Читать онлайн Комиссар Гордон. Дело для Жаби бесплатно

Ульф Нильсон
Дело для Жаби

…Впереди

Что-то ждёт тебя. Не бойся.

Поищи за дальней кручей.

Отправляйся и отыщешь.

Что-то ждёт тебя. Иди!

Редьярд Киплинг
Перевод Георгия Ефремова
Иллюстрации Гитты Спе
Перевод со шведского Марии Людковской
Москва Самокат

The cost of this translation was defrayed by the subsidy from Swedish Arts Council, gratefully acknowledged.

Благодарим Шведский совет по культуре за субсидию на перевод этой книги.


Original title: Kommissarie Gordon. Ett fall för Paddy

Text © Ulf Nilsson, 2017

Illustration: © Gitte Spee, 2015


First published by Bonnier Carlsen Förlag, Stockholm, Sweden


Published in the Russian language by arrangement with Bonnier Rights, Stockholm, Sweden and Banke, Goumen & Smirnova Literary Agency, Sweden


© Людковская М., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке. ООО «Издательский дом „Самокат“», 2019

* * *

Глава 1. Маленькое миленькое отделение полиции



В лесу стоял маленький домик. Здесь находилось отделение полиции. В случае чего животные всегда могли обратиться сюда за помощью. Красный домик с белыми наличниками. Из трубы вился тонкий дымок. Перед домом — зелёная лужайка и кусты, усыпанные ягодами.

Был зябкий осенний день. Работа в отделении шла полным ходом. Ка-данк, ка-данк, доносилось из домика. Полицейские тихо и мирно штамповали бумаги.

А тем временем вокруг домика шастали какие-то мелкие существа. Подбежав к кусту смородины, они спрятались за ним.

В отделении работали два комиссара. Комиссар Гордон и комиссар Жаби. Жаби была молодой мышью. Сейчас она сидела за большим письменным столом в своей красивой форменной фуражке. Пролистав кое-какие важные бумаги, Жаби прочла:

— Хмм, господин Барсук нашёл синий шарф…

Эту запись сделал Гордон сегодня утром. Комиссар Гордон, знаменитый начальник уголовной полиции, гроза всех злодеев.

Почесав за ухом — а оно у неё было довольно большое, — Жаби задумалась. Потом просияла и принялась листать другие важные бумаги. Вот, нашла!

— Потеряно! — прочла Жаби. — Госпожа Белка потеряла шарф и просит нашедшего немедленно его вернуть (потому что стало холодать)…



Присвистнув, Жаби подумала, что скоро узнает у белки, какого цвета был её шарф, и, если та скажет «синий», дело можно будет считать раскрытым.

Жаби записала: Преступление, скорее всего, раскрыто! Она взяла красивую печать, поднесла к бумаге, чуть подвинула вправо, потом чуть влево. Ка-данк. Столешница звонко задрожала.

Вот как работают в полиции! Жаби нажала ещё раз. Ка-данк! — да так громко, что слышно было даже на улице, даже тем, кто спрятался в смородиновых кустах…

— Преступление, преступление, — пробормотала Жаби. Потом стёрла свои слова и вместо них написала: Проблема, скорее всего, решена. И поставила печать в третий раз.

Так, что дальше? Ворчливый дедушка Барсук назвал маленького мышонка сопляком. Мышонок очень расстроился. Полиции непременно следует вмешаться и провести воспитательную работу. Все в лесу должны быть добры друг к другу.



Если ты встал не с той ноги, постарайся ни с кем не встречаться, а если уж встретился, помалкивай. С барсуком придётся провести воспитательную беседу. (С мышонком тоже — он и в самом деле вечно ходит сопливый.) Ка-данк.

На сегодня всё. Осталось только заказать кексы, чтобы пополнить запасы в жестяных банках. Это очень важное дело.



В продажу поступили новые разновидности: кокосовые шарики, банановые кексики с сахарными блёстками и колбаски из нуги с мятной крошкой. Впрочем, лучше всё-таки подождать, когда проснётся Гордон. Важно, чтобы все были довольны. Хотя банановые кексики — это, наверно, очень вкусно…

Жаби была счастлива! Внутри у неё всё как будто переливалось розовым и голубым. Она сняла фуражку и поцеловала её. Жаби страшно нравилось быть полицейским и заниматься важными делами. Нравилось их отделение полиции. Маленькое миленькое

отделение полиции, как она иногда говорила Гордону. Нравились письменный стол, и крутящийся стул, и печать, и маленькая симпатичная тюрьма. Конечно, ведь тюрьма больше не была тюрьмой. В тюрьме теперь стояли две кровати, и в них спали комиссары.

Вдруг Жаби услышала храп, настоящий мощный комиссарский храп, от которого задребезжала тюремная решётка.

На улице в смородиновом кусте прятались два существа. Они подкрались к окну и заглянули в дом. В кровати под одеялом лежала огромная надутая жаба.

Это был комиссар Гордон.

Гордон, как он сам обычно выражался, немножко спал.



Он слышал всё, что творится в отделении, каждый шорох бумаги на столе, каждый хохоток или хмыканье, каждый ка-данк.

Звуки бодрой работы доставляли ему огромное удовольствие. Но, послушав, он снова проваливался в сон, спал и снова просыпался, стоило Жаби скрипнуть стулом. Просыпаясь, Гордон лежал и немножко думал. Например, о себе.

Он был уже не молод, ему стукнуло девятнадцать лет. Он чувствовал себя как никогда уставшим, и в постели ему было очень даже хорошо. Мягкая фланелевая пижама, прохладные простыни, толстое одеяло и хорошая мягкая подушка. Что может быть лучше? Гордон тихонько вздохнул.

Обычно к вечеру он вставал и пил с Жаби чай. И конечно же, съедал вечерний кекс.



Ночью Гордон сидел за письменным столом. Бывало, он немножко клевал носом, но сразу просыпался, если в полицию приходили посетители.

Гордон дежурил в отделении всю ночь. Иногда он съедал один-другой секретный ночной кекс. А утром, прежде чем снова лечь в постель, доставал себе и Жаби кексы из утренней банки.

Если случалось что-то по-настоящему ужасное, то тут уж, конечно, оба комиссара надевали форменные фуражки и отправлялись в лес на расследование. Но такое бывало редко. Чаще это были несерьёзные происшествия: непослушный малыш, набросавший мусор на большом лугу, заплутавший крот или уснувший посреди тропинки ёж. Маленькие невинные проступки, ну или, во всяком случае, незлонамеренные.

Ничего по-настоящему ужасного у них в лесу никогда не случалось. И комиссары были очень этому рады. Добрые животные, вкусные кексы, прохладные простыни. Лучше и быть не может.

Гордон немножко спал. Ему немножко снился сон, как будто он — маленький жабёнок. Он сидит на песке в коротких штанишках и большой шляпе от солнца и строит высокую башню. А рядом стоит его мама и хлопает в ладоши.

— Умница, малыш Гордон. Я так тобой горжусь.



Какой замечательный сон. Гордон проснулся от весёлого свиста Жаби. И оттого, что кто-то шастал вокруг дома и шуршал листьями.

— Жаби! — крикнул Гордон. — Ты не представляешь, какой сон мне приснился про мою маму. Она была такая добрая и такая весёлая…

Свист прекратился. Жаби зашуршала какой-то бумажкой.

— Жаби, — сказал Гордон. — А где вообще твоя мама?

Шуршание смолкло. Стало совсем тихо.

— Понимаешь, Жаби, мама — это очень важно. Когда думаешь о маме, внутри становится светло, даже если ты очень стар…

— Пип, — сказала Жаби.

Действительно ли кто-то тихонько всхлипнул, или Гордону показалось?

Но он не успел серьёзно об этом задуматься, потому что в ту же секунду дверь распахнулась настежь и в отделение влетели два существа.


Глава 2. Маленькая полицейская школа



Существа с грохотом ввалились в комнату.

— А вот и мы наконец! — крикнули они и захихикали.

На пороге стояли жабёнок в синей шапочке и маленькая мышка, которая всё время подпрыгивала на месте. Гордон их сразу узнал — это были дети из дошкольного учебного заведения.

— Мы тоже хотим быть полицейскими! — пропищала мышка.

— Мы прокрались к вам тихо-тихо, — сказал жабёнок.

Хмм, подумал Гордон. Вообще-то я вас слышал.

Но вслух ничего не сказал.

Он тяжело поднялся с постели и попросил детей отвернуться, пока он одевается и водружает на голову полицейскую фуражку.

— Доброе утро, маленькие полицейские, — одевшись, весело сказал он и отдал честь.

Жабёнок тоже отдал честь, правда не той рукой. А мышка продолжала подпрыгивать.

— Доброе утро, большой полицейский, — пропищала она.

Гордона вдруг осенила одна мысль. Он вспомнил, как плохо допрашивал детей — в тот раз, когда они с Жаби расследовали дело о пропавших малышах. Он толком не понимал их. Теперь же ему представилась возможность с ними познакомиться и узнать поближе. Вот бы открыть школу, маленькую полицейскую школу…

— Очень хорошо, маленькие полицейские! — сказал Гордон и потянулся. — Полицейская школа начинается через десять минут. Заниматься будем до завтрашнего дня. Но сперва вы должны сбегать домой и спросить мам, можно ли вам остаться на ночь…

Малыши в мгновение ока исчезли.

— …а потом возвращайтесь, — сказал Гордон уже сам себе. — А что, Жаби, здорово я придумал — обучить на будущее несколько новых полицейских? Маленьких полицейских то есть.

Жаби ничего не сказала. Она сидела неподвижно, глядя в бумаги на письменном столе. Внутри у неё было черным-черно.

Хмм, подумал Гордон. Странно, чего она сидит?

Хотя мало ли, может, думает о чём-то важном.



Гордон запихнул в рот несколько специальных кексов — яблочных маффинов с карамелью. И принялся расхаживать по комнате.

— Груфс-груфс слежка, груфс-груфс засада, — пробормотал он, и несколько карамельных крошек вылетело у него изо рта. — Хм, отдавать честь! Нда-а!

План занятий был готов. И тут как раз вернулись ученики. У каждого за плечами был рюкзачок.

Значит, мамы разрешили им остаться.

— Моя мама положила мне пижаму и зубную щётку, — сказал жабёнок, которого звали Суне.

— А моя мама просила передать, что перед сном мне надо помыться, — сказала мышка, которую звали Гертруда. — Моя мама такая добрая! Она дала мне с собой бутерброды.

Жаби как будто всхлипнула, и голова её опустилась чуть ниже.

Хмм, подумал Гордон. Наверно, она думает о чём-то жутко сложном и в то же время немного грустном…

— Так, сейчас встаём прямо, — сказал Гордон. — Я — комиссар Гордон.

И показал, какой рукой отдавать честь.

— Меня зовут Суне, — сказал жабёнок и очень красиво приложил руку к своей шапочке.

— Ученик полицейской школы Суне, — поправил его Гордон.

— Ученик полицейской школы Гертруда, — подпрыгивая на месте, сказала мышка и отдала честь.

— Не прыгать, когда отдаём честь! — сказал Гордон, и Гертруда перестала подпрыгивать.

Потом они сделали кружок по лесу. Они шли цепочкой и отдавали честь каждому встречному. Все лягушки и полёвки очень удивлялись, завидев этот мощный полицейский отряд, марширующий по лесным тропинкам.

На обратном пути маленькие полицейские хором говорили изумлённым мышам и воронам: «Добрый вечер, фру, чем можем служить?»

Первый урок был окончен, оба ученика справились на отлично.

На следующем уроке им предстояло узнать всё о слежке.

— Ни в коем случае нельзя хихикать и наступать на шуршащие листья, — сказал Гордон.

Ученики три или четыре раза крадучись обошли вокруг дома. Потом они получили задание проследить за старым кроликом, ковылявшим по тропинке. Куда он направляется?

Спустя четверть часа Гертруда и Суне вернулись в отделение.

— Он пошёл домой! — отчитались они. — Он шёл очень медленно.

Потом был урок о том, как сидеть

в засаде и караулить дупла.

— У меня по этой части большой опыт. — Гордон содрогнулся. — Надо набраться терпения и сидеть неподвижно, глядя в одну точку.

Гертруда и Суне караулили дупло дятла.

Целый час не спускали с дупла глаз. И вот

задание выполнено! Что ни говори, а выдержки им не занимать.

На последнем уроке они исследовали глубокие норы. Каждый ученик получил фонарик. Надо было разыскать какую-нибудь нору, а потом незаметно в неё проникнуть.

Гордон немного утомился и прилёг на кровать, чтобы дать отдых ногам. К сожалению, он уснул, и ему приснился торт, который испекла его мама. То есть торт ему приснился вовсе даже не к сожалению. К сожалению, он уснул, в то время как дети обследовали норы.

Проснулся он, только когда ученики вернулись все перепачканные и доложили, что исследовали двадцать нор и все оказались совершенно пустые, хотя и очень землистые.

— Браво, — зевнув, похвалил их Гордон. — Теперь мы сделаем вам фуражки. С золотыми звёздами.

Жаби так и сидела на крутящемся стуле, свесив голову и глядя перед собой пустым взглядом. Она никого не замечала. Дети откатили её в сторону.

Гордон достал синий картон, ножницы и клей. И ученики принялись мастерить полицейские фуражки. Впереди они приклеили звёзды, которые вырезали из золотой бумаги.

— А на звезде напишите: ВСЕ ПОЛИЦЕЙСКИЕ! — велел Гордон.

Гертруда и Суне взяли карандаши и нарисовали на звёздах какие-то загогульки.

Ах, ну да, писать-то они не умеют, подумал Гордон.

Потом они ещё немного повырезали.

Они так увлеклись, что в результате смастерили двадцать пять синих шапочек и золотых звёзд. Получилась целая куча запасных фуражек. Гертруда сложила их в свой рюкзачок.

— Какие молодцы! — сказал Гордон.

И тут он вспомнил про Жаби, которую откатили в угол. Что это с ней? Так долго она ещё никогда не сидела в задумчивости.

— Жаби, ты как там?

Глаза Жаби вдруг наполнились слезами, они хлынули через край и быстро-быстро покатились по щекам.

— Моя мама пропала! — тихо сказала она.



Глава 3. Где мама?



Прошлой зимой в лес пришла маленькая мышка нуля лет от роду. Комиссар Гордон познакомился с ней, когда сидел в засаде у беличьего дупла.

Мышка поселилась в отделении полиции, получила работу помощника полицейского и собственное имя — Жаби. Она была очень смышлёная и выучилась всему, что должен уметь полицейский. В конце концов она и сама стала комиссаром.

Но чем она занималась раньше, до того, как появилась в заснеженном лесу? Откуда она пришла?

— Моя мама, — сквозь слёзы крикнула Жаби. — Ведь я потеряла маму…



Суне и Гертруда тоже заплакали. Потерять маму — что может быть страшнее.

— О, моя милая Жаби, — печально проговорил Гордон. — Расскажи мне всё.

— Я не могу, — всхлипнула Жаби. — Я всё забыла. Возможно, у меня случился шок.

Хмм, подумал Гордон. Глупо, наверно, что он сразу её об этом не расспросил. Когда в полицию приходит кто-то неизвестный, ему задают четыре вопроса.

Как тебя зовут?

Где ты живёшь?

Чем занимаешься?

Сколько тебе лет?

Возможно, следует добавить ещё один, пятый:

Где твоя мама?

Хотя кто их знает, этих мышей! — рассуждал Гордон. Может, у них принято рано уходить из дома и никогда больше об этом не вспоминать. Не все же ведут себя как жабы. Мы, животные, разные.

При мысли о том, что они тоже могут потерять своих мам, Суне и Гертруда заплакали ещё сильнее.

Надо было срочно что-то делать.

— Сейчас мы всё уладим! — сказал Гордон. — Вон нас сколько — два комиссара и два маленьких полицейских. Неужто не справимся?

Все сразу перестали плакать.

— Жаби, бери бумагу и карандаш и садись в мягкое кресло. Мы нальём тебе чаю и зажжём свечку. А ты напишешь о своём детстве!

— Но ведь я ничего не помню!

Жаби и ученики снова заплакали.

— Тихо! — шикнул Гордон. — Попробуй написать коротенькие стихи о маме, и всё вспомнишь. Так делают настоящие полицейские.

Гордон зажёг свечку, Жаби села в кресло и начала писать:



Мамочка.
Елка, нора, корешок.
Домик, трава, как мягко.
Наши кроватки!
Мои братья и сёстры…

— Она пытается докопаться до своих воспоминаний, не будем ей мешать, — шепнул Гордон маленьким полицейским. — А мы пока что попробуем разобрать несколько дел. Совершенно обычных дел. Ведь у нас почти никогда не происходит ничего серьёзного. Итак, элементарная криминология!

Сперва Гордон рассказал о непослушном малыше, раскидавшем мусор на красивом лугу. Как следует поступить в этом случае?

— Поймать, — сказал Суне. — И привести в тюрьму.

— Нет, — ответил Гордон и покачал головой так, что задрожали все его подбородки.

— Пойти к большим полицейским и сказать, чтобы его поймали, — предположила Гертруда.

Гордон снова покачал головой.

— Надо собрать мусор! — сказал он.

— Но ведь полиция должна наказать негодника! — возмутились ученики. — Хотя бы сделать ему выговор!

— Да, но как сделать выговор вежливо — так, чтобы в следующий раз малыш поступил правильно? Прежде чем что-либо предпринять, полицейский всегда должен хорошенько подумать!

Маленькие полицейские задумались.

— Надо его догнать, — сказала Гертруда.

Гордон осторожно покачал головой.

— И вручить мусор, — продолжила Гертруда, — и сказать: «Извините, кажется, вы что-то потеряли».

— Браво, — сказал Гордон. — Надо сказать вежливо, чтобы он извлёк из этого урок — он или она.

Жаби тем временем сидела в кресле и грызла кончик карандаша.

Нас восемь братьев и сестёр.
А ещё восемь старших братьев и сестёр, хороших.
Тёплое мамино молоко.
Тряпочки, с которыми мы играли…

— Следующее дело. Ёжик, уснувший посреди тропинки. Что надо сделать, если ты его нашёл?

— Пойти в полицию!

Гордон покачал головой.

— Разбудить, — сказал Суне. — И помочь найти другое место для сна.

— Браво, — сказал Гордон. — Не обязательно обо всём сообщать в полицию. Можно просто помочь. Все в лесу должны помогать друг другу. Мы все равноправные граждане этого леса! Все как бы члены одного клуба…

— Все полицейские! — сказал Суне.

— Хотя ни у кого, кроме нас, нет таких красивых фуражек! — сказала Гертруда.

Долго спать, тепло.
Ветер воет. Грохот!
Падает потолок.
Кровать разломалась…
Летят снежинки.

Жаби задрожала. Её память понемногу возвращалась. Произошло нечто ужасное. Катастрофа.

— И последнее дело, — продолжил Гордон. — Старик Барсук назвал маленького мышонка сопляком. Что должен сделать мышонок? Постарайтесь рассуждать как настоящие полицейские.

— Это он очень некрасиво поступил, — возмутилась Гертруда. — Так оставлять нельзя.

— Что же делать?

— Обозвать его глупым мерзким стариканом и хорошенько отругать, — сказала Гертруда.

— Или объяснить, что мышонок очень расстроился, — предложил Суне.

— Злоба или грусть, — обобщил Гордон. — Хмм.

Острые когти лиса.
Мы бежим врассыпную.
Водопад и ёлки.
Бежатъ целый день по снежным полям и горам.
Все пропали! Бежатъ дальше.
Где моя мамочка?


— Я всё вспомнила, — крикнула Жаби. — Стихотворение раскрыло всё.

Гордон встал и заглянул ей через плечо.

— Лис? — спросил он.

— Лис! — в ужасе закричали маленькие полицейские. — Твою маму съели?



На секунду стало совсем тихо. За окном стемнело. Пошёл дождь. Капли стучали по крыше.

— Хмм, не думаю, — сказала Жаби.

— Надеюсь, она спаслась, — сказала Гертруда. — Очень, очень надеюсь.

Гордон продолжил читать. Он почувствовал ком в горле, прокашлялся.

— Водопад и ёлки? — переспросил он. — Далеко отсюда? Хмм, где же это может быть?

Он развернул большую полицейскую карту. Внимательно присмотревшись, нашёл остров с хвойным лесом и водопадом. Он назывался Пещерный остров.

— Пещерный остров, — тихо проговорил Гордон, указав на карту. — Не сюда ли переехал лис, когда я выгнал его из нашего леса?


Глава 4. Через темень, через гору



— Но это был не остров! — запротестовала Жаби. — Я бежала по огромному полю.

— Странно, — сказал Гордон. — Только на Пещерном острове есть водопад и ёлки. А здесь на карте чётко видно, что вокруг море. Ты не могла забыть про море?

— Нет, теперь я всё вспомнила.

Гертруда возбуждённо запрыгала. Она хотела что-то сказать.

— Но ведь была зима и снег! Вдруг море покрылось льдом и ты подумала, что это поле?

Гордон кивнул. Наверняка так оно и было.

— Браво, — сказал он. — Как хорошо, что у нас есть ученики!



Всё это произошло на острове. На том острове, куда переехал лис. Нехорошо, нехорошо…

— Что мне делать? — в отчаянии спросила Жаби.

— Завтра мы что-нибудь придумаем, — ответил Гордон.

Гертруда зевнула. Здесь, в полиции, всё было так увлекательно, но она немного устала.

— Некоторым пора спать, — заметил Гордон и погладил Гертруду по голове.

Потом поднялся на чердак и принёс оттуда две маленькие кроватки. Постелил Суне и Гертруде постели.

С мытьём Гордон придумал вот что.

Сперва он налил маленьким полицейским молока и угостил вечерними кексами — сахарными спиральками в пудре.

Съев такую сахарную спиральку, хочешь не хочешь приходилось

мыться целиком, особенно

если ты — мышь.

Вот такой простой план.



Потом они почистили зубы, надели пижамки и легли.

— Пожалуй, я тоже лягу, — сказал Гордон. — Завтра мы поговорим о Пещерном острове и решим, что делать…

Четверо полицейских лежали в бывшей тюрьме — на четырёх кроватях, рядом друг с другом.

— Спокойной ночи, — сказал Гордон.

— Сладких снов, — сказала Жаби.

— Спокойной ночи и сладких снов, — сказал Суне. Гертруда ничего не сказала, потому что уже спала. Гордон потушил свет и глубоко вздохнул. Что ни говори, а он устал.

Он лежал и думал об этом деле. Почти год тому назад голодный лис разорил мышиную норку, лишив крова целое маленькое семейство. Мама-мышь и все её детёныши разбежались кто куда. Удалось ли злодею поймать и съесть кого-то из них? Жаби, во всяком случае, уцелела. Она бежала со всех ног, бежала целый день.

Что было потом? Это Гордон знал. Жаби залезла на дерево и стащила орех, потому что умирала с голоду. А комиссар Гордон заметил её и закричал: «Стой, именем закона!»

Какой ужас — так обойтись с бедной мышкой, которая всю ночь бежала сквозь снег и ветер, спасаясь от ужасной катастрофы. Как это некрасиво с его стороны!

Но что же произошло с мамой? И с остальными пятнадцатью мышатами? С тех пор прошло немало времени. Остаётся лишь надеяться, что всё кончилось хорошо…

Гордон слышал, как два маленьких полицейских тихо посапывают во сне. И как Жаби вертится в своей постели. Не может уснуть, наверно.

— Жаби, может, съедим ещё по кексику? — прошептал Гордон. — Как насчёт клубничных корзиночек? Быстрее уснём.

Жаби резко села.

— Я должна идти, — сказала она. — Я должна спасти свою маму.

— Но ведь это случилось давным-давно! — возразил Гордон.

— Именно поэтому надо спешить ещё сильнее, — сказала Жаби.

— Но ты не можешь пойти на поиски одна!

— Могу, — сказала Жаби. — Я вообще-то комиссар.

— В таком случае я пойду с тобой! — сказал Гордон. — Но ведь на улице темно!

— У нас есть фонарики.

— Идёт дождь, — нашёлся Гордон.

— У нас есть непромокаемая одежда!

— Но кто позаботится о маленьких полицейских?

Гордон включил свет. И увидел, что Суне и Гертруда сидят в кроватях и слушают.

— Мы пойдём с вами! — сказала Гертруда. — Я уже отдохнула.

— Я тоже, — сказал Суне. — Я уже выспался.

Полицейские и маленькие полицейские быстро встали и оделись. Где плащи? Где зонтик? Скорее достать фонарики и фуражки!

Гертруда посмотрела на пистолет в стеклянном шкафчике.

— А пистолет возьмём? Панг, панг!

— Только не пистолет, — в один голос сказали Гордон и Жаби. — Пистолет нельзя брать никогда.

— Мм, ясно, — огорчилась Гертруда. — Возьму тогда свой рюкзачок.

Гордон снял с полки жестяные банки. Он попробовал запихнуть их в большой



рюкзак, но банки не помещались. Тогда он просто высыпал в него всё их содержимое, схрумкав, пользуясь случаем, одну миндальную подушечку.

— Пожалуйста, давай скорее, — сказала Жаби. — Надо спешить.

И они поспешили. За порогом Гордон столкнулся с ежом, который направлялся в полицию.

— Ай, — сказал Гордон.

— Очень важное дело, — сказал ёж. — Я хочу подать заявление на зайца, который бежал слишком быстро и…

Гордон поднял руку.



— Не сейчас, — сказал он. — У нас срочная спасательная операция!

— Мы ищем маму! — пропищали Гертруда и Суне.

И полицейские гуськом устремились в тёмный лес. Еж видел, что первой идёт Жаби с фонариком в руке. Луч прыгал по тропинке.

Потом шли малыши. У них были фонарики поменьше и один зонтик на двоих. Последним шёл Гордон с тяжёлым рюкзаком за плечами и громко кряхтел.

Хорошо, что с нами маленькие полицейские, думал он. Иначе бы Жаби учесала вперёд и я бы в жизни её не догнал.

Они шагали по большому лесу, потом тропинка побежала вверх и вывела их к горе.

— Всё правильно, — пропыхтел Гордон где-то сзади.

Они вышли из лесу. Деревья больше не защищали их, дождь лил как из ведра, а ветер подхватил зонтик, норовя унести маленьких полицейских прочь.

Но Гордон был намного тяжелее их, он взял зонтик, и дети, чтобы не промокнуть насквозь, пошли с ним рядом.

— Как трудно быть полицейским! — сказал Суне.

— И ещё я немного побаиваюсь привидений, которые живут здесь, на горе, — сказала Гертруда.

— Ага, я тоже, — сказал Суне.

И тогда Гордон крикнул Жаби, что они должны все вместе запеть весёлую полицейскую песню. О том, что надо всё время отважно идти вперёд. Шагай, шагай и никогда не унывай — вроде того. Не могла бы Жаби быстренько сочинить такую песенку?

Но Жаби думала только о своей маме и о том, что времени уже совсем в обрез, поэтому смогла придумать только такие строчки:

Топ, топ, топ и топ.
Топ, топ, топ и типети-топ.

Песню было легко запомнить и легко петь. Жаби запела первая, а маленькие полицейские подхватили своими писклявыми голосами. Гордон жужжал, как большой шмель.

На горе звучала очень красивая и утешительная песня.

Пропев её раз пятнадцать, они все почувствовали прилив смелости и бодрости. И вдруг подъём кончился.

— Мы наверху! — воскликнула Жаби. — А теперь вниз под горку, к морю!

Ветер подхватил зонтик, и он запрыгал по кочкам.

— Ничего, — сказал Гордон. — Скоро мы по-любому промокнем…

И они ещё раз спели песню, только теперь, под горку, она звучала быстрее.

Топ-топ, топ-топ, топ-топ, топ-топ, типи-топ. Топ-топ, топ-топ, топ-топ, топ-топ, топ-и-типети-топ.

Потом они спели её ещё пятнадцать раз. Но вот полицейские достигли подножия горы. Перед ними расстилалось море. Солнце вставало после долгого ночного пути. Дождь перестал, но им было уже всё равно, потому что они промокли насквозь. Вдалеке виднелся остров. На нём можно было различить ёлки, небольшую гору и, кажется, водопад.


Глава 5. Тряпочка



Итак, это был Пещерный остров. Но от острова их отделяло большое море. Выл ветер, волны пенились.

— Как же мы туда попадём? — спросил Гордон.

— Мы обязательно должны туда попасть, — сказала Жаби.

— Я умею плавать, — сказал Суне. — Я жаба и хорошо держусь на воде.

— Я тоже жаба, — сказал Гордон.

— Я могу посадить к себе на голову маленькую мышь, — сказал Суне.

— Я тоже, — сказал Гордон.

И жабы шагнули в воду. Суне — с громким плю-хом, Гордон — медленно и нерешительно.

Он был настоящий трусишка, когда дело доходило до купания в холодной воде.

Гордон осторожно смочил живот.

— Брр. Что я говорил, — пробурчал он. — Я знал, что нам снова придётся мокнуть.

Но вот он окунулся, и мыши забрались жабам на голову. Жаби — на голову Гордону, Гертруда — на голову Суне.

Шлёпая лапками по воде, жабы поплыли прочь от берега. Они подпрыгивали в бурных волнах и гребок за гребком уверенно приближались к Пещерному острову.

Наконец мыши ступили на берег. Их страшно укачало.

— Это… бурп… просто… ульк… ужас… плыть на жабе через море! — еле выговорила Гертруда.

Жабы тоже выбрались на сушу. Их совсем не укачало, потому что они привыкли к воде и волнам.

Все дрожали от холода, но у Гертруды в рюкзаке было полотенце. Они хорошенько растёрлись и попрыгали на месте, и им снова стало тепло.

На берегу стояло узловатое кряжистое дерево с низкими ветвями. Жаби долго смотрела на него.



Жаби пожала плечами.

— Это было так ужасно, — сказала она. — Я пережила настоящий шок. Может, мы стараемся забыть самое страшное? А потом я повстречала Гордона. У меня появились работа и постель. И собственное имя. Я была так счастлива… Но как же я могла забыть о маме!

— Мы найдём её! — сказала Гертруда, погладив Жаби по руке.

Полицейские шли вглубь Пещерного острова. Они крались осторожно, потому что в любую секунду откуда ни возьмись мог выскочить лис.

Жаби и Гертруда всё время принюхивались. У них, в отличие от жаб, был отменный нюх. Но нет, даже их замечательные носы не могли обнаружить никаких следов.

— Никакого лиса, — сказала Гертруда.

— Никаких мышей, — тихо проговорила Жаби. — Пахнет только ёлками и морской водой.

Остров лежал, погружённый в тишину. Не слышно было ни ворон, ни чаек. Ни даже маленьких пташек. Если тут и водились какие-то животные, то они, вероятно, хорошенько спрятались. Тишина была повсюду, и только добравшись до середины острова, полицейские услышали шум водопада.

С отвесной скалы струилась вода — мощные потоки воды, ведь ночью шёл дождь. Водовороты внизу пенились и шипели.

— Это здесь? — спросил Гордон.

— А?

— Это здесь? — стараясь перекричать грохот водопада, повторил свой вопрос Гордон.

Жаби кивнула и, спустившись по пологому склону, подошла к высокой ели. Она шагнула в густую и колючую хвою. И там остановилась. Замерла, прислушиваясь к шелесту еловых веток.

— Это здесь! Здесь под ёлкой была наша нора…

И задрожала. Гертруда снова взяла её за руку.




Гордон прошёл мимо них и заглянул в открытую нору у корней.

Потом сделал шаг назад и глубоко вздохнул.

— Тут только сломанная мебель, — сказал он.

Гордон с трудом спустился вниз. Покорёженная кровать. Пустая банка. Рваная подушка — пух разлетелся по полу.

Хмм, подумал он. Во всяком случае, погибших нет. Никаких костей, скелетов и прочих жутких останков съеденных животных.

Жаби подошла к краю.

— Вон она! Моя кроватка. А это…

И Жаби проворно слезла вниз и откопала в углу какую-то тряпочку, насквозь мокрую от дождя и всю перепачканную в земле. Жаби взяла её в руки и понюхала. Из глаз покатились крупные слёзы.

— …тряпочка, с которой я любила играть. Она пахнет мной! Моя любимая тряпочка.


Глава 6. Ни следов, ни улик. Догадка



Жаби прижала тряпочку к носу, потёрлась об неё усиками и зажмурилась.

Когда-то это был её дом.

Сейчас крыша сломана, и любой прохожий мог заглянуть в их разорённую спальню.

Раньше здесь было так красиво. О, теперь Жаби вспомнила всё. Всё, что стёрлось из памяти после страшного происшествия, теперь вернулось.

У корней дерева был маленький, надёжно спрятанный лаз. Юркнув вниз, ты оказывался в коридоре. Впереди, чуть левее, находилась уборная.

Ещё чуть дальше, справа, — кладовка, полная орехов и маленьких вкусных шишек.

Посередине располагалась большая спальная комната, где обитали мама и все её дети. Кровати стояли в ряд.

Как же им уютно жилось. Дети спали по двое. Они ложились валетом и перед сном всегда немного пихались задними лапками и болтали. По утрам каждый норовил натянуть одеяло на себя.

Моя непослушная сестра! — подумала Жаби, и слеза скатилась по её щеке. Обычно они так и говорили: сестра или брат, потому что у маленьких мышат не бывает имён.

Утром они садились на край кровати и мама раздавала всем по ореху. Пока дети ели, она пела какую-нибудь известную мышиную песню: Мышка бежит по глубокому снегу или Семь кексов в норке про запас.

Иногда после завтрака они отправлялись на прогулку. Всё это было до того, как на острове появился лис…

Как-то раз мышата повстречали своего папу и вежливо с ним поздоровались. Но у него было очень много дел, и он, кажется, собирался куда-то уезжать. Да, таков мышиный мир.

После прогулки они всегда возвращались в норку. Если маме надо было задержаться в лесу, чтобы

набрать орехов, дети прыгали на кроватях. Придя домой, мама ласково их отчитывала:

— Сколько раз повторять, так можно ушибиться. Давайте-ка лучше потанцуем!



И они пели Возьмём друг друга за хвосты и встанем в хоровод.

Иногда мама рассказывала им сказки, например про то, как маленькая-маленькая мышка перехитрила злую кошку. Дети не могли усидеть на месте — такая увлекательная была история. Они с нетерпением ждали конца, когда кошка упадёт в воду, а мышка побежит домой с сыром. Все смеялись и хлопали в ладоши.

Какое чудесное у Жаби было детство! О, как же она любила свою маму.

Жаби заплакала, глядя на разорённый дом.

Гордон был возмущён.

— А представь, лис бы схватил тебя. И мы бы с тобой никогда не встретились! И ты бы никогда не стала умнейшим комиссаром…

Гордон прокашлялся и как бы начал речь:

— Когда умирает детёныш, умирает не просто милый и пушистый малыш. Мир внезапно лишается будущего начальника полиции. Погибает не только малыш, но и всё то, чем он мог бы стать. Страшно и грустно вдвойне, когда умирает детёныш.

Гордон разошёлся не на шутку и, набрав воздуха, продолжил:

— В каждом детёныше живёт целый мир. И он должен жить дальше. Иначе погибнет певец, специалист по запахам и ловкий штамповщик бумаг — а кроме того, милый друг и поедатель кексов. Погибнут все дети и внуки этого детёныша. Тысячи мышей никогда не увидят свет! Трагедия!

Суне пихнул Гордона в бок.

— Но она же не умерла, — напомнил он.

Гордон снова прокашлялся:

— Нет. Но я так злюсь, когда думаю о том, сколько бед может натворить лис… Будь у нас печать, мы хотя бы ка-данкнули!

Потом до него дошло, что в некотором смысле это он, Гордон, во всём виноват. Ведь он выгнал лиса из своего полицейского округа.

Хмм, вот что важно: мало просто прогнать опасного преступника. Тогда он будет опасен для других.

Гордон подошёл к Жаби, обнял её и со слезами в голосе произнёс:

— Мне очень жаль,

что твоя мама пропала. Какое горе…



— Подожди-ка, — сказал Суне.

— Давайте немного подумаем, — предложила Гертруда. — Ты же говорил, что полицейские должны думать.

Они сели в круг. Гордон ещё не совсем оправился. Жаби нюхала свою тряпочку.

— Сколько здесь было кроватей? — спросила Гертруда.

— Восемь, — сказала Жаби. — Мы спали по двое. И ещё мамина, конечно…

— Сейчас здесь только одна, — заметил Суне. — Твоя, сломанная, — которая развалилась, когда лис

ворвался в нору. Кто-то мог прийти сюда позже и унести остальные кровати? Если да, то кто?

Полицейские задумались.

— Мама и остальные дети! — улыбнувшись, сказал Гордон.

— Или другие мыши, — печально сказала Жаби.

Гертруда покачала головой:

— Сколько у вас было тряпочек?

— У каждого малыша по одной…

— А сейчас тут только одна!

Жаби развернула свою тряпочку и посмотрела на неё.

— Моя, — сказала она. — То есть ты хочешь сказать, что братья и сёстры забрали свои тряпочки? А моя осталась. И они решили, что это меня съели.

Суне кивнул.

Гордон немного воспрял.

— М-да, — сказал он, — звучит неплохо, но это всего лишь догадки. Они вселяют надежду, но мы должны искать дальше. Что будем делать?

Жаби свернула свою тряпочку и отложила в сторону.

— Сперва надо всё обнюхать, — объяснила она. — Надо убедиться, что здесь не живут другие мыши. А после этого я скажу, что делать.

Полицейские вылезли из норы, и Жаби с Гертрудой принялись обнюхивать местность. Мышами пахло не

очень сильно. Но ведь ночью лил дождь. Так что это ещё ничего не значило.

— Ни следов, ни улик, — сказал Гордон. — Зато — отличная догадка маленьких полицейских, которая дарит нам надежду. Что делать теперь, Жаби?

— Наденьте ваши красивые фуражки, — сказала Жаби.

Шапочки Гертруды и Суне немного раскисли от дождя. Но у Гертруды в рюкзаке было несколько запасных.

Жаби осмотрела стоявших перед ней полицейских.

— Не думаю, что он посмеет напасть на полицейских, — сказала она. — Поэтому важно не снимать фуражки. Сейчас мы разнюхаем, где он прячется. И допросим его.

— Кого? — спросила Гертруда.

— Лиса, — сказала Жаби.


Глава 7. Протокол допроса. Лис



Четверо полицейских двинулись в путь, чтобы расследовать дело. Их фуражки с золотыми значками сверкали на солнце. Они в такт маршировали по острову. Два опытных специалиста по запахам шли впереди.

Обойдя весь остров, кроме самого крайнего мыса, специалисты по запахам взяли след.

— Лис, — сказала Жаби. — Лис прямо по курсу!

Гордон решил сам допросить лиса. Так будет лучше всего. Жаби была слишком взволнована. Допрос надо вести вежливо и корректно. А не сердито и возмущённо.

Жаби и сама это понимала.

Они пошли вперёд через редкий лесок. Неприятный запах усиливался. Гертруда даже зажала нос.

Наконец они подошли к большому камню, за которым спал лис. Он спал глубоко.

Полицейские приблизились. Жаби шепнула, что они должны встать рядом с хищником по стойке «смирно».

А затем Гордон шагнул вперёд.

— Хрмм, — сказал он и прокашлялся. — Что у нас тут происходит?

Лис открыл один глаз и поглядел на Гордона. И снова закрыл.



Протокол допроса. Лис.

8:15

(Записано в отделении полиции позже.)

ГОРДОН: Хрмм. К сожалению, мы должны допросить тебя касательно одного происшествия, имевшего место прошлой зимой.

Гордон говорит очень корректно. Лис садится. Ярко-рыжая шерсть сверкает на солнце.

ЛИС: Что за чёрт? Какое ещё происшествие?

ГОРДОН: Это касается нападения на семью мышей у водопада. Нападать на других запрещено!

ЛИС: Ха! Как это запрещено?..

ЖАБИ: Пфф.

Жаби подпрыгивает на месте от злости. Она глубоко дышит, чтобы не закричать.

ГОРДОН: Это прописано в законе. Закон особой важности. Параграф 2. Почти самый важный параграф. Кроме того, мы должны выяснить, нет ли жертв. Категорически запрещено! Параграф 1. Самый важный параграф из всех.

Лис опускает глаза. Потом рассматривает Гордона.

ЛИС: А я тебя узнаю. Это ведь ты выгнал меня из леса?

ГОРДОН: Да, тот, кто ест других, не может жить в моём округе.

ЛИС: Ты говорил, что мне придётся съесть тебя, если я не уйду.

ГОРДОН: Да.

Гордон раздувается и становится круглым как шар.



ЛИС: Фу, я не ем мерзких жаб. Я ем птиц и мышей. Особенно люблю маленьких мышек.

ГЕРТРУДА: Хмпфф! Попробуй только меня съесть. Я полицейский!

ЛИС: Я никогда не ем тех, с кем разговариваю. Разговаривать с едой неприятно…

ГЕРТРУДА: То есть, если ты решил кого-то съесть, ему достаточно с тобой заговорить?

ЛИС: Нет, потому что тогда я просто заткну уши и всё равно его съем. Я хитрый.

Гордон перебивает их и хочет докопаться до главного.

ГОРДОН: Совершал ли ты нападение на маленькую мышиную норку у водопада?

ЛИС: Может, и совершал… Ага, точно, было дело. Мне же надо что-то есть.

ГЕРТРУДА: А ты не можешь есть мёртвых животных? Старых змей, которые уже умерли…

На этот вопрос лис отвечать отказывается.

ГЕРТРУДА: А ты не можешь есть орехи?

ЛИС: Что за чёрт! Орехи!

ГЕРТРУДА: Не ругайся!

ЛИС: Лисы такое не едят. Орехи, трава. Это противоестественно!

ГЕРТРУДА: Купи сливочного масла!

ЛИС: Денег нет.

ГЕРТРУДА: А рыбу не пробовал?

ЛИС: Не люблю воду…

ГЕРТРУДА: Ты боишься воды?

ЛИС: Ну, может, немного. Когда шкура намокает, она становится такой тяжёлой.

Пауза. Гертруда пристально смотрит на лиса.

ГЕРТРУДА: У тебя очень красивый мех. Белая грудка. Можно потрогать?

Лис кивает.

ГЕРТРУДА: Ты же не ешь полицейских, да?

ЛИС: Ты что, мне не веришь? Хмык.

ГЕРТРУДА: Верю.

Гертруда подходит и гладит его по грудке.

ГЕРТРУДА: Мягкая, белая и красивая. Я бы тоже хотела иметь такую шёрстку.

ЛИС: Спасибо.

ГЕРТРУДА: Я бы, наверно, хотела стать большим, сильным лисом, как ты. Хотя нет, вообще-то мне тебя жаль. Тебе же нельзя вступить в клуб…

ЛИС: В какой клуб? В какой клуб мне нельзя вступить?

ГЕРТРУДА: Все в лесу — члены нашего клуба. Все те, кто верят в закон.

ГОРДОН: Она хочет сказать, граждане леса, а не члены клуба!

ГЕРТРУДА: Но ты можешь вступить в какой-нибудь другой клуб. Для тех, кто ест животных. Для орлов, волков, там, и всяких прочих.

ЛИС: У нас нет клуба. Мы… э-э, мы бы просто перегрызли друг друга…

ГОРДОН: Всё это очень печально. Даже не знаю, чем тебе помочь…

ЖАБИ: Пфф.

Жаби всё время подпрыгивает на месте. Она заткнула рот рукой. Но больше она сдерживаться не может. Она должна задать лису вопрос, хотя Гордон считает, что это невежливо.

ЖАБИ: ПРИЗНАВАЙСЯ, ТЫ СЪЕЛ МОЮ МАМУ?

Жаби кричит так злобно, что все подскакивают от неожиданности. Лис смотрит на неё, но потом подходит ближе и обнюхивает.

ЛИС: Это ты тогда убежала по льду? Ты бежала очень быстро.

Жаби кивает.

ЛИС: Что за чёрт! Почему я всегда во всём виноват! Не хочу с вами разговаривать…




Жаби плачет. Лис смущён, ему стыдно.

ЖАБИ: Мне будет очень грустно, если окажется, что ты съел мою маму.

Пауза.

ЛИС: Нет, клянусь, в тот день я остался без ужина. Я так хотел есть, что в животе урчало и всё скручивалось. Нет, те мыши, наверно, так где-то и сидят. Иногда я чувствую их запах, но где он, понятия не имею…

Допрос был окончен, и Жаби не знала, что делать дальше.

— Спасибо, — сказала она.

Она отдала честь, резко развернулась и промаршировала прочь.

Маленькие полицейские тоже отдали честь и последовали за ней.

Гордон сказал:

— Надеюсь, что нам, полицейским, больше никогда не придётся тебя допрашивать.

Отдал честь — и марш прочь.

— Чем же мне питаться? — спросил лис.

У Гордона не было ответа. Он просто ушёл.

Глава 8. Где на Пещерном острове пещера?



Гордон бегом догнал остальных. Они направлялись к водопаду, чтобы ещё раз всё хорошенько обнюхать.

— Твоя мама жива, — задыхаясь, выговорил он.

— Если ему можно верить, — сдержанно заметила Жаби.

— Я ему верю, — сказала Гертруда. — И мне его жалко.

Гордон опустился на камень. Суне сел рядом. Пока мыши разнюхивали следы, заняться им всё равно было нечем.

— Перекусим? — предложил Гордон и начал открывать рюкзак. — У меня есть миндальные подушечки, сахарные спиральки и клубничные корзиночки. Что будешь?

Суне никак не мог выбрать. После сахарных спиралек придётся мыться… Хмм. Может, корзиночки…

Он уже почти определился, но Гордон вдруг застегнул рюкзак на молнию.

— Впрочем, нет, оставим на потом, когда найдём Жабину маму! — прищурившись, сказал он.

Суне посмотрел на него и спросил, что он имеет в виду.

— Это будет награда, — объяснил Гордон. — Нашёл маму — получи кекс! Так и думается быстрее, и мысли умнее.

— Мы что, должны догадаться, где она? — спросил Суне.

Гордон кивнул. Он считал, что им известно достаточно, чтобы вычислить, где она находится. Просто путём рассуждений.

— Хмм, — сказал Суне и подпёр рукой голову, как настоящий мыслитель.



Некоторое время он сидел совершенно неподвижно.

— Думать — это трудно, — сказал Суне. — Ты не мог бы мне помочь?

— Да, вот тебе несколько наводящих вопросов. Живы ли мама и другие дети?

— Да, — ответил Суне.

— Они далеко отсюда?

— Нет, — ответил Суне. — Ведь здесь иногда чувствуется их запах. Так сказал лис.

— Где же они?

Суне встал и осмотрелся, но ничего не увидел.

Тут как раз вернулись Жаби и Гертруда. Они сели, очень опечаленные. Никаких следов.

И тогда Суне кое-что придумал.

— Может, мне написать стихотворение, — как принято у полицейских…

— Давай-давай, — сказал Гордон. — Напиши. Может, так тебе удастся ухватить мысль, которая вертится у тебя в голове.

Суне глубоко задумался. Все пристально смотрели на него. Наконец он сказал:

Где же этот грот, где прячется наш крот?

— Крот?! — воскликнула Жаби. — Моя мама не крот, моя мама — мышь, самая симпатичная мышь на всём белом свете.

Суне покраснел.

— Я не смог подобрать никакой другой рифмы…

— Понятно, — сказал Гордон. — В этих стихах рифма не нужна. Попробуй ещё раз! Получишь кекс!

Суне сказал:

Где на Пещерном острове пещера?

Ведь остров называется Пещерным, а значит, здесь есть пещера — иначе это было бы очень странно. Они всё здесь облазили и не заметили ничего, похожего на пещеру.

— Браво! — похвалили все Суне в один голос, и Суне снова покраснел.

— Мы подошли к чему-то очень важному, — сказал Гордон. — Нам не нужно искать маму. Нам надо найти пещеру, где можно надёжно спрятаться от лиса. Мама — в пещере. Где пещера, Суне?

Суне опять принял позу мыслителя, подперев рукой голову. А потом аж двумя руками. Он задышал часто-часто, как будто рассердился или как будто хотел поднять что-то по-настоящему тяжёлое. И крепко зажмурился.

— Думать — это работа! — сказал Гордон.

И тогда Суне встал. И прочёл звонким голосом:

Лис боится одного.
Что шерсть промокнет от воды.

Суне выдохнул и сел. Остальные задумались.

— Да! — воскликнули они. — Ты догадался!

— А теперь мне можно кекс? — спросил Суне. — Клубничную корзиночку.

— Подожди, вот найдём маму…

Но где же эта пещера?

И тогда поднялась Гертруда. Она взяла Жаби за руку и потащила за собой. Они пошли прямиком к ручью, прямиком к водопаду.

У ручья лежали камни, по которым можно было пройти, не замочив ноги. Гертруда и Жаби шагнули в водопад, под струю воды. И исчезли.


Глава 9. Объятия и облизывания



На Жаби и Гертруду обрушился поток воды. Их почти прижало к земле. Но они прошли водопад насквозь.

И очутились в большой тёмной пещере.

— Э-ге-гей! — крикнула Жаби, а эхо отозвалось: «э-эй, э-эй, э-эй».

Когда глаза привыкли к темноте, Жаби увидела, что в пещере полным-полно кроватей, подушек и тряпочек вроде тех, что была у неё.

К Жаби подошла маленькая мышка.

— Неужели это ты! — воскликнула Жаби.

Это была её сестра, та самая, с которой они спали в одной кровати.

— Я знала, что ты жива, — сказала сестра. — Я ждала тебя.

— Моя сестричка, — заплакала Жаби и обняла её.

Ну и ну, да они так похожи, подумала Гертруда. Те же глазки, тот же голос и одинаковая одежда.

— Мама! Братья и сёстры!

Да, в пещере стояла мама. И пятнадцать братьев и сестёр. Половина — старше Жаби, но малыши успели догнать старших, и теперь все были одинакового роста.

Жаби сняла мокрое платье. Она подбежала к маме и втянула носом её запах.

— О, мамочкин любимый родной запах, — радостно вздохнула она.

— Ты жива! — воскликнула мама. — Где ты была?

— А ты где была? Всё время здесь, в пещере?

И они принялись обниматься и облизывать друг друга. Мордочка у Жаби намокла. Она была счастлива.



Тем временем Гордон и Суне тоже пробрались в пещеру. Пробегая под водопадом, они затаили дыхание.

— Ну и ну, — отфыркиваясь, сказал Гордон. — Какие же вы молодцы, маленькие полицейские!

— Это оказалось совсем близко, — сказал Суне. — Как я и думал.

Они прошли вглубь пещеры и увидели Жаби и её маму, которые стояли и облизывали друг другу мордочки.

— Хм-хм, мыши, что с них взять… — шепнул Гордон Суне. — Жабы никогда бы не стали облизывать друг Друга.

А Жаби уже обнимала и облизывала своих сестёр и братьев.

Гордон был очень растроган, однако старался вести себя, как подобает комиссару. Он подошёл к маме и торжественно пожал ей руку.

— Приятно познакомиться. Меня зовут комиссар Гордон. Я коллегаЖаби из полицейского отделения…

— Жаби? — не поняла мама.

Ну конечно, она же не знала, что Гордон дал её дочери имя.

— Жаби, ваш пропавший ребёнок, — пояснил Гордон. — Хотя она никакой уже не ребёнок. Она начальник лесной полиции. Очень важный полицейский.

И тогда мама заплакала от радости:

— Я так горда и так счастлива. Но как же вы нас нашли?

— Это наша работа, — ответил Гордон.

— Мы думали и сочиняли полицейские стихи, — сказал Суне.

Он поднял Жабину фуражку и надел её. Чтобы никто на неё не наступил.

Полицейские поздоровались с мамой и со всеми братьями и сёстрами. На это ушло довольно много времени. Но после шестидесяти четырёх рукопожатий, объятий и облизываний дело было сделано, и все сели на кровати, взялись за руки и заговорили в один голос.



— Жаби, — сказал Гордон, — не достать ли нам кексы? Жаби?!

Его никто не слушал, и Гордон вдруг понял, что все шестнадцать мышиных детей выглядят совершенно одинаково. В пещере было шестнадцать Жаби! Похожих друг на друга как две капли воды и в одинаковой одежде в придачу…

Он похлопал по плечу одну мышь.

— Жаби? — спросил он.

Мышка удивлённо закивала.

— Ты Жаби?

— Кто Жаби? — переспросила мышь точно таким же голосом, как у Жаби.

Да где же тут Жаби? Гордон подошёл к другой мышке.

— Жаби?

— Да! — воскликнула она. — Я тоже хочу, чтобы меня звали Жаби.

— Я тоже! — сказала мышка рядом.

— А как же я? — спросила третья. — Жаби — красивое имя.

— Хмм, — сказал Гордон. — Только, пожалуй, не очень-то это хорошо, если всех будут звать одинаково…

Как же он найдёт своего лучшего друга среди всех этих близнецов? Пещера была до отказа набита близнецами!



— А мы не будем есть кексы? — спросил Суне. — Мы могли бы отдать мышам честь, а потом угостить их кексами…

Точно! Если крикнуть, чтобы все полицейские отдали честь, то будет видно, кто из мышей — его Жаби!

— Все полицейские, отдать честь! — крикнул Гордон, и эхо повторило: «эсть, эсть, эсть».

Четверо полицейских вытянулись по струнке. И среди них действительно была Жаби!

— Скорее надевай на неё фуражку, — прошептал Гордон Суне.

А потом произнёс небольшую речь:

— Дорогие мыши, в нашем отделении мы едим очень вкусные кексы. Мы прихватили с собой миндальные подушечки, украшенные шоколадом. А также клубничные корзиночки: внутри взбитые сливки, а наверху — половинка клубничины. Кроме того, у нас

есть сахарные спиральки из потрясающего теста, обжаренного во фритюре и обсыпанного сахарной пудрой…

— Внимание, внимание, после сахарных спиралек надо мыться! — предупредил всех Суне.

— А у меня в рюкзаке полным-полно красивых шапочек, — сказала Гертруда.

И она раздала синие бумажные фуражки с золотыми звёздами и какими-то надписями. Что там было написано? Очевидно, полиция.

Когда и это было сделано, Гордон опять прокашлялся:

— Теперь наконец каждый может выбрать себе угощение!

Он открыл рюкзак и заглянул внутрь. На дне лежал бесформенный комок. Комок из кексов.

В рюкзак попала вода, всё перемешалось и превратилось в тесто.

Гордон вздохнул, но вдруг его осенило.

— У меня есть идея получше, — сказал он. — Каждый получит по комочку кекса, в котором будет всего понемногу.

Он снова залез в рюкзак и налепил комочков размером со снежки.

— Клубничный миндаль с шоколадно-сахарными сливками, — объявил он.

В результате все были сыты и довольны.

Глава 10. Бежать от лиса



Да, это был настоящий пир горой! Жаби и её мама сидели обнявшись и улыбались.

— Думаю, нам пора, — сказал Гордон. — Как бы родители маленьких полицейских не начали волноваться. Здорово, что мы нашли вас, и как хорошо, что у вас всё хорошо.

Мама Жаби посмотрела на него.

— Но у нас не всё хорошо! — возразила она. — Лис такой ужасный! Мы думали, вы пришли спасти нас…

— Ой, — ойкнул Гордон. — А я не понял…

— Комиссар Гордон, — сказала Жаби и встала. — Я считаю, мы должны забрать их с собой.

— Комиссар Жаби, — сказал Гордон. — Так и поступим! Именно так поступают сознательные жабы и мыши. Но где они будут жить? Близятся холода, а они ведь не поместятся в нашей тюрьме… — Гордон осёкся, увидев перепутанное лицо Жабиной мамы. — То есть в нашей маленькой уютной бывшей тюрьме…

Гертруда запрыгала на месте. Потом, отдав честь, сказала:

— Мы, маленькие полицейские, нашли очень много пустых нор, где они могли бы жить.

Гордон тоже отдал честь.

— Отлично, тогда отправляемся немедленно! Но как мы переплывём через море?

Теперь Суне непременно хотел что-то сказать:




— Я видел лодку, привязанную к колышку. Всего в нескольких метрах от берега. Мы могли бы туда доплыть.

Одна из Жабиных сестёр рассказала, что лодка их. Но они давно не выходили в море, потому что им было немного страшно…

— Браво! Идём!

Однако мама всё никак не соглашалась:

— Мы боимся. Там лис. Он нас съест.

Гордон задумался. Но тут вмешалась Гертруда:

— У нас у всех полицейские шапочки, вряд ли он посмеет на нас напасть.

Вряд ли, подумал Гордон. Но иногда хочется знать наверняка. Особенно если дело касается съедания. Подумал, но промолчал. Может, ему всё-таки удастся договориться с лисом, если тот вдруг появится. Или зря он на это рассчитывает?

Он встал между Гертрудой и Суне, снял с них полицейские шапочки и положил руки им на макушки. Одну руку на гладкую, лысую и прохладную макушку Суне. Вторую — на Гетрудину мягкую и тёплую шёрстку.

— Мои маленькие умницы, — сказал он.

И они все вместе тронулись в путь. Жаби шла первой, внимательно глядя по сторонам и принюхиваясь. Никакого лиса на расстоянии вытянутого носа она не учуяла. За Жаби тянулась длинная вереница мышей. Каждая мышь несла подушку. Они направлялись к воде, туда, где была привязана лодка.

Они остановились на берегу, ветер дул им в лицо. Жаби опять понюхала. Нет, лисом не пахло.

Вдруг Гертруда почувствовала какое-то движение у себя за спиной. Кто там шевелится в кустах?

Никакого запаха. Кто же приближается к ним против ветра — так, чтобы они ничего не заподозрили?

— Лис! — крикнула Гертруда и указала назад.

Да, это был лис! Он бесшумно крался за ними, прильнув к земле на согнутых лапах и распустив по траве пушистый хвост.

— Э-ге-гей! — крикнула Гертруда. — Это просто мы, полицейские. Двадцать полицейских в красивых фуражках.

Но лис её не слышал. Он быстро приближался и уже разинул пасть.

— Это всего лишь мы, это мы с тобой разговариваем! Мы не еда, — снова крикнула Гертруда.

Но лис не обращал на неё никакого внимания.




— Помогите, он заткнул уши!

Надо срочно спасаться. Иначе сегодня вечером на Пещерном острове погибнут все мыши.

— Назад! — закричали одни.

— Не успеем, — закричали другие. — Тогда он нас схватит.

Дело было плохо. Гордон и Суне переглянулись.

Они знали: есть кое-что, чего лис боится.

— Все в воду! — крикнули они мышам.

— Тогда он схватит нас в воде, — ответили мыши.

— Не волнуйтесь! Он боится воды.

И, когда лис уже изготовился схватить тех мышей, которые были к нему поближе, мыши прыгнули в воду. Плюмс.

Лис развернулся и попытался сцапать кого-нибудь ещё. Но те тоже бросились в волны. Плюмс, плюмс. Подушки они старались держать над головой. А промокнут, так не беда, потом высохнут. Сейчас на кону стояла их жизнь.

Лис бросился к маме и нескольким другим мышам. Но они нырнули в воду прямо у него под носом. Плюмс, плюмс, плюмс.

— Что за чёрт, — прошипел лис.

Все мыши были в воде.

Суне тоже прыгнул и поплыл к лодке. До неё было недалеко.

Гордон остался на берегу один. Лис подбежал к кромке воды и резко затормозил, чтобы не намочить ноги. Он взвыл от досады.

— Послушай, лис, — сказал Гордон. — Мы уезжаем. Пойду схожу за вёслами.

Но лис так разозлился, что только клацал своими острыми зубами.

— Смотри осторожней, — предупредил его Гордон. — А то я прыгну тебе прямо в пасть. Клянусь, ничего омерзительнее ты ещё не пробовал!

И лис закрыл рот.

— Берегись. Я пошёл, смотри не проглоти меня. Муа-ха-ха, — захохотал Гордон привиденческим смехом.

Лис в ужасе попятился.

Гордон не мог разобраться в своих чувствах. Был ли он рад, что обманул лиса? Или уязвлён, что даже голодный лис не пожелал съесть такую мерзкую жабу, как он?

Мыши тем временем вычерпали воду из лодки.

Гордон принёс на берег вёсла. Осторожно попробовал воду пальцем ноги.

Ух, какая холодная.

Гордон остановился. Неужто он не решится войти? Дрожа всем телом, он медленно двинулся вперёд. А потом поплыл. Сильные мышиные руки подхватили его и затащили на борт.

Мышей было так много, что его крупное тело еле поместилось на носовой банке.

— Лису нельзя верить, — сказал Гордон Гертруде.

— А я верю, — ответила она. — К тому же он не говорил, что не ест полицейских. Так что он никого не обманывал.

Гертруда достала из рюкзака бутерброды с сыром. И бросила на берег.

Маленькая лодка, битком набитая восемнадцатью мышами и двумя жабами, медленно выходила в море.

Они оставляли Пещерный остров.

Лис понюхал бутерброды.

— Как только вернусь домой, пришлю тебе свою удочку, — крикнула Гертруда и помахала лису.


Глава 11. Прыг, прыг, прыг и прыг



Светило осеннее солнце, когда лодка причалила к берегу. Из неё вылезли две жабы и восемнадцать мышей с мокрыми подушками и длинной цепочкой устремились вверх, в гору Они возвращались в свой лес.

Жаби сочинила песенку. Мелодия была та же, что раньше, только гораздо веселее.

Прыг, прыг, прыг и прыг.
Прыг, прыг, прыг и прыг-скок.

Шагалось легко. Какое счастье, что все нашлись и спаслись от лиса. Теперь им не придётся больше безвылазно сидеть в мокрой пещере. Теперь у каждого будет своя сухая норка — маленькие полицейские нашли их целое множество.

Вверх на горку и бегом с горы, в лес. Гордон ковылял последним, опираясь на Суне, и тяжело дышал.

Примерно через час они вошли в лес. И вскоре увидели полицейское отделение.

Но что это? На лужайке перед домом собралась целая толпа зверей. Там были ёж, белки, кролики, мыши и вороны.

Завидев длинное шествие, они закричали «ура».

— Это та самая мама, которую вы спасли? — крикнул ёж.

— Да, — ответил Гордон. — Мама и её многочисленные дети!

Как же все ликовали.



«эй ты» или «нет, я имею в виду тебя». Давайте подумаем вместе.

— Солнечный Свет, — выкрикнул кто-то.

— Черника и Берёзовый Листок, Малина и Утренний Ветер.

Столько прекрасных предложений! Выбирай любое.

Имя Черника понравилось сразу двум мышкам, и одна из них немного обиделась, потому что не хотела уступать. Но ей сразу предложили другое имя — Рябина, и она осталась очень довольна.

Но как же назвать маму?

— Назовём её Лето! — крикнула Жаби.

Что может быть лучше! Ведь и солнечный свет, и черника, и утренний ветер — всё это как бы дети лета.

А потом надо было осмотреть норки. Маленькие полицейские побежали вперёд — они показывали дорогу и раздавали карманные фонарики. Лето будет жить рядом с полицейским отделением, решили они.

Животные, встречавшие мышей, поспешили домой за подарками для новосёлов. Скамеечка, сковорода, кусок яблочного пирога, фарфоровая свинка и украшение на стену, где косыми буквами было вышито Дом, милый дом.

Гордон так устал, что присел под дерево отдохнуть.

— Спасибо тебе, дорогой Гордон, — сказала Жаби. — Спасибо, что ты пошёл со мной, спасибо, что всё шёл и шёл вперёд, хотя наверняка ужасно устал.

Гордон не мог подавить зевоту.

— Надо всегда идти вперёд, — сказал он. — Никогда не сдаваться! Ведь мы полицейские.

Он закрыл глаза.

— Но сейчас я хочу спать…

— У меня есть всё, что только можно пожелать, — сказала Жаби. — Всё, о чём мечтает каждый мышонок: стать комиссаром полиции. И чтобы мама была рядом!

Но Гордон уже спал и храпел мощным храпом.

— Ладно, ладно, — сказала Жаби. — Поспи немного, но потом нам с маленькими полицейскими надо будет пойти в отделение и проштамповать несколько бумаг. И ещё решить кое-что важное…


Глава 12. Самая последняя глава. Кокосовые шарики



В лесу вечерело. Четверо друзей сидели за столом и пили чай.

— А что, полицейская школа уже закончилась? — спросила Гертруда.

— Маленькая полицейская школа закончилась, — сказал Гордон. — Вы окончили её с отличием и очень нам помогли.

Гертруда подошла к большой Книге законов. Она хотела взять книгу в руки, но смогла лишь на миллиметр приподнять один уголок.

— Я думала, мы выучим все законы.

— А читать вы умеете? — спросил Гордон, склонив голову набок.

— Не совсем, — призналась Гертруда. — Ещё я не понимаю, как такая большая книга может поместиться в голове. Это же невозможно.

— Когда вырастете, вы станете настоящими полицейскими. И тогда мы с вами изучим всю Книгу законов.

Суне встал.

— Хотя теперь все — полицейские. Я сказал это ежу. И он понял. Все члены клуба хотят помогать.

— Граждане леса, — поправил его Гордон.

Жаби сняла с полки жестяную коробку.

— Угощайтесь, — сказала она. — Вот банановые кексы с сахарными блёстками, вот колбаски из нуги с мятной крошкой. И маленькие-маленькие кокосовые шарики.

Все отведали понемногу разных сортов, а потом стали есть те, которые им больше всего понравились. Маленькие кокосовые шарики кончились первыми.

— Спасибо, — сказала Жаби. — Только что вы проголосовали за то, какие кексы нам надо купить!



— Проголосовали? — спросил Гордон.

— Да, вы съели те, которые вам больше всего понравились. Поэтому я закажу кучу кокосовых шариков, довольно много колбасок из нуги и парочку банановых кексиков.

Гордон кивнул. Это было отличное решение.

Жаби записала всё на листочке, достала печать и поднесла к бумаге. Подвинула чуть вправо, потом чуть влево. Полицейские протянули руки и все вместе нажали. КА-ДАНК.

— Теперь осталось только записать несколько мудрых соображений, — сказал Гордон. — Мы же полицейские.

Он тоже взял листок бумаги и сверху написал:

ДЕЛО ДЛЯ ЖАБИ.

— Или дело для маленьких полицейских, — сказал Суне.

— Но ведь оно про Жабину маму, а это самое главное.

Гертруда и Суне согласились.

— Ну, маленькие полицейские, напишите что-нибудь мудрое! — сказал Гордон.

Дети старались от души. Листок покрылся длинными



затейливыми фразами, а в конце стояла жирная точка.

— Что тут написано? — спросил Суне, передав листок Гордону.

— Хмм, — сказал Гордон и повертел листок в руках. — Мне кажется, тут написано, что надо думать и писать стихи.

— Точно, — подтвердил Суне. — Полицейские стихи.

— А на моём что? — спросила Гертруда и протянула свой листок Жаби.

— Хмм, — сказала Жаб и. — В каждом детёныше живёт целый мир. Вот что тут написано!

И они все вместе проштамповали эти две новые мудрости. КА-ДАНК. КА-ДАНК. Гордон положил оба листка в ящик для умных мыслей. Вообще-то запись про кексы — тоже маленькая мудрость, подумал он.

— А теперь вам пора домой к мамам! — сказала Жаби.

— Большое спасибо, — сказал Гордон.

Но Гертруда не хотела уходить.

— Подождите, — сказала она. — Мы ведь так и не узнали, как маленькому мышонку поступить с этим вредным стариком Барсуком. Обозвать его?



— Не забудь послать лису удочку, — сказал Гордон Гертруде. — Я знал, что вы, малыши, что-нибудь придумаете. Нельзя же нам вечно враждовать с лисом…

Маленькие полицейские остановились в дверях и отдали честь.

— Завтра мы сможем опять поиграть…

— Или, как я предложил, огорчиться? — добавил Суне.

— Хмм, — проговорил Гордон. — Не знаю. Но вспомните Жаби и лиса! Что заставило лиса рассказать правду?

— Что Жаби заплакала, — радостно ответил Суне.

— Иногда это помогает лучше всего. Но полицейские не могут всё время ходить по лесу и плакать…

Гертруда и Суне надели рюкзачки.



Комиссары Гордон и Жаби остались одни. Гордон надел свою уютную фланелевую пижаму.

— Я должен прилечь, — сказал он. — Я хочу немножко обдумать наши новые мудрости. И возможно, немножко поспать. Я очень рад, что мы открыли полицейскую школу. Когда мы больше не сможем работать, найдётся кому нас сменить… На наше место

придут новые полицейские. И мне кажется, они будут ещё лучше нас. Спокойной ночи.

Но Жаби не легла. Она ходила по комнате и насвистывала. Спать ей пока совсем не хотелось. Может, выпить ещё немного вечернего чаю?

Она собрала оставшиеся кексы в коробку.

И выскользнула на улицу под громкий комиссарский храп.

Жаби шла навестить свою маму и угостить её кексами.

Всю дорогу она весело насвистывала.


~ ~ ~








Оглавление

  • Глава 1. Маленькое миленькое отделение полиции
  • Глава 2. Маленькая полицейская школа
  • Глава 3. Где мама?
  • Глава 4. Через темень, через гору
  • Глава 5. Тряпочка
  • Глава 6. Ни следов, ни улик. Догадка
  • Глава 7. Протокол допроса. Лис
  • Глава 8. Где на Пещерном острове пещера?
  • Глава 9. Объятия и облизывания
  • Глава 10. Бежать от лиса
  • Глава 11. Прыг, прыг, прыг и прыг
  • Глава 12. Самая последняя глава. Кокосовые шарики
  • ~ ~ ~
  • Teleserial Book