Читать онлайн Темная завеса бесплатно

Пролог

В полутемной комнате в абсолютной тишине выводила пронзительную высокую трель небольшая красивая птичка с золотистым оперением, запертая в маленькой круглой клетке, расположенной на небольшом постаменте возле окна, задрапированного темными плотными гардинами. В поистине ангельское пение, чуть склонив голову набок, внимательно вслушивался стоящий неподвижно рядом с клеткой некий субъект. Понять кто это был, мужчина или женщина, было совершенно невозможно, так как фигуру полностью скрывал длинный темный балахон. На голову внимающего пению слушателя был накинут большой капюшон, полностью закрывающий лицо. Рукава же одеяния были довольно длинны, и в данный момент некто держал руки вместе, одновременно пряча их в складках одежды. Тем временем птичка, допев свою арию, замолкла, и в комнате установилась теперь уже действительно полнейшая тишина, не нарушаемая даже тихим дыханием стоящего возле клетки человека. Скрывающий свою личность любитель певчих трелей даже не обернулся, когда в комнату, резко отворив дверь, быстрым шагом зашел необыкновенно привлекательный мужчина. На красивом лице, не дающим покоя многим дамам, играла довольная улыбка, но глаза были холодны. Без какого-либо приветствия вошедший обратился к хозяину комнаты, скрывающемуся в длинном бесформенном балахоне:

– Через пару дней девушка будет у меня, – мужчина самодовольно улыбнулся. – Думаю, что мы без проблем сможем активировать у нее дары собранных носителей.

– Ты в этом так уверен? – раздался в ответ слегка скрипучий голос стоящего возле клетки некто. И хозяин кабинета даже не обернулся, отвечая вошедшему. Но хотя бы теперь по голосу стало понятно, что это все-таки мужчина.

– Уверен, – вошедший нахмурился. – Или ты сомневаешься во мне?

– В тебе? – переспросил некто, сделав паузу. – Скорее нет, чем да. Но не уверен, что ты смог настолько впечатлить девушку, чтобы она согласилась сама почтить нас своим присутствием, – на последней фразе мужчина развернулся к вошедшему. По-прежнему его лица не было видно, но в голосе явственно слышалась насмешка.

– Еще ни одна девушка, которой я оказывал знаки внимания, не пренебрегала моим приглашением и обществом, – мужчина процедил это надменным голосом и зло сощурил глаза.

– Тогда как ты объяснишь это, Ивар? – хозяин комнаты, расцепив руки, сделал небольшое движение правой рукой, и, спустя несколько секунд, воздух возле него сгустился, а затем подернулся маревом, чтобы проявиться в виде картинки, напоминающей голограмму или что-то вроде экрана от камеры, работающей в режиме реального времени. Тот, кого хозяин комнаты назвал Иваром, вгляделся в появившееся изображение, и чем дольше он смотрел, тем более злым становилось выражение его лица, а глаза стали напоминать две зеленые льдины, и сжавшиеся в тонкую полосу губы побелели от ярости. Хозяин комнаты тоже молча наблюдал за появившейся в воздухе картиной, но его отношение к происходящему отследить было невозможно. А наблюдали они за тем, как двое, мужчина и женщина, страстно целовались и делали это так, что даже на этом, передаваемом на расстоянии изображении было заметно, что они испытывают друг другу не просто минутную страсть и желание, а нечто гораздо большее. Мужчина целовал девушку, нежно лаская, а глаза его светились от любви. И вряд ли влюбленные могли предполагать, что в этот момент кто-то посторонний смотрит на них, нарушая интимность происходящего. В глазах девушки сияла такая бездна чувств к целующему ее мужчине, что становилось понятно: для нее в этом мире существует только один мужчина, и он сейчас рядом с ней. Хозяин комнаты снова взмахнул рукой, и изображение исчезло, растаяв в воздухе. Продолжать же разговор он не торопился, молча глядя на своего гостя.

– Я сам лично убью его, – процедил Ивар, герцог Клайтон, смотря в пустое пространство перед собой, где еще недавно наблюдал влюбленную пару. На мгновение он прикрыл глаза, чтобы успокоиться, и через несколько секунд уже смотрел с прежним ледяным спокойствием на прячущегося в балахоне собеседника. – Это ничего не меняет в моих планах.

– В твоих планах, может быть, и не меняет, – скрипуче рассмеялся хозяин комнаты. – Но в наших – да.

– Что ты имеешь в виду? – нетерпеливо спросил герцог.

– Только то, что я, конечно, хоть и позволил тебе сделать по-своему, но все равно приберег запасной план, который оказался гораздо эффективнее твоих попыток очаровать и пригласить к нам в гости нашу юную Поглотительницу.

При этих словах в глазах герцога вновь загорелось пламя ненависти, но мужчина сдержался и спросил деланно равнодушным тоном:

– И что же это за план?

– Я нашел простой и легкий способ сделать так, чтобы дочь графа Нейвиса сама пришла к нам. По доброй воле и в нужное нам время, – в голосе мужчины явно звучала самоуверенность.

– И что же это за способ? – Ивар смотрел с ненавистью на хозяина комнаты, досадуя, что не может подойти к нему и просто убить, выплеснув негативные эмоции и боль, которая отчего-то поселилась в сердце тонкой занозой и не давала покоя.

– О, способ очень прост и надежен, – мужчина тихо и довольно рассмеялся. – Я просто позаимствовал у нее кое-что очень и очень ценное. И теперь она сама будет искать встречи с нами, – и снова, как и пару минут назад, взмахнул рукой. И уже через несколько мгновений в воздухе возникло изображение небольшой комнаты с решетками на окнах. Комната была бы совершенно пустой, если бы не лежащая на полу светловолосая девушка в красивом бальном платье.

Глава 1, в которой говорится о том, что мужчины никогда не поймут женщин, а любимых женщин – тем более.

– Леля пропала.

После слов Кристиана, Лиля, мгновенно похолодев, посмотрела на Дамиана, ища поддержки и, возможно, опровержения самых ужасных ее опасений и предчувствий. Еще минуту назад мужчина, весело и ласково смотревший на нее, сейчас снова стал отстранённым и холодным. И он больше не улыбался, а неотрывно смотрел на Кристиана, который стоял в нерешительности и полной растерянности, ожидая, что скажут его друзья. Спустя пару мгновений, Дамиан перевел взгляд на Лилю, и его глаза снова потеплели, но, увидев, в каком состоянии находится девушка, он быстро поднял отброшенный камзол и, подойдя к Лиле, накинул его ей на плечи, одновременно ласково проведя по ее щеке пальцами. Но как только он собрался повернуться в сторону все также стоящего возле дверей Кристиана, Лиля неожиданно резко схватила его за края рубашки, невольно останавливая:

– Дамиан… – Лиля смотрела в глаза мужчины с беспокойством, которое все больше охватывало ее по мере того, как она осознавала ситуацию, и сейчас ее губы дрожали от готовых пролиться слез. Дамиан молча привлек ее к себе, взяв похолодевшие ладони в свои руки, а затем ласково поцеловал ее пальчики и прошептал:

– Все будет хорошо. Я найду ее.

Лиля смогла только кивнуть ему в ответ, а Дамиан тем временем, не выпуская ее рук, обернулся к Кристиану:

– Пойдем. Нужно посмотреть все на месте, – голос мужчины был резок, но только эта резкость немного привела в чувство потерянного молодого человека.

Кристиан в ответ только молча кивнул, нетерпеливо переминаясь на месте. Дамиан тем временем, повернувшись к Лиле, попросил ее подождать пока здесь и никуда не уходить. Лиля также, не говоря ни слова, согласно кивнула, молча протягивая одежду, отданную ей ранее. Дамиан, накинув камзол, быстро застегнул его, закрывая рубашку, на которой отсутствовала половина пуговиц. Как только мужчины вышли за дверь, и Дамиан поставил свою личную защиту на дверь кабинета, Лиля устало опустилась в свое любимое кресло у камина, готовая ждать, сколько потребуется, и негромко сказала сама себе: «Что же я наделала?!».

Девушка даже ни на секунду не усомнилась в том, что причиной исчезновения лучшей подруги является именно она, а не что-то или кто-то еще. Она чувствовала это своим сердцем, и интуиция просто кричала о том, что это именно из-за нее. Вопрос только в том: кто забрал Лелю, и когда будет какая-то весточка от похитителей. Почувствовав нервный озноб, охвативший все тело, она встала, чтобы закутаться в один из теплых и пушистых пледов, которые Дамиан всегда оставлял в кабинете. Сейчас она неотрывно смотрела на огонь, все также весело горевший в камине. Но ни огонь, ни теплый плед не могли согреть ее. Лиля и сама не заметила, в какой момент по щекам покатились горячие слезы, но она даже не пыталась их остановить, пристально смотря на весело горевший огонь и вспоминая все лучшие моменты, которые у них были с Лелей за последние пятнадцать лет.

Мужчины вернулись примерно через час с небольшим, но особых вестей для Лили у них не было. Кристиан выглядел еще хуже: его обычно яркие глаза потухли и смотрели без какого-либо выражения, скользя без внимания по окружающим предметам. Лиля, услышав, как открывается дверь в кабинет, встрепенулась, с надеждой смотря на вошедших мужчин, но, заметив выражение их лиц, поняла, что никаких утешительных вестей у них для нее нет. Кристиан сразу же молча прошел к столу Дамиана и достал оттуда бутылку, чтобы тут же, не утруждаясь поиском стакана, отпить из горла несколько глотков крепкого алкоголя. После первой порции горячительного он не остановился, а сделал еще несколько больших глотков, потом прошел к стоящему около стола креслу, не выпуская бутылку из рук. Дамиан на самоуправство друга в его кабинете ничего не сказал, только внимательно посмотрел на Лилю, отмечая и ее припухшие глаза, и заметный в них молчаливый вопрос. Подойдя к девушке, он поднял ее из кресла, а затем усадил к себе на колени. Когда он заговорил, голос его был глух:

– Мы нашли только остаточные следы перемещения порталом. Но отследить, куда этот портал ведет, невозможно. Прошло уже достаточно много времени. Да и магия, которая использовалась при создании портала, точнее ее следы, не дает этого сделать. Я пока не знаю, что это за заклинание, но выясню, – Дамиан печально посмотрел на сидящую на его коленях девушку. – Но одно могу сказать точно: Лели нет на территории университета.

– Но наверняка есть какие-то заклинания, помогающие выяснить, где находится человек? – Лиля с надеждой посмотрела на господина ректора, уповая сейчас на его немалые силы и возможности, помня о том, что он – один из самых сильных магов в этом мире, да и не только в этом.

– Да, есть, – мужчина устало улыбнулся. – И мы, конечно, провели удаленный поиск, но он не принес результатов.

Лиля, вглядевшись в лицо Дамиана, заметила, что тот выглядит более уставшим, чем когда-либо и спросила обеспокоенно:

– Ты очень много сил потратил? Это было очень тяжело?

– Поиск был задействован на весь мир.

Услышав это, Лиля тихо охнула, не представляя, сколько сил могло уйти на сканирование по всему миру. Но потом до нее дошел смысл слов, и она удивленно спросила мужчину:

– Ты хочешь сказать, что ее нет в Риа?

– Да. Поиск дал четкий и полностью отрицательный результат.

Простой ответ настолько потряс Лилю, что она несколько мгновений не могла вообще ни о чем думать, кроме того, что она не представляет, каким образом теперь искать ее лучшую подругу. Разве только действительно ждать весточки от похитителей, чтобы узнать, зачем им понадобилась девушка и что они хотят на самом деле. Этими мыслями она и хотела поделиться с Дамианом и только собралась что-то сказать, как внезапно заговорил Кристиан, до этого просто молча допивающий запасы алкоголя в кабинете господина ректора:

– Я только не понимаю, зачем кому-то понадобилось похищать мою девушку? – голос его звучал глухо и как будто безучастно. Лиля, отметив мимолетно, что в бутылке осталось совсем немного, хотела уже было рассказать другу о своих догадках, но Дамиан остановил ее, отрицательно покачав головой:

– Давайте мы завтра соберемся все вместе и обсудим все на свежую голову, – Дамиан посмотрел на друга, нахмурившись, но стойко выдерживая его тяжелый взгляд. – Сейчас мы все равно не сможем предпринять что-то существенное. Всем нам нужно отдохнуть и прийти в себя.

Кристиан хотел что-то возразить, но через мгновение только кивнул головой, признавая правоту друга, а Лиля решила спросить то, о чем размышляла всего пару минут назад:

– А разве мы не можем, используя то же самое заклинание, которое вы сегодня применяли для поиска, попытаться найти Лелю и в другом мире?

– Можем, – Дамиан вздохнул, но продолжил. – Но миров больше сотни, и энергии, которая нам потребуется для сканирования, нужно гораздо больше, чем для поисков в этом мире, пусть даже и на всей его территории.

Лиля, услышав ответ, почувствовала, как рвется еще одна ниточка надежды, ведущая к ее подруге, и опять опасения за Лелю нахлынули, сжимая сердце до боли. Но в этот самый момент она ощутила, как ее обнимают теплые и уверенные руки, даря так нужную сейчас поддержку и заботу. Взглянув на Дамиана, она снова практически утонула в его глазах, в которых, помимо усталости, можно было заметить сейчас также и нежность, с которой он смотрел на девушку, сидящую на его коленях. Спустя мгновение, легкая улыбка изогнула его красиво очерченные губы, а Лиля поняла в этот самый момент, смотря на мужчину с нежностью улыбающемуся ей, что она его любит. И любит так, как любят только раз в жизни. Когда чувствуешь прикосновение души, и обратной дороги для тебя уже не существует. Ее это знание не напугало, а, наоборот, словно придало сил. Как будто свежая энергия наполнила все тело, а надежда снова окрепла и прочно обосновалась в сердце.

– Устала? – шепотом спросил Дамиан, продолжая смотреть ей в глаза. Лиля только кивнула в ответ, понимая, что все они нуждаются в отдыхе, и встала с колен державшего ее мужчины. Дамиан также поднялся вслед за ней и обратился к Кристиану:

– Лиля останется со мной. Завтра встретимся у меня и обсудим наши действия.

Кристиан только кивнул согласно и, допив одним глотком оставшийся алкоголь, молча, чуть пошатывающейся походкой, направился к выходу. Как только за молодым человеком закрылась дверь, Дамиан чуть извиняющимся тоном обратился к Лиле:

– Это слишком опасно отпускать тебя сейчас в вашу комнату, – он смотрел на девушку, ожидая, что она скажет. – Прости, если тебе неудобно остаться здесь, но твоя безопасность важнее в данный момент.

Не говоря ни слова, Лиля просто подошла к мужчине и улыбнулась. Слегка приподнявшись на носочках, она дотянулась до его губ и слегка поцеловала:

– Все хорошо. Я бы хотела умыться, но мне нужна твоя помощь, – с этими словами Лиля повернулась спиной к мужчине, показывая, что ей нужно помочь расстегнуть платье. Дамиан помог расстегнуть ряд небольших пуговичек, и Лиля невольно вспомнила тот момент, когда пару часов назад он уже делал это, и к чему все шло. Сейчас, конечно, те мгновения уже не вернуть. Поблагодарив мужчину, Лиля прошла в спальню, в которой у господина ректора, конечно, имелась и своя ванная комната. И она уже на первый и непридирчивый взгляд была гораздо больше, чем небольшая ванная в их с Лелей комнате. Опять вспомнив подругу, девушка почувствовала, как глаза налились слезами, но тут же решительно остановила их, рассудив, что слезы мало чем помогут, а вот завтра она обязательно выдвинет свою версию с похищением. С чистой совестью приняв душ, она накинула халат, висевший возле двери. Он был ей велик, но надевать снова свое бальное платье не хотелось категорически. Выйдя из ванной, она увидела, что Дамиан все еще сидит в кресле. Он обернулся, услышав ее шаги, и с улыбкой предложил ей выпить чаю перед сном. Принюхавшись к поданной мужчиной чашке с чаем, Лиля уловила запах мяты и поняла, что ей это необходимо сейчас, как воздух. Пока она пила маленькими глотками ароматный чай, Дамиан принес ей комплект свежей пижамы и протянул со словами:

– Все, что есть у меня подходящее. Но если хочешь, могу сходить в твою комнату и принести тебе все необходимое.

Лиля отрицательно помотала головой, представляя, как он устал, да и к тому же отпускать куда-то Дамиана сейчас и снова оставаться одной ей категорически не хотелось.

– Я скоро, – мужчина улыбнулся и направился в ванную, оставляя Лилю наедине с чашкой успокаивающего чая и давая время спокойно переодеться. Рукава пижамы и штанины пришлось закатать, так как они были нереально большими. Хоть Лиля практически утонула в пижамной куртке, но тем не менее черная ткань, из которой была сшита пижама, была такой приятной и мягкой, что она еле сдерживала зевоту, осознав, что невероятно устала. Поэтому, быстро допив чай, девушка сразу же направилась к кровати, забралась под одеяло и закрыла глаза. Первые мгновения она честно пыталась бороться со сном, ожидая, когда Дамиан вернется, но усталость и переживания сделали свое дело. Но уже практически заснув, она почувствовала, что кровать прогнулась под весом мужчины, и его руки обняли ее, прижимая к сильному телу, а теплые губы слегка поцеловали в висок. Спокойно вздохнув, Лиля позволила себе окончательно расслабиться и заснуть глубоким сном.

Открыв утром глаза, девушка не сразу вспомнила о произошедшем вчера, но потом воспоминания вчерашнего вечера нахлынули на нее с новой силой: неожиданная пропажа Лели и то, что она ночевала не у себя в комнате, а в спальне Дамиана. Оглядевшись, она заметила, что в кровати она одна. Господина ректора не было. С одной стороны, Лиля испытала облегчение, потому что не понимала, как ей себя вести с ним. Что сказать? Просто «привет» или нужен официоз вроде: «доброе утро, господин ректор»? Напоминает какую-то дешевую мелодраму. Девушка провела ночь с мужчиной, но между ними ничего предосудительного не было. Да и ситуация с их отношениями непонятна с самого начала. Лиля лежала, уставившись в потолок и раздумывая о том, как теперь будут складываться их отношения. Понятно, что вчерашний вечер изменил их жизнь. И все шло к тому, что если бы не неожиданное вмешательство Кристиана, то они бы провели эту ночь вместе. И вряд ли бы ограничились просто совместным сном. Вспомнив, как она смело расстегивала рубашку мужчины под наплывом чувств, Лиля покраснела и засмущалась. А Дамиан? Что думает он об этом? Кажется, что вчера он для себя что-то решил, если захотел оставить ее у себя. А его страсть, с которой он вчера целовал и обнимал ее? И взгляд, от которого даже сейчас по телу бегут мурашки. Но, с другой стороны, если это просто страсть? Если вчера он просто поддался желанию, а, возможно, и духу соперничества? Замечала же она, что они с Иваром испытывают друг к другу явную ненависть. Могло его вчерашнее поведение быть обусловлено только тем, что он хотел насолить давнему недругу, отбив у него девушку? Эти мысли заставили сердце сжаться от боли. Если это так, то что ее ожидает дальше: будет ли мужчина проявлять к ней и дальше знаки внимания или сегодня утром он понял, что это была ошибка. Не поэтому ли Дамиан ушел до того, как она проснулась? Лиля, раздумывая об этом, чувствовала, как голова просто начинает закипать от обилия предположений. Но в какой-то момент она просто сказала себе: «Стоп! Хватит». Хватит гадать о том, что думает другой человек и что-то решать за него. Если он ушел до того, как она проснулась, значит, были на то причины. А сейчас у нее одна забота: найти Лелю и выяснить, что хотят от них похитители. Со своими чувствами и переживаниями она разберется позже. Решив, что сейчас ее внутреннее самокопание никаким образом не помогут лучшей подруге, Лиля решительно встала с кровати и направилась в кабинет, надеясь, что Дамиан находится там.

Господин ректор действительно оказался в кабинете и что-то писал, сидя за столом. Услышав, как открылась дверь, он оторвался от дел и, улыбнувшись, поздоровался:

– Привет. Как спалось?

– Привет, – Лиля поздоровалась, снова начав смущаться. – Спасибо. Отлично.

– Я не стал тебя будить, понимая, что тебе нужно отдохнуть, – Дамиан вышел из-за стола и подошел к Лиле. Выглядел он, как обычно: таким же собранным и подтянутым. – Понимаю, что тебе нужно переодеться, поэтому сейчас мы с тобой вместе переместимся в твою комнату, и я подожду, пока ты соберешься. А затем позавтракаем и решим, что делать дальше.

Лиля только кивнула в ответ, понимая, что слова тут не нужны. Мужчина был абсолютно прав. Дамиан между тем, вызвав арку индивидуального портала, привычно приобнял девушку, и спустя несколько мгновений они уже стояли в ее с Лелей комнате. Комната осталась прежней, но Лилю тут же охватила вина при взгляде на вещи подруги. Но, приказав себе не раскисать, она молча направилась к шкафу, чтобы выбрать подходящие брюки и рубашку, а затем зашла в ванную, собираясь привести себя в порядок. Умывшись и переодевшись, Лиля взглянула на себя в зеркало, отметив, что веки все же припухли и под глазами темные круги, но делать что-то со своей внешностью не хотелось категорически. Поэтому, причесавшись и заплетя простую косу, девушка, последний раз бросив быстрый взгляд в зеркало, вышла. Дамиан ждал в комнате, задумчиво глядя в окно. При ее приближении он обернулся:

– Готова?

Лиля кивнула и мужчина, снова активировав портал, переместил их обратно в кабинет. Тут уже он вызвал домового Нара, попросив принести им завтрак на троих. Лиля хотела уже спросить, почему именно на троих, но в этом момент Дамиан начертил в воздухе знак вызова, похожий на тот, каким магистр Бравиус вызывал в свое время господина ректора, когда они с Лелей только пришли наудачу в столице по странному адресу, где должна была находиться приемная комиссия ОМУМ. Догадавшись, что, скорее всего, Дамиан вызвал Кристиана, Лиля прошла к столику и двум креслам возле камина, где шустрый домовой Нар уже расставлял принесенный завтрак. Через несколько минут Нар, как обычно, исчез, пожелав им приятного аппетита. Но Кристиана пока не было, и Лиля, чтобы взбодриться, решила начать завтрак с чашки кофе. Дамиан в это время снова вернулся за стол и продолжил что-то писать. Лиля решила узнать, нужно ли ему что-то.

– Дамиан, – тихо позвала она, смотря на занятого делами мужчину. Тем не менее господин ректор услышал, поднял голову и вопросительно взглянул на Лилю. – Ты что-нибудь будешь?

– Да, кофе без сахара, – Дамиан чуть улыбнулся в ответ. – Прости, но мне нужно срочно написать пару сообщений и отправить их. Я скоро закончу и присоединюсь к тебе.

Лиля только кивнула, наливая ароматный напиток из принесенного домовым кофейника. Пока она разливала кофе и осматривала то, что домовой принес им на завтрак, дверь в кабинет открылась, и зашел мрачный Кристиан. Выглядел он неважно: лицо осунулось, взгляд был мрачен, а от привычной улыбки не осталось и следа. Не говоря ни слова, он прошел к камину и опустился в пустующее кресло рядом с Лилей. Она также молча протянула ему кофе. Парень принял чашку, в несколько больших глотков опустошил ее и протянул обратно. Поняв его без слов, Лиля снова наполнила чашку и подала другу:

– Крис, ты, кроме кофе, что-нибудь еще будешь? Парень, только отрицательно помотал головой, теперь уже маленькими глоточками отпивая кофе. Лиля, поняв его, молча подвинула к себе кашу с фруктами и начала есть. Некоторое время они так и сидели: Лиля потихоньку завтракала, Крис пил кофе, а Дамиан дописывал срочные письма. Как только господин ректор закончил и подошел к камину, Лиля протянула ему кофе. Молчание угнетало, но Лиля боялась заговорить первой, ожидая, когда этот непростой разговор начнет Дамиан. И действительно, как только она закончила завтракать, мужчина нарушил царившее в кабинете молчание:

– Крис, я бы хотел, чтобы ты правильно понял сейчас то, что мы тебе расскажем.

Кристиан при этих словах встрепенулся и посмотрел на друга, стоявшего возле камина и серьезно смотревшего на него. Лиля уже поняла, что Дамиан, как и она, догадался, что послужило причиной исчезновения Лели. И они оба знали, что с ее подругой не случится в ближайшее время ничего плохого. По крайне мере пока Лиля будет действовать по плану похитителей, выполняя их распоряжения.

– Ты хочешь сказать, что знаешь, где Леля и что с ней? – Крис приподнялся и с надеждой посмотрел на Дамиана, но, увидев, как друг отрицательно покачал головой, тут же снова осел в кресле. – Тогда о чем ты хочешь рассказать мне, и что я должен правильно понять?

– Я не знаю, где Леля сейчас, но знаю, что с ней все в порядке, и знаю, почему она пропала, – при этих словах Дамиан посмотрел на Лилю, но она только согласно кивнула ему головой. Крис этот жест уловил, и на мгновение его брови удивленно поднялись, когда он осознал, что и Лиля знает причину исчезновения Лели. Не говоря ни слова, он снова вопросительно посмотрел на Дамиана.

– Я склонен думать, что причина похищения кроется в Лиле и ее способностях, – Дамиан, произнеся это, посмотрел в упор на Криса, брови которого удивленно поднялись.

– Причем здесь Лиля? Что такого с ней, что из-за нее похищают мою девушку?

– Это длинная история, – вздохнул Дамиан, понимая, что все равно придется все рассказать.

– Ну, так я слушаю вас внимательно, – Кристиан выжидающе посмотрел сначала на Дамиана, а потом перевел взгляд на подругу.

– Надеюсь, ты помнишь такого мага огня, как Артур Нейвис? – начал нелегкий разговор Дамиан.

– Конечно, помню. Он оставил след в истории не только магии огня, – согласился Крис. – Но не понимаю, причем здесь граф Нейвис, если он, судя по источникам, исчез двадцать лет назад? Как он может быть связан с тем, что Лелю похитили?

– А связан он самым непосредственным образом, – Дамиан вздохнул. – Благодаря службе в тайном отделе, я знаком с его биографией и знаю, что он обладал весьма редким магическим даром. Он был Поглотителем. То есть мог поглотить любой магический дар, и на момент исчезновения он уже имел шесть полностью активных и используемых магических даров. Можно сказать, что он был единственным магом, который мог управляться со всеми стихиями сразу, а также использовать магию жизни и некромантию.

Кристиан, услышав эту информацию, тихо присвистнул, на миг даже перестав хмуриться, но потом снова недоуменно поднял брови:

– Пусть так. Информация, конечно, невероятная, но я все равно не понимаю, каким образом она связана со вчерашними событиями?

– Связана непосредственно, – Дамиан сделал паузу, посмотрев на Лилю. – Дело в том, что Лиля – дочь графа Нейвиса.

После слов господина ректора, в кабинете воцарилась тишина, и только Кристиан пристально и ошеломленно смотрел на Лилю. А она в ответ только грустно ему улыбалась. Подождав пару мгновений, Дамиан снова продолжил разговор:

– Хотя и мало кто был осведомлен, что граф служит в тайной канцелярии, а также еще меньше людей знали о его необычном даре, но все же его таинственное и внезапное исчезновение дает основания полагать, что некто был весьма осведомлен о его способностях. А теперь также осведомлен и о способностях его дочери. Точнее, этот таинственный некто думает, что знает о способностях Лили.

– То есть, ты хочешь сказать, что… – Крис не договорил, ошеломленно переводя взгляд с друга на Лилю.

– Да, Лиле передался дар ее отца, но немного в другой форме, – Дамиан улыбнулся, глядя на светловолосую девушку с черными, как ночь, глазами, которые не давали ему покоя последние несколько месяцев. – Но суть дара все равно осталась – Лиля может в потенциале управлять всеми стихиями и видами магии. Но сейчас пока у нее есть только три активированных магических дара.

– Вот это да! – протянул Крис. – Твою ж…

Лиля даже невольно улыбнулась на такую реакцию друга на ее секрет.

– А ты об этом знала все это время? – спросил уже у нее Крис.

– Да, знала.

– А к Дамиану ты ходила все это время учиться? – спросил, догадавшись, Кристиан и получив утвердительный кивок, протянул. – А я думал, что у вас тут шуры-муры, а ты учиться ходила…

Лиля, услышав это, чуть не поперхнулась чаем, на который перешла после завтрака, решив себя чем-то занять. И горячий чай казался ей отличным поводом сидеть молча. Сказать что-то в ответ она не успела, поскольку Крис опередил ее, продолжив:

– Хотя в итоге вы и так замутили, – махнул рукой парень, с насмешкой глядя на друга, который в этот момент делал вид, что рисунок на чашке с кофе весьма ему интересен. Лиля же сидела с пылающими щеками, маленькими глоточками отпивая чай, чтобы немного успокоиться.

– Ладно, – махнул рукой Крис, смотря на друзей. – Вы сами разберетесь со своими отношениями. Меня больше интересует то, что мы будем делать дальше.

– А дальше – мы будем пока ждать весточки от похитителей, – сказал Дамиан, ставя пустую чашку на камин.

– Ты хочешь действовать по указке этих сволочей? – недоуменно спросил Кристиан. – Конечно, нет, – покачал головой мужчина. – Но так у нас появится хоть какая-то информация, чтобы понять, что хотят похитители и сколько времени у нас есть в запасе. А дальше будет уже понятно, что надо предпринять. Эх, жаль, что мы никак не сможем узнать, хотя бы в каком мире она находится, – с горечью закончил фразу Дамиан.

– Неужели нет никаких способов узнать это? – тихо спросила Лиля, с надеждой глядя на мужчину.

– Только если у вас есть оборотень под рукой, который эмоционально связан с твоей подругой, – Дамиан смотрел на Лилю, печально качая головой.

Но у Лили при этих словах словно переключатель сработал, и она взглянула на Кристиана с шальной улыбкой. Он же сначала смотрел на нее недоуменно, а потом тоже заулыбался. И они уже вдвоем уставились на Дамиана с улыбками до ушей, невольно заставляя его нахмуриться и с недоверием смотреть на друзей, которые ни с того, ни с сего развеселились.

– Только не говорите, что у вас есть такой оборотень?.. – недоверчиво протянул Дамиан, правильно истолковав их радостные улыбки.

– Да, есть, – Лиля кивнула, довольная. – Это Рин, владелец таверны «Злой кабан». Он дал совсем недавно Леле лунную клятву и даже половину своего амулета подарил.

И Лиля рассказала Дамиану всю историю о том, как у Лели оказалась половина амулета жизни оборотня. По мере того как Лиля рассказывала всю историю с подробностями, Дамиан сначала недоверчиво смотревший на них, под конец уже просто весело улыбался, никак не комментируя рассказ. Но в глазах его снова загорелась жажда деятельности, и было заметно, что он уже обдумывает какой-то план. Но пока не стал о нем рассказывать, предпочитая все сначала хорошенько обдумать.

– Ну, что же, – Дамиан качнулся с пятки на носок и посмотрел на Криса. – Это все меняет и дает нам шанс начать игру по нашим правилам.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Крис.

– Начало наших планов не меняется: в любом случае мы ждем весточки от похитителей. Не думаю, что они надолго нас оставят в неведении. Максимум завтра мы уже будем знать, что они от нас ожидают. Ну, а мы не будем просто сидеть и начнем свою партию. В первую очередь, нам с тобой Крис нужно сходить к вашему Рину и пообщаться. А уж после этого мы окончательно решим, что будем делать дольше.

– Согласен, – кивнул Кристиан.

А Лиля переводила взгляд с одного мужчины на другого, ожидая услышать, что делать ей. Дамиан, опередив ее вопрос, посмотрел ей в глаза:

– Лиля, мы не можем рисковать тобой. Поэтому я прошу тебя остаться здесь, в моем кабинете. Я поставлю дополнительную защиту к уже существующей. Так я буду более уверен в том, что с тобой ничего не случится.

Девушке ничего не оставалось, как согласиться, поскольку она понимала, что эти меры предосторожности совсем не лишние. Поэтому она только со вздохом кивнула. А мужчины принялись собираться и обсуждали то, как они будут действовать. Через несколько минут, закончив обсуждение плана, Дамиан, подойдя к Лиле, посмотрел ей в глаза, но ничего не сказал. Только на пару секунд замер, видимо ставя дополнительную защиту на кабинет. Затем, наказав еще раз, чтобы она никуда не выходила, мужчины покинули кабинет, обсуждая на ходу свои будущие действия. Лиля только молча посмотрела им в след, думая о том, чем ей заняться в эти часы ожидания. Вспомнив, что у Дамиана оставались ее книги и учебники, решила почитать их, чтобы скоротать время и не нервничать лишний раз. Открыв учебник по некромантии, она горько усмехнулась. Да, не так она ожидала провести каникулы. Но что поделаешь, так, по крайне мере, хотя бы отвлечется немного.

Задержались мужчины в городе до самого вечера, так что Лиля себе уже места не находила. Учебники уже через несколько часов вызывали у нее только отвращение и тошноту, а без них становилось совсем тоскливо. Она даже попыталась отвлечься обедом, но потом вспомнила, что выходить ей нельзя и придется голодать. Позвать Нара, как делал это Дамиан, она не решилась, поскольку не считала себя вправе делать это. Все же она не господин ректор, и будет ли ее слушать домовой из столовой – неизвестно. Интересно, что сейчас делают их с Лелей друзья и чем заняты? Ведь они хотели все вместе поехать в загородный дом Криса и провести там все две недели каникул. Нахмурившись, она думала о том, сказал ли Крис друзьям о том, куда они все подевались, и почему планы были нарушены. А Лиесса с Раяной? Что будет, когда они узнают, что обе их подруги пропали? Когда ей уже надоело читать, лежать и сидеть, Лиля принялась ходить по кабинету Дамиана, потому что тревога опять поселилась в ее сердце. Но теперь эта тревога уже была и за мужчин, ушедших еще утром и до сих пор не вернувшихся из города. За окном уже стемнело, и загорелись фонари. Она в очередной раз себя накручивала, начиная представлять всякие ужасы, которые произошли с Дамианом и Крисом в городе. Все чаще посматривая на дверь, Леля уже раздумывала, не пойти ли ей самой в таверну к Рину. В этот момент за дверью послышались шаги и, спустя минуту, в кабинет зашел припорошенный снегом Дамиан. Сняв верхнюю одежду, он обернулся с улыбкой к Лиле, замершей возле кресла. Несколько мгновений они просто смотрели друг другу в глаза, а затем мужчина стремительно преодолел расстояние до девушки, чтобы сразу же, взяв ее руки, сначала поцеловать каждую ладонь, а затем, притянув к себе ближе, накрыть губы нежным, но страстным поцелуем. Лиля сначала растерялась, но потом прильнула ближе к любимому мужчине, обнимая его и одновременно растворяясь в своих чувствах и ощущениях. Неизвестно к чему бы могли привести их горячие объятия, но Дамиан неожиданно прервал поцелуй и улыбнулся, по-прежнему не выпуская ее из кольца своих рук. Только сейчас, когда мужчина перестал целовать ее, Лиля снова стала воспринимать реальность и услышала отчетливо раздававшийся стук в дверь. Перед тем как выпустить ее из объятий, Дамиан еще раз нежно поцеловал и только потом сказал достаточно громко:

– Входите.

Дверь сразу же открылась, и в нее сначала просунулась голова Криса, а затем уже появился на пороге и он сам. За ним сразу же зашел еще один посетитель, при виде которого Лиля радостно улыбнулась и направилась к вошедшему, чтобы тут же повиснуть у него на шее, одновременно обнимая его и здороваясь.

– Рин! Как я рада тебя видеть! – Лиля прижалась к оборотню, искреннее радуясь встрече. – Как дела?

– Привет, Лиля! Хорошо, – Рин, также улыбаясь, приобнял девушку. – Ты бы так не обнимала меня, а то мне еще жить хочется.

Лиля сначала не поняла, что имел в виду их друг-оборотень и, отстранившись, взглянула на него, но он в этот момент смотрел куда-то за ее спину, старательно отодвигаясь от девушки. Обернувшись, она проследила за его взглядом и заметила, что Дамиан нарочито расслабленно стоит, опершись на камин, но его жесткий взгляд в этот момент был прикован к Рину. Заметив, что Лиля смотрит на него, господин ректор улыбнулся ей и снова перевел взгляд на Рина, и в нем читалось простое и молчаливое предупреждение. Кристиан попытался сгладить напряжение, повисшее в воздухе:

– Ну и проголодался же я, – обратился он к Дамиану. – Может, мы перекусим что-нибудь, а?

– Да, я тоже бы поела, – пробурчала Лиля. – А то весь день сидеть тут без еды – занятие не из приятных.

Дамиан, услышав это, удивленно посмотрел на девушку:

– Ты ничего не ела, пока нас не было?

– Нет, только читала учебники, – язвительно ответила Лиля. – Да у тебя же и еды нет в кабинете, только алкоголь.

Услышав это, Кристиан весело хмыкнул, садясь в одно из кресел, стоявших возле камина, и уставился на парочку с азартным предвкушением надвигающейся «разборки». А Рин, тем временем, по-тихому пробрался поближе к другу и встал, облокотившись на спинку его кресла, не вмешиваясь в разговор и внимательно посматривая своими звериными глазами на друзей.

– А почему ты не попросила Нара принести тебе обед? – казалось, Дамиан искренне недоумевал, почему Лиля не попросила домового, как обычно, принести еду в кабинет.

Промолчав, Лиля мрачно взглянула на Дамиана и демонстративно села в кресло.

– Так почему? Зачем нужно было морить себя голодом? – казалось, Дамиан не успокоится, пока не поймет, почему Лиля не обедала. Он пронзал девушку взглядом, выражающим явное неудовольствие.

– Потому, – просто ответила Лиля, быстро взглянув на Дамиана. Ее ответ заставил мужчину еще больше нахмуриться, глаза его опасно блеснули. Было заметно, что еще немного и он взорвется. Но через мгновение Дамиан, сделав над собой усилие, успокоился или сделал вид, что успокоился:

– Так, ладно. Потом разберемся, – Дамиан недовольно посмотрел на девушку, но продолжать расспросы все же не стал. – Нар!

Через пару мгновений появился домовой Нар, вежливо, как всегда, поприветствовал господина ректора и его гостей, и, выслушав пожелания, исчез, чтобы через некоторое время вернуться с полным подносом разнообразной еды. Лиля, помогая домовому расставить блюда, спросила присутствующих:

– Так вы расскажете, какие у нас новости? – Лиля по очереди посмотрела на каждого из мужчин. – И, кстати, если вы были у Рина, то почему голодные?

Этот вопрос, в первую очередь, адресовался оборотню, поскольку именно он был хозяином таверны и готовил потрясающе вкусные блюда.

– Так решил лорд Блэкмор: сначала дела, а потом ужин, – ответил Рин, бросив мимолетный взгляд на Дамиана. Но взгляд этот был полон не обиды или неудовольствия, в нем явственно можно было различить уважение и даже некоторую опаску.

– Поэтому он, Лиля, заставил нас голодать, – скривил жалостливую рожицу Кристиан, пытаясь разрядить обстановку и одновременно набрасываясь на принесенные домовым кушанья. Его примеру последовали остальные. Даже Рин взял какие-то закуски, чтобы не выделяться. Некоторое время никто не разговаривал: все сосредоточенно ели, поскольку за день изрядно проголодались, а Кристиан, так вообще, уминал за двоих. Утром-то он отказался от завтрака, пообедать не пришлось, а поскольку появилась надежда на быстрое спасение Лели, аппетит снова вернулся к нему в двойном, если не в тройном, размере.

Лиля быстрее всех утолила голод и теперь с нетерпением ждала рассказа мужчин, но и не торопила их, давая возможность насытиться и перейти к беседе, которая вряд ли будет приятной и легкой. Через некоторое время мужчины утолили аппетит, и Дамиан попросил домового убрать пустые тарелки и принести напитки. Только разлив чай и кофе, они все поняли, что пришло время разговора. Лиля выжидательно уставилась на Дамиана, а затем перевела взгляд на Криса и Рина.

– Рассказывайте, – не выдержав затянувшегося молчания, поторопила Лиля.

– Мы выяснили, в каком мире находится Леля, – Дамиан, сказав это, улыбнулся Лиле, видя ее радость и облегчение. – Она находится в мире, который называется Меренга. И мы в самое ближайшее время собираемся навестить этот мир и отыскать твою подругу.

– Ну, это же замечательно! – воскликнула Лиля. – Значит, нам нужно как можно быстрее собраться и направиться в этот мир, чтобы спасти Лелю.

– Не все так просто, – тихо произнес Кристиан и посмотрел на Лилю. Она недоуменно подняла брови, молчаливо прося пояснить сказанное, но ответил ей не Крис, а Дамиан:

– Это мир, в котором всего два государства. Жители одного из них не владеют магией, а вот магия жителей второго – неизвестна и не изучена. По результатам тех немногочисленных наблюдений, которые проводились, можно утверждать, что маги, живущие там, относятся к темным магам.

После этих слов Лиля вздрогнула, представляя себе новый таинственный мир, таящий множество опасностей. Но тем не менее подруга сейчас там, и она, Лиля, не имеет права пугаться чего-либо.

– И что? – Лиля подняла взгляд на Дамиана, решив для себя, что никакие таинственные темные маги ее не остановят. – Пусть этот мир такой, и он не изучен, но там моя лучшая подруга, которая мне как сестра, Дамиан. Я не могу оставаться в стороне.

– Лиля, этот мир не для неподготовленных девушек-первокурсниц! – казалось, он пытается вразумить девушку и донести до нее весь смысл опасности этого мира. – Не может быть и речи о том, что ты пойдешь туда!

– Пойду! – вздернув подбородок, упрямо ответила Лиля и с вызовом посмотрела на мужчину, снова напоминающего вулкан, который вот-вот взорвется.

– Я говорил, что она не согласится остаться здесь, – хмыкнул Крис, взглянув на друга, уже готового в любую минуту «вскипеть».

– Ты. Никуда. Не пойдешь, – раздельно произнес Дамиан, выражая таким образом предельное недовольство.

– Пойду, – упрямо и бесстрашно произнесла девушка, не смотря на яростный взгляд господина ректора, который он бросил на нее.

– Э-э, думаю, мы с Рином пойдем, – выпалил Крис, вскакивая с кресла. – Нам нужно вещи собрать в дорогу и дела срочные закончить. А вы тут, как решите все, – свистните нам, хорошо?

Затем Крис и прячущий улыбку Рин быстро ретировались с места надвигающейся бури, но участники предстоящей баталии вряд ли заметили их уход: в это время они были поглощены поединком непримиримых взглядов. На миг Дамиан прикрыл глаза и спросил нарочито спокойным тоном:

– Объясни мне, почему ты не хочешь послушать меня и не рисковать лишний раз?

– Потому что я должна это сделать, Дамиан, – тихо ответила Лиля, также успокаиваясь и пытаясь все объяснить. – Ты не понимаешь.

– Так объясни мне, – Дамиан устало потер глаза и посмотрел на девушку уже без злости, а с грустью.

Лиля, не говоря ни слова, встала с кресла и подошла к Дамиану, встав очень близко, и заглянула в его глаза, чтобы увидеть, как расширяются зрачки, и все более завораживающе пляшут золотистые искорки в их глубине. Мужчина внимательно смотрел на нее, ожидая, когда она начнет говорить.

– Мне нужно там быть, понимаешь? И дело не только в том, что я люблю Лелю, как никто другой в этом мире или в каком-то другом. Только я ей смогу помочь.

– Почему ты решила, что только ты сможешь помочь? Неужели ты не доверяешь мне?

– Не в этом дело, – пыталась убедить господина ректора Лиля. – Просто это пророчество.

– Какое еще пророчество? – изумился Дамиан.

– Пару месяцев назад я побывала у гадалки в городе, и она дала мне пророчество, в котором помимо прочего говорилось о том, что Леле скоро будет угрожать опасность, и только я смогу ей помочь, и не потому, что я какая-то сильная магиня. Возможно, дело в том, что мы из одного мира, или просто нужна будет именно моя помощь, – Лиля, договорив, посмотрела на Дамиана, но он никак не среагировал на ее слова и некоторое время спокойно смотрел на нее, но вдруг спросил совсем уж неожиданное:

– Ты знаешь что-нибудь о светских законах Леварии, помимо того, о чем я вам рассказывал на занятиях?

– Наверное, нет… – в замешательстве ответила Лиля, глядя на мужчину. – А к чему ты это спросил?

– К тому, что пять лет назад наш король издал закон, который запрещает гадалкам и вещателям всех мастей появляться на территории нашего государства под страхом смертной казни. И за последние несколько лет все салоны гаданий закрылись, и уж тем более их нет в столице.

– Ну, ты же не думаешь, что я лгу тебе? – с вызовом спросила Лиля. – Я действительно была в салоне у гадалки.

Дамиан в ответ только улыбнулся и пошутил:

– Все, что касается тебя, меня давно уже не удивляет! Никакие странные стечения обстоятельств и события.

В ответ Лиля только насупилась и обиженно поджала губы.

– Хорошо, – со вздохом согласился Дамиан, глядя на девушку, стоявшую рядом и нервно кусающую губы. – Наш король не просто так все салоны гадания извел. Пренебрегать их советами никому не стоит.

– А почему король приказал убрать все салоны гаданий?

– Давай я тебе эту историю потом расскажу, хорошо? – Дамиан вздохнул, а потом продолжил:

– Ты едешь с нами, – и увидев довольный взгляд девушки, тут же добавил:

. – Но в путешествии слушать меня беспрекословно!

Видя, как девушка согласно кивает головой, господин ректор улыбнулся и, протянув руку, пригладил выбившийся из Лилиной прически локон, продолжая задумчиво улыбаться. А у Лили в этом момент перехватило дыхание и замерло сердце от простой ласки и от того, что мужчина стоял так близко и они были совершенно одни. Но тут Дамиан нахмурился и, взглянув на нее, спросил:

– Так все-таки объясни мне, почему ты не обедала сегодня?

Лиля, уже забывшая об этом, опустила глаза, не зная, как ответить на этот вопрос. Как сказать мужчине, что она не считает себя вправе распоряжаться в его кабинете, гоняя домовых за обедом и ужином. Да и к тому же нет уверенности в том, что именно и о чем подумают домовые. Или никого здесь не интересует мнение домашней нечисти? Ну кто она такая, чтобы давать распоряжения местным поварам? Она всего лишь студентка, влюбленная в своего ректора. Но, конечно, всего этого Лиля не сказала Дамиану, а стояла молча, кусая нервно губы и пытаясь придумать вразумительную отговорку. Господин ректор же в этот момент снова почувствовал неудовольствие от того, что девушка молчит и не разъясняет ему причины своего голодания. И вряд ли они связаны с сохранением фигуры, поскольку он понимал, что не ела она явно по какой-то другой причине. А вот что за причина – никак не получалось выяснить. Дамиан вздохнул про себя, прося богов дать ему терпения, а заодно и немного разума, потому что все, о чем он мог думать в этот момент, – это то, как Лиля соблазнительно прикусывала нижнюю губу и стояла так близко, что он чувствовал ее запах, который вызывал у него возбуждение и навязчивые мысли о том, чтобы сначала зацеловать эти манящие губки, а затем подхватить девушку и без слов унести в спальню, чтобы там… Еще раз вздохнув, Дамиан отогнал от себя чарующие мысли усилием воли, думая, что вряд ли Лиля сейчас готова к чему-то подобному с его стороны. На фоне всех переживаний из-за подруги, а также беспокойства по поводу предстоящей поездки, вряд ли его домогательства будут уместны. Но внутренний голос нашептывал: «Но еще позавчера она таяла в твоих объятиях и явно хотела продолжения…» Возможно, это была атмосфера праздника, да и к тому же последние события явно не располагали к продолжению. «Но ты же можешь проверить?» – нашептывал голос. – «Цыц!»

В этот момент Дамиан, видимо, довольно отчетливо скривился, и Лиля недоуменно посмотрела на него.

– Да так, мысли нехорошие всякие, – попытался уйти от ответа мужчина, заставляя свое желание утихнуть, переключившись на то, что необходимо закончить срочные дела для поездки в Меренгу. – Когда ты планируешь ложиться спать?

Лилю вопрос Дамиана застал немного врасплох: с одной стороны, она понимала, что этой ночью она опять останется в его спальне, но означает ли это, что ей нужно готовиться к чему-то? Сегодня она не устала как вчера, и скорее всего так быстро не заснет. При мысли о том, что, возможно, сегодня они зайдут туда, куда хотели прийти во время праздника, когда так настойчиво раздевали друг друга, не стесняясь и не смущаясь, ей стало невероятно жарко, и что-то сладко сжалось внизу живота, согревая кровь, и заставляя дыхание учащаться и рождая желание прямо сейчас подойти к любимому мужчине ближе, чтобы так же, как и тогда, не стесняясь, снять с него и камзол, и рубашку. Дальше в своих мыслях Лиля не пошла, поскольку настолько живо представила себе эту картину, что уже еле держалась, чтобы не выполнить свое намерение, чуть качнувшись к мужчине, но тут ее остановили слова господина ректора:

– Я сегодня лягу поздно. Перед отъездом нужно закончить все срочные дела, написать письма и предупредить начальство о том, что меня не будет минимум неделю.

На Лилю как будто вылили ушат холодной воды. Желание, одолевавшее ее еще секунду назад, вытеснила такая жгучая обида и разочарование, что на глаза навернулись слезы. Но она быстро взяла себя в руки, не желая показывать, как ее обидели его слова и отсутствие интереса к ней. Поэтому она, собравшись с силами, проговорила:

– Да, я немного устала сегодня и вчера из-за всех волнений. Наверное, пойду отдыхать, но сначала приму ванну. Ты же не против?

– Да-да, конечно, – выдавил из себя Дамиан, слишком живо представляя себе то, как Лиля будет принимать ванну, а он будет сидеть за своим столом в это время, хотя предпочел бы сейчас эту ванну разделить с ней. Еле сдержав стон, он развернулся в сторону своего стола, собираясь честно делать вид, что он занят до позднего часа.

Лиля же, обиженно поджав губы и взяв свою пижаму, в которой спала прошлой ночью, направилась в ванную, чтобы спокойно понежиться в теплой воде и немного всплакнуть от обиды и разочарования.

Дамиан сдержал свое слово и лег спать только тогда, когда переделал не только все срочные дела, но и среднесрочные, а также те, которыми можно было заняться и через полгода, а также когда был уверен, что Лиля точно уже спит. Перед тем, как откинуться на подушки, он приподнялся на локте и долго смотрел на девушку, спящую на его кровати. В свете луны волосы ее серебрились, а брови и ресницы казались еще темнее. Она тихо и размеренно дышала, изредка хмурясь во сне. А он все продолжал смотреть на нее, думая о том, почему именно она заставила его изменить своим принципам и убеждениям. Что такого в ней было, и чем она отличалась от всех тех, кто был у него до этого? Как так получилось, что она пробралась в его сердце и прочно обосновалась там, заставляя терять голову от ревности и осознания того, что кто-то другой, а не он, будет целовать и обнимать ее. Что он чувствовал к Лиле, он и сам не знал. Любовь? Да нет, смешно. Он всегда знал, что неспособен полюбить. Более того – он не может любить. Но почему же тогда ее чувства и желания заботят его сейчас больше, чем собственные? Вздохнув, Дамиан лег, закинув руку за голову, и задумался. Что с ними будет? Сейчас он не знал, что готов предложить этой спящей рядом с ним девушке. Да и готов ли он что-то предлагать? Так и не решив для себя ничего, мужчина задумался о предстоящей поездке, а затем все же сказалась усталость, и его сморил сон. Во сне он почему-то оказался в роскошном, но незнакомом ему зале дворца, который был великолепен: огромная площадь разбавлялась колоннами и анфиладами. Роскошь зала поражала, а наверху он заметил не потолок, а самое настоящее небо, не закрытое никаким куполом или крышей. Тут он услышал голоса, которые, казалось, раздавались совсем недалеко, и решил пойти на звук, чтобы узнать, где он и как он тут оказался. Но идти пришлось довольно долго – благо, что голоса не замолкали, и он не сбивался в направлении. Через некоторое время он и впрямь вышел в более широкую часть зала, на противоположном конце которого располагались три высоких кресла, на которых сидели и разговаривали между собой двое: мужчин и женщина. Женщина, сидевшая между двумя мужчинами, разговаривала с одним из них, повернув к нему голову. Дамиан решил подойти ближе, чтобы разглядеть все, как следует, а заодно и задать свои вопросы. Уже на полпути к хозяевам огромного зала, господин ректор увидел, как женщина, закончив что-то говорить своему собеседнику, повернула голову и посмотрела прямо на него. От удивления Дамиан невольно замедлил шаги, не сводя глаз с незнакомки. Но тут же услышал ее голос, который звучал так громко, как будто она стояла рядом, а не сидела в отдалении:

– Что же ты встал? Проходи, раз пришел в гости.

После ее слов на него одновременно посмотрели сидевшие на соседних креслах мужчины. Он даже издалека видел их снисходительные улыбки. Но мужчины молчали, хотя и чувствовалось в том молчании что-то вроде насмешки. На мгновение Дамиан разозлился, но потом сразу же успокоился и, холодно посмотрев на сидевших, двинулся дальше в направлении кресел.

– А он не из робкого десятка! – воскликнул один из мужчин, жгучий брюнет с черными глазами и такой же иссиня-черной густой бородой.

– Пожалуй, соглашусь с тобой, – произнес другой мужчина с ярко-медными волосами и пронзительными темно-серыми глазами. – Посмелее, чем этот.

На последней фразе мужчина презрительно скривил рот и скосил глаза куда-то вниз и чуть вбок. Дамиан, который в этот момент практически дошел до постамента, на котором возвышались кресла с сидящими, взглянул туда, куда смотрел Медный. Сначала, издалека, ему показалось, что что-то пестрое, лежавшее у ног женщины, является частью ее одеяния, но приглядевшись, он увидел, что это – человек, который распростерся у ее ног, обняв их и прижавшись к ним лицом. Прислушавшись, Дамиан даже смог различить его шепот:

– Богиня, моя Богиня!

Приглядевшись к распростертому человеку, Дамиан заметил светлые волосы, но лица лежащего было не видно. Когда господин ректор перевел взгляд с лежащего и что-то бормочущего человека на сидевших в креслах, то удивился, увидев на лицах мужчин предвкушающую улыбку. Женщина же, прямо перед которой он остановился, не улыбалась, но смотрела прямо на него, то ли ожидая чего-то, то ли раздумывая. Дамиан тоже молчал и продолжал буравить взглядом женщину.

– Зачем пришел? – наконец спросила она мелодичным голосом, улыбнувшись так, что господин ректор почувствовал, как замерло и затем понеслось вскачь его сердце. Но в ответ он только пожал плечами, не зная, что ответить. Он не понимал, что делает здесь.

– Ставлю на него, – внезапно сказал черноволосый бородач. – Он кажется мне более интересным, несмотря на некоторую заторможенность.

– Ну, а я тогда на этого, – сказал Медный, как окрестил его про себя Дамиан, кивнув на лежащего возле кресел мужчину. – Он не такой бесстрашный, но зато хитрый и изворотливый и точно ради нашей Богини сделает, что угодно, в отличие от этого. Он еще и сам не решил, что ему важнее всего, так? – при этих словах Медный покосился на Дамиана и подмигнул ему. А господин ректор, слушая эти речи, только сжал недовольно губы и зло сощурил глаза, не собираясь отвечать говорившему. А Медный тем временем продолжил, уже глядя на женщину, все еще молчавшую.

– Но решать то все равно тебе, дорогая.

Женщина слегка улыбнулась, по-прежнему глядя на Дамиана, а у него от ее улыбки опять сладко екнуло сердце.

– Ну ладно, довольно, – женщина вдруг встала с кресла и тот, кто лежал у ее ног также поднялся с пола и повернулся к Дамиану. В этот момент господин ректор, можно сказать, впервые был сильно поражен и потерял свою невозмутимость – в человеке, который только недавно буквально валялся в ногах женщины, он узнал своего недруга, бывшего когда-то его лучшим другом – герцога Ивара Клайтона. Бывший друг посмотрел на Дамиана колючим, враждебным взглядом, а затем процедил чуть слышно:

– Она моя, слышишь?

Женщина в этот момент с неудовольствием посмотрела на герцога:

– Довольно, я сказала, – после этих слов она взмахнула рукой, и зал закружился, а спустя пару мгновений Дамиан уже открыл глаза в своей спальне и еще несколько секунд переживал последние мгновения своего странного сна, в котором перед ним стояло лицо женщины, которое, как две капли воды, было похоже на лицо Лили. Осознав это, он быстро огляделся, чтобы тут же с облегченным вздохом откинуться на подушку – Лиля спала по-прежнему рядом с ним, в его спальне, примыкающей к кабинету в ОМУМ. Теперь она лежала лицом к нему, свернувшись в комочек и подложив ладошку под щеку. Ласково проведя ладонью по ее распущенным волосам, Дамиан обнял девушку, вдыхая ее чарующий запах. Лиля, не проснувшись, прижалась к Дамиану и, уткнувшись к нему подмышку, засопела. Дамиану же не спалось: странный сон выбил его из колеи своей необычностью и удивительными совпадениями. Почему Лиля была в нем в образе богини? Что это значит? Дамиан понимал, что этот сон непростой, и явно сегодня во сне он оказался не в обычном дворце, а побывал в обители богов. А то, что там была Лиля, а не кто-то, кто просто перенял ее облик, Дамиан понял каким-то шестым чувством. Но она была так не похожа на себя! Обычно веселая и непосредственная девочка, во сне она была какой-то величественной, даже надменной… и такой холодной. При вспоминании об этом, Дамиан даже вздрогнул и взял ладошку лежащей рядом девушки, чтобы убедиться, что она такая же теплая и мягкая, как и всегда, а ему все просто показалось. Прижав руку лежащей рядом девушки к своей груди, Дамиан закрыл глаза, наслаждаясь тем, что она лежит сейчас рядом, тихо и размеренно дышит. Мужчина и сам не заметил, как убаюканный теплом и размеренным дыханием любимой провалился в сон.

Утро встретило Лилю солнечным лучиком, скользившим по лицу и согревающим своим теплом ее прикрытые глаза. Сонно моргнув, она отвернулась от настырного луча и тут же уткнулась в обнаженное плечо спящего рядом мужчины. Чуть приподняв голову, она окинула взглядом лицо Дамиана, убедившись, что он действительно спит и ее внимание к нему останется незамеченным. Рассмотреть его она решила чуть позже, когда аккуратно попробует убрать свою ладонь, которая почему-то покоилась у мужчины на груди и в его руке. Аккуратно освобождая свою ладонь, Лиля следила за лицом мужчины, пытаясь не пропустить тот момент, когда он проснется от ее неосторожного движения. Но Дамиан только вздохнул, чуть нахмурив брови, когда она все-таки освободила руку и снова внимательно посмотрела на него. Сейчас во сне он был более расслаблен, чем обычно, но все равно немного хмурился. Лиля еще раз окинула взглядом его лицо, отмечая и запоминая каждую черточку. Его ресницы и брови, оказывается, были немного темнее, чем волосы, а губы, которые не так давно целовали ее, были, как казалось самой Лиле, необычайно красивыми, и ей так хотелось прямо сейчас дотронуться до них пальчиком, легкими прикосновениями обрисовывая их идеальный контур. Но она сдержала себя, не желая будить мужчину, решив, что лучше пусть он еще немного отдохнет. Лиля решительно опустила взгляд ниже, одновременно предвкушая и страшась увидеть, что на Дамиане нет одежды. Но ее страхи (или ожидания?) не оправдались – на мужчине были надеты такие же, как и у нее, пижамные брюки. Если честно, вряд ли ей хватило бы смелости заглянуть за край покрывала, поэтому Лиля могла детально рассмотреть только верхнюю часть тела спящего мужчины. Тогда ночью в кабинете, когда она, неосознанно блуждая во сне, впервые увидела господина ректора без рубашки, она, конечно, смогла в тусклом свете магического светильника оценить и ширину его плеч, и перекатывающиеся под кожей мускулы. Но сейчас при ярком дневном свете она могла спокойно наслаждаться прекрасным зрелищем, лаская взглядом его широкие плечи, гладкую загорелую кожу с небольшими следами старых шрамов, его широкую, размеренно поднимающуюся грудь, а также подтянутый живот с манящей узкой полоской светлых волос. Желание прикоснуться к мужчине и провести рукой по его прекрасному телу было очень велико, но Лиля сдержалась, продолжая лишь рассматривать Дамиана. Почувствовав, что даже такое невинное занятие привело к учащенному дыханию, сердцебиению и сладкой пульсации внизу живота, девушка решительно отодвинулась от любимого, чтобы затем тихо встать с кровати, не тревожа его. Бросив еще один взгляд на спящего, но оттого еще более притягательного мужчину, Лиля тихими, крадущимися шагами проследовала в ванную, чтобы умыться и привести себя в порядок.

Дамиан проснулся оттого, что в голове раздался тревожный звоночек, оповещающий, что на территорию его кабинета от неизвестного адресата поступило сообщение, отправленное магическим путем. В один миг соскочив с кровати, мужчина обеспокоенно огляделся в поисках Лили, но ее в спальне не оказалось. Дамиан хотел было уже осмотреть кабинет или запустить сканирующее заклинание, но в этот момент услышал звук льющейся воды в ванной и потянул за ручку ее двери. Та, на удивление, оказалась не заперта, и в приоткрывшемся пространстве ванной комнаты, благодаря большим зеркалам, он увидел стоявшую к нему спиной Лилю, по обнаженному телу которой сбегали горячие струйки воды. Девушка, несомненно, не замечала неожиданного вторжения, поскольку глаза ее были закрыты, а на лице блуждала довольная улыбка. У Дамиана от представшего перед ним зрелища перехватило дыхание. Он не сразу поспешил ретироваться, а еще несколько мгновений с наслаждением рассматривал тонкую шею и изящные руки Лили, поднятые вверх так, что высокая и красивая грудь ее стала еще привлекательнее, а округлая попка и нежный животик приковывали к себе его жадный взгляд. Поймав себя на том, что уже собирается войти в ванную и присоединиться к обнаженной девушке, Дамиан резким движением закрыл дверь и прислонился лбом к стене, пытаясь немного охладиться и успокоить разыгравшееся воображение. Потом он вспомнил, что что-то разбудило его. Но вот что? Переведя дыхание, господин ректор прислушался к своим ощущениям. В голове по-прежнему звенел тревожный колокольчик, оповещающий о неожиданной корреспонденции. Пройдя в кабинет, мужчина разрешил магическому сообщению пройти защиту и теперь наблюдал, как в воздухе материализовался небольшой конверт и плавно опустился на поверхность его рабочего стола. Подойдя к столу, Дамиан увидел на конверте отчетливую надпись «Лилии». Сканирование письма не показало никаких магических неприятных добавок в виде проклятий, заклинаний подчинения или каких-либо скрытых заклинаний – просто обычное письмо, отправленное адресату магическим путем. Догадываясь уже, о чем это письмо, Дамиан нахмурился, раздумывая, говорить ли о нем Лиле, или лучше прочитать сообщение без нее, но потом решил, что будет несправедливо держать ее в неведении относительно условий освобождения ее лучшей подруги. Пока он раздумывал, как лучше сообщить девушке о пришедшем послании, открылась дверь, ведущая в кабинет, и на пороге показалась сама девушка с влажными после душа волосами, но уже одетая и причесанная. Воспоминания о виденном ранее снова накатили на Дамиана, но он, подавив в себе вспыхнувшую было снова страсть, поздоровался с Лилей как ни в чем не бывало:

– Доброе утро.

– Доброе утро, Дамиан, – казалось, Лиля была немного смущена и старалась не смотреть на мужчину, который сейчас стоял напротив нее в одних пижамных брюках.

– Прости. Я сейчас быстро схожу в душ и вернусь, – Дамиан понял, что возможно смущает девушку своим неодетым видом и в который раз похвалил себя за проявленную сдержанность. – Нам есть, что обсудить, – сказав это, мужчина кивком головы указал на стол, на краю которого продолжало лежать послание. – Это пришло сегодня утром. Думаю, что, прочитав его, мы узнаем, где Леля, и что от тебя нужно похитителям.

Лиля сначала испуганно посмотрела на Дамиана, а потом решительно направилась к столу, собираясь прочитать послание, чтобы хоть немного успокоить сердце, которое все это время болело за Лелю. Дамиан и не пытался ее остановить, решив, что пусть девушка прочитает это послание первой, к тому же оно для нее не представляет опасности. Уж он-то это точно знает! Поэтому пока можно по-быстрому освежиться, и потом уже за завтраком они обсудят все изложенные похитителями условия.

Через некоторое время, когда Дамиан, уже одетый, вошел в кабинет, первое, что бросилось ему в глаза, это Лиля, стоящая возле окна и задумчиво смотревшая на усыпанную снегом площадь. Опасаясь, что в письме все же оказались какие-то неприятные новости, пусть даже и не магического характера, мужчина подошел к Лиле и внимательно вгляделся в ее лицо. Нет, она не плакала, но задумчиво смотрела вдаль. При этом глаза ее были полны не только грусти, но и какой-то холодной решимости. И он невольно вспомнил свой сегодняшний сон, где видел Лилю такой же холодной, неприступной и жесткой. Девушка, взглянув в глаза мужчины, молча отдала ему небольшой лист, который, видимо, находился в присланном конверте, а сама прошла вглубь кабинета, чтобы сесть в свое любимое кресло.

Дамиан взял письмо и, развернув лист, вчитался в написанный текст: «Дорогая Лилия! Простите, что пришлось позаимствовать Вашу подругу на некоторое время. Но уверяю Вас, что с ней ничего не случится. По крайне мере пока Вы не решите обмануть меня и не выполнить оговоренные условия. А условия у меня будут очень простые: максимум через пять суток я буду Вас ждать в таверне «Сущий мрак» в городе Лендек мира Меренга. Как попасть в данный город, думаю, Вам подскажут Ваши друзья. Я даже предполагаю, что Вы решите появиться там вместе со своими друзьями, но сообщу сразу, что в этом случае обмен не состоится, и я буду вынужден передать Вашу очаровательную подругу в другие, уже не такие гостеприимные руки, коих в этом мире в избытке. Поэтому жду Вас с нетерпением! С любовью, Ваш Друг». Дочитав, Дамиан выругался сквозь зубы и, обернувшись, посмотрел на Лилю:

– Я не могу отпустить тебя одну!

– Тогда тебе нужно придумать поистине хитроумный план, – Лиля чуть улыбнулась, глядя на мужчину, который от ее слов удивленно вскинул брови, поскольку ждал, что она будет всячески упираться и противиться его плану. – Ты же понимаешь, чтобы обыграть «моего друга» нужно проявить хитрость и изворотливость, а также все тщательно продумать.

– И ты даже не будешь меня убеждать, чтобы я отпустил тебя одну? – Дамиан все же задал этот вопрос, мучивший его.

– Зачем мне это делать? – Лиля вздохнула, видя, что мужчина не понимает ее. – Дамиан, в моем мире очень часто происходят такие ситуации, и я знаю, что никогда не нужно идти на поводу у похитителей, потому что они никогда не выполняют обещания. К тому же я не хочу оказаться в руках этого некто, который называет меня своим другом. Да и Леля, думаю, не обрадуется, если узнает, что я пожертвовала собой, чтобы она вернулась сюда. Тем более что сейчас у нас есть реальный шанс. Благодаря Рину и его клятве мы знаем, где находится Леля и можем что-то противопоставить им, а если там окажусь я – тогда у нас не будет ни малейшей ниточки.

– Ты на редкость рассудительная, – после небольшой паузы сказал Дамиан, глядя на девушку как-то немного по-другому. Лиля только улыбнулась ему в ответ, ничего не ответив. Дамиан же, покрутив в пальцах письмо еще несколько мгновений, затем кинул его на стол и начертил знак вызова, приглашая Криса на завтрак и обсуждение планов. А затем уже привычно попросил Нара принести завтрак на четверых, поскольку не был уверен, остался ли оборотень Рин на ночь на территории ОМУМ или отправился в таверну. Его сомнения разрешились через некоторое время, когда они уже сидели с Лилей и завтракали. В дверь кабинета сначала раздался стук, а затем, не дожидаясь ответа, зашли двое весело переговаривающихся мужчин. Услышав приглашение присоединиться к завтраку, вошедшие шустро поставили стулья возле небольшого столика, заставленного разнообразными блюдами, и принялись неспешно поглощать то, что принес главный домовой сегодня из столовой на завтрак. Один из них, откусывая большущий кусок бутерброда, окинул быстрым взглядом синих глаз парочку, которая чинно завтракала, а затем перевел взгляд на оборотня, пившего кофе. Рин, поймав взгляд друга, сначала сделал несколько глубоких вздохов, а затем, улыбаясь, отрицательно качнул головой. Кристиан в ответ только молча и укоризненно вздохнул, пряча улыбку, и затем, прожевав бутерброд, спросил у Дамиана:

– Что-то новое появилось в наших планах?

– Да, – Дамиан уже закончил завтракать и сейчас пил маленькими глотками крепкий кофе. – Утром нас «порадовали» письменным сообщением. В нем говорится о том, что через пять дней Лиля должна быть в Лендеке.

– Туда, насколько я знаю, ведет сеть порталов, но ближайший портал до Лендека есть только в Торине. А в Торин добраться отсюда будет не так просто: сначала мы сможем только до Сиала переместиться, а там придется уже брать какой-то транспорт.

– Думаю, что с этим не будет проблем, – Дамиан задумчиво постучал пальцем по чашке, которую держал в руках. – Насколько я помню, в Сиале, несмотря на то, что это небольшое поселение, найдутся для нас лошади.

– Дамиан, а разве мы не можем обойтись без лошадей и пройти твоим порталом до нужного города? – вдруг спросила Лиля, ужаснувшаяся перспективе путешествовать на живом транспорте.

– В Меренге – нет. Там есть некие проблемы с восстановлением магии, а на обычные заклинания уходит в десятки раз больше энергии, чем на Риа. Если бы дело касалось, максимум, двух человек, еще смог бы, но четверых – не получится, – мужчина покачал головой. – Не думаю, что воспользоваться лошадьми – плохая идея. Времени у нас в запасе достаточно.

– Тогда решено! Мы переходим через стационарный портал ОМУМ в Сиал, а там уже покупаем или арендуем лошадей и едем до Торина. Думаю, что за пару дней мы должны доехать, – Кристиан весело прихлопнул себя по коленке, улыбаясь от того, что наконец-то что-то решилось и начинается время действий. – А уж из Торина переместится в Лендек – сущий пустяк.

– Так оно так, но есть одно и большое НО, – Дамиан немного охладил пыл весело улыбающегося Криса. – Согласно требованиям похитителей, Лиля должна быть в Лендеке одна, иначе сделка не состоится, и Лелю, как я понял из завуалированный угрозы, могут продать или отдать черному магу.

Услышав предположение друга, Кристиан в одно мгновение растерял весь свой веселый задор и кураж:

– Но что нам тогда делать? Мы же не можем допустить, чтобы Лиля совалась туда в одиночку?

– Конечно, нет, – Дамиан сердито взглянул на друга, предположившего такое. – В Лендек мы пойдем тоже, но не вместе. Надо будет нам туда перемещаться разными группами. Все тонкости плана мы обсудим по дороге в Торин, а сейчас я предлагаю нам всем разойтись, чтобы собрать необходимые вещи. Мы должны выйти сегодня через портал в Сиал, иначе потеряем минимум сутки. Поэтому на сборы у нас есть всего пара часов. Все срочные дела я закончил еще вчера. Мой заместитель предупрежден, что я буду отсутствовать неделю или может быть две. Но на самый крайний случай – уже все меры соблюдены.

– Да, согласен с тобой, – Крис кивнул, допивая остатки кофе, и вскочил, чтобы, не теряя времени, начать собираться в дорогу. Дамиан тем временем взглянул на сидевшего молча Рина:

– Ты же понимаешь, что без тебя мы не сможем обойтись? Я понимаю, что посещение Меренги для тебя нежелательно, но не могу не просить тебя о помощи.

– Я все понимаю, – Рин спокойным взглядом посмотрел на господина ректора. – Я дал клятву и должен ее сдержать, потому что чувствую, что Леля в опасности. Поэтому я с вами в любом случае.

Дамиан принял ответ оборотня молча, только согласно кивнул головой. После этого Рин поднялся и, догнав Криса на выходе, присоединился к нему.

Лиля в этот момент ждала, что скажет ей Дамиан о дальнейших планах. Крис и Рин, понятное дело, побежали улаживать свои дела и собирать вещи в дорогу. Надо ли и ей заняться тем же самым прямо сейчас? Но мужчина сидел молча, задумчиво глядя в окно.

– Дамиан… – Лиля решила оторвать господина ректора от раздумий, так как времени у них оставалось все меньше и меньше.

– Да? – мужчина повернул голову.

– А мне что делать сейчас?

– Думаю, что тебе сейчас нужно перейти в свою комнату и собрать вещи в дорогу. Я перекину тебя порталом, но, к сожалению, не смогу побыть с тобой в это время. Я, конечно, пытаюсь понять, как тут все закончить и о твоей безопасности подумать, но не получается у меня все совместить.

– Ничего страшного, не переживай, – Лиля ободряюще улыбнулась. – Не думаю, что за пару часов сбора вещей в комнате со мной может что-то случится.

– Хорошо, – Дамиан тоже улыбнулся в ответ. – Хотя я бы все же приглядел за тобой даже эти пару часов.

– Тогда тебе надо приковать меня наручниками к себе и так ходить, – Лиля уже веселилась вовсю, представляя, как они вместе ходят по совещаниям и лекциям, а также душ вместе принимают по утрам. Хотя от картинки совместного душа потеплело на сердце. Пожалуй, ради воплощения этой фантазии в реальность она бы не отказалась и прикованной наручниками походить. А Дамиан сразу представил себе совсем другую картину, где обнаженная прекрасная девушка лежит, прикованная к нему, и он может… Тряхнув головой, отгоняя возбуждающие фантазии, мужчина заставил себя не думать об этом сейчас, когда перед ними стояли совсем другие задачи.

– Я подумаю о твоем предложении. Давай не будем терять время. Обсудить все мы можем и по дороге в Торин, – с этими словами мужчина встал с кресла и привычным движением вызвал арку индивидуального портала, в которую Лиля и прошла, оказавшись затем в своей комнате.

Там все было так же, как и тогда, когда она была здесь в последний раз. Но если тогда ее одолевала грусть и печаль, то сейчас она чувствовала надежду и радость от того, что совсем скоро ее любимая подруга будет снова с ней. Отгоняя ненужные и печальные мысли, Лиля принялась за сборы.

Спустя час с небольшим перед ней стоял небольшой рюкзачок, с которым она когда-то переместилась в этот мир. В него она положила все необходимые в дороге вещи: пара теплых брюк на смену, белье, предметы личной гигиены, пара теплых кофт и свитер. Она и сама уже переоделась, подготовив всю нужную ей в дороге верхнюю одежду. Оставалось только ждать, когда за ней придет Дамиан. «А может быть, ей самой дойти до его кабинета по территории университета? Это ведь недалеко. Да и рюкзак у нее не особо тяжелый. Или все же не стоит?» Решив подождать еще некоторое время, Лиля присела на свою кровать, невольно останавливаясь постоянно взглядом на кровати и вещах подруги.

Но через полчаса, когда никто не пришел за ней в комнату и портал не открывался, девушка решила сама дойти до места общего сбора всей поисковой команды. Взяв вещи и одевшись, она еще раз оглядела их с Лелей комнату и, пообещав самой себе, что обязательно вернется сюда вместе с подругой, вышла в коридор общежития.

Из-за каникул в общежитие было непривычно тихо: ни бегающих девчонок, просящих помочь с прической, ни парней, которые украдкой от коменданта заходили в гости к своим подругам. Даже сам Генри куда-то запропастился. Может быть, тоже отдыхал или праздновал с кем-то. Никого так и не встретив по дороге, Лиля вышла на снежную улицу и вдохнула свежий морозный воздух. Да! Как же хорошо! Оказывается, за эти пару дней вынужденного заточения она так соскучилась по свободе, что теперь просто стояла и медленно вдыхала колючий морозный воздух и осматривала запорошенную снегом территорию университета. Вдохнув еще пару раз глубоко, она спустилась с крылечка и направилась в сторону преподавательского корпуса, в котором, как она помнила, и находился кабинет Дамиана. Уже подходя к зданию, она услышала, что ее как будто кто-то окликает. Остановившись на миг, она снова прислушалась и действительно через некоторое время услышала, как кто-то зовет ее по имени. Оглядевшись, она заметила, как в ее сторону спешит какой-то мужчина. Когда он подошел ближе, она сразу же узнала его, а также вспомнила, что сегодня прошли как раз те пара дней, когда обещал вернуться Ивар. А по дорожке к ней навстречу быстрым шагом шел как раз именно он – герцог Ивар Клайтон собственной персоной. Лиля даже уже и забыла про то, что всего лишь пару дней назад она еще встречалась с ним, целовалась и он пригласил ее погостить на каникулах в его загородном доме. Сейчас казалось, что это было так давно, в какой-то другой жизни, и, может быть, даже не с ней. Пока все эти мысли проносились в голове у Лили, Ивар поравнялся с ней и теперь стоял напротив, почему-то глядя на нее пристальным и немного колючим взглядом, и молчал.

– Привет, – решила первой нарушить молчание Лиля, но мужчина все также не говорил ни слова, стоял и смотрел на нее немигающим взглядом. Лиле стало немного не по себе, но она улыбнулась Ивару и снова спросила:

– Ты вернулся?

– Да, – наконец-то ответил мужчина, окинув ее взглядом. – Я искал тебя.

– Ну, вот она я, – Лиля развела руками. – Стою перед тобой.

– Ты с сумкой? Что там?

– Мои вещи в дорогу, – Лиля хоть и подумала, что ей не нравится тон, которым с ней говорил Ивар, и его вопросы, но решила не задумываться пока об этом, а просто честно поговорить с ним и объяснить, что они не могут больше встречаться.

– Ты решила принять мое предложение? – наконец-то в голосе мужчины послышалось хоть какое-то живое чувство, и он ласково улыбнулся, глядя Лиле в глаза.

Ей было тяжело говорить о том, что он неправильно все понял, и девушка просто отрицательно покачала головой. Герцог сначала помрачнел, а потом черты лица его исказились, а глаза вспыхнули ненавистью:

– Это все из-за него, да?

– Кого ты имеешь в виду? – недоуменно спросила Лиля.

– Не прикидывайся, что не понимаешь, кого я имею в виду, – процедил сквозь зубы Ивар, смотря на нее холодным и чужим взглядом, от которого у нее по телу побежали холодные мурашки.

– Нет, дело совсем не в нем, – Лиля решила попытаться объяснить Ивару, что дело только в ней и в ее чувствах, вернее в их отсутствии. – Дело во мне. Просто я не смогу никогда полюбить тебя так, как люблю его.

– Ну, а он что же? – мужчина сейчас смотрел на нее с презрительной и насмешливой улыбкой. – Тоже тебя любит?

– Это не важно, – покачала головой Лиля. – Повторяю, что дело не в нем, а во мне. И не важно, что чувствует ко мне Дамиан. Мои чувства от этого не изменятся.

– Понятно, – процедил Ивар, смотря на нее по-прежнему колючим взглядом. – Только вот я не благородный герой и отступать не намерен, – на этих словах он быстрым движением оказался прямо около Лили и, не говоря больше ни слова, схватил ее, одной рукой зажав рот, чтобы она не смогла никого позвать на помощь. Лиля в этот момент думала только о том, что она не может вот так пропасть! Кто же тогда будет спасать Лелю? Герцог же в это время спешно вызывал арку какого-то сложного портала. Судя по тому, сколько времени и сил он тратил на то, чтобы активировать портал, Лиля поняла, что вряд ли портал вел куда-то недалеко. Скорее всего, это либо был портал на очень дальнее расстояние в пределах Риа, либо даже портал в другой мир. Ивар так сильно ее держал, что, несомненно, осложняло его действия, но и Лиля сама не могла освободиться – сила у мужчины оказалась очень приличная. Внезапно ей показалось, что она увидела какое-то неясное мерцание справа от себя, но что это было, она не поняла, но зато увидела, что Ивар уже практически закончил заклинание, а значит, что совсем скоро она окажется непонятно где. Но она не может этого допустить! Поэтому, примерившись, Лиля попыталась лягнуть герцога, чтобы он хоть немного, но освободил свой захват. Ее маневр был не столь успешен, как ей хотелось: Ивар только поморщился, но руку с ее лица не убрал и заклинание все также продолжал напитывать энергией. Она уже видела какой насыщенной зеленью сверкает арка, но в этот момент совсем рядом раздался знакомый треск индивидуального портала, и из него выбежал Дамиан, который мгновенно оценил обстановку и направил в грудь Ивара смертельное заклинание, черным вихрем дрожавшее сейчас на кончиках его пальцев:

– Отпусти девушку и можешь спокойно уйти.

Ивар, обернувшийся еще за доли секунды до реплики, стоял, по-прежнему удерживая Лилю и готовый портал, и молча смотрел с ненавистью на соперника.

– Даю слово, что тебе ничего не будет, если ты сейчас отпустишь Лилю и уйдешь, – Дамиан предостерегающе и зло смотрел на герцога. – Я даже в погоню за тобой не пойду. Только оставь девушку в покое. Иначе я не уверен, что ты проживешь еще день. Я тебя везде найду.

Было заметно, что Ивар медлит, с бешеной ненавистью глядя на противника, но при этом не спешит принимать решение, раздумывая, как ему лучше ударить, чтобы успеть в этот момент прыгнуть вместе с Лилей в готовый портал. Но тут неожиданно в события вмешался четвертый участник, которого герцог не заметил. Слева от него появилось черное завихрение и гаркнуло высоким женским голосом:

– Караул! Похищают!

От неожиданности Ивар дернулся и ослабил хватку, и Лиля, только дожидавшаяся подходящего момента, подогнула резко колени и упала лицом в снег, осознавая, что ее никто уже не держит. Все произошло буквально за секунду, но Дамиану этого хватило, чтобы направить заклинание в герцога, который теперь был замечательной мишенью. Но Ивар тоже был не последним магом, не раз к тому же участвующим в магических поединках. Поэтому он автоматически, за доли секунды, выставил щит, сдержавший смертельное заклинание ректора. Но понимая, что до этого он слишком много сил потратил на постройку портала, и оценив расстановку сил не в свою пользу, Ивар стремительным движением метнулся к своему порталу, который без подпитки уже начал распадаться, на прощание успев крикнуть:

– Мы еще встретимся.

Через мгновение, герцог исчез в портале, который тут же схлопнулся, оставив после себя несколько зеленых искорок, а Дамиан подбежал к лежащей на снегу девушке, чтобы проверить, все ли с ней в порядке.

– Ты как? Лиля?

– Нормально, – хмуро ответила девушка, сплевывая снег, набившийся рот при падении. – Нормально все.

Дамиан, ощутимо расслабившись, помог встать Лиле, отряхнул ее одежду от налипшего снега, а девушка тем временем продолжала вытирать лицо, оглядываясь в поиске своей шапочки.

– Ну как снежок? Бодрит? – раздался прямо над ухом у Лили вкрадчивый женский голос. От неожиданности девушка чуть опять не упала в снег, но Дамиан успел поддержать ее, одновременно укоризненно качая головой. А Лиля, повернув голову влево, откуда раздался голос, увидела, как небольшое черное облачко прямо на ее глазах принимает очертания молодой привлекательной девушки, смотревшей сейчас на нее с ироничной улыбкой. – Ну как? Нравлюсь?

– Кассандра… – скорее утвердительно сказала Лиля, переводя взгляд с девушки-призрака на Дамиана.

– Узнала или догадалась? – весело спросила Кассандра, описывая в воздухе круги вокруг молодых людей.

– И то, и то, – шмыгнув носом, ответила Лиля.

– Это я попросил Кассандру присмотреть за тобой, пока ты была не под моей защитой, – вмешался в разговор Дамиан, глядя на девушку с осуждением. – Как знал, что ты спокойно не усидишь и опять во что-нибудь вляпаешься.

– Почему сразу вляпаешься? Я всего лишь решила сама дойти до твоего кабинета, – раздраженно ответила Лиля.

– Ну и как? Дошла? – спросил хмуро господин ректор.

– Да уж дошла не без приключений, – весело засмеялась Кассандра.

– Да я даже не думала, что Ивар что-то подобное выкинет! – воскликнула Лиля, уже уставшая оправдываться. – Я, если честно, вообще про него забыла за эти дни.

– Почему он так настойчиво хотел тебя куда-то отвезти? – спросил Дамиан, испытующе глядя на девушку. – Весьма странно, что после похищения одной студентки, объявляется герцог и пытается тебя утащить в портал, который явно ведет не в соседнюю таверну или парк.

– Ты же не думаешь, что он связан как-то с похищением Лели? – недоверчиво спросила Лиля.

– У меня такое впечатление и сложилось. Или ты знаешь какое-то другое объяснение?

– Да, – Лиля вздохнула, но решила, что нужно быть максимально откровенной сейчас. – Тогда на празднике наступления нового года, он предложил мне провести эти каникулы с ним, в его имении.

– Даже так? – голосом господина ректора можно было наморозить кубы льда для ледяных скульптур. – И я об этом узнаю только сейчас?

Лиля в ответ только растерянно смотрела на предельно злого мужчину, не понимая, когда она должна была сообщить это, если последние события навалились на нее большим снежным комом, стремительно растущим с каждой минутой. Но в этот момент, наверное, из чисто женской солидарности, в их разговор решила вмешаться Кассандра, до этого с веселой улыбкой наблюдавшая за парой:

– Дамиан, по-моему, ты перегибаешь палку. Ты сейчас ее до слез доведешь. Вон, уже хлюпать носом начинает.

– И ничего я не начинаю, – шмыгая носом, пискнула Лиля, опустив глаза, чтобы не смотреть на злого и такого далекого сейчас мужчину. Дамиан на миг прикрыл глаза, не понимая, что на него нашло. Ведь он же знал, что Ивар проявлял явную симпатию к этой девушке, они даже вроде бы встречались. Но почему тогда сейчас все просто клокочет внутри него от осознания того, что Лиля могла оказаться не просто где-то там, а в компании герцога? Заставив себя немного успокоиться, Дамиан открыл глаза и увидел, что девушка действительно вытирает украдкой нос, и он вдруг почувствовал себя последней сволочью. Устраивает девушке разнос, когда ее чуть не похитили! «А вдруг она и сама была не против с ним пойти? – прокралась в голову противная мысль. – Вдруг ты, внезапно вмешавшись, помешал им убежать и наслаждаться обществом друг друга?». От этих мыслей стало совсем гадко и тошно.

– Прости, – тихо проговорил Дамиан. – Не знаю, что на меня нашло…

– Все нормально, – ответила так же тихо Лиля.

Мужчина топтался на месте, не зная, как разрядить напряженную обстановку, им же и спровоцированную, но, как назло, ничего подходящего в голову не шло.

– Вы бы шли, детки, в кабинет, – внезапно нарушила гнетущую тишину Кассандра. При этом в голосе ее чувствовалось предвкушение чего-то веселого, а полупрозрачные глаза излучали немалую энергию.

– Да, конечно. Пойдем, Лиля, – наконец сказал Дамиан, подхватывая и отряхивая от снега оброненный рюкзак, а затем, обернувшись, спросил у духа. – Ты с нами идешь?

– Нет, я чуть попозже подойду, – крикнула им вслед Кассандра. Еще пару минут она наблюдала за парой, поднимавшейся по ступенькам и затем исчезающей в дверях преподавательского здания. Как только ее давний друг со своей студенткой скрылись, она вдруг, радостно вереща, облетела вокруг ближайшего фонаря и затем, весело хохоча, сказала скорее самой себе, чем кому-то еще:

– Вот ты и попался, Дамиан! Это путешествие и все веселье я уж ни за что не пропущу!


В кабинете Дамиана в креслах сидели Кристиан с Рином и занимались тем, что спорили, кто сможет быстрее проскакать на лошади, сидя задом наперед. Когда Лиля с Дамианом вошли в кабинет, Крис сразу же оторвался от спора и весело подмигнул вошедшим:

– Ну, наконец-то! Я думал, вы еще будете три часа собираться!

– Возникли некоторые проблемы, – пробурчал недовольно Дамиан, а Крис только поднял вопросительно брови, переводя взгляд с друга на Лилю. Было заметно даже невооруженным взглядом, что между ними что-то произошло.

– Ну, я так понимаю, что проблемы эти решены? – спросил Кристиан, глядя только на Дамиана, который стоял возле стола и о чем-то думал, окидывая рассеянным взглядом кабинет и собравшихся.

– Да, пока решены.

– Отлично! Значит, можем выдвигаться?

– Сейчас еще дождемся одного хммм… человека, – проговорил господин ректор и внимательно посмотрел на сидящих в его кабинете людей.

– И кого?

– Меня, конечно, – весело прокричал женский голос, и тут же в кабинете замерцало черное облачко, формируясь в Кассандру, которая была одета в походные брюки, сапоги и теплую шубку. Появившись, она весело всем помахала рукой, приветствуя.

– Кассандра?.. – удивленно воскликнул Крис. – А зачем тебе теплая одежда? Ты же привидение и холода не чувствуешь.

– Сам ты – привидение! – ничуть не обидевшись, заявила Кассандра, усаживаясь на край стола. – А я – бесплотный дух, привязанный к материальному носителю.

– А зачем ты идешь с нами?

– Ну, ты же не думал, что я пропущу такое веселье? – рассматривая свои призрачные ноготки, ответила Кассандра. Крис только хмыкнул в ответ.

Рин в это время беспомощно вертел головой, пытаясь понять, с кем говорит его друг. Но тут господин ректор решил напомнить всем о времени, которое безжалостно утекает с каждой минутой, и поэтому нужно поторапливаться. Никто возражать не стал и вскоре перед медленно, но неотвратимо разгорающимся стационарным порталом стояла четверка, ну или практически пятерка, собранных и решительно настроенных людей и нелюдей, которые на свой страх и риск дружно шагнули в мерцающее зарево, думая о том, что им предстоит сделать.

Глава 2. В ней наша героиня чувствует себя настоящей попаданкой из книжек, знакомится с новым миром, а в жизни ее подруги начинается новая глава.


– Да я тебе этим горшком все рога поотшибаю, старый хрыч! – вопила очень симпатичная светловолосая девушка, завернутая в простыню. Одной рукой она придерживала свое странное одеяние, а другой – потрясала большой посудиной с ручкой, отдаленно напоминающей ночной горшок.

– Леди, простите, но у нас нет ванны, – проблеял весьма странный субъект с красной кожей и небольшими рожками, с опаской смотревший на девушку в простыне. – Есть только большое корыто, в котором иногда моют посуду кухарки, когда в замок Хозяина приезжает много гостей.

– Тогда неси корыто и горячую воду. И побольше! – крикнула девушка, еще раз замахиваясь своим «орудием» на странного рогатого субъекта.

– Хорошо, леди. Как скажете, – выпалил рогатый, поспешно пятясь задом в направлении двери и с опаской наблюдая за разгневанной девушкой.

Как только он вышел за дверь, Леля, а это была именно она, отбросив ночной горшок в сторону, устало опустилась на кровать, стоявшую посередине комнаты.

– Как же меня достала эта комната! – в сердцах выпалила она, пнув при этом лежащий на полу серый ковер. – И помыться так хочется!

Осмотрев свое своеобразное одеяние, она раздосадовано хмыкнула: не думала она, что когда-нибудь будет ходить вот так. Потом Леля подошла к забранному решеткой окну, чтобы вглядеться в пейзаж, который ей уже опротивел за это время. За окном простиралось бескрайнее хмурое небо, и на всем обозримом пространстве наблюдались только горы, горы и горы. По всей видимости, замок (а то, что это именно замок, Леля увидела, когда еще утром, очнулась на полу), находился где-то в горах. Кое-как протиснувшись сквозь толстые прутья решетки, она, как только очнулась, попробовала выглянуть из окна. Все, что она увидела в тот момент, – это практически неприступные скалы и то, что ее комната находится очень высоко, а под окном только черный провал обрыва с острыми пиками камней. Мысли о побеге сразу же отпали от увиденного, поэтому пришлось затаиться на время и ждать более удобного случая. Прежде чем планировать побег, надо дождаться того, кто придет к ней и объяснит, где она находится и как здесь оказалась. Но никто не приходил, ничего не объяснял и ни о чем ее не расспрашивал. Она устала сидеть на кровати, поскольку в комнате, кроме этой кровати и старого ковра на полу, больше ничего не было. Навалилась какая-то апатия и усталость, и Леля прилегла на прохладный пол, и несмотря на то, что было жестко и неудобно, провалилась в беспокойный сон. Но и после того, как она проснулась спустя пару часов, никто не спешил приходить к ней. Тогда девушка разозлилась так, как, возможно, не злилась никогда в жизни, и решительно подошла к двери, чтобы докричаться до кого-нибудь. Первые полчаса она неистово долбила в дверь кулаком, потом ногами, затем сняла туфли и начала стучать ими, попеременно меняя левую и правую руки. Когда она, уже устав, прислонилась к двери спиной, собираясь заплакать от бессилия, за дверью послышались шаги, через некоторое время в замочной скважине повернулся ключ и на пороге появился странный субъект в черном длинном балахоне, закрывающем фигуру и лицо. Леля молча смотрела на него, не решаясь спросить о том, как она оказалась здесь и что от нее хотят. Первым заговорил посетитель, сделав несколько шагов в комнату и остановившись прямо перед ней.

– Доброго вечера, Ольга! – немного скрипучим голосом поздоровался посетитель.

– Кто вы? И по какому праву вы меня здесь удерживаете? – холодно спросила Леля, совладав со своими эмоциями и внезапным страхом.

– Кто я – не имеет значения, – отрезал некто, пройдя еще пару шагов в направлении окна. – И я вас, можно сказать, пригласил к себе в гости. Вам нечего бояться. По крайне мере до тех пор, пока ваша подруга будет благоразумна.

– Моя подруга? Лиля? – переспросила Леля, пытаясь понять связь между своим похищением и Лилей, о каком-то благоразумии которой говорит этот странный Балахон. – -Зачем вам Лиля?

– А это тоже для вас не имеет значения, – Балахон отвернулся к окну. – Все, что вам нужно знать сейчас, – это то, что я очень жду вашу подругу в гости. Видите ли, ее слишком хорошо охраняли, поэтому я не смог бы переместить ее сюда. Тогда я решил, что позаимствую вас. На некоторое время. Думаю, что вы пробудете у меня в гостях совсем недолго. Если, конечно, ваша подруга вас любит и согласится на мои условия. Тогда вас можно будет освободить. Я отпущу вас сразу же, без каких-либо условий.

– Но что вы собираетесь делать с Лилей? Зачем она вам?

– Думаю, что я не обязан отвечать на этот вопрос, – Балахон резко развернулся и направился к двери, пока Леля даже успела спросить его еще о чем-нибудь. Но как только странный посетитель вышел, девушка, спохватившись, бросилась к двери, пытаясь вдогонку сказать этому странному типу, что она голодна. Но дверь оказалась закрыта, хотя она могла поклясться, что не слышала, как Балахон закрывал ее на ключ. Тем не менее дверь не поддавалась. Тут нервы узницы не выдержали, и она разрыдалась, сползая спиной по двери на пол. Прожитый в заточении день, полный нервного напряжения, опасения за подругу, которая (непонятно почему) оказалась нужна этому странному хозяину замка, наконец голод – все это вылилось в слезы, которые она пыталась утереть краем платья. Слезы текли все сильнее, и сдерживать их было выше ее сил. Когда через какое-то время слезы отступили, остались только равнодушие и чувство какой-то обреченности, когда уже ничего не хотелось: ни бежать отсюда, ни понять, почему она здесь и что нужно этому странному типу от ее подруги. Но в какой-то момент девушка услышала, как снова в коридоре за дверью раздаются торопливые шаги. Замерев, Леля поняла, что кто-то подошел именно к той двери, опираясь на которую, она и сидела. Вскочив на ноги, она прислушалась к шорохам, пытаясь понять, кто за дверью. В этот момент послышался скрип ключа в замочной скважине, и через пару мгновений дверь открылась, являя Лелиному заплаканному взору невысокого странного субъекта. В первый момент девушка просто растерялась, не зная, что и думать о том, кто это может быть. Но первые же слова пришедшего поставили ее в еще больший тупик.

– Доброго вечера, леди, – сказал посетитель и учтиво поклонился. Леля заметила у него на макушке небольшие красные рожки, которые практически терялись в пышной черной шевелюре. – Хозяин просил меня узнать, что вам нужно, и принести все это.

– А ты кто? – только и смогла выдавить из себя девушка, глядя во все глаза на диковинку из фильмов про монстров.

– Я – управляющий замка, Филлис, леди.

– А почему у тебя красные рога? – продолжала допытываться девушка, оправившись уже от первого испуга.

– Потому что я демон, леди, – сказал вошедший, глядя на девушку своими совершенно черными, без белков, глазами.

– Де…демон? – переспросила Леля, пятясь от него вглубь комнаты.

– Вам не надо бояться меня, леди, – сказал тихо управляющий. -Только не вам.

– Почему? – переспросила девушка, крайне удивленная его ответом.

– Потому что я на служении, и на мне Поводок Подчинения. Я никогда не причиню Хозяину вреда, а также тем, кого он не велел трогать, – он замолк и отвел взгляд, а затем снова посмотрел на Лелю, и на мгновение ей показалось, что его глаза странно сверкнули. – Но даже если бы я не был связан Поводком Подчинения, то все равно не стал бы вредить наследнице рода Баррейн.

– Кому? – Леля от удивления чуть не упала.

– Вы не знали? – уточнил у нее рогатый управляющий. – Думаю, что и Хозяин не понимает, кто оказался у него в гостях. Но мое дело – заниматься замком, а не рассказывать ему о гостях.

– А мне расскажешь? – Леля с любопытством смотрела на демона.

– Нет, – сказал, как отрезал, управляющий. – Не имею права. Простите, леди. Я не могу вам об этом поведать, просто не могу. Это не в моих силах.

Леля кинула быстрый взгляд на демона, который смотрел на нее и ждал, что она скажет. Но девушка только хмыкнула, понимая, что он действительно не может ей рассказать то, что знает. И причина явно не в том, что он не хочет это сделать, а просто действительно не может. А вот почему? Это вопрос… но она обязательно с ним разберется. Но попозже, когда решит свои насущные проблемы.

– Хорошо, – Леля расслабилась и подошла ближе к демону, рассматривая его в тусклом свете, исходящем от светильников в коридоре. – Мне нужны: стол, стул, одежда, еда и ванная. Это в самую первую очередь. А потом еще что-нибудь. Я подумаю.

– Да, леди. Сейчас я попрошу, чтобы вам все принесли, – управляющий поклонился и направился к двери.

– Филлис! – окликнула его негромко Леля.

– Да, леди, – управляющий обернулся, выжидательно глядя на девушку.

– Зачем переносить мебель? Не проще ли меня поселить в уже меблированную комнату?

– Это было бы возможно, если бы в этом замке имелись такие комнаты, – ответил, чуть усмехнувшись, управляющий-демон и вышел, прикрыв за собой дверь. И опять Леля не услышала звука запираемой двери, но почему– то была уверена, что если она дернет за ручку, то увидит, что дверь заперта основательно. Что ж, по крайне мере она скоро сможет поесть, помыться и переодеться, а потом спокойно подумать о том, что услышала. Он сказал, если она, конечно, правильно его поняла, что-то о наследнице рода Баррейн. Чтобы это могло значить? Неужели у нее, как и у Лили, есть какие-то родственники в магическом мире? Да, помнится, Лиля что-то такое говорила, когда пересказывала подслушанный разговор ректора с Кассандрой, духом магической книги, которая предполагала, что у Лели не мог просто так появиться такой сильный дар некромантии, что это неспроста. Она была уверена, что тип в балахоне точно не знает о том, что ей сказал этот демон. Что-то ей подсказывает, что управляющий, если бы мог, был готов в любой момент обернуться против своего хозяина. Поводок Подчинения – что это? Какое-то заклинание, с помощью которого можно контролировать демонов или других людей тоже. Не хотелось бы ей опробовать на себе это заклинаньице!

Пока Леля раздумывала над этим, дверь в комнату снова открылась, пропуская двух слуг, которые, внесли в комнату небольшой столик и стул к нему. Пока они расставляли мебель, девушка заметила, что Филлис стоит возле комнаты и наблюдает за процессом. Когда все было расставлено по своим местам, демон кивнул кому-то в коридоре и в комнату зашли две девушки. Одна несла большой поднос, уставленный посудой, а другая – ворох постельного белья. Пока одна расставляла кушанья на столике, вторая – быстро застелила кровать свежим бельем. Закончив, они синхронно поклонились и быстро удалились, даже не пытаясь посмотреть на узницу или заговорить с ней.

– Приятного аппетита, леди, – проговорил демон, собираясь покинуть комнату узницы. – Как закончите ужинать – хлопните в ладони, чтобы служанки забрали поднос.

– Хорошо, Филлис. Спасибо, – поблагодарила Леля управляющего, который в ответ только поклонился ей и молча закрыл за собой дверь.

Оставшись одна, она кинулась к столику, открывая все принесенные тарелочки и миски. Меню не было столь разнообразным, как ей хотелось бы, но она была рада и этому, так как не ела уже практически сутки. Леля сначала решила утолить свой голод (и жадно набросилась на еду), а потом уже просить ванну и что-то, во что можно было бы переодеться.

Наевшись и заметно повеселев, девушка хлопнула в ладоши, как предлагал Филлис, и стала дожидаться прислугу, предвкушая в ближайшее время горячую ванну.

Служанка пришла довольно быстро. Зайдя в комнату, она сделала книксен, а затем, не говоря ни слова, начала собирать грязную посуду с остатками ужина.

– Эмм… – Леля попыталась обратить внимание девушки на себя.

– Да, леди, – служанка обернулась, опустив взгляд в пол. – Вам что-то еще нужно?

– Вообще-то да, – Леля хотела было спросить, почему горничная не смотрит на нее, но решила, что это не так важно сейчас, поскольку нестерпимо хотелось привести себя в порядок. – Я просила ванну и одежду.

– Но, леди… – девушка замялась. – В нашем замке нет ванны.

– Это я уже поняла, что до вас цивилизация, водопровод и канализация не добрались, – Леля горько усмехнулась. – Но какая-то деревянная лохань должна быть? Иначе где вы все моетесь?

– Мы моемся у себя в домах, – мельком взглянула на девушку служанка. – А Хозяин никогда не моется здесь.

– Вы здесь не живете?

– Нет, мы живем в деревне, а здесь – служим.

– Хорошо, позови мне Филлиса, – с негодованием сказала Леля, понимая, что ее горячая ванна остается неосуществимой мечтой.

– Да, леди, – ответила служанка, забирая поднос и направляясь к двери.

– Ну, хоть одежда-то у вас есть? Во что мне переодеться?

– Боюсь, что нет, – покачала головой девушка, выходя за дверь, а Леля в этот момент уже просто рвала и метала, понимая, что не только лишается ванной, но и будет вынуждена ходить либо в простыне, либо снова одеть свое грязное бальное платье. Поэтому она, как только управляющий, вызванный служанкой, зашел в комнату, обрушила на него все свое негодование, которое, впрочем, принесло свои плоды. И вскоре лохань из кухни и горячая вода с куском мыла были ей доставлены, а также Филлис пообещал, что спросит у Хозяина про одежду для нее. Но раньше утра вряд ли что-то получится. На что девушка только махнула рукой, мечтая поскорее помыться и лечь в кровать. Одну ночь она уж как-нибудь проведет без одежды, а завтра, она надеялась, что уже что-то решится с ее гардеробом. Если уж украл девушку без вещей, то будь добр дать ей то, во что можно переодеться. Поэтому Леля кое-как, кряхтя и проклиная Балахона, помылась в кухонной лохани и затем, наскоро вытершись, упала на расстеленную кровать, давая себе обещание, как Скарлетт О'Хара, подумать обо всех случившихся событиях завтра. И уже уплывая в сон, подумала о своей подруге, которая зачем-то была нужна странному хозяину этого замка, и о Кристиане, который наверняка уже искал ее.


***

Стационарный межмирный портал переместил пятерку спасателей на серую, безликую платформу, стоявшую посреди небольшой опушки леса. Когда Лиля, поддерживаемая рукой Дамиана, вышла из портала и открыла глаза, то подумала, что, наверное, они ошиблись. Почему стационарный межмирный портал находится в таком странном месте? Потом она вспомнила, что говорил Крис про этот мир. Меренга – мир, в котором одна половина напрочь лишена магии, а вторая – большое и неизвестное «белое пятно». Но с виду ей пока казалось, что они очутились в простом и обычном мире, на какой-то пустой, если не сказать заброшенной, части земли. Кроме арки портала, окружающей ее серой платформы и леса, вокруг больше ничего не было. Да и лес выглядел как-то обычно: деревья с крупными темно-зелеными листьями, а рядом с ними – кустарники; на поляне, где расположен пустой круг земли возле портала, росла густая и сочная трава. И здесь было значительно теплее, чем в Армиессе, столице Леварии, где сейчас была зима. А здесь, по ощущениям, была или поздняя весна, или ранняя осень. Не жарко, но и не пронзительно холодно. Пока Лиля осматривалась, ее спутники сняли теплые куртки и стояли, обсуждая свои дальнейшие действия.

– Тут до Сиала пешком часа три примерно, – сказал Кристиан, доставая флягу с водой и отпивая глоток.

– Да, сейчас упаковываем ненужные пока теплые вещи и двигаемся в путь, – поддержал его Дамиан, аккуратно сворачивая свою куртку. – Лиля! Не отходи далеко без нас, пожалуйста.

– Да я и не собиралась, – буркнула девушка, снимая с себя теплую шубку и передавая ее Рину, стоявшему рядом с ней. – А вообще, может, зря вы такую панику навели с этим миром? Мне он не кажется таким уж страшным. По-моему, обычный мир, обычный лес.

– Если бы не Леля, я бы сюда даже не сунулся, – тихим и серьезным голосом ответил ей Рин. В его желтых звериных глазах можно было заметить явное беспокойство. Забрав у нее шубку, оборотень аккуратно упаковал ее и добавил к своим вещам. Дамиан поджал недовольно губы, осуждающе посмотрел на Лилю и направился к Крису, который в это время что-то высматривал на одной из тропинок, ведущих в разные стороны от портала.

– Рин! – позвала Лиля оборотня, который стоял, задумчиво осматривая окрестности, постоянно принюхиваясь так, что его ноздри трепетали. Он обернулся на ее зов с молчаливым вопросом во взгляде. – А почему ты не хотел идти в этот мир?

– Лиля! Рин! Нам пора, – окликнул их в этот момент Дамиан, не давая оборотню ответить на вопрос.

И Рин только скользнул взглядом по Лиле и молча направился в сторону ожидающих его и девушку мужчин. Лиля не понимала, почему Рин не ответил на ее вопрос, и костерила про себя Дамиана за то, что он вечно не вовремя появляется, нарушая ее планы. «А может быть, у Дамиана и спросить, или у Криса? Должны же они знать», – размышляла Лиля. Видя, что мужчины нетерпеливо ее дожидаются в конце тропинки, девушка, вздохнув, направилась к ним.

Идти пришлось, и правда, часа три, как и говорил Крис. Но эти три часа они шли по пыльной и явно неухоженной дороге, поэтому уже через некоторое время Лиля поняла, что ее сапожки, а главное – ноги, не предназначены для таких пеших прогулок. Пыль на дороге очень противная и постоянно норовит попасть или в нос, или в глаза. К тому же если вначале она думала, что легкая пешая прогулка в приятной дружеской компании ей пойдет на пользу, то уже через час была совершенно другого мнения.

– Я тебе говорю, что нам надо всем перебраться в Лендек, – горячился Крис, уже полчаса доказывающий Дамиану, что тот неправ. И правильной стратегией будет не отпускать Лилю одну, а всем вместе пройти через портал в Торине, дойти до таверны в Лендеке и там под видом простых посетителей ждать похитителя. – Да как ты не понимаешь! Мы же так сможем быстрее найти Лелю!

– Быстрее – не значит лучше! – отрезал Дамиан, чуть улыбаясь тому, как Крис кипятится от его слов.

– Да почему ты уверен, что так, как хочешь сделать ты, будет лучше? – спросил Крис, с вызовом глядя на друга.

– Потому что я знаю это, – просто ответил Дамиан и, отвернувшись от возмущенного парня, всмотрелся в окружающий лес.

– И ты не хочешь нам рассказать, что задумал? – пробурчал Кристиан, недовольно глядя на друга, который был иногда совершенно невыносимым.

– Пока нет, – просто ответил Дамиан, переводя взгляд на Криса.

– О-о-о, – воскликнул Кристиан, прибавляя шаг и убегая вперед, чтобы хоть как-то успокоиться.

Рин, который все это время шел возле Лили, только усмехнулся, глядя вслед уходящему парню. А Лиля просто думала о том, что она все же не настоящая попаданка, поскольку в этот момент больше всего на свете хотела сесть в обычный автомобиль и проехать весь путь с комфортом, а не плестись по этой дороге, глотая пыль и натирая мозоли. Потом она вспомнила, что так и не узнала у Рина причину его нелюбви к этому миру, и решила заново его попытать на этот счет.

– Рин, а все-таки расскажи, почему ты не хотел идти в этот мир? – спросила она, заискивающе заглядывая в глаза оборотня, шагавшего рядом. Рин на мгновение взглянул на нее, а затем перевел взгляд на идущего впереди Дамиана.

– Лучше спроси у своего мужчины, – ответил оборотень, кивнув головой в сторону господина ректора, который в этот момент, как будто услышав их, обернулся и хмуро посмотрел на Лилю.

– Он не мой мужчина, – раздосадовано пробормотала Лиля, сверля взглядом спину идущего впереди Дамиана. Рин, услышав ее ответ, только хмыкнул, но никак не прокомментировал ее слова. – Мог бы и сам мне рассказать.

– Мог бы, – согласился Рин, услышав ее бормотание. А затем скосил глаза и весело подмигнул. – Но он расскажет интереснее.

Дамиан, обернувшись в этот момент, только скользнул взглядом по идущей позади него парочке, но ничего не сказал. Через пару минут они вышли на большую поляну, на которой, прислонившись к корням большого дерева, сидел Кристиан и ждал их.

– Ну, вы и копуши! – весело проговорил парень, вскакивая на ноги. – Ну что? Привал?

Дамиан в ответ согласно кивнул, а Лиля со вздохом облегчения растянулась на траве, давая отдых уже порядком уставшим ногам.

– Слабовата ты, подруга, – весело пропела над ее ухом Кассандра, одновременно проявляясь в воздухе.

– Угу, – кивнула Лиля, даже не собираясь вступать в перепалку с духом книги.

– И что они в тебе нашли? – спросила Кассандра, нависая над Лилиным лицом. – Ну, симпатичная, ладно, соглашусь.

– Кто они? – раздраженно спросила Лиля, так как ее немного выводила из себя манера духа общаться.

– Ну как это, кто? Дамиан и Ивар, конечно. Или скажешь, что они просто так делят тебя?

– Без понятия, – буркнула Лиля, отворачиваясь от надоедливого призрака. – Если интересно, спроси у них сама.

– Да ладно тебе! Мы что, с тобой не подруги разве? – пропела Кассандра, развалясь рядом с Лилей и заглядывая ей в глаза. – А скажи-ка мне вот что: тебя в Дамиане что привлекло больше – то, что он герцог, или то, что он обалденный красавчик с большой магической силой?

Лиля чуть не поперхнулась от такой наглости и сначала хотела послать настырного духа по всем известному адресу, чтоб не слышать ее откровения, но потом она просто поняла абсурдность вопроса и рассмеялась. Начавшийся сначала небольшим хихиканьем смех постепенно набирал обороты, и уже через полминуты Лиля просто весело хохотала, растянувшись на траве. Кассандра же, наоборот, демонстративно поджала губы и отлетела в сторону беседующих мужчин. Лилин веселый смех, конечно, не остался незамеченным, и Дамиан, подойдя к уже успокаивающейся и изредка подхихикивающей девушке, спросил немного озадаченно:

– Лиля, все в порядке?

– Д-да, -давясь смехом ответила Лиля и, приняв предложенную мужчиной руку, поднялась на ноги. – Просто, наверное, стресс так выходит.

– Да, может быть, – Дамиан смотрел внимательно на нее, а затем поднял руку и вынул из ее волос несколько сухих травинок. – Подкрепиться не хочешь? Нам еще час с небольшим идти.

– Нет, не хочу, – ответила девушка. – Только попить немного.

Дамиан протянул ей небольшую флягу с водой. Утолив жажду, Лиля спросила, что мужчины решили делать дальше, когда они все доберутся до Сиала.

– Мы с Кристианом знаем там несколько надежных людей, у кого можно будет взять лошадей и припасов в дорогу. Задерживаться в Сиале не будем, сразу же двинемся в Торин.

– А долго нам ехать до Торина? – Лилю немного беспокоило то, что она не рассказала мужчинам, что последний раз в своей жизни ездила на лошади только в детстве на городском празднике.

– Два дня примерно, – Дамиан замолчал, испытующе глядя на нее. – Ночевать придется в дороге, скорее всего. Ты как относишься к ночевкам в лесу?

– К ночевкам в лесу гораздо лучше, чем к поездкам на лошади, – вздохнула Лиля, все же решив рассказать про свой отсутствующий опыт наездничества.

– Ты не любишь лошадей?

– Не любишь – не совсем точное определение, – замялась девушка. – Я вообще-то животных люблю, просто я на лошади давно не ездила верхом.

– Ну, не думаю, что это так уж сложно, – приободрил ее Дамиан, улыбаясь. – Ничего, вспомнишь все быстро.

– Наверное, – протягивая обратно флягу с водой, вздохнула Лиля, поскольку понимала, что мужчина просто не понял еще пока всех масштабов трагедии.

Дамиан, забрав флягу, окликнул остальных, и четверка путников, сопровождаемая время от времени исчезающим духом, снова двинулась в путь.


***

Леля утром проснулась в великолепном настроении. Ночью ей снилось нечто чудесное и приятное, оставившее после себя напоминание о ласковом шепоте, тепле и уюте. Открыв глаза, она сначала еще понежилась в постели, вспоминая о том, что ей снилось, а потом хихикнула, вспомнив, что спала в совершенно новом месте и, если верить народным приметам, то ей должен был присниться будущий жених.

– Судя по тому, что мне приснилось, жених будет у меня уютный, теплый и будет мне шептать всякие нежности по ночам, – и Леля весело рассмеялась такому предположению. – А что? Это же прикольно!

Сев в постели, она зевнула и посмотрела в окно, в котором снова было мрачное небо и тучи. «Здесь хоть когда-нибудь солнце бывает? – нахмурилась девушка, но потом решила, что это не повод для огорчений. – Да и ладно! Что мне с этого солнца? Все равно сижу здесь постоянно. А вот ванны явно не хватает. А также нехорошо, что я сама с собой начинаю разговаривать уже. Так и до шизофрении можно договориться».

Решив еще полежать, благо, что все равно делать больше нечего, Леля растянулась на кровати, перебирая в памяти все события последних дней. А подумать, и правда, было о чем. В первую очередь надо разложить все факты по полочкам и попытаться разобраться и понять, что происходит, что ее ожидает и что ей делать в итоге.

«Итак, что мы имеем? – начала рассуждать, лежа в кровати Леля. – Во-первых, меня похитил весьма странный субъект с какими-то явно психологическими проблемами и манией величия. Во-вторых, исходя из слов этого самого странного субъекта, похитил он меня из-за моей подруги, до которой не смог добраться, поскольку ее хорошо охраняли. И он решил, что Лиля дорожит мной и с радостью позволит обменять себя на меня. В-третьих, это значит, что у Лили есть что-то, что интересует Балахона. Что это – я не знаю и даже не догадываюсь в принципе, – девушка на мгновение задумалась, перестав перечислять факты. – Могла ли я не знать что-то, а Лиля – скрывать от меня? Вполне! Ее странные походы к ректору под видом учебы, странные прогулки во сне и, опять же, странная история с отцом и его даром. Не в этом ли кроется разгадка? Может ли Балахон догадываться или знать о том, кто является отцом ее подруги? Скорее всего, именно в этом причина всех последних событий: и похищения, и того, что он ждет Лилю, чтобы обменять ее на меня. Тогда получается, он думает, что Лиля унаследовала неизвестный дар своего отца. Думает или знает точно? Вот в чем вопрос! Тогда возникает еще один закономерный вывод: что будет предпринимать Лиля?» – Леля даже ни на минуту не усомнилась в том, что ее подруга не бросит ее, а также знала, что и Кристиан, несмотря на всю свою безалаберность и молодость, верный и преданный друг и любящий мужчина. «Хорошо! С этим вроде бы понятно, и вырисовывается вполне стройная версия. Тогда что делать мне теперь? Бежать отсюда – смысла нет: я не знаю, где нахожусь, у меня нет одежды, нет еды и денег. Тогда единственный выход – дождаться помощи. Наверняка друзья придумают (или уже придумали) что-то, чтобы меня спасти. А моя задача тогда, какая сейчас, чтобы не сойти с ума от ожидания и беспокойства? Конечно, заняться сбором информации!» – девушка даже чуть подпрыгнула на кровати и захлопала в ладоши, снова становясь обычной энергичной девушкой Лелей, которая никогда не пасовала перед трудностями и смело бросалась в бой. «Итак! Какую информацию я буду собирать? Конечно, в первую очередь про этот странный замок, его обитателей и про Балахона: кто он такой и что хочет. Потом узнаю, что имел в виду местный мажордом демонического происхождения, когда сказал вчера про наследницу рода Баррейн. Ну что, Леля? В бой?» – задав самой себе этот вопрос в череде предыдущих, Леля ощутила прилив сил и желание действовать. Ну что-же, план действий составлен, цель понятна, значит, начинаем работать и искать! А пока дождусь местную обслугу, чтобы напомнить об одежде и заодно попробую что-то разузнать», – на этой мысли Леля с удовольствием потянулась на кровати, улыбаясь, и в этот момент услышала достаточно громкие шаги, раздававшиеся в коридоре за закрытой дверью ее комнаты.

– А вот и потенциальный источник информации! – потирая ладошки, прошептала Леля и выжидательно уставилась на дверь, возле которой в этот момент затихли шаги посетителя.


***


Сиал показался Лиле обычной небольшой деревенькой, похожей на какие-нибудь деревни или села на Земле. Когда они все дружной компанией вышли из леса, то перед ними предстала совершенно дивная картина: двухметровый деревянный частокол окружал пару десятков обычных домов, стоящих по кругу внутри. Тропинка, по которой они шли последний час, вела прямиком к массивным воротам, возле которых, потирая филей, стоял довольно грузный мужчина, выполняющий по всей видимости функции местного то ли стражника, то ли привратника. Когда он увидел путников, вышедших из леса, то тут же принял горделивую позу, сделал строгое лицо и с подозрением стал разглядывать подходящих к воротам людей.

– Доброго дня, уважаемый, – поздоровался Дамиан, взяв на себя роль главного в их маленькой поисковой группе.

– Доброго дня, – пробасил стражник и осмотрел путников с ног до головы, особое внимание уделяя Лиле как единственной девушке в их компании. Кассандра же, благоразумно следуя совету Дамиана, временно не подавала признаков жизни. Кто знает, какими способностями обладают местные жители. – Откуда будете? И зачем пожаловали?

– Мы с друзьями – путешественники и хотели бы перекусить и передохнуть в вашем замечательном городе, а затем уже продолжить свой путь, – Дамиан легко в разговоре повысил уровень захудалой деревни до города, что не осталось незамеченным бравым охранником. Мужчина принял еще более горделивую позу и выпятил заметно выпирающее брюшко, а заодно с облегчением расслабил руку, в которой до этого было зажато что-то наподобие большой секиры, а другой рукой пригладил пышные рыжие с сединой усы.

– Ну, что же! Мы всегда рады добрым гостям с мирными намерениями, – вояка видимо понял, что путники не представляют опасности и расслабился, все чаще плотоядно посматривая в сторону Лили. – Но за вход вам придется заплатить по гарику с каждого, а с девушки плату могу и не взять, если она примет мое приглашение поужинать сегодня, – на последних словах стражник хохотнул, поглаживая объемное пузо, выпирающее из-за заляпанной местами рубашки под темной курткой.

– Мы заплатим за всех, как положено, – отрезал Дамиан, явно задетый последними словами стражника. – И девушка не пойдет ни на какой ужин с вами, потому что она моя жена.

Это неожиданное заявление удивило, кажется, только одну Лилю, которая вопросительно посмотрела на Дамиана, но благоразумно решила промолчать, поскольку посчитала, что сейчас не место выяснять отношения. Сначала надо было пройти в это захолустье, а потом выяснять отношения. Крис же с Рином просто промолчали

– А-а-а! Ну, жаль, жаль… – притворно вздохнул стражник, все еще посматривая в сторону Лили. – Тогда с вас пять гариков.

– Почему пять? – спросил удивленно Кристиан. – Вы же сказали по гарику с каждого? А нас четверо всего.

– Пятый за багаж, – самодовольно произнес стражник, указывая толстым пальцем с грязным обломанным ногтем на их сумки и рюкзаки. – Слишком много места будут занимать в городе.

Рин только хмыкнул, пряча улыбку, а Крис обалдело смотрел на охранника, прекрасно понимая, что пятую монету тот заберет себе. Лиле же было все равно, поскольку она была озабочена тем, что Дамиан назвал ее своей женой. Если все это было в целях конспирации и защиты ее вот от таких посягательств, то он мог назвать ее сестрой, например. Сам же господин ректор, не замечая явного грабежа, просто достал из-за пазухи мешочек с монетами и, отсчитав пять штук, протянул их стражнику. Тот принял деньги, быстро спрятав их в объемный карман куртки.

– Добро пожаловать в славный Сиал! – пробасил охранник, давая путешественникам возможность пройти через ворота в поселение. Дамиан пропустил вперед своих спутников, а сам, кивнув головой стражнику, прошел через ворота последним, замыкая группу.

На территории поселения они также сплоченной группой двинулись по главной улице, сопровождаемые любопытными взглядами местных жителей, занимавшихся самыми обычными делами сельских жителей. Дамиан с Кристианом, видимо, знали точно, куда идти, поскольку, не останавливаясь и нигде не задерживаясь, повели остальных к явно жилому строению, которое стояло чуть поодаль от остальных домов и являлось, видимо, местной таверной и гостиницей одновременно. Сама таверна ничем не отличалась практически от остальных домов. Разве что возле самого входа в виде небольшого деревянного крылечка стояло большое корыто с водой, в котором лежал мужчина и блаженно спал, оглушая окрестности мощным храпом. Обойдя стороной это корыто и спящего в нем мужчину, Лиля почувствовала сильный запах спиртного и, сморщив нос, подошла ближе к Дамиану, который немного замедлил шаг перед тем, как подняться на крыльцо и открыть дверь в таверну. Но через мгновение все они вслед за господином ректором зашли в небольшой, порядком прокопченный зал. Внутри Лиля с любопытством стала осматриваться, невольно сравнивая это заведение с таверной Рина. Сравнение явно было не в пользу местной таверны, которая напоминала скорее какой-то дешевый кабак, не ремонтированный последние лет триста и примерно столько же немытый. На деревянном полу виднелись пятна различных оттенков, стены покрылись копотью, а мебель, стоявшая в зале, явно регулярно ломалась в баталиях, а затем наспех собиралась. С правой стороны от входа высилась небольшая стойка, за которой стоял щуплого вида мужчина, вытирающий грязным передником стаканы. Услышав скрип открываемой двери, он оторвал взгляд от стаканов и, увидев вошедших, сначала нахмурился, а потом приветственно улыбнулся и оставил в покое стаканы. Лиля в нерешительности остановилась, не зная, что ей делать и куда идти дальше. Рядом с ней встал Рин, который заметно морщился, вдыхая затхлый и тяжелый воздух помещения. Дамиан же с Крисом прошли вперед, приветствуя своего, по всей видимости, давнего знакомого.

– Доброго дня, Карий, – поздоровался Дамиан, пожимая руку управляющего, который затем также поздоровался с Крисом, оставаясь за стойкой.

– Давненько не виделись. Дамиан, Крис, приветствую, – поздоровался мужчина за стойкой, улыбаясь вошедшим. – Надолго к нам или как?

– Или как, Карий, – ответил за всех Дамиан. – Нам бы перекусить и лошадей на четверых.

– Не проблема. Все организую в самое ближайшее время, – кивая головой и поглаживая седую бороду, ответил владелец таверны.

– Только ты знаешь мои запросы. Постарайся, чтобы все было, как нужно, – не терпящим возражений голосом сказал Дамиан, внимательно глядя на мужчину за стойкой.

– Не волнуйся, все будет как надо, – уверил Карий, твердо выдерживая тяжелый взгляд господина ректора. – А кто это там стоит возле дверей и не проходит? С тобой?

– Да, – Дамиан оглянулся, взмахом руки подзывая к себе Лилю с Рином. – Знакомься, это Рин и Лиля.

– Очень приятно познакомиться с друзьями Дамиана, – поприветствовал их Карий, чуть задержав взгляд своих цепких карих глаз на Лиле, и сказал, обращаясь уже только к Дамиану. – Оборотень зря пришел сюда, да и девушка – тоже.

– Оборотень под моей защитой, Карий, – спокойно ответил Дамиан, холодно глядя на управляющего. – А девушка – моя жена.

– Даже так? – удивился мужчина, вновь окидывая взглядом Лилю. – Но не зря ли ты притащил сюда свою красавицу-жену? Может, лучше ей было остаться дома?

– Это не твое дело, Карий, – отрезал господин ректор, давая понять, что время расспросов закончено. – Я попросил тебя о другом.

– Как скажешь, Дамиан, – согласился управляющий и крикнул зычным голосом, который никак не вязался с его щуплым телом: – Марта! Неси сюда свой толстый зад и побыстрее!

Лиля даже вздрогнула от этого крика, подошла ближе к Дамиану и тихо прошептала:

– Ты уверен, что здесь можно получить что-то съедобное и не отравиться?

– Уверен, – также шепотом ответил ей мужчина, наклоняясь ближе. – Карий не посмеет накормить нас какой-нибудь тухлятиной. Несмотря на всю неказистость этой таверны, готовят здесь довольно прилично. К тому же хозяин знает, что в противном случае останется без ног или без головы.

– Хорошо, если так, – вздохнула тихо Лиля и направилась за Дамианом к столику у окна, возле которого уже складывали свои вещи Рин с Крисом, располагаясь на лавках, которые наспех вытирал довольно чистым полотенцем Карий. На окрик управляющего вышла весьма дородная женщина, которая, получив указания насчет обеда для гостей, тут же снова скрылась за маленькой дверцей, ведущей, по всей видимости, в кухню.

Пока путешественники раскладывали сумки и рассаживались по лавкам вокруг стола, Карий наспех вытер стол, а затем, попросив подождать его несколько минут, вышел из своего заведения. Лиля в этот момент, сидя на лавке, думала о том, что пусть она и находится в странном и небезопасном мире, в грязной таверне, но по крайне мере она не одна, а под защитой друзей, в отличие от Лели. А подруга? Как она там, одна? Не держат ли ее в тюремной камере и не морят ли голодом? Что она делает сейчас, и все ли с ней в порядке?


***


Леля в этот момент блаженствовала на кровати, потягивая белую крепкую наливку из личных запасов Балахона. Утром все ее ожидания, кроме одного (добыча полезной и нужной информации), оправдались с лихвой. Управляющий Филлис, а это именно он пожаловал в ранний час, порадовал ее не только тем, что не без помощи слуг принес целый сундук одежды, но и неожиданной новостью, что с этого дня она считается не простой узницей, а гостьей Хозяина замка. Что подвигло Балахона поменять свое к ней отношение – осталось непонятным. И добавило еще вопросов в ее копилку размышлений. Напрашивался только один логичный вывод: Лиля дала согласие на свой обмен с подругой. А это значит, что она совсем скоро будет здесь. Иначе, с чего бы Балахону так расщедриться и перестать считать Лелю предметом мебели, который ни кормить, ни одевать не нужно. А что касается еды, то сегодня ее порадовали прямо с утра тем, что обеспечили горячим и сытным завтраком, который по качеству был значительно выше, чем вчерашний ужин. А также предоставили пару книг из библиотеки и бутылочку весьма неплохой наливки, чтобы было уж совсем не скучно одной в комнате. Одно омрачало, что, если ее выводы верны, то Лиля скоро окажется в руках у этого одержимого. Одна надежда на то, что подруга, которая всегда отличалась большим благоразумием и рассудительностью, не задумает в одиночку совершить обмен, а догадается привлечь их общих друзей. Что уж говорить, но, даже прожив полгода в этом мире, они с Лилей все равно не стали лучше разбираться в местных реалиях и менталитете аборигенов. Но они были уверены всегда, что все же за это время у них здесь появились настоящие друзья, которые не бросают в беде. Леля вздохнула, еще раз обдумывая разные варианты действий, но из-за недостатка жизненно важной информации, ничего в голову не приходило. Оставалось только, и правда, почитать местные книги. Открыв первый попавшийся на глаза фолиант, Леля удивленно всмотрелась в картинку, которая украшала самую первую страницу. На первый взгляд казалось, что художник изобразил что-то вроде большой черной кляксы с рваными краями.

– Что за ерунда? – пробормотала Леля, закрыв книгу, и внимательно осмотрела мягкую темно-фиолетовую обложку. – Темная магия: истоки возникновения и верования адептов. – прочитав название книги, Леля, тихо выругалась: – Какая-то местная религиозная ахинея что-ли? – но тем не менее она снова открыла первую страницу, на которой красовалась все та же огромная клякса с вытянутыми краями. – А это, по всей видимости, местный тест Роршаха… Так-с, и что я должна увидеть в этой кляксе, – девушка решила проверить на себе этот метод психоанализа. Скептически улыбаясь и решив, что хоть так себя развлечет, а заодно и поймет, здорова она психически или нет, Леля стала вглядываться в изображение кляксы. И уже через несколько мгновений поняла, что клякса – это не шутка или она, Леля, психически нездорова, потому что безобразная клякса стала менять свои очертания, складываясь во вполне определенную и четкую картинку: ослепительно красивая женщина сидит на троне, сотканном из клубящегося темного тумана, и двое мужчин, стоят рядом с ней. Оба мужчины возле трона выглядели охранниками: один из них, невысокого роста, но с мощной мускулатурой и длинными красными волосами, в которых виднелись небольшие черные рожки, стоял справа от женщины, держа в руках длинное копье, а второй – на голову выше рогатого и намного изящнее, но выглядел при этом гораздо более опасным. Его длинные, абсолютно белые волосы были забраны в сложную прическу, а в руках пламенели фиолетово-синим огнем два меча. Леля протерла глаза, чтобы убедиться, что эта картинка ей просто привиделась после крепкой наливки. Интенсивное моргание, зажмуривание и растирание глаз не помогли: гравюра не изменилась, а наоборот, казалось, что с каждой минутой она наливается все более интенсивными красками. Леле уже казалось, что она замечает, как клубится и движется возле трона чернильная тьма, а у мужчины с белыми волосами все ярче разгорается фиолетово-синее пламя на клинках, а глаза насыщаются непроглядной чернотой. Переведя взгляд на женщину, девушка вздрогнула, так как ей померещилось, что та улыбается, глядя на нее своими прекрасными фиалковыми глазами. Леля резко захлопнула книгу, ощущая как громко стучит сердце. А перед глазами все еще стояла гравюра из книги, которая как будто оживала, становясь все реальнее и реальнее. Кинув взгляд на обложку, Леля чуть не выронила книгу из дрожащих рук, поскольку теперь на обложке сияющими серебром буквами было выведено совсем другое название: «Тьма изначальная: история первого рода Баррейн».

Леля все-таки отбросила книгу, пытаясь осмыслить то, что только что увидела, понимая, что именно демон Филлис принес эту книгу. Демон был пусть и отдаленно, но похож на того, кто был изображен на гравюре. Намеренно или случайно он выбрал именно эту книгу, чтобы принести ее Леле? Ведь не далее, как вчера, он обмолвился, что она является наследницей этого самого рода Баррейн… «Но ты же хотела получить информацию? – задала сама себе вопрос Леля. – Вот тебе, пожалуйста, источник информации. Но вот стоит ли верить этому источнику, если сначала он выглядит, как обычная книга о каких-то мистических местных культах, а потом прямо на глазах превращается уже в нечто иное». Тем не менее книга манила своими тайнами и необычностью. Тут Леля вспомнила, что вообще-то скрытный управляющий принес ей две книги. Достав вторую, она осмотрела ее сначала на предмет различных странных названий и несуразных гравюр. Но книга выглядела самым обычным образом: потертая красно-коричная бархатная обложка и весьма скучное название: «Древние и современные рода и титулы Мирдаила». Что такое Мирдаил и с чем его едят, Леля поняла, когда открыла книгу, где на первой странице была нарисована схема, напоминающая географическую карту, на которой подробно было изображено расположение городов и больших поселений государства Мирдаил.

– Мирдаил: география, политическое устройство, история противостояния с Фаленсией, – вслух прочитала в оглавлении Леля. – Какой-то справочник, скорее всего. Если это место, в котором я нахожусь, называется Мирдаил, то прочитать мне это будет полезно. Побольше узнать о том, где тебя держат – лишним не будет. Так-с, с чего же мне начать? Леля смотрела на книгу о государстве Мирдаил, лежащую у нее на коленях, и на ту, другую, которая лежала на расстоянии вытянутой руки, но манила гораздо больше, чем тривиальный справочник.

– А, ладно. Была-не была! – и девушка, откинув справочник, потянулась за таинственной книгой, интригующим темно-фиолетовым прямоугольником лежащей на полу. Подтянув фолиант ближе к себе, Леля провела рукой по бархатной обложке, заметив, как блеснули буквы названия, и, выдохнув, открыла книгу. Та самая гравюра никуда не делась. Только теперь она заиграла очень яркими красками и, казалось, что она только что вышла из-под кисти художника-оформителя. Полюбовавшись еще некоторое время на картину, от которой, несмотря на воинственные позы мужчин, веяло не враждебностью, а каким-то спокойствием и защитой, Леля перевернула лист. Сразу же на следующей странице начинался текст, написанный вполне понятными буквами: «На исходе третьего тысячелетия в этом мире для нас началась новая эпоха. Новый мир, принявший нас, был полностью погружен в войны и предрассудки, но принял Изначальную Тьму благосклонно, потому что понимал, что Тьма несла в себе перемены, которых он так дожидался, наблюдая за тем, как его дети перестали развиваться, предпочитая жить сегодняшним днем и не думать о будущем новых поколений. И он просто устал быть один. А когда пришла Она, то привела с собой своих детей и подданных. Они очень сильно отличались от детей этого мира и были гораздо сильнее. Много предрассудков пережили и много страшных проклятий приняли Ее дети на себя, но оставались всегда верными себе и Ей. Она всегда была для нас не страшной и непонятной силой, которая может убить, растоптать, лишить сущности, а любимой матерью, защищающей своих детей до конца. С самых первых дней в новом мире, род Баррейн стоял выше всех Ее детей, поскольку мы были вправе считать себя ее первенцем и самым любимым детищем. И остальные дети понимали и принимали нашу силу и никогда в истории нашего нового мира не пытались оспаривать это первенство. Эта книга для тебя, наследник первого рода, станет путеводителем в новом мире и кладезем знаний о могуществе нашего рода и силе, дарованной Тьмой Изначальной». Прочитав вступление, Леля задумалась о том, правильно ли она поняла эти строки. Если в книге рассказывается о некоем переселении каких-то людей из другого мира или с планеты, или все же не людей, тогда непонятно, про какой мир идет рассказ. Что касается истории Риа, которую им преподавали в ОМУМ и о которой рассказывали ей друзья, то в ней никогда не упоминалось о каком-то роде Баррейн, который должен был быть весьма известным. Но ладно, она могла и не знать всех представителей знати только по учебникам. Но она никогда не слышала, чтобы в Риа жили демоны. Оборотни, эльфы и гномы – да. Люди, опять же. Но демоны? Тогда что же получается?

– Это не Риа!! – воскликнула девушка, осененная догадкой. – Да как же я раньше не догадалась, что нахожусь совсем в другом мире. Ведь столько было знаков и указаний, а я почему-то думала, что нахожусь в том же мире, только в другом месте. Но тогда получается, что мой побег вообще будет абсолютно абсурдной идеей!

Леля, осознав размер неприятностей, расстроилась окончательно. Так хоть какая-то была надежда на то, что если получится, то она сбежит и найдет дорогу домой. А теперь выходит, что, даже сбежав, она окажется в совсем незнакомом мире, из которого еще неизвестно, можно ли как-то выбраться обратно в мир Риа. Лежа на кровати, Леля обдумывала открывшиеся факты, пытаясь понять, что ей делать дальше. Погрузившись в тяжелые раздумья, она не сразу услышала звук отпираемой двери. Когда на пороге показался управляющий, она уставилась на него с неприязнью.

– Ну?.. – процедила она сквозь зубы.

– Леди, Хозяин просил передать, чтобы через час вы спустились в столовую. Он приглашает вас на ужин.


***


Кристиан с Рином «ржали» над ней, уже не останавливаясь.

– Ну, миленькая, ну, хорошая моя. Можно, я сяду на тебя, – Лиля таким манером упрашивала смирную гнедую лошадь уже минут десять, пытаясь одновременно забраться в седло. Но лошадь только фыркала и мягко переступала ногами, каждый раз отодвигаясь от незадачливой наездницы.

– Когда ты говорила, что давно не ездила на лошади, я подумал, что ты немного преувеличиваешь, – Дамиан подошел неслышно и, встав рядом, задумчиво наблюдал за попытками Лили забраться на средство передвижения. Но по крайне мере он не смеялся над ней, в отличие от Рина с Крисом. – Давай помогу.

И мужчина, обхватив Лилю за талию, легко приподнял ее, чтобы она могла перекинуть ногу через седло. С помощью Дамиана у Лили получилось разместиться в седле, но, оказавшись на лошади, она поняла, что самое страшное ее ждет впереди. Седло оказалось жестким и неудобным, а земля – далекой и, несомненно, весьма твердой. Она представляла, что стоит ей только двинуться с места, то она сразу же свалится, как куль с мукой, не сумев удержаться в седле. Поэтому, несмотря на все насмешки парней, она все еще сидела, боясь даже чуть-чуть пошевелиться.

– Лиля, возьми поводья крепче и чуть-чуть ногами сожми бока лошади, – услышала она голос Дамиана, который подъехал ближе и приветливо смотрел на нее, успокаивая.

– Хорошо, – пробормотала Лиля, ободренная теплым взглядом любимого мужчины. – Боженька, надеюсь, ты меня слышишь сейчас. Не дай мне умереть такой нелепой смертью, как падение с лошади, – прошептав себе под нос своеобразную молитву, она мысленно перекрестилась и последовала совету Дамиана. Лошадь под ней слегка качнулась и пошла медленным шагом вперед. Лиля в этот момент лихорадочно думала о том, что теперь она не знает, что делать дальше и как остановить свое транспортное средство.

– Лиля, если ты так будешь ехать и дальше, то до Торина мы доберемся через месяц, – весело крикнул ей Кристиан, лихо гарцевавший рядом на красивом вороном жеребце. – Если вообще доедем.

Лиля обиделась бы на его слова, если бы в этот момент слушала то, что ей говорили, а не была погружена полностью в процесс удержания себя на лошади, не понимая в то же время, как ею управлять.

– Если тебе нечем заняться, то можешь проехать вперед и разведать обстановку, – вместо Лили ответил Дамиан, пристально глядя на парня. – Проветрись. Заодно и оборотня возьми с собой.

– Ну, так бы и сказал, что вас надо наедине оставить, – ухмыльнулся Кристиан, ничуть не обидевшись на довольно резкий тон друга. Крикнув Рину, что их пари, начатое в ОМУМ, все еще в силе, парень пришпорил коня, оставляя за собой клубы пыли. Через пару минут они оба скрылись из вида, оставив друзей на разбитой проселочной дороге.

– Все настолько плохо? – спросил Дамиан, заглядывая Лиле в глаза.

– Все еще хуже, чем ты думаешь, – вздохнула девушка, решив честно признаться в том, что никогда в своей взрослой, сознательной жизни не ездила на лошади. – Я совсем не умею ездить на лошади.

– Это поправимо, – мягко улыбнулся Дамиан. – Немного практики, и ты уже сможешь соревноваться с Кристианом.

– Боюсь, это не про меня, – тихо ответила девушка, опуская глаза. – Это так же, как с машиной.

– С машиной? – переспросил Дамиан, пытаясь понять, о чем сейчас говорит Лиля.

– Я пыталась научиться водить машину, но у меня ничего не получилось. Наверное, это просто не мое. Также и лошадь. Я не могу понять, как мне не упасть и одновременно заставлять ее идти вперед.

– Я понял, – Дамиан спешился, чтобы сначала привязать поводья Лилиной лошади к своему седлу. Затем он, не говоря ни слова, обхватил девушку за талию и помог ей спуститься на дорогу. Пока Лиля стояла, в полном недоумении наблюдая за его действиями, господин ректор разместил все походные мешки и рюкзаки на Лилиной лошади, повернулся и, снова обхватив ее за талию, легко подсадил на своего коня. Когда Лиля поняла, что она снова находится в седле, Дамиан легко запрыгнул на лошадь, устроившись позади нее, придерживая одной рукой поводья своего коня, другой – обнял Лилю за талию, притянув к себе. Лиля сама не понимала, что в этот момент чувствовала. С одной стороны, она была благодарна Дамиану за то, что он, не став смеяться над ее нелепыми попытками, решил эту проблему, пересадив к себе. Но с другой стороны, она чувствовала себя сейчас очень неловко, поскольку понимала, что своим неумением ездить верхом задерживает их маленький отряд и создает дополнительные проблемы. Но больше всего ее смущал тот факт, что сейчас она ехала, практически прижавшись к Дамиану, а это тоже серьезное испытание для ее растрепанных чувств. Она вдыхала его запах, отчетливо слышала, как он дышит и как быстро бьется его сердце. Лиля сидела молча, даже не пытаясь заговорить, потому что не знала, сможет ли сдержать волнение и дрожь в голосе. Первые минуты они просто медленно ехали, давая жеребцу возможность привыкнуть к двойной нагрузке. Затем Дамиан пришпорил коня, пуская его небольшой рысцой. Лиля на удивление не испугалась того, что конь под ней пошел быстрее, а деревья и кустарники стали проноситься мимо с большой скоростью. Удерживаемая рукой Дамиана, она чувствовала уверенность и защищенность, интуитивно понимая, что мужчина удержит ее и не даст упасть. Она не раз в последние месяцы думала: «Почему рядом именно с ним она чувствует себя в безопасности? Почему никто из мужчин не вызывал в ней такой уверенности?» Она знала, что могла положиться на Рина и Криса, но рядом с ними все равно не чувствовала себя в абсолютной безопасности. Даже Ивар, хотя она и знала, что он является весьма сильным магом, не внушал ей таких чувств. А последние события и его поведение в ОМУМ вообще вызывали непонятный страх и опасения. Дамиан все это время также молчал, не пытаясь начать разговор или о чем-то спросить ее. Оставшись наедине, они оба не могли понять, о чем им говорить и стоит ли вообще начинать какой-то разговор. Но молчание почему-то их не тяготило. Лиля уже через некоторое время, привыкнув к быстрой езде, успокоилась и стала рассматривать окрестности, которые они проезжали. Вокруг расстилались бескрайние поля и леса. Дорога, по которой они ехали, была все такой же неухоженной и пыльной, но по крайне мере сейчас они хотя бы не глотали пыль из-под своих сапог и передвигались гораздо быстрее. Через некоторое время Лиле надоело смотреть на однообразную местность, к тому же она более-менее освоилась, поэтому решила задать вопрос Дамиану, по-прежнему продолжавшему молчать.

– Дамиан, почему Рин говорил, что если бы не Леля, то он ни за что не пошел бы в этот мир? – Лиля даже слегка повернула голову, чтобы видеть лицо мужчины. – Он уже здесь бывал, и с ним что-то случилось?

Дамиан сначала никак не отреагировал на ее вопрос и задумчиво смотрел вперед. Но потом перевел взгляд на девушку:

– Нет. Дело не в том, что он здесь был уже. А скорее в том, что он – оборотень.

– Почему? – удивилась Лиля.

– Ты помнишь, что мы тебе рассказывали об этом мире? – дождавшись согласного кивка, мужчина продолжил. – Когда наши маги посещали этот мир и собирали данные, было выяснено, что в Меренге всего два больших государства: Мирдаил и Фаленсия. Мы сейчас находимся в Мирдаиле. Из того, что выяснили наши исследователи, мы знаем, что несколько тысячелетий назад в этом мире существовало только одно большое государство – Мирдаил. Но потом внезапно пришли новые расы, которые основали свое собственное государство – Фаленсию. Но дело в том, что мы так и не смогли узнать точно, кто проживает в данном государстве, так как все попытки наших исследователей пробиться в Фаленсию не увенчались успехом. На границе стоит какая-то защита, которая не пускает чужаков. А жители Мирдаила рассказывают о том, что жители Фаленсии являются темными магами и практикуют магию крови.

– А откуда жители Мирдаила узнали о том, что фаленсийцы – темные маги?

– Видишь ли, судя по рассказам мирдаилцев, время от времени в их государстве бывают посланцы из Фаленсии. И все наблюдения, и рассказы говорят о том, что они занимаются темной магией. Да и к тому же наши исследования защитной границы Фаленсии также указывают на то, что она выстроена с помощью темной магии.

– Допустим… – задумчиво сказала Лиля– Но все равно мне непонятно, почему оборотням здесь не место.

– Потому что одной из рас, которые пришли в Меренгу и затем обосновались в Фаленсии, были вампиры. А они издревле враждуют с оборотнями.

– Настоящие вампиры? – переспросила Лиля.

– Смотря, что ты имеешь в виду под настоящими вампирами, – с улыбкой глядя на девушку, ответил мужчина.

– Ну, такие… которых сложно убить, и они пьют кровь.

– Сложно убить – да, но вот насчет крови – не уверен. Те вампиры, с которыми я знаком, предпочитают пить магическую энергию. Почему ты спросила про кровь?

– У нас в сказках и выдумках вампиры пьют кровь и долго живут. Они даже практически бессмертны, если, конечно, им не воткнуть в сердце деревянный кол или не вытащить на солнце.

– Занятно, – Дамиан улыбнулся. – Видимо, со временем истинные знания о вампирах были утрачены, а остались вот такие вот домыслы.

– И все равно мне непонятно, почему местные жители решили, что там именно темные маги? – задумчиво переспросила Лиля.

– Когда фаленсийцы только появились в этом мире, они пытались захватить власть. Но им дали отпор местные жители, хотя они и не обладают магическими дарами. Их противостояние длилось несколько веков. Но в итоге чужаки были вынуждены отступить и основать свое государство. Со временем они, конечно, подписали мирные договоры с Мирдаилом, начали торговлю и какое-то политическое общение с возможностью посещать Мирдаил.

– Но к себе они мирдаилцев не разрешили пускать, так?

– Ты абсолютно права, – улыбнулся Дамиан. – Но местные не особо стремились сами в Фаленсию, так как они все же испытывали страх перед чужеземцами.

– Но как они тогда смогли им противостоять? Если фаленсийцы являются магами, то они могли легко завоевать этот мир в войне с местными жителями?

– Об этом история умалчивает. Но помнишь, ты мне рассказывала про партизан из твоего мира? Иногда бывают люди, которые благодаря только силе духа могут выстоять в, казалось бы, изначально неравной борьбе.

– Ну да, – Лиля на мгновение замолчала. – Но все равно что-то во всей этой истории не вяжется.

– Может быть, ты и права, – Дамиан задумался. – К тому же по сведениям, полученным нашими магами-агентами в Меренге, есть подозрения, что некоторые не особо чистоплотные местные жители продают своих соотечественников в Фаленсию. И это навевает вполне определенные мысли о черной магии и магии крови. Иначе зачем бы фаленсийцам обычные жители Мирдаила, лишенные магии?

Некоторое время они оба молчали. Лиля пыталась осознать все, что ей поведал сейчас господин ректор.

– Дамиан, – через некоторое время снова позвала Лиля. – А ты здесь сколько раз бывал?

– Пару раз приходилось посещать местные города.

– А в Фаленсии ты не был?

– Нет, – отрицательно покачал головой мужчина. – Не сложилось. Хотя почти пришлось познакомиться с одним из жителей Фаленсии.

– И он оказался темным магом?

– Не знаю, – ответил Дамиан, но видя недоумение девушки, рассмеялся и продолжил. – Я не успел понять, так как он довольно быстро исчез. Да и повода с ним познакомиться у меня не было, и я тогда был очень ограничен во времени. Поэтому не получилось мне узнать, что из себя представлял тот фаленсиец.

– А как он выглядел?

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, было что-то необычное в его облике? Может быть, четыре руки или две головы?

– Нет, конечно, – рассмеялся Дамиан. – Насколько я запомнил, у него были белые, практически белоснежные волосы. Это очень сильно бросалось в глаза на фоне остальных жителей, поэтому я и понял, что передо мной, скорее всего, житель загадочной Фаленсии.

– Ну, а потом ты не хотел сюда еще раз вернуться и все разузнать подробнее про эту Фаленсию и ее жителей?

– Хотел, – вздохнул мужчина. – Но к тому времени я уже был сильно занят на службе у короля, поэтому для путешествий по другим мирам катастрофически не хватало времени.

– Понятно, – тоже вздохнула Лиля, потому что ее захватила загадка таинственной Фаленсии.

– Еще вопросы будут? – улыбаясь, спросил Дамиан. А Лиля вновь осознала, что сидит близко, очень близко к волнующему ее мужчине.

– А нам долго еще ехать? – решилась спросить Лиля, ерзая в седле.

– Не очень. Солнце скоро сядет уже, поэтому остановимся через полчаса на ночевку. Надеюсь, Крис уже там и занимается делом, а не гуляет по окрестностям.

– А кстати, где Кассандра? – вспомнила про вредного духа Лиля. – Что-то я давно ее не видела.

– Я книгу в сумку Рина перебросил, – ухмыльнулся Дамиан. – Так что она сейчас их развлекает.

– Ясно, – рассмеялась Лиля, уловив в этом миг, что мужчина смотрит на ее губы, и от его взгляда ей становилось и приятно, и тревожно одновременно. Отвернувшись и глядя вперед, она лихорадочно перебирала в уме темы, которые бы хотела обсудить, лишь бы не думать о том, что они сейчас совершенно одни, а она сидит в опасной близости от Дамиана. Перебирая в уме все темы, она вдруг вспомнила то, что хотела узнать ранее.

– Дамиан, – позвала она мужчину, не решаясь обернуться.

– М-м-м.

– А почему в Сиале ты стражнику на воротах сказал, что я твоя жена?

– А что тебя смутило в этом? – не сразу спросил мужчина.

– Ну то, наверное, что это неправда, – с деланным безразличием ответила Лиля.

– Знаешь, девушка, путешествующая в компании трех мужчин, вызывает определенные ассоциации в любом мире. К тому же, представив тебя своей женой, я смогу защитить тебя от любых посягательств и кривотолков со стороны местных жителей.

– Но ты мог бы назвать меня и своей сестрой, – настойчиво продолжила Лиля. – Ведь если сестра путешествует с братом и его друзьями, это тоже не вызывает кривотолков.

– Мог бы, – спустя мгновение ответил Дамиан. – Но так надежнее. Иначе этот вояка не отстал бы.

– Понятно, – пробурчала Лиля, не зная, что думать, и решила, что хватит с нее расспросов. Оставшееся до места ночевки время она ехала молча, чувствуя, как ее пятая точка все больше деревенеет. Солнце уже садилось, становилось все темнее. Решившись снова спросить Дамиана о том, когда они уже приедут и остановятся на привал, она заметила, что мужчина направил коня с дороги в сторону леса. Через несколько минут неспешной езды среди деревьев они выехали на небольшую уютную поляну, на которой весело трещал костерок, а возле него сидели, развалившись на больших поваленных деревьях, Кристиан и Рин.

– О, вот и наша потерявшаяся в кустах парочка, – поприветствовал их, весело улыбаясь, Крис.

– Долго же вы ехали к нам, – поддержала его ехидно улыбающаяся Кассандра, которая в этот момент зависла перед бурлящим котелком, висящим над костром, с большой полупрозрачной ложкой в руках. – Столько времени наедине! А вокруг так много укромных мест! Нам скоро вас поздравлять надо будет или как?

– Никогда не замечал раньше в тебе склонности к кулинарии, Кассандра, – съязвил Дамиан, спешившись, а затем помог Лиле вновь очутиться на земле. – Все, что у тебя раньше хорошо получалось – это сварить отраву или особо забористый яд.

– А ты говорила, что умеешь готовить! – крикнул Кристиан, вскакивая и заглядывая в котелок.

– Конечно, умею, – деланно обиженным тоном заявила Кассандра, отлетая от костра и помахивая своей ложкой. – И потом, я просто советовала. К тому же, если ты забыл, я – нематериальный дух и уж точно ничего не смогу добавить в котелок.

– Зато советы раздаешь направо и налево, – отрезал Крис, все еще с подозрением глядя на духа.

– Не беспокойся, – вмешался в разговор Рин, до этого сидевший молча. – Все в порядке с ужином.

– Эх, вечно вы, мужики, так, – демонстративно вздохнула Кассандра. – Хочешь, как лучше, а вы все испортить норовите. Ну вас. Пойду лучше к Лиле. Нам, девочкам, лучше держаться вместе, к тому же надо поболтать о том о сем.

Лиля, которая в этот момент думала только о том, что ее попа, кажется, навсегда превратилась в большую отбивную, принявшую форму седла, услышав, что язвительный дух собирается снова завести с ней девчачьи разговоры, подскочила к Рину:

– Рин, миленький, а не покажешь, где тут какой-нибудь ручей или речка, чтобы умыться?

Рин, услышав Лилину просьбу, закашлялся, скрывая смех, затем, подмигнув ей, поднялся с поваленного дерева. Дамиан в этот момент, встретившись глазами с оборотнем, еле заметно кивнул ему и направился к своему коню и лошади Лили, чтобы освободить их от сумок и распрячь. Но Кассандра не собиралась просто так сдаваться и, сообщив, что она пойдет вместе с Лилей, чтобы тоже немного освежиться, с довольным видом юркнула вперед, напевая себе под нос какую-то незатейливую, но явно нескромную песенку. Как только Лиля, сопровождаемая оборотнем и духом, исчезла в темноте деревьев, Крис, проверив еще раз варившийся ужин, подошел к Дамиану и помог ему распрячь, а затем и накормить, лошадей. Устало опустившись на поваленное возле костра дерево, Дамиан протянул руки к костру.

– Почему вы ехали на твоем жеребце? – спросил Кристиан, глядя на друга внимательным взглядом.

– Потому что Лиля совсем не умеет ездить верхом.

– Как так?

– Ну ты же сам прекрасно понимаешь, что они с Лелей из технического мира. А там, насколько я понял, уже передвигаются на других транспортных средствах.

– Но Леля отлично ездит на лошади! – заметил Крис. – Когда мы были у меня в загородном имении, то ездили верхом. И не раз.

– Ну, значит, у Лели была практика верховой езды, – улыбнулся Дамиан, вспоминая Лилины попытки ехать самостоятельно.

– У вас что-нибудь было? – неожиданно спросил Крис, пытливо взглянув на друга.

– Как ты себе это представляешь? – в голосе Дамиана чувствовалось раздражение. – Мне надо было попутно затащить девушку в кусты? Как выразилась Кассандра, благо их там было много.

– Возможно, и нет, – согласился Крис. – Но до этого вы две ночи провели вместе. Но Рин говорит, что между вами ничего не было. В чем дело? Я же вижу, что ты хочешь ее.

– То, что хочу я, не имеет значения, – отрезал Дамиан. – Разве мнение девушки мне не нужно учитывать в этом вопросе? И потом, представь себя на месте Лили сейчас и поймешь, что мои желания в данный момент неуместны. А оборотню в следующий раз посоветуй держать язык за зубами и не сыпать шуточками на эту тему.

– Хорошо. Как скажешь. Может, ты и прав, – согласился Кристиан, переводя разговор на другую тему. – Какие у нас планы на завтра?

– Завтра нам нужно выехать пораньше, чтобы успеть до вечера добраться в Торин, – Дамиан на мгновение замолчал. – Нам придется на ночь задержаться в городе. К тому же надо будет еще раз обсудить все детали предстоящей операции.

– Но ты ведь так и не сказал, что планируешь делать? – испытующе глядя на друга, спросил Крис.

– Все очень просто, – Дамиан улыбнулся. – Лиля отправится на обмен.

– Постой! – вскинулся Кристиан, не понимая, что хочет сказать Дамиан. – Но как так? Неужели ты все-таки отправишь ее на обмен, одну?

– Не совсем.

– Тогда я ничего не понимаю!

– Я же говорю – все очень просто, – Дамиан уже весело улыбался. – Мастер Иллюзий.

Некоторое время лицо Кристиана выражало полнейшее недоумение, но потом до него дошел смысл слов, и он тоже заулыбался.

– Хорошо придумано! – согласился с другом Крис. – Но ты уверен, что это сработает?

– Не думаю, что у наших похитителей есть Око Отражения, – Дамиан на мгновение задумался. – Все-таки вещица довольно редкая.

– Я бы сказал – очень редкая, – хмыкнул Крис. – Но как и где ты раздобыл Мастера Иллюзий?

– Ты же понимаешь, что я не стану отвечать на этот вопрос, – не допускающим возражений тоном произнес Дамиан.

– На какой вопрос ты не будешь отвечать? – весело хихикая, спросила Кассандра, появляясь из темноты леса. – Надеюсь, это не вопрос о твоей свадьбе с Лилей, на которой Кристиан хотел бы быть свидетелем, а ты ему отказал?

Вслед за духом, из леса вышли и Рин с Лилей. Услышав последние слова Кассандры, Лиля испуганно посмотрела на Дамиана и Криса. Но заметив, что они весело улыбаются, снисходительно поглядывая на летающую вокруг них призрачную девушку, успокоилась, понимая, что та, как обычно, шутит. Рин в это время подошел к котелку и, проверив готовность ужина, пригласил всех к импровизированному столу. Вскоре возле костра сидела дружная компания и ужинала, обсуждая при этом планы на завтра, а также то, что их может ожидать в Торине.


***


Леля нерешительно остановилась перед массивными двустворчатыми дверями, пытаясь выровнять дыхание и успокоиться. Вряд ли ее на этом ужине ждет что-то неприятное. Скорее уж, Балахон расщедрится на какие-то новости, поэтому, выдохнув, она толкнула двери и оглядела открывшуюся залу. В комнате было довольно темно, несмотря на зажженный камин и то, что на столе, стоящем прямо посередине комнаты, горел десяток больших свечей. Но кроме нее в комнате пока больше никого не было. Девушка решила осмотреться. На первый взгляд помещение было довольно обычное: два больших окна были задрапированы тяжелыми бархатными шторами, создающими теплый уют, кроме стола и пары стульев возле него, в комнате еще находился большой буфет. Комната напоминала скорее столовую, чем гостиную или комнату отдыха. Остановившись взглядом на столе, Лиля отметила, что он сервирован всего на две персоны. Значит, кроме нее и хозяина замка на ужине больше присутствовать никто не будет. Она-то пришла вовремя, но вот Балахон почему-то запаздывал. Только Леля подумала об этом, как отворились массивные двери и, шелестя длинными полами темного одеяния, в столовую пожаловал загадочный хозяин замка. Следом за ним практически бесшумно шел Филлис. Перейдя порог помещения, Балахон остановился:

– Доброго вечера, Ольга, – он почему-то упорно продолжал называть ее полным именем. – Рад, что вы присоединились ко мне и составили компанию.

– Как будто у меня был выбор, – пробормотала Леля, ожидая продолжения.

– Прошу вас, присаживайтесь, – проскрипел Балахон, проходя к одному из стульев. Второй стоял по другую сторону стола. – Позвольте заметить, что вы прекрасно выглядите сегодня.

– Благодарю, – сухо ответила Леля, проходя к другому стулу и присаживаясь на него. Выбирая платье для ужина из вороха той одежды, которую ей принес управляющий, она остановила свой выбор на темно-фиолетовом, полностью закрытом платье без каких-либо украшений. С прической решила особо не мудрить и просто заплела красивую косу. К тому же ей все равно не принесли ни шпильки, ни заколки, чтобы придумать что-то более замысловатое. Как только хозяин замка и его гостья сели за стол, Филлис налил в бокалы темно-красное вино и направился к дверям, чтобы, открыв их, пропустить прислугу с приготовленными для ужина блюдами. Пока слуги расставляли на столе принесенные яства, Леля сидела, маленькими глотками отпивая вино, и смотрела на своего визави. Как только с приготовлениями к ужину было закончено, и они остались втроем, Балахон встрепенулся и начал разговор:

– Как вам мой замок? Есть какие-то пожелания?

– Как насчет того, чтобы отпустить меня, например? – не особо рассчитывая на положительный ответ, спросила Леля, отщипывая кусочек птицы, которую ей подал Филлис.

– Вы же понимаете, что это исключено, – проскрипел хозяин замка. – Но я предоставил вам возможность быть моей гостьей, а не узницей. С ограничением перемещений, но только в целях вашей безопасности, конечно.

– Конечно… – язвительно протянула Леля.

– Но я вас пригласил сегодня не только, чтобы вы составили мне компанию за ужином, – продолжил, не обращая внимания на ее сарказм, хозяин замка. – Совсем скоро вы сможете вернуться к себе домой.

– Не значит ли это, что Лиля дала согласие на обмен?

– Именно так и есть. Вы совершенно правы, – подтвердил ее догадки Балахон. – Через пару дней мы произведем обмен, и вы сможете вернуться.

– А что будет с моей подругой? – у Лели окончательно пропал аппетит от услышанного, и она с нетерпением ждала ответа на свой вопрос.

– А вот это вам не стоит знать, – жестко отрезал Балахон. – Иначе вместо того, чтобы отправиться домой, вы направитесь совсем в другое место.

– Спасибо за приглашение, – Леля резко встала из-за стола и, с ненавистью глядя на своего собеседника, процедила: – Извините, но что-то у меня аппетит пропал. Я, пожалуй, покину вас.

– Доброй ночи, Ольга. Филлис, проводи нашу гостью.

Леля шла, не замечая ничего вокруг, потому что ее душили гнев, боль и тревога за подругу. Дойдя до двери в свою комнату-тюрьму, она остановилась, дожидаясь пока демон откроет дверь. Уже заходя в комнату, она услышала, как Филлис тихо спросил ее:

– Леди, вы читали книги, которые я вам принес?

– Да, Филлис, – Леля обернулась и посмотрела прямо в черные без белков глаза демона.

– Может быть, вы заметили что-то необычное в них? – через минутное замешательство спросил демон, старательно пряча свой интерес за деланно спокойным тоном.

– Заметила ли я что-то странное? – переспросила Леля, наблюдая за управляющим. – Заметила, что в одной из книг почему-то внезапно поменялось название, и проявилась весьма интересная картинка, выглядевшая до этого обычной кляксой.

Почему Леля решила сказать правду, она сначала и сама не поняла. Но как только она это сказала, то услышала явственный вздох облегчения стоявшего напротив демона.

– Значит, я не ошибся!

Глава 3, в которой любовь кружит голову, заставляя терять самообладание и свободу.

Лиля стояла на небольшой горке, разглядывая простирающийся вдалеке город. Торин выглядел как самый настоящий средневековой город. Огромная белая стена (в четыре человеческих роста) со сторожевыми башнями окружала город со всех сторон, а из-за нее выглядывали шпили каких-то высоких зданий. Мужчины спешились и стояли, тихо переговариваясь между собой. Лиля же сидела на лошади, решив, что совещание не затянется надолго, так как они обговорили все детали еще сегодня утром, когда завтракали тем, что осталось от ужина и запасов провизии из родной университетской столовой. Ночь, проведенная в лесу, оставила не самые приятные впечатления, поскольку пришлось спать на жесткой и прохладной земле. Все-таки погода была не жаркая, а ночью еще и заметно похолодало. Вспомнив, что ночью, не обращая внимания на присутствующих друзей, она спала рядом с Дамианом, Лилю снова охватило смущение. Тем более что вечером она ложилась одна на специально приготовленное место для ночлега и знала, что мужчины должны были расположиться рядом, соорудив походными постелями своеобразный круг возле костра. Устав за день, она уснула практически сразу же, убаюканная светом и теплом огня. Но ночью ей снилось, что настала самая настоящая зима: пошел холодный снег, задул северный ветер, а она куталась в свою куртку и никак не могла согреться. Но потом, в какой-то момент, почувствовала, что попала в теплую нору, в которой не было снега. В этой норе было тепло, хотя она была очень тесная, поэтому иногда не хватало воздуха. К тому же ей казалось, что нора что-то шепчет ей ласковое и успокаивающее, поэтому, расслабившись, Лиля решила, что несмотря на тесноту, здесь ей так тепло и хорошо, как не было хорошо нигде до этого. Свыкнувшись с теснотой и согревшись, она уснула и опять оказалась в пыльном и пустом замке. Растянувшись на кровати с балдахином, она с удовольствием ощутила под собой настоящую кровать и чистое, вкусно пахнущее постельное белье, чего была лишена в реальности. Засыпая, она поняла, что в этот раз как-то все немного по-другому. Словно кто-то еще, кроме нее, находился сейчас в этом замке. И этот кто-то был другом.

Проснулась утром Лиля от того, что ей катастрофически не хватало воздуха, и было очень жарко, словно она спала возле излишне натопленной печки. Открыв глаза, она сначала не поняла, почему так тяжело дышать, но чуть пошевелившись, осознала, что лежит, уткнувшись носом в мужскую, размеренно дышащую грудь. Прямо перед глазами она увидела край расстегнутой рубашки, в вырезе которой блестел какой-то черный амулет. Решив рассмотреть приковывающий внимание кругляшек поближе, она пошевелила руками и осознала, что словно лиана оплела всеми своими конечностями лежащее рядом теплое мужское тело. Подняв глаза выше, Лиля заметила мужественный подбородок с пробивающейся светлой щетиной.

– Выспалась? – вдруг тихо спросил голосом Дамиана мужчина, а Лиля осознала, что ее руки, словно сами по себе, гладят теплую спину мужчины. Да и горячие руки господина ректора в этот момент как бы невзначай прошлись вниз по ее спине, остановившись на бедрах.

– Ну что? Проснулись, голубки? – проворковал голос Кассандры прямо над их головами. – И как не стыдно-то? Вы бы хоть подождали, пока до спальни доберетесь! – вредный дух явно издевалась над ними. – Хотя, Дамиан, после такого ты просто обязан, как честный человек, женится на ней!

Лиля замерла, пряча алевшие щеки на груди мужчины, и скорее почувствовала, чем услышала, явственный вздох, и тут же Дамиан отстранился, выпуская ее из кольца сильных рук. А Лиля, повернув голову, заметила, что остальные постели пусты. Значит, Рин с Крисом уже встали. Дамиан тоже поднялся и теперь стоял, протягивая ей руку, предлагая помощь. Встав на ноги, Лиля увидела, что солнце только-только взошло, и было еще довольно прохладно. Передернув плечами, она зевнула, но накинула куртку и поспешила к ручью, в котором вчера умывалась.

– Лиля, будь осторожна, – догнал ее спокойный голос Дамиана. Она обернулась, пытаясь сказать, что вряд ли на расстоянии пары десятков метров от него с ней что-то может случиться, но, уловив горящий взгляд мужчины, от которого где-то в животе зародилось горячее желание, застыла. Она вспомнила о том, в какой позе проснулась сегодня, и все заготовленные язвительные слова вылетели из головы, а остался только жар в теле от неудовлетворенного желания.

– Я присмотрю за ней, – весело протараторила Кассандра, до этого наблюдавшая за ними с явным удовольствием, и подлетела к Лиле. – Ну, пойдем, дорогая. Там в ручье такая отличная прохладная водичка. Так освежает, что прямо ух!

Дамиан проводил уходящую девушку взглядом, а затем, растерев лицо, поднял глаза к небу и застыл на пару минут, делая размеренные вдохи и выдохи.

Когда Лиля вернулась, то уже вся мужская часть спасательной команды сидела возле заново разведенного костра и, попивая свежезаваренный кофе, обсуждала предстоящую дорогу и план действий в Торине. Она в общих чертах знала о плане Дамиана, которым он с ними поделился еще вчера после ужина. Не факт, что этот план ей нравился, но он был единственным вариантом как-то освободить Лелю без лишних жертв и проблем.

– Лиля, ты чего такая грустная? – спросила, весело улыбаясь, Кассандра, отвлекая ее от воспоминаний и раздумий. – Вон до Торина осталось совсем немного. Скоро уже будем в городе, а там уже Дамиан вытащит твою подругу.

– Ну да, – хмуро ответила Лиля, не глядя на духа.

– Да ладно, не переживай! Дамиан пойдет и всем там покажет! – Кассандра весело засмеялась. – Эх, хотела бы я посмотреть на то, как он там в твоем облике будет буянить!

– Это-то меня и беспокоит, – пробормотала Лиля, скосив глаза на стоящих в отдалении мужчин.

– Что тебя беспокоит? – призрачный дух подлетела, пытливо заглядывая девушке в лицо. – То, что он там, пока будет тобой, слегка развлечется?

– Нет, – поморщилась от такого предположения Лиля. – Я за него переживаю. Вдруг что-то с ним там случится?

– Ты, правда, за него переживаешь? – спросила, внезапно став серьезной, Кассандра.

– Конечно, – просто ответила Лиля, – Как я могу не переживать, зная, что он идет туда вместо меня?

– Ну, Дамиан – мальчик большой, – Кассандра смотрела на Лелю все также внимательно. – Да и маг он сильный и опытный.

Лиля, понимая бессмысленность дальнейшего разговора, просто молча пожала плечами, не собираясь еще что-то объяснять. Тем не менее решила спросить Кассандру еще кое о чем, пока их никто не слышал:

– Кассандра, скажи мне, как получилось, что тогда, на территории университета, Ивар тебя услышал, если никто, кроме некромантов, не может ни видеть, ни слышать тебя?

– Не может, – согласилась Кассандра, весело улыбаясь. – Но я могу изредка очень поднапрячься и стать слегка материальной. Правда, на это очень много сил уходит. Но в тот раз на пару мгновений хватило.

– Ясно, – Лиля печально покачала головой, вспоминая неприятное. В этот момент мужчины наконец-то договорились и направились к ним. Лиля по-прежнему ехала вместе с Дамианом, но теперь, после двух дней пути, она уже привыкла к скачкам и не так опасалась ехать верхом. Но чего нельзя было сказать – так это то, что близость Дамиана перестала действовать на нее за эти два дня. Даже наоборот, ей казалось, что она гораздо острее стала реагировать на то, что мужчина постоянно находится очень близко от нее, будоража ее чувства. Лиля уже с нетерпением ждала, когда они приедут в город, и она сможет побыть одна. Они решили, что снимут в знакомой гостинице два номера: один для мужчин, а другой – для Лили. Поэтому, подъезжая к главным воротам Торина, девушка предвкушала, как сможет спокойно поспать сегодня ночью в обычной кровати, а еще больше она мечтала принять ванну или душ. Но, судя по тому, что она узнала о Мирдаиле, водопроводом и канализацией местные жители не избалованы. Но и простая ванна, наполняемая водой из ведер, ей сейчас казалась настоящим раем.

В отличие от Сиала здесь на въезде в город стояли настоящие стражники с цепкими глазами и подтянутыми фигурами. Подъехав ближе к городу, путешественники были вынуждены приостановиться, так как возле городских ворот стояла большая толпа людей, желающих пройти в город. Гвалт вокруг стоял невообразимый. Казалось, что все говорили разом. Что за столпотворение и с чем оно связано, Крис выяснил, спросив у мужчины, управляющего большой крытой повозкой. Оказалось, что в городе через день начинается большая ярмарка. Поэтому сейчас туда спешили попасть жители из окрестных городов и деревень, а также бродячие артисты в надежде хорошо заработать за ярмарочные дни. Как раз мужчина, с которым Крис разговорился, и оказался владельцем бродячего цирка. Оглядев их четверку, Райнер, хозяин цирка, предложил им встать в очередь вместе с ними. Когда они пристроились рядом с повозкой, из нее выглянула молодая симпатичная девушка с блестящими черными волосами и такими же яркими карими глазами, как у Райнера.

– Кто это, папа?

– Путники, Мериса, – ответил, глядя с отеческой улыбкой на девушку, Райнер.

Вслед за девушкой из-за полотняной занавески, закрывающей проем, ведущий внутрь повозки, выглянула красивая молодая женщина. Ее черные глаза сначала внимательно осмотрели трех мужчин, едущих рядом с повозкой, а затем остановились на Лиле. Поправив тугую косу темно-красных, с вишневым оттенком волос, женщина обернулась к Райнеру:

– Нам еще долго здесь стоять придется, дорогой?

– Прилично, судя по очереди желающих проехать в город, Карила, – обернулся Райнер, чтобы посмотреть на женщину. – А что такое?

– Я вижу, что девушка устала, – красноволосая циркачка Карила посмотрела на Лилю.

– Не хочешь зайти к нам? Отдохнешь от поездки верхом.

Лиля, в этот момент осознавшая, что и в самом деле просто ужасно устала, действительно была не против отдохнуть в повозке от однообразного сидения в седле. Не успев ответить согласием, она услышала, как Карила подбадривает ее:

– Ну же, не бойся. Посидим, чаю попьем, – циркачка широко улыбнулась, демонстрируя идеальные зубы. – И успокой своего мужа, а то он смотрит так подозрительно на меня, как будто я тебя своровать хочу.

Лиля обернулась и умоляюще посмотрела на Дамиана, догадываясь, что Карила, скорее всего, именно его имеет в виду. Мужчина нахмурился, но тем не менее направил жеребца ближе к повозке, и когда они поравнялись с ней, ухватил Лилю за талию и одним движением ссадил с коня. Очутившись на повозке, Лиля сначала чуть не вскрикнула, поскольку ноги ее нещадно затекли и плохо слушались.

– Иди, деточка, полежи, – сочувственно сказала Карила, качая головой. – Мериса!

На ее окрик выглянула темноволосая девушка и, увидев Лилю, ухватила ее за руку и аккуратно повела внутрь повозки. Карила в этот момент посмотрела на Дамиана, который все еще был рядом.

– Без глупостей, – просто и спокойно сказал господин ректор, глядя красноволосой циркачке в глаза.

– Ты сильный. Но сила твоя другая, словно ты плаваешь на поверхности, боясь нырнуть глубже, – Карила на мгновение замолчала, не отводя взгляда от мужчины. – Не беспокойся. Здесь она в безопасности, – резко развернувшись, Карила, ласково погладив по плечу Райнера, скрылась внутри повозки.

Там она сразу же принялась хлопотать возле неподвижно лежащей Лили.

– Ох, деточка. Что же ты так себя не бережешь?

Лиля только простонала в ответ, лежа на небольшой узкой кровати.

– Ничего, ничего. Скоро уже въедем в город, а там ты, как помоешься, намажь пострадавшие места мазью, которую я тебе дам, и все быстро пройдет, – Карила ласково погладила Лилю по голове и принялась хлопотать над небольшим чайничком в импровизированном кухонном уголке. Мериса в этот момент с любопытством смотрела на Лилю, но не решалась заговорить с ней. Лиля же, страдая от боли в спине и ногах, тем не менее с интересом осматривала внутреннее убранство повозки. Увидев, что Карила ставит небольшой чайничек на какой-то странный плоский камешек, решила узнать, что это:

– А что вы делаете?

– Чайник ставлю греться, – ответила, оглянувшись на нее, Карила. – Подарок из Фаленсии. Здесь-то магов нет, так что пользуемся тем, что в соседнем государстве сделали.

– Это что-то типа портативной плиты? – Лиля поднялась на локте, чтобы получше рассмотреть странную конструкцию.

– Я не поняла, что ты хотела сказать, но этот камень может нагревать все, что ставишь на него. Очень удобно в дороге, – ответила Карила, возвращаясь к своему занятию. Тут до Лили дошел смысл ее слов про Фаленсию.

– Карила, вы сказали, что это подарок из Фаленсии? Вы общаетесь с жителями этой страны и видели их?

– Ну, не то чтобы общаемся… – замялась циркачка.

– У мамы там отец живет, – вдруг подала голос до этого молчавшая Мериса. – Только папа его не очень любит, и поэтому мы редко видим деда.

– Цыц, сорока, – без всякого осуждения прикрикнула на дочь Карила. – Разболталась…

– Да вы не бойтесь, если нужно хранить это в тайне, я никому не расскажу, – заверила циркачку Лиля. – А вы можете рассказать про Фаленсию?

– Нет, деточка, прости, – Карила вздохнула, отвлекшись на закипевший чайник. И только после того, как засыпала в него сухие листики и поставила чайник на столик, продолжила. – Не имею я права рассказывать. Клятвой связана.

– Жаль… – огорченно протянула Лиля, надеявшаяся на то, что узнает все о загадочной Фаленсии. – Я так хотела узнать, кто там живет.

– Ну, узнаешь еще, – заверила ее Карила, улыбаясь. – Твой путь здесь еще долог. Скоро сама все увидишь.

– Вы – гадалка? – спросила удивленно Лиля, передергивая плечами.

– Ты боишься гадалок? – Карила заметила ее невольное движение.

– Не то чтобы боюсь… Просто несколько месяцев назад мне гадали и предсказали то, что действительно произошло.

– Что-то плохое? – спросила Карила, наливая чай в небольшие чашечки и протягивая одну из них Лиле.

– Да. Хорошего мало, – согласно кивнула головой девушка, принимая чай и садясь на мягкий лежак.

– Ты не переживай, милая, – ласково сказала циркачка. – Я вижу, что все устроится. И то, что случилось, это все не просто так. Значит, так должна была повернуться судьба того, кто тебе дорог и пропал.

– Вы знаете, что моя подруга пропала?

– Скорее, я вижу, что кто-то близкий тебе исчез на время из твоей жизни, – Карила на мгновение замолчала. – Но это ее путь. Ей нужно было пройти его, иначе она не смогла бы стать тем, кем ей определила быть Хозяйка Судеб.

– Хозяйка Судеб? – удивилась Лиля. – А кто это?

– Хозяйка Судеб – это мать всех богов, – просто ответила Карила, с улыбкой глядя на девушку. – Да ты пей чай-то и отдыхай. И не переживай. С таким мужем, как у тебя, можно чувствовать себя под надежной защитой.

– А он мне не муж, – просто сказала Лиля, решив быть откровенной с понравившейся ей циркачкой. – Я даже не знаю, что он чувствует ко мне и нужна ли я ему.

– Как же так? – весело расхохоталась Карила. – Ты такая наивная девочка. Поверь мудрой женщине – этот мужчина безумно влюблен. Ты будешь очень счастлива, если, конечно, ваше чувство взаимно. Ведь такие, как он, влюбляются только раз и навсегда. Если они находят свою половину, то до самой встречи с Ледяной Богиней будут любить. А если им не повезло со взаимностью, то превратят и свою жизнь, и жизнь избранницы в постоянный кошмар. Но ты ведь тоже любишь его?

– Да, – тихо ответила Лиля, немного испуганная тем, что ей рассказала Карила.

– Тогда ни о чем не беспокойся, милая, – женщина подмигнула ей, забирая опустевшую чашку. А Лиля в этот момент осознала, как на нее резко навалилась усталость, и глаза стали закрываться. Уже уплывая в сон, она почувствовала ласковое прикосновение к волосам и услышала тихий шепот:

– Спи, девочка. Впереди тебя ждет твой путь.


***


– Ты ничего мне не хочешь объяснить? – Леля стояла в дверях своей комнаты, сложив руки на груди и испытующе смотря на Филлиса. – Что это за книга? И о чем ты догадывался?

– Леди… – несмело начал управляющий, опустив глаза.

– Да-да, я помню. Ты не можешь мне ничего рассказать, – Леля нахмурилась, но решила выяснить все до конца, настояв на своем. – Но про книгу ты мне можешь поведать?

– Леди, я хочу вам все рассказать, но не сейчас, – демон покачал головой, умоляюще смотря на нее. – Сначала прошу вас прочитать ее до конца, а потом уже я вам расскажу то, что смогу.

– Хорошо, – согласилась Леля, сама удивившись своей покладистости. – Хорошо.

Она отодвинулась, пропуская управляющего к двери. Зайдя в комнату, она обернулась на пороге:

– Завтра, Филлис.

– Хорошо, леди, – покорно согласился демон.

Леля закрыла дверь и, привычно не услышав щелчка, решила проверить свою догадку – дверь была заперта. Как устроен замок в этой комнате – до сих пор было непонятно. Подойдя к кровати, она решительно избавилась от платья и легла. Настроение было отвратительное. Она даже не стала ругаться из-за отсутствия ванны и возможности умыться, так как сил и желания делать это просто не было. Решив отложить гигиенические процедуры на утро, девушка закрыла глаза и провалилась в сон. И снова во сне она плавала в каком-то темном тумане. Ей совсем не было страшно. Наоборот, она словно покачивалась на волнах теплого моря, которое к тому же мягко поддерживало, словно самая лучшая перина, не позволяя упасть. Ей было так хорошо… Туман что-то шептал ей – ласковое и доброе, отчего становилось спокойно и радостно. «Вот бы так каждую ночь плавать здесь», – подумала Леля и перевернулась на живот. «Нет ничего проще», – шепнул туман, ласково погладив девушку по щеке.

Утром Леля открыла глаза в прекрасном расположении духа и великолепно отдохнувшая. Потянувшись в кровати, она пыталась вспомнить, что же ей такое хорошее снилось, но в памяти остались только ощущения невесомости и тепла. Но по крайне мере сегодня она снова была готова воевать с этим миром и с прислугой, поэтому, резко хлопнув в ладоши, решила дождаться управляющего или служанку и потребовать ванну и завтрак.

На ее вызов явился сам демон. Но то ли он уже догадывался, о чем попросит девушка, то ли просто знал это, но, когда дверь в комнату открылась, на пороге показались слуги, несущие ту же самую лохань и ведра с водой, а потом показалась и служанка с завтраком на подносе.

– Вот это сервис в нумерах! – совсем не по-женски присвистнула Леля, увидя хоровод утренних гостей. – Да вам уже можно смело четыре звезды присвоить за такой сервис. До пяти, к сожалению, не дотягиваете – вай фая нет и телевизора.

– Доброго утра, леди, – поздоровался Филлис, проходя в комнату. – Надеюсь, вы хорошо спали сегодня?

– Отлично, Филлис. Спасибо, – улыбнулась Леля, решив поблагодарить за заботу прямо с самого утра.

– Как закончите…

– Да-да, я знаю. Обязательно хлопну в ладоши, – прервала его Леля, нетерпеливо дожидаясь, когда ее оставят одну наедине с горячей водой и завтраком.

– Хорошо. Приятного аппетита, – произнес управляющий, закрывая дверь.

Мучительно разрываясь между тем, что сначала сделать – помыться или поесть – Леля решила выбрать первое, рассудив, что еду можно и холодную есть, а вот мыться в холодной воде – не самое большое удовольствие. Вдоволь наплескавшись, она завернулась в простыню и села к столику, проверяя, чем ее сегодня будут кормить. На удивление, еда была, как и вчера, на высоте. С удовольствием позавтракав, девушка выбрала из сундука простое и удобное платье, решив, что сегодня вряд ли Балахон решит повидаться с ней. Не успели они еще друг по другу соскучиться, чтобы так часто видеться. Она дождалась, когда придут слуги и заберут использованную лохань и пустую посуду, и с нетерпением достала из-под подушки темно-фиолетовый фолиант.

– Ну что же, мой хороший, – тихо сказала девушка, поглаживая бархатную обложку. – Поведай мне свои тайны.

Раскрыв книгу, она еще раз полюбовалась на красочную гравюру, отметив, что сегодня женщина выглядит какой-то немного грустной, хотя все такой же красивой. Леля, пристально рассматривая женщину, обратила вдруг внимание на то, что в ее иссиня-черных волосах сияла невероятной красоты диадема. Вздохнув, что никогда ей не увидеть и не носить нечто подобное, она перевела взгляд на мужчин и хмыкнула.

– А ты, очевидно, влюблен в нее, – пробормотала Леля, рассматривая беловолосого, со страстью смотревшего на красотку в восхитительной диадеме. Только лишь красноволосый демон на картинке, казалось, не изменился и стоял так же, как и вчера. Полюбовавшись еще раз на диадему, Леля перевернула страницу и, пропустив предисловие, начала внимательно читать.


***


Лиля проспала пару часов, пока они медленно добирались до ворот города и проезжали через них. Она не видела, как стражники на воротах придирчиво осматривали их багаж и сурово спрашивали о цели их визита в Торин. Только убедившись, что путешественники и циркачи вполне благонадежны, стража пропустила их. И вскоре трое всадников и крытая повозка ехали по улицам славного города Торин, любуясь праздничной иллюминацией. Дамиан договорился с циркачами, что они доедут до нужной им гостиницы и только тогда расстанутся. Путешественники, наконец-то, смогут отдохнуть и перекусить, а циркачи поедут дальше на городскую площадь, где их уже дожидаются друзья.

Доехав до знакомой гостиницы, Дамиан спешился, договорившись, что заберет Лилю из повозки, а Рин с Крисом пока снимут им комнаты и закажут горячий ужин. Заглянув в повозку, он увидел, что Лиля сладко спит на небольшой походной кровати. Переведя взгляд на Карилу, сидевшую рядом с Лилей, он увидел, что женщина улыбается, глядя на спящую девушку.

– Береги девочку, – вдруг прошептала циркачка, обращаясь к мужчине. – Ее отметила Хозяйка Судеб.

– Хорошо, – кивнул Дамиан, поднимая Лилю на руки. Девушка при этом даже не проснулась, а только что-то пробормотала, прижавшись во сне к мужчине. – Буду беречь.

– Изначальная Тьма любит всех своих детей, пусть даже они и из другого мира, – неожиданно сказала женщина вслед мужчине. – Но как бы ты не хотел ее сберечь, ты все равно ее потеряешь. Но это твой путь, написанный Хозяйкой Судеб.

Но Дамиан, к сожалению, уже не слышал прощальных слов красноволосой циркачки, сосредоточенный на своей драгоценной ноше.

По дороге он перехватил поудобнее спящую Лилю и, уже подходя к крыльцу гостиницы, услышал вопрос:

– Дамиан? Где мы?

– Мы в Торине, – улыбнувшись, ответил Дамиан, глядя на заспанное личико и растрепавшиеся волосы Лили. – Ты проспала пару часов.

Лиля удивленно округлила глаза, вертя головой по сторонам. Увидев, что они стоят возле большого двухэтажного здания, напоминающего гостиницу, попросила Дамиана отпустить ее и, уже стоя на ногах, огляделась вокруг. Около гостиницы располагались конюшни и различные дворовые постройки.

– Где Крис с Рином?

– Они уже внутри и должны были заказать нам ужин и комнаты.

– Ужин!.. – протянула мечтательно Лиля. – Я ужасно проголодалась и еще очень сильно хочу провести в ванной не меньше часа.

– Тогда не будем стоять здесь и пойдем, – рассмеялся Дамиан, предлагая ей руку. Уже заходя в здание, Лиля увидела название гостиницы и удивилась, потому что никак не ожидала, что когда-нибудь увидит такое. На красочной вывеске яркими красными буквами было выведено: «Бермудский треугольник». Прочитав название, Лиля чуть споткнулась от неожиданности.

– Что случилось? – спросил Дамиан, вопросительно глядя на девушку, не отрывавшую взгляд от вывески.

– Название… – Лиля кивнула в сторону вывески.

– А что с ним не так?

– Бермудский треугольник. Так в моем мире называется некое географическое место, в котором пропадают корабли, самолеты и люди.

– Довольно необычно, но не вижу в этом ничего странного, – спокойно ответил Дамиан. – Может быть, это название услышали когда-то от путешественников, которые были с Земли и увлекались загадками.

– Может быть… – пробормотала Лиля, не понимая, почему ее так зацепило это название. Решительно отбросив тревожные мысли, она улыбнулась и вошла в открытую Дамианом дверь.

Внутри было красиво и замечательно пахло. Когда они вошли, на первом этаже Лиля заметила большую лестницу, ведущую на второй этаж, на котором, по всей видимости, располагались комнаты для постояльцев. Здесь же, чуть дальше от входа, стояли небольшие столики, за половиной которых сейчас сидели и ужинали самые разные люди. Справа от входа, как и во всех тавернах, находилась небольшая барная стойка. Возле нее, опираясь своим объемным бюстом на блестящую поверхность, стояла служанка, флиртующая с мужчиной за стойкой, который что-то писал в небольшой тетрадке, попутно улыбаясь молоденькой служанке. Когда девушка заметила вошедших, то, быстро одернув форменное платье, приветственно улыбнулась им.

– Доброго вечера, уважаемые.

Мужчина за стойкой, услышав приветствие коллеги, прервал свое занятие и поднял глаза от тетрадки:

– Добро пожаловать! Проходите, – сделал он приглашающий жест рукой. – Райка, пропусти постояльцев.

Райка, так звали служанку, взяв поднос со стойки, упорхнула в зал, давая возможность Дамиану с Лилей подойти ближе.

– Добрый вечер, – поздоровался Дамиан. – Наши спутники должны были у вас заказать комнаты и ужин.

– А… два молодых человека? – уточнил мужчина, оглядывая их любопытным взглядом. – Да, они говорили, что вскоре должны подойти их друзья. Они сидят за столиком возле окна, вон там, – мужчина протянул руку, указывая направление.

– Хорошо, благодарю вас, – Дамиан повернулся, чтобы направиться к указанному столику, но тут его остановил мужчина за стойкой.

– Прежде чем вы пойдете на ужин, позвольте поздравить вас с таким важным и знаменательным событием!

– Каким? – удивленно спросил Дамиан.

– Ну как же? Со свадьбой. Ваши друзья сказали, что вы молодожены и заказали для вас отдельный номер.

– Понятно, – пробормотал Дамиан, зло сжав губы. А Лиля от этого заявления чуть не расхохоталась, чувствуя во всей этой затее дурное влияние некоей призрачной дамочки.

– Надеюсь, что вам у нас понравится, – мужчина лучезарно улыбнулся. – Меня зовут Бонд. Я – управляющий. Можете ко мне обращаться со всеми вопросами.

– Я понял. Спасибо, – хмуро ответил Дамиан, жестом приглашая Лилю пройти вперед. А она в этот момент еде сдерживалась, чтобы не рассмеяться, потому что имя управляющего доконало ее окончательно. В то же время ей нестерпимо захотелось познакомиться с владельцем этой гостиницы и задать ему пару вопросов.

Пройдя до указанного столика, она с облегчением плюхнулась на скамью, улыбаясь сидевшим парням:

– Всем привет.

– Привет, соня, – заулыбался Кристиан. – Как спалось?

– Отлично, – ответила довольная Лиля. – Чем нас кормят сегодня?

– Мы заказали на всех ужин, пока вас не было, – Рин посмотрел на хмурого Дамиана. – Надеюсь, вы не в обиде?

– Нет, – Дамиан посмотрел внимательно сначала на Рина, потом на Криса.

– Это была не наша идея! – тут же открестился Крис, отодвигаясь на всякий случай подальше от друга. – Ну и потом, что такого? В Сиале же ты представлял Лилю своей женой? Мы решили, что так будет даже лучше. И никаких пересудов, и разговоров.

–В следующий раз предоставь мне самому решать, что будет лучше, – зло выпалил Дамиан, глядя в упор на парня.

Неизвестно к чему бы могла прийти их перепалка, но в этот момент служанка принесла заказанный ужин. Расставляя тарелки и блюда, она попутно успевала стрелять глазками во всех сидевших за столом мужчин, а также весьма демонстративно наклоняться, позволяя любоваться своими выдающимися прелестями.

– Господа желают что-нибудь еще? – спросила девушка, расставив все блюда.

– Спасибо, – поблагодарил ее Дамиан, все еще зло поглядывая на Криса. – Мы позовем вас, если что-то понадобится.

– Ну ладно, извини, – Крис все же решил извиниться, видя, что друг не на шутку разозлился на него. – Буду должен.

– Забыли, – отрезал Дамиан, приступая к еде.

Лиля, все это время сидевшая молча, не понимала, почему Дамиан так взвился из-за этой вполне безобидной шутки. Ну, сказали ребята про них, что они молодожены. Ну, что с того? Они сегодня здесь, а завтра уехали. Кто вспомнит об этом через день? Поэтому она, решив не обращать внимания на перепалки за столом, принялась за еду. Ребята расстарались и заказали для нее вкусную жареную рыбу с овощным гарниром. Поглощая с удовольствием свой ужин, она смотрела, что мужчины заказали себе. Оказалось, что все они решили побаловать себя тушеным мясом с таким же овощным гарниром и теплыми салатами. Решив попробовать салат, она потянулась за ним, но ее опередил Крис, умыкнув последнюю плошку.

– Крис! – возмутилась Лиля. – Не будь жадиной и отдай салат в пользу голодающих детей.

– Это ты-то голодающий ребенок? – притворно изумился парень, подвигая плошку с салатом ближе к себе. – Извини, Лиля, ты мне друг, но салат – дороже. И к тому же на ночь много есть вредно – от этого фигура портится.

– Ну и ладно. Жадина-говядина, – буркнула Лиля и тут увидела, как Дамиан подвигает ей свой, пока еще нетронутый салат. – А ты?

– Я с тобой буду есть, – Дамиан смотрел на нее, улыбаясь. – Ты же не жадина и поделишься со мной.

– Конечно, поделюсь, – Лиля тоже улыбнулась, да так, что на щеках появились милые ямочки. И, поставив миску с салатом между ними, принялась пробовать то, что так нахваливали мужчины. Салат действительно оказался «на высоте», как, впрочем, и вся остальная еда. Вскоре она поняла, что наелась так, что и двинутся не может с места. Поэтому дальше только лениво наблюдала, как мужчины доедают свои блюда и заказывают напитки. Но девушка понимала, что даже маленькая чашка чая в нее уже не поместится, поэтому, извинившись, решила покинуть мужское общество и подняться в заказанный номер.

– Крис, скажи, а ванну здесь можно где-то раздобыть?

– Да ты иди, мы попросим, чтобы тебе принесли горячую воду наверх.

– Отлично, спасибо, – Лиля, весело улыбаясь, направилась к лестнице.

Уже позже, лежа на огромной кровати в номере после горячей ванны, к тому же использовав чудодейственную мазь, которую ей передала Карила, она блаженствовала, ощущая себя необыкновенно чистой и довольной. Номер оказался, как и местная кухня, просто замечательным, а кровать – очень удобной и мягкой. Но лежа на кровати, она думала о том, что променяла бы комфорт уютной постели на ночевку в лесу, если бы рядом с ней был Дамиан. Задумавшись о том, чем сейчас заняты мужчины, она вспомнила, какие взгляды бросала местная служанка на ее спутников. Особенно ее задело то, что Дамиан мог обратить внимание на симпатичную служанку.

– Вот и ревность проснулась, хотя, по сути, ты не имеешь права ревновать, Лиля, – сказала она самой себе. – Ведь между вами ничего нет.

Но от этих слов воспоминания о проведенных вместе мгновениях не уходили, а только еще больше множились, заставляя сожалеть об упущенных возможностях. Задумавшись, Лиля смотрела на одинокую свечу, горевшую в комнате, а потом решила, что ей просто необходим глоток свежего ночного воздуха, чтобы охладить разгоряченную мыслями голову.

Встав с кровати, она подошла к окну и немного приоткрыла его, запуская свежий воздух в комнату. На улице было хорошо. Где-то вдалеке слышались шум и голоса гуляющих и празднующих что-то людей. Вдыхая прохладный воздух, она наслаждалась, понимая, что, возможно, это последний спокойный вечер в этом мире.

– Дамиан, – вдруг раздался совсем рядом голос Кристиана, и Лиля, вздрогнув от неожиданности, застыла возле открытого окна.

– Да?

– Не понимаю, почему ты так завелся от обычной шутки? – вопрос остался без ответа, и Лиля подумала, что Дамиан решил не объяснять причины другу, но через некоторое время послышался усталый голос мужчины.

– Конечно, ты не понимаешь, – Дамиан вздохнул. – Потому что не подумал, каково мне спать с ней в одной комнате.

Лиля от этих слов словно похолодела, а слезы наполнили глаза. Она не думала, что настолько противна Дамиану.

– Все настолько плохо? – тихо спросил Крис.

– Да.

Лиля уже беззвучно плакала, но сил, чтобы закрыть окно и не слушать дальше, почему-то не было.

– Мне с каждым днем становится все труднее сдерживаться, – вдруг со стоном сказал Дамиан. – Все, о чем думаю – это схватить на руки и унести куда-нибудь подальше. Желательно в какое-нибудь укромное место и не выпускать из постели несколько дней.

Неожиданное признание мужчины совсем вывело ее из равновесия. Так он не хочет с ней ночевать только потому, что не уверен, сможет ли сдержаться!.. От осознания этих слов в голове зашумело, а сердце предательски громко застучало.

– Но почему ты тогда не хочешь подняться к ней в комнату сейчас? Здесь бы никто и слова против не обронил, после того как мы сказали, что вы – молодожены.

– Я тебе уже говорил об этом.

Лиля в этот момент стала дышать реже, пытаясь не пропустить ни слова из разговора мужчин.

– Но, Дамиан, тебе не кажется странным, что ты все решаешь за вас двоих? Мне не казалось, что Лиля была бы против близости с тобой, несмотря на все последние события. Ведь это никак не связано между собой?

– Связано, – Дамиан вздохнул. – Я просто буду считать себя каким-то бесчувственным чурбаном, если буду сейчас, когда на Лилю обрушились события последних дней: похищение подруги, вынужденное посещение этого мира – настаивать на близости. Лучше уж перетерпеть.

– Ладно, как знаешь, – Крис на минуту замолчал. – Мы с Рином идем в умывальню. Тут недалеко, управляющий подсказал. Пойдешь с нами?

– Да, конечно, – согласился Дамиан, – пойду.

Лиля в этот момент просто молча сползла на пол, пытаясь осмыслить услышанное. То есть Дамиан не обращал на нее внимания после новогоднего бала только потому, что переживал за нее и боялся, что она не поймет его. Ну, допустим, в первый вечер, когда Леля пропала, она действительно не могла больше ни о чем думать. Но потом он сам решил не выказывать интерес к ней и даже практически не целовал. Лиля сидела на полу, не понимая, что ей делать с этим подслушанным откровением и как поступить. Но одно она поняла точно: на самом деле любимый мужчина хочет отношений с ней. А вот что делать с этим знанием? Идти к нему? Она даже рассмеялась, представляя, как, встретив Дамиана в коридоре, томно упадет ему на грудь и скажет: «Дамиан, я ваша навеки!». Полный абсурд! Конечно, она никогда не сделает этого. Тогда остается только ждать, когда они спасут Лелю и вернутся в ОМУМ. Другого варианта нет.

«А он тоже хорош!» – подумала Лиля. После услышанных откровений ее охватила какая-то злость на мужчину, который даже не поинтересовавшись о том, чего она хочет и что считает приемлемым, решил все за нее сам. На мгновение она даже зашипела от злости, вспомнив, каких ужасов она сама себе напредставляла, а разгадка была такой простой. Но с другой стороны (что уж врать-то самой себе!), ей было приятно, что мужчина оказался не бесчувственным чурбаном, а ему было небезразлично, что о нем подумает любимая девушка и какие чувства она испытывает. Решив благожелательно простить мужчину, Лиля улыбнулась и закрыла окно. Вернувшись в кровать, она еще улыбалась, вспоминая все моменты, когда Дамиан сдерживался. Теперь-то она знала, что это было именно испытание силы воли. Губы сами собой разъезжались в довольную улыбку от осознания случившегося и, что уж говорить, от удовольствия знать, что ты желанна. Мысли скакали как сумасшедшие, окончательно прогоняя сонливость. А может быть, все дело было в том, что она выспалась в повозке у бродячих артистов? Но спать не хотелось категорически. А хотелось совсем другого. Осознав, чего ей на самом деле хочется прямо сейчас, Лиля разволновалась, ее бросило в жар и охватило томление. Она представляла, что Дамиан, решив отбросить свои сомнения, пришел к ней, а дальше фантазия начинала рисовать только самые неприличные картины.

– Вот, черт, – простонала Лиля, закусывая уголок подушки. – Так, надо успокоиться.

Но аутотренинг не помогал – фантазия разыгралась не на шутку, никак не желая униматься. Устав бороться сама с собой, девушка легла, закрыв голову подушкой. Через некоторое время, ей показалось, что она услышала какой-то звук. Высунув голову из-под подушки, она снова прислушалась. Оказалось, что звук действительно был не плодом ее фантазии. В дверь ее комнаты стучали… Спустя мгновение раздался голос:

– Лиля, у тебя все в порядке? – голос Дамиана звучал достаточно глухо, видимо потому, что дверь была закрыта довольно плотно. Первым порывом Лили было крикнуть, что с ней все в порядке, но потом она поняла, что, возможно, это шанс, который она, как настоящая женщина, не должна упустить. Иначе Дамиан так и будет дальше проявлять свою силу воли. Поэтому, ничего не ответив, она вскочила с кровати и бросилась к своему походному рюкзаку, в который при сборах уложила свою самую откровенную пижаму. Если уж быть честной, то укладывая этот сногсшибательный комплект, который она в свое время купила по настоянию Лели, девушка надеялась именно на такое развитие событий.

– Лиля! – раздался за дверью теперь уже нетерпеливый, с нотками тревоги голос мужчины, а она в этот момент, наконец-то откопав нужные вещи, быстро надела их.

– Спит, наверное, уже, – вдруг раздался тихий голос Дамиана. – Тогда сладких снов тебе, милая.

Понимая, что Дамиан сейчас уйдет, Лиля кинулась к двери и быстрым движением открыла ее.

– Привет, – только и смогла вымолвить девушка, пытаясь не выглядеть запыхавшейся. – Что-то случилось?

– Нет, – Дамиан быстрым взглядом окинул ее фигуру, прикрытую лишь небольшими кружевными шортиками и весьма маленькой маечкой. Глаза мужчины загорелись, но потом он сделал небольшой шаг назад и спокойно посмотрел на нее. – Я просто решил проверить, как ты. Как тебе комната, и все ли в порядке?

– Да, все в порядке, – ласково улыбаясь, ответила соблазнительница, специально становясь так, чтобы тусклый свет коридора подчеркивал все ее достоинства, прикрытые сейчас лишь полупрозрачной материей. – Зайдешь?

– Н-нет, – пробормотал Дамиан. – Ты, наверное, устала. А я, пожалуй, тоже пойду спать.

Понимая, что мужчина все же не сдается и продолжает проявлять стойкость, да к тому же готов сбежать, не обращая внимания на весьма недвусмысленные сигналы с ее стороны, Лиля решилась на крайний шаг, который всегда безотказно действовал на мужчин.

– Дамиан!

– Что?

– Мне нужна твоя помощь!

– Что случилось? – Дамиан, уже не обращая внимания на то, что хотел еще минуту назад уйти, зашел в комнату, закрывая за собой дверь. – Лиля, что случилось?

Девушка поняла, что прием-то она применила, но не придумала, чем бы Дамиан мог ей помочь. Поэтому сейчас она стояла, лихорадочно раздумывая о том, в чем ей гипотетически могла бы потребоваться мужская помощь.

– Я… – протянула Лиля и замолчала.

– У тебя что-то болит? Или ты кого-то видела здесь?

– Да, мне кажется, что видела, – девушка зацепилась за подданную мужчиной подсказку, быстро выдумывая на ходу неправдоподобную историю. – Мне кажется, что я видела Ивара здесь.

– Ивара? – повторил, нахмурившись, Дамиан.

– Да, кажется, его, – «да простит ее герцог за то, что она использовала его имя, чтобы решить проблемы с другим мужчиной». – Но может быть, мне показалось. Я не уверена.

– Не представляю, что он мог делать здесь, – Дамиан задумчиво смотрел на нее. – Разве что моя догадка верна, и все-таки он как-то связан с похищением твоей подруги.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что мне кажется странным, что, только появившись в ОМУМ, он сразу начал проявлять к тебе повышенное внимание.

– То есть ты не считаешь, что я могу понравиться кому-то просто сама по себе, а не как обладатель редкого магического дара? – уточнила Лиля, возмущенно сложив руки на груди.

– Конечно, я так не считаю, – быстро проговорил Дамиан, пытаясь отвести глаза от Лилиного декольте, сейчас подчеркнутого еще больше тем, что девушка, приняв возмущенную позу, скрестила руки так, что тонкая ткань облегала грудь, показывая все ее достоинства. – Я думаю, что любой мужчина был бы счастлив, если бы на него обратила внимание такая девушка, как ты.

– А ты? – спросила Лиля, подходя к мужчине ближе и замечая, как сбивается его дыхание.

– А что я? – Дамиан демонстративно не стал отступать, понимая, что это будет выглядеть нелепо.

– Ты был бы счастлив? – Лиля уже стояла совсем рядом, глядя в его глаза, в которых завораживающе кружили свой хоровод золотые искорки.

– Несомненно, – прошептал мужчина, глядя сразу потемневшими глазами на стоящую рядом девушку.

– Поцелуй меня.

Дамиан стоял молча и неотрывно смотрел на нее, но затем шагнул ближе и крепко прижал к себе, накрывая ее губы поцелуем. О, это был не просто поцелуй! Это был самый настоящий ураган чувств и эмоций. Никогда до этого Лиля не чувствовала такой страсти, которую обрушил на нее Дамиан. Все, что тлело в ней все это время, от этого поцелуя разгорелось с новой силой, заставляя стонать от удовольствия и сильнее прижиматься к неистово обнимающему и целующему ее мужчине, чтобы быть еще ближе к нему. Горячие руки Дамиана ласкали ее спину сквозь тонкую ткань пижамной майки, изредка опускаясь ниже, поглаживая и сжимая аппетитные окружности ягодиц.

– Я должен уйти сейчас, – хрипло прошептал Дамиан, оставив в покое ее губы.

– Почему? – удивленно спросила Лиля, руки которой непроизвольно гладили грудь и плечи мужчины, все еще находясь под воздействием пьянящих поцелуев.

– Потому что еще немного, и я точно не смогу уйти, – признание Дамиану далось нелегко.

– Может быть, я не хочу, чтобы ты уходил, – тихо прошептала Лиля, глядя мужчине в глаза. – Останься со мной. Сейчас.

Дамиан ничего не ответил, но через мгновение выдохнул:

– Что ты делаешь со мной?!

И тут Лиля поняла значение его слов про неистовый ураган страсти. Мужчина, который понял, что все его попытки задушить влечение тщетны, поскольку желанная женщина сейчас рядом и хочет его, решил выплеснуть так долго копившееся желание. В одно мгновение Лиля оказалась поднята в воздух сильными руками, держащими ее так крепко, что ей показалось, что ее зажали в стальные тиски. Дамиан, жарко целующий ее шею, ключицы и лицо, одновременно шепча что-то нежное и ласковое, казался неимоверно горячим. Лиля обвила его шею руками и потянулась к самым красивым мужским губам, которые не давали ей покоя последние месяцы. Дамиан подхватил ее страстный порыв и теперь терзал ее губы поцелуем, от которого еще больше кружилась голова и подгибались ноги. Мужчина, не прекращая страстно целовать ее, сделал шаг, и Лиля ощутила спиной деревянную поверхность двери. В этот момент она решительно обвила мужскую талию ногами, прижимаясь еще ближе. Дамиан хрипло застонал, а затем одной рукой подхватил ее за ягодицы, другой – властно провел по ее груди, все еще скрытой тонкой тканью пижамы. От его обжигающих прикосновений, Лиля почувствовала, как вспыхнул внутри нестерпимый жар, прокатившийся вниз живота. Соски на груди превратились в маленькие чувствительные горошины, одну из которых сейчас ласкали сильные мужские пальцы, а через некоторое время она почувствовала, как Дамиан, целуя ее шею, спустился ниже и лизнул маленькую горошину. Даже сквозь тонкую ткань, Лиля почувствовала горячий язык, который ласкал в этот момент ее грудь, заставляя стонать от наслаждения. Она поняла, что тоже хочет чувствовать обнаженную кожу мужчины и ласкать его, пробовать на вкус его кожу, запах которой так сводил с ума, провести языком и губами ласковые дорожки от подбородка до живота, уделяя внимание каждому сантиметру. Обхватив еще сильнее ногами талию мужчины так, что почувствовала его возбуждение, отозвавшееся пульсацией внизу, Лиля провела руками по сильным плечам, ощущая только то, что на нем сейчас слишком много одежды, снять которую она не может, так как его руки держат ее, прижимая к стене. Невольно застонав от того, что не может снять с любимого мужчины все лишнее, Лиля отвлекла Дамиана от ласк. Его губы, вернувшись, снова целовали ее, распаляя еще больше. Внезапно мужчина, прижав ее к себе сильнее, развернулся и направился к кровати. Не прекращая целовать, он положил Лилю на покрывало, где, уже не стесняясь, сорвал с нее тонкий верх пижамы и, оставив в покое губы, опустился ниже, захватив в плен грудь. Девушка только громко стонала, когда Дамиан, неистово лаская ее языком и губами, провел руками вниз к животу и за ткань тонких шортиков. Чрез секунду он избавил ее и от последней детали одежды, и его пальцы опустились ниже, нежно лаская чувствительные складочки, постепенно проникая все глубже. Лиля задыхалась под умелыми ласками мужчины, чувствуя нарастающее напряжение. Ей не было стыдно от того, что она лежит обнаженная и неистово наслаждается теми ощущениями, которые дарили мужские губы и руки. Но все равно, находясь за гранью реальности, она чувствовала, что ей этого мало. Хотелось большего. Нащупав застежки рубашки, она начала лихорадочно расстегивать их, стремясь поскорее добраться до теплой кожи. Дамиан, не пытаясь пресечь ее попытки, все также неистово ласкал девушку. Но в какой-то момент его руки отпустили ее, а его губы, проложив дорожку сладких поцелуев от живота вверх, снова вернулись к ее губам, обжигая их страстным поцелуем. На миг оторвавшись от ее губ, Дамиан посмотрел на нее, и в этот момент в его глазах плескалась буря чувств. Он сел на кровати, с удовольствием глядя на лежащую перед ним женщину. Лиля, мгновенно перекатившись, села на кровати перед мужчиной и, неотрывно смотря в его потемневшие от страсти глаза, сняла с него сначала куртку, а затем принялась расстегивать оставшиеся на рубашке пуговицы. Скинув ее, она на миг прижалась губами к обнаженной мужской груди, даря ласковые поцелуи и одновременно поглаживая его грудь и живот. Дамиан сидел, не двигаясь, но его выдавало прерывистое дыхание и тихие стоны, которые Лиля слышала, когда ласкала его. Проведя руками до пояса брюк, она поняла, что без помощи мужчины вряд ли сможет снять их. Дамиан, уловив замешательство, мягко отстранил ее, поцеловав руки, которые в этот момент ласкали его плечи, и встал, чтобы снять с себя оставшуюся одежду. Лиля смотрела на него, не желая отрываться из-за какого-то глупого чувства смущения. Тем более что она так давно хотела увидеть его обнаженным, чувствовать его кожу, прижиматься к нему как можно ближе. Она не хотела терять ни одной драгоценной минуты этого времени. Дамиан быстро избавился от остатков одежды и двинулся к девушке, ждущей его на кровати. Лиля от его взгляда почувствовала себя дичью, которую загнал охотник, но от этого осознания не было страшно, а наоборот, – желание, казалось, еще больше усилилось, и сейчас она хотела принадлежать этому мужчине, отдаться ему не только телом, но и подарить свою душу. Поэтому она смело смотрела на Дамиана, любуясь его прекрасным телом.

– Я хочу ласкать тебя, – тихо прошептала она, смотря мужчине в глаза. Он, не говоря ни слова, лег на спину, показывая, что готов исполнить ее просьбу. Лиля, смело оседлала мужчину и провела ладонями по его телу сверху вниз. Кожа мужчины оказалась горячей и девушка, легко касаясь кончиками пальцев, чертила круги, поглаживая мощные плечи и сильные руки, проводила ладонями по груди, опускаясь вниз. Она наслаждалась тем, что может беспрепятственно ласкать и гладить такое великолепное тело, осознавая, что этот мужчина принадлежит ей сейчас полностью и без остатка. Слегка наклонившись, она сначала слегка поцеловала его шею, а затем уже продолжила свои поцелуи, опускаясь ниже. Слегка лизнув кожу на груди вокруг соска, она скорее почувствовала, чем услышала явственный вздох удовольствия. Чуть прикусив кожу, она еще раз лизнула и, наклонившись ниже, стала прокладывать дорожку из маленьких нежных поцелуев от груди к животу. Целуя каждый сантиметр мужского тела, она чувствовала, как Дамиан вздрагивает от ласковых прикосновений ее язычка и тихо стонет от поцелуев, перемежающихся ласковым поглаживаниями. В какой-то момент, она замерла на миг, нерешительно остановившись там, где узкая полоска волос переходила в самую интимную часть мужского тела. И этого мгновения оказалось достаточно, чтобы Дамиан, перехватил ее инициативу и, резко развернув, подмял под себя. Мужчина смотрел пристально, нависая над ней. Затем его губы медленно приблизились и ласково поцеловали. Но отстраниться Лиля ему не позволила: положив руки ему на плечи, она одновременно оплела его ногами, придвигаясь ближе и ощущая все напряжение мужчины, а затем слегка потерлась об него, призывая к действиям. Такого Дамиан не смог вытерпеть, и, снова накрывая ее губы глубоким поцелуем и одной рукой придерживая за попку, одним резким движением вошел в нее. После этого мгновения для Лили словно перестала существовать реальность. Остался только он, мужчина, который был сейчас рядом, и то, что он делал с ней. Каждое его движение внутри себя она ощущала, как что-то необыкновенное. Все, что происходило сейчас между ними, было естественно и прекрасно. Лиля ощущала себя единым целым именно с этим мужчиной, дарившим сейчас ей наслаждение тем, что не прекращал движения, перемежаемые ласковыми поцелуями, которыми он одаривал ее губы, лицо, грудь. В какой-то момент она почувствовала себя так, словно в нее вселился кто-то, кто требовал целовать, покусывать мужчину, прижиматься к нему теснее, стонать от особенно сильных или наоборот медленных движений. И напряжение, которое не давало ей покоя в последние дни, росло с каждой секундой, разгоралось в виде огня, бушующего в крови, и грозило захлестнуть с головой. В какой-то момент она почувствовала, что вот он, этот пик, и громко застонала, вцепившись руками в мужчину и наверняка оставляя следы на его спине. Разрядка была такой сильной, что в этот момент Лиля почувствовала себя парящей на волнах удовольствия и забывшей даже свое имя. Она только чувствовала, что Дамиан рядом с ней в этот момент. Мгновение, и он сильнее сжал ее в объятиях, прижимая к себе, и хрипло застонал. А она еще ближе прильнула к нему в поцелуе. В какой-то момент мужчина поймал ее губы в головокружительный и глубокий поцелуй, прижимая к себе, и одновременно развернул, оказавшись снизу. Лиля, оторвавшись от его губ, положила голову мужчине на грудь, переводя дыхание. Дамиан в этот момент лежал, дыша часто и глубоко, но его руки блуждали по ее телу: ласково проводили вдоль спины, заставляя слегка ежиться от появляющихся мурашек, гладили руки и плечи, мягко сжимали пухлую попку. Через некоторое время, когда дыхание мужчины выровнялось, он одной рукой взял ее ладонь и поцеловал сначала каждый пальчик на руке, а затем саму ладошку с тыльной стороны. Лиля в этот момент думала только о том, что она, наверное, какая-то неправильная. Она испытала незабываемое удовольствие, но сейчас, когда она немного отдохнула, кажется, она снова была бы не против испытать все, что дарил ей этот потрясающий мужчина некоторое время назад. Чуть поерзав, она подняла голову и встретилась со взглядом слегка тревожных янтарных глаз.

– Ты в порядке? Я тебя ничем не обидел?

– Мм-м, нет, – Лиля замялась и опустила глаза, не зная, как сказать, что ей хочется повторить все сначала. Сквозь ресницы, она посмотрела на мужчину, по-прежнему с тревогой следившему за ней. – Все было восхитительно и очень волнующе. Я бы повторила все сначала.

Дамиан, услышав ее слова, сначала удивленно поднял брови, а затем его губы изогнула коварная и обольстительная улыбка. Его руки в этот момент вдруг резко сжали ягодицы девушки, лежащей сверху, так, что она от неожиданности вскрикнула и уже через секунду оказалась лежащей на спине, а Дамиан снова нависал над ней, продолжая коварно улыбаться.

– Я тоже не против повторить все сначала, – весело улыбаясь, сказал мужчина и, слегка щекоча Лилю своим теплым дыханием, опустился к ее животу, продолжая неотрывно смотреть на нее. – И повторять мы будем долго и обстоятельно.


***


Закрыв последнюю страницу, Леля задумчиво уставилась на темно-фиолетовую обложку только что прочитанного фолианта. Чтение ее захватило так, что она забыла про обед и про то, что находится в своеобразной тюрьме. Говорить, что многое стало понятным ей после прочтения книги – значит, ошибаться. История оказалась весьма занимательной, но Леля пока не понимала, каким образом эта книга связана с ней и что ей делать с открывшимися знаниями. В данный момент она для себя видела только один источник дополнительной информации – демона Филлиса. Кинув взгляд на окно, она с удивлением заметила, что стало заметно темнее, а значит, сейчас ранний вечер. И желудок напомнил о себе голодным урчанием. Поэтому, решительно задвинув книгу под подушку, Леля довольно громко хлопнула в ладони, зная, что будет услышана.

Когда около двери послышались привычные шаги, она уже сидела на стуле возле маленького столика и задумчиво постукивала по нему пальцами.

– Доброго вечера, леди, – поприветствовал ее Филлис, входя в комнату. – Вы что-то желаете?

– Да, Филлис. Добрый вечер, – Леля решила быть вежливой, по крайне мере пока не выпытает все необходимые ей сведения у полного тайн управляющего. – Не мог бы ты организовать ужин и присоединиться ко мне?

Демон, услышав ее пожелание, вздрогнул, но тут же, опустив глаза, согласно кивнул головой.

– Да, конечно. Я же обещал, – он сделал небольшую паузу. – Вы желаете что-то конкретное на ужин?

– Достаточно будет, чтобы это была хорошая и свежая еда, – Леля чуть улыбнулась. – На твое усмотрение. И раз уж нам предстоит долгий разговор, то неплохо было бы выпить чего-нибудь.

– Хорошо, леди, – Филлис поклонился и вышел из комнаты.

Леля в этот момент обдумывала то, каким образом ей построить нелегкий разговор с демоном. Что нужно спросить в первую очередь и как задать вопросы, чтобы он не увильнул от ответа? Пока что, после прочтения книги, у нее складывалась вполне определенная картина, но непонятно, как в эту картинку вписать ее и управляющего, связанного с хозяином этого замка.

Ждать ужин пришлось совсем недолго. Все-таки, несмотря на все недостатки Балахона, слуги у него работали как положено – быстро и четко. Служанка, пришедшая вместе с управляющим, принесла поднос с ужином и, расставив блюда на столике, с поклоном удалилась. Филлис бесшумно прикрыл дверь в комнату, а затем прошел к столику и поставил на него пузатенькую бутылку из какого-то темно-синего стекла. Рядом с бутылкой он поставил бокал и, откупорив бутылку, налил в него какого-то светлого вина.

– Один бокал? – спросила Леля, накладывая себе на тарелку парочку кусочков какой-то птицы в соусе и добавляя свежие овощи и зелень, похожие на земные помидоры и рукколу.

– Это только для вас, – Филлис, налив Леле вина, отошел вглубь комнаты.

– Хорошо, – девушка решила не развивать тему совместного распития спиртных напитков. Может быть, Балахон контролирует своих слуг на предмет алкоголизма на рабочих местах. Пока Леля ужинала, демон молча смотрел в окно, не досаждая ей разговорами. Но как только она встала из-за стола с бокалом вина в руке, управляющий тут же обернулся:

– Леди, я прошу вас взять меня с собой!

Леля удивленно подняла брови, не ожидая такой просьбы от мужчины.

– Насколько мне помнится, Филлис, ты что-то говорил о Поводке Подчинения, – Леля подошла к демону и испытующе взглянула ему в глаза. – Кстати, расскажи мне подробнее об этом. Насколько я поняла, из-за него ты не можешь уйти и предать своего хозяина.

– Да, – демон горько усмехнулся. – Из-за него я здесь нахожусь уже несколько лет, – он вздохнул, но продолжил рассказывать:

– Примерно пять лет назад, я был послан в Мирдаил, чтобы забрать кое-какой груз из одного небольшого городка. Я не помню, что конкретно случилось, но вечером я поужинал в одной таверне и затем заснул в своей комнате, а утром уже проснулся в клетке, связанный Поводком Подчинения.

– Расскажи подробнее об этом поводке. Что это? Какое-то заклинание?

– Не совсем, – сморщился мужчина. – Это, скорее, сплав заклинания и артефакта, который находится у Хозяина.

– Но ты ведь маг? – скорее уточнила, чем спросила Леля. – Разве не мог освободиться?

– Я – темный маг, леди, – Филлис взглянул на нее, – как и вы. Но не такой сильный, чтобы самому снять с себя чужое заклинание. К тому же это заклинание какое-то странное. Такое чувство, что это сплав из разного вида стихий.

– Почему ты решил, что я – темный маг? – Леля вопросительно посмотрела на управляющего. – Вообще-то, я учусь на некроманта. Я знаю, что у нас в университете преподают студентам магию четырех стихий, а также есть факультет жизни и факультет некромантии, на последнем я и учусь.

– Изначальная Тьма любит всех своих детей, – тихо сказал Филлис, смотря ей в глаза. – Неважно, в каком мире они родились. И вы, леди, именно темный маг. И гораздо сильнее меня. И неважно, как у вас в мире называют Тьму, которая вам дала силу и дар.

– Изначальная Тьма… – повторила задумчиво Леля, смотря на демона. – Судя по тому, что я прочитала в книге, она была кем-то вроде Богини для пришедших в этот мир.

– Все верно, леди. Она была даже больше, чем Богиней. Она была настоящей матерью, научившей нас принимать и понимать тьму. Только во Тьме мы можем быть самими собой.

– А как она выглядела? – неожиданно спросила Леля.

– Разве вы еще не почувствовали ее? – удивленно спросил демон. – Как наследница самого сильного рода вы должны были ее уже почувствовать. Хотя я вижу, что вы ее не приняли.

– Каким образом я должна была почувствовать ее и принять? – слегка улыбнувшись, спросила Леля. – Я ее никогда не видела.

– Во сне, леди. Разве вы не чувствовали ее теплые объятия?

Тут Леля вспомнила свои странные сны о темном тумане, который ее окружал и убаюкивал. Но могло ли это быть именно то, о чем говорил ей сейчас демон?

– Значит, почувствовали, – удовлетворенно заметил мужчина, правильно растолковав ее реакцию.

– Допустим, – согласилась Леля, тряхнув головой. – Но это не имеет значения.

– Почему? Разве вы не хотите увидеть свою родину?

– Если ты не помнишь, Филлис, – я вообще-то была похищена. И совсем скоро моя лучшая подруга, которая мне как сестра, должна обменять себя на меня. По крайне мере мне это вчера поведал твой хозяин. А не верить ему в таких вопросах у меня нет резона. Я просто не могу поступить так, как хочешь ты, и оставить свою подругу в лапах этого морального урода. Еще неизвестно, зачем она ему понадобилась.

– Возможно, я догадываюсь зачем, – тихо ответил демон.

– Рассказывай, – практически потребовала у него девушка, испытующе глядя прямо на него.

– В подвалах у Хозяина находятся несколько людей с магическими дарами. Насколько я понял, эти люди не из нашего мира, как и Хозяин, – демон на некоторое время замолчал, дав ей обдумать услышанное. Что-то подобное она предполагала: Балахон, как и она, гость в этом мире и, скорее всего, его родной мир – это Риа, а здесь – своеобразный полигон для испытаний.

– Продолжай, – попросила девушка.

– К Хозяину время от времени приходит один мужчина – молодой, красивый. Я бы даже сказал – очень красивый. Женщины любят таких вот золотоволосых и зеленоглазых мужчин, – демон чуть усмехнулся.

– Постой-ка, а имя этого гостя случайно не слышал? – Лелю осенила некая догадка, но она надеялась, что ошибается.

– Слышал. Хозяин называл его Иваром.

Леля, услышав ответ, тихо выругалась сквозь зубы.

– Вот козел, – она отпила из бокала вино, о котором забыла на некоторое время.

– Вы его знаете?

– Да, мы знакомы, – Леля хмуро посмотрела на собеседника. – Он подкатывал к моей подруге. И очень активно.

– К той самой, которая нужна Хозяину? И которая должна обменять себя на вас?

– Да, – Леля кивнула и снова задумалась. Если Ивар связан с Балахоном, то почему тогда он не выкрал Лилю раньше? Зачем понадобилось применять такую длинную и сложную схему – похищать ее и потом ждать, когда Лиля согласится на обмен? Ответ напрашивался только один и был весьма логичен – Балахон действовал по своей инициативе, не дожидаясь, когда герцог приведет к нему Лилю сам. Может ли это значить, что тогда на новогоднем балу случилось что-то, что нарушило изначальные планы похитителей, и они решили действовать по-другому? Сейчас она, конечно, не сможет узнать это. Разве что Балахона потрясти… Леля усмехнулась своим мыслям.

– Мне непонятно, Филлис вот что: зачем Балахону нужны люди с магическими дарами?

– Думаю, что для какого-то эксперимента или опыта. Я слышал, когда гость и Хозяин разговаривали, то упоминали что-то связанное с поглощением магических даров. Вы слышали что-то подобное от своей подруги?

– Нет, – Леля отрицательно покачала головой. – Ничего подобного не слышала.

Но после слов демона, она, как бы выразились на земле, печенкой чуяла, что разгадка кроется именно в этом. Но за неимением точных данных, предполагать что-то слишком сложно. Она на некоторое время замолчала, обдумывая все услышанное.

– Так что, леди? Вы освободите меня?

– Каким образом? – Леля очень сильно удивилась, услышав такую просьбу от демона. – Убить твоего Хозяина мне вряд ли представится возможность. А как еще снять с тебя подчиняющее заклинание – я не знаю.

– Вы можете освободить меня своей силой, – тихо сказал Филлис.

– Это как? – Леля никак не могла взять в толк, о чем говорит мужчина.

– Полностью приняв Изначальную Тьму и став настоящей наследницей первого рода Баррейн.


***


Лиля лежала в объятиях Дамиана, заметно уставшая, но при этом счастливая и млеющая от удовольствия, потому что пальцы мужчины нежно ласкали ее обнаженную спину. Дамиан выполнил свою угрозу, и Лиля только-только приходила в себя после чувственных удовольствий и сейчас, лежа рядом с мужчиной, смотрела на его лицо, лаская взглядом его правильные черты.

– Дамиан, – тихо позвала Лиля, не отрывая взгляда от лучащегося удовлетворением мужчины.

– Мм-м, – мужчина приоткрыл глаза и посмотрел на нее с нежностью.

– Ты знаешь, я что-то нереально проголодалась, – она тихо засмеялась, видя недоумение на лице любимого мужчины. – Как ты считаешь, можем мы совершить набег на местную кухню?

Дамиан вдруг совсем по-мальчишески улыбнулся и посмотрел на Лилю веселыми глазами, в которых скакали чертенята.

– Хорошая идея, – мужчина, поцеловав ее руку, вскочил с кровати и, схватив рубашку и брюки, принялся быстро одеваться. – Оставайся здесь, а я быстро схожу к местным поварам и попрошу что-нибудь для нас.

– К поварам, Дамиан. Не к служанкам местным, – нахмурила брови Лиля, вспомнив симпатичную служанку из зала, которая явно не была обременена моральным принципами.

– Ну, милая, – рассмеялся Дамиан, наклоняясь над ней и легонько целуя. – Сейчас я вряд ли способен заметить кого-то, а что-то сделать – тем более. По-моему, в твоем роду были вампиры, потому что я абсолютно выжат.

Мужчина весело расхохотался, смотря на удивленное лицо девушки. А Лиля возмущенно кинула в него подушкой, но Дамиан, как всегда, увернулся и, послав ей воздушный поцелуй, скрылся за дверью, успев крикнуть:

– Я скоро!

После ухода мужчины, Лиля решила хоть немного, но привести себя в порядок. В соседней комнате, которая была своеобразной ванной, в которой она этим вечером мылась, в зеркальной пластине, висевшей на стене, отразилась растрепанная девушка с шальными и счастливыми глазами. Полюбовавшись на себя в зеркало и убедившись в том, что любовь красит любую женщину, она ополоснулась оставшейся с вечера чистой водой и попыталась пригладить торчащие в разные стороны волосы. Получилось плохо. Махнув рукой, она надела на себя амулет, один из тех, которые они с Лелей нашли в свое время в шкатулке Евы. До этого она его снимала, чтобы помыться, а потом забыла надеть. А сейчас, умывшись, заметила его возле зеркала. Завернувшись в большое полотенце и раздумывая о том, не вернулся ли еще Дамиан, Лиля открыла дверь, ведущую в основную комнату, и услышала презрительно холодное:

– Заставляешь себя ждать, дорогая!

Лиля, мгновенно замерев от неожиданности, встретилась с холодными зелеными глазами и испуганно дернулась обратно в маленькую комнатку, но не успела сделать и пары шагов, как ее догнала зеленая молния. И уже через секунду она обмякла и упала бы на пол, если бы в этот момент ее не подхватили сильные мужские руки. Перехватив поудобнее свою ношу, мужчина стремительно исчез в открывшемся зеленом портале.

Глава 4, в которой роли героинь меняются, а мужчины сходят с ума.


Леля просто потеряла дар речи от услышанного, а Филлис смотрел так, как будто не сказал ей сейчас что-то непонятное.

– Что мне нужно сделать?

– Вы должны полностью принять Изначальную Тьму, чтобы стать настоящей наследницей первого рода Баррейн, – повторил, как нечто само собой разумеющееся, управляющий. – И тогда вы сможете освободить меня и уйти отсюда.

– Давай-ка с тобой решим вот что, – Леля залпом допила вино, жестко смотря на демона. – С чего ты решил, что я хочу уйти отсюда неизвестно куда, а также, что я желаю стать наследницей какого-то непонятного рода и принять Изначальную Тьму?

– Но как же? – недоуменно переспросил Филлис, смотря на девушку с неподдельным изумлением. – Разве вы не читали книгу и не поняли, как нужны нам?

– Допустим, книгу я прочитала, – Леля глубоко вдохнула и попыталась спокойно объяснить свою точку зрения. – Про великое переселение народов из точки А в точку Б я тоже все прекрасно поняла. Но, Филлис, с тех пор прошло две тысячи лет! Две чертовы тысячи лет! К тому же о вашем мире узнала буквально несколько дней назад, а выросла я совсем в другом мире, который и считаю своим родным. И я не особенно хочу становиться наследницей с какими-то непонятными обязанностями. Еще неизвестно, что вам нужно от меня здесь.

– Но как же, леди, – демон растерянно смотрел на девушку, которая совсем не хотела понять его. – Вы разве не понимаете, что издавна ваш род всегда стоял во главе. Род Баррейн всегда управлял нашим государством, а мы точно знали, кто мы и почему подчиняемся владыкам.

– Филлис, я не хочу, слышишь, идти неизвестно куда, чтобы принимать какое-то управление. Я живу сейчас совсем в другом мире, в котором у меня есть друзья и любимый мужчина, а еще я учусь в самом интересном университете. С чего бы мне бросать все это и мчаться занимать какое-то, якобы положенное мне по рождению, место? – Леля на мгновение замолчала, переводя дух. – И потом, с чего ты взял, что меня там ждут? А? Я просто уверена, что за это время уже кто-нибудь занял тепленькое местечко в управлении. Ну не бывает так, чтобы место у кормушки пустовало.

– Я не знаю, леди, – пробормотал расстроенно управляющий. – Я больше пяти лет не был дома.

– Вот-вот, – Леля отошла от демона. – Так что, возможно, будет лучше оставить все как есть, а тебе забыть, что ты видел меня. К тому же завтра-послезавтра меня здесь уже не будет. Если Балахон не соврал, то скоро я вернусь домой и забуду, как страшный сон, ваш мир.

– Я не смею вам перечить, леди, – тихо ответил демон, опуская плечи.

– Да ты не переживай, Филлис, – Леля подошла к управляющему и, слегка похлопав его по плечу, добавила:

– Вдруг сейчас, когда есть возможность начать новую историю в вашем мире, все пойдет совсем по-другому. Перемены необходимы. И кто знает, может, все сложится очень удачно. Да и я совсем не подхожу на роль наследницы, поверь мне.

– Я так не считаю.

– Кстати, а почему ты так настаиваешь на том, чтобы я приняла наследие? У вас там что, были проблемы с наследниками?

– Не то чтобы проблемы… – демон досадливо сморщил нос. – В роде Баррейн, насколько я помню, оставалось всего два представителя: нэр Гидеон Баррейн и его внук Рандерн Баррейн.

– Ну вот! – перебила его Леля. – Целых два представителя правящего рода, и оба – мужчины, заметь! Что же они, не управятся без меня?

– Но… – Филлис снова сморщился. – Когда я был последний раз в столице, то слышал, что нэр Гидеон очень тяжело болел. И кто знает, что могло случиться за эти пять лет, пока меня не было?

– Ну, а этот, внук. Как его там?

– Нэр Рандерн? – подсказал Филлис. – Ходили нехорошие слухи, что он немного…хмм…

– Псих? – улыбаясь, спросила Леля. – Вот уж родственничек. Прямо так и тянет приехать познакомиться.

– Нет, не в этом дело, – замялся демон, пряча глаза. – Просто он, ну… с женщинами не любит общаться.

– Гей, что-ли? – Леля расхохоталась. – Вот это прикольно!

– Теперь вы понимаете, почему я хочу, чтобы вы вернулись к нам? – Филлис все равно настаивал на своем. – Изначальная Тьма тоже ждет вас, иначе бы она не снилась вам.

– Нет, Филлис, – Леля отрицательно покачала головой. – Извини, но я не хочу. И также не хочу принимать Изначальную Тьму. Мне, если честно, как-то даже не по себе от того, что я должна что-то принять. Даже озноб от этого по коже.

– Но, леди, ведь Изначальная Тьма – часть вас и меня. Мы все ее дети, – демон на мгновение замолчал. – И вы не должны пугаться. Если вы ее примете, то станете сильнее. И меня сможете спасти.

– Мне и так хорошо. Так что я не особенно хочу добавлять к своей силе еще что-то, – Леля улыбнулась, уловив удивление собеседника. – А спасти тебя мы и так сможем. У меня хорошие друзья, и они сильные маги. Так что мы вытащим тебя отсюда в любом случае.

– Хорошо, леди. Как скажете, – демон склонил голову в поклоне. – В любом случае спасибо. Тогда нам остается только ждать ваших друзей, чтобы они вас спасли.

– Да, – Леля снова задумалась. – Ждать осталось совсем немного.

Филлис еще раз ей поклонился и направился к выходу, но в дверях обернулся и, печально смотря на девушку, добавил:

– Хотя мне безумно жаль, что вы решили так.

– Это мой выбор, Филлис, – Леля обернулась, внимательно смотря на демона. – И я имею на него право.

Управляющий, ничего не добавив, кивнул и вышел, бесшумно закрывая за собой дверь, как будто ставя точку в их разговоре. А Леля, задумчиво глядя на закрывшуюся дверь, лихорадочно раздумывала о том, не аукнется ли ей это знакомство в будущем. И к тому же она из лучших побуждений пообещала, что поможет демону выбраться отсюда. Хотя сама все еще является узницей. Но что-то ей подсказывало, что это ненадолго.


***


– Ты не поверишь, но я встретил на кухне твоего друга-оборотня в весьма двусмысленной ситуации! – Дамиан с веселой ухмылкой на лице, придерживая одно рукой полный поднос снеди, открыл дверь в комнату – И, возможно, скоро тут будут бегать мохнатенькие… – тут мужчина замолк, осматривая комнату. – Лиля?

Поставив поднос с едой на кровать, мужчина окинул быстрым взглядом комнату еще раз и, убедившись, что девушки нет, прошел к двери, ведущей в умывальню. Но заглянув и туда, Дамиан Лилю не обнаружил. Улыбка тут же исчезла с лица мужчины, а глаза потухли.

– Ушла… – протянул мужчина. – Но почему?

Тут его взгляд упал на одежду девушки и сумку, лежащую на полу комнаты. Убедившись, что абсолютно все Лилины вещи, включая даже нижнее белье и предметы гигиены, на месте, Дамиан снова прошел в умывальную, где заметил заколку с искрой магии жизни, с которой девушка никогда не расставалась, и амулет, который в свое время ей подарили они с Эрилем. Держа в руке черный матовый камень на цепочке и заколку, Дамиан почувствовал, как сердце сжало от плохого предчувствия. Нахмурившись, он вышел в комнату и, встав по центру, медленно обвел взглядом внутреннее пространство, а затем тихо проговорил какое-то заклинание, от которого на его ладони появился небольшой черный шар. Дамиан слегка дунул на переливающийся разным цветом шар, и он тут же рассыпался на мельчайшие части, которые зависли в воздухе. Но в одном месте крохотные черные точки скопились в большем количестве, изредка отливая зеленым цветом. Увидев это скопление, Дамиан разозлился и, с ненавистью глядя на переливающиеся искры, поднял руку, потянув на себя скопление. От его движения искорки натянулись, образовывая связанную паутину. Только после этого, еще сильнее зажав в кулаке оставшиеся от девушки амулеты, Дамиан заклинанием вызвал черную арку индивидуального портала, открывшуюся на том же самом месте, что и ранее зеленый портал незваного гостя, и, быстро шагнув в нее, исчез.


***


– Привет, – буркнул Рин, садясь напротив довольно улыбающегося Кристиана.

– Привет-привет, – усмехнулся Крис, внимательно глядя на слегка потасканного и поцарапанного оборотня. – У меня вот только один вопрос: здесь что, какой-то особый воздух, который заставляет всех терять голову от любви. Всех, кроме меня, конечно. Потому что только я почему-то сегодня утром встал раньше всех и еще помню о цели нашего путешествия. И, кстати, как ночь прошла? Успешно?

– Не начинай, – поморщился оборотень, залпом выпивая горячий напиток, стоящий перед Крисом. – Все всё помнят. И к тому же, могу я хоть иногда тоже развлечься.

– Можешь, – покладисто согласился Крис, подзывая служанку.

– Доброе утро, уважаемые, – поздоровалась подошедшая молоденькая служанка, демонстративно не смотря на оборотня.

– Нам с другом еще горячего чая и покрепче, и завтрак хороший, – Крис приветливо улыбнулся, не обращая внимания на то, что между оборотнем и служанкой что-то происходит. – Пока на двоих. Наши друзья чуть позже спустятся.

– Как думаешь, надо их будить или подождать, когда они сами объявятся? – спросил Кристиан, дождавшись, когда девушка уйдет выполнять заказ.

Рин, до этого старательно прятавший глаза, удивленно взглянул на друга:

– А разве они еще не спустились?

– Думаю, что они еще спят сладким сном, – весело ухмыляясь, ответил Кристиан. – Не думаю, что они легли спать слишком рано. Хотя на Дамиана не похоже, чтобы за любовными делами он забыл о времени и обязательствах. Но я его будить не пойду. Так он теперь хоть немного спокойнее будет, а то в последние дни стал совсем невыносимым. Парень замолчал, позволяя вернувшейся служанке расставить принесенный обильный завтрак.

– Я видел его ночью, когда хм… гулял, – выдал Рин, поедая здоровенную яичницу с салом, которую принесла разносчица.

– Ага, а там, где ты гулял, видимо, очень колючие кусты? – смеясь, спросил Крис, заедая смех большим бутербродом с копченым мясом, и продолжил фальшиво сочувственным тоном. – Или ты в кустах гулял?

– Ну, хватит, – нетерпеливо одернул друга Рин. – Я рад, что Лиля с Дамианом, наконец-то, решили свои разногласия.

– Да уж, наши молодожены все же воспользовались номером вместе, – хмыкнул Крис, делая большой глоток чая и морщась от того, что в этом мире не водится кофе. – Кстати, я не понял, ты, правда, видел Дамиана ночью?

– Да, он спускался недалеко за полночь в кухню, – сказал оборотень, не прекращая жевать.

– Ага! А ты что на кухне делал ночью? – поддел друга Крис. – Ты что, не наелся вечером?

Рин что-то буркнул в ответ невнятное, а Кристиан громко засмеялся, краем глаза наблюдая, как служанка, стоявшая за барной стойкой, что-то сказала управляющему и, недовольно поджав губы, отвернулась. Рин в этот момент украдкой, чуть повернув голову, решил взглянуть на объект своих ночных похождений и увидел, как в дверь гостиницы зашел мрачный Дамиан. Господин ректор, быстро обежав глазами зал и заметив друзей, направился к ним.

– Дамиан, какими судьбами? Мы думали, что вы еще долго не встанете! – Крис не обращал внимания на то, что друг сам на себя не похож. – Все-таки общий номер оказался подходящей идеей, а?

Дамиан, подойдя к столику, ничего не ответил на «подколки» друга и только хмуро посмотрел на сидевших мужчин.

– Наши планы меняются, – кивнув служанке, господин ректор сел рядом с Рином, выложив на стол два амулета.

– Почему? Что произошло? – Крис наконец-то понял, что с другом творится что-то странное. Дамиан сидел, не отрывая от принесенных вещей взгляда, полностью уйдя в свои мысли. Когда подошла разносчица, он попросил ее принести самый крепкий чай, какой у них есть, и сытный завтрак.

– Дамиан, объясни, что происходит, – Крис хмуро смотрел на молчаливого и словно застывшего друга. – И что это?

Дамиан взглянул на Кристиана, не понимая, о чем он говорит, но парень указывал на лежавшие на столе заколку и подвеску.

– Это Лилины амулеты, – коротко ответил Дамиан.

Рин с Крисом переглянулись, молчаливо соглашаясь, что с их другом происходит что-то неладное.

– Дамиан, – Крис наклонился ближе к мужчине, пытаясь поймать его застывший взгляд. – Почему ты принес Лилины амулеты? И где сама Лиля, если ты здесь.

– Я не знаю, – Дамиан потер лицо, и мужчины увидели, что он осунулся, и под глазами у него темные круги. – Я пытался найти ее по следу от портала, но Клайтон хорошо замел следы. Судя по всему, он использовал сеть ненаправленных порталов, а затем вообще воспользовался стационарным порталом в Лендеке. Так что именно там я их след и потерял.

– Стоп, я ничего не понял, – Крис ошалело смотрел на друга. – Какие порталы? Чьи следы ты потерял?

– Ночью, когда я на время вышел из комнаты, Лиля пропала, – Дамиан наконец-то поднял взгляд на Кристиана. И мужчина заметил, что в глазах друга, несмотря на внешнюю невозмутимость, плескались боль и злость на самого себя.

– Я отлучился буквально минут на десять, но этого оказалось достаточно. Сначала я даже подумал, что обидел Лилю чем-то и она ушла, – мужчина горько усмехнулся своим мыслям. – Но потом увидел, что все ее вещи нетронуты и эти амулеты, – он кивнул на лежащие на столе предметы, – тоже остались. Решил поискать магические следы и выяснил, что в комнате был задействован обычный индивидуальный портал в пределах мира. Связал остаточные нити заклинания и привязал свой. Но это ничего не дало. Я окончательно потерял след в Лендеке.

За столом стояла тишина, которую нарушила только разносчица, принесшая завтрак и пожелавшая приятного аппетита. Но на ее доброе слово никто из мужчин не ответил, и девушка отошла, обиженная тем, что сегодня утром постояльцы весьма неучтивы. А мужчины в этот момент лихорадочно думали, каким образом все это могло произойти прямо у них, трех хваленых защитников, практически под носом?

– Ты сказал, что это был Клайтон, – Крис, наконец-то, решил продолжить разговор, растеряв весь свой веселый утренний задор. – Ты уверен?

– Абсолютно, – Дамиан хмуро взглянул на Рина, а затем перевел взгляд на Кристиана. – Оборотня возьмешь с собой. Вы ищете Лелю по запасному плану, а я продолжу искать Лилю.

– Дамиан, ты не думаешь, что нам лучше не разделяться? – Кристиан попытался настоять на своем. – Может быть, нам придерживаться нашего первоначального плана? К тому же если ты и раньше считал, что герцог связан с похищением, то сейчас мы в этом практически убедились. А значит, возможно, девушки вместе сейчас где-то находятся.

– Резонно, – заметил Дамиан, принимаясь за завтрак. – Но абсолютно исключено.

– Почему?

– Если ты пораскинешь мозгами, то поймешь, что сейчас, когда Лиля где-то, куда изначально должна была попасть, то значит, что ее подруга в качестве приманки больше не нужна, – Дамиан взглянул на Криса, пытаясь донести до него свою мысль. – А значит, держать ее там вряд ли будут. Поэтому, если наши предположения верны, ее либо отпустят, либо что-то еще.

– Мне не нравится это твое «что-то еще», – мрачно сказал Крис, сверля глазами друга. – Но определенный смысл в твоих словах есть.

– А я тебе сейчас еще подкину мыслей, – Дамиан снова взглянул на друга такими спокойными, но при этом страшно злыми глазами. – Есть у меня подозрение, что мы имеем дело с разными похитителями.

– В смысле? Поясни, – нахмурился Крис, переглянувшись с Рином, который сидел, ничего вообще не понимая.

– Поясню, – Дамиан откинулся на спинку скамьи. – Когда твою девушку похитили, то план был прост и понятен с самого начала: взять заложника, чтобы нужный объект пришел сам, по своей воле. Нам сообщили об условиях сделки, дали достаточное количество дней, чтобы мы, не особо торопясь, приехали в указанное место. И тут, вдруг, буквально за день до предполагаемой сделки пропадает Лиля. Как считаешь, есть ли смысл рушить тщательно выстроенный план, когда все уже практически получилось?

– А не могли похитители что-то заподозрить? – спросил молчавший до этого Рин.

– Исключено, – Дамиан мельком взглянул на оборотня. – Либо мы изначально имели дело с двумя разными группами или двумя людьми, действующими самостоятельно. Но я считаю это маловероятным. А более вероятно то, что в рядах похитителей случился раздор, и один из них решил действовать по-своему.

– То есть ты все-таки считаешь, что герцог Клайтон в этом замешан? – уточнил Кристиан.

– Несомненно, – Дамиан кивнул. – Поэтому вы сейчас займетесь поисками Лели, потому что она сейчас, возможно, в еще большей опасности, чем была. Сейчас ее похитителей не сдерживает сделка с нами.

Дамиан повернул голову к оборотню:

– Рин, ты должен включить полностью свою связь с ней, а потом вы должны максимум за несколько дней ее отыскать. Когда будете искать, связь поддерживай постоянно, отслеживая ее перемещения.

– А ты? – спросил Кристиан, хмуро переглянувшись с Рином.

– А я займусь поисками Клайтона, – сказав это, Дамиан принялся быстро доедать завтрак, практически не жуя. – Придется поднять свои связи здесь и к кое-кому заглянуть.

– Но как ты будешь один искать Лилю? Будешь сканировать?

Мужчина при упоминании девушки на мгновение снова застыл, сжав челюсти так, что заходили желваки, но тем не менее ответил:

– Искать с помощью заклинания поиска и сканирования я уже пробовал, и ничего не получилось. Скорее всего, место очень хорошо защищено от магического поиска. Поэтому буду искать через своих знакомых и с помощью других методов. Должен же он был и здесь наследить.

– Почему ты думаешь, что они в этом мире остались?

– Потому что он знает, что, если появится в Риа, там я до него гораздо быстрее доберусь, – многообещающе выдавил Дамиан, закончив есть и выпивая одним махом принесенный чай. – На всякий случай договоримся о месте встречи через пару дней. И дальше уже будем решать, что делать. Возможно, если к этому времени я ничего не найду, – мужчина на мгновение запнулся, – то вы отправитесь домой, а я продолжу поиски.

– Хорошо, согласен, – кивнул Крис, с беспокойством наблюдая за обманчиво спокойным другом. – Где встречаемся?

– Используем ту же таверну, в какой хотели произвести обмен, – Дамиан нахмурился. – Выезжайте сейчас, не медля. Встретимся в Лендеке через пять дней. Если вас не будет там, значит я пойму, что вы не успели найти Лелю за это время. Если не будет меня – значит, у меня не получилось найти Лилю. Тогда оставьте письмо у управляющего, где напишите, куда вы двинулись. Я вас найду.

– Дамиан, а что делать с Кассандрой? – спросил Кристиан.

– Пусть будет с вами. Забирать ее сейчас – нет времени, – встав из-за столика, мужчина достал из кармана небольшой мешочек и протянул его Кристиану. – Местные деньги. Расплатитесь с гостиницей. Вещи Лили я заберу. И удачи вам.

– Тебе – тоже, Дамиан, – Крис хмуро смотрел, как господин ректор поднялся наверх за вещами. – Твою ж…

– Абсолютно с тобой согласен. – поддержал друга Рин. – Три мужика не смогли уследить за одной девушкой. Хваленые защитники.

Крис только хмуро посмотрел на друга, молчаливо соглашаясь с ним. Чувствовал он себя отвратительно, но при этом представлял, как же должен был сейчас чувствовать себя Дамиан. Несмотря на весь его деланно равнодушный вид, было заметно, что мужчина клянет себя на все лады. И Крис даже не представлял, как Дамиан собирается искать свою девушку. У них с Рином хотя бы имелся какой-то вполне реальный план, связанный со способностями оборотня.

– Хорошо, делаем, как сказал Дамиан, – Крис, словно приняв какое-то решение, пристально посмотрел на Рина. – Но мы должны уложиться в эти пять дней. Наша задача – найти Лелю и быть в Лендеке через пять дней.

– А потом? – спросил Рин.

– Потом мы помогаем Дамиану найти Лилю, – Крис увидел согласный кивок оборотня. – Мы не оставим его одного здесь. Как бы он ни хотел исправить эту ошибку один, но в этом и наша с тобой вина есть.

– Согласен, – хмуро кивнул Рин. – Выходим?

Вместо ответа Кристиан встал и подозвав служанку, попросил рассчитать их, сказав, что они все съезжают.

Дамиан, поднявшись в комнату, в которой был абсолютно счастлив еще этой ночью, собирая Лилину сумку, ласково провел рукой по ее вещам. Но уже через минуту мужчина решительно осмотрелся, и теперь в его глазах была только жесткость и холодная решимость, а боль затаилась в глубине глаз. Быстро собрав вещи девушки в ее походный рюкзак, Дамиан надел оставшийся от нее черный амулет на шею, а заколку положил во внутренний карман куртки. Быстрым движением руки, одновременно проговорив заклинание, мужчина материализовал свою сумку, которую он так и не успел разобрать вечером. Подхватив вещи, Дамиан, не оглядываясь, вызвал арку индивидуального портала и исчез в черном мареве.


***


Леля блаженно спала и видела чудесный сон, в котором она примеряла перед зеркалом прекрасное свадебное платье, а когда дошел черед до свадебных украшений – перед ней оказалась темно-фиолетовая бархатная коробочка. С нетерпением, которое она ощутила даже сквозь сон, девушка приоткрыла крышку, чтобы тут же восторженно замереть, вглядываясь в чудо, лежащее на мягкой подушечке. Диадема ослепительно блестела в свете магических светильников: бриллианты, которыми это ювелирное чудо было просто усыпано, мягко переливались, подмигивая ей, а самый крупный в центре просто издевался над ней, активно переливаясь всеми сиреневыми гранями. Протянув дрожащие пальчики к этому чуду ювелирного искусства, она вдруг натолкнулась на невидимую, но очень осязаемую преграду.

– Так нечестно! – завопила девушка, сжимая кулачки.

– Честно, честно, – тихий смех раздался как будто ниоткуда, но звучал повсюду. Леля вдруг почувствовала, как ее кружит и выбрасывает из этого сна. Открыв глаза и протерев их, она попыталась понять, что же это было, а потом, возмущенно сложив руки на груди, выдохнула:

– Все равно не честно!

Но тут уже никто ей не ответил, но вдруг резко открылась дверь, и на пороге возник Балахон собственной злющей персоной:

– Одевайся! – без каких-либо приветствий, весьма невежливо велел хозяин замка.

– С чего бы? – Леля не собиралась ни пугаться внезапного вторжения, ни быть вежливой с этим субъектом.

– Наша сделка отменяется, – четко проговорил Балахон, раздраженно пнув дверь и практически впервые проявляя хоть какие-то эмоции. – Или одеваешься и через пять минут спускаешься в столовую, или слуги тебя вытащат из кровати как есть.

– Ладно! – решила согласиться Леля, видя, что Балахон совсем не шутит и явно разъярен. А в таком состоянии он мог и выполнить свою угрозу.

Мужчина, приняв ее согласие, вышел и, закрывая дверь, еще раз напомнил:

– Пять минут!

Леля не стала еще раз его убеждать, что выполнит пожелание, но, как только закрылась дверь, стрелой соскочила с кровати, метнувшись к сложенным в сундуке вещам. Вытащив первое попавшееся платье, она быстро накинула его, а затем, попытавшись пальцами распутать волосы, наскоро заплела косу. Выжидательно уставившись на дверь, она лихорадочно думала о том, что могло случиться за ночь, что Балахон так взбешен. Ну, раз уж он практически благожелательно и очень своеобразно пригласил ее к разговору, то стоит дождаться и того, что он поведает ей совсем скоро.

Когда открылась дверь в комнату, девушка была уже готова выслушать любые новости. Филлис, а это был он, едва поздоровавшись, поторопил ее, ссылаясь на то, что Хозяин просто вне себя.

Когда Леля вместе с управляющим вошла в столовую, в которой была не далее как вчера, Балахон уже сидел за столом. Взглянув на него, Леля, можно сказать, впервые заметила на мужчине что-то, кроме длинного и полностью скрывающего фигуру одеяния. Сейчас, когда он, явно не обращая внимания на то, что край левого рукава немного приподнялся, выбивал нервную дробь костяшками пальцев, были видны его ухоженные, аристократические руки с идеальным маникюром. Но больше всего Лелю поразил большой перстень с каким-то темно-синим камнем и гравировкой. Но что было изображено на перстне, она не смогла рассмотреть с такого расстояния.

Увидев вошедшую девушку, Балахон одернул рукава и жестом пригласил ее присесть, впрочем, не предлагая ни завтрак, ни даже кофе.

–Наша сделка с некоторых пор стала невозможна, – проскрипел мужчина, и было заметно, что он опять взбешен, но через некоторое время взял себя в руки и уже более спокойным голосом продолжил. – Твоя подруга не сможет соблюсти условия нашей договоренности, а значит, и ты мне стала бесполезна.

– С Лилей что-то случилось? – испуганно спросила девушка, со страхом ожидая ответ.

– Да что с ней случится, – с досадой произнес Балахон. – Просто она не появится в уговоренном месте обмена. И все из-за этого идиота!

– А вы можете толком объяснить, что произошло? – вскипела Леля, устав догадываться о том, что случилось.

– Могу, – с деланным спокойствием согласился мужчина. – Твоя подруга, по условиям нашей сделки с ней, должна была не позднее завтрашнего дня быть в таверне «Сущий мрак» в Лендеке. Но ночью герцог Ивар Клайтон решил, что он может помешать мне, и испортил мой отличный план. Поэтому он увел ее из-под носа трех охранничков, а потом любезно прислал утром мне письмо, в котором сообщил, что Лилия у него. И что он сам будет дальше заниматься ее даром. А мне ничего не светит.

– Но вы же вместе с ним затевали эту аферу? – спросила удивленно Леля, запоздало понимая, что проговорилась. Вряд ли она, лишенная источников информации, должна была знать об этом.

– Вместе, – медленно проговорил Балахон. – Откуда тебе это известно, я так понимаю, спрашивать бессмысленно? Но забавно было бы узнать, откуда ты узнала об этом. И да, ты права, изначально мы действовали вместе, но сейчас этот молокосос решил меня обойти, – мужчина сделал паузу. – Но это ненадолго. И я пока еще не понял, что делать теперь с тобой.

– Ну, раз я вам больше не нужна, то, может быть, вы меня отпустите? – робко предложила Леля. – Ведь теперь меня менять не на кого, и я вам, по сути, уже без надобности.

– Ну да, – Балахон замолчал. – Клайтону вряд ли интересна твоя судьба. Но и у меня отпускать тебя – особого желания нет. Ты видела мой замок, моих слуг. А значит, можешь потом рассказать об этом кому не надо.

– А если я пообещаю, что никому не расскажу – вы меня отпустите? – спросила Леля, особо не надеясь на положительный ответ и поэтому настороженно наблюдая за сидевшим напротив мужчиной.

– Дорогая моя, я уже лет двадцать не верю женским обещаниям, – глумливо выдал хозяин замка и резким движением руки направил в девушку небольшое заклинание. Леля, внимательно следившая за своим тюремщиком, уловила этот момент и попыталась избежать опасности. К сожалению, ее попытка оказалась напрасной.

– В подвал ее, рядом с сумасшедшим помести, – велел Балахон управляющему, который в полном оцепенении стоял, с ужасом глядя на лежавшую без сознания девушку.

Как только Балахон, не оглядываясь, вышел из комнаты, Филлис аккуратно взял Лелю на руки и вышел из столовой.


***


Пробуждение было не особо приятным. Лиля с трудом смогла открыть глаза, в которые как будто кто-то насыпал песка. Окинув воспаленным взглядом комнату, в которой она очнулась, девушка удивленно вскинула брови. На первый взгляд, ей показалось, что она очутилась в какой-то комнате для Барби – вокруг все было тошнотворно-розового цвета: изящное розовато-коричневое зеркальное трюмо соседствовало с невероятно огромным шкафом такой же расцветки, даже стены комнаты были отделаны дорогим шелком ярко-розового цвета. Приподняв голову, Лиля оглядела кровать, на которой очнулась и, увидев, нежно кремовое покрывало, расшитое розами, с мучительным стоном откинулась на подушки, невольно бросив взгляд на темно-розовый балдахин.

– Я точно в аду, – пробормотала девушка, закрывая глаза и прикрывая розовой подушкой раскалывающуюся от боли голову. Она хотела вспомнить, что с ней случилось. Но, как ни пыталась, никак не могла припомнить, чтобы видела эту комнату раньше. Она отчетливо осознавала, что находилась раньше в другом, не таком гламурном, месте. А потом воспоминания нахлынули с новой силой, отчего голова чуть не «взорвалась». Она вспомнила ночь, проведенную с Дамианом, их обоюдную страсть и желание, осознание того, что их отношения, наконец-то, стали складываться, а потом – пустота. Только ярко-зеленая вспышка и пришедшие за ней боль и беспамятство. Тихо застонав, Лиля попыталась унять головную боль, но получалось плохо. Неожиданно она почувствовала какое-то прикосновение и, резко убрав подушку, с изумлением увидела склонившегося над ней герцога Ивара Клайтона.

– Извини, я, наверное, перестарался с парализующим заклинанием, – Ивар говорил с явным сожалением и какой-то странной горечью.

– Что случилось? – хрипло спросила Лиля. – Где я?

– Ты у меня в доме, – ответил мужчина, пристально следя за ее лицом. – Не бойся! Ты в безопасности, и тебе ничего не угрожает.

– А что мне может угрожать? – Лиля потерла голову рукой и тут заметила, что лежит абсолютно без одежды, едва прикрытая большим полотенцем. Схватив покрывало с противными розочками, она попыталась прикрыть свое обнаженное тело, невольно отмечая, что герцог с удовольствием и пристально ее рассматривает. – И почему я в твоем доме? Я помню, что была как будто в другом месте и с Дам… – девушка вдруг запнулась, вспомнив, с кем разговаривает.

– Я знаю, с кем ты была, – Ивар, зло сверкнув глазами, отодвинулся от нее. – Но теперь ты со мной.

– Ивар, я не понимаю, – Лиля потерла виски, пытаясь сосредоточиться. – Что тебе от меня нужно?

– Хочешь, уберу боль? – вдруг предложил мужчина, заметив ее движение и болезненную гримасу.

Но Лиля отчего-то медлила, не решаясь ответить согласием. Все в ней протестовало против того, чтобы мужчина не только прикасался к ней, а даже подходил ближе.

– Сначала скажи, зачем я тебе нужна? – Лиля вопросительно взглянула на мужчину.

– А разве непонятно? – усмехнулся герцог, наклоняясь к девушке ближе. – Конечно, из-за своего дара.

– Дара? – переспросила Лиля, недоуменно глядя на Ивара.

– Ну, конечно, из-за дара, милая моя. Вряд ли есть какая-то другая причина, ты так не считаешь? – герцог зло смотрел на нее.

– Но зачем тебе мой дар? – тихо спросила Лиля.

– Хм-м, – мужчина сделал паузу, сверля ее глазами. – Значит, про свой дар ты уже знаешь? Что же, тем лучше – объяснять долго не придется. Да, дорогая, ты – редкое явление, и поэтому сейчас у меня в гостях, так сказать. И никто кроме меня не сможет воспользоваться твоим даром. Я об этом позаботился.

– Зачем? – спросила девушка, с ужасом ожидая ответа.

– Затем, что я не люблю чувствовать себя пешкой в чужой игре, – четко разделяя каждое слово, проговорил Ивар, наклоняясь ближе. – Поэтому ты сейчас не в Замке, а у меня в доме. Ну что же, – мужчина внезапно выпрямился, холодно смотря на нее. – Если тебе не нужна моя помощь, тогда оставлю тебя на время.

Ивар резко повернулся, направляясь к двери, но Лиля решила спросить то, что мучило ее.

– Ивар! – окликнула она мужчину, и когда тот повернулся, она, глядя прямо ему в глаза, спросила. – Ты с самого начала участвовал в похищении Лели?

– А ты как думаешь? – Ивар криво усмехнулся.

– Почему тогда ты не дождался, когда я приеду на обмен? Зачем нужно было меня забирать вот так? А как же Леля? Что теперь будет с ней, когда я не появлюсь в той таверне?

– На первые вопросы я тебе уже ответил, а что касается твоей подруги – мне плевать. Понадобится что-нибудь – возле кровати шнурок висит для вызова прислуги, – и больше ничего не добавляя, герцог вышел из комнаты, оставляя Лилю одну.

А она в этот момент разрывалась между двумя обуревавшими ее чувствами: с одной стороны, ее охватил ужас, потому что она понимала, что сейчас ее подруга в еще большей опасности, а с другой стороны – ее просто душила злость на герцога, который посмел выкрасть ее, разрушив план Дамиана. Вспомнив любимого мужчину, девушка расплакалась, потому что не представляла, что мог подумать господин ректор по поводу ее внезапного исчезновения из комнаты. Ведь неизвестно, как он воспринял это. Что будет с ними теперь? Как они переживут то, что Лиля вынуждена быть здесь? А Леля? Что с ней? Придумают ли друзья что-то, чтобы спасти ее? Одна надежда на то, что у них есть еще запасной план, и подруга останется живой и невредимой. Тяжелые раздумья еще больше усилили головную боль и плохое самочувствие, но звать Ивара, чтобы он помог с этим, девушка точно не собиралась. Поэтому, собрав все оставшиеся силы, она закрыла глаза и глубоко вздохнула, сосредотачиваясь на своем сердце, в котором жила магия жизни. Вспоминая все, чему учил ее Эриль, она позвала магию, легко касаясь сознанием, и когда разгорелась маленькая искра, она направила ее, попросив убрать боль. Магия жизни откликнулась очень охотно, видимо соскучившись по своей хозяйке. И через несколько минут Лиля с удовольствием вздохнула, ощущая, как проясняется голова и мысли. Теперь уже с ясной головой, девушка попыталась понять, что делать и чем ей все случившееся может грозить, а также, каких действий ждать от герцога. И оставался открытым вопрос с Лелей. Немного поразмышляв, она решила, что, скорее всего, мужчины придумают какой-то способ, чтобы спасти ее подругу. Возможно, Рин поможет в этом. А ей нужно подумать, как самой выбраться отсюда, потому что помощи ждать неоткуда. По крайне мере в ближайшее время. Угрожает ли ей что-то здесь? Вряд ли. Ивару она нужна живой и относительно здоровой, чтобы действовать по его плану и замыслам. А планы его, кажется, понятны: герцог хочет, чтобы она применила свой дар, позволяющий пользоваться всеми видами магии, как у ее отца – графа Нейвиса. Но одного Ивар не знает: ее дар немного другой и то, что ей уже подвластны три вида магии. Возможно, в будущем ей следует использовать это преимущество, чтобы освободиться от заключения в этой тошнотворной комнате. А пока неплохо бы отдохнуть. Лечение, конечно, помогло избавиться от боли в голове, но забрало силы, и сейчас девушке просто хотелось заснуть, чтобы хотя бы на время забыть о всех неприятностях. Поэтому, решив, что все остальное может подождать, Лиля юркнула под одеяло и вскоре забылась тревожным сном.


***

Леля почувствовала, как ее голову аккуратно приподняли, а к губам поднесли кружку с чистой, вкусной водой. Сделав пару жадных глотков, девушка чуть закашлялась и открыла глаза.

– Филлис, ты…

– Да, леди, это я, – в темноте силуэт управляющего выглядел размытым. – Еще хотите воды?

Леля смогла только кивнуть головой, так как голос еще пока не слушался, отказываясь выдавать что-то связное. Но мужчина, видимо, уловил движение или же видел в темноте значительно лучше нее, поэтому бережно придерживая девушку, он снова поднес к ее губам кружку. Сделав еще несколько глотков, Леля, наконец-то, смогла немного прийти в себя и спросить:

– Где я? Куда меня этот урод упек?

– Вы в темнице, леди, – управляющий приподнял ее так, чтобы было удобнее сидеть. – Хозяин вас велел поместить в камеру.

– Да уж. Сходила поговорить, – Леля скривилась от того, что шея и спина затекли от неудобного положения, в котором она провела последние несколько часов. – А сам Балахон где, и что он делает, Филлис?

– Хозяин, как велел отнести вас сюда, сразу отправился куда-то через портал. И пока еще не возвращался.

– Ясно, – Леля замолчала, вспоминая. – Что он велел тебе насчет меня?

– Только отнести в эту камеру – и все. Больше ничего.

– Почему в эту камеру? – Леля подобралась, вдруг вспомнив о том, что слышала. – И, кстати, ты говорил, что у него здесь находятся люди из другого мира с магическими дарами?

– Да, леди, но они все в других камерах сидят. Далеко от вас, – демон на секунду замолчал, а потом продолжил сочувственно. – А Хозяин вас велел посадить сюда, и тут в соседней камере уже давно сидит один странный человек.

– Странный человек? Чем он странный? – Леле даже стало любопытно, почему Балахон решил ее посадить именно сюда и в чем странность ее соседа.

– Я не знаю, где его нашел Хозяин, но он сидит здесь уже несколько месяцев и при этом никогда не ел то, что приносили ему. Даже воду не пил. И первые недели он все повторял одну и ту же фразу, словно она очень важна для него. А потом вообще перестал реагировать на вопросы. Хозяин даже пытал его, но он как будто не реагирует на боль. Совсем.

– Интересно, – Леля даже оживилась слегка. Несмотря на свое незавидное положение, ей стало очень интересно поближе познакомиться с этим узником и, возможно, узнать тайну его стойкости. – Где, ты говоришь, он сидит? Где-то рядом со мной?

– Да. Там вместо стены – решетка в другую камеру, – Филлис качнул головой, показывая направление.

Леля уже немного привыкла к тусклому освещению, которое давали светильники в коридоре тюрьмы, так что смогла различить направление, на которое ей указывал демон.

– Понятно. Филлис, ты мне сможешь сказать, когда Балахон вернется в замок?

– Думаю, что да, леди, – управляющий сел, чуть отодвинувшись, когда понял, что девушка пришла в себя полностью. – Вам что-то нужно? Может быть, еда или вода, одежда?

– Пока нет, спасибо. Ты лучше постарайся узнать, что он задумал, хорошо? Что он хочет сделать со мной? А также я бы хотела, чтобы ты помог мне выбраться отсюда.

– Я постараюсь, Леди, – Филлис сделал небольшую паузу и снова заговорил. – Но не знаю, насколько у меня это получится сделать. Но я постараюсь. И еще… – мужчина замялся, но снова продолжил. – Вы ведь можете всегда уйти отсюда, лишь последовав моему совету и приняв Изначальную Тьму.

– Я уже говорила тебе, что думаю по этому поводу, – Леля устало закрыла глаза. – Давай попробуем обойтись без крайних мер.

– Хорошо, как скажете, – мужчина встал, направляясь к выходу. – Я приду чуть попозже и постараюсь узнать, как можно больше.

– Да, отлично, – тихо ответила девушка, провожая взглядом фигуру управляющего.

На одно мгновение у нее возникло желание проверить свою теорию о том, сможет ли она выйти отсюда. Возможно, что тут для нее так же, как и в комнате до этого, существуют блоки магического характера, не позволяющие выйти самостоятельно, а только в сопровождении демона или самого Балахона. Но был момент, когда она могла найти что-то тяжелое и, ударив демона сзади, выйти из темницы. Но одна мысль ей не давала сделать это: магия, что не позволяет ей выйти, может действовать и тогда, когда сопровождающий без сознания. Да и к тому же, когда она думала об этом, то чувствовала себя отвратительно, потому что демон успел стать ей если не другом, то уж хорошим знакомым – точно. А в таком случае это было бы настоящей подлостью с ее стороны – сначала пообещать ему свободу, а потом удрать самой, оставив его здесь. Поэтому, как ни соблазнительна была идея быстрого освобождения, девушка решила отказаться от нее и подождать развития ситуации. Теперь, когда последние события отправили ее из довольно комфортных условий сюда, было о чем подумать. Благо, что времени для этого у нее теперь предостаточно. Леля не сомневалась, что она выберется отсюда. Пока неизвестно как, но она придумает. Непонятно только, что теперь с ее подругой? И где она сейчас? Если верить словам Балахона, то Лиля сейчас у Клайтона. Значит ли это, что с ней все будет в порядке? Клайтон всегда производил впечатление самовлюбленного засранца, но по крайне мере довольно умного и хитрого. Вряд ли он будет вредить Лиле сейчас, когда с таким трудом все-таки добился ее общества. Девушка чуть хмыкнула, представляя себе, как герцог выжидал в кустах, как тот самый рояль, чтобы вовремя из них выйти и объявить себя еще одним самостоятельным игроком на этом поле. Так что за подругу пока можно не переживать. Ивар будет ее хранить и беречь, конечно, пока не поймет, что у него вряд ли что-то получится. Но за это время она, Леля, должна выбраться отсюда и найти Лилю. Хорошо бы заручиться помощью хоть кого-то еще, кроме демона. Вспомнив, что Балахон в разговоре упоминал о том, что герцог выкрал Лилю у трех охранников, Леля стала судорожно перебирать в памяти всех, кто мог бы быть рядом с ее подругой в этом путешествии. Само собой напрашивалось, что одним из них был Кристиан. Все-таки девушка была уверена в пылких чувствах молодого человека и знала, что вряд ли он был способен оставить ее просто так и не отправиться на поиски. С одной кандидатурой она определилась, а что касаемо еще двух оставшихся? Скорее всего, вторым в этом списке был господин ректор. Все же зная, что между Лилей и Дамианом, были пусть и непростые, но замешанные на обоюдной симпатии отношения, она не сомневалась, что мужчина принял в этой спасательной экспедиции самое активное участие. Тогда оставался еще один номинант на премию «Худший охранник года», и с его определением выходили сложности. Леля не могла вспомнить никого, кто бы вписался в компанию Кристиана и Дамиана, став их третьим спутником. Кто бы вот так ради нее пошел в другой мир, сознавая, что это совсем не увеселительная прогулка. Этот кто-то должен был быть близок и ей, и Лиле. Перебирая в памяти всех, кого они с подругой знали очень хорошо, Леля вдруг подумала об оборотне Рине. Мог ли он отправиться на ее поиски? Вспомнив клятву, Леля притронулась к половине амулета оборотня, который носила рядом с другим артефактом в виде черной спирали. Неужели Рин? Он ведь обещал, давая клятву, что если ей будет угрожать опасность, то он спасет ее ценой жизни. Покрутив эту версию и так, и сяк, Леля все-таки решила, что, скорее всего, третьим в компании незадачливых спасателей был именно Рин. Ну что же, компания отличная, но все равно хитрец Клайтон обошел их. Либо они плохо охраняли Лилю, не принимая во внимание все последствия, либо… А что либо? Какая-то мысль проскользнула, слегка покоробив. Либо в их тесной компании оказался тот, кто работал на две стороны – то есть предатель. Мог ли кто-то докладывать герцогу о перемещениях ее друзей так, что тому не составило труда отследить их и потом уже, выбрав весьма удачный момент, выкрасть ее подругу? Ответ напрашивался сам собой: вполне возможно. Но представить кого-то из них в качестве предателя, казалось кощунством, потому что все они не подходили на эту роль. Ну, или герцог Клайтон просто очень удачливый мерзавец, и ему невероятно повезло. По крайне мере Леле думать так было гораздо приятнее, чем вычислять предателя среди близких друзей. Да к тому же от этих раздумий становилось тошно на душе. Так что, решительно отбросив свои мысли, девушка подумала, чем ей развлечься пока она ждет новостей от Филлиса. Вспомнив, что ей рассказывал демон о ее соседе, Леля решила попытаться узнать, что за «чудо» находится рядом с ней. Встав со скамьи, девушка тихо подкралась к решетке, отделяющей ее камеру от камеры соседа. В этом углу было довольно темно, потому что светильники в коридоре не давали достаточного света, чтобы освещать камеры полностью. Подойдя к прутьям решетки, которыми была забрана арка в смежной стене, Леля попыталась рассмотреть соседнюю камеру и увидеть там хоть что-то. Смежная камера практически ничем не отличалась от ее камеры, а соответственно, если она не видела своего соседа, значит, он или лежал, или сидел на скамье в самом дальнем углу.

– Эй, ты тут? – Леля пыталась рассмотреть что-то в темноте. – Ты жив там?

Но в ответ сосед, если, конечно, он еще был жив, ничего не сказал. Даже никакого шороха или шелеста одежды не послышалось из темноты. Как Леля не напрягала слух, пытаясь уловить хотя бы дыхание живого человека, но ответом была тишина. Постояв еще немного, она решила, что, скорее всего, узник умер, если, как сказал Филлис, он не ел и не пил ничего уже очень длительное время. Решив, что еще раз попробует его позвать, Леля постучала кулачком по прутьям:

– Эй, есть тут кто?

Но опять ей никто не ответил. Девушка решила, что, видимо, уже не суждено ей пообщаться со странным соседом, как вдруг заметила два небольших светло-оранжевых огонька, которые вдруг проявились в полнейшей темноте соседней камеры и застыли недалеко от решетки, разделяющей камеры. Сначала ей показалось, что это какие-то светлячки подземные. Но огоньки не двигались, оставаясь на месте. Внимательно вглядываясь, пленница решила, что, возможно, это не светлячки, а какие-то грибы флуоресцентные или, может быть, что-то еще. Молчаливо вглядываясь в огоньки, она вдруг заметила, что они стали двигаться, и чуть не вскрикнула от неожиданности, когда разглядела темный человеческий силуэт, частью которого и являлись эти огоньки, расположенные где-то на уровне головы ее соседа.

– Ты живой, – выдохнула Леля, рассматривая темный силуэт. – Не бойся. Меня Леля зовут. Я тут недавно. Я твоя соседка. А тебя как зовут?

Человек никак не отреагировал на ее вопросы и все также стоял в тени, не двигаясь.

– Какой-то ты заторможенный совсем… – протянула разочарованно Леля, смотря на силуэт соседа. – По-моему, ты совсем одичал тут.

Она попыталась еще раз его позвать:

– Эй, подойди, не бойся. Я тебе ничего плохого не сделаю, – и опять никакой реакции на ее просьбу. Леля раздосадовано пристукнула руками по прутьям решетки:

– Вот незадача!

В этот момент силуэт человека дрогнул, и ее сосед по заключению невероятно быстро преодолел расстояние до разделяющей их решетки. И это так стремительно произошло, что Леля успела изрядно испугаться и изумленно вскрикнула от неожиданности, когда увидела перед собой мужчину в грязной и местами порванной одежде, смотрящего пристально на нее своими карими глазами, в глубине которых светились вместо зрачков светло-оранжевые точки:

– Моя задача? – равнодушным и лишенным каких-либо эмоций голосом спросил узник.

Глава 5, в которой говорится о том, как важно помнить о прошлом, верить в будущее, а жить настоящим.


Дамиан смотрел на огромный особняк, который раскинулся за ажурными, искусно выкованными воротами и раздумывал о том, правильной ли идеей был визит сюда. За последние несколько часов он не раз думал об этом, но понимал, что без этой встречи ему не обойтись. На миг он поморщился, осознавая, что мог бы и не приходить сюда, но тогда его поиски затянулись бы на гораздо более длительное время. А ему сейчас было крайне важно как можно быстрее найти Лилю, даже зная, что Кларисса потребует плату. Еще раз бросив взгляд на особняк, мужчина направился к воротам, охраняемым сейчас двумя внушительного вида стражниками.

– Доброго дня, – поздоровался Дамиан, подойдя ближе к главному входу в большое поместье.

– Доброго, – отозвался один из мужчин, цепким взглядом окинув неожиданного гостя. – Вы с визитом?

– Да, к баронессе.

– Вам назначено? – от взгляда стражника не укрылось то, что Дамиан пришел пешим, а также в походной и весьма простой одежде с двумя сумками на плече.

– Нет, но передайте вашей госпоже вот это, – Дамиан протянул небольшой запечатанный конверт.

– С чего бы мне передавать госпоже баронессе это? – стражник даже не прикоснулся к письму, пренебрежительно указывая на него. Второй охранник в этот момент усмехнулся, пряча улыбку в густой бороде.

– Потому что, если вы не передадите это сообщение, я зайду тогда самостоятельно и без какого-либо приглашения, – Дамиан равнодушно и спокойно посмотрел на каждого из охранников, и они от его взгляда внутренне содрогнулись, интуитивно ощущая ментальное давление со стороны незнакомца.

– Ладно, – сказал тот, что был на вид постарше, пристально глядя на гостя. – Луций, отнеси госпоже письмо.

Второй охранник, следуя наказу, принял из рук Дамиана конверт и, еще раз взглянув на странного гостя, направился к особняку. Дамиан в этот момент, перехватив напряженный взгляд оставшегося стражника, чуть улыбнулся ему, давая понять, что он вполне безопасен.

Луций вернулся через несколько минут, и было заметно, что обратно он шел весьма торопливо. Подойдя к воротам, он направился к своему напарнику и шепнул ему на ухо что-то, отчего лицо стражника вытянулось от удивления.

– Проходите, господин, – разрешил стражник, все также удивленно глядя на Дамиана. – Госпожа Кларисса ожидает вас.

– Благодарю, – ответил господин ректор, проходя на территорию усадьбы.

На пороге главного входа его уже ожидал представительный мужчина, который, вежливо поздоровавшись с посетителем, открыл перед ним дверь, пропуская внутрь. Зайдя в холл особняка, Дамиан окинул внимательным взглядом помещение, отмечая все изменения, которые произошли за то время, которое прошло с его последнего посещения этого дома. Пока он стоял, осматриваясь, наверху большой лестницы показалась весьма симпатичная женщина, которая с радостным вскриком легко сбежала вниз, чтобы уже через пару мгновений повиснуть на шее у господина ректора, страстно целуя его.

– Дамиан! Милый мой, здравствуй.

– Здравствуй, Кларисса, – мужчина чуть ослабил хватку женщины, улыбаясь. – Ты все так же прекрасна!

– А ты все также холоден и загадочен, – женщина чуть пристукнула кулачком по плечу мужчины, а затем ласково провела пальчиками по его щеке, обводя мужчину задумчивым взглядом ярко-зеленых глаз. – Какими судьбами и надолго?

– Ненадолго, – Дамиан, поймал женскую руку, гладящую его, чтобы запечатлеть легкий поцелуй. – Мне нужна твоя помощь.

– Неужели великий и опасный Дамиан просит помощи у слабой женщины? – Кларисса чуть усмехнулась, качнув роскошными золотистыми локонами. – Ну что же, пойдем в кабинет, и ты мне все расскажешь.

Взяв под руку Дамиана, она повела мужчину в направлении больших двустворчатых дверей. На миг опередив баронессу, господин ректор галантно открыл двери, пропуская женщину вперед.

В кабинете баронесса, взяв в руку небольшой колокольчик, позвонила. Практически сразу же на пороге личного кабинета хозяйки показалась служанка, которая, выслушав пожелания хозяйки, быстро поклонилась и исчезла. Кларисса же прошла вперед, присаживаясь в одно из кресел и дожидаясь, когда ее гость также присядет.

– Ну что же, рассказывай, – баронесса взглянула внимательно на сидевшего перед ней мужчину. – В чем тебе понадобилась моя помощь? А потом уже поведаешь, как жил все это время.

– Мне нужна твоя помощь, чтобы узнать обо всех приобретениях дорогой недвижимости за последние год или два, – Дамиан взглянул на баронессу, никак не отреагировавшую на его необычную просьбу.

– Необычно, но вполне выполнимо, – наконец ответила женщина, пристально смотря на своего гостя. – В какой части Мирдаила тебе интересны приобретения?

– Во всех, Кларисса, – тихо ответил Дамиан, видя, как промелькнуло удивление на лице женщины.

– Почему именно дорогой недвижимости?

– Потому что я хочу найти одного человека и знаю его вкусы и предпочтения, – Дамиан чуть усмехнулся. – Поэтому я уверен, что он приобрел именно дорогую недвижимость. Возможно, где-то за городом.

– Когда тебе нужна информация?

– Как можно быстрее.

Было заметно, что Кларисса хотела спросить о чем-то еще, но в этот момент в кабинет зашла служанка, неся поднос с чаем, алкогольными напитками и небольшими закусками. Отпустив взмахом руки девушку, баронесса сама налила в бокал напиток из хрустального графина и затем, встав с кресла, подошла к сидящему мужчине, одновременно садясь на его колени и протягивая ему бокал.

– Твой любимый, – дождавшись, когда Дамиан возьмет предложенный бокал, баронесса обвила его шею руками.

– Спасибо, Кларисса, – господин ректор отпил немного, глядя в глаза сидящей на его коленях женщины.

– Дамиан, – промурлыкала баронесса, поглаживая ладонями плечи и грудь мужчины. – Зачем тебе эта информация? Кого ты ищешь?

Дамиан вздохнул, отстраняя обнимающие его женские руки.

– Я ищу одну девушку, которую похитили совсем недавно.

– Девушку? – Баронесса пытливо взглянула в глаза мужчины, пытаясь найти ответ на вопрос, который она не задала вслух. – Она тебе дорога?

– Да, – тихо ответил Дамиан, допивая оставшийся в бокале алкоголь.

Кларисса встала с колен мужчины и чуть отошла, встав позади. Провела рукой по спинке кресла, а затем наклонилась к нему, прошептав на ухо:

–Ты же знаешь, что я не буду делать это просто так? Ты готов заплатить свою цену?

– Все, что захочешь и что я могу сделать для тебя.

– Заманчиво, – промурлыкала баронесса, согревая теплым дыханием висок сидящего мужчины. – А если я хочу тебя? Я так соскучилась по тебе… Ты очень давно не навещал меня. И если я ни на какую другую плату не соглашусь?

Дамиан чуть ощутимо вздрогнул, никак не отвечая на вопрос. А затем на миг закрыл глаза, продолжая молчать. Но уже через мгновение, как будто решившись, тихо сказал:

– Нет.

– Нет? – Кларисса удивленно переспросила его, обходя кресло и сидящего в нем мужчину. – Ты уверен?

– Да, – Дамиан пристально и спокойно выдержал ее пытливый взгляд.

– Но ты же понимаешь, что тогда я не смогу тебе помочь? – переспросила Кларисса, заглядывая мужчине в глаза.

– Понимаю. Поэтому предлагаю тебе попросить что-то еще за свою помощь.

– Я могла бы попросить что-то еще, Дамиан, – баронесса усмехнулась. – Но или ты принимаешь мои условия, или наша сделка не состоится.

– Хорошо, Кларисса, – Дамиан вздохнул и встал с кресла. – Я тебя понял. Тогда извини, но мне нужно идти, – не попрощавшись, мужчина направился к двери, по пути поставив бокал на столик. Но неожиданно возле дверей его нагнал голос баронессы:

– Подожди, – Кларисса подошла к Дамиану, заставляя его повернуться. – Я помогу тебе.

Мужчина, услышав это, недоверчиво посмотрел на стоявшую перед ним женщину:

– Даже несмотря на то, что я не выполню твое условие?

– Да. Но я помогу тебе не просто так, – Кларисса усмехнулась. – Я хочу познакомиться с этой девушкой.

– Почему?

– Потому что я хочу увидеть женщину, отогревшую твое холодное и жестокое сердце.


***


Лиля проснулась от того, что сердце вдруг так сильно сжало от боли, что она тихо охнула и прижала сжатый кулак к груди. Но боль исчезла так же внезапно, как и появилась. Девушка открыла глаза, уставившись на розовую подушку, на которой самым наглым образом расположился Ивар, внимательно разглядывая ее.

– Доброе утро, – поприветствовал мужчина, ничуть не смутившись от того, что без спроса зашел в комнату и улегся рядом с девушкой. – Ты вчера не просила ужин, поэтому я зашел узнать, как ты себя чувствуешь.

– Я в порядке, – буркнула Лиля, закрывая глаза. – Просто устала вчера.

– Я вижу, что сегодня ты чувствуешь себя гораздо лучше, – герцог не унимался, явно не желая уходить, даже видя демонстративное пренебрежение к своей персоне. – Не хочешь прогуляться?

– Прогуляться? – переспросила удивленно Лиля, открывая глаза. – Сегодня ты в хорошем настроении?

– Ну, вроде как, – усмехнувшись, ответил мужчина. – Так как? Или сначала завтрак?

При слове «завтрак», у Лили заурчало в животе, и она смутилась, а Ивар засмеялся, на миг став тем, кого она привыкла видеть, когда они только познакомились и начинали встречаться.

– У меня одежды нет, – буркнула Лиля. – Ты же так торопился меня утащить, что даже не озаботился этим вопросом.

– А в шкафу ты не пробовала смотреть? – весело улыбаясь, ответил герцог.

– Если в шкафу гардероб такой же расцветки, как и комната, то можешь его выбросить, – заявила Лиля, недовольно поджав губы.

– А что не так с расцветкой комнаты? – Ивар окинул взглядом комнату. – Мне кажется, что девушкам должна нравиться такая гамма.

– И у многих девушек ты спрашивал? – Лиля даже улыбнулась, видя искреннее непонимание и изумление на лице мужчины.

– Так тебе не нравится эта комната?.. – задумчиво переспросил мужчина.

– Нет, – Лиля отрицательно помотала головой. – Я не принцесса из сказок и тем более не Барби, чтобы мне нравилась такая спальня.

– Я тебя понял, – Ивар вдруг резко подскочил, практически свалившись с кровати. – Я тебя все же жду на завтрак и прогулку. Покажу дом и окрестности.

– Так я не твоя пленница? – спросила Лиля с иронией в голосе и посмотрела Ивару прямо в глаза.

Отвечая, мужчина наклонился к ее лицу, опершись на столбик кровати, медленно обвел взглядом ее прикрытую только одеялом фигуру, задержав взгляд на губах:

– А это зависит только от тебя, кем ты будешь в моем доме.

После этих слов мужчина быстро вышел из комнаты. Странное поведение Ивара заставило Лилю задуматься и прийти к выводу, что его настроение меняется так же быстро, как у женщины в положении. Она представила герцога в интересном положении и рассмеялась. Лиля решила, что она ничего в принципе не теряет, если согласится на предложение мужчины. К тому же, не будет же она все дни проводить в постели без еды и хоть какой-то информации. Поэтому, встав с кровати, она направилась к двери, которая, скорее всего, вела в умывальную комнату. И она не ошиблась. Открыв дверь, девушка чуть не пискнула от восторга, поскольку увидела самое настоящее чудо. Здесь была вполне настоящая, как дома или в ОМУМ, ванна. Да, Ивар, наверняка, постарался в своем доме обеспечить себе тот комфорт, к которому привык. Поэтому она даже чуть-чуть порадовалась тому, что герцог так любит себя, потому что все это мытье в ручье и в допотопной лохани ей настолько надоело за эти дни без цивилизации, что она с удовольствием забралась в большую ванну, разобравшись как работает местный водопровод.

Уже после ванны она, чисто вымытая и посвежевшая, прошла к шкафу, про который говорил Ивар и распахнула массивные дверцы. Обилие вещей поражало. Если герцог все это собрал для нее, то размах его действий впечатлял. Чего только в шкафу не было: платья самых разных оттенков и фасонов, верхняя одежда для всех сезонов. Самая разнообразная обувь стояла тесными рядами, заполняя нижние полки. Лиля даже чуть-чуть испугалась этого великолепия, поскольку за всю ее жизнь у нее никогда не было столько одежды и обуви. Гадая о том, для нее это все великолепие было собрано или осталось от любовниц Ивара, Лиля вспомнила, кому бы точно понравился такой шкаф.

– Лелю бы сюда! – весело хмыкнула девушка. – Она бы точно оценила такой размах.

Вспомнив про подругу, Лиля опять погрустнела, не представляя, что сейчас с Лелей и где она. Настроение, поднятое шикарной ванной, опять скатилось вниз, и Лиля, особо не глядя, вытащила наугад первое попавшееся платье. Тут же нашлось и белье, аккуратно разложенное по полочкам. Одевшись, девушка хмыкнула, так как герцог угадал с ее размерами абсолютно точно, как будто специально снимал мерки. Решив не задумываться над этим вопросом, девушка заплела волосы, пожалев, что ее любимая заколка осталась в гостинице в Торине, так же как ее друзья и Дамиан. При воспоминании о любимом мужчине захотелось плакать от отчаяния, но она сдержала себя тем, что сейчас не время раскисать. Оглядев себя в большом напольном зеркале, Лиля отметила, что нежно-голубое платье с вышивкой сидит на ней идеально. Так что, скорее всего, Ивар готовился к ее пребыванию здесь заранее, или его любовницы были с ней одних размеров. Попытавшись весело улыбнуться своему отражению, девушка «прилепила» на лицо вполне благожелательную улыбку и направилась к двери.

Ивар не обманул – дверь была не заперта. Мимолетно порадовавшись этому факту, Лиля осмотрела длинный коридор с несколькими дверями, уходивший по обе стороны от нее и, недолго думая, повернула направо, так как ей показалось, что именно в том направлении должна быть какая-то лестница, ведущая на другие этажи дома. Интуиция ее не подвела. Пройдя небольшое расстояние, она вышла к большой и красиво отделанной лестнице, которую сейчас очень усиленно полировали и мыли две молоденькие служанки. Застыв в нерешительности наверху, она задумалась о том, в какой стороне может находиться столовая. В итоге Лиля решила спросить у служанок, как ей пройти. Она хотела окликнуть девушек, но потом подумала, что это не совсем прилично, поэтому, приподняв подол платья, начала спускаться вниз. Пройдя всего пару ступенек, она уже смогла различить, о чем говорили девушки, весело болтавшие между собой, не отрываясь от работы:

– Риса, что ты думаешь про новую леди господина? – спросила одна из них, обмакивая тряпку в ведро с водой.

– Я думаю, что она не леди, Мирси, – ответила вторая девушка, полирующая в этот момент головы каких-то мифических животных, украшавших лестницу в самом начале. – По мне, так девушка, которая проводит ночи с мужчиной, не будучи его женой, не может быть леди. К тому же, как мне сказала госпожа Босела по секрету еще вчера, хозяин появился с этой девушкой, неся ее на руках, а на ней в этот момент вообще не было одежды.

– Как не было? Совсем? – та, которую звали Мирси, от удивления даже чуть не выронила тряпку из рук.

– Ну, не совсем… – Риса оставила в покое каменную голову и, повернувшись к своей подружке, энергично жестикулируя, продолжала рассказывать:

– На ней было полотенце, но, сама понимаешь, оно не сильно-то и скрывало ее. К тому же она в этот момент бесстыдно спала, а хозяин ее держал на руках. А потом он отнес ее в розовую спальню. И выходил ли оттуда до утра или нет – неизвестно. Так что точно тебе говорю, никакая она не леди.

– Ну, а кто же она тогда? – спросила Мирси, любопытно сверкая глазами. – Хозяин ей вон какую комнату сделал, и в шкафу куча платьев дорогих.

– Ну и что? – Риса демонстративно уперла руки в бедра. – Ни одно платье, даже самое дорогое, не сделает леди из шлю…

– Кхе-кхе, – Лиля в этот момент решила вмешаться в весьма интересный разговор служанок, которые бурно обсуждали ее недостатки. – Добрый день.

Девушки, услышав голос, неожиданно вмешавшийся в их разговор, дружно вздрогнули и выронили свои орудия уборки. Но через секунду уже спохватились, и, вежливо присев, поздоровались.

– Доброе утро, госпожа.

Мирси как более молодая с непосредственным любопытством смотрела на стоящую на лестнице девушку, а Риса, демонстративно поклонившись, выпрямила голову и смело посмотрела на Лилю:

– Вам что-то угодно?

– Да. Подскажите, где находится столовая, – Лиля спокойно смотрела на девушек, которые только что обсуждали ее плохое поведение, как в каком-нибудь романе девятнадцатого века. Про себя она только улыбалась, понимая, насколько велика разница в воспитании в этом мире и на Земле, где давно уже девушки получили равные права с мужчинами. И в вопросах внебрачных связей в том числе. – Ивар, то есть герцог Клайтон, пригласил меня на завтрак, а куда идти, я не знаю.

– Столовая на первом этаже, госпожа, – опять Риса говорила за двоих. – Слева от лестницы – большие двери темного дерева.

– Спасибо, Риса, – Лиля поблагодарила девушек и продолжила спускаться по лестнице. Поравнявшись с девушками, она оглядела их, а затем, приветливо улыбнувшись на прощание, пошла в указанном направлении. Девушки провожали ее испуганными взглядами, осознав, что Лиля слышала весь их разговор. Как только гостья скрылась за дверями столовой, они, переглянувшись, дружно сглотнули слюну, и Мирси, глядя полными слез глазами на подружку, озвучила их общие мысли:

– Нам конец, Риса. Она слышала, как мы ее называли.

Лиля в этот момент уже не слышала испуганных голосов служанок, иначе она бы, конечно, уверила их в том, что их мнения ее даже не задели, что ей абсолютно все равно, что они думают о ее безнравственном поведении. Гораздо больше в этот момент ее занимал предстоящий завтрак и то, что ждет от нее Ивар. Она прекрасно знала, что любезный и обходительный мужчина может в любой момент разозлиться и предстать в самом своем худшем обличии. Но пока герцог решил играть доброго и порядочного светского льва, балующего свою избранницу прекрасными нарядами, прогулками и завтраками. Лиля подумала, что она обязательно воспользуется этими моментами, поэтому с довольной и милой улыбкой позволила Ивару проводить ее за стол и галантно поухаживать.


***


Кристиан и Рин уже второй день скакали по лесу, медленно приближаясь к границе земель Мирдаила. До этого им пришлось, следуя чутью оборотня, сделать несколько перемещений с помощью порталов в Торине и Лендеке. Но потом связь указывала только на то, что Леля находится в тех местах, куда с помощью порталов не добраться. Поэтому пришлось снова сесть на лошадей. Оба мужчины изрядно устали, но тем не менее продолжали быстро двигаться, зная, что каждая минута на счету. Они, не сговариваясь, решили делать небольшие привалы в лесу, позволяя себе на время отдохнуть от бешеной скачки. Но и в эти короткие минуты отдыха говорили только о том, куда им двигаться дальше и какие действия предпринять в дальнейшем. Сейчас они как раз решили остановиться, чтобы пополнить запасы воды в ближайшем ручье, а также скорректировать их траекторию движения. Спешившись, они остановились возле поваленного дерева. Рин сразу же, сойдя с лошади, сел, закрыв глаза, чтобы проверить правильность их направления. Крис, мельком взглянув на друга, отправился на поиски ближайшего ручья. Последние пару суток, оборотень был словно сам не свой, вынужденно поддерживая открытую связь с девушкой, которой дал обещание. За последние часы связь как будто окрепла еще больше и теперь ощущалась, как прочный канат, указывая на то, что Леля находится довольно близко.

– Ну как? – спросил Крис, вернувшийся после обследования протекающего неподалеку ручья.

– Близко, – Рин выдохнул, открывая глаза, которые сейчас еще больше походили на глаза зверя, по нелепой случайности оказавшегося в тесноте человеческого тела. – Очень близко. Еще примерно полдня пути. Но…

– Что?

– Мне показалось, что вчера вечером словно случилось что-то.

– Рин, что случилось? – Кристиан пытливо взглянул на оборотня. – Почему ты только сейчас об этом говоришь?

– Потому что сначала сам не понял, что это было, – Рин замолчал на мгновение. – А потом, когда связь снова восстановилась, понял, что, видимо, что-то произошло.

– Как Леля? С ней все в порядке? – Кристиан обеспокоенно смотрел на друга.

– Да, она в порядке. Возможно, что-то было со связью или она, это только предположение Крис, так что не кипятись, возможно, была без сознания какое-то время.

– И ты только сейчас об этом говоришь? – Крис с горечью взглянул на оборотня.

– А что я должен был сказать тебе? – Рин посмотрел на друга, вставая с земли. – Мы и так с тобой торопимся. Быстрее мы точно не сможем передвигаться.

– Да, – мужчина зло выдохнул. – Мне пока недоступны индивидуальные порталы. С ними было бы значительно проще. Но ты все равно не прав.

– Не беспокойся. С Лелей все в порядке, – оборотень снова вздохнул, закрывая глаза. – Если что-то и было, то мы все равно не смогли бы ничего сделать.

Крис вместо ответа досадливо пнул упавшие листья, а потом, немного успокоившись, спросил:

– Может, привал? Мы с тобой так и не решили, что конкретно делать будем. Если уже совсем скоро будем на месте, то неплохо бы понять, как действовать, – Крис вздохнул. – Эх, Дамиана бы сюда. Он в этом специалист.

– Да уж, – усмехнулся Рин. – Мы с тобой больше по тактической части. А может Кассандру позвать?

– Думаешь, выйдет? – спросил Крис, переводя взгляды с друга на походный мешок, притороченный к седлу.

Кассандра не разговаривала с ними уже больше суток. Когда она решила появиться вчера утром, то с удивлением обнаружила, что пока она скрывалась от возможного неблагожелательного внимания, в спасательной экспедиции произошли весьма глобальные изменения. А больше всего она разозлилась на Дамиана, который ее, словно какую-то вещь, отдал двум весьма ограниченным мужланам, как она сама выразилась, когда увидела с кем ей придется ехать дальше. Она злилась и негодовала так, что парни были несказанно рады, когда она надулась и, обидевшись, скрылась в книге. Сейчас же они понимали, что ее совет был бы весьма кстати. Переглянувшись между собой, Рин выразительно показал глазами, чтобы Кристиан занялся этим вопросом. Крис, мученически вздохнув, подошел к лошади Рина и тихо позвал:

– Кассандра! Кассандра!? Может, выйдешь? – в ответ не раздалось ни звука, но парень вдруг хитро улыбнулся и подошел к сумке со спрятанной в ней книгой еще ближе. -Кассандра! Знаешь, нам тут так не хватает кого-то опытного, мудрого, который бы дал нам совет. Помог, научил, так сказать.

– Кристиан, как ты мог стать женским любимчиком, если не умеешь даже комплименты говорить? – вдруг раздался глухой и весьма язвительный голос из сумки. – Или ты всем рот затыкал, чтобы они только на твое лицо смотрели?

– Почему я не умею комплименты говорить? – возмутился Крис, подходя к сумке еще ближе. – Никто не жаловался раньше.

– Потому что, наверняка, ты с дурами встречался, которые на твое смазливое личико кидались, – из сумки, довольно хихикая, вылетело черное облачко, которое спустя пару секунд обернулось девушкой, зависшей в воздухе со сложенными на груди руками, но при этом ехидно ухмыляющейся. – Ну, чего звали? Соскучились по мне?

– Соскучились? Не особо, – буркнул Крис. Но Рин в этот момент так взглянул на него, что парень решил исправиться.

– Нам твоя помощь нужна, – Кристиан посмотрел на духа. – Рин говорит, что осталось примерно полдня пути, а мы не знаем толком, как нам там действовать нужно будет.

– И что? – Кассандра едко ухмыльнулась. – Вы ждете чуда от меня?

– Ну, может, не чуда, а хотя бы помощи… – заискивающе улыбаясь, протянул Крис. – Такой совсем небольшой помощи.

– Ну ладно, – взмахнула рукой Кассандра, останавливая поток обращенных к ней льстивых слов. – Помогу. Один совет то уж точно смогу выделить из копилки своей мудрости и большого житейского опыта, – на последних словах она язвительно улыбнулась обоим мужчинам. – Что вы сами планировали делать, когда приедете в нужное место? Вы же не думали, что вас там ждут с распростертыми объятиями?

– Конечно, мы так не думали, – ответил за обоих Крис, кидая на зловредного духа возмущенные взгляды. Но Кассандра, впрочем, на них особого внимания не обращала, расположившись на ветке большого дерева.

– Вы не хотите нормально отдохнуть? – наконец спросила Кассандра, внимательно окинув взглядом пропыленных и уставших мужчин, выглядящих сейчас как разбойники с большой дороги. – Прежде чем возмущаться, Кристиан, подумал бы лучше о том, что там, куда вы едете, наверняка, не такие уставшие и замотанные охранники. Я не думаю, что мы имеем дело с дилетантом в вопросах магии. Это вам не местное запуганное население, которое магам вряд ли что-то может противопоставить. Тот, кто похитил твою девушку, явно не мальчик и очень умелый маг. Не думаю, что он не защитил свою берлогу наилучшим образом.

Мужчина на критику духа сначала хотел было возмутиться, но потом понял, что Кассандра права во всем. А они за своей спешкой и необдуманными действиями до конца не осознавали, что им предстоит сделать. Пусть даже сейчас Леля уже не предмет обмена между ними и таинственными похитителями, но это не значит, что ее не охраняют или даже не переместили куда-то еще. Поэтому, приняв правоту духа книги, он решил, что им действительно пора нормально отдохнуть и выработать какой-то эффективный план дальнейших действий.

– Ты права, –со вздохом ответил Крис. – Нам надо и отдохнуть, и обсудить все нормально. – Рин, Кассандра предлагает нам сделать привал и нормально отдохнуть, – это парень уже говорил, повернувшись к другу. – Думаю, что она права в этом случае.

– Я рада, что вы проявили благоразумие, – Кассандра снова ехидно улыбалась, глядя, как мужчины распределяют обязанности по устройству привала. В итоге Рин остался в лагере и, спустя некоторое время, сноровисто собрал костер, чтобы приготовить из оставшихся запасов что-то более-менее приличное, напоминающее горячую похлебку, потому что они оба уже смотреть не могли на сухие пайки. Кристиан же направился на разведку, одновременно решив набрать воды про запас и осмотреть окрестности на предмет чего-то съестного. На миг он даже подумал, что неплохо было бы поохотиться на какого-то некрупного зверя или птицу, чтобы можно было съесть за один раз приготовленную тушку. Заходить далеко, конечно, было не очень благоразумно, но мужчина не сомневался, что сможет справиться с местным диким зверьем, если таковой появится и решится напасть на него. Поэтому, набрав воды в найденном ручье, он решил пройтись дальше. Первые минуты он шел, запоминая направление и осматриваясь в поисках вероятной добычи. Но в лесу было на удивление тихо: ни громкого пения птиц, ни шуршания травы и опавших листьев. Такое ощущение, что как будто в лесу все мелкое зверье спряталось, почуяв присутствие опасного хищника. Через полчаса Кристиану надоело бесцельно ходить по лесу, выискивая вероятную добычу на ужин, поэтому он решил, не смотря на опасения и возможные последствия, воспользоваться магией, чтобы почувствовать хоть кого-то. Остановившись, он закрыл глаза, вызывая подвластную ему стихию. Через секунду его затопило ощущение счастья и свободы, которых так не хватало в эти дни его второму я. Магия радостно растекалась вокруг, устремившись в стороны от хозяина, который сейчас стоял с довольной улыбкой, внутренним зрением смотря на то, как быстрые нити силы ищут вокруг какое-нибудь живое существо, пригодное для ужина. Первое биение живого сердца Кристиан почувствовал под землей, на небольшой глубине. Но объект казался маленьким и не совсем съедобным. Далее попалась какая-то птица, но она сидела так высоко на дереве, что Крис решил оставить ее в покое и поискать что-то еще. Но неожиданно он почувствовал что-то странное: как будто его магия внезапно натолкнулась на завихрения и достаточно большое скопление похожей, но все равно немного отличающейся магии. Кристиан, вслушиваясь в свои ощущения, пытался понять, что это может быть и что его смутило. Скопление чужой магии, как будто почувствовав чужака, сначала рьяно кинулось на его силу, пытаясь остановить, но потом внезапно напор ослаб, а Крис в этот момент усилил нажим, пытаясь узнать, что это было. В этот момент мужчина даже забыл, зачем он выпустил свои силы. Новая загадка и необычное явление так его увлекло, что он, не особо таясь, еще усилил напор своей силы и одновременно двинулся потихоньку в сторону ощущаемого им странного явления. Двигаясь по лесу в направлении источника магии, он чувствовал, как его сила потихоньку пробует на вкус чужака, подбираясь к нему ближе. Сопротивления почти уже не было, чужая магия лишь изредка словно огрызалась, показывая зубы, как дворовый пес, который знает, что чужак сильнее, но будет охранять до конца. Приближаясь к непонятному источнику, Кристиан все больше хмурился, потому что теперь чувствовал гораздо сильнее чужеродность, приправленную знакомым вкусом. Чужая магия, позволив ему окружить ее кольцом, сжалась в клубок и словно ощетинилась иглами. Вскоре Кристиан дошел до нужного места и открыл глаза. Перед его взором предстала большая поляна, окруженная со всех сторон деревьями. Над всем пространством оголенной земли, он ощущал это всеми чувствами некроманта, расстилался плотный дух смерти. Пройдя чуть вперед, мужчина остановился на самом краю поляны, вглядевшись в то, что предстало перед его глазами, и через секунду мертвую тишину нарушил удивленный свист и восклицание:

– Твою мать!


***


Леля испуганно смотрела на странного соседа, смотрящего на нее сейчас холодными глазами со светло-оранжевыми зрачками. Что завораживало ее в глазах узника, девушка и сама не понимала, но продолжала неотрывно смотреть, боясь пошевелиться.

– Моя задача? – снова повторил мужчина, не выражая никаких эмоций, а Леля, наконец-то, смогла отвести взгляд от его странных зрачков и осмотреть его целиком. На вид узнику можно было бы дать лет двадцать пять-тридцать. Он был совсем обычным: простое лицо мужчины, не отличающегося особой красотой, темно-каштановые волосы со стандартной стрижкой и карие глаза. Никаких странностей, вроде раскосых глаз, невероятной красоты лица или необычного сочетания цвета глаз и волос, присущих иномирным расам, в облике узника не было. Леля смотрела на него, и какая-то мысль вертелась в голове, не желая окончательно сформироваться. А тем временем сосед по тюрьме снова повторил свой вопрос, все также спокойно смотря на нее:

– Моя задача?

– Этот вопрос ты постоянно повторял? – спросила в свою очередь у него Леля, пытаясь растормошить соседа. Она даже осмелилась протянуть пальцы сквозь решетку, чтобы попробовать дотянуться до мужчины. У нее получилось. Она дотронулась рукой сначала до его плеча, ощущая какую-то толстую, но тем не менее довольно мягкую ткань одежды, очень грязной, в разводах и прорехах, поэтому понять, что это за одежда, было довольно трудно. Мужчина никак не отреагировал на ее ощупывания, и даже когда Леля, осмелев, дотронулась до его щеки, узник даже не шелохнулся.

– Теплый, – выдохнула Леля, хотя до этого была у нее мысль, что он неживой. Девушка даже подумала, что это может быть зомби. Кто знает… Слегка потрогав кожу мужчины на лице, она с удивлением осознала, что не ощущает ни малейших следов щетины. Словно мужчина только что тщательно сбрил всю растительность на своем лице. Внимательно глядя на мужчину и пытаясь отследить его возможную реакцию, Леля продолжила исследование. Волосы на ощупь были довольно мягкими, хотя при этом грязными и спутавшимися, кожа на лице была мягкой, гладкой и теплой, как у обычного человека.

– Обычный человек, – потрясенно выдохнула Леля, убирая руку и ошарашенно смотря на узника, все также неподвижно и молчаливо стоявшего возле решетки в соседней камере. Эта мысль была словно озарение, которое помогло ей связать воедино путавшиеся мысли, сформировавшиеся в одну догадку – стоявший перед ней мужчина был просто нереально похож на самого обычного человека. Причем человека, который гораздо больше похож на мужчину на Земле, чем на людей в любом из магических миров. Оглядывая его более скрупулёзным и внимательным взглядом, она отмечала и типичные мужские земные черты лица, и стрижку, так похожую на обычную короткую стрижку, выполненную машинкой в парикмахерской. Вглядевшись внимательнее в его одежду, она заметила и несколько машинных швов, которыми были пришиты рукава и воротник. Леля даже предположила, что эта грязная одежда может быть военной формой – кителем и брюками. Оглядев ее более пристально, она вдруг заметила, что на груди мужчины с левой стороны даже как будто есть какая-то нашивка. Но рассмотреть ее элементарно не хватало света. Поэтому Леля попыталась на ощупь понять, что там – нашивка или что-то другое. Кончики пальцев нащупали действительно какой-то более жесткий, чем одежда, прямоугольник с четкими символами. Несколько символов показались Леле знакомыми, и она через секунду поняла, что часть символов – это цифры. Обычные арабские или очень похожие на них цифры. Опустив руку, она внимательно взглянула на узника, который тут же, словно увидев ее внимание, спросил:

– Моя задача?

Лелю, не отрывавшую взгляда от его странных, неживых глаз, вдруг словно осенило, и она решила проверить свою догадку:

– Полный список предыдущих задач!

Как только Леля выпалила эту фразу, зрачки узника на мгновение вспыхнули чуть ярче, но тем не менее мужчина продолжал молчать. Девушка подумала, что, наверное, она ошиблась, но тут сосед выпрямился, вытянув руки четко вдоль тела:

– В архиве памяти обнаружен список из 5617 задач. Первая задача была поставлена 9 регов 162 центума 45 сантов 23 сенты назад. Последняя задача – 1 рег 7 центумов 20 сантов 55 сент назад от настоящего момента. Первая задача – адаптивное восприятие физического пространства. Выполнена за 28 сентов. Вторая задача – осознание иерархии лида – выполнена за 5 сантов 48 сент. Третья задача…

– Стоп! – чуть не крикнула Леля на соседа, догадываясь, что он сейчас начнет перечислять все пять тысяч с лишним задач из своей памяти. Одновременно она смотрела во все глаза на замолчавшего по ее команде мужчину. Хотя… какой это был мужчина? Только оболочка, напоминающая живого человека. И тут ее осенило: стоявший перед ней индивид, похожий на человека, – робот! Но как вести себя с ним? Кроме того, странным Леле казалось то, что никто из тюремщиков не догадался о том, что из себя представляет этот узник. Неужели даже Балахон не заметил в нем всех странностей? Вряд ли. Хотя, может быть, заметить-то он заметил, но сопоставить их ему было не с чем. Это Леля, родившаяся в техническом мире и с детства привыкшая к тому, что вокруг есть различные машины и механизмы, смогла сопоставить некоторые факторы и сделать предположение о настоящей природе ее соседа по тюрьме. А местные маги, имевшие дело только с людьми и другими расами из магических миров, могли и ошибиться. Тем более что он выглядел совсем как человек. Наверняка он полностью, или хотя бы частично, состоит из живой материи. Но каким образом он попал сюда, в этот мир? Леля решила побеседовать с роботом:

– Последняя задача в архиве: длительность выполнения, отчет о выполнении!

– Задача не выполнена. Требуются корректирующие данные. Моя задача?

– Ну, вот опять двадцать пять, – Леля раздосадовано чертыхнулась, но решила попробовать по-другому. – Последняя задача в архиве – описание!

– Задача за номером пять тысяч шестьсот семнадцать: исследование объекта Ц0678945. Задача не выполнена.

– Этапы исследования по последней задаче?

– Этапы исследования объекта Ц0678945. Второстепенные задачи: исследование состава воздуха, исследование флоры, исследование фауны, биохимический анализ почвы, взятие образцов, поиск живых многоклеточных организмов. Приоритетная задача: поиск энергетических источников. Второстепенные задачи: выполнено на 98%. Приоритетная задача – не выполнена. Требуются корректирующие данные. Моя задача?

– Какие корректирующие данные необходимы? – решила спросить Леля, чтобы андроид сменил свое привычную фразу. А для этого нужно было узнать, что его смутило, если можно было так выразиться о неживом организме.

– Обнаружен энергетический источник с не анализируемыми параметрами. В моей базе нет упоминания о такой энергии.

– Подробнее об энергии, – решила наудачу спросить Леля. Вдруг расскажет.

– Обнаруженный энергетический источник не имеет внешних факторов существования. Аккумулируется живым существом подвида «Человек». Не имеет внешней подпитки, может использоваться частично, имеет высокий коэффициент самовосстановления. Анализ энергетического источника не проведен.

Леля пыталась понять, о чем сейчас ей говорил этот киборг, но единственное, что приходило в голову, – он столкнулся с магом. А, по всей видимости, то место, откуда он прибыл, является техногенным миром, в котором, так же, как и на Земле, магия может и есть, да только не все о ней знают.

– Последнюю задачу считать выполненной или отложить для выполнения новой задачи, – Леля решила прекратить бичевание робота, не выполнившего задачу. – Вопросы есть?

– Принято. Моя следующая задача?

– Заложены ли в тебе функции охраны?

– Вопрос неясен. Требуются пояснения.

– Твоя следующая задача – охрана живого объекта, – Леля решила перефразировать вопрос так, чтобы робот его понял. Но она при этом не была уверена, что это сработает. Вдруг это робот-исследователь, и он не может быть ее защитником, даже если и способен на это?

– Объект нуждается в охране? Причины?

– Объекту угрожает уничтожение.

– Принято. Объект?

– Перед тобой.

– Требуются уточнения параметров объекта.

– Девушка, человек, 19 лет, зовут Ольга Волкова, – Леля не знала, что еще добавить в параметры. Может быть, ему еще рост назвать, группу крови и размер груди?

– Задача принята к исполнению. Критерий выполнения?

Леля, услышав, что ее безумная задумка удалась, шумно выдохнула и решительно добавила:

– Доставка в мир Риа. Промежуточный контроль выполнения может быть дополнен второстепенными задачами, не влияющими на итоговую цель главной задачи.

– Принято. Контроль исполнения задачи?

– За объектом.

– Принято. Мои действия?

– Выломать эту решетку! – Леля чуть не выкрикнула этот приказ роботу, смотря на него во все глаза.

– Принято.

После этого андроид, взявшись за прутья решетки обеими руками, без какого-либо видимого усилия за доли секунды выломал большой пролом между их камерами и зашел внутрь со словами:

– Мои действия?


***


Дамиан, поддавшись настойчивым уговорам Клариссы, остался на обед. И между очередными переменами блюд отвечал на вежливые, но настойчивые вопросы баронессы, одновременно обдумывая ее неожиданное согласие и просьбу. Попросив свою давнюю знакомую о помощи, он знал, что она потребует свою плату, но не думал, что ее просьба окажется именно такой. В голове у мужчины вертелись различные предположения и мысли о том, зачем Клариссе понадобилось знакомиться с Лилей. Было ли дело только в извечном женском любопытстве? Он всегда был уверен, что их временные отношения с баронессой – всего лишь эпизод и в его, и в ее жизни. Он был полностью уверен в отсутствии с ее стороны каких-либо пылких и нежных чувств к нему. Скорее, Кларисса производила впечатление холодной и жесткой дамы с цепким взглядом и скверным характером, иначе бы она, родившаяся пусть и в родовитой, но простой семье бедного аристократа, не смогла так высоко подняться, очаровав в свое время богатого барона. Господин барон же, будучи старше своей жены на добрый десяток лет, умер несколько лет назад, оставив молодую вдову вполне обеспеченной женщиной с обширными связями. Этими связями и воспользовалась баронесса, чтобы за несколько лет после смерти мужа не только не растранжирить оставленные ей капиталы, а приумножить их, став самой завидной невестой среди холостых аристократов. С Дамианом они познакомились практически случайно, когда в один из своих визитов в Меренгу господину ректору пришлось посетить местное аристократическое сообщество, чтобы узнать нужную информацию. В толпе праздных гуляк он сразу выделил молодую и привлекательную женщину с умными глазами, смотревшую прямо на него с веселой усмешкой. Она оказалась именно такой, как он себе и представлял: веселой, умной и проницательной. К тому же, узнав о цели его визита, помогла. Но сделала это, конечно, небескорыстно. Но Дамиан считал, что в этом нет ничего предосудительного. Тем более что эта помощь оказалась как нельзя кстати. Вот и сейчас, посетив ее с новой просьбой, Дамиан ждал, что Кларисса поможет, и был готов оказать ей в ответ не просто какую-то обычную услугу, а ту, которую она захочет. Сейчас для него это было важнее, чем пару лет назад при поиске подозреваемого, скрывающегося в этом мире. С одной стороны, он понимал, что знакомство с баронессой не может стать чем-то странным или нежелательным для Лили, но все равно некие опасения и сомнения были. Он, конечно, не считал, что девушка никогда не пересечется с его прежними женщинами, но привести кого-то из них, чтобы познакомить с Лилей, – совершенно не входило в его планы, особенно после того, что произошло между ним и Лилей. Однако же Кларисса была непоколебима.

– Дамиан, дорогой, а расскажи-ка мне об этой девушке, которую ты хочешь спасти, – баронесса взглянула на Дамиана, лукаво улыбаясь и отпивая глоток вина. – Кто она? Как ее зовут?

– Это моя студентка, ее зовут Лилия, и она учится сейчас на первом курсе в университете на факультете огненной стихии, – Дамиан решил быть достаточно откровенным, поскольку не видел смысла что-то скрывать от своей собеседницы.

– О, милый, – баронесса улыбнулась, смотря поверх бокала на сидящего напротив мужчину. – Никогда не думала, что ты будешь ухаживать за своей студенткой. Разве это не порицается у вас?

– Возможно, Кларисса, но это никого не касается, –отрезал Дамиан, откинувшись на спинку стула. – К тому же неважно, как я к ней отношусь. В первую очередь я – ректор учебного заведения и не могу оставаться в стороне, когда моих студенток похищают и затем шантажируют.

– Студенток? – удивленно переспросила баронесса. – Разве мы говорим о нескольких девушках, а не об одной?

– Двух, если быть точным, – сухо ответил Дамиан, вертя в руках нож, не решаясь притронуться к великолепному и ароматному куску мяса, лежащему на тарелке.

– Ты должен мне все рассказать, Дамиан, – выпалила Кларисса, пристально смотря на мужчину.

Господин ректор в ответ только удивленно поднял брови.

– Ну, расскажи, пожалуйста, – более вежливым, почти просящим тоном произнесла баронесса.

– Зачем тебе это?

– Не подумай ничего такого, – начала оправдываться Кларисса. – Просто одно дело, когда ты просишь помочь тебе найти одну девушку, и совсем другое – когда оказывается, что ты собираешься спасать уже двух девушек.

– Все равно я тебя не понимаю, Кларисса, – раздраженно бросил мужчина, отодвинув тарелку.

– Я хочу помочь, правда, Дамиан, – настаивала Кларисса. – И дело, я так понимаю, гораздо серьезнее, чем ты представил мне. Подожди, дай договорить, – баронесса перебила мужчину, начавшего было что-то возражать. – Да, я именно так и подумала вначале, что ты не поделил девушку с соперником. Мне, конечно, стало интересно, что это за девушка, которая так задела тебя, что ты не готов ее отпустить и отдать другому. Но сейчас, оказывается, что это не просто твоя любовная прихоть, а нечто более серьезное. Поэтому я и прошу тебя рассказать все с самого начала. И расскажи про все проблемы, связанные с поиском девушек. Кого ты подозреваешь в их похищении?

После слов Клариссы возникла тяжелая пауза, нарушаемая лишь дыханием в упор смотрящих друг на друга людей. Кларисса с беспокойством ждала ответа, но Дамиан продолжал молчать, нахмурившись.

– Хорошо, Кларисса, – прервав, наконец, молчание, ответил господин ректор. – Я расскажу. На подробностях останавливаться не буду, обрисую все в общих чертах.

– Хорошо, как скажешь, – баронесса снова улыбалась. – Может быть, мы сначала закончим обед, а то ты практически не ел ничего? – мужчина только кивнул в ответ, наблюдая, как хозяйка зовет прислугу, чтобы поменять остывшие уже блюда. С этого момента в столовой раздавался только стук столовых приборов и велся обычный, ни к чему не обязывающий разговор.

Ушел Дамиан из дома баронессы через несколько часов, выполнив не только ее просьбу, но и добившись ответного обещания Клариссы предпринять все необходимые действия для того, чтобы получить нужную ему информацию и как можно быстрее. Баронесса после рассказа давнего друга об истинном положении вещей страшно негодовала, узнав про негодяев, похитивших девушек, и горячо пообещала мужчине, что будет сама торопить информаторов. Договорились они о том, что через пару дней, Дамиан зайдет к баронессе, если, конечно, до этого она не пришлет ему весточку о том, что информация уже у нее. Мужчина шел по улице, раздумывая о том, что нужно будет сделать за эти пару дней. Отказавшись от гостеприимного приглашения Клариссы пожить в ее доме эти несколько дней, Дамиан раздумывал о том, где ему остановиться. Но вдруг вспомнил, что они договорились с Кристианом и Рином, где именно встретятся в Лендеке. Недолго думая, мужчина повернул в сторону набережной, на которой и находилась та самая таверна «Сущий мрак», собираясь остановиться именно там и заодно рассчитывая узнать, есть ли какие-то новости для него. Хотя времени прошло еще мало.

Шагая по вечернему городу, Дамиан подумал о Лиле, которая была сейчас далеко от него и в компании Клайтона. Если реакцией на мысль о Лиле была тоска и грусть, то вспомнив о Клайтоне, он ощутил злость и ярость. И совсем не на герцога, а на самого себя. За то, что оказался настолько недальновидным и излишне самоуверенным, что даже не смог уберечь любимую девушку. Все эти дни он корил себя и проклинал в душе за то, что произошло. Вот и сейчас он шел, погруженный в свои безрадостные мысли и терзания так глубоко, что не слышал, как его кто-то окликнул. А заметил Дамиан того, кто его звал, только тогда, когда этот человек дернул его за рукав, вынуждая остановиться.

– Дамиан?! Доброго дня, – вежливо поздоровался Райнер, хозяин бродячего цирка и глава семьи артистов, с которыми они коротали время на подъезде к Торину.

Дамиан удивлённо посмотрел на Райнера, но уже через мгновение приветливо улыбнулся, пряча свои тяжелые размышления в дальний уголок сознания.

– Доброго дня, Райнер, – мужчина приветливо пожал протянутую ладонь циркача. – Как дела? Вы перебрались в Лендек?

– Да, вот только приехали, – ответил артист. – Решил дойти до местного градоправителя за разрешением.

– Ну, что же, удачи, – пожелал Дамиан.

– Спасибо, Дамиан, – поблагодарил мужчина, одновременно что-то доставая из кармана и протягивая господину ректору. – Вот, велели передать.

– Что это? – удивился Дамиан, оглядывая небольшой, сложенный вчетверо бумажный лист.

– Если честно, я не знаю, – с улыбкой ответил циркач и, видя недоумение на лице собеседника, пояснил: – Жена велела передать тебе при встрече. Видимо, знала, что мы встретимся с тобой. Хотя я и был не до конца в этом уверен. Все-таки Карила не всегда четко видит будущее.

– Твоя жена – гадалка? – сухо спросил Дамиан.

– Ну, не то чтобы гадалка, но иногда может сказать что-то, – Райнер замялся. – Мы, вообще-то, не пользуемся ее даром. Не всегда и не всем нужно знать свое будущее. Но тебе она настойчиво велела передать это. Я не стал ей возражать и передаю тебе письмо.

– Хорошо, давай – Дамиан со вздохом забрал послание из рук циркача.

Райнер только кивнул на прощание и поспешил по своим делам. Дамиан же стоял, задумчиво вертя в руках послание, не решаясь его открыть. У него так же, как и у многих, кто жил в Леварии, было предубеждение насчет гадалок и гаданий. И хозяин цирка, считал он, абсолютно прав – иногда действительно лучше не знать, что тебя ждет. Но тем не менее он вспомнил Карилу и ее странные слова о том, чтобы он берег Лилю. Могла ли циркачка знать уже тогда о том, что случится с девушкой? Дамиан развернул письмо. На листе было всего несколько предложений: «Ты не мог ничего сделать, чтобы предотвратить то, что написано Хозяйкой Судеб. Но ты можешь уничтожить зло, которое сейчас развернуло крылья над девочкой. А также восстановить справедливость, вернув доброе имя тому, кто был дорог тебе. Но помни, что она сейчас стоит на распутье и должна сделать свой выбор сама. И если выбор будет неправильным, то наследие убьет ее. Ты сильный и справишься. Девочка должна разделить свой дар, иначе она погибнет, и даже ты не сможешь ее спасти. Действуй быстрее, времени осталось совсем мало». Прочитав письмо, Дамиан глубоко вздохнул, осмысливая то, что хотела сказать ему гадалка из бродячего цирка. Многое для него оставалось непонятным и требовало размышлений, поэтому, убрав послание во внутренний карман куртки, мужчина отправился в таверну, в которую шел до внезапной встречи с хозяином цирка. Но теперь он думал о том, действительно ли случайной была эта встреча и что Лиле угрожает явно нешуточная опасность. А значит, он должен действовать еще быстрее.

Глава 6, в которой говорится о том, что все тайное всегда становится явным, и чтобы принять свою судьбу, надо иногда просто довериться ей.


Рин обеспокоенно осматривал окрестности, гадая, куда мог пропасть Кристиан. Друга не было уже в течение нескольких часов. Сначала он думал, что парень решил подальше пройти на разведку. Но ему наверняка бы хватило ума и сообразительности, чтобы понять, что не стоит отходить слишком далеко в лесу, который они совсем не знают. К тому же Кристиан, в отличие от Рина, не был оборотнем и не мог чувствовать запахи на большом расстоянии. Рин даже пытался ощутить друга до того, как он подойдет к поляне, но, находясь в человеческом обличии, сделать это было гораздо труднее, чем в облике зверя. Но обращаться сейчас – было бы верхом глупости. Поэтому он и мерил поляну в сотый раз торопливыми и нервными шагами, прислушиваясь и приглядываясь к темноте окружающего леса. Он даже пообщаться с Кассандрой не мог, чтобы отвлечься от переживаний и раздумий. В очередной раз обходя поляну, он, наконец-то, уловил знакомый запах и метнулся в лес навстречу Кристиану. Через несколько минут на поляну, освещаемую костром, вышли уже двое мужчин, один из которых нес на себе бездыханного человека, а другой устало растирал плечи и рассматривал свою заляпанную кровью куртку.

– Красавчик, – пропела Кассандра, увидев вернувшегося Криса. – И где ты был все это время? И почему у тебя такой вид?

Она ни за что не призналась бы, что все это время, так же, как и оборотень, не находила себе места, ругая пропавшего парня на все лады. А сейчас на самом деле была рада тому, что он вернулся. Рин в этот момент аккуратно сгрузил свою ношу возле костра и, выпрямившись, уставился на друга:

– Где тебя носило? И что за труп ты притащил?

– Ну, положим, на поляну ты его притащил, – весело улыбаясь, ответил Кристиан, снимая испачканную куртку. – А я только так, чуть-чуть пронес на себе и теперь вынужден мерзнуть, потому что куртка уже никуда не годится, – парень со вздохом посмотрел на свою брошенную одежду. – И, кстати, он не труп.

– Но может им стать очень скоро! – выпалила Кассандра, которая, как только оборотень сгрузил тело на землю, сорвалась со своей ветки и зависла над лежащим мужчиной, пристально его рассматривая. – Жить ему осталось недолго, если не поймем, что его убивает.

– И что его убивает? – переспросил удивленно Кристиан, подходя к лежащему мужчине. – По-моему, он славно поучаствовал в войне. И все, что его убивает на данный момент, – это раны, которые он получил.

– Не совсем… – протянула Кассандра, склоняясь еще ниже. – Посмотри магическим зрением на него.

Кристиан ничего не ответил, только подошел ближе к лежавшему и прикрыл глаза.

– О чем вы говорите? – спросил Рин, который до этого молча слушал реплики Кристиана, пытаясь понять, что происходит.

– Кассандра считает, что нашего гостя что-то продолжает убивать, – ответил оборотню Крис, стоя с закрытыми глазами. – И это не раны, которые он получил, – на мгновение он нахмурился. – Ты права, у него что-то есть, что блокирует энергию для восстановления и не дает зажить ранам. Интересно, что это?

– Думаю, что это какой-то артефакт, – выпалила Кассандра, осматривая лежащего еще пристальнее. – Мне кажется, он у него где-то на пальце… Крис, посмотри!

Но Кристиан уже и сам заметил скопление чужеродной магии, которая вилась вокруг левой руки раненого мужчины. Наклонившись, парень приподнял руку мужчины и взялся за кольцо, пытаясь его снять.

– А-а-а, – неожиданно со стоном воскликнул Кристиан, в тоже мгновение роняя руку раненого и с удивлением глядя на свои пальцы, которые сейчас были скрючены и не двигались. – Что это за хрень?

– Покажи, – практически приказала Кассандра, подлетая к парню и рассматривая его неподвижные пальцы. – А штучка-то весьма занятная и непростая. Срабатывает на активное присутствие темной магии.

– Но я же не темный маг! – воскликнул Крис, запуская процесс регенерации в руке.

– Зато ты – некромант, балда! – воскликнула дух. – И чему ты только учился все эти четыре года, если азов не знаешь? Ты пользуешься темной магией так же, как и любой темный маг в любом мире.

– Значит, он – темный маг? – спросил Крис, который уже мог слегка шевелить пальцами, хотя еще и с трудом.

– Выходит, так, – Кассандра задумчиво посмотрела на Криса, а затем перевела взгляд на Рина. – Оборотень сможет снять.

– Ты уверена? А если Рину, так же, как и мне, прилетит?

Рин, который все это время стоял, молчаливо слушая, как друг разговаривает с духом книги, и примерно понимал, о чем шла речь в разговоре. Когда Кристиан сказал, что ему тоже, возможно, не снять артефакт с руки раненого, он спросил:

– Что Кассандра думает по поводу того, чтобы я снял кольцо?

– Полностью не уверена, но, скорее всего, оборотень сможет сделать это, – Кассандра задумалась на мгновение. – Где ты его нашел?

– Она говорит, что ты сможешь, скорее всего, снять артефакт и спрашивает меня, где я нашел раненого, – ответил Кристиан, поворачиваясь к оборотню.

– Да, меня тоже этот вопрос интересует, – ворчливо ответил Рин, кидая взгляд на неожиданного участника их похода.

– Да в лесу я его нашел, – буркнул Крис. – Решил попробовать найти что-нибудь нам на ужин, выпустил магию, чтобы быстрее было. И прежде чем ты меня начнешь ругать, Кассандра, отвечу, что это лес. Так что вполне безопасно было это делать.

– Ну да. Я вижу, – хмыкнула дух, кивая на лежащего.

– В какой-то момент почувствовал, что рядом есть источник магии. Решил проверить, – Кристиан вздохнул. – Когда вышел на место, то увидел огромную поляну в лесу, сплошь заваленную трупами. Причем бойня была всего несколько часов назад. Там настоящая кровавая бойня, – парень сморщился, вспоминая неприятную картину. – Сначала подумал, что живых уже точно никого нет, но потом вспомнил, что был источник магии, а значит, где-то есть ее носитель. Походил, посмотрел там немного – и в итоге обнаружил вот его, – Крис кивнул головой на раненого. – Не бросать же мне его было? Жив ведь еще. Как только продержался, да еще с таким артефактом?

– Сильный… – заключила задумчиво Кассандра. – Скажи оборотню, пусть снимает артефакт.

– Рин… – начал Крис, обращаясь к другу. – Снимешь кольцо?

– Давай попробую, – согласился Рин, подходя ближе к раненому. – Жаль будет, если так глупо умрет.

– Да уж, что я, зря что ли его нес по лесу столько времени, – проворчал Крис, подходя вместе с Рином к раненому. – Если что – сразу руку убирай.

– Хорошо, – согласился оборотень, протягивая правую руку к лежащим на земле окровавленным пальцам раненого. Другой рукой он в это время приподнял кисть гостя и, аккуратно ухватив кольцо, потянул. В этот момент раненый подал первые признаки жизни и тихо застонал, но Рин продолжил стягивать артефакт с пальца раненого. И с каждым миллиметром, когда кольцо неохотно, но поддавалось, раненый бледнел все больше, не переставая стонать. В тот момент, когда кольцо, вымазанное в крови раненого, оказалось в руке у Рина, мужчина открыл черные глаза, схватил оборотня за руку и зашипел, показывая ровный ряд идеальных зубов с двумя длинными и острыми резцами.

– Вампир! – выдохнул Рин, отбрасывая руку раненого и отпрыгивая назад.


***


Лиля вот уже несколько часов с удивлением наблюдала за самым обаятельным и тонко чувствующим мужчиной на свете. Ивар, герцог Клайтон, видимо решил поразить ее своим прекрасным отношением, тонкими ухаживаниями и пылкой страстью влюбленного юнца. Если бы она не знала, что герцог участвовал в хитроумном плане по ее похищению с корыстной целью использовать ее врожденный магический дар, то могла бы запросто, как любая девушка, восхититься мужчиной и даже влюбиться в него. Потому что в мужчину, которого она видела сейчас перед собой, не влюбиться было просто невозможно. Герцог весь день ее просто поражал, когда помимо завтрака и прогулки, показывал ей весь свой дом, рассказывая о том, как он его приобрел и перестраивал, как мечтал, чтобы в этом доме появилась прекрасная хозяйка. Мужчина даже пытался ей подарить прекрасного белоснежного коня. Лиля, увидев коня, еле сдержала изумленный возглас и затем, пытаясь всеми правдами и неправдами отказаться от презента, поспешно ретировалась из конюшни. Ивар сначала был озадачен тем, почему девушка не хочет принимать подарок, но, в конце концов, смирился и пообещал, что, если она все-таки передумает, подарок будет ее ждать. Герцог ни разу за день не выказал своего огорчения по поводу ее отношения к нему. У Лили сложилось ощущение, что все это как-то слишком фальшиво и наигранно. Не может человек вот так быстро измениться! Еще вчера он ненавидел тебя и твоих друзей, хотел использовать в своих целях, а сегодня уже ты – смысл его жизни, и, вообще, он готов для тебя на все. Весь день герцог вел себя так, что невольно напомнил ей о том времени, когда они встречались. А ведь он тогда ей действительно нравился. И нравился не потому, что был богатым и красивым мужчиной, а потому, что ей было интересно с ним. Ивар был прекрасным собеседником, много знающим, с интересными суждениями и мыслями. К тому же когда он не притворялся, то становился весьма привлекательным и умным мужчиной. Но в какие моменты герцог не притворялся? Лиля просто разрывалась от несоответствия того образа, который сложился ранее и того, который она увидела позже, когда он пытался в первый раз ее выкрасть, не обращая внимания на то, что она может пострадать. А также, когда успешно похитил во второй раз и поселил в своем доме без ее согласия. А что насчет того, что он участвовал в похищении ее подруги? Тоже немаловажный фактор. Как и многое другое. Казалось бы, небольшие и малозначительные события, которые происходили с ним, а также мнения некоторых людей, которые негативно отзывались о герцоге, не должны были полностью подорвать его репутацию. Но разве бывает дым без огня? Все это Лиля обдумывала уже не первый раз за этот день, и даже сейчас, сидя перед зеркальным трюмо в розовой спальне и медленно расчесывая волосы, она опять и опять прокручивала эти мысли, пытаясь понять мотивы поведения герцога. Внезапно ее размышления прервал стук в дверь. Догадавшись о том, кто это может быть, Лиля вздохнула:

– Входи.

Дверь открылась, и на пороге оказался сам предмет ее раздумий, в руке которого было что-то вроде небольшой коробочки.

– Сегодня ты хотя бы постучался, – отметила Лиля, повернувшись к герцогу. Она догадывалась, что этот день просто так не закончится и, скорее всего, Ивар захочет продолжить их общение. Но она надеялась, что он все же не решится на активные действия, иначе ее категоричный отказ может вызвать что-то непредсказуемое.

– Просто потому, что знал, что ты еще не спишь, – герцог прошел в комнату и остановился в паре шагов от девушки. – У меня для тебя подарок.

– Еще один? – Лиля улыбнулась, так как вспомнила его первую попытку что-то ей подарить.

– Думаю, что этот тебе должен обязательно понравиться, – улыбнулся Ивар, открывая принесенную коробочку и протягивая ее девушке так, чтобы она видела, что в ней находится. Лиля взглянула на принесенный подарок и удивленно подняла брови – на красивом ярко-алом шелке лежало потрясающей красоты кольцо. Очень крупный и сверкающий многочисленными гранями изумрудный камень в виде стилизованного сердца был вставлен в цветок из белого драгоценного металла.

– Ивар, что это? – с изумлением спросила Лиля, не решаясь даже прикоснуться к этому чуду ювелирного искусства.

– Кольцо, – ответил, довольно улыбаясь, мужчина. Он вынул кольцо из коробочки и подошел к Лиле. – Позволь?

Лиля недоверчиво посмотрела на герцога, не решаясь протянуть ему свою руку, поскольку это означало бы согласие принять такой дорогой подарок от мужчины и, возможно, обещание того, что ждет от нее Ивар в ответ на подарок.

– Ивар, я, мм-м, не думаю, что мне стоит принимать такой дорогой подарок, – наконец-то пробормотала Лиля, переводя взгляд с украшения на мужчину.

– Почему? – удивился герцог, не убирая руку. – Разве он тебе не нравится?

– Нравится, очень, – честно ответила Лиля. – Но я не уверена, что должна принимать его от тебя.

– Я не понимаю, Лиля, что такого в том, что ты примешь от меня подарок?

– Потому что это… слишком дорогой подарок, Ивар, – Лиля еще раз попыталась отказаться от кольца, но видела, что герцог никак не хочет сдаваться и намерен все же подарить ей это кольцо.

– Поверь, милая моя, я могу позволить себе сделать такой подарок девушке, которая мне очень нравится, – тихо ответил мужчина и, не обращая внимания на дальнейшие протесты Лили, взял ее руку. Кольцо село, как влитое.

Лиля в этот момент смотрела с изумлением на герцога, который только что был весьма откровенен. Она чувствовала, что его слова о симпатии к ней не просто слова, сказанные для того, чтобы покорить ее. В них была правда. Вот только… что ей теперь делать с этой правдой? Что в итоге может захотеть мужчина от нравящейся ему женщины, да еще и после дорогого подарка. Но герцог всего лишь ласково улыбнулся и посмотрел ей в глаза, потом поднес ее руку к губам, чтобы оставить на ней легкий поцелуй.

– Доброй ночи, – Ивар, не оглядываясь, вышел из комнаты.

Лиля ошеломленно смотрела вслед мужчине, совершенно не понимая, что происходит. Еще некоторое время она задумчиво смотрела на закрытую дверь комнаты, возможно, ожидая, что герцог решит снова вернуться. Но никто не спешил входить, тогда Лиля вздохнула, пытаясь разобраться в смятении чувств и мыслей. Бросив взгляд на кольцо, она невольно залюбовалась украшением, неохотно признаваясь самой себе, что кольцо ей очень нравится. У нее даже промелькнула мысль, что это украшение совсем не простое. Возможно даже, что оно из наследства Сальвеи, так же, как и ее заколка для волос. Но узнать это точно – вряд ли представится возможность. Можно, конечно, спросить Ивара об этом кольце, но расскажет ли он? Еще раз вздохнув, Лиля решила, что хватит с нее на сегодня волнений, переживаний и вопросов. Лучше последовать пожеланию герцога и лечь отдыхать. Забравшись в кровать, девушка снова поморщилась от противной розовой расцветки, но тем не менее цвет не помешал ей, удобно расположившись, вдохнуть тонкий цветочный аромат постельного белья. К тому же она решила, что во сне ей все равно, на чем и где она спит. Главное, чтобы было удобно, тепло и комфортно. Уже проваливаясь в сон, она не видела, как в темноте спальни таинственно мерцает на ее пальце изумрудное сердце, пульсируя в такт тихому дыханию спящей девушки.


***


Леля готова была чуть ли ни кричать от радости, когда андроид выломал решетку, разделяющую их камеры, и оказался рядом с ней. Она понимала, что теперь у нее гораздо больше шансов выбраться отсюда и найти помощь. Все-таки робот полезен, когда нужна физическая сила и мощь. Но вот только как им выбраться отсюда, не привлекая внимания Балахона и других обитателей замка? Если выламывать стены, то тихо точно не получится ускользнуть. Использовать магию? Она всего лишь первокурсница, которая о магии узнала всего несколько месяцев назад. Что она может сделать в этой ситуации, зная, что хозяин местного замка гораздо более сильный и умелый маг, чем она. Если со слугами они еще смогут справиться вдвоем, то Балахона так просто не одолеть. Значит, нужно дождаться, когда придет Филлис, и просить его помочь. Хотя бы узнать, когда его хозяин будет отсутствовать, и в этот момент попытаться отсюда сбежать. А пока придется немного умерить свой пыл и желание выбраться отсюда как можно быстрее. Леля кинула взгляд на молчаливо стоящего возле нее робота и решила, что пока она ждет более благоприятных обстоятельств и информации, можно расспросить ее неожиданного помощника поподробнее о его мире, о нем и о том, как он тут оказался. Да и, кстати, надо хотя бы узнать, как его зовут и есть ли у него, вообще, имя.

– У тебя есть имя? – спросила Леля, присаживаясь на скамью. – Если хочешь, можешь присесть рядом.

– Вопрос неясен. Требуются уточнения.

– Присядь рядом со мной, – со вздохом исправилась Леля, наблюдая, как андроид повиновался ее полу приказу. – Расскажи о себе.

– Какая информация из моей памяти интересует объект?

– Так, стоп, – Леля возмущенно сложила руки на груди, глядя на невозмутимо спокойного робота. – Меня называть не объект, а по имени – Леля.

– Принято.

– И вообще, ты какой-то совсем не эмоциональный, – Леля задумчиво поджала губы. – В наших фильмах роботы проявляли больше эмоций.

– Уровень эмоциональности снижен до 9%.

– Ого! Кем и когда снижен уровень твоей эмоциональности?

– Перед стартом задачи 5617. Рефом Терис Луон.

– Зачем был снижен – выяснять не буду, – буркнула Леля. – Поднять уровень эмоциональности до 100%.

– Выполнено, – механически ответил робот. – Почему было прекращено выполнение задачи 5617? Что случилось? Почему Леле грозит уничтожение? Что мне сделать прямо сейчас, чтобы выполнить свою задачу? И почему предыдущая задача не выполнена? Что случилось со мной? Почему я нахожусь здесь?

Леля в изумлении смотрела во все глаза на резко оживившегося андроида, которого того и гляди начнут грызть муки совести, и истерика начнется. Не хватает только его слез!

– Так, стоп, – девушка недовольно оборвала словесный поток андроида. – Погорячилась я видимо со 100%. Снизить уровень эмоциональности до 60%.

– Принято, – тут же ответил замолчавший было робот.

– Расскажи о себе, – попросила девушка.

– Что интересует Лелю? – переспросил робот, повернувшись к ней лицом. Сейчас его голос звучал практически как у живого человека: в меру эмоций, чуть-чуть любопытства и готовность ответить максимально честно.

– Начни с имени, и кто тебя создал, а потом уже расскажешь, как оказался здесь и что с тобой произошло.

– Меня зовут Б497АР, серия 4, выпуск 9, подвид «Ч». Выпущен и введен в эксплуатацию в 2422 реге в мире Лиара. Изначально механизмы моей серии предназначались для исследования на объектах с повышенной опасностью для биологических организмов. В 2425 реге впервые были применены механизмы подвида «Ч» для исследования космических пространств: спутников, планет и звезд – с экспериментальной отправкой в близлежащие галактики. Всего в моей серии были задействованы десять механизмов, два из которых подвида «Ч».

– Подвид «Ч» – это что?

– Человекообразный механизм с содержанием биологической составляющей не менее 45%.

– Понятно, – Леля заинтересованно посмотрела на робота. -Ты не против, если я буду называть тебя Бар?

– Леля спрашивает мое мнение? – чуть удивленно спросил андроид.

– Ну да.

– Не вижу причин отказа в этом.

– Кстати, – Леля даже чуть подпрыгнула на месте, смотря на робота, – А как я тебя понимаю? Понятно, что здесь с живыми людьми мы разговариваем, и работает особое заклинание, которое помогает понимать речь местных. А как быть с тобой?

– Когда Леля спросила меня в первый раз, Бар проанализировал язык и подобрал соответствующую кодировку для распознавания и общения. Все механизмы подвида «Ч» серии 4 были оснащены данной программой, так как предполагалось взаимодействие и запись разговоров с возможными обитателями исследуемых планетарных объектов.

– Ясно, – Леля снова посмотрела на робота. – Бар, а как ты оказался здесь?

– Согласно поставленной задаче, я был направлен на исследование данного объекта…

– Нет, – перебила его девушка. – Я спрашивала о том, как ты оказался именно здесь? Как тебя угораздило оказаться в плену у Балахона?

– Бар предполагает, что Леля имеет в виду человека, одевающегося в длинное темное одеяние?

– Да, именно его.

– После прибытия на данный объект, Бар начал с выполнения поставленных второстепенных задач. На это ушло примерно 2 центума и 20 сантов. Во время исследования живых организмов в скалистых образованиях на объект исследования вышел данный человек. Бар проанализировал его речь и затем применил кодировку. Было начато исследование разумного биологического вида. Человек спрашивал о чем-то, что не было в моей базе знаний. Затем исследуемый применил неизвестный вид энергии, повлекший за собой кратковременные сбои в памяти в резервном энергетическом блоке. Когда внутренний анализ и восстановление резервного блока были закончены, Бар осознал, что находится в данном пространстве, а в блоке памяти горит первоочередная задача – поиск альтернативных источников энергии. Когда человек снова пришел и спрашивал опять о чем-то, он также применял данную энергию, вызывающую постоянные кратковременные сбои в контроллере резервного блока. В итоге внутренний блок ограничил все второстепенные функции моего организма, чтобы сохранить запас энергии для восстановления поврежденных частей.

– Сейчас ты восстановил все, что было нарушено? – тихо спросила Леля.

– Да, на это ушло 32 центума.

– Центум – это что?

– Какие в мире Лели используются временные отрезки?

– Год – это самый большой отрезок времени. Он равен 12 месяцам или 365 дням, месяц – примерно 30 дней, день – 24 часа, час – 60 минут, минута – 60 секунд.

– Тогда, – робот на мгновение замолчал, – в переводе с временных отрезков Лиары у меня ушло примерно 32 дня на восстановление.

– То есть ты тут чуть больше месяца? – уточнила Леля.

– Примерно так.

– Почему ты не бежал отсюда?

– После полного восстановления резервного блока Бар занялся бы выполнением приоритетной задачи – исследованием новых видов энергии.

– И опять оказался бы здесь, – хмыкнула Леля, с улыбкой глядя на робота, который так бы и бросался снова и снова на исследование мага и оказывался бы постоянно здесь, пока Балахону это не надоело, и он бы его не спалил или не уничтожил. Но зато она теперь понимала, что андроид не такой уж и неуязвимый. Против магии он тоже мало что мог противопоставить. По крайне мере пока. – А скажи, мог бы ты перестроить как-то свои внутренние механизмы на то, чтобы эта энергия не выводила из строя твои блоки?

– Возможно… – как будто задумался над вопросом Бар. – После исследования данной энергии без постоянного разрушения моих блоков.

– Тогда могу тебе в этом помочь, – улыбнулась девушка. – Я тоже могу генерировать данную энергию. Пусть она немного отличается от энергии Балахона, но в целом – такая же.

– Леля тоже является носителем данного странного вида энергии? – спросил андроид, изобразив удивление.

– Да, – Леля рассмеялась. – Так что говори, что тебе нужно, и можем начать исследование. Все равно нам нечем заняться больше.

Пока Леля и ее новый собеседник выясняли странную природу магии и ее влияние на неживые организмы, хозяин замка и темницы, или Балахон, как его называла Леля, нервно ходил в своем кабинете, изредка поглядывая на большое мутное зеркало в красивой черной рамке, стоящее прямо на полу кабинета. Спустя какое-то время, поверхность зеркала покрылась рябью, а затем почернела, и из глубины зеркала раздался ледяной голос, от которого хотелось спрятаться куда-нибудь подальше, но только не находиться рядом:

– Зачем вызывал?

– Господин, – почтительно склонив голову, отозвался Балахон, – возникли непредвиденные затруднения.

– Какие? – собеседник из зеркала словно не был удивлен, а просто ждал ответа.

– Наш союзник решил действовать по-своему и забрал девушку к себе.

– Для тебя проблема – найти ее?

– Да, – Балахон помялся некоторое время. – Герцог – сильный маг, он защитил свое убежище, так что я не могу их обнаружить. Хотя потратил на это уже практически день и ночь. Я и к вам не хотел обращаться, но, как видите, пришлось.

– Плохо, советник, – голос, казалось, заледенел еще больше. – Почему союзник решил нас предать?

– Думаю, что у него чувства к девушке, – раздраженно буркнул Балахон, со страхом ожидая реакции своего странного собеседника.

– Любовь? – усмехнулся голос. – Опять это глупое чувство мешает моим планам. И почему вы, смертные, так падки на эмоции и чувства?

– Я – нет, господин, – поспешил доложить о своей правильной позиции Балахон. – Но вот Клайтон оказался не так стоек.

– Ты уверен, что дело именно в этом, а не в том, что он хочет воспользоваться даром девушки для себя?

– Ну, одно другому не мешает, – пожал плечами хозяин замка.

– Я помогу тебе отыскать девушку, – сделав небольшую паузу, ответил голос из зеркала. – Но тебе придется покормить меня.

– Я вас понял, господин, – чуть склонившись, ответил Балахон. – У меня как раз в темнице есть одна вполне подходящая особа с магическим даром. Все равно она теперь стала ненужной обузой.

– Хорошо, – чуть шипя, отозвался собеседник из зеркала. – Надеюсь, что после того как ты найдешь девушку, ты все сделаешь для того, чтобы нужный объект был готов принять мою сущность. Мне не терпится оказаться в этом мире и навестить свою дорогую сестру.

– Конечно, господин, – выдохнул Балахон, склоняясь еще ниже. И в это время из зеркала вылетел тонкий черный луч, который устремился к голове человека, заставив его скорчиться от боли на полу кабинета перед погасшим зеркалом.


***


Во сне Лиля снова спала в ставшем ей уже практически родным пустом замке, как вдруг, внезапно проснувшись, осознала, что находится в смутно знакомом тихо шумящем лесу. Вздохнув, она снова пошла по той самой тропинке, по которой шла тогда. Выйдя на поляну с огромным деревом с выступающими гигантскими корнями, девушка огляделась, ожидая, когда появится Ева. В том, что девочка появится вскоре, Лиля не сомневалась. Только не знала, зачем она снова понадобилась погибшей богине Риа? Да и погибшей ли, в самом деле?

– Конечно, погибшей, – довольно громко проговорила Ева, появляясь на поляне. – Привет!

– Привет, Ева, – поздоровалась Лиля, внимательно глядя на девочку, стоявшую рядом с ней. – Или тебя лучше называть Сальвея?

– Как тебе удобно будет, так и называй, – звонко рассмеялась Ева. – Хотя мне имя, данное тобой, очень нравится.

– Ты пришла поговорить? – спросила Лиля, смотря на богиню. – Я думала, что боги одного мира не могут пройти в другой.

– С чего ты решила, что мы боги одного мира? – лукаво улыбаясь, спросила Ева.

– Ну, как-то подумала, что в каждом мире свои боги, – пожав плечами, ответила Лиля девочке, которая села прямо на траву на поляне и теперь играла с цветами.

– В принципе ты права… – задумчиво ответила богиня. – В каждом мире свои основные боги, но это не значит, что другие не могут появиться здесь. Влиять, конечно, мы не имеем особого права на не вверенный нам мир, но попытаться можем. Через марионеток, например.

– Через марионеток? – удивленно переспросила Лиля. – Неужели бог может использовать какого-то человека и через него появиться в каком-то из миров?

– Может… – протянула Ева, неожиданно резко подняв на девушку глаза. – Особенно, если этот человек уникален или может играючи справляться с большими потоками магии. Тогда бог может, если пожелает, не только отдавать распоряжения своим слугам, но и воплотиться в ком-нибудь из них.

– Зачем ты мне это рассказываешь? – шепотом спросила Лиля, чувствуя непонятный страх из-за слов странной богини-девочки.

– Да, ты знаешь, я вообще-то поболтать решила с тобой, – Ева вдруг весело заулыбалась, снова став взбалмошной девчонкой. – Так, о том о сем. Ты, кстати, про свое желание помнишь? Ничего еще не придумала?

– Пока нет, – отрицательно покачала головой Лиля. – А ты можешь сказать, а то я не понимаю: ты живая или все же умерла, как написано в легендах Риа?

– А сама как думаешь? – склонив голову набок и лукаво улыбаясь, спросила Ева.

– Думаю, что живая… – задумчиво ответила Лиля. – Сомневаюсь, что богиня может умереть вот так просто.

– Просто – не может. Ты права, – снова становясь серьезной, ответила богиня. – Но и это возможно.

– А зачем тогда в легендах написано, что ты умерла, отдав свое сердце людям?

– Зато какая красивая сказка получилась! – Ева даже зажмурила глаза от удовольствия. – Не банально как-то.

– Да уж, не банально, это точно, – улыбнулась Лиля. – А зачем тебе я? Почему ты со мной разговариваешь во сне?

– А если мне просто поговорить не с кем? – Ева улыбнулась, видя удивление на лице Лили. – Ты такая забавная! Ну ладно, не обижайся!

– Даже и не думала, – Лиля со вздохом посмотрела на богиню, которая сейчас снова выглядела, как маленький ребенок.

– Ну ладно, давай еще спрашивай, что тебя интересует, – Ева посмотрела внимательно на нее своими взрослыми, слишком взрослыми глазами.

– Зачем Ивар выкрал меня? Ты знаешь?

– Конечно, – засмеялась Ева. – Просто ты ему нравишься.

– Ты серьезно?

– Конечно, сначала это было просто планом по твоему исчезновению с Риа, но потом он действительно влюбился в тебя. Неожиданно, правда?

– Да уж… – согласилась Лиля, задумчиво смотря на сидящую перед ней девочку. – А зачем я сейчас ему?

– Ну, просто он не знает, как лучше тебя очаровать, чтобы ты осталась с ним.

– Неужели, он вот просто взял и забыл про свои планы, как использовать меня и мой дар?

– Не забыл, конечно, но немного подкорректировал. Теперь он хочет, чтобы ты была с ним. А что? Он тебе нравится? – лукаво улыбнулась богиня.

– Нравится, но не в том смысле, – Лиля вздохнула, вспоминая герцога. – На самом деле он неплохой человек совсем.

– Ты так думаешь? Он мог бы очаровать тебя? Заставить забыть о Дамиане?

Лиля чуть вздрогнула, услышав имя любимого мужчины, и отрицательно покачала головой.

– Нет. Не смог бы.

– Это хорошо, – вдруг стала серьезной Ева. – Твои чувства должны быть сильными, чтобы пережить то, что приготовила тебе Хозяйка Судеб.

– Ты знаешь про Хозяйку Судеб? – удивленно спросила Лиля. – И что меня ждет?

– Только в общих чертах, – поморщилась Ева. – Мать не раскрывает своих планов. Просто знай, что твои испытания только впереди, – Ева вдруг посмотрела на Лилю с какой-то даже жалостью. – То, что ты сейчас в доме Ивара – это просто для тебя время отдыха в компании приятного мужчины. Но это скоро закончится. Я не могу тебе поведать всего, что тебя ждет, но впереди у тебя весьма сложные события, – богиня вдруг придвинулась к Лиле вплотную и прошептала: – Ты мне нравишься! Поэтому береги мое кольцо и дар – они тебе помогут выжить. Ладно, мне пора.

– Подожди! – взмолилась Лиля. – Почему ты мне помогаешь?

– С чего ты решила, что я ТЕБЕ помогаю? – вдруг усмехнулась Ева, становясь старше прямо на глазах и превращаясь в высокую девушку с теплыми карими глазами и золотистыми волосами. – Кольцо мое и дар носи, не снимая, – сказала теперь уже не Ева, а Сальвея, собираясь уходить по тропинке.

– Подожди, – крикнула Лиля, останавливая богиню. – Что с Дамианом и с Лелей?

– С твоей подругой – все будет хорошо. У нее хорошие защитники, – усмехнулась Сальвея. – Хотя вы встретитесь еще не скоро. Что же касается твоего ректора, то можешь с ним поговорить, если хочешь.

– Как? – ошеломленно переспросила Лиля.

– Ну, я же богиня. Или так себе? – расхохоталась Сальвея, исчезая с поляны.

После этих слов Лиля в полном оцепенении наблюдала, как на поляне постепенно проявляется силуэт господина ректора, становясь все реальнее. Когда Дамиан полностью проявился на поляне возле дерева и недоуменно поглядывал по сторонам, Лиля не могла вымолвить ни слова и только смотрела на любимого мужчину. Он же, заметив девушку, сначала сделал быстрый шаг в ее направлении, а потом резко остановился, с подозрением глядя на нее.

– Дамиан, – прошептала Лиля, чувствуя, как слезы катятся по лицу.

Мужчина вздрогнул, услышав ее шепот, и через несколько мгновений, отбросив сомнения, уже оказался возле Лили, прижал ее к себе, одновременно целуя ее лицо и шепча:

– Лиля, любимая моя.

Лиля только могла беззвучно плакать, целуя его в ответ и прижимаясь сильнее, гладя теплые мужские плечи и осознавая, что Дамиан вполне реален.

– Хоть бы спасибо сказали, – вдруг раздался голос Сальвеи. – У вас не так много времени, поэтому не теряйте его зря.

– Спасибо, Сальвея, – прошептала Лиля, не отрываясь от глаз любимого мужчины и видя в них то же самое чувство, которое сейчас наполняло ее сердце.


***


Когда Рин отскочил от раненого, оказавшегося вампиром, Кристиан, быстро оценив обстановку, невероятным прыжком оказался возле начавшего трансформацию оборотня:

– Рин! Спокойно! – Крис материализовал в своих руках по два больших переливающихся черных шара, тревожно наблюдая за другом, лицо которого теперь уже мало напоминало лицо человека. – Он ранен и ничего тебе не сделает!

Резкий и уверенный голос Кристиана вроде бы немного успокоил оборотня, и он начал медленно отступать в глубину леса.

– Рин, нет! Стой! – но было уже поздно.

Сверкнув в темноте лесной чащи двумя горящими желтыми глазами, уже полностью трансформировавшийся оборотень исчез в лесу.

Кристиан выдал длинную тираду из многоэтажного мата, одновременно погасив в руках магические шары.

– Он слишком долго не воплощался, – проговорила Кассандра, рассматривая лежащего на земле вампира. – К тому же постоянно поддерживал связь. Погуляет ночью и вернется.

– Думаешь, с ним ничего не случится? – спросил Крис, поворачиваясь к духу.

– Да что с ним случится! – махнула рукой Кассандра, все также наблюдая за раненым. – Побегает и к утру вернется. Если бы вы так не торопились, то он не сорвался бы.

– Да сорвался он из-за этого, – махнул головой в сторону раненого Крис.

– Да, это тоже повлияло, – дух книги посмотрела на парня. – Смотри, как быстро идет восстановление поврежденных тканей. С такой скоростью он очнется завтра к полудню.

– Этого нам только и не хватало, – пробормотал Крис, подходя к вампиру, который теперь выглядел значительно лучше.

– Ты сам его притащил, – фыркнула Кассандра. – С другой стороны, нам и возиться с ним не надо будет. Поедет туда, куда ехал до этого.

– Да уж. Надеюсь на это, – Кристиан задумчиво окинул взглядом лежащего. – Ты думаешь о том же, о чем и я?

– Если ты о том, что он прямиком из Фаленсии, то да, об этом.

– Но нам сейчас не до загадок этой страны, – поморщившись, ответил Крис. – Теперь мы еще задержимся тут как минимум до обеда.

– Да, я бы тоже с удовольствием послушала его, – Кассандра взглянула на парня, стоящего рядом с ней. – Как думаешь, кому он так насолил? И, кстати, сколько примерно людей участвовало в той бойне на поляне?

– Примерно два-три десятка, – Крис вздохнул. – И людей ли?

– Ладно, оставим вопросы до утра, – Кассандра, еще раз взглянув на достаточно быстро поправляющегося раненого, отлетела к костру, пристроившись на месте, где сидел до этого Рин. – Когда этот красавчик очнется – спросим у него.

– Думаешь, расскажет? – спросил Крис, подойдя к костру и наливая себе похлебки, которую сварил до этого сбежавший в лес оборотень.

– Допросим с пристрастием, – ухмыльнулась Кассандра, выпуская призрачные когти.

***


В красивом богато украшенном дворце разгоралась настоящая буря: высокая, ослепительно прекрасная женщина с длинными огненными волосами, спускающимися чуть ли не до пола, разъяренно опрокинула блестящий хрустальный шар на дубовую поверхность стола.

– Да кто посмел? – женщина раздраженно откинула свои волосы на спину и, подняв шар, снова вгляделась в него. – Кто посмел уничтожить мою гениальную задумку?

В шаре, куда вглядывалась женщина, можно было различить что-то наподобие переплетенного скопления нитей. Скопление выглядело сейчас, как запутанный клубок блестящих ниток с жемчужинами. Словно какая-то мастерица оставила без присмотра свое рукоделие, и котенок поиграл с клубком, запутав его так, что разобраться, где начало, а где конец – было невозможно. Женщина еще минуту вглядывалась в шар, а потом резко поставила его на стол и отвернулась. Несколько минут она просто стояла, задумчиво глядя в окно, в котором высились шпили башен и ажурных строений. Услышав стук в дверь, она обернулась и разрешила зайти посетителю. Увидев, кто решил посетить ее в эти дневные часы, женщина улыбнулась, и ее черные глаза мягко блеснули:

– Здравствуй, сын.

– Добрый день, мама, – поздоровался черноволосый статный мужчина с такой же иссиня-черной бородой, как и волосы. – Что случилось? Отголоски твоего гнева по всему дому слышны, – в его черных глазах, так похожих на глаза женщины, еще недавно бушевавшей в комнате, явно присутствовало любопытство.

– Ничего существенного, Гиреон. Небольшие преграды на пути моей игры.

– Игры? Ты опять решила поиграть с дядей? – мужчина нахмурился. – В прошлый раз ты жалела об этом и зареклась больше с ним спорить.

– Наш спор и не заканчивался, – женщина пожала беззаботно плечами. – Мы его лишь отложили.

– Так что все-таки произошло? Мне ты можешь рассказать?

– Мой тщательно выстроенный план полетел к Каргу, – женщина опять зло сощурила глаза, которые вспыхивали от гнева. – Я все идеально рассчитала: подобрала подходящие кандидатуры, направила их в нужное место, чтобы они там приняли то, что им придется пережить. Все так удачно складывалось! И вот – все надо начинать сначала. А сейчас это гораздо труднее сделать. Я не могу выправить путь для этой девушки и ее подруги.

– Кого ты имеешь в виду, мама?

– А ты не догадался еще? – усмехнулась женщина

– Подружки с Земли? – удивился мужчина, догадавшись о ком идет речь.

– Они самые. Я так давно выстраивала им Нити Судьбы, что все должно было идти просто идеально: обе обладают редкими дарами от рождения, дружба, а потом и, якобы, случайная покупка магической книги. Что может быть случайного в мире, в котором не верят в магию? – женщина улыбнулась, вспоминая свои продуманные действия. – Затем Риа и, наконец, Меренга. Здесь должно было все идеально закончиться! Я так умело направила одну из них, когда погадала ей в столице, – женщина хихикнула. – Мне явно бы подошла такая деятельность. Ну, конечно, время от времени.

– Но что ты хотела от них, мама?

– Зачем тебе это знать? – нахмурив брови, спросила вдруг женщина.

– Я просто не могу понять, почему ты решила так глобально вмешаться в их жизнь?

– А что плохого я им сделала? – женщина сложила руки на груди, с вызовом глядя на своего собеседника. – Обе так и прозябали бы в своем мире без магии. А я им дорогу открыла ко многим мирам.

– Мужчин ты тоже им подбирала? – недовольно спросил Гиреон.

– Вот еще! Конечно, нет, – фыркнула женщина. – Я даже не думала, если честно, что одна из них так зацепит холодного и принципиального ректора магического университета. Наоборот, если бы я знала, что у них все будет так серьезно, всячески ее отговаривала бы от отношений с ним. Если честно, думаю, что он может мне поломать всю игру.

– Ты думаешь это в его силах? – с сомнением спросил мужчина. – Это из-за него у тебя не получилось?

– Если бы, – с досадой произнесла женщина. – Я сама не знаю, что случилось. Но теперь судьба этих девочек слишком запуталась.

– Возможно, ты сама что-то намудрила?

– К сожалению, нет, – с горечью ответила богиня. – Если бы это была я, то все можно было намного проще исправить.

– Что делать теперь будешь, мама? – спросил мужчина, ближе подойдя к женщине.

– Пока буду только наблюдать, – она взглянула на своего сына. – Пока только наблюдать.

Глава 7, в которой говорится о том, что не нужно злить девушек и держать их взаперти, иначе маленькая война с большими разрушениями вам будет обеспечена.


Леля сквозь сон услышала, как торопливо по лестнице спускается посетитель, направляясь к камерам. Резко вскочив со скамьи, она помотала головой, пытаясь прогнать остатки сна и осознавая, что она спала, практически на андроиде, который сейчас молча смотрел на нее, не пытаясь заговорить. Вспомнив, что ей было вполне удобно и мягко, а также тепло, Леля хихикнула, подумав, что не так уж Бар отличается от обычного мужчины. Такой же теплый, заботливый и мягкий. По крайне мере ей было ночью довольно комфортно. Тем временем посетитель подошел к камере и взволнованным шепотом позвал:

– Леди, вы спите?

– Уже нет, Филлис, – ответила девушка, подходя ближе к решетке и вглядываясь в обеспокоенное лицо управляющего. – Что случилось?

– Леди, вам нужно срочно бежать отсюда, – Филлис подвинулся еще ближе к узнице и продолжил шептать. – Хозяин что-то задумал.

– Ты знаешь, что он хочет сделать? – нахмурившись, спросила Леля.

– Пока не знаю. Но у меня плохое предчувствие, и он переместил всех пленников с магическими дарами в какое-то другое место. Он как раз сейчас занимается последним перемещением. Вам надо срочно бежать отсюда.

– Как мне это сделать?

– Я помогу вам, – сказал демон, печально улыбнувшись.

– Но ты ведь не можешь этого сделать, – изумилась девушка.

– Я не позволю, чтобы с вами что-то случилось, – твердо произнес Филлис – Я сейчас отопру камеру и постараюсь вас вывести к черному входу на кухне. Сейчас еще ночь, поэтому слуг нет, и никто не заметит, как вы уйдете.

– Но ты ведь останешься здесь? – Леля смотрела на демона, который знал, что его предательство будет его последним действием в жизни. – Я ведь обещала тебе, что мы выберемся вместе.

– Видимо, мне не суждено уже выбраться на свободу, – печально вздохнул Филлис, доставая ключи от камеры.

Открыв замок, он махнул рукой Леле, чтобы она шла за ним, но девушка вдруг метнулась в глубину камеры.

– Леди, вы куда? Нужно торопиться.

– Сейчас, Филлис. Подожди пару минут.

Леля подошла к молча сидевшему роботу и попыталась дозваться его, зная, что в этот момент он занят обработкой информации о том, что представляет из себя магия и как можно защитить свои механизмы от ее воздействия.

– Бар?

– Да, Леля.

– Мы уходим отсюда. Ты закончил свой анализ?

– Еще нет. Осталось информации на анализ примерно 13%.

– Нам некогда ждать, закончишь по дороге. Нужно срочно сматываться отсюда.

– Мне не совсем понятно, что говорит Леля.

– Неважно, главное – надо поскорее выйти.

– Мне снова ломать решетку?

– Нет, – Леля улыбнулась. – Обойдемся ключами. Пойдем.

Когда Леля в сопровождении робота вышла к ожидавшему ее Филлису, у демона расширились от удивления глаза, но ничего спрашивать он не стал, понимая, что время дорого и расспросы их только задержат.

– Пойдемте, – Филлис, удерживая в одной руке свечу, махнул другой в сторону лестницы. Леля с андроидом двинулись за ним, стараясь особо не шуметь. Первый пролет лестницы они одолели спокойно. Когда они поднялись на первый этаж замка, демон попросил Лелю подождать немного, когда он подаст знак, что путь свободен, и прошел чуть вперед, чтобы осмотреть коридор и выход, ведущий на кухню и в служебные помещения. Девушка увидела, что Филлис, открыв дверь, ведущую в коридор первого этажа, вдруг внезапно схватился за горло и с хрипом упал на колени, а в дверях, ведущих в служебные помещения, показался Балахон собственной персоной.

– Так-так, – протянул издевательски хозяин замка, пнув стоящего на коленях демона. – Преданные слуги теперь встречаются все реже, – после этого он сделал какой-то быстрый жест рукой, и скрючившийся на полу управляющий вдруг резко захрипел. Леля с ужасом смотрела на то, как Балахон убивает своего слугу всего лишь одним движением пальцев.

– Оставь его, урод, – Леля кинулась на мужчину, пытаясь дотянуться до него и остановить убийство демона, но Балахон взмахом другой руки поднял ее в воздух, одновременно сковывая ее движения так, что теперь она не могла даже пальцем шевельнуть.

– Глупая девчонка, хоть и сильная, – Балахон издевательски засмеялся. – Но не успеешь стать полноценной соперницей. Пойдешь на жертву во имя Господина.

Леля могла только бессильно злиться и плакать оттого, что не может ничего сделать. Внезапно в ее голове раздался голос, шептавший о том, что она может стать сильнее и прямо сейчас освободиться, если примет Изначальную Тьму. «Я согласна. Что мне делать?», -мысленно произнесла Леля. «Просто доверься мне. Открой свое сердце», – ответил голос. Леля закрыла глаза, уже настроившись на то, что то, что она не хотела, случиться с ней сейчас, как услышала какой-то звук и грохот, а затем неожиданно упала и сама, больно ударившись о пол. Кое как встав на колени, она увидела, как Бар держит одной рукой за горло Балахона, а другой – фиксирует его руки, не давая ему сделать ни одного движения.

– Леля, расчеты закончены, – просто и без эмоций сообщил андроид, продолжая удерживать уже хрипевшего хозяина замка. – Мои действия?

– Сделай что-нибудь с ним, но не убивай, – Леля поморщилась, но встала с колен, чтобы медленно подойти к лежащему на полу Филлису и, перевернув его на спину, убедиться, что демон мертв. Андроид в этот момент чуть сдвинул пальцы на шее хозяина замка, отправляя того в путешествие без снов. Когда Балахон с глухим стуком выпал из державших его рук робота на пол, Леля даже не посмотрела в его сторону. Она печально склонилась над мертвым демоном, который успел стать ей другом и пожертвовал своей свободой и жизнью, чтобы спасти ее. Оставив Филлиса, она подошла к ожидавшему ее распоряжений андроиду.

– Бар, надо уходить отсюда. Он жив? – Леля пренебрежительно взглянула на лежащего хозяина замка. Увидев утвердительный кивок робота, она, чуть подумав, решила: – Что же, не будем уподобляться хозяину этого замка. Поэтому просто уйдем, пока он в отключке. Но я не хочу уйти отсюда просто так, – Леля взглянула на молчаливо ожидавшего ее приказа робота. – Нужно развалить это замок к чертовой матери.

– Приказ не совсем понятен, Леля, – ответил робот.

– Бар, нужно развалить этот замок.

– Принято.

– Ты знаешь, как это сделать?

– Сейчас как раз сканирую стены, чтобы найти точку, которая сможет стать катализатором разрушения.

– Хорошо. Помощь нужна?

– Нет, все закончено, Леля.

– Тогда пойдем, – Леля вздохнула еще раз, посмотрев на тело демона. – Нам делать здесь больше нечего.

Бар, не говоря ни слова, двинулся вслед за девушкой. Проводив ее к главным воротам и просто выломав их одним ударом руки, робот, сказав, что вернется через некоторое время, попросил Лелю отойти подальше. Девушка послушно отошла от замка по каменистой дороге, наблюдая за встающим на горизонте солнцем. Через пару минут ее нагнал робот и молча пошел рядом. Когда они уже отошли на довольно приличное расстояние, послышался какой-то глухой гул, который постепенно перерос в самый настоящий грохот.

– Спи спокойно, Филлис, – прошептала Леля. Если бы не он, то неизвестно, выбралась бы она из этого замка живая и невредимая. «Ты всегда могла бы обратиться ко мне, девочка моя», – вдруг услышала она шепот. «Я пока не готова к этому, – мысленно ответила девушка, вспоминая, как была готова принять наследие своих предков. «Я буду ждать», – прошелестела Тьма Изначальная».


***


Лиля блаженствовала в объятиях Дамиана и счастливо улыбалась, слушая, как бьется сердце любимого мужчины. Первый их поцелуй носил горький оттенок внезапной и тяжелой разлуки, но уже через пару минут, когда они остались одни, поцелуи стали гораздо горячее и более страстными. Лиля поняла, как она соскучилась по Дамиану, который обнимал так, как будто ждал, что в любой момент она может исчезнуть, снова оставив его одного. Лиля никогда не думала, что будет вот так скучать по мужчине и сходить с ума, стоит только ему обнять ее и поцеловать. Поэтому, отбросив все сомнения и колебания, она сама с горячей страстью и пылом отвечала на требовательные поцелуи мужчины, желая, как можно быстрее ощутить его в себе, чтобы стать снова одним целым. Неважно, что в данный момент они были разделены в реальности расстоянием. Прямо сейчас и в этом месте, куда никому кроме них нет входа, было не важно абсолютно все, кроме того, что они снова были вместе. Лиля не думала, что своенравная и взбалмошная богиня решит нарушить их уединение, когда вот так подарила им эти минуты близости. Дамиан в этот раз целовал как-то слишком нежно и ласково, но обнимал крепко, не давая ей отстраниться от него. Лиля смотрела в глаза любимого мужчины, понимая, что эти минуты – это все, что у них есть прямо сейчас, и старалась максимально насладиться мгновениями счастья. Дамиан, не прекращая двигаться, что-то шептал ей ласковое, перемежая слова нежными поцелуями. В этот раз все было, как будто и проще, и сложнее одновременно. Словно они не виделись тысячу лет и теперь никак не могли насладиться друг другом. Каждое мгновение было таким, как будто они открывали для себя какой-то свой мир, в котором только они двое и больше никого. Когда Лиля, запрокинув голову, застонала от наслаждения, Дамиан поймал поцелуем ее губы и, спустя мгновение, тоже застонал, прижимая девушку ближе к себе. Они оба, занятые друг другом, не заметили, как вокруг них закрутились, переплетаясь, зеленые и черные потоки магии. Вскоре эти потоки соединились, образовав пестрый кокон из черно-зеленых полос, который, впрочем, вскоре исчез так же быстро, как и появился.

Наблюдавшая за этим Сальвея, только удовлетворенно кивнула, оставляя влюбленных наедине.

– Я скоро приду за тобой, – тихо сказал Дамиан, ласково целуя Лилю в висок. – Максимум через пару дней я буду знать, где ты.

– Дамиан, я бы с радостью сказала тебе, где нахожусь, но я не знаю, – Лиля посмотрела на любимого мужчину, встречаясь с его глазами, в которых сейчас плескалась нежность и грусть. – Только знаю, что это большой дом за городом где-то. Ивар показывал окрестности сегодня.

– Как ты там? С тобой хорошо обращаются? – на миг в глазах мужчины блеснула ненависть.

– Да, герцог ведет себя хорошо, – Лиля усмехнулась, но, увидев в глазах любимого мужчины боль и что-то похожее на ревность, ласково погладила его лицо. – Не беспокойся, я не дам себя в обиду.

– Я знаю, любимая.

Лиля второй раз услышала сегодня от Дамиана признание, но, взглянув в глаза мужчины, спросила:

– Ты любишь меня?

– Да. Очень, – мужчина ласково поцеловал ее и, чуть отстранившись, пробормотал. – Медный и Рей были правы.

Видя недоумение на лице девушки, он вздохнул и пояснил.

– Как-то Рей сказал мне, что, когда приходит любовь, все принципы летят к черту. Тогда я думал, что он преувеличивает, и я-то уж точно никогда не смогу отказаться от своих правил.

– Рей? Рей Зарр? – переспросила удивленно Лиля.

– Да он, – улыбнулся Дамиан, глядя на удивленную его признанием девушку.

– А Медный – это кто?

– Я не знаю его имени, но думаю, что это кто-то из богов Риа.

– Ты видел его? – еще больше удивилась Лиля, ошеломленно глядя на мужчину.

– Да, приснилась мне как-то божественная семейка, – Дамиан, вспомнив свой сон, нахмурился. – Не буду рассказывать всего, но один из братьев мне сказал, что я пока не осознал главного в своей жизни, поэтому топчусь на месте.

– А сейчас? Знаешь? – шепотом спросила Лиля.

– Знаю, – ответил Дамиан и пристально посмотрел на нее. – Ты.

– Почему я?

– Потому что когда я потерял тебя, то думал, что с ума сойду, и я тогда представил, что будет, если никогда не найду тебя и не увижу больше, – мужчина ласково провел пальцам по Лилиной щеке, стирая слезы. – Тогда я понял, что самое важное для меня – ты. Я никогда не думал, что буду так сильно беспокоиться о ком-то. Беспокоиться и осознавать, как много этот человек значит для меня. Я представил свою жизнь без тебя. Я буду жить также, но при этом осознавать и понимать, что живу лишь наполовину. Однажды узнав, что такое счастье, понимаешь, что без него мир будет другим. Поэтому сейчас я не сомневаюсь, что для меня является самым важным ориентиром на свете.

Лиля смотрела на любимого мужчину, который сейчас так ласково ее обнимал. Она знала, что жизнь рядом с ним вряд ли будет легкой и безоблачной. Все же Дамиан не простой маг. У него тяжелый характер и много тайн в прошлом и настоящем, да и она тоже вечно попадает в неприятные переделки, но одно Лиля знала точно: никого другого она бы не хотела видеть рядом с собой, даже если бы ее жизнь стала намного спокойнее.

– Знаешь, что? – прошептала девушка.

– Что?

– Я люблю тебя, – просто сказала Лиля и увидела, как засияли глаза мужчины. – И я даже готова поблагодарить и расцеловать господина Зарра, и бога, что они когда-то сказали тебе такие умные вещи.

– Я передам Камнию. Он всегда любил девушек. Я бы сказала даже чересчур, – внезапно раздался веселый голос Сальвеи, и богиня появилась на полянке. – Вам пора. Скоро рассвет, – богиня зашла за дерево, чтобы влюбленные смогли попрощаться наедине.

– Помни, я скоро приду за тобой, – Дамиан обнял Лилю и поцеловал на прощание, растворяясь в ее объятиях.

– Я буду ждать, – Лиля со слезами на глазах успела сказать это быстро исчезающему мужчине. Оставшись одна, она вытерла бежавшие по щекам слезы и повернулась к подошедшей богине.

– Что-то изменилось, Лиля, – сказала, нахмурившись, Сальвея.

– Что-то плохое? – девушка со страхом смотрела на богиню. – Что-то с Дамианом или с Лелей?

– Нет, – Сальвея качнула отрицательно головой. – Что-то в мире изменилось. Что-то возникло, что не могла предугадать Хозяйка Судеб. Изменилась твоя судьба, Лиля. То, что еще вчера было парой петель, теперь стало запутанной пряжей.

– Ты знаешь, что меня ждет? – шепотом спросила Лиля.

– Теперь нет. Могу только на несколько дней вперед сказать и то, если знаю твое решение, – Сальвея посмотрела на нее. – Твоя судьба была довольно сложна раньше, но не так запутана, как сейчас.

– Но что все же случилось?

– Исчезли те, кто не должен был уйти, и остались те, кто, наоборот, должен был уйти к Ледяной Богине.

– Но что Хозяйка Судеб, твоя мать?

– Мать не видит больше одного развития событий. Сейчас все составляющие хаотичны, и даже она не может сказать, какой отрезок клубка приведет к концу истории. Но это даже хорошо, Лиля, – Сальвея вдруг подвинулась ближе и зашептала: – Ты теперь можешь идти так, как хочешь. Твоя судьба не в руках моей матери. Ты можешь сделать ее сама.

– Тогда, в чем подвох? – спросила Лиля, зная, что обязательно следует ждать какой-то подлянки от такой «хорошей» новости.

– В том, что никто не знает, как пойдет твоя судьба, и никто тебе не сможет помочь и предотвратить события. Твоя судьба сейчас – это куча разных нитей. За какую ты дернешь, желая дойти до конца, мы не знаем. И к тому же… – Сальвея замялась на мгновение. – Обычно, так бывает очень редко, но уже было. Я, конечно, не буду утверждать со стопроцентной уверенностью, но теперь в твою жизнь могут напрямую вмешаться боги.

– Вам же запрещено напрямую вмешиваться? – в ужасе спросила Лиля, представляя какую «помощь» от богов она может получить.

– Запрещено, – нехотя ответила Сальвея. – Но твоя судьба теперь не прописана – поэтому номинально мы ничего не меняем. Это будет твой выбор.

– А вы мне типа будете подлянки устраивать?

– Ну почему сразу подлянки? – возмутилась богиня. – Я-то, если помнишь, тебе помогала всегда.

– Ты – да. А что насчет остальных?

– Ну… – протянула Сальвея, старательно избегая ее взгляда. – Ты же девочка умная – разберешься, что к чему.

– Да уж, – пробормотала Лиля. – Ладно. Возвращай меня к Ивару.

– Что делать будешь?

– Думу думать, – огрызнулась Лиля, но потом решила исправиться. Все же Сальвея действительно им помогала всегда. – Освобождения буду ждать. Что же еще.

– Рассказать тебе, чем твое освобождение закончится? – со смешком спросила богиня.

– Не стоит, – сухо ответила Лиля. – Судя по твоей реакции – это будет настоящее веселье. Сама увижу.

– Как хочешь, – пожала плечами Сальвея, отправляя Лилю в розовую спальню. Когда девушка снова оказалась в комнате для Барби, она вздохнула, рассматривая розовый балдахин над кроватью и размышляя о том, что узнала. По словам Сальвеи, теперь ее ожидает еще больше сюрпризов от жизни, чем прежде. Хотя, за один, и самый важный, момент в своей жизни она была бесконечно благодарна богам – за встречу с Дамианом. Если бы не их пока непонятные происки, которые привели ее сюда, то она бы никогда не познакомилась с самым лучшим мужчиной на свете и не услышала, как он говорит о любви. Счастливо вздохнув, Лиля снова вспомнила все моменты этой ночи, старательно отбрасывая мысли и раздумья о последующем разговоре с богиней.


***


Леля уже полчаса ругалась сквозь зубы, проклиная этот мир и Балахона, который притащил ее когда-то в не пойми куда, и теперь она вынуждена идти по горам, которые всегда ненавидела.

– И за что только чокнутые альпинисты любят камни? – пробормотала девушка, в очередной раз спотыкаясь на каменистой дороге, ведущей к темнеющему вдали лесу. – Если в лесу тропинка будет хуже – я не знаю, какую истерику я там закачу. И пить хочется ужасно.

– Бар как-то может помочь Леле? – андроид, до этого молчаливо шагавший рядом, казалось, не испытывал никаких проблем с перемещением. Леля, мельком взглянув на спутника, на короткое время позавидовала тому. Уж он-то наверняка не испытывает той усталости, которая наваливалась на нее.

– Думаю, что никак. У тебя же нет запаса воды где-нибудь внутри, – пробурчала девушка. – Разве что понесешь меня дальше, потому что я еле передвигаюсь, а мы еще даже не спустились к лесу.

– Бар может понести Лелю, – робот остановился и вопросительно поглядел на девушку. Леля, вздохнув, согласно кивнула головой и вскоре оказалась на руках у андроида. Поудобнее устроившись, она дала отдых гудящим ногам и внимательно осмотрела себя. Осмотр не принес ничего утешительного – она выглядела, как какая-то босячка: грязная, со спутанными волосами и в порванной местами одежде. Леля еще раз тяжело вздохнула.

– Лелю что-то беспокоит? – спросил робот, поворачивая к ней лицо и глядя своими неподвижными глазами.

– Лелю беспокоит, что она выглядит, как оборванка какая-то. А еще ее беспокоит, что нас ожидает впереди.

– Лелю беспокоит ее состояние? – уточнил робот. – У Лели все в порядке с организмом. Присутствует лишь небольшое физическое истощение. Все остальные показатели в норме.

– В норме, – Леля фыркнула, стараясь не улыбаться. – Вот и чем ты, Бар, отличаешься от обычных мужчин? Тоже ничего существенного не замечаешь! Я тебе сейчас говорю о том, что я грязная, волосы торчат в разные стороны, хочу есть и пить, хочу переодеться, хочу не идти, а ехать с комфортом, хочу ванну, хочу выпить и шоколада. А ты мне – параметры в норме, – передразнила робота девушка, с неудовольствием глядя на несущего ее спутника.

– Номинально Леля сейчас не идет сама, а передвигается с достаточно большим процентом комфорта, – поправил ее робот, все также невозмутимо шагая по каменистой тропе вниз.

– Бар, – простонала Леля, закрывая лицо и не зная, то ли ей плакать хочется, то ли смеяться. Видя, что робот все еще смотрит на нее, не отрываясь, Леля и сама решила рассмотреть его получше и понять, что он из себя представляет. Где эти самые 45% биологической составляющей? Тогда в темнице сделать это было довольно сложно. Все же света практически не было. Сейчас она внимательно смотрела на Бара и пыталась найти несоответствия между ним и обычным живым человеком. Несоответствий не наблюдалось. Волосы у робота оказались темно-каштановыми и действительно были очень аккуратно подстрижены. Она даже протянула руку, чтобы потрогать их. На ощупь волосы были самыми обычными. Интересно, а растут ли они у него, как у людей? Хотя бороды и усов все же нет, значит, волосы не растут. Или должны?

– Бар, а у тебя растут волосы и ногти, как у людей? – решила спросить у робота Леля,

– Если требуется программой, то можно запустить процесс роста, а также возможен этот процесс в тех случаях, когда произошли повреждения и требуется восстановление волосяного покрова.

– Ясно, – Леля продолжала рассматривать робота и невольно отметила, что сейчас при свете дня он выглядит довольно симпатичным. Если не знать, что это механизм, то вполне можно подумать, что это довольно симпатичный мужчина. И сильный к тому же! Леля хихикнула, предполагая, что Бар может нести ее весь день и даже не запыхаться при этом. Единственное, что выдавало в нем не человека – это его глаза с оранжевыми зрачками. Ведь у людей не может быть таких зрачков! Но у людей может и не быть, а вот кто знает, какие люди и нелюди живут в разных мирах? Так что Бар вполне может сойти за человека.

– Бар, скажи, а кто придумывал вам внешность? – Леля все же решила задать это вопрос.

– Внешность для моей серии механизмов подвида «Ч» выбиралась из базы данных служащих лида №12.

– То есть прототипом для твоей внешности был какой-то реальный человек?

– Да. Это был реф Терис Луон.

– Тот самый, который тебе эмоциональность убрал? – фыркнула Леля.

– Да.

– Что же он так решил тебя ограничить в эмоциях? – Леля улыбалась, представляя себе почему некий реф решил так сделать. – Самому что ли эмоции мешали?

– Эмоции мешают конструктивному анализу ситуации и могут повлечь неожиданные осложнения в выполнении задачи, – робот сказал это механически, как будто цитировал кого-то.

– Это так сказал твой реф, как его там?..

– Да, реф Терис Луон. Запись в памяти при подготовке к выполнению задачи.

– Дурак твой реф, хоть и симпатичный.

– Бар не понимает, что хочет сказать Леля.

– Я говорю, что ты симпатичный, – девушка с интересом взглянула на робота, ожидая, как он воспримет ее слова.

– Требуются пояснения.

Леля вздохнула, но все равно с интересом продолжила выяснять то, что вложили в ее спутника его создатели.

– Бар, вот ты выглядишь, как человек. Ведешь себя, ну почти всегда, как человек. А у людей принято оценивать внешность других людей как привлекательную, красивую или не очень красивую. Я оцениваю тебя как симпатичного и привлекательного. А вот как ты оценишь меня?

– В моей памяти нет такой системы оценки.

– Ну, кто бы сомневался… – протянула Леля. – Наверняка твои создатели решили, что тебе это ни к чему. Сейчас я тебе рассказала об этой системе оценок, и как бы ты меня оценил?

– Мне непонятно с чем сравнивать. Что является эталоном для сравнения?

Леля вдруг улыбнулась и решила, что ее посетила просто гениальная мысль.

– Бар, а давай в эту систему оценки возьмем меня как эталон?

– Допустимо. Эталон красоты или не красоты?

– А вот это было вообще сейчас очень грубо, – буркнула обиженно Леля, отворачиваясь от робота.

– У Лели изменилась скорость дыхания и частота сердцебиения. Что не так?

– Ничего, – снова буркнула девушка, не глядя на андроида.

– Мне не понятен ответ Лели. Требуется анализ.

– Все-таки, Бар, ты – типичный мужик, хоть и неживой, – выпалила девушка, снова отворачиваясь и не спрашивая больше ни о чем.

«Видимо, привить какие-то чувства роботу невозможно. Да и нужно ли это роботу? Наверняка, когда Бар выполнит задачу, которую она ему поставила, он вернется в свой мир, чтобы отчитаться о выполнении миссии. А интересно, как он будет возвращаться и, вообще, как он попала в этот мир?» Пока Леля раздумывала над этим вопросом, Бар продолжал ее нести, и они, пусть и не очень быстро, но приближались к виднеющемуся впереди лесу. Она даже смогла уже различить стоящие впереди большие деревья. Девушка решила пока подумать, что они будут делать дальше, когда выйдут к лесу. «Найти какую-то близлежащую деревеньку и попросить им помочь? Но как? Что они скажут в деревне обычным селянам? Что вырвались из плена хозяина замка? Вспомнив, что слуги у Балахона все были, как один, из каких-то рядом расположенных с замком деревень, Леля поняла, что в села им не стоит и пытаться пройти. Выдадут их сообщникам Балахона или того хуже. Кто их знает, этих диких и запуганных аборигенов? Еще обвинят в том, что они замок развалили и убили их хозяина. Пусть замок они действительно развалили, но хозяина и пальцем не трогали. Ну так, чуть-чуть только. Хотя этот мог и выбраться. Обычно такие всегда выбираются из переделок», – Леля оставила свои мысли и снова обернулась к роботу, озвучив свои рассуждения:

– Бар, ты можешь видеть близлежащие деревни?

– Да. На расстоянии одного дайра левее есть поселение. Больше в радиусе десяти дайров не наблюдается централизованных поселений.

– Ну, буду спрашивать, что такое дайр, – пробормотала Леля. – И так ясно, что это какое-то расстояние. Пусть будет что-то типа километров.

– Лелю еще что-то интересует?

– Да, а на расстоянии в радиусе десяти дайров есть какие-то дороги, которые вели бы в какие-то крупные города?

– Есть. Но также справа на расстоянии примерно трех с половиной дайров присутствует непонятное скопление, закрывающее сканирование.

– Что за скопление?

– Анализ невозможен на таком расстоянии. Требуется материальный анализ объекта.

– Хмм, – Леля задумалась на мгновение. «Идти в обход селения слева – это точно. Но в какую сторону? Идти по дороге к ближайшему городу, а дальше – что? Что они будут делать в городе? И дойдут ли до него? Хотя у нее есть Бар, который может спасти от разбойников и прочих плохих людей. Но от голодной смерти, кто ее спасет? Были у нее некоторые мысли о природе этого не поддающегося анализу робота скопления. После книг, которые ей дал Филлис, она знала, каким образом отгородились ее предки от людей этого мира. Может ли это быть той самой стеной тьмы, разделяющей два государства? Но стоит ли ей идти туда? Или все-таки попытаться дойти до города, питаясь по дороге тем, что найдут или попросят. Лелю сама мысль об этом коробила. Неужели она будет, как нищенка, что-то просить? Или использовать магию и попытаться чем-то запастись? Еще не лучше. Но идти в Фаленсию сейчас? Есть ли уверенность, что там ее примут так же, как принял несчастный, погибший недавно демон. Нет. Пожалуй, она пока не готова показаться на родине предков. Хотя интересно, кто же из ее родичей был отсюда».

Решив не идти в загадочное государство, а все-таки дойти до города и там уже попытаться дождаться помощи, Леля решительно сообщила:

– Идем к дороге, ведущей в ближайший город. К той, до которой расстояние меньше всего.

– Принято, – андроид как раз в этот момент спустился к лесу и, мягко опустив Лелю на дорогу с тремя развилками, продолжил. – Недалеко присутствует питьевая вода.

– Отлично. Идем тогда к воде, а потом на дорогу к городу.

– Что Леля решила насчет скопления энергии?

Девушка на мгновение задумалась, но потом поняла, что они, в принципе, ничего не теряют, если сделают небольшой крюк до стены. Пусть робот проанализирует ее. Ей и самой любопытно посмотреть на завесу тьмы, а также узнать, что там Бар найдет интересного. Все равно им теперь торопиться некуда.

– Дойдем до скопления, а потом двинемся в город, – задорно улыбнувшись, решилась Леля.


***


Кристиан, нехотя, потянулся на лежанке, не решаясь открыть глаза и встать, хотя чувствовал, что уже утро. За ночь костер окончательно прогорел, и мужчина осознал, что довольно сильно продрог. Недовольно раздумывая о том, почему ему так холодно было ночью, Кристиан вспомнил, что свою куртку он вчера бросил возле остальных вещей, потому что она никуда не годилась из-за того, что была залита кровью. Вспомнив это, а также то, почему это произошло, мужчина резко подскочил, оглядываясь в поисках спасенного им вчера человека, оказавшегося вампиром. Раненый лежал на том же месте, куда они его определили еще вчера. Рядом с ним сидела, задумчиво на него глядя, дух книги. Уловив движение Кристиана, она подняла на него глаза и улыбнулась:

– С добрым утром.

– С добрым, – буркнул в ответ Кристиан, широко зевая и зябко передергивая плечами. – Как он?

– Намного лучше, – Кассандра окинула пристальным взглядом лежащего. – Удивительно! Такая скорость регенерации! Просто невероятно. И ведь не поверишь, что вчера был на самой грани.

– Да уж, – Крис не стал подходить ближе, чтобы убедиться в том, что Кассандра права, а решил заняться костром. Все-таки сейчас ему хотелось немного согреться и выпить чего-нибудь горячего. Может быть, тогда пройдут эти озноб и сонливость. Взяв с земли свою куртку, он со вздохом осмотрел ее, оценивая, можно ли еще что-то поправить или проще просто выбросить. – Рин не возвращался?

– Нет, не приходил пока.

– Хреново, – выругался Крис, смотря на солнце, показавшееся на горизонте. – Время идет, а мы так и не добрались до нужного места. И сейчас еще задерживаемся, – он все же решил оставить свою куртку в покое и найти что-то более-менее подходящее. Кровь раненого испортила вещь основательно, а за ночь успела еще и засохнуть. Так что теперь пришлось бы очень долго отмачивать вещь в воде, чтобы привести в более-менее презентабельный вид. А где потом сушить? И когда этим заниматься? Сейчас в любой момент может вернуться оборотень, и им нужно будет двигаться дальше. У них и так до встречи с Дамианом осталось всего пара дней, а они не только не спасли Лелю, а даже не добрались до нужного места. Еще раз выругавшись сквозь зубы, Кристиан бросил куртку и решительно направился к ручью, чтобы умыться и набрать воды.

– Смотри и ты не пропади еще раз! – крикнула ему вслед Кассандра, отлетая от их гостя и присаживаясь возле горящего костра.

Там ее и застал вернувшийся Кристиан, после того как взбодрился ледяным умыванием. Он уже не раз замечал, что дух старается всегда сесть поближе к огню. Неужели она еще способна чувствовать тепло или просто стремиться напомнить себе о своей прежней жизни, когда она была обычным живым человеком? И сейчас просто скучает по теплу? Если спросить ее об этом, то ответит ли она или, как обычно, бросит какое-то ехидное замечание? Решив, что сейчас у него и так настроение хуже некуда и ехидные насмешки духа вряд ли его улучшат, мужчина молча прошел к костру, собираясь заварить остатки кофе из того запаса, который они взяли с собой с Риа и берегли, стараясь растянуть до последнего. Высыпая остатки кофе в закипевшую воду, он ворчал, не переставая:

– Что за дурацкий мир, в котором нет кофе? Придумали бы уже что-нибудь похожее.

– Не ворчи, – раздался вдруг голос Рина, вышедшего на поляну. Оборотень выглядел немного помятым, но по крайне мере живым и невредимым. Обойдя лежащего вампира, он подошел к костру и присел рядом с Крисом, метнув быстрый взгляд туда, где лежал раненый.

– Выглядишь лучше, – сказал Крис, отдавая Рину уже наполненную кружку и доставая себе другую.

– Этот… – оборотень махнул головой в сторону гостя, – приходил в себя?

– Нет пока, – Крис отпил кофе и блаженно закрыл глаза. – Кассандра думает, что к полудню он очнется.

– Эти твари всегда быстро восстанавливаются, – проворчал Рин, продолжая поглядывать на лежащего. – Надо было оставить его там, где был. Если бы я знал, кем он является, ни за что не стал бы снимать это кольцо.

– Ну что теперь-то думать об этом? – Крис пожал плечами.

– Ты же не собираешься сидеть тут и ждать, когда он очнется?

– Мне бы не хотелось этого делать, – Кристиан посмотрел на Кассандру. – Ты что думаешь?

– Ждать ли нам, когда он очнется? – спросила дух, перехватывая взгляд парня. – С одной стороны, конечно, хотелось бы узнать, что с ним произошло, но…

– Но…

– Только не говори мне, что Кассандра решила дождаться, когда он очухается, – недовольно заметил Рин, понимая, что его спутники, а особенно дух книги, очень интересуются этим вампиром и хотели бы его основательно расспросить. – А наши поиски?

– Я ничего не забыл, Рин, – отрезал Кристиан, возмущенный тем, что друг усомнился в том, что для него важнее: странный и загадочный вампир или любимая девушка. – Лучше скажи мне вот что: ты ночью, пока гулял в лесу, связь держал?

– Нет, – опустил покаянно голову оборотень. – Сейчас возобновлю. Крис, сам понимаешь, что в зверином облике не до связи, которую, к тому же, может поддерживать только человек.

– Давай проверяй, пока сидим еще здесь, – Крис пнул головешку от костра. – И так задержались.

Рин понимал, что он виноват в том, что так позорно сорвавшись, невольно замедлил их продвижение, а также потерял прочную, налаженную связь с девушкой. Теперь нужно будет снова настраиваться на ее поиски. Поэтому, быстро опустошив кружку, он закрыл глаза и призвал свою связь с амулетом души. Нащупав небольшую ниточку, ведущую ко второй половине амулета, он вдруг нахмурился, пытаясь разобраться, что не так. Через пару мгновений он открыл глаза и пораженный тем, что узнал, уставился на друга:

– Крис, Леля перемещается!

– Что ты имеешь в виду? – Кристиан резко вскочил с места, расплескав кофе.

– То и имею… – Рин снова прикрыл глаза и, убедившись, что его предположения верны, добавил. – Она сейчас идет куда-то. Причем направление движения прямо в нашу сторону. Скорость перемещения незначительная.

– Но это значит, что она на свободе? – удивленно спросил Крис, недоуменно переводя взгляд с оборотня на Кассандру, которая, услышав о том, что Леля уже не находится в каком-то определенном месте, возбужденно летала возле них, собираясь что-то сказать.

– Это одна из версий, – наконец выдала дух, – Или она сам идет, или ее куда-то везут.

– Тогда вы знаете, что это значит для нас – решительно произнес Крис, затаптывая костер. – Нам нужно срочно ехать к ней навстречу. Неважно, почему она сейчас перемещается, нам нужно догнать ее срочно.

– Но что тогда делать с вампиром? – спросила Кассандра, кивая в сторону раненого.

– Оставим как есть. Все, что мы могли сделать для него – мы сделали. Вряд ли за пару часов, пока он здесь лежит, что-то может с ним произойти плохое. А если произойдет – значит, судьба у него такая, и мы зря его спасали, – Кристиан посмотрел на обоих своих друзей, давая понять, что его решение окончательное и не изменится. – К тому же если выбирать между ним и спасением Лели, то мой выбор будет однозначен.

Рин, выслушав тираду друга, только одобрительно сверкнул глазами. Кассандра внимательно посмотрела на упрямо поджавшего губы Кристиана и согласно кивнула, признавая его правоту:

– У меня будет только одна просьба, Крис.

– Какая? – удивленно спросил Кристиан, попутно занимаясь сбором вещей.

– Надо забрать его артефакт с собой.

– Зачем? – мужчина даже остановился на миг, с недоумением глядя на Кассандру.

– Хочу исследовать. Точнее хочу показать Дамиану этот интересный артефактик. Он должен в нем разобраться, – Кассандра на миг замолчала. – Хоть что-то мы из этой загадочной Фаленсии исследуем, раз уж поговорить с ее жителем не представляется возможным.

– Но ты же знаешь, что я не смогу его даже взять, не то что довезти?

– Оборотень сможет.

– Не думаю, что Рин согласится это делать… – протянул Кристиан.

– На что я не соглашусь? – Рин подошёл к другу, держа в руках поводья их лошадей.

– Кассандра хочет, чтобы мы забрали артефакт, который ты вчера снимал с вампира.

– Зачем? – Рина даже перекосило, когда он представил, что опять будет держать в руках вещь, принадлежащую заклятому врагу.

– Кассандра хочет, чтобы Дамиан изучил этот артефакт, – Кристиан вздохнул, устав быть переводчиком между духом и оборотнем.

– А ты тоже хочешь, чтобы я его взял? – Рин смотрел вопросительно.

– Думаю, что Кассандра права, – наконец сказал Кристиан, кивая оборотню. – Ему точно эта вещица не нужна. А мы можем узнать хоть что-то о фаленсийцах. Сам понимаешь, я не могу его даже в руки взять, а ты сможешь это сделать.

– Ладно, – после некоторого раздумья согласился Рин. – Только потому, что ты просишь. И потому, что я Дамиана уважаю.

– Ну и отлично, – хлопнул по плечу друга Кристиан. – Посмотри, оно там, где-то должно быть, возле нашего гостя.

Рин, скривившись, все же подошел к вампиру и внимательно осмотрел землю возле него. Через минуту поисков, он поднял матово блестевшее черное кольцо и снова скривился, но тем не менее убрал артефакт во внутренний карман куртки. После этого, оглядев еще раз их временный лагерь, Рин вскочил на коня, двинувшись за Кристианом, который уже ожидал его на краю поляны.

– Показывай, куда нам ехать, – нетерпеливо выпалил парень, обращаясь к оборотню и наблюдая, как Кассандра исчезает в его сумке, в которой лежала книга.

– В сторону солнца, – Рин на мгновение прикрыл глаза. – Надо торопиться.

Глава 8, в которой происходят невероятные события, а история наших героинь делает крутой поворот.

Дамиан уже давно не спал. Можно сказать, что он после ночного путешествия на затерянную в мирах или фантазиях богов поляну вообще не ложился спать. Он до сих пор не понимал до конца, что было ночью. Реалистичный сон или реальность во сне? Но он помнил все ощущения, которые испытывал. И понимал, что он, будучи сильным и многое повидавшим в своей жизни магом, как оказалось, еще очень мало знал о мирах, богах и их возможностях. Он не понимал, что его настораживало во всей этой истории. Почему боги решили вмешаться в жизнь этих девушек? Еще тогда в кабинете Церсия, когда он увидел двух подруг, которые внезапно появились как будто ниоткуда, он задумался о том, что все это может значить. Да уж, появились ниоткуда. Мужчина понимал, что уже тогда было что-то, что не то чтобы насторожило его, но скорее заинтриговало. Как всякий человек, любящий загадки, он тогда представил, как будет разгадывать эту шараду, наслаждаясь каждым найденным ответом. Он сам не понимал тогда, почему одна из девушек заинтересовала его больше и так увлекла, что, в конце концов, он совсем потерял голову. Куда делся его холодный разум и сердце, за которые его в тайной службе называли Ледяным Дамианом? Он не знал точно, что будет делать со своей жизнью сейчас, но точно знал, что хочет, чтобы Лиля была с ним. И он был откровенен с ней сегодня, когда сказал об этом. Он действительно хотел этого. Но как вписать в его размеренную и отлаженную до минут жизнь Лилю? Имеет ли он право на ее любовь? Cможет ли он предложить ей будущее, в котором она будет счастлива? Он не был в этом уверен. И также знал, что не хочет отказываться от той деятельности, которой занимался последние несколько лет помимо ректорства в ОМУМ. Поймет ли Лиля его желания? Примет ли его таким, как есть? Но он знал, что без работы в тайной службе уже не будет счастлив. Зачем тогда ему дано столько силы и талантов, если не сможет реализоваться в той сфере, в какой хочет? Мужчина потер лицо, отвлекаясь от раздумий. Ладно, об этом можно подумать и потом. Сейчас вряд ли он что-то придумает. Возможно, решение придет само и чуть позже. Но в одном он был уверен – он не сможет отпустить Лилю и просто вычеркнуть из своей жизни. Уже не сможет. Если только она сама не захочет больше иметь с ним что-то общее. Но об этом думать сейчас категорически не хотелось.

Дамиан еще раз вздохнул, нахмурившись, и возвратился к мыслям об освобождении девушки. Прошло еще совсем мало времени, и вряд ли Кларисса что-то узнала, но, возможно, ему следует навестить ее сегодня. К тому же завтра выходил срок их договоренности с Кристианом по поводу встречи в таверне. Получилось ли у них с оборотнем доехать до Лели и освободить ее? Успели ли они? Все ли с ними в порядке? Если завтра они не объявятся, то сразу же после того, как он найдет Лилю, отправится на поиски Кристиана с Рином. Мужчина понимал, что вряд ли Лиля согласится спокойно вернутся к занятиям, если ее подруга не будет найдена. С одной стороны, он прекрасно понимал Лилю и ее мотивы, но какой-то внутренний голос настойчиво требовал отправить девушку обратно в университет, снабдив дополнительной защитой, чтобы она была в полной безопасности. А еще лучше в какое-нибудь убежище, о котором знает только он. Вздохнув, Дамиан улыбнулся, понимая, что вряд ли его любимая женщина согласится на это самоуправство с его стороны. Вспомнив Лилю и ее чудесные глаза, в которых он видел то, о чем шептало его сердце, мужчина почувствовал, как потеплело в груди, а на губах возникла мечтательная улыбка. Настроение сразу поднялось, и захотелось немедленно что-то предпринять. Решительно накинув куртку, Дамиан подумал, что хватит с него пустых раздумий и восторженных мечтаний юнца, которым впору появляться в ночное время. Пора действовать. И первым делом нужно спуститься в общий зал, чтобы позавтракать и написать сообщение Кристиану, если он с Рином все-таки вернется раньше него, а потом навестить баронессу.


***

Руины замка, еще недавно высившегося в горах и казавшегося таким неприступным и величественным, окрашивало светом восходящее солнце. Если бы Леля была сейчас здесь, то очень удивилась бы тому, что солнце, наконец-то, показалось в этих горах. Но насладиться этим зрелищем было некому. Почти некому. Среди развалин стоял какой-то человек и внимательно осматривал руины некогда большого и хорошо защищенного замка. Но вся эта защита просто слетела в один миг, стоило хозяину замка уйти в небытие. Мужчина откинул капюшон черного и длинного одеяния холеной аристократической рукой с блеснувшим на солнце темно-синим перстнем с гравировкой, повернувшись к дороге, по которой еще недавно ушли беглецы. Его темно-русые с проседью волосы сейчас трепал небольшой ветерок, а ярко-голубые глаза смотрели с ледяным спокойствием.

– Все вышло даже как-то интереснее, чем я ожидал, – мужчина поднял ладонь к лицу, внимательно рассматривая пальцы. – Тело довольно старое, но на первое время сойдет. А дальше я уже возьму то, которое планировал. Все-таки преданные слуги бывают полезны и после смерти.

Мужчина оторвался от рассматривания пальцев своей руки и поднял голову, наблюдая, как по дороге к замку поднимается несколько человек. Все они были одеты в простую и добротную одежду, выдававшую в них обычных сельских жителей. Они шли, что-то весело обсуждая между собой. Но, поднявшись на верхнюю часть дороги, внезапно остановились, с ужасом рассматривая руины замка. Мужчина наблюдал за ними, склонив голову набок. Отойдя от первого шока, селяне снова заговорили, обсуждая увиденное. Мужчина заметно скривился и медленно направился к ним, как будто проплывая над руинами. Люди, сначала не заметившие его, вдруг перестали галдеть, осознав, что к ним приближается их хозяин, которого они никогда не видели без накинутого на голову капюшона. Остановившись недалеко от сгруппировавшихся от страха селян, он стоял, спокойно и молчаливо рассматривая каждого. Слуги также без слов смотрели прямо на него, не решаясь заговорить. В какой-то момент глаза мужчины превратились в два ярко-алых полыхающих огня. Одна из служанок, увидевшая это, взвизгнула от страха, хватаясь за свою подружку. А мужчина вдруг улыбнулся, показывая два ряда острых и даже на вид опасных клыков, среди которых всего на миг мелькнул длинный раздвоенный язык. Этого мига оказалось достаточно, чтобы остальные слуги, закричав в ужасе, бросились вниз по дороге, прочь от разрушенного замка. Но мужчина вдруг резко вскинул руку, и беглецы тут же замерли, а затем и вовсе развернулись к бывшему хозяину и с совершенно стеклянными и пустыми взглядами направились в его сторону. А существо, которое теперь мало напоминало человека, довольно облизнулось раздвоенным языком и поманило пальцем с длинным когтем девушку, которая самая первая завизжала от страха и ужаса. Сжав ее горло своей когтистой лапой, существо наклонилось к голове девушки и медленно вдохнуло. Несчастная даже не дернулась, крепко зажатая в руках чудовища, и всего через пару мгновений бывший хозяин замка откинул от себя тело некогда молодой и полной сил девушки. Сейчас же это была какая-то высушенная мумия, одетая в платье горничной. Облизнувшись, монстр поманил к себе следующую жертву.


***


Леля внимательно рассматривала расстилающуюся перед ней черную завесу. Она даже на вид выглядела плотной и изредка глянцевито поблескивала, когда солнечные лучи вдруг попадали на ее поверхность.

– Монументальное сооружение, – присвистнула девушка, не решаясь подойти поближе, чтобы лучше рассмотреть черную стену, ровно отсекающую границы двух государств.

Стена действительно выглядела внушительно: сплошная черная завеса, теряющаяся где-то в вышине и простирающаяся, казалось, без конца и края в обе стороны. Самое удивительное было в том, что на расстоянии примерно десяти метров до стены была абсолютно голая и сухая земля. Не росла даже трава, не говоря уже о том, чтобы кто-то живой оказался вблизи искусственной границы.

– Что ты видишь, Бар? – спросила девушка, оглядываясь на своего спутника.

– Первичный зрительный анализ показывает, что структура довольно плотная, но ячеистая. Чтобы детальнее изучить, мне нужен образец.

– Ты думаешь, это рационально подойти к ней сейчас и выковырять оттуда кусок? – с иронией сказала Леля. – И получится ли этот кусок добыть?

– Сложный вопрос. Бар не уверен, что получится. Если структура исследуемого объекта энергетически заполнена по всей поверхности, то образец будет сложно взять на исследование.

– А если без образца?

– Только визуальный анализ, – робот направился медленными, но уверенными шагами в сторону стены. Леля, вздохнув, поняла, что вряд ли останется в стороне от происходящего, хотя ей и не особенно хотелось подходить к этой границе. Наблюдая, как андроид подошел практически вплотную к завесе и остановился, видимо рассматривая и сканируя ее, девушка сделала еще пару шагов и остановилась, не приближаясь вплотную. Сейчас, вблизи, она смогла рассмотреть и увидеть то, о чем говорил Бар. Стена действительно представляла из себя некую сеть с ровными шестиугольными ячейками. Приглядевшись, Леля даже подумала, что эти ячейки как будто слегка движутся, словно под порывом ветра. Оглянувшись на робота, она увидела, что он сосредоточенно рассматривает стену. Что он видел там? Наверное, ей это сложно понять. Все-таки она обычный человек, а не супер-механизм, который может видеть и замечать больше, чем люди. Посмотрев еще раз на стену, Леля даже на некоторое время залюбовалась четкой формой ее ячеек, и опять ей почудилось, что шестиугольники двигаются, но теперь ей казалось также, что она слышит какой-то шепот. Прислушавшись, она попыталась разобрать этот шепот. Внезапно весь мир как будто пропал, и все звуки разом исчезли, а остался только этот невнятный шепот, который с каждой секундой становился все отчетливее. Теперь она даже смогла разобрать нечто, похожее на то ли на песню, то ли на речитатив. Решив подойти поближе, чтобы попытаться разобрать слова, Леля двинулась в направлении завесы. Чем ближе она подходила, тем отчетливее звучали слова:

– Кровь от крови, кровью проход ты откроешь…

Отчетливо услышав фразу, девушка, упрямо не обращая внимания на слова, продолжала неотрывно вглядываться в стену, а потом протянула руку и коснулась завесы. Стена мягко поддалась, и вскоре рука девушки уже оказалась погруженной по локоть в черное марево. Леля заворожено продолжала смотреть на стену, неотвратимо погружаясь в нее. Внезапно что-то резко подхватило ее и оттащило от завесы. На удивление, рука девушки, которая практически уже была полностью погружена вглубь стены, вышла из стены легко, словно это был просто воздух, а не какая-то непонятная субстанция. Леля в полном недоумении, почти в прострации, как вырванный из небытия человек, перевела взгляд на крепко державшего ее Бара и потеряла сознание.


***


Лиля проснулась с ощущением абсолютного счастья. Сладко зевнув и потянувшись, она посмотрела на соседнюю подушку в поисках неучтенных герцогов, но никого, кроме нее, в кровати не находилось. Довольно вздохнув, девушка окинула быстрым взглядом спальню. Вдруг в этот раз Ивар решил спрятаться где-то еще. После всех последних событий, она бы не удивилась этому факту. Но мужчина, видимо, решил все же соблюдать приличия и перестать вламываться в ее комнату, пока она спит. Настроение поднялось до небывалой высоты. Одна. Ура! Девушка закрыла глаза, наслаждаясь блаженным покоем и удовольствием, которое ощущаешь, когда после пробуждения никуда не нужно спешить, никто не покушается на тебя, на твои желания и свободу. Вспомнив свои ночные желания, Лиля покраснела, хотя и чувствовала себя ужасно довольной. Можно сказать, что сегодня была самая незабываемая ночь в ее жизни. Сегодня она услышала признание от Дамиана и услышала то, что так давно хотела всем сердцем – мужчина не только любит ее, но и хочет, чтобы она была рядом. Разве могла она предполагать такое еще месяц или два назад? Даже странные слова Сальвеи не смогли испортить ее отличного настроения. Она точно знала, что совсем скоро они снова будут вместе. Теперь уже в реальности, а не только во сне. И тогда она расскажет ему о том, что ей поведала богиня, и вместе они поймут, что бы это могло значить. Хорошее настроение подкреплялось еще и тем, что ночью Дамиан, когда они были одни, рассказал ей о том, что Кристиан и Рин должны уже были добраться до ее любимой подруги. Зная Кристиана, она предполагала, что парень обязательно спасет Лелю, а значит, можно не переживать о том, что с ней и где она сейчас. Лиля почувствовала, что в ее жизни словно началась белая полоса. Осталось только решить вопросы с Иваром, чтобы он не питал пустых надежд, связанных с ее чувствами к нему, точнее их отсутствием. А для этого она должна быть во всеоружии. Решительно скатившись с кровати, девушка направилась в ванную. А затем она собиралась выбрать самое красивое платье из гардероба и серьезно поговорить с герцогом.


***


– Крис, мы уже близко, – воскликнул Рин, подстегивая коня. – Осталось совсем чуть-чуть.

– Мне кажется, что мы практически загнали лошадей, – с тревогой прокричал в ответ Кристиан, но при этом не сбавил темп.

– Еще нет, и надеюсь, не успеем этого сделать, – оборотень ласково потрепал по холке своего коня, который послушно, не сбавляя скорости, скакал, подчиняясь воле наездника. – Какие кони отличные попались. Столько времени мы их гоним, не давая отдыха.

– Смотри, какая-то возвышенность, – прокричал Кристиан и указал рукой на виднеющиеся впереди то ли холмы, то ли небольшие горы. – Можем туда заехать и осмотреть окрестности. Может быть, заметим Лелю оттуда.

– Да, вполне возможно, – Рин кивнул и направил коня следом за другом.


***


Леля пришла в себя довольно быстро и внезапно. Открыв глаза, она увидела лицо андроида, склонившегося над ней. Заметив, что она очнулась, робот аккуратно помог ей подняться. Взглянув вокруг и затем на себя, Леля увидела, что Бар держал ее на своих коленях, а сам сидел на пятачке голой земли недалеко от стены.

– Бар, что случилось? – девушка недоуменно посмотрела на андроида, пытаясь понять, почему она потеряла сознание.

– Леля потеряла сознание, соприкоснувшись с энергетическим объектом, – робот внимательно смотрел на нее, не делая попыток встать и ожидая, что девушка скажет.

– Не помню точно, что произошло, – Леля нахмурилась, пытаясь понять, что случилось с ней. – Помню только, что услышала шепот, а потом мне захотелось пройти на ту сторону.

– Леля собиралась пройти через объект?

– Сама не знаю.

Девушка поднялась с колен Бара и внимательно посмотрела на черную завесу. Сейчас она казалась самой обычной стеной, а не преградой, разделяющей мир на две части. Ничего необычного Леля больше не слышала и не чувствовала.

– Бар, а ты закончил анализировать стену?

– Не совсем, – робот тоже поднялся и теперь стоял рядом и, как и Леля, разглядывал артефакт. – Нет возможности полностью сделать анализ объекта. Не хватает исходных данных.

– Тогда думаю, что нам здесь больше делать нечего, – Леля перевела взгляд на андроида. – Мы хотели посмотреть на завесу – и посмотрели. На ту сторону я пока не собираюсь.

– Леля хотела пройти на другую сторону?

– Не то чтобы хотела, но было бы интересно узнать, что там. Но не сейчас. Сейчас мы с тобой должны дойти до ближайшего портала и найти моих друзей.

– Хорошо, Леля.


***


– Вот это да! – Кристиан порывисто вздохнул, останавливая уставшего жеребца на вершине холма. – Вот ты, оказывается, какая!

– Ты про что? – спросил оборотень, подъезжая и становясь рядом. Взглянув туда, куда смотрел друг, он и сам понял, что Крис имел в виду. Все простирающееся перед ними пространстве, по крайней мере большую его часть, занимала абсолютно черная и непроницаемая завеса, которая, казалось, отделяла землю от неба.

– Крис, Леля где-то совсем рядом.

Рин взглянул на друга и увидел, что тот напряженно вглядывается в какую-то точку около основания стены. Проследив за направлением его взгляда, Рин увидел девичью фигурку, которая стояла совсем недалеко от них и еще ближе от стены. Даже издалека он увидел, что это была Леля. Довольно улыбнувшись, Рин глубоко вздохнул, понимая, что их путешествие практически окончено. Но он не решился первым ехать к девушке, понимая, что это должен сделать его друг. Возможно, ему даже стоит подождать их здесь, чтобы не мешать влюбленным встретиться после долгой разлуки. Собираясь спешиться, он еще раз окинул взглядом девушку и только тут заметил, что к ней направляется какой-то мужчина. Этот незнакомец подошел к Леле, и было понятно, что они разговаривают между собой. Неужели Леля не одна, а с кем-то? Кинув быстрый взгляд на Кристиана, Рин понял, что тот, судя по нахмуренным бровям и недовольному выражению лица, тоже увидел мужчину, с которым была его девушка.

– Как думаешь, кто это?

– Не знаю, но очень надеюсь узнать в ближайшее время, – коротко и сухо ответил Кристиан и пришпорил коня. Рин понял, что его благородный порыв может подождать. Действительно, что это за мужчина, с которым путешествует Леля?


– Что думаешь, Бар? – Леля еще раз посмотрела на андроида. – Вернемся потом сюда?

– Бару интересно было бы изучить данный объект со всех сторон, – невозмутимо ответил робот. – Если Леля планирует побывать по ту сторону объекта, то Бар хотел бы быть там тоже.

– Хорошо, – рассмеялась девушка. – Сейчас у нас с тобой нет ни времени, ни ресурсов, чтобы исследовать стену. Да и к тому же я знаю человека, которому тоже было бы интересно здесь побывать и изучить ее.

– Леля хочет в следующий раз взять с собой этого человека?

– Возможно, это он нас возьмет, Бар, – Леля лукаво прищурилась. – Именно он нас возьмет, а не мы его.

Девушка еще раз решила подойти и посмотреть на стену поближе, чтобы, возможно, пообещать ей, что она вернется. Обязательно вернется сюда. Хотя это и было, наверное, какой-то глупостью, но ей казалось, что завеса тьмы живая. Подойдя ближе, она мягко провела ладонью вдоль стены, не касаясь ее поверхности. Она скорее почувствовала, чем увидела, что андроид тоже подошел и встал поблизости. Рядом с ним Леля даже осмелилась слегка дотронуться до этого странного явления. Как и в прошлый раз, ее пальцы беспрепятственно погрузились в черную глубину. Бар ничего не сказал, а только придвинулся еще ближе, чтобы, если что, снова ее подхватить. Но на этот раз все было и также, и по-другому: она не слышала звуков, и ничто не туманило ей разум. Погрузив ладонь еще глубже, она вдруг с удивлением осознала, что с другой стороны завесы ее руку обдувает легкий и теплый ветерок. Покрутив ладонью в разные стороны, она еще раз убедилась, что ей это не померещилось.

– Бар, моя рука сейчас на той стороне! – воскликнула девушка, ошеломленно глядя на андроида.

– Что Леля ощущает?

– Я чувствую теплый ветер, – она улыбалась, продолжая вертеть рукой. Но внезапно почувствовала, что ее ладонь крепко, но не больно, сжали чьи-то теплые пальцы.

– Ай, – воскликнула Леля, безуспешно пытаясь вырвать руку из захвата.

– Что произошло, Леля? – спросил андроид, хватая ее за другую руку.

– Меня кто-то держит на той стороне, – девушка снова попыталась вырваться, но ощутила, что теперь ее удерживает не одна рука, а две. Они крепко вцепились в ее руку и тянут в свою сторону. – Я не могу освободить руку.

В этот момент ее так резко дернули, что она не смогла удержаться и провалилась в стену, увлекая за собой Бара.


***


Кристиан снова пришпоривал коня, пытаясь как можно быстрее добраться до завесы, неотрывно глядя на то, как его девушка спокойно и весело разговаривает с каким-то мужчиной. А потом они и вовсе подошли к стене, разделяющей два государства мира Меренга, и теперь стояли рядом, что-то обсуждая. Они стояли слишком близко друг к другу! Это он уже видел очень отчетливо. Вначале Крис хотел окликнуть Лелю, чтобы дать ей понять, что это он, Кристиан, и что он, наконец-то, нашел ее. Но ревность душила его, и парень хотел добраться до этого непонятно откуда взявшегося мужчины и выяснить, кто он такой и что ему нужно от его любимой девушки. Крис видел, как Леля подошла ближе к стене и что-то говорила своему спутнику, но потом произошло неожиданное: сначала девушка как будто провалилась в черную завесу, а затем и стоящий рядом с ней мужчина тоже исчез в стене вслед за ней. Кристиан зло сжал губы, представляя, как он через десяток минут догонит их и вытрясет всю душу из этого незнакомца. Остановившись практически перед самой стеной, мужчина спрыгнул с коня и подбежал к тому месту, где еще совсем недавно стояла Леля, и шагнул к стене.


***


– Ивар, мне нужно с тобой серьезно поговорить, – Лиля решительно отодвинула тарелку с едва начатым завтраком и взглянула прямо в глаза сидевшему напротив нее герцогу. – Так больше продолжаться не может!

– Милая, я тоже думаю, что так больше продолжаться не может, – герцог прытко соскочил со своего места и подошел к девушке. – Я хотел отложить это на вечер, но, видимо, придется сделать это раньше.

– Ты понимаешь, что я хочу с тобой обсудить? – ошарашенно спросила Лиля, не веря, что Ивар, наконец-то, сам понял, что их отношения обречены, и она никогда не будет с ним.

– Догадываюсь, – ответил, весело улыбаясь, герцог и поцеловал ее руку. – Но может быть, все-таки мы с тобой сначала позавтракаем, а уже потом все обсудим?

Лиля все еще с недоумением смотрела на мужчину. Раньше он так не реагировал, когда она говорил про то, что никогда не будет с ним и не сможет ответить ему взаимностью. Девушка подозрительно смотрела на герцога, пытаясь понять, не затеял ли он какую-то очередную игру, в которой ей уготована не самая приятная роль? И что он там приготовил для нее на вечер, но хочет показать сейчас? Она надеялась, что мужчина не задумал чего-то экстраординарного, что может ей выйти боком или окончательно испортить отношения с ним. Как бы ни было еще хуже! Она переживет отсутствие хороших отношений с Иваром. Но ей остаётся только надеяться на то, что герцог не задумал чего-нибудь непристойного.

– Хорошо, Ивар, – наконец ответила Лиля, все еще внимательно и с подозрением глядя на довольно улыбающегося мужчину. – Давай позавтракаем.

– Вот и отлично! – Ивар еще раз поцеловал ее руку и, сияя улыбкой, быстро вернулся на свое место.

Завтракая, они молчали, изредка кидая друг на друга взгляды. Лиля все еще подозрительно посматривала на неторопливо поглощающего пищу мужчину, пытаясь понять, что же он все-таки задумал. В то, что он понимал, о чем она хотела с ним поговорить, абсолютно не верилось. Скорее, он что-то не так понял или решил, что она хочет поговорить с ним совсем не о том, чтобы он оставил ее в покое. Пока Лиля гадала, что задумал ее похититель, сам герцог пребывал в состоянии полного довольства. И теперь кидал многозначительные взгляды на сидящую перед ним девушку, выглядевшую этим утром как-то особенно привлекательно. Он наблюдал, как лучи солнца касаются ее волос, отчего при каждом повороте головы, казалось, что искорки пробегают по уложенным в простую, но изящную прическу, локонам. А ее глаза, в которые он мог смотреть бесконечно, напоминали ему темные омуты, манившие его своей загадочностью. Никогда он еще не встречал девушки, которая бы была так красива и так желанна. Он знал, что ее похищение было правильной идеей. Только так он мог оградить Лилю от влияния своего бывшего друга. На мгновение Ивар нахмурился, вспоминая, какие взгляды Лиля кидала на Дамиана, но он думал, что это все просто оттого, что она еще не была достаточно близко знакома с ним, Иваром. Но теперь, проведя вместе эти дни, девушка наверняка поняла, что он, герцог Ивар Клайтон, лучше Дамиана Блэкмора. Иначе просто и быть не могло! «А что, если это не так? – прокралась вдруг мыслишка, нашептывающая голосом бывшего друга. – Если она действительно любит Блэкмора? А тебя просто жалеет?» «Нет, не может быть!» – мужчина даже немного встряхнул головой, отгоняя эти мысли. «Блэкмор не доберется до нее! И она будет моей! – Ну конечно, ее дар – это нечто ценное. Как можно такое упустить?» – снова вопрошал противный внутренний голос. «Дело не только в даре!» – слишком запальчиво и быстро ответил сам себе Ивар, снова взглянув на девушку. Лиля уже закончила завтракать. Изредка отпивая маленькие глоточки чая, она терпеливо ожидала, когда ее сотрапезник тоже насытится.

– Ты готова? – неожиданно спросил герцог, откидывая салфетку с колен и вставая из-за стола.

– К чему? –настороженно спросила Лиля, надеясь, что не услышит про то, что она теперь не гостья, а пленница, которую сейчас препроводят в темницу или заставят делать что-то ужасное.

– Как к чему? – удивился Ивар. – К сюрпризу, конечно!


***


Дамиан как раз заканчивал писать записку для Кристиана, когда его потревожил управляющий таверны.

– Господин, простите.

Дамиан поднял глаза на нерешительно мнущегося возле его стола молодого парня:

– Вы что-то хотели?

– Да, – управляющий протянул господину ректору конверт, запечатанный по всем правилам конфиденциальных сообщений. – Вам просили передать, как только вы спуститесь вниз.

– Кто передал? – Дамиан не спешил брать в руки послание, ожидая ответа управляющего, одновременно сканируя послание на неприятные сюрпризы.

– Утром приходил посыльный от баронессы Штольской, – ответил управляющий, совсем еще молодой паренек, который не ожидал, что когда-нибудь в «Сущем мраке» появится посетитель, которому будут приходить послания от таких высоких господ. Да и к тому же, глядя сейчас на этого странного постояльца, Дерик думал о том, что этот господин будет пострашнее его дяди Кротуса, который будучи владельцем этой таверны, взял своего племянника на работу и периодически спускал с него три шкуры, когда думал, что родственник не справляется со своими обязанностями. И сейчас, глядя в холодные янтарно-желтые глаза странного постояльца, юноша думал, что при желании, этот господин может перетряхнуть его душу так, что даже Хозяйка Судеб потом не соберет останки.

– Хорошо, – улыбнулся Дамиан, спокойно глядя на молодого управляющего и без труда читая его мысли. – Спасибо!

– Был рад служить, – Дерик с явным вздохом облегчения отошел на свой пост недалеко от входа, раздумывая о том, почему он так переполошился и, возможно, все это ему привиделось и постоялец вполне нормален. Ну а то, что у него желтые глаза, в которых проскальзывают маленькие искорки – так это, наверное, ему привиделось после бессонной ночи.

Дамиан в это время торопливо распечатал конверт, стремясь поскорее узнать, что пожелала сообщить ему Кларисса. Прочитав послание, он негромко хмыкнул, а затем улыбнулся, осознав, что баронесса не только очень быстро узнала все нужные ему сведения, но и к тому же выследила, где он остановился. Ведь тогда, уходя из ее дома, он и сам не знал, где остановится на ночлег. Этот факт его не разозлил. Просто он прекрасно понимал, что осведомленность баронессы, конечно, внушает уважение, но не особо. Если бы он действительно хотел исчезнуть так, чтобы ни одна живая душа не знала, где он – он бы сделал это. И даже Кларисса со своими связями не смогла бы его отыскать. А так он еще раз убедился, что не зря обратился к своей давней знакомой. Мужчина на миг нахмурился, поскольку вспомнил про обещанную плату за помощь. К тому же баронесса в послании снова об этом намекнула и так, что вряд ли получится убедить ее отозвать свою просьбу. Да и не в его правилах отказываться от своего слова. Мужчина вздохнул, не представляя, как он объяснит Лиле эту просьбу Клариссы. Дамиан откинулся на скамье, раздумывая о том, каким образом объяснить любимой женщине необходимость знакомства с его бывшей подругой. Эта проблема ему казалась гораздо серьезнее, чем поиски какого-нибудь преступника. Он вздохнул, хмуро глядя на послание, одновременно проклиная извечное женское любопытство. Понимая, что отвертеться от просьбы вряд ли получится, Дамиан задумался. Или он выполняет обещание, или нет. Но тогда он не только лишается ценного источника информации в этом мире, но перестает сам себя уважать за проявленную слабость. Решив, что расскажет все Лиле начистоту, как только освободит ее, мужчина облегченно выдохнул, в душе понимая, что ведет себя весьма странно. Но никто до этого, за исключением пары близких людей, не вызывал у него такой боязни сделать что-то не так. Ему не было безразлично то, что подумает о нем Лиля. Как будет его воспринимать, будет ли принимать таким, как он есть, со всеми его недостатками и достоинствами. Осознав, что опять ведет себя, как зеленый юнец, влюбившийся первый раз в жизни, Дамиан усмехнулся, обзывая себя идиотом. Решительно отбросив эти мысли, он встал из-за стола и направился к стойке, за которой стоял тот самый паренек-управляющий.

– Дерик, передайте это послание молодому человеку, брюнету, которого зовут Кристиан Дерринт, – Дамиан протянул запечатанное послание управляющему. – Возможно, пока меня не будет, он появится здесь вместе с еще одним мужчиной и девушкой.

– Хорошо, господин, – кивнул парень, принимая послание и пряча его в недрах высокой стойки. – Вы съезжаете от нас?

– Пока нет, – отрицательно покачал головой Дамиан. – Возможно, сегодня я не вернусь, но комнату прошу оставить за мной еще на пару дней.

Дерик согласно кивнул головой, принимая от мужчины пару монет за комнату на ближайшие два дня. Уладив все дела в таверне, Дамиан направился к выходу, раздумывая на ходу, надо ли ему, на всякий случай, забрать с собой все свои вещи. Но прикинув, что в его сумке нет ничего, чтобы могло бы ему срочно понадобиться, он решил не обременять себя ненужным грузом. Все что ему могло понадобиться в ближайшее время, находилось при нем. В том числе и Лилины амулеты. Другие вещи были не так важны сейчас и могли только помешать в ближайшей операции. Выйдя на улицу, мужчина вдохнул свежий утренний воздух и задумался, выстраивая в голове план освобождения девушки. Продолжая размышлять, он направился в торговые кварталы, собираясь зайти еще кое-куда по дороге, прежде чем отправиться по указанному в записке Клариссы адресу.


***


Кристиан в недоумении остановился, когда его руки уткнулись в плотную черную преграду. Спустя мгновение, недоумение сменилось злостью, и мужчина принялся со всей силы стучать по завесе, пытаясь найти проход, в котором не так давно исчезла Леля. Но стена по-прежнему выглядела как монолит, не поддающийся никакому воздействию. Кристиан со злости сформировал черный шар из магии и кинул в завесу, пытаясь сделать хоть что-то, чтобы проклятая граница пропустила его так же, как недавно пропустила девушку и ее неизвестного спутника. Но завеса лишь впитала шар магии, на мгновение слегка колыхнувшись и даже как будто облизнувшись от удовольствия. Кристиан, не обращая внимания на этот, продолжал зло кидаться магическими зарядами, не останавливаясь ни на миг.

Рин, подъехавший в это время к нему, молча стоял, не зная, что сказать другу, который снова потерял свою любимую девушку, когда она была уже так близко. Через несколько минут Кристиан, тяжело дыша, опустил руки, с ненавистью глядя на черную границу.

– Крис, – несмело позвал друга Рин, остерегаясь подходить ближе.

– Не понимаю, – вдруг зло выдохнул парень, поворачиваясь к оборотню и обжигая того яростью, полыхавшей в его глазах. – Не понимаю, почему она не пропускает меня, а Лелю пропустила.

– Возможно, существует какое-то объяснение этому факту, – сказала вдруг Кассандра, проявляясь в воздухе и подлетая к стене. – Что-то, чего мы не знаем.

– Какое объяснение? – сорвался на крик Кристиан, повернувшись к друзьям с перекошенным от ярости лицом. – Какое объяснение? Когда моя девушка прямо на моих глазах с каким-то хлыщом легко перешла на ту сторону, а я даже не могу пробиться туда!

– Криком ты вряд ли что-то решишь! – дух книги тоже повысила голос в ответ на тираду взбешенного парня. – И так понятно, что эта завеса не простая и пропускает не всех. И почему они прошли, а ты – не можешь, нужно выяснить.

Кристиан ничего не ответил, а только, резко повернувшись спиной к спутникам, снова зло запустил в стену большой заряд своей магии, а потом внезапно сник и, сгорбившись, устало сел прямо на голую землю.

– Крис? – после продолжительной паузы нерешительно позвал Рин, но друг не ответил, продолжая сидеть с опущенной головой. – Может быть нам стоит подождать? Вдруг они вернутся обратно?

– Вполне резонное предложение, – вдруг согласилась Кассандра, подлетая ближе к сидящему парню. – Согласна с оборотнем. Нужно подождать.

– Думаешь, это что-то даст? – глухо спросил Кристиан, по-прежнему не оборачиваясь к друзьям. Поскольку было непонятно, на чье предложение он ответил, то оба его спутника, обрадованные, что парень отозвался, (а Рин, не подозревая, что говорит одновременно с Кассандрой), наперебой принялись доказывать правильность такого решения.

– Так, стоп, – Кристиан резко остановил поток слов, льющийся с двух сторон сразу, и повернулся к друзьям с хмурым лицом. – По очереди говорите, а то ничего не понятно.

– Уступаю право первого слова даме, – Рин шутливо поклонился в пустоту перед собой и замер, сложив руки на груди и не отрывая пристального взгляда от застывшего лица друга.

– Не думаю, что мы сильно разойдемся во мнении с оборотнем, – Кассандра подлетела ближе к Крису. – Он прав. Надо подождать здесь. Возможно, что они вернутся через какое-то время.

Кристиан никак не прокомментировал ее высказывание, но выслушав, повернул голову к Рину и вопросительно уставился на него.

– Ждем здесь пока, – ответил оборотень на молчаливый вопрос друга. – Если они не вернутся в ближайшие несколько часов, то предлагаю отправиться в Лендек, найти Дамиана и рассказать ему все, как было.

– Согласна, – дух книги кинула одобрительный взгляд на оборотня.

– Дамиан – не панацея от всех бед, – покачал головой Кристиан. – Но с тем, чтобы подождать их возвращения здесь, я согласен.

– Не панацея, – согласился Рин. – Но у него гораздо больше возможностей, чем у нас, и знает он явно больше, чем мы, про то, что находится за ней, – закончив фразу, оборотень махнул головой в сторону черной завесы.

– На редкость умный оборотень, – Кассандра усмехнулась, одобрительно глядя на Рина. – Подписываюсь под каждым словом. Жаль, что я не живая. Я бы его соблазнила. Точно бы не удержалась.

– Не сомневаюсь, – на какое-то время лицо Кристиана перестало напоминать ледяную маску, хотя он и продолжал еще хмуриться. – Он бы не устоял перед твоим обаянием.

– Что говорит Кассандра? – спросил Рин, заметив, что друг приободрился. Даже как будто появился намек на улыбку.

– Говорит, что оценила твой ум и.. все остальное. И будь она жива, то непременно бы закрутила с тобой, – Крис даже улыбнулся, глядя на смущенное лицо друга.

– Это…, наверное,… спасибо, – пробормотал Рин, к счастью не слыша, как весело хохочет Кассандра.

– Хорошо, вы правы, – Кристиан окинул взглядом друзей. – Ждем здесь до завтрашнего утра. Если Леля к этому времени не появится, тогда возвращаемся в Лендек.

– Отличное решение, – Кассандра чуть подпрыгнула и, крутанувшись на месте, выпалила:

– Я, пожалуй, слетаю на разведку вдоль этой стены. Хочу подробнее ее рассмотреть.

– Только будь аккуратнее, – Крис нахмурился, но тем не менее не видел повода запретить бесплотному духу осмотреть вблизи темную границу. – Мы будем здесь.


***


Лесскиан очнулся внезапно. Открыв глаза, он пытался понять, где находится и почему перед глазами качаются верхушки деревьев, а он сам лежит на чем-то прохладном и твердом. Попытавшись повернуться и осмотреться, вампир невольно заскрежетал зубами от боли, пронзившей голову и шею. Дождавшись, когда перед глазами перестанут крутиться черные точки, мужчина попробовал осмотреться еще раз и с удивлением понял, что находится в лесу и прямо сейчас лежит на какой-то поляне, где, судя по остаточным запахам, еще несколько часов назад был разбит лагерь. Сжав зубы, он попытался приподняться и встать. Получалось плохо. Тело словно задеревенело, и мышцы совсем не слушались, да и голова не переставала кружиться от напряжения, заставляя судорожно переводить дыхание. Кое-как, наконец, встав и пытаясь не упасть позорно обратно на траву, Лесскиан втянул пару раз глубоко воздух, пытаясь и прийти в себя, и уловить все оставшиеся запахи, которые могли бы подсказать, как он здесь оказался. Совсем на грани восприятия прослеживались запахи двух живых существ, одно из которых пахло гораздо сильнее и более неприятно, вызывая какие-то смутные ассоциации и воспоминания. Отвратительное состояние организма и практически опустошенный резерв вызывали недоумение, и вампир открыл глаза, чтобы оглядеться. Бросив взгляд на свою грудь, он с удивлением отметил отвратительное состояние своего походного камзола, который превратился практически в лохмотья и к тому же был полностью испачкан засохшей кровью. Его кровью. Нахмурившись, мужчина попытался вспомнить, что с ним случилось. Одно резкое движение и голова как будто взорвалась от воспоминаний, связанных с нападением на их отряд ордена отступников, последующей кровавой бойней и собственной смертью. Смертью? Но он жив, хотя воспоминания подсказывали, что его убили. Тело и мозг помнили, как получали смертельные ранения. Мысли бились в голове, заставляя вспоминать яркими картинами все, что случилось с ним после того, как они попали в засаду недалеко от Завесы Тьмы. В отрывочных воспоминаниях, которые вспыхивали сейчас в голове мужчины, он снова видел, как внезапно падает со своего коня пронзенный несколькими стрелами его друг и соратник Беат, а он сам с удивлением смотрит на собственную грудь, из которой торчит кончик стрелы. Следующее воспоминание: он, не обращая внимания на ранение, слетает с коня и выхватывает клинки, одновременно активируя магию; клинки со свистом рассекают воздух, и вот уже две головы отступников летят отдельно от тела, а Лесскиан беглым взглядом осматривает то, что происходит вокруг. Его отряд, не ожидавший внезапного нападения, тем не менее быстро сориентировался, и сейчас бойцы отчаянно рубились с нападавшими, которые значительно превосходили их числом. Лесскиану хватило беглого взгляда, чтобы понять, что многие из его отряда уже никогда не встанут. Даже он сам, несмотря на опыт, выносливость и магию, чувствовал, как стремительно уходят силы, а отступники нападали все яростнее. Казалось, что их число постоянно растет. И вот уже от его отряда, состоявшего всего из десяти преданных соратников, осталось только двое. Но и они, было заметно, сражались на последнем дыхании. В каждом из его людей торчали по несколько черных, блестящих стрел. Кинув быстрый взгляд на свою грудь, мужчина понял, что стрелы, которыми их внезапно обстреляли содержали заклинание «Тихая смерть». Это было очень плохо, поскольку означало, что в ордене, помимо простых, лишенных магии демонов и вампиров, появился кто-то из Первого Круга Теней. Но сейчас думать об этом было некогда. Помимо использования своих клинков, чтобы сократить количество нападающих, мужчина пытался активировать защиту, но что-то не давало в полной мере использовать магию и даже как будто выкачивало энергию резерва бешеным потоком. Зло выругавшись, Лесскиан несколькими быстрыми и отточенными движениями убил тех отступников, которые окружали его и, используя временную передышку, собрал оставшиеся магические силы резерва, чтобы выдохнуть смертельное заклинание. Перед тем как упасть, он только успел увидеть, как падает от нанесенной смертельной раны Рипар, державшийся до последнего, а от него самого расходится мерцающая черными переливами круговая волна последнего заклинания, в которое он вложил все силы, что у него оставались. «Черная Бездна» расходилась аккуратным и точным кругом от источника, еле державшегося на ногах вампира, лишая жизни всех, кто попадался на ее пути. Дойдя до края усеянной свежими трупами поляны, смертельное заклинание словно растворилось, а вампир, вызвавший его, мгновенно рухнул на землю.

Лесскиан мучительно застонал, потому что только что опять пережил весь бой с отступниками и боль от нанесенных ему ран и смерти друзей. Отдышавшись и кое-как совладав с собой и приступами слабости, мужчина глубоко втянул воздух, ощутив посторонний запах, похожий на тот, который все еще отслеживался в воздухе лагеря. Лесскиан уже догадался, что какие-то люди вытащили его с той поляны и спасли. Осмотрев беглым взглядом лагерь путников, он заметил, что недалеко от него, на самом краю вытоптанной земли, лежит какая-то бесформенная коричневая масса. Морщась от боли во всем теле, он направился в сторону вещи, чтобы посмотреть, что это. Бесформенная масса оказалась мужской курткой, которую ее хозяин бросил на месте лагеря, потому что она была безнадежно испорчена кровью. Его, Лесскиана, кровью. Значит, его выводы верны. Кто-то его принес на себе в этот лагерь, но тем не менее оставил здесь, не дождавшись, когда спасенный очнется и поблагодарит за помощь. Бескорыстный спаситель? Лесскиан усмехнулся. В бескорыстие людей он давно уже не верил. Вдохнув запах, исходивший от куртки, вампир убедился, что это именно человек, а не вампир или демон. Оставалось решить: надо ли найти спасителя и поблагодарить? По запаху он мог легко найти бывшего владельца этой куртки, но понимал, что сейчас, когда он совершенно без сил, он просто не сможет догнать этого человека, поскольку тот явно передвигается верхом. А значит, благодарность откладывается до возможной встречи когда-нибудь в будущем, что, конечно, маловероятно. Но Лесскиан не стал беспокоиться на этот счет. Если бы человеку, спасшему его, действительно была нужна его благодарность, он бы не уехал и обязательно дождался, когда вампир придет в себя, чтобы предъявить ему потом какие-то требования в счет оплаты за спасение. А вот то, что он должен как можно быстрее вернуться домой и все обсудить с Советом и другом отца про нападение – это бесспорно. И это нужно было сделать как можно быстрее. Если предатели уже пробрались в Первый Круг Теней, это значит, что орден – уже не просто группа предателей, которые желают переворота и свержения законных правителей, а нечто гораздо более серьезное. И опасность может угрожать любому, а особенно тем, кого он любит. Если пытались напасть на него и убить, значит, Лесскиан кому-то явно мешает. И поэтому сам собой напрашивается вывод: ради того, чтобы убрать его с дороги, могут навредить и Сеттиану, и Люсии. Люсия! Это имя вызвало в груди теплоту и радость, и Лесскиан привычным жестом коснулся левой руки, где носил ее подарок к помолвке. Но пальцы не ощутили кольца. Осознав потерю, мужчина зарычал, отчего выступающие верхние резцы, казалось, еще больше удлинились. Вот тебе и бескорыстный спаситель! Мужчина зло выдохнул, понимая, что он обязательно вернет кольцо, даже если ему придется перетрясти все города Мирдаила. А пока он должен вернуться домой, чтобы сообщить Совету и нэру Товасу, что предатели забрались слишком высоко. А потом он найдет своего спасителя и объяснит тому, как он был неправ и недальновиден, обкрадывая вампира второго рода Таллейн.

Глава 9. Разоблачительно-обличительная, с включениями счастливых и радостных мгновений жизни.


Лиля смотрела на Ивара, стоявшего рядом в ожидании ее согласия. Девушка в нерешительности застыла посреди столовой, не торопясь исполнить пожелание мужчины и одновременно боясь того, что он хочет ей показать. Она все еще ему не доверяла.

– Ну же, Лиля, поверь мне, – герцог тепло улыбнулся. – Идем скорее.

– Хорошо, – девушка вздохнула и, решившись, позволила Ивару взять ее под руку и повести к выходу из столовой. – Могу я узнать, что ты хочешь мне показать, и куда мы идем?

– Конечно, дорогая, – Ивар благодушно улыбался. – Я, конечно, хотел, чтобы это стало сюрпризом, но думаю, что могу немного открыть тебе завесу тайны, пока мы идем.

Выйдя из столовой, они стали подниматься по лестнице.

– Ты хочешь показать мне что-то в доме? – спросила Лиля, пытливо взглянув на спутника.

– Да, – коротко ответил Ивар, довольно улыбаясь.

Когда они поднялись на третий этаж, герцог повел Лилю по коридору вдоль вереницы портретов, висевших на обеих стенах.

– Кто изображен на этих портретах? – полюбопытствовала девушка, разглядывая изображения очевидно важных персон.

– Бывшие хозяева этого имения, – герцог пренебрежительно махнул рукой, продолжая вести Лилю дальше по коридору.

– А как получилось, что теперь ты здесь живешь, если раньше здесь жили другие люди? – полюбопытствовала Лиля. – Ты купил этот дом? Но почему они его продали?

– Долги, дорогая моя, еще никого до добра не доводили, – герцог усмехнулся. – Последний отпрыск когда-то очень богатой семьи, будучи азартным игроком, промотал все доставшееся ему состояние, и я купил это имение вместе с землей за довольно смешную цену.

– Но как же он мог продать свой родовой дом? – недоуменно спросила Лиля. – Ведь он вырос в нем, и в нем жили многие поколения его предков. Неужели все было настолько плохо, и он не мог продать что-то другое, чтобы покрыть расходы?

– Не знаю, – Ивар пожал плечами. – Да мне и все равно, почему наследник это сделал. Мне даже лучше – меньше заплатил за такую собственность.

Слушая Ивара, Лиля упрямо и неодобрительно поджала губы, но промолчала, понимая, что в чем-то герцог прав. Никто ведь не заставлял бывшего владельца потакать своим порокам и просаживать свою собственность в азартные игры.

– Мы пришли, – Ивар внезапно остановился перед красивой резной дверью. Плавно нажав на ручку двери, он улыбнулся: – Прошу вас, прекрасная леди.

Открыв дверь, герцог жестом пригласил Лилю войти и посмотреть на сюрприз. Сюрпризом оказались просторные покои, состоящие из двух больших комнат. В первой комнате, обустроенной под гостиную, размещался камин, диван с кучей разноцветных и уютных подушечек, белый пушистый ковер, большой книжный шкаф и письменный стол, поэтому она больше напоминала кабинет. Вторая комната оказалась спальней, и она была гораздо больше той, в которой Лиля ночевала последние несколько дней. Да и расцветка гостиной и спальни была самая приятная, и после кричаще-розового безобразия, девушка словно попала в сказку. Покои ей очень понравились. Здесь было невероятно уютно.

– Нравится? – спросил Ивар, довольно улыбаясь, так как заметил явный восторг и удовольствие девушки от увиденного. – Посмотри, какая здесь ванная.

Герцог открыл одну из двух дверей, которые размещались в гостиной, помимо входной двери, и жестом фокусника пригласил Лилю осмотреть ванную комнату. Она оказалась действительно потрясающей. Гораздо больше, чем ее нынешняя ванная комната. К тому же, здесь была не просто ванна, а, кажется, целый бассейн, в который могли спокойно уместиться два-три человека. По краям бортиков располагалась целая шеренга различных косметических средств и лежала горка пушистых полотенец.

– Это потрясающе, Ивар, – неподдельно восхитилась Лиля. И гостиная, и спальня, а особенно ванная комната, ей невероятно понравились.

– Теперь это твои покои, – довольно улыбаясь, произнес герцог

– Почему? – Лиля недоуменно улыбнулась, не понимая, почему мужчина решил переселить ее из той тошнотворно-розовой комнаты в эти шикарные покои.

– Тебе же не нравилась та комната или я неправ?

– Да, совсем не нравилась, – Лиля кивнула. – Но эта выше всяких похвал. Спасибо.

– Я знал, что тебе понравится. Можешь располагаться.

– Хорошо, – девушка улыбнулась, осознав, что герцог может все-таки быть хорошим, но тут ее внимание привлекла еще одна дверь, которая располагалась в гостиной.

– Ивар, а эта дверь куда ведет?

– В мои покои, конечно, – мужчина довольно улыбнулся. – Это – покои хозяйки дома, и они смежные с моими, поскольку хозяин дома – это я.

Настроение Лили, поднятое приятным сюрпризом, стремительно скатилось вниз.

– Извини, Ивар, но лучше я останусь в противной розовой комнате.

Улыбка с губ герцога медленно сползла, а глаза заледенели и превратились в две узкие щелочки. Еле сдерживая бешенство, мужчина процедил:

– Почему ты отказываешься?

– А разве непонятно? – Лиля сложила непримиримо руки на груди и с вызовом посмотрела на мужчину, стараясь не показывать своего страха перед ним. – Я не хочу здесь находиться. Лучше я останусь там, где до этого жила.

– То есть ты мне отказываешь? – прошипел герцог, придвигаясь ближе к девушке и нависая над ней.

– А я и не давала никогда тебе никакого согласия, – Лиля смело смотрела в сверкающие от гнева глаза. – Ивар, я уже тебе говорила и повторю сейчас, что никогда не соглашусь на отношения с тобой. Ничего не изменилось.

– Это твое окончательное решение? – процедил герцог, не отрывая от нее взгляда.

Лиля только кивнула и отступила на несколько шагов назад, настороженно наблюдая за мужчиной.

– Ну что же, я хотел, как лучше, но, видимо, придется сделать, как проще, – глаза мужчины вспыхнули ярко-зеленым, а Лиля вдруг почувствовала, как невидимая сила, спеленав ее, потащила по направлению к герцогу. В его глазах промелькнуло что-то вроде торжества победителя, когда обездвиженная девушка оказалась рядом с ним. Ивар обнял Лилю за талию, придвигая ближе к себе и, продолжая удерживать одной рукой, второй коснулся ее волос и вынул шпильки, распуская волосы.

– Ну, что же ты теперь не сопротивляешься, милая? – его голос, казалось, сочился ядовитой нежностью, в которой любовь смешалась с ненавистью – Не можешь? Конечно, нет, – герцог рассмеялся. – Глупышка, не надо было кольцо принимать от меня. Сейчас ты ничего мне сделать не можешь, потому что на тебе часть моей магии, магии жизни, которая тебе неподвластна. Мало того, что я гораздо сильнее тебя, так я еще могу управлять этой магией, и не устану никогда, потому что могу бесконечно черпать силу из этого артефакта, – мужчина, закончив говорить, медленно наклонился к лицу девушки и, вздохнув, начал целовать, не обращая внимания то, что девушка не может ему ответить. Поцелуи герцога становились все более страстными, а руки в это время начали лихорадочно расстегивать платье, одновременно лаская тело девушки сквозь ткань. Лиля в этот момент могла думать только о том, что нужно как-то вырваться из этого состояния полной беспомощности. В голове было только одно: «Вырваться, надо вырваться и освободиться». Промелькнула мысль, что Ивар говорил что-то о кольце и магии, ей неподвластной. Но ведь кольцо – это артефакт Сальвеи, наполненный магией жизни, а значит, она, Лиля, может освободиться, использовав свои способности к магии жизни. Стараясь не отвлекаться на то, что мужские руки уже вовсю хозяйничают под платьем, поглаживая оголенную спину и бедра, Лиля закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться на своем сердце – сосредоточии магии жизни. Она понимала, что намного слабее и неопытнее Ивара, но она просто обязана использовать этот шанс, чтобы вырваться.

Погрузившись в себя, она ощутила кроме искр магии в своем сердце, пульсацию магии в сердце искусственном. Инстинктивно потянувшись к артефакту, Лиля почувствовала, как магия вливается в ее вены бурлящим потоком, окутывая плотным коконом и одним мощным толчком отбрасывая от нее мужчину. Ивар, несмотря на мощный и внезапный удар силы, тем не менее удержался на ногах и изумленно смотрел на стоявшую рядом девушку, которая судорожно поправляла платье, пытаясь прикрыть оголенное тело, с ненавистью глядя на герцога. Вокруг девушки образовался плотный изумрудно-золотой защитный магический купол.

– Не может быть! Но как? – Ивар ошеломленно смотрел на Лилю, пытаясь понять, что произошло. – Ты уже владеешь магией жизни?

– Как видишь, – процедила Лиля, напряженно наблюдая за мужчиной, взгляд которого из обескураженного и растерянного снова стал надменным и циничным.

– Это тебе не поможет. Я все равно сильнее, – герцог усмехнулся и вскинул руки, проговаривая какое-то заклинание. После небольшой паузы он снова повторил заклинание, но ничего не менялось. Лиля продолжала настороженно смотреть, втайне опасаясь, что защитный купол растает, и она вновь окажется в руках Ивара. Но мужчина вдруг выругался:

– Почему артефакт меня не слушает? Это я его владелец! Он должен был отдавать мне силу, но почему-то подчиняется тебе.

Лиля еле слышно вздохнула, понимая, что у нее еще есть время, и пока она остается в безопасности.

– Может быть, я ему больше нравлюсь? – злорадно ответила девушка, с удовлетворением наблюдая за яростью, которая появилось на лице герцога.

– Всегда знал, что эти эльфийские артефакты себе на уме, – процедил герцог.

– Эльфийские? – невольно переспросила Лиля. – Ты же говорил, что он твой.

– Конечно, мой, – зло усмехнулся мужчина. – После того как я его забрал у одного молодого и глупого эльфа, он стал моим.

– Молодого эльфа? – ахнула Лиля, которую осенила догадка о том, у кого мог герцог забрать такой артефакт. – Только не говори, что ты убил этого эльфа.

– Не говорю, – зло и цинично усмехаясь, ответил Ивар. – Он сам виноват. Передумал мне его отдавать и решил нарушить условия нашей сделки.

– Какой же ты… – Лиля презрительно смотрела на мужчину, вспоминая, что считала его когда-то вполне нормальным.

– Какой есть, – мужчина усмехнулся. – Ладно, мы отошли от сути нашего разговора. Не думай, что долго продержишься только на этом артефакте. Пока мы тут с тобой мило беседовали насчет моего характера и поступков, я уже успел придумать, как разобраться с твоей защитой, – злорадно произнес Ивар, с удовольствием наблюдая за тревогой, появившейся после этих слов на лице своей жертвы Герцог одним движением руки заставил защитное поле артефакта сначала прогнуться, а потом и вовсе исчезнуть. Лиля, таким образом, осталась без защиты и с осознанием полной катастрофы. Все еще довольно ухмыляясь, мужчина двинулся к девушке, и его намерения были написаны на лице крупными буквами. Лиля не знала, что ей делать теперь, когда осталась без защиты. Как назло, никакого подходящего решения не приходило в голову. Внезапно, словно в ответ на ее молчаливые мольбы, на все поместье и дом раздался усиленный магией голос, который она никогда не спутала бы ни с каким другим:

– Клайтон, выходи сам или я разнесу этот дом по камешку и все равно доберусь до тебя!


***


Леля, увлекаемая чьими-то сильными руками, и практически, как пробка из бутылки с игристым вином, выскочила из темной завесы и со всего размаха налетела на кого-то довольно крупного, повалилась вместе с ним на землю, образовав своеобразную кучу-малу. За ней тут же переместился и андроид, успевший вовремя сориентироваться и выпустить руку девушки, дабы не свалиться на нее, еще сильнее придавив того, кто лежал на земле, придавленный ошеломленной девушкой. Робот также первый успел и осмотреться, чтобы, если что-то не так, иметь возможность спасти Лелю, прикрыв собой. Но он увидел только лежащую на ком-то девушку, которая пыталась отдышаться и прийти в себя после неожиданного перемещения сквозь темную границу.

– С Лелей все в порядке? – Бар решил удостовериться, что девушка не пострадала, столкнувшись с нежданно появившимся человеком, который сейчас пытался издавать какие-то звуки, напоминающие стоны.

– Вроде да, – медленно проговорила Леля, пытаясь унять головокружение и поставить мир на место, чтобы он не плыл перед глазами, как карусель. – Сейчас, минутку, – она попыталась приподняться и сесть, но тут объект, на котором она располагалась все это время, сдавленно застонал и пришел в движение, а Леля, наконец-то опомнившись, изумленно уставилась в красивое мужское лицо и абсолютно черные глаза, в которых застыло выражение боли.

– Не могли бы вы слезть с меня? – сдавленно просипел незнакомец.

– А ты еще кто такой? – Леля чуть подпрыгнула от неожиданности, вызвав еще один стон и гримасу страдания на лице лежащего мужчины.

– Бар думает, что это именно он схватил Лелю за руку и вытянул на эту сторону, – андроид, как всегда спокойный и собранный, подошел к девушке и предложил руку, чтобы она могла подняться. Леля, все еще дезориентированная перемещением, тем не менее помощь приняла и, опираясь на робота, встала с лежащего мужчины. Отойдя от него чуть в сторону, настороженно наблюдала за тем, как незнакомец сначала сделал пару глубоких вздохов, а потом быстрым и довольно легким движением поднялся на ноги, также настороженно глядя на стоящую перед ним пару незнакомцев. Никто из них не торопился начинать разговор. Пока только все трое обменивались взаимными настороженными, но любопытными взглядами. Наконец, незнакомец решил первым нарушить молчание:

– Вы кто?

– Это вы кто? И зачем нас вытащили на эту сторону? – Леля, обладая довольно взрывным темпераментом решила действовать, как всегда, по принципу «Нападение – лучшая защита» и сейчас в упор смотрела на незнакомца, осознавая, что он – причина того, что они с Баром находятся сейчас в другом государстве за непроницаемой темной границей, и ее возвращение откладывается опять на неопределенный срок. Да и внимательное разглядывание незнакомца привело ее к неутешительному выводу: она столкнулась с тем, кто был похож, как две капли воды, на мужчину с иллюстрации книги о первом роде Баррейн. Даже сейчас, хотя мужчина был весь в пыли после падения, она видела и его длинные белоснежные волосы, забранные в простой хвост, и тонкие черты лица с абсолютно черными глазами.

– Простите, я был неучтив, что не представился первым, – мужчина вдруг галантно поклонился, одновременно попытавшись отряхнуть костюм от пыли. – Позвольте представиться, Сеттиан Таллейн, второй наследник второго рода Таллейн, – проговорив эту фразу, мужчина уставился на стоявшую перед ним парочку, ожидая, когда они назовут свои имена.

– Меня зовут Ольга Волкова, а это – Бар, – решила все-таки представиться Леля.

– Просто Бар? Без имени рода? – удивленно спросил Сеттиан, переводя взгляд на стоявшего рядом с девушкой мужчину и недоумевая, почему мужчина не представился сам и потом не представил свою спутницу, как полагалось бы любому уважающему себя мужчине.

– Просто Бар, – коротко и лаконично подтвердил андроид, без какого-либо чувства наблюдая за неожиданным собеседником.

– Бар – не совсем человек, – решила пояснить Леля, наблюдая за реакцией незнакомца. – Поэтому у него нет имени рода.

– Не совсем человек? – заинтригованно спросил Сеттиан, с любопытством рассматривая андроида. – Но я не чувствую, что он вампир, демон или оживший мертвец, – мужчина втянул запах и еще более удивленно посмотрел на робота. – Он вообще не имеет запаха. Что это за существо?

– Бар – механический человек, если можно так выразиться, – огорошила нового знакомого Леля.

– Но разве такие бывают? – глаза незнакомца теперь напоминали большие черные блюдца, и он растерянно переводил взгляд с андроида на девушку, подозревая, что его обманывают.

– Бывают, в других мирах, – усмехнулась Леля, глядя в ошарашенное лицо второго наследника.

– Так вы из другого мира?! Разве вы не из Меренги?

– Да, мы из других миров, – Леля выделила последнее слово, давая осмыслить эту информацию их новому знакомому.

– Вы тоже, Ольга, из другого мира? – недоверчиво спросил мужчина. – Но ваш запах…

– А что с моим запахом? – Леля на миг засмущалась, представляя, как она пахнет после того, как не мылась уже более суток, проведя к тому же некоторое время в тюрьме.

– Вы пахнете не только человеком, но и.. нет, не может быть, – мужчина покачал головой. – Этого просто не может быть.

– Чего не может быть? – недоуменно спросила Леля, пытаясь понять, что там бормочет загадочный незнакомец. – И почему вы говорите, что я пахну не только как человек? Я – самый настоящий, простой человек с магическими способностями. А пахну я сейчас ужасно, потому что некоторое время провела в тюрьме у сумасшедшего фанатика, а потом путешествовала пешком.

– В тюрьме? – переспросил удивленно Сеттиан. – Вы – преступники?

– Нет, – заговорил вдруг андроид, решивший, что пора вмешаться в диалог. – Мы – не преступники.

– Да, мы не преступники, – Леля согласно кивнула головой, с благодарностью смотря на робота. – Я была заложницей одного сумасшедшего, который шантажировал мою подругу и держал меня в заточении несколько дней. А Бар тоже сидел в тюрьме в качестве «подопытного кролика». Нам удалось сбежать недавно, – по мере того, как Леля рассказывала, у их неожиданного собеседника все больше округлялись глаза, и стало заметно, что это еще довольно молодой мужчина, скорее даже парень. Он так искренне недоумевал, что вывод напрашивался сам собой. Вряд ли взрослый мужчина стал бы общаться с незнакомцами, да и вытаскивать их ни с того, ни с сего через темную границу.

– Но если он – неживой человек, а вы, Ольга – человек, то как вы прошли через границу? – казалось, удивление просто разорвет его на мелкие части, если не будет удовлетворено.

– Но вы ведь сами нас затянули сюда! – воскликнула Леля,

– Но я думал, что это кто-то из наших балуется! – вдруг выкрикнул Сеттиан, одновременно запуская пальцы в чуть растрепавшуюся прическу. – Когда я увидел вашу руку, то подумал, что это кто– то из поместья решил устроить прятки за стеной, поэтому и потянул за руку.

– Ну, нормально вообще! – воскликнула возмущенно Леля, глядя на обескураженного парня. – То есть мы тут оказались по причине чьих-то игрищ?! И как нам теперь вернуться обратно?

– Но вы бы не прошли сквозь стену, если бы не было разрешение крови для вас, – парень, казалось, снова воспрянул духом и опять настороженно уставился на них. – Без разрешения крови никто не может пройти темную границу.

– Какое еще разрешение крови? – ворчливо проговорила Леля, недовольно поджав губы.

– Через темную границу может пройти только кровный житель, либо его потомок или гости, но только по разрешению крови. Тогда получается, что кто-то из вас связан кровью с жителями нашей страны, – Сеттиан после этого вывода уставился на Лелю. – Получается, что, если из вас двоих живая только вы, значит, потомок, Ольга, – это вы.

– Возможно, – Леля ворчливо согласилась, но решила, что не будет распространяться о себе более подробно. И правда, ведь мог кто-то из жителей Фаленсии где-то и когда-то чуть-чуть согрешить? Конечно, мог.

– Это, конечно, возможно, но… – Сеттиан запнулся, словно пытаясь что-то для себя осмыслить. – Но вот запах!

– Да хватит меня уже попрекать запахом! – взвилась Леля, сжав руки. – Хорошая ванна и свежая одежда, и я уже не буду так пахнуть!

– Да я совсем про другое…

– Вот и хватит уже! – Леля оборвала пытавшегося оправдаться парня. – Лучше скажите, как нам вернуться обратно!

– Ну, это же совсем просто! – парень удивленно посмотрел на парочку странных личностей. – Просто переходите и все.

– Так просто? – недоверчиво уточнила Леля, сузив глаза и внимательно глядя на нового знакомого. – И ничего больше не требуется?

– Нет! – Сеттиан покачал головой, подтверждая свои слова. – Если стена пропустила вас сюда, значит, и обратно вы легко пройдете.

– О! Замечательно! – Леля облегченно выдохнула. Она волновалась все это время, не представляя, как выбраться из Фаленсии обратно в Мирдаил. Но теперь, судя по словам их случайного знакомого, им достаточно просто также шагнуть сквозь завесу, и они окажутся снова там же, где и были до этого. Увидев, как девушка обрадовалась, Сеттиан подумал, что его случайные знакомые скорее всего захотят перейти на ту сторону прямо сейчас, а ему хотелось бы поподробнее узнать про девушку со странным запахом, отдаленно напоминающим запах дайали, а также и про ее странного неживого спутника. Молодой вампир еще никогда не встречал таких существ и даже не предполагал, что они могут существовать. Да и последние пару минут он усиленно думал о том, что Лесскиану тоже наверняка было бы интересно познакомиться с этой странной парочкой.

– Простите, что я, возможно, вмешиваюсь не в свое дело, но, как я понял, у вас нет ни вещей, ни лошадей, чтобы передвигаться дальше по вашему пути? – Сеттиан все-таки принял решение попробовать задержать новых знакомых.

– А что, сразу не видно, да? – язвительно поинтересовалась Леля.

– Может быть, вы тогда бы задержались немного у нас? Я живу тут совсем недалеко, – Сеттиан робко улыбнулся. – Приглашаю вас к себе погостить. Вы сможете отдохнуть, подкрепиться, а затем уже мы вам поможем с лошадьми и одеждой, чтобы вы смогли продолжить свой путь.

– Хорошее предложение, – Леля внимательно посмотрела на Сеттиана, интуитивно понимая, что парень не просто так зовет их погостить. И теперь надо решить, может ли что-то опасное ожидать их в гостях у вампира. Да, Леля отлично помнила, что второй род Таллейн представлял из себя, как, впрочем, и остальные благородные семейства в Фаленсии. Но отдохнуть и привести себя в порядок действительно было необходимо, как воздух. Да и новый знакомый прав, пытаясь сказать, что им требуется и средство передвижения, и отдых, и одежда, а ей еще и хороший душ или ванна, поскольку она и сама чувствует, что пахнет отвратительно. Но риск столкнуться в гостях с кем-то, кто может догадаться, кто она, как догадался в свое время Филлис, очень высок. И что тогда она будет делать в таком случае? Но, черт возьми, очень заманчивое предложение! А если всего лишь заехать на один денек? Вот их новый знакомый ее не узнал. Так что шанс есть, что и никто больше не узнает. Зато у них появятся и средства передвижения, и еда, и одежда. Так что можно будет гораздо быстрее добраться до ближайшего города и портала. А что если попросить этого вампира посодействовать отправке письма Кристиану? Так будет даже проще. Ведь магические сообщения везде находят адресата!

– Сеттиан, скажите, вы же маг и умеете отправлять сообщения магическим путем? – решила наудачу спросить Леля, понимая, что шанс, конечно, есть, но очень мал.

– Нет, к сожалению, я не маг, – отрицательно покачал головой вампир. – А вам нужен маг?

– Да… – Леля пыталась скрыть разочарование. – Я думала отправить сообщение магической почтой своим друзьям, чтобы они знали, где мы.

– Я, к сожалению, не маг, – Сеттиан развел руки. – Но у меня есть старший брат, а он очень сильный маг и мог бы вам точно помочь в этом.

– О, так это в корне меняет дело! – воскликнула Леля, для которой снова забрезжила надежда на скорую встречу с друзьями и Кристианом. – А ваш брат дома сейчас и сможет нам помочь?

– Думаю, что он не откажется сделать такую малость, – как-то неопределенно сказал Сеттиан. – Но сейчас он в отъезде, но должен буквально на днях вернуться. Так вы согласны погостить у нас?

Леля судорожно размышляла о том, стоит ли им цепляться за эту призрачную надежду. Действительно ли брат этого вампира захочет им помочь? И стоит ли им все же принимать приглашение от нового знакомого? Конечно, можно было отказаться и тут же вернуться сквозь завесу тьмы обратно на территорию Мирдаила, но как же хотелось оказаться в нормальных и комфортных условиях. А так, если они откажутся, то неизвестно, сколько им времени понадобится на то, чтобы добраться пешком по лесам до ближайшего города! Взглянув на Бара, Леля еще пару секунд поколебалась, но потом решила, что если что, то Бар все же сможет ее защитить, а значит, можно принять предложение нового знакомого и погостить пару дней. И, конечно, попробовать использовать шанс с магическим посланием, дождавшись, когда вернется путешествующий старший брат этого молоденького вампира. Ну, в крайнем случае, сбегут они с Баром при первой же опасности.

– Хорошо, я согласна, – Леля улыбнулась и посмотрела на довольного Сеттиана. – Бар, ты согласен?

– Бар сделает, как скажет Леля, – андроид, казалось, даже безразлично пожал плечами. Ему действительно было все равно, где собирать сведения о планете. К тому же сейчас у него в приоритете стояла задача по охране Лели.

– Ольга, он делает все, что вы скажете? – удивленно округлил глаза вампир, переводя взгляд с девушки на робота.

– Конечно, потому что он – мой защитник, – Леля весело хмыкнула. – И давайте, Сеттиан, перейдем на ты. И зовите меня Леля.

– Хорошо, Леля, – парень чуть смущенно улыбнулся. – Тогда и вы зовите меня Сеттом. Прошу вас, пойдемте. Наш дом совсем недалеко. И можно, я вам, то есть тебе, по дороге задам несколько вопросов?

– Конечно, задавай, – Леля подмигнула парню и, взяв под руку Бара, зашагала рядом с новым знакомым, думая о том, как легковерны бывают люди и нелюди. Никто же не поймет, если она чуть-чуть скажет неправду при разговоре?


***


Граф Ридерио Сторче с непередаваемым удовольствием смаковал прекрасный бренди после плотного, вкуснейшего обеда. Каждый глоток прекрасного напитка сначала попадал на кончик языка, а затем уже лился дальше, оставляя после себя восхитительное послевкусие с легкой ноткой терпкости. Очередной глоточек уже готов был пролиться в горло, согревая и дразня, но был безжалостно и внезапно, совершенно по-варварски разбрызган по дорогому киаровому ковру ручной работы. И все из-за того, что прямо перед графом, практически возле его длинного носа, внезапно раздался треск межмирного портала, из которого в то же мгновение вышел мужчина в длинном черном одеянии.

– Абесио! – граф, еле переведя дыхание после неудачного глотка, с неудовольствием сначала посмотрел на отвратительные пятна на белоснежном ковре, а потом уже перевел взгляд на пришедшего. – Между прочим, этому бренди более двадцати лет! Мог бы и поаккуратнее перемещаться!

– Извини, Ридерио! – гость холодно улыбнулся и посмотрел ледяными голубыми глазами на хозяина дома. – Немного не рассчитал координаты.

– Не думал никогда, что ты можешь что-то неправильно рассчитать, – ворчливо ответил граф, вставая с кушетки, чтобы налить себе новую порцию. – Бренди?

– Нет, благодарю, – гость прошел вперед к стоявшему возле камина креслу, не обращая внимания, что его сапоги оставляют на пострадавшем от бренди ковре грязные следы.

– Зачем ты пришел, да еще и межмирным порталом? – Ридерио недовольно посмотрел на грязные следы на ковре, но не стал ничего говорить по этому поводу. – И где ты пропадал последнее время?

– Дела были, – холодно отозвался гость. – Просто решил зайти в гости. Ты разве мне не рад, старый друг?

– Ты же знаешь, что я тебе всегда рад, – граф досадно поморщился, не понимая, что так внезапно понадобилось его бывшему зятю. – Так ты расскажешь, зачем пришел?

– Обязательно расскажу, но чуть позже, – Абесио скользнул глазами по хозяину дома, весьма упитанному вельможе с добродушным и открытым лицом, взирающего на своего гостя с некоторой долей опаски и настороженности. – Успокойся, Ридерио! Я всего лишь зашел в гости, чтобы узнать, как ты поживаешь, и что нового творится в мире.

– Как будто ты не знаешь это лучше меня! – фыркнул недоверчиво граф, одновременно расслабляясь и располагаясь снова на кушетке.

– Возможно, что-то я действительно знаю лучше тебя, но уверен, что и ты, дорогой родственник, можешь мне немало сплетен рассказать, – гость развалился поудобнее в кресле и уставился, не мигая, на хозяина дома.

– С каких пор тебя интересуют сплетни? – граф слегка улыбнулся, наблюдая за нечаянным собеседником.

– Считай, что с этого момента, – сухо ответил мужчина, сверкнув на миг чуть покрасневшими глазами.

Ридерио, заметивший этот блеск, решил, что ему это просто показалось, и поскольку обладал довольно веселой и отходчивой натурой от природы, то перестал искать подвох в действиях и вопросах бывшего родственника, а устроился поудобнее, собираясь поведать все самые последние сплетни Леварии и ее столицы Армиеса, в особенности.

– Хорошо, может быть, ты подкрепиться хочешь? – расслабившись окончательно, решил спросить граф. – И что на тебе за одеяние такое? Какую-то хламиду напоминает.

– Нет, не хочу, – гость усмехнулся, словно его позабавила сама мысль о том, что хозяин дома предложил гостю поесть. – А что касается одежды – не обращай внимания. И я тебя внимательно слушаю. Надеюсь, что твой рассказ будет интересным.

На миг Ридерио показалось, что в словах пришедшего прозвучала завуалированная угроза, но он, как обычно, не стал обращать на это внимание и снова решил, что ему показалось. Абесио никогда не отличался особой дружелюбностью, а уж после того, как Ангела ушла от него к любовнику, и вовсе стал совершенно невыносим. Тем не менее они продолжали общаться все эти годы, не смотря ни на разность взглядов, ни на совершенно разные характеры, ни даже на то, что предательница Ангела была родной сестрой Ридерио.

– Ну что же, слушай. Это будет долгий и занимательный рассказ.


***

Когда раздался громкий и убийственно спокойный голос Дамиана, Лиля сначала от неожиданности вздрогнула, а потом облегченно выдохнула, понимая, что вот он – ответ на ее мольбы о помощи. Дамиан здесь, а значит, совсем скоро она будет свободна и от притязаний Ивара, и от этого дома, где, несмотря на весь комфорт, она все равно была пленницей.

– Как он так быстро нашел это место? – выругался Ивар, прикрыв зло блестевшие глаза и сканируя пространство возле дома. Через несколько мгновений герцог, особо не стесняясь в выражениях, выдал такую цветистую фразу из ругательств, что Лиля на миг даже забыла о том, что происходит. Открыв глаза, мужчина кинул быстрый взгляд на стоявшую рядом девушку. Отметив радостное выражение ее лица, мужчина сжал побелевшие от ярости губы и, зло сверкнув глазами, процедил:

– Ты же не думаешь, что я так просто сдамся сейчас?

– Что ты задумал? – Лиля с опасением взглянула на герцога. – Дамиан все равно не отступится.

– Я так не думаю, – пренебрежительно фыркнул Ивар, не отрывая от девушки пристального взгляда. – Я даже надеюсь на то, что он этого не сделает.

Мужчина, словно приняв какое-то решение, двинулся к Лиле. Девушка со страхом ожидала, что герцог сделает на этот раз. Неужели он убьет ее, лишь бы не отдавать? Ивар медленно, словно хищник, подошел к Лиле, ноги которой словно приросли к полу. Она даже пошевелить пальцами не могла, не говоря уже о том, чтобы сопротивляться. Она просто смотрела на приближающегося мужчину, пытаясь понять, что он задумал и что собирается делать. Ивар подошел слишком близко, остановившись всего в нескольких сантиметрах от нее, и теперь смотрел пугающе спокойным взглядом.

– Клайтон, даю тебе пять минут. Если не выйдешь – я сам зайду, – вновь раздался обманчиво спокойный голос господина ректора. – И без глупостей! Если с Лилей что-то случится, я не буду столь благороден с тобой, как мог бы быть. Я тебя жду!

Лиля, услышав голос Дамиана, снова ощутила прилив уверенности в благополучном исходе ее похищения, но, взглянув на Ивара, поняла, что поторопилась с выводами. Лицо герцога сейчас напоминало какую-то застывшую маску с ледяными глазами, в которых напрочь отсутствовали какие-либо чувства. Словно перед ней сейчас стоял не человек, а неживой истукан, который не знает, что такое чувства, привязанность и любовь. Она, завороженно наблюдая за его лицом, испуганно шагнула назад, но в тот же момент была схвачена потоками магии Ивара, которые, как и некоторое время назад, полностью лишили ее возможности двигаться и говорить. Но в отличие от прошлого раза, сейчас она ощутила присутствие магии и на своем горле. Магия, подвластная хозяину, точно отозвалась на его приказ, и девушка чувствовала, как постепенно горло сжимает все сильнее. Лиля не отводила взгляда от холодного лица мужчины, который еще недавно с радостью выполнял ее пожелания, ухаживал и дарил подарки, а теперь просто и хладнокровно убивает, несмотря на испытываемые к ней чувства. Она не могла даже что-то сказать, чтобы освободиться или шевельнуть пальцем, но и отводить взгляд от своего убийцы не собиралась. Лиля почувствовала, что воздуха в легких становится все меньше, а перед глазами уже начинают плыть черные круги, и медленно начала оседать на пол. И уже на краю угасающего сознания и острой боли в груди, услышала полный боли голос:

– Нет! Не умирай! Живи!

Потом ей показалось, что кто-то ее словно встряхнул, вливая в вены магию и пытаясь вернуть к жизни, но сознание, наполненное болью и страхом, никак не желало возвращаться, отказываясь откликаться на зов спасающего. Перед тем как окончательно провалиться в черноту небытия, Лиля услышала, яростную мужскую ругань и звуки ударов.

– Что ты наделал, идиот!


***


– Может быть, нам развести костер и сделать нормальный привал, раз уж мы тут решили задержаться на некоторое время? – Кассандра, задумчиво летающая вдоль стены недалеко от Кристиана и Рина, наверное, в пятый раз уже вносила это предложение, но каждый раз мужчины ее игнорировали. Рин по причине того, что не видел и не слышал, что говорила дух книги, а Крис – просто потому что ушел в свои мрачные мысли. Было заметно, что мужчину вообще не волнует ни привал, ни отдых. Прошло уже несколько часов, но Леля так и не вернулась. Если сначала Кристиан еще время от времени ходил вдоль завесы тьмы и проявлял хоть какую-то активность, то через пару часов он уже просто сидел, прислонившись к камням, и бездумно смотрел на стену. Рин, не зная, что делать и как отвлечь друга, тоже молчал, при этом ругая себя в душе за то, что и он в какой-то мере был виноват в том, что случилось. Если бы не произошла та задержка из-за того, что он, как сопливый юнец, сорвался и позволил второй натуре одержать верх, то сейчас они бы не сидели здесь и не ждали, когда вернется девушка. И с каждым утекающим мгновением времени надежда на то, что Леля вернется, все больше угасала. Рин не знал, что сказать другу и как отвлечь его от тяжелых раздумий и опасений. Он и сам не знал, что делал бы, оказавшись в такой ситуации.

– Так, хватит! – вдруг воскликнула Кассандра, которой надоело бесцельное времяпровождение. – Кристиан, хватит уже изображать из себя безвольного и бесхарактерного слабака! Ты ведь не такой! Хватит тут сидеть бесцельно!

– А может быть, я хочу сидеть бесцельно? – вдруг отозвался тихим голосом Кристиан, глядя по-прежнему в одну точку. Рин, услышав его слова, встрепенулся и теперь выжидающе наблюдал за другом, пытаясь понять, о чем он говорит с Кассандрой.

– Ты ведь не такой! Что за настроение?

– А чем тебе не нравится мое настроение? – невесело усмехнулся мужчина, поднимая глаза на зависшую перед ним девушку. – Вполне нормальное и адекватное. Я даже вот ни на кого не бросаюсь.

– Лучше бы уж бросался на кого-то, – пробормотала Кассандра, а затем, уже громче, продолжила. – Не нормальное и не адекватное. Ты и сам это понимаешь. Когда мы договаривались, что подождем возвращения твоей девушки здесь, если ты помнишь, то у нас был еще один план действий.

– Я помню.

– Вот и хорошо, – дух вздохнула. – Жаль, что оборотень меня не слышит. Так бы мы с ним вдвоем тебя взбодрили. Предлагаю, если уж мы тут останемся до утра, хотя бы разбить лагерь и сидеть у костра, как нормальные и обычные люди.

– Кто бы говорил о нормальности, – фыркнул Кристиан. – Ты, вообще, – чудо природы или магии и уж точно ненормальная.

– Ну, хорошо, соглашусь, – озорно кивнула Кассандра. – Ну так что, насчет лагеря?

– Нет.

– Почему нет? – удивленно воскликнула дух, возмущенно сорвавшись с места. – Почему нет, объясни?

– О чем говорит Кассандра? – спросил Рин, подходя к сидящему другу. – Что она хочет?

– Кассандра хочет провести здесь уютный вечерок с костерком и ужином, – спокойно ответил Кристиан, наблюдая, как дух недовольно носится вокруг. – А я ответил отказом.

– Но почему? – удивился Рин. – Мне кажется, в ее словах есть рациональное зерно. Ведь мы и так собирались здесь оставаться до утра. Так почему бы нам не сделать настоящий привал? Скоро совсем стемнеет и костер нам явно будет нужен, хотя бы для того, чтобы не сидеть в темноте. Да и похолодает с закатом.

– Нет, – еще раз просто ответил, ничего не объясняя, Крис. – Мы не будем делать привал.

– Почему? Можешь объяснить, почему ты против привала?

– Конечно, – Кристиан поднялся и, стряхнув с себя пыль и песок, посмотрел сначала на оборотня, а потом на вернувшуюся Кассандру. – Потому что мы не останемся здесь до утра.

– Но разве… – на лице Рина проступило явственное изумление.

– Неужели ты думаешь, что все это время я просто сидел и не думал о случившемся? – Кристиан усмехнулся. – Так вот, ждать мы больше не будем!

– Крис… – Рин замялся. – То, что ты увидел какого-то мужчину рядом с Лелей, еще ничего не значит. Твоя девушка не из тех, кто будет неправильно себя вести. Может быть, не будешь делать преждевременные выводы? Ведь еще неизвестно, кто он и почему они были вместе? Может быть, это ничего не значит?

– О чем ты? – Кристиан изумленно смотрел на друга несколько мгновений, а потом расхохотался. Рин с Кассандрой одинаково не понимали, что происходит. – Рин, я ничего подобного и не думал!

– Но почему ты тогда не хочешь больше ждать? – Рин по-прежнему не понимал Кристиана.

– Потому что это не имеет смысла, – парень нахмурился. – Если бы была возможность для Лели вернуться, то она бы вернулась до вечера. А она не вернулась. И это значит, что вряд ли она появится здесь и утром. Поэтому нам нет смысла здесь сидеть. И, конечно, я не думаю, что Леля меня забыла ради того, кто сейчас рядом с ней. Я доверяю своей любимой девушке. И если кто-то сейчас с ней рядом – значит, так надо. И я уверен, что, когда мы наконец-то встретимся, она мне все объяснит.

– Тогда что ты предлагаешь? –одновременно воскликнули Кассандра с Рином.

– Предлагаю сделать, как мы и хотели, то есть вернуться в Лендек, найти Дамиана и с ним уже пытаться штурмовать Фаленсию, – Крис на мгновение задумался. – Кстати, Рин, а ты сейчас ощущаешь связь с Лелей?

– Да, – оборотень на миг закрыл глаза, сосредотачиваясь. – Очень хорошо ощущаю, словно она совсем рядом. Очень недалеко от нас.

– Она в порядке? – глухо спросил Кристиан.

– Да, эмоциональное состояние стабильно, а больше, сам понимаешь, сказать не могу, – Рин вздохнул, открывая глаза.

– Хорошо, – Кристиан помялся. – Кассандра, ты как? Согласна вернуться?

– Спрашиваешь! – дух, довольная, кружилась вокруг мужчин. – Конечно! Полностью с тобой согласна. Нам нужно вернуться и подключить Дамиана к поискам.

– Да уж! – воскликнул Рин, почесав затылок. – Что должны были сделать – не сделали, а теперь опять на поиски. Леля, словно звезда: постоянно маячит впереди, но добраться до нее никак не удается.

– Это да, – Кристиан тепло улыбнулся. – Настоящая звезда. Но есть во всем этом и хорошее.

– Что именно? – спросил Рин, забираясь на своего коня.

– То, что она, по крайне мере, уже на свободе, а не в заложниках у сумасшедших фанатиков.

– Ну да, – согласился оборотень.

– Так-то оно так, – Кассандра подлетела к Кристиану и, заглядывая ему прямо в глаза, тихо сказала. – Но неизвестно, что ее ожидаем там, за стеной. С кем она может повстречаться там, и чем это для нее обернется.

Кристиан на миг снова помрачнел, но потом вздохнул и сказал:

– Я верю, что там для нее нет врагов. Ведь там живут фаленсийцы, которые никогда и не слышали о таком мире, как Земля, и людях, проживающих на ней. И тем более, откуда им знать, кто такая Леля?


***


– Кто эта девушка, Сеттиан? – спросила красивая, изящная девушка с темно-каштановыми локонами, которые рассыпались в кокетливом беспорядке по обнаженным плечам, слегка прикрытым шелком вечернего платья. Несмотря на милое и приятное личико, темно-карие глаза девушки смотрели довольно холодно и даже слегка надменно, а пухленькие губки были недовольно поджаты. – И где ты, вообще, нашел этих двух оборванцев?

– Это наши гости, Люсия, и я прошу тебя быть вежливее с ними, – Сеттиан нахмурился, с неудовольствием глядя на невесту брата. Люсия никогда ему не нравилась, несмотря на то, что была красавицей. Сеттиану всегда казалось, что она слишком надменна. Даже к нему она не проявляла никогда искренней привязанности и дружбы, хотя и была невестой его родного брата. Но Сетт никогда бы не стал говорить об этом Лесскиану. Тем более что он знал, что брат любил свою невесту и был очень рад, когда она ответила согласием на его предложение.

– Когда Лесскиан уехал, оставив тебя за главного, не думаю, что он предполагал, что ты будешь приводить в дом всякий сброд, – Люсия презрительно поджала губы. – Как только он приедет, то сразу же поймет, о чем я говорю.

– Ну, вот как приедет, так и решим, что делать, – отрезал недовольно Сеттиан. – А пока Лесскиан в отъезде, я решаю, кого можно, а кого нельзя приглашать в дом.

– Я не сяду с ними за один стол, Сеттиан, – Люсия словно поставила точку в разговоре, давая понять, что не собирается общаться с гостями никаким образом. – Я буду обедать у себя.

– Как пожелаешь, – ответил Сеттиан, наблюдая, как девушка с оскорбленным видом повернулась и медленно направилась вверх по лестнице. Молодой человек вздохнул, окинув взглядом висящие в холле портреты отца и матери.

– Если бы вы были живы, не думаю, что тогда Лесс совершил бы такую глупость, как женитьба на этой… – мужчина постоял еще немного, с тоской глядя на портреты, а затем направился в кабинет, собираясь выпить перед ужином в ожидании гостей несколько бокалов вина.


***


Леля блаженствовала на кровати. Только что она приняла роскошную ванну и сейчас ощущала себя на седьмом небе. После той злосчастной лохани в замке Балахона и нескольких дней полного отсутствия каких-либо водных процедур, ванная в доме вампира была для нее сказочной роскошью. Девушка провела там целый час, пытаясь, как ей казалось, оттереть с себя всю грязь мира и события последних дней. И теперь, лежа на кровати, она поняла, что решение принять приглашение Сеттиана было верным и разумным. Им с Баром отвели комнаты по соседству. Но она не знала, что делал андроид, пока она отмокала в ванной. Возможно, ему тоже требуется мытье. Леля хихикнула, но потом решила, что это вполне разумное предположение. Все же, как ни крути, но Бар частично человек, и ему тоже нужно приводить себя в порядок, чтобы не выглядеть неумытым поросенком. Ее раздумья о пользе и вреде мытья для роботов прервались стуком в дверь.

– Входите, – Леля поплотнее запахнула пушистый халат, поскольку не знала, кто решил навестить ее. В комнату вошла невысокая девушка в платье горничной. Присев в поклоне, она с любопытством уставилась на Лелю:

– Добрый вечер, нэри, – девушка улыбнулась. – Меня зовут Лайла. Нэр Сеттиан попросил меня помочь вам подготовиться к ужину. Вам нужно сделать прическу и помочь выбрать платье.

– Хорошо, Лайла, – Леля приветливо улыбнулась. – Зови меня Леля.

– Хорошо, нэри Леля, – девушка тоже улыбнулась. – Позвольте вам предложить на выбор платье.

Горничная подошла к большому шкафу, стоявшему в глубине покоев и, раскрыв его, продемонстрировала изумленной гостье широкий выбор самых разнообразных одеяний. Леля только и смогла, что восхищенно вздохнула. Всегда любившая наряды и умевшая красиво и со вкусом одеваться, она смогла по достоинству оценить представший перед ней гардероб. Несмотря на обилие нарядов, ее внимание сразу привлекло узкое и довольно закрытое спереди платье насыщенного темно-синего цвета с открытой спиной.

– Вот это, Лайла, – девушка с нетерпением смотрела, как служанка вынимает наряд.

– Отличный выбор, нэри, – горничная слегка улыбнулась. – Это было любимое платье нэриссы Ралейны.

– Ах, это чьи-то наряды? – Леле не хотелось надевать чужую одежду, но она понимала, что деваться ей некуда – не голой же ей ходить… – А хозяйка этого шкафа не будет против того, что я позаимствую ее вещи?

– Нет, что вы, – Лайла качнула отрицательно головой, и Леля заметила в ее волосах небольшие и аккуратные синие рожки. Только сейчас, при ближайшем рассмотрении, Леля поняла, что у Лайлы на самом деле не черные, как ей показалось вначале, а чернильно-синие волосы. – Нэрисса Ралейна, даже будь она жива, никогда бы не стала сокрушаться по поводу нарядов.

– Лайла, извини, если что не так спрошу, но кто такая – нэрисса Ралейна?

– Нет ничего такого, из-за чего бы я не могла ответить, – Лайла грустно улыбнулась. – Нэрисса Ралейна – это бывшая хозяйка этого дома и мать наших господ нэра Лесскиана и нэра Сеттиана.

– Почему бывшая? – спросила Леля, одновременно надевая с помощью служанки платье.

– Потому что наша хозяйка умерла год назад. Несчастный случай. Они погибли оба – нэрисса Ралейна и нэр Каттиан.

– Мне очень жаль, – искренне посочувствовала Леля. – А нэр Каттиан – это, я так понимаю, отец Сеттиана?

– Да, совершенно верно, нэри Леля, – Лайла уже успела аккуратно застегнуть платье и теперь поправляла его длинную узкую юбку. – Это платье вам очень идет, нэри. Точно по вашей фигуре.

– Да, спасибо, Лайла, – Леля и сама видела в большое напольное зеркало, что платье сидит на ней просто идеально. К тому же за всеми волнениями прошедших дней, она успела немного похудеть и теперь выглядела более стройной и гибкой, чем обычно.

– Прошу вас, нэри, присядьте возле зеркала. Я вам сделаю подходящую прическу.

– Хорошо, – Леля прошла к зеркальному трюмо, стоящему недалеко от окна, и теперь наблюдала, как служанка отточенными и аккуратными движениями собирает ее локоны в красивую вечернюю прическу.

– Лайла, а ты не знаешь, моему спутнику тоже кто-то помогает собраться на ужин? – Леля решила узнать, кто из слуг может прийти к андроиду.

– Думаю, что Викенс, нэри, – Лайла чуть задумалась на мгновение, а потом озорно улыбнулась. – Но я думаю, что вряд ли там требуется большая помощь. Все-таки мужчинам нужно гораздо меньше времени и усилий, чтобы привести себя в порядок.

– Да, согласна с тобой, – Леля рассмеялась, наблюдая, как горничная наводит последние штрихи в ее образе. Как только Лайла закончила и отошла в сторону, чтобы гостья смогла рассмотреть свой вечерний облик, Леля встала с банкетки и направилась к большому напольному зеркалу, дабы оценить свой облик в целом.

– У вас необыкновенная красота, нэри, – тихо сказала горничная, наблюдая за прекрасной девушкой, стоявшей посреди комнаты.

– Благодарю, Лайла, – Леля повернулась к горничной. – Твое мастерство – выше всяких похвал.

– Позвольте, я провожу вас в кабинет к нэру Сеттиану, – Лайла прошла вперед, чтобы открыть дверь и затем повести за собой гостью хозяина.

Когда Леля подошла к дверям кабинета, она поблагодарила Лайлу за помощь и, дождавшись, когда горничная, еще раз поклонившись, уйдет, толкнула массивные двустворчатые двери и вошла в кабинет хозяина дома.

Сеттиан, с бокалом вина в руке, повернулся на звук открываемой двери и застыл, глядя на самую прекрасную девушку на свете. В свете магических светильников он увидел настоящее чудо. Девушка, стоявшая в дверях, была непередаваемо прекрасна: ее сияющие золотистые локоны были уложены в простую, но при этом очень элегантную прическу, открывающую тонкую изящную шею. Один локон свободно падал на грудь, а простое, но весьма элегантное платье подчеркивало великолепную фигуру. Большие фиолетовые глаза с легкими темными искорками казались еще глубже и загадочнее, оттеняемые сейчас темно-синим шелком платья.

– Вы прекрасны, нэри Леля, – наконец тихим голосом проговорил Сеттиан, любуясь девушкой. Увидев ее днем в испачканном, бесформенном платье, с грязным лицом и всклокоченными волосами, он даже и предположить не мог, как она хороша на самом деле.

– Спасибо, Сеттиан, – поблагодарила Леля за комплимент. – Бар еще не спускался?

– Нет, ваш спутник еще не появлялся, – ответил Сеттиан, все еще восхищенно посматривая на девушку. – Думаю, что он вот-вот должен появиться.

– Возможно, он и не спустится, – предположила Леля. – Бар не принимает пищу, как люди.

– Неужели? – удивился Сеттиан и собирался еще что-то спросить, но в этот момент двери в кабинет открылись, и на пороге показался сам предмет обсуждения. Бар тоже не терял время зря и сейчас выглядел, как какой-нибудь весьма обеспеченный молодой человек: чисто вымытый и благоухающий каким-то мужским ароматом, в костюме, похожим на тот, что был надет на хозяине. В общем, андроид выглядел совсем как обычный человек.

– Бар, я рада, что ты присоединился к нам, – радостно улыбаясь, Леля подошла к андроиду.

– Бар не должен оставлять Лелю, – робот спокойно осмотрел девушку, и затем его взгляд переместился на хозяина дома. Сеттиан, восхищенный преображением не только девушки, но и робота, демонстрирующего сейчас абсолютное спокойствие и невозмутимость, произнес, обращаясь к своим необыкновенным гостям:

– Приглашаю вас на ужин.


***


Сознание к Лиле возвращалось нехотя, словно опасаясь, что впереди ее ждут новые испытания. Где-то на грани слышимости звучал ласковый шепот, который, собственно, и помог девушке прийти в себя. Лиля с трудом приоткрыла глаза, всматриваясь в темноту и пытаясь понять, где она и что происходит. Память услужливо подсунула воспоминания о последних событиях, и девушка попыталась поднять руку и потрогать горло, где еще недавно ощущалось давление. Но ее попытка была тут же пресечена чьей-то рукой, и Лиля, судорожно вздохнув, в панике попыталась сбросить чужие пальцы со своей руки и освободиться.

– Не бойся, Лиля, это я, Дамиан, – мужчина осторожно наклонился к лицу девушки, обеспокоенно наблюдая за ней. Лиля, услышавшая родной голос, радостно всхлипнула и попыталась рассмотреть мужчину, чтобы убедиться, что это действительно он.

– Дамиан, – попыталась сказать Лиля, но голос не слушался, хотя в горле и не чувствовалось боли, тем не менее слова давались ей с трудом. – Ты пришел…

– Конечно, милая, – мужчина поцеловал тонкие пальчики и грустно улыбнулся. – Я ведь обещал найти тебя.

– Да, я помню.

– Хотя и виноват перед тобой, – мужчина помрачнел. – Я чуть не опоздал.

– Сейчас это уже не важно. Главное, что ты здесь, рядом со мной, – Лиля даже не пыталась сдержать слез, которые явились закономерным итогом всех ее переживаний и несчастий в последнее время. Дамиан, наклонившись, осыпал ласковыми поцелуями ее лицо, вытирая слезы.

–Прости, – мужчина еще раз нежно поцеловал ее и, взяв девушку за руку, тихо, но уверенно, произнес:

– И все же я виноват, что не смог уберечь тебя и защитить. Столько раз в своей жизни я спасал людей, а в этот раз не смог. А ты ведь не посторонний для меня человек, а самый близкий. И от этого еще больнее. А что если я не справлюсь в следующий раз, не смогу, и случится непоправимое?

– Не казни себя, – Лиля провела ласково рукой по лицу мужчины. – Ты сделал все, что мог. Считай, что это был опыт для тебя. Пусть горький, но он научил и тебя, и меня чему-то. К тому же ты просто человек и не всесилен. Ты не можешь все успевать и все делать идеально, – девушка улыбнулась. – Хотя есть кое-что, что ты делаешь идеально. Например, целуешься.

– Ну да, – согласился Дамиан, улыбаясь уголками губ. – Хоть что-то я делаю идеально. А насчет остального… то я думаю, что ты просто не понимаешь, что я хочу сказать.

– Понимаю, Дамиан, – Лиля тепло улыбнулась. – Я очень хорошо понимаю, поэтому и говорю тебе, что всегда есть возможность сделать что-то неверно и неправильно. Но это не значит, что ты должен отказаться от действий только потому, что это может привести к провалу или неудаче. Я верю в тебя! Ты сильный, умный, много знаешь и много умеешь, и, самое главное, я люблю тебя таким, какой ты есть. И я бы не хотела, чтобы ты менялся или как-то приспосабливался к тому, к чему не лежит душа или сердце. Я просто люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя, – тихо, но с сильным чувством, прошептал мужчина, вглядываясь в любимые черты. Спустя мгновение, он продолжил – Я только не знаю, за какие заслуги я получил тебя?

– Хорошо, что за заслуги, а не за грехи, – шутливо поддела Лиля, прижимаясь щекой к руке Дамиана.

– Возможно и за то, и за другое, – мужчина, весело улыбаясь, наклонился, чтобы чмокнуть девушку в нос. – Как ты себя чувствуешь?

– Немного скованно, и слабость во всем теле, а в целом – неплохо, – Лиля чуть поморщилась, но потом, вдруг что-то вспомнив, взглянула в упор на сидевшего рядом с ней мужчину. – Что случилось? И где Ивар? И как ты меня нашел?

– На какой вопрос ответить сначала? – мужчина улыбался, но в глазах была грусть и боль. – Что ты помнишь из всего случившегося?

– Я помню, что слышала твой голос, когда… – Лиля запнулась, вспомнив, как герцог решил убить ее, когда понял, что давний недруг нашел его.

– Да, – Дамиан снова нахмурился, вспоминая неприятные моменты. – Надо было просто зайти в дом, не дожидаясь, пока Клайтон решит выползти сам.

– Что с ним? Ты?.. – Лиля вглядывалась в любимые черты, пытаясь понять, что произошло после того, как она провалилась в небытие.

– Если ты спрашиваешь, не убил ли я его, то – нет, – в голосе мужчины вновь появилась тщательно скрываемая ярость. – Хотя очень хотелось это сделать. Да и сейчас, если честно, все еще хочется.

– Так что же все-таки произошло? Ты успел вовремя прийти мне на помощь и спас…

– Не совсем, – Дамиан вздохнул и посмотрел на девушку. – Клайтон тебя спас.

– Ивар спас? – Лиля изумленно подняла брови. – Но он же практически задушил меня.

– Нет, тебя спас именно он. Когда я поднялся в комнату, то увидел, что он склонился над тобой и пытается вернуть тебя к жизни своей магией, – Дамиан внимательно следил за реакцией девушки на его слова. – Как ты знаешь, я не маг жизни и не могу вылечить человека. Я могу только помочь душе вернуться в тело, а все остальное – это уже только маги жизни могут. Да и я, по сути, могу помочь только в первые минуты смерти, а дальше, как ты знаешь, уже никто не может помочь. Ты видела это тогда в оранжерее, на празднике.

– Да… – Лиля задумчиво смотрела на Дамиана. – Но почему Ивар передумал?

– Я могу только догадываться о причинах, милая, – господин ректор на мгновение замолчал, а потом, взяв ладони девушки, продолжил. – Он любит тебя. Возможно, впервые в жизни он осознал, что может потерять кого-то, кто ему безмерно дорог, и ужаснулся этому. Других причин я не вижу. И несмотря ни на что, я благодарен ему за то, что в этот момент он был рядом и спас тебя.

– Да, спас, хотя сам чуть не убил до этого, – Лиля невесело усмехнулась. – Где он сейчас?

– Э.… – мужчина вдруг замолчал, не решаясь продолжить. – Полагаю, что он внизу в библиотеке и сейчас не совсем адекватен.

– Заливает горе? – Лиля усмехнулась, уже догадавшись, что происходит.

– Скорее всего, – Дамиан пожал плечами и вопросительно взглянул на девушку. – Тебя это удивляет?

– Абсолютно нет, – Лиля улыбнулась. – Я не удивлена. Ладно, я не хочу больше это обсуждать. Лучше скажи мне, когда мы сможем уйти отсюда?

– Хоть прямо сейчас, – мужчина наклонился, приподнимая девушку, чтобы она смогла встать на ноги. – Голова не кружится? Ничего не болит?

– Нет, все хорошо, – Лиля и правда чувствовала себя довольно хорошо, несмотря на некоторую слабость. Но осознание того, что совсем скоро она будет свободна и уйдет из этого дома, наполняло ее радостью и счастьем. – Я готова.

– Для перемещения нам нужно будет выйти из дома.

Лиля согласно кивнула, и Дамиан, придерживая девушку за талию, повел ее вниз к выходу из поместья. Пока они спускались вниз по лестнице, Лиля опасалась, что они встретят кого-то из слуг, но дом словно вымер: в темных коридорах стояла мертвая тишина, и не доносилось ни звука, ни даже малейшего шороха.

– А куда подевались все слуги? – Лиля недоуменно повертела головой, не понимая, куда могли подеваться все люди, которые работали в таком большом доме.

– Полагаю, что они сбежали, когда мы с Клайтоном выясняли отношения, – усмехнулся Дамиан. Лиля только вопросительно подняла брови, потому что в этот момент они дошли до холла, в котором царил полнейший беспорядок и хаос.

– Вы выясняли отношения?.. – Лиля обвела взглядом развороченные стены, мебель и пол, усеянный осколками стекла и кусками скульптур. Но господин ректор ничего не ответил, только смотрел на руины с каким-то мрачным удовлетворением. Лиля и сама решила не обращать внимания на погром, понимая, что не ей советовать любимому мужчине, как защищать и защищаться, тем более мстить. Дамиан открыл входную дверь, впуская в дом прохладный и свежий ночной воздух. Пропустив девушку вперед, он шагнул вслед за ней на улицу, собираясь закрыть дверь, как в этот момент в холле показался хозяин дома. Услышав хруст стекла, сопровождающий поспешные и тяжелые мужские шаги, Лиля обернулась, чтобы в тот же момент встретиться со слегка неадекватным взглядом герцога Клайтона. Дамиан, увидев герцога, мгновенно напрягся и одним движением оказался возле Лили, став так, чтобы закрыть ее от нападения.

– Я только на пару слов, – глухо сказал хозяин дома, скользнул взглядом по бывшему другу и затем перевел взгляд на девушку. – Я хотел попросить прощения.

– Не уверена, что смогу когда-нибудь простить тебя, Ивар, – тихо ответила Лиля, крепко сжимая ладонь Дамиана. Она видела, в каком состоянии находился некогда холеный герцог: его волосы были взлохмачены, одежда порвана в нескольких местах, на лице красовался огромный синяк, придавая мужчине вид хорошо погулявшего в кабаке бродяги. Даже на таком расстоянии она заметила, что герцог еле держится на ногах. Непонятно, как он вообще смог добраться до них и даже что-то сказать. Не собираясь что-то еще добавлять и горя желанием поскорее уйти, Лиля взглянула в глаза любимого мужчины. Дамиан все понял без слов. И уже через несколько мгновений, державшиеся за руки мужчина и женщина, не оглядываясь, шагнули в портал, провожаемые полным тоски и боли взглядом герцога Ивара Клайтона.

Глава 10, в которой герои обретают новых друзей и новые проблемы.

Лесскиан только к утру добрался до границы, разделяющей два таких разных государства мира Меренга. Он, практически не останавливаясь, шел весь вчерашний день и затем ночь, торопясь вернуться домой, чтобы как можно быстрее отправить сообщение о нападении на его отряд и возможных последствиях его знаний об отступниках. Остановившись перед границей, мужчина вздохнул, ощущая, как постепенно заполняется магический резерв, возвращая все чувства подвластной силы и мощи. Пока он шел этой ночью по лесу, Лесскиан успел обдумать всю сложившуюся ситуацию, а также решить, что будет делать дальше. Совсем скоро он будет дома, осталось всего ничего. Вздохнув еще раз глубоко свежий утренний воздух, вампир шагнул за темную завесу.


***


Леля проснулась от того, что в дверь ее комнаты в доме вампиров второго рода Таллейн, осторожно и деликатно постучали. Сонно потянувшись и зевнув, девушка встряхнула головой, прогоняя остатки сна, а затем встала с кровати и потянулась за халатом. Одевшись, она прошла к двери, чтобы открыть ее. Вчера вечером, после того как закончился ужин, и все разошлись по своим комнатам, Леля решила закрыть дверь на ключ, чтобы избежать нежеланных гостей, если они появятся. Судя по тому, что она спала спокойно, было очевидно, что хозяева здесь не только гостеприимны, но и хорошо воспитаны. Что не могло не радовать после событий последних дней. Пришедший гость оказался Баром, который, быстро окинув девушку взглядом и убедившись, что с ней все в порядке, прошел в комнату.

– Бар, ты вообще-то понимаешь, что прийти утром к девушке в спальню, если вы не близкие люди, дурной тон? – Леля весело улыбнулась, глядя на андроида.

– Бар не понимает, что хочет сказать Леля. Он просто решил проверить, все ли в порядке.

– Не бери в голову, Бар, – Леля махнула рукой, в который раз потерпев поражение в попытке сделать робота более человечным, знающим нормы поведения и традиции людей. – Все в порядке. Ты как сам?

– Все функционирует на 100%. Леле не нужно беспокоиться о Баре.

– Ну и хорошо, – Леля взглянула на робота, продолжавшего стоять посреди комнаты. – Располагайся поудобнее, я пойду умоюсь.

Леля с удовольствием поплескалась в роскошной ванной, снова наслаждаясь ощущением чистоты и комфорта, ценя теперь эти мгновения гораздо больше после всех последних событий. Как быстро человек привыкает к комфорту и перестает его ценить! Но стоит только лишиться его хотя бы на некоторое время, и уже понимаешь, как был неправ, не замечая и не ценя его в повседневной жизни. Завернувшись в пушистое полотенце, она взглянула на себя в большое зеркало, расположенное на одной из стен ванной, отмечая похудевшую фигуру и осунувшееся лицо. Все же время, проведенное в замке и затем в тюрьме у Балахона, не прошло бесследно. Тряхнув волосами, девушка отогнала мрачные мысли, напомнив себе еще раз, что она уже на свободе, и никто не собирается ее шантажировать или убивать. Весело улыбнувшись своему отражению в зеркале, девушка гордо вскинула подбородок и выплыла из ванной в комнату, чтобы тут же увидеть весьма примечательную картину. В комнате теперь, кроме Бара, развалившегося в кресле, находилась и горничная Лайла, которая в данный момент активно пеняла андроиду на его абсолютно аморальное поведение. Мало того, что он пришел в комнату к девушке с утра, так еще и продолжает сидеть и смотреть на все с самым невозмутимым видом.

– Даже дед меня так не отчитывал и не воспитывал, – пробормотала Леля, восхитившись напористостью и целеустремленностью служанки, твердо вознамерившейся выпроводить нахала из комнаты. Решив закончить этот балаган и понимая, что Бар не уйдет, чтобы не говорила ему горничная, Леля решила обозначить свое присутствие в комнате:

– Доброе утро, Лайла.

– Доброго утра, нэри Леля, – служанка, вздрогнувшая от неожиданного приветствия, присев в поклоне, поздоровалась.

– Не беспокойся, Лайла. Бар сейчас нас покинет, – Леля вопросительно посмотрела на андроида. Тот, услышав прямой приказ, стремительно встал с кресла и направился к двери. – Бар… – робот, услышав обращение, остановился, молча дожидаясь продолжения. – Лайла, скажи, что мы сейчас планируем делать?

– Нэр Сеттиан приглашает вас на завтрак, а затем собирается показать вам поместье и окрестности. Поэтому вам необходимо одеться для верховой прогулки.

– О, прогулка верхом! – Леля довольно заулыбалась. – Обожаю ездить верхом. Это отличная идея, Лайла. Тогда прошу тебя подобрать мне что-то подходящее из гардероба. Мне не терпится уже позавтракать и отправиться на экскурсию, – наблюдая, как служанка направилась выполнять просьбу, Леля обернулась к стоявшему возле дверей андроиду. – Бар, тогда встретимся в столовой. И, кстати, ты умеешь ездить верхом?

– Не уверен, Леля. В моей памяти нет сведений о верховой езде.

– Ничего страшного, – Леля ободряюще улыбнулась. – Думаю, что ты со своими талантами быстро освоишь это средство передвижения.

Робот неопределенно махнул головой и вышел из комнаты, оставляя девушек, внимание которых уже переключилось на выбор подходящих для ближайшей прогулки нарядов и прочих милых женскому сердцу мелочей.


***


Лиля проснулась от легких поцелуев. Повернувшись к источнику удовольствия, лежавшему рядом, она встретилась с веселым взглядом янтарных глаз.

– С добрым утром, соня, – поздоровался Дамиан, с улыбкой наблюдая за девушкой.

– С добрым утром, – Лиля потянулась, чтобы поцеловать мужчину. – Который час?

– Уже почти обед, – Дамиан рассмеялся, видя удивление на лице девушки. – Я не стал тебя будить утром. Решил, что тебе нужно отдохнуть после всех волнений последних дней.

– Да, спасибо. Я замечательно выспалась, – Лиля прижалась теснее к мужскому телу, вдыхая запах любимого мужчины. – Ты уже куда-то выходил?

– Да, я решил, пока ты спишь, проверить почту и узнать, не появлялись ли здесь наши друзья.

– И как? Есть новости? – Лиля с нетерпением уставилась на мужчину.

– Нет, за оставленным мною письмом никто не приходил и никто, похожий на Криса и Рина, не появлялся в этой гостинице, – сказал Дамиан, но видя явное разочарование девушки, он попытался ее приободрить. – Но это еще ничего не значит, милая. Даже если у них все в порядке, то они могли просто еще не добраться до Лендека. Перемещения порталом для Кристиана пока недоступны, поэтому им пришлось передвигаться верхом. А это, сама понимаешь, не очень быстрый способ передвижения.

– Согласна, – Лиля пытливо взглянула в глаза мужчине, пытаясь найти ответ на свой вопрос. – Но ты же не думаешь, что с ними что-то случилось? Или что-то ужасное произошло?

– Нет, не думаю. Не беспокойся, – Дамиан ласково погладил девушку. – Если бы действительно случилось что-то плохое или непоправимое, то Крис отправил бы мне магическое сообщение. А так, думаю, что все у них в порядке, и ты скоро снова увидишь свою подругу.

Девушка, услышав это, снова заулыбалась, но потом резко помрачнела и села в кровати, завернувшись в покрывало. Мужчина, уловивший перемену в настроении любимой женщины, обеспокоенно посмотрел на нее:

– Что случилось?

– Я не думаю, что у них все в порядке. Точнее, я не уверена, что все так безоблачно и хорошо.

– Почему?

– Помнишь, тогда, ночью, мы были с тобой у Сальвеи? – увидев утвердительный кивок мужчины, Лиля продолжила. – И ты, конечно, помнишь, что я с ней уже не раз встречалась и разговаривала. И ты даже тогда мне сказал, что я узнаю со временем у нее, почему она общается со мной и что хочет от меня.

– Да, конечно, помню. Неужели ты снова с ней разговаривала? – Дамиан нахмурился, пытаясь понять, что произошло, и к чему могла привести эта встреча.

– Да, как только ты ушел, у нас был весьма примечательный разговор с ней. Она рассказала, что все это время мы с Лелей были как любимые игрушки ее матери – Хозяйки Судеб. Даже наша встреча и последующая дружба, магическая книга и то, что мы в итоге оказались тогда в приемной комиссии ОМУМ, и даже то, что ты нас принял на учебу в университет – все это было спланировано. И все шло по тщательно разработанному плану, пока кое-что не случилось.

– Сальвея не сказала, что произошло? – Дамиан, слушая признания Лили, мрачнел с каждым словом.

– Нет, – Лиля помотала головой. – Она сама не знает. По крайне мере, она так сказала. Я не знаю, конечно, стоит ли ей верить в этом вопросе.

– Что она еще сказала? – мужчина встал с кровати и, заложив руки в карманы брюк, задумчиво переступал с пятки на носок. – Что-то про нас с тобой?

– Ничего особенного. Мне кажется, что она рада, что мы вместе. Но она также сообщила, что с Лелей все в порядке и у нее хорошие защитники, но мы встретимся еще не скоро. А еще она сказала, что теперь в мою судьбу с Лелей могут вмешиваться любые боги.

– Даже так? – Дамиан изумленно посмотрел на девушку. – Не ожидал, хотя это вполне закономерно.

– Что ты обо всем этом думаешь?

– Думаю, что мы вполне можем сказать спасибо Сальвее за то, что предупредила. А еще, что я теперь точно с тебя глаз не спущу, – Дамиан снова подошел ближе к девушке и присел напротив, неотрывно глядя в ее глаза. – Я не хочу потерять тебя! А сейчас, судя по намекам богини, тебя ожидает весьма непростое время. И да, я давно догадывался, что вы с Лелей не просто так оказались тогда в приемной комиссии. И теперь, зная, что ты дочь Артура Нейвиса и, соответственно, связана с миром магии очень тесно, я также полностью уверен, что и твоя подруга не так проста.

– Да, я тогда слышала, что вы говорили с Кассандрой, что Леля, возможно, тоже чей-то потомок и поэтому у нее такие сильные способности.

– Ты знаешь, что подслушивать нехорошо? – Дамиан озорно улыбнулся.

– А как бы я еще что-то узнала? – насупилась Лиля, сердито смотря на улыбающегося мужчину. – Ты же ничего не хотел рассказывать!

– Только из желания уберечь, – Дамиан, несмотря на протест девушки, наклонился и поцеловал ее. – Ну ладно, сейчас это не важно. Я думаю, что все наши неприятности еще не закончились. Возможно, они только начинаются. Вот поэтому ты теперь всегда будешь рядом со мной и под моей защитой.

– Я не против, – прошептала Лиля, придвигаясь ближе к мужчине, чтобы дотянуться до его губ, и одновременно запуская руки под края его рубашки. Дамиан тут же ответил на поцелуй, обхватывая руками девушку и придвигая к себе. Поцелуй постепенно становился все крепче, а объятия – горячее. И вот уже Лиля, расстегнув рубашку, скинула ее с мужчины и прижалась к обнаженной груди, вызвав у него порывистый вздох. Через пару мгновений на пол уже полетела и Лилина пижама, а она сама оказалась прижата к постели сильным мужским телом. Дамиан на мгновение остановился, вглядываясь в лицо лежащей под ним девушки и лаская пальцами ее скулы, шею и ключицы. Медленно наклонившись, мужчина начал нежно целовать, одновременно лаская руками и постепенно опускаясь все ниже. Лиля, судорожно вздохнув, наслаждалась прикосновениями и желала, чтобы мужчина наконец-то разделся полностью и вошел в нее. Ощутив горячие мужские губы на груди и животе, она тихо застонала и потянулась, чтобы самой снять с мужчины брюки, но тут их уединение прервал нетерпеливый стук в дверь. Дамиан, тяжело дыша, взглянул на Лилю потемневшими от страсти глазами и тихо выругался.

– Наш обед. Я совсем забыл.

– Может, ну его, обед этот? – Лиля обхватила ногами лежащего мужчину, вызвав у него очередной стон. Дамиан определился быстро:

– К черту обед! – мужчина снова принялся страстно целовать Лелю, не обращая внимания на громкий стук в дверь.

Посыльному, видимо, надоело стучать кулаком, пытаясь дозваться постояльцев, и после секундного затишья из-за двери раздался громкий и уверенный голос:

– Вам послание от баронессы Штольской!!


***


Лесскиан Таллейн устало вздохнул, глядя на возвышающийся вдалеке дом своих предков. Он, конечно, торопился, как мог, но все равно смог прийти только к середине следующего дня. Молодого хозяина заметили еще издалека, и, когда он подошел к дому, на крыльце уже столпилась прислуга, обеспокоенно смотря на приближающегося вампира. Они негромко и встревоженно переговаривались между собой, пытаясь понять, почему хозяин пришел пешком и где весь его отряд. Но, конечно, никто бы не осмелился напрямую спросить об этом Лесскиана. Все просто ждали, что скажет молодой хозяин. Мужчина же, поравнявшись со своими слугами, поздоровался и первым делом, не обращая внимания на зверский голод и усталость, попросил прислать к нему в кабинет Сеттиана и Люсию, а потом уже, пока он будет разговаривать со своим братом и невестой, приготовить плотный обед, ванну и выносливую лошадь.

– Вы куда-то снова уезжаете, нэр? – решил спросить мажордом Викенс, провожая хозяина до кабинета.

– Да, Викенс, уезжаю. У меня возникло одно срочное дело, не терпящее отлагательств. Вы позвали Сеттиана?

– Боюсь, что нэр Сеттиан сейчас не сможет к вам прийти, – Викенс открыл дверь кабинета, пропуская Лесскиана. – Он сейчас показывает гостям усадьбу и близлежащие деревеньки, и когда они возвратятся – неизвестно.

– Каким еще гостям? – удивленно спросил Лесскиан. Уезжая на несколько дней в поездку, он точно знал, что никто не собирался навещать их владения в его отсутствие.

– Каким-то оборванцам, которых он подобрал на дороге, – раздалось от двери. Лицо мужчины, обернувшегося к дверям, озарила нежная улыбка, и он с любовью посмотрел на вошедшую девушку. – С возвращением, любимый, – поздоровалась Люсия, зайдя в кабинет. Лесскиан смотрел на свою невесту, отмечая, что очень сильно соскучился по ней и сейчас все бы отдал, чтобы поцеловать ее и обнять. Но Люсия была очень воспитанной благородной нэри и не одобряла никаких близких отношений до свадьбы. Максимум, что позволялось Лесскиану, как жениху, сорвать парочку поцелуев, пока они были наедине.

– Как ты, милая? Расскажи, как вы тут вдвоем с Сеттом управлялись?

– Хорошо, Лесс. Только вот твой брат… Конечно, ему далеко еще до тебя, но я сомневаюсь, что он когда-нибудь исправится и станет достойным отпрыском рода Таллейн.

– Вы ссорились? – Лесскиан нахмурился, собираясь серьезно поговорить с братом.

– Не совсем, он ведь вообще ничего не хочет слушать! – воскликнула возмущенно Люсия, тряхнув каштановыми локонами. – Вот и с этими оборванцами! Привел в дом каких-то бродяг с дороги. Хорошо, если они не окажутся ворами и разбойниками.

– Что за бродяги? – Лесскиан кивнул Викенсу, чтобы он оставил их наедине с невестой. – Откуда они вообще взялись?

– Я точно не знаю, – девушка пожала плечами. – Он вчера вернулся после обеда с двумя совершенно чумазыми людьми, которые непонятно откуда взялись. Ведь у них с собой вообще не было никаких вещей. Он сказал, что они погостят несколько дней здесь. И вот сегодня показывает им окрестности с самого утра.

– Возможно, этим людям была нужна помощь, и Сетт просто проявил благородство? – спросил Лесскиан, перестав хмуриться. Его брат всегда был более мягкосердечным, чем он сам.

– Не знаю, Лесс. Но ты ведь поговоришь с ним, когда он вернется?

– Боюсь, что не успею его дождаться, – с сожалением сказал мужчина. – У меня возникли серьезные проблемы, и нужно срочно уехать. Также я хочу, чтобы ты оставалась здесь до моего приезда и никуда не выезжала без меня. Я сейчас напишу послание твоему отцу и отправлю его с надежным человеком. Я хочу, чтобы он приехал сюда. Нам нужно серьезно поговорить.

– Разве ты не можешь послать ему сообщение с помощью магии? – девушка капризно надула губки. – И зачем тебе нужно куда-то ехать, когда ты обещал, что мы проведем это время вместе.

– Так получилось, милая, прости, – Лесскиан попытался обнять девушку, но она не позволила. – Я не уверен, что сейчас безопасно отправлять сообщения с помощью магии. Возможно, что его перехватят, а я могу доверить эту информацию только твоему отцу. Не волнуйся, я уеду буквально на пару дней и потом сразу же вернусь к тебе. Также я попрошу тебя быть очень осторожной и не ссориться с Сеттом. Ему я тоже сейчас напишу послание, в котором вкратце объясню всю ситуацию. Если вдруг что-то случится, то он сможет лучше кого-либо тебя защитить.

– Но что случилось? Почему ты постоянно говоришь о защите и опасности? Что вообще произошло?

– Дело в том, что на мой отряд недалеко от границы напали. Выжил только я, – Лесскиан гневно сжал губы, вспоминая нападение и смерть соратников и друзей. – Я и сам, можно сказать, спасся чудом.

– Но как это произошло? Для чего кому-то нападать на тебя и твой отряд?

– Орден отступников, Люси, – мужчина тяжело вздохнул, не желая пугать любимую девушку. – Именно члены этого ордена напали, и к тому же в их рядах, я теперь просто уверен, уже есть кто-то из Первого Круга Теней.

– Не может быть! – изумленно ахнула Люсия. – Как такое возможно?

– Я тоже никогда не думал, что орден отступников сможет когда-нибудь стать настолько серьезной угрозой, требующей незамедлительных и решительных действий.

– Лесс, вы с отцом постоянно упоминаете этот орден, но я так и не знаю, в чем дело? – Люсия посмотрела на жениха, ожидая, что он расскажет подробнее.

– Не думаю, Люси, что тебе нужно знать все подробности, – Лесс улыбнулся, но, увидев недовольную гримасу на лице невесты, решил объяснить причины своей скрытности. – Не считай, что мы с твоим отцом делаем это из каких-то мужских убеждений. Эта информация слишком опасна. Ты и так подвергаешься большому риску, будучи моей невестой, а если еще будешь в курсе всех политических ситуаций, то степень риска возрастает в десятки раз. Я не хочу, чтобы ты пострадала.

– Это действительно так, или ты просто умело меня убеждаешь? – Люсия все еще пристально и недоверчиво смотрела на жениха.

– Действительно, Люси, – мужчина снова улыбнулся и ласковым взглядом пробежался по милому личику. – Прости, что мне опять придется уехать, но я обещаю, что вернусь всего лишь через несколько дней.

– Хорошо, Лесс. Но тогда я жду от тебя какого-то сюрприза, – девушка улыбнулась. – Оставлю тебя, чтобы ты мог сделать все, что хотел. Письмо для отца ты передашь мне или Сеттиану?

– Я сам отправлю сейчас с надежным человеком письмо твоему отцу. Мне нужно еще решить, кого отправить с этим важным сообщением, – Лесскиан на мгновение задумался. – А для Сетта письмо останется у Викенса. Как только брат вернется, мажордом ему его передаст. Спасибо тебе, милая, за понимание. И, конечно, я буду помнить про сюрприз для тебя. Обещаю, что обязательно что-то захвачу, – потянувшись к девушке, мужчина все-таки смог обнять ее, вдохнув приятный цветочный аромат ее волос. Отстранившись через мгновение, Люсия улыбнулась жениху на прощание и вышла из кабинета, оставляя Лесскиана в тяжелых раздумьях. Как только дверь за девушкой закрылась, мужчина, решительно отбросив все мешающие ему мысли, сосредоточился на составлении важных посланий и плана его предстоящей поездки. Он непременно должен отыскать своего спасителя и вернуть подарок любимой невесты.


***


– Крис, нам нужно напоить лошадей, и покормить их тоже было бы желательно, иначе нам вскоре придется идти пешком! – Рин поравнялся с мрачным другом, чтобы напомнить ему о том, что ни их кони, ни они сами не железные. И нельзя скакать всю ночь и половину дня, пытаясь добраться поскорее до ближайшего портала, так, чтобы еще остались силы у бедных измученных животинок. – Кристиан! Нам нужно сделать привал, ты слышишь?!

– Не ори так, Рин! – ответил Кристиан, даже не обернувшись, но тем не менее, прислушавшись к совету друга, начал замедляться и вскоре совсем остановился. – Как видишь, я все еще адекватно реагирую на предложения.

– Это уже было не предложение, а практически требование, – буркнул Рин, тоже останавливая коня и спрыгивая на землю. – Иначе мы бы уже через час шли на своих двоих. И я тоже, знаешь ли, не железный совсем.

– Ладно, не ворчи, – Кристиан вымученно улыбнулся. – Делаем небольшой привал.

– Нормальный привал делаем, Крис. Лошади совсем замучены, – Рин непримиримо сложил руки на груди, готовясь отстаивать свою позицию. – Да и нам нужно хоть чуть-чуть отдохнуть. Все равно нам до ближайшего портала осталось совсем немного. Так что мы можем себе позволить отдохнуть, как положено.

– Согласна с Рином, – Кассандра появилась, как всегда, внезапно, материализовавшись из сумки на седле. – Нужно отдохнуть, Крис.

– Сговорились? – парень недобро сверкнул глазами и, в конце концов, махнул согласно головой. – Ладно, некоторое время у нас действительно есть в запасе. Можем отдохнуть.


***

– Вам послание от баронессы Штольской!

Когда до Дамиана дошел смысл фразы, он, тихо выругавшись, выпустил Лилю из объятий и сел на кровати, тяжело дыша.

– Прости, Лиля.

– Дамиан, что там за послание и от кого?

– Я тебе сейчас все объясню, – мужчина встал и, быстро поправив одежду, прошел к двери, чтобы забрать сообщение от Клариссы. Лиля, ничего не понимая, накинула на себя покрывало и села в кровати, наблюдая, как господин ректор, отправив гонца, вскрыл полученное письмо и быстро пробежал по нему глазами. Закончив читать, мужчина вздохнул и прошел к ожидающей его пояснений девушке.

– Помнишь, я говорил тебе, что мне помогли быстро тебя найти? – увидев утвердительный кивок, Дамиан продолжил. – У меня здесь есть человек, с которым я познакомился, когда посещал Меренгу ранее. Этот человек довольно влиятелен и может быстро найти нужную информацию.

– Твой осведомитель? Женщина?

– Да, ее зовут Кларисса. И она помогла мне и на этот раз. Я попросил ее об услуге.

– Насколько я поняла, она это сделала ведь не совсем бесплатно и бескорыстно?

– Да, за свою помощь она попросила об ответной услуге, – Дамиан замолчал и посмотрел на сидевшую на постели девушку, ожидая ее реакции на его слова. – Она хочет познакомиться с тобой.

Лиля, услышав о подобной плате, сначала в недоумении подняла брови, но через некоторое время, уловив исходящую от мужчины неуверенность, взглянула на него понимающими глазами.

– У тебя были с ней отношения раньше?

– Я бы не назвал это отношениями, – Дамиан поморщился, но смотрел на Лилю все также неуверенно. – По крайне мере, я никогда ничего не обещал ей, да и она, думаю, не рассматривала нашу связь как нечто серьезное.

– Вы мужчины иногда такие слепые дураки, – фыркнула Лиля, вставая с кровати и направляясь в умывальную, которая находилась здесь же в маленькой комнатке, примыкающей к их номеру. – Я просто уверена, что она надеялась на другое отношение с твоей стороны.

– Лиля, ты злишься на меня? Но это ведь было раньше. Я ведь никогда не говорил, что жил монахом.

Лиля, которая уже зашла в ванную комнатку, выглянула из нее с полнейшим недоумением на лице:

– А разве я что-то такое говорила тебе? Я всего лишь сказала, что баронесса рассчитывала на другое к себе отношение.

– А.… это значит, что ты не злишься на меня? – Дамиан с надеждой смотрел на приоткрытую дверь умывальной комнаты.

– Нет. А что, должна? – громко ответила из умывальной Лиля. – Я прекрасно знаю, что у тебя были женщины до меня. И это нормально. Но сейчас, когда мы вместе, я хочу, чтобы в твоей жизни была только одна женщина. И я, на самом деле, просто хочу себя привести в порядок перед поездкой к твоей бывшей, – девушка выглянула на миг, попутно расчесывая спутанные волосы. – Если я правильно поняла, то мы идем сейчас к ней?

Дамиан кивнул, все еще ошарашенно смотря на довольное лицо своей женщины. Лиля, получившая ответ, снова скрылась. Мужчина покачал головой в недоумении, пытаясь понять, почему девушка так спокойно отреагировала на то, что им придется посетить Клариссу. Он все это время думал, что Лиля ни за что не захочет идти с визитом к его бывшей подруге, но она в который раз его удивила. Встав с кровати, он прошелся по комнате и затем, решительно открыв дверь в умывальную, посмотрел на девушку.

– Я люблю тебя и говорю, что ни сейчас, ни когда-либо мне не будет нужен кто-то еще, кроме тебя.

Лиля, услышав признание, улыбнулась и подошла к мужчине:

– Я люблю тебя и тоже говорю, что ни сейчас, ни когда-либо мне не будет нужен кто-то еще, кроме тебя.

Долгое мгновение мужчина и женщина смотрели друг другу в глаза, передавая все то, что не сказали слова. Затем Дамиан одним быстрым движением привлек к себе Лилю, чтобы подарить ей нежный и бесконечно долгий поцелуй.

– Нам нужно собираться в гости, – Лиля, наконец-то, оторвалась от любимого мужчины. – Вечером продолжим наш разговор.

– Вечером, милая, мы вряд ли будем разговаривать, – Дамиан усмехнулся, с уверенной и чисто мужской улыбкой глядя на вспыхнувшее от его слов любимое лицо.


***


Лесскиан, раздумывая над своим планом, стоял возле темной завесы. Для того чтобы пойти по следу своего спасителя, вампиру пришлось вернуться сначала на ту поляну, где он очнулся вчера днем. Далее след его привел к границе. Как показывали ему его инстинкты и обоняние вампира, его спаситель провел возле границы не меньше, чем половину дня. Что ему нужно было здесь, и почему он провел столько времени, просто сидя на одном месте, Лесскиан пока не понимал. Но это сейчас ему, на самом деле, и не нужно было понимать. Главное, это не потерять след и попытаться нагнать преследуемого в ближайшее время. Если Лесскиан задержится, то может не только потерять четкость взятого следа, но и вообще упустить свою добычу. И это будет равносильно провалу. Поэтому вампир не стал задерживаться возле границы надолго. Убедившись, что его предположения о том, что его спаситель в компании еще одного существа провел возле темной завесы несколько часов, а потом двинулся в сторону Зарина, Лесскиан тут же запрыгнул на своего жеребца и направился вдогонку. Запах второго существа по-прежнему был неясен, но смутно знаком. В том, что это был не человек, Лесскиан был уверен с абсолютной точностью. Задумавшись на мгновение о том, почему его спаситель решил ехать до Зарина, а не в Депорир, который находился гораздо ближе, вампир понял, что преследуемым им людям нужен, скорее всего, портал для перемещений. А ближайший портал находился именно в Зарине. Возможно, его догадки и принесли бы больше пользы, если бы его магический резерв был уже полностью восстановлен. Можно тогда было бы использовать магию перемещений и сразу же отправиться в Зарин и уже там найти похитителя подарков. Но его резерв все еще был пуст, поэтому придется положиться на выносливость своего коня и попытаться максимально сократить время передвижения. По крайне мере теперь Лесскиан был уверен в правильности выбранного направления и не сомневался, что в ближайшее время он уже встретится лицом к лицу с тем, кто так неосторожно его спас.


***


– Лиля, проснись, малыш, – Дамиан легонько потряс спящую девушку. – Кристиан в Лендеке. Скоро они будут здесь, в таверне.

– Что? – Лиля спросонья сначала не поняла, почему Дамиан будит ее так рано, но потом до нее дошел смысл слов мужчины. – Что? Кристиан вернулся? Откуда ты узнал?

– Он мне послал сообщение с помощью магии, – Дамиан улыбнулся и поцеловал девушку. – Так что, если ты не хочешь выглядеть сонной, советую пойти умыться и привести себя в порядок, пока у нас есть время на это.

– Да, конечно, – девушка спрыгнула с кровати и практически бегом направилась в умывальную и уже оттуда спросила. – А Крис ничего не сказал про Лелю? Они нашли ее? Все хорошо?

– Нет, он просто передал сообщение, что они уже в Лендеке и все, – Дамиан нахмурился, но потом решил, что предполагать сейчас что-то о возможном исходе похода друзей бесполезно. Приедут их друзья в «Сущий мрак», тогда все и выяснится. Эти предположения он и поспешил сказать Лиле, чтобы она раньше времени не нервничала и не расстраивалась.

Уже через десяток минут, они спускались вниз по лестнице в главный холл, чтобы заказать завтрак и уже здесь дождаться появления своих друзей. Таверна в этот ранний час была еще пуста, только за несколькими столами сидели, видимо, какие-то служащие, которым нужно было рано выйти на работу. В зале царила тишина и спокойствие, свойственные только тем местам, которые люди предпочитают посещать только в определенные часы. А все остальное время – тихо и спокойно. Лиля, зевая, слушала, как ее спутник делает заказ сонной разносчице. Она решила, что мужчина может и сам с этим справиться, поскольку ее сейчас волновало не то, что она будет есть на завтрак, а долгожданный приезд друзей. Увидеть поскорее любимую подругу было сейчас ее единственным желанием. Все еще зевая, она смотрела неотрывно на дверь, изредка оглядываясь на Дамиана, который, в отличие от нее, выглядел довольно бодрым, хотя, так же, как и она, лег спать довольно поздно. Вспомнив прошедшую ночь и вчерашний вечер, Лиля счастливо улыбнулась. Поездка к Клариссе баронессе Штольской вышла на удивление приятной. Лиле понравилась эта женщина своим незаурядным умом и чувством юмора. Пока они с Дамианом были у нее в гостях, Лиля ни разу не почувствовала со стороны хозяйки какого-то негатива или отрицательных эмоций. Познакомившись, они уже через час весело болтали вдвоем, обсуждая различие фасонов и моды в разных мирах. Кларисса очень заинтересовалась необычностью Лилиного наряда, состоящего из тонкой рубашки и брюк, которые она привезла еще из дома. Баронесса очень удивилась, когда узнала, что на Земле девушки сами вольны выбирать себе одежду по вкусу и неважно, платье это или брюки. В такой свободной и непринужденной обстановке прошел весь вечер и, уже уходя, Лиля пообещала, что как-нибудь еще заглянет к баронессе в гости, если будет в Меренге. А уж когда они вернулись обратно в таверну, тут им совсем стало не до разговоров. Лиля довольно улыбнулась, вспоминая все волнующие и незабываемые моменты.

– О чем ты думаешь, так довольно улыбаясь? – отвлек ее от размышлений Дамиан. – Нам завтрак принесли, а ты даже не заметила.

– Да так, о том о сем, – Лиля с нежностью взглянула в золотистые глаза и, протянув руку, дотронулась до руки мужчины, вкладывая свою ладонь в его руку. – По-моему, кое-что я еще не говорила тебе сегодня. С добрым утром, и спасибо тебе за завтрак и за все остальное – тоже.

– Не говорила, и я не сказал, – услышав слова девушки, мужчина довольно улыбнулся. – И тебе с добрым утром, милая. Я надеюсь, тебе хорошо спалось сегодня? – Дамиан улыбнулся, увидев, как вспыхнуло лицо девушки, и подвинул ей чашку с чаем и тарелочки с завтраком. – Можешь не отвечать, я и так это знаю. Приятного аппетита!

– Ты слишком самоуверен даже для мужчины, – Лиля, притворно нахмурившись, взглянула на довольного мужчину, с аппетитом завтракающего.

– Нет, не слишком. Все в пределах нормы, – Дамиан нахально ей подмигнул и снова улыбнулся.

– Хм… – Лиля решила не развивать тему дальше. И так мужчина с утра лучился излишней самоуверенностью. Принявшись за завтрак, она снова задумалась о том, когда же, наконец, приедут их друзья. Время встречи приближалось, и девушка все больше нервничала. Чтобы как-то занять себя, она придвинула к себе кашу, которая так аппетитно пахла. Дамиан поверх чашки с чаем бросил быстрый взгляд на задумавшуюся девушку, отметив, что та все еще переживает по поводу возможных новостей. Его раздумья внезапно прервал громкий шум за дверью таверны. Оглянувшись, мужчина быстрым движением поставил чашку на стол, предполагая, что так шуметь рано утром могут только их друзья, торопящиеся поскорее пройти внутрь. Лиля тоже услышала шум и возню и вскочила со своего места, чтобы в любой момент сорваться и броситься к друзьям. Когда дверь все-таки открылась и в таверну вошли уставшие и пропыленные Кристиан и Рин, Лиля с надеждой и напряженным вниманием уставилась на них. Но с каждой секундой, пока мужчины шли к их столику, глаза девушки все больше тускнели, а лицо каменело от осознания того, что мужчины вернулись без ее подруги.

Бросив быстрый взгляд на Лилю, Дамиан нахмурился и быстрым движением привлек к себе девушку, обнимая ее и утешая. Как только Кристиан и Рин подошли к ним, Лиля взглянула на Криса, безмолвно спрашивая его о том, почему они вернулись вдвоем.

– Это долгий рассказ, Лиля, – Кристиан хмуро посмотрел на дрожавшую девушку. – Лиля, я рад, что с тобой все хорошо и Дамиан тебя нашел. Я не сомневался, что он сможет это сделать.

– Леля… она…?

– Леля жива, не волнуйся. С ней все в порядке, – Кристиан обменялся быстрым взглядом с Дамианом, давая понять, что рассказ будет долгим.

– Жива? – с облегчением выдохнула Лиля, без сил опираясь на державшего ее за талию мужчину. – Но почему она тогда не с вами? И где она?

– Лиля, не волнуйся, – Дамиан повернул к себе девушку, пытаясь успокоить. – Пусть Крис с Рином присядут и расскажут нам все по порядку.

Рин в этот момент сел на скамью и со вздохом облегчения вытянул ноги. Кристиан сел тут же, рядом с оборотнем, а Лиля с Дамианом устроились напротив. Вглядевшись в измученные лица друзей, Лиля заметила, что они выглядят так, словно не отдыхали несколько дней. Возможно, так и было, если они так торопились вернуться в Лендек. Дамиан подозвал разносчицу и заказал еще еды и в таком количестве, что можно было бы накормить не двух, а минимум пятерых человек.

– Рассказывайте, – коротко бросил Дамиан. – Что случилось, и где Леля? Вы ее не нашли?

– Нашли, – коротко ответил Кристиан, ероша свои запыленные волосы. – Она сейчас в Фаленсии.

– Где? – в голос переспросили Лиля с Дамианом, недоуменно глядя на парня. – Ты уверен?

– Абсолютно, – спокойно ответил Крис, откидываясь на спинку скамьи. – Мы сами с Рином видели, как она прошла границу.

– Как она прошла ее? – спросил сухим и бесстрастным тоном Дамиан, став вдруг очень сосредоточенным. – С ней кто-нибудь был?

– Да, – Крис бросил быстрый взгляд на Лилю. – С ней был какой-то мужчина. Они оба прошли завесу, как будто ее вообще не было.

– Даже так? – удивился Дамиан.

– Крис, ты же не думаешь, что Леля забыла тебя и ушла с кем-то просто так? – Лиля в недоумении смотрела на сидящего напротив нее парня.

– Нет, не думаю, – Крис поморщился. – Возможно он помог ей выбраться из того места, где ее держали. Или еще что-то.

– То есть, поясни мне, вы уже встретились с ней, когда она была на свободе? Я правильно понял? – Дамиан внимательно вгляделся в обоих мужчин, ища ответ на свой вопрос.

– Да, когда мы их видели, они были от нас совсем недалеко, – Крис на мгновение замолчал. – Мы бы нашли их раньше, но задержались.

– Это я виноват, – наконец-то подал голос Рин, сидевший до этого молча. – Я сорвался.

– Надолго задержались? – понимающе спросил Дамиан.

– На одну ночь всего, – ответил за друга Крис. – Нам не хватило буквально немного, чтобы догнать их вовремя.

– Ясно, – Дамиан в раздумье смотрел на набросившихся на еду парней. – Что же, получается, нам нужно подумать, как пробраться в Фаленсию.

– Дамиан, я не понимаю, почему граница меня не пропустила? – спросил с набитым ртом Крис, оторвавшись на миг от завтрака. – При этом Леля почему-то прошла спокойно, а я даже не смог никак на эту завесу повлиять.

– Дело в том, что эта граница создавалась таким образом, чтобы пропускать только по праву крови.

– Что это значит? – спросила недоуменно Лиля, которая немного успокоилась после сообщения о том, что ее любимая подруга жива. Пусть она сейчас находится в другом государстве, но она, по крайне мере, жива и здорова, а также не находится в заточении у неизвестно кого.

– Это значит, что границу могут пересечь только те, в ком течет кровь жителей Фаленсии или же по приглашению крови от исконного жителя этой страны, – Дамиан оглядел замерших от его слов друзей. – А это значит, что либо Леля является потомком одного из жителей, либо она получила разрешение крови от кого-то из жителей. На мой взгляд, первый вариант гораздо реалистичнее выглядит. Хотя, кто знает… А как выглядел ее спутник?

– Обычный такой мужчина, довольно высокий, типичные человеческие черты лица, – Кристиан задумался на мгновение. – В общем, ничего необычного я не заметил.

– Странно, – Дамиан откинулся на спинку скамьи, обдумывая полученную информацию. – Тем более странно. И все же в этом случае моя первая версия отлично вяжется с этими выводами.

– Ты думаешь, что Леля – потомок кого-то из Фаленсии? – спросила Лиля, пытаясь понять, как такое возможно.

– Вполне возможно, если ты вспомнишь, что рассказывала мне про Сальвею и ее откровения о матери, – Дамиан покачал головой. – Я теперь просто уверен в том, что и в Меренге мы оказались совсем не случайно. Возможно, и сюда нас привели, как телят на веревочке. И это явно были не наши похитители-неудачники.

– О чем вы толкуете? – спросил удивленно Крис, пытаясь понять, что обсуждают его друзья.

– Мы потом расскажем, – Дамиан снова взглянул внимательно на теперь уже сытых мужчин. – Сейчас нам надо понять, что мы будем делать дальше. Кстати, с Кассандрой все в порядке?

– Да, она в отличной форме, – Крис фыркнул. – Ты, конечно, удружил нам знатно, когда отправил ее с нами.

– Я знал, что вам ее советы пригодятся, – усмехнулся Дамиан, отпивая глоток уже порядком остывшего чая. – Предлагаю вам пока отдохнуть и немного прийти в себя, а я подумаю над тем, что и как нам сделать, чтобы попасть за границу. Возможно, придется задействовать здесь свои старые связи или попытаться каким-то еще образом пробраться в Фаленсию.

– Согласен, – Рин устало выдохнул. – Я просто выжат. Сил не осталось практически никаких.

– Тогда отдыхайте, – Дамиан задумчиво постучал пальцами по столу. – У вас все? Или еще что-то есть?

– Да, точно, – Крис вдруг встрепенулся и посмотрел выжидательно на оборотня. Рин сначала недоуменно смотрел на друга, а потом его лицо прояснилось, и он достал из внутреннего кармана кольцо и положил его на стол.

– Это то, что я думаю? – Дамиан, увидев лежащий на столе артефакт, вдруг как-то резко изменился в лице и буквально впился острым взглядом в Кристиана. – Где вы его взяли?

– Да это артефакт из Фаленсии, и мы его взяли у вампира, – Кристиан даже чуть улыбнулся, глядя, как друг буквально пожирает глазами артефакт, при этом не касаясь его.

– Вампира? – казалось, ничто так не могло удивить господина ректора, как эта фраза. – Какого вампира?

– Лесскиана Таллейна, первого наследника второго рода Таллейн, – раздался внезапно холодный мужской голос, и четыре пары глаз с изумлением уставились на стоящего возле их столика высокого беловолосого мужчину с абсолютно черными глазами.


***


Нэр Товас взмахом руки отпустил посыльного и распечатал письмо от своего будущего зятя. С каждой прочитанной строчкой мужчина все больше мрачнел и злился. Дочитав послание до конца, он быстро скомкал его в кулаке, и уже через секунду вспыхнувшее темное пламя не оставило от бумаги даже крупиц пепла. Опустив голову, мужчина задумался, но уже через некоторое время усмехнулся и, взяв небольшой колокольчик, стоявший до этого на письменном столе, позвонил. На зов явился невысокий коренастый слуга, который, молча выслушав пожелание хозяина, сразу же удалился выполнять поручение. Сам же нэр Товас подошел к своему столу и, придвинув к себе письменные принадлежности, стал быстро составлять послание. Уже через некоторое время, когда письмо было готово, мужчина еще раз перечитал его и, по всей видимости, остался доволен написанным, так как уже через мгновение послание вспыхнуло черно-алым цветом и исчезло со стола. Побуравив взглядом еще несколько мгновений место, на котором еще недавно лежало послание, нэр Товас вдруг расслабленно откинулся на спинку высокого кресла и надменно усмехнулся:

– Я не позволю этому щенку испортить весь наш план.


***


– У вас отличное поместье, Сеттиан, – Леля со вздохом откинулась на спинку небольшого диванчика, расположенного в светлой и уютной гостиной. – Это была замечательная прогулка, и я отлично провела время.

– Рад, что тебе понравилось, Леля, – вампир также присел в кресло, с удовольствием наблюдая за прелестной гостьей, которая сейчас выглядела еще прекраснее, с ярким румянцем и немного растрепавшейся прической.

– И я очень проголодалась! – девушка засмеялась. – Надеюсь, ты простишь мне эту откровенность, которая не подобает молодой воспитанной девушке.

– Тебе, милая Леля, можно простить, что угодно, – Сеттиан привстал с кресла, чтобы запечатлеть галантный поцелуй на руке своей гостьи. – Да я и сам ужасно проголодался. Думаю, что можно попросить подать обед чуть пораньше, – мужчина повернулся, чтобы прихватить с небольшого столика специальный колокольчик для вызова прислуги, но двери в гостиную уже открылись, чтобы пропустить мажордома, державшего в руках поднос с корреспонденцией.

– Нэр Сеттиан, – Викенс поклонился, протягивая письмо своему молодому хозяину. – Пока вы отсутствовали, возвращался нэр Лесскиан. Он просил вам передать это послание.

– Лесс вернулся? – Сеттиан радостно улыбнулся, но потом до него дошел смысл слов мажордома. – Викенс, ты сказал, что нэр Лесскиан возвращался? Он уже уехал снова куда-то?

– Совершенно верно, нэр. Я думаю, что все ответы вы найдете в послании, – с этими словами Викенс, дождавшись, когда молодой хозяин возьмет конверт, опустил поднос и застыл возле дверей, ожидая распоряжений, которые могут появиться у Сеттиана после прочтения.

Сетт, извинившись, распечатал письмо от старшего брата. Пока вампир читал послание, Леля лихорадочно соображала, что им теперь делать. Она планировала провести в этом гостеприимном месте не более двух дней, а теперь оказывается, что старший брат, которого они так долго ждали, чтобы воспользоваться его магическими способностями, снова упорхнул. И теперь неизвестно, когда он вернется. Сеттиан, быстро прочитав послание, поднял глаза на гостью:

– Леля, прошу прощения, что обнадежил тебя быстрым возвращением моего брата. К сожалению, ему пришлось снова уехать, но он пишет, что вернется через несколько дней. Может быть, вы с Баром еще немного погостите в нашем доме до его возвращения? Хотя я пойму, если вы захотите уехать.

– Да, это немного меняет наши планы, – Леля вздохнула, но что-то решив для себя, продолжила. – И все-таки, я вынуждена сказать, что мы не можем больше ждать. Если твое предложение еще в силе, то мы с Баром хотели бы уехать сегодня.

– Конечно, я все прекрасно понимаю, – вампир слегка улыбнулся. – Я прикажу, чтобы вам выделили хороших лошадей, собрали вещи и приготовили провизию в дорогу. Но все же настаиваю, чтобы вы хотя бы на обед задержались. Как раз и ваши вещи в это время прислуга соберет.

– Да, это было бы прекрасно, – Леля тепло улыбнулась, с облегчением выдыхая. Она не была до конца уверена в том, что вампир отпустит их и выполнит свое обещание.

– Викенс, передай, пожалуйста, Лайле, чтобы помогла нэри Леле собрать вещи. А также предупреди на кухне, чтобы подготовили нашим гостям в дорогу припасы, и вели подавать обед пораньше, – Сеттиан, отдав приказ мажордому, убрал во внутренний карман послание от брата и вопросительно посмотрел на Лелю. – Леля, возможно, пока подают обед, ты хотела бы собраться в дорогу?

– Да, думаю, что так и нужно сделать, – девушка поднялась с диванчика. – Сеттиан, я очень… – на полуслове Лелю прервал громкий стук в дверь. И сразу же двери в гостиную открылись, пропуская дворецкого.

– Нэр Товас Далиан с визитом! – торжественно произнес дворецкий, давая возможность пройти в гостиную моложавому мужчине средних лет с цепким взглядом темно-карих глаз.


***


Лиля, увидев подошедшего к их столику гостя, нервно сглотнула и придвинулась ближе к Дамиану. Почувствовав нервозность девушки, мужчина успокаивающе положил свою руку на ее талию и затем спросил у внезапного гостя:

– Как я понимаю, вы – Лесскиан Таллейн?

– Совершенно верно, – вампир утвердительно наклонил голову – И это кольцо принадлежит мне.

– Может быть, следует сначала представиться друг другу, а потом уже мы будем обсуждать все вопросы, касающиеся чьей-либо собственности? – чуть высокомерно произнес Дамиан, дав понять гостю, что хорошие манеры никто и ни в каких ситуациях не отменял. Затем Дамиан по очереди представил всех сидящих и пригласил Лесскиана присесть к ним за столик. На удивление, вампир не стал отказываться, но и садиться с кем-то рядом также не собирался. Одним легким движением и без каких-либо явных усилий, мужчина подвинул еще одну скамью и расположился таким образом, чтобы видеть всех сидящих.

Сначала Лесскиан, когда наконец-то почувствовал в Лендеке свежий след, приведший его в итоге к таверне «Сущий мрак», хотел сразу же зайти внутрь и забрать свое имущество, но стоило ему войти в гостиничный зал, как его первоначальное решение поменялось. Его спасителем и одновременно похитителем подарка Люсии оказался совсем не слабый темный маг, который сейчас к тому же сидел в компании еще одного темного мага. И этот маг был такой огромной силы, какую Лесскиан за всю свою жизнь не чувствовал ни в одном из людей и нелюдей. На девушку, которая сидела рядом с этим человеком, вампир тогда даже не обратил внимание, но сейчас, когда она сидела близко от него, он смог рассмотреть не только очень необычные черты ее лица, но и также почувствовать ее силу. Пусть она не была так сильна, как мужчина рядом с ней, но в ней чувствовалось что-то, чему Лесскиан не мог дать названия. Словно девушка была куколкой, из которой вот-вот должна вылупиться бабочка.

– Лесскиан, могу я вас просто называть по имени? – прервал размышления вампира Дамиан. Получив утвердительный кивок, господин ректор продолжил. – Разве вы не хотели бы услышать, почему мой друг забрал ваше кольцо?

– А разве были какие-то особые причины забрать вещь, которая принадлежит другому? – Лесскиан насмешливо улыбнулся, демонстрируя выступающие длинные верхние резцы. Лиля, увидевшая это, широко открыла глаза, наблюдая со смесью интереса и ужаса за вампиром.

– Причина скорее была в тебе, – фыркнул недовольно Крис, насмешливо глядя на гостя. – Тебе это колечко точно было не нужно.

– Не думаю, что вы можете решать, нужны ли мне подарки от моей невесты или нет, – нахмурившись, процедил Лесскиан, недовольно глянув на Кристиана.

– Ого, от невесты? – Крис, казалось, очень удивился. – Не знал, что нынче невесты так любят своих женихов, что готовы их в любой момент отправить к Ледяной Богине.

– Что вы имеете в виду?

Казалось, еще немного и вампир набросится на насмехающегося над ним парня.

– Только то, что колечко – темный артефакт, высасывающий силы мага и не дающий естественной регенерации ни единого шанса излечить организм при ранении, – Крис откинулся на спинку скамьи, глядя на недоверчиво скривившегося гостя. – Если бы Рин не снял это кольцо, то ты бы здесь не сидел, а валялся сейчас на той самой полянке в лесу, как остальные.

– Этого не может быть! – Лесскиан никогда не думал, что люди могут выдумать такую нелепицу, лишь бы оправдать кражу чужих вещей.

– Кристиан сказал чистую правду, – вмещался в разговор молчавший до этого Дамиан. – Это кольцо – сильный артефакт, и даже сейчас, навскидку, я могу сказать, что оно действительно при активации способно лишить сил и жизни. Активируется, скорее всего, при использовании носителем темной магии. И снял его с вас именно Рин, поскольку Кристиан тоже темный маг, и кольцо бы просто также выкачало из него силы, попытайся он снять его с вас.

Лесскиан быстро взглянул на молчавшего до этого Рина. Оборотень, молча с настороженностью наблюдавший до этого за гостем, просто кивнул головой в подтверждение слов Дамиана и Криса. Вампир, до этого не обративший внимание на еще одного участника разговора, теперь же внимательно присмотрелся к массивному мужчине со странными глазами зверя.

– Оборотень? – изумленно спросил Лесскиан, не веря, что когда-либо в жизни ему придется быть обязанным одному их этих существ, с которыми его предки постоянно воевали. И хотя это было более тысячи лет назад, давняя вражда так просто не проходит. Поэтому еще тогда, на поляне, его насторожил странный и смутно знакомый запах. Но тогда он не стал обращать на это внимание, сосредоточившись на том, чтобы не упустить своего спасителя.

– Да, оборотень, – глухо подтвердил Рин, с неудовольствием глядя на своего врага. – Если бы я знал, кого спасаю, то не стал бы этого делать.

– Рин, ты все сделал правильно, – вмешалась в разговор Лиля, сжав руку оборотня, подбадривая его и одновременно успокаивая. – Не важно, кем он оказался, главное, что ты спас его жизнь и помог.

Вмешательство девушки послужило своеобразной разрядкой накалившейся обстановки, и все вздохнули с облегчением. Все, кроме Лесскиана. Только сейчас он начал осознавать, что подарок Люсии был для него смертельно опасен и должен был его убить. И к тому же это нападение на их отряд! Неужели все было спланировано? И неужели его любимая девушка связана с орденом отступников?

– Лесскиан, что вы теперь намерены делать? – прервал тягостные размышления вампира Дамиан.

– Мне нужно вернуться домой и все выяснить, – глухо ответил мужчина, пряча глаза.

– Если у меня будет к вам небольшая просьба, вы поможете нам? – Дамиан выжидающе смотрел на гостя.

– Какая просьба? – Лесскиан словно очнулся и теперь внимательно смотрел на господина ректора, давая понять, что готов выслушать.

– Я хочу, чтобы вы помогли нам пройти через темную границу.

– Пройти через границу? – вампир удивленно посмотрел сначала на Дамиана, а потом на всех остальных, сидящих за столом. – Для чего вам нужно пройти в Фаленсию?

– Нам нужно найти вот эту девушку, – Дамиан провел рукой над столом, и уже через мгновение в воздухе проявился портрет красивой блондинки с глубокими фиолетовыми глазами и задорной улыбкой. – Мы точно знаем, что она сейчас находится в вашем государстве.

– Не может быть, – прошептал потрясенно Лесскиан, неотрывно глядя на зависший в воздухе портрет. – Этого просто не может быть! Это же Амалия Баррейн!


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1, в которой говорится о том, что мужчины никогда не поймут женщин, а любимых женщин – тем более.
  • Глава 2. В ней наша героиня чувствует себя настоящей попаданкой из книжек, знакомится с новым миром, а в жизни ее подруги начинается новая глава.
  • Глава 3, в которой любовь кружит голову, заставляя терять самообладание и свободу.
  • Глава 4, в которой роли героинь меняются, а мужчины сходят с ума.
  • Глава 5, в которой говорится о том, как важно помнить о прошлом, верить в будущее, а жить настоящим.
  • Глава 6, в которой говорится о том, что все тайное всегда становится явным, и чтобы принять свою судьбу, надо иногда просто довериться ей.
  • Глава 7, в которой говорится о том, что не нужно злить девушек и держать их взаперти, иначе маленькая война с большими разрушениями вам будет обеспечена.
  • Глава 8, в которой происходят невероятные события, а история наших героинь делает крутой поворот.
  • Глава 9. Разоблачительно-обличительная, с включениями счастливых и радостных мгновений жизни.
  • Глава 10, в которой герои обретают новых друзей и новые проблемы.
  • Teleserial Book