Снежный Лорд Зейетанг стал рабом этой женщины!

Я не хотела думать ни о том, что ничего не смогу противопоставить тёмному магу такой силы, ни о том, что Танг пытался удержать меня подальше от опасности, но Лея не стала скрывать жестокую правду. Гнев накрыл меня удушливой волной. Я – Проникающая! Дар, настолько коварный, что даже от меня самой скрывали правду, должен сейчас мне помочь спасти своего мужчину. Время опасной магии пришло. Я сделаю всё, чтобы освободить мужа.

Шагнула внутрь комнаты и, с ненавистью буравя спину тёмной, процедила:

– Руки прочь от моего мужа, тварь!

Женщина обернулась, и тут у меня подкосились ноги. Рухнув на колени, я судорожно хватала ртом воздух и не верила собственным глазам. Как это возможно?!

Глава 21. Зеркальная ловушка миров

Она красива, но той безумной красотой, что пугает. Глаза сверкали яростью и одновременно торжеством, на щеках горел яркий румянец, губы кривились в высокомерной усмешке. Но самое ужасное, что она была до ужаса похожа на меня после того, как надо мной «поколдовала» подруга Дион. Я смотрела на улучшенную версию самой себя, и перед глазами темнело.

– Ты… – Вместо голоса вырвался хрип. – Кто ты?!

– Ты, конечно, – ухмыльнулась женщина и выпустила из рук призрачную цепь.

Казалось, лишь в этот момент Танг вдохнул и, царапнув меня обеспокоенным взглядом, прошептал бескровными губами:

– Нет… Уходи…

Я же удивлённо смотрела, как медленно тает на глазах и цепь, и сам украшенный крупным сапфиром ошейник, будто и не было их. Ничего не понимаю! Злость на мужа, на эту странную женщину, что выдаёт меня за себя и на Лею, что подбежала к брату и принялась его вылизывать, будто щенка, захлестнула горячей волной. Я с трудом поднялась на ноги и, сжав кулаки, с угрозой посмотрела на женщину.

– Немедленно сними ошейник с моего мужа, тёмная! Иначе я…

– Иначе что? – Казалось, женщина с моим лицом искренне заинтересовалась. – Что ты сделаешь самой себе?

– Я не ты, – процедила я. – Я не поступаю… так.

– Как так? – выгнула она бровь.

– Я не соблазняю чужих мужей, – с болью в голосе ответила я.

– А почему ты уверена, что это я соблазнила оборотня, а не наоборот? – поинтересовалась она и тут же отмахнулась: – Нет, лучше ответь, почему ты решила, что эта шавка блохастая меня заинтересовала?

– Ты целовала Танга! – обвинила я.

– Я? – она расхохоталась и шагнула ко мне вплотную. Протянула руку и, погладив меня по щеке, нежно пропела: – Я пила его силу, дурочка. Мы с тобой любим другого…

– Что? – я похолодела.

– Ты же встречалась с Лордом Гешинальдом? – мечтательно улыбнулась красавица, но губы её тут же с кривились от горечи, когда взгляд упал на Танга. – Волк убил любовь всей нашей жизни, Арэлия. Ты должна была прикончить псину, а не запечатляться с ним!

Я, качая головой, медленно отступила.

– Что? – мысли путались, перед глазами плясали круги. – Ты… Это я? Ты из будущего?!

– Нет, – рассмеялась женщина. – Это ты из прошлого. Я вызвала тебя с помощью амулета Гельша. Видела камень на ошейнике пса? В том сапфире заключена сила Лорда Сорга. Дуальная магия редка и очень полезна… – Она хищно ухмыльнулась и добавила: – Гораздо полезнее, чем сами дуальные Лорды. Потому мир Солеорн был захвачен нами вторым…

– Захвачен?! – перебила я, гладя на женщину, как на монстра. – Я… Ты… Невозможно!

– Девочка моя, – мягко улыбнулась женщина. – Ты пока ещё дитя. Ничего не знаешь и почти ничего не умеешь, но в тебе огромный потенциал. Лорд Гешинальд прибыл в Академию Снежинок ради меня. – Глаза её заволокло туманом воспоминания, губ коснулась нежная улыбка: – Он был прекрасен. Русые волосы, синие глаза, идеальные манеры. Я влюбилась без памяти. Но главное началось потом, когда Гельш начал обучать меня. Тёмная магия давалась мне легко, словно я всегда знала её, лишь «вспоминала»…

Я слушала и не могла поверить. Меня вызвали с помощью амулета Гельша в будущее? А тот синеглазый парень оказался тёмным магом? Но самое жуткое… эта женщина уничтожила Лорда Сорга?! Пока маг жив, его силу не заключить в амулет. Перебила зло:

– Убийца! А что стало с моими подругами?!

– Подругами? – рассеянно, недовольная, что её отвлекли от приятных воспоминаний, переспросила женщина. – Ты о Дион, которую к тебе приставил ректор? Она не подруга. Эта девочка поглотитель. Она обессиливала тебя день за днём, чтобы ты не вошла в силу раньше, чем тебя бы стали контролировать. Я убила её первой, на следующий день, когда Гельш рассказал мне о её даре. Медиум держал меня в Академии, как в тюрьме.

Я покачнулась и, схватившись за спинку кресла, с трудом удержалась, чтобы не упасть. В груди разлился дикий холод, на глаза навернулись слёзы.

– Ты… убила свою единственную подругу?

– Я устранила препятствие к трону, – снисходительно отмахнулась женщина. – Как и глупые жёны Сорга, они лишь мешались под ногами. Глупышки не ожидали, что я тоже владею магией. А ведь Лорд их поднатаскал… Всё могло бы закончиться печальнее, но девчонки взывали к нашей дружбе.

Она ухмыльнулась так холодно, что по коже побежали мурашки. Я помотала головой. Нет, это не может быть явью. Это жуткий сон. Кошмар! Один из тех, где я сижу на чёрном троне, а пол в зале залит кровью. Сейчас я проснусь и поцелую своего Лорда.

– Если я из прошлого, то как Танг смог запечатлеться со мной? – пытаясь проснуться, спросила я. – Получается, он тоже из будущего?

-  Пёс оказался слишком умён, - зло процедила женщина и искоса посмотрела на обессиленного Танга и поддерживающую его сестру. - После вызова, он воспользовался талисманом, прошёл по следу заклинания... Наши магии связаны из-за его сестры. Волк нашёл тебя раньше, чем мы встретились. Ты должна убить его! Это,

-  они кивнула на переливающуюся снежинку на моей руке, - сковывает твою силу. А мне нужно освободиться. Нам нужно отомстить!

Мне на щёку попала слюна, и я вздрогнула. Это не сон. Это жуткая явь. Я стала тёмной... Той, кто убила своих подруг. Той, кто завоёвывала миры. Как мог тот стройный юноша с синими глазами оказаться чудовищем? Как я сама стала такой? Опустила взгляд на снежинку на руке, полюбовалась её блеском. Знак запечатления сдерживает мой дар?

-  Ваши магии связаны? - уточнила я и бросила короткий взгляд на мужа. - Ты пила его силу? Зачем? Я видела всполохи над замком. Твоя магия?

-  Остатки, - скривилась женщина. - Тангу приходится подпитывать ловушку, чтобы я не сбежала, а я пользуюсь этим и пытаюсь сломать оковы. - Она приподняла ровные брови и добавила: - Ошейник с амулетом и дар и проклятие. Каждый раз нам приходится сражаться заново. Я знаю, что Лорд придёт, а он знает, что я не сдамся. Рано или поздно этот мир поглотит мрак, и я стану свободной, но я не хочу ждать. Потому вызвала тебя... Себя!

Я с тоской посмотрела на мужа. Вспомнила его слова, что он уходит, и полный безнадёжной решимости взгляд. И как Лея посмотрела на брата с нежным сочувствием. Боль сжала сердце ледяными пальцами.

-  Мы уже праздновали победу, - рассказывала женщина, - когда Лея подобралась к моему мужу. - Лицо женщины некрасиво исказилось: - Ты же помнишь, что уроки истории в Академии скучны до зевоты? Жаль, что мы с тобой не слушали преподавателя. Иначе я бы знала, что в Зейеледе испокон веков не было Лордов. В этом мирке правили Снежные Леди. Я совершила ошибку, пленив не ту псину.

Тяжело дыша, она посмотрела на Лею и сжала кулаки в бессильной ярости. Прошипела:

-  Тварь вложила всю свою магию в этот замок, заперев меня в чёртовых зеркалах! Сама сдохла при этом, но её братец вытащил её с того света.

Я застыла на месте, вспомнив видения. И усеянное трупами поле, и мёртвую волчицу, и эту женщину... Задыхаясь от боли и вины, боялась даже пошевелиться.

-  Задумайся я в том миг, как оборотень смог это сделать, не допустила бы запечатления с тобой. - Женщина, кусая губы, моргнула, и глаза ее наполнились слезами. - Но мне было не до камня и его свойств. Я горевала по любимому...

-  Тёмному, - эхом вторила я.

Получается, что меня вытащили в будущее, где я была монстром. Эта женщина желает, чтобы я помогла ей освободиться, а Танг... Я повернулась к мужу и, вспоминая всё, что между нами произошло, тихо просила:

-  Так значит, ты лгал мне. На поляне ты увидел своего врага, а поцелуй - это лишь способ обессилить. Но тебе это не удалось, я вернулась в своё время. И ты отправился в Академию, чтобы меня убить до того, как я стала чудовищем. Верно? - Голос мой дрогнул: - Почему же не убил?

Танг с трудом поднял голову, и лёд в его глазах причинил мне больше боли, чем холод за пределами этого замка. Если бы он не притащил меня в свой мир, если бы не ласкал, если бы не был таким милым, не знакомил со стаей... Почему оборотень так жестоко поступил со мной? Я же влюбилась. По-настоящему.

Глава 22. Обретение себя

– Этот оборотень не только попытался остановил тебя, когда ты пришла из прошлого, – прошипела тёмная, – но и с помощью дуальной магии Сорга отправился в Академию и помешал мне выйти замуж за Гельша. – Повернулась ко мне и приказала: – Но ты здесь, и пусть на твоей руке печать запечатления, всё можно исправить.

Она положила ладонь на рукоять небольшого кинжала и со скрежетом вытащила его из изукрашенных камнями ножен, протянула  мне:

– Я не могу причинить вред ни Лорду, ни Леди. Не в силах покинуть замок. Освободи меня… Себя! Ты станешь свободной и вернёшься к Гельшу. Возможно, в будущем всё сложится иначе. Ведь я... то есть ты. Будешь знать о магии Зейеледа всё!

– После того, как я убью Танга, то вернусь в своё время? – бесцветным голосом уточнила я. – Значит, я Проникающая. Тёмная…

Женщина криво улыбнулась.

– Ты Видящая, и только. Проникающей станешь лишь с помощью Гельша. Тебя переместил амулет, он и вернёт. Равновесие нарушено, тебя здесь быть не должно. Пока тебя не утянуло обратно… Зейетанг обманул тебя. Помни это и бей в сердце! – сверкнув глазами, шепнула она

Я обхватила рукоять холодными от волнения пальцами и решительными шагами направилась к Тангу. Застыла в шаге от мужчины и, не обращая внимания ни на рычание Леи, ни на её приподнявшуюся на загривке шерсть, спросила:

– А почему не видно ошейника? Я хочу рассмотреть камень!

– Конечно, – проворковала женщина и, приблизившись, схватила Танга за волосы. Запрокинув его голову, впилась в губы жестоким поцелуем, от которого у меня внутри всё перевернулось. За окном вновь засверкали разноцветные искры сталкивающейся магии, и от этого сердце замирало. Оба противника невероятной силы. И никто из них не победит…

Когда тёмная оторвалась от оборотня, на шее Танга снова красовался жуткий ошейник.

– Любуйся.

Я наклонилась и, избегая встречаться взглядом с Тангом, прикоснулась к камню. Точно как тот, что украшал наряд Гельша. Я хорошо рассмотрела кулон, когда мы с синеглазым красавчиком танцевали. Медленно подняла глаза и, столкнувшись взглядом с бледным как снег мужем, постаралась запомнить каждую чёрточку его лица. И цвет глаз, и притаившуюся в уголках губ горькую усмешку, и едва слышный шёпот:

– Тебе не стоило приходить, милая Снежинка…

Обманщик! Танг оборотень, и этим всё сказано. Он легко оборачивается в волка и ещё проще притворяется нежным и заботливым мужем. И как я могла позволить себя обвести вокруг пальца? Снежный Лорд, ректор, подруги… неужели я была настолько слепой и верила тем, кто лишь боялся меня?

– Дион поглощала мою магию, – поигрывая кинжалом, подытожила я, – а близняшки, оказывается, охраняли не меня, а Академию от меня?

– Кстати, у девушек были отличные задатки боевых магов, – с лёгким сожалением отозвалась женщина. – Но к моим людям они не примкнули.

– Кстати, – встрепенулась я. – А где «твои» люди? Почему ты осталась одна?

– Тёмные подчиняются лишь силе, – с лёгкой досадой ответила женщина. – Я проявила слабость. Позволила завлечь себя в магическую ловушку. Но я вернусь, и тогда многие пожалеют, что бросили меня в Зейеледе. А кто останется жив, снова будут стоять на коленях у моего трона. Проникающая – редкий и могущественный дар, которому мало кто сумеет противостоять. – Она выпрямила спину и приказала: – Убей же оборотня и обрети себя истинную, Арэлия.

Я приставила кинжал к груди Танга. Удивительно, но он даже не пытался сопротивляться. Да, он не мог этого делать с тёмной, но я не она. Ещё не она…

– Прости, – глядя мне в глаза, попросил Танг. – Я виноват перед тобой.

Лея заскулила, но не отрывала от меня умоляющего взгляда. Я не понимала, на что она надеется, ведь сама раскрыла мне жестокий брата. Если я не воспользуюсь советом себя в будущем, то вскоре вернусь в своё время. И что тогда?

Лорд был обязан убить меня ещё до того, как я стала монстром, но почему же не сделал этого? Глаза защипало, рука с кинжалом задрожала, синий камень расплывался от слёз. Может, ждал, когда я сама «пропаду»? Потому и просил сестру молчать? Но Лея, зачем она привезла меня к замку? Чтобы я увидела, во что превратилась?

Дуальная магия мёртвого Лорда. Я убила и подруг, и их мужа. Я тёмная.

– Себя истинную, – повторила я слова женщины и, опустив руку с кинжалом, обернулась: – А ты знаешь, какая я?

– Конечно, – холодно улыбнулась тёмная. – Ведь ты это я, только ещё слабая и наивная.

– Возможно, – согласилась я. – Зато я ещё помню нашу песенку. За светом скрывается зло… Я, наконец поняла, о чём она. Ты стремилась к власти, летела на её свет, но всё, что приносила другим – лишь боль. Ты растаяла огнём, Арэлия. Я – не ты! У меня свой выбор. И я выбираю остаться.

Пальцы мои разжались, и кинжал, выпав, звякнул об пол. Тёмная побледнела, лицо её исказилось гневом:

-  Как ты смеешь перечить мне? Немедленно убей пса. Приказываю!

Она перешла на визг, а я выгнула бровь, копируя её движение, и лишь укрепилась в своём решении.

-  Я лучше пожертвую тем временем, что осталось у меня там. Но мои подруги останутся жить! Ведь меня не будет. - Нахмурилась и, глядя в пылающие ненавистью глаза, поправилась: - Ведь тебя не станет!

Женщина залилась злым хохотом.

-  Ты ничего не добьешься! - отсмеявшись, заявила она. - Вот-вот ты растаешь, вернёшься в своё время, а будешь знать, что тебя ждёт в будущем. Вероломный Лорд, которого ты так защищаешь, будет отчаянно ненавидеть тебя до тех пор, пока Зейеленд не канет в небытие! Ты будешь видеть нашу смерть в жутких снах каждую ночь...

-  Ты можешь обмануть кого угодно, но не саму себя, - перебила я и с улыбкой посмотрела на её подрагивающие руки: - Ты слаба, Арэлия. Сейчас, после магического сражения с моим мужем, ты чудом держишься на ногах. А ещё тебе страшно. Очень страшно. Потому что ты смотришь на меня, но себя не видишь. Знаешь, почему?

Тёмная, вцепившись в стену, зло прошипела нечто невразумительное. Возможно, заклинание, но я не боялась. Всё вдруг встало на свои места, а в сердце поселилась уверенность. Глядя прямо в глаза тёмной, я чётко ответила:

-  Потому что я узнала, что делал профессор тридцатого ноября в пять пятнадцать.

Лицо тёмной вытянулось от удивления, она явно не ожидала такого признания. Я же тихо рассмеялась:

-  Что. не удалось тебе познать эту тайну? - Улыбка моя растаяла, и я крикнула: - Потому что тебя уже нет! Я осталась в Зейеледе, а ты исчезла навсегда. И никто... Слышишь? Никто не причинит зло тем, кого я люблю!

Женщина хватала ртом воздух, округляла глаза и пыталась что-то сказать, но без тела это сделать затруднительно. Я пристально наблюдала, как тёмная тает в воздухе, будто призрак, перестаёт существовать, как услышала тихий стон. Сердце ёкнуло: Танг!

Обернулась и облегчённо выдохнула. С ним всё в порядке, даже уродливый ошейник исчез. Теперь уже навсегда. Где бы ни находился Гельш, чудовищный амулет при нём, а Лорд Сорг наверняка всё ещё пытается угодить моим подругам.

-  Лея, - тревожно выдохнул Танг. - Нет...

Он попытался погладить волчицу, но рука проходила сквозь её стремительно тающее тело. Я испуганно прижала ладонь ко рту. Сестра Зейетанга тоже перестала существовать! Но почему?

Глава 23. Обретение мира

– Почему? – Танг посмотрел на меня снизу вверх. Он тоже не понимает, почему Лея исчезла? Но оборотень продолжил: – Почему ты не убила меня?

– Можно подумать, я и без этого причинила мало горя твоему миру, – пробормотала я, всё ещё не в силах оторвать взгляд от места, где лежала волчица.

– Это была не ты, – поднимаясь с колен, уверенно возразил Танг. – Я сразу понял, что мне в объятия попала девушка, совершенно не похожая на ту, что лишила мой мир тепла. И каждый раз ты доказывала, что другая. Словами, решениями, поступками. Я видел невинную девушку с искренней верой в свет.

Я с трудом оторвалась от созерцания пола и посмотрела на мужа.

– Но ты всё равно думал, что я смогу убить. Тебя. На веру в мою светлую магию это мало похоже. – Передёрнула плечами: – А вера в свет, как оказалось, заводит во тьму. Мне повезло получить второй шанс. Повезло вернуться в Академию тридцатого ноября в пять пятнадцать, – я покачала головой. – А тёмная не смогла.

– Что же сказал тебе ректор? – тихо поинтересовался Танг. – Как ты догадалась, что один лишь выбор решит судьбу моего мира?

– Главное я услышала от тебя, – посмотрела я в наполненные невысказанной болью светлые глаза мужа. Ещё по видениям я помнила, что Танг не позволит себе показать, как сильно страдает из-за исчезновения сестры. Но я не могла скрывать свою боль. По щеке моей скользнула солёная капля. Я оплакивала волчицу за нас обоих. Но продолжала говорить сквозь слёзы: – Выбор всегда за нами! А ректор намекнул, что Видящая может заглянуть в своё будущее или прошлое, а Проникающая нет.

Танг мягко улыбнулся и, подняв руку, осторожно провёл подушечкой большого пальца по моей щеке, вытирая мокрую дорожку.

– Ты вынужденно заглянула в своё будущее, но в нём сделала выбор по своей воле.

Я молча кивнула, радуясь, что больше ничего не надо объяснять. Я бы не смогла сейчас выдавить и слова. Тёмная, желая спастись из плена, вызвала из прошлого саму себя, тем самым разрушив и так призрачную границу между Видящей и Проникающей. Потянув за прошлое, лишила себя будущего, но подарила его мне. Тьма растаяла без следа, как и мой дар. Забрав и искреннюю улыбку Леи…

Я прижала ладонь Танга к своей щеке и зажмурилась, позволяя слезам снова скользнуть по щекам. Прошептала:

– Мне жаль, что твоя сестра ушла. За короткое время она стала близка и мне.

– Лея с самого начала хотела вернуться в покой, – печально улыбнулся Танг. – Мне стоило бы помнить, что Снежная Леди даже лишившись магии и жизни, не станет подчиняться чужим приказам.

Неожиданное откровение потрясло. Я распахнула глаза и затаила дыхание. Муж положил ладонь левой руки мне на затылок и мягко притянул к себе, прижал к плечу. Губы мои коснулись кожи оборотня, а его тихий голос, казалось, проникал в самое сердце.

– Оборотни Зейеледа проиграли битву, и Снежная Леди, чтобы спасти оставшихся в живых, пошла на отчаянный шаг. Лея выпустила весь свой свет. Вспышка принесла нам победу. Враги были повержены, тёмная пленена, но это…

– Лишило Лею жизни, – прошептала я, вновь погружаясь в тень видения, где на земле лежала мёртвая волчица. – А тебе было больно… Очень больно!

– Мне стало страшно, – новое признание удивило ещё больше. Я подняла глаза и растерянно посмотрела на мужа. Он с печальной улыбкой пригладил мои волосы: – Разочарована? Увы, моя милая, я проявил слабодушие. Сестра правила нашим миром, поддерживала течение света, а после её гибели настала бы вечная зима. Холод мог завершить то, что не удалось тёмным.

Я вздрогнула, вспоминая живущих в землянках оборотней. Женщин, детей…

– В минуту отчаяния я умолял Арэлию вернуть сестру. Проникающая неожиданно согласилась, взамен она потребовала надеть ошейник, и я пошёл на сделку с тьмой. Мне было всё равно, что станет со мной, лишь бы Лея вновь взяла мир под свою защиту, а тёмная хотела через меня разбить заклятие сестры и обрести свободу.

И снова перед глазами возникло видение. Мёртвая волчица открыла глаза, а женщина в бордовом платье потянула за цепь Танга. Сердце кольнуло, дыхание перехватило, и я прижалась к мужу, желая утешить его.

– Мы недооценили друг друга, – горько усмехнулся Лорд. – Лея вернулась, но это была лишь тень Снежной Леди. А моих сил неожиданно хватило на то, чтобы противостоять попыткам тёмной разрушить замок. Сколько бы магии не высасывал из меня враг, всё равно хватало и на то, чтобы поддерживать тепло в землянках подданных. Дни шли за днями, я почти забыл, что значит быть человеком, волком метался между замком и поселениями. Спал на снегу, ел что придётся, потерял счёт времени… когда вдруг небеса вдруг сжалились надо мной.

Я вздрогнула и запрокинула голову:

– Это как?

Танг мазнул взглядом по моим губам, взгляд оборотня потемнел, в голосе появились рычащие нотки. Я жаждала, чтобы он наклонился, прикоснулся ко мне утешающим поцелуем, но понимала, что время нежности ушло. Лорду больше нет резона изображать влюблённого… Или я ошибаюсь? Сердце забилось сильно и размеренно, я затаила дыхание, но Танг лишь шепнул:

– Я покажу.

Глава 24. Конец вечной зимы

Взяв за руку, Лорд увлёк меня к дверям. Пустой замок казался заполненным людьми из-за дробящихся отражений нас двоих в многочисленных зеркалах. Но гулкая тишина, которую нарушал лишь звук наших шагов, угнетала. О том, каково было тёмной жить здесь, как удавалось обходиться без еды, воды… общества людей, я старалась не думать. Проникающей нет ни в этом мире, ни в других. Амулет Гельша исчез, дуальная магия вернулась к законному владельцу, а я выбрала себе мир Зейелед, время будущего и дар Видящей.

Танг, крепко держа меня за руку, замер на краю пропасти, раскинувшейся под одной из высоких башен замка Снежного Лорда. У меня дыхание перехватило от вида сверкающей снежной равнины, тёмных зубьев далёких деревьев и сливающегося с белесым небом дымки на горизонте.

– Красиво… как твои глаза, – вырвалось у меня. Танг белозубо улыбнулся, и я, смутившись, попыталась сделать вид, что мне не так и важно, что муж меня не любит. Спросила громко: – Так что ты хотел показать?

– Как одна маленькая снежинка, упавшая на нос волку, может изменить целый мир, – едва заметно улыбнулся Танг. Притянул меня к себе и, обняв, шепнул: – На поляне я решил, что тёмная освободилась, и попытался её остановить, пусть даже это и лишило бы меня и магии, и жизни. Но вместо того, чтобы обессилеть, я неожиданно наполнился светом. Видимо, правду говорят, что снежинка – это поцелуй небес.

Он наклонился так, что наши губы едва не соприкасались, и от жаркого дыхания мужчины у меня задрожали колени. Я простонала:

– Это нечестно! Зачем мучить меня, Танг? Теперь я знаю, что ты и не думал жениться на мне. Не понимаю только, почему не убил тогда, в прошлом. Ведь это было бы проще всего.

– Проще не значит правильнее, – покачал он головой и, не отрывая от меня потемневшего взгляда, тихо признался: – Я пришёл на Бал Снежных Лордов в надежде заинтересовать тобой Шиентиена. Однажды я с ним схлестнулся на границе миров. Лорд показал себя сильным противником и отважным мужчиной. К тому же, он много лет оставался холост, потому что крайне практичен. Мне лишь оставалось намекнуть, как именно Видящая может быть полезна. А то, что в тебе есть свет, я понял во время нашего первого поцелуя.

Я вспомнила, как эти двое разговаривали, когда я подошла пригласить Танга на танец, и возмущённо ахнула:

– Ты сватал меня другому мужчине? – Попыталась высвободиться из объятий. Выдохнула зло: – Сводник! – Стукнула кулаком по груди: – Как ты мог?!

Но мои удары и попытки вырваться ни к чему не привели, Лорд лишь смеялся и сильнее прижимал меня к себе.

– Мне следовало помнить, что иногда маленькая Снежинка становится Снежной Леди, – нежно проговорил Танг, когда я, отчаявшись, перестала вырываться. – Ты очень похожа на мою сестру, не стала подчиняться чужим правилам, а создала свои. Мне оставалось лишь поверить волчьему чутью и, ощутив истинную пару в будущей тёмной, доверить тебе весь Зейелед. Ты принимаешь мой дар, милая Видящая?

–  Я не понимаю, – всматриваясь в лицо мужа, пожаловалась я. – Что ты хочешь этим сказать?

– Что люблю тебя, – хрипло ответил Танг и, не дав шанса ответить, прижался к моим губам.

Ворвался в меня языком, жадно подчиняя себе, наседая на меня. От охватившего меня жара заныло внизу живота, а перед глазами будто взвилось пламя. Казалось, всё вокруг полыхало в огне, обжигая сердце и душу. Сомнения и страхи съёживались, разлетались тающим пеплом, оставляя меня наедине со своими чувствами.

Танг любит меня! Он любит, несмотря на то, что я едва не уничтожила его мир. Любит, невзирая на то, что характер у меня не так сладок, как малина в свадебном пироге.

Я обвила руками шею мужа и, дрожа от переполняющих меня чувств, прижалась к его телу. Зарылась пальцами в волосы, отдаваясь бесконечно нежным ласкам мужских рук. _к_н_и_г_о_ч_е_й._н_е_т_ Танг провёл обжигающе горячей ладонью по моей спине, сжал ягодицу, заставив охнуть от нарастающего желания.

– Танг, – с трудом оторвавшись от садких губ, прошептала я. – Мне кажется, что всё вокруг пылает…

– Ты усиливаешь мой дар, – хрипло ответил муж и развернул меня к себе спиной, вжал в тело, – Это я и хотел тебе показать.

Я же, задыхаясь от переполняющего меня восхищения, смотрела, как окружающее нас сияние золотистым водопадом устремляется с башни на землю, разливается по белоснежной равнине. Словно река из горячих эхаров Танга, волнами устремляется к кромке леса, поглощает холмы. А там, где снег уже охватило солнечное сияние магии Лорда, появлялись проталины, уже поднимали нежные головки подснежники, раскрывали синему небу жёлтые сердцевины.

Танг, осыпая мою шею горячими поцелуями, сжимал нежно мою грудь, играл с соском. Шептал страстно:

– Это была очень долгая зима, милая. Разреши же начаться весне…

– Что?.. – Я хотела было уточнить, что Танг имеет в виду, как муж задрал подол моего платья. Ощутив мужскую ладонь у себя между ног, только и выдохнула: – Ох!

  С башни полилась новая волна золотистого свечения, заполоняя не только землю, но и полыхая в воздухе солнечными искрами. На деревьях засеребрились почки, в небо с весёлым чириканьем взметнулись стайки птиц. Я только подумала, что не видела раньше птиц, как все мысли растаяли от горячих прикосновений Танга там, где всё уже ныло и пылало от нетерпения.

Извиваясь всем телом, я насаживалась на пальцы мужа, желая большего, яркого и незабываемого наслаждения. Казалось, ещё миг, и я растаю быстрее сугробов внизу, прольюсь водопадом удовольствия, исчезну в волнах нарастающего экстаза. Простонала:

-Танг...

Он надавил ладонью на мою поясницу, заставляя прогнуться, и я подчинилась. Чтобы устоять на ватных ногах, схватилась за каменный выступ башни. Пальцы мужа ласкали меня внизу, и влажные звуки заставляли меня краснеть всё сильнее. Но когда Танг отстранился, я возмущённо вскрикнула... Крик перерос в стон от кратковременной боли, когда вместо пальцев, в меня ворвалось нечто большое и твёрдое. Из глаз брызнули слёзы.

Танг сжал мои бёдра и замер.

- Тише, - шепнул он. - Не волнуйся, больше боли не будет.

Положил горячую влажную ладонь мне на живот и, скользнув ниже, прикоснулся кончиками пальцев к средоточию нервов. По телу будто молния прошлась, и я вскрикнула, выгибаясь, насаживаясь на Танга. Он зарычал и, двинув бёдрами, медленно вышел из меня, чтобы вновь заполнить до предела. И от этого движения хотелось кричать, умолять, стонать. Хотелось ещё и ещё. Лёгкая боль придавала наслаждению перчинки, а вскоре и вовсе растаяла.

Стоны мужа погружали в ещё большее удовольствие, тёплый ветерок ласкал кожу, волны золотистой магии превращали мир в сказочный сон. Вот что хотел показать мне Танг - ненависть высасывает силы, а любовь переполняет магией возрождения весь мир!

Огонь напоит дождём

Снежинка растает огнём

Эпилог 

Я смотрела на себя в одно из многочисленных золотистых зеркал моего будуара и, позволяя девушкам изощряться над моей причёской и нарядом, лишь вздыхала. В такие моменты (когда Танга не было рядом) я очень сильно скучала по Академии и девочкам. Вот бы Инга или Дина ворвались на скучный приём высоких гостей Зейеледа и устроили фейерверк! Или Дион поколдовала над моей внешностью так, чтобы муж забыл про государственные дела…

Эх, мечты. Стоило жизни в Зейеледе вернуться в привычное русло, как проблемы, обуревавшие оборотней до нападения тёмных, вернулись. Вассалы снова начали грызться за угодья, а гости из параллельных миров досаждали просьбами о помощи. Я и предположить не могла, что у Зейелеи было столько забот! А теперь всё это рухнуло на плечи Танга.

Мы только на прошлой неделе вернулись из мира Лорда Шиентиена, который тоже пострадал от нападения тёмных. Я ощущала себя вымотанной, потому что нам с мужем пришлось вложить много сил, чтобы восстановить природное равновесие. И кровать в гостевом замке Лорду Шиентиену придётся заменить…

Я поймала свой взгляд в зеркале и, заметив на собственном зардевшемся лице смущённую улыбку, покраснела ещё больше. Танг неутомим! А мне с каждым днём всё больше и больше нравилось быть женой оборотня.

– Арэлия, вы поправились, – обвинила меня одна из девушек. Она вытерла взмокший лоб и попыталась снова затянуть шнуровку на моей спине. – Чем вас кормил Лорд Шиентиен?!

– Да мы почти не ели, – прошептала я и снова улыбнулась: – Некогда было… Столько работы.

О, небо! Я думала, краснеть дальше некуда, но у отражения щёки уже напоминали яблоки из нашего сада. Служанка, наконец, отчаялась утянуть мою талию до желаемой стройности и, бурча, завязала как есть. Через минуту от меня отступили, раздались ахи и вздохи:

– Красавица! Истинная Снежная Леди! Вы прекрасны, Арэлия!

– Ар-р! – услышала я знакомый весёлый голосок. – Ты выглядишь просто кошмарно! Немедленно уволь их всех!

– Дион! – в изумлении вскрикнула я и, приподняв тяжёлые расшитые серебром юбки, бросилась к подруге. Обхватила её ладони и заглянула в лицо. Заволновалась, разглядывая тонкие линии морщинок: – Ты… изменилась.

– Я постарела, – хмыкнула подруга и, высвободившись, обняла меня: – А ты хитрая лиса, Видящая! Это надо же было придумать – сбежать в будущее! Близняшки сгрызут ногти по локти, когда тебя увидят…

– Они здесь? – в болезненной надежде прошептала я. К глазам подступили слёзы. – Они живы…

– А ты сомневалась? – хмыкнула Дион. – Боевые жёны дуального Лорда прославились на все миры! Правда не навыками сражения, а тем, что путают сыновей…

– Детей путают? – растерялась я. – Они так похожи? Как близнецы?

– Они и есть близнецы, – рассмеялась подруга. – И у Ники двойняшки, и у Инги. И все дуальные маги! Мамаши каждый вечер ругаются, где чьи дети. А мальчишки резвятся, как могут.

– Как мило, – улыбнулась я.

– Девчонки с тобой не согласятся, – хмыкнула Дион.

– А ты? – Мне не терпелось узнать все новости прошедших лет, что я пропустила, оставшись с Тангом. – У тебя тоже дети? Сынок? Дочка?

Дион помрачнела, и у меня возникло дурное предчувствие. Да, мне удалось сделать так, чтобы тёмной Арэлии не существовало, но война всё же была. И ужас прокатился по многим мирам, унося жизни, ломая судьбы. Я схватила подругу за руки, заглянула в наполненные солёной влагой глаза.

– Мой Лорд погиб, – выдохнула Дион и улыбнулась сквозь слёзы. – Мы… не успели обзавестись наследниками.

Я прикусила губу и, обняв подругу, зажмурилась. По щекам тоже скользнули капли. Дион высвободилась и, недовольно глянув на меня, проворчала:

– Ар-р! Как можно? Нос красный, глаза опухшие. А ну садись!

Я послушалась, отдаваясь в волшебные руки подруги. Но через несколько минут, когда тень войны рассеялась, не смогла сдержать любопытства.

– Скажи мне, это правда, что ректор приставил тебя ко мне, чтобы сдерживать проявление дара Проникающей?

– Ерунда, – фыркнула Дион, превращая меня в красавицу. – Я лишь поглощала перепады твоего настроения. Для Видящей это… чревато. Мне сказали, что любые колебания могут уловить тёмные, и тогда ты будешь в опасности. Я любила тебя, Арэлия… И желала лишь добра. Потому очень сильно испугалась, когда ты заговорила о тёмном на балу. Кто бы мог подумать, что это Лорд из будущего! Если бы Шиентиен не рассказал об этом, я бы продолжала тебя искать.

– Ты… – Слёзы снова заструились по моим щекам. – …Искала меня?!

– Разумеется, – безапелляционно заявила Дион. – Все мы искали, ведь мира Зейелед не существовало! А потом началась война. И лишь после победы светлых вдруг стало известно, что некая Снежная Леди и её оборотень-муж помогают другим мирам обрести природное равновесие. – Она поймала мой взгляд в зеркале и подмигнула: – Кстати, я тоже пришла с просьбой, но вижу, что придётся подождать годик.

-  Такая очередь? - ужаснулась я.

-  Ты же малыша ждёшь, - пожала плечами подруга. - Тебе не до других миров.

Я застыла, как громом поражённая. Одна из девушек, что ревниво посматривали на работу моей подруги, проворчала:

-  А я говорила, что Леди не просто поправилась.

-  Леди беременна! - возопила другая и выскочила из будуара. - Радуйтесь! Зейелед обрёл надежду!

Голос её растаял в коридорах. Дион положила мне на плечо руку, а я, приходя в себя от новости, благодарно сжала её:

-Ты останешься... ненадолго?

-  Ближайшие лет десять, - с улыбкой ответила подруга, - мне некуда спешить. - Приказала мне: - Поднимайся! Пора выходить к гостям... если не хочешь, чтобы они пришли к тебе.

Я кивнула и, гордо выпрямившись, ступила на ароматный ковёр из лепестков роз, что усеивали весь путь до тронного зала нашего с Тангом замка (о да, он не забыл про мои девичьи мечты). Казалось, что сердце с каждым шагом стучало всё быстрее, по щекам струились непослушные слёзы, и я радовалась поддержке Дион. Счастье может подкосить, радость может обессилить. Я отчаянно хотела посмотреть в глаза мужу и отчаянно страшилась этого. Вдруг моё сердце не выдержит столько счастья?

Высокие резные двери отворились, и я шагнула в наполненный гостями тронный зал. Танг стоял рядом с высоким седоволосым Лордом, а вокруг носились одинаковые на лица мальчишки лет десяти. Я же застыла и от волнения больше не смогла пошевелиться.

Но вот мой муж вздрогнул, будто ощутил моё присутствие, обернулся. Наши взгляды встретились, и я попыталась улыбнуться. Глаза снова наполнились слезами, когда Танг бросился ко мне и, закутав в объятия, прижался губами к моим, выражая больше, чем могли сказать мне все слова, стихи и песни всех миров.

И зал мгновенно наполнился золотистым магическим свечением. Сила волнами окутывала всех гостей и, проходя сквозь стены, струилась по заснеженным дорожкам дворцового сада, протекала дальше, по бескрайней снежной равнине. Кажется, весна в этом году будет ранней.

Конец


Оглавление

  • Глава 1. Судьбоносный сон
  • Глава 2. Неожиданная встреча
  • Глава 3. Ловушка для тёмного
  • Глава 4. Танец с врагом
  • Глава 5. Гордость и предубеждение
  • Глава 6. Лорд мечты
  • Глава 7. Честь и бесчестие
  • Глава 8. Запечатление
  • Глава 9. Хижина Снежного Лорда
  • Глава 10. Горькое видение
  • Глава 11. Первая брачная ночь
  • Глава 12. Пирог с малиной
  • Глава 13. Мятный чай
  • Глава 14: Тридцатое ноября
  • Глава 15. Выбор мага
  • Глава 16. Горячее сердце зимы
  • Глава 17. Стая
  • Глава 18. Новое видение
  • Глава 19. Зеркальный замок
  • Глава 20. Соперница
  • Глава 21. Зеркальная ловушка миров
  • Глава 22. Обретение себя
  • Глава 23. Обретение мира
  • Глава 24. Конец вечной зимы
  • Эпилог 
  • Teleserial Book