Читать онлайн Сэндира. Потерянная песчинка бесплатно

Пролог

Тепло…

Светло…

Нет, скорее сухо.

Или жарко?

Лениво открыв глаза, Сэнди некоторое время просто смотрела на солнце. Они всё-таки сделали это. Сделали…

Что ж, это их право.

Через некоторое время, сев и осмотревшись, песчинка презрительно скривила губы. Наивные создания…

Пустыня никогда не убьет свое дитя.

Впрочем, им не знать этого. Местные вообще мало знают о таких, как она…

Если бы она сама знала…

Сморщив носик, девушка осмотрелась внимательней. Пустыня. Да, Великая Гриндро. Как она это определила? Легко. Лишь в Великой Гриндро песок пепельно-мертвого цвета. Песок, убивающий всё живое в полдень не более, чем за час.

А сейчас почти полдень…

Интересно, что они ей подсыпали и куда? А ведь она проспала и их приход, и сам факт похищения. Немыслимо! Хотя… Дейдра та еще затейница. Неужели из-за Майкса? Какие же они все-таки глупые…

Песчаникам не интересны отношения с людьми. Да, с ними можно неплохо провести время, даже развлечься… но не более. Это как заводить отношения с… ну с обезьяной!

Интересно, хоть кто-нибудь заявит о её пропаже? Или всем всё равно? Хорошо, что все её личные вещи всегда находятся в пространственной складке.

Ладно, в Салтен и его Академию она больше не вернется. В любом случае учебный год подходит к концу и ничего нового она уже не узнает.

Знала бы Дейдра, что своей ревностью на самом деле оказала ей великую услугу – наверное, выдрала бы себе все волосешки от злости!

Ну а что? Давно стоило завязать с этим бессмысленным занятием – очередным обучением на очередного мага. Она не маг. Она песчаник. Житель пустыни.

Дух пустыни…

Улыбнувшись, но немного грустно, стройная пепельноволосая и сероглазая девушка поднялась на ноги и, взмахнув руками, скинула надоевшую физическую оболочку. Пора. Пора немного развеяться…

Пора.


Глава 1

Несколько лет спустя.


Остановившись на площади у столба объявлений, девушка в неброской дорожной одежде некоторое время вчитывалась в заявки, иногда качая головой, а иногда усмехаясь. Да уж, забавного здесь было достаточно: поиск от няни-телохранителя, до вора-убийцы, от приобретения антиквариата, до продажи редких златоглазых попугаев.

А вот это интересно…

Перечитав снова и что-то мысленно прикинув, девушка решительно сорвала листок и отправилась по указанному адресу. А что? Пора немного развеяться…

Объявление: «Требуется юная леди восемнадцати-двадцати лет. Обязательным является умение читать, писать и вести себя в высшем обществе. Знание языков и магические зачатки приветствуются. Ум и сообразительность поощряются».

Насколько Сэнди успела изучить человеческий мир, подобным образом лорды искали себе непривередливых любовниц. Зачастую ими становились магички с достаточно низким уровнем магии, но желающие во что бы то ни стало пробиться повыше именно благодаря высокому покровительству.

Что сподвигло её?

Скука.

Самая банальная скука.

Скучно жить шестой десяток лет и за все это время не встретить ни одного своего соотечественника. Она училась в семи школах. В пяти академиях… и всё ради их библиотек и истории.

Зря. Всё было зря. Кто она? Куда ушли остальные? Почему?

Ответа она так и не нашла. Крупицы знаний, собранные за эти годы, позволили узнать лишь малое из желаемого. Она песчаник. Дух пустыни. Повелительница песка.

Всё.

Кто её родители? Как она появилась на свет? Что ей делать дальше?

Интересно, хоть когда-нибудь она найдет ответы на эти вопросы?

Дойдя до дома, адрес которого был указан в объявлении, Сэнди не стала стучать сразу, предпочтя немного осмотреться. Район небогатый, дом не самый презентабельный. Чувствуется подвох.

В чем?

Неужели она ошиблась в предположении и заказчику нужна не любовница, а кто-то иной?

Постояв некоторое время, девушка наконец дождалась, что из дома вышла видимо одна из соискательниц. Юная, вряд ли даже восемнадцати лет. Зеленоглазая брюнетка со вздернутым носиком и недовольным выражением лица.

Так, если недовольным, то либо условия шикарные и она не подошла, либо условия ужасные и она возмущена. Что правдоподобнее?

Проводив внимательным взглядом фыркающую девушку, Сэнди решила, что ни то и ни другое. Скорее нечто неопознанное третье. А это уже интрига!

Решительный шаг вперед и через несколько мгновений нажать на кнопку магического звонка.

– Кто?

Как ни странно, ответил звонок, причем достаточно ворчливо и неприветливо.

– Я по вашему объявлению.

– Проходите. – дверь распахнулась без видимых усилий с чьей-либо стороны и неопознанный невидимый голос добавил. – Прямо по коридору третья дверь направо.

– Благодарю. – нейтрально кивнув, путешественница бесстрашно шагнула внутрь загадочного дома. О, да, загадочного…

Несколько десятков шагов по светлому и опрятному, но небогато отделанному коридору, третья дверь направо и войти без стука, потому что она уже приветливо распахнута. О…

– Добрый день. – с искренним интересом разглядывая невзрачного русоволосого грузного мужчину лет пятидесяти, сидящего на диване и в ответ внимательно рассматривающего её, Сэнди достаточно учтиво поинтересовалась. – Это вам необходима юная леди?

– Да, именно мне. – тот самый недовольный голос и тут же провокационное. – Считаете себя леди?

– Не берусь утверждать категорично, но вилку от ложки отличить сумею. – чуть прищурившись из-за того, что почуяла на внешности мужчины иллюзию, девушка не торопилась проникать в личное пространство и срывать личину. Если ему хочется изображать некрасивого мужчину в годах – это его право. А может на самом деле он ещё страшнее?

– Шутить изволите? – заинтересованно приподняв бровь, хозяин дома совершил очередную неожиданность, заговорив на иркише. – Истро индэ же ли то?

– Шаррно этса. Кроме того знаю паргнат, ноаль и кувсар. Читать и писать умею на всех озвученных языках.

– О? – взгляд мужчины выразил искреннее недоверие и тут же последовал новый вопрос. При всем при этом присесть ей до сих пор не предложили. – Уровень магии?

– Начальный базовый. – ну да, не будет же она говорить, что она дух песка? А так, да… начальный базовый. Ерунда что по уровню магистр… ну, только без диплома.

– И почему столь уникальная леди решила подработать столь не самым высокоморальным образом?

– А о морали поподробнее можно? Особенно о высокой её части? – широкая улыбка и она едва прячет маленькие клычки, которые иногда мелькают, когда ей очень весело.

– Вы полукровка?

А он внимательный.

– Возможно. Я сирота. Во младенческом возрасте меня нашли у ворот монастыря Милостивой Эру.

– Монашка?

– Нет, всего лишь послушница. – в пятнадцать, когда она осознала себя чем-то большим, чем обычной девочкой, Сэнди тайком покинула стены монастыря и в первый раз отправилась путешествовать по миру. Это было забавно… – Во мне обнаружились некоторые зачатки магических способностей, и я выбрала поступление в магическую школу услужению богине.

Да, когда нагулялась в первый раз и сполна хлебнула «взрослой» жизни.

– И?

– И всё. – кристально чистый взгляд и море искреннего интереса в ответ. – Хотя нет. Меня зовут Сэндира Тиру. А вас?

– Можете звать меня лорд Байш.

А можете не звать…

– Очень приятно, лорд Байш. Скажите, для каких целей вам необходима юная леди?

– Возможно… – наконец встав с дивана и приблизившись к гостье, мужчина дал понять, что несмотря на достаточную полноту и высокий рост, двигается он достаточно проворно. – Хм… – Изучающий взгляд глаза в глаза и ощутимое магическое давление на разум с целью вскрыть и прочитать. – А вы лжете, юная леди. Какой же это начальный базовый?

– Это природное. Меня не могли вскрыть даже магистры. – беспечная улыбка и безмятежный взгляд, а сама уже прикидывает, что же это за фрукт, который смог вскрыть три первых слоя?

– Вы закончили обучение?

– Нет. Увы. К сожалению, я не смогла найти общий язык с однокурсниками и была вынуждена покинуть учебное заведение… – глазки в пол и смущенно улыбнуться. – Да и ничем кроме природного щита в магии я не могу похвастать. Огонь, вода, воздух, земля, жизнь, смерть, разум… это всё не моё. Максимум – активация амулетов, базовое знахарство и распознавание плетений.

– Это тоже немало. – кивнув своим мыслям, лорд озвучил очередную неожиданность. – Вы голодны?

– Немного.

– Могу я пригласить вас составить мне компанию за обедом?

– Вполне. – немного озадачившись, но тем не менее согласившись, Сэнди уверенно кивнула и без колебаний прошла вслед за хозяином, отправившимся в соседнюю комнату, оказавшуюся столовой.

Хм… с накрытым на две персоны обедом.

Второй этап тестирования?

Забавно.

Сняв дорожную куртку и сумку с плеча, передала вещи в протянутые мужские руки и внимательно проследила, куда их положили. Как говорится – доверяй, но проверяй.

– Приятного аппетита. – единственное пожелание от молчаливого хозяина и он целиком и полностью погружается в дегустацию обеда.

Решив, что «дело хозяйское», путешественница предпочла не отставать и также последовала его примеру, о чем ничуть не пожалела. Нежнейшее мясо, ароматные овощи и изысканные специи. О да… этот лорд знает толк в еде!

А кофе был вообще выше всяческих похвал!

– Скажите, что вы думаете о сорте «Эргрэ»?

– Мой любимый. – прикрыв глаза, девушка с удовольствием вдохнула божественный аромат. – Жаркий запах солнца и пустыни.

– Хм… – загадочный хмык и очередное вопрос с подвохом: – И где же вы его пили, юная леди?

Ну да, стоит он недешево.

– У меня были богатые однокурсники. – вообще-то она тоже не бедствует, но ведь это сейчас неважно, правда?

– Манерам тоже у них научились?

– О нет. – немного циничный смешок и честное. – В монастыре. Наша мать-настоятельница до ухода в монастырь была дамой из высшего света… она на дух не переносила, когда кто-то брал вилку и нож не в ту руку.

– А в каком, говорите, монастыре вы воспитывались?

– Монастырь в Синей Пустоши.

– О…

Ну да, далеко. Очень. Очень далеко. Не проверишь.

Хотя и правда…

– Прошу прощения, если покажусь бестактным, но вы совсем ничего не знаете о своих родителях? Наличие магии и благородные, совсем не крестьянские черты лица… вы ведь наверняка дворянка? – цепкий, внимательный взгляд, от которого стало бы неуютно, не будь ей так весело.

– Нет. О родителях я не знаю ничего. – а то, что знаю, вам не скажу. – В корзинке, в которой меня нашли, лежала лишь записка с именем и просьбой позаботиться. Даже фамилию мне дали в монастыре.

А вот о кулоне вам знать совсем не обязательно…

– Сочувствую. – ещё бы в тоне это сочувствие проскальзывало… может и поверила бы.

– Не стоит. Я уже давно не переживаю по этому поводу. Итак… – отставив пустую кружку на стол, Сэнди приветливо улыбнулась. – Благодарю за превосходный обед. А теперь не могли бы вы озвучить ваши цели и желания? В объявлении они довольно расплывчаты.

– Мне нужна девушка. – замолчав и видимо ожидая реакции, но не дождавшись, мужчина усмехнулся. – И вы мне подходите. Хотите узнать почему?

– Буду признательна, если озвучите.

– Вы воспитаны. Доброжелательны. Привлекательны внешне. Также юны… – на этом месте неопределенно улыбнувшись, лорд решительно добавил: – Хотя вам далеко уже не двадцать. Кроме всего прочего вы умны, сообразительны и в меру любопытны.

– Забавно. – очередная улыбка из арсенала «милой девочки» и чуть более настойчивое. – Для чего именно вам необходима «юная леди»?

– Для ширмы.

И снова продолжительное молчание и снова неопределенная улыбка, когда гостья не торопит, ожидая, когда хозяин созреет сам.

– Вы мне подходите идеально.

– А вы мне?

Иронично приподнятая бровь в ответ и очередной провокационный вопрос.

– Скажите, чего вы хотите от жизни на данный момент?

– Развеять скуку.

– Даже так? И когда же в вашем юном возрасте вы успели её познать?

Неопределенное пожатие плечами и пусть думает что хочет. А он не так уж и прост, это якобы лорд Байш.

– Хорошо, давайте начистоту. Любовница мне не нужна. – язвительная улыбка и далее. – Мне нужна девушка, которая будет изображать мою невесту. Не за бесплатно…

– В чёем смысл?

– Думаю, вы уже поняли, что на текущий момент на мне личина?

– Да.

– Я достаточно известная и значимая личность в городе и достаточно многие… – скривившись, продолжил: – Многие женщины нашего города желают женить меня на себе. Мне нужна девушка, которая станет для них преградой. По вашей дорожной одежде можно сделать вывод, что вы не местная. Верно?

– Верно.

– И замуж вы не хотите?

– Ещё вернее.

– То, как вы двигаетесь, дает понять, что вам не чужды такие вещи, как физические нагрузки и зарядка…

– Возможно.

О том, что она не один год провела на улице, участвуя в драках без правил, упоминать, наверное, не стоит…

– Умеете танцевать?

– Смотря что.

– Вальс хотя бы?

– Да.

– Корсет носите?

Намек на её тонкую талию?

– Нет, и не буду.

– Вы согласны на моё предложение?

– Простите, но я так до сих пор и не услышала его внятное звучание.

Улыбнуться и развеселиться от того, как забавно выстраивается их диалог. Своими вопросами он прощупывает её умения и желания настолько быстро и профессионально, что подозрения о его роде занятий постепенно перерастают в уверенность. Впрочем, ей не о чем переживать в этом плане – перед законом всех государств она чиста, как младенец.

Интересно, тайная канцелярия или военная разведка?

– Мне необходима девушка, которая некоторое неопределенное время будет моей невестой. Мы будем появляться в свете, достаточно много времени проводить на людях. При этом вы будете делать вид, что влюблены.

– Только делать вид?

– Да. Именно делать вид. Невеста мне не нужна. Влюбляться в меня не надо. Женить меня на себе тем более.

– Надолго?

– Минимум на полгода.

– А максимум?

– Пока на год. Не переживайте, мы обязательно заключим с вами магический договор.

– И наконец, самое главное – цена вопроса?

– А вы решительны… Скажите, мы с вами раньше нигде не встречались?

– Сомневаюсь. Я в вашем городе впервые. – как впрочем, и в государстве. А ещё если бы вы, лорд, сняли личину…

– Да, тогда точно вряд ли. – последний раз внимательно всмотревшись в безмятежные серые глаза, лорд уверенно кивнул. – А стоит моё предложение – десять золотых за каждую неделю. Минимальный срок контракта – полгода, а затем плюс неделя и так до тех пор, пока в невесте не отпадет необходимость, либо вы поймете, что для вас это слишком тяжело.

– Могу я увидеть контракт? – о да, прежде чем соглашаться, она прочтет всё. Даже мелкий и даже невидимый шрифт!

– Пожалуйста. – уверенный взмах рукой и перед Сэнди появляется свернутый в свиток лист магического договора.

Маг.

Сильный маг…

Стоило ожидать.

Однако забавно…

Старательно вчитываясь в каждое слово, к концу свитка Сэнди уже была уверена, что это будет самым забавным приключением за последние пятьдесят лет. Что ж…

– Я согласна.

– Прекрасно.

Отпечатки пальцев по очереди заняли положенные им места в договоре и он пропал до контрольного срока, схлопнувшись с характерным звуком.

– Позволь представиться, дорогая моя невеста, лорд Тэнгхем. – Развеяв иллюзию, помолодевший до тридцати лет и похудевший на сто килограмм мужчина уточнил. – Лорд Скайнрид Тэнгхем, глава тайной канцелярии Его Величества. Для тебя просто… Скай.

– Хм. Мило. Нет, правда… – внимательно всматриваясь в абсолютно иные черты настоящей внешности лорда, девушка отметила и волевой подбородок, и цепкий внимательный взгляд ярко-голубых глаз, и небрежно распущенные светло-русые волосы средней длины, спускающиеся на плечи, и чуть заостренные уши… – Какой ты расы, Скай?

– Полукровка. Как и ты.

Сомневаюсь, что как и я…

– Надеюсь в скорейшем будущем узнать подробности.

– Непременно. Итак… дорогая?

– Лучше «милая».

– Хорошо.

– Итак, милая… в усадьбу или сначала по магазинам?

О да, в контракте было указано, что лорд обязуется за свой счет одеть, обуть и привести в подобающий (интересно, какой?) вид свою лженевесту, дабы она не опозорила его в свете и затмила своей красотой всех и вся.

– А насколько я тебе мила?

– Тебе в золотом эквиваленте?

– А какие ещё есть? – с интересом прищурившись, девушка удостоилась ответной усмешки.

– Можно в алмазном, магическом или мифриловом. В целом в день не больше пятидесяти золотых.

– О…

Да это ужас как много!

– Мало?

– Для начала хватит. – достаточно быстро взяв себя в руки, путешественница задумалась лишь на секунду, прикидывая, какие из нарядов, лежащих в её пространственной складке, подойдут на текущий момент.

Ведь не поедет же она по магазинам с «дорогим» в дорожной одежде! А если кто увидит? Нет, контракт уже подписан и значит, пора соответствовать выбранной роли.

– Дорогой, а не подскажешь, где здесь я могу умыться и переодеться?

– Переодеться? Зачем?

– Тебя устроит мой нынешний наряд?

– Вполне. – немного удивленно вздернув брови, мужчина вдруг усмехнулся. – О, ты не совсем верно меня поняла. Я не покажу тебя никому до тех пор, пока не приведу в надлежащий твоему новому статусу вид. Кроме того мы с тобой тщательно обговорим всю историю нашего знакомства и того, как ты умудрилась добиться помолвки. Кстати…

Снова взмах рукой и в его ладони появляется маленькая, но исключительно изящная вещица.

– Нравится?

Тщательный осмотр безумно дорогого обручального кольца и недоверчивый взгляд четко в глаза.

– Оно изумительно. И очень дорого.

– И что? Я ведь люблю тебя. К тому же могу себе это позволить. И не только это…

– О… хорошо. – короткая задумчивость и Сэнди решительно протягивает левую руку, на всякий случай уточняя. – А я тебя сильно люблю? И насколько искренне?

– До безумия. И исключительно искренне. Справишься? – надев колечко на безымянный палец и в первый раз прикоснувшись к пальцам девушки, Скай неожиданно поцеловал теплую узкую ладошку и широко улыбнулся, отчего суровое и немного грубоватое лицо кардинально преобразилось.

– А если влюблюсь по-настоящему? – ещё более широкая улыбка в ответ и на щеках девушки образуются очаровательные ямочки, а в серых глазах мелькают искорки искреннего веселья.

Как удачно она заехала в этот город…

– Пункт семь-один.

– Хм… – пункт семь-один «в случае, если одна из сторон нарушит условия договора, договор расторгается и нарушившая сторона выплачивает штраф в трехкратном размере договора».

А условия договора были следующими: никаких претензий, никаких поползновений сверх оговоренных, никаких обязательств после окончания срока договора. Поползновения также были четко оговорены – объятия для светского общества, поцелуи максимум в щеку, в целом всё то, что принято у тех, кто помолвлен.

Единственное, что она будет жить в его доме, но естественно не в его спальне, а в другой комнате. Даже на другом этаже.

Кроме всего прочего в контракте был прописан и пункт о неразглашении – никто не должен узнать, что эта помолвка фарс и не более.

– О чём задумалась?

– О том, что хочу к косметологу.

Усмешка в ответ и четкий кивок.

– Будет тебе косметолог. И визажист, и парикмахер, и портниха… Идем, милая, нам пора.

– Как скажешь, дорогой. Как скажешь… – безропотно приняв его руку, девушка не забыла забрать свои вещи и заинтересованно проследила, как её «любимый» достает из кармана телепортационный амулет. Так, то есть он не солгал, когда сказал, что их никто не увидит… – Куда?

– Ко мне в загородное поместье. Там мы с тобой познакомимся поближе, приведем тебя в подобающий твоему статусу вид и только затем отправимся обратно в город. На текущий момент для всех заинтересованных лиц я нахожусь в деловой поездке.

– Ясно. – позволив себя приобнять, Сэнди без колебаний обняла мужчину за талию. Знания о том, как происходит переход, у неё имелись – если переходит не один, а двое, то им стоит быть как можно ближе друг к другу, чтобы сам переход произошел без неприятных неожиданностей.

Короткая вспышка, секунда невесомости и вот они уже стоят в абсолютно другой комнате. Большой, светлой, богатой…

– А ты вкусно пахнешь… Чем?

– Это аромат «Эргрэ». – вообще-то это её личный запах, но что поделать, если они идентичны?

– Точно. Дорогие духи, кстати… – отпустив новоявленную невесту, голубоглазый лорд смерил её изучающим взглядом. – А ты не так уж и проста, милая…

– Должны же быть у девушки свои секреты. – обезоруживающая улыбка и тут же искреннее восхищение. – Это эпоха Сратош? Непостижимо!

Подавшись в сторону стены, увешанной всевозможным старинным оружием, песчинка благоговейно прижала пальчики ко рту.

– Ты и это знаешь?

– В монастыре была большая библиотека… – сияющими глазами рассматривая бесценные работы старинных мастеров, путешественница не могла поверить своим глазам. Это… это… это потрясающе!!! – Это бесценно… Скай… это бесценно!

Проводя пальчиками вдоль кинжалов и мечей, не прикасалась к ним, поглаживая воздух. К этим творениям нельзя прикасаться просто так… эх, если бы у неё был хоть один… это же легенда!

– Любишь оружие?

– Обожаю!

– Умеешь с ним обращаться?

– Я? О… нет. – сожалеющая улыбка и неуверенно пожать плечами. – Я скорее восхищенный созерцатель. Если бы у меня была возможность, я бы стала коллекционером… они такие… такие… правильные! Именно эпоха Сратош и Дановвер. У тебя есть Данновер?

– Есть. В другой комнате. Эта, как ты заметила, посвящена эпохе Сратош. – странным задумчивым взглядом рассматривая сияющую девушку, глава тайной канцелярии поинтересовался: – Что ты любишь больше? Какой вид оружия?

– Кинжалы сай. – ответив даже не задумываясь, Сэнди тут же подошла к озвученным кинжалам и, задержав дыхание, с умилением погладила воздух над ними. – Они были созданы для принцессы Риоко. Как бы я хотела жить в ту эпоху…

Постояв и повздыхав еще некоторое время, девушка наконец взяла себя в руки и смущенно улыбнувшись, повернулась к терпеливо ожидающему мужчине. А в его глазах мелькали странные мысли…

– Что-то не так?

– Ты первая женщина, кто настолько искренне восхищается данной коллекцией.

– А многие её видели?

– Немногие. Многие слышали, но не проявляли интереса. А кто проявлял, тот не был искренен, как ты.

– О… ну… а ещё я люблю ящериц и змей. – широко улыбнувшись, когда брови мужчины взлетели вверх, тихо рассмеялась. – В монастыре со мной жила ящерка… ее звали Рико. Скажи, можно пока я живу у тебя, я заведу ящерку? Например геккона?

– Зачем?

– Мы ведь нечасто будем вместе. Кроме того мне придется жить в твоем доме, а когда ты будешь на работе, мне будет одиноко… я не привыкла долго находиться на одном месте. Или у тебя уже есть домашние животные?

– Есть.

– А кто?

– Его зовут Шао. – не став отвечать прямо, мужчина потянул невесту за собой, выводя её из комнаты и ведя по широкому, хорошо освещенному и изыскано декорированному дорогими тканевыми обоями коридору. – Надеюсь, ты не из пугливых?

– Смотря что.

– Шао. – громко позвав, Скай тщательно прислушался и позвал снова. – Шао-о-о.

Великая пустыня!!!

Отшатнувшись от неожиданности и всем телом вжавшись в Ская, Сэнди широко открытыми глазами рассматривала появившегося буквально из ниоткуда голубого скура. Хищник, полтора метра в холке, шесть лап, гибкий хвост с шипами, зубки… хорошие такие зубки, большие. И тонна обожания в ярко-синих глазах.

– Знакомься, это Шао, мой домашний питомец. – не став усмехаться над реакцией девушки, мужчина взял её ладошку и медленно протянул её в направлении скура, позволив ему обнюхать. – Шао, это моя невеста.

– Ур-р-р?

– Да. Её не трогать, не пугать и охранять, как самое дорогое.

– Э… – недоуменно переведя взгляд со скура на Ская, песчинка уточнила: – Он разумен?

– Смотря с кем сравнивать. Но для меня да, он разумен. Шао ещё молод, ему всего семь лет, но мы уже нашли с ним общий язык. Он понимает меня, я понимаю его.

– О… – поверив сразу и безоговорочно, Сэнди снова посмотрела на сидящего перед ней зверя. – А можно его погладить?

– Шао?

– Ыр.

– Можно. Ты ему понравилась.

Осторожно прикоснувшись к лохматой голове и пропустив сквозь пальцы густую длинную и изумительно мягкую перламутрово-голубую шерсть, девушка умиленно улыбнулась.

Как однако она удачно заехала в этот город!

– Так, смотрю знакомство прошло успешно, идем дальше? Давай быстренько осмотрим дом, а затем примемся за тебя, твою внешность и гардероб. Согласна?

– Да.


Глава 2

Спустя два дня.


– Ты прекрасна.

– Благодарю. – смущенно потупившись, Сэндира расправила несуществующие складочки на новом персикового цвета платье и улыбнулась. Лорду нравилась её улыбка – он говорил, что она у неё получается исключительно искренняя. Что ж, ей не сложно. Особенно за десять золотых в неделю.

А за эти два дня была проделана грандиозная работа. Парикмахер, косметолог, визажист, несколько портних и белошвеек – все они сутками трудились, чтобы создать неповторимый и великолепный образ невесты лорда. В итоге пепельные волосы сияли чистотой и переливались, уложенные в элегантную высокую прическу, кожа дышала здоровьем и молодостью, умело подведенные глаза сияли любовью, а одежда говорила о достатке и прекрасном вкусе.

О том, сколько это стоило, лорд тщательно умалчивал. Впрочем, хочется ему развлечься – его право. Интересно, кто эта хищница, от которой он так дорого откупается?

Почему она есть? А как иначе? Чего еще может испугаться этот уверенный в себе и решительный мужчина? Только решительно настроенной женщины.

– Прошу. – усадив невесту в открытый экипаж, Скайнрид коротко свистнул и на сиденье напротив проворно запрыгнул Шао. Этот голубой комок шерсти весом в двести (а может и больше) кило в душе был настоящим котенком – игривым, ласковым и проказливым. Но стоило мужчине укоризненно на него посмотреть или того хуже укоризненно покачать головой, как Шао тут же сопливо шмыгал и угоманивался. – Как настроение?

– Прекрасное. – почесав Шао за ухом, и тут же краем глаза отметив, как поджались губы мужчины, Сэнди с усмешкой констатировала: – Ты ревнуешь?

– К нему?

– Да.

– Немного. Но чесать за ухом меня не надо. – пряча улыбку и покачав головой, лорд проследил, как слуги закончили укладывать багаж невесты, собранный в минимальные сроки, и отдал приказ трогаться. – Ехать несколько часов, если хочешь, можешь ещё подремать.

О да, встали они сегодня неприлично рано. Впрочем, спать не хотелось. Ей вообще хватало всего нескольких часов в сутки, чтобы выспаться.

– Нет, пока не хочется. Скажи, в Дубрине есть зверинец?

– Ты всё-таки хочешь ящерку?

– Да. Шао уникален и невероятно мил, но я всё-таки хочу кого-нибудь поменьше. – погладив зверя снова, словно извиняясь перед ним, девушка пожала плечиками. – Я не привыкла к таким большим зверям и иногда очень хочется взять его на руки… вот только размеры мешают. К тому же ящерка будет оптимальным вариантом – сомневаюсь, что Шао потерпит в доме кошек или собак, или даже крыс.

– О да, их Шао точно не потерпит. – усмехнувшись воспоминаниям, Скайнрид согласно кивнул. – Хорошо, милая, как тебе будет угодно. Только, пожалуйста, без крайностей.

– Ты самый лучший мужчина, дорогой. – и снова улыбка, и снова очаровательные ямочки на щечках…

Ответная усмешка и весь остальной путь сообщники неторопливо переговариваются о всевозможных мелочах – о погоде, местной природе, обстановке в высшем свете… Вышколенный и преданный кучер (бывший военный) одним ухом прислушивался к разговору и иногда недоверчиво качал головой, удивляясь, где это Ледяной Сай нашел такое чудо. И ведь не усомнишься, что она по-настоящему в него влюблена. Лишь бы не влюбилась по-настоящему. Лишь бы не влюбилась…


В город пара въехала ближе к полудню. Проявляя искреннее любопытство, песчинка во все глаза рассматривала людей, нелюдей, улицы и архитектуру, открывающуюся перед ней в новой перспективе. На все её многочисленные вопросы жених отвечал не раздумывая и довольно полно. Будь то здания, разумные или затейливая архитектура. Столица государства Нарманш радовала своей чистотой, респектабельностью и благополучием. Интересно, только ли благодаря грамотному правлению монарха или всё-таки к этому приложил усилия и глава тайной канцелярии?

– Вот и рынок. Ты как относишься к запахам жизнедеятельности животных?

– Спокойно. – не говорить же ему, что ей приходилось неделями жить в трущобах? – Не переживай, в обморок не упаду.

– Прекрасно. – подав руку, помогая выйти из экипажа, лорд твердо посмотрел на уже собравшегося выпрыгнуть за ними скура. – Шао, сидеть, ждать. Мы быстро.

– Ур-р-р? (честно-честно?)

– Да. – Добродушная усмешка и переложив женскую ладошку себе на локоть, мужчина, одетый в тёмно серый удлиненный пиджак и брюки, отправился дарить своей «любимой невесте» первую из многочисленных как он думал безделушек. Сэнди не производила впечатления серьезной девушки. Иногда в ней проскальзывали странные поведенческие несоответствия, но пока они вполне успешно списывались на монастырское воспитание. Для него сейчас главное, чтобы она достаточно правдоподобно играла свою роль. А уж что ей для этого понадобится – ящерка, сережки, платья, духи… это уже дело десятое. – Так, нам сюда.

И снова, в очередной раз радуясь тому, насколько в большом городе богатый выбор всего без исключения, Сэнди внимательно всматривалась в клетки, где сидели, лежали, ползали, летали всевозможные животные. Не то, не то, не то… змеи… нет, не сейчас… вот, ящерицы. Хм… а это что?

– Что это? – женский пальчик решительно ткнул в одну из клеток и торговец тут же поторопился к возможным клиентам. Правда узнав спутника девушки, хозяин палатки поумерил пыл… но отступать к сожалению было некуда.

– Пустынная яска, госпожа. Но она больна. Боюсь, она не продается.

– Чем она больна?

– Не могу знать, госпожа. Она такая уже неделю.

– Я хочу еёе. – отвернувшись от сдавлено бормочущего торговца, Сэнди посмотрела четко в глаза «любимому». – Дорогой, я хочу именно её.

– Надеюсь, ты понимаешь, что возможно ей осталось жить довольно немного? – скептично осмотрев животное, привлекшее внимание невесты, лорд недовольно нахмурился. Выглядело «оно» отвратно. – Может, передумаешь?

– Нет, я знаю, как ей помочь.

– Хорошо. – расслышав в едва слышном шепоте одному ему понятное, мужчина решительно кивнул и тут же все внимание переключилось на незадачливого торговца. – Мы покупаем у вас эту ящерицу. Кстати, рекомендую навести порядок в делах…

Моментально посерев лицом, торговец понял – через десять минут грядет проверка. А может и не через десять минут… может через две.

Удивленно переведя взгляд с торговца на жениха, Сэнди немного подумала… и решила, что это не её дело. Если Скай – местный страшила, то это не её проблемы. На текущий момент её проблема – вылечить эту маленькую саламандру, непонятно как попавшую в эти края. Бедненькая…

Уже в экипаже не вытерпев и сняв перчатки, девушка бесстрашно распахнула дверцу клетки и под удивленными взглядами жениха и скура вынула мертвенно-серую ящерку. Та даже не сопротивлялась, лишь устало приоткрыв глаз и явив уникальный оранжевый зрачок. Значит ещё и янтарная саламандра. Ну, тогда понятно. Всё понятно…

– Что ты делаешь?

– Грею. Ей необходимо тепло. Много тепла. Скажи, в моей комнате есть камин? – Поздняя осень не радовала солнечными днями и совсем не удивительно, что янтарная саламандра банально замерзла.

– Да, конечно.

– Прекрасно.

– Ты умеешь лечить животных?

– Нет. Просто я много знаю о ящерицах. – накрыв малышку второй ладонью и там самым спрятав её от холодного воздуха и агрессивной для саламандры окружающей среды, Сэнди успокаивающе улыбнулась. – Я уверена, что Янта совсем скоро придет в себя.

– Янта?

– Да, это ящерка-девочка.

– Хорошо. Раз тебе это доставляет удовольствие… – с сомнением покосившись на маленькие ладошки, скрывшие непонятно чем болеющую тварюжку, Скайнрид переживал лишь о том, чтобы она оказалась незаразна. Так, запомнить – как можно быстрее проверить её на инфекции…

Оставшийся путь экипаж проехал меньше, чем за час. Дом главы тайной канцелярии располагался в престижном и богатом районе и выглядел достаточно стильно, чтобы Сэнди приятно удивилась. Глядя на самого Ская можно было предположить, что он будет жить в аскетичной башне… и теперь, наличие столь элегантного особняка переворачивало все её представление о нём.

– Чему ты так удивлена?

– Ты и твой дом… вы разные. Дом – шикарный и… шикарный, а ты…

– А я? – фыркнув через нос, мужчина усмехнулся уголком губ. Дурочка дурочкой, а выводы верные.

– А ты намного более строг и суров.

– Неужели? – левая бровь приподнялась на несколько миллиметров и немного ворчливо лорд уточнил: – Это когда я с тобой был строг и суров?

– Нет, не со мной. – широко улыбнувшись, чтобы успокоить, невеста доверчиво вложила в его ладонь свою руку, спускаясь на выложенную тротуарной плиткой дорожку. – Со мной ты как раз исключительно ласков и галантен. Как и твой дом. А вот с торговцем ты был именно строг и суров. Я бы даже сказала безжалостен… И ведь именно это твои настоящие эмоции и характер. Верно?

– А давай мы об этом не будем?

– Как скажешь. – достаточно беспечно пожав плечиками, словно ей было абсолютно всё равно, Сэнди снова улыбнулась. – Я люблю тебя таким, каков ты есть. А всё остальное неважно…

Последние слова прозвучали для ушей слуг, вышедших встречать своего господина, вернувшегося из затянувшейся поездки. Правда почему-то уезжал он один, а вот вернулся не один…

– Итак, дорогая, это мои слуги, думаю, с ними ты познакомишься чуть позже. Единственное, кого тебе стоит узнать сразу это – дворецкий Бэлмонт, домоуправительница Ингира и твоя личная служанка Лила. – указывая на слуг по очереди, лорд усмехнулся непонимающим взглядам присутствующих и ошарашил их окончательно. – Прошу любить и жаловать, моя невеста Сэндира.

Массовый шок продлился минут пять. Четко до той поры, как лорду надоело ждать и он оправился дальше, увлекая «любимую» за собой и громко рассказывая о том, что и где находится в этом большом доме. Так его покои находились на втором, а её на третьем…

– Нравится?

– Очень! – с искренним удовольствием осматривая светлые гостиную, спальню и широкий балкон, выходящий на закат, девушка сияла глазами. – Это просто великолепно! У тебя исключительный вкус.

– Польщен. Но неудивительно… ведь среди всех я выбрал тебя. – капля лести, потому что за дверями стоят навострившие уши слуги и совсем скоро уже половина города будет знать, что Ледяной Сай сошел с ума. Виданное ли дело! Десять лет беготни от местных хищниц и тут нате. Сам привез.

Усмехнувшись в девичью макушку, когда она обняла его в благодарность, лорд краем глаза отметил, как в комнату начали заносить вещи и какими взглядами обменялись слуги, увидевшие исключительную по своей невозможности картину. Болтайте-болтайте… и чем скорее, тем лучше.

– Отдохнешь с дороги?

– Да, пожалуй. Освежусь и немного полежу.

– Хорошо. Тогда осваивайся, а я пока узнаю последние новости и немного поработаю у себя в кабинете. Он на втором этаже. Жду тебя к ужину. – нежный поцелуй в висок, порозовевшие от смущения щечки в ответ и практически неслышимый завистливый вздох от одной из служанок.

О, да… это было исключительным событием.


Почти час понадобился слугам, чтобы разобрать вещи и проветрить покои, да перестелить постель. Оно конечно и до этого всё чистое было, просто ими уже давным-давно не пользовались…

Отослав служанку, после того, как та помогла ей снять верхнюю тёплую курточку, дорожное платье, принять ванну и переодеться в домашнее, Сэнди решительно оправилась к небольшому камину, расположенному прямо в спальне. Зажечь – не проблема. Проблема не переусердствовать.

Неуловимый взмах рукой и из пространственной складки на ладонь ложится уснувшая Янта. Да, она её спрятала, когда они вошли в дом. Саламандры не любят большие скопления людей, а уж приболевшие саламандры так и вовсе.

– Просыпайся маленькая… смотри, что у меня есть… – сев у камина и бесстрашно сунув руку прямо в огонь, девушка неуловимо улыбнулась, когда ящерка возбужденно потянула носом и недоверчиво распахнула глаза. – Выздоравливай, девочка, ты моя умничка… покушай немножко…

Переложив ошалевшую от счастья малышку прямо на нижние угли, Сэнди насторожилась и резко обернулась.

Шао. Перламутровый котик лорда… С очумевшими круглыми глазами и тысячей вопросов во взгляде. Как нехорошо получилось…

– Шао? А давай это будет нашим маленьким секретом? – немного заискивающе посмотрев зверю в глаза, песчинка протянула руку и погладила его за ухом. – Просто это не ящерка, а саламандра. Она заболела потому, что ей было холодно и её давно не кормили живым огнем. А теперь она покушает и совсем скоро выздоровеет…

Довольно урча и достаточно благосклонно принимая полюбившуюся ласку, скур улегся рядом, но тем не менее внимательно слушал тихие объяснения неправильной гостьи. А ведь хозяин думает, что она человек. Пусть полукровка, но человек. А ведь она не человек… со-о-овсем не человек. Впрочем, пока она ведет себя хорошо – это останется между ними.

– Ур-р-р…

– Я рада, что мы поняли друг друга. – почувствовав, что зверь не выдаст её маленькую тайну, девушка последний раз погладила голубого ласкового скура, а затем встав с пола, перебралась на софу. Все-таки она невеста лорда, а невестам лордов на полу сидеть не по статусу…

Задумчиво перебирая мягкую шерсть скура, устроившего свою голову у неё на коленях, сама Сэнди размышляла о том, какими будут её последующие дни в доме загадочного лорда Тэнгхема. Еще вчера они обсудили основные моменты, такие как предстоящие приемы и светские мероприятия и теперь от неё самой требовалось лишь соответствовать выбранной роли, да не выдать себя раньше времени. Полгода. Полгода и у неё появятся средства для путешествия на соседний континент и последующее обучение в тамошней Академии. Говорят, она славится обширной и достаточно уникальной библиотекой… а ещё именно на втором, таком далеком и таком сказочном континенте жила принцесса Риоко династии Сратош. Её кумир и её мечта.

За этот год она успела определиться и понять, что на этом континенте ей больше нечего делать – осталось дело за малым, немного подзаработать и отправиться дальше. Туда, где она ещё не была. В принципе она могла отправиться туда и сейчас, денег у неё было достаточно, но Сэнди решила подстраховаться, предпочтя выяснить о предстоящем путешествии как можно больше, ну и конечно ещё немного подзаработать. Денег много не бывает – проверено.

Ну а кто как не глава тайной канцелярии даст ей возможность получить доступ к необходимым сведениям?


Следующие несколько дней Сэндира обживалась в доме лорда, наблюдала за тем, как приходит в себя Янта, сутками греясь в камине, но исчезая среди языков пламени, когда в спальню заходили служанки, знакомилась со слугами, находила с ними общий язык и конечно же проводила время с «любимым». Обычно он уделял ей время по вечерам, достаточно рано возвращаясь со службы и неизменно ужиная с невестой, попутно рассказывая о последних сплетнях двора, причем иногда такое, от чего Сэнди периодически удивленно открывала рот и округляла глаза.

Скайнрид же в эти моменты неуловимо усмехался и качал головой. Несмотря на разнообразные и порой хаотичные знания, Сэнди производила впечатление юной неискушенной девушки. Умненькой, сообразительной, но тем не менее исключительно неискушенной. Это озадачивало.

День за днем по капле выуживая из неё сведения о её прошлой жизни, мужчина все больше убеждался, что ей около сорока-пятидесяти лет. Для полукровки это совсем немного, но тут появлялся новый вопрос – кто её родители? Загадка. Девушка-загадка.

– Милая, нам пришло приглашение на ежегодный благотворительный бал, устраиваемый в поддержку фонда защиты животных. Как думаешь, поедем?

– А ты что думаешь? – к концу подходила первая неделя пребывания Сэнди в доме Скайнрида, как вызнавшее о загадочной невесте высшее общество начало слать им всевозможные пригласительные. – Нам стоит на нём появиться? На самом деле я достаточно равнодушно отношусь к животным.

– Но Янту ты любишь? Кстати, как она?

– Да, люблю. Поправляется. Но это скорее исключение, чем правило. – тут же погладив недовольно заурчавшего Шао, Сэнди тихо рассмеялась. – А тебя я вообще обожаю. Не обижайся, малыш, ты просто уникален. Люблю всё уникальное…

Стрельнув глазками на жениха, девушка ещё громче рассмеялась. О да, понимай, как хочешь. Она ни на секунду не усомнилась, что в этом доме слуги контролируют каждое её слово и пока ещё ни разу не выдала себя ничем. Впрочем, это было совсем несложно. На текущий момент Скай вёл себя с ней галантно и учтиво, много улыбался, иногда шутил и всегда интересовался её мнением. Чем не вариант для того, чтобы скоротать ближайшие полгодика и при этом неплохо заработать?

– Думаю, это неплохой вариант для твоего первого выхода в свет. Это сейчас модно – защищать редких животных… – немного цинично усмехнувшись, мужчина решительно продолжил. – В общем, у тебя три дня на подготовку. Портниха приедет завтра к десяти, выберете что-нибудь нейтральное, но стильное… Кстати, не забудь об аксессуарах.

Ещё некоторое время проведя в обсуждении предстоящего мероприятия и пройдясь по всевозможным мелочам – от цвета перчаток, до выбора косметики (он в этом разбирался!), лорд под конец отметил, что его невеста уже зевнула в третий раз и споро закруглившись, запечатлел на её щеке вечерний поцелуй, как всегда проводив четко до дверей её покоев.

– Спокойной ночи, милая.

– Спокойной ночи, дорогой. – дежурная фраза, дежурная улыбка, но даже умудренный опытом прожитых лет глава тайной канцелярии не сомневается, что они искренни и от души.

Песчинке же это совсем не сложно. Духи любят, когда к ним хорошо относятся… и всегда отвечают взаимностью. Всегда.

Пока им это выгодно.


Три дня пролетели незаметно. Это со стороны может казаться, что выбрать платье и всёе, к нему причитающееся – дело трех секунд. А вот и нет! Примерка, подгонка, ушивка, перчатки, шляпка, шарфик, чулки, белье, брошка на лиф…

Уф!

Нет, тяжело быть «правильной» невестой лорда. И это всего лишь невестой! А каково придется жене? О… нет-нет, как хорошо, что до этого у них не дойдет.

Радуясь, что отделалась от портнихи уже к обеду третьего дня, Сэнди отдыхала в библиотеке жениха, одно за другим перебирая редкие издания исторических хроник в надежде найти в них упоминания о духах. Увы… Всё не то.

Не заметив, как настал вечер, а за ним и ранняя ночь, девушка всполошилась только тогда, когда служанка третий раз поинтересовалась, будет ли она ужинать.

А где Скай???

– Амида, а где лорд Тэнгхем?

– Не знаю, госпожа. Он нас не уведомляет, если задерживается. – понятия не имея, стоит ли сообщать юной леди о том, что господин бывало и сутками раньше дома не появлялся, служанка неуверенно кусала губы. – Но если вам он ничего не сказал, то наверное скоро появится…

– Да, наверное. – задумчиво нахмурившись, но прикинув, что паниковать смысла нет, девушка кивнула на ранее заданный вопрос. – Да, Амида, накрой мне в малой гостиной. Много не надо, что-нибудь легкое. Перекушу и пожалуй пойду спать.

Уже заканчивая ужинать и всё не переставая строить разнообразные предположения о том, из-за чего Скай мог так сильно задержаться, песчинка насторожено прислушалась к странным звукам со стороны лестницы. Хм…

Отложив салфетку в сторону и решительно отправившись проверить источник непонятных звуков, застыла в дверях от достаточно жуткой картины. Скай. Окровавленный Скай в обнимку с ещё одним мужчиной, лежащие на лестнице без сознания и судя по следам, вывалившиеся из разового телепорта.

О, великая пустыня!

– Амида, Лила, Ингира, Бэлмонт!!! – завопив, что есть сил, девушка проворно кинулась на помощь жениху, достаточно смутно представляя, как им помочь. Она не лгала, когда говорила, что знахарские умения у неё лишь базовые. Вылечить кашель, перевязать порезанный палец… это ерунда, но вот вынуть из тела Ская не менее пяти стрел и выяснить, в каких местах ранен пока ещё неопознанный второй…

К счастью, что делать, знали слуги. Десять минут, и оба раненых расположены в покоях по соседству, умыты, перебинтованы и обложены исцеляющими амулетами. Бэлмонт, оказавшийся бывшим военным лекарем, успокоил бледную Сэнди, заверив, что угрозы для жизни не существует, а в сознание лорд и незнакомец не приходят потому, что стрелы были пропитаны ядом. К счастью антидот у Бэлмонта имелся и теперь их жизни и здоровью ничего не угрожает.

– Но кто???

– У лорда много врагов. – сурово поджатые губы и недовольное покачивание головой говорят намного больше слов. – К сожалению, магия не всегда способна защитить от предательства.

– То есть… это… это не первый раз?!

– К сожалению не первый. – коря себя за то, что из-за его несдержанности девушка стала ещё серее и испуганней, мужчина поспешил успокоить. – Но вы можете не переживать – дом лорда защищен от всего. Никто не проникнет сюда, пока он сам не позволит. Как только лорд появился в доме, автоматически включилась система защиты и теперь даже ковен архимагов не в силах её вскрыть.

– Но что потом?

– Потом?

– Завтра? Послезавтра? У нас прием… мы выйдем в свет и там….

– О нет. Если лорд жив, а он, как видите, жив – вам уже ничего не угрожает.

– То есть?

– Прошу прощения, это уже свыше моей компетенции. – немного поздно прикусив язык, дворецкий предпочел откланяться и ретироваться, пока не сболтнул ещё кое-что из секретного.

Задумчиво проследив, как практически убегает дворецкий, девушка перевела не менее задумчивый взгляд на жениха, а затем на второго мужчину. Их обоих устроили на первом этаже, не став транспортировать наверх, чтобы не потревожить раны и теперь они оба лежали на наспех застеленных матрасах в гостевых покоях.

Тоскливый, но едва слышный вой от напуганного Шао и девушка тут же гладит скура за ухом, чтобы хоть как-то его успокоить. Сама она мало переживает, скорее для вида. Чего ей бояться? Что убьют? Глупо. Глупо бояться смерти, которая придет за всеми. Гораздо страшнее наблюдать, как мучаются от практически смертельных ран другие, но так и не могут умереть. Не страшно умереть, страшно долго и мучительно умирать.

К счастью, Скаю это не грозит. По крайней мере в этом уверен Бэлмонт, а у неё нет причин ему не доверять.

Посидев рядом со спящими ещё некоторое время, но вскоре почувствовав, что и её неумолимо клонит в сон, Сэнди со вздохом поправила немного сползшее с обнаженной груди лорда одеяло и ушла к себе, не заметив, как за её уходом проследил пришедший в сознание незнакомец.

– Привет, Шао. Это кто такая?

– Ур-р-р?

– Не хочешь говорить? Ну ладно… всё равно ведь узнаю.

– Рш-ш-ш.

– Ладно, спи уже, охранник. – криво усмехнувшись, кареглазый и темноволосый мужчина поморщился от стреляющей в боку боли и усилием воли приказал себе спать. Спать. Сон для них сейчас – самое лучшее лекарство. Интересно, где Скай нашел такую?

Интересно, там такие ещё есть?


Утром первым делом отправившись проверять раненых, Сэнди удивленно застыла в дверях гостевых покоев.

Их не было!

Это как понимать???

Тщательно обойдя всю комнату по периметру, девушка хмурила брови. Ни-че-го. Словно ничего и не было. Хм. Секрет? Даже от неё? Или тем более от неё? Немного подумать, а затем решительно отправиться наверх, на второй этаж в спальню «любимого». Ну, она вроде как переживает и всё такое…

– Скай? – короткий стук и тут же распахнуть дверь, чтобы нахмуриться снова. И тут его нет. Хотя… что это?

Приглушенные звуки льющейся воды и девушка, даже не задумавшись, тут же торопится туда, откуда они доносятся. В ванную.

Упс.

Забавно округлив глаза и приоткрыв рот, Сэнди, тем не менее, достаточно быстро справилась с шоком от увиденного. Хм, а он ничего… худоват только что-то. Странно, ей казалось, он более накачан.

– Ты так и будешь на меня смотреть? – нНемного ворчливо поинтересовавшись, Скай, полулежавший в наполненной ванне, лениво приоткрыл глаза. – Может отвернешься, хотя бы ради видимости приличия? Или настолько нравлюсь, что не можешь отвести взгляда?

– Могу, без проблем. – чуть пожав плечиками, но так и не отвернувшись, девушка немного напряженно поинтересовалась. – А где раны?

– Какие раны?

– Вчерашние.

– Не понимаю, о чем ты.

– Да?

– Да.

– Хм… то есть мне всё приснилось?

– А что тебе приснилось? – закрыв глаза обратно и немного устало отвечая, мужчина выглядел очень сильно исхудавшим и осунувшимся.

Неужели побочный эффект от ускоренной регенерации? Странно. У полукровок нет подобных сил. А значит он не простой полукровка… так кто же?

– Думаю, это уже не важно. – решив, что если он не хочет об этом говорить, то и её это не должно волновать, девушка достаточно беспечно пожала плечами и, уже уходя, поинтересовалась: – Выход в свет в силе или отменяется?

– В силе.

– Тогда поешь побольше, смотреть больно.

Недовольно поморщившись, когда «больно» прозвучало почти как «противно», Скайнрид некоторое время буровил напряженным взглядом закрывшуюся за Сэнди дверь.

Как нехорошо получилось… Нехорошо, что она это увидела, ой как нехорошо… не отказалась бы раньше времени. А ведь именно сейчас начинается Большая Игра. Как же она ему нужна!


Глава 3

Позавтракав в одиночестве и отправившись в библиотеку, так как сам прием был назначен на вечернее время, Сэнди нисколько не переживала о Скае. Сказал, что всё хорошо, значит всё хорошо. Мужчина взрослый, знает, что делает. Интересно, кем был второй…

– Ты на меня обижена?

– Я? – подняв на вошедшего в библиотеку через пару часов жениха удивленный взгляд, девушка недоуменно вздернула брови. – С чего?

– Из-за вчерашнего. – подойдя ближе, уже одетый в брюки и свободную рубашку с длинным рукавом, мужчина присел на соседнее кресло напротив. – Сэнди, понимаешь, это все специфика моей работы. Я не хочу вовлекать тебя в это…

– Я всё понимаю. Я всё прекрасно понимаю. – кроткая и влюбленная доверчивая улыбка и сияющий взгляд стали для него неприятным поворотом. – Скай, я верю тебе и абсолютно согласна. Если ты говоришь, что ничего не было – значит, ничего не было. А всё, что было – это просто сон, о котором я уже почти забыла. – короткая задумчивость, и уверенное. – Да, вот уже совсем забыла. Кстати, ты бы действительно покушал и поспал, выглядишь неважно. Может, не пойдем на прием? Думаю, совсем скоро будет ещё что-нибудь…

– Нет, на прием мы пойдем. Я обещал и я выполню обещание. – напряженно всматриваясь в безмятежные серые глаза, мужчина почему-то выглядел недовольным. Она вела себя неправильно. Неправильно и непредсказуемо. Вообще-то он рассчитывал задобрить её какой-нибудь безделушкой и тем самым выявить новые рычаги влияния… – Но всё равно, прости меня за вчерашнее. Может, что-нибудь хочешь?

Удивленный и немного непонимающий взгляд, а затем неуверенное пожатие плечами в ответ.

– У меня есть всё и даже больше. Ты очень щедр ко мне… впрочем… – и снова странная задумчивость, а потом усмешка своим мыслям и отрицательное покачивание головой. – Нет. Ты очень добр и без этого.

Закрыв книгу и встав, девушка подошла к мужчине и, ласково проведя ладонью по его щеке, следом поцеловала туда же.

– Отдыхай. Я пока приму ванну и обновлю маникюр. До вечера, дорогой.

– До вечера. – и снова проследив, как она ушла, глава тайной канцелярии некоторое время недовольно буравил взглядом дверь. Она неправильная. Неправильная и точка.

Как бы чего не задумала… Надо будет выяснить у Бэлмонта, как много она успела увидеть. И сделать это как можно быстрее.


Не став кривить душой, песчинка действительно сделала всё, о чем сказала жениху, причем сверх этого подновила и педикюр, отобедав у себя и не став спускаться вниз. Если Скай не ушел утром, значит он дома, а выносить его изучающий взгляд ей сегодня не хочется. Бедняжка, сам оплошал и теперь не знает, как выкрутиться. Усмехнувшись и поправив халатик, девушка всмотрелась в тихо тлеющий огонь камина. Янта чувствовала себя всё лучше и уже совсем скоро сможет выйти оттуда без вреда для здоровья. Пока что она к сожалению должна была находиться в камине круглосуточно, иначе мог случиться рецидив – саламандра была слишком юной и не в состоянии надолго сама поддерживать необходимую внутреннюю температуру. Но ничего… всё дело лишь времени.

Дочитав захваченную с собой книгу о приключениях рыцаря Персиваля, Сэнди к приходу служанки уже успела высушить волосы и накрутить на них моментальные магические бигуди. Сегодня вечером она должна быть идеальна. Её образ они обсудили заранее и теперь требовалось лишь четко следовать запланированному. Светлое жемчужного цвета платье, подчеркивающее природную стройность и изящность, яркими акцентами стали украшения – золотую орхидею в волосы и изысканный золотой гарнитур с голубыми топазами на шею, в уши и на запястье. От кольца Сэнди отказалась, решив сделать акцент на одном единственном – обручальном.

Последний взгляд в зеркало, удовлетворенный кивок и, надев на ноги туфельки, а на плечи накинув палантин, юная аферистка отправилась вниз, навстречу ожидающему её жениху.

Кстати выглядевшему уже поживее. Интересно, это способности тела или всё-таки воспользовался магией и эликсирами?

– Ты прекрасна.

– Благодарю. – смущенно зардевшись, когда он, внимательно её осмотрев, остался доволен увиденным, девушка вернула комплимент. – Ты тоже выглядишь намного лучше, чем утром. Этот серый цвет тебе очень идет…

О, да, вроде бы и непритязательная одежда – брюки, жилет и камзол, выполненные в строгом серо-стальном цвете, а как выгодно подчеркивают каждое достоинство фигуры… и рост, и ширину плеч, и узкие бедра… светло-голубая рубашка выгодно оттеняет цвет глаз, в которых проскальзывает странная досада.

Интересно, на что?

– Что-то не так?

– Нет, все прекрасно. – усадив девушку в экипаж, лорд сел рядом и дал знак кучеру трогать. – Скажи, ты любишь цветы?

– Очень. Особенно дикорастущие. Не знаю, но мне кажется, они намного естественнее своих оранжерейных собратьев. Полевые васильки, лесные подснежники, горные эдельвейсы. Кому-то они покажутся слишком простыми, но я в свою очередь не понимаю тех, кто гонится за модными веяниями. Сегодня в моде чайные розы, а завтра уже тигровые орхидеи и о розах уже никто не вспоминает. Причем заметь, хуже выглядеть от этого цветок не стал. Просто… просто люди глупы и ветрены… счастье не в моде и следованию за толпой. Конечно, счастье для каждого своё… для кого-то это власть, для кого-то деньги, статус, сила, влияние, признание, известность, поклонники… а для кого-то это семья, любимые, муж, дети… здоровье и благополучие близких… в конце концов само по себе наличие этих самых близких…

С улыбкой закончив достаточно длинный монолог, Сэнди безмятежно откинулась на спинку сиденья. Она-то уж знает, о чем говорит. Впрочем, это всё уже в прошлом. Сейчас у неё новая цель и она её добьется.

– А ты? – после продолжительного молчания и раздумий, Скай задал напрашивающийся вопрос. – В чём счастье для тебя?

– Сейчас?

– Ну, допустим.

– Не скучать. Скука… это так скучно. – улыбнувшись еще шире, девушка рассмеялась, когда на лице жениха появилось с трудом скрываемое недоумение. – Но с тобой не скучно. С тобой весело. Кстати, мы кажется, приехали?


Весело? Ей с ним весело??? Не в силах понять и принять неожиданное признание невесты по контракту, лорд тем не менее довольно успешно удерживал на лице нейтрально-приветливое выражение, пока они шли до галереи, где сегодня проходил прием. Нет, с этим необходимо разобраться. Кажется, он поторопился, когда решил предложить ей роль невесты. Она играет. Вот только во что? Или нет? Или он что-то не понимает? Впрочем, это все ерунда. У него своя игра и что бы ни задумала Сэндира, он доведет её до конца. И выиграет.

Иначе нельзя. На кону не только его жизнь, на кону судьба страны.


– Дорогая, позволь представить тебе моего коллегу… лорда Имбалда… лорда Сигнура… леди Вайлеш… лорда Проставаля…

Лорды, леди, друзья, коллеги… враги, завистники… знакомые и не очень. Уже минут через двадцать, Сэнди банально перестала запоминать тех, с кем её знакомили, это было попросту невозможным. Нет, она все слышала, приветливо улыбалась и кивала, но сама, тем не менее, устранившись от происходящего. Фарс. Пыль, бросаемая в глаза. Это выставка. Не более.

Кого выставляют?

Её.

Улыбаясь направо и налево, девушка не забывала периодически прижиматься к жениху и посылать ему полные обожания взгляды. Смущаться на нескромные вопросы, позволяя Скаю отвечать за неё, но самой запоминать все без исключения ответы. Ему лучше знать, где они познакомились и при каких обстоятельствах… о, да.

О-о-о… а он романтик. Никогда бы не подумала. Смутившись, когда услышала о том, как он спас её, остановив погнавшую лошадь, хотя этот момент они уже обговаривали и не раз, тем не менее скромно потупилась, когда стоящие рядом с ними леди заохали на разные лады. Доверчивые дурочки…

Хм, а это кто?

Поймав на себе задумчивый неприязненный взгляд карих глаз, постаралась и сама оценить возможную соперницу. Молода, красива, богата. Магичка? Хм… Возможно. Слишком много амулетов, так сразу не скажешь. А взгляд жестокий…

– Скай, дорогой… – тронув жениха за рукав, Сэнди немного смущенно улыбнулась, отвлекая его от общения с очередным незнакомым лордом. – Ты не принесешь мне воды? Тут жарко…

А она пока выяснит, кого тут стоит опасаться по-настоящему.

– Да, конечно, милая. Никуда не уходи.

Ха. Не дождешься.

Без труда присоединившись к беседе местного «высшего» общества, девушка по большому счету отмалчивалась, улыбаясь и неопределенно пожимая плечами. Пусть лучше считают её недалекой молодой дурочкой, чем примут всерьез.

О, а вот и первый шаг.

Одна из казалось бы приветливо улыбающихся дамочек, прикоснувшись к её руке, оставила на ней магическую метку с замедленным действием. Забавно. И грубо. Не показав вида, что заметила, песчинка продолжила внимательно слушать одну из разглагольствовавших дамочек. Животных нужно беречь, любить… защищать… бла-бла-бла.

– А что же насчет мяса? Скажите, вы едите мясо? – решив немного спровоцировать местных кумушек, Сэнди с удовольствием закинула наживку.

– Конечно!

– Но ведь это тоже животные. Коровы, свиньи. Совсем не редкие, но все же животные. Или вы защищаете только избранных?

Сдавленный кашель за спиной, безуспешно пытающийся скрыть смех, и в её руку вкладывают бокал с водой.

– Дорогая, ты немного утрируешь действительность. Действительно животное животному рознь. Поверь, никому в голову не придет вставать на защиту, допустим… гиен.

– Почему? – продолжая наивно вглядываться в «любимое» лицо, девушка возмущенно поджала губки. – Между прочим, гиены – это необходимое звено в пищевой цепочке. А ещё они намного более кошки, чем собаки. Почему все любят кошек и при этом не любят гиен? И знаете… среди животных не существует «добрых» или «злых». Они нейтральны, просто потому что они животные. Каждое из них выполняет четко отведенную ему создателем роль. На самом деле самое злое животное – человек. Лишь он убивает ради развлечения. Животные же…

– Дорогая, можно тебя на секундочку? – достаточно резко прервав заговорившуюся невесту, Скайнрид потянул её в сторону. – Сэнди!

– Да, дорогой? – волна обожания и ничего не понимающий наивный взгляд. – Что-то не так?

– Только один вопрос – зачем?

– Зато теперь у них есть новая тема для сплетен. – беспечно пожав плечами, девушка словно мимоходом поинтересовалась. – Скажи, что за дрянь у меня на плече? Это заразно?

– Где? – тут же цепко просканировав оба плеча абсолютно спокойной невесты, лорд стиснул зубы, отчего на скулах тут же резко обозначились желваки. – Кто?

– Понятия не имею. – беззастенчиво солгав, Сэнди уточнила: – Так что это?

– Расстройство желудка.

– Мило. – широко улыбнувшись, словно это действительно было не более, чем забавный розыгрыш, песчинка поинтересовалась: – Можешь снять?

– Без проблем, но нам необходимо уединиться.

– Думаю, никого это не удивит… – всё это время они стояли у стены и переговаривались почти шепотом, тесно прижавшись друг к другу, поэтому если они сейчас ненадолго куда-нибудь удалятся, это действительно мало кого удивит. – Вот только куда?

– Я знаю. Идём.

Не забывая смущаться своим собственным мыслям, рисуя в уме одну картину эротичней другой, чтобы ни у кого не осталось сомнений, для чего им понадобилось ненадолго выйти в парк, девушка, тем не менее, не упускала из вида ту самую злобную брюнетку. Вот кого стоит опасаться, а не ту дуру, которая действовала впопыхах. Эта выжидает и оценивает. Эта серьезнее и страшнее. И фатальнее. Интересно, кто она?

Удалившись достаточно, чтобы их никто не увидел от входа, Скайнрид не остановился на тропинке, а решительно углубился в кусты, отводя особенно густые ветви с пути девушки и следя, чтобы она не испытывала ненужного дискомфорта. Рано, слишком рано. Кто же так торопится?

– Иди ко мне. – выйдя на меленький пятачок, скрытый от посторонних глаз густыми ветвями раскидистого куста, мужчина привлек девушку к себе. – Будет немного неприятно, но быстро и действенно.

– Я верю тебе. – не став ничего уточнять и переспрашивать, Сэнди тут же доверчиво шагнула к жениху и, улыбнувшись, закрыла глаза. – Приступай, дорогой.

Интересно, та, кто подслушивает, уже в красках представила то, чем они сейчас займутся?

– Наконец-то мы одни… – достаточно громкий шепот и Сэнди становится ясно – не она одна засекла в кустах чужие уши. Шутник… лишь бы не перегнул. – Ты сегодня невероятно прелестна… я тебе это говорил?

Изучающе разглядывая доверчиво закрытые глаза и расслабленное лицо, лорд не забывал поглаживать зараженное плечо, снимая метку и ликвидируя все последствия. Кстати странно, но кажется её тело само отторгает эту метку… Хм, интересно, очень интересно…

– Я могу слушать это снова и снова…

– Ты так эротично шепчешь… – закончив быстрее и безболезненней, чем думал, мужчина склонился к девичьему ушку. – Скажи ещё что-нибудь.

– Например? – чуть-чуть бархатных ноток в голос и влюбленное признание на выдохе. – Ты самый восхитительный мужчина!

– А ты умеешь удивить. – не удержавшись и поцеловав невесту на грани допустимого, а именно в уголок губ, лорд отстранился и добавил уже громче: – Идем. Думаю, не стоит вызывать кривотолков больше необходимого.

Не став выходить сразу и позволив невидимому шпиону удалиться первым, глава тайной канцелярии цинично усмехнулся. Какие же они все предсказуемые.

– Не устала?

– Ничуть. Здесь весело. Все такие нарядные…

Расфуфыренные и искусственные. Как павлин. С виду удивительно шикарная птица, а на самом деле просто накрашенная курица с отвратительным голосом. Тот же невзрачный соловей в разы натуральнее и приятней.

– Чувствую в твоем тоне фальшь.

– Не обращай внимания. – подхватив жениха под руку, Сэнди широко улыбнулась. – Кстати, ты не знакомил меня во-о-он с той девушкой. Очень красива…

– Это принцесса Динейра. – достаточно нейтральный тон, но в нем чувствуется особое напряжение. – Младшая сестра Его Величества.

– Правда? Ничего себе… – с ещё больше возросшим интересом разглядывая разговаривающую с незнакомым мужчиной девушку, Сэнди окончательно поняла, кто её главная конкурентка. Значит, принцесса… забавно. – И такая красавица до сих пор не замужем? Неужели у нас кончились неженатые короли?

– Отнюдь. Буквально через пару месяцев к нам прибудет посольство с Туманного континента. Переговоры ведутся уже с полгода, но пока у них не было возможности. Как ты сама наверное знаешь, телепорты между континентами крайне нестабильны и через океан приходится плыть на кораблях, а это долго и опасно. Впрочем, несколько раз в году при частичном лунном затмении на несколько дней появляется возможность выстроить гарантированно четкие телепорты. Это дорого, но тем не менее всегда окупается.

– Да, я читала об этом.

О да, это дорого. Именно поэтому она всё ещё здесь, а не там. Кстати известие о посольстве её очень удивило. И заодно позабавило. Если её выводы верны, то она будет нужна в качестве прикрытия четко до тех пор, пока принцесса не уедет к возможному мужу. Вот только судя по пристальному взгляду в ответ, принцесса так не думает…

Интересно, о чем она думает?

«Убью, дрянь. И его убью. И брата-засранца убью! Всех убью! Скоро!»

О, как. Поймав достаточно громкую и злобную мысль, песчинка удрученно покачала головой. Она могла ловить чужие мысли. Редко и требовалось много сил, но оно того стоило. Хотя… Предсказуемо. Её мысли читаются в её взгляде. Нет, сегодня оно того не стоило. Интересно, она как-нибудь причастна ко вчерашнему происшествию?

Уже безо всякого интереса вытерпев следующие часы, Сэнди с удовольствием призналась жениху, что не против уехать домой, когда он её об этом спросил.

– Устала?

– Немного. Не привыкла так долго ходить на каблуках. – с облегчением скинув в экипаже туфельки, откинулась на спинку сидения и прикрыла глаза. Время уже было за полночь, но не во времени суток было дело. Чтение мыслей действительно не её. С непривычки устала.

– Ну-ка… – немного обеспокоенно всмотревшись в лицо лженевесты, мужчина не поленился и тщательно просканировал девушку. Нет, никаких новых сюрпризов. Странно. Отчего тогда такая усталость? – Ты спала ночью?

– Да. Я хорошо сплю. Не переживай, со мной действительно все в порядке. – открыв глаза и увидев лицо лорда прямо перед собой, песчинка безмятежно улыбнулась. Какой же он глупенький. Уже считает, что обязан о ней заботиться… Нет, это лишнее. – А вот целовать меня в кустах не стоило.

– Всё в пределах. – тут же отстранившись, мужчина ответил с тщательно скрываемой досадой. Запомнила. – Компенсация?

– Обязательно. – капельку язвительности и тут же озвучивание цены. – На этот раз думаю, мы сделаем скидку на лишние уши. Но вот если подобное повторится…

– Что? – когда она загадочно замолчала, лорд не выдержал первым. Интриганка маленькая! И он хорош. Как же он ошибается на её счет! Она ведь далеко не наивная дурочка, какую изображает. Не циничная стерва, далеко нет, но своё тоже не упустит. Скорее расчетливый стратег. Тело живет жизнью невесты, а вот что творится в голове… Да он бы три цены контракта дал, чтобы узнать, что там творится!

– Я еще не придумала. – наивная улыбка в ответ и тихий смех. – Ты такой забавный, когда удивляешься. Совсем как ребенок.

– Я уже давно не ребенок.

– Я вижу. И всё равно. Кстати дети намного более честны. Они говорят и делают то, что думают. Взрослые же думают одно, говорят другое, а делают третье. Мир взрослых так лжив… Животные в этом отношении лучше. Они как дети.

Снова начав рассуждать о странном, Сэндира потихоньку затихла. Молчал и Скайнрид, прокручивая её слова в памяти снова и снова. В чем-то она права. Но это настолько наивно… Как может подобная наивность сочетаться с подобной профессиональной игрой?

Нет, она непостижима. И тем самым, как ни странно очень притягательна…

Слишком притягательна.


В задумчивости и молчании пара доехала до дома и так же разошлась по своим комнатам, лишь обязательный поцелуй в щеку и всё.

Раздеться, вынуть шпильки, умыться и лечь спать, уже через несколько минут уплыв в безмятежно-детские сны.

Скайнрид же уснуть не мог. Эта девушка… Что же он не учел? Если бы не её поведение сейчас в экипаже, он был бы стопроцентно уверен, что она им искренне увлечена. И не он один! В этом уверены абсолютно все. И Грин, и Фрай, его заместители, которые видели её на приеме, уже успели послать ему предостерегающие сигналы, чтобы он был начеку. Они были уверены, что девушка не лжет в своих чувствах.

Кто же она такая? Наивная маленькая послушница, сумевшая обмануть своим поведением опытных оперативников? Или…

Или она действительно влюбилась???

О, нет! Нет, нет и нет!

Нет!

Проведя в метаниях ещё некоторое время, лорд наконец признал – он в тупике. Он не может ей поверить и в тоже время подспудно хочет ей поверить. Да, к чему лгать себе? Она мила, очаровательна, умна, сообразительна… наивна… именно её наивность привлекает его больше всего. И как ни странно, честность. Вот только в чём она с ним честна, а в чём лжет, даже не сбившись?

Уж точно не в своих чувствах.

Ну и что же получается?

Он сам загнал себя в ловушку? Великий Ледяной Сай сам загнал себя в свою ловушку? Нервный смешок, и недовольно поморщиться. Нет, эти метания не приведут к добру. Возьмем за аксиому, что она лишь выполняет условия договора. Причем и он сам будет жить четко по условиям договора.

Хотя бы эти полгода. А дальше будет видно… Да, это самый лучший вариант.

Наконец приняв, как ему казалось, оптимальное решение, лорд отправился к себе, чтобы проворочавшись в холодной постели ещё некоторое время, наконец, забыться тревожным сном.

Время, всё решает время.


Глава 4

Прошло еще несколько недель.

Минимум два раза в неделю пара посещала разнообразные балы и приемы. И если раньше глава тайной канцелярии чурался подобных светских мероприятий, то сейчас всё изменилось кардинально. Поговаривали, что на подобные жертвы он шел ради невесты, которая всю юность провела в монастыре и теперь с сияющими глазами и искренним энтузиазмом окуналась в бурную светскую жизнь. Новые наряды, драгоценности, нашлись даже поклонники, тайком славшие букеты и романтические послания, впрочем, уничтожавшиеся прямо на входе бдительными слугами. Нет, Сэнди знала о них, Скай первым делом уведомил её о возможных провокациях и она была с ним абсолютно согласна – влюбленной леди нет дела до посторонних.

Завести дружбу девушка так ни с кем и не смогла, да и не стремилась. Ей вполне хватало приятельского общения с уже замужними леди, напропалую забрасывающими её советами о том, как, где, когда и в каком объеме. Не проживи Сэндира более пятидесяти лет, глядишь и узнала бы что-нибудь новенькое, но нет. Та, кто провела юность в трущобах, а молодость в общежитиях школ и академий, может покраснеть на «интимные подробности» только усилием воли.

Подобия покушений совершались еще несколько раз. Их даже полноценными покушениями назвать было сложно. Так, детский лепет. Впрочем, злопыхатели так не думали. Да и не будь она тем, кем была, жизнь бы усложнилась в разы. Парочка проклятий на почесуху, отравленное вино на одном из приемов, подложенные в карман чужие драгоценности… Это вообще стало шоком для песчинки! Если бы она четко не контролировала своёе тело, то на выходе случился бы грандиозный скандал. Виданное ли дело – ожерелье из личной коллекции хозяйки? Да и надо же было нанять столь юркого исполнителя, что даже она ничего не почувствовала, сообразив лишь через пару минут, что в кармане лежит посторонний предмет. Причем происходило это уже в те моменты, когда они одевались и у неё не было ни одного шанса избежать позорного досмотра.

Не будь она духом пустыни с личной пространственной складкой. Руку в карман, сжать чужое в кулачке, чтобы растворить его там, куда никто кроме неё не сможет забраться.

– Господа, прошу прошения… – одевались не они одни, когда в большую прихожую ворвался запыхавшийся хозяин дома. – Будуар моей жены только что обчистили!

– Как?

– Что?

– Кто???

– Я не знаю!!!

Заохав вместе с остальными, песчинка возмущенно качала головой. Мерзавцы! Ничего святого! Кто же посмел???

– Сэнди? – один единственный вопрос шепотом и чуть сжавшиеся пальцы на предплечье.

– Это возмутительно, милый! – искреннее негодование и тут же жалобное. – И что теперь?

– Необходимо провести расследование. – Тут же всё внимание хозяину и решительное. – Вы уже вызвали стражу и дознавателей?

– Да. Мне искренне жаль, но мне было рекомендовано задержать всех до выяснения личности вора.

– Потрясающе. И надолго? – добавив в тон столько язвительности, что хозяин резко побледнел, понимая, кому он это сказал, лорд Тэнгхем продолжил: – Надеюсь, вы не подозреваете меня или мою невесту?

– Вас? Нет, ни в коем случае!

То есть меня ты подозреваешь, мелочный человечек? Расширив глаза от почти неприкрытого оскорбления, Сэнди беспомощно посмотрела на жениха, сама же уже мысленно прикидывая варианты. Значит, хозяин знает, что подставляют именно её. Интересно… сколько он на этом заработал? И у кого хватило денег, чтобы купить не самого бедного барона?

– Скай?

Уверенное пожатие девичьей ладошки в ответ и всё ледяное внимание мнущемуся хозяину, которому после его вызывающих слов больше нет пути назад.

– Вы оскорбили мою невесту, барон. У вас есть для этого основания?

– Нет. Нет… Я не хочу оскорблять вашу невесту, лорд! – попытавшись пойти на попятную, барон тем не менее сказал то, что был обязан сказать. – Похожую на неё леди видели у покоев моей супруги незадолго до того, как обнаружилось, что будуар ограблен.

А ведь верно. Она отходила в уборную… и её не было почти десять минут рядом со Скаем. Ловко.

– Дорогая?

– Я ничего не брала. Я не заходила в чужие покои. И я искренне не понимаю, как барону пришло в голову, что это могу быть я. – едва не глотая слезы от обиды, девушка выглядела настолько несчастной, что даже Ледяной Сай поверил в её искренность. Нет, он был уверен, что ей подобное даже в голову придти не могло. Зато это могло придти в голову тем, кому это выгодно.

И что теперь?

Досмотр?

А если…

Черт!

А тем временем в прихожей столпилось не менее двадцати пар… Какой грандиозный скандал назревает…

– Скай, я требую, чтобы барон извинился. – в звонком девичьем голосе прорезались стальные нотки, но чувствовались и слезы. Пока непролитые, но до них оставались считанные мгновения. – Я не позволю очернять своё имя. Я не позволю очернять твоё имя. Это подло! На каком основании? Кто, как вы говорите, видел именно меня? На чём основана ваша уверенность?

Потихоньку наступая на барона, девушка видела в его глазах страх и неуверенность. Он уже тысячу раз проклял ту минуту, когда согласился. Ах, если бы у него был выбор… К сожалению долговые бумаги, находящиеся в чужих руках, творят чудеса…

А ещё чудеса творят навыки юности и годы, проведенные среди карманников. Всего секунда и ожерелье из пространственной складки перекочевывает во внутренний карман жилета барона. Ловкость рук и совсем немного магии. Даже не магии… скорее способностей тела духа пустыни.

– Вы намекаете на цвет моего платья? А что насчет леди Катерины или леди Вероники? Они сегодня тоже в лазурном! Или на цвет волос? Может, тогда и леди Женевьеву привлечете к ответу? А может вообще всех нас???

Не выдержав и «сорвавшись», девушка сжала кулачки и, всхлипнув, в абсолютной и даже немного угрожающей тишине кинулась в уверенно распахнутые объятия жениха. Сдавленные рыдания, на самом деле с великим трудом вызванные, заставили отвести взгляды всех, кто не верил в подобный поворот дел. А не верили почти все.

Правда, кое-кто умудрялся злорадствовать…

Прижимая к себе стройную фигурку, лорд отметил всё. И тех, кто отвел от неловкости взгляды и тех, кто не успел…

Так, а вот и следователи. Прекрасно. Сейчас всё и решится. Пан или пропал?

– Барон, что именно пропало и как выглядит?

– Ожерелье из рубинового гарнитура. Золотая цепочка и семь крупных рубинов в алмазном обрамлении.

– Отлично. Как вы сами понимаете, мы не имеем права досматривать столь высокопоставленных леди, опираясь лишь на ваши домыслы. – вперед вышел маг-дознаватель и тут же поднял руку, чтобы пресечь недовольный ропот гостей и вновь наступила тишина. Из прихожей все вновь перебрались в приемный зал и теперь ожидали, когда же расследование выявит вора. – Для начала мы попробуем провести магический поиск вещи. Значит рубины, алмазы и золото?

– Да.

– Леди, на ком сейчас подобные украшения? Подойдите, пожалуйста, ко мне, чтобы поисковик не указал на вас.

К счастью на самой Сэнди в этот вечер вновь был гарнитур с топазами и ей не пришлось подходить к магу. Промокая платочком заплаканные глаза, девушка предпочитала прятать лицо в рубашке жениха, не в силах смотреть на тех, кто её обвинил в подобной низости. На самом деле Сэнди недовольно кусала губы и тщательно анализировала происходящее. Кто? Кто?!?

– Итак… – дождавшись, когда четыре женщины подойдут к магу и обозначат свои украшения, маг-дознаватель провел перед ними определенные манипуляции и попросил их встать за своей спиной. – А теперь постарайтесь не двигаться, я создам поисковый шар, который укажет нам, где же на данный момент находится украденная вещь.

Секунда, другая… бормотания мага достаточно неразборчивы, но вот уже через несколько мгновений в его руках начинает светиться перламутровый сгусток, который через две секунды срывается с ладони и сначала неуверенно, а затем всё смелее начинает перелетать от гостя к гостю. Вот леди и лорд Чатенхем, граф Миловски, леди Розалинда с дочерью… ещё пара, ещё…

Затаив дыхание, Скай следил взглядом, как поисковик приближается всё ближе, ни на мгновение не останавливаясь и тем самым укрепляя его подозрения. Нет, он-то это переживет… и даже докопается до истины, но вот репутация Сэнди будет втоптана в грязь навсегда. Двое, один…

Они.

И…

Мимо???

Резко выдохнув, мужчина только сейчас понял, что не дышал несколько минут. Вздрогнув от ласкового поглаживания девичьей ладошки по груди, Скай перевел взгляд вниз и тут же закаменел снова, увидев в её глазах не слезы, а усмешку.

О, всевышний! Да, что, черт побери, происходит???

А поисковик летел все дальше. Вот почти последняя пара, последняя… поисковик замирает, а затем решительно летит назад к магу.

Нет.

Не совсем.

Не к магу?

А…

К барону???

Паника во взгляде, паника на лице, а затем истеричные взмахи руками, когда поисковик замирает четко перед ним, а затем, несмотря на все усилия, впитывается в нагрудный карман барона.

– Барон?! – слитный шок абсолютно всех гостей и один единственный обморок от супруги.

– Это ложь! Это провокация! – сдирая с себя одежду, которую начало нестерпимо жечь, барон скинул камзол, вырвав пуговицы с мясом, а затем и жилет, едва не порвав и его.

И то ли кармашек был мелким, то ли ожерелье неглубоко лежало, но оно выпало и прокатившись по паркету, замерло четко у ног мага-дознавателя.

– Баро-о-он… – укоризненный взгляд побагровевшему мужчине, а затем полный сочувствия взгляд главе тайной канцелярии и до сих пор прижимающейся к нему юной леди, незаслуженно обвиненной в краже. – Примите мои искренние извинения. Боюсь, барон сам не сможет их принести.

– Думаю, барон сможет. Он оч-ч-чень многое сможет… – один единственный взгляд четко в глаза барону и он уже не багровеет, а синеет, хватаясь за сердце. Ох, чуяла его задница, добром это не кончится… ох, чуяла… – Барон?

– Я… Я… я прошу прощения… это не… – заикаясь от дикого ужаса, барон до сих пор не мог понять, как такое смогло случиться. – Это… я…

– Милая? – взгляд вниз, но девушка лишь нервно передергивает плечами.

– Давай уйдем. Я себя нехорошо чувствую.

– Да, как скажешь. – нежные объятия, оградившие юную леди от невзгод окружающей среды и довольно суровое магу-дознавателю. – Прошу провести полное расследование происшествия. Кто, когда и естественно причины. Доклад жду у себя… – короткая задумчивость, оценивающий взгляд на напрягшегося мага и снисходительное. – Через три дня. Вам хватит?

– Более чем. – с облегчением выдохнув, маг уверенно кивнул и, проследив взглядом, как уходит самый-самый большой начальник, перевел на барона пронзительный и достаточно презрительный взгляд. – Итак, пожалуй, начнем…


– Сэнди, милая, ты мне ничего не хочешь рассказать? – дождавшись, когда они приедут домой, Скай лично довел «любимую» до дверей спальни, но на этот раз не ушел, а зашел следом и тут же развернул её к себе лицом, уверенно перехватив за плечи. Ещё в экипаже он заметил, что она абсолютно спокойна и от слёз не осталось и следа, но всё тянул с выяснением подробностей. Нет, не на улице и не при посторонних, это однозначно.

– О чём? – кристально чистый взгляд и искреннее недоумение.

– О бароне, ожерелье и твоём участии в этом происшествии.

– Хм… – аккуратно высвободив руки, девушка сделала шаг назад, немного подумала, а затем беспечно пожала плечами. – Нет, не хочу.

– То есть? – не ожидая, что она ответит именно так, мужчина пару мгновений недоуменно хмурился. – То есть как – не хочешь?

– Просто. Всё очень просто. Не хочу. Согласна, барон поступил очень глупо, попытавшись обвинить меня и при этом оставив ожерелье в своём кармане… Знаешь, я даже наверное испугалась… Сначала.

– Сэндира, прекрати играть со мной. – недовольно и резко выдохнув через нос, мужчина шагнул вперед и снова навис над девушкой. Это выходило за рамки его понимания. Несколькими словами она запутала его окончательно. – Это ты украла ожерелье?

– Что, прости? – распахнув глаза, песчинка часто заморгала, а затем уголки губ грустно опустились и она отвела взгляд, глухо пробормотав: – Не думала, что услышу это от тебя… Не думала… – странный вздох и она снова смотрит в его глаза, но на этот раз так, словно на что-то решилась. На что-то такое, что ему не понравится… – Дорогой, я очень устала. Давай поговорим об этом тогда, когда на твой стол ляжет доклад с итогами расследования. Я не хочу оправдываться. Судя по твоему вопросу, это бессмысленно… – грустная и какая-то тусклая улыбка, и она снова делает шаг назад. – Оставь меня, пожалуйста, я бы хотела лечь спать.

– Сэнди… – попытка остановить, он даже успел протянуть руку, но она не обратила на это внимания, развернувшись и уйдя в ванную.

О, всевышний… какой же он глупец!!! Как он додумался спросить такое???

Подойдя к зеркалу, глава тайной канцелярии некоторое время всматривался в отражение, пытаясь найти на лбу одно единственное слово «идиот». Хм… странно… нет. Может оно просто не отражается?

Сморщившись и запустив руки в волосы, лорд еще некоторое время бездумно тер лоб. Нет, он никогда её не поймет. И нет, он больше никогда и ни о чём её не спросит до тех пор, пока у него на руках не будет четких доказательств.

Слишком уж он хочет ей верить и слишком уж не может. Если бы она не была такой противоречивой! Если бы не была такой загадочной! Вот только почему в её искреннюю любовь, которая не любовь вовсе, верят все?

И ведь он! Верит! Почти…

Вот это «почти» и пугает больше всего. Она почти любит, почти всё знает, почти всем нравится, почти ни в чем не запятнана… и почти никогда не лжет.

Вот только как узнать, что именно сейчас она не лжет?!

Чему верить? Интуиции или годам работы главой тайной канцелярии? Глазам или фактам?

Чему???


Включив воду, но при этом внимательно прислушиваясь к происходящему за пределами ванной, Сэнди криво усмехнулась. Что ж, следовало ожидать. Ну да ладно. Зато когда на его стол ляжет доклад, он почувствует себя виноватым. А в её списке появится ещё один пунктик, по которому в конце срока договора можно будет попросить компенсацию.

Или не попросить.

Или взять самой…

Расплестись, умыться, убедиться, что он наконец ушел и с удовольствием лечь спать. Нет, всё-таки как удачно она заехала в этот город… И приключения, и развлечения и превосходные условия для проживания… сказка!

Идеальная сказка, которая закончит её путь на этом континенте.

Прежде чем безмятежно уснуть, девушка не забыла бросить внимательный взгляд в камин – Янта уже полностью оправилась от последствий голодания и переохлаждения, но до сих пор так и не решилась выйти из камина, предпочитая всё время находиться там. Вот и сейчас, сквозь полупрозрачные алые язычки пламени просвечивала янтарная чешуйчатая шкурка и иногда проблескивали угольки внимательных и невероятно разумных глаз. Ничего-ничего, маленькая, у нас с тобой ещё есть время. Отдыхай.


Как и предполагала Сэнди, эти три дня Скай старался проводить с ней как можно меньше времени, но даже тогда, когда они вместе ужинали, был достаточно прохладен и нейтрален. Среди слуг даже прошел слух, что они поругались, но сама Сэнди была неизменно вежлива и улыбчива, так что в итоге прислуга терялась в догадках.

А вот и вечер третьего дня…

Понимая, как непросто ему будет признать свою ошибку, девушка не торопилась навязываться, предпочтя с обеда уйти в библиотеку и ожидать «любимого» там. Созреет – сам придет.

– И всё равно я не понимаю. – зайдя с тонкой папкой отчета в руках, глава тайной канцелярии без предисловия сел напротив и недовольно поджав губы, вынул из девичьих рук очередной томик романтических стихов. – Сэнди, объясни мне… тупому мужлану.

– Что именно? – искорки веселья в серых глазах вызвали недовольство «дорогого», но пока он сдерживался. Нет, он выяснит у нее всё! – Дорогой?

– Хочешь узнать, что выяснили дознаватели?

– А это не секрет?

– Для тебя – вряд ли.

– Ну… если ты настаиваешь… – послушно сложив руки на коленях, девушка выпрямила спину и четко кивнула. – Я готова. Рассказывай.

Криво усмехнувшись на её неуместное позерство, мужчина начал рассказывать по памяти. Сам он раз пять перечитал итоги расследования и выводы следователей, но всё равно в этой истории оставалось слишком много белых пятен.

– Итак, на днях к барону Новэшу пришло заинтересованное лицо и предъявило ему энное количество долговых бумаг, неизвестным образом попавших в одни руки. В обмен на бумаги это самое лицо предложило барону оказать услугу. Ты меня слушаешь?

– Конечно, дорогой. Очень внимательно.

– Целью, как ни странно, была именно ты. Именно тебе должны были подложить одну из драгоценностей баронессы. И знаешь что?

– Что?

– Тебе её подложили.

– Правда? – забавно округлив глаза, девушка и губками изобразила удивленное «о». – Но как оно оказалось у барона?

– А вот на этот вопрос только ты знаешь ответ. Верно? – отложив папку на стол, мужчина подался вперед и цепким взглядом впился в лицо загадочной невесты. – Так как ожерелье, которое подсунули в карман именно тебе, оказалось в жилете барона?

– Может быть чудом? – пару раз невинно хлопнув ресничками, девушка наивно улыбнулась. – Ведь существуют же чудеса на свете… ты веришь в чудеса, Скай?

– Я верю фактам.

– О… – чуть взгрустнув, песчинка наклонила голову набок. – И в любовь не веришь? В искренние чувства? Привязанность, честность, доброту? Ведь чувства невозможно измерить фактами… Их невозможно купить или продать. Потрогать… Впрочем, как ни странно, их можно разбить и втоптать в грязь… Уничтожить недоверием и ложью…

– Сэнди! – не выдержав и вспылив, мужчина вскочил с кресла и навис над невестой по контракту. – Прекрати!

– Хорошо. – бесстрашно встретив взгляд потемневших и недовольных синих глаз, девушка ласково погладила щеку жениха, пытаясь успокоить. – Хорошо, я больше не буду. – убрав руку, песчинка откинулась на спинку кресла и упрямо поджала губы, и Скай тут же понял, что дальше она скажет то, что ему не понравится. – Но знаешь, я не хочу больше рассказывать тебе о себе. Всё, что тебе стоит знать – ты уже знаешь. А больше тебе знать не стоит… О том, о чём мы с тобой договаривались при нашем знакомстве, я выполню в точности. У тебя не возникнет неловких и тем более позорных ситуаций из-за меня. Однако в условиях ни слова не было о том, что я должна раскрыть тебе душу.

Растянув губы в непривычно злой усмешке, девушка лихо заломила бровь.

– Ещё вопросы есть?

– Хм. – некоторое время пристально разглядывая незнакомку, в которую преобразилась милая и наивная девочка, мужчина был вынужден признать – он снова на шаг позади неё. Она снова поставила его в тупик и при этом на законных основаниях. Она права – в условиях договора не было об этом ни слова. Она ничего не обязана ему рассказывать о себе и своём прошлом, о своих способностях и навыках. Вот только кто мог знать, что они у неё есть, и её прошлое это намного бОльшая загадка, чем она сама? – То есть единственное, на что я могу рассчитывать – это безупречное исполнение условий договора?

– Верно. На это ты можешь рассчитывать. Это в моих интересах. – снова преображение в милую влюбленную девочку и нежное. – Дорогой…

– А потом?

– А что потом?

– Потом, когда всё закончится?

– Хм… – неловкая пауза, неуверенное пожатие плечиками и с искренней детской непосредственностью. – Я ещё не решила. К тому же до того самого «потом» ещё столько времени…

– Сэндира, это не шутки.

– А я не шучу.

Уже с трудом сдерживая рвущееся из груди рычание, мужчина недовольно сузил глаза. Снова она играет. Играет им, играет словами, играет эмоциями…

– Я хочу быть уверен, что ты ни словом, ни делом, ни мыслью не желаешь навредить ни мне, ни нашему императору, ни государству в целом. Это единственное, о чём я тебя прошу. Больше ни о чем.

– Скай??? – немного опешив от неожиданного поворота, девушка некоторое время изумленно открывала и закрывала рот. – Да конечно не желаю! Ты что??? Зачем мне это? Да я просто хочу жить и делать это как можно спокойней и беззаботнее.

– Знаешь, с тобой я уже ни в чем не уверен.

– Дорого-о-ой… – протянув с укоризной, Сэнди осуждающе покачала головой. – Оставь свою паранойю для работы. Но если тебя это успокоит – я клянусь, что не причиню вреда ни тебе, ни императору, ни стране в целом. Меня это не интересует. Пойдет?

– Если бы я тебе еще верил… – недовольный прежде всего на себя самого, мужчина ещё некоторое время разглядывал свою головную боль, которую сам себе устроил, а затем, резко выдохнув, загнал все свои негативные эмоции вглубь и попытался улыбнуться как можно естественнее. – Ужинать будешь?

– Буду. – ясная и искренняя улыбка в ответ и она тут же подает ему руку, нисколько не сомневаясь в том, что он её примет. – А что у нас сегодня на ужин?

– Думаю, совсем скоро мы это узнаем…


Глава 5

Следующий месяц прошел для пары почти так же, как предыдущие недели. Балы, приемы, презентации, театры, и прочие выходы в свет. Сэнди оставалась неизменно милой и совсем немного наивной, завоевывая расположение даже тех, кто поначалу не верил ни в неё, ни в их помолвку.

Довольно многие начали замечать, что рядом со своей невестой Ледяной Сай становился намного более улыбчивым и нежным. Нежным! Ледяной Сай! Глава и Ужас всех, кто так или иначе был не совсем чист перед законом.

Потихоньку приближался Ежегодный Карнавал, приуроченный к Самой Длинной Ночи и прибытие посольства с Туманного континента. Тайная стража получила приказ об усилении состава, в столицу подтянулись все, кто так или иначе принимал участие в обеспечении безопасности монарха и его семьи, а портные города были завалены заказами на недели вперед, не успевая бегать по заказчикам, дабы последний раз примерить, подогнать, подрубить, подшить, подтянуть…

– Сай, ты уверен, что мне стоит это надеть? – предусмотрительный лорд еще несколько недель назад приготовил практически всё и теперь портниха подгоняла последний раз. Белоснежное тончайшее кружево, облегающее девушку так нескромно, что практически не оставалось полета для фантазии. Самое нескромное по мнению песчинки было нижнее платье телесного цвета. Под кружевом оно попросту терялось и казалось, что она голая!!!

Ерунда, что нет выреза и обнажено лишь лицо, да ладони, а воротник четко под горло. Да ей самой стыдно на себя в зеркало смотреть!

Впрочем, нет… ей-то совсем не стыдно. Она и не в таком ходила… Стыдно той самой нежной и наивной Сэндире, воспитаннице монастыря, которой выпала честь стать невестой лорда Тэнгхема.

– Уверен. Доверься мне. – встав рядом и закрепив на лице девушки белую маску из того же кружева, мужчина сделал шаг назад и немного прищурился. – Да, ты идеальна.

Так и хотелось спросить…

Для чего?

Что ты задумал, Ледяной Лорд?!

Она знала о его прозвище. Причем была полностью и безоговорочно с ним согласна. Он, как и она, ведёт свою игру. Она не просто невеста. Не просто ширма. Она еще и наживка. Красная тряпка для той, что никак не может успокоиться. После случая с ожерельем покушения и иные противозаконные поползновения в её сторону прекратились, но Сэнди прекрасно понимала – это не конец. Она выжидает. Ждет подходящего случая. И судя по всему, он наступит совсем скоро…

– Хорошо, раз ты так говоришь, то я не буду тебе перечить. – не двигаясь и терпеливо ожидая, пока портниха окончательно не подошьет подол, девушка прикрыла глаза.

И это тоже я включу в свой компенсационный список. И это тоже.


Наконец настал день «Х». Первый день из тех трех, которые будут праздновать в государстве. В первый день, согласно обычаям, горожане устраивали богатые застолья. Спиртное лилось рекой, на улицах города с утра бродила наряженная молодежь, стучась в каждые двери, и никто не был вправе отказать, впустить их в дом за стол, либо откупиться тут же на входе. Откупались кто чем. Кто победнее – домашней выпечкой и молоком, кто побогаче – сладостями, вином и мясными закусками.

Во второй день столица устраивала карнавал. Танцы на улицах, карусели, театральные представления, музыка и веселье, а ночью, конечно же изумительный фейерверк, знаменующий своим светом то, что тьма не вечна.

Третий же день, начинающийся обычно не раньше полудня, посвящался родным и близким. Дети ходили в гости к родителям, родители к детям… Те, кто были виноваты, просили прощения, те, кто был влюблен, признавались в своих чувствах. Это был день искренности, обновления и прощения.

Ах, если бы всё было так просто…

Припоминая традиции местного общества, Сэнди немного грустно улыбалась, надевая изысканное платье слоновой кости и уверенно рисуя стрелки на глазах. Если бы люди были искренни не только в этот день…

– Госпожа, позвольте… – подошедшая со шпильками Лила, проворно уложила завитые локоны наверх и восхищенно вздохнула. – Вы такая красивая…

– Спасибо, Лила. Можешь идти. – последний взгляд в зеркало, убрать из глаз грусть, потрепать по лохматой макушке Шао и уверенно встать, чтобы уже через минуту спуститься вниз.

В первый день для знати сам Император открывал двери своего дворца. Прием, рассчитанный на пятьсот персон. Причем и посольство будет…

– Дорогой? Я готова.

– Превосходно. – довольно сверкнув глазами, лорд накинул на плечи невесты меховую белоснежную шубку и уверенно повел её в крытый экипаж. – Единственное о чем прошу, постарайся сегодня никого не шокировать своими взглядами на жизнь. Договорились?

Тяжелый вздох, но так и быть.

– Как скажешь, дорогой.

Ну что поделать, если местные «леди» иной раз воспитаны хуже, чем те же уличные мальчишки? А знаний так вообще – кот наплакал. Не говоря уже о вкусе или чувстве меры.


– Лорд Тэнгхем с невестой!

Громогласно объявив о прибытии пары, мажордом стукнул об пол внушительным церемониальным посохом и взгляды тех, кто приехал чуть раньше, тут же перекрестились на необычной паре. О да, местное общество до сих пор так и не поверило до конца, что Ледяной Сай наконец нашел ту, кто растопила его сердце. В чувствах девушки уже давно никто не сомневался, иногда даже жалея эту наивную молоденькую дурочку, но вот в чувствах главы тайной канцелярии сомневались многие.

Слишком многие сомневались, что Ледяной Лорд может испытывать вообще хоть что-то.

– Милая, позволь познакомить тебя с нашим Императором… – впервые увидев местного монарха, девушка чуть удивленно приподняла бровь, больше ничем не выдав своего удивления. Так вот кто вы, незнакомец… – Данилиан, моя невеста, Сэндира.

Покраснев от столь высокой чести, девушка смущенно протянула ладошку довольно молодому и исключительно привлекательному и харизматичному темноволосому императору.

– Скай много рассказывал о вас, но вот увидеть вас воочию – это в разы удивительней.

– Вы мне льстите…

– Ничуть. Зато теперь я понимаю, почему он решил завязать с холостяцкой свободой. И знаете, если бы он не был моим другом… – окончательно вогнав девушку в краску, Император иронично усмехнулся и снова поцеловав маленькую теплую ладошку, подмигнул хмурому лорду, чтобы уже через мгновение поприветствовать следующую пару, решившую засвидетельствовать свое почтение.

– Он до ужаса бестактен! – лишь отойдя на безопасное расстояние, Сэнди решила озвучить свое возмущение. – И он твой друг???

– Да. Он мой друг. – немного странный, но твердый взгляд и очень тихое продолжение. – Не принимай близко к сердцу…

– Да? – немного подумав, девушка согласно кивнула. – Хорошо, раз ты так говоришь…

– Посольство Туманного Континента!

Очередное громогласное объявление и уже не только гости, но и даже Сэнди торопится обернуться, чтобы наконец увидеть тех, о ком ходит множество противоречивых слухов и домыслов. Говорят они не такие, как местные… Да что о них только не говорят!

Хм… а с виду самые обычные люди…

Вот и верь после этого слухам.

Немного разочарованно разглядывая девятерых мужчин в непривычных многослойных ярких одеждах, девушка прищурилась, чтобы позволить зрению соскользнуть в магический спектр и один из крайних мужчин тут же сбился с шага, резко напрягся и повернул голову в её сторону.

Ох, великая пустыня! Да они ящеры!

Моментально заблокировавшись и испуганно прижавшись к жениху, девушка была не одинока в своих эмоциях. Почти все из тех, кто стоял рядом, заметили вертикальный зрачок мужчины.

Правда мало кто понял…

Нет, он не был ящером внешне. Вот только буквально на секунду в его ауре проскользнули те самые всполохи, которые бывают только в ауре ящериц. Маленьких, тепленьких, хвостатеньких… О них Сэнди знала почти всё и теперь тщательно сравнивала свои знания с тем, что успела заметить. Посольство тем временем всё ближе подходило к трону, Императору и его сестре, сидящей по левую руку на кресле попроще, причем выражение её лица было сложно назвать приветливым.

Плохо скрываемое раздражение и даже отвращение. Хм… интересно, вообще-то с таким лицом мало у кого возникнет желание взять её в жены…

– Скай, а кто из них жених?

– Его здесь нет. Это сваты и послы. Жених остался на своём континенте.

– А что так? Он старый и страшный? – спрашивая тихим шепотом, девушка не боялась, что её слова станут достоянием общественности и шокируют кого-либо – многие гости также перешептывались и вряд ли её слышал кто-нибудь кроме жениха.

– Вообще-то нет. – хмыкнув, мужчина продолжил: – Я видел его. Если сравнивать с Данилианом, то он чуть старше и чуть шире в плечах. А в остальном так же молод и привлекателен внешне. По крайней мере так говорили мои знакомые дамы, которым выпала честь его видеть.

– О-о-о… Тогда что у неё с лицом? – кивнув на принцессу, Сэнди поджала губы. – Такое ощущение, что её в рабство продают. Всем известно, что судьба принцесс решена ещё с рождения – им светит лишь политически выгодный брак и не более. А вот если бы у нее хватило ума быть поприветливее, глядишь и влюбила бы в себя молодого и привлекательного мужа… глядишь и носил бы он её на руках, да выполнял бы все самые невероятные прихоти.

– Смотрю, ты со знанием дела говоришь?

– Ох, ну что ты? – тихо рассмеявшись, девушка так и не замечала, что к её словам прислушиваются как минимум трое. – Об этом едва ли не в каждой романтической балладе пишут – ласковая и любящая жена украшение любого мужа. И чем сильнее она его любит, тем уверенней в себе мужчина и успешнее.

– Твои мысли и выводы порой сбивают меня с толку…

– О, прости. – нежный влюбленный взгляд, тихий смех и теплая ладошка на груди. – Я не хотела. А когда начнутся танцы?

– Скоро. Подожди немного, сейчас послы засвидетельствуют своё почтение, а сваты преподнесут подарки и на этом официальная часть закончится до завтра.

– А завтра?

– А завтра император объявит о своём решении и ровно в полночь принцесса в сопровождении посольства и трех фрейлин отправится к будущему мужу. – Лишь тень ехидства, но Сэнди этого достаточно.

Значит завтра в полночь. Что ж, пожалуй, стоит заранее приготовить вещи. Если она всё верно рассчитала, то завтра Скай максимально грубо нарушит условия контракта и тем самым развяжет ей руки. Ждать еще четыре месяца, пока снова станут возможны телепорты на Туманный континент у неё нет никакого желания, а так есть маленький, но всё же шанс.

А не выгорит, так подождем.


Решив для себя самый главный вопрос, Сэндира скинула с себя напряжение, настигшее её от змеиного взгляда посла и уже расслабленно скользя взглядом по каждому из них по очереди, мысленно удивлялась тому, как многослойны и красочны на них одежды. Два теплых халата как минимум, потому что более тёмный нижний выглядывал из под верхнего на несколько сантиметров, скрывая колени; широкие темно-синие шаровары; необычного стиля вышитая бисером обувь с загнутыми носами; белоснежные шелковые рубахи с длинными рукавами, которые полностью скрывали руки; и наконец невообразимые головные уборы ярко-оранжевого цвета, полностью скрывающие волосы. Ну, или не волосы, а лысину.

Хм…

Отметив, что послы делятся на два условных типа: светлокожие и темнокожие, тут же мысленно определила одних к знати, а вторых к охране. И действительно, если «знать», состоящая из четверых послов была более светлокожа (хотя по сравнению с самой Сэнди и прочим местным гостям они были неимоверно загорелы) и низкоросла (ростом со Ская, а может чуть выше), да еще и одета в верхние халаты изумрудных оттенков, то «охрана», состоящая из остальных пятерых послов, была вся, как на подбор. Ещё выше, мощнее, темнее кожей, суровее и пронзительнее взглядами, ну и как самое главное отличие – в верхних халатах карминно-коричневых тонов. Не одинаковых, совсем нет – вышивка была столь разнообразна, что Сэнди до сих пор не могла понять, что именно вышито на их халатах. То ли листья, то ли ветер, то ли вообще – пустыня. Да, поговаривали, что большая часть их государства это именно пустыня… не Великая Гриндро, но тоже не менее смертельная. Остальная же территория государства была довольно приятна для жизни – многочисленные оазисы с пресными озерами и подземными источниками, немногочисленные, но тем не менее, имеющиеся леса, совсем немногочисленные горы и самое главное – разрабатывающиеся карьеры с драгоценными камнями и металлами.

В общем, предполагаемый жених для местной принцессы был вызывающе богат.

Уйдя в свои мысли настолько, что пропустила момент, когда официальная честь приема подошла к концу и в зале зазвучала ненавязчивая медленная мелодия, очнулась только тогда, когда стоящий рядом Скай неожиданно напрягся и чуть крепче сжал её ладошку. М?

Ой…

– Моё почтение, лорд Скайнрид. Моё почтение, прелестная леди… – трое из послов, обозначенных Сэндирой, как «знать», степенным шагом приблизились к ним и один из них, самый светлокожий и молодой, поприветствовал кивнувшего в ответ лорда. – Дошли до нас неведомые слухи, что вы наконец нашли ту, что пленила ваше сердце… воистину рад увидеть это лично и без злого умысла позвольте поздравить с великолепным выбором. Ваше невеста действительно столь мила и очаровательна, что я нисколько не удивлен вашим желанием связать себя узами брака.

– Благодарю. – немного резко кивнув (Сэнди изучила своего жениха так хорошо, что отметила это моментально), Скайнрид вынужден был представить послам спутницу. – Сэндира Тиру, моя невеста и самая прекрасная девушка в мире.

– Самый прекрасный цветок в мире… – понизив голос и склонившись в поцелуе девичьих пальчиков, посол не стал их выпускать, тут же поинтересовавшись у лорда. – Могу я проявить бестактность и выпросить у сиятельной Сэндиры танец?

Смешавшись от действительно достаточно бестактного вопроса-просьбы, Сэнди перевела обескураженный взгляд с посла на Ская, успев отметить досаду, лишь на мгновение промелькнувшую в его потемневших голубых глазах, а в следующее мгновение и вовсе подумала, что ослышалась.

– Вы действительно её проявили, Дениро-сэш, но если вы настаиваете…

– Настаиваю. – тонко улыбнувшись, так что в уголках каре-зеленых глаз проявились морщинки, посол аккуратно потянул Сэндиру на себя, когда глава тайной канцелярии лишь кивнул, тем самым обозначая своё окончательно разрешение.

Сэнди же пребывала в шоке. Немыслимо! Невероятно! Это же… против всех правил! Как он мог??? Она просто не имела права танцевать первый танец не с ним!!!

– Обворожительная, не хмурьтесь… – уверено выведя девушку в центр зала, где в первом танце кружилось лишь три пары кроме них, посол улыбнулся чуть шире и Сэнди тут же отметила, что он определенно не человек. У людей не было на верхней челюсти двух пар едва заметных, но всё же клыков… – Если вы боитесь за свою репутацию, то спешу вас успокоить – послы имеют право первого танца.

– Не знала… – действительно. Она действительно этого не знала. – Но зачем?

– Ваши рассуждения о браке и том, что положено делать супруге приятно нас удивили.

– Простите? – сморгнув несколько раз и лишь тогда сообразив, что они слышали всё то, о чем она говорила жениху, девушка моментально смутилась и даже немного покраснела, что не ушло от внимания Ская, общающегося с двумя оставшимися послами, но при этом внимательно отслеживающего танцующую невесту. – Не хотела оскорбить вас этим…

– О, нет. Совсем нет. Наоборот, было приятно услышать подобные слова из уст юной леди. Как жаль, что не всем дано осознать эту простую истину. – достаточно тонко намекнув на до сих пор неприветливое выражение лица принцессы Динейры, при этом бросив короткий взгляд именно в её сторону, посол продолжил. – Скажите, когда состоится ваша свадьба?

– Я… – сбившись с шага, но быстро поправившись, Сэнди моментально насторожилась. Прозвучало в его тоне что-то странное, а в его глазах промелькнула едва заметная вспышка. То ли нетерпения, то ли восхищения, то ли вообще – жажды… Жажды чего? Ответа? – Простите, не могу вас обрадовать точной датой. Мы познакомились со Скаем лишь чуть более двух месяцев назад и пока ещё не обсуждали дату свадьбы, ведь это очень серьезный шаг.

– Да, конечно. – тут же кивнув, при этом перебив и не дав говорить дальше, мужчина задал новый вопрос. – Так значит, ближайшие четыре месяца вы будете его невестой, верно? Ведь традиции вашего государства именно таковы?

– Да, всё верно. – кивнув и позволив себе немного нахмуриться, Сэнди нервно поинтересовалась. – Не могу понять, к чему вы клоните?

– Ох, нет! Ни к чему. Прошу простить, если смутил вас, очаровательная Сэндира. Мне остается лишь сожалеть о том, что не я первым узнал вас и тем самым упустил свой шанс. – выразившись довольно витиевато, посол уверенно завершил танец, словно почувствовав, что через мгновение музыка стихнет и уже в тишине довел задумчивую девушку обратно к жениху. – И может, я повторюсь, но вам, лорд Скайнрид невероятно повезло. Храните её…

Учтивый поклон лорду, поцелуй пальчиков леди и довольно быстро завершив разговор, послы ушли, чтобы оставить пару в некотором недоумении. Сэнди пребывала в шоке от их манер, а Скай от намёков. Если ему не изменяет интуиция, то только что ему довольно прозрачно намекнули, что…

– О чем вы говорили?

С трудом отведя взгляд от удаляющихся послов и переведя его на Ская, Сэнди сначала невнятно пожала плечами, лишь через пару мгновений придя в себя и мысленно охнув на своё безобразное поведение.

– Он спрашивал меня о том, когда мы поженимся. Но ведь мы только два месяца как обручены… – смущенно улыбнувшись и потупив взгляд, девушка продолжила выяснять то, что интересовало именно её. – Странные они. Меня не оставляет странное чувство, что они не люди… а вы знакомы?

– Немного. Дениро-сэш уже третий раз приезжает в наше государство в составе посольства и именно он является старшим послом с полномочиями подписи. Да, ты права, они не люди.

– А кто?

– К сожалению, я не могу ответить тебе на этот вопрос… С одной стороны считается, что они всё-таки люди, только немного измененные пустыней и тяжелыми условиями прошлого, с другой стороны нашими службами зафиксировано столько много спорных моментов… – прервавшись на полуслове, когда к их паре решили подойти знакомые лорды, тут же приветливо им улыбнулся.

Как обычно завязался серьезный мужской разговор, в котором для Сэнди отводилась роль немого приложения. Красивого, очаровательного, обаятельного, но тем не менее, немого украшения разговора.

Как же не вовремя!

Мысленно досадуя на то, что скорее всего так и не услышит продолжения весьма интересного рассказа о загадочных послах далекого Туманного Континента, внешне Сэнди была безупречно приветлива и вежлива, лишь иногда нервно вздрагивая, когда нет-нет, да и ловила не себе взгляды то посла, то принцессы.

Вот только если Дениро-сэш посылал ей неприкрыто восхищенные взгляды, кажется слыша каждое её слово и фразу, произнесенную даже шепотом (и это с расстояния в тридцать метров!), то принцесса, будь её воля, уничтожила бы её самой мучительной из смертей.

Несправедливо. Неужели она не понимает, что её судьба решена не Сэндирой? Почему так много злобы? Так много дикой ярости? Так много жестокости?

Какая же она глупая.

Почему глупая? А была бы умной – давно бы поняла, что своим поведением сама роет себе могилу. Ни один мужчина (настоящий мужчина) не потерпит подобного к себе отношения. И если Скай просто игнорирует любые её попытки привлечь его внимание, то уж неведомый жених точно запрет её где-нибудь в дальних покоях, сделав супругой лишь формально.

Хм, интересно, а правду говорят, что они многоженцы?

Заинтересованно прислушавшись, когда одна из женщин наконец задала именно этот вопрос, поняла что не её одну мучают многочисленные вопросы о том, кем же на самом деле являются загадочные улыбчивые послы.

– Довольно нескромный вопрос, леди. – один из послов, но не Дениро-сэш, который в это время о чем-то переговаривался с императором, стоял достаточно недалеко и поэтому Сэнди слышала каждое слово его ответа. – Впрочем, я вам отвечу. Да, мы можем брать в жены не одну женщину, а несколько. Однако мы всегда должны отдавать себе отчет в том, что жена – это не просто смена статуса женщины. Жена – это прежде всего любимая; та, кто любит; та, кто родит тебе дитя; та, кто желанна и любима. Кроме того далеко не каждый мужчина нашего народа может позволить себе иметь не одну жену – существуют законы и традиции, согласно которым мы обязаны обеспечить каждую из них так, чтобы она не нуждалась ни в чем. Мужчина, у которого не хватает средств, не вправе жениться даже на одной.

– А разводы?

– Разводы? – удивленно обернувшись к другой леди, посол удивленно наклонил голову. – О чем вы говорите, леди? Это немыслимо! Что ты тогда за мужчина, если твоя женщина, либо ты сам хотите развода?

Оу… Озадаченно покачав головой, хотя сама была мысленно согласна с логикой посла, тихонько вздохнула. Если бы так думали все…

– Не устала?

– Нет, совсем нет. – моментально улыбнувшись и подняв лицо, чтобы Скай сам убедился, что в её глазах и на лице нет усталости, предложила, чтобы развеяться. – Давай потанцуем? Такой прелестный вечер…

– Да, ты права. – тут же признав, что сегодня он непозволительно равнодушен к невесте, мужчина кивнул собеседникам и повел невесту в центр зала, чтобы уже там закружить её в романтичном медленном вальсе. – Прости, что сегодня уделяю тебе мало внимания.

– Ничего страшного, я прекрасно понимаю, что за эти два дня вам необходимо решить с послами как можно больше вопросов. – широко и безмятежно улыбаясь, Сэнди доверчиво позволяла вести себя в танце, нисколько не сомневаясь в умениях жениха. Уж это он умел безукоризненно, впрочем как и всё остальное, что его интересовало. – В начале вечера ты упомянул о том, что наши гости не совсем люди. Знаешь, я заметила у послов клыки… это нормально?

– Да, как ни странно, но это норма у их сословия. Наверняка ты заметила, что они различаются – четверо из них, кто в изумрудном, по нашим меркам лорды, а пятеро, кто в коричневом, воины.

– Да, заметила. Но сословия? Что это значит?

– Это значит, что в их краю проживают как минимум три расы условно людей. Лорды, воины и простолюдины. К сожалению, я не могу рассказать тебе о них многого, но я точно знаю, что все без исключения лорды – маги, склонные к морфизму. – отметив немое непонимание в глазах невесты, Скай тут же благосклонно пояснил. – Они частичные оборотни, причем с уклоном в змеиную составляющую.

– О… как необычно.

Да уж. Вообще жуть!


Глава 6

– Это был удивительный вечер. – уже стоя в дверях своей спальни, Сэнди сияла так, что Скай на пару мгновений остро пожалел о своих планах… но… на кону была судьба страны.

– Ты – самое удивительное, что было на нём. – ласковая улыбка, но в его глазах нет того самого отклика, что подтвердит его слова. – Спокойной ночи, милая. Выспись сегодня получше, потому что завтра будет длинный день. И ночь.

– И ночь… она будет волшебной, правда?

– Правда. – поцелуй в щеку и он торопливо уходит, чтобы она не увидела в глубине его глаз то, чего ей видеть не стоило.

Глупенький. Ты можешь попытаться, но духи видят намного больше обычных людей. Вот и Сэнди увидела, что Скай уже всё решил и распланировал, причем то, что узнай она – ей не понравится. Нет, она не знала, что именно он запланировал, но кое-какие предположения были.

Так, раздеться, умыться… лечь…

А вот и время пришло. Её время. Четыре ночи, вряд ли кто-то ещё не спит.

– Маленькая, не окажешь мне небольшую услугу? – переодевшись в удобную дорожную одежду, прибрав волосы под косынку, натянув перчатки и сунув в карман заранее написанную записку, Сэнди присела перед камином, где сладко посапывала Янта. – Да, именно туда. Умничка, моя…

Шаг… и возле камина, да и в самом камине больше никого. В камине городского дома никого. Зато в камине поместья… Да, там, где тлели вечерние угольки, в жаркой печи кухни, появились две тени. Одна была маленькой и хвостатой, тут же дунувшей на угольки и разжегшей их, чтобы суметь вернуться обратно, а вторая была чуть больше, проворно спрыгнув на пол и отряхнувшись, чтобы тут же поторопиться в сторону оружейных комнат.

Она, конечно, может ошибаться и Скай совсем не хочет ей навредить, тогда она естественно вернет всё на свои места. Но… она редко ошибается в людях. Ну, и если уж на то пошло, то и в нелюдях. А посему…

Тонкая тень пробежала по коридорам поместья, не потревожив ни одно охранное плетение и уже совсем скоро открывая дверь комнаты, где на стенах висели бесценные экземпляры холодного оружия эпохи Сратош. Именно кинжалы сай. Именно два тонких изящных клинка, которые уже следующей ночью официально станут её собственностью.

Ласково улыбнувшись кинжалам, девушка бережно сняла их со стены и сразу же убрала в пространственную складку, взамен вынув из неё короткое послание и приколов булавкой точно на место кинжалов.

А теперь обратно. Быстро-быстро обратно, потому что у неё еще очень много дел. Каких? Например, сумку собрать, ну и конечно же – успеть поспать, ну или хотя бы сделать вид, что поспала.

– Отдыхай, Янта, завтра у нас будет очень длинный день. – Уже выходя из камина в своих покоях, Сэнди погладила свою питомицу по спинке, вызвав у ящерки довольное урчание. Скинув одежду и тут же убрав и её и кое-что ещё в пространственную складку, песчинка нырнула обратно в постель и широко зевнув, моментально уснула. – Сладких снов, милая.


Скай же уснуть не мог. Слова посла, ненавидящие взгляды Динейры, и больше всего невинность и наивность Сэндиры не давали ему покоя. Если раньше, когда они с Данилианом разрабатывали этот безупречный со всех сторон план, у него ещё была надежда на благополучный исход мероприятия, то сейчас шансы Сэндиры остаться в живых стремительно падали, день за днем уходя в ноль.

Он не желает!

Он не имеет права…

Не выдержав и сорвавшись, стремительно взлетел на третий этаж, но перед дверями спальни Сэндиры застыл в нерешительности. Что он делает? Что он ей скажет? Прости, так получилось? Точнее получится…

Нет.

Он не имеет права.

Зажмурился и сжал руки в кулаки, а затем развернулся и отправился обратно, вниз. Он просто не имеет права.


– Доброе утро, госпожа. – прислуга, прекрасно осведомленная, какой сегодня праздник и чем именно будут заняты господа весь день и большую часть ночи, не торопилась будить гостью, дав ей время выспаться. Впрочем, к безмерному удивлению Лилы, госпожа уже не спала, причем не просто не спала, а уже была одета и даже заплетена. – Зря вы так рано встали…

– Рано? Лила, уже полдень. – устроившись на софе и старательно перечитывая справочник по Туманному Континенту, что ещё пару часов назад нашла в библиотеке лорда, Сэндира словно невзначай поинтересовалась. – Скажи, а лорд Скайнрид уже встал?

– Да, лорд встал сегодня необычайно рано. – всё с тем же осуждением покачав головой, Лила проворно взялась за утреннюю уборку комнаты. Постель прибрать, шторы раздвинуть… критичным взглядом пройтись по прическе госпожи и прикинуть, что для домашней она вполне пригодна, но вот вечером она обязательно приложит все свои старания.

– Он дома?

– О, нет. Уже куда-то ушел. А что? Вы что-то хотели?

– Нет, ничего особенного… – тайно усмехнувшись своим мыслям, Сэнди вновь углубилась в изучение справочника. Боится. А чего собственно боится? Ведь сегодня нерабочий день. Куда же ты ушел, лишь бы я не увидела сожалеющих ноток в твоем взгляде? И о чем можно сожалеть так сильно, чтобы ты не мог этого скрыть?

Впрочем, именно эти мысли занимали песчинку поскольку постольку, ей было чем заняться. Например, прикинуть, что кое-что из подаренных украшений ей нравится настолько, что она и их прихватит с собой. И вот эти брючки также очень удобны, а вот это платье… нет, она не в силах с ним расстаться. К тому же, если ей придется уйти, то вряд ли это будет носить кто-то другой.

Неторопливо перебирая гардероб, успевший за два с половиной месяца разрастить настолько, что изъятые вещи попросту терялись на фоне внушительного великолепия, Сэнди не стеснялась и брала всё, на что благосклонно падал её привередливый взгляд. Жизнь длинная, может что и пригодится.

Споро закончив к раннему вечеру, Сэнди без пререканий уступила своё тело в проворные и знающие руки Лилы. Ароматная ванна, легкий массаж, новый праздничный маникюр, педикюр, макияж… Отрешившись, Сэнди получала от процедур максимальное удовольствие, прекрасно понимая, что это возможно последний массаж на недели вперед. Судя по скудным данным справочника на Туманном Континенте процветал довольно серьезный шовинизм, проповедующий то, что женщина по сути существо слабое и беззащитное, так что кто успел, тот и муж.

Хм. Вот только почему ей кажется, что справочник лжет? Ведь слова посла звучали совсем по-другому. Согласно им, женщина была не то, чтобы полноценным членом общества, но к её мнению всё же прислушивались. А вот справочник утверждал иное. Кстати, какого года издания справочник? Ну, вот! Конечно! Ей бы ещё трехсотлетний подсунули! Конечно же за сто пятьдесят лет всё могло кардинально измениться!

Или нет?

Зародившиеся сомнения пустили в душу ростки неуверенности, но стоило Сэндире взглянуть на себя в зеркало, где Лила наносила последние штрихи броского вечернего макияжа, как всю неуверенность, как рукой сняло.

После такого она точно с ним не останется.

Выразив своё мнение по поводу своего внешнего вида лишь тем, что на секунду недовольно поджала губы, в следующее мгновение Сэнди ласково улыбалась отражению Ская, в первый раз за день заглянувшего в её покои.

– У тебя были дела? Я так соскучилась…

– Прости. Дела. – не торопясь смотреть невесте в глаза, лорд внимательным взглядом прошелся по ее платью, прическе, макияжу, фигуре… – Ты великолепна.

Дождавшись, когда Лила нанесет последние завершающие штрихи и прикрепит маску, нанеся по её периметру тонким слоем магический клей, который через шесть часов растворится сам, Скай подал своей невесте руку, приглашая спуститься вниз, так как время отправляться на Императорский карнавал неумолимо приближалось.

– Ты тоже. – принципиально не замечая некоторой отстраненности мужчины, Сэнди лучилась счастьем и нетерпением. А как иначе? Ведь это такое невероятное событие! Карнавал! Во дворце!!! – Ты такой таинственный и загадочный в этом черном фраке и маске… мы как день и ночь, как свет и тьма, как невинность и искушенность. Верно?

– М? – с трудом вынырнув из своих размышлений, Скай неуверенно кивнул. – Да-да…

Да-да. Милый, ты хоть слышал, что я сказала? Позволив себе мимолетную иронию, Сэнди снова сосредоточилась на дороге, отмечая празднично наряженные улицы и веселье, перетекающее о дома к дому. Городской карнавал начнется совсем скоро, но уже сейчас по улицам гуляли феи и арлекины, кошечки и птички, бравые воины и невинные нимфы.

Интересно, кто она?

А еще интересней, кем будет принцесса и Император?

Ох, Великая пустыня!!!

Едва не споткнувшись на входе в шикарно наряженный бальный зал, Санди позволила себе лишь короткую истеричную усмешку. На императорском троне сидел и приветствовал гостей белоснежный император, а рядом…

Интересно, и какой должна быть моя реакция, Скай? Не подскажешь?

– Как неловко… – прошептав тихо, но так, чтобы Скай точно её услышал, Сэнди продолжила. – Дорогой, мне кажется, лучше будет уйти.

– Что?

– Посмотри на принцессу…

– О, демоны! – выругавшись, словно только что увидел (и узнал), лорд с сомнением протянул: – Милая, мы не имеем права уйти. Но если ты боишься, что император нас неправильно поймет, то ты не права. Намного хуже будет, если мы уйдем, так и не засвидетельствовав ему свое почтение.

– Ты думаешь?

– Я уверен. Не переживай, хоть ваши платья и похожи немного, но даже издалека вас не спутать.

Немного? Это ты называешь немного??? Да они как сиамские близнецы, отличающиеся лишь цветом волос, глаз, да выражением лица.

Ох, уж это выражение лица принцессы… хорошо, что взглядом нельзя уничтожить. Кстати этот крой и этот цвет самой Сэнди идет намного больше, чем Динейре.

Интересно, когда она её убьет?

Всеми доступными чувствами ощущая жгучую ненависть брюнетки, уже начинающую зашкаливать за допустимые для обычных людей пределы, внешне Сэнди оставалась крайне смущенной и даже немного потерянной. Ведь чем ближе они подходили к трону, тем больше гостей обращало внимание на их изумительное сходство. Принцесса и послушница, Динейра и Сэндира, ненависть и кротость.

– Моё почтение… – склонив голову, Скайнрид задержался у трона лишь на секунду дольше допустимого, чтобы отметить уже в сторону принцессы. – Ваше Высочество, вы сегодня необычайно бледны… вам нездоровится?

– Нет. Всё в порядке. – найдя в себе силы не шипеть, а ответить достаточно нейтрально, Динейра, тем не менее, не удержалась от шпильки. – Скай, а твоя невеста в курсе, что приходить на бал в том же, что и принцессы – дурной тон?

– Моя невеста всего лишь выполнила мою просьбу. – неожиданно широко улыбнувшись и опустив руку Сэндире на талию, лишь обозначив объятие, продолжил. – Невинность так прекрасна в белоснежном… – и уже совсем едва слышно закончил, что даже Сэнди его с трудом расслышала. – Впрочем, тебе этого не знать.

Потянув Сэнди за собой, чтобы уступить место другим лордам и леди, Скай преднамеренно не смотревсё ВСЁ расслышала!

«Мразь! Подонок! Выродок! УНИЧТОЖУ!!!»

Неосознанно поймав яркую мысль принцессы, Сэнди была искренне рада, что они отошли от трона и продолжают отходить. Находиться рядом с неадекватной ведьмой… нет, это выше её понимания. Зачем он её злит? Преднамеренно! Специально! Словно добиваясь того, что она ударит…

Первой?

Так. Стоп.

Первое: Динейра Темная ведьма, теперь Сэнди чуяла это так точно, словно принцесса уже начала плести вязь заклинания.

Второе: ей просто жизненно необходимо скинуть злобу, за эти месяцы выросшую до таких пределов, что становится страшно за дворец и его гостей.

Третье: а на кого?

На неё, на Сэндиру.

А почему?

Нет, понятно, что её участь предрешена с момента помолвки, непонятно другое – неужели у них не было иного варианта? Неужели эта комбинация создана для того чтобы не случилось чего похуже? А что могло случиться?

Хм…

Ах, да! Покушения на Ская и самого императора! Неужели за ними стоит Динейра? Но если Скай и император в курсе… или не в курсе?

Нет, она не понимает.

Ладно, начнем заново…

Кружась в очередном танце и ласково улыбаясь отстраненному жениху, Сэнди всё размышляла о своем.

Возьмем за аксиому тот факт, что в покушениях виновата принцесса, а император и Скай в курсе. Тогда не совсем понятно другое – они планомерно переключают внимание и ненависть Динейры с мужчин на Сэндиру. То есть именно Сэнди должна стать той, на кого обрушится вся сила Темной ведьмы.

Верно?

Глупо как-то…

А как же посольство и будущий муж?

Ох, Великая пустыня! Да всё верно! Они же изучала это в Академии. Если (когда!) Темная ведьма выплеснет всю свою ярость, то некоторое (довольно продолжительное) время она будет беспомощнее младенца, а если она будет настолько глупа, что выплеснет не только ярость, но и пожертвует ради смертельного заклинания частичкой души, то она больше никогда не сможет зажечь даже самый маленький светляк.

Неужели это их цель? Нейтрализованная принцесса ценой жизни другой девушки?

Какая-то мерзкая цель…

Или она снова не права в своих выводах? Что ж, осталось не так много времени. Совсем скоро Сэнди узнает об этом лично, уж это её интуиция нашептывает четко.

– Прелестнейшая… – неизвестно на что ориентирующийся в безликой толпе, посол Дениро-сэш, не изменивший своему вчерашнему одеянию, лишь надевший оранжевую полумаску, уверенно подошел к паре, минут сорок спустя отошедшей к многочисленным столам с закусками, чтобы дать отдых ногам. – Моё искреннее восхищение! Вы великолепны! Лорд Скайнрид, я завидую вам и не боюсь в этом признаться. Позвольте в последний раз перед уходом в родные края насладиться танцем с вашей невестой.

Вновь выражаясь столь витиевато и улыбаясь невероятно широко, что отказать ему было бы верхом неучтивости, уже через минуту посол уверенно вел белоснежную нимфу на другой край бального зала, впрочем, выполняя маневры настолько естественно и непринужденно, что Сэндира моментально восхитилась исполнением.

Но что ему нужно?

– Ваш жених глуп…

– Что, простите? – подняв озадаченный взгляд вверх, девушка недоуменно сморгнула.

– Скай глупец, если думает, что мы ничего не знаем.

– О чем?

– О принцессе и её пороках. – внимательно вглядываясь в искренне непонимающие, по-детски обиженные глаза девушки, посол мысленно чертыхнулся. Кажется это дитя не в курсе, что жить ей остается считанные часы…

– О принцессе? Разве у принцессы есть пороки? Зачем вы говорите подобные гадости?! – попытавшись оттолкнуть мужчину, ничего не добилась. Лишь крепче сжалась рука на её талии, да вторая уверенно стиснула ладонь. – Отпустите!

– Не нервничайте, не стоит. Знаете, вы, наверное… – внимательно всматриваясь в хмурые серые глаза, начинающие злиться, а не паниковать (обычно в таких ситуациях нормальные девушки именно паниковали), посол задумчиво продолжил: – Да, наверное, так будет правильно. Скажите, вы никогда не думали о замужестве за более достойного мужчину?

– Ваши намеки гадки. – зло сузив глаза, девушка тихо, но настойчиво прошептала: – Как вы смеете, говорить мне подобное? Как вы смеете обвинять моего жениха? Как вы с-с-смеете обвинять нашу принцессу?!

– Может потому, что знаю об истинном положении дел? Ваш жених не любит вас, милое, но глупое дитя. Ведь любящий мужчина никогда бы не позволил подставить свою женщину под удар, верно?

– Вы мне противны.

– Смерть от проклятия впавшей в безумие Тёмной ведьмы вам милее?

– Что? – отшатнувшись, недоверчиво переспросила, мысленно досадуя, что этот танец всё никак не кончался. Их там заело что ли??? – О чем вы говорите?

– Не могу поверить, что вы не заметили. Принцесса Динейра к вам неравнодушна. Причем до такой степени, что не против выместить всю накопленную злобу на вас. Неужели вы это не видите?

– Вы лжете!

А с чего, простите, такая милость?

– Нисколько. Или вы хотите доказательств? – испытующе шаря взглядом по милому личику девушки, посол всё больше убеждался, что она лишь ширма. Пешка, которой уготована смерть. Ну, уж нет! Такими девушками их народ не разбрасывается!


– Ну, как?

– Он рядом с ней.

– Её реакция?

– Кажется, его это мало волнует. И судя по отголоскам эмоций, он уже готов. Если он продолжит в том же духе, то это будет всё-таки план «А».

– Хорошо. – короткая пауза… – Жалеешь?

– Да.

– Прости…

– Нет. Не говори. Я сам виноват. Надо было найти другую.

– Другая бы не справилась.

– Другую я бы не жалел…


– Я хочу, чтобы вы отвели меня к жениху. – процедив ещё злее, чем всё предыдущее, Сэндира выглядела крайне раздраженной.

– А вы упрямы. Почему вы мне не верите?

– А я должна верить голословным обвинениям? – вздернув подбородок, девушка не отводила недовольного взгляда, даже тогда, когда зрачок мужчины стал по-змеиному вертикальным. – И вы не запугаете меня, Скай рассказал, что вы маг-метаморф.

– А что ещё рассказал тебе Скай, прелестная Сэндира? – странно усмехнувшись, посол закружил девушку чуть резче, чем бы ей хотелось и в следующее мгновение они уже находились за пределами бального зала.

– Как… что вы себе позволяете??? – задохнувшись от возмущения, когда её уверенно потянули за руку, уводя всё дальше от веселящихся придворных, Сэнди не могла ничего противопоставить грубой мужской силе. Он шел, абсолютно не замечая её попыток вырваться.

Вот только когда она наконец перевела взгляд с его руки на его лицо, то побледнела не в шутку, а всерьез.

За руку её тащил не кто иной, как… Скай. Одежды были ещё цветными, но и они теряли свою яркость, постепенно превращаясь в черный костюм Ская, тюрбан пропал и его заменили распущенные светлые волосы Ская, лишь усмешка… когда он обернулся, чтобы посмотреть на помертвевшую девушку, была не Ская.

– И с удовольствием позволю себе больше, когда ты станешь моей женой, прелестный цветочек.

– Как… вы… кто…

– Всё очень просто. Всё очень просто… – усмехнувшись себе под нос и продолжая уверенно идти в одном ему известном направлении, посол (а посол ли???) шел совсем недолго, свернув в боковую галерею и совсем скоро выйдя в дворцовый парк, где также веселились гости, но уже совсем не в том количестве, что в самом дворце. – Не нервничай, красавица, совсем скоро я докажу тебе, что прав именно я.

– В чем??? – с трудом не срываясь в истерику, девушка чувствовала странное тепло, исходящее из его пальцев, цепко державших её запястье, отчего любая мысль о сопротивлении уходила на нет. – Вы меня пугаете…

– Я тебя спасаю, глупая.

– От чего?

– От смерти. – и столько уверенности было в его ответе, что Сэндира предпочла согласиться. Ведь совсем не достоверно будет выглядеть её непонимание и неприятие, когда ей так серьезно намекают на скорую гибель.

– Но… почему… почему я?

– Ты всего лишь наживка. – ответив с некоторым сожалением, мужчина уверенно шел дальше, огибая отдыхающих и танцующих гостей. – Я весьма удивлен, что их совести хватило найти столь юное и неискушенное дитя.

– Наживка? Для чего?

– Для кого. Для принцессы, цветочек. Или ты не слышала о том, что Тёмные ведьмы не прощают унижения?

– Унижения? Я никого не унижала?

– Ты так думаешь? – наконец устроившись на одной из лавочек, во множестве расположенных по густым кустам парка, посол уверенно усадил окончательно потерявшую волю девушку к себе на колени и прижал так крепко, что это вышло за рамки любых приличий. – Девушка, посмевшая стать невестой того, кого она хочет себе? Девушка, посмевшая в течение двух с лишним месяцев жить в его доме? Девушка, набравшаяся наглости надеть абсолютно идентичное платье на самый главный праздник в году? Будь я на её месте – я бы тебя убил только за это.

– Меня? Убить?

Когда Сэндира несколько раз быстро сморгнула, мужчина понял, что ещё немного и она расплачется. Нет! Только не сейчас!

– Успокойся… – прижав белоснежное невинное создание к себе и устроив её головку у себя на плече, мужчина бережно погладил её по спине. – Никто не причинит тебе вреда, я обещаю. Никто. И никогда.

– Но зачем… зачем вы это делаете… – старательно прощупывая незнакомое влияние чужеродной магии, Сэнди хмуро констатировала, что с подобным она ещё никогда не сталкивалась и не было в ней уверенности, что в случае крайней необходимости она справится со столь сильным внушением, не позволяющим проявить волю.

– Может затем, что я хочу нормальную жену, а не Тёмную стерву?

– Вы? – сдавленно охнув от его оговорки (а оговорки ли?), Сэнди судорожно соображала, во что ей выльется затея Ская и императора.

Ведь подобный поворот дел не мог обойтись без их участия. И она глупая поверила! Да чтобы право подписи имел посол? Да чтобы жених не пришел за будущей женой лично?

– Я. Именно я, цветочек. – приподняв подбородок девушки и уверенно заглянув в самую глубину обескураженных серых глаз, мужчина кивнул. – Именно я.

И поцеловал.

Сначала нежно. Бережно. Словно пробуя на вкус и ожидая, что в любой момент начнется сопротивление и он схлопочет как минимум пощечину. Момент всё не наставал и давление губ стало сильнее. Они уже уверенно завоевывали территорию, которая капитулировала сантиметр за сантиметром. Секунда за секундой…

– Ненавижу!!!

Не успев даже охнуть, когда их пару окутало смертельное пламя, в мгновение ока уничтожившее и кусты и лавочку, на которой они сидели, но не причинившее им ни малейшего вреда из-за изумрудного сияния, их окутавшего, Сэнди успела лишь отметить дикие глаза Динейры, стоящей всего в паре метров от них, а затем то, как она опустошенная упала в обморок.

Нервный взгляд на мужчину, постепенно возвращающему себе внешность и одежду посла, а затем…

Нет, к такому она не была готова! Пожалуй, будет уместным покинуть благородного спасителя, путём банального побега.

– Кто же вы?

– Я? Твой будущий муж.

– Нет. – жутким усилием воли содрав пелену подчинения, песчинка оттолкнула от себя мужчину и попятилась назад. Назад… туда, где слышались крики перепуганных гостей…

– Сэнди?

– Не подходите ко мне! Вы монстр! Вы чу… чудовище!!! – наконец завизжав и что есть мочи бросившись на звуки приближающейся толпы, девушка уверенно бежала туда, где по всем прогнозам должен был находиться настоящий Скай.

Милый… какая же ты сволочь!

Теперь всё встало на свои места. Окончательно. Жаль лишь, что предъявить ему нечего. Или, если подумать…


Глава 7

Не сразу осознав, что девушка сумела скинуть подчинение и теперь весьма успешно убегает, уже через несколько секунд Владыка пустынь рванул следом, но тут же выругался и моментально сдал назад. Он не успевал. Она бежала слишком быстро, он чувствовал, что она уже слишком далеко и он не успеет её догнать до того, как она выбежит к гостям…

Дерьмо!

Торопливо вернувшись назад и без видимых усилий потушив тлеющие останки кустов и лавочки, мужчина небрежно закинул бессознательную принцессу на плечо и, накинув на неё морок невидимости, поторопился немного левее, чтобы миновать всех тех, кто уже достаточно проворно приближался к месту столкновения двух стихий. Магии Смерти и Магии Жизни.

К сожалению эту… м-м-м… женщину ему забрать придется. Все предварительные договора подписаны, все необходимые юридические нюансы оговорены, так что ему просто нельзя не выполнить свои обязательства. А то, что невеста оказалась с чревоточинкой… так это из области несущественного.

К сожалению.

Но ведь никто не говорил, что он согласиться на неё одну, верно? Что же ты за таинственная загадка, юное невинное дитя? Как ты сумела завладеть всеми его мыслями и помыслами? И как, пустыня этот континент побери, ты смогла (посмела?!) воспротивиться воле Владыки пустыни???


Пробежав ровно столько, сколько хватило для осознания факта, что он её не преследует, Сэнди проворно юркнула в ближайшие кусты, чтобы уже там отдышаться, пропустить бегущих на встречу «спасателей» и здраво подумать о том, что делать. А подумать требовалось.

Итак, всё то, ради чего затевалась это мнимая помолвка-блеф, свершилось. Принцесса обезврежена, причем настолько малой кровью, что это до сих пор кажется нереальным. Сэнди прекрасно распознала вид и структуру плетения – глупая Динейра вложила в смертельное проклятье намного больше, чем требовалось, и наверняка перегорела, став самой обычной человеческой девушкой.

А теперь многочисленные вопросы! Почему она оказалась столь глупа? Если честно, то у Сэндиры сложилось о ней немного иное впечатление – принцесса была злопамятна, но далеко не так импульсивна. Или и с ней мужчины провернули что-то такое, что заставило её вести себя так, а не иначе?

Также немаловажным оставался второй момент. Посол, который не посол. Владыка пустыни! Именно этот титул носил мужчина, являющийся правителем далекой жаркой страны.

Знал ли он о том, что к этому шагу его также подвели? Что это не его инициатива? Что Скай и император банальным образом сыграли на его благородстве?

А если бы этого самого благородства в мужчине было недостаточно? А если бы ему не приглянулась Сэнди? А если…

Да миллион если!

Нет, она восхищается Скаем! И в то же время разочарована… Прав Владыка – подставлять свою женщину – это низко и подло.

Так значит что? Всё просто – она не женщина Ская.

Превосходно!

Осталось донести эту мысль до самого лорда и всё – её путь на этом континенте завершен, причем настолько благополучно, что их дальнейшие действия уже больше её не интересуют. Контракт нарушен в части неразглашения его, как фарса, причем именно Скаем, а не ею, а это значит… здравствуй компенсация и прощай глупый лорд!

Ещё несколько раз прокрутив в голове итоги своих размышлений и не найдя в них ни единого изъяна, Сэндира ловко выбралась из кустов и оправив немного помявшееся и испачкавшееся платье, тут же привела его в порядок простейшим заклинанием чистоты и неторопливо отправилась обратно во дворец. До полуночи ещё целый час, не стоит попадаться на глаза дорогому жениху раньше времени.


– Данилиан. – найдя молодого императора именно там, где указал в послании, Владыка достаточно небрежно опустил свою бессознательную ношу на диван. Благо в личном кабинете императора тот был большим.

– Дениро… – отвернувшись от окна, из которого наблюдал за весельем приглашенных гостей, мужчина даже не взглянул на сестру. Вместо этого его взгляд упорно искал на лице зарубежного будущего родственника ответ совсем на другой вопрос. – Где Сэндира?

– Удивлен, что тебя это интересует.

– Меня интересует судьба абсолютно всех моих подданных.

– Девушка жива и невредима, если ты об этом.

– Рад слышать. – недовольно прищурившись, когда в глазах собеседника скользнуло ничем не прикрытое презрение, император не торопился оправдываться. – О чём ты хотел поговорить?

– О своей будущей жене.

– И что с Динейрой?

– С Динейрой? Нет, с ней всё по-прежнему. Её я заберу, не переживай, в моём дворце достаточно места, чтобы ближайшие десять лет я о ней не слышал. – прекрасно зная, что возражений со стороны Данилиана не последует, так как счастье сестры его волновало мало, намного меньше, чем истинная цена договора, Владыка продолжил, при этом переведя взгляд на Ская, также находящегося в кабинете, но пока беззвучно внимающего беседе правителей. – Я хочу уведомить вас о своих планах на Сэндиру. В принципе ваше мнение меня интересует мало, так как став спасителем её жизни, по нашим законам я становлюсь её пожизненным опекуном, так что… на ней ты не женишься, Ледяной Сай.


Не успев постучать в приоткрытую дверь кабинета, где по шепоткам придворных находились император и Скай, Сэндира где стояла, там и замерла. Она не ослышалась??? Да что он о себе возомнил?! Да не стал он её спасителем! Духам не страшен огонь, огонь может уничтожить лишь физическую оболочку, но никак не духа пустыни!

Мужланы!

– А что насчет согласия самой Сэндиры? – отстраненно отметив, как сух голос лорда, сама девушка лишь усмехнулась. Никто не любит, когда ему указывают, что он будет делать, а что нет. Даже если этого в планах не было в принципе.

– Я его получу, это уже не ваша забота. – неприятно поразившись ноткам превосходства в голосе посла, поморщилась. Нет, такого счастья ей и по контракту не надо! – И будет у меня одна жена официальная… а вторая любимая.

– Уй! – пискнув, когда дверь неожиданно распахнулась и уверенные мужские руки дернули её на себя, Сэнди лишь стиснула зубы, в следующее мгновение стукнув Владыку по рукам, крепко сжимающим её за плечи и прошипев. – Не смейте трогать чужую невесту, Дениро-сэш!

– Невесту? – со странной усмешкой развернув девушку лицом к сидящему Скаю, Владыка язвительно поинтересовался. – Она всё ещё твоя невеста? После того, как ты отправил её на смерть от руки своей бывшей любовницы?

– Скай??? – беспомощно охнув, когда мужчина не ответил сразу, лишь отведя взгляд от девушки, Сэндира обескуражено распахнула глаза, в которых тут же начала накапливаться влага. Удобное умение – плакать по желанию. Очень удобное. – Ты… но я же… это правда? Ты просил меня стать твоей невестой лишь поэтому? Только лишь для того, чтобы меня убила Динейра??? – ответа не было и девушка, стиснув кулачки, и уговаривая себя потерпеть ещё немного, потому что его честный ответ был тем самым необходимым ей завершающим штрихом, настойчиво выкрикнула, подавшись вперед, но Владыка держал крепко. – Скай! Отвечай, пустыня тебя побери!

– Это был весьма продуманный план… – ответив за лорда, император прямо встретил удивленный девичий взгляд. – Ты бы не пострадала в любом случае, мы предусмотрели абсолютно всё.

– Так это правда… – казалось девушка потухла, таким безжизненным и пустым стал её взгляд, так горько поникли её плечики и так печален был её тихий голос. – Что ж, я знала, что эта сказка не продлится долго. Впрочем… – неожиданно язвительный взгляд в сторону уже бывшего жениха и звонкое ироничное продолжение, от которого все без исключения присутствующие потеряли дар речи. – С тебя компенсация, дорогой. Впрочем, можешь не утруждаться, я уже сама взяла всё то, что приглянулось мне больше всего. Не пейте много мальчики, прощайте.

Без усилий вывернувшись из ослабшего захвата Владыки, Сэндира послала ему воздушный поцелуй, а в следующее мгновение о её присутствии напоминал лишь легкий ветерок, в три секунды унесший немногочисленные белоснежные песчинки в самовольно распахнувшееся настежь окно.

– Что… это… было??? – пришедший в себя первым, император рванул за беглянкой, но было уже безнадежно поздно.

– Легенда… – с трудом нашарив за спиной стену и тут же на неё оперевшись, Владыка не мог поверить своим глазам и чувствам. – Вы… идиоты!!!

– Мы идиоты. – Скай, последние несколько минут, не находящий себе места от слишком позднего раскаяния, лишь уныло кивнул, а затем тихо повторил. – Да, я идиот. Дан, я в отпуск. Бессрочный. Понадоблюсь – ищи в поместье. – И совсем уж шепотом, словно лишь для себя, добавил: – Там у меня очень большой и комфортный винный погреб…


Легенда? Ой, как интересно! Неужели ты знаешь обо мне больше, чем местные? Не став улетать далеко, вместо этого удобно устроившись на соседнем карнизе, девушка навострила ушки.

– Легенда? О чем ты? – император, перенесший странное исчезновение неправильной девушки намного легче остальных, настойчиво повторил вопрос: – Что за легенда?

– О духах пустыни. О девушках, для которых нет преград и привязанностей. О тех, кто может стать как наградой, так и проклятьем. Они живут в пустынях – это их дом, это их колыбель. Люди для них никто. Игрушки. Средство от скуки… – зажмурившись и черта за чертой воссоздавая перед глазами милое девичье личико с невероятно мягкими серыми глазами и ласковой улыбкой, Владыка коротко закончил. – Лишь искренне полюбив того, кто их достоин, песчинки становятся человечными и дарят себя мужу целиком, без остатка. Судя по всему… из нас её не достоин никто.

Верно. Верно говоришь, Дениро-сэш. Тонко улыбнувшись и подняв личико навстречу полной луне, песчинка недовольно вздохнула, когда из комнаты донесли звуки, оповещающие уход всех присутствующих. Нет, ну почему он рассказал им так мало? А где они живут? В каких пустынях? Как их найти? Дружат ли они между собой? И почему только девушки??? Неужели она так никогда и не найдет своих родителей?

Что ж… снова сама.

Когда там уже полночь?

А полночь близилась… Ещё загодя предусмотрительно разузнав, что отправляться на родину послы будут из центральной телепортационной башни, Сэндира заранее заняла выгодную позицию на крыше, пробравшись на неё столь юрко и незаметно, что ни один страж не почуял подвоха, когда со стороны дворца прилетел теплый ласковый ветерок и игриво пробежавшись по суровым лицам воинов, добился легкой улыбки у всех без исключения. Песчинкам нравилось, когда люди улыбались.

О, а вот и делегация.

Расположившись на одной из внутренних балок, что поддерживали высокую крышу здания, девушка без интереса отметила наличие девятерых послов, до сих пор бессознательной принцессы, императора и его трех спутников, одним из которых был весьма хмурый Скай. А что такое? Не дали уйти в запой? Бедненький…

– Этот карнавал запомнится мне надолго, ты умеешь устраивать праздники. – распрощавшись с повелителем этой страны довольно дружелюбным тоном, Владыка, тем не менее, не удержался от язвительного замечания: – Надеюсь, тебе с супругой повезет намного больше, чем мне.

– Надейся. – ответив в том же тоне, император всё же довольно доброжелательно пожал Владыке руку и сделал шаг назад, чтобы дворцовые маги без помех активировали арку телепорта. – Удачи.

Пора!

Дождавшись потустороннего мерцания арки, заполнившейся густым содержимым, напоминающим мыльный раствор, Сэнди уже на последних секундах мерцания, тогда, когда уже все гости покинули центральную площадку, уйдя домой, проворно спрыгнула с балки с высоты более семи метров и под дружных «ох!» провожающих, умело юркнула последней пассажиркой.

– Сэндира! – попытка рвануть следом, но телепорт гаснет у лорда буквально перед носом. – Сэнди!!!

– Да, кажется, она действительно на тебя обиделась… – не зная, что сказать ещё и как поддержать друга, Император лишь пару раз хлопнул его по плечу, в ответ услышав низкое злобное рычание. – Только не говори, что запал.

– Отстань.

– Ну, твоё дело… впрочем, время подумать, как извиниться, у тебя есть. Целых четыре месяца.

Ведь только через четыре месяца появится возможность открыть телепорт туда, куда ушла она. Девушка-песчинка, ставшая… наверное всё-таки проклятьем для одного отдельно взятого ледяного лорда. Проклятием совести, которая как оказалось, у него всё-таки была.


А записку он нашел лишь спустя неделю, и то не сам.

– Господин… – лакей, не знающий как сообщить лорду дичайшую новость об ограблении, судорожно сглатывал каждые три секунды и мялся в дверях кабинета. Гонец с поместья приехал три минуты назад, но был настолько шокирован, что даже и не подумал сам явиться пред грозные очи лорда.

А очи в последнюю неделю были весьма грозными…

– Что?

– Тут… это… проблема…

– Лэнгор, четко и по существу. – даже не глянув на слугу, лорд что-то внимательно искал в фолиантах пятисотлетней давности. На днях по его запросу из Императорской библиотеки наконец-то кое-что нашли… но этого кое-чего было катастрофически мало.

– Вас ограбили. – втянув голову в плечи и зажмурившись, лакей ждал вспышки или хотя бы устного разноса, но когда через минуту не последовало ни того, ни другого, он рискнул открыть один глаз и продолжить, отмечая, что всё-таки сумел привлечь внимание господина. – Из поместья привезли записку, приколотую на место двух похищенных кинжалов. Вот.

– Какие именно кинжалы были похищены? Я так понимаю, свидетелей нет?

– Два кинжала эпохи Сратош. Нет, свидетелей похищения не было… – рывками передвигаясь по кабинету, лакей наконец положил маленький листок на стол и тут же ретировался обратно к дверям. – Только записка, приколотая к стене женской булавкой.

– Свободен. – потеряв к лакею интерес, сам Ледяной Сай внимательно, раз за разом вчитывался в короткое послание, состоящее всего лишь из двух предложений: «К сожалению, это самое ценное, что у тебя было. Не ищи ни меня, ни их – мы в расчете».

В расчете?

Сначала в нервном порыве смяв листок, через мгновение мужчина уже бережно расправлял его обратно, старательно утихомиривая бурю эмоций, всю эту неделю не позволяющих ему спокойно жить и работать, а сейчас всколыхнувшуюся с новой силой.

О, нет, милая. Мы не в расчете!


Не очень удачно выпрыгнув из телепортационной арки прямо в руки одному из воинов сопровождения, резво обернувшемуся на вопль Ледяного лорда, Сэндира тут же мило улыбнулась, даже не пытаясь вырваться из жесткого захвата.

– Доброй ночи, господа. Не подскажете, где мы?

– Сэндира? – в три шага сократив расстояние и взглядом приказав воину отпустить неожиданную попутчицу, Владыка старательно искал в безмятежно серых глаза одно ему ведомое. – Вы к нам… с какой целью?

– О, даже не думайте. – тщательно расправляя невидимые складочки карнавального платья, которое до сих пор не сняла, девушка беспечно пожала плечиками. – Я, так сказать, с исключительно туристическими намерениями. В общем, счастья вам в браке и всего хорошего.

Шаг в сторону, но на её пути моментально вырастает препятствие из остальных воинов сопровождения.

– М-м-м… Дениро-сэш, вы думаете, меня это остановит? – иронично приподняв бровь, при этом внимательно разглядывая суровые безэмоциональные лица, Сэндира позволила себе тонкую улыбку превосходства, что весьма озадачило остальных. Всех тех, кто не знал, кем является изящная незнакомка в весьма провокационном платье.

– Я знаю, что вас это не остановит, но может… вы согласитесь погостить в моем дворце некоторое время?

– Нет, боюсь, сейчас я не могу ответить на ваше предложение согласием. – едва заметно качнув головой, девушка сделала ещё шаг, но на этот раз ей никто не помешал. – Возможно когда-нибудь…

Воздушный поцелуй хмурому Владыке и легким шагом юной девушки, чья совесть не отягощена ничем абсолютно, выйти из центральной телепортационной башни незнакомой, но такой загадочной страны Туманного Континента.

Что ж, Агарания, будем знакомиться.


Глава 8

Три месяца спустя.

Поправив на голове белоснежный хиджаб (местный головной платок) с изящной ажурной вышивкой, который ей пришлось приобрести в первый же вечер, Сэнди откинулась на спинку стула столичного кафе, задумчиво помешивая тонкой маленькой ложечкой остывающий кофе.

К сожалению, кроме как в столице и паре самых крупных городов в этой стране делать было нечего. Если в Аштиассе, как красиво называлась местная столица, действительно уважали и обращались с женщинами, как с равными по статусу существами, то чем дальше в провинцию… тем больше самые обычные жители следовали традициям предков.

Да её три раза чуть в самом караване во вторые «любимые» жены не взяли! И кто? Да сами же караванщики!

Бред… нет, после третьего случая, наконец осознав простую истину, что незамужние симпатичные девушки детородного возраста в этих краях ценятся буквально всеми мужчинами детородного возраста, Сэндира сменила тактику. Теперь в городе она одевалась только лишь как замужняя!

При этом, увы, пришлось оставить мысль о путешествиях по стране и в целом континенту в физической оболочке. Так что весь второй и часть третьего месяца песчинка посвятила знакомству с пустыней в своем истинном виде, но… Как оказалось зря.

Она никого не нашла. Никого! Абсолютно!

Как так?

Согласно скудным данным жителей ближайших к пустыне деревень, что она краем уха услышала, пролетая мимо вечерних костров, где собирались старики и молодежь, внимательно слушающая этих стариков, песчаников никто не видел уже больше двух сотен лет. Они просто ушли.

Почему? Куда?

Знали это лишь самые древние старики, ещё в детстве услышав от своих стариков, что отправилось племя духов на поиски своей собственной родины. Той самой мифической родины, что являлась их истинным домом. К сожалению, ни одна пустыня Туманного Континента не являлась их домом.

Но куда они ушли, если и на том континенте, откуда пришла Сэндира, их не было?

Неужели…

Дикие Земли?

Те самые Дикие Земли, что были третьим, самым малым и нежилым континентом, располагающимся на юге меж двумя другими?

Ну, а ей как туда попасть? А если они ушли не туда? Всю жизнь провести в бесплотных поисках без уверенности, что найдет именно тех, кто ей нужен?

А нужен ли?

Ведь ни один из тех, кто мог считаться её родителем, сам не потрудился её найти. Так может и ей не стоит? Тем более буквально через два дня начнутся вступительные экзамены в местную Академию Магии и Искусств, где она сможет поучиться ближайший год, уже изнутри изучив довольно необычное общество местных условно людей.

А Дикие Земли… они от неё никуда не денутся и вполне успешно подождут ещё годик, за который она как раз узнает о них всё необходимое. И для путешествия, и для выживания в суровых условиях местности, которая по слухам вся была одной большой пустыней. Но ведь и слухи могут лгать, верно?


– Отчего грустит столь юное прекрасное создание? – подсев за столик Сэндиры, что было в местных краях вполне допустимо, мужчина, одетый в достаточно распространенную в этих краях многослойную длиннополую одежду путешественника, закрывающую практически всю фигуру и даже лицо, снял с головы никаш (мужской головной убор, защищающий путешественников от солнца, ветра и песка) и дружелюбно улыбнулся.

Лорд-ящер.

Лет двадцати трех, голубоглазый, с длинными каштановыми волосами, в которых кое-где мелькали бусины, согласно местным традициям защищающие от злых духов и недобрых взглядов и с широкой белозубой улыбкой, в которой явственно промелькнули две пары верхних клыков.

– Создание не грустит, оно планирует.

– Но что может планировать со столь хмурым лицом девушка, чей лик прекрасен настолько, что пленил моё сердце с первого взгляда?

– Сэшай (вежливое обращение к незнакомому мужчине), вам не кажется, что ваши комплименты неуместны той, что несвободна? – намекнув на свои одежды, обозначающие её статус замужней, ну или по крайней мере глубоко обрученной, что по местным законам было практически одно и то же, Сэнди мысленно вздохнула. Очередной столичный ловелас. Скольких ей уже пришлось отвадить, и сколько их ещё будет…

– Сэшани (вежливое обращение к девушке-женщине)! Вы разбиваете мне сердце! Неужели я опоздал? Скажите мне правду, скажите! Не томите мою захваченную вашими прелестными глазами в плен душу…

– Вы опоздали. – недовольно сморщив носик, когда этого незнакомцу показалось мало и он уже открыл рот, чтобы продолжить, Сэнди нашла взглядом хозяина кафе и с осуждением нахмурилась, что для достопочтимого Пыршанга оказалось достаточно и он тут же поторопился на помощь юной постоялице, уже вторую неделю снимающую у него освободившуюся дочкину комнатку на втором этаже.

Постоялица, не смотря на то, что у самого Пыршанга уже было три жены, ему очень нравилась. И нравом кротким, и личиком милым, да и заокеанскими кулинарными познаниями существенными, которыми она с удовольствием делилась с его любимыми женщинами. Нет, сам Пыршанг, уже уважаемый мужчина в возрасте, имеющий не только пятерых детей, но уже и троих внуков, прекрасно знал, кем является загадочная постоялица, ведь она открылась ему сразу, тем самым принеся в его дом бескрайнюю радость. Вадь само присутствие приветливого духа пустыни поблизости благословляло не только дом, оказавший ему гостеприимство, но и всех без исключения членов его семьи. И он уж точно не позволит высокопоставленным выскочкам испортить милой Сэнди настроение!

– Сэшай, не дело навязываться столь бессовестным образом. – степенным шагом приблизившись к дальнему столику, где любила по вечерам проводить время юная песчинка, хозяин достаточно весомым аргументом (животом) навис над молодым мужчиной. – Или не хватило вам воспитания отца, да заветов предков?

– Прошу прощения. – немного неестественно улыбнувшись, при этом с явным раздражением сверкнув глазами, на мгновение ставшими змеиными, мужчина поторопился встать и извиниться снова. – Лишь ваша неземная красота может стать оправданием моим словам и настойчивости, прелестная сэшани. Да будет счастлив ваш муж. А я… а я покину вас, ибо сердце мое разрывается от горя и безысходности.

Жуть какая!

Скептичным взглядом проводив мужчину до столика у самого выхода, где расположилась его компания, лишь после Сэнди поняла, что гостеприимный хозяин не отходит от её столика не просто так.

– Пыршанг-баши (обращение к старшему родственнику)? Что случилось?

– Пока ничего. – с шумным вздохом, предвещающим не самое приятное продолжение разговора, мужчина утроился на освободившийся стул. – Но вскоре может произойти. Заметила ли ты бусины в его волосах?

– Да.

– Все?

– Да. Он кто?

– Сефусс.

– Э? – не стесняясь своих пробелов в местных названиях племен, во множестве кочующих по пустыне и иногда заходящих в города, Сэнди неуверенно пожала плечиками. – И?

– Беспринципные они. Уж если понравилась, да заговорил – считай всё, решена твоя судьба.

– Даже с замужними???

– Некоторые даже с замужними. Уж больно коварны их методы, да принципы жизненные – больше всего лишь свою выгоду преследуют.

– Но это же подло! А как же заветы предков?

С отеческой улыбкой покачав головой, Пыршанг продолжил объяснение.

– Иными были их предки. Говорят, что у истоков племени именно духи пустыни стояли: сильные, смелые, вольные, но слишком уж к советам старших не прислушивающиеся. Вот и повелось, что и потомки тех бунтарей порой не только лишь на юных девушек засматриваются, а даже и на тех, чья судьба уже с мужем связана.

– Но есть же законы!

– Законы существуют для тех, кто пойман. А кто не пойман…

Тот не вор, это уж она знает.

– Спасибо за предупреждение, Пыршанг-баши. – благодарно улыбнувшись, девушка прикоснулась к руке добродушного главы семейства, к которому уже искренне привязалась. – Я буду ещё осторожнее, обещаю. – а взглянув в основной зал и улыбнувшись ещё шире, закончила: – А пока, пожалуй, я составлю компанию на кухне тетушкам, уж больно сегодня посетителей много. Не буду дразнить их больше, чем следует.

Нет, ну почему местные такие навязчивые???

Вот и сейчас, пока она шла всего каких-то десять метров от своего столика в направлении кухонных дверей, пять пар пронзительно голубых глаз проследили за каждым её шагом и лишь стоило ей скрыться за дверью, как многозначительно переглянулись, а самый молодой, да наглый (тот самый, что к ней подходил) ещё и ухмыльнулся. Сефусс нашел себе женщину.


Оставшийся вечер прошел мило и по-семейному. Сэндира помогала женщинам на кухне, с удовольствием слушая их рассказы о семье, детях и самых значимых традициях; женщины же не могли нарадоваться на прилежную и приветливую песчинку, у которой всё спорилось в руках; иногда забегающие ребятишки всё норовили засунуть свои любопытные носики в пышущую жаром печь, чей огонь с удовольствием поддерживала Янта, радующаяся переезду в жаркую сухую страну…

Как говорится, ничего не предвещало беды.

С удовольствием закончив домывать последний казан и устроив его на просушку, Сэнди поднялась к себе, чтобы снять пропитавшиеся запахами еды хиджаб и верхнее синее платье с серебряной знаковой вышивкой по вороту, рукавам и подолу и, оставшись лишь в нижнем тонком голубом платье выше колена, устроиться в кресле у открытого окна. Вдохнуть ароматы расцветающей сливы, улыбнуться шаловливому ветерку, пролетающему мимо и залетевшему в её комнату, чтобы поприветствовать юную родственницу…

И раздраженно нахмуриться на незнакомца, невероятным образом запрыгнувшего в её комнату.

– Ты прекрасна!

– Я знаю. А ты нагл. – без тени страха встретив жадный взгляд, моментально начавший путешествие по полупрозрачной ткани, мало что скрывающей, не повышая голоса, продолжила: – А теперь будь любезен уйти по-хорошему.

– Обязательно. Но лишь вместе с тобой, сиятельная! – рывок с желанием захватить и пленить, но Сэндира слишком проворна и успевает выскользнуть не только из кресла, но и из его рук. – Любишь поиграть, сэшани?

– Люблю жить по закону, сэшай. – отметив полностью змеиные зрачки и чуть увеличившиеся клыки, тут же вынула из пространственной складки кинжалы. Объявлять этому мужлану о своей сущности девушка не собиралась – слишком много чести для того, у кого этой чести нет.

Ничего-ничего, с ним она справится и так.

Не торопясь нападать, да и просто приближаться к непонятным образом вооружившейся девушке, мужчина предпочитал продолжать раздевать её взглядом, да копить магическую силу, чтобы уже одним рывком подчинить себе непокорный цветок пустыни. Слишком близка и желанна была цель, чтобы он ушел просто так.

Нет, так не пойдет! Взмах кинжалами крест накрест, когда в неё летит заклятие подчинения и оно рассыпается в пыль у её ног. Сэнди изучила своё последнее приобретение достаточно тщательно и досконально, чтобы знать – это не просто древний металл, это не просто изящная игрушка, это смертельное и крайне многофункциональное оружие, умеющее впрочем не только это…

– Как… – шаг, скольжение, рывок вперед, потому что ему хватает ума понять – одной лишь магией он не справится, но и тут мужчину ждет разочарование. Ловкость также не на его стороне. – Ах, ты!

– Ах, я? – ироничная улыбка уже с иного места, куда юркнула песчинка, но в глазах лишь презрение. – Кто?

– Уже скоро моя!

– Ой-ой… – и снова скольжение в сторону, но при этом она успевает сделать тончайший разрез на верхнем халате. Лишь на верхнем, но и этого достаточно для демонстрации своих способностей. – Много вас таких… было.

– Мерзавка! – восхищенно отпрянув, мужчина вдруг поплыл обликом и довольно быстро начал превращаться в ящера. Лишь так он сможет её загипнотизировать… к сожалению.

– А-а-а!!!

Ну, а что? Визг – это тоже оружие! А если усилить его штормовым порывом ветра, да при условии, что противник наконец-то стоит спиной к окну…

Бдыщ!

Ой, неужели сломался?

Проворно убрав кинжалы обратно в пространственную складку и поторопившись к окну, Сэнди не удержалась от искреннего смеха. Настойчивый, но глупый сефусс упал ни много, ни мало, а на деревянную лавочку. Спиной. Причем сам мужчина был определенно цел, когда как лавочка… увы и ах, почила смертью храбрых, разломившись четко пополам.

– Мерза-а-авка… – не выдержав и простонав от боли и унижения, при этом глядя четко в глаза смеющейся песчинке, мужчина прищурился… и неожиданно усмехнулся, видимо придумав что-то ещё. Впрочем, усмешка моментально пропала с холёного лица, уже вернувшего себе человеческий облик, когда в дверь спальни девушки застучали перепуганные её громким визгом женщины.

– Сэнди? Что случилось? Кто тебя напугал?

– Всё в порядке. – поторопившись открыть запертую на щеколду дверь, предварительно накинув вечерний халат, Сэндира впустила двух младших жен Пыршанг-баши и сразу же их успокоила: – Всё уже прошло, не переживайте. Просто ко мне в комнату заползла странная противная ящерица. Даже не представляла, что они умеют лазать по стенам! Но знаете, она оказалась достаточно пуглива – я лишь завизжала, да замахнулась на нее полотенцем, как она уже сбежала. Идите отдыхать, уже поздно…

– Точно всё в порядке? – предупрежденные мужем о том, что в городе, да и в их кафе видели сефуссов, женщины были крайне возбуждены и уже успели надумать себе невообразимое. Причем Кармита даже подошла к окну, чтобы выглянуть в ночь, но так никого и не обнаружить. – Хорошо милая, спи, отдыхай. У тебя ведь на днях вступительные экзамены… Не волнуешься?

– Немного. – с благодарной улыбкой проводив заботливых женщин, вновь заперла дверь и немного озадаченно вновь выглянула в окно. Неужели Кармита не увидела сломанную лавочку?

Ох, Великая пустыня! Да он сильный маг…

Покачав головой на то, что лавочка была целее целого, а выпавшего мужчины на горизонте уже не наблюдалось, недовольно выдохнула, но тем не менее, закрыла окно, тут же наложив на него охранное плетение. Вряд ли это станет для него преградой, если упрямство победит честь, но зато она точно будет знать, что если он посмеет повторить попытку, то снисхождения он не дождется.

А ей действительно пора отдохнуть…


Весь следующий день посвятив покупкам подходящей для учебы одежды и канцелярским принадлежностям, Сэндира постоянно чувствовала за собой слежку, которая впрочем не торопилась обозначать свои намерения и планы, просто следя за ней и отмечая каждую лавку и каждую покупку. Сама Сэнди расстраиваться и уж тем более раздражаться не торопилась. Ещё чего?! У неё есть дела намного важнее и интереснее…

– Светлого и ясного утра, сэшай. – а вот и утро вступительных экзаменов. Как ни странно, но поступающих, пришедших на вступительные экзамены было довольно немного, а всё потому, что обучение в Академии было платным. И как ни странно, но именно платное, а не бесплатное обучение было более престижным, так что все без исключения юные дарования, чьи родители могли себе позволить подобную роскошь, предпочитали не утруждать себя экзаменами, а автоматически зачисляться в учебное заведение.

Сэнди же, подумав, что выбрасывать на ветер довольно внушительную сумму ей попросту жалко, без раздумий решила занять бесплатное место. К тому же, как она слышала, из года в год на эти места недобор и её совесть будет чиста, в том смысле, что ничье место она не займет.

– Здравствуйте, сэшани. – немного удивившись необычной для их страны светлокожей и светловолосой абитуриентке, магистр, сидящий в приемной комиссии, тем не менее, довольно быстро взял себя в руки. – Направление?

– Стихия.

– Определенная? Или общая?

– Воздух, но и с остальными я справляюсь на вполне приемлемом уровне. – располагающе улыбнувшись и тут же продемонстрировав свое умение – вызвав легкий ветерок, с благодарным кивком приняла из рук магистра внушительную анкету. Семь школ, пять академий… её трудно удивить списком вопросов, ответы на которые отработаны годами.

Возраст? Восемнадцать.

Родители? Сирота.

Образование? Послушница монастыря Милостивой Эру…

И много иного, на что песчинка ответила довольно быстро, первой завершив писать анкету и с улыбкой вернув её магистру. Хм, кстати, магистру чего?

Вернувшись на место и с интересом рассматривая мужчину в годах, девушка попыталась составить о нём свое собственное мнение, которое обычно было верным.

Согласно собранным данным именно в этой Академии обучали стихийников всех возможных направлений. Отдельным потоком шли маги разума и воины, которые как ни странно, но также обучались в стенах академии, но опять же на отдельном потоке. Был поток и целителей, но не слишком большой, так как в соседнем городе находилась Академия, специализирующаяся именно на целителях и маги предпочитали обучаться именно там.

Итак, он не целитель, это точно. Не воин, хотя физическая подготовка видна и вполне на уровне. Не разумник, потому что… хм… а может, и разумник, вон как улыбается, читая её анкету. Неужели опознал ложь?

Нет, вряд ли. Да там из лжи-то только возраст, ну и по мелочи. Не существенно, чтобы его так зацепило. Тогда что?

Продолжая рассматривать преподавателя, Сэнди отметила и симпатичное лицо, и ухоженные руки, и дорогую вышивку на верхнем халате, и… ой.

Бусины!

На память Сэнди никогда не жаловалась, поэтому когда магистр повернул голову, чтобы ответить на вопрос абитуриента, сидящего левее, девушка четко увидела именно тот самый набор из семи бусин на тонкой косичке, который указывал на принадлежность к племени сефусс.

Вот так фокус!

Неужели ему уже о ней известно? Но смысл???

– Сэшани? Вы что-то хотите уточнить? – закончив с ответом парню, преподаватель сосредоточил всё своё внимание на песчинке.

– Нет. Прошу простить мою невоспитанность. – тут же потупив взгляд, всё оставшееся время так и просидела, мысленно разбирая ситуацию.

Она уже во что-то вляпалась или у неё начала развиваться паранойя?

К счастью, буквально через сорок минут магистр дочитал последнюю анкету и, проставив на каждой свою резолюцию, перешел к следующему этапу вступительного экзамена. Считалось, что при поступлении в Академию кандидат уже должен уметь применять на практике самые простейшие заклинания именно той направленности, на которой хотел продолжать обучение. Где он этому должен был научиться, приемную комиссию волновало мало. Существовали узкоспециализированные школы, частные преподаватели, ну или на худой конец самообразование также не теряло своей актуальности.

К сожалению, на этом этапе отсеялись две девушки из пяти поступающих, не считая Сэндиру. То ли переволновались, то ли попросту не хватало знаний и силы, но ни одна не смогла завершить самое простейшее плетение подчинения стихии. Жаль. Особенно жаль с учетом того, что всего поступающих было более двадцати и, судя по тенденции, повышенное внимание к оставшимся девушкам будет гарантировано.

Как жаль, что здесь не развит целительский факультет! Вот где из пятидесяти поступающих было три парня и то не всегда!

Взгрустнув, когда на третьем психологическом этапе экзамена отсеялось еще две абитуриентки и всего один парень, песчинка пересчитала оставшихся. Восемнадцать юных дарований, причем девушек из них: она и Шалика, чьё имя прозвучало сразу после её имени. Из парней: пятеро поступали на военный, двое на целительский, четверо к разумникам и пятеро к стихийникам. Шалика кстати поступала на целительский.

Мда.

Нет, первый курс обычно учился совместно, лишь два-три узкоспециализированных предмета у них различались, но тем не менее, тенденция не радовала.

– Привет, я Шалика. – первой подойдя к Сэндире, кареглазая и черноволосая девушка чувствовала себя довольно неуютно и сковано, но тем не менее, постаралась приветливо улыбнуться. – Так жалко, что остальные не прошли… я надеялась, что на первом курсе будет намного больше девушек.

– Сэндира. – кивнув с располагающей улыбкой и неторопливо выходя из аудитории, когда им озвучили, что занятия начнутся уже послезавтра, а завтра будет своеобразный «первый звонок», песчинка тут же постаралась успокоить будущую подругу (а почему бы и нет?). – Я уверена, что на платном потоке еще будут девушки, не переживай, тем более ты на целительский пошла.

– На платном-то да… но разве ты не знаешь, как они относятся к таким как мы?

– И что? – не удержавшись и фыркнув, чем неожиданно развеселила пухленькую, но весьма симпатичную Шалику, Сэнди тут же привела контраргумент: – Деньги – это не магическая сила. Ты можешь быть богатым как сам Владыка, но если в тебе нет магии, и самое главное стремления к ее изучению, то никакие деньги не помогут тебе закончить даже первый курс.

А вот это было истинной правдой. Ни одна Академия никогда не шла на поводу у тех, кто желал сдавать экзамены за золото. Это было нерушимым правилом во всём мире.

– Ты такая уверенная… А кто твои родители?

– Я сирота. – беспечно отмахнувшись, когда Шалика тут же сочувствующе округлила глаза, Сэнди отрицательно качнула головой. – Нет, не надо меня жалеть. Меня воспитали в монастыре, так что настоятельница довольно успешно заменила мне и мать, и отца. А сестёр у меня было и вовсе больше чем нужно.

Рассмеявшись на детское недоумение девушки, Сэндира не поленилась и уточнила.

– Но ты не думай, что я осталась совсем одна, когда покинула стены монастыря. Я живу в семье Пыршанг-баши, у него свое кафе на улице Цветных фонтанов. Слышала?

– О, да! У него очень красивое и уважаемое в городе кафе. – тут же закивав, Шалика стеснительно уточнила: – Ты его жена?

– О, нет. Скорее работница. У меня есть жених, но он далеко… – изобразив небольшую задумчивую грусть, в следующее мгновение песчинка уже весело улыбалась. – Но когда он вернется, мы обязательно поженимся!

Точнее, когда она его для начала найдет…

И тут же начав старательно расспрашивать девушку о её семье, Сэндира довольно быстро выяснила следующее: Шалика из небогатой семьи портного, третья дочка и единственная магичка. Денег поступать на платной основе естественно у семьи не было, так что с благословления родителей и с помощью знакомой лекарки, подтянувшей её до такой степени, чтобы девушка смогла поступить, она и поступила.

О чем уже, кажется, немного жалела…

– Почему? Тебе ведь нравится знахарство. О чём тут можно жалеть?

– Понимаешь… – девушки уже давно сидели в тени цветущей сакуры на лавочке в парке Академии, куда прошли, чтобы разведать территорию, а Шалика всё не могла подобрать слов. – Я стесняюсь.

– Чего?

– Парней. – и так густо покраснела, что Сэнди моментально задушила смех внутри, решив не смущать скромницу больше необходимого. – У меня нет братьев, я просто не знаю, как себя с ними вести. И из соседей у нас только девочки. А тут… их так много! Это же ужас!

О, да. Это ужас. И трое из них уже идут к ним…


Глава 9

Стараясь удержать на лице выражение понейтральнее, мысленно Сэндира перемножала в уме трехзначные числа. Иногда помогало… Старшекурсники. Наверняка они старшекурсники.

– Искренне рад встрече, цветочек…

– Не могу сказать того же. – ласковый тон не вязался со словами, так что Шалика сжалась ещё больше. Она и так-то замерла, когда мужчины подошли к ним, а тут и вовсе практически перестала дышать. – Но удивлена, искренне. Чем обязана?

– Прогуляемся?

– Нет желания.

– Прогуляемся. – улыбнувшись так тонко и так кровожадно, что Шалика тонко пискнула и посерела, уже в следующую секунду до сих пор безымянный, но чересчур настойчивый поклонник из племени сефусс прижимал Сэндиру к себе и уверенно вёл вглубь парка, туда, где прогуливающихся практически не было. При всём при этом оставляя несчастную знахарку в компании двух своих друзей, уже устроившихся по обе стороны от неё. – Итак, Сэндира Тиру, бедная сиротка из монастыря Милостивой Эру… девушка восемнадцати лет, решившая стать магичкой стихий.

Осуждающе вздохнув вместо ответа, Сэнди лишь беспечно пожала плечами. Ну, хочется этому самцу показать насколько он крут, ну… пусть попробует.

– А жених далеко…

Ты даже не представляешь насколько.

– А я рядом…

Слишком.

– А скомпрометировать первокурсницу так легко…

– А кости позвоночника срастаются так долго… – ответив с чрезвычайно ласковой улыбкой, Сэнди без труда остановила продвижение и уже более язвительно продолжила, глядя четко в глаза нахалу. – Ты груб и бестактен. Ты бессовестен и эгоистичен. Ты нагл и вульгарен. Я презираю подобных самцов. На сим, пожалуй, завершим нашу беседу. Всего хорошего.

Шаг в сторону, но его пальцы крепко сжимают ее запястье. Но недолго. Каплю ветра, каплю силы, каплю песка… И в следующее мгновение наступить изящной ножкой на грудь поверженного противника, стискивающего зубы, чтобы не завыть от боли в сломанных пальцах. Она сломала ему все пальцы правой руки!!!

– Сэшай, я не шучу. Может я и девушка, но я не так беспомощна, как ты думаешь. В следующий раз я сломаю тебе позвоночник.

– Меня зовут Ингир.

– Бывает… – убрав ножку и поправив подол, Сэндира даже не обернулась, когда он начал вставать, торопясь вернуться обратно. Два сефусса на неискушенную аппетитную Шалику это слишком много.

И точно! Один уже расписывал прелести супружеской жизни, когда как второй уверенно ему возражал, предлагая сначала месяц-другой «повстречаться». Нахалы! Знает она их «повстречаться»!

– Шалика, нам пора. – уверенно подойдя к лавочке и ещё уверенней дернув девушку за руку, так что она махом вылетела из казалось бы жесткого окружения, встав рядом с песчинкой, Сэндира не позволила наглецам вставить ни слова и тут же повела пунцовую знахарку по аллее на выход. – Давай зайдем к дяде, выпьем по кружечке кофе с изумительными ватрушками тетушки, да поболтаем о своем, о девичьем. Заодно расскажу тебе увлекательную историю о том, как кое-кто хотел, да не смог…

– Я с-с-смогу! – прекрасно расслышав последние слова строптивицы, Ингир, подошедший вслед за ней к друзьям, прижимал покалеченную руку к животу, но не показывал и вида, что его это хоть как-то беспокоит. – Я тебе покажу, как я смогу…


Время, оставшееся до вечера, Сэнди провела с умом. Сначала она действительно познакомила Шалику с семьей, где жила и работала. Стеснительная пухленькая знахарка моментально пришлась по душе тетушкам и самому Пыршангу и они моментально дали добро на дружбу своей подопечной с однокурсницей. Ведь они, как и родители Шалики были обычными горожанами, не воинами и уж тем более не лордами. Побогаче, конечно, но это в их среде не выпячивалось на первый план.

После обещанного кофе и ватрушек уже Сэндира отправилась в гости к Шалике, произведя не менее положительное впечатление на родителей девушки. Те моментально углядели в светлокожей стихийнице ту, что сможет помочь их младшенькой освоиться в Академии и многочисленном мужском окружении.

И снова слежка…

Уже возвращаясь к себе, песчинка позволила себе недовольно поджать губы. Ох, уж эти мужчины! Нет, она никогда не отступала всего лишь из-за того, что кто-то решил помешать её планам. Если он продолжит ей надоедать, то у студентов-целителей совсем скоро прибавится практики. Причем очень много практики… Ведь следил не один! Она заметила как минимум троих, периодически сменяющих друг друга. Ох, уж эта клановость! Ох, уж эта мужская солидарность! Лучше бы азы ухаживания выучили, право слово!

К счастью за ночь ничего экстраординарного не произошло и к обеду следующего дня, надев праздничный брючный наряд (брюки, длинную тунику до колена и верхний длинный халат без пуговиц) в любимых жемчужно-голубых тонах с символичной вышивкой невесты и пустыни. Чуть подвести глазки, чуть подкрасить реснички, на губы капельку блеска, на волосы кружевной белоснежный хиджаб, а на плечо маленькую сумочку с женскими мелочами. Сегодня, как обычно бывает в таких случаях, состоится торжественная речь Ректора, знакомство с преподавателями, с однокурсниками и конечно же завершение вечера – угощения, танцы и фейерверк.

Кстати, танцы тут были. Специфичные, но были.

Никаких объятий, никаких тесных соприкосновений, одни лишь намеки, да полукасания. Тут ладошкой, там плечом…

В общем, исключительно специфично!

– Шалика, красивое платье. – ещё вчера девушки договорились встретиться у ворот Академии, чтобы не искать друг друга в толпе и Сэнди тотчас оценила наряд однокурсницы – её костюм был в лилово-бордовых тонах, причем столь искусно сшитый, что смотрелся бесценным эксклюзивом. Всё верно, именно эксклюзивом, наверняка родители расстарались для своей младшенькой. – И какая интересная вышивка… сама вышивала?

– Нет, сестры помогали. – зардевшись от искреннего комплимента, знахарка тут же его вернула. – Тебе очень идут эти нежные цвета. Совсем как невеста на свадьбе… а когда он приедет, твой жених?

– Надеюсь, что скоро. Очень надеюсь. – загадочно кивнув и тут же увлеченно заговорив о том, как она рада поступить в столь престижное место, Сэндира уверенно отвлекла внимание Шалики от неправильной темы. Жених-жених… да зачем он нужен? Только лишь для ширмы, не более… Кстати, надо будет озадачиться уже более достоверной кандидатурой, а не просто мифическими рассказами. А может… а можно и не озадачиваться. Есть и не ваше дело!

Верно? Верно!

А вот и центральный амфитеатр Академии, где сегодня собрались все без исключения студенты Академии от только-только поступившего первого курса, до самого уже практически выпустившегося пятого. Заранее разузнав, что места для первокурсников приготовлены в первых рядах, тут же направилась к ним, без лишнего стеснения проходя мимо тех, кто обучался уже не первый год. Вот целители с третьего, вот воины с четвертого, вот второй разношерстный курс, а вот и пятый… причем зарабатывающий косоглазие едва ли не всем курсом. Легко различая курсы и направления по значкам на груди, Сэндира дотянула застенчивую знахарку до свободных мест, которые оказались лишь на первом ряду в центре и ничуть не смущаясь, устроилась четко посередине. А чего собственно стесняться?

Хм…

Разве что Владыку…

Отстраненно улыбнувшись наличию ни много ни мало, а самого Владыки пустынь на торжественном вечере, посвященному началу учебного года, Сэндира продолжила рассматривать расположившихся на сцене мужчин и женщин. Вот магистр, который принимал у них экзамен, вот кажется преподаватель лекарского дела, вот мужчина, по мышечной массе которого можно с лёгкостью определить, что он магистр военного дела, а вот…

Сердце пропустило стук, а в горле пересохло. Ладошки вспотели, а глаза стали такими огромными, что эти изменения не прошли мимо также осматривающейся Шалики.

– Сэнди? Сэнди, что с тобой? Тебе плохо? Душно? Может на воздух? – засуетившись и тут же вынув из сумочки флакончик с ароматной солью, девушка сунула его под нос песчинке, но та лишь отрицательно мотнула головой. – Что такое?

– Ничего. – тут же опустив голову вниз, когда и он посмотрел на неё, причем так же широко распахнув глаза от удивления, Сэнди сдавленно прошептала: – Всё хорошо.

Не так она представляла себе их первую встречу… Кто он? Преподаватель? Наверняка… Откуда он? Почему она не видела его раньше???

И куда подевалась вся её решимость и уверенность?

– Уверена?

– Да. Да, Шалика, всё хорошо. – чувствуя, что ещё немного и скованность отступит, немного неестественно улыбнулась, стараясь даже случайно не посмотреть на сцену. – Всё, давай тихо, начинается…

Первым слово взял Ректор. Высокий темнокожий мужчина в годах, но даже время прожитых лет не отразилось ни на его осанке, ни в его глазах. Лишь редкая седина в длинных черных волосах, заплетенных во множество кос, да морщинки в уголках каре-зеленых глаз и возле рта говорили о том, что мужчине уже далеко не тридцать и даже не шестьдесят. Маги, очень сильные маги могли жить аж до трехсот лет, когда как обычные люди (не полукровки) до восьмидесяти-ста лет.

– Искренне рад приветствовать вас, мои дорогие студенты, в стенах этого славного величественного здания…

После сотого выдоха, когда ладошки перестали самовольно потеть, а голова кружиться, Сэндира, наконец, смогла сфокусировать взгляд на сцене и первым, кого она увидела, снова был Владыка. Владыка, не сводящий с неё недоверчивого и почему-то немного хмурого взгляда.

Я тоже могла обойтись без этой встречи, Дениро-сэш, я тоже.

– В честь восьмисотлетнего юбилея Академии, – ух, ты! Вот это новость… Удивившись вместе с остальными первокурсниками, Сэндира продолжила внимательно слушать уже Владыку, который также решил взять слово, – мы решили учредить благотворительный фонд, направленный на развитие таких узких специальностей, как артефакторное дело и предсказание. В этом году набора не было, но будут открыты дополнительные кружки для уже зачисленных студентов, чтобы протестировать новые для нашей Академии направления. Ваш интерес будет всячески поощряться, а тем, кто достигнет реальных успехов, будут выданы гранты и всевозможные льготы для последующей реализации своих наработок и умений. Позвольте представить вам одного из новых преподавателей, почтивших нашу Академию согласием и своим присутствием. Магистр артефактор Тарисшай Гороу.

Тарисшай… С древнего переводится, как «непокорный»… Не удержавшись и снова задержав взгляд на том, кто вызывал в душе странные, неведомые ощущения, Сэнди не могла поверить в происходящее. Он уже встал с кресла и шел к Владыке, чтобы также поприветствовать всех, но при этом смотрел только на неё…

А она на него…

Буря эмоций, враз промелькнувшая в его глазах, в итоге заставила её вновь опустить голову и даже сжать ледяными ладошками пунцовые щечки. О, Великая пустыня! Да так ведь нельзя!

– …и я крайне рад оказанной мне чести и безмерно благодарен Владыке за шанс…

Серые глаза, отливающие сталью, короткие пшеничные волосы, выгоревшие под солнцем пустыни добела, жесткий подбородок, выдающий упрямство, высокие скулы, открытый лоб, светло-серые летящие одежды… Она больше не смотрела на него, она лишь слушала его низкий уверенный голос, но его образ стоял даже перед закрытыми глазами. Как хорошо, что он не её преподаватель! Это было бы ужасно!

– Сэнди… Сэнди!

– А? – с трудом отмерев и повернув голову в сторону теребившей её за рукав Шалики, песчинка уточнила. – Что?

– Ты идешь?

– Куда?

– В бальный зал, конечно. На праздник! Ты чего?

Только после слов знахарки сообразив, что на этом собственно официальная часть праздника подошла к концу и она пропустила не только выступление остальных преподавателей, но и заключительную речь Ректора, девушка послушно встала и отправилась следом за всеми. Туда, где уже звучала музыка, первый смех старшекурсников и откуда доносились ароматные запахи выпечки, сладостей и легкого фруктового вина, которое разрешалось студентам лишь по таким весомым праздникам.

– Прошу прощения, сэшани, могу я отвлечь вас на пару слов?

Замерев уже на первых звуках его голоса, девушка поняла, что ей вновь отказывает вся её выдержка и благоразумие. Повернув голову, смогла лишь судорожно кивнуть, но и этого оказалось для него достаточно.

– Не переживайте, сэшани, я верну вам вашу подругу в целости и невредимости уже совсем скоро. – с улыбкой кивнув смешавшейся Шалике и уверенно подхватив замершую Сэндиру под локоток, магистр-артефактор неторопливо направился не в праздничный зал, а на улицу, благо идти было недалеко.

Вот только это самое недалеко через несколько минут начало превращаться в далеко…

– Куда?

– Ещё не много, не пугайтесь.

А вот и парк, а вот и лавочки… Нет? А куда? Отмечая, что вечер уже вступил в свои права и закатное солнце золотит верхушки деревьев, Сэндира могла только послушно переставлять ноги.

– Да, пожалуй, достаточно. – неожиданно бережно усадив скованную девушку на самую дальнюю лавочку, что нашел, мужчина присел рядом, но не слишком близко. – Поговорим?

– О чем? – сглотнув несколько раз, чтобы из горла ушли пересохшие хрипотки, кашлянула и вымученно улыбнулась. – Кто ты?

– Ты знаешь. И я знаю, кто ты. И удивлен. Крайне удивлен. Что ты здесь делаешь?

– Путешествую…

– Одна? Без родителей? Сколько тебе лет? – закидав девушку настойчивыми вопросами, мужчина до сих пор так и не отпустил её руку.

– Одна… – не выдержав и выдернув пальчики, девушка сжала кулачки на коленях. – А что здесь делаешь ты?

– Путешествую. – понимающая улыбка и немного недоуменный взгляд. – Ты первокурсница? Зачем?

– Я хотела получить доступ к библиотеке…

– К библиотеке? Что в их библиотеке может быть такого интересного? Тебе не хватило домашней?

– Что? – недоуменно сморгнув, когда поняла, что он имеет в виду, Сэнди недоверчиво уточнила. – Какой домашней?

– Стоп. – моментально нахмурившись, уже он в свою очередь повторил вопрос, на который она не ответила ранее. – Кто твои родители? Тебе ведь еще нет ста, я чувствую.

– Нет… мне еще и шестидесяти нет… я сирота.

– Сирота?! Этого не может быть!!

– Почему? – смешавшись, когда он подскочил и начал нервно мерить шагами тропинку, песчинка следила за ним взглядом. Пять шагов влево, пять шагов вправо…

– Сколько тебе лет точно?

– Пятьдесят семь… но какая разница?

– Большая! Огромная! – резко остановившись четко перед девушкой, в итоге мужчина выпалил: – Ты не имеешь права находиться на территории враждебных нам существ пока тебе не исполнится сто лет!

– И? – шепотом уточнив, недоверчиво наклонила голову. Она уже начала его бояться…

– Я отправлю тебя домой, к старейшинам! И пускай уже они разбираются, кто твои родители и как они посмели тебя бросить!

– О? – Сначала опешив, в следующую секунду попыталась уточнить снова: – То есть я ещё ребенок?

– Нет, ты не ребенок. – с трудом взяв себя в руки и при этом сев обратно на лавочку, мужчина пояснил: – Ты уже взрослая, но ещё несовершеннолетняя.

– А в чем разница?

– Ты не знаешь даже этого???

– Я ничего не знаю. Я воспитывалась в монастыре Милостивой Эру, на чьих ступенях меня нашли в младенческом возрасте в корзинке, а в пятнадцать я оправилась в своё первое путешествие…

– В пятнадцать???

На мужчину было страшно смотреть. Недоверие, граничащее с диким ужасом, непонятно откуда взявшаяся паника, после того, как в его глазах промелькнуло осознание сказанного, а затем…

– У тебя есть какие-нибудь личные вещи? Те, что были в корзинке.

– Да. Медальон.

– Могу я на него посмотреть?

– Вот, пожалуйста. – впервые за последние тридцать лет вынув медальон из пространственной складки, Сэнди была уже совсем не рада встрече. Как-то она неправильно складывалась…

– Великая Пустыня!

Мужчине хватило лишь одного взгляда на медальон, причем до его открытия дело даже не дошло, как он…

Упал в обморок.

Растерявшись, Сэндира не знала, что и думать. Лишь спрятала медальон в пространственную складку, да привстала с лавочки, чтобы в следующее мгновение присесть возле мужчины, а в третье вздрогнуть от неожиданных слов, неслышно подошедшего Владыки.

– И этот у твоих ног…

– Он сам упал. – недовольно поджав губки, песчинка с обидой посмотрела на Владыку, как на самого виноватого. – Как узнал, что я с пятнадцати одна путешествую, так и упал. Вы где его такого нервного взяли?

– Что значит, сам упал?

– Кажется, в обморок.

– Кажется? – сообразив наконец, что девушка не шутит и новый преподаватель действительно не в нокауте, а в обмороке, Дениро тут же присел рядом и первым делом похлопал мужчину по щекам.

– О-о-о…

– Тарисшай? Вы меня слышите?

– О-о-о…

– Может соли? – неожиданно нащупав в кармашке флакончик, который ей давала понюхать Шалика и который так у неё и остался, Сэнди тут же вручила его в протянутую руку Владыки, а тот в свою очередь под нос всё никак не приходящего в себя магистра.

– Апчхи! – придя в себя и тут же резко чихнув, Тарисшай безумным взглядом обвел присутствующих реаниматоров. Сэнди, Владыка, Сэнди… – Внученька!!!

Вну… Внученька???

Вот теперь уже сама Сэнди находилась в предобморочном состоянии, переведя взгляд с предполагаемого дедушку на Владыку. Она не ослышалась?

– Как вы это поняли? – аккуратно подняв песчинку на ноги и бережно удерживая её за талию, так как видел, что и ей отказывает самообладание, Владыка внимательным прищуром контролировал, как встает и пересаживается на лавочку магистр.

– Медальон… – сдавлено прошептав, артефактор буквально впился взглядом в абсолютно дезориентированную внучку. – Я сам его делал… Он… Именно он не позволил мятежникам тебя найти, но и мы… Мы пришли в монастырь год спустя после того, как ты его покинула…

– Мятежникам? – задавая вопросы вместо Сэндиры, Владыка понимал, что здесь и сейчас происходит нечто крайне важное, нечто крайне судьбоносное.

– Сэндира дочь Зеркального клана.

– Какого? – обретя дар речи и даже сумев высвободиться из неуместных мужских объятий, девушка также опустилась на лавочку.

– Зеркальный клан. Клан, видящий душу и все пороки. Клан, умеющий уничтожать не только смертных, но и духов. Если в клане рождается девочка… – сглотнув и сначала замотав головой, словно до сих пор не верил своим глазам и тому, что говорил, спустя несколько минут напряженного молчания всё же продолжил. – Девочка рождается именно Карателем.

– Девочка? А мальчики?

– Мальчики лишь Зеркала.

Но я не Каратель! – возмущенно вспыхнув, потому что прекрасно знала цену человеческой жизни, Сэндира зло сжала кулачки.

– Каратель. Необученный, несовершеннолетний, но Каратель. И я обязан сопроводить тебя домой.

– Домой? – непонятно почему, но вспылив ещё сильнее, да так, что легкий вечерний ветерок в секунды превратился в угрожающий штормовой, закружив вокруг троицы лепестки опадающей сакуры, девушка зло процедила. – Где вы были, когда я нуждалась в доме? Где вы были, когда я вас звала и искала? Когда жила в трущобах? Когда скиталась по миру, тоскуя и желая умереть от одиночества?

– Сэнди…

– Сэнди выросла в шестнадцать лет! Сэнди сама себе хозяйка! И Сэнди… хочет вас покинуть! – сорвавшись с лавочки со следующим порывом ветра, девушка, не обращая внимания на выкрики вернуться и поговорить, тонкой песчаной струйкой стремилась туда, где сейчас веселились беспечные студенты.

Хорошо им… Ни хлопот, ни забот, ни дедушек… Не выдержав и расплакавшись в первый раз за сорок лет, девушка вернула себе тело и самым маленьким краешком сознания радуясь, что не долетела до зала, а всё ещё в парке, упала на траву и уже там зарыдала навзрыд. Она хотела дом… Она мечтала о доме… Мечтала о родителях, о семье, о любви близких…

Но она никогда не мечтала о роли Карателя и изгоя. За что? Зачем? Почему её не убили ещё тогда??!

– Сэндира? Сэнди???

Он искал её с той самой минуты, что закончилась официальная часть. Он купил цветы, нашел самый подходящий стих, придумал, как будет извиняться… А она… Плакала!!!

– Кто? Кто тебя обидел? Имя и я уничтожу эту мразь!!!

– Сгинь! – выкрик и порыв ветра от Тарисшая, наконец догнавшего беглянку и обнаружившего склонившегося над ней постороннего мужчину, да так, что тот улетает в ближайшие кусты. – Сэнди, успокойся.

– Сгинь!! – торнадо уже от Сэнди и сам непонятливый дедушка летит туда же, причем падая четко сверху на Ингира, только-только очнувшегося, чтобы встать.

– Сэнди… – Владыка, не решающий вмешаться в разборки духов пустыни, но тем не менее, рискнувший подать голос (всё-таки территория Академии), предусмотрительно стоял как можно дальше. – А можно без убийств?

– Можно. – злясь на то, что у её слабости появились свидетели, девушка всхлипнула последний раз и, приняв протянутую руку торопливо подошедшего мужчины, встала. – Нужно. – судорожный вздох, косой взгляд на матерящиеся кусты и хмурый взгляд исподлобья на правителя этой страны. – Прошу прощения за неуместную вспышку гнева. Позвольте откланяться…

– Сэндира…

– Я не желаю обсуждать произошедшее.

– Я тоже. – неловко улыбнувшись, следующими словами Владыка весьма удивил собеседницу. – Может, погуляем? Такая приятная ночь, луна полная… Цветы даже… вот.

Цветы? Точно цветы… А откуда на лавочке букет орхидей? Впрочем, это совсем не важно. Она не любит орхидеи. И гулять она тоже не хочет.

– Спасибо за предложение, но… нет. – улыбнувшись в ответ, но так неестественно, что даже мужчина это увидел, покачала головой. – Этот вечер стал для меня слишком большим потрясением, я, пожалуй, пойду домой.

– Я провожу.

– Дениро… – шумно вздохнув, потому что мужчина отказывался понимать намеки, капельку прищурилась. – Я не буду вашей женой. Ни женой, ни любовницей, ни просто женщиной. И не надо на меня так смотреть. Я эгоистичное дитя пустыни, у меня нет привязанностей, у меня нет обязательств. И вы меня утомили. Возвращайтесь к жене, Дениро-сэш. Спокойной ночи.

Торопливо отряхнув испачкавшееся в траве платье и не менее торопливо направившись к воротам Академии, песчинка не видела, каким опустошенным взглядом провожал её мужчина. Мужчина, нашедший… и вновь потерявший.

Каратель? Кажется она, сама того не ведая, покарала ещё одного. На этот раз за самонадеянность и веру в то, что жена не препятствие любви. А на самом деле это такое препятствие… это очень большое препятствие. Слишком большое. По крайней мере для такой собственницы, как песчинка.


Глава 10

Домой Сэндира так и не дошла.

Выйдя за территорию Академии, девушка отправилась бессмысленно бродить по улицам столицы. Сейчас она не сможет находиться в четырех стенах, сейчас она не сможет заснуть, сейчас она может лишь слово за словом, взгляд за взглядом прокручивать в памяти момент его признания. Дедушка…

А дедушка ли? А не солгал ли он ей?

Хотя вся её сущность прекрасно понимала, что мужчина не лгал, душа не желала принимать его рассказ. Она никого и никогда не убивала. Никого. Никогда. Она лишь давала сдачи, если того требовала ситуация, она лишь карала словами и тумаками, но никак не лишением жизни…

А что будет, когда о ней узнают те, из-за кого её спрятали в монастыре? Попытаются ли уничтожить? А почему он ни слова не сказал о родителях? Где они? Что с ними?

Как мерзко!

Устало вздохнув, потерла лоб. Хотела узнать о себе побольше… Горькая усмешка скользнула по губам и пропала. Ну, узнала? Нравится? И что ты будешь делать дальше, Сэнди? Ты никогда не пасовала перед трудностями. Но стоят ли эти трудности твоего спокойствия и беспечности? Ведь если принять его слова, то детство уйдет. Детство, затянувшееся на пятьдесят лет, закончится… Ни прогулок по пустыне, ни афер, как со Скаем, ни учебы в Академиях… ничего.

А что будет?

Он говорил, что она необученная. Кто её будет учить и чему?

Он говорил, что до ста лет ей нельзя в мир людей. Где она будет жить и с кем?

Он говорил, что из-за медальона ни один из них не может её найти…

Хм.

Вновь вынув единственное, что хоть как-то проливало свет на её прошлое, девушка тихим щелчком распахнула крышку. За тридцать лет ничего не изменилось… Крохотный рисунок молодой пары и несколько пепельных волосков. Её родители, которых она пыталась найти долгих сорок лет…

Крышечка закрылась чуть громче и резче, а упрямый подбородок вздернулся к ночному небу. Что ж, я сделаю это. Я найду вас. И пусть те, кто рискнет мне помешать, заранее выроют себе могилу поглубже.

Дедушка… надеюсь, ты не думаешь, что сможешь утаить от меня хоть что-то?


А вот и первый учебный день. Точнее утро.

Как таковой учебной формы в этой Академии не было, но определенные правила в одежде всё же были. Отдавалось предпочтение спокойным неброским цветам, широким брюкам-шароварам и туникам у парней до середины бедра, у девушек чуть ниже колена. На практики по алхимии и зельеварению выдавались лабораторные халаты, на физическую подготовку уже самим полагалось иметь сменную одежду, но все из той же серии – брюки и туники. Ну и естественно неизменный платок на голову.

Этим утром, вернувшись домой лишь пару часов назад, песчинка выбрала черно-серый комплект. Светло-серые, почти белые шаровары, тон в тон водолазку, закрывающую абсолютно всё и верхнюю черную шифоновую тунику с серебряной вышивкой. На голову серый платок с черными редкими волнистыми линиями, а на лицо минимум косметики. Ну вот, осталась сумка с тетрадками и ручками, ватрушки тетушки… и на первое вводное занятие.

Ой, Шалика…

– Извини. – моментально найдя дующуюся знахарку взглядом в большой светлой аудитории, заполненной примерно на две трети, Сэндира подошла к ней сама и устроилась рядом. – Вчера случилось нечто крайне важное, я просто не смогла вернуться. Ты сильно сердишься?

– Сильно. – даже не повернув голову, девушка глухо буркнула, бездумно листая пустую тетрадь.

– Я могу надеяться, что ты меня когда-нибудь простишь? – и столько искреннего раскаяния было в тоне песчинки, что знахарка не выдержала и скосила взгляд.

– Между прочим, я на тебя надеялась.

– Прости. Но на меня вчера свалилось такое… нехорошее известие, что я не смогла… – отведя взгляд и снова тяжело вздохнув, Сэндира продолжила: – Я ведь всегда думала, что я сирота. А вчера…

– Здравствуйте, дорогие первокурсники! – зашедший вместе со звонком в аудиторию тот самый магистр, что принимал у них вступительный экзамен, кивнул всем присутствующим, и пройдясь по всем внимательным взглядом, отмечая кто, где сидит, зачем-то задержал его на Сэндире. – Меня зовут Эдгар Кошитцу, для вас Магистр Кошитцу. И преподавать дисциплины общего характера я буду у вас весь год…

Так, а зачем так многозначительно улыбаться, глядя мне четко в глаза, магистр? Не подскажете?

Без труда выдержав мужской взгляд, песчинка позволила себе не менее многозначительную ответную усмешку. Вариантов столь пристального внимания довольно много, но ни один из них ей не помеха. Владыка, Ингир, Тарисшай и сам он, Эдгар. Мужчины. Мужчины, которые думают, что могут на неё повлиять. Глупцы.

– А теперь открываем тетради и записываем основные положения и внутренние правила Академии…

Первая пара, вторая пара, третья… перерыв… Ничего нового, всё, как везде, может лишь кое-какие нюансы. А всё из-за специфики страны и заветов предков. Мальчики отдельно, девочки отдельно. И не дай боги мальчики попытаются навязаться девочкам, как это пытались сделать пятикурсники… как минимум выговор, как максимум исключение из Академии.

Впрочем, эти правила действовали лишь в стенах самой Академии, вне их – не пойман – не женишься.

– Ой, чуть не забыла! На, это твой. – добродушная Шалика, ещё на первой перемене простившая Сэндиру, так как никогда не умела долго дуться, вынула из своей сумки значок первокурсника. – Их вчера выдавали на вечере, я твой взяла. Держи.

– Спасибо. – тут же приколов радужный кругляш справа на грудь, песчинка благодарно кивнула. – Ты кстати успела вчера с кем-нибудь познакомиться?

– Неа. – немного нервно дернув плечиком, знахарка скосила глаза чуть левее. Сами девушки сидели в центре аудитории и немного справа. А левее располагались как раз девушки, определенно поступившие на целительский факультет. – Как я тебе и говорила, мы тут низшая каста, со мной просто никто не разговаривал, предпочитая игнорировать.

– Да? Оу… ну и ладно. – иронично хмыкнув и также оценив стоимость одежды и украшений однокурсниц по соседству, Сэнди беспечно пожала плечиками. – Нам они тоже не интересны. Ну что, за учебниками?

– Да. – слегка опешив от столь явного безразличия, Шалика согласно кивнула и после заключительной четвертой пары вводных лекций, где им, наконец, рассказали, где, что и когда, девушки отправились в местную библиотеку. – Почему ты так легко к этому относишься? Тебя это совсем не задевает?

– А почему оно должно меня задевать? Отсутствие воспитания? Так это не ко мне, а к их родителям. Цена внешней мишуры? Шалика, обертка может быть сколь угодно разукрашена алмазами, но если под ней нет достойного содержимого… – не став заканчивать, а лишь многозначительно сверкнув глазами и улыбнувшись, песчинка поторопила однокурсницу: – Так, давай-ка пошевелимся, чтобы не простоять в очереди полдня, у меня ещё планы!

К счастью, девушки успели в библиотеку одними из первых и, простояв в небольшой очереди всего минут десять и в итоге озадачившись довольно внушительными стопками брошюр, пособий и учебников, наконец распрощались и разошлись по домам. Точнее Шалика отправилась домой, делиться с родителями впечатлениями о первом учебном дне, а Сэнди, немного в другую сторону, по пути убрав выданные книги в пространственную складку, чтобы те не мешались и не занимали руки.

У песчинки был план!

В принципе не грандиозный, так… найти новоявленного родственника и поболтать с ним. По родственному. Но похоже для начала придется поболтать ещё кое с кем…

– Светлого дня, печаль раздумий моих…

– Заметно. – скептично поджав губы, когда в холле первого этажа не сумела промелькнуть мимо Ингира, Сэнди тут же уточнила: – Эти царапины от кустов или нашлась ещё одна строптивица?

– От кустов. Шиповник в этом году крайне колюч… – не удержавшись и едва уловимо поморщившись на совсем не любезный тон девушки, мужчина, с весьма серьезно расцарапанным лбом и носом, протянул той букет из белоснежных роз. – Я искал тебя вчера, но так получилось… Я хочу попросить прощения за своё недостойное ранее поведение. Ты права, я слишком нагл и самоуверен, что непростительно по отношению к тебе, цветочек…

Нда. То есть ты где-то откопал брошюру по ухаживанию и теперь будешь её воплощать? А моё мнение будет учитываться?

Пару мгновений раздумывая, брать или не брать букет, в итоге сильно озадачилась. Он не простит ей унижение при всех. А этих всех тут ой, как много… Хотя возьми она цветы и репутация… ой-ой, как будет плохо с репутацией!

А ты коварен, сефусс!

Так, пойдём другим путём.

– Ингир, а давай немного прогуляемся, я хочу кое-что у тебя уточнить. – с безмятежной улыбкой указав направление в сторону лестницы, ведущей наверх, туда, где на третьем этаже располагались преподавательские кабинеты, Сэндира, не став брать цветы и дожидаться его согласия, отправилась первая.

И пятикурснику не оставалось ничего иного, как, недовольно поджав губы, от того, что ситуация вновь и вновь выходит из под контроля, отправиться следом… Ну хоть при всех не унизила и за то спасибо!

А вот и он, третий преподавательский этаж. И никого из студентов, превосходно! Уверенным шагом дойдя до кресел, что стояли в небольшой открытой для взглядов нише и, устроившись в ближайшем, Сэнди приглашающим жестом разрешила поклоннику продолжить.

– Итак, Ингир, я тебя внимательно слушаю. Расскажи мне о своих планах и намерениях, только без прикрас, пожалуйста.

Опешив от слишком стремительного перехода непосредственно к сути, мужчина всё же довольно быстро взял себя в руки и присев во второе кресло, первым делом положил цветы на столик между ними. Если она не хочет брать их у него из рук, то может хоть со столика возьмет.

– О, прекрасное, но жестокое создание богов! О, несравненная…

– Ингир, кратенько, будь любезен, у меня ещё дела.

Поперхнувшись воздухом, который успел набрать в легкие, чтобы начать описывать неземную красоту девушки, сидящей напротив мужчина обижено поджал губы, но спустя секунду собрался с силами и выпалил.

– Выходи за меня замуж!

– Всего то?

О, это озадаченное выражение мужского лица, когда его логика пасует перед женской!

– Не понял. Ты согласна?

– Разве? Совсем нет. К сожалению, Ингир, я не свободна в своем выборе. Ты, конечно, можешь поупрямиться, даже можешь попытаться скомпрометировать меня, но вот что я тебе скажу… – отвлекшись на открывающуюся дверь одного из многочисленных кабинетов, не закончила мысль, а вместо этого широко улыбнулась: – Впрочем, нет. Я тебе ничего не буду говорить. Дедушка, объясни мальчику, что он мне не пара.


– Что? – из кабинета вышли двое. Магистр и… Владыка. И оба, нахмурившись так синхронно, словно были близнецами, стремительно сократили расстояние до пары студентов. – Что здесь происходит?

– Меня замуж зовут. – невинно улыбнувшись, песчинка указала пальчиком в сторону почему-то посеревшего пятикурсника. – Он.

– А вот это зря-я-я… – закончив змеиным шипением, Владыка лишь сменил зрачок, а по виску Ингира уже скатилась капля пота. – Торопимся стать отчисленным, юноша?

– Н-н-нет…

– Тогда первое и последнее предупреждение и передай своим друзьям – увижу хоть одного рядом с ней, услышу хоть одно слово о ней – весь клан уедет на рудники. Доступно?

– Д… доступно…

– Брысь.

– Дениро… – осуждающе поцокав, когда сефусс уже через секунду стучал пятками по лестнице, песчинка вздохнула: – А если бы это была моя судьба?

– Если бы он был твоей судьбой, ты бы не интересовалась ничьим мнением. – твердо кивнув, при этом с грустью рассматривая саму девушку, Владыка уточнил: – Ты к магистру?

– Да. – наконец поднявшись с кресла, но даже не взглянув на цветы, девушка неожиданно прикоснулась к мужской руке. – Дениро-сэш, не грустите. Динейра не так плоха, как вам кажется… может, девушке просто не хватало любви и ласки? Попробуйте отнестись к ней не как к Тёмной ведьме, а как… просто девушке. Я уверена, она оценит. Вы очень интересный мужчина, но… просто не мой. До свидания.

Не задерживаясь дольше необходимого и сразу же отпустив чужие пальцы, всё свое внимание Сэндира перевела на второго присутствующего.

– Дедушка, как же я рада, что ты освободился. Идём-ка, поболтаем по-родственному. У меня к тебе та-а-акой важный разговор!

Неторопливо пройдя в открытую дверь кабинета и уже в дверях оглянувшись через плечо, песчинка поманила пальцем неестественно напряженного мужчину. Интересно, что это с ним? Неужели боится? Её? Или разговора?

– Тарисшай?

– О, да. – торопливо раскланявшись с Владыкой и поторопившись пройти в кабинет и закрыть за собой дверь, мужчина выглядел крайне взволнованным и постоянно потирал руки. Даже устроившись да большим рабочим столом, на котором в хаотичном беспорядке лежали многочисленные бумаги и неопознанные заготовки под артефакты, он не успокаивался и всё чему-то кивал. То ли своим мыслям, то ли просто…

– Что-то случилось? – с удобством устроившись в кресле напротив, песчинка поставила локотки на стол и положила подбородок в подставленные ладошки. – Дедушка? Только без паники, прошу. Ну что ты как маленький? Не буду я тебя убивать…

– Сэнди?! – ошарашено охнув, магистр подался назад, словно это могло ему помочь. – Ты что такое говоришь?

– Нет, ну а что я должна думать? Ты весь серый, нервничающий, трясущийся… Неужели только потому, что я рядом?

– Не совсем. – стиснув пальцы и заставив себя прекратить нервничать, Тарисшай попытался улыбнуться, но улыбка вышла кривой и неестественной. – Но в целом, да. Знаешь, вчера я много думал… в чём-то ты права. По крайней мере в том, что я сам вчера повел себя крайне безрассудно. Ты ведь дитя Зеркального клана, девочка… Кара… ну, в общем, такие как ты, взрослеют гораздо быстрее остальных. Принимая во внимание то, что росла ты в людской среде и не знаешь наших законов и традиций… да, я зря пытался надавить на тебя.

– Слова не мальчика, но мужа. – благосклонно кивнув, при этом чувствуя себя столетней матроной рядом с безусым юнцом, Сэндира продолжила: – Тогда может, начнем знакомство заново? Знаешь, я так долго вас искала, так долго искала упоминание хоть о ком-нибудь, о том, куда все ушли и почему… что в конце концов просто устала и разочаровалась. А тут ты. И не просто ты, а целый дедушка. Да ещё и с такими известиями…

– Прости. – не прекращая нервно сминать пальцы, в итоге под ироничным девичьим взглядом магистр и вовсе убрал их под стол. – Мне тяжело осознавать, что всё это время ты оставалась одна из-за меня. Я не успел завершить настойки медальона и именно поэтому найти тебя не могли не только мятежники, но и мы, твоя семья.

– А у меня большая семья? – с замиранием сердца ожидая ответа, по бегающему взгляду мужчины поняла, что… – Нет?

– Они погибли. Оба. – прошептав, Тарисшай не выдержал напряжения и спрятал лицо в ладонях. – Мой сын погиб, сдерживая атаку мятежников, в то время, когда твоя мать прятала тебя в монастыре, уйдя стихийным порталом в первый попавшийся мир. Они убили и её, замучив до смерти, когда она вернулась обратно…

– А где в это время был ты? – стиснув кулачки так, что побелели костяшки пальцев, сама девушка с трудом сдерживала рычание. В первый раз в жизни она желала уничтожить… Всех! Всех виновных!!!

– Мы все узнали об этом лишь вечером. – отняв ладони и явив девушке глаза, полные непролитых слез, мужчина прошептал: – Это был праздник… праздник, на который все собираются во дворце Правителя и… прости…

Судорожно всхлипнув и в итоге всё же разрыдавшись, мужчина не стеснялся своих слёз. В первый раз за последние пятьдесят шесть лет он рыдал по своим погибшим детям…

– Дедушка… – быстро сморгнув, чтобы не расплакаться самой, резко встала и поторопилась вынуть из пространственной складки всё необходимое для успокоения оказавшегося таким чувствительным дедушки. – Вот, выпей.

– Спа… си… ой!

– Да, это спирт. Огурчик?

– Хо! – выпучив глаза и пытаясь выдохнуть пожар, моментально вспыхнувший внутри, мужчина замахал руками, и Сэнди тут же вручила ему огурец. Удобно иметь пространственную складку со свернутым временным континуумом. – Уф-ф-ф… спасибо.

– И что было дальше? Их нашли?

– Не всех. – снова отведя взгляд, мужчина тяжело вздохнул. – И именно поэтому, пока ты необучена, тебе нельзя домой, в наш родной мир.

– Ми… мир???

– Да, этот мир не наш, мы здесь гости. Путешественники. Наши предки пытались, долгие годы пытались наладить отношения с людьми и не только людьми этого мира, но в итоге всё же вернулись домой. Здесь нет условий для рождения наших детей. Да и немаловажным моментом является то, что зачастую наши девушки влюблялись в местных, тем самым прерывая род и оставляя уже наших мужчин без жен. – неловко улыбнувшись, магистр развел руками. – Из пяти тысяч песчаников, ушедших в этот мир две тысячи лет назад, вернулись лишь пятьсот.

– О… – недоверчиво округлив глаза, девушка уточнила. – Это из-за чего?

– Из-за снижения рождаемости и ухода женщин.

– Ого! – недоверчиво покачав головой, девушка задумалась и в итоге с сомнением протянула: – А с чего бы женщинам менять своих мужчин на мужчин иных рас? Вы что их, не ценили?

– Ну… как тебе сказать… – неожиданно сильно смутившись, Тарисшай даже немного покраснел. – Неловко тебе говорить, но ты и сама узнаешь… мы слишком женственны по местным меркам. В отличие от людей мы, духи, намного больше приближены к искусству и созиданию, мы эмоциональны и очень… в общем, очень.

Вот так поворот!

Не представляя, что и сказать, Сэндира лишь с нервным смешком покачала головой. Знала она таких… некоторые люди этого мира, посвятившее себя искусству, также были весьма эмоциональны. А также неуравновешенны, самолюбивы, эгоистичны и с трудом переносящие критику. А некоторые и вовсе не переносящие. А ещё они были… эм… немного того.

– Дедушка… – не зная, как уточнить, девушка неожиданно покраснела сама. – Знаю, вопрос бестактен, но мужчины нашего народа случайно не геи?

– Не чаще, чем иные расы. – также нервно хмыкнув, магистр глубоко вздохнул, пытаясь привести себя в более или менее уравновешенное состояние. – Нет, мы любим наших женщин, но… видимо недостаточно. Я уже давно путешествую по этому миру, практически с тех самых пор, что мы тебя потеряли, и знаешь, я не стыжусь признаться – наши женщины в чем-то правы. Мужчины, настоящие мужчины должны заботиться о своих женщинах, холить их и лелеять, постоянно помнить, что они хрупкие и нежные существа, нуждающиеся в заботе, ласке и опеке…

– Не все.

– Не все, согласен. Но в душе об этом мечтает каждая, верно? Встретить того, кто будет сильнее. Кто будет любить так, что ты забудешь обо всех, кроме него.

– А вы так не умеете?

– Нет, мы так не умеем. – грустно улыбнувшись, Тарисшай развел руками. – Мы эгоисты. Мы вольные дети песков. Мы беспечны и ветрены… и в этом наше проклятье. Не для всех, нет. Те женщины, кто не знали выбора, вполне счастливы, но вот те, у кого он был… те больше не возвращались никогда.

Странным взглядом завершив свой грустный монолог, магистр перевел взгляд вниз, на свои бумаги.

– Что ж, думаю, я не удивлю тебя, если скажу, что и я не горю желанием вернуться?

– Не удивишь.

– И не только потому, что ты мне сейчас рассказал. – дождавшись, когда мужчина поднимет голову и удивленно на неё взглянет, Сэнди продолжила. – Я хотела найти родителей, но их больше нет. Я хотела встретить любимого мужчину своего народа, теперь я сомневаюсь, что такой найдется. Я хотела свой дом, но если в том мире до сих пор живы убийцы моих родителей, то вряд ли я там его найду. Я не буду отрицать свою суть, если ты мне поможешь, я с радостью научусь быть Карателем. И тогда… тогда на пару дней я вернусь. Но лишь на пару дней. – улыбнувшись так жестко, что мужчина вновь неосознанно стиснул пальцы, затем мило улыбнулась. – Дедушка, ты же меня научишь?

– Я?

– Ты.

– Эм… – не зная, как ответить «я не умею», магистр лишь нервно улыбнулся.

– Понятно. А кто?


Глава 11

Кого озадачить обучением внучки, Тарисшай думал долго. Тщательно взвешивал все за и против, мысленно искал аргументы и контраргументы и в итоге, подняв взгляд на песчинку, уже увлеченно читающую легкий дамский роман из свих запасов, во множестве прячущихся в пространственной складке, резюмировал:

– Я могу связаться со своим старым товарищем из клана Ночных.

– Да? И чем так славен этот клан, что с ним стоит связываться?

– О, это довольно жуткий клан. По слухам. – отстраненно улыбнувшись, словно что-то припоминая, мужчина продолжил: – Ты когда-нибудь слышала местные легенды о ночных демонах пустынь?

– Слышала и много. Так это они? Разве они песчаники? Они же неадекватны.

О, да. Сэндира любила сказки. Особенно страшные. И во многих страшных сказах упоминались именно демоны пустынь. Страшные, уродливые духи, крадущие детей, девственниц и золото у порядочных граждан. А ещё выпивающие душу, если эти самые граждане имели неосторожность заночевать там, где в это время пролетал пустынный дух.

– Я всегда думала, что это сказки…

– В большинстве своем, да. На самом деле это больше вымысел, чем правда. Ночные – клан воинов. И если Каратель – это палач, то Ночные все без исключения – стража. Если кто и может тебя научить, то это они.

– А чему может Карателя научить Страж? Это ведь разные вещи.

– Согласен. Но основное умение Карателя – это именно видение сути души, умение задержать, обездвижить, допросить и если необходимо, то и уничтожить.

– Ты сказал, что моих родителей убили. Как? Ведь убить песчаника невозможно.

– Возможно. – вздохнув на то, что неприятная тема вновь всплыла, пояснил: – Убить можно любого, если знать, как. Ты сама знаешь, проще всего убить физическое тело, а вот духа… духа обычно изгоняют.

– Так они ушли на перерождение?

– Да.

– Слава Милосердной! Но, стоп. – нахмурившись, уточнила: – Тогда чем я отличаюсь от остальных? Если любой может убить и изгнать?

– Далеко не любой. Обученные Каратели убивают за три секунды одним желанием, обычному же песчанику необходимы подручные артефакты, накопители силы и обращение к Тьме, чтобы убить своего соотечественника. Обычно, если песчаник совершил злодеяние, его лишают тела и пленяют в сосуд на определенный срок, но никак не убивают. Но бывает, что злодеяние настолько ужасно…

– А сколько Карателей живы на текущий день?

– Ни одного. Последней была моя прабабка, но она умерла ещё до твоего рождения.

– Хм… так значит все, кто виноваты в гибели моих родителей, не мертвы?

– Нет.

– И они поклонялись Тьме?

– Да.

– А из какого клана?

– Из разных. Как оказалось чуть позже, они планировали государственный переворот и известие о рождении Карателя оказалось для них… нежелательным.

– Переворот состоялся?

– Нет. Твоя мать успела подать весточку своим родным из клана Ночных. Именно они прибыли на место преступления первыми и смогли задержать большинство заговорщиков. К сожалению, спасти Маришу они не успели…

– О, то есть они тоже мои родственники? Ну, относительно?

– Верно. Но очень относительно.

– А тот, с кем ты хочешь связаться?

– Он троюродный дядя Мариши.

– Ага… – теперь уже Сэндира задумалась надолго. – Он приедет сюда или мне придется ехать к нему?

– Не уверен, что приедет он, скорее всего он пришлет кого-нибудь из своих родичей, преподающих в Академии Ночи. И да, я думаю, чтобы не привлекать лишнего внимания к тебе раньше времени, пока нам придется пожить здесь. По крайней мере этот учебный год. Если ты поймешь принцип, то много времени это не займет, как раз год, не больше.

– Хорошо, я согласна.

Следующий час новообретенные родственники посвятили намного более легкой беседе. Обсудили приблизительные планы на год, поделились увлечениями и интересами, знаниями и умениями. С удивлением констатируя, что в некоторых вещах Сэндира намного грамотней и образованней, чем он сам, мужчина всё никак не мог свыкнуться с мыслью, что за эти сорок лет несколько раз находился практически рядом с ней. В одну Академию он пришел буквально месяц спустя, после того, как она её покинула, в паре городов они были одновременно, но тогда сама песчинка не стремилась никого найти, занимаясь своими делами… Как коварна Судьба! Эта девушка, которой до официального совершеннолетия было еще очень далеко, с легкостью могла заткнуть за пояс некоторых женщин и даже мужчин их расы, которым было уже за двести.

А песчаники жили долго… почти до пятисот.

А что будет, когда ей стукнет сто?

– Я, пожалуй, пойду, а то тетушки забеспокоятся. – узнав практически всё, что хотела и несколько разочаровавшись от узости мышления своего дедушки, песчинка снова вошла в роль милой и улыбчивой девочки. Кажется иной роли для неё никто из них даже и не предусматривал. – Но я обязательно возьму твой предмет факультативом, уверена, ты сможешь меня удивить. Хорошего вечера, Тари-сэш.

– Хорошего вечера, Сэнди… – проводив задумчивым взглядом невероятно милое и юное дитя, сам мужчина нисколько не обманывался на её счет. Ведь он из Зеркального клана. Пускай он излишне эмоционален и иной раз даже чересчур чувствителен, но суть существа он видеть не перестал. А она… она это что-то. И путь боги помогут тому, кого она полюбит.

Так, а теперь за дело!

«Дорогой мой друг…»


Первая учебная неделя пролетела, как один миг. За ней вторая, третья… Сэнди получала искреннее удовольствие от новых знаний, получаемых преимущественно из библиотеки Академии, где она стала ежедневной гостьей. Шалика пыталась вразумить подругу, аргументируя тем, что нельзя всю жизнь просидеть в четырех стенах, необходимо и гулять выбираться, на что песчинка со смехом отвечала, что своё она уже отгуляла, а здесь она именно за этим.

– Ну, вот сама посмотри, какой потрясающий травник! – в два счета переведя внимание знахарки на боле интересную вещь, чем бурчание, Сэнди пролистала пару страниц. – Древнейшее издание, дополненное самим Аммерхад-баши! – кКосой взгляд и испытующее. – Надеюсь, ты в курсе, кто такой Аммерхад-баши?

– Конечно, да! Дай сюда! – фыркнув так, словно Сэнди спросила «а голубое ли небо», знахарка взяла в руки книгу… и потерялась для общества сама, лишь иногда еле слышно бормоча «вот это да!», «невероятно!», «как интересно!!!».

О, да. Знания – это интересно всегда.

Сама же Сэндира, как ни странно, предпочитала изучать книги по медитативным техникам и артефакторному делу, действительно записавшись на факультатив к дедушке и начав открывать для себя невероятно новое и уникальное для этой страны артефакторное дело. Впрочем, нет, не уникальное. Когда-то давно, именно в эпоху Сратош, когда жила её кумир принцесса Риоко, артефакторное дело было весьма популярно, но затем… Ни один справочник, ни одна историческая хроника не давала ответ на один единственный опрос: что случилось такого, что артефакторное дело было забыто? И не просто забыто! Вычеркнуто из истории страны!

– Ой, девочки! Приве-е-ет…

Высказав своё раздражение лишь на секунду сморщенным носиком, Сэнди подняла взгляд от книги. Нанита и Катина, две подружки неразлучницы, две самые яркие, самые богатые красавицы и главные сплетницы первого курса.

– Виделись уже. – безразлично пожав плечиками, девушка вновь углубилась в чтение. Увидеть этих «леди» в библиотеке было поистине великим событием. Бедняжки, на что им приходится идти! А ведь три недели назад никто из них даже и не подумал бы взглянуть в сторону двух скромниц-заучек. Но всё изменилось уже на второй день учебы… Сначала странные шепотки среди студентов пятого курса, затем среди остальных, преподаватели стали с интересом поглядывать на тех, кто неизменно сидел в центре аудитории и старательно конспектировал их лекции…

Затем… кто-то пустил слух, что таинственный жених Сэнди не кто иной, как сам Владыка. И понеслось!

С ними захотели дружить все девушки, на них с интересом начали поглядывать все парни, ни один преподаватель никогда не занижал им оценки, предпочитая вовсе не спрашивать. Это раздражало. А ещё больше раздражали вот такие девушки, как Нанита и Катина…

– А что вы тут делаете?

– Занимаемся.

– А какие у вас планы на вечер?

Моментально подавив начавшее зарождаться раздражение, Сэндира вновь отвлеклась от книги и, капельку прищурившись, смерила прилипчивых девиц внимательным взглядом. Сама невинность…

– По вечерам я помогаю тетушкам на кухне.

– Жа-а-алко… – надув губки, словно их укусила оса, причем не единожды, Нанита сложила ручки перед собой и немного покрутилась, что выглядело достаточно комично. – Сэнди, а у меня сегодня день рождения. Я так хотела пригласить вас к себе! Может, ты предупредишь тетушек, что не сможешь сегодня?

– День рождения? О, поздравляю. – сдержано улыбнувшись на то, как моментально просияла красавица-брюнетка, в следующее мгновение охладила её пыл. – Прости, но я не хожу в гости к незнакомым.

– Как к незнакомым? Но мы же знакомы уже целых три недели!

Ах, как жаль.

– И подарка у меня нет…

– Это ерунда! Я уверена, ты ещё успеешь его купить!

Какое неприкрытое хамство.

– Сэнди… – всё это время внимательно прислушивающаяся к их разговору Шалика просительно глянула на строптивую подругу. В отличие от песчинки знахарка радовалась возможности войти в круг тех, кто был выше её по социальной ступени и она искренне не понимала, почему Сэнди так упрямо отвергала все попытки подружиться.

Глупая… это не дружба, это корысть. Впрочем, ладно, ты ещё успеешь это понять.

– Ой, верно. – маска. Эта страна вся предпочитает прятаться за масками. Искренняя улыбка, словно и до неё, наконец, это дошло и радостное согласие: – Спасибо за приглашение, Нанита, мы обязательно придем к тебе на день рождения! Куда и во сколько?

Тут же услышав и куда, и во сколько и в свою очередь заверив, что ни в коем случае не опоздают и обязательно придут, девушки распрощались и если «леди» поторопились покинуть читальный зал, искренне недоумевая, как тут можно находиться по несколько часов кряду, то две оставшиеся «ботанки» остались задумчиво листать страницы фолиантов…

– Сэнди, я в растерянности… – минут через пять признавшись, Шалика расстроено вздохнула. – У меня нет подарка, как и карманных денег. А идти на день рождения без подарка – это кощунство.

– Шали, приглашать на день рождения в день этого самого рождении – вот, что кощунственно. Не переживай, мы купим один подарок на двоих, уж на это моих сбережений хватит.

– Но это неправильно…

– Шали, неправильно навязываться. – добавив во взгляд строгости и даже немного суровости, Сэндира уверенно оборвала все имеющиеся возражения. – Не спорь со мной хотя бы в этом. Так, давай дочитывай и пойдем прогуляемся по торговым рядам, уверена, я знаю, что мы можем подарить нашей «несравненной»…

Едва не сказала выскочке. Слава Милостивой, сдержалась. Нет, в этой стране оскорблять за глаза могут лишь самые невоспитанные сэшани, воспитанные же сэшани широко улыбаются, при этом мысленно выдергивая коски неугодной. Как глупо! Впрочем, выдержку тренирует только так.

В итоге, сдав библиотечные книги пожилой улыбчивой библиотекарше, уже привязавшейся к первокурсницам, заходящим к ней буквально ежедневно, девушки отправились на рынок, располагающийся довольно далеко от Академии.

О, рынок! О, кладезь милых девичьему сердцу штучек! О, сокровищница мечтаний всех тех, кому не безразличны яркие ткани, ароматные специи, сияющие драгоценности и великолепные безделушки ручной работы.

К сожалению, оружие на рынке продавалось лишь современное, это Сэнди выяснила ещё до поступления в Академию, так что в эти ряды она больше никогда не заглядывала.

А вот в ряды с бижутерией…

– Шали, смотри, какая прелесть! Ой, и это! И это!!! Всё, я счастлива!!! – случайно зайдя в недавно открывшуюся лавку, Сэнди мгновенно потерялась среди блеска всевозможных драгоценных и полудрагоценных камней. Яшма, опалы, лазуриты, обсидианы, янтарь, бирюза, апатиты… м-м-м!!! Мур-р-рк!

– Красиво… – так же заворожено рассматривая нити бус из цветного агата преимущественно коричневых оттенков, Шалика тоскливо вздыхала, прекрасно зная цену подобным украшениям. Не слишком дорого по сравнению с теми же изумрудами и сапфирами, но по её мнению всё же недоступно, чтобы просто так придти и купить. Себе. В подарок да, в подарок можно, но себе… увы, нельзя.

– Сэшани понравились бусы?

– Очень. – с сожалением отведя взгляд, девушка согласно кивнула владельцу лавки, симпатичному и улыбчивому мужчине лет сорока не более. А может и менее. – К сожалению…

– Шали, я нашла! – радостно выкрикнув, когда азарт первых минут прошел и взгляд наконец стал более осмысленным и узрел именно то, что Сэнди и хотела, песчинка радостно развернулась к торговцу. – Скажите, сколько стоит эта прелесть?

– Сэшани выбирает для себя? – почему-то скептично пожевав губами, когда увидел выбор белокурой девушки, торговец несколько раз перевел взгляд с украшения на Сэнди обратно. – Прошу простить за то, что мне хочется дать вам совет…

– О, нет, это не для нас. Это подарок для однокурсницы.

– О… – тут же расслабившись, мужчина широко улыбнулся. – Прекрасный выбор, сэшани! Всего десять монет серебром.

– Десять? Вы уверены? – лукаво прищурившись, песчинка задорно блеснула глазами. – Может вы ошиблись и это ожерелье с янтарем стоит лишь семь?

– Вы разбиваете мне сердце, прекрасная! – улыбнувшись еще шире, потому что ни один местный торговец не представлял хоть одну продажу без того, чтобы поторговаться, мужчина радостно потер руки и взял в них озвученное ожерелье. – Вы посмотрите, какие камни! Какой блеск! Какая игра света! Какая величина! Девять с половиной, не меньше!

– Уверена, что вы преувеличиваете, сэшай. Здесь всего девять бусин… на семь с половиной серебряных, не больше.

– Прелестнейшая! – ещё минут десять упражняясь в выискивании достоинств и недостатков ожерелья из янтарных бусин, окруженных серебряным обрамлением, в итоге пара сошлась на цене восемь серебряных с четвертушкой. – Вы сделали мой день самым прекрасным в жизни, удивительная сэшани!

– Я тоже искренне рада тому, что мы зашли в вашу лавку, сэшай. – искренне улыбнувшись приятному мужчине, песчинка наконец обратила внимание на немного грустную Шалику. – Шали? Что случилось?

– Нет, всё в порядке. – с трудом отойдя от прилавка, где лежали приглянувшиеся агатовые бусы, девушка попыталась улыбнуться, но вышло довольно тускло. – Тут всё такое красивое… где ты научилась так торговаться?

– Не знаю даже. Как-то само. Всегда приятно сделать приятное хорошим людям… – благодарно кивнув мужчине, наконец завернувшему их покупку, но при этом как-то странно косившему загадочным взглядом в сторону отстраненной знахарки, Сэнди почувствовала, что во время передачи подарочного пакета, в него скользнуло что-то ещё, при этом увеличив вес покупки практически вдвое. Секундный удивленный взгляд глаза в глаза, но ответный прищур так лукав, что она не решается поинтересоваться причиной подарка. Может чуть позже, когда они немного отойдут до фонтана…

– Шали! Ах, он интриган! Смотри! – открыв пакет и обнаружив в нём не только янтарное ожерелье, но и агатовые бусы, песчинка искренне рассмеялась, сообразив, что миленькая Шалика приглянулась торговцу. Но традиции… – Никогда не думала выйти замуж за ювелира, Шали?

– Я??? Но… я же… он же… старый! – наконец обретя дар речи, девушка замотала головой.

– Он взрослый, дурочка. Но впрочем, ты права, необходимо вернуть бусы. – Уже почти убрав их в карман, чтобы не смущать уже малиновую знахарку ещё больше, вдруг услышала.

– Погоди… можно я… дай подержать. Пожалуйста.

– Пожалуйста. – тут же отдав девушке бусы, которые та бережно приняла в протянутые ладошки, сама Сэндира отстраненно улыбалась подобному повороту дел. Наверняка он видел, что Шали слишком юна для замужества, наверняка понял, что она не примет подобный подарок прямо, но также и понял, что не сможет от него отказаться… или сможет? О, нет, судя по тому, как она благоговейно проводит пальчиками по бусинам, отказаться от такого подарка девушка не сможет. Но надо. Если принять, то это уже обязательства. А нужны ли такие обязательства первокурснице? – Шали?

– Я так давно хотела что-то подобное… – с грустью прошептав, к великому удивлению песчинки, через минуту девушка вернула ей бусы. – Но это неправильно. Я не хочу позорить свою семью. И не буду.

– Хорошо, как скажешь. Тогда я верну их ему.

– Да… – отведя взгляд, знахарка сжала кулачки, но всё же кивнула. – Да. Это всего лишь бусы.

Да, это всего лишь бусы.

– Тогда подожди меня здесь и никуда не уходи. Я сейчас.

Строго погрозив пальцем, словно это могло помочь, девушка поторопилась вернуться в лавку. Подобные подарки необходимо возвращать как можно быстрее.

– Сэшай? – войдя в лавку, но не увидев владельца сразу, Сэндира позвала снова: – Сэшай… о, вот вы где. – без излишней стеснительности подойдя к вышедшему из подсобной комнаты мужчине, песчинка вынула из кармана бусы. – Они ей очень понравились, правда, но Шалика не может принять ваш подарок.

– Жаль… – не торопясь брать бусы назад, мужчина заметно нервничал. – Тогда может, купите их у меня? Я вам уступлю. Сильно.

– Она вам так приглянулась?

– Да… – ответив и тут же отойдя к прилавку, где начал бездумно перекладывать товар, ювелир тихо продолжил: – Ваша подруга столь юна и невинна, но столь прелестна, что это стало для меня шоком… Я был женат. Моя Юлико подарила мне красавицу дочь, но сама умерла от лихорадки пять лет назад. Даже не думал, что мой взор хоть когда-либо упадет на женщину. А тут она… – вздохнув, мужчина повел плечом, словно сбрасывая с себя тяжкий груз. – Я знаю, я уже не молод, а ваша подруга сама ещё совсем дитя… не обижайтесь на мой необдуманный поступок, сэшани, я не со зла.

– Ну что вы… – не зная, что ответить, песчинка грустно нахмурила бровки. – Хорошо, сколько они стоят?

– Серебряный.

– Держите. – не став торговаться, потому что цена была явно занижена, а просто положив монетку рядом с мужчиной, девушка прикоснулась к его плечу. – Если она вам так понравилась, то подождите еще пару лет… если сможете.

Странная белокурая сэшани ушла, а мужчина всё никак не мог взять себя в руки. Если бывает любовь с первого взгляда, то…

– Я смогу. Я всё смогу!

– Шали? Умничка. – найдя девушку на том же самом месте, что и оставила, песчинка огорченно покачала головой. Судя по хмурому виду знахарки, та уже проклинала тот день и тот час, когда они зашли в ту лавку. – Перестань. Кстати, у тебя когда день рождения?

– Через две недели.

– О, прекрасно! Тогда я сделаю тебе предварительный подарок! Держи. – вручив опешившей девушке бусы, Сэнди устроилась рядом. – Держи-держи. Ну, что ты? Не рада?

– Нет. Почему ты их не отдала?

– А я их отдала. И он их взял, но был так расстроен, что своими действиями ввел тебя в смущение, что я не удержалась и купила их. Для тебя. Шали, у меня есть деньги, не переживай, я могу себе это позволить. К тому же нельзя, чтобы моя подруга расстраивалась по пустякам! Верно?

– Но… – недоверчиво прикоснувшись к бусинам, Шалика уточнила: – Ты точно их купила?

– Абсолютно!

– Ох, Сэнди!!! – растрогавшись до такой степени, что не удержалась и стиснула песчинку в крепких объятиях, Шали тут же затараторила: – Спасибо-спасибо!!! А когда у тебя день рождения?

– Ой, совсем не скоро, через полгода. – беспечно отмахнувшись, девушка искренне улыбнулась. – И я буду искренне рада, если ты… например вышьешь мне хиджаб. От такого подарка я точно не откажусь.

Рассмеявшись на «тонкий» намек, Шалика уже в приподнятом настроении погладила бусы и, налюбовавшись ими вдоволь, убрала в сумку.

– Сэнди… а что это он на нас так странно смотрит? – неожиданно насторожившись, знахарка тронула подругу за рукав и хмуро кивнула в сторону парка.

– Кто? – тут же резко обернувшись… застыла. Ой-ёй… и почему она уверена, что знает, кто это? Ну, по крайней мере предполагает, что знает.

– Шали… иди домой.

– Что?

– Домой. Шали. Над домой. Срочно. – немного заторможено переведя взгляд на знахарку, Сэнди повторила: – Шали, пожалуйста, иди домой. До дня рождения еще два часа, я зайду за тобой, обещаю.

– Кто он? Твой жених? – не собираясь уступать так просто и начав ощутимо нервничать, девушка вновь бросила взгляд на странного мужчину.

– Нет. Он… его родственник. Шали, я тебя очень прошу…

– Хорошо. – видя, что Сэндира слегка неадекватна и если она не уйдет, будет лишь хуже, брюнетка тихо прошептала: – Но он тебе не враг?

– Нет. – вымученно улыбнувшись, потому что уровень эмоций зашкаливал и удержать приветливую маску было невероятно сложно, также прошептала в ответ: – Всё хорошо, Шали… я обязательно зайду за тобой через два часа, обещаю.

– Я буду тебя ждать. – наконец встав и поторопившись оставить немного побледневшую подругу, Шалика не оборачивалась, хотя любопытство грызло со страшной силой. Тот мужчина был невероятно привлекателен, довольно молод и… почему-то странно жутковат. Да, именно жутковат.

Интересно, кто он?


Глава 12

– Ты дружишь с людьми?

– С теми, кто достоин – да.

– А как узнаешь?

– Вы знаете, из какого я клана?

– Верно… – всё рассматривая и рассматривая юное дитя пустыни, присевший на бортик фонтана на место ушедшей Шалики мужчина недоверчиво качал головой. – Ты… сколько тебе лет?

– Ни «здравствуй». Ни «рад видеть». Ни представиться… Сэшай, а вы невоспитанны.

– Прости. – так и не отведя взгляд, скользнул им по платку и неуловимо поморщился. – Не ожидал увидеть тебя в таком.

– В каком?

– В столь закрытом и сковывающем движения наряде местных.

– Ваше мнение ошибочно. Впрочем, я не буду его опровергать. – более или менее взяв себя в руки, песчинка уже уверенней продолжила. – Мне так и обращаться к вам «вы»?

– Камаль из клана Ночных. И можно на «ты».

– Сэндира из клана Зеркальных. – учтиво кивнув в ответ, поинтересовалась: – Зачем ты нашел меня сейчас? И так рано? Дедушка говорил, что ты прибудешь сюда не ранее, чем через две недели.

– Мы смогли открыть портал чуть раньше и не стали упускать шанс. Командир был… очень настойчив. – лишь обозначив улыбку, мужчина, одетый по местным меркам достаточно необычно в удлиненный песочного цвета камзол с капюшоном, защищающим от песка и узкие брюки, наклонил голову. – А когда мне позволили узнать суть задания, я также был невероятно удивлен. Это правда?

– Что именно?

– Ты Каратель?

– Ещё нет. – отметив и мужественное лицо, и твердый взгляд, и необычный для местных разрез глаз и даже их глубокий сине-фиолетовый цвет радужки, добавила: – Но если ты мне поможешь, то стану.

– Это моё задание.

– Рада слышать. Где ты остановился?

– Гостиница «У Абиба», знаешь?

– Да.

– У тебя на сегодня есть дела?

– К сожалению, да. Меня пригласили на день рождения однокурсницы.

– И ты пойдешь?

– Да, я обещала.

– Ясно. – немного помолчав, словно и его сковывала ситуация, Камаль наконец поднялся на ноги. – Думаю, будет оптимальным увидеться завтра после занятий в кабинете Тарисшая. Там же мы и обсудим план занятий и их содержимое.

– Да, так будет лучше всего. – радуясь, что у неё будет время от первой встречи до второй, чтобы понять, кто он и как ей себя с ним вести, Сэндира мило улыбнулась, что для мужчины стало неожиданностью. Приятной неожиданностью. До этого она всё время хмурилась. – Приятно было познакомиться, Камаль, да завтра.

– До завтра. – торопливо покинув девушку, так как прекрасно знал, что по местным меркам их беседа была крайне неприлична, не видел, как ему вслед смотрели задумчивые серые глаза. Глаза, в глубине которых бродила пока не оформившаяся, но уже довольно интересная мысль.


Сам день рождения Наниты песчинке не запомнился абсолютно ничем. Богатый стол, богатые подруги, дорогие подарки. Ничего интересного.

К тому же на дни рождения девушек в это стране не было принято приглашать парней, так что вечер был чем-то вроде девичника, но с обильной едой и питьем, кстати безалкогольным. А уж их намёки…

А точно ли она чья-то невеста?

А правда ли, что она сирота?

А где жених?

А когда свадьба?

А почему она так сильно всё скрывает?

А вот!

– Нанита, праздник был потрясающим. – время уже близилось к позднему вечеру, так что совсем не удивительно, что девушки начали потихоньку расходиться. Не став уходить первой, тем не менее, собралась в числе вторых. – Спасибо за приглашение, всё было удивительно вкусно и интересно.

Да-да, особенно ваши попытки выведать то, чего на самом деле не существовало. А именно личность жениха.

– О, вы уже уходите? Как жаль… – искренне расстроенная девушка, уверенная, что уж на своей территории точно выяснит всю подноготную странной блондинки, в отчаянии кусала губы. Вот только настаивать на том, чтобы гостьи остались, когда за окном уже село солнце было верхом неприличия. – А мы ещё столько всего не обсудили! Ну, да ладно. Уверена, завтра мы еще поболтаем. Хорошей ночи, девочки.

– Хорошей ночи, Нанита. – уверена, завтра у меня найдутся дела поинтереснее. Мысленно иронично улыбнувшись, внешне песчинка никак не выдала своих дум. Ни хозяйке праздника, с которой они, наконец, распрощались, ни Шалике, которая задумчиво шла рядом. – О чем грустишь?

– Не грущу. Скорее думаю. Всё о том ювелире… как думаешь, он женат?

– О? Ты меня удивляешь. – скосив глаза на знахарку, Сэндира словно невзначай уточнила. – Это что-то изменит?

– Ну… не знаю… я его плохо рассмотрела, но улыбка у него была приятной.

– Он вдовец.

– Да? Откуда знаешь?

– Он сам сказал. – не став скрывать, тут же рассказала чуть больше: – Когда я вернулась, чтобы отдать ему бусы, он очень сильно расстроился, а затем признался, что сам от себя не ожидал, что ты так ему приглянешься. Он вдовец уже пять лет, у него дочь. Я не знаю, сколько лет дочери, он не сказал, но думаю около семи-десяти, вряд ли больше. Так вот… – решив рассказать до конца, так как раз начала, то и договорить следовало, продолжила: – он понял, что ты ещё слишком юна для брака и я уверена, он согласится подождать, пока ты доучишься. Если он не глуп, а я просто уверена, что он не глуп, то больше подобных провокационных подарков не будет. Наверняка он всё узнает о тебе и твоей семье сам и если в ближайший месяц-два он придет к твоим родителям, то… – загадочно улыбнувшись и подняв взгляд к небу, где наливалась серебряным светом луна, с улыбкой закончила: – я буду за вас искренне рада.

– Сэ-э-энди, ну что ты такое говоришь… – заалев, как спелая помидорка, Шалика смутилась так сильно, что следующие десять минут они шли в молчании. – А как его зовут, ты не знаешь?

– Нет, познакомиться мы не успели.

– Жалко. – сначала сказав, а затем стыдливо охнув, девушка прижала к пунцовым щекам ладошки. – Ну, о чём я думаю? Сэнди! И ты хороша! Это же кошмар!!!

– Ну… всё относительно. – тихо рассмеявшись, песчинка покачала головой. – Уговорила, не думай о нём. По крайней мере так много. А вот когда придет, тогда и подумаешь. А вот и твой дом. Хорошей ночи, Шали, до завтра.

А завтра… четыре пары пролетели, как одна.

– Шали, до завтра. – ещё на первой паре уведомив знахарку, что сегодня у неё запланирована встреча с дедушкой и родственником жениха, приехавшего издалека, смогла довольно правдоподобно отшутиться о том, что разговор будет исключительно серьезный и сугубо семейный. О том, что магистр Тарисшай её дедушка по отцу, Сэндира призналась ещё на второй день, когда разговор зашел о времени, проведенном вне стен праздничного зала. – Не забудь повторить тему по рунологии, завтра у нас первый промежуточный зачет.

– Я помню. – добродушно кивнув, но при этом мыслями находясь где-то вовне, девушка послушно отправилась в библиотеку. В этом помещении занималось лучше всего. – До завтра.

– Разрешите? – вежливо постучав и войдя в кабинет магистра артефакторного дела, Сэндира тут же кивнула второму присутствующему мужчине. – Добрый день.

– Добрый… – Камаль, сегодня переодевшийся в одежды, более подходящие по стилю этой стране, но не изменивший цвету, выглядел как истинный лорд песков. Ржавого цвета шаровары, песочного цвета рубаха и сливочного оттенка, почти белый верхний длинный халат с непривычной глазу вышивкой золотыми волнами. На мужчине не было головного убора и светло-пшеничные волосы средней длины, зачесанные назад, свободно падали на плечи. – А знаешь, что-то в этих нарядах есть такое… загадочное, я бы сказал. На тебе есть оружие?

– Прости, что?

– На тебе в одежде есть оружие? – терпеливо повторив, мужчина внимательным взглядом прошелся по фигурке подошедшей ближе девушки. Сегодня, впрочем, как почти всегда она надела полюбившийся черно-серый комплект из брюк, водолазки и туники.

– Нет. Зачем? Моё оружие всегда при мне, но не снаружи. – иронично улыбнувшись, словно объясняла прописные истины, девушка тут же нырнула пальчиками в пространственную складку и в следующее мгновение уже выуживала из неё свои любимые кинжалы-сай. – Эти – мои любимые. А ты? Ты ведь тоже не носишь оружие на виду, верно? Кстати, а каким оружием ты пользуешься?

– Кхм! – поторопившись вмешаться в разговор младшего поколения, магистр привлек к себе внимание обоих. – Дети, а не могли бы вы не светить оружием в стенах Академии? Ну, или по крайней мере в моем кабинете. Понимаю, вам не терпится приступить к обучению, но всё же… может, для начала обсудите теорию?

– Ох, и верно! – звонко рассмеявшись, песчинка тут же спрятала кинжалы обратно. – Извини, я знаю, что ты не любишь оружие, но забылась. Вы уже что-то решили по поводу занятий?

– Да, основной план будет таким же, как для кадетов нашей военной Академии, а уже по мере обучения мы будем его корректировать. Заниматься мы с тобой будем в двух местах, за городом и непосредственно в городе… – начав тут же рассказывать, как, почему и зачем, в итоге объяснил, что вся физическая и полумагическая подготовка будет проходить за городом в уединенном месте, которое он уже присмотрел, а непосредственно магическая практика будет проходить в городе, ведь пройденный материал необходимо будет отрабатывать на живых.

– Как именно?

– О, это совсем несложно и бескровно, если ты переживаешь о людях. – проскользнувшие ирония и высокомерие неприятно покоробили девушку, но показывать свои эмоции она не торопилась, внимательно слушая своего учителя. – Для начала я научу тебя видеть не только внешний слой души, это ты уже немного умеешь, я понял, но и более глубокий, внутренний слой. А у магически одаренных, да и просто одаренных существ этих слоев может быть до пяти или даже семи. И за каждым слоем может скрываться та или иная личность, проявляющая себя в той или иной ситуации. Так вот, именно эти слои мы и будем с тобой изучать непосредственно на практике, причем ежедневно. Будем гулять по самым людным местам…

– Ежедневно?

– Да. – заметив, как недовольно нахмурились девичьи бровки, тут же прищурился. – Тебя что-то не устраивает?

– Нет, меня устраивает всё, ведь я хочу стать Карателем как можно быстрее и как можно качественнее. – тонко улыбнувшись, продолжила: – Но ты не учитываешь традиции этой страны. Я не могу прогуливаться с посторонним мужчиной на людях, да ещё и ежедневно.

– Не проблема. Скажешь всем, что я тот самый жених, которого ты так ждала из дальней поездки.

– Проблема. – усмехнувшись на его информированность, покачала головой. – Шали я уже сказала, что ты родственник жениха.

– Скажешь, что была немного не в себе от неожиданной встречи.

– То есть ты настаиваешь?

– Я просто не вижу иного варианта. Впрочем, он есть. Давай уедем на соседний континент и начнем заниматься уже там. Выберем город побольше, и всё, проблем-то.

Действительно, что это она… Почему она решила, что ей необходимо весь этот год жить и учиться именно в этой Академии? К тому же примерно через неделю станет доступен телепорт…

– Но… Сэнди… – выглядевший обескураженным, Тарисшай немного обижено нахмурился. – А как же я?

– То есть?

– Я связан с Академией годовым контрактом. К тому же мы только начали с тобой изучать артефакты… Я не смогу с вами поехать.

Нда.

Всерьез задумавшись, поняла, что и ей самой не хочется уезжать из этого города. Она нашла семью, где её любили, она нашла подругу, которая в ней хоть первое время, но нуждалась, она нашла многочисленные пустыни, которых не было на том континенте…

– Камаль, можно я тебя немного бестактно поспрашиваю?

– Конечно. – иронично улыбнувшись, словно знал, о чем именно она хочет спросить, мужчина уверенно кивнул. – Спрашивай.

– Ты женат?

– Нет.

– А любимая девушка есть?

– Нет.

– Обязательства?

– Нет.

– Как ты ко мне относишься? Ну, к тому что я рожденный, но необученный Каратель и ты будешь меня обучать?

– В первые минуты, как мне сообщили эту новость – я был шокирован. – отвечая по возможности честно, так как девушка с легкостью учуяла бы любую ложь, мужчина пожал плечами. – Все мы знали, что случилось с твоей семьей, и найти тебя спустя столько лет было огромной неожиданностью. Я крайне горд, что из десяти кандидатур командир выбрал именно меня. Это великая честь. В отличие от некоторых штатских песчаников, считающих Карателей монстрами, я прекрасно знаю вашу суть и то, что совесть и честь для вас не пустое место. Таково решение богов и не нам с ними спорить. В отличие от обычных людей, песчаники слишком неуязвимы, но суть любого существа такова, что на протяжении всей жизни его преследуют соблазны. Некоторые им поддаются… И именно мы, Ночные, стоящие на страже Закона, призваны защищать жизнь и покой законопослушных граждан, именно ты, Каратель, стоящая на страже чести и совести, призвана уничтожать тех, кто преступил дозволенную грань. Согласен, жестокая судьба, слишком жестокая для юной и красивой девушки, но… – подытоживая свою речь, Камаль развел руками, – на всё воля богов. Они никогда не дают больше, чем мы можем вынести.

– Ты так красиво говоришь… – на несколько мгновений очаровавшись звуками его мужественного голоса, Сэндира новым взглядом оценила сидящего напротив блондина. – Прости за ещё один вопрос – ты гей?

– Э… что?

– Только честно.

– Нет. – крайне удивившись на то, что хрупкая блондинка могла даже подумать о таком, Камаль перевёл удивленный взгляд на хрюкнувшего магистра. – Я что-то не понял?

– О, нет. Просто не так давно у нас с Сэнди состоялся весьма обстоятельный разговор о некоторых особенностях нашей расы.

– О… – с осуждением посмотрев на девушку, мужчина недовольно качнул головой. – Излишняя чувствительность и эмоциональность совсем не показатель ориентации. И не знаю, огорчу ли я тебя или порадую, но мы, Ночные, считаемся эмоциональными ледышками по сравнению с остальными кланами. В этом отношении мы намного больше похожи на воинов-людей. Наша работа обязывает нас быть жестокими при необходимости, а также принципиальными, требовательными и суровыми.

– А заботливыми и ласковыми?

– Это ты сейчас зачем спросила? – испытующе прищурившись, мужчина по загадочной девичьей улыбке пытался понять, о чём думает собеседница.

– Ну как же! Если ты станешь моим женихом, я не хочу тебя стыдиться! Мы уже выяснили, что плакать и падать в обмороки ты не будешь, но вот мужлан и салдафон радом со мной ежедневно целый год… – преувеличено иронично погрозив пальцем, песчинка уверенно закончила: – мне не нужен.

– Я умею быть заботливым и ласковым. – в первый раз с момента знакомства широко улыбнувшись, мужчина плавным движением соскользнул со стула и, встав на одно колено перед опешившей песчинкой, галантно поцеловал самые кончики её пальчиков. – Я умею быть таким, как того требует ситуация, прелестная сэшани. Я всё умею. Но… – встав на обе ноги и наклонив голову вниз, потому что разница в росте была ощутимой, с усмешкой продолжил: – Здесь и сейчас я твой учитель, Сэндира. Если ситуация того требует, то я буду изображать твоего жениха, но лишь изображать не более. Обучение подобного уровня и подобного специалиста невозможно, если смешивать с ним личное. Но вот когда мы закончим… я сам с удовольствием задам тебе пару-тройку исключительно бестактных вопросов. Договорились?

– М… – задумавшись всего на мгновение, девушка широко улыбнулась и, лукаво блеснув глазами, согласно кивнула. Какое интересное начало обучения! И какое увлекательное!

А уж каков учитель!!!

– Что ж, раз уж мы пришли к согласию по основным вопросам, то может, чтобы не смущать уважаемого Тарисшая, мы с тобой пройдем и ты оценишь место, которое я выбрал для физических тренировок?

– Согласна. – приняв руку Камаля и помахав на прощание дедушке, Сэнди в мгновение ока превратилась в невесомую струйку песка и вылетела вслед за учителем в предусмотрительно распахнутое настежь окно. Личное… личное никуда не денется, а вот учеба и те, кто подписал себе смертный приговор, убив её родителей, ждать не будут.

Нет, она совершенно не собиралась каким-либо образом заявлять свои права на этого мужчину, она выясняла эту информацию лишь для того, чтобы понять, как к этому относится он сам. Реакция радовала и настораживала одновременно. Рядом с ним она действительно ощущала себя маленькой юной девочкой… Рядом с таким взрослым, рассудительным, достойным уважения мужчиной. Единственное, что немного коробило, так это отношение к местным. Он смотрел на них свысока, как на низших существ. Не явно, совсем нет… но периодически нечто такое проскальзывало.

Сама же Сэндира считала это глупостью. Ну, как можно не любить тех, кто любит тебя? Как можно смотреть свысока на тех, кто знает больше тебя? Как можно снисходительно хмыкать, когда Человек творит такое, что ты сам никогда не сможешь? Да, они живут меньше, да, порой магии в них нет совсем, да и физическая оболочка им дается лишь раз при рождении… но разве это стоит того, чтобы вести себя с ними как сноб?

Это глупо.

Впрочем, какая ей разница? Вот здесь и сейчас точно никакой!


Глава 13

Место, которое выбрал для уединенных занятий Камаль, было прекрасным. В закатных лучах солнца белоснежные песчаные дюны окрашивались в романтично розовые тона, постепенно становясь сиреневыми, бордовыми, багровыми и наконец, удивительно голубыми, отражая свет взошедшей и почти полной луны.

Прозанимались песчаники глубоко за полночь, ведь ни он, ни она, не нуждались в долгом сне, по молчаливому согласию решив именно сегодня устроить выматывающий спарринг.

– Твои умения удивительны. Кто тебя учил? – очередное легкое ранение в плечо, но ему оно не страшно, лишь жаль рубашку, но и это мелочь.

– Меня учили улицы. – шагнув назад и учтиво поклонившись, потому что начало разговора означало окончание боя, легонько улыбнулась воспоминаниям. – У меня не было учителя, как такового, всё, что я знаю, я брала, подсматривая и сама участвуя в уличных драках.

– В уличных… драках???

– Что тебя смущает? Да, я жила самостоятельно с тех пор, как покинула монастырь. С той поры, что я ушла, я никогда не рассчитывала ни на кого, кроме самой себя. И до самой своей первой смерти я не знала… что не умру. – ровно встретив мужской взгляд, песчинка неожиданно улыбнулась снова. – Я умерла в уличной драке в шестнадцать, когда мальчишки решили, что я слишком наглая для воровки, зашедшей на их территорию. Лишь придя в себя на городской помойке и осознав, что жуткая рваная рана через всё горло не помеха для жизни, я первым делом ушла из города, а вторым поступила в первую по счету школу, а затем в Академию на боевое отделение. Там меня научили драться по науке, но это было всё не то. Я ходила в патруль, я ввязывалась в каждую возможную и даже невозможную драку, но спустя пять лет пришлось покинуть и город, и страну. Я недальновидно ввязалась в политическое противостояние и меня снова чуть не убили. – убрав кинжалы и присев прямо на бархан, легко продолжила, словно рассказывала не о себе, а о ком-то другом, абсолютно постороннем: – Не скажу, что следующие годы жизни хоть как-то отличались один от другого: я училась, искала родителей, оттачивала мастерство в воровстве и ношении масок, в умении постоять за себя и всей доступной магии. Учила языки и историю, этикет и танцы… иногда заводила друзей, но чаще получалось заводить врагов.

Замолчав, девушка подняла голову, чтобы лучше видеть собеседника. Тот до сих пор стоял метрах в трёх от неё и не торопился присаживаться, внимательно слушая откровения ученицы.

– Но, несмотря на всё это, ты осталась слишком добра и непредвзята. И если не знать твоей сути, то я бы даже сказал, что легкомысленна и поверхностна. К счастью, это не так. К тому же ты ещё дитя и, принимая во внимание твой возраст, ты наоборот серьезна и рассудительна не по годам.

– Разве?

– Да, я вижу.

– Ну что ж, не смею спорить с вами, о, великий и несравненный учитель. – тихо рассмеявшись, когда Камаль прищурился на её вольность, наклонила голову на бок и поинтересовалась. – Так что насчет моей боевой подготовки?

– Она хороша, но я могу научить тебя и ещё кое-чему.

– Не буду противиться. Но, наверное, уже не сегодня…

– Да, уже не сегодня. – моментально согласившись, кивнул и подал руку, чтобы она встала, а затем досадливо покачал головой, отметив и на её тунике пару некрасивых разрезов. – Необходимо будет брать с собой запасную одежду для тренировок.

– О? – тут же переведя взгляд вниз, девушка недовольно поджала губки. – Да, ты прав. Хорошо, учту. Что насчет завтрашних занятий?

– Я зайду за тобой после пар и мы немного прогуляемся, заодно пусть все желающие увидят твоего загадочного жениха воочию.

– Да, чувствую послезавтра мне в Академии будет лучше не появляться… кстати, придумай себе легенду поинтереснее, должна же я буду их всех поразить.

– Всенепременно.


– Шали, я должна тебе кое в чём признаться. – первый промежуточный зачёт был успешно сдан, две следующие пары успешно отучены и теперь… – Шали, познакомься, это Камаль, мой жених. Камаль, это Шалика, моя подруга, я тебе о ней вчера говорила.

Девушки как раз вышли из здания Академии в небольшой сутолоке таких же, как и они первокурсниц, а он её уже ждал. Ждал, не обращая никакого внимания на переглядывающихся девчат, ждал, не обращая никакого внимания на недоуменно хмурящихся парней…

– Очень приятно познакомиться с милой подругой моей Сэнди. – чуть обозначив улыбку и кивнув (в этой стране не было принято целовать руку), мужчина тут же увлек песчинку, приобняв за плечи. – Прошу простить, но у нас дела.

– О… ага… – полностью дезориентированная Шали могла только шокировано хлопать ресничками, да открывать и закрывать рот. Правда уже через несколько секунд ей стало не до того.

– Шали! Кто это? Кто он??? А ну, говори! Кто этот красавчик??!

– А? – с трудом отмерев и тут же поморщившись от цепких ноготков Наниты, слишком резво вцепившихся в её плечи, знахарка неуверенно пробормотала: – Это Камаль, её жених.

– Кто? Он? Но… Он??? Ты уверена? Ты точно уверена?

Отпрянув от того, как странно зашипела однокурсница, Шали сдавленно кивнула и попыталась убрать чужие пальцы, которые впрочем тут же разжались сами.

– Ладно, иди. – Моментально потеряв всякий интерес к девушке, Нанита внимательно прищурилась, переглянулась с Катиной, кивнула и они довольно резво зашагали в ту же сторону, куда только что ушла пара. Те, за кем они собрались немножко последить…


– Как же они мне надоели! – недовольно сморщив носик минут через пятнадцать спокойной прогулки по столичному парку, где в это время чинные мамочки неторопливо прогуливали своих малышей, Сэнди с трудом удержала приветливое выражение лица.

– Сэнди! Какая неожиданная встреча! Ой, а с кем это ты? – Нанита, нарушая все мыслимые правила приличий, как жаждущая подачки собачка заглядывала в немного удивленное лицо мужчины, полностью игнорируя его спутницу.

– Сэшани, я с вами не знаком, но мне уже стыдно за ваших родителей. – заледенев взглядом, отчего девушка тут же напугано подалась назад, а Катина и вовсе приглушенно пискнула, испугавшись сурового вида, мужчина продолжил: – Сэнди, надеюсь эти сэшани не твои подруги?

– О, нет, милый, они всего лишь мои однокурсницы, да и то, на лекарском потоке.

– Хм… милая, пожалуйста, обещай мне, что больше не будешь с ними общаться, боюсь, они дурно воспитаны для того, чтобы ты обращала на них свое внимание. – достаточно грубо осадив и без того бледных подружек, Камаль даже не попрощался, вместо этого чуть притянув песчинку к себе, чтобы они смогли пройти мимо них.

– Ты ужасен. – заговорив только тогда, когда они отошли метров на тридцать, песчинка осуждающе покачала головой.

– Я знаю.

– Они начнут пакостить у меня за спиной…

– Пусть только попробуют.

– И что ты сделаешь?

– Хочешь узнать?

– Нет, хочу сначала услышать.

– Не переживай, ничего такого. Я просто дойду до их родителей и расскажу им, что их дочери навязывали мне свое общение. – презрительно хмыкнув, песчаник продолжил: – Поверь, даже этот небольшой эпизод можно извратить так, что они запрут их в четырех стенах до скорейшей выдачи замуж.

– Ты и правда ужасен…

– Не больше, чем необходимо, поверь. – не собираясь сдавать позиции, мужчина оставил за собой последнее слово и тут же перевел тему. – А теперь давай немного разучим теорию. Начнем с самого простого, с детей. Попробуй смотреть не на них, а сквозь них. Так, словно они прозрачны, словно у них больше нет физического тела, а лишь душа. У детей лет до четырех-пяти обычно всего один слой… попробуй.

Казалось бы так просто, но так невероятно сложно. Сэнди никогда не пробовала смотреть истинную суть человека именно так. Да она в принципе и вовсе никогда не задавалась подобной целью, чувствуя это больше интуитивно уже при непосредственном общении, чем так: издалека и исподтишка. А ребятишки были славными. Девочка лет трех, постоянно убегающая от молодой матери и прячущаяся за лавочки и мальчик не больше годика, чинно вышагивающий и держащий маму за руку. Именно за этими малышами ей предложил проследить Камаль, когда они устроились на лавочке в тени огромного гранатового дерева. Девчушка уже несколько раз подбегала к ним, чтобы спрятаться и за их лавочкой, так что скучать не приходилось – только Сэнди сосредотачивалась и концентрировалась, как егоза перебегала за дерево и всё вновь приходилось начинать сначала.

– У-у-у… – простонав, когда девчушка раз двадцатый сменила место дислокации, в поисках сочувствия скосила глаза на учителя. – А ничего постатичнее нет?

– Нет.

– А может…

– Нет.

– А почему?

– Таков принцип обучения. – позволив себе легкую улыбку, когда девушка жалобно вздохнула, немного смилостивился. – Но думаю, для первого раза достаточно. Сменную одежду взяла?

– Так точно! – вскочив так резво, что немного напугала своим энтузиазмом даже Камаля, не говоря уж о трёх мамочках, расположившихся неподалеку, песчинка захлопала в ладоши. – Мы на тренировки, да? Да-да?

– Да.

– Ух, здорово! Обожаю тренировки!

– Да? Не подумал бы…

– Да! Особенно когда он сменяют собой то, что у меня получается крайне плохо!

– Заметь, самое важное никогда не дается легко.

– Знаю. – немного поумерив пыл, чтобы на них перестали коситься чинные и уважаемые матроны, лукаво улыбнулась. – Обещаю, я научусь всему. А теперь… кто быстрее?

Как ни странно (совсем не странно), быстрее оказался Камаль, обогнав песчинку уже на первом километре полета. Они оба скинули физические оболочки, затерявшись среди первых же удачных кустов, чтобы с легкостью начать лавировать среди не замечающих их прохожих, домов, деревьев… и наконец, барханов.

Немного задержавшись, чтобы переодеться, на площадке Сэнди проявилась уже в удобных темно-серых брючках, ботиночках и плотно облегающей белой маечке, не скрывающей многочисленного кружева нижнего белья.

– Сэнди? – тут же указав ученице на её фривольный вид, учитель осуждающе погрозил пальцем. – Будь любезна переодеться.

– М? – глянув вниз… Сэнди неожиданно густо покраснела. – Ой! Прости, я не хотела! Совсем разучилась переодеваться, будучи духом! Я сейчас! – тут же истаяв дымкой, через три минуты проявилась уже в более приличной тёмно-синей блузке с рядом тщательно застегнутых пуговок под самое горло. – О, уже лучше. Прошу прощения за неподобающую демонстрацию.

– Да уж… – до сих пор пребывающий в некоторой задумчивости Камаль несколько отстраненно кивнул на извинения ученицы. – Так, ладно. С кинжалами ты обращаешься превосходно, но я хочу предложить тебе обучение на шестах. И это лишь для начала. Для нас, песчаников, как ты уже заметила, даже критичные ранения не приносят дискомфорта, но если начать бить по ключевым точкам, то противника можно намного качественней вывести из строя, причем так, что он ещё долго не сможет скинуть физическую оболочку, просто не сумев сконцентрироваться. Итак, начнем…

Вынув из своей пространственной складки два полутораметровых шеста, мужчина перекинул один девушке и тут же резко кивнул, обозначив начало боя. Начало необычного и довольно болезненного в первую очередь для самолюбия Сэндиры боя.

– Нет, не так. Ниже… Да. А теперь левее… верно. Да. Нет. Нет, не так. О, хорошо… – периодически останавливая тренировку и поправляя девушку, мужчина терпеливо повторял и повторял, не уставая удивляться упрямству ученицы. Он видел, что его удары достигают цели, хотя он старался бить не в полную силу, но она не просила об остановке или снисхождении. Да, эта девушка была настойчива и упряма… хорошо ли это или плохо? Время покажет.


Прошел день, второй, третий… Шепотки стихли, Шалика перестала дуться, Нанита и Катина старались не подходить к Сэнди даже случайно, учеба радовала, Камаль тоже…

– Сэндира, магистр Тарисшай просил, чтобы ты к нему подошла после занятий. – Гульнияра, староста первого курса над девушками, подошла к Сэнди аккурат после звонка, прозвучавшего с последней, четвертой пары.

– Да? О, спасибо, обязательно. – благодарно кивнув и шепнув Шалике, чтобы та её не ждала и шла заниматься в библиотеку сама (мало ли, зачем он её зовёт), сама песчинка поторопилась на третий этаж. Вообще-то они виделись вчера на факультативе, да и завтра он будет… что ему могло понадобиться сегодня? – Магистр? Можно войти?

– Да, милая, проходи. Объясни мне, пожалуйста, вот какую вещь… – выглядевший довольно нервно, мужчина кивнул в сторону окна, у которого стоял… – Откуда у тебя взялся неучтенный жених?

– Жених? – недоуменно сморгнув, девушка выглядела искренне удивленной. – Дедушка, ты что-то путаешь. Мой жених Камаль… может ты что-то неверно понял? – пройдя в кабинет и плотно прикрыв за собой дверь, девушка с осуждением посмотрела на того, кто не сводил с неё потемневшего синего взгляда. – Лорд Скайнрид, зачем вы ввели магистра в заблуждение?

– Неужели? – шаг к ней, но из раскрытого окна залетает вихрь, в мгновение превращаясь в светловолосого мужчину в светлых одеждах и заступающего дорогу Скаю.

– Сэнди, кто это? – не оборачиваясь, чтобы посмотреть ей в глаза, Камаль испытующим взглядом прошелся по недовольно поджавшему губы лорду. Было видно, что он приезжий – и по одежде, да и по внешности. В первую очередь по внешности. – Ба… полукровка. И… – шаг к Скаю, сканирование буквально до костей и внутренностей, а затем с непередаваемой усмешкой. – Ну, здравствуй, племянничек. Обнимемся?

– Не имею желания. – зло процедив, лорд не выглядел удивленным или ошарашенным, скорее недовольным. – Сэндира, нам необходимо поговорить.

– Нам? Или вам? – бесстрашно шагнув ближе и встав рядом с Камалем, девушка задумчиво наклонила голову, не сводя с мужчины взгляда, ставшего насмешливым. – Лорд Тэнгхем, вы разве забыли о пункте договора, где было сказано, что мы не имеем никаких обязательств друг перед другом после окончания срока договора? А насколько я знаю, наш договор завершился досрочно в связи с некоторыми обстоятельствами…

Тонко и немного язвительно улыбнувшись, девушка отстраненно отметила, как гневно раздулись ноздри Ледяного Сая, каким внимательным взглядом он окинул стоящего рядом с ней мужчину, а затем и её.

– Это твоё новое развлечение?

– Это моя жизнь.

– Сэнди, где ты умудряешься находить столь невоспитанных знакомых? – не собираясь спускать лорду, неожиданно оказавшемуся довольно близким родичем, пренебрежения, Камаль недовольно сузил глаза.

– Не знаю, оно как-то само… – смущенно пожав плечиками, песчинка скромно потупилась. – Наверное, я слишком доверчива к людям, вот они и пользуются моей отзывчивостью.

– А ты научилась лгать ещё достовернее. Что ж, раз уж конструктивного диалога у нас не получается, может ты вернешь мне украденные кинжалы?

– Лорд Тэнгхем? – оскорблёно распахнув глаза, девушка пару мгновений просто возмущенно смотрела на мужчину. – Украденные? Вы смеете обвинять меня в воровстве???

– Смею. Или это не ты писала? – вынув из нагрудного кармана немного помятую записку, Скай протянул её паре, стоящей напротив, хотя вместо этого с радостью бы съездил по холеной и высокомерной роже этого мужика, смеющего стоять рядом с Ней.

– О… – приняв листок и немного отстраненно отметив, что это именно то, что она ему писала, иронично улыбнулась. – Не буду отрицать, писала я. Но при чем тут воровство, Скай? Или ты будешь отрицать, что мне положена тройная компенсация контракта за то, что я не погибла вопреки твоим планам?

– Сэнди?! Я не ослышался? – глухо рыкнув, Камаль напряженно стиснул кулаки, но пока оставался на месте. – Он планировал тебя убить?

– Не он один… – проведя ладошкой по плечу учителя, прекрасно понимая, что Скай ему в бою не ровня, попыталась успокоить. – У них был план. Очень хороший план. Верно, Скай?

– Не собираюсь обсуждать это при посторонних. – с некоторым вызовом вздернув подбородок, мужчина неожиданно продолжил: – Мы предусмотрели абсолютно всё, ты бы не пострадала ни в коем случае.

– Ох, ну конечно же! И как я глупая, могла подумать обратное? Впрочем, это дело прошлое, к чему ворошить грязное белье? Но вот насчет кинжалов, Скай… ты не прав.

– Они стоят намного дороже.

– Сколько? – вновь вмешавшись, потому что ситуация начала его раздражать, песчаник прекрасно понял, о каких именно кинжалах идет речь и был абсолютно согласен с ученицей – Такое он бы и сам ни за что не отдал. – Сколько они стоят?

– Они бесценны. – немного глумливо ухмыльнувшись, потому что видел, к чему ведёт соперник, Скайнрид упрямо поджал губы. – И я требую вернуть мне моё имущество.

О, боги! Ну что он говорит?! Ну почему так, а не иначе??? Почему тупая ярость застилает глаза??! Почему Она радом с Ним? Ведь он планировал разговор совсем иначе! Он хотел извиниться, попросить прощения, позвать с собой обратно… А вместо этого??? Вместо этого, он как последний идиот дорывает себе могилу собственными руками!!! Да не нужны ему эти железки! Ему нужна она!!! Она одна и никто другой!

– Ты злой. – несколько раз сморгнув, словно с трудом удерживая слёзы, песчинка выглядела настолько несчастной, что он с трудом удержал свои руки при себе. Хотелось рвануть навстречу, обнять, уверить в том, что он не хотел… не желал… всё понял… Но рядом с ней стоял Он. Уже не Скай. – Хорошо. Держи. Мне не нужна вещь, которая тебе столь дорога, что ты пришел за ней через океан и обвиняешь меня в воровстве. Мне не нужно ворованное.

Вынув кинжалы из пространственной складки и шагнув к мужчине, не удержалась и мелочно ткнула рукоятями ему в грудь, при этом глядя ему четко в глаза так, чтобы он увидел её непролитые слёзы обиды. Детской обиды за то, что у неё отобрали игрушку… возможно детской… а возможно и иной обиды. На то, что она в нём разочаровалась… снова.

– Сэнди… – он уже хотел наплевать на всё. На посторонних, на гордость, на то, что она променяла его на другого, на её эгоистичность и лживость…

– Больше я тебе ничего не должна? – девичий голосок тонко звенел в тишине кабинета. Казалось, даже случайно залетевшая муха постаралась притихнуть, таким напряженным был момент. Молчание… – Значит, ничего. Не скажу, что было приятно увидеться, лорд Тэнгхем, прощайте. Компенсацию за контракт оставите дедушке.

Резко развернувшись, девушка, не видевшая за пеленой слёз ни сочувствующего взгляда магистра, ни задумчивого прищура учителя, ни полного боли взгляда лорда… просто ушла, даже не хлопнув на прощание дверью, а наоборот аккуратно и тихо её прикрыв.

– Племяш, ты дебил. Вот честно скажу и даже не покривлю душой.

– Это вызов?

– Ну, если желаешь… время и место?

– На твоё усмотрение.

– Прекрасно, через час за городом три мили на восток у Трех Скал. Мимо не проедешь, место заметное.

– Принято. – резкими скупыми движениями выписав чек на баснословную сумму, Скай положил его на стол нервничающего магистра и коротко кивнув на прощание, стремительно вышел из кабинета.

– Тарисшай, это вообще кто был?

– О, это лорд Скайнрид Тэнгхем. Великий и ужасный Ледяной Сай.

– Ни о чем не сказало. Давай поподробнее. Где живет, чем дышит, почему такой придурок?


Глава 14

– А ты сильнее, чем я думал.

– Ты тоже. – многочисленные порезы неприятно кровили, но уже не сильно. Регенерация, подаренная ему отцом, которого он не видел ни разу в жизни, работала на полную, в этом Скай не скупился. Вытер рассеченную ударом рукояти губу и раздраженно сплюнул кровь. – Кто ты такой?

– Её учитель и, согласно приказу командира, телохранитель.

– Но не жених?

– Тебя это так заусило?

– А то не заметно… – скрипнув зубами, прищурился, пытаясь по бесстрастному выражению лица противника понять правду.

– Нет, я ей не жених. Это лишь ширма для местных. – иронично хмыкнув на явное облегчение Ская, Камаль покачал головой. – Ты глуп. Бескрайне глуп, пытаясь навязать ей свое общество. Песчаники не прощают предательства, тем более женщины.

– Это не было предательством!

– Да? А чем же это было? Расскажи мне подробности, мальчишка. Желаю знать, за что тебя убивать.

– Это был план. Мой план. – сбившись и снова заработав глубокий порез на плече, Скай отпрыгнул назад и чертыхнулся. – Динейра, сестра императора моей страны, ступила на путь Тьмы. Необходим был выплеск. Такой, который бы выжег её дотла, но не принес бы явных разрушений. Не было ни одного явного доказательства, ни одного явного проступка, но мы с Данилианом были уверены, что за всеми покушениями на него, стоит именно она. Убить принцессу? Уволь, мы не могли. Заточить в тюрьму? Тем более! В голословные обвинения не поверит ни один судья.

– И вы решили натравить её на Сэндиру?

– Мы решили натравить её на ту, что будет изображать мою невесту.

– Глупо.

– Поспорю. Мы очень долго выбирали девушку, очень долго… – продолжая кружить, Скай не останавливал рассказ, хотя это ощутимо отвлекало. – Она была именно той, что мы искали. Юная, невинная, красивая и доверчиво влюбленная. Твоя ученица была идеальной исполнительницей.

– И жертвой.

– О, не-е-ет. – нервно усмехнувшись, лорд покачал головой и сделал удачный выпад, дотянувшись до груди песчаника. – Вот чем-чем, а жертвой Сэнди не была однозначно. Я знаю как минимум о семи пробных покушениях Динейры, которые она отбила играючи. Мы опрофанились на последнем, это правда, но это также было в наших планах. Владыка перенес на неё свой щит, сумев увести в парк, где их и нашла Динейра. В первоначальном плане на его месте должен был быть я.

– И ты бы смог её защитить?

– Смог. Смог бы! – дернув воротник и обнажив плечо, Скай явил Камалю охранную татуировку. – И защитил бы, если бы пришлось!

Усмехнувшись и опустив меч, песчаник прищурился, пытаясь навскидку определить силу охранки. Что ж, может и помогла бы…

– Но всё случилось так, а не иначе.

– О чем я искренне сожалею, поверь. – также опустив меч вниз, морально уничтоженный глава тайной канцелярии отвел взгляд и упрямо поджал губы.

– Не скажу, что заметно. Забрать кинжалы, к которым она привязалась всей душой, было верхом глупости.

– Я верну.

– Она не примет.

– Но… – не зная, что сказать ещё, Скайнрид понуро опустил плечи. Такое было с ним в первый раз. Он банально не знал, что можно сделать. Ещё ни одна девушка не была ему нужна настолько, чтобы следовать за ней, наплевав на гордость и оставив все дела.

С той самой карнавальной ночи его на части рвали такие несвойственные ему чувства, как сожаление и тоска. Если бы он мог повернуть время вспять! Если бы не долг перед короной и обещание Данилиану довести дело до конца! Если бы не то, что она сбежала в ту же ночь, не дав ему объяснить всё!!!

– Но возможно, я смогу тебе помочь… – Камаль преподавал в Академии не первый год. Видел он таких… не раз. А этот ещё и родич. Самого его девушка не зацепила. Да, миленькая, умненькая, трудолюбивая, сообразительная, но… он ей солгал, когда сказал, что дома у него никого не осталось. Осталась… Теперь, глядя на этих двоих, не желающих понять одну простую истину, он остро осознал, что осталась. А он с ней даже не попрощался. Всего неделя без неё, а он уже жалеет, что из всех достойных оказался самым достойнейшим.

Впрочем, может не зря? Может именно он отмечен богами и станет тем, кто не позволит совершить чудовищную ошибку этим двоим? Всё может быть, пути богов неисповедимы.

– Чем?

– Тем, что научу тебя, бездаря, обращаться с женщинами. – коротко хохотнув, песчаник убрал меч в пространственную складку и, в два счета сократив расстояние между ними, жестко хлопнул племянника по раненому плечу, отчего тот тут же крепко выругался. – Это лишь цветочки, Скай. Поверь, ягодки будут в разы ядренее.

– И почему я тебе верю… Кстати, раз уж ты взял на себя столь тяжкую ношу, может расскажешь, кем был мой отец и почему этот (невнятное нецензурное ругательство) не потрудился жениться на моей матери?

– Хм, видишь ли, племяш… – сморщившись от неудобного вопроса и задумчиво почесав нос, песчаник «признался»: – А шут его знает! Знаешь, до сего дня, я как-то даже и не знал, что у него есть в вашем мире неучтенный сын, а у меня племянник. Но если тебя это действительно интересует, то ты можешь задать ему этот вопрос сам.

– В нашем мире?

– Ну.

– То есть…

– Да, Скай, этот мир не наш и когда я обучу Сэндиру всему, что ей положено знать, мы уйдем.

– Хм… – некоторое время молча переваривая сногсшибательную информацию, Скай наконец недоверчиво уточнил: – А на кого ты её, говоришь, обучаешь?

– А это, племяш, тайна государственного масштаба. – снова довольно жестко хлопнув мужчину по плечу, Камаль вдруг широко улыбнулся, глядя на соседний бархан. – Сэнди, девочка, а подслушивать не хорошо. А если бы мы тут чем сокровенным делились?

– Доделились уже. – пойманная на горячем, девушка проявилась четко там, куда смотрел песчаник и недовольно поджав губы, обижено продолжила: – Стоит не проконтролировать, как за спиной уже зреют заговоры! Как ты мог, Камаль?!

– Как?

– Ты собрался ему помогать?

– Ну… как бы… да. – широко ухмыльнувшись, мужчина беспечно пожал плечами. – А что тебя смущает?

– Меня??? – хватанув воздух ртом, Сэнди несколько секунд не знала, что и сказать. – Да вы предатели! Оба!

– Ну, не психуй. – дойдя до ученицы и ухмыльнувшись, майор приобнял дернувшуюся девушку, не позволив истаять вновь, и осуждающе покачал головой. – Ведешь себя как ребенок, право слово.

– А я и есть ребенок. – совсем как девчонка надув губки, песчинка скуксилась. – Я тебе верила…

– А я разве не оправдал твоего доверия? – несколько мгновений подождав, но так и не дождавшись ответа, соглашаясь с самим собой, Камаль кивнул. – Так, дети, чувствую вам необходимо поговорить. Обстоятельно, неторопливо… только не деритесь. – подмигнул непонятно отчего вспыхнувшей Сэндире, ухмыльнулся скривившемуся Скаю и отпустив девушку, истаял в закатных лучах пустынного солнца, напоследок добавив: – Сэнди, пожалуйста, если будешь на него дуться и дальше, то только не до смерти.

– Шутник… – пробормотав себе под нос, не могла заставить себя посмотреть на Ская. Ситуация была неловкой. – Ну, о чем ты хотел поговорить?

– Я хотел извиниться… – также чувствуя нелепую скованность, всё же нашел в себе силы подойти ближе. Немного прихрамывая, так как глубокий порез на бедре всё никак не хотел срастаться, но это было такой мелочью, что именно сейчас не стоило его внимания.

– Извиняйся. – она смотрела куда угодно, но только не на него. Было почему-то стыдно. За свой поступок, за свое детское неуравновешенное поведение, за… за всё.

– Прости… – горько улыбнувшись, почему-то забыл все слова. Красноречие никогда ему не отказывало, но сейчас… – Я виноват перед тобой. Мы видели, как Владыка увел тебя в парк, но не стали мешать. Моя печать защитила бы нас, но… я не был стопроцентно уверен. Он же защитил тебя так, что…

– Мне не страшен огонь. Я дух.

– Теперь я это знаю.

– Я не обижена на тебя за это. – наконец подняв голову и заставив себя посмотреть ему четко в глаза, песчинка с горечью продолжила: – Я разочарована в тебе. За то, что вообще спланировал подобное. За то, что не рассказал то, что вы планируете. За недоверие. За ложь. За пренебрежительное отношение. За… – не выдержав и отведя взгляд, тихо буркнула, – за кинжалы.

– Я погорячился. Хотел уязвить… – запустив руку в волосы, глухо выругался. – Я запутался в тебе! Как ты не понимаешь?! Ты то влюблена, то язвительна, то юная глупышка, то степенная всезнающая леди, то беспечная, то чересчур серьезная… Я просто потерял голову! Это стало выше моего понимания, понимаешь?

– Нет. Ты сам этого хотел. Мы заключили договор, помнишь?

– Помню. И сожалею.

– С чего бы?

– С того, что хочу настоящих чувств. Искренних, а не купленных, настоящих, а не наигранных. Понимаешь? Настоящих!

– Не кричи… – покачав головой, вздохнула. А чего хочет она? Уж точно не нового фарса. – А зачем они тебе? – Не услышав ответа ни сразу, ни через минуту, подняла голову, а он молчал и смотрел. Просто смотрел… – Скай?

– Я не могу ответить тебе на этот вопрос… сейчас.

Трусил. Он банально трусил! А если она скажет, что он ей не нужен? Просто не нужен? Вообще.

– А когда? И нужен ли будет мне твой ответ потом? – Может она ещё не умеет видеть все слои души, но уж его сомнения она видит четко.

– Ты торопишься? – хмуро поинтересовавшись, настойчиво ждал ответа.

– Нет, – неожиданно широко улыбнувшись, тихо шепнула.

У всех должен быть второй шанс. Даже у него. И может даже и у неё. Он ей правда нравился раньше, до того, как стала известна истинная подоплека договора. Она и правда была почти влюблена, так что даже не приходилось притворяться. Такой серьезный, уверенный в себе, сильный, смелый, ответственный, внимательный… но слишком уж верный своему слову и преданный своему императору.

Но теперь, когда они встретились вновь, уже не связанные условиями договора и влиянием сильных мира сего, может теперь у них получится по-другому?

– У тебя есть год. Хватит?

– Хватит. – в синих глазах Скайнрида плескался океан благодарности за то, что она не заставила его сказать больше, чем он был готов. За то, что поняла, как это сложно, когда одновременно гложут и сомнение, и раскаяние, и жажда. За то, что приняла его извинения и его самого. – Без лжи, без недоверия, без пренебрежения.

– Без лжи. Без недоверия. Без пренебрежения. – тихо, но четко повторив, кивнула. Да, она приняла новый договор. Устный. Основанный лишь на вере и доверии. Бесценный. – Скай, а кинжалы ты мне вернешь?

– Плутовка. – тихо, но облегченно рассмеявшись, тут же кивнул. – Верну. Прости.

– Вернешь – прощу. – согласно кивнув в ответ, всё свое внимание перенесла на раны. – Тебе помочь?

– Нет, не стоит. Уже через час-два всё затянется само.

– Но грязь…

– Ерунда. Хотя… – взгляд вниз, на самую существенную рану и он морщится. – У тебя случайно нет бинтов?

– Случайно есть. – осуждающе покачав головой, тут же припомнила, в каком именно закутке пространства они у неё лежат и тут же уверенно вынула. – Вот. Давай ногу.

Присев на корточки и уверенно перебинтовав рану, уже через минуту встала, чтобы внимательным прищуром пройтись по всем остальным порезам. Нет, остальные вроде не были такими существенными…

– Спасибо. Ты домой… как? – совсем не праздный вопрос. Либо с ним минителепортом, но прижавшись, либо свободно, но духом.

– А ты где остановился?

– В гостинице «Бархаджан».

– О, престижное место… – ненадолго задумавшись, Сэнди решительно кивнула. – С тобой. – а затем с лукавой улыбкой закончила. – Надо же забрать кинжалы…

Кривая усмешка, но ему ясно – пока она не получит свои игрушки назад, так и будет думать только о них. Для него они ерунда, одни из многих. А вот для неё кажется нечто большее, чем два древних куска металла. Что ж, если ради них она согласна его обнять… Прикрыл глаза и на мгновение уткнулся носом в девичью макушку. То он отдаст ей не только их, но и всё, что она захочет. Всё. Абсолютно.

– О, шикарные покои… – отстранившись, когда они перенеслись из пустыни четко в гостиную его апартаментов, с интересом осмотрелась. Действительно – шикарно. Большие размеры комнаты смогли вместить в себя максимум комфорта: огромный удобный кожаный диван цвета топленого молока, два кресла того же стиля, столик темного дерева, большой вазон со свежесрезанными цветами, ваза с фруктами, на полу ковер с длинным мягким ворсом. Даже камин был. Огромное окно, зашторенное светлым тюлем, пара дверей… – Тебе помочь?

– Нет, спасибо, дальше я сам. – проковыляв до спальни и вернувшись оттуда с кинжалами, Скай снова подошел к девушке. – Прими как подарок и владей с удовольствием.

– Спасибо. – неожиданно смутившись, тем не менее, приняла и тут же спрятала туда, где им самое место, в личную пространственную складку. – Выздоравливай, увидимся завтра. Только не приходи пока в Академию, хорошо?

– Почему?

– Ну… боюсь, мне будет сложно объяснить однокурсникам, откуда у меня взялся второй жених. Как думаешь?

– А надо что-то объяснять?

– Хм… – задумавшись всерьез и надолго, девушка выглядела настолько сосредоточенной, что он не торопился мешать. – Ну, понима-а-аешь…

– Понимаю. – стараясь не улыбаться на нелепость ситуации, серьезно кивнул. Действительно, по местным нормам морали, это было возмутительно безнравственно. – К тому же я тебе ещё не жених. К сожалению. Но всё поправимо, верно?

– Возможно. – позволив себе немного повредничать, Сэнди неожиданно сама подалась вперед и, легонько поцеловав опешившего мужчину в щеку, истаяла песчаной струйкой. – До завтра, Скай, я сама приду в гости на ужин.

И почему весь оставшийся вечер с лица Ледяного Сая не сходила глупая мечтательная улыбка? Кто знает…


Прошла неделя… вторая… Учеба в Академии шла своим чередом, артефакторное дело захватывало, тренировки на шестах добавляли синяков и азарта, тренировки на детях тратили нервы и выдержку. Скай… Скай был отдельной темой и совсем не для разговора. Он просто был. Обходительным, галантным, приветливым, неизменно интересующимся всем, что он делала днем, потому что ужинали они неизменно у него в номере, причем каждый день.

Почему-то теперь, когда они по взаимному молчаливому согласию старались быть как можно более искренними друг с другом, Сэндира постоянно чувствовала некоторую скованность и неловкость. Вроде и тема была для разговора, и не чужим он был, но… но накатывала что-то такое, отчего она нет-нет, да и замирала, а то и вовсе краснела непонятно от чего.

Отметив, как внучка очередной раз застыла над деталью артефакта и, глядя в никуда, тяжко вздохнула, Тарисшай не выдержал.

– Это влюбленность.

– Да? Ты так думаешь? – встав из-за стола, отошла к окну. Девушка предпочитала приходить к магистру не в отведенное для занятий время, вместе со всеми, а чуть позже или чуть раньше, предпочитая заниматься в одиночестве. – Но почему мне так тяжело? Раньше, когда мы играли, этого не было.

– Именно поэтому. Игра всегда легче правды. Сейчас, не лукавя, ты чувствуешь за собой ответственность. За всё. За взгляды, за слова, за эмоции, за действия. Если бы раньше ты не ответила на какой-нибудь его вопрос, он бы не придал тому значения, а сейчас…

– А сейчас?

– А сейчас он сразу начнет думать и анализировать. Почему ты не ответила? Или вопрос слишком личный, или еще что? А почему? А что тому причина? – прикрыв глаза, словно окунаясь в воспоминания, песчаник отстраненно улыбнулся. – Помню, как познакомился с твоей бабушкой… как мы были юны и беспечны!

– С бабушкой? – развернувшись, девушка заинтересованно посмотрела на магистра. – Ты никогда не рассказывал раньше о бабушке? А где она сейчас?

– Не знаю. Мы расстались. И знаешь, в этом расставании во многом моя вина. Где-то не ответил, где-то недопонял, где-то вовремя не обнял… – отведя взгляд, артефактор грустно усмехнулся. – Далеко не сразу я это понял, нет. Но когда понял, было уже поздно.

– Уверен?

– Что?

– Уверен, что поздно? – немного подождав ответа, но видя, что ему всё сложнее справляться с нахлынувшими эмоциями, Сэнди не стала лезть в душу больше допустимого и, поторопившись распрощаться, отправилась на занятия по «видению». А именно в городской парк к Камалю.

– Привет! – громко и жизнерадостно поздоровавшись с учителем, которого нашла на их неизменном месте, в следующую секунду ойкнула, когда его собеседник обернулся. – Эм… здравствуйте.

А как они были похожи… лишь незнакомец выглядел на пару лет старше, чуть пошире, да помассивнее.

– Здравствуй, Сэндира. – не став затягивать с приветствием, незнакомец тут же представился: – Асмодэн, старший брат Камаля и отец Скайнрида.

Ой-ёй…

– А вы… – закусив губу, не знала, как спросить. В обход или в лоб? – Тут проездом?

– Нет, специально. Камаль отправил мне вестника и я не смог его проигнорировать. Ты можешь осудить меня, но до сего дня я не знал, что у меня есть сын. Жастин, она… мы были близки лишь раз, а затем командир приказал нам вернуться. Если бы я знал! – потемнев взглядом и неосознанно сжав кулаки, мужчина словно разговаривал сам с собой. – Никогда! Я бы никогда не допустил подобного!

– Хм… ну, думаю, вам лучше будет поговорить с ним, а не со мной.

– Да, я знаю. Но я хотел увидеть и тебя, маленькая потерянная песчинка.

– Увидели? – немного нервничая от внимательного пристального взгляда, девушка прекрасно понимала, что перед ней стоит возможный будущий свекор. И судя по всему, он тоже это понимал.

– Да, и весьма рад тому, что увидел. – учтиво кивнув, мужчина не стал задерживаться и тут же распрощался. – Да, Камаль рассказал мне, что вы видитесь со Скайнридом каждый вечер. Если тебя не затруднит… оставь сегодняшний вечер мне.

– Не затруднит.

Ох, как не хочется! Ох, как хочется предупредить! Ох, как хочется подсмотреть!!!

– Сэнди? – пытаясь отвлечь внимание ученицы от уходящего родственника, в итоге просто загородил собой обзор. – Не переживай, Скай справится без твоей помощи. А поговорить им необходимо.

– Да, я знаю… но все равно переживаю.

– За кого и почему?

– За Ская. Ну и немного за Асмодэна. – покачав головой, девушка вздохнула. – Имя-то какое необычное… «миротворец». Он соответствует своему имени? А-то как бы не подрались…

– Даже если и подерутся, то ничего страшного. Вспомни день нашего знакомства. Драка тоже неплохо, поверь. Хуже будет, если Скай решит его проигнорировать. Знаешь, я не раз слышал его сожаления по поводу того, что у него не сложилось с Жастин. Он нашел её пару лет спустя, но она уже была замужем. Почему он не узнал в Скае своего сына, я не знаю. Может просто не видел. Судьба любит зло подшутить над теми, кто неуверен в своих желаниях.

– Это точно. Ладно, надеюсь, город переживет их встречу. Ну, что, позанимаемся?

– Конечно. Видишь малыша лет шести? Давай начнем с него.


И всё-таки она не выдержала. Время близилось к полуночи, когда песчинка невидимой струйкой тончайшего белоснежного песка прокралась в распахнутое окно гостиной.

Ой.

Ой-ой… Фу, алкоголики!

С недоумением и даже некоторым изумлением рассматривая опустошенные бутылки и многочисленные остатки от еды, наконец, нашла взглядом Ская, наполовину раздетого, лежащего не в постели, а на диване. Вот только судя по богатырскому храпу, доносящемуся из спальни, та тоже не пустовала.

Тут же заглянув туда и удостоверившись, что там беспробудным алкогольным сном спит Асмодэн, не удержалась и на цыпочках подошла к спящему Скаю. Бедняжка… это сколько же они выпили? Хотя судя по отсутствию видимых повреждений, знакомство прошло довольно успешно. Интересно, о чем они договорились?

– Сэнди?

То ли она слишком громко дышала, то ли слишком громко думала, а может, слишком пристально рассматривала, но Скай проснулся. Правда судя по расфокусированному взгляду, не весь.

– Да?

– А меня отец нашел…

– Я знаю. – присев на краешек дивана, когда он нашел её руку и притянул к себе, Сэнди легонько улыбнулась. – Ты рад?

– Рад… наверное… а может нет… не знаю, ещё не решил. – прикрыв глаза и глубоко вздохнув, Скай открыл их уже более осознанно. – Извини, я наверное немного пьян, мы выпили… слегка.

– Ничего страшного. – умиляясь на то, что он перед ней извиняется, хотя это она прокралась незваной гостьей, песчинка не удержалась и погладила мужчину по голове. Как ребенка. А он как ребенок улыбнулся. – Уже поздно, я пойду…

– Останься. Еще минутку. Просто посиди. – неожиданно потянув девушку на себя, да так, что она упала ему на грудь, крепко-крепко сжал и счастливо прошептал в девичью макушку. – Просто минутку…

Это называется, посиди??? Вообще-то это полежи!

Вспыхнув, тем не менее, нашла в себе силы промолчать. Бесполезно спорить с пьяным. А он кажется и вовсе уснул. Да-а-а… Первую минуту чувствуя, как сильные мужские руки давят ребра, минуты через три поняла, что в принципе… если подумать… да и объятия стали чуть послабее. И вообще – удобно!

Но нельзя.

Дав себе возможность понежиться ещё минут десять, нашла в себе силы отказаться от запретного плода. Это не игрушки, прав дедушка. К тому же прежде чем с головой окунаться в омут любви, необходимо выполнить то, ради чего она родилась. Покарать выродков, забывших о чести и достоинстве!

– Сладких снов, Скай. – поцеловав так легко, так мимолетно, что это вряд ли можно было назвать поцелуем, песчинка улетела, вновь выскользнув песчаной струйкой в окно.

– И тебе, сладкая…

Даже не открыв глаз, прошептал в тишину ночи и прикоснулся кончиками пальцев к губам. Сегодня он обрел отца. Не мужа матери, а именно отца. А ещё наконец узнал, кто она и почему нужна не только ему, но и им. Маленькая… какая же ты сильная! Просто невероятно. А он… а он больше никогда и никому не позволит причинить тебе боль! Никогда! И никому!

Что ж, похоже, ему тоже стоит взять пару уроков у преподавателей Академии Ночи. Надо же будет чем-то себя занять весь ближайший год.


Глава 15

Три месяца пролетели, как один миг. Зачеты и немногочисленные экзамены первой сессии были благополучно сданы, на носу замелькал Карнавал, который Академия устраивала для своих студентов, а у Ская всё чаще проскальзывала мысль, что Сэнди от него что-то скрывает. То она замолкала на полуслове, то смущалась тогда, когда смущаться было не с чего, то не оставалась после ужина и куда-то убегала…

Что не так?

Кто бы объяснил…

Сам он из кожи вон лез, чтобы её понять и узнать. Узнать всё, что ей нравится, всё, что ей не нравится. Просто всё.

Нет, сегодня же загонит её в угол и допросит! Коварная ухмылка наползла на мужское лицо, а в глазах мелькнул блеск предвкушения. Эти три месяца он тоже не сидел просто так. Ежедневные тренировки с отцом принесли свои плоды – его тело могло в разы больше, чем он знал до сих пор. Он был почти песчаником! Невероятно! Уникально! Непостижимо!!! Единственное, что он не мог (пока!), это освобождать дух и скидывать физическую оболочку, но и всего остального хватало с излишком. Он стал сильнее, проворнее, выносливее. Регенерация возросла в разы, так что даже самая страшная рана не была больше смертельной и затягивалась в считанные минуты. Мало того – не приносила дискомфорта и боли, как раньше. Магия также вышла на новый уровень – его отец не один год преподавал в Академии и обучал воинов, так что он знал, на что стоит обратить чуть более пристальное внимание, чтобы получить максимальный результат в минимальные сроки.

Но что, черт возьми, скрывает Сэнди??!

– Какие планы на завтра?

– Пока никаких. Есть предложение? – сегодня они медитировали в пустыне, предпочитая заниматься как можно дальше от посторонних любопытных глаз.

– Да, в Академии завтра Карнавал…

– А как это касается меня?

– Сэндира передала тебе пригласительный. Каждый ученик может пригласить одного знакомого.

– Знакомого? – кривая усмешка от подобного определения. Он считал себя чуть больше, чем просто знакомым.

– Не придирайся к словам. И вот ещё что… – замолчав, словно обдумывал довольно неприятное, Асмодэн наконец решился. – Думаю, огорчу тебя, но это необходимо. На днях станет возможен портал в наш мир…

– И?

– Я уйду.

– Но… – действительно не ожидав подобного, Скайнрид хмуро глянул на отца. Три месяца назад они договорились о сроке длинною в год. Именно столько, сколько бы продлилось обучение Сэндиры.

– У тебя будет выбор. Пойти со мной и закончить обучение в нашей Академии, либо остаться здесь, но уже без возможности закончить необходимый курс. – не отводя взгляда, песчаник твердо смотрел в глаза сына. – Я не могу ослушаться приказа командира, а он четок – этим порталом я обязан вернуться. Подумай, у тебя есть время. Сэнди… – Прекрасно зная главную причину присутствия Ская именно здесь, а не в ином другом месте, Асмодэн качнул головой. – Сэндира умная девочка, она поймет. Поймет любое твоё решение.

Но почему ему кажется, что где-то это уже было?


– Привет! – она уже давно не залетала через окно, предпочитая заходить через дверь. Вот и сегодня вечером Сэнди лишь постучала, а он уже знал, что это она и встречал в дверях, поймав девушку в капкан рук. – Ой! Скай?

– Привет. – вместо объяснения, в чём дело и что происходит, мужчина поцеловал долгожданную гостью четко в губы, но не став затягивать поцелуй и с трудом оторвавшись от податливых девичьих губ, с укоризной заглянул ей в глаза. – Рассказывай.

– Что? – она же забыла всё. Не только что скрывает, но и вообще – зачем сюда шла. Эм… кажется поужинать.

– Всё.

– О… это будет долго. Тебе со времен сотворения мира?

– Сэнди. – укоризненно приподняв бровь, так и не отпустил, буквально донеся песчинку до дивана и устроив её у себя на коленях.

Если честно, то это настораживало больше всего. Раньше он себе подобного не позволял. Нет, целовал, было пару раз… но не так.

– У тебя что-то случилось? Ой, кстати! Отец передал тебе пригласительный?

– Передал.

– Пойдешь? – как маленькая девочка, с нетерпением ожидая ответа, Сэнди расплылась в счастливой улыбке, когда он уверенно кивнул. – Ой, спасибо!

– Сэнди, ты увиливаешь.

– Да? – Тут же смутившись, вздохнула. Ещё раз вздохнула… Ещё…

– Сэнди?

– Понимаешь… – не находя слов от неправильного, чрезвычайно неуместного смущения, песчинка стиснула пальчики, что не укрылось от внимательного взгляда Ская и заставило его напрячься ещё больше. – Отец сказал тебе, что ему пришел вестник от их командира? – начав довольно издалека, отметила, как он уверенно кивнул. Сама она узнала о вестнике ещё неделю назад. И расстроилась так сильно, что с трудом высидела тот вечер со Скаем. Она знала, какое он примет решение. Она бы сама приняла его, даже не раздумывая. Но полгода вдали от него? Это пытка уже сейчас. – Он предложил тебе идти с ним?

– Да.

– И… ты… – закусив губу, девушка уже загрустила заранее. Он стал таким родным, таким близким и таким понятным, что она больше не видела своей жизни без него. Никогда. Но если он засомневается и останется, то упустит свой шанс стать полноценным. Это Асмодэн ей объяснил четко.

– Я не хочу покидать тебя хоть на день. – взяв задрожавшие девичьи пальчики, мужчина поцеловал каждый, при этом не отрывая взгляда от её лица. – Если ты чувствуешь то же…

– Да.

Не хотела говорить. Не хотела стать причиной того, что он не обретет себя. Но не удержалась.

– Сэндира из клана Зеркальных… я люблю тебя.

Сердечко забилось в груди, а на глазах выступили слёзы счастья. Он говорит это первый раз. Как же она счастлива, что он ей это сказал!!!

– И прошу твоей руки. И второй руки. И всю тебя. Всю. Без остатка.

– Я согласна… – прошептав, не удержалась, расплакалась. Ей никто никогда не говорил так. Не словами, а душой. Да, теперь она многое видела в душах…

– А почему плачешь?

– Я счастлива… – прижимаясь к широкой мужской груди, к любимой груди, стеснялась саму себя, пряча лицо в его рубашке. Почему она так счастлива? Зачем плачет? Просто женские эмоции они такие… такие… эмоциональные!

Рассмеявшись сквозь слёзы, подняла лицо.

– Я люблю тебя. – подставив губы, приняла его благодарный поцелуй. – Я так тебя люблю… но…

– Но?

– Что ты ответил отцу?

– Ещё ничего. Он дал мне время на раздумья. – шумно выдохнув, чуть крепче сжал своё сокровище. – Это слишком серьёзное решение и я не могу принять его без твоего одобрения. Закончить обучение необходимо, но я не хочу оставлять тебя. Те четыре месяца были адом. Но сейчас…

– Сейчас всё по-другому. – искренне радуясь тому, что он интересуется её мнением, нашла его руку и переплела пальцы, немного сжав. – Ты и я, мы оба будем заняты делом, завершив которое сможем стать хозяевами своей жизни. Я знаю, как это важно, обрести себя. Ещё важнее обрести семью, но самое важное при этом не потерять самоуважение. Нельзя бросать начатое дело на полпути. Я буду очень скучать без тебя, но я буду знать, что когда мы увидимся… – подавшись вперед, поймала его губы и крепко поцеловав, закончила едва слышным шепотом. – Я буду любить тебя ещё сильнее. А ты?

– Сильнее просто невозможно. – груз, свалившийся с души, окрылил, так что даже горечь скорейшего расставания отошла на задворки и не мешала насладиться близостью девичьего тела и души. Всего лишь крепкие объятия, всего лишь поцелуи, но это стоило в десятки, в сотни раз ценнее любых благ мира. – Но я буду стараться.


Этот вечер стал особенным. Впереди было ещё два дня, но они знали, что именно здесь, именно сейчас, именно этот момент они запомнят до тех пор, пока не встретятся снова. Расставание всего на полгода. Расставание на целых полгода. Чуть больше.

– Ты пропустишь мой день рождения… – все слова были уже давно сказаны, от поцелуев опухли губы, рассвет золотил крыши домов, а она вдруг вспомнила о том, что меньше, чем через два месяца у неё будет день рождения и расстроилась. Немного глупо. Раньше она никогда не придавала им значения. А теперь расстроилась.

– Это будет последний твой день рождения, который я пропущу. – ласково усмехнувшись, Скай погладил девушку по волосам. В голову лезли одни глупые мысли, ничего серьезного. Как она тут будет без него? Не приглянется ли кому-нибудь? Не осмелится ли кто её обидеть? – Зато мой день рождения будет тогда, когда мы уже встретимся снова.

– Здорово. Я как раз придумаю, что тебе подарить. – тихо рассмеявшись, прильнула ещё ближе. – Мне пора, тетушки наверняка испереживались, что меня не было всю ночь. Они знают о тебе, но всё равно каждый раз переживают.

– Это карма всех тетушек – переживать. – кивнув со знанием дела, склонил голову и последний раз поцеловал. Крепко. Сладко. Так, чтобы она запомнила. – До вечера, Сэнди. Отдохни перед Карнавалом.

– До вечера. – не удержавшись и напоследок ласково погладив по щеке, игриво подмигнула и соскользнув с колен, выскользнула через окно. Последний час они как подростки сидели на подоконнике и любовались рассветом. Было так романтично и так уютно, что даже признаваться в этом не хотелось. А уж расставаться тем более.

Но необходимо.


– Шалика, привет! Выглядишь сногсшибательно! – ещё вчера девушки договорились встретиться в условленном месте, поэтому когда Сэндира подошла ко входу в парк Академии, она без проблем увидела в числе входящих однокурсницу и её старшую сестру. К сожалению, а может и к счастью, ювелир не торопился знакомиться с родителями Шалики, но Сэнди точно знала, что намерений он своих не оставил, уже выяснив всю подноготную студентки. Что ж, он молодец, если может держать свои желания под таким строгим контролем. Вот она, Сэнди, не может.

Хотя старается. Очень старается.

А девушки действительно расстарались. В отличие от страны Ская, местные не позволяли себе вольностей в одежде, сделав её лишь более нарядной, отдавая предпочтение кружеву и вышивке. Но судя по сестренкам, к этому Карнавалу они готовились всей семьей – верхние алые туники были расшиты золотой нитью, по подолу украшены кружевом, а хиджаб так и вовсе был произведением искусства.

– Сэнди! – просияв от искреннего комплимента, Шалика тут же непонимающе округлила глаза, не узнав спутника подруги. – Эм…

– Мой… – скосив глаза на безмятежного Скайнрида, которого собственнически держала за руку, Сенди, наконец, призналась. – Мой жених. Настоящий жених. Лорд Скайнрид Тэнгхем.

– А…

– Искренне рад познакомиться с вами, прелестные сэшани. – учтиво поклонившись сначала Шалике, затем её сестре Лайле, мужчина старался не улыбаться, такими они были смешными. Приоткрытые рты, абсолютно недоумевающие взгляды и судорожно сжатые пальчики, теребящие туники.

– Девочки, я вам всё обязательно расскажу, но чуть позже. – попытавшись хоть как то сгладить шок от известия, что жених у нее не один, а целых два, Сэнди продолжила чуть громче: – Ой, а нам не пора? Кажется, торжественная часть вот-вот начнется! Девочки, идемте, скорее!

А торжественная часть была выше всяческих похвал! Ректор лично поздравил студентов с завершением сессии и успешной сдачей всех зачетов и экзаменов, особенно выделил тех, кто в течение года старался больше всех и стал гордостью своего потока, причем в их число вошли и Шалика с Сэндирой. Немного пространно прошелся по успешно внедряемым предметам, остановился на том, что хоть Владыка сегодня и не присутствует, но тем не менее, неустанно бдит и поддерживает тех, кто не срамит честь Академии, а наоборот всячески её прославляет. Торжественную речь ректора и старших преподавателей периодически разбавляли развлекательные номера, которые приготовили студенты из числа активистов, так что скучно не было.

Но естественно, все ждали не торжественных речей, а самого вечера, а именно его апофеоза – танцев, закусок, выпивки и конечно же фейерверка.

С трудом высидев официальную часть и нисколько не переживая за Шалику, с которой сегодня была её более общительная сестренка, Сэнди в первых рядах поторопилась на воздух, когда объявили, что сегодня Карнавал будет проводиться не в зале, а в парке Академии.

Тем лучше!

Буквально уговаривая себя держать пальчики при себе, а не на теле Ская, песчинка счастливо улыбалась и завистливо вздыхала. Да, завистливо. Она завидовала самой себе! Мыслимое ли дело??? Нет, правильно, что он уедет, правильно. Иначе быть ему ежедневно зацелованным, ну или… нет, стоп! Это только после свадьбы!

– Отчего краснеешь? Что за мысли бродят в твоей славной головке? – наклонившись к девушке, мужчина, одетый в белоснежный верхний халат, вышитый серебром и синими бусинами, сегодня как никто походил на жениха. Впрочем, и «невеста» была ему под стать. Тончайшее белое кружево с голубым отливом окутывало девушку буквально всю, превращая её в эфемерное неземное создание.

– Не скажу. – смутившись ещё больше, Сэндира потянула его на звуки музыки. – Умеешь танцевать местные танцы?

– Вряд ли.

– Тогда вальс?

– С удовольствием. – уже через мгновение кружа любимую под изумленными взглядами недоумевающих студентов, чуть осуждающе качнул головой. – Сплетен не оберешься.

– Не думаю. Для них я персона со знаком «нельзя», спасибо Владыке. – лукаво улыбнувшись, девушка поправила кружево маски, которая полностью закрывала всю верхнюю половину лица. – Кстати, я ошибаюсь или Динейра действительно беременна? Слухи ползут уже третью неделю…

– Да? Не знал. Если честно, то я не интересуюсь слухами подобного рода. Но знаешь, если это правда, то я искренне за них рад.

– А уж я-то как… – лукаво стрельнув глазками из-под полуопущенных ресниц, загадочно улыбнулась. – А ты любишь детей?

– Никогда не думал. – опешив лишь на мгновение, когда Сэнди подняла совершенно неожиданную тему, задумался, впрочем, не забывая вести девушку в вальсе и не сбившись ни на мгновение. – Но если ты родишь мне маленькую сероглазую дочку, то буду рад безумно.

– Скай!

– А что? Хотя да, после дочки можно ещё и сына. Или двух… А можно сначала сына, чтобы вырос и защищал сестренку… – с улыбкой наблюдая, как краснеют сначала ушки, затем щечки, а после и вся видимая кожа песчинки, не удержался и рассмеялся. – И в кого ты такая, эмоциональная?

– В дедушку. – вспыхнув, замотала головой, чтобы хоть как-то остудиться. – У меня от тебя пожар в голове!

– Да? А у меня не только в голове… – искренне сожалея, что здесь и сейчас поцелуи недоступны, передал его взглядом. – Но если мы продолжим говорить об этом, то твою репутацию не спасет даже запрет Владыки.

– Прости… – прильнув на мгновение, в следующее уже изящно приседала, завершая танец. – Что-то так в горле пересохло… перекусим?


Следующие два часа песчинке запомнились одним ярчайшим моментом. Они пили, ели, танцевали, участвовали в шуточных студенческих конкурсах, даже играли в салки!

А затем в прятки… в догоняшки…

– Поймал! – настигнув беглянку в самой гуще парка, Скай поднял её в воздух и закружил. – Никуда ты от меня не сбежишь, р-р-р!

– Ой-ой, боюсь-боюсь! – хохоча и игриво вырываясь, в итоге взвизгнула, когда они упали в траву. Хоть падение и смягчилось магической подушкой, но неожиданность взяла своё. – Ай!

– Не бойся, я тебя держу.

– А я не боюсь. – лежа на широкой мужской груди, песчинка любовалась звездами в его глазах. – С тобой я вообще ничего не боюсь, даже тебя. Если только…

– М?

– Если только немножко себя… – прошептав, обхватила его лицо ладонями, и поцеловала. Она хотела сделать это весь вечер.

– О… а давай бояться вместе?

– О, нет. Вместе мы не будем бояться. Вместе мы будем… м-м-м… – поцелуи из ласковых и игривых неторопливо перетекали в жаркие и страстные, но ни она, ни он не переходили той грани, что смела бы все запреты. Только не здесь и не так. Пусть этот вечер останется в их памяти романтичным и сладким, таким, каким они и хотят.

– Ой, фейерверк! – увидев первую вспышку, радостно вскинула руку в небо. Они уже давно просто лежали на траве рядышком, переплетя пальцы и общаясь не телами, а душами. Молча тоже можно сказать очень многое. – Какой красивый!

– Да, местные знают в них толк. – с удовольствием рассматривая цветные взрывы, воплощающиеся то в цветы, то в бабочек, то в птиц, то вообще в неведомых зверей, Скай согласно кивнул. – Надо будет написать Данилиану, чтобы поработал с Владыкой в этом направлении.

– Да? Ну, напиши… Я вот до сих пор не могу понять, как он тебя отпустил?

– Ну… это было… – немного смутившись, Скайнрид прикрыл глаза, словно вспоминая. – Просто в один прекрасный день он зашел в мой кабинет, треснул кулаком по столу и сказал, чтобы я выметался и не смел возвращаться, пока не верну себе душевное равновесие. Не нравилось ему видите ли, что я за месяц раскрыл десяток глухих дел и довел его последнюю любовницу до заикания, когда случайно застукал их в парке.

– Как довел? – удивленно распахнув глаза, Сэнди пару раз сморгнула. Скай? Довел девушку???

– Своим видом, кажется. Ну, по крайней мере, так решил Дан. В общем, выгнали меня.

– Бедненький. – тихо рассмеявшись, девушка покачала головой. Да, оказывается и так бывает. – А почему ты не взял с собой Шао? Он, наверное, по тебе уже так соскучился…

– Я тоже по нему очень скучаю. Но эта страна для него слишком жаркая и возьми я его с собой, он бы больше мучился, чем там, вдали от меня. Зато сейчас, благодаря отцу, я знаю, как можно перенастроить одно заковыристое заклинание, так что ему не будет жарко и возьму его с собой в ваш мир. Мы уже договорились, что первым делом заскочим ко мне домой и я оповещу императора о своих планах. Может меня и выгнали, но с работы пока не уволили и отчитаться я должен.

– Так жалко, что я не могу пойти с вами…

– Это слишком опасно. Пока ты не стала полноценным Карателем, они могут этим воспользоваться. Не грусти, солнышко, это не такой долгий срок.

– Да… – положив голову Скаю на грудь и позволив себя обнять, песчинка прикрыла глаза, одновременно любуясь фейерверком и слушая размеренный стук его сердца.

Остановись мгновение, ты прекрасно!

– Скай, нам пора. – встретив пару у выхода из Академии, когда они, насмотревшись на красочное представление, отправились домой, Асмодэн учтиво кивнул моментально загрустившей девушке. – Сэндира, не стоит. Обещаю, я сделаю из него настоящего мужчину, так что его не узнаешь.

– О нет, не надо, чтобы не узнала. – с вымученной улыбкой погрозив будущему свекру пальцем, девушка вздохнула. – Берегите себя.

– Обязательно. – прижав Сэнди ещё крепче, Скай склонился и нежно поцеловал её в губы. – Береги себя, солнышко. Я люблю тебя.

– Люблю тебя… – крепко поцеловав в ответ, заставила себя разжать руки и выпустить любимого. – До встречи…

Не удержавшись от предательского шмыга, когда мужские силуэты растаяли в мощнейшем магическом телепорте, закусила губу. Нет, она не заплачет. Этот прекрасный вечер не завершится слезами, нет. Он завершится немного грустной, но улыбкой. Потому что он её любит…

И она его тоже.


Глава 16

– Сэнди! Ты просто обязана рассказать мне ВСЁ! – с трудом дождавшись утра, Шалика залетела в таверну сэшая Пыршанга и, найдя взглядом завтракающую Сэнди, нависла над ней пыхтящим и негодующим возмездием.

– Всё-всё? – смерив девушку весёлым взглядом, песчинка кивнула ей на стул, чтобы та присела. – Завтракать будешь?

– Нет, я уже поела дома. Не увиливай!

– А я не увиливаю. Итак, если тебя интересует всё, слушай. Сначала было слово…

– Сэнди! Да не это всё! Я о твоем женихе! Кто из них кто??!

– Шали, ты слишком громкая. – добавив во взгляд немного укоризны, дождалась, когда знахарка тяжело вздохнет, но больше мучить не стала. – Думаю, стоит рассказать с самого начала… Но обещай мне, что это останется между нами. Обещаешь? Нет, я не падшая женщина, не делай такие большие глаза. Всё намного проще… я дух пустыни.

– К… хто??? – поперхнувшись воздухом, девушка натужно закашлялась, так что Сэндире пришлось встать и похлопать её по спине. – Всё-всё… хватит… ты не шутишь???

Взглядом ребенка, которому сказали, что подарки покупают не родители, а приносят феи, Шалика жадно вглядывалась в лицо вновь севшей напротив однокурсницы.

– Нет, Шали. Я не шучу. Много-много лет назад меня спрятали в монастыре, и я жила в полной уверенности, что меня бросили. Я долго искала родичей, очень долго. Я даже перебралась на ваш континент и в вашу страну в надежде найти хоть кого-то, но всё тщетно. Как ты знаешь, духи вернулись в свой родной мир более пятисот лет назад. Им у вас было некомфортно. Так вот… – отметив полностью остекленевший взгляд Шалики, Сэнди прервала рассказ и сходила за кружечкой кофе и пирожными, поставив всё это угощение перед знахаркой. – Запей.

– Ага… – не удержавшись от соблазна и съев пирожное, лишь после этого девушка немного пришла в себя. – А ты?

– А мне пока нельзя домой. По их меркам я ещё маленькая и не смогу постоять за себя, если меня найдут те, от кого меня спрятали.

– А от кого?

– От недобрых личностей. – грустно хмыкнув, Сэнди покачала головой. – Это не так уж и важно. Важно то, что здесь я наконец нашла своих родичей и поняла, почему всё так, а не иначе. Да, магистр действительно мой дедушка, но вот Камаль мне не жених, он мой учитель. Он обучает меня техникам духов и мы с ним занимаемся каждый день. А вот Скай… он мой настоящий жених и племянник Камаля. – немного взгрустнув, взяла в руки уже практически пустую кружку и прикрылась ею, отпив последнее. – Всё очень сложно, Шали… очень сложно. А теперь и Скай ушел, чтобы пройти обучение в Академии Ночных духов…

– О… – с трудом понимая, о чем говорит Сэнди, Шалика хмуро покачала головой. – Но зачем ты мне соврала?

– В это очень сложно поверить. Я вижу, ты до сих пор не поверила в мои слова до конца. К тому же традиции вашей страны очень сильно различны с теми традициями и устоями, среди которых выросла я. Я не знала, что Скай найдет меня здесь и мне показалось, что будет проще представить Камаля женихом, чтобы не было сплетен. К тому же, мы не очень хорошо с ним расстались…

– С кем? – в конец запутавшись в именах и родственных связях, девушка поняла, что будет лучшим вариантом начать есть второе пирожное.

– Со Скаем. Хотя, это уже совсем неважно. Я его люблю и когда это всё закончится, то я искренне надеюсь, что мы поженимся!

– А всё – это что?

– Всё – это всё. – широко улыбнувшись и не собираясь рассказывать что-либо ещё, дождалась, когда пирожное подойдет к концу, как и кофе и громко хлопнула в ладоши. – Шали, это всё будет не скоро и вообще! У нас целая неделя каникул, а в городе как раз началась Ярмарка! Идем гулять?

Прекрасно распознав уловку, знахарка лишь покачала головой. Хотя… может оно и к лучшему, что она так и не узнает всё? Ведь представить только! Сэнди – дух пустыни!!!

– А что ты умеешь? Ну, как дух…

– Я умею видеть души и таять песчаной дымкой. Вот так. – в кафе никого кроме них не было, время завтрака уже давно прошло, так что девушка, ничуть не таясь, растаяла дымкой, облетела вокруг распахнувшей глаза Шалики и, снова вернув себе плоть, со смехом устроилась на стуле. – Ну как? Теперь веришь?

– Ой, мамочки-и-и… ты правда… и правда…

– Правда. Ну, так что? Идём гулять?

А погуляли девушки плодотворно. Причем если поначалу Шалика немного дичилась, не представляя как вести себя с той, кто оказалась совсем не тем, кем могла быть, то к концу дня немного освоилась, впрочем, не без помощи самой Сэнди, ведущей себя так же, как и всегда.

– Шали, я не кусаюсь.

– Да, понятно…

– Надеюсь, ты на меня не в обиде?

– Да ты что! Конечно же нет! – Обижаться на духа??? Да это же кощунство! – Я просто… ну, просто… вы же сказка…

– Шали, сказка – это такие добрые и отзывчивые девушки, как ты. Поверь, я искренне рада, что знакома с тобой. У тебя очень чистая и нежная душа. Она так светла, что я каждый раз любуюсь и радуюсь, глядя на тебя. Твой будущий муж будет самым счастливым человеком на свете! – звонко рассмеявшись, когда знахарка густо покраснела, не удержалась и обняла скромницу. – Нет-нет, не смущайся на правду. Правда – она такая…

– Ты говорила, что если ему будет интересно… – неожиданно вспомнив о ювелире, Шали вдруг взгрустнула. – А он ведь так до сих пор и не пришел знакомиться к родителям.

– Уверена, он ещё придет. Я не провидица, но что-то мне подсказывает… – не просто так отправившись в ювелирные ряды, Сэнди выискивала взглядом того самого мужчину, что уже поселился в юных думах знахарки. О, так вот же он! – Что-то мне подсказывает, что ты просто слишком много о нем думаешь. Тебе ведь только недавно исполнилось восемнадцать, тебе ещё четыре с лишним года учиться. Куда ты торопишься?

– Ну… ты права… но знаешь, мне было бы приятно, если бы и у меня был жених. Ну, просто, чтобы был. У тебя ведь есть! Я тоже хочу! К тому же как только я закончу первый курс, я уже обрету право выйти замуж, а учиться можно и будучи замужней, я узнавала! А этот ювелир даже не пришел к родителям… Уже четыре месяца прошло, а он так и не пришел! – закончив немного на повышенных тонах, Шали наконец подняла глаза на непонятно почему загадочно улыбающуюся Сэндиру и недоуменно-вопросительно кивнув, обернулась, когда пальчик подружки указал ей четко за спину. – Ой…

– Прекрасный вечер, милая сэшани…

– Здравствуйте. – медленно, но верно приобретая окрас переспевшего, но крайне симпатичного баклажанчика, девушка потупилась, не представляя, как могла так забыться на людях. А он всё слышал! Наверняка всё слышал!!! И что он теперь о ней подумает??? О, боги! Наверняка ведь решит, что она ужасно невоспитанна!

– Не поверите, как удивительно было мне слышать ваши слова.

– Я не хотела…

– Не смущайтесь, прошу вас. – и сам чувствуя некоторую неловкость, мужчина не знал, как исправить ситуацию, чтобы девушка не подумала о нём плохо. Ведь немудрено подумать, что он специально её преследовал и подслушивал! Ведь как увидел её в толпе, так и не сводил взгляда… ох, дурень! – Не хочу показаться навязчивым, но слышал я у вас каникулы?

– Да.

– Да, и мы всё сдали с первого раза. А Ректор сам отметил Шалику в числе самых прилежных студенток первого курса. – немного беспардонно вмешавшись в скомканный разговор, Сэнди радостно защебетала, разряжая обстановку: – Так что можете нас поздравить, мы на каникулах целую неделю!

– О, искренне рад за вас. – забыв, куда можно подевать руки, мужчина нервно сминал пояс халата. – Не сочтите за наглость, но могу я надеяться застать ваших родителей дома в вечер воскресного дня?

– А… зачем? – Шалика сначала брякнула, а затем поняла, что он сказал. Подняла недоверчивый взгляд, чтобы увидеть его глаза, да так и застыла.

– Шали? Шали, отомри! – не дождавшись ни звука, песчинка совсем невежливо ткнула подружку локтем в бок и в итоге ответила за неё. – Я просто уверена, что уважаемые Заныш и Умария с удовольствием примут вас в гости. И сэшай…

– Селим.

– О, приятно познакомиться, сэшай Селим. Хорошего вечера, мы пожалуй пойдём… – потянув знахарку за руку, песчинка прошептала уже тише, но четко на ухо девушке: – Мы пошли!

– А? А, да… – всё ещё пребывая в некотором ступоре и явном шоке от произошедшего, Шали нервно кивнула и позволила себя увести, хотя перед глазами у неё всё стоял образ симпатичного и ничуть не старого мужчины. Может, слегка за тридцать… но какие у него красивые глаза и какая открытая улыбка!!! – Сэнди!!!

– М? – С трудом не оглохнув уже на выходе с Ярмарки, песчинка потеребила ухо. Долго же Шали приходила в себя! Они уже минут десять шли. – Да, дорогая? Только не так громко. Что-то случилось?

– Случилось? Случилось??! Да, Сэнди! Что-то! Случилось!!!

– Ты снова очень громко кричишь. – успокаивающе погладив девушку по руке, Сэндира безмятежно улыбнулась. – Ну вот, скоро и у тебя будет жених. А ты переживала.

– О, боги! Что скажет папа??! Ты не понимаешь!

– Я? О, Шали, я всё прекрасно понимаю. Папа будет искренне за тебя рад. И мама будет рада. И сестренки тоже. Я просто уверена. А оставшихся полгода обучения как раз будет достаточно для того, чтобы вы получше друг друга узнали. А когда вы поженитесь…

– Когда мы… что???

– А что? Или ты думала, жених с невестой никогда не женятся?

– Но… я… он… мы???

– А что? Или уже передумала? – внимательным прищуром пройдясь по лицу подруги, погрозила той пальчиком. – Ты учти, такими вещами не шутят.

– Я… – неожиданно перепугавшись, Шали вцепилась пальчиками в плечи Сэндиры. – Я боюсь!

– Чего?

– Всего!

– Глупенькая. Ты понравилась ему, он понравился тебе… чего тут бояться? М?

– Я не знаю… но мне страшно! А если родители скажут «нет»?

– Это ещё с чего?

– Не знаю.

– Вот и я уверена, что они сначала обстоятельно поговорят, а уже затем примут осознанное решение. Если что – зови меня. О, да хоть прямо сейчас! – девушки как раз подошли к улице, где жила Шалика, так что Сэндира решила не откладывать довольно щепетильное дело на потом и ковать железо, пока горячо.

– О, нет! Ещё чего не хватало! – неожиданно взяв себя в руки, Шалика уверенно отказалась от подобной помощи. – Моей руки должен просить именно он и никто другой! Ещё ты за него не просила! Это что тогда за мужчина будет?!

– Ну, вот, вижу здравый смысл к тебе хоть немного, да вернулся. – радостно разулыбавшись, песчинка тепло попрощалась с вновь задумавшейся, но уже более вменяемой подружкой. Лишь бы этот здравый смысл не пропал до вечера воскресенья, который будет уже послезавтра…


– Сэнди-и-и!!! – ворвавшись в кафе утром в понедельник, Шалика сияла, как начищенное столовое серебро. – Он пришел!!!

– Я даже не спрошу «кто». – искренне радуясь за однокурсницу, песчинка с удовольствием обняла довольную знахарку. – Ну, вот видишь, как хорошо всё. А как родители его приняли?

– Сначала удивились. Представляешь, он не один пришел! Со своими родителями! А меня выгнали… – вздохнув, но не грустно, а так, словно по привычке, тут же засияла снова и протянула Сэндире руку. – Смотри, что он мне подарил! Красивое?

– Очень! – действительно, обручальное колечко, подаренное Селимом было удивительно милым и ажурным. Как раз для такой юной девушки, как Шалика. Тонкий золотой ободок бережно обнимал пальчик, а россыпь мелких коричневых топазов, сияющих в унисон с глазами новоявленной невесты, приятно радовали взор. – Он тебя ценит…

– Я даже представить себе не могу, сколько оно стоит! – приложив ладошки к щекам, Шали зажмурилась и помотала головой. – А какие у него родители приятные, ты бы знала! А он сам… у-у-уй!

– Когда свадьба?

– Мы ещё не говорили об этом. – смущенно закусив губу, девушка потупилась. – Но точно не раньше, чем закончу первый курс. – и уже более воодушевленно добавила: – А на эти выходные мы идём в гости к ним, знакомиться с его дочкой. Ты оказалась права, ей всего семь лет. Надеюсь, она меня примет…

– Конечно, примет! Даже не сомневайся.

Поболтав ещё немного о том, о сём, и уверив начавшую сомневаться буквально во всём Шалику, что счастья ей не избежать, Сэндира тепло попрощалась с однокурсницей, поторопившейся обратно домой. Каникулы это конечно хорошо, но домашних дел никто не отменял. Вот и сама Сэнди, дозавтракав в тишине, отправилась на кухню, помогать тетушкам готовить обеды, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей уже о своём женихе. Прошло всего несколько дней, а она уже скучает по нему. Безумно скучает! Но…

Но так надо.

– Камаль, добрый вечер. Приступим?

Хорошо хоть тренировки с Камалем никто не отменял, иначе кто знает, до чего бы ещё додумалась песчинка. Хотя помолвка подруги – дело хорошее. Может ещё кого страждущего одарить счастьем? Хм…


К сожалению, а может наоборот, к счастью, страждущие добровольно не находились, а искать самой Сэндире не было времени. Начался второй семестр, где добавились новые предметы, словно сговорившись, дедушка озадачил её незнакомыми артефактными конструкциями, заняв все мысли, Камаль ужесточил тренировки, не позволяя расслабиться телу, так что когда в один теплый лунный вечер на месте ежедневных тренировок песчинка не нашла учителя, то искренне удивилась.

Но что это?

Осматриваясь, наткнулась взглядом сначала на коробку, а затем и на огромный букет цветов, которые сначала не увидела в закатных сумерках. Цветы?

«С днем рождения, любимая»

– О, боги… – растроганно прошептав, Сэнди опустилась на колени и зарылась лицом в невиданные здесь цветы. Эдельвейсы… нежнейшие горные эдельвейсы, упакованные в заклинание неувядания. Он запомнил. – Скай…

– С днем рождения, Сэндира.

Обернувшись на тихое поздравление Камаля, распахнула глаза от удивления. Позади стоял не только он.

– Как вы успели???

– Мы просто спрятали его под мираж. – подойдя ближе, песчаник подал девушке руку и помог встать, тут же проводив за шикарный стол, накрытый на троих, где уже сидел Тарисшай. – Знаю, ты будешь праздновать свой день рождения завтра с подругами и семьей сэшая Пыршанга, но ты родилась в ночь, так что и мы имеем полное право тебя поздравить уже сейчас. Так что… с днем рождения.

Приобняв и коротко поцеловав девушку в щеку, Камаль вручил ей маленькую красиво упакованную коробочку. Рядом с Тарисшаем же стояла коробка побольше. Причем не на столе стояла, а прямо на песке. И была она настолько побольше, что верхний её край был четко по плечи расчувствовавшемуся дедушке.

Не удержавшись и вскрыв сначала подарок Ская, с умилением прижала к груди кулачки, глядя в небо распахнутыми от счастья глазами. Из казалось бы небольшой коробки в небо взмыл миллиард светлячков, сложившихся в невероятную картину. Скай в полный рост, посылающий ей воздушный поцелуй. Который летел… летел… и наконец окончил свой путь на её губах, оставив ощущение его присутствия и едва различимый шепот:

– С днем рождения, любимая…

– Спасибо… – прикрыв глаза, прошептала ответ, который она была уверена, до него долетит. – Люблю тебя…

Радуясь, что присутствующие мужчины не торопят её и не мешают насладиться моментом, ещё несколько секунд запоминала свой самый удивительный день рождения. Как она жила без них раньше?

Постепенно придя в себя и с некоторым сожалением отметив, что светлячки разлетаются, размывая любимый облик, тут же приступила к вскрытию подарка учителя.

– Камаль! Какая красота! Спасибо! – не переставая удивляться изобретательности песчаников, Сэндира вертела в руках телескопический шест из уникального черного дерева жабас. Это дерево при правильной обработке приобретало уникальные свойства. Оно становилось тверже алмаза, при этом оставаясь довольно легким по весу. Было упругим, но даже согнув его пополам, было невозможно его сломать. – Ты самый лучший учитель! Дедушка?

– О, мой подарок лучше будет вскрыть чуть позже. – загадочно улыбнувшись, артефактор послал внучке сияющий взгляд. – С днем рождения, милая.

– Спасибо. Что ж, позже, так позже, не буду настаивать. Тогда отужинаем? Так вкусно пахнет!

А пахло действительно вкусно. Причем не просто пахло, а и на вкус было изумительным. Нежнейшие мясные закуски, изысканные овощные закуски, ароматные специи, непостижимые соусы и пряности… а десерт был просто волшебным!

– Ну вот, теперь можно и мой подарок вскрыть. – когда первый, да и второй голод был утолен, десерт опробован, а бутылка вина выпита, магистр хлопнул ладоши и указал на свой подарок. – Только я сам, хорошо, это надо сделать аккуратно…

О? Да что ж там такое? Заинтриговал!

С удивлением отмечая, как дедушка встает и зачем-то относит подарок метров на пятьдесят от них и вскрывает уже там, в следующую секунду замерла, пораженная разворачивающимся действом. Тарисшай приготовил ей фейерверк! Настолько мощный, настолько красочный и насыщенный, настолько искусно подобранный, что лишь минут через десять, когда он стал потихоньку сходить на нет, а цветные бабочки, огненные вихри и волшебные цветы потихоньку угасать и развеиваться, обрела дар речи.

– Дедушка!!! – подскочив с места, крепко-крепко обняла смутившегося мужчину. – Это настоящий праздник! Как же я вас люблю!

– Мы тоже Сэнди. Мы тоже…


День рождения, отпразднованный на следующий день уже с семьей Пыршанг-баши, был не менее теплым и богатым на подарки. Ради такого великого события кафе закрыли на весь вечер, тетушки расстаравшиеся на славу и накрывшие богатый стол млели от комплиментов Сэндиры, Шалика искренне радовалась за подругу, сидя рядом и щурясь от удовольствия, что Сэнди надела лично вышитый ею хиджаб.

Сама же песчинка, с улыбкой, не сходящей с лица весь вечер, просто по-человечески радовалась шумной и дружной семье, принявшей её как родную. Среди подарков были и туники тех светлых тонов, что так любила песчинка, и хиджабы, и даже браслет, лично подаренный ей главой семейства уважаемым Пыршангом. Не дорогой, но очень изящный браслет из серебряных колечек, монеток и колокольчиков. «Шепот песка», как назвал его даритель.

И казалось бы, ничто не может омрачить размеренной жизни песчинки. Дружная семья, эмоциональный, но очень заботливый дедушка, немного суровый и требовательный, но такой надежный учитель, скромная, но такая искренняя и добрая подруга… и даже однокурсники и преподаватели не доставляли хлопот.

Прошло ещё три месяца…

На носу замаячили экзамены первого курса, задавать стали больше, времени стало меньше, так что занятия с Камалем стали реже.

Вот и сегодня она просто прогуливалась перед сном в городском парке, нисколько не насторожившись, когда шагая по узкой тропинке, увидела шедшую навстречу пару, с которой она бы не смогла разминуться, оставаясь на тропинке. Да это разве проблема? Сущая ерунда… Мысленно повторяя ответы на вопросы к завтрашнему экзамену, девушку шагнула на траву, чтобы пара смогла пройти, и ярчайшей неожиданностью стало для неё то, что поравнявшись с ней…

– Что… – почувствовав резкую боль в боку, песчинка успела лишь перевести взгляд вниз, да увидеть странную черную спицу, вошедшую в её тело, как сознание начало гаснуть.

О, боги! Нет!

Из последних сил рванув в сторону, сумела озадачить пару, уже решившую, что у них всё получилось, и тут же вынула из пространственной складки шест. Но они же людиИ!!! Как они могли??? Откуда узнали???

– Кама-а-аль!!! – закричав на том самом ультразвуке, что слышали песчаники, даже находясь на расстоянии в несколько километров друг от друга, девушка ещё сумела тремя точными ударами обезвредить молодую пару, но спустя ещё пару секунд уже сама падала рядом, теряя сознание от неведомой, жуткой силы, выпивающей суть духа.

– Сэнди? Сэнди… Сэндира!!!

Он появился на месте спустя лишь пять секунд. Расстояние в пять километров ничто для того, кто услышал призыв ученицы. И он… опоздал?

Нет! Увидев и спицу, полную Тьмы, и чернеющую язву раны, песчаник думал недолго, рывком вынув из-за голенища нож и без раздумий начав вырезать рану прямо по живому. Только не умирай… Только не умирай! Это больно, он знает, но потерпи… потерпи, девочка. Ты сильная, ты справишься… ты выживешь!!!

Больно. Как же больно…

– Больно…

– Потерпи. Потерпи, маленькая, я уже почти закончил… всё будет хорошо, только потерпи…

– Хорошо… – не в силах удержать слёзы, девушка молча рыдала от жесточайшей боли. Он не скупился. Кромсал зараженную кожу, вырезал мясо, резал кишки… спица прошила все внутренности и теперь они были заражены, разнося заразу по организму. – Я не могу скинуть тело? Почему?

– Стазисный яд не позволяет. Потерпи еще немного. Последние три… да… всё! Сбрасывай! Быстрее!

Опустошенно выдохнув, когда окровавленная девушка, лежащая на траве, замерцала и спустя три невыносимо долгих секунды, наконец, растаяла песчаной дымкой, едва не рухнул на эту траву сам. Успел. Он успел!!!

– Камаль, но почему? – как минимум на несколько дней потеряв возможность вернуть себе физическую оболочку, девушка немым укором зависла над обезвреженной парой. Парень и девушка лет двадцати пяти, не больше. – Я ведь даже их не знаю…

– Зато они, кажется, знают тебя. – в два счета развеяв само упоминание о том, что здесь кого-то только что прооперировали одним единственным кинжалом, Камаль сурово поджал губы и споро связал обоих убийц, без усилий приподняв оба тела за верхнюю одежду и держа их на весу. – Давай-ка переберемся на наше место в пустыню, боюсь, если я начну их допрашивать здесь – они начнут слишком громко кричать.

– Хорошо, как скажешь. – она не будет их защищать. Ступившие на путь Тьмы убийцы не заслуживают пощады. Но почему они люди???

– Я скажу! Я всё скажу, только не трогайте её!!! – парень, которого Камаль со знанием дела выбрал на роль «языка», не вытерпел уже тогда, когда песчаник сорвал со связанной девушки одежду, оставив её в одном нижнем белье. Он не собирался никого физически насиловать. Эмоционально это делалось намного надежнее.

– Нет! Патрис, нет!!!

– Агниша, молчи! – рявкнув на девушку так, что она гневно полыхнула взглядом, но тут же скукожилась под презрительным оценивающим взором песчаника, парень, уверенный, что они выполнили свою миссию и подлый Демон Ночи, прячущийся за маской невинной блондинки, уничтожен, начал рассказывать: – Нас наняли две недели назад. Господин, не назвавший своё имя и пришедший на встречу в маске и плаще, рассказал нам о том, что на наш континент вернулись Демоны Ночи. Не все, лишь первая разведывательная группа, собирающаяся устроить теракт и уничтожить Владыку…

Не веря своим ушам, Сэнди с превеликим трудом сдерживала гневные выкрики. Какая наглая! Какая беспардонная ложь! Как они могли даже мысль допустить о подобном??!

– Когда нам предложили стать спасителями, мы без раздумий согласились…

– Ложь. – смерив скукожившегося парня циничным взглядом, песчаник качнул головой. – Ложь… сколько?

– Триста золотых… – не вытерпев взгляда, пронзающего насквозь, Патрис признался почти сразу.

– Слышала, милая? Ты почти бесценна…

– Как глупо. – грустно пробормотав, чуть уплотнила дух, чтобы её увидели и те, кто посмел поднять руку на духа пустыни. – Ну и что с ними делать? Они ведь глупые исполнители чужой, черной воли… Наивные создания, чей разум заглушил блеск золота. Как это всё некрасиво и глупо…

– Что делать? Хм, уверен Владыка придумает, что с ними сделать. Не скажу с полной уверенностью, но насколько я помню, за покушение на жизнь и здоровье студентки Академии положены рудники. – не собираясь жалеть ни парня, ни девушку, Камаль по очереди смерил их презрительным взглядом. – Думаю, лет десять им светит, причем каждому, ведь ты умерла.

– Да. Немного. Что ж, каждый сам выбирает свою судьбу. – вздохнув, Сэнди снова истаяла до состояния невидимости. Даже поддержание малейшей плотности сейчас было в тягость. – Идём, не хочу больше смотреть на них.

– Но… значит… это было зря??? – не в силах поверить в то, что демон жив, Патрис бледнел и серел.

– Зря, верно. – кивнув, Камаль подхватил парня за ворот, собираясь отправиться к Владыке прямо сейчас. – Зря ты поднял руку на дитя пустыни. Зря. Но больше всего мне жаль твоих родителей, парень. Ведь они воспитали такую падаль…


– Дениро-сэш, не уделите нам пару минут вашего драгоценного внимания? – вечернее совещание было в самом разгаре, когда ворвавшийся в приоткрытое окно вихрь превратился в высокого светловолосого мужчину, а перед ним из свернутого пространства выпали двое. Бледный сверх меры парень и полуобморочная девушка в одном исподнем. – Не хотелось отрывать вас от решения государственных проблем, но у нас… проблемы, да.

Иронично хмыкнув на игру слов, Камаль довольно учтиво кивнул Владыке, с которым познакомился едва ли не сразу по прибытию в эту страну.

– Что случилось?

– Эти двое смели утверждать, что являются исполнителями воли неведомых господ, радеющих за благополучие правящей династии. Мало того, они её исполнили, покусившись на жизнь оной небезызвестной вам леди прямо в парке меньше часа назад.

– Сэнди? Что с ней??! – сначала недоверчиво переспросив и увидев утвердительный кивок, мужчина не удержался, выскочив из-за стола совещаний и нависнув над парнем, который от дикого вопля и самое главное вида Владыки, в секунду превратившегося в ящера, потерял сознание. – Камаль!

– Я сумел её спасти. Успокойся. – подняв руку, когда весь гнев властьимущего перешел на него, песчаник тихо пробормотал: – Ну, ты и монстр… зубы не мешают?

– Нет! – рявкнув, Дениро резко выдохнул, но тут же постарался взять себя в руки. – Что с ней?

– Сэнди временно лишилась тела, но её духу больше ничего не угрожает. Судя по покушению, произошла утечка информации и будет лучше, если мы уйдем. Так что в принципе я зашел попрощаться. Ну и передать вот этих. – кивнув вниз, песчаник протянул мужчине руку, на которую тот посмотрел в некотором ступоре. – Дениро?

– Вы уходите? Навсегда?

– Не знаю. Жизнь длинная… Может и ещё свидимся.

– Береги её.

– Не сомневайся. Прощай. – уйдя тем же путем, что и пришел, воин поторопился вернуться к той, что была дороже всех благ мира. Единственная. Маленькая песчинка, от которой зависело слишком многое.

Сама же Сэнди в это время прощалась с Шаликой. Камаль не оставил ей выбора. Порталы доступны сегодня до полуночи, а следующий раз лишь через полтора месяца. Это слишком долго для них. Это сегодня их было двое. А если их будет два десятка? Две сотни? Люди так падки на золото… Камаль научил её убивать, да. Но не людей.

– Шали… Ша-а-али-и-и… – залетев в девичье окно, песчинка закружилась вокруг подруги. – Шали, прости, что в таком виде…

– Сэнди? Но… почему??? – пытаясь рассмотреть в тончайшей песчаной струйке подругу, девушка выглядела немного напуганной.

– Так получилось… Шали, я пришла попрощаться.

– Но… почему???

– Те, кто хотел моей смерти, снова нашли меня. Мне нужно уйти к тем, кто сможет меня защитить.

– Уйти? – тут же часто-часто заморгав, девушка не удержалась и первая слезинка скатилась о щеке.

– Шали, не плачь. Как только я разберусь со всеми делами, я обязательно тебя навещу. Верь мне. Обязательно! Ты такая милая… – ласково обняв плачущую знахарку духом, так что она это почувствовала, Сэнди с сожалением продолжила: – Я не смогу присутствовать на вашей свадьбе с Селимом, но знай, что я всё равно за вас рада. Откроешь мой подарок на свадьбе?

Проявив коробочку с подарком прямо в руках знахарки, снова ласково поцеловала ту в мокрую щечку.

– Не грусти, Шали. Всё будет хорошо, обещаю…

Осталось поверить в это самой.

И исполнить!


Глава 17

Сам переход в иной мир не ознаменовался чем-либо особенным. Сэнди успела попрощаться с семьей Пыршанг-баши и заверить, что обязательно их навестит, как только разберется со своими делами, причем и Янту им оставила, видя, как она удачно прижилась, и как её любят все без исключения домочадцы.

Ведь она не знает, что ждет её саму, что уж тут говорить о питомце…

– Где мы?

– В телепортационной башне Академии Ночи.

Насторожено оглядываясь, девушка отметила и толщину серого камня, странно отливающего металлом, и высоту шестиметровых потолков, и то, что дверь в довольно небольшом помещении была заперта… но больше всего нервировало отсутствие окон. Весь свет поступал непосредственно из стен.

– Не бойся, всё в порядке. – нажав на едва выступающую из стены практически незаметную кнопку, песчаник поднял ладонь, призывая ученицу к тишине.

– Кто?

– Камаль со спутницей.

– Идентификация пройдена… – странный неживой голос озадачил ещё больше, так что в открывшуюся с шорохом дверь девушка вылетала, неосознанно прикрываясь широкой спиной спутника.

– Не бойся, это Маршалл.

– Кто?

– Дух-хранитель. Служение духом – один из видов несмертельного наказания. Полностью стирается память и личность. По мне так лучше смерть, но некоторые осужденные выбирают это.

– О… ясно…

Ужас. Нет, она бы выбрала смерть. Умерев, можно родиться снова, а это же… это не жизнь, это существование.

Старательно осматриваясь по сторонам длинного узкого коридора, довольно скоро закончившегося лестницей, ведущей только наверх, девушка удивилась снова. Они были под землей? Вот так паранойя…

– Не удивляйся, по всей Академии расположено дольно много постов и уровней защиты. Мы Закон. Мы обязаны защитить всех, кого необходимо.

– То есть?

– На территории Академии расположена не только учебная база. Здесь иногда довольно продолжительное время живут свидетели, нуждающиеся в защите, причем иногда семьями. Если бы твои родители не надеялись лишь на себя, и если бы мы знали, что планируется столь жестокое покушение на твою семью, то бы вы тоже жили тут. Вплоть до твоего совершеннолетия.

– Ужас…

– Почему?

– Да это же тюрьма!

– Не согласен. Зря ты судишь, не узнав ничего. Территория Академии весьма обширна, здесь есть и водоём, и парковая зона, и всё остальное, необходимое для жизни на долгий срок. Само обучение в Академии длится более двадцати лет, задумайся. Можно сказать, что мы мини-город – у нас есть всё. Единственное, что поставки продуктов и иных вещей производятся извне, но скажу тебе по секрету, на складах достаточно провизии, чтобы выдержать годовую осаду противника. Вода же поступает из подземного источника.

– И всё равно для меня это дико. А ты говоришь это так, словно вы уже на осадном положении…

– Разные бывали времена. Не стану скрывать.

– Да???

– Да. То восстание, которое готовилось, когда ты родилась – его отголоски ещё долго бродили по миру. Были и теракты, и подлоги, и предательства даже тех, в ком, казалось, мы были уверены. Много чего было.

– И прошло?

– Нет, к сожалению, не прошло. Ведь если бы прошло, ты сейчас бы не летела рядом, а шла. Верно?

– Да… – немного расстроившись, хотя мысленно прекрасно понимала примерный расклад на текущий день из предыдущих рассказов Камаля, Сэнди с удивлением обнаружила, что они наконец дошли. Куда?

– Ну вот, внутренний двор Академии. Точнее один из. Сейчас мы находимся на территории администрации. Идем, необходимо найти генерала и доложить, что мы прибыли раньше срока. Уверен, Маршалл ему уже доложил, но я должен отчитаться о провале сам.

– Почему о провале?

– А разве нет?

Неторопливо шагая из невысокой одиноко стоящей башни, откуда они вышли к внушительному трехэтажному зданию напротив, Камаль тем самым давал Сэндире время осмотреться. Уходили они из полуночи, но пришли в раннее утро, так что местность было видно прекрасно. Кстати весьма интересная и живописная местность. Трава, кустарники, широкие прямые тропинки, немногочисленные лавочки – всё это производило довольно приятное впечатление. Даже и не скажешь, что это территория военной Академии. Всё было настолько спокойным и безмятежным, что попросту не вязалось с представлениями самой песчинки. Хотя…

Может наоборот, так и надо?

– Ты так считаешь? Но я же жива…

– Частично. К тому же уже не инкогнито. А ведь обучение ещё не закончено.

– Да, но… – притихнув, когда мужчина открыл дверь и они вошли в широкий и ярко освещенный холл первого этажа, снова отвлеклась на изучение окружения. Незнакомый стиль, незнакомый материал, но всё выполнено в светлых, деревянно-бежевых тонах со стальным отливом. В целом стильно и строго. Непривычно только. Минимум украшений, максимум лаконичности. А ещё они тут были не одни. Несколько мужчин в одинаковой строгой форме серо-коричневых тонов спускались по лестнице, о чем-то интенсивно переговариваясь и жестикулируя, правда стоило им увидеть Камаля, то все как один застыли с удивленными лицами.

– Майор? – один, тот что выглядел постарше остальных и на его плечах виднелась странная нашивка в виде трех серебряных волн, заговорил первым.

– Полковник. – тут же вытянувшись по струнке, Камаль учтиво склонил голову. – Прибыл преждевременно в связи с некоторыми открывшимися обстоятельствами.

– А где ваша подопечная? – раздосадовано хмурясь, безымянный полковник несколько раз скользнул взглядом сквозь Сэндиру, но видимо что-то его зацепило, так как в пятый раз он посмотрел четко на неё и нахмурился ещё сильнее. – Дух?

– Дух. Произошло покушение. Но…

– Да, верно. Не здесь. – взмахом руки отпустив подчиненных, вторым взмахом мужчина приглашающе позвал прибывших за собой, обратно наверх. – Леди Сэндира, рад приветствовать вас в стенах Академии. Сожалею, что таким образом…

– Здравствуйте. – летя четко за левым плечом Камаля, девушка была сама любезность. – Ничего страшного, через несколько дней я в полной мере оправлюсь от ранения и смогу воссоздать физическую оболочку.

– Кто?

– Люди.

– Дерь… о, прошу прощения. – с трудом удержав ругательство, мужчина натянуто улыбнулся. – Не ожидал от них такой подлости.

– Мы тоже.

Наконец поднявшись на третий этаж, мужчины прошли до конца коридора направо и, постучав в широкую дверь, вновь услышали безжизненный голос, но как показалось Сэндире немного иной тональности, даже кажется женской.

– Кто?

– Майор Камаль со спутницей.

– Полковник Акилах.

– Идентификация пройдена…

И снова с шорохом открывшаяся дверь вызвала в девушке жутковатые мурашки. Как в гробницу, право слово!

– Генерал Эдшанд. – три четких шага и оба мужчины замирают, не пройдя до своего командира и десятой доли пути.

Огромный светлый кабинет с тремя окнами вдоль одной стены и по одному по бокам. Из мебели лишь пара стеллажей вдоль стены у двери, да два стола со стульями, расположенные буквой «Т». И во главе стола Он. Генерал. Почему-то Сэнди сразу поняла – он может быть только генералом. На вид лет сорока, длинные русые волосы с проседью, собранные в низкий хвост, цепкий взгляд серо-стальных глаз, высокий лоб, тяжелый подбородок, узкие губы, поджатые так, что становится понятно – генерал недоволен.

Одет же мужчина был всё в ту же военную унифицированную одежду, лишь более светлого серого оттенка, да погоны у него были – одна широкая золотая волна.

– Итак, задание провалено… – заговорив низким грудным басом, генерал удивил песчинку снова. Если не брать во внимание саму ситуацию, то у него был очень красивый насыщенный голос. Правда тут же представив его в гневе, в Истинном гневе, песчинка поёжилась. Ни за что бы не захотела ощутить его на себе! – Слава всевышним, ваша подопечная отделалась легким испугом…

Хм. Это теперь так называется?

Глядя четко на то место, где неловко переминалась с ноги на ногу Сэнди, генерал изобразил подобие улыбки.

– Рад наконец увидеть вас лично, леди Сэндира.

– Здравствуйте…

– Присаживайтесь. – едва уловимо кивнув, мужчина дождался, когда посетители займут места в самом конце стола и, переплетя пальцы, чтобы затем устроить в них подбородок, продолжил. – Майор Камаль, слушаю ваш доклад. Начните с момента покушения. Об успехах обучения доложите позже.

Через два часа выходя из кабинета, Сэнди была согласна на ещё одно покушение. Изверг! Тиран! Маньяк!!! Он выяснил у них всё! Когда, где, как, с точностью до секунды, до миллиметра, до микрона! Отчитал и Камаля, и её, и даже полковнику досталось… правда она немного не поняла за что. Камалю за то, что не уследил, ей за то, что не предусмотрела и не среагировала на предупреждение… Затем последовал разбор привитых навыков и оценка их Камалем. Уж неизвестно, преувеличил ли он, но отзывы все как один были положительными. Да, научил, да, на отлично, да, безупречно, но…

– Необходима практика.

– Обеспечим. – тяжелый взгляд на всех троих, а затем еле заметная, практически неуловимая, но улыбка ей одной. – Напугал?

– Немного… – ложь неуместна. Только не здесь и не ему.

– Ничего, привыкнете. – кивок каким-то своим мыслям и в завершение. – Что ж, письменный доклад жду к вечеру, можете быть свободны. И да… полковник, отправьте своего подчиненного на недельку на практику в пустыню, не хотелось бы, чтобы территория Академии пострадала.

– Есть.

Это он о ком?

В некотором недоумении вылетая следом за мужчинами, девушка желала лишь одного – увидеть Ская! Ведь она так по нему соску…

Стоп. Он говорил про Ская??? Ах, он… обижено стиснув кулачки, девушка не удержалась от шипения.

– Сэнди?

– Нет, ничего. – буркнув шепотом, уже громче поинтересовалась у полковника: – Ваш подчиненный – это Скайнрид?

– Верно.

– То есть я не увижу его ещё неделю?

И столько непролитых слёз содержалось в этом вопросе, что спутники немного беспомощно переглянулись. Хорошо, что в этот момент они не видели выражения её лица. Да она сама их Академию по камушку раскатает, если не дадут увидеться прямо сейчас!!!

– К сожалению…

– Если только на минуту перед отправкой на практику. – предполагая, во что выльется категорический отказ, Камаль довольно невежливо перебил полковника, взглядом дав понять, что знает чуть лучше и чуть больше. Как ни странно, но полковник лишь удивленно приподнял бровь, не став спорить с тем, кто младше его по званию.

– А когда?

– Минут через тридцать. Сейчас же мы с тобой определимся с твоим местожительством… – кивком распрощавшись с полковником, который отправился издавать срочный приказ о практике выпускной группы спецподразделения, Камаль повел свою подопечную в сторону группы одноэтажных построек. – Пожелания, предпочтения?

– А какие есть варианты?

Как таковых вариантов было немного: домик либо на задворках, либо самый первый. В остальных пяти проживали временные постояльцы, о личностях которых Камаль предпочел не распространяться. И конечно же, Сэндира выбрала самый дальний домик, не желая становиться объектом излишне пристального внимания остальных, так что в итоге они прошли по улице мимо всех имеющихся домов. Домики же были стандартные – одноэтажные на семью из четырех-шести человек. Три спальни, два санузла, общая гостиная, кухня. Небольшой дворик перед домом – газон, лавочка, а у пары домов еще и цветники, так что становилось понятно – там живут женщины. А может и нет…

С удивлением отметив, как из предпоследнего дома вышел парень и, кивком поздоровавшись с Камалем, начал поливать цветник, тихо хмыкнула. Ну, да, как же… мы же раса с тонкой душевной организацией. Лишь бы не чересчур. До сих пор на душе тяжело, с какими слезами на глазах с ней прощался дедушка, хотя они увидятся уже через полтора месяца, когда закончится срок его контракта и станет доступен межмировой телепорт.

– Ну, вот, обживайся. – распахнув незапертую дверь, Камаль первым шагнул внутрь и провел подопечную по всем комнатам. – Чуть позже сходим к кастелянше, она обеспечит тебя всем необходимым. Если будет нужна помощь по уборке…

– Нет, я сама. – тоже заметив некоторую запущенность в домике и пыль по углам, песчинка тут же заверила учителя. – Я справлюсь, хоть будет чем заняться.

– Хорошо. Тогда идем к площади отправки, увидишься со своим… женихом. Только об одном прошу, без лишней агрессии, хорошо?

– Кама-а-аль… – укоризненно протянув, Сэнди даже немножко проявилась, чтобы он увидел, как она качает головой. – Я и агрессия? Ты что? Я просто соскучилась.

– Ну да, ну да… но вообще-то я не про тебя, а про него. Кстати, я наверное, пойду отчет напишу… – они уже дошли до площадки, со всех сторон огороженную невысокими резными глыбами, обозначающими контур телепорта, с которого группы отправлялись на разнообразные задания и практики, как Камаль неожиданно улыбнулся и, в секунду истаяв струйкой песка, оставил песчинку в одиночестве.

Испугался? Вряд ли. Скорее бережет имущество Академии… Ведь если Скай вспылит, то мало не покажется никому.

Покачав головой, девушка решила осмотреться получше. На текущий момент на площадке находилась она одна, но судя по доносящимся возгласам недоверия из-за дальних кустов, которые загораживали своей массой ряд казарм, группа уже на подходе.

– Скай!!!

Не выдержав уже тогда, когда его выцветшая под ярким солнцем светлая макушка показалась среди кустов, едва не смела своим порывом тех двоих, что шли впереди. Она даже почти проявилась, лишь бы суметь его обнять и чтобы он сам увидел её и её сияющие счастьем глаза. Такой же… абсолютно не изменившийся… любимый…

– Сэнди??? – первую секунду он не верил, но вот во вторую… – Сэндира-а-а!

Вопль счастья такой силы, что с дальних деревьев испугано слетели птицы.

– Как же я по тебе соскучилась… – не удержавшись и наплевав на приличия и посторонних, девушка крепко поцеловала мужчину в губы и прошептала, повторив: – Как же я соскучилась…

– Безумно. – сжимая в объятиях полупрозрачную невесту, Скай вдруг нахмурился и, прищурившись, поинтересовался уже совсем другим тоном: – Где тело потеряла?

– Ну… случились обстоятельства… но это ненадолго. – тут же мило захлопав ресничками, песчинка часто-часто закивала. – Зато теперь я буду обучаться здесь. Правда здорово?

– Оч-чень… – сложить дважды два было несложно. Тем более тому, кто более десяти лет проработал Главой тайной канцелярии. – Вернусь – пусть готовится к бою.

– Ска-а-ай…

– Я тоже тебя люблю. – под до сих пор недоуменными взглядами одногруппников поцеловав своё сокровище в носик, наконец, отпустил, напоследок лишь поинтересовавшись: – Ты уже выбрала домик?

– Да, последний.

– Заберешь Шао? Он в зверинце.

– Обязательно. – чувствуя себя неловко под его укоризненным взглядом, девушка потупилась. – Прости…

– Ничего. Всё будет хорошо. Я скоро вернусь и тогда поговорим. Обо всём. Пеки пироги, солнышко. – потеплев взглядом, мужчина добродушно подмигнул и, поцеловав последний раз, ушел, больше не оглядываясь.

Потому что если оглянется – сорвётся точно.


Ушёл. Ещё пару мгновений тоскливым взглядом рассматривая вновь опустевшую площадку, Сэнди вдохнула и… резко выдохнула. Собралась! Что за сопливость? Разрыдайся ещё! Вздернув невидимый носик, поджала губки. А вот и спечет! Приберется, обживется, вернется в физическое состояние и спечет!

А пока…

– Шао! Привет, пушистик!!! – немного поплутав по территории Академии, но наконец найдя зверинец, песчинка залетела в вольер и смеясь, закружилась вокруг удивленного голубого скура. – А ты всё такой же красавец!

– Р-р-ру?

– Да, это я, Сэндира. Не узнал?

– Ур!!!

– Ах, ты мой сладкий… – звонко рассмеявшись, когда огромный хищник запрыгал вокруг неё, как маленький щеночек и вовсю завилял хвостом, немножко проявилась и с удовольствием зарылась пальчиками в его длинную густую и изумительно мягкую перламутрово-голубую шерсть. – А вот ты нисколько не изменился. Такой же милый… Да-да, самый милый. Скай ушел на задание и… пойдешь ко мне жить? Мне домик выделили.

– Грау!

– Ох, какой ты громкий! – снова рассмеявшись, когда шершавый язык облизнул всё её призрачное лицо, прищурилась и сморщила носик от умиления. – Но у вас тут, наверное, свой начальник есть, да? Надо будет сначала у него отпроситься…

– Кто здесь? Девушка, вы в курсе, что это безжалостный хищник из спецотряда?

– Правда? – обернувшись на голос и увидев молодого парня в рабочем халате и с тележкой еды, Сэнди постаралась стать ещё видимее. – Шао? А ты местный страшилка? Прямо как Скай, да?

– Вы знакомы?

– О, да. – наконец выскользнув из вольера, Сэндира приветливо улыбнулась светловолосому стройному парнишке, которому при ближайшем рассмотрении оказалось лет пятнадцать, не больше. Естественно по человеческим меркам. А так ему успешно могло быть и тридцать, и даже пятьдесят. – Здравствуй. Меня зовут Сэндира и я невеста Скайнрида, хозяина Шао. Скай разрешил мне забрать Шао к себе. Скажи, у кого нужно попросить разрешения?

– Э… – зависнув на довольно продолжительное время, парень видимо укладывал в голове новую информацию. – Ну, у капитана Хикмата, наверное. Он у нас старший по зверинцу.

– Прекрасно, а где его можно найти?

– А вон идите до конца коридора, там налево и последний кабинет.

– Спасибо. – широко улыбнувшись парнишке, девушка тут же обернулась к скуру. – Шао, я мигом! Только отпрошу тебя и пойдем. Договорились?

– Уф!

Так, до конца коридора, налево… ага… Постучать, дождаться разрешения, открыть дверь, войти. Оу!

– Капитан Хикмат? Здравствуйте.

– Здравствуйте. – на мгновение отвлекшись от осмотра какого-то неопознанного маленького животного, абсолютно седой и очень коротко стриженый мужчина преклонных лет махнул рукой в сторону кресел для посетителей. – Присаживайтесь, леди, рассказывайте. Где тело потеряли?

– Далеко. Но это неважно. – недовольно поджав губки, Сэнди затолкала раздражение поглубже и постаралась улыбнуться понатуральнее. – Скажите, я могу забрать Шао? Скайнрид мне разрешил.

– А вы собственно кто?

– Его невеста, Сэндира.

– О? – отвлекшись уже серьезнее, мужчина смерил полупрозрачный силуэт внимательным взглядом, просканировавшим девушку насквозь. – Так вот вы какая, загадочная леди из иного мира. Слышал-слышал…

– Правда? И много? – искренне удивившись, песчинка недоверчиво распахнула глаза.

– Не много, но серьезно.

Эм… это как?

– А сам скур как к вам относится?

– Мы дружим. Около года назад мы несколько месяцев жили в одном доме и в принципе ладили…

– Хм… ну что ж… тогда минутку, обождите. Закончу с фруксом и сходим посмотрим, как вы ладите…

– Да, конечно. Я подожду.

И верно, довольно быстро завершив осмотр, капитан и видимо по совместительству ветеринар вколол безропотно переносящему лечение животному несколько кубиков неопознанной жидкости и, определив его в клетку-переноску, стоящую на полу в углу, махнул рукой Сэндире.

– Идемте, леди. Кстати, вы уже определились с местожительством?

– Да, майор Камаль разрешил мне занять последний домик.

– О, да… неплохой выбор. Видели там дальше лесопарковая зона?

– Да.

– А, ну да, что это я… вы ведь наверняка всё знаете о том, что любят скуры? – с загадочной усмешкой скосив глаза на летящее рядом худенькое привиденьице, сам капитан всё недоумевал. Кто посмел так попортить ей физическое тело, что она не может стать плотнее???

– В целом, да… но я с радостью выслушаю все ваши рекомендации.

Приятно озадачив спутника тем, что не задирает носик (много тут таких было), Сэндира первая приблизилась к вольеру, но на этот раз внутрь залетать не торопилась. Шао завтракал. А все знают – пытаться приблизиться к хищнику во время еды – верный шаг к самоубийству одним из самых жестоких способов.

– В принципе их не так много. Питание у нас до трех раз в день, причем полностью за счет Академии, но скуру, как вы сами должны знать, достаточно одного раза. Если вы заберете животное, то будет два варианта – либо вы сами забираете его завтрак на раздаче и кормите его дома, либо приводите животное к нам в вольер в установленные часы и он ест здесь.

– Думаю, будет удобнее, если я буду его приводить. – моментально прикинув, что носить ту кучу еды, что Шао съедал за раз, ей вряд ли будет сподручно, выбрала наиболее удобный для себя вариант.

– Хорошо, тогда ознакомитесь с расписанием кормления на раздаче. Раздача у нас там. – махнув рукой себе за спину, где ответвлялся неширокий и короткий коридор, заканчивающийся дверью, капитан продолжил: – По территории Академии зверь может передвигаться лишь в вашем сопровождении, либо в наморднике. Ученики и преподаватели уже привыкли видеть его с лейтенантом, но не к тому, что он может доверять кому-либо ещё.

– С лейтенантом?

– Да, Скайнрид – лейтенант. Вы не знали?

– Нет, не успела…

– Уверен, это дело наживное. – Позволив себе снисходительную улыбку, мужчина отметил, что скур уже позавтракал, причем тут же заинтересовавшись их парой и подойдя вплотную к решетке.

– Ну вот, мальчик мой, я пришла, как обещала. Вкусный был завтрак?

– Руф-ф-ф!

– О, приятно слышать. – бесстрашно просунув руку и потрепав прищурившего глаза Шао по лохматому лбу, обернулась к капитану. – Можно уже забрать?

– Да, конечно. – удивление длилось лишь пару мгновений. О, да… этот гигантский по местным меркам хищник кроме хозяина не подпускал к себе никого. И никто не гладил его по лбу. Кроме неё. Что ж, значит и правда – невеста.

Выудив из кармана универсальный ключ, мужчина в два счета отпер дверь загона и приглашающим жестом предложил хищнику покинуть место временной передержки, предусмотрительно отойдя чуть в сторону. Нет, он с ним конечно справится, но мало ли…

– Ах, ты моё шерстяное сокровище! – громко расхохотавшись, когда выпущенный на волю скур радостно взрыкнул и попытался снова вылизать её призрачную сущность, в итоге устроилась у него на загривке и, помахав капитану ручкой на прощание, уже верхом отправилась на поиски местного завхоза. Пусть она ещё без тела, но веник и тряпки для уборки ей уже нужны! И не только…


Глава 18

Так. А где обитают завхозы? Ну или кастелянши… Или лучше найти Камаля? А где?

Неторопливо выехав с территории зверинца и осматривая окрестности, довольно густо засаженные цветущими кустарниками, девушка задумалась не на шутку. Правда тут же пришлось посторониться, когда им навстречу попалась шумная группа мальчишек лет двенадцати, моментально притихшая от невероятного зрелища – легендарный скур без намордника и без сопровождения.

– Леди? – а вот их старший сопровождающий, мужчина в форме и погонах с четырьмя маленькими звездами, как у капитана Хикмата, сориентировался довольно быстро.

– Да, простите, что в таком виде. Но мне разрешили его забрать. Не подскажете, где я могу найти вашу кастеляншу или завхоза?

– Направо до конца аллеи, а затем прямо и снова направо. Там увидите одноэтажное здание склада.

– О, спасибо. – с улыбкой поблагодарив незнакомого капитана, шепнула уже своему временно ездовому скуру: – Шао, слышал? Нам направо. Идем.

– Урф!

С некоторым недоумением проводив призрачную наездницу, капитан младшей группы понял, что что-то не понял. У них гости? Да какие! А почему на утренней планерке их никто не предупредил???

– Так, разговорчики! А ну в строй! – прикрикнув на разгалдевшихся подопечных, капитан одним взглядом призвал их к порядку и они продолжили свой путь. Жаль конечно, что скур покинул зверинец, но там и без него «жителей» достаточно. А сегодня у них как раз занятие, посвященное привычкам и предпочтениям местных хищников. Интересно, девчонка так уверенно на нем ехала… неужели она та самая… о! Точно! Ух, ты ж! Вот так новость!!!

– Здравствуйте… Есть кто? – довольно успешно следуя мужским указаниям, Сэнди уже через несколько минут стучалась в массивные двери большого приземистого здания, пытаясь понять – есть кто внутри или нет.

– Отчего ж нет, есть. – вот только когда звонкий ответ раздался не из здания, а сзади, девушка довольно сильно удивилась. – Так, меховушечка, а ну подвинь свой зад, а то я не вижу, кто на тебе. О, да тут у нас гостья утрешняя! Ну, здравствуй, девица-красавица. Будем знакомы. Малейна.

– Сэндира. – соскользнув по шерсти вниз, не сказать, что с удивлением, но с неподдельным интересом точно, рассматривала молодую, красивую (очень!) женщину. – А вы уже обо мне знаете?

– Конечно.

– А от кого.

– Да пролетали тут мимо некоторые… – с таинственной усмешкой прищурив ясные голубые глаза, пепельная блондинка, одетая в светло-серый брючный костюм, отдаленно напоминающий форму, лишь без погон, споро отперла дверь. – Не удивляйся, учитель твой это был. Камаль.

– А… понятно. Ну, тогда вы знаете, что мне надо, да? А то я сама пока ещё не очень…

– Ой, не выкай. Просто Малейна. Я тут вольнонаёмная, без звания, да и вряд ли намного тебя старше. К тому же девушек тут мало… – задорно подмигнув, женщина махнула рукой следовать за собой. – Так что будем приятельствовать. Надеюсь, ты не против?

– О, нет. Нисколько. – немного насторожено следуя за яркой и уверенной в себе кастеляншей, Сэндира старательно прощупывала ту на предмет лжи или выгоды. Вот только судя по её первым ощущениям, Малейна действительно была такой, как себя вела. Приветливая, яркая, открытая и очень домовитая.

Это судя по тому, что перед ней на выкаченную из подсобки тележку уже была наложена весомая горка (гора!) так необходимых в хозяйстве вещей. Постельное белье, кухонная утварь, хозяйственные принадлежности… даже для ванной был свой набор!

– Так… ну, сами мы это конечно не повезем, ещё чего не хватало. – минут через тридцать закончив тем, что подобрала Сэнди два комплекта ученической формы, не забыв и об обуви, кастелянша скептическим взглядом окинула тележку с содержимым. – Секундочку… Акош!

Ух! Встрепенувшись от грозного командирского крика казалось бы тихой и бескрайне доброй Малейны, уже через минуту Сэндира с трудом сдерживала смех, рассматривая растрепанного паренька лет пятнадцати, торопящегося к складу со всех ног. Сами они стояли на его пороге, вынеся последние необходимые для проживания вещи и погрузив их на тележку.

– Мали? Звала?

– Звала. – уже закрывая дверь склада, кастелянша обернулась и тут же сурово нахмурилась. – А ну, пуговицы застегнуть! Где опять прохлаждался?

– Да ты что?! Я Гузеле помогал! А пуговицу расстегнул, потому что жарко! – активно оправдываясь, но при этом всё же застегнув указанную пуговицу и оправив ученическую форму, парень наконец обратил своё внимание на телегу и скура. Сэндиру он до сих пор не видел. – О? А что лейтенант переезжает в дом?

– Нет, туда переезжает его невеста. Вот, знакомься, леди Сэндира. – указав точно туда, где стояла уже невидимая Сэнди, немного притомившаяся поддерживать плотность, Малейна усмехнулась. – Акош, рот закрой.

– А? А, ну да. Всё, закрыл. А это… – попытка выяснить подробности, но взгляд грозной кастелянши становится ещё суровее и рот парня тут же захлопывается обратно. – Не, ну я просто… ладно, куда?

– Последний домик. – ответив сама, Сэнди снова утроилась верхом на заскучавшем Шао. – Приятно познакомиться, Акош.

– М? Эм… – ещё не в силах распознать духа, когда тот невидим, парень несколько секунд пытался понять, откуда доносится голос, но в итоге понял, что на текущий момент у него ничего не получится. – Да, очень приятно. Идемте уже…

– Сэнди, я зайду ближе к вечеру, проверю, как ты устроилась и обязательно помогу, если понадобится.

– Да, спасибо. – кивком головы распрощавшись с женщиной, сама Сэнди уже вовсю прикидывала, с чего начнет обживать свой новый временный дом. Эх, когда же она наконец сможет себе позволить завести окончательный дом?


– Леди Сэндира, а вы к нам надолго? – уверенно толкая тележку впереди себя, парень не вытерпел и начал расспросы. Нет, ну надо же! У лейтенанта есть невеста! Ещё и скур её слушается!!!

– Ещё не знаю. Но как минимум до конца обучения Скайнрида. Он ведь на последнем курсе, да? – в свою очередь решив начать потихоньку выяснять, что и как, девушка с нетерпением ждала ответа.

– Ну… как бы не совсем. Скорее у них здесь аттестационная практика. Он ведь в спецподразделении, они уже все выпускники.

– То есть? – а вот теперь удивление зашкаливало. Это кого они тут из её Ская делают???

– Ну… – задумавшись, как бы объяснить понятнее, да так, что даже остановился, парень почесал затылок, а затем снова тронулся в путь. – Существует несколько узкоспециализированных спецподразделений. Если основная масса выпускников остается служить в армии по контракту, то самым способным и выдающимся предлагают немного иные варианты. Группы особого назначения, группы быстрого реагирования, группы зачистки, группы перехвата. Всего у нас проходят спецобучение семь подобных групп с численным составом от пяти до двадцати мужчин. Не все из них потом становятся сотрудниками головных организаций, только те, кто сдаст выпускные экзамены.

– А в какой группе учится Скай?

– Лейтенант в группе полковника Акилаха. Это группа особого назначения, они занимаются захватом особо опасных преступников.

– Ч… чем??? – потеряв дар речи, причем так, что и Шао сбился с шага, Сэндира искренне надеялась, что ослышалась. Они что тут, все с ума посходили??? Он же не чистокровный песчаник!!!

– Группа особого назначения, занимающаяся захватом особо опасных преступников. Серийных убийц и террористов. – повторив буквально по словам, парень ещё и кивнул. Эх, вот бы и ему попасть в эту группу! Это же так престижно!!! Но до этих времен ему самому ещё учиться и учиться…

– А что, это… – с трудом взяв себя в руки, Сэнди прекрасно осознавала, что парень тут не при чем, но негодование так и плескалось внутри. – Ну, много у вас особо опасных преступников?

– Бывает. – отстраненно кивнув, так как они уже подходили к домику, Акош поинтересовался. – Мне помочь вам разгрузить вещи?

– Нет… нет, спасибо, я сама.

Да, именно сама. Займет себя делом, иначе что-нибудь натворит.

– Ладно, тогда я подойду попозже, заберу тележку.

– Да, спасибо… – а в голове крутилось совершенно иное. Группа особого назначения. Группа, в которой все мужчины обучались не менее двадцати лет.

И Скай. Меньше года обучения. Полукровка.

Её Скай!!!

И террористы…

Не удержавшись, зашипела. Они знали! Они знали, что она обязательно вспылит, узнав подробности!

Вот только она им этого не покажет! Манипуляторы… и тут одни манипуляторы… Скай не покажет им свою слабость, он не такой. Он пойдет до конца, потому что он именно такой.

Демоны их забери!!!

Оставив тележку у порога, потому что именно сейчас была не в состоянии заняться бытовыми делами, девушка рванула в рощу, уже там закружившись между деревьев, чтобы хоть как-то сбросить негатив и энергию разрушения. Сначала она просто бездумно металась ураганом, затем её метания приобрели более жесткий и систематизированный характер. Она начала тренировку. Ту самую, которой её обучил Камаль. Выпад, захват, уничтожение. Выпад, захват, уничтожение.

Выпад, захват…

– Зря.

Камаль, предусмотрительно не подходящий слишком близко, недовольно поджал губы и покачал головой, причем даже не подавшись назад и не встав в защитную стойку, когда девушка рванула в его сторону.

– Остынь.

– Как вы могли??!

– Что?

– Он же не песчаник!

– Он твой будущий муж. Или ты думала, что будет по-другому? – осадив Сэндиру буквально двумя предложениями, майор бесстрашно встретил яростный взгляд слегка проявившейся ученицы. – Будь он слабее – ему бы никто не позволил.

– Вот как? – скрипнув призрачными зубами, Сэнди приблизила своё лицо вплотную к лицу учителя, принесшего дурную весть. – Вы всё решили за нас?

– Не всё. – чуть прищурившись, качнул головой. – Не забывай, ты не принадлежишь себе с рождения. Ты Каратель. Ты военнообязанная до конца жизни. Генерал – твой бессменный начальник. А твоя Честь и Совесть – твои бессменные Стражи.

– Что ж, тогда я уволю своих Стражей.

– Сэнди! – не удержавшись и вспылив в ответ, мужчина сжал кулаки, принудительно сдерживая внутри себя гнев на ученицу, решившую стать строптивой.

– Что? Вы думали, я буду безропотной служкой? Вы думали, я с радостью приму навязанные правила? Хм… – закрутив между пальцами посох, причем с такой силой, что он превратился в убийственный смерч, в итоге с силой воткнула его в траву, так что вызвала ощутимую дрожь земли в радиусе десяти метров и посмотрела четко в глаза своему учителю, которого считала другом. – Передай генералу, Камаль, что если со Скаем случится несчастье, неважно – запланированное вами или нет, то сначала я уничтожу исполнителей, затем заказчиков… А затем всех виновных. Даже косвенно. Я разберусь со всеми, Камаль. Уж будьте уверены. Ни один не уйдет от возмездия моей Чести и Совести.

Упрямо выдержав ответный изучающий прищур, поджала губы и с вызовом вздернула подбородок. Улицы воспитали её сильной. Улицы воспитали её упрямой. Улицы воспитали её так, как не воспитал бы никто из них. Да, у неё есть Честь, у неё есть Совесть, но кроме них у неё есть и Гордость. И именно она сейчас уверенно твердит, что свою точку зрения у неё никто не смеет отбирать.

Никто не смеет отбирать у неё Счастье!

– Я передам… – в итоге первым взгляд отвел Камаль. – Кстати, можешь успокоиться – он оказался достойным и благодаря обряду прорыва стал почти полноценным песчаником. Обживайся, я подойду завтра.


Обживайся. Напряженным взглядом, ничуть не успокоившаяся песчинка проводила того, кто стал невольным громоотводом. На нём самом мало вины, это Сэнди прекрасно понимала. Умом. Но вот эмоции… эмоции требовали наказать.

Кого?

Хм…

Рывком выдернув шест, песчинка грустно усмехнулась подошедшему Шао. Голубой котик всё это время гулял в чаще, прекрасно чувствуя её состояние.

– Как думаешь, как скоро всё решится?

– Р-р-ру?

– Ох, сладкий… – потрепав подлизу по загривку, когда скур боднул её в полупрозрачное плечо, наконец сумела выдохнуть напряжение. – Идем обживаться, что ли? А-то бросили всё…

Встряхнув шест, чтобы тот сложился, убрала в пространственную складку и одним прыжком взлетела на мохнатый загривок.

– Идем, Шао. Домой.

Разбор вещей занял Сэндиру надолго. Поначалу просто распределив их по комнатам кучками: кухонное – на кухню, спальное – в спальню, ванное – в ванну, а с тем, с чем ещё не определилась, в гостиную, следом продолжила уже уборку немногочисленного мусора и многочисленной пыли. Борьба с веником и тряпками затянулась до вечера, так что к приходу Малейны Сэнди едва ли управилась с половиной задуманного.

– Сэнди? Ты дома? – вежливый стук, на который первым торопится любопытный Шао, но песчинка быстрее.

– Да, проходи. Шао! Ну, куда ты… Только не облизывай! – погрозив соскучившемуся по женской ласке питомцу пальцем, долго удерживать грозное выражение лица не смогла. Он был таким грустным-грустным. – Врушка! Я тебя уже гладила!

– Да, ничего, мы с ним старые знакомцы. Да же, меховушечка? – не торопясь заглаживать хищника, Малейна, тем не менее, достала из кармана угощение, которое было тут же оприходовано. – Ну вот, я знала, что тебе понравится. Кушай, маленький проглот, у меня ещё есть.

– Маленький?

– Ну да, маленький. У папы слоновья ферма. Видела когда-нибудь слонов?

– Слонов? – задумавшись над незнакомым названием, девушка удивленно покачала головой. – Нет, даже не представляю.

– О, ну ты много потеряла! Но ничего, будет повод, обязательно приглашу тебя в гости. – широко и добродушно улыбнувшись, женщина тут же кивнула внутрь дома. – Помочь?

– Да, в принципе нет… С пылью я уже управилась, сейчас только вещи по местам разложить. Хотя… Любишь по кухне хозяйничать?

– Конечно.

– Тогда если не трудно…

– Было бы трудно – не предлагала бы. – с укоризной посмотрев на едва видимую девушку, кастелянша покачала головой. – Ты не поверишь, как здесь скучно и однообразно. Хоть какое-то развлечение! Эти мужики… у них вообще одно на уме! Тренировки, сборы, практики! Ни на свидание сходить, ни цветочка подарить! А разговоры? Разговоры вообще только об учебе, да преподавании! Как будто я меньше их знаю! – фыркнув, видимо вспомнив эти самые разговоры, Малейна уверенно направилась на кухню. – Так, что изволите, хозяюшка?

– Ой, да ничего такого. Может компота? Всё равно в тело вернусь дня через два не раньше. Тут главное посуду разложить…

– Ой, да это вообще ерунда! Всё, давай, плыви и считай, что я всё уже сделала. – закатав рукава и вымыв руки, Малейна тут же споро взялась за посуду и немногочисленную провизию, которую выделила Сэндире на первое время. Сухофрукты и сахар там точно были, сама накладывала.

Пару секунд рассматривая уверенно передвигающуюся по кухне гостью, Сэнди уже с абсолютно спокойной совестью отправилась в гостиную. Со спальней она уже закончила, так что теперь необходимо было вытереть пыль на подоконниках и развешать занавески в гостиной.

Неугомонный Шао, решивший развлечь себя тем, что раз в пять минут бегал проверять работу то одной, то другой песчинки, в итоге через час умаялся так, что рухнул прямо в коридоре посредине, лишь лениво кося взглядом то налево, то направо.

– Я всё!

– Я почти тоже… – вынеся чехлы от мебели на улицу и аккуратно сложив, когда перетрясла, Сэнди убрала их в кладовку и лишь после этого прошла на кухню, откуда доносились удивительные ароматы свежей выпечки. – О, пирог… эх.

– Ничего, уберешь на ледник, ничего с ним не случится. Да и я ещё не раз приду, объем тебя. – с улыбкой подмигнув и запив остуженным компотом, подвинула вторую кружку Сэндире. – Оцени мои кулинарные познания.

– Вкусно! – отпив буквально глоток, именно столько могли выпить духи, находясь вне тела, задумчиво прищурилась. – Но тут… что тут ещё, не пойму?

– Секретный ингредиент! – загадочно прищурившись, Малейна громко и заразительно рассмеялась. – Всего лишь лимонный сок, ничего такого. Зато не слишком приторно, чуть покислее. В жару самое то.

– Точно! – наконец опознав послевкусие, Сэнди благодарно улыбнулась. – Поделишься рецептом?

– Обязательно. Кулинария – моё хобби. – и тут же погрустнев, кастелянша поджала губы. – Правда, оценить некому…

– Некому? Да тут столько мужчин! Неужели некому? – не поверив, Сэнди удивленно опустилась на стул напротив.

– Да есть тут один… Но он такой дурень! – обижено выкрикнув, Мали тут же надула губы и на вид стала совсем девчонкой. – Ну, не буду же я первая к нему подходить?!

– О, да. Первая – нельзя. – тут же согласно покивав, сама Сэнди уже сгорала от любопытства. Кто? Кто этот дурень??? Вот только спрашивать самой… нет, она не будет.

– Мали? Мали, ты тут?

– Да, Акош, мы на кухне. – крикнув в ответ подошедшему за тележкой пареньку, Малейна тут же махнула ему рукой, высунувшись в распахнутое настежь окно, выходящее на улицу. – Заходи, заодно пирога поешь.

– Да я уже ел… вроде… – аккуратно обойдя Шао вдоль стеночки, парень смущенно замялся в дверях кухни.

– Знаю я твоё вроде. – вернувшись к столу и тут же отрезав два больших куска, кастелянша проворно вынула из верхнего шкафчика посуду и ещё одну кружку. – Давай-давай, ешь. – а заметив недоуменный взгляд Сэнди, пояснила: – Акош мой племянник. Вечно попадается на проказах, так что пока занятий нет – вечно на отработке. Я уж за ним и присматриваю, и учу, а всё толку нет – то одно, то другое. Моя б воля – вообще бы свободного времени не давала, чтобы на ерунду времени не оставалось.

– А-а-а…

– Мали! Ну, ты что меня позоришь-то?

– А вот и позорю! Глядишь ещё пару раз припозорю – уйдет вся дурь! – уверенно прикрикнув на покрасневшего племянника, женщина ещё и пальцем погрозила. – Нет, ты представляешь? Поспорили с мальчишками – кто залезет к выдергам и оседлает! А ничего, что любая из них укусит один раз и всё! Тела на две недели лишишься и это как минимум!

Знать бы ещё, кто такие выдерги…

Покивав с умным видом, сама Сэнди не была так категорично настроена. Самый обычный мальчишка. У неё самой был период, когда она доказывала всем окружающим и в первую очередь самой себе, что может всё и даже больше. К счастью отделалась лишь парой переломов, да осознанием, что не всё так просто.

Просто время осознания у Акоша ещё не пришло. А с таким тотальным контролем и вовсе придет, припозднившись. Хотя… чужая семья потёмки.

– Малейна, спасибо большое, ты мне ужасно помогла. – заговорив уже после того, как Акош съел оба куска и подобрал даже крошки, снова проявилась чуть чётче, чтобы и он её увидел. – Ты на сегодня уже свободна или ещё работаешь?

– Свободна. В обычные дни я до ужина, но бывает и выхожу по требованию. Сейчас же я абсолютно свободна. Ты что-то хотела?

– Да, прогуляться по территории Академии. Составишь мне компанию?

– С удовольствием! – кивнув на предложение новой знакомой и втайне радуясь, что не придется и сегодняшний вечер проводить в одиночестве, Мали тут же прибрала со стола и даже перемыла посуду, прибрав всё по местам. – Так, Акош, тележку – на место и в казарму. Узнаю, что сегодня что-то задумал, точно ремень отцовский возьму!

– С ума сошла??? – едва не подавившись последним глотком, парень закашлялся и покраснел ещё больше.

– Не сошла, а воспитанием буду заниматься! Где это видано – парню семнадцать лет, а он всё дурью мается?! Или ты думаешь, если отец далеко, то я с этим не справлюсь?

– Мали… – не выдержав и вмешавшись, Сэнди укоризненно поджала губки, но продолжать не стала.

– Ох, прости. Да сама не знаю, что на меня находит… – расстроено прошептав, уже когда парень вылетел во двор, Малейна покачала головой. – Вроде и как лучше хочу, но всё как хуже получается.

– А может просто дать ему побольше свободы? Чтобы понял, что сам за себя отвечает. Вам положены отпуска?

– Да, конечно…

– А у тебя есть?

– Что?

– Отпуск.

– Как не быть-то? За три года уже месяцев пять накопилось.

– Ну вот! Как раз! Съезди куда-нибудь, отдохни от местных дурней, развейся. А вернешься, я просто уверена – не узнаешь своего племянника, как он вырастет и образумится.

Ведь можно же шепнуть кое-кому, чтобы с мальчиком поговорили по-мужски, верно?

– Хм… думаешь? Может быть ты и права… – задумавшись всерьез, сама Малейна не торопилась принимать какое-то определенное решение. Вроде и верно говорит Сэнди, но вот как она их бросит? Да ещё и почти на полгода? Как они тут без неё? Пускай один шалопай, а второй дурень, но ведь оба любимые же… – Ладно, я ещё подумаю. Идём, прогуляемся. С чего начнем?


Глава 19

Начать девушки решили с территории учебных и жилых корпусов, а затем, если останется время – заглянуть на учебные полигоны, частично расположенные на территории Академии. Вообще, территория эта была довольно внушительна, ведь она должна была вместить и учебные корпуса, и жилые корпуса, и административные постройки, и прочие (при этом весьма секретные) постройки, и те самые полигоны, где в основном тренировались младшие курсы. Старшие же курсы зачастую тренировались за пределами основной территории Академии, благо стационарные телепортационные круги позволяли совершать броски на довольно внушительные расстояния по всем желаемым направлениям. Было бы желание, да задание.

– Итак, это корпуса младших курсов. Дети у нас обучаются с того возраста, как начинают осознавать себя, как личность. Некоторые с десяти, а кое-кто и с пяти лет бывает желает. Естественно приемная комиссия тщательно рассматривает каждого поступающего, но иногда бывают и исключения.

– Например?

– Вне конкурса поступают абсолютно все старшие сыновья трех главных воинствующих кланов.

– Трех? А мне рассказали лишь об одном…

– О, клан Ночных вообще вне конкуренции. Можно сказать, что они столпы и главная военная опора Императора и спокойствия нашей расы. – странно усмехнувшись, словно сама так не считала, Мали довольно быстро взяла себя в руки и снова безмятежно улыбнулась. – Ещё два клана, а всего их больше пятидесяти, это Сумеречные и Энималы. Сумеречные не такие отмороженные, как Ночные, но тоже довольно малоприятны в противниках. В основном они обучаются на Тайную Стражу и Шпионов. Энималы же специализируются на работе с животными. Кстати наш капитан Хикмат как раз Энимал – о животных он знает всё, даже то, что они сами не знают.

– Как интересно… – действительно, с неподдельным интересом внимая рассказу Малейны, девушка вертела головой по сторонам, отмечая и расположение корпусов и многочисленных разновозрастных мальчишек, в основном играющих на спортивных площадках в разнообразные игры. Прятки, салки, выжигала… каждая игра несла в себе определенный подтекст. Скорость, ловкость, слух, меткость – всё без исключения было направлено на развитие физических качеств. – Ой, а что это за игра?

Заметив в беседке, мимо которой они проходили, скопление пятнадцатилетних подростков, Сэнди заинтересовано сунула и туда свой невидимый носик.

– Шахматы. – также подойдя и поздоровавшись кивком головы с курсантами, Малейна без особого интереса пояснила: – Настольная логическая игра с фигурами разного достоинства. Прекрасно развивает логическое мышление, в ней присутствуют такие элементы, как тактика и стратегия. Моделирование той или иной ситуации в уме позволяет выбрать наиболее выгодное решение и сделать решающий ход, который приведет к выигрышу через два-три, а иногда и десять ходов. И… – внимательная оценка сложившейся ситуации на доске и уверенный совет: – Конём ходи. Да-да, этим.

– Сэшани!

– М? Ой, да ладно! Ушла-ушла. – фыркнув, Мали задрала носик и махнула рукой Сэндире. – Идём, не будем мешать профессионалам. Так, на чём мы закончили? А, так вот, о кланах…

Рассказывала Малейна долго, при этом не вдаваясь в подробности, но даже и через час, когда девушки, наконец, добрались до полигонов, Сэндира едва ли узнала половину всего, что её интересовало. Оказывается, не всё так гладко было, как должно было быть… были и отступники, были и противники режима правления Императора, были даже иные расы!

– Их в нашем мире немного, да и живут они в основном на южном побережье, да в Западных горах.

– А кто?

– В западных горах гномы и дроу, на побережье, там, где лес – эльфы, а там, где собственно само побережье – наги-оборотни.

– Э…

– Люди, при обороте приобретающие черты ящериц.

– Ого! А у нас тоже такие есть. Ну, то есть там… где я жила раньше.

– Всё может быть, – безразлично пожав плечами, всё своё внимание Мали удерживала на занимающихся на полигоне мужчинах выпускных курсов, куда девушки дошли практически в конце своей прогулки.

А полигон был затейливым. Впрочем, со многими приспособлениями и препятствиями Сэнди была знакома по своим предыдущим местам обучения. Ров, стенка, канаты, барьеры – это из физического. Но было многое и из магического…

– Ой!

– Ерунда. – отмахнувшись, Мали фыркнула через нос. – Час в медпункте и будет как новенький.

– А волосы?

– А нечего в пекло лезть. Даже отсюда видно марево.

– Да? – прищурив призрачные глаза и внимательно присмотревшись к казалось бы вполне безопасному участку пути, девушка действительно увидела едва заметное марево над землей. – Ну-у-у… это мы с тобой стоим и можем всё рассмотреть, а они-то бегут. Знаешь, как сложно на ходу!

– Я? О, нет. Не знаю, и знать не хочу. – моментально открестившись, Мали даже замахала руками, едва не заехав по носу Шао, всю дорогу сопровождавшего гулен и сейчас улегшегося у их ног. – Ой, прости. А ты?

– Я?

– Да. Ты так сказала, словно тебе это знакомо.

– Ну… было дело. – не став отнекиваться, песчинка согласно кивнула. – Я много где училась, вот и в военной академии тоже довелось. Правда там было в разы легче, чем у вас, всё же она была для людей.

– Люди?

– Ну, это как эльфы, только попроще. И срок жизни у них меньше, и регенерация хуже. Зато с эмоциями у них намного лучше.

Да уж, знавала Сэндира одного эльфа. Неприятный был тип. Таких высокомерных снобов ещё поискать.

– О, ну понятно. Ну, наши мальчишки, в отличие от тех же эльфов намного беспечнее – привыкли, что даже самое страшное ранение лишает тела не больше, чем на месяц, вот и суют свою дурную голову во все возможные щели. Глупо это…

– Согласна, глупо. – проводив взглядом очередного бегуна, как раз пробежавшего мимо, удивленно вскинула брови. – Ой, это же… Камаль??? А что он тут делает?

– Показывает мастер-класс своему курсу, который прожил без него полгода и совсем распоясался. – сначала буркнув, уже через мгновение Мали провожала затуманившимся взглядом всё удаляющегося мужчину. Вот он проскочил одну магическую ловушку, вот другую, ров, стенка… ещё ловушка… – Многие распоясываются, когда их так надолго оставляют…

Оу. Неужели именно Камаль тот самый дурень?

Прищурившись и при этом старательно вглядываясь в ауру новой знакомой, через несколько секунд Сэндира уже умильно улыбалась. Вот так-так! Вот это поворот!

– Да, ты права. – спрятав улыбку, песчинка сурово поджала губы и напряженно сузив глаза, при этом ловя взглядом фигуру учителя, решительно кивнула. – Не дело это. Так ведь и чего непоправимого могло произойти в его отсутствие.

– В смысле? – с трудом оторвав взгляд от Камаля, Малейна немного растеряно улыбнулась.

– Ну… мало ли… а не знаешь, девушка у него есть?

– Девушка? – шокировано распахнув глаза, кастелянша замотала головой. – Да ты что? Откуда тут девушки?

– Ну, ты же тут есть. – провокационно улыбнувшись, Сэнди беспечно пожала плечами. – А если бы пока его не было, его девушка нашла другого? Тут ведь столько интересных мужчин! Да мы с тобой за час прогулки больше сотни видели!

– Ой, я тебя умоляю! – не выдержав и презрительно фыркнув, Мали закатила глаза. – Да тут к кому ни присмотрись – сплошные служаки, да салдафоны. Один Камаль… ой.

Сообразив, что едва не проговорилась, Малейна неожиданно покраснела так густо, что Сэнди даже немного испугалась.

– Мали? Что с тобой? Тебе плохо? Жарко? Я тебя совсем заболтала, да? Ой, пойдем быстрее к речке! – зачастив, чтобы поскорее отвлечь кастеляншу от ненужных мыслей, Сэнди уверенно потянула девушку в сторону. Туда, где блестела лента узкой и мелкой речки, почти ручья. – Ну что ты… может тебе полежать немножко? А? Ну, я даже не знаю…

– Да хватит уже… – со вздохом присев на валун, Мали обреченно махнула рукой. – Да, я его люблю. А он… – ещё один вздох, передающий абсолютно все эмоции: от обреченности, до безумной надежды, и совсем тихое: – А он, дурень, даже не интересуется мной…

Не став ничего говорить, лишь задумчиво прищурившись, Сэнди устроилась рядом, опустив призрачные ножки в ледяную воду. Ощущения были необычными… Вроде едва уловимой приятной щекотки и прохлады.

– Ладно, идём по домам. Солнце у нас поздно садится, но ты, наверное, уже устала… – чувствуя себя непривычно сковано и неловко, Мали натянуто улыбнулась.

– Я никому не скажу. Честно. Тем более ему. – торопливо закивав, песчинка уверено продолжила: – Он очень хороший и умный, я уверена, он знает, что такую умницу и красавицу он больше нигде не найдет. И когда он, наконец, поймет, что в жизни есть не только тренировки и учеба, то…

– Не утешай, не надо. – криво усмехнувшись, женщина качнула головой. – Все они тут такие… только долг, только служба. Да я уже свыклась. Ладно, не будем больше о грустном. Ты как? Не устала? Домой или ещё на «разведку»?

– Пожалуй, домой. – правильно оценив желание Малейны побыть одной, Сэнди перепрыгнула с валуна на загривок Шао и потрепав того по холке, заставила встать. – Будет время и желание, заходи завтра вечером, ещё погуляем и поболтаем. Было очень приятно познакомиться. О, нет, не провожай, мы дойдем сами…

– Да, очень приятно. – улыбнувшись уже более натурально, Мали махнула рукой на прощание. – До завтра…

Да, до завтра. Вот только чем ей заняться сегодня?

Неторопливо возвращаясь примерно тем же самым путем, Сэнди без недовольства или особого интереса отмечала на себе, а точнее на Шао удивленные взгляды курсантов. Мало кто из них видел наездника, но тем не менее, никто не паниковал, прекрасно зная, что никто и никогда из преподавателей не допустит, чтобы хищник передвигался по территории без особого распоряжения и определенной цели.

Слышала песчинка и разрозненные шепотки старших курсов, уже научившихся видеть души, временно лишенные тел. Что они только не шептали… мальчишки же, что с них взять?

– Леди Сэндира? О, смотрю, обживаетесь… – полковник Акилах, идущий в сторону полигона из учебного корпуса, выглядел не очень довольным встречей.

Моментально вскинувшись, девушка недовольно поджала губы, но говорить что-либо, не торопилась. Уж очень нелестными были мысли и слова, мелькавшие в сознании.

– Добрый вечер. – чуть проявившись, что должно было означать почтение, девушка кивнула, но покидать загривок скура не стала. – Да, Малейна была очень любезна, предложив мне помощь в осмотре территории. У вас очень интересная Академия. Столько учеников, корпусов, преподавателей, направленностей… Скажите, а кто решил, что Скайнрид должен обучаться в группе особого назначения?

Понимающе прищурившись и усмехнувшись, мужчина не торопился отвечать, внимательно разглядывая собеседницу. Её напряженный взгляд, её недовольно поджатые губки, её упрямо вздернутый подбородочек… И кто решил, что этот ребенок сможет стать Карателем?!

– Назначение в подобные группы всегда согласовывается лично с генералом. А что? Есть претензии?

Есть. Ещё какие!

Разом вспыхнув на явно пренебрежительный тон, песчинка всё же смогла найти в себе силы, чтобы не нагрубить в ответ.

– Что вы? Какие могут быть претензии к генералу? Так, просто интересуюсь… Необычно всё это, вот и удивилась. – мило улыбнувшись, но при этом старательно пряча недовольство в глубине призрачных глаз, девушка погладила питомца по голове. – Просто это так неожиданно… я-то думала, что уже сегодня смогу устроить любимому сюрприз и праздничный ужин, а оказалось, что это случится ещё так не скоро. Ой, кстати! А когда он возвращается?

– Через неделю.

– Ровно?

– Ровнее некуда. – косо усмехнувшись, полковник качнул головой. – Твои злость и раздражение неуместны. Ценные кадры просто обязаны быть под качественной защитой.

– Чтобы ценные кадры находились в здравом уме и твердой памяти, а также приносили пользу своим существованием обществу, они просто обязаны иметь хотя бы иллюзию свободы. – под конец не удержав язвительности, девушка судорожно сжала кулачки, мысленно сетуя на свою излишнюю эмоциональность. – Ох… вы куда-то торопились? Простите, что задержала. Мне тоже пора… до свидания.

– До свидания… – проводив взглядом первого Карателя, родившегося в клане Зеркальных за последние пятьсот лет, мужчина снова качнул головой. Когда рождается Каратель, это всегда означает лишь одно.

Грядут перемены.


Прошел день, второй… Потихоньку обживаясь и знакомясь с соседями и территорией Академии уже более тщательно, Сэнди старалась не считать часы, оставшиеся до возвращения Ская, но получалось плохо. Необходимо было занять себя делом, но до того момента, пока она не вернет себе физическое тело, об этом даже думать было бессмысленно. Единственное, что спасало, так это забота о Шао, да вечерние прогулки с Малейной, неизменно посещающей Сэнди после окончания рабочего дня и развлекающей её рассказами обо всём.

Камаль же, зашедший к ней утром второго дня, отделался лишь общими фразами, да указанием явиться к нему сразу же, как только песчинка сможет вернуть себе тело.

И наутро третьего дня это случилось!

Проснувшись в постели не призраком, а материальным существом, девушка довольно потянулась, расставив руки и ноги в стороны. Ух! Как же это удивительно – чувствовать каждую жилку, каждую клеточку своего тела!

Радуясь буквально всему: наличию горячей воды в ванной, наличию завтрака на леднике, наличию формы в шкафу, песчинка напевала себе под нос незатейливую мелодию, буквально порхая от комнаты к комнате. И вот уже волосы заплетены в косу и убраны в тугой узел на затылке, завтрак съеден, форма оправлена и Шао, нетерпеливо нарезающий круги в коридоре, выпущен на улицу.

– Идём-идём, сладкий, я всё помню – завтрак ждать не может! – умиротворенно улыбаясь ясному утру и уверенно встающему солнцу, девушка уверенно шла уже знакомым путем к зверинцу.

– Сэндира?

– О, Наби, привет. – махнув рукой парню-соседу, также встающему довольно рано и уже совершающему утреннюю пробежку, добродушно улыбнулась, когда он не останавливая бег, оббежал вокруг неё. – Что такое?

– Да ты просто красавица! А уж в форме, так и вовсе богиня! – восхищенно присвистнув, парнишка задорно подмигнул и лукаво добавил: – Эх, если бы не лейтенант…

– Льстец и подлиза. – рассмеявшись, так как уже успела за эти два дня понять, что паренек по большому счету просто любит почесать языком, покачала головой. – Но мне приятно это слышать, благодарю. Не думал сам о форме?

– Я? Ой, нет, ты что?! Я и форма вещи несовместимые. Я же Конструкт, а мы просто физически не приемлем насилия над личностью.

– А что же вы приемлете?

– Свободу, творчество, полёт фантазии! Вот я уже сейчас вижу тебя на холсте! Ты и скур! – На мгновение остановившись, хотя всё это время бежал рядом с девушкой легкой рысцой, прищурился, словно оценивая композицию. – О, да! Попозируешь мне сегодня вечером?

– О? Я даже и не знаю… – искренне удивившись подобному предложению, Сэнди даже не нашлась сразу с ответом. – А ты ещё и рисуешь?

– Конечно. Я всё делаю. – нисколько не обидевшись на подобный вопрос, парень продолжил бег, но снова с той же скоростью, что шла Сэндира. – И рисую, и пишу, и лепкой бывает увлекаюсь. В основном, конечно, я архитектор, но и остальным не брезгую. Знаешь, я тут уже больше месяца живу… скукота жуткая, так что развлекаю себя, как могу.

– О… – не зная, будет ли уместным интересоваться причиной проживания на территории Академии, девушка задумалась лишь на секунду, а затем уверено кивнула. – Хорошо, если мой учитель не придумает мне ничего чересчур сложного и к вечеру я всё ещё буду жива, то я буду искренне рада стать твоей моделью.

– Вот и договорились! А я как раз к вечеру пирожные испеку! – воодушевленно хлопнув в ладоши, парень широко улыбнулся. – Любишь пирожные? У меня они просто божественно получаются!

– С удовольствием оценю. – кивнув и проследив, как ускоривший бег Наби скрылся на левой дорожке, оценивающе прищурилась. Странный он… по крайней мере необычный. Примерно её возраста, но как и она, повзрослевший раньше времени. Архитектура, живопись, спорт и… пирожные. Разве так бывает?

О, а вот и зверинец.

– Доброе утро, нам завтрак для скура, пожалуйста.

Вот собственно и всё, что успела сделать песчинка до той секунды, что её нашел Камаль.

– Доброе утро. Как настроение? Боевое?

– М? С чего бы? – контролируя завтрак Шао, Сэнди приветливо кивнула учителю, но говорить «конечно!» не торопилась.

– А почему бы и нет? Три дня безделья.

– Не скажи. За эти три дня я узнала столько, сколько не узнала за предыдущие полгода. Малейна оказалась весьма информированной рассказчицей. – прикрыв глаза, девушка многозначительно усмехнулась. – И почему я только от неё узнала, что не всё так хорошо в вашем мире?

– А зачем?

– М?

– Зачем тебе это было знать раньше? – повторив вопрос, но уже более развернуто, сам мужчина был недоволен. Ох, уж эти женщины! Вечно болтают, причем не то, что можно! – Знаешь поговорку: меньше знаешь – крепче спишь?

– Не знаю, не знаю… В моём случае, мне кажется всё совсем наоборот: меньше знаешь – спишь, но уже вечно. Или ты думаешь, что и практику я буду проходить наобум?

– Отнюдь. – поморщившись на то, что в принципе ученица была права, но вот распоряжение генерала четко давало понять, что ей нельзя было знать большинство скользких моментов до последнего, посмотрел чётко в усмехающиеся глаза девушки. – Всему своё время, Сэнди. Никогда выпускные экзамены не случаются до того, как закончится обучение. Никогда конфиденциальная информация не попадает в руки неподготовленного.

– О? А как же она попала в руки Мали?

– Она и не попала. – пожав плечами, Камаль отметил, что скур, наконец, доел свой завтрак и махнул рукой на выход из зверинца. – Об этом знает большинство учеников, проживающих на территории Академии и совсем не удивительно, что об этом знает и обслуживающий персонал. Но поверь, это лишь десятая часть того, что знают посвященные.

– И почему это не вызывает у меня энтузиазма? – пробормотав себе под нос, песчинка послушно шла за Камалем, мысленно прикидывая реальные масштабы информации. Получалось… очень плохо получалось. Это куда её втянули???

– Не накручивай себя, не всё так страшно. Мы уверены, что во главе террористической организации не более двадцати песчаников. Исполнители нас интересуют мало, они лишь безвольное мясо, которое можно без проблем отловить по одиночке, если уничтожить верхушку. А вот с ней как раз не всё так просто…

– Это я уже поняла. – поджав губы, девушка кивнула. – Когда начнется моя практика?

– Через две-три недели. Сначала контрольные тесты, затем выпускные экзамены, причем на комиссии, а затем и первая практика под руководством самого генерала.

– Самого генерала? Какая честь… – не удержав язвительных ноток, Сэнди тут же невинно похлопала ресничками, когда Камаль недовольно цыкнул. – А почему не под твоим руководством?

– Потому что таково решение генерала.

– О, ну конечно. – хмыкнув последний раз, пока ещё ученица уверенно взяла себя в руки. Они как раз дошли до полигона, где занимались младшие курсы, но на текущий момента полигон был свободен.

– Так, давай пробный круг, хочу проверить реакцию тела. Если не будет отклонений, то пойдем на более сложные участки. Не хотелось бы снова тебя повредить только лишь из-за того, что ты не до конца сроднилась с физической оболочкой. Давай, пошла!


Глава 20

И как ни странно, но Камаль оказался прав. Казалось бы всего три дня без тела, но оно словно не помнило практически ничего, отказываясь повиноваться в критических ситуациях и выполнять казалось бы простейшие трюки. Прыжки, падения, увороты… удавалось избегать ловушек в самый последний, почти критичный момент. А ещё накатила усталость.

А ведь она пробежала всего один круг!

– Отлично.

– Отлично??? Да это отвратительно! – злясь и на себя, и на Камаля, неизвестно зачем решившего солгать, Сэнди хмурилась и кусала губы. – Мне противно на саму себя!

– Зря. Эти результаты удивительны уже потому, что ты вообще смогла пройти целый круг и ни разу не ошибиться, что после именно той смерти, что случилась с тобой, попросту невозможно. Тело, зараженное стазисной Тьмой, попросту теряет мышечную память и даже сумев выжить, зачастую начинает с абсолютнейшего нуля. Нам повезло, что я успел помочь тебе истаять до точки невозврата.

– О… – удивившись подобному откровению, девушка устроилась прямо на траве, давая отдых местами разучившемуся элементарным вещам телу. – Почему ты мне не сказал этого тогда? Сразу?

– Оставался шанс, что ты больше не смогла бы быть воином.

– А я и так не воин.

– Относительно. В любом случае первые две минуты ты сможешь продержаться в одиночку.

– А потом?

– А потом придет спецгруппа и повяжет всех. Всех тех, с кем ты не сможешь справиться сама.

– О? Какие интересные новости! А как эта самая спецгруппа меня найдет?

– По маяку. – Усмехнувшись, когда бровки ученицы недоуменно взлетели вверх, майор пояснил: – Через пару дней будет готов амулет, который ты будешь обязана носить, не снимая. Их всего не больше десятка, это безумно дорогая и энергозатратная вещь, но тем не менее, она себя окупает. Контрольный пункт будет знать всё – где ты и в каком состоянии в любую секунду. Мало того, амулет будет телепортационной точкой выхода для спецгруппы, как бы далеко ты ни находилась.

– А моё мнение кого-нибудь интересует?

– Это риторический вопрос?

Недовольно скривив губы, девушка легла на спину и закрыла глаза, максимально расслабляя мышцы и унимая участившееся сердцебиение. Рамки становятся всё уже. Оковы становятся всё крепче. Об этом ли она мечтала, когда хотела найти семью и родных?

Нет!

Вот только на текущий момент не было смысла показывать свой нрав и отрицать очевидное – всё идёт так, как должно идти. Террористы должны быть уничтожены, родители должны быть отомщены. Но потом…

Тонко улыбнувшись своим бунтарским мыслям, песчинка резко распахнула глаза и встретилась взглядом с задумчиво рассматривающим её учителем.

– Я отдохнула. Повторим?

И ещё раз. И ещё… снова…

Тщательно отслеживая каждое своё движение, каждое мгновение, песчинка не позволяла телу своевольничать. Мозг помнил, помнила душа. Лишь физическая оболочка всё так и норовила замедлиться и заявить, что не помнит и не может.

Помнит! Может! Сделает!

– Хватит! – окрикнув, когда на седьмом круге ему показалось, что Сэндира вот-вот попадет в магический капкан, Камаль едва сдержался, чтобы не выругаться. – Прекрати. Если сейчас ты подставишь себя под удар, то никому и ничего не докажешь.

– М? – не рухнув, но плавно опустившись у ног учителя на траву, распласталась в форме звезды, уговаривая сердце не выскакивать наружу. – С чего подобные умозаключения?

– Четыре ошибки на последних ста метрах. На сегодня всё.

– Ну, всё, так всё… – очередной раз удивив Камаля сговорчивостью, сама песчинка рассматривала редкие кучевые облака. День был невероятно жарким и солнечным, неумолимо приближающимся к полуденной отметке, так что пот лился с девушки градом, уже целиком и полностью пропитав форму. – Кстати, что у нас с расписанием? Только физические тренировки или ещё что?

– Ещё. На ближайшую неделю твой день будет делиться на три части. Утром полигон, после обеда – библиотека, после ужина – магический зал.

– О? А поподробнее? Что мы будем делать в библиотеке и магическом зале?

– В библиотеке под руководством капитана Алушо, с которым я тебя познакомлю после обеда, ты будешь изучать наш мир. Политическое устройство, экономическое, основной клановый состав и прочее, что тебе понадобится для того, чтобы не ощущать себя чуждой. В магическом зале в свою очередь, под руководством капитана Шерингдера, тебе предстоит продемонстрировать все свои магические навыки и умения, а также в случае чего обучиться новому.

– То есть свободного времени у меня фактически не останется?

– Всё будет зависеть от тебя и твоего желания постичь азы необходимого.

Многозначительно фыркнув, потому что уже давно поняла, что от её желания здесь и сейчас мало что зависит, Сэнди мысленно пробежалась по состоянию тела. Мда… если не поторопиться принять горячую ванну и не растереть тело жесткой мочалкой, то уже к вечеру она свалится от перенапряжения.

– Камаль, прости за неуместный вопрос, но массажисты у вас тут есть?

– Есть, но не советую.

– О? – удивленно вздернув бровки, уточнила. – А что так?

– Хочешь, чтобы по прибытию Скай пооткручивал им головы? Дотрагиваться до невесты имеет право лишь жених.

– Мда. Нет, ну я вообще-то имела в виду женщин-массажисток…

– В мужской Академии? – со смешком вздернув брови в ответ, майор покачал головой. – Ещё ни одна женщина не проработала в Академии больше двух лет, не выйдя замуж.

– Да? Странно… А Малейна говорила, что она тут уже больше трех лет работает… – наблюдая за учителем из-под полуопущенных ресниц, Сэндира позволила себе усмешку, когда тот всерьез задумался и даже нахмурился. – Или у неё тоже кто-то есть? Я бы сильно удивилась, если бы не было. Она такая красивая и приветливая. О пирогах и вообще упоминать не буду – они просто великолепны. – и совсем уж мечтательно. – Хотела бы я погулять на её свадьбе… о, точно! Приглашу её на свою подружкой невесты и если у неё никого нет до сих пор, то там уж точно найду ей идеального мужчину! Такого, как она сама! Как думаешь? Отличная идея, верно?

Вот только вместо воодушевленного ответа песчинка заработала напряженный взгляд и неопределенное пожатие плечами. Что такое? Неужели и Камаль не равнодушен к её изумительной выпечке? А может, не только к выпечке?

– Всё, хватит разлеживаться. – немного грубее, чем можно было, мужчина поторопил ученицу. – Иди к себе, умойся, переоденься, да пообедай. Через час жду тебя у входа в библиотеку. Знаешь, где она?

– Да, Малейна мне уже всё показала. – стараясь не усмехаться столь явно, чтобы не выдать себя раньше времени, Сэнди послушно встала с травы и свистнув гуляющего неподалеку Шао, отправилась в сторону своего домика, от усталости не чувствуя, каким напряженным и недовольным взглядом проводил её Камаль, думающий в этот момент о том, что его маленькая ученица права.

Слишком права. А он, к сожалению, не идеален…


С трудом управившись за час, но ни секунды не пожалев о том, что приняла ванну и тщательно прошлась жесткой мочалкой по всему телу, уже торопясь к библиотеке в свежей форме, Сэнди думала о том, где и как будет стирать утреннюю одежду. А самое главное – когда. Магическая чистка конечно помогала в экстренных ситуациях, но слишком часто ею увлекаться не следовало – так вещи изнашивались намного быстрее. Понятно, что вечернее платье можно от пятнышка грязи почистить, не беда, всё равно его раз десять за всю жизнь наденешь, но вот с формой, да ещё если и ежедневно… дней на десять, не больше. А потом прости-прощай, но это уже не вещь, а расползающаяся на лоскутки тряпочка.

Так что придется по старинке, ручками… Нет, всё-таки надо будет уточнить этот момент у Мали – как они все выходят из положения, если выделено всего два комплекта? Но это вечером. Сейчас же…

– Камаль? – окликнув учителя, стоявшего к ней спиной, приветливо улыбнулась его собеседнику, одетому в идентичную форму и всё с теми же уже примелькавшимися четырьмя звездами на погонах. – Здравствуйте.

– Пообедала?

– Да, спасибо.

– Познакомься, капитан Алушо, преподаватель гуманитарных дисциплин. Его одиннадцатый курс сейчас на практике, так что будешь заниматься индивидуально.

– О? Очень приятно. – внимательно разглядывая не только внешность, но и суть будущего индивидуального преподавателя, девушка нашла его довольно интересным и приятным.

Не было в его взгляде той воинственности, что нет-нет, да и промелькивала во взгляде Камаля, полковника, да генерала.

– Взаимно, леди. – в отличие от того же Камаля, капитан Алушо не был так высок, скорее среднего роста, но так же крепок и жилист. Внешне весьма симпатичен, лет тридцати, что означало, что ему уже за двести и при этом удивительно лыс и невероятно улыбчив. Улыбались и глаза и даже ямочки на щеках.

А уж душа…

Удивительно располагающий мужчина!

– Скажите, а из какого вы клана?

– Энимал.

– О, понятно… – улыбнувшись в ответ, девушка с удовольствием прошла за преподавателем в здание библиотеки и, пройдя по коридору, вслед за ним прошла и непосредственно в огромный читальный зал, поделенный на несколько условных секций. – По вам видно, что вы не Ночной или Сумеречный.

– Да? Неужели так явно?

– Не явно, а скорее… – задумавшись, устроилась за предложенным столом, махнула рукой не пожелавшему остаться в домике Шао, чтобы располагался у стены и не мешал остальным и, вынув из пространственной складки тетрадь с ручкой, закончила: – Я ведь из Зеркального клана, скорее поэтому.

– А так? – отвернувшись к стеллажу, обернулся капитан уже совсем иным. Жесткий, колючий взгляд потемневших серых глаз с вертикальным зрачком, хищно раздуваемые ноздри, грозная складка между бровей…

– М-м-м… – наклонила голову направо… налево… задумчиво прищурилась, старательно считывая слои… – Сейчас вы очень грозный, это верно. Но знаете… мужчина, у которого дома живут три кошки, просто не имеет права быть таким жутким.

Широко улыбнулась, а затем и вовсе тихо рассмеялась, когда из мужского взгляда моментально пропала жестокость, сменившись изумлением.

– Неужели это видно?

– У меня был очень хороший учитель. – улыбнувшись последний раз, Сэнди решительно кивнула. – Но не будем отвлекаться, капитан. Давайте приступим непосредственно к изучению интересующего нас материала. Итак, с чего мы с вами сегодня начнем?

Начал капитан естественно с основ, тщательно проинструктированный генералом на тему того, как, сколько и чему именно обучать будущего Карателя. Политическое устройство мира, законодательная база, начальная психология, основы логики, а также такие немаловажные моменты, как особенности самых многочисленных кланов, а также тех, среди которых был самый большой процент преступности.

В итоге к ужину Сэнди была уверена, что её маленькая белокурая головка попросту лопнет от всей вываленной на неё информации.

– У-у-у…

– Что такое?

– Не так быстро! Я попросту не успеваю запоминать, не то, что записывать! Да я уже забыла, с чего мы с вами начали!

– Не переживайте, при необходимости, я повторю вам это снова. – улыбнувшись, но как показалось Сэнди с маниакальным блеском в глазах, капитан Алушо мельком глянул в окно. – О, да уже к ужину время! Вот мы с вами хорошо поработали! Как приятно побеседовать с заинтересованным курсантом, право слово.

Да уж… побеседовать… Кисло улыбнувшись, девушка с облегчением захлопнула тетрадь и потрясла рукой. Бедные её пальчики. А ведь перед сном она обязательно перечитает свои записи и не раз, чтобы хоть как-то систематизировать эти знания. Нет, нельзя так быстро… нельзя.

– До завтра, леди.

– До свидания, капитан. – учтиво попрощавшись, Сэнди только задумалась о том, как бы ей найти Камаля, чтобы выяснить, куда ей придти после ужина, как заметила его фигуру в дверях библиотеки. Он как раз входил внутрь, ища взглядом её.

– Закончили?

– Да, на сегодня всё. Но если продолжим такими же темпами, то я взорвусь от переизбытка информации.

– Не взорвешься. – чуть изогнув губы в улыбке, майор уверенно кивнул.

– М?

– По Уставу не положено.

– Пф! – устало фыркнув, песчинка покачала головой. Да, Устав суров, это она уже уяснила. А к таким «ценным» кадрам, как она и подавно. – Поужинать-то можно?

– Конечно. Составишь мне компанию?

– О? – искренне удивившись, уточнила. – А где?

– В административной столовой. Идем, ознакомлю. Ты кстати тоже можешь есть там, если не будет хватать времени на приготовление еды.

– А почему не в курсантской?

– Одна единственная девушка-курсант среди более тысячи парней? Смерти моей хочешь?

– Ой, да ладно!

Настойчиво прищурившись, осуждающе качнул головой.

– Послушай умного совета, девочка.

– Ой, да как скажете! – даже и не подумав упрямиться, Сэнди свистом подозвала Шао, весь последний час изнывающего от безделья и с радостью рванувшего на улицу проветриться и размяться. – Пушистик! А ну, не пугай молодежь! Скай приедет – я всё ему расскажу!

– Ур-р-р?

– Да-да! Так что слушайся меня, как… – Хм. Как? Как мамочку? – В общем, слушайся.

Совсем немного и абсолютно ненадолго пристыдив голубого скура, уже через пару минут снова качала головой. Пересидевший в библиотеке хищник рвался играть и баловаться, то убегая вперед, то нарезая круги вокруг спокойно идущей пары. Хорошо хоть на курсантов не кидался, прекрасно зная, что они не будут с ним играть, а постараются либо застыть, либо сигануть на ближайшее дерево, потому что убегать от шестилапого скура было бесполезно.

– Надо будет придумать ему другое занятие, пока ты будешь на теории. – недовольно поджав губы, когда на очередном круге Шао едва не сбил с ног его самого, майор прикрикнул на неугомонное животное. – Фу!

– Ру?

– Остынь. – жестко посмотрев в глаза лохматому непоседе, Камаль добился лишь того, что тот недовольно забил хвостом и низко угрожающе зарычал.

– Шао?! – опешив, песчинка тут же бесстрашно шагнула между законфликтовавшими сторонами. – А ну, прекрати! Угомонись на пару ближайших часов, а затем я сама лично с тобой поиграю. Что за недостойное поведение? Мне Скаю пожаловаться? А?

– Ур-р… – моментально раскаявшись и изобразив самый жалобный взгляд в мире, скур едва ли не лапой шоркал, но песчинка была непреклонна, кивнув лишь тогда, когда питомец окончательно опустил голову.

– Вот так-то! Ты что удумал?! Мне тебя доверили из зверинца забрать, чтобы ты не скучал, а ты ведешь себя как малолетний щенок!

– Ф-ф-ф…

– Сэнди…

– Погоди. – подняв палец, чтобы Камаль даже не вздумал вмешиваться в воспитательный процесс, Сэнди ещё несколько минут аргументировано распекала непоседу. – Ну? Всё осознал?

– Фру!

– Вот то-то же! И учти, будешь буянить – мигом заберут у меня, как у несправляющейся. – под конец пару раз хлопнув себя по бедру, девушка подозвала пристыженного скура и тот послушно и радостно подошел ближе. – Вот так, умница. А теперь чинно и спокойно идём ужинать. Обещаю обязательно чем-нибудь угостить. Всё, давай… идём.

– В тебе пропадает командир…

Заговорив лишь через пару минут размеренного шага, Камаль периодически косил взглядом на полностью сменившего стиль поведения Шао. Тот шел четко в ногу с Сэндирой, причем на полшага позади.

– И нисколько не пропадает. – не удержав легкого самодовольства, песчинка призналась: – На заре своего обучения во второй Академии я была старостой курса, а затем и ведущей пятерки боевиков. Были конечно недовольные, но на тот момент я желала самоутвердиться и поэтому пресекала даже малейшие попытки бунта на корню. К счастью, это прошло… знаешь, не люблю командовать. Слишком большая ответственность. Я уж лучше как-нибудь так… в среднем исполнительском звене.

– Боюсь, в среднем не получится. – стараясь не высказывать сильного удивления на экскурс в прошлое своей юной ученицы, Камаль «обрадовал». – Каратель подчиняется лишь генералу и Императору. Выше них только Честь, Совесть и Долг.

Да уж, обнадеживающе… прочем, и этого немало. Скорее даже много. Слишком много. Особенно ответственности.


А вот и столовая для администрации. Даже скорее кафе, но с централизованной раздачей и без официантов. Пройдя внутрь достаточно обезличенного, но тем не менее, уютного зала, песчинка моментально оценила степень его комфорта. Столики на двоих и четверых, белоснежные скатерти и ярко-зеленые салфетки, на окнах легкий тюль, а на подоконниках яркие горшки с цветущим содержимым. Посетителей как ни странно немного, а всё потому, что судя по урезанному меню, основной наплыв уже прошел и они одни из тех, кто пришел припозднившись.

Тем лучше.

Внимательно запоминая действия Камаля, Сэндира повторяла за ним всё: взяла разнос в начале раздаточной, внимательно прочитала меню, попутно пригрозив пальчиком Шао, чтобы сел и дождался, попросила немолодого повара положить в одну тарелку побольше овощного гарнира, а во вторую тушеного мяса, сколько не жалко.

– Ты лопнешь не от знаний, а от ужина. – усмехнувшись на разнос девушки, на котором еды было больше чем у него самого, в ответ Камаль услышал.

– А это не мне одной. Или ты забыл, что я обещала Шао угощение? Поверь, о таком забывать нельзя. Скур слишком умный, чтобы спустить подобное пренебрежение к обещаниям. – без особых усилий подхватив свою ношу, девушка нашла взглядом свободный столик у стены, где бы без проблем разместились не только они, но и крупногабаритный Шао. – Сладки-и-ий! Идём ужинать, у меня для тебя кое-что есть!

В итоге ужин прошел довольно необычно для постоянных посетителей столовой. В целом картина была неизменной, если бы не… огромный длинношерстный голубой кот с шестью лапами, съевший свою порцию в три секунды и всё оставшееся время клянчивший добавку у совсем молоденькой девушки, в итоге ограничившейся одним салатом и булочкой, когда как две другие (попутно тиснутые у отвлекшегося капитана), были скормлены самому голодному и жалобно мурчащему спутнику.

– А… – удивленный взгляд по столу и недоуменное. – Где?

– Кто?

– Моя булка.

– Усушка, утруска… – и ресничками так невинно «хлоп-хлоп». Причем дуэтом.

– Сэнди… – наконец сообразив, что с подобными соседями по столу лучше не отвлекаться, майор споро допил чай и, собрав всю посуду со стола, унес к окошку посудомоечной. – Булки хищнику?

– А что? Он тоже мужчина. – благодарно кивнув за помощь, песчинка послушно шла следом на выход, не забывая контролировать и степень послушности Шао.

– Не понял взаимосвязи.

– О, да элементарно. Все мужчины, как один утверждают, что не любят мучное и сладкое, но мы-то с вами знаем… – многозначительно улыбнувшись, Сэнди не стала заканчивать, но капитан понял недосказанное и сам, тут же иронично хмыкнув в ответ.

– Что ж, не без логики мысль. Да, нам налево. Кстати, не пугайся сильно…

– Чего?

– Не чего, а кого. Капитана Шерингдера.

– О? – не понимая, к чему клонит Камаль, песчинка попыталась уточнить. – Он такой страшный?

– Скорее странный. Но ты сейчас сама всё увидишь… – и действительно, они прошли совсем недалеко, дойдя до очередного учебного корпуса, обозначенного как комплекс залов для магических тренировок, а у входа их уже ждал… дедушка. Очень старый дедушка. – Вечер добрый.

– Здравствуй-здравствуй. – прищурив выцветшие глаза, низенький, даже наверное ниже Сэндиры, но при этом довольно широкий и мускулистый капитан растянул тонкие губы в улыбке и неожиданно… – О? Неплохо. Реакция в наличии.

Скользнув в сторону от воздушной атаки, девушка прищурилась в ответ. Это такое своеобразно приветствие? Мило…

– Что ж, оставлю вас.

– Да… – не сводя взгляда с нового учителя, песчинка отстраненно кивнула. С таким дедулей надо держать ухо востро. – До завтра.

– Пройдемте, леди. – усмехнувшись в длинную белоснежную бороду, капитан махнул рукой, но тут же вскинулся, когда Шао попытался пройти следом. – А вот собачка пускай обождет на улице.

– Это скур.

– Одинаково.

Недовольно нахмурившись на явное пренебрежение, песчинка думала всего пару мгновений. Нет, спорить она со странным капитаном не будет, это точно. Но вот как договориться с Шао?..

– Сладкий, подождешь меня здесь? – с надеждой заглянув в умные глаза питомца, погладила того за ухом. – Да? Вот и договорились. Умничка. А потом обязательно поиграем, обещаю.

– Леди! – окликнув уже изнутри, капитан нетерпеливо продолжил: – Опосля с собакой намилуетесь!

Какой беспардонный тип!


Глава 21

Понимая, что после довольно специфичного приветствия вряд ли её ждет менее специфичное занятие, песчинка заранее морально приготовилась к бою и не прогадала. Стоило ей войти в один из огромных залов, откуда звучал недовольный голос капитана Шерингдера, как она была тут же атакована, причем не самыми простыми и безболезненными заклинаниями…

Огненный дождь, ледяной смерч, воздушный кулак, стальное лезвие…

Вполне возможно, что здесь, в этой Академии они назывались по-другому, но тем не менее, сути своей не меняли. Попади хоть под одно – и калека.

– Неплохо… – отмечая, как проворно и без особых усилий девушка выставляет один щит за другим, преподаватель сменил тактику и послал комбинированное заклинание. – И… хм…

И с этим она справилась без проблем, попросту уйдя с траектории удара невообразимым кульбитом, попутно оставив на своем месте иллюзию, принявшую на себя самонаводящийся удар.

– Превосходно! Но остались ли после этого силы?

– Вполне. – серией мелькающих прыжков сократив расстояние с пятнадцати метров до пятнадцати сантиметров, приставила к горлу капитана кинжал, в мгновение вынутый из личной пространственной складки. – Шах и мат.

– Насчет мата не уверен. – голос, раздавшийся из-за спины, заставил песчинку мысленно выругаться. – Но ход неплохой. Однако поменьше самоуверенности, леди.

Чувствуя сталь оружия, приставленного к спине, сама Сэнди внимательно приглядывалась к фантому, которого приняла за реального противника. Хм…

Да это блеф!

Но кто тогда стоит позади?

– Пат? – усмехнувшись в усы, капитан озвучил по его мнению вполне великодушное предложение.

– Пожалуй… – ответная усмешка одними губами и решительное. – Нет.

Каким образом курсантка оказалась у него за спиной, мужчина попросту не понял, но уже через мгновение кинжал упирался не в горло, а в затылок.

– Но… великая пустыня! Как?!

С удивлением рассматривая двух абсолютно одинаковых капитанов, Сэнди и сама была в не меньшем шоке, чем мужчины. Они оба были настоящими!

– Секрет… а вас что, двое?

– Двое. – недовольно пожевав губами, капитан номер два без прикрас оценил ситуацию и спрятал меч в ножны за спиной. – Уговорила, мат. Убирай ножичек, приступим к теории.

– А зовут вас как? – шагнув назад, девушка спрятала кинжал и осторожно обошла уже двоих мужчин, принципиально не поворачиваясь к ним спиной. С них станется.

– Капитан Шерингдер.

– Капитан Шеримгдер.

Не удержав скептичного хмыка, тут же поняла, что сделала это зря. Капитаны синхронно нахмурили седые брови и, мимолетно переглянувшись, кровожадно усмехнулась.

Великая пустыня!


Через полтора часа Сэнди поняла, что ещё минута и она их убьет. Просто уничтожит, чтобы остальные курсанты не испытали на себе того, через что она сейчас проходит сама. Они извратили всё. Все её знания, все её навыки, всё её представление о классической магии.

Как оказалось, приветственная схватка была чем-то вроде разминки. После получасовой теории и экскурса в нетрадиционную магию песчаников, капитаны предложили повторить и на этот раз уже Сэнди шипела и плевалась, буквально летая по стенам и под потолком, лишь бы не лишиться буквально утром обретенного тела. А они издевались с особым цинизмом…

Секунда… две… три…

– Стоп!

Оглушительный выкрик именно тогда, когда она накручивает себя именно до той точки кипения, когда здравый смысл попросту отказывает.

– Курсант Сэндира! Не сметь!

Обрушив на песчинку ледяной водопад, отчего та банально завизжала от неожиданности, следующим порывом капитан ликвидировал озеро, образовавшееся от нескольких тонн воды.

– Остыла?

Сжав зубы, девушка с трудом заставила пальцы разжаться и нервно кивнула, стараясь не обращать внимания на то, как мерзко прилипла к телу мокрая форма.

– Наше обучение направлено не на самоуничтожение, как ты недальновидно могла подумать, а именно на то, чтобы натренировать твое сознание. Оно обязано оставаться незамутненным даже в такие моменты, когда кажется, что это больше невыносимо.

Нравоучительно подняв палец вверх, капитан Шерингдер (а может и Шеримгдер) выдержал паузу, но видя, что курсантка лишь сильнее поджала губы, махнул рукой.

– На сегодня свободна. Ждем завтра вечером в то же время в том же месте.

Тренировочный зал песчинка покидала морально вымотанная, но тем не менее, задумчивая. Ей уже встречался подобный тип учителей, ставящих во главу угла не теплые отношения с учениками, а именно результат. Высокий результат. Высочайший. Таких преподавателей яростно ненавидели все без исключения ученики, но именно у таких учителей выпускники были самыми лучшими.

Значит, они решили пойти кратчайшим, но в то же время и сложнейшим путём… И не боятся же! А если не справится? Сорвется? Это ведь не шутки!

– Шао? Дождался, сладкий? – устало улыбнувшись послушно лежащему у ступеней скуру, потрепала того по холке. Силы кончались буквально на глазах. Так захотелось лечь прямо здесь…

Но нет. Нельзя. Она сильная! Она не имеет права показывать им свою слабость! Не дождутся!

В итоге до своего домика девушка дошла уже словно в тумане, отрицательно мотнув головой на вопросительный оклик терпеливо дожидающегося её возвращения Наби.

– Сэнди? Что с тобой? – искренне обеспокоившись и серым лицом, и мокрой одеждой соседки, парнишка догнал курсантку.

– Устала…

– Да они маньяки форменные!!!

– Это да… – от усталости споткнувшись о порог собственного домика, едва не полетела кувырком, но всё-таки смогла удержать равновесие, хотя и пришлось присесть и схватиться за косяк.

Вот только едва уловимый шорох выпущенного в цель дротика моментально привел девушку в чувство, а заодно и полную боевую готовность. Опасность! Где?

– Сэ… н… – стоящий позади песчинки парень отшатнулся назад, удивленно посмотрел на своё плечо, в котором сидел крохотный, но такой смертельный дротик… на Сэндиру… и рухнул.

– Р-р-ряу! – вздыбивший на загривке шерсть скур рванул внутрь домика, зная, что просто обязан поймать тех, кто посмел замыслить вред маленькой хозяйке.

– Наби! – вопль оборвался в самой высокой точке, а девушка уже торопливо доставала кинжал, прекрасно видя, какой смертельной заразой веет от орудия пока ещё не состоявшегося убийства. – Наби, держись. Наби! Не смей умирать! Ты мне ещё портрет должен!!!

– Ох-х-х… – на секунду придя в себя, когда песчинка начала кромсать плоть, с запасом вырезая зараженный участок, парень выгнулся от боли, но Сэнди в данный момент была сильнее и проворнее. Колено на грудь, и продолжить жестокую операцию без обезболивающего. – Сэ… н… ди… боль… но…

– Всё! Быстро! Скидывай тело! НАБИ! – Жесткой пощечиной вернув парню ощущение реальности, девушка буквально принудила его оставить тело и стать духом. – Да… О, боги…

Рухнув на траву, выронила из ослабшей руки кинжал и, закусив губу, в ступоре смотрела на свои окровавленные руки. Ещё одно покушение… Покушение на неё.

Но пострадал Наби.

– Сэнди? Что это было? – немного пришедший в себя, песчаник суетливо закружил духом вокруг спасительницы. – Какого демона???

– Дротик был пропитан стазисной Тьмой… – прошептав, песчинка подняла уставший взгляд вверх, буквально шестым чувством зная, где в этот момент завис невидимый Наби. – Неделю назад меня убили точно так же.

– Дерьмо! – с тоской рассматривая своё зараженное тело, парень вдруг встрепенулся. – А где убийца? Здесь???

– Здесь? – переполошившись, песчинка посерела ещё больше. – Шао!

На принятие верного решения хватило одной доли секунды. Резко выдохнув и сурово поджав и без того бледные губы, песчинка стала… Песчаной Бурей. Смертельным, но тем не менее, чрезвычайно сосредоточенным ураганом ворвавшись в дом, девушка обследовала одну комнату за другой, не пропуская ни малейшей щели, ни даже самой бледной тени, но когда необследованной осталась лишь кухня, то стало ясно… Хотя, нет! Осталась ведь ещё кухня! Может там? Но…

Замерев в центре последней комнаты, девушка не могла признаться самой себе. Не было… никого…

В доме не было никого!!!

– Шао… – закаменев от ужасной догадки, Сэнди не желала верить в жестокую правду. – Шао, где ты… Шао!!!

– Сэнди? – испугавшись, когда соседка начала кричать, Наби не выдержал и залетел через окно. – Что случилось?

– Его нет. – всхлипнув, песчинкаа прижала ладонь ко рту и замотала головой. Она это сказала. Но это неправда!!!

– Нет? Точно нет? – моментально сообразив, что девушка говорит именно о скуре, а не об убийце, парень и сам поторопился пролететь по немногочисленным комнатам. Даже под кровать заглянул. – Точно… ой, а это что?

– Где? – без труда расслышав недоуменный вопрос, песчинка рванула в коридор, где находился дух соседа. – Где? Что? Что ты видишь???

– Ну, вот. Вот же. Ты не видишь? – уверенно тыкая в ничем не примечательную стену, находящуюся четко напротив входной двери, Наби даже обрисовал контур довольно большого пятна, которое он сам отчетливо видел. – Вот оно, вот, смотри!

– Не вижу… – даже призвав всю доступную магию, Сэнди ничего не видела и уже начала отчаиваться, когда на улице послышался подозрительный шум, а затем их обоих едва не сбили с ног многочисленные мужчины в форме.

– Сэндира! – выхватив девушку из толпы и буквально вынеся на улицу, Камаль был невероятно напряжен и явно взвинчен. – Что тут произошло?!

– Что произошло? – резко выдернув руку из жесткого захвата, песчинка разъяренно зашипела: – Убийство тут произошло! А теперь ответь мне, о капитан неприступной и безопасной Академии! Кто мог проникнуть на самую защищенную в мире территорию?! Мало того! В мой дом!

– Кто убит? – напряженно всматриваясь в жестокие девичьи глаза, Камаль не мог поверить в то, что она говорила. Вот только сработавшая сигнализация, оповестившая группу быстрого реагирования, что внешний контур был поврежден, вторила словам его ученицы…

– Наби. – стиснув кулачки и прикрыв глаза, утихомиривая ярость, девушка мотнула головой в сторону, где уже находилось несколько сотрудников, внимательно исследовавших и тело, и следы.

– Убийца?

– Ушел, – заставляя себя не злиться и отвечать ровно, ученица прожгла учителя неприязненным взглядом. – Но не один.

Недоуменно нахмурившись, Камаль пару мгновений задумчиво обдумывал сказанное, а затем в его глазах мелькнула безумная догадка.

– Шао???

– Шао. – не выдержав, девушка срывающимся голосом продолжила: – Если с ним случится хоть что-то… то клянусь, я …

– Перестань, – резко оборвав ученицу, пока та не поклялась в чем-либо несусветном и невыполнимом, песчаник взял её за плечи и, добавив в голос побольше убедительности, уверенно продолжил: – Мы найдем его. Обязательно найдем. И убийц найдем и покараем. Верь мне. Прошу. Успокойся. – отметив с каким неверием и недовольством скривилась девушка, не оставлял попыток её успокоить и разобраться в произошедшем. – Успокойся и расскажи, что произошло. Нам важно знать каждое мгновение. Прошу…

– Когда я открыла дверь, то от слабости запнулась и упала на колено, поэтому выпущенный дротик попал в плечо Наби, который шел за мной. – недовольно поведя плечами, песчинка добилась, что Камаль убрал руки, а затем шагнула к лавочке и устало на неё опустилась, понуро наклонив голову. Учитель прав, необходимо успокоиться… успокоиться и дать им возможность открыть портал, через который, она уверена, Шао прыгнул за убийцей.

– Дальше?

– Шао рванул внутрь, а я поторопилась оказать помощи Наби. Точно так же, как и ты тогда, я вырезала зараженный участок и он смог освободиться от умирающего тела… – бросив мимолетный взгляд на тело, которое укладывали на носилки и накрывали куском ткани, чтобы унести, горько прошептала: – Он пострадал из-за меня…

– Мы разберемся. – не садясь рядом, песчаник пытался тоном и взглядом приободрить подопечную, но получалось плохо.

Отвратительно!

Это нонсенс! Дикость! Это… это… на территории Академии этого не могло произойти в принципе!!!

Но это произошло…

– Да, мы разберемся. Во всём разберемся. – более или менее взяв себя в руки, но при этом чувствуя, что позабытая усталость накатила с новой силой, девушка решительно вдернула подбородок, а затем продолжила: – Наби видит на стене в моем домике какой-то контур, но его не вижу я. Ваши специалисты могут с ним поработать?

– Да, уже, – кивнув, так как прекрасно видел, как эти самые специалисты уже допрашивают дух пострадавшего парня, со знанием дела резюмировал: – Это очень сложный портал. Видишь ли, магический контур Академии запечатан таким образом, что порталы возможны лишь с четко определенных мест, коими являются ученические круги и административные башни телепортов. Открыть портал из другого места просто невозможно.

– Как оказалось, не бывает ничего невозможного.

– К сожалению… да.

Замолчав, так как именно себя считал виноватым в произошедшем, пообещав ученице защиту и не выполнив обещание, Камаль ещё несколько минут постоял рядом, но как только его окрикнули из домика и попросили подойти, то тут же торопливо покинул Сэндиру.

Девушка же, прикрыв глаза, раз за разом прокручивала в памяти мгновения покушения. Вот она открывает дверь, запинается…

Тень? Демоны! Неуловимая тень, вот и всё, что она видела.

Увы-увы…

– Сэнди…

Вздрогнув, когда к ней подсел призрачный Наби, давший показания и отосланный следователями подальше, чтобы не мешаться под ногами, устало открыла глаза и с грустью посмотрела на соседа.

– Да?

– Не переживай. Мы найдем его, обязательно.

– Я знаю…

Вопрос только, в каком состо…

– Живым! Мы найдем его живым! – углядев одно ему ведомое в глубине глаз милой соседки, парнишка сурово поджал губы. – Сэнди, мы обязательно его найдем. Скуры очень сильные и выносливые животные. А также очень умные. Он не даст себя в обиду. Уверен, он уже загрыз ту мразь, что посмела подумать, что сможет тебя убить.

– Спасибо… – вымученно улыбнувшись, девушка была искренне благодарна Наби за моральную поддержку.

Вот только неумолимое время всё продолжало свой бег, а специалисты всё возились с контуром, не в силах преодолеть запрет Академии.

– Есть!

Когда из домика минут через двадцать донесся радостный крик, песчинка сначала не поняла, по какому поводу. Однако стоило всем без исключения сотрудникам поторопиться внутрь, как она также рванула за ними.

На захват и без Карателя? Вот уж нет!

– Сэнди, стой! – закричал Камаль, пытаясь авторитетом призвать подопечную к послушанию, но песчинке было плевать. Шао! Там её Шао! – Сэнди, нет! Да задержите же её кто-нибудь!!!

Зло сжав губы в тончайшую ниточку, песчинка просчитала свои шансы за мгновение. Их практически не было, ведь уже трое развернулись ей навстречу и пытались перехватить, а четвертый весьма грамотно блокировал дверь, но…

И она уже давно не послушница монастыря Милостивой Эру. Уже давно.

За это её накажут. Потом. Возможно.

Но она обязана!

Ускорившись в сотни раз и вынув из пространственной складки шест, девушка совершила невозможное, в полторы секунды боя обезвредив всех, кто посмел встать на её пути к вновь открытому порталу.

Она отказывается подчиняться приказу, противоречащему её Чести и Совести. Она имеет на это право.

– Не-е-ет!!! – не успев всего на мгновение, когда маленькая хрупкая девушка пропала во вспышке портала, своими необдуманными действиями схлопнувшая его за собой, да так, что пропал даже тот, первый след, позволивший открыть повторную воронку, Камаль понял, что… – Это катастрофа…


Вылетев из портала в точке выше уровня земли аж на метр, девушка тем не менее сориентировалась довольно быстро, умелым перекатом погасив инерцию и моментально найдя укрытие за…

Скалами?

Было темно, хоть глаз выколи, но то, что она сейчас в горах, причем кажется ещё и в какой-то пещере, было понятно. Каменный пол, огромные валуны, мелкая крошка, поцарапавшая ладони – буквально всё указывало на это.

Замерев как мышка, первые несколько секунд Сэндира старательно прислушивалась к окружающей среде, однако слышала лишь нервный стук своего сердца. Неужели никого? Или… о, боги! А если это не та точка выхода??? Всё зря???

– Сэнди…

Вздрогнув, когда совсем рядом раздался растерянный голос Наби, песчинка едва не застонала.

– Наби??? Что ты тут делаешь? – прошипев, потому что не была уверена стопроцентно, что они тут одни, Сэнди нашла взглядом мерцающий силуэт призрака и махнула рукой, чтобы летел к ней. – Зачем ты пошел за мной? Это опасно!

– Одной тебе ещё опаснее. – подлетев и сев рядышком за довольно уловную защиту из валуна, парнишка настойчиво продолжил приводить аргументы: – Или ты думаешь, что я совсем ничего не умею? К тому же я сейчас призрак. Я помогу тебе. Правда!

– Ох, Наби… призрака убить ещё проще. Или ты думаешь, что они будут снисходительны?

– Я думаю, что со мной у нас будет больше шансов. – упрямо поджав губы, песчаник ещё упрямее мотнул головой, а затем неожиданно уверено продолжил: – Идем, здесь никого нет, но я вижу след.

– Видишь? Где?

– Там, немного дальше. Там кровь… – махнув рукой и бесстрашно вылетев из-за валуна, парень поторопила Сэндиру: – Идем, давай. Мы и так много времени потеряли. Я не вижу Шао, но уверен…

Не веря в такую невероятную удачу, песчинка поторопилась туда, где уже склонился призрачный сосед, внимательно рассматривающий едва заметное, но всё же именно кровавое пятно. Встав на колени и создав крохотный светляк, Сэндира скрупулезно изучила и его, и ещё несколько подобных пятен, выявив не только то, что они принадлежат одному и тому же существу, причем женщине (???) средних лет, а также и то, что эта кровь вылилась из раны не более часа назад.

Но где Шао?

Тщательно обследовав весь пол, не обошла вниманием ни один крохотный камушек и в итоге её старания были вознаграждены – всего несколько голубых волосков, но и этого ей оказалось достаточно. Шао был здесь.

Вопрос только, где он теперь…

– Ты видишь, где мы?

– Плохо. Какая-то пещера. – отлетев немного дальше, парнишка начал обходить периметр и уже более уверенно кивнул: – Да, что-то вроде пещеры. Там дальше есть выход, я чувствую движение воздуха. Идем?

– Да.

Понимая, что осторожность и предусмотрительность прежде всего, юная Карательница вновь вынула из подпространственной складки шест и прекрасно понимая, что это скажется на её дальнейшем самочувствии, но потом, наложила на себя несколько условно-запретных, но весьма полезных для силы, ловкости и скорости заклинаний.

Полезно учиться, а ещё полезнее дружить с библиотекаршами, которые иногда советуют весьма интересные к изучению фолианты.

Сейчас она просто обязана быть во всеоружии.

Так, насторожено передвигаясь по невероятно длинному и извилистому тоннелю, попутно освещая себе путь многочисленными мелкими светляками, пара прошла уже не один километр, то опускаясь вниз, вглубь породы, то поднимаясь вверх. Вот только намного чаще путь шел под уклон, что весьма настораживало девушку, плохо знакомую с географией данного мира. Утешало одно. На всем протяжении пути им встретилось еще несколько капель крови раненой женщины, что четко указывало на то, что спасатели выбрали верный путь.

Вот только куда?


Глава 22

Вверх, вниз, направо, налево… они шли уже третий час, так что девушка недоумевала всё больше. Разве так бывает? Она бы уже давно усомнилась в верности выбранного направления, но светляки, настроенные на кровь преследуемой женщины, уверено летели вперед, выбирая одним им ведомое направление, избегая резких поворотов в иные, многочисленные туннели и расщелины.

– Это туннели дроу…

Озвучив вслух то, что давно уже понял мысленно, Наби шел рядом со спутницей уже без особого энтузиазма.

– Дроу?

– Ну, это как эльфы, только живут под землей.

– Нет, я знаю, кто такие дроу. Просто я удивлена, что… – замерев от постороннего звука, песчинка не договорила причину своего удивления, которая состояла в личности убийцы. Неужели женщина-дроу? Но тогда и вовсе ничего не понятно! – Тш! Слышишь?

– Да… кажется… – замерев следом за песчинкой, Наби постарался истаять до такой степени, что его перестала чуять даже Сэнди. – Погоди здесь, я проверю…

– Нет! Не рискуй так, ты и так уже достаточно пострадал. – раздраженно зашипев и тут же вспомнив всё, чему когда-то обучалась на заре своей командирской карьеры, Карательница жестко потребовала: – Даже не вздумай лезть мне под руку. Меня обучали не один год и не один учитель, так что если хочешь помочь, то лучше не лезь в гущу боя, а поищи Шао. Поверь, в этом твоя помощь будет действительно неоценима.

– Сэнди… – попытавшись обидеться на то, что соседка вовсе не ставила его ни во что, парень резко замолчал, увидев, каким именно взглядом она на него смотрела. Жестким. Жестоким.

Смертельным.

– Хорошо, прости. Я не буду мешаться.

– Спасибо. – скупо улыбнувшись на послушание призрака, девушка покрепче перехватила шест и заскользила вдоль стены, уверенно приближаясь к месту, где кончался туннель и начиналась очередная пещера.

Совсем скоро она узнает, кто посмел и самое главное – почему. Именно это ей важно. Узнать, не кто, это в принципе и так понятно – наёмники, да те, кому деньги важнее чужой жизни, а почему. Устранить Карателя? А почему? Чьим планам она могла помешать? Каковы эти самые планы?

В размышлениях дойдя до конца туннеля и осторожно выглянув, тут же отшатнулась назад. Пещера. Действительно пещера, но не пустая. Как минимум трое воинов-дроу охраняли вход в очередной туннель, расположенный на противоположном краю огромного грота. Им с Наби повезло, что их светляков никто не увидел, потому что в точке выхода туннель делал резкий поворот, но можно было даже не мечтать о том, что дальнейший их путь пройдет незамеченным.

Но как быть?

Задумчиво прикрыв глаза, девушка тщательно вспоминала всё, что когда-либо читала о расе дроу. Воинственные, скрытные, недоверчивые, жестокие, агрессивные и коварные, когда дело касалось защиты, а чаще всего нападения. У дроу правили женщины, но вот воинами, причем весьма искусными были именно мужчины.

Значит ли этот пост, что они приблизились к их поселению? Если так, то это плохо. Очень плохо. Крайне плохо!

– Шс-с-с…

Задумавшись, но не теряя бдительности, девушка лишь в последний момент успела отскочить в сторону, когда клинок высек искры, ударившись о камень над её головой.

А ещё у дроу прекрасный слух и отличное ночное зрение, что позволило им обнаружить их появление вопреки здравой логике.

– Прекратите! – уходя от ударов одного из воинов, когда как двое других уверенно блокировали оба пути отхода, девушка пыталась призвать к их разуму: – Я не желаю вам вреда! Я просто ищу своего питомца!

– Ложш-ш-шь… – мастерски орудуя сразу двумя клинками, серокожий и беловолосый мужчина уверено теснил девушку к стене, планируя не просто обезвредить нежелательную и незваную гостью, а убить.

– Нет! Я не лгу! Меньше часа назад здесь должна была пройти жен… Уй! – не успев отбить выпад и заработав весьма жестокий кровавый порез на скуле, моментально заливший половину лица, песчинка, до этого решившая не убивать невиновных, зло сузила почерневшие от ярости глаза и прошипела: – Зря. Очень зря. Я ведь хотела договориться…

А затем в туннель пришла Тьма.

Став истинной песчаной бурей, что в условиях замкнутого и довольно ограниченного пространства стало суровым испытанием выдержки и военного мастерства дроу, Сэндира не щадила ни их, ни окружающее пространство, круша сталактиты и закручивая камни и песок в жесточайшие торнадо. Швыряла девушка и самих дроу, закручивая их тела так, что это казалось в принципе невозможно.

Всего минута.

Всего лишь…

Но и этого достаточно, если девушка зла.

Ледяным сознанием отмечая каждую секунду избиения, иначе это действо назвать было нельзя, Карательница остановилась только тогда, когда все трое стали небоеспособны, впрочем не умерев. Она не имела права убивать без суда и следствия, уж это она уяснила четко. Тем более представителей иной расы.

Но если окажется, что они причастны к покушениям на неё и тем, кто нанял их женщину-дроу… то пощады не будет никому.

– Наби, идем. – одним единственным мановением руки остановив светопреставление, вторым песчинка позвала за собой спутника. – Идем, пока есть время. Уверена, совсем скоро сюда набежит подмога.

– Ты их… – в ужасе разглядывая результат ярости милой соседки, парнишка находился на грани обморока, но отсутствие физической оболочки не позволяло упасть в этот самый спасительный обморок.

– Они живы, не делай из меня совсем уж монстра… – недовольно проворчав, так как явно услышала панику в голосе спутника, сама песчинка уверенно торопилась туда, где располагался вход в следующий туннель. Он был намного больше и ровнее того, откуда вышли спутники и явно намекал на то, что за ним их ждет как минимум деревня.

А точнее…

Ещё один пост через всего пятьдесят метров.

Даже не подумав вступать в переговоры, песчинка снова повторила то, что провернула с предыдущим постом охраны, попросту оглушив и вышвырнув троих воинов внутрь огромной пещеры, оказавшейся настолько огромной, что внутри нее помещался целый город.

Город дроу.

Обескуражено замерев на самом выходе из туннеля, Сэнди нервно и даже несколько истерично усмехнулась. Искать в огромном многотысячном городе дроу одну единственную женщину-дроу?

Самоубийство…

Впрочем.

Серые глаза зло сузились, а бровки решительно сдвинулись, когда девушка приняла решение. В этом городе находится убийца. В этом городе находится её Шао.

И вполне возможно, что совсем скоро этому городу потребуется капитальный ремонт…

Сконцентрировавшись, краем сознания улавливая, что в их сторону уже бегут ближайшие посты охраны, песчинка лишь шепнула своему спутнику:

– Наби, отойди подальше, сейчас здесь будет ветрено.

А затем стало очень ветрено. Скинув физическую оболочку и вновь став тем, кем являлась будучи духом, а именно Духом Пустыни, Сэндира жестоким песчаным валом рванула навстречу тем, кто был настолько самонадеян, что попытался встать у неё на пути.

Летали дроу, летали вещи, летали незнакомые глазу ездовые ящеры… оружие, сандалии, еда, тряпки… летало всё. Ничто не могло устоять перед гневом той, что была в своём праве.

Четким шагом следуя за светляком, ведущим её к цели, Карательница остановилась лишь тогда, когда песчаный вал наткнулся на преграду. О? Кто?

– Ос-становис-сь, дитя пус-стыни! – выставив руку вперед, буквально в двадцати метрах от Сэнди стояла серокожая женщина, одетая в длинные черные одежды, расшитые серой нитью, причем так, что создавался рисунок паутины.

Остановилась.

Смерила внимательным взглядом, без особого труда взламывая ментальные щиты и проникая туда, куда могла поникнуть только она. Каратель.

– Жрица… – проявив толику почтения, когда увидела истинную суть уже немолодой женщины, песчинка чуть склонила голову и, послушно притушив бурю, но не убирая её до конца, продолжила: – Я ищу своего питомца. Голубой скур Шао.

– Здесь? – старательно пряча панику за удивлением, жрица не могла поверить своим ощущениям. Белокожая юная девочка взломала её защиту!

– Здесь. – кивнув и тут же отшвырнув воздушной волной мужчину, пытающегося подкрасться к ней сзади, Сэндира недовольно поджала губы. – Несколько часов назад одна из ваших женщину убила моего друга. Портал, через который она ушла, привел меня сюда. Мало того, за ней последовал мой питомец и ранил её. Именно по следам её крови я смогла дойти до вашего города. Поверьте, я не желаю вам зла, но если вы попробуете мне помешать, то…

Усмехнувшись так жестко, что даже повидавшая многое Старшая Жрица паучьей богини Ллос моментально ей поверила, девушка терпеливо ждала решения собеседницы. Той, кто практически управляла этим городом, являясь правой рукой Великой Матери.

– Твоё заявление слишком невероятно, чтобы быть правдой… – прекрасно понимая, что девушка не лжет, жрица не могла уступить просто так, хотя и видела всю силу незваной и немилосердной гостьи. И если честно, то терялась в догадках, кем она вообще могла быть. Из песчаников, это видно и даже видно, что курсантка их пресловутой Академии, но вот решительность и сила… А ведь песчаники не обучают женщин! – Назови себя, дитя.

– Сэндира Тиру, дочь Зеркального клана. – тонкая усмешка и то, что оглушает всех присутствующих, хотя сказано не повышая тона: – Каратель.

– Ка… – с трудом взяв себя в руки, бледная жрица недоверчиво уточнила: – Каратель?

– Да, – уверенно кивнув, девушка пристальным взглядом обвела уже многочисленных собравшихся. Не меньше сотни мужчин и женщин, собравшихся на небольшом пятачке, образованным перекрестком. Они могли бы с легкостью уничтожить страшную гостью… если бы она им это позволила. – И как Каратель я требую выдачи своего питомца и той, что его пленила.

– Требуешь? – не собираясь уступать подобному немыслимому заявлению, тем более прозвучавшему из уст явно несовершеннолетней пигалицы, жрица старательно просчитывала вариант за вариантом, один за другим откидывая вовсе несусветные.

– Требую. – прекрасно видя все сомнения и даже некоторую злость собеседницы, песчинка не собиралась сдавать позиции. – Мы можем с вами договориться полюбовно, а можем поговорить и с позиции силы. Вот только я совсем не уверена, что вам понравятся мои действия…

Резко вскинувшись, когда обостренное магией обоняние учуяло ту самую кровь, что привела её сюда, на поиски самого противника Сэндира потратила лишь три секунды.

Вот она! Стоит у самого края и внимательно слушает, причем явно злится… Но где Шао?

Встретившись взглядами, песчинка и дроу моментально сузили глаза, отмечая полную боевую готовность друг друга. И если убийца в эти секунды думала о том, что зря согласилась на такой простой и заманчивый, и самое главное дорогой заказ, то Сэнди думала о том, как сделать так, чтобы ей никто не помешал…

– Сэндира!

Сморгнув и сообразив, что её окликнули уже не первый раз, песчинка вновь сосредоточила внимание на жрице.

– Да?

– Мы не можем позволить тебе вершить правосудие по твоим законам. Ты на нашей территории.

Да что вы говорите?

Начиная раздражаться на глупые и неуместные заминки, девушка лишь на микрон сжала кулачки, но это не ушло от внимания Старшей Жрицы и она тут же торопливо продолжила, прекрасно зная, чем может обернуться ярость Карателя. Благо Хроники у них были весьма обширными и неимоверно полными.

– Но я могу предложить тебе бой правды.

– Что?

– Ты женщина, и насколько я поняла, твоя соперница тоже женщина… верно?

– Да. – четко кивнув, так как поняла, к чему ведет дроу, Сэндира тут же указала на ту, на кого уже давно ей указало её обоняние. – Вот моя соперница. Но я не вижу своего питомца. Где он?

– В надежном месте. – ответив неожиданно низким хриплым голосом, наёмница зло и цинично усмехнулась и шагнула вперед, когда рядом стоящие расступились.

– Тразгаашен?

– Да, мама. Это я.

Мама?

Замерев от неожиданного и чего уж там, неуместного признания той, кого она собиралась покарать, внешне Сэнди лишь жестче поджала губы. Это ничего не меняет. Преступница должна быть наказана, пускай она и дочь. Все они чьи-то дети. У неё тоже когда-то были родители.

– Тразгаашен… – обескуражено и даже несколько разочаровано качнув головой, жрица медлила всего секунду.

Но вот она уже взяла себя в руки и, зло сузив глаза, недовольно поджала и без того тонкие губы. Воин не имеет права на ошибку, так что если её допустил, то будь любезен – плати. Жрица прекрасно знала, чем занимается её дочь и не была против, но сейчас… сейчас следовало поступить так, чтобы выдворить пришелицу с минимальными потерями для города и его жителей. А дочь виновата сама, раз позволила не только себя ранить, но и проследить аж до самого города.

– Идёмте.

Одним единственным словом женщина оборвала все немногочисленные шепотки и, взмахнув рукой следовать за собой, развернулась в сторону дворца, неподалеку от которого располагалась арена. Та самая арена, где не так уж и редко проводились бои подобного рода.

Сэндира же в этот момент думала о том, где всё-таки наёмница спрятала Шао. Не маленький котик же! Убила? Усыпила? Загипнотизировала???

Краем глаза отмечая, что уже никто не думает ударить её в спину или исподтишка, а наоборот, жители расступились и создали довольно широкий коридор, провожая трех женщин лишь взглядами, песчинка вдруг четко осознала, что рядом нет Наби.

Наби! О, боги…

Но нет, не время. Сначала бой.

До арены было недалеко, так что спустя всего десять минут женщины и многочисленные сопровождающие, за это время увеличившие свое количество в разы, уже занимали свои места. Ещё не весь город, но большинство взрослых жителей точно. Не менее тысячи дроу молча и сосредоточено занимали многоуровневые места вокруг довольно большого огороженного участка, где совсем скоро состоится смертельная схватка.

Старательно отслеживая не только перемещение противника, но и жрицы и зрителей, не менее тщательно Сэндира контролировала и свое состояние. Совсем скоро подойдет к концу действие многочисленных заклинаний, которые она наложила на себя несколько часов назад, но время ещё есть. Главное не затягивать.

А ещё было бы неплохо узнать правила проведения поединка.

– Прошу прощения за свое невежество, но я бы хотела узнать правила. – обратившись к жрице, которая так и стояла между ними на арене, девушка почтительно склонила голову, не собираясь показывать свой гонор и никому не нужный снобизм. Пусть она Каратель, но для дроу она всего лишь белокожая девчонка, ворвавшаяся на их территорию и требующая невозможного.

– Они просты. Бой до смерти одного из вас. Выживший получает полное прощение и свободу действий.

– Магия?

– Нет. Лишь оружие, причем холодное. – оценив шест песчинки, женщина отрицательно качнула головой.

– Без проблем. – тут же убрав полюбившийся шест в подпространственную складку, вторым слитным движением Сэндира выудила кинжалы-сай и провернув их меж пальцев, предъявила жрице. – Подойдет?

– Откуда… – искренне удивившись не самому факту личного подпространства, а именно форме кинжалов, дроу жадно всмотрелась в их необычное исполнение.

– Наследие предков иного мира.

– Жаль… – разочаровано выдохнув, жрица вновь сосредоточилась на предстоящем бое. – Итак, правила просты: никакой магии, никакой посторонней помощи. Только вы двое и ваше оружие. Тот, кто решит нарушить правила – умрет от моей руки, таков закон. На арену ступают двое, но выйти может лишь один, таков закон.

Взгляд на дочь… кивок. Взгляд на песчинку… кивок.

– Лишь одно уточнение, – подняв руку, Сэндира заговорила, пока не объявили начало боя: – Я хочу видеть своего питомца или по крайней мере знать, где он находится.

– У меня дома. – оскалившись с непонятно усмешкой, Тразгаашен на мгновение прикрыла глаза, пряча в их глубине злорадный блеск, моментально настороживший песчинку. – Он очень ласковый котик…

Магическое подчинение? Что ж, ожидаемо. Неприятно, но и с этим можно справиться.

Ничем не выдав своего гнева, девушка лишь кивнула, обозначив, что приняла к сведению.

– Готовы? – отметив, как синхронно кивнули противницы, жрица стремительно покинула арену и, заняв центральное место Судьи, объявила: – Да начнется бой!

Не торопясь нападать первой, Сэндира внимательно рассматривала как саму наёмницу, так и её оружие. Парные кинжалы, но в полтора раза длиннее чем у самой песчинки. Их лезвия причудливо извивались, своей формой напоминая языки пламени, а по рукояти то и дело пробегали блики. Магия? Нет, скорее технология. Всё дело в том, что в рукояти были вставлены прозрачные элементы, внутри которых и переливалась жидкость, весьма похожая на ртуть…

Задумавшись о причинах подобного, причем довольно серьезно, Сэндира едва не пропустила первый выпад Тразгаашен, впрочем успев отпрыгнуть и поставить блок.

– Шустрая… – недовольно процедив, дроу тут же попыталась дотянуться до песчинки ногой, но та уже была настороже и отпрыгнула вновь. – Всё равно умрешь…

– Ты права. Но не сегодня. – и снова не нападая, а внимательно разглядывая, песчинка затягивала бой, сожалея лишь о том, что не может воспользоваться магией и считать саму душу. Приходилось говорить и спрашивать. – Скажи, кто заказчик? Почему ты хотела меня убить?

– Почему? – кружа по арене и высматривая возможные слабые стороны Карателя, дроу цинично усмехнулась. – Сумма в пятьсот золотых показалась мне весомым доводом.

– Всего лишь? – разочаровано скривив губки, девушка презрительно цыкнула: – Ты оценила свою жизнь всего в пятьсот золотых? Как дешево…

– Дря-я-янь… – прошипев с неуместным восхищением, Тразгаашен снова пошла в наступление, но вновь блок и её кинжалы скользят по кинжалам песчинки, не нанося вреда живым.

– Заказчик. Кто заказчик?

Презрительно сплюнув, женщина мотнула головой. Даже у наёмников есть свой кодекс.

– Жаль. – недовольно поджав губы, Сэндира напряженно прищурилась, отмечая, что уже не только рукояти переливаются ртутными бликами, но и кромка кинжалов противницы неестественно блестит тем же самым цветом.

Яд?

Наверняка.

А это значит, что у неё нет права на ошибку.

Приняв решение, кивнула самой себе, что не ушло от внимания дроу, так же сообразившей, что разговоры закончились и сейчас начнется настоящий бой, а не то прощупывание, что было раньше.

И бой… начался.


Нервничая так, что раз за разом кусала губы и сжимала кулаки, жрица неотрывно следила за боем на арене. Было очень сложно понять, кто одерживает верх, так как казалось, что противницы равны по силе и искусству, что было в принципе невозможно. Тразгаашен всегда была лучшей! Она гордилась ей по праву! Но сейчас… эта белокожая девочка, уверенно уходящая от самых неожиданных и коварных атак, переворачивала всё её представление о бое.

Пять минут.

Десять…

Пятнадцать…

Тразгаашен уже ранена в бок и плечо, а на Сэндире ещё ни одной царапины не считая той, с которой та пришла. А ведь жрица знала, что кинжалы дочери отравлены ядом… на арене запрещена магия, это закон, но вот яд… яд не запрещен. Хоть царапина! Хоть укол! Тогда бы Тразгаашен точно стала победительницей!

Не…

Нет…

Не-е-ет!!!

Они ударили одновременно. Тот самый удар, та самая ситуация, когда невозможно поставить блок или уйти с траектории. Они обе понимали, что этот удар будет смертельным, но если для наёмницы это означало смерть, то для Духа Пустыни…

– Имя. Тразгаашен, имя! – загоняя кинжалы всё глубже в плоть дроу, песчинка шипела от боли, но держалась. У неё ещё есть время. Минута, две, но есть.

– Иди… в… – сплюнув кровавую пену, наёмница презрительно скривила губы и ощерилась, показав окровавленные зубы: – Бездну!

– Как глупо… – рухнув на колени, когда уже мертвая дроу потянула её за собой, упав на песок арены, песчинка с трудом высвободилась из жесткого захвата кинжалов и, пошатываясь, зажимая ладонью глубокую рану в животе, встала четко напротив бледной жрицы. – Бой окончен.

– Бой окончен. – до сих пор не веря в исход боя, жрица не могла не констатировать факт. Тразгаашен мертва, когда как Каратель ещё нет. Но может…

Нет…

Не в силах смотреть, как Сэндира скидывает физическую оболочку и тут же уничтожает отравленное тело очищающим огнем, а сама невредимым призраком становится рядом, жрица прикрыла глаза. Боль… больно осознавать, что твоё дитя мертво. Но такова воля Ллос.

– Я бы хотела забрать своего питомца и покинуть ваш город.

– Забирай… – открыв глаза, когда совсем рядом раздался звонкий девичий голос, женщина смогла взять себя в руки и махнула рукой, подзывая к себе ближайшего мужчину. – Бэлар, отведи Карателя к дому Тразгаашен, проследи, чтобы она забрала питомца, а затем выведи их на поверхность.

Четкий кивок без возражений и мужчина уже торопится исполнить приказ Верховной жрицы. Никто не желает навлечь на себя её гнев. Никто не желает лишней секунды терпеть рядом с собой ту, что является духом пустыни. Ту, что является Карателем.

А Сэндира же в этот момент думала совершенно об ином.

Провал. Катастрофический провал. Наёмница ликвидирована, но личность заказчика так и осталась неизвестна и вряд ли станет. Сейчас её выпроводят отсюда и больше никогда не позволят не то, что появиться, но и в принципе задать вопросы.

А ещё она снова лишилась тела. На сутки, двое? А может и на дольше.

За это её точно не похвалят.

Радует одно – Шао.

– Шао? – залетев в дом, на который ей указал мужчина, при этом не став входить, а оставшись снаружи, песчинка одним махом облетела все помещения, буквально сразу обнаружив скура. Вот только тот был без сознания, да ещё и в энергетическом коконе, связывающем его в сотни раз надежнее всех веревок мира. – Шао… сладкий…

– Сэнди? Ох, Сэнди! Ты снова призрак???

Наби, решивший последовать приказу своей соседки и не мешаться под ногами уже давно нашел скура, но видя, каком тот состоянии, не знал, что делать дальше и в итоге просто сидел рядом.

– Да, к сожалению. – невесело улыбнувшись, но внутренне выдохнув, что хоть Наби искать больше не надо, девушка внимательно осмотрела путы и сумев найти ключевой узел, дезактивировала плетение. Вот только в сознание скур приходить не торопился… – О, боги! И как теперь?

– Ну, я понесу…

– Ты?

– А что? Ну, не ты же.


Глава 23

В итоге всё получилось, причем весьма неплохо. Наби, решив показать соседке, что не обуза, а самый что ни на есть настоящий мужчина, проявил чудеса силы и воли и весь путь, пока их провожали до ближайшего подъема на поверхность, нёс бессознательного Шао.

Хорошо, что духи по сравнению с обычными людьми необычайно сильны и выносливы.

– Устал?

– Нет.

Спросив уже раз пятый, потому что прекрасно видела, как парень стискивает зубы и несет скура уже на одном упрямстве, всё порывалась помочь, но раз за разом он отвергал все попытки.

– Нет, ну а всё же…

– Отстань.

– Леди… – первый раз за всё время подав голос, провожатый-дроу привлек внимание песчаников.

– Да?

– За этими воротами туннель, который приведет вас на поверхность. – указав рукой на последний пост, который уже необъяснимым образом был в курсе, кто к ним приближался, мужчина скептически скривил губы, когда Наби страдальчески вздохнул, но промолчал.

– Спасибо. – коротко кивнув, не удержалась и уточнила: – А не подскажете, в какой части гор мы сейчас находимся?

– Ваша Академия расположена в более сотни лиг на восток. – моментально сообразив, что хочет девушка, дроу ответил максимально развернуто.

Черт…

– Спасибо и… прощайте.

– Прощайте.

Проследив, как песчаники скрываются в полумраке последнего туннеля, дроу еще пару секунд задумчиво смотрел им вслед. Каратель. Первый Каратель за последние пятьсот лет.

Грядут перемены?


Каждая дорога рано или поздно подходит к концу, вот и спустя всего каких-то десять минут спутники подошли к последнему рубежу, за которым их ждала… ночь.

– Стоп. – отойдя от узкого входа в туннель метров на пятьсот вниз и немного влево и оказавшись в негустом кустарниковом подлеске, Сэнди уверенно скомандовала привал.

– А может, ещё отойдем?

– Нет. Ты и так еле ноги передвигаешь. – немного разозлившись на упрямого парня, девушка не удержалась и съязвила: – Или добиваешься того, что завтра уже я вас двоих понесу?

– Что за бред?

– И нисколько не бред. – недовольно поджав губки, но не забывая осматриваться и принюхиваться, попутно запуская магическое сканирование на случай всех возможных неприятных неожиданностей, песчинка пояснила: – Ты сейчас на пределе, тем более умерев такой жестокой смертью. Твой организм банально не справится с нагрузкой и если ты прямо сейчас меня не послушаешься, то завтра даже встать не сможешь от истощения. Так что послушай умную тетю…

– Тетю? – фыркнув, Наби, тем не менее, послушно положил скура поближе к кустам и практически рухнул рядом. – Вообще-то я тебя старше. Тебе сколько лет?

– Не в возрасте дело, Наби. Дело в сознании и практике. Я с пятнадцати лет путешествую по миру одна, причем всегда надеясь и рассчитывая лишь на себя. И вообще, не спорь. Насколько мне известно, я как минимум лейтенант, так что… – хмыкнув и наконец завершив сканирование, показавшее, что ближайшие часы можно отдохнуть и не переживать о вторжении врагов и прочих незарегистрированных личностей, Сэнди опустилась на траву рядом с Шао.

Состояние скура вызывало у девушки серьёзное опасение и следовало выяснить подробности подобного бессознания как можно быстрее.

– А я не военный, так что не по адресу претензия. – внутренне признав правоту спутницы, но все ещё вредничая, потому что действительно устал, а болтовня ни о чём помогала отвлечься от ломоты призрачных суставов и мускулов, тоже нахмурился, когда Сэнди недовольно поджала губки. – Что? Всё так плохо?

– Не знаю… ощущение, что он просто спит, но это… – мотнув головой, умолкла и продолжила сканирование. – Он никогда не спит так крепко. Если бы это был обычный сон, то Шао давным-давно бы уже проснулся. И если честно, то я в растерянности…

– Тогда может не будем мудрить и вернемся в Академию? Уверен, там выяснят причины и приведут его в порядок максимально быстро.

– Да… да, наверное… – расстроено погладив голубого питомца по голове, девушка окончательно опустилась на траву и, облокотившись о скура, задумчиво продолжила, вслух прикидывая максимально оптимальный план дальнейших действий. – Наби, как думаешь, дроу нам не солгал? Я про наше местонахождение.

– Думаю, нет. Это не в их интересах. А что?

– Необходимо попасть в Академию как можно быстрее и я думаю, как это сделать. Если специалисты смогут вскрыть схлопнувшийся портал повторно, в чем я конечно сомневаюсь, но всё может быть, то совсем скоро туннели дроу заполнятся негодующими песчаниками, что вряд ли их обрадует. Не хочу становиться причиной бессмысленного конфликта.

– И что ты решила?

– Идти так, как мы идем сейчас – это больше недели пути и то в лучшем случае. Я же хочу рвануть духом, что будет в десятки раз быстрее.

– Ну, хорошо… а в чем проблема?

– Проблема в том, что даже это может занять не один день. – поморщившись, девушка снова посмотрела на спящего Шао. Если счет идет на часы, то… Нет! Нельзя думать об этом!

– Ну, давай я.

– А?

– Давай я в Академию рвану. – повторив, словно это было сущей ерундой, а не более сотни лиг по чужой и незнакомой территории, Наби уверено кивнул своим словам.

– Это опасно.

– Не опаснее, чем просто сидеть тут и ждать спасения. К тому же если ты останешься с Шао, то у тебя будет больше шансов ему помочь, когда он придет в себя, если что-то пойдет не так. Меня он банально загрызет, причем уверен, даже не обратит внимания на то, что сейчас я дух.

– Ты…

Идеальное решение. Самое идеальное решение. Но имеет ли она право просить об этом совершенно постороннего парня? Не воина. Даже не друга. Так, соседа…

– Я беспокоюсь.

– Ой, перестань. Ну что может со мной случиться? Тут дел-то просто тупо бежать и в конце концов добежать.

– Не скажи…

– Да, ладно. – беспечно отмахнувшись, потому что уже принял решение, парень вдруг широко зевнул, а затем стеснительно улыбнулся. – Устал… давай, на пару часов перерыв, а затем побегу. И вообще! Я мужчина или как?

– Хм… – не удержав улыбки, кивнула. Мужчина. Настоящий мужчина.

Достойный дружбы мужчина.

– Спасибо.

– Да, ладно. С тебя портрет. Два.

– Договорились.

Прощание прошло довольно напряженно, по крайней мере для Сэнди. Она переживала. Очень сильно переживала, но тщательно прятала страх за иронией и шутила чаще обычного.

– Сэнди, да перестань. – когда очередная шутка вышла не очень удачной и сосем не смешной, Наби понял, то ему пора. Чем быстрее полетит, тем быстрее поможет своей маленькой и симпатичной соседке.

Почему? Почему он это делает?

А потому. Уж очень она была похожа на его младшую сестренку, которой нет уже больше пяти лет…


Наби улетел на восток уже больше часа назад, а Сэнди всё не могла успокоиться. Её снедала необъяснимая тревога и даже небольшая паника. Паника? Её?

Но почему?

Не в силах оставаться на месте, когда так неспокойно на душе, девушка круг за кругом облетала место их незапланированной и такой ненадежной стоянки. Близость одного из туннелей дроу нервировала, но продолжать путь по ночи не было смысла. Именно сейчас, если она решит перенести Шао чуть дальше, самая максимальная вероятность нарваться на ещё большие неприятности, ведь дроу активны именно ночью.

Нет, она пойдет днем. Да, именно пойдет, взяв на руки Шао, потому что оставаться на месте – высшей глупости просто придумать невозможно. Дроу мстительны. Слишком мстительны. И даже чувство самосохранения не спасет песчинку от карательной группы, которая уже наверняка формируется.

Да!

Так вот что её тревожит!

Облетев место стоянки последний раз, девушка поторопилась ко входу в туннель и недолго думая, просто устроила обвал. Это конечно не выход, ведь наверняка у них есть как минимум ещё десяток обходных путей, но на пару часов это их задержит.

А теперь… бегом!!!

И плевать, что котик весит чуть меньше полутоны, и плевать, что она девушка… она воин! Она Каратель! Она обязана не только выжить сама, но и спасти своего маленького сладкого Шао. Потому что она не имеет права ставить жизни близких ей существ под угрозу.


Если бы кто-то в этот момент сидел на склоне западных гор и любовался убывающей луной, то этот самый кто-то был бы бескрайне удивлен, увидев летящее на восток в полутора метрах над землей необычное голубое животное. Спящее, летящее животное…

Хорошо, что этого никто не видел, и ничья хрупкая психика не подверглась глобальной проверке на гибкость.

Хорошо.


Сутки.

Она опередила своих преследователей почти на сутки.

Пролетев всю ночь и всю первую половину дня, девушка окончательно покинула горы. Вдалеке уже виднелся негустой низкорослый лес, но заходить в него Сэнди не торопилась, справедливо полагая, что там её может встретить совсем уж непостижимая опасность. Местность была неровной, так что найти укромный уголок для недолгого отдыха вне леса не составило труда: небольшой холм, с одной стороны прикрытый акацией, а с другой нагромождением камней.

В итоге, утроив Шао поближе к кустарнику, потому что последние несколько часов обострившаяся интуиция буквально вопила о преследовании, Сэнди рухнула на траву. Необходимо отдохнуть. Быстро отдохнуть.

Рассчитывать на помощь нет смысла – прошло слишком мало времени, чтобы Наби добрался до Академии, а там в свою очередь организовали спасательную экспедицию.

Можно конечно убить… да, просто убить преследователей. Но совесть… ох, уж эта Совесть!

Отдыхая от тяжелого перехода и всё терзаясь сомнением о том, как она вправе поступить, девушка не забывала и о преследователях, моментально насторожившись, когда совсем близко начали пересвистываться незнакомые животные.

А может и не животные…

Сконцентрировавшись и невидимой песчаной струйкой взобравшись на вершину холма, девушка досадливо нахмурилась. Близились сумерки, и в длинных вечерних тенях довольно трудно было рассмотреть хоть что-то, но на остроту зрения песчинка никогда не жаловалась. Семеро. Всего лишь семеро воинов-дроу, но и это совсем не то, что хочется увидеть перед сном.

Прищурившись, нахмурилась ещё сильнее. Они не были похожи на самоубийц и самонадеянных глупцов. Что ими двигало? Неужели банальное уязвленное самолюбие или нечто большее? Это их личная инициатива? А может приказ Верховной Жрицы? А может и вовсе они пособники Тразгаашен? Как бы узнать поточнее…

Вот один передислоцировался ближе, вот трое пошли в обход, вот еще двое заняли выгодную позицию слева… неужели они надеются справиться с Карателем обычным оружием? Как минимум глупо.

Хотя…

Что это?

Заметив в руках одного дроу довольно странный посох, чья магическая составляющая чувствовалась даже с расстояния более пятидесяти метров, девушка не сдержалась и мысленно чертыхнулась, подспудно начиная осознавать, что не всё так просто.

Магия смерти. Та самая магия отступников, точнее её запрещенная часть. Тот самый посох, который может заключить душу песчаника в смертельный кокон, а затем и вовсе её уничтожить.

Откуда он у обычных воинов-дроу??!

Напряженно всматриваясь в передвижение противника, Сэнди понимала, что это уже не шутки. Это уже не игрушки. У неё нет права на ошибку или сомнение. Теперь точно нет. Те, кто без доли сомнения решил воспользоваться подобным оружием, не имеют права на помилование.

Таков Закон.

Оставив сомнения, теперь девушка переживала лишь о том, чтобы во время их столкновения не пострадал Шао. Пустынная стихия не щадит никого на своем пути. Тогда может… стоит начать первой?

Усмехнувшись, но совсем невесело, кивнула своим мыслям. Дроу обозначили свои намерения. С посохом смерти на переговоры не ходят.

А посему…

Да будет Суд!


Сначала легкий ветерок пощекотал их затылки, затем ещё одно дуновение, но уже справа… затем почему-то слева… переглянувшись, воины поняли, что их заметили и прятаться дальше элементарно нет смысла. Но где она сама? Где та, что должна умереть? Обязана умереть!

Странная тень по правую руку, но… нет, показалось. Затем непонятное колыхание травы слева, но снова там никого, а ветер всё крепчает.

– Ллос, помоги! – глухо рыкнув, Узгард рывком поднялся в полный рост и, вогнав острый конец посоха глубоко в землю, активировал его, позволив испить своей крови, попросту оцарапав ладонь об острое навершие.

Сегодня он умрет, он знает. Но его смерть не будет напрасной. Госпожа обещала…


Успев отскочить до того, как один из дроу всё-таки активировал посох, Сэнди проворно отлетела метров на тридцать назад, прекрасно понимая, что пока она дух, задача усложняется в разы. Стоит подойти чуть ближе и смертельная сила магического артефакта просто затянет её внутрь. Навсегда.

Ну, уж нет! У неё на эту жизнь ещё уйма планов!

Закатное солнце уже едва виднелось над кромкой гор, сумерки были уже густы и уверенны в своем наступлении, как на поляну опустилось безумие. Песчаная буря, возникшая из ниоткуда. Сумасшествие в чистом виде, вырывающее траву и мелкие кустарники с корнем. Поднимающее в воздух всё то, что так неосмотрительно лежало на земле: ветки, листья, камни, дроу…

Крепясь и цепляясь за посох, Узгард истово молился своей паучьей богине. Госпожа обещала, что посох справится с песчаницей… Госпожа обещала!!!

Сначала едва заметное мертвенное сияние осветило серый матовый камень навершия, впитавший жертвенную кровь, затем сияние стало чуть сильнее и в завываниях ветра стал слышен низкий потусторонний гул. Это просыпалась сила смерти… пока ещё только просыпалась…

– Да что ж ты делаешь, глупец??! – подлетев максимально близко, но так, что пока не попадала в радиус действия посоха, песчинка в голос простонала над глупостью противника. Песчаная буря необъяснимым образом не могла проникнуть внутрь своеобразного купола смерти, затихая на его границе.

Сам же купол, не только не позволял песчинке уничтожить посох, но и капля за каплей выпивал жизнь дроу, его активировавшего, и сантиметр за сантиметром разрастался в стороны. Вот он всего метр… вот он уже на пять сантиметров шире… ещё на пять… ещё… трава под ним сохнет прямо на глазах, камни рассыпаются в пыль, земля идет трещинами, а в воздухе отчетливо пахнет гнилью…

Да, именно гнилью, потому что гниет живое… пока ещё живое тело воина дроу.

– Глупец… – не в силах выносить ужасающее зрелище самоуничтожения, песчинка лишь на мгновение прикрыла глаза, а в следующее уже действовала.

Сила ветра!

Вспыхнув резкой отдачей силы, девушка без раздумий воплотила одно из известных ей запретных заклинаний, став не просто бурей, а сердцем торнадо. Торнадо, который отрезал небольшой пятачок земли от остального окружающего мира. Торнадо, который просто обязан уничтожить запретную силу.

Обязан!


Глава 24

– Я… у… аф…

– Отдышись сначала. – командир одного из разведывательных отрядов, разосланных после того, как пропала ОВП (особо важная персона), хмурился и даже немного нервничал, но не позволял себе торопить найденного на границе леса духа.

Он уже опознал его, как одного из пропавших, причем курьер уже ушел телепортом с сообщением в Центр, но допрашивать не спешил. Нельзя. Если сейчас парень свалится от истощения, а оно есть и немалое, ведь командир прекрасно разбирался в свойствах как тела, так и души, то у него нет никакой уверенности, что не наступит затяжная кома.

– Выпей это.

Протянув переданную одним из подчиненных флягу с чудодейственным эликсиром восстановления, песчаник не удержался и поморщился, когда дух жадно припал к горлышку и чуть ли не в три глотка опустошил достаточно дорогостоящее лекарство.

Хотя…

Плевать, лишь бы рассказал, где она.

– Спасибо… – не удержавшись на трясущихся ногах и всё-таки рухнув на подстилку, Наби сначала уточнил: – Вы ведь именно нас ищете?

– Верно. Наби Итасо, сын клана Конструкт и Сэндира Тиру, дочь Зеркального клана.

– Да… – потихоньку успокаивая трясущиеся конечности и чувствуя, как эликсир прогоняет усталость и наполняет его такой необходимой жизненной энергией, парень наконец собрался с мыслями и доложил так четко, как мог: – Тот телепорт, через который ушла убийца, оказавшаяся женщиной-дроу, вел в горы дроу. Сэндира нашла и покарала её, но та успела что-то сделать с Шао. Из города нас вывели на поверхность, но Сэнди начала беспокоиться, что нас могут начать преследовать, так что… в общем, она осталась со спящим скуром, а я как мог, бежал к вам. Вот…

– Время и направление? – с каменным лицом выслушав довольно сумбурное донесение, командир понимал, что времени у них минимум. Дроу – не те существа, кто спустит гибель своей женщины.

Особенно женщины.

– Около суток. Направление… – взмах рукой себе за спину, а затем и подтверждение вслух: – Почти четко на запад.

– Расстояние?

– Эм… – поморщившись на то, что понятия не имел, сколько он примерно пробежал, парень тем не менее попытался быть полезным. – Но вы же знаете, сколько примерно до гор? Когда я побежал, мы ушли совсем недалеко…

– Карты! – четко кивнув на затихающее бормотание Наби, в следующую секунду командир уже отдавал громкие приказы своим подчиненным.

Кто-то вынимал и расстилал карты, кто-то связывался с начальством посредством амулета связи, кто-то передавал координаты примерного местонахождения ОВП остальным поисковым группам, которых было довольно много. На поиски этой девушки были подняты даже те, кто находился в подразделениях иного характера, на учениях, на пенсии и в запасе.

А это было ни много, ни мало, а более пяти тысяч воинов.


Она не могла. Не могла!

Её сил элементарно не хватало на дезактивацию. Если бы не дроу, добровольно отдающий не просто тело, а душу для того, чтобы посох начал свою смертельную жатву, она бы справилась. Обязательно бы справилась! Если бы не дроу…

Единственное, что Сэнди могла, так это сдерживать рост купола Смерти и не позволять тому выходить за пределы созданного ею торнадо. Что произойдет раньше? У кого кончится энергия? У неё или у посоха?

Пока на этот вопрос было сложно ответить…

Ночь уже вступила в свои права, звезды разукрасили небосвод, даже луна явила себя во всей красе, неторопливо поплыв по небу, а противостояние всё не кончалось. Купол уже начал вгрызаться в твердь земли и вытягиваться в небо, не находя выхода по горизонтали, Сэнди уже стояла на одном упрямстве, понимая, что если отступит, то купол моментально распространится на площадь не меньше километра и уничтожит всё на своем пути.

Всё.

Абсолютно всё.

И траву, и камни, и насекомых, и переломанных, но пока ещё живых дроу, и Шао, и её.

Навсегда.

Ну, уж нет! Не для того она пришла в этот мир, чтобы умереть от какого-то там посоха Смерти!

Не дождетесь!!!

Поймав взгляд ещё живого фанатика, на котором не осталось ни одного сантиметра кожи и уже совсем было мало мяса, который держался на ногах лишь потому, что ему не позволяла упасть сила Смерти, Сэнди уже почти решилась на очередное безумное и чего греха таить запретное заклинание, как со стороны леса, а потом и со стороны гор, а потом и вовсе со всех сторон начали открываться точечные порталы, выпускающие из своих недр особые подразделения песчаников.

Подмога…

Долгожданная и такая своевременная подмога!!!

– Сэндира Тиру, не сметь! Не сметь больше применять запретную магию!

Необъяснимым образом разглядев, что именно предпринимает девушка для сдерживания купола, первым к границе торнадо подлетел сам генерал и его личное подразделение, состоящее преимущественно из полковников запаса.

– Быстро! Тройной заслон!!!

Отдавая приказы четко, а самое главное громко и грамотно за пару мгновений генерал организовал достойную замену той, что уже едва справлялась. Первым кругом встали те, кто мог создать подобное торнадо, вторым кругом встали те, кто станет источником питания, а третьим кругом встали те, кто станет страховкой и источником резервного питания двум предыдущим кругам. Генерал не надеялся на авось. Генерал побывал в таких ситуациях, когда можно было ставить не три, а пять и больше кругов. И теперь, подготовив достойную замену торнадо Карателя, он ждал лишь той секунды, когда…

– Сэндира, резко вверх!

Кивнув, что поняла и тут же рванув вверх, что есть сил, девушка отчетливо увидела, как попыталась рвануть за ней сила Смерти, почуявшая побег почти состоявшейся жертвы, а потом осознав уход сдерживающей границы, тут же попыталась расширить сферу своего влияния в стороны, но и это ей не удалось. Песчаники, не первую тысячу лет стоящие на страже Закона и прекрасно знающие, как бороться с подобным проявлением отступничества, уже восстановили барьер и теперь неуклонно его сжимали.

Сжимали и сжимали… по сантиметру в минуту, по миллиметру… но сжимали.

Сначала раздался мерзкий писк, затем уже более громкое подвывание, а под конец, когда купол стал не больше полуметра в диаметре, заключая в себя лишь сам посох и уже мертвого дроу, раздался громкий взрыв, впрочем не задевший никого. Полковники были грамотными воинами…

– Сэндира Тиру…

Решительным шагом подойдя к едва видимой девушке, наконец сумевшей перебороть последствие не совсем законных заклинаний и в полубессознательном состоянии лежавшей на до сих пор спящем Шао под охраной подразделения своего жениха, генерал Эдшанд едва сдерживал резкие слова, буквально рвущиеся наружу. Эта юная Карательница нарушила столько всего, что если бы не её уникальное положение, то он был бы обязан заключить её в карцер как минимум на месяц.

Побег из Академии – раз.

Убийство женщины иной расы – два.

Собственная смерть всего через несколько суток после предыдущей – три.

Применение запрещенных заклинаний – четыре!!!

Ничего не забыл?

Ах, да…

Небрежное отношение к своей не такой уж и бессмертной, но поистине бесценной душе – пять!

Прекрасно зная, сколько раз и в каком объёме она оплошала, девушка не торопилась признаваться в этом генералу и не отводила взгляда. Она не приносила присягу. Она жива. Она остановила разрушение достаточно большого участка планеты.

Здесь и сейчас – она выиграла!

Пускай не совсем чисто, пускай допустив множество ошибок, пускай… да плевать! Жива она, жив Шао, живы все, кроме тех, кто был элементарно не достоин жить. Дроу… они сами выбрали смерть.

– Итак… – отметив и упрямо поджатые призрачные губы и насупленный взгляд и неестественную прозрачность духа, что означало крайнее истощение, хотя ей уже дали выпить восстанавливающего эликсира, генерал снова повторил: – Итак…

А затем мазнул взглядом по второму фигуранту этого совсем не простого дела. По Скайнриду… по полукровке, так некстати числящемуся в женихах и едва сдерживающему себя, чтобы не сделать чего-нибудь непоправимого в желании защитить свою девушку. Потемневший от гнева взгляд, побелевшие от напряжения губы, заострившиеся скулы, сжимающиеся и разжимающиеся кулаки…

– Итак… – шумно выдохнув сквозь зубы и осуждающе качнув головой на то, что Совесть говорила одно, а Долг другое, в итоге генерал устало махнул рукой и, уже уходя, недовольно и достаточно язвительно бросил Скаю: – Под твою ответственность. Пожизненную.


– Слышала?

– Только не ругайся… – устало вздохнув и наконец потихоньку отпуская напряжение, девушка на ощупь нашла руку жениха и её тонкую полупрозрачную ладошку тут же накрыла широкая и загорелая мужская. – Ну, хочешь, я скажу, что больше так не буду?

– Глупенькая… – осуждающе покачав головой, Скай прекрасно отдавал себе отчет в том, что подобные обещания иной раз невыполнимы не по собственной воле. Бывают такие ситуации, что сделать иначе попросту нельзя. – Просто скажи, что поправишься…

– Обязательно. – ласковая улыбка сама собой скользнула на девичьи губы, а в груди поселился теплый меховой комочек счастья. Не ругает. Переживает. Поддерживает. – У вас уже закончилась практика? Или ещё продолжится?

– Вообще-то нет, не закончилась, но теперь сомневаюсь, что продолжится. Ты же под моей ответственностью, а это не шутки.

– О, да. Это не шутки. – тихо рассмеявшись, так как перед закрытыми глазами тут же пронеслись довольно фривольные картинки почему-то круглосуточной ответственности, девушка распахнула глаза и моментально смутилась, увидев лицо Ская буквально с двадцати сантиметрах от своего.

Он сидел прямо на земле и смотрел на неё с той самой нежностью и грустью, что больше слов говорила о его чувствах, бушевавших глубоко внутри.

– Не грусти… я обязательно поправлюсь. Это всего лишь истощение. Совсем не смертельное.

Молча кивнув, мужчина так же молча притянул призрачную невесту к себе и, устроив Сэндиру на коленях, просто крепко обнял. Разве можно выразить словами всё то, что в сердце? И тревогу и злость, и тоску и нежность, и беспомощность и решительность…

Как заявить Карателю, чтобы больше никогда не смела так рисковать собой?

К сожалению, никак…

Невероятно обострившимся восприятием чувствуя каждый оттенок эмоции, снедавшей Ская, Сэнди кусала призрачные губы. В чем-то он прав, но… но как иначе? Кто, если не она? Ведь её способности уникальны, как ни крути. На текущий день она – одна единственная женщина Зеркального клана, способная покарать своего соплеменника, не прибегая к запретным заклинаниям магии Смерти и Хаоса.

Одна единственная…

Женщина…

Хм.

– Скай, а оставшиеся дроу ведь живы? Ну, те, кто был тут?

– Не уверен.

– А как бы узнать поподробнее? – приподняв голову и уже мысленно прокручивая в голове одну из тех безумных мыслей, что приходят нежданно-негаданно, девушка даже немного нахмурилась.

– Что ты придумала?

– Пока ничего. Но если мои подозрения подтвердятся, то… Скай, а ты всем своим коллегам доверяешь?

– На что ты намекаешь? – моментально посерьезнев, Скайнрид зачем-то оглянулся по сторонам, хотя и так прекрасно знал, что рядом лишь его группа, когда как остальные прочесывают окрестности и устраняют последствия активации посоха.

– Пока ни на что… – так же бросив задумчивые взгляды на близстоящих воинов, Сэнди едва слышно прошептала: – Ты ведь очень умный мужчина…

– Уже не уверен. – саркастично усмехнувшись, но при этом думая о чём-то своем, Скайнрид вдруг посмотрел четко в глаза своей невесты и уверенно кивнул: – Крыса.

– Верно.

– Знаешь, именно сейчас мне искренне жаль, что песчаников так сложно убить…

– Скай, нет. – отрицательно мотнув головой, девушка уже хотела сказать что-то ещё, но заметив краем глаза приближение высокопоставленной группы, осеклась.

– Вижу, вам уже лучше, леди…

– Да, ваш эликсир творит чудеса. – обозначив легкую улыбку и благодарно кивнув, девушка насторожено ждала продолжения.

Подошел не только лекарь, который с полчаса назад чуть ли не принудительно напоил её этим самым эликсиром, подошел и генерал, и Камаль и отец Скайнрида, несколько смутно знакомых полковников и ещё один незнакомец…

Жесткий взгляд выцветших голубых глаз из-под кустистых седых бровей, явно военная выправка, сурово поджатые тонкие губы, некрасивый шрам на левой брови, форма полковника… В глазах холод Смерти.

А в душе…

А в душе пусто.

– Леди Сэндира?

– А? – с трудом отведя взгляд от пронзительных глаз незнакомого полковника, девушка не поежилась лишь чудовищным усилием воли. Страшный незнакомец. Жуткий. Кто он?

– Мы уже допросили всех выживших и все как один они утверждают, что действовали по приказу Верховной Жрицы. Что вы можете сказать по этому поводу?

Переведя немного удивленный взгляд на генерала, Сэнди пару мгновений не знала, что и думать, не то что сказать.

– А… простите, но что я должна сказать?

– Например то, в связи с чем мог быть отдан данный приказ.

Прищурившись и поджав губы, уже над этим ответом песчинка думала недолго. Он был очевиден. Но так ли это было на самом деле? В этом ли была настоящая причина?

– Наемной убийцей была её дочь. Вот только наш с ней спор был разрешен именно по их правилам – я убила её на арене холодным оружием. Я знаю, дроу мстительны… но разве…

– Всё понятно. – оборвав Карателя на полуслове, генерал не дал ей развить мысль и кивнув своим спутникам, отдал приказ: – Действуйте, как положено. – и уже девушке: – А вам, леди Сэндира, я бы порекомендовал подумать о составлении развернутого отчета по данному инциденту и его анализе.

– Да… – нисколько не испугавшись довольно грозного тона, сама Сэнди всё думала о том, кем же является тот странный полковник, в чьих глазах не было тепла. Лишь лед и мрак… – Скай…

Дождавшись, когда высокопоставленная делегация разойдется по своим делам и они останутся одни, девушка тут же тронула жениха за рукав.

– Да?

– Кто это? Тот, седой. Такой странный…

– Это Палач. – поморщившись от того, что Сэнди затронула довольно неприятную тему, Скай мотнул головой. – Давай поговорим об этом чуть позже. Не здесь точно. Как ты? Сможешь передвигаться или мне взять тебя на руки?

– Наверно… – сосредоточившись и тщательно прислушавшись к сигналам своей уставшей души, Сэнди удрученно покачала головой. – Нет, к сожалению, сама я не смогу.

– Тогда позволь… – без лишних слов подхватив призрачную невесту на руки, всего на мгновение прижал к себе и поцеловал в макушку: – Как же я по тебе скучал… идём.

Смутившись от жаркого и такого искреннего шепота, девушка впрочем не забывала и о другом пострадавшем.

– Но Шао!

– Не переживай. О нем позаботятся профессионалы. Уверен, капитан Хикмат поставит его на ноги в самые кратчайшие сроки, что бы с ним ни случилось. – Не уходя сразу, а сначала дождавшись, как сотрудники лазарета переложат огромного скура на носилки и вместе с ним пропадут во вспышке телепорта, лишь после активировал свой, который привел пару на территорию Академии в один из телепортационных кругов, причем совсем близко к жилым домикам. – Ну что, дорогая? Позволь мне внести тебя под свод нашего временного пристанища…

– Позволяю.

Тихо рассмеявшись на чересчур серьезный тон мужчины, сама девушка не воспринимала его слова всерьез. Они оба прекрасно знали, что это далеко не конец и думать о спокойной размеренной жизни – для них сейчас непозволительная роскошь.

Да и не дом это, прав Скай, назвав его всего лишь пристанищем. Временным…

Но всё изменится, она в этом уверена. Всё обязательно изменится! И дом у них свой будет, и спокойствие, и свобода выбора и действия, и даже… дети. На мгновение представив, что держит на руках маленький сверток, девушка вдруг смутилась так сильно, что на призрачных щеках проявился легкий румянец, моментально настороживший Ская, уже вошедшего в дом и устроившегося на диване в гостиной. Эта ночь была длинной и он устал, но всё равно четко отслеживал состояние своей бесценной песчинки. Не одна лекция о состоянии духа была им посещена. Не один медицинский справочник проштудирован…

– Сэнди? В чем дело?

– Всё хорошо. Просто подумалось…

– О чем?

– О нас. – подняв голову и чтобы успокоить начавшего нервничать жениха, Сэндира переместила ладошку, обнимающую его шею, на щеку. – Всё началось так нелепо и неправильно, всё продолжается так стремительно и болезненно, но как же я хочу, чтобы всё закончилось так, как хотим мы сами, а не так, как нам диктуют обстоятельства.

– Обещаю… – прижав прозрачную ладошку своей, Скай уверенно кивнул, глядя четко в любимые глаза: – Я сделаю всё от меня зависящее. А теперь, милая… где разрешишь мне переночевать? Ты же не выгонишь своего благородного защитника в ночь?

– Глупый… – сбросив напряжение и рассмеявшись, девушка уверенно произнесла: – Я уверена, моя большая широкая кровать тебе понравится. Идём. Что ты так удивляешься?

– Э… да, я удивляюсь. Вообще-то я думал об этом диване.

– Пф! Ещё чего не хватало! А ну, идём! И не вздумай перечить больной и немощной. – надув губки, через несколько секунд Сэнди не выдержала и тихо рассмеялась снова: – Скай, ну что же ты? Да не буду я к тебе приставать – я же призрак. Причем снова на неделю, не меньше. Я просто не хочу больше отпускать тебя ни на миг. Я так соскучилась!

– Ну, если не будешь… – всё ещё не веря в то, что девушка так решительно позволяет ему такое, Скай всё не мог решиться.

– Не буду. Сегодня точно не буду. – загадочно блеснув глазами, девушка едва успела спрятать широкий зевок под ладошкой и тут же махнула рукой в сторону спальни и игриво прошептала: – Идем, мой нерешительный любимый. Спальня там.


Глава 25

– Сэнди? Сэнди-и-ира-а-а…

Утро было уже не слишком ранним и Мали надеялась, что её новая знакомая уже не только проснулась, но и встала и сможет с ней поболтать и рассказать, что в конце концов происходит. Вчера ночью, когда стало известно, что их наконец нашли и не просто нашли, но и спасли, Мали буквально места себе не находила, но Камаль строго настрого запретил ей навещать девушку раньше позднего утра.

А когда она попыталась возразить, то…

Покраснев и прогнав неуместные здесь и сейчас воспоминания о первом поцелуе, который со временем перешел в кое-что иное, Мали снова постучала в дверь гостевого домика и нерешительно позвала:

– Сэнди… ты спишь?

– Уже нет. – с улыбкой распахнув дверь, призрак терла заспанные глазки, но выглядела вполне прилично для той, что не спала большую часть ночи, всё любуясь своим ненаглядным Скаем. – Привет, заходи. Ты уже завтракала? Мы чай пьем.

– Мы?

– Ага. Скай у меня ночевал. Ты проходи… – не став дожидаться опешившей от подобного известия Мали и улетев на кухню, Сэндира уже оттуда громко прокричала: – Мали, да не бойся ты! Скай уже одет.

– Сэнди!

Замерев снова, когда возмущенный мужской голос попытался урезонить юную проказницу, Мали поняла, почему Камаль был против её прихода сюда. Да-а-а…

Так вот как выглядит настоящая и искренняя любовь тех, кто уже в полной мере осознал своё счастье и понял, что без него не может? Очередной раз застыв, но уже в дверях кухни, Малейна не удержалась от завистливого вздоха. Сэнди сидела на коленях у Скайнрида и тщательно контролировала, чтобы он съел всё, что она приготовила ему на завтрак.

– Мали? Ты чего вздыхаешь? Кушать хочешь? Ты садись, я сейчас… Сейчас-сейчас! – проворно соскочив с мужских колен и тотчас же накрыв для гостьи, песчинка уточнила только какого чая ей налить и уже через пару секунд перед кастеляншей дымилась ароматная кружка цветочного чая. – Ну? Как вы тут? Как твои дела? Что говорят?

– Эм…

Удивленно округлив глаза от посыпавшихся один за другим вопросов, потому что вообще-то сама планировала провести этакий допрос, Мали искренне растерялась. Перевела удивленный взгляд с хозяйки домика на мужчину и наконец увидела в его глазах едва сдерживаемый смех. Они оба уже давно поняли и то, почему она пришла и то, почему вздыхает…

Интенсивно покраснев от неловкости, Мали уже хотела сорваться с места и выбежать, но Сэндира, предусмотрев и такой поворот, просто подошла и крепко обняла не находящую себе места от неловкости кастеляншу.

– Мали, ну что ты… я правда рада, что ты пришла. У нас все хорошо. Шао мы нашли, убийцу наказали и теперь будем лечить скура, разбираться в первопричинах и искать заказчика. Меня там снова немножко убили, так что ближайшие дни я снова буду призраком. – и уже тихо-тихо на ухо прошептала: – Я ещё ты буквально вся пахнешь Камалем. И я очень за вас рада!

– Сильно пахну? – так же тихо прошептав и при этом покраснев ещё сильнее, в ответ Мали услышала смешок и дружелюбное подначивание:

– Ну так… слегка.

Отстранившись и на этот раз устроившись на третьем стуле, песчинка устроила подбородок на ладошке и мечтательно прикрыла глаза:

– А на свадьбу нас позовете?

– Ох, Сэнди… – неожиданно погрустнев, всегда весёлая и шумливая кастелянша тихо пробормотала: – Если бы мне кто предложил…

– Ох, прости! – не ожидавшая подобного поворота дел, песчинка беспомощно переглянулась с женихом и, тут же взяв себя в руки, уверенно кивнула: – Мали, если тебе нужна моя помощь, ты только скажи. Накажу по всей строгости!

– Ну, тебя… – отмахнувшись от подобного нелепого предложения, Малейна спрятала смущенное лицо за кружкой и некоторое время за столом стояла тишина и слышались лишь звуки раннего утра, долетающие до завтракающих из распахнутого окна. – Я так рада, что у вас всё хорошо… Я наверное пойду, не буду вам мешать. Да и работы у меня, как всегда после подобных массовых сборов навалом. Увидимся.

Решительно поставив пустую кружку и уверенно встав из-за стола, кастелянша учтиво кивнула хозяйке, Скаю и, не задерживаясь ни секунды, ушла. Горечь от слов песчинки тяжким грузом легла на душе женщины.

Свадьба…

Как будто ей кто-то предлагал.

Тоскливо усмехнувшись, но тут же решительно вздернув подбородок, Малейна запретила себе думать о подобном. Чтобы она да переживала, что ей не говорят о любви и не просят выйти замуж? Да никогда! Не нужна больше, чем на одну единственную случайную ночь? Да не очень-то и хотелось!


– Не нравится мне всё это…

– Не вмешивайся. – отрицательно мотнув головой и перетянув песчинку себе на колени, Скай уверенно кивнул, вторя своим словам. – Они взрослые, сами разберутся. К тому же, радость моя, ты не сваха.

– Я помню, кто я. – криво усмехнувшись, песчинка всё равно думала иначе. – Скай, Камаль военный до мозга костей. Он элементарно не понимает, что…

– Сэнди, успокойся. Камаль всё прекрасно понимает. Уверен, сегодня же он придет к ней снова и, увидев, что Мали дуется, тут же выяснит причину. И если у них всё серьезно, то и разъяснит, что она не права, надумав лишнего.

– А у них всё серьезно? – прищурившись и скосив глаза на жениха, девушка с интересом ждала умозаключений не самого глупого мужчины.

– Если он эту ночь был у неё, то да.

– Что ж… тогда я подожду. День. Но если завтра ничего не изменится и она будет такой же хмурой и ничего не подозревающей о его серьезности, то я запру их где-нибудь в таком месте, откуда они смогут выбраться лишь через неделю другую. И то, после того, как поговорят. Знала я таких гордых… их пока носом не ткнешь, ни за что не признаются!

– Да ты страшная женщина, дорогая!

– Угу, бойся меня. – со смехом развернувшись и поцеловав Ская в нос, девушка зажмурилась от удовольствия. Эти спокойные утренние минуты были такими умиротворенными и сладкими… не хотелось думать ни о чём серьезном. Ни о докладе, ни об анализе… ни о чём таком, о чём придется думать уже совсем скоро.

Уже почти прямо сейчас.

– Не помешал? – стукнув в косяк лишь для проформы, на кухню прошел Камаль и устало приземлился на стуле, когда пара ему приветственно кивнула. Удивленно посмотрел на использованную кружку со смутно знакомым ароматом, задумчиво принюхался… и удивленно вздернул брови, на всякий случай уточнив: – Мали?

– Да, она уже забегала с утра. – не сумев удержаться от подколки, Сэнди задумчиво протянула: – Грустная была какая-то… то ли нагрубил ей кто-то с утра, то ли просто настроение испортили. Не знаешь, кто у вас тут такой по утрам несдержанный? Буквально лица на ней не было.

Тихо ойкнув, когда Скай постарался незаметно её ущипнуть, напоминая, что она обещала не вмешиваться, песчинка недовольно сморщила носик, но не угомонилась.

– У нас с ней был разговор на днях, она как раз упоминала, что ей кто-то нравится из офицеров, но так и не призналась кто. Может ей сказали, чтобы не надеялась зря? Жалко её… такая славная и так с ней некрасиво поступают… Может ты бы разобрался? Просто кроме тебя я мало кого так близко знаю и даже не представляю, кого ещё попросить. Ай, Скай! Ну, хватит уже! Да заканчиваю я ерунду говорить, заканчиваю. Но жалко же её!

С удовлетворением отметив, что её слова заставили Камаля серьезно задуматься, девушка действительно успокоилась и переключилась на то, зачем собственно её бывший учитель пришел.

– Нас уже ждут с докладом?

– Нет, через полчаса. – отрицательно качнув головой, майор тоже постарался сосредоточиться на деле, хотя мыслями находился уже откровенно далеко. Он её обидел? Чем??? А если не он, то кто? Кто пос-с-смел??! – Я зашел, чтобы предупредить вас о том, что на территории Академии введено военное положение. Уже всем понятно, что произошедшее не смогло бы случиться, если бы убийце не помогал кто-то изнутри.

– Кто?

– А вот это как раз пока непонятно…

Недоверчиво прищурившись, потому что ещё вчера додумалась до того же самого, Сэнди попыталась просканировать майора на предмет утайки, но не смогла. Без предательства изнутри не обошлось, это верно. Но кто? Разве это возможно? Как так?

– У вас уже есть подозреваемые? – не вытерпев и вмешавшись, как чуть ли не самое заинтересованное лицо, Скай также с нетерпением ждал ответа.

– Есть. – многозначительно усмехнувшись, когда пара буквально подалась вперед, желая услышать подробности, Камаль тут же их огорошил: – В подозреваемых весь преподавательский состав и все старшие курсы. Кроме того все без исключения родители обучающихся и даже не очень близкие родственники. Да что там, весь мир в подозреваемых!

– Ну-у-у… тут вы конечно утрируете. – недовольно покачав головой, потому что наконец учуяла, что Камаль недоговаривает, девушка обратила внимание на небольшой мешочек, который майор принес с собой и который теперь лежал на столе около кружки: – Что это?

– Это? – также переведя взгляд на стол, майор благодарно кивнул за напоминание, словно уже успел забыть. – Это как раз то, о чем я тебе не так давно говорил. Амулет-маяк. Не морщись, это необходимо. Если бы мастера успели изготовить его раньше, то всё, что произошло вчера, можно было бы избежать. – вынув из мешочка цепочку с амулетом из мутно-желтого кварца, Камаль протянул довольно изящную вещицу девушке и та тут же послушно надела его на шею. – Итак… да, активация пошла. Так вот, о чем это я… ах, да. На территории Академии введено военное положение и это значит, что вы оба обязаны передвигаться лишь вдвоем. Никаких одиночных прогулок, никаких прогулок после официального отбоя. Четкое следование приказам, иначе… – пристальный взгляд на Скайнрида, а затем и на Сэндиру. – В случае нарушения этих несложных правил, генерал устно предупредил о возможности разделения вашей пары и перепоручения круглосуточной охраны Карателя спецподразделению.

Недовольно поджав губы, девушка лишь сжала кулачки, молча переварив обиду на подобное заявление. А не много ли генерал на себя берет?

Прекрасно зная, как эта новость будет воспринята, Камаль тем не менее был удивлен молчаливой сдержанности обоих. Раздражение, злость, даже обида – это всё было прекрасно видно, но к счастью не озвучено. И это радовало.

Гонцов с дурными вестями нигде не любят, чего уж греха таить…

– А теперь от не самых хороших новостей к рабочим моментам. – уже более живо и споро обсудив вынужденное «приключение» Карателя, Камаль был заверен, что отчет уже практически готов и остались лишь последние штрихи, а именно перенос его на бумагу.

– При необходимости, конечно…

– Уверен, генерал обязательно это затребует, но позже. Сейчас же, я думаю, нам всем стоит пройти на собрание по этому вопросу.

– Собрание?

– Да. Именно собрание. – Кивнув и встав из-за стола, майор уже в дверях предупредил: – Собирайтесь-одевайтесь, я подожду вас на улице. Форма одежды – официальная.

Нисколько не удивившись подобному заявлению, пара была готова в кратчайшие сроки. Пока Скай одевался и застегивал все без исключения пуговицы, Сэнди, которой было достаточно лишь сосредоточиться, чтобы переодеться из домашнего в военную форму, прибрала со стола и уже через семь с половиной минут они выходили из домика. Путь до административного корпуса также не занял много времени, так что уже совсем скоро все трое поднимались на третий этаж, где, не доходя лишь одной двери до кабинета генерала, располагался конференц-зал, уже заполненный на две трети мужчинами в форме. Капитаны, майоры, подполковники и полковники. Как действующий состав, так и запаса.

Внимательно скользя по незнакомым и смутно знакомым лицам, девушка была сама собранность и сосредоточенность. Любой из них может оказаться предателем. Абсолютно любой.

В любой момент можно ожидать ножа в спину, покушения, подлога… одним словом – предательства.

Дойдя до столов, где за центральным местом уже располагался генерал Эдшанд, тихо переговаривающийся с тем самым странным полковником, которого Скай назвал Палачом, троица застыла и учтиво кивнув, дождалась ответного приветственного кивка и приглашения занять пока ещё свободные места рядом. Так Сэнди предложили сесть непосредственно по правую руку от генерала, Скаю рядом с ней, а Камаль, который на текущий момент выполнил свою работу, отошел к остальным майорам в зал.

– Ждем ещё десять минут и начинаем. Пока можете записать для себя основные моменты доклада, чтобы ничего не пропустить. – подошедший секретарь в чине капитана передал девушке писчие принадлежности и снова отошел к своему столу, проводя последние приготовления перед тем, как начнется внеочередное заседание.

Благодарно кивнув, а затем скосив глаза налево и убедившись, что генерал снова увлечен тихой беседой с полковником, девушка действительно занялась тем, чем ей предложили, а именно составлением примерной схемы произошедшего. Понятно уже, что сейчас каждый её шаг будет рассматриваться едва ли не под лупой… Да не беда, лишь бы толк был. Не впервой ей нагоняи получать, благо тридцать лет назад в этом у неё практики было предостаточно и теперь они ей нисколечко не страшны.


Как и предполагала песчинка, заседание прошло по стандартной схеме. Сначала доклад, во время которого она четко и подробно изложила каждую минуту своего пребывания за территорией Академии, затем многочисленные вопросы и уточнения, а под конец и дотошный анализ её поступков и их итогов. В большинстве своем вопросы задавал генерал Эдшанд, не стесняясь выискивать самые скользкие и каверзные моменты, а анализ проводил уже полковник Мерриат со странной должностью «Палач».

Внимательно слушая выводы мужчины, песчинка предпочитала кивать и соглашаться. Свои выводы она уже сделала, причем не совсем те, что озвучиваются здесь и сейчас. Но кто она такая, чтобы перечить Палачу?

– Вы не согласны? – тихий, даже немного потусторонний шелестящий голос неприятно пробирал до призрачных костей и нервировал.

И как он это понял?

– Не со всеми пунктами.

Она хотела скрыть, правда. Но если спрашивают напрямик, то утаивать нет смысла.

– Будьте любезны пояснить.

– Ваши выводы о действиях Верховной Жрицы. Не буду заявлять голословно, но мне кажется, что воины-дроу, заявившие, что действуют по её прямому приказу, лгут, либо утаивают нечто важное. При прощании я видела в её душе смирение. Она была покорна воле Ллос. Она не могла отдать подобный приказ о моём уничтожении именно из-за смерти дочери.

– Вы так думаете? И что же такого произошло после вашего ухода, что приказ всё-таки был отдан?

– К сожалению, я не могу этого знать. Но уверена, что действия имели место быть. Единственное моё предположение, это то, что на отданный приказ мог повлиять посторонний. Тот, кто ранее нанял Тразгаашен. Узнав о провале, он мог сделать повторный заказ, на этот раз обратившись непосредственно к Верховной Жрице и я думаю именно от него дроу получили посох смерти.

– Хорошо, мы учтем ваше предположение при дальнейшем расследовании.

Ещё не менее часа отвечая на вопросы и даже вступая в полемику, девушка не стеснялась отстаивать свою точку зрения и развернуто объяснять то, на чем она основывается. Пускай у неё мало практики работы с дроу, зато у неё много практики в выживании среди чужих.

– Что ж, думаю на этом можно считать заседание закрытым… – время близилось к вечернему ланчу, когда наконец даже самые мелкие погрешности были рассмотрены на несколько раз и генерал наконец объявил о завершении: – Все свободны. О распределении участков расследования я извещу вас позже. Леди Сэндира… задержитесь.

Досадливо поморщившись на очередную задержку, девушка постаралась тут же вернуть на лицо деловое и сосредоточенное выражение. Никому из командующего состава не интересно то, что она уже давно хочет прогуляться и проветриться. Служба превыше всего.

– Итак… – дождавшись, когда последний подчиненный выйдет и закроет за собой дверь, генерал выглядел задумчивым и крайне сосредоточенным. В конференц-зале кроме него и Карателя остались лишь Палач и Скай. – Не буду ходить вокруг, да около. Круг подозреваемых уже определен и довольно узок и нам необходимо лишь их допросить. У меня же к вам всего один вопрос: готовы ли вы это сделать прямо сейчас? Или нам необходимо дождаться вашего материального воплощения?

– Сколько всего подозреваемых?

– Трое.

Да… круг действительно узок.

– Они на свободе?

– Нет. Каждый сидит в одиночной камере.

– Я готова.

– Полковник будет вам ассистировать.

Что?

Искренне удивившись на подобное дополнение, девушка перевела недоуменный взгляд на седого полковника и увидела его суровый кивок.

– Будем считать этот допрос вашим выпускным экзаменом. Поверьте – просто не будет.

Даже так?

Удивившись ещё сильнее, но стараясь не показывать, как заставили её задуматься эти слова, девушка послушно полетела следом за мужчинами, уверенно идущими на выход из помещения. Неужели подозреваемые так непросты? Хотя что это она… конечно они не просты. Были бы просты – были бы не подозреваемыми, а уже осужденными.

Кстати, ей до сих пор так никто и не рассказал, в чем же заключается работа Палача. Может, спросить об этом прямо сейчас? Пока они идут по лестнице и по улице, направляясь к зданию тюрьмы? Пока ещё не поздно?

– Прошу прощения за мой возможно неуместный и нескромный интерес… – поравнявшись с полковником Мерриатом, девушка бесстрашно продолжила: – Почему вас называют Палачом? Это должность?

– Да, леди. Это должность. На время отсутствия в мире Карателя его функции выполняет именно Палач. – даже не посмотрев на девушку, мужчина тихо, но четко продолжил, не останавливая шаг ни на мгновение: – Палач не умеет изымать и уничтожать душу без особых приспособлений, как Каратель. К сожалению…

Не совсем понимая, о чем он, девушка перевела удивленный взгляд на прислушивающегося к из разговору генерала и услышала продолжение уже от него, потому что полковник замолк.

– За неимением иной возможности Палач пользуется Тьмой.

Ох, великая пустыня!

Отшатнувшись от подобного ответа, не удержалась и даже отлетела на пару метров, заставив мужчин остановиться. Так вот почему в его глазах нет Жизни! Но это же… это… Так нельзя!!!

– Леди?

– Это дико…

– Это необходимо.

– Это жестоко!

– Поверьте, ни один Палач не работает по принуждению. – напряженно сузив глаза, генерал говорил четко и уверенно. Они это уже проходили и не раз. – Должности и обязанности бывают разные и далеко не все из них приятны в исполнении. Поверьте, должность Палача ещё не самое страшное, что бывает в мире.

– Да что может быть страшнее добровольного ухода во Тьму? А как же душа? Как же Жизнь??! – не выдержав и сорвавшись на крик, девушка переводила дикий взгляд с генерала на полковника, а затем на Ская. Вот только они кажется её не понимали…

Долг.

Вот что было для них важнее.

– Леди… – переведя внимание перевозбужденного Карателя на себя, Палач снова тихо заговорил: – Поверьте, я в полной мере осознаю всю свою ущербность. Но Палачом я стал осознано и по доброй воле. Мало того, я прошел специальное обучение и ежегодно прохожу специализированное тестирование, которое направлено на выяснение того, не перешагнул ли я грань, за которой меня ждет безумие.

Судорожно стиснув кулачки и не понимая, как можно быть таким спокойным, существуя, а не живя, да еще и с проклятой душой, девушка нервно вздрогнула, когда со стороны здания их окликнул кто-то из сотрудников.

– Господин генерал!

– Да?

– Там задержанный… – торопливо подойдя и отдав честь, сержант ещё торопливей продолжил: – С третьим что-то не то творится… мы его законсервировали, но…

– Идем! – не став дослушивать несвязную речь бледного и откровенно растерянного сержанта, группа во главе с генералом буквально бегом отправилась внутрь здания. – Сэндира! Будьте любезны взять себя в руки! Не отставайте!

Да. Надо взять себя в руки. Надо!

Резко кивнув и действительно постаравшись взять себя в руки, девушка поторопилась следом, заранее настаивая себя на самое худшее.

И не ошиблась…

– Что с ним? – расширив глаза от крайне гадкого зрелища, песчинка не торопилась подходить ко входу в камеру, где стоял Палач. Ей и отсюда было прекрасно видно, что с подозреваемым всё крайне худо.

Даже сейчас, помещенное в стазис тело выглядело жутко. Его словно выворачивало наизнанку… глаза мужчины были открыты, но сознания в них не было. Одно Безумие.

– Тьма… – недовольно прошептав, Палач уверенно прошел внутрь камеры и одним единственным движением закончил мучения тела, сломав мужчине шею.

Затем что-то тихо забормотал, при этом так и не отпустив тело и через несколько секунд резко выкрикнув последние слова, выдернул из тела сопротивляющуюся душу. Вот только она достаточно мало походила на свое тело… нечто мерзкое, серое, вонючее… скалящееся и ругающееся такими срамными словами, что довольно просвещенная в подобной лексике и выросшая на улицах Сэнди покраснела, а мужчины досадливо поморщились.

– Замолчи, тварь… – тихий шепот Палача без труда прервал поток площадной брани и обезображенная Тьмой душа испугано притихла. Затем полковник обернулся к песчинке и, сделав широкий жест рукой, предложил: – Будете допрашивать?

Она? Допрашивать Это?

Понимая, что здесь и сейчас она просто не вправе проявить малодушие и отказаться, кивнула. Это её работа. Это её обязанность. Если не она, то это сделает Палач, это ясно… Но какими методами он это сделает? Насколько приблизит свой окончательный уход во Тьму?

Нет.

Она это сделает.

Снова кивнув, но на этот раз уже намного увереннее, девушка постаралась максимально проявить своё призрачное тело и, твердым шагом подойдя ближе, без сомнений приняла из рук Палача обезображенную душу. Она ни разу не имела дело с подобным. Но она обязательно справится. Справится!

– Имя?

– Ты с-с-сдох… хр-р-р…

Не терзаясь сомнениями и крепче сжав в кулаке призрачную шею духа, девушка прищурилась и повторила, попутно проникая в самую суть духа своей Зеркальной магией. Можно сделать это и без разговоров, но с ними будет легче.

– Имя?

– Юдари Ико, капитан. Сын Сумеречного клана.

– Откуда в тебе Тьма?

– Она… он… пришел… – странно задергавшись, затем захрипев и забившись в конвульсиях, душа начала вонять ещё жутче, а по всему призрачному телу пошли черные и серые трупные пятна.

Испугавшись, потому что ни разу не сталкивалась с подобным, песчинка отбросила допрашиваемого внутрь камеры от себя подальше, а сама отшатнулась ближе к выходу. Душа же корчилась, хрипела, извивалась… и в конце концов погибла.

– Что это было? – боясь услышать очевидное, Сэнди говорила сбивающимся шепотом. Это было по-настоящему жутко…

– Зараза Тьмы. – не показывая каких-либо эмоций, Палач лишь качнул головой, одним единственным движением выражая досаду на неудавшийся полноценный допрос. – Это был исполнитель. К сожалению, мы уже не узнаем, кто был его хозяином…

Хозяином.

Прикрыв глаза, потому что всё-таки успела увидеть последнюю цветную и цельную картинку памяти капитана Юдари, девушка старательно вспоминала увиденное. Мужчина. Совсем недавно в камеру к капитану заходил мужчина, из-за которого капитану стало плохо. Мужчина был в форме. В форме майора…

Наконец собрав по кусочкам лицо майора, Сэнди резко распахнула зажмуренные глаза и увидела перед собой сосредоточенное лицо полковника, внимательно её рассматривающего. Полковника, который так походил на майора из воспоминаний капитана…

– Вы что-то успели узнать?

– Да. – шаг назад… – Успела… – ещё шаг назад…

Что может прочесть в глазах призрака Палач, стаж работы которого составляет ни много, ни мало, а семьдесят пять лет?

Всё.

Разом постарев и осунувшись, седовласый полковник закрыл глаза и тяжело опустился на узкую лавку, заменяющую в камере кровать, а затем и вовсе спрятал лицо в ладонях.

– Леди Сэндира? Что происходит? – стоящий у дверей генерал пока мало понимал, что происходит. Да и предполагать наобум не собирался, терпеливо ожидая ответа, при этом шагнув внутрь камеры и насторожено наблюдая за странным поведением полковника.

– Мы знаем, кто убил капитана.

– Кто?

– Я.

Резко обернувшись и успев лишь увидеть, как дверь камеры захлопывается, запирая их троих внутри, девушка побледнела до прозрачности, когда увидела, как схватился с незнакомым майором Скай.

– Скай! Нет!!!

Бросок на двери с желанием пройти сквозь них и покарать мерзавца и тут же крик боли, когда это не получается и душа, откинутая крайне болезненным разрядом, отлетает вглубь камеры.

Что… почему…

Почему???

– Сэндира, нет. – не без труда удержав девушку от повторной глупой попытки выбраться из камеры особого назначения, генерал и сам был на грани бешенства, но старался держать себя в руках. Не время. Они обязательно выберутся отсюда и он сам свернет этому подонку шею, но не сейчас… – Прекратите. Выбраться из закрытой камеры невозможно.

– Невозможно? – не слушая и совсем не глядя на генерала, Сэнди вся была там. Там, где в небольшой комнате Скай дрался против троих. Против тех, кто посмел пойти против Чести и Совести.

Скай был очень умелым воином. Очень грамотным магом.

Но всего лишь полукровкой.

Ранение, ещё одно… ранены все четверо… вот один выбыл, но и Скай… её Скай…

– Не-е-ет!!!

Полукровка, у которого нет головы, не выживает даже в самых умелых руках целителей.

И пришла Тьма.


Из доклада майора Камаля, прибывшего на место происшествия одним из первых:

«Здание тюрьмы уничтожено вместе с фундаментом. Заключенные уничтожены вплоть до души. Генерал и полковник без сознания и на текущий момент находятся в лазарете в палатах интенсивной терапии. Без вести пропало не менее десяти сотрудников. Список уточняется. Пропавшие разыскиваются.

Сигнал Карателя отсутствует»


Боль… Дикая боль души…

Разве может душа болеть ТАК?

Не в силах оставаться на территории Академии после того, как разрушила сначала камеру, а затем и тюрьму до основания, девушка уже пятый день бездумно брела по пустыне. Она уже обрела тело, но легче от этого не стало.

Она уже покарала майора, оказавшегося сыном Палача и всерьез считающего, что новорожденный Каратель отберет у него возможность самому стать Палачом, ведь он мечтал об этом с самого детства…

Так просто и так сложно…

Всего лишь амбиции одного отдельно взятого мужчины.

А сколько смертей…

Он действовал не один, нет… но за те три секунды, что Сэнди держала его душу за горло, она вытрясла из его памяти имена и лица всех пособников.

И наказала. Одним разом. Одним махом.

Но Ская это уже не спасло…

Думала ли она когда-нибудь о том, что когда его убьют, она потеряет смысл жизни?

Никогда…

Понимала ли она когда-нибудь, что он не чистокровный песчаник и рано или поздно это случится?

Нет, даже не задумывалась…

Это бывает. Да, это бывает. Близкие приходят и уходят… да, так бывает.

Но что делать, когда сама душа рвется от боли на куски, отказываясь признавать очевидное?

Она не знала…

И поэтому просто брела по пустыне.

Она не сможет вернуться назад. Она не сможет работать Карателем.

Впрочем и карать-то больше некого…

В то злосчастное утро она не остановилась на предателях, обнаруженных на территории Академии. Меньше чем за сутки немилосердное торнадо посетило все самые укромные и удаленные уголки планеты и из жизни ушли ещё многие. Те многие, кому не было места на земле.

Она не пощадила никого.

Никого…

Ни песчаников, ни дроу, которые действительно оказались соучастниками.

Ночь мягким покрывалом опустилась на пустыню, принося с собой прохладу и облегчение от удушливого жара всем тем мелким животным и насекомым, что обитали в песках. После полуночи стало даже прохладно…

Но не одиноко бредущей девушке.

Может ли Каратель убить себя?

Весь последний час старательно обдумывая эту мысль, Сэнди находила её достаточно привлекательной. Многие расы на серьезных основаниях считали, что их соседи духи-песчаники поверхностны в своих интересах и зачастую слишком легкомысленны, но не в этот раз.

Слишком больно было душе…

Слишком.


– Сэнди… – прошептал ветер.

– Сэнди-и-и… – прошелестел песок.

– Сэнди!!! – прокричал Скай, наконец обнаружив свою глупенькую потеряшку, не знающую самого главного.

– Я уже умерла? – с трудом открыв глаза с едва мелькающими в них искорками жизни, девушка легонько улыбнулась.

– Только попробуй! Сэндира Тиру!!! Только попробуй умереть! Не смей! – призрачный дух, не рассчитав силы, тряс опустошенную девушку за плечи, но та даже не делала попыток сопротивляться. – Кто обещал, что выйдет за меня замуж?! Отвечай, черт возьми!!!

– Я обещала… – прошептав, недоверчиво прикоснулась пальчиками к полупрозрачной мужской щеке и, не веря своим глазам и ощущениям, спросила: – Ты не умер?

– Нет, черт возьми! Я не умер-р-р! Я песчаник, черт побери!

– Но… – растерявшись и жалобно пробормотав, девушка вдруг тихонько расплакалась, а затем и вовсе разрыдалась навзрыд: – Я… я дума… ла… ты… у-у-у…

– Нет… – крепко прижимая к себе найденную любимую, мужчина всё повторял: – Нет… я не умер… никто не умер… всё хорошо… Теперь всё будет хорошо.


Эпилог

Конечно, не всё сразу стало хорошо. Далеко не всё и совсем не сразу. Блудную песчинку вернули в Академию, пожурили, но вошли в положение и дали время на реабилитацию, не беспокоя по пустякам. Например таким, как: почему разрушен дом главного казначея и верховного мага столицы и где собственно они сами. Причиненные ею разрушения без лишних вопросов осматривались, разбирались и восстанавливались. Страна медленно, но верно приходила в себя, осознавая, что не всё было так хорошо и гладко, как им всем думалось. Слишком многие из тех, кто попался под горячую руку Карателю, занимали такие высокие посты, что под конец расследования стало непонятно, как вообще местный правитель до сих пор оставался на троне.

Полковник подал в отставку, а затем и вовсе ушел на покой, попросив Сэндиру отпустить его душу лично. Было невероятно сложно, ведь его душа была уже частично во власти Тьмы, но видя, как тяжело полковнику дается каждая минута жизни, девушка пошла ему навстречу. Она ведь и сама не так давно едва не ушла туда…

Как бы глупо она поступила.

Но теперь, познав истинную цену жизни, девушка была четко уверена в том, что находится на своём месте. Она Каратель и это её Судьба. Судьба не только карать и уничтожать, но и помогать и освобождать. Выбор есть всегда и она наконец его сделала, принеся присягу лично генералу и именно ею завершив последний этап обучения.

Наконец узнала Сэнди и о том, что Скай буквально за несколько дней до судьбоносного происшествия действительно перешел на новый уровень и именно благодаря этому сумел сохранить душу после гибели тела, а в течение месяца и вовсе обрасти новое. А ведь тогда, в ту минуту, когда казалось, что жизнь кончена, ей это даже в голову не пришло. Выздоровел и Шао, теперь не отходящий от своих обожаемых песчаников ни на шаг и при каждом удобном случае подставляющий уши и подбородок под ласки. Наби как и обещал, нарисовал Сэндире портрет, а затем и второй, заявляя, что лучшей модели в жизни не знал и теперь просто спит и видит, как бы запечатлеть её в скульптуре.

Камаль, закрутившийся со всеми этими расследованиями и выяснениями истинных причин происходящего, лишь к концу месяца поймал прячущуюся от него кастеляншу, выяснил, отчего она на него дуется и обозвав глупой блондинкой, заявил, что свадьба состоится не позже, чем через две недели и пусть даже не думает, что сможет от него отделаться.

И вот сегодня…

Погода стояла изумительная.

Утро выдалось немного суматошным, ведь не каждый день в стенах Академии венчаются сразу две пары, но военные на то и военные, чтобы всё у них было под контролем.

– Дорогой, а где кольца??!

– Вот они.

– Ну, слава всевышним…

– Тш-ш-ш!

– Слова помнишь?

– Нет.

– Нет?

– Нет! Я ничего не помню!!!

– Камаль, успокойся.

– Я с-с-спокоен!

– Милы-ы-ый…

– Что?

– А может ну её, это свадьбу? Если ты так боишься…

– Что? Я боюсь?! Да я ничего не боюсь! – рявкнув на всю площадь так, что притихли даже птицы, майор вдруг сконфужено оглянулся, а затем раздосадовано поморщился.

На плацу, где проводили обряд бракосочетания и где собралось не менее тысячи приглашенных гостей, его вопль услышали абсолютно все.

Вот только никто из тех, кто присутствовал, не позволил себе даже тени усмешки на откровенный нервоз майора. Да, свадьба – дело такое. Серьёзное. Ну, и немного нервное.

На мгновение прижавшись щекой к плечу Ская, Сэндира прикрыла глаза и мечтательно вздохнула. Вот и настал тот день, который они так ждали и к которому так готовились. Но сколько ни готовься, всё равно до конца готов не будешь. Сама девушка внешне была спокойна. Так спокойна, что казалось это не её собственная свадьба, а кого-то другого. Вот только внешность её была обманчива.

У неё банально подкашивались ноги. Рука, лежащая на локте жениха, была судорожно сжата, но Скай, уже минут семь ощущающий, что ещё немного и кость треснет, терпел. Молча. У него у самого с нервами было не очень… но он был просто не вправе показывать это всем остальным.

– Итак… – генерал Эдшанд, по торжественному случаю одетый в парадную белоснежную форму, был невероятно представителен и импозантен. Ведь сегодня именно он венчал обе пары. – Позвольте поздравить вас от души. Ваш выбор самый лучший, верьте в это. Я не буду говорить много и пафосно… уверен, вы всё знаете намного лучше меня. Просто любите друг друга и будьте счастливы. А теперь… – первая искренняя и широкая улыбка за последний месяц и разрешающий кивок. – Обменяйтесь кольцами и поцелуйте друг друга.


P.S. И жили они долго и счастливо, как я и обещала ;-)


КОНЕЦ


Для обложки использованы фото, приобретённые на фотостоке: https://ru.depositphotos.com

Teleserial Book