Читать онлайн Старые легенды оживают бесплатно

Рэйн Элла
Старые легенды оживают

В своей комнате в общежитии Академии я появилась за несколько минут до подъема. За окном, сквозь темное предрассветное небо, пробивается солнечный лучик, кругом стоит тишина, последние минуты сладкого сна адептов. Вспыхнул магический светильник, и адептка Тримеер приблизилась к столу поприветствовать его жителей. Обе совы обозревали меня невидящими глазами, а кукла проскрипела своим безэмоциональным голосом:

- С возвращением леди Тримеер! Я соскучилась без тебя. Мне так не хватало твоих улыбок, рассказов и даже слез. Ты не забыла, мы с тобой целых шестнадцать лет не расставались больше чем на несколько часов, а тут на каникулы улетела, а потом и еще дальше.

- Вевея, так может мне тебя с собой забирать? - уточнила леди удивленная такой разговорчивостью куклы, - куда я, туда и ты?

- Нет дорогая еще не время, здесь я недосягаема для всех. Вот на каникулы отправишься и заберешь, - не согласилась древняя хранительница.

И тут разом загалдели обе совы.

- Ой, ну надо же, вы только посмотрите, - язвила от радости ректорская птичка, - вернулась, не запылилась. А мы уже заскучали, что-то больно тихо в Академии стало, а это Виданка отсутствовала.

- Видана вернулась, - голосом Цирцеи вторила сова, подарок Конрада, - я тебя на днях вечерком навещу, новости столичные расскажу. И привет тебе от нашего библиотекаря из замка. Что-то он там обнаружил и велел спросить, а ты книгу, что леди Витален Барнаус подарила, открывала? Он для нее словарь нашел, книга-то из библиотеки Тримееров.

- Что? - изумилась я и опустилась в кресло, - как из библиотеки Тримееров, он ничего не попутал? ... Цирцея, мне нужна вся информация о ней и словарь.

- Будет сделано, - пискнула сова и наступила тишина.

- Племянница, - ехидно так уточнил ректор, - ты хоть поспать сегодня успела? Сразу к делам приступаешь. Ты давай-ка, малышка наша, не спеша, постепенно втягивайся и да, с расписанием ознакомься. Там Арес тебе изменения внес.

И вдруг предрассветную тишину вспорол рог Эфрона, и мгновенно захлопали двери, послышался топот ног и недовольное бурчание адептов, досыпающих на ходу.

- Ну что, скучала по Академии? Добро пожаловать домой, леди Тримеер, - хихикнула сова, - другая бы на твоем месте на домашнее обучение сбежала, а ты смотри, вернулась. Я рад, давай отправляйся на зарядку, наш бог по тебе небось тоже соскучился. Не удалось ему адептку Тримеер еще погонять, ну ничего сегодня наверстает.

Накинув салфетку на глиняную сову, адептка надела спортивный костюм и побежала на общее построение. Не успела выскочить за дверь жилого корпуса, как в глаза бросилась целая толпа понурых финансистов, которые опустив головы, стояли перед Эфроном.

- Ну и чего вы тянитесь, рыхлые чудовища. Я вам какую задачу месяц назад ставил? Не помните? Ах-ах-ах, вы только посмотрите на элиту нашей Академии, где ж вы память-то оставили? Опять на выходных по тавернам да барам нашей столицы отирались? - издевался он, - а ведь было велено через месяц наравне с адептами других факультетов бегать, а вы уже и от адепток отставать стали. Ага, - Эфрон увидел меня, - адептка Тримеер появилась, какая радость. Виданка, тебе задача максимум - убежать от этих нетренированных адептов, а вам, жертвы попустительства нашего руководства ее догнать. Адептка после ранения слабенькая, пары кругов достаточно. Ну, чего стоите, рассусоливаете, - рявкнул он, - побежали.

Я и побежала, за мной в погоню рванули финансисты, топот ног, тяжелое дыхание и желание во чтобы то ни стало догнать адептку Тримеер. Но тут, откуда не возьмись рядом со мной появились Гвен Лангедок и Шерлос, и начали, потихоньку увеличивая темп уводить меня вперед, где уже маячил Алистер.

- Ох и фантазер наш Эфрон, - ухмыльнулся брат, - бросил им кусок мяса, мол она слаба, ату ее ату. Ну-ну, мы еще поглядим, чья возьмет. Дыши спокойнее, через нос. Хорошо что ты вернулась, без тебя чего-то не хватает.

- Если не сложно в двух словах, что произошло без меня? - попросила я.

- Гвен появился, - заулыбался он, - и сегодня мы планируем, коль ты вернулась, вечером собраться у кого-нибудь в комнате. Попьем чаю и пообщаемся. Ты с нами?

- Увидим, - только и ответила я, бежать было сложно, под ногами мягкий снег, в который то и дело проваливаются ноги.

- А чего смотреть? - удивился Шерлос, - лорд Тримеер сейчас занят будет дней несколько. Ночью наш караван, везущий товары из Дальнего Королевства, ограбили и расстреляли. Ответственность на себя взял Орден Смерти, папа дал знать, что они в командировку отбывают. Ты сейчас в Академии будешь, пока твой лорд не вернется.

Больше мы не проронили ни слова. Вспоминая встречу клуба Магического единения и факт разгрома филиала Ордена Смерти на Южном острове, я подумала - это месть, как за возвращение острова, так и за уничтожение на нем смертоносного вируса. Два круга пробежали честно, впереди, как путеводная звезда, бежал Алистер Данглир и когда мы закончили дистанцию, он подхватил меня на руки и закружил.

- Сеструня любимая, как я рад, ты снова с нами. А кто-то предрекал, что ты сбежишь на домашнее обучение, - поставив меня на твердую почву, заявил он, - согласись, это было бы нечестно.

- Однозначно, - подтвердила я, - и что бы я там делала? Померла со скуки.

- Виданка, - раздался счастливый вопль, - ты вернулась, УРАААА!!!

Раскинув руки в стороны ко мне летела Тамила, она заканчивала дистанцию и увидев меня не выдержала. Мы обнялись, какое счастье - моя сестренка, как я соскучилась по тебе. Кажется, я только подумала, вслух не произносила.

- Если бы ты знала, как я соскучилась, - прошептала она, смахивая слезинки, - пошли в корпус, пока не замерзли.

И мы в сопровождении Алистера, Шерлоса и Гвена направились к дверям нашего корпуса.

- Ой, ну вы только посмотрите, как всегда боевые кентавры отличились, - раздался ехидно-насмешливый голос Северуса, - сеструня, опять они впереди планеты всей, да?

- Ну что ты, - рассмеялась я, - мы сегодня четыре пары рядом сидеть будем, я впереди, а ты за другим столом. Стоит ли прибедняться так?

- Я тут решил с Леонардом договориться, пусть передвигается на мое место, а я рядом с тобой сидеть буду, - важно заявил Северус, - нечего, у него вопрос решен, а мне еще уговаривать да уговаривать, пока несговорчивая леди Тримеер решит, что такой как я в родственниках не лишним будет.

- Ух ты, Видана, только посмотри, как все соскучились по тебе, - раздался веселый голос Локидса, - хоть и не догнали, но как приятно, что ты с нами.

- Так, мы в корпус, - решила я, - скоро завтрак и да, еще пара добрых слов и расплачусь.

- Видан, - меня прервал голос Леонарда догонявшего нас, - ты к философии готова?

- Нет, а что нас ожидает? - спросила я, вспомнив, что "Философия магии" у нас первой парой - семинар, а второй лекция в поточной аудитории. Ох, у нас еще и "Оккультная анатомия" сегодня, но к ней я готова.

- Тиберий жестоко пошутил в прошлый раз, тебя не было, и велел нам подготовить доклады по тайным обществам, - ухмыльнулся Леонард, - стон в аудитории такой стоял, финансисты и целители рыдали от несправедливости жизни.

- Как странно, а причина слез в чем? - удивилась адепткаТримеер, посчитав, что темы докладов очень даже интересные.

- Ну, понимаешь, целителям эта сфера совсем не близка, они больше по травкам, мазям да массажам всяким. А финансисты сразу завизжали, что профессор поклонник теории заговоров, тайного мирового правительства, что попахивает отклонениями в психике. Правда Локидс и новенький адепт Гвен Лангедок как то резко так всех к порядку призвали, и дали понять, что мысли свои каждый пусть держит при себе, а к семинару готовиться придется, - рассказывал Северус, - самое веселое в том, что Тиберий финансистов на семинар опять с нами поставил. Вообще-то сегодня очередь целителей, но у него есть опасение, что если их вместе посадить, то семинар будет сорван.


По мне скользнул чей-то взгляд из окна нашего корпуса, резко подняла голову. От окна отпрянула фигурка. Адептка и скорее всего с младших курсов, слишком тонкая тень. Странно, что это могло быть? И ищейка, резко тряхнув ушами, подняла голову и приказала: "Не расслабляйся, родная. Я жить хочу, и потому держи глаза и уши открытыми и будь предельной внимательной". Поднялись с Тамилой на этаж, захватив полотенца отправились умываться и собираться на завтрак и занятия.


В столовой очень шумно, адептки обсуждают открытие нового сезона в императорском театре, которое состоится на этих выходных. Все охают и ахают, до меня доносится голос одной из старшекурсниц.

- Девочки, а вы слышали, лорд Брюс Блэкрэдсан свободен, его леди Изольда покинула империю и не намерена возвращаться. И он в новой пьесе играет заглавную роль, я была на репетиции. Это потрясающее, Брюс - бог сцены, какая игра, все театралки рыдали навзрыд. На премьере будет аншлаг, билеты уже на прошлых выходных нельзя было достать.

- Милица, ты близко-то видела этого служителя Мельпомены? - все перекрывает голос Ирмы, - он же старый, а у тебя слюни текут.

- Да ладно, - ехидно парирует ее однокурсница, - ты еще недавно с ума сходила от лорда Тримеера, а он тоже не юноша. Подумаешь, чуть помоложе Блэкрэдсана будет.

- Нашла что вспоминать, - язвит Ирма в ответ, - это наша знаменитая полукровка за папочку замуж выскочила, а у меня муж молодой и красивый.

И резко смолкли разговоры за столом, адептки начали осторожно поглядывать в нашу сторону, где мы с Тамилой делились впечатлениями о прошлых выходных.

- Ну, Ирма, тебя даже замужество не меняет, да? - развеселился Северус, - как была глупкой, так и осталась.

- А что я? - взвилась Ирма, - все знают, что лорд Тримеер намного старше Виданы, в отцы годится. За старика вышла и думает, что будет у нее счастья полная корзина с горкой.

- Ирма, ты давай язык придерживай, - насмешливо посоветовал Северус, - не знаю как тебе, а мне известно кто будет преемницей Регины рода Тримеер.

- Мне тоже известно, - подскочила Ирма и оказалась рядом с Северусом, уперев руки в боки, сверху вниз смотрела на него, - Генриетта Амбрелиаз. Мне об этом леди Амилен Тримеер поведала, еще до свадьбы ее старшего сыночка.

- Неужели? - съехидничал Северус, - а вот я лично от леди Гертруды слышал и не поверишь, это не Генриетта. Ты думай, прежде чем говорить что-либо, а то потом на полусогнутых перед преемницей полжизни пропляшешь. Причем по своему же желанию, отмываться будешь.

- Ну и кто это? - теряя терпение, взвизгнула она, - чего интригуешь, говори.

- Не говори, Северус, - попросила я, мы с Тамилой покидали столовую, и неожиданно погладила Ирму по плечу, - не стоит. Леди Дарнелл все никак успокоиться не может, вместо того чтобы радоваться муж ей достался молодой и красивый. Ирма, вы ведь очень красивая пара и подходите друг другу, что ж ты дурить-то продолжаешь? А кстати, у меня маленький презент, - я достала из кармана форменного платья фигурку из тигрового глаза и вложила в ее узенькую ладошку, - интересная вещица, в хозяйстве пригодится.

- Ненавижу, - раздался ее стон за моей спиной, - я тебя ненавижу, Виданка. Почему ты, почему он выбрал тебя? Это должна быть я, понимаешь я! - заорала Ирма.

- Дура! - припечатал голос Северуса, - она преемница, Видана Тримеер. Извиниться не забудь, пустоголовая.

Двери столовой закрылись, отсекая голоса, а я вновь поймала на себе взгляд. В коридоре кроме нас с Тамилой сновали адепты, но я не видела, кто бы смотрел на меня.

- Ой, простите, пожалуйста, - я фактически из под ног выхватила девчушку с первого курса. Не отводя от меня глаз, она прошептала, - засмотрелась.

- Тебя как зовут? - машинально спросила я, поставив ее на ноги и помогая отряхнуть серое форменное платье, - с какого факультета?

- Я Элиза, факультет практической магии, - отвечает, а сама смотрит на меня во все глаза, именно ее взгляд и преследовал меня. Худенькая, темные волосы и серые глаза, внешне - гадкий утенок, мы все такие в возрасте двенадцати лет. Но вот глазенки, умные, не по возрасту.

- И что нужно от меня, малышке Элизе? - уточняю я.

- Ничего... - еле слышно шепчет она, а глазенки стремительно наполняются слезами, - простите я нечаянно, честно-честно.

И отвернувшись она убегает, а я смотрю как заплетаются ее тонкие ножки.

- Не поняла, - растерянно произнесла Тамила, - это что было? Мой крестный здесь не причем, это однозначно. В - и - д - а, ты понимаешь что-нибудь?

- Догадываюсь, - подтвердила я, - разберемся. День, другой и все будем знать. Пошли, у нас лекция начинается через пять минут.



* * *

В аудитории, где мы занимаемся на дисциплине "Магия стихий" по полу бежала зеленая волна - трава, а рядом с нами в воздухе витал запах полевых цветов и то тут, то там пролетали васильки, ромашки, маки, а по стенам колосилась пшеница. Мы заняли столы и рядом со мной сел Северус, на мой удивленный взгляд довольно пояснил:

- Адептка Тримеер, тебе от меня никуда не деться. Сидеть я с тобой буду, нам вроде как вместе летнюю практику проходить, так что привыкай.

- Виданка, а скажи на милость, куда делся кот со свадьбы ректора? - возмущенно спросил Леонард. - Мы с Алистером ему роль приготовили, цепью золотой собирались молодоженов обвязать, да его с речами умными пустить, дабы он уму-разуму поучил некоторых, а оглянулись.... Вот только что сидел и из твой тарелки мясо ел. И опа! исчез наш говорящий котяра. Но главное, найти никак не смогли. Где он?

- Дома, на кухне обретается в тепле и рядом с пищей, - радостно сообщила я, оглянувшись, - наговорился он на всю кошачью жизнь вперед, так что его данного дара лишили. Мяукает только.

- Вредина, - припечатал он, - такого шикарного развлечения лишила всех, блохастого кота она пожалела.

- Адепты, добрый день! - раздался веселый голос леди Муниры, - я понимаю, вы соскучились по адептке, но вернитесь обратно в аудиторию. Я уже здесь и готова начать наше полезное общение. Мы сегодня приступаем к изучению стихии Земли, кто готов дать ей краткую характеристику?

- Я, - руку тянула вверх Тамила, - а можно я отвечу.

- Ой, ну неужели ты вчера в библиотеке изучала стихию Земли, - послышался язвительный голос Карла, - интересно, а в связи с чем не просветишь? Сестра твоя не к этой стихии относится...

- Карл, - расцвела леди Мунира, - неужели ты решил прийти на подготовку в аспирантуру ко мне?

- Э, погодите, леди Мунира.... Я еще свой выбор не сделал, - запротестовал Карл, - просто мне за выходные все уши прожужжали, что адептку Берг упустил. Хотелось Тамилу немного подколоть, но адептка Тримеер выглядит такой счастливой, что кажется, моя цель не достигнута.

- Адепт, вот оно Вам нужно? Давайте ближе к теме, Вы как определили, что адептка Тримеер не относится к стихии Земли? - спросила леди Мунира.

- Ну, - замялся Карл, - давайте адептка Рамон даст описание этой стихии, все-таки она готовилась, а потом я подключусь.

- Вот!... Вот такой Карл, ты настоящий! - засмеялся Северус, - брат, ты стал похож на самого себя, не поверишь, я рад!

- Прекрасно! Адептка Рамон, мы вас все внимательно слушаем, - улыбалась леди, - я рада, что проблемы в вашей группе сведены к минимуму.

- Маг Земли для магов других знаков, - начала неожиданно покраснев Тамила, - кажется слишком приземленным. Его волнует то, что является реальным и имеющим материальное выражение, но совсем не трогает то, что относится к области бесплодных мечтаний. Он ставит цели, которые достижимы, а затем работает над их воплощением в жизнь. Маг земной стихии любит свой дом, который является для него крепостью, медвежьей берлогой и неважно, царит ли там порядок или творческий беспорядок встречается на каждом шагу. Мага не пугает рутинная служба, он легко берет на себя обязательства и выполняет их аккуратно и с удовольствием. Маги этой стихии очень надежные, преданные люди и стремятся, заключив брачную партию, пройти со своей второй половиной весь жизненный путь.

- Ха, как я погляжу, - язвительно встрял в ее доклад Ильгус Туален, - у Локидса Мордерата сплошная положительная характеристика, что неужели ни одного отрицательного качества?

- У магов земной стихии, - спокойно продолжала Тамила, - имеются черты совсем не радующие окружающих. В первую очередь - это упрямство, да что там, упертость. С ними очень трудно спорить, они стоят на своей позиции до конца, не воспринимая чужого мнения. Они не любят развлечений вне своей крепости, дома готовы радушно принимать гостей, но сами не желают ходить по гостям. Маги земной стихии могут быть очень закрытыми и молчаливыми перед окружающими, недоверчивыми и не стремятся пускать людей в свою душу, расширяя круг общения. Они методичны, законопослушны и настроены на долгосрочные отношения. Спасибо за внимание, у меня все.

- Спасибо, адептка Рамон, великолепный вводный рассказ. А Ваша язвительность, адепт Туален была совершенно неуместна, - подвела итог леди Мунира Йодик. - Это было некрасиво и очень походило на сведение счетов, что крайне странно. Никто не замечал за Вами неравнодушия в отношении адептки.

- Мне нет дела до адептки Рамон, - ледяным голосом заявил Ильгус, - я полукровками не интересуюсь. Просто непонятно, отчего такие славословия в адрес моего дальнего родственника Локидса? Его в собственной семье недолюбливают, тяжелый паренек по характеру, никого кроме себя не замечает...

- Начнем с того, что про адепта Локидса Мордерата Тамила не сказала ни слова, - удивилась леди, - все что она поведала действительно относится к магам земной стихии и никто не виноват, что среди них много наших адептов с финансового факультета. Именно они в состоянии заниматься рутинной работой с цифрами, свитками и держать в своих головах целые массивы информации закодированной цифрами и понимать о чем идет речь. Вот, например, я им по хорошему завидую, мне такие таланты не даны, а вы только представьте на минуту, что в этом скопище цифр они вытаскивают что-то свидетельствующее о финансовых преступлениях, случись которые и половина населения империи обнищает, лишившись своих сбережений и может последовать социальный взрыв. И закончим тем, что Вам нужно извиниться перед девушкой, а не обзываться.

- Я не обзывался, а констатировал факт, в нашей группе две полукровки и никогда нас это не напрягало, но вот интересоваться ими как девушками, увольте, - упрямо заявил адепт, - моветон понимаете ли. Моя семья такого пассажа не поймет и наследства лишит.

- Скажем так, это уже лично ваши проблемы, тебя и твоей семьи, - разнесся по кабинету металлический голос Северуса, - впредь держи их при себе и меньше язык распускай. Еще одна попытка назвать девчонок этим прозвищем будет иметь соответствующее продолжение.

- Ты на что намекаешь? - встрепенулся Ильгус, - давай, договаривай.

- Как скажешь, рожу начистим тебе по очереди, чтобы даже слово это забыл, не то чтобы им кидался, - ответил староста, а Ильгус под укоризненным взглядом леди Муниры опустил голову к свитку и замолчал.

- Леди Мунира, - подал голос Карл, который по своему характеру больше всего походил на мага земной стихии, - но уравновесить стихии в одном маге возможно?

- Конечно, адепт Барнаус не просто можно, но и необходимо, мы будем стремиться к этому. Потому что именно уравновешивание всех стихий в маге позволит сделать жизнь более счастливой и здоровой.

- Леди Мунира, - Северус поднял руку, - это действительно важно и интересно, а вот скажите, такие понятия как Маг Жизни и Маг Смерти с чем связаны? Они имеют хоть какое-то отношение к стихиям или это что-то отдельное и непостижимое?

- Хороший философский вопрос, - одобрительно улыбнулась леди, - понимаете эти два понятия хоть и стоят особняком, как бы намекая на нечто особенное, но поверьте, это не так. Маг Жизни, как и Маг Смерти, также зависят от стихий окружающих нас, просто это маги другого порядка. Мне больше импонирует Маг Жизни, в нем уравновешены все стихи, но властвует над ними - Дух и еще, эти маги могут принимать разные биологические формы.

- Леди, простите, - вмешался Северус, - а Вы сами с таким сталкивались?

- Да, конечно, в одной группе со мной училось несколько таких даровитых адептов. Знаете, у нас была удивительная группа, однажды на балу в ночь всех святых, на пятом курсе, мы устроили анимаг-шоу, - улыбалась она, а глаза зажглись восторженным огнем, при воспоминании. - Это было что-то, мы впервые попали на бал и были так рады, что поразили всех и самих себя, но больше никогда не повторяли такого.

- А почему? - спросил Ардер Морель, - вам за это влетело?

- Да, понимаете, мы еще не осознавали, что наши дары могут находиться под внимательным приглядом взрослых магов и кое-кому совсем не понравились талантливые адепты. Главный попечитель нашей Академии, а им тогда был ныне покойный Хурин Мордерат, собрал нашу группу и серьезно отругал за такую вольность. Мы только позднее поняли как же он был прав. На нескольких адептов нашей группы, тех самых кто имел дар превращения, были совершены нападения. Один был ранен очень тяжело, его фактически изувечили, и после случившегося он покинул стены Академии, выбрав путь затворничества. Остальные были ранены с разной степенью тяжести, так адепта Тримеера целитель вытаскивал от дверей Вечности, но как потом выяснилось в такие переделки он начал попадать лет с двенадцати, потому и не отказался от своей детской мечты, став сыщиком. А вот кое-кому пришлось распрощаться с мечтами о военной карьере и стать ученым, как наш ректор лорд Эрмитас. Один из адептов после ранения пропал. Его родители забрали после лечебницы домой, восстановиться и в одну из ночей юноша исчез из своей комнаты. Больше о нем ничего не известно. Потому среди нас есть Маги Жизни, но они не кричат на каждом перекрестке об этом.

- А Маги Смерти? - уточнил Северус.

- Маги Смерти или некроманты, также ходят среди нас и тоже помалкивают о своих слабостях. За ними пристально наблюдают, не позволяя заиграться в воскрешении покойников и использовании их в своих планах.

- Как интересно, - прошептала Тамила, - а чем чреваты их увлечения?

- В мире должен быть определенный баланс, адепты, - пояснила леди Мурина, - если мы будем воскрешать мертвых, то начнутся проблемы с рождением малышей. Во-первых, их будет меньше рождаться, а во-вторых, они будут рождаться больными, с генетическими отклонениями. Рождение и смерть - это две стороны медали, удерживая здесь, на земле, мертвую плоть, мы перекрываем путь живой.

- Так я не понял, позвольте уточнить, - попросил Карл, - Маги Жизни чем отличаются от магов стихий?

- Адепт, повышенной ответственностью, - улыбнулась леди, - им много дано и они в ответе за все дары и за всех кого приручили. Мне кажется, у адептки Тримеер появились вопросы?

- Да, я могу задать их сейчас или после занятия? - спросила я.

- Так, это уже интересно, - мягко улыбнулась леди Мунира, внимательно рассматривая меня, - сейчас от меня потребуют фамилии адептов, не так ли?

- Если можно, - согласилась я.

- Ну а почему нет? Это тайной не является, изувеченный адепт Андреас Гален, пропавший - Каллист Баррен, после случившегося его родственники своих детей в нашу Академию не отдавали, - пояснила она.

- Спасибо, леди Мунира.

- Итак, адепты, для девушек домашнее задание написать небольшое эссе на тему "Дом магов земной стихии", а для юношей тема "Служение для магов земной стихии", не более двух свитков. В начале следующего занятия сдать. Всем понятно? Очень хорошо, вы свободны.

Мы с Северусом остались сидеть за столом, леди села за свой стол и с улыбкой смотрела на нас.

- Что вас интересует, любопытные адепты?

- Леди Мунира, а можно уточнить, Вы сказали Андреас Гален в затворе, в каком смысле? - спросила я.

- Видана, Андреас живет здесь неподалеку, в Фоксвиллидж. Его дом, вернее дом его родителей, располагается на другой стороне деревни от дома Тримеера. Сразу за кладбищем, двухэтажный каменный флигель темно-зеленого цвета, красная черепичная крыша и белые ставни на окнах, спутать нельзя. Он талантливый маг, образованный, обучение закончил дома и с момента ранения никто из нас его не видел. Андреас избегает всех. Вы спросите, зачем я с вами так откровенна... могу ошибаться, но адепт Гален был очень непростым юношей и по какой-то причине не ладил с адептами Эрмитасом и Тримеером. Складывалось ощущение, что он ревновал их к успехам, хотя сам дарами и умом не был обделен. Тогда ведь так и не сумели раскрыть те нападения на адептов, и я почему-то была уверена, что Андреас в курсе, кто они, но не посчитал нужным назвать их.

- А лорд Эрмитас, что было с ним?

- Он был ранен, какое-то время был без сознания, но опасности, что может погибнуть, не было, а вот в армию после полученных травм путь был закрыт раз и навсегда.

- Понятно, большое спасибо. Мы пойдем.

Мы шли по коридору в аудиторию к леди Альфидии и молчали. Я просто думала, а Северус поглядывая на меня, не выдержал.

- Видан, что не так? Ты напряглась и погрузилась в мысли.

- Странно, Северус, а зачем это нужно было взрослым магам? - поделилась я, - они то как раз дело довели бы до конца. Тут же похоже на попытку сломать жизнь некоторым талантливым, и убить адептов Тримеера и Галена. Не значит ли это, что главная мишень - они, а остальных покалечили для отвода глаз?

- Сеструнь, так в чем проблема? - удивился он, - у мужа спроси, он от тебя скрывать не будет.

- А вот это не факт, может и запретить даже думать об этом. Вот только я уже не смогу успокоиться, хочу до конца докопаться.

- Видана, ты сегодня вечером с нами? - он взялся за дверную ручку и ждал ответа.

- Похоже, да. Шерлос сказал, что преступление совершено и мой лорд отбыл в командировку. В этом случае, я в Академии.

- Очень хорошо, - с облегчением произнес он, - нам пообщаться всем не мешает, в том числе и по вопросам, что тебя волнуют. Может, сумеем информацию найти, не покидая Академии.

На мне вновь появился взгляд, и я его узнала.

- Северус, ты не в курсе первокурсница Элиза....

- Нет, слишком мелкая... хотя постой, Элиза... это малышка с темными волосами, она на внешность, как бы помягче сказать, некрасивая что ли?

- Это просто возраст такой, - тихо ответила я, - подрастет и может оказаться, что внешность просто удивительная, цепляющая за душу. Так кто она?

- Элиза Брекноуг, род у них древний, но не богатый, поговаривают, что и талантов магических у них нет. Однако я очень в этом сомневаюсь, они древние и мне кажется, скрывают свои дары, - пояснил Северус, - а почему ты спросила?

- Она сегодня мне под ноги попала, едва не сбила девочку.

- Понятно, мне кажется она какая-то одинокая, я пару недель назад на окне полночи сидел рядом с твоей комнатой. Ну и понаблюдал, что в коридоре творится. Все адептки с младших курсов по двое, по трое ходят, а она - одна. И знаешь, странно, до дамской комнаты и обратно, а дальше замок щелк и никому дверь не открывает. К ней как то куратор их стучалась, девочка не открыла. В их группе полукровок нет, а вот небогатая только Элиза Брекноуг.

- Спасибо, ценная информация. Пошли на занятие.


Леди Альфидия вошла в аудиторию с сосредоточенным видом, прошла к столу и развернувшись к адептам взглядом уперлась в меня.

- Значит, Видана Тримеер... я правильно понимаю, что адептку Берг я еще могла звать на свой спецкурс, а вот Тримеер уже бесполезно?

- Леди Альфидия, спасибо за предложение, но я сомневаюсь, что останусь в аспирантуре у кого-либо, - адептка Тримеер стояла у стола, вся группа сидела и в аудитории стояла тревожная тишина.

- Печально, очень печально. Но я думаю мы найдем точки соприкосновения с лордом Тримеером и постараемся решить вопрос о Вашем, адептка, обучение на спецкурсе "Ведьмология".

- Леди Альфидия, пожалуйста, не нужно, - тихо попросила адептка.

- Видана ну почему? - недоуменно воскликнула леди, - он Вас так запугал?

- Нет, ни в коем случае, просто есть вещи которые я считаю намного интереснее "Ведьмологии", например, раскрытие тайн.

- Адептка, Вы не понимаете, Ваш талант позволяет стать величайшей ведьмой нашего времени, нельзя его закапывать. - Леди Альфидия была вне себя от возмущения, - да перед Вами будут преклоняться окружающие, из других государств будут прибывать маги за советом к Вам и привозить бесценные дары.

- Спасибо, леди Альфидия, но лавры царицы Савской меня не прельщают, - ответила адептка, - и не нужно подбивать меня на достижение целей чуждых мне.

- Адептка, Вы вообще-то осознаете, насколько талантливы? - с обидой поинтересовалась леди, - Вам что совсем неинтересно развитие своих даров? Я хочу помочь в этом, мне безумно интересно провести Вас по пути вперед. А кто Вам еще делал предложения? - ревниво уточнила она.

- Лорд Эрмитас и магистр Тарш, - тихо ответила я.

- Печально, - в глазах молодой, стройной женщины, которую я видела фоном за леди, стояли слезы, - лорд Тримеер второй раз наносит мне непоправимый урон.

- Леди, но ведь Латона счастлива, - все так же тихо говорю я, - ей достался достойный и любящий супруг.

И вот тут у леди Альфидии самым банальным образом отвисла челюсть, она стояла и не находя слов от такой наглости, рассматривала меня.

- Значит ли это, что Вы увидели его настоящее лицо? - пришла она в себя, а та молодая женщина стремилась своим фиолетовым взглядом проникнуть внутрь меня. - И где это произошло?

- Да, я его увидела, - подтвердила я, - в Тайной канцелярии, перед выходными.

- Мда... - только и произнесла леди Альфидия, - Видана, есть хоть призрачный шанс, что лорд Тримеер позволит Вам учиться на моем спецкурсе, если я подойду и лично попрошу его об этом.

- Леди Альфидия, - ее истинное лицо стало умоляющим, - ни единого шанса. Не нужно просить об этом лорда Тримеера.

- Понятно, адептка, но надежда умирает последней, я рискну это сделать, - сухо ответила она и предложила, - садитесь. Адепты, сегодня мы приступаем к теме знахарства. Итак, приготовили свитки и начинаем писать лекцию, я хотела побеседовать на эту тему, но огорчена настолько, что сил на беседу - нет. Лучше я просто надиктую материал, а вы дома его разберете.

И леди начала диктовать. Вначале объясняя, кто может заниматься знахарством, какие силы для этого требуются и как необходимо готовиться к приему болящих. Особо сделала упор на то что целительством может заниматься, при желании, любой маг. Просто таланты и соответственно силы для этого у каждого разные, но тем не менее, маг со средними способностями при хорошей подготовке и обучении может быть знахарем более сильным, чем тот, кто обладая соответствующим даром относится к нему наплевательски.

Затем плавно перешла к подготовительному этапу, и мы записывали необходимые для этого заговоры и заклинания.

- Адепты, вы должны понимать, что знахарю обязательно нужно соблюдать посты по святым, для всех нас, дням. Например, в этом году день уничтожения ордена тамплиеров 13 октябриуса приходится на последний день перед выходными, для знахаря в этот день показан строгий пост. Пометили? Хорошо, идем дальше...

К концу лекции леди поуспокоилась и начала немного улыбаться и даже подшучивать, однако домашнее задание продиктовала такое, что адепты ахнули и взвыли самым настоящим образом. А молодая женщина стояла с прямой спиной и насмешливо поглядывала на нас.

Мне было легче всех, на лечебном факультете раздел знахарства нами был пройден на втором курсе и потому все заданное я знала. Судя по взглядам, что бросали на меня адепты придется заняться репетиторством.

- Значит так, - уже спокойным голосом произнесла леди, - адептка Тримеер, Вы пропустили предыдущее занятие, причина меня не интересует, как понимаете, от отработки долгов Вас никто не освобождает. Идите к доске и будьте добры, разъясните группе, как провести ритуал на привлечение удачи.

Я вышла к доске, Северус с сочувствием смотрел на меня, Тамила покрывшись красными пятнами, опустила голову. Карл скрестив руки на груди и откинувшись на спинку стула, демонстративно рассматривал меня с ног до головы.

- Обряды бытовой магии, - начала я, - содержат огромное количество ритуалов, позволяющих решить многие проблемы или заручиться поддержкой высших сил в делах. Остановимся на одном из них, он называется "Привлечение удачи". Проводить ритуал можно в любое время, но я предлагаю делать это в свой день рождения, тем более что Ардер и Леонард их отмечают на следующей неделе. Для начала вспомним, что первые двенадцать дней после нашего дня рождения соответствуют месяцам следующего года и считается, что как мы проживаем каждый из них, так затем проживем и каждый месяц. Соответственно, эти двенадцать дней нужно прожить насыщенной полноценной жизнью.

Я сделала на доске пометки, позади меня скрипели перья. Леди Альфидия отошла в конец кабинета и оттуда наблюдала за учебным процессом.

- А сейчас собственно сам ритуал. Проснувшись ранним утром, до рога Эфрона и лежа в постели, необходимо переплести пальцы обеих рук в замок. Опускаем руки таким образом, чтобы сплетенные пальчики лежали на животе и закрыв глаза постараемся представить образ Удачи. Ее можно представлять в образе юной и красивой девушки с золотистыми волосами или наоборот, темноволосой с карими глазами, кому что ближе. Представили, увидели ее воочию и сосредотачиваемся на своем желании, привлекая в свою жизнь - удачу, любовь, успех. Обязательно высказываем это пожелание вслух. Еще немного полежали, но засыпать нельзя. Поднимаемся и начинаем заниматься делами, однако в течение дня желательно вернуться к своему разговору с леди Удачей, представляя ее образ.

- Видана, какие заговоры читать нужно? - раздался веселый голос Ардера, - я тут твой ритуал на красоту проводить начал, затягивает.

- А не нужно никаких заговоров и заклятий, просто высказываем вслух пожелание, так как бы рассказали о нем самому близкому человеку, - ответила я.

- Так совсем не сложно, - улыбается он.

- Не сложно, - соглашаюсь я, - на самом деле многие ритуалы не являются сложными, вся загвоздка в нашей лени и неумения собраться для их выполнения, а также нежелании встать пораньше и затратить свое время.

- Адептка Тримеер, - язвительно поинтересовался Карл, - а твое замужество - это результат ритуала на день рождения? Из-за вашего брака с попечителем, моя мать лишилась подруги детства.

- Я сейчас заплачу, - насмешливо резюмировала леди Альфидия, подходя к своему столу и глядя на Карла, - адепт Барнаус, ты ничего лучше не мог придумать чтобы адептку уколоть? Значит, так хорошо дружили две леди, если рассорились из-за свадьбы адептки и ее попечителя.

- Мать считает, что у него не было права вставать на моем пути, - упрямо заявил Карл.

- Хм, насмешил, а может, это у тебя не было права претендовать на руку адептки? - хмыкнул Северус, - и потому прекрати исходить желчью. Леди Альфидия, Вы с ритуалом согласны?

- Он мне нравится, - подтвердила она, - садитесь адептка. Вы не готовились, мы и тему такую еще не разбирали, вытащили из запасников и озвучили перед всеми. Это только подтверждает, Вам нужно совершенствоваться дальше.

- Так, адепты кто готов присоединиться к сокурснице и поделиться рецептом на привлечение удачи? - спросила леди Альфидия.

- Пожалуй, я добавлю в общую копилку и свой рецепт, - подняла руку Гермита, - только это не совсем рецепт, это создание талисмана на удачу.

- Ну и прекрасно, - обрадовалась леди, - мы внимаем. Видишь, как все сосредоточено перья держат? Диктуй.

- Первое что необходимо - кольцо, мы можем сделать его сами или приобрести недорогое, подержать с собой какое-то время, а затем пустить его катиться от себя, чтобы уносились все обиды и неудачи. Наш помощник ловит кольцо и пускает его обратно, катиться к нам, чтобы вернулась удача. И после этого приступаем к самому обряду. Нам необходим период растущей луны, в чашку нальем воды и растворив в ней соль опускаем туда кольцо, ненадолго. Безоблачной ночью, когда луна видна хорошо, выходим на улицу и показывая кольцо несколько раз громко произносим: "Черная Луна, помоги и мое кольцо удачей надели", после чего его оставляем переночевать на улице, а с утра уже можно носить.

- Умничка, - расцвела леди Альфидия, - несложный обряд, а результат будем хорошим. Мы это в юности практиковали.

- Хм, у нас еще одна любимица в группе появилась, - неожиданно для всех ехидно произнес Карл.

- Ох ты ж, а кто-то никак от ревности за страдал, - удивился Северус, - или у нас только тебя преподаватели должны на руках носить, да слова одобрения расточать? Ну и ну, адепт Барнаус, ты меня неприятно удивляешь, то ли еще будет, какой следующий выпад ожидать?

- Не переживайте, староста, - улыбнулась леди, - это выходят спесь и гордыня, как прыщи юношеские, пройдет немного времени и адепт повзрослеет, перестанет пытаться кого-либо укусить. Это временное явление. А Вам, адепт Барнаус, пора осознать, жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на обиды. Нас окружает мир полный чудес и загадок, а Вы его, увы, не замечаете.

- Вам легко говорить, - расстроено сообщил он, - а у нас дома самый настоящий траур, мать только об этом и говорит. Вот Вы делали приворот для своей дочери, почему нельзя было сделать и в моем случае?

- Карл, а Вы знаете, на кого делался приворот, и что случилось в итоге? - поинтересовалась она.

- Нет, но слышал, что Ваша дочь счастлива.

- Хм, кажется, она действительно счастлива, - насмешливо подтвердила леди, - но вот замужем она оказалась не за тем, кого попытались приворожить. Адепт, если бы Вы знали, как больно осознавать, что сокровище, которое ты холила и лелеяла столько лет, оказывается женой самого некрасивого человека в империи. Моя девочка в обморок упала после брачной церемонии, когда поняла чьей женой стала, а Вы приворот, приворот... Не каждого можно приворожить, меня предупреждали не играть с этим огнем, не поверила. Посмеялась, я такая талантливая и не получу желаемого ха-ха-ха. Я забыла один из законов магии - Все, что ты делаешь, возвращается к тебе в тройном размере. Мда, ... нас за это так наказали! До сих пор с содроганием вспоминаю. Так что не нужно играть в такие игры, как правило, цена слишком высокая. Вы согласны со мной?

- Не знаю, - хмуро ответил Карл, - я любил и хотел быть любимым.

- Адепты, давайте я объясню с позиций бытовой магии, что в таком случае необходимо сделать, - сказала леди Альфидия. - Проблемы, с которыми нам приходиться сталкиваться в жизни, на самом деле находятся в нас самих. Не решив их, невозможно изменить, кого бы то ни было. Пока мы позволяем обидам, раздражению и ненависти царствовать в наших сердцах мир вокруг нас будет полыхать черными красками. Мы должны, да что там, обязаны простить тех, кто по нашему мнению, нас обидел и отпустить на волю представление о себе, как о неудачниках. Это непросто, но жизненно необходимо. Внутри каждого из нас живет ребенок, наш внутренний ребенок, та часть души, без которой мы не можем быть счастливыми. Простив все и себя в том числе, нужно обратиться к нашему внутреннему ребенку и спросить, а чего он на самом деле хочет. Поймите, он знает что нам нужно. Мы желаем любви, внимания, нежности, но никто не сможет дать их нам, кроме нас самих. Я не очень путано объясняю? - обратилась она к Карлу.

- Да вроде все понятно.

- Прекрасно, тогда продолжаем. Есть вселенский закон магии, действующий во всех мирах - Прежде чем что-то получить, нужно сначала отдать. Хотите, чтобы вас любили, начните любить сами.

- Но я любил, - возмутился адепт Барнаус, - что не так? Почему адептка стала женой другого человека?

- Но никто не может заставить человека полюбить другого человека, против его воли, - пояснила она, - здесь вступает в свои права еще один магический закон - Магия не должна использоваться, чтобы повлиять на свободный выбор другого человека. А потом, что Вы сделали, чтобы Вас полюбили? И не скидываем со счетов очень важный момент, люди разговаривают на разных языках любви, ваши не совпали, только и всего.

- Простите, леди Альфидия, а можно меня не касаться? - спросила адептка.

- АдепткаТримеер, на примере ваших взаимоотношений с адептом Барнаусом мне легко показать некоторые моменты любовной магии, вернее того, какие ошибки сделаны адептом. Потерпите немного, - предложила она, - просто, когда пример живой, материал усваивается легче.

Адептка обреченно вздохнула и закрывшись от всех молча слушала объяснения леди Альфидии.

- Адепт, давайте обопремся на древнюю мудрость народа из Королевства Южных морей, они говорили - Влечение ума, порождает уважение; влечение души, порождает дружбу; влечение тела, порождает желание. Соединение этих трёх влечений, порождает любовь! Вы до какой стадии дошли с адепткой? Я правильно понимаю, что первые две не преодолели?

- Да, дружба только дружба, - согласился он.

- Ну и что Вы хотите? - удивилась леди, - а если учесть, что взрослый лорд ждал, когда адептка вырастет. Милый юноша, шансов у Вас просто не было. Он столько лет успешно отбивался от всех предлагаемых брачных партий, сейчас я понимаю почему. Адепт, нужно уметь ждать, своего человека, встречи с ним и счастья. И только дождавшись, а поверьте оно того стоит, ты обретешь все.

- Леди Альфидия, - Леонард поднял руку, - что за языки любви? Просветите.

- Ах да, прекрасно, адепт. Рассказываю как на духу, - засмеялась она, - вообще-то я люблю раздел "Любовная магия", у всех так глазки загораются, а писать начинают так быстро, боясь пропустить хоть словечко. Каждый человек говорит на своем языке любви, всего их пять. И самое главное понять язык любимого человека и настроиться на его язык. Адептка Тримеер, простите меня, но я хочу вновь потревожить Вас, адепт Барнаус скажите, на каком языке любви говорит адептка?

- Я не знаю, леди Альфидия, - густо покраснев, ответил он, - это что действительно так важно?

- Да, поверьте мне. Я уверена, лорд Тримеер великолепно знает на каком языке говорит его юная жена. Умение говорить на языке любви вашего, адепты, любимого человека - путь к счастливой жизни с ним.

- Леди, - встрял Ардер Морель, - а люди говорят только на одном языке? Вы сказали, что их всего пять.

- Как правило - да, но от силы на двух, - поведала леди Альфидия, - первый язык - язык похвал. Когда мы говорим нашему, самому главному человеку в жизни: "Ты самый умный", "Ты справишься", "Лучше тебя с этим никто не справится", а он переспрашивает: "Ты действительно так думаешь? Я и правда молодец?" - мы говорим на языке похвал и нашему любимому человеку действительно важно это слышать. Не бойтесь переборщить, адепты, кашу маслом еще никто не испортил. Восторгайтесь, говорите комплименты, ставьте в пример родственникам и увидите, ваш человек расцветет, и будет стараться становиться все лучше и лучше.

Она улыбнулась и на мгновение задумалась, адепты молчали, перья скрипели без устали. Быстрее, еще быстрее, записать все и опробовать.

- Следующий - язык времени. Если вы говорите на нем, то вас не покидает желание проводить с вашим человеком как можно больше времени. Если вы оба говорите на этом языке, то стремитесь к совместным поездкам, посиделкам в библиотеке, - она скользнула взглядом по Тамиле, - вам плохо друг без друга. Не бойтесь говорить, что вы скучаете и ждете встречи, ваш человек непременно оценит это, ведь он тоже говорит на языке времени. Если здесь все ясно, двигаемся дальше.

- Третий язык - язык прикосновений. Есть люди, которые не то что равнодушны к объятиям, порой они им даже неприятны, но есть те, кто не может без них жить. Они любят держаться за руку идя по улице, и сидеть обнявшись в кресле, вечером у камина. Объятия, поцелуи, прикосновения необходимы им как воздух. Если ваш человек говорит на этом языке любви, не лишайте его радости, в противном случае он будет страдать. И потому, обнимайте, тискайте, целуйте не жалейте своих эмоций и вам отплатят искренней любовью и нежностью.

- Ну все, пошли розовые сопли, - хмыкнул Ильгус Туален и его поддержал адепт Барнаус, - леди Вы это серьезно?

- Я знаю, адепт что Вы реагируете на язык подарков, - спокойно ответила леди, - своеобразный язык, но знаете, ему подвержено немало как мужчин, так и женщин. Всем озвученным проявлениям любви вы предпочитаете подарки, даже если это простая шоколадка или флакончик с любимыми духами. Только в момент получения подарка вы верите, что вас любят и о вас помнили. Это порой очень заметно, когда у той или иной адептки, или адепта случилась помолвка и они, возвращаясь с выходных из родительского дома, щеголяют то с новым украшением, то с каким-то дизайнерским шейным платком от Аннет и Людмилины.

- А я считаю, это правильный язык, - вспыхнул Карл, - сразу видно, безразличен ты человеку или нет. Если он ждет тебя с презентом, пусть даже небольшим, то понятно, тебя любят и ждут.

- Адепт, нет языков правильных или неправильных, - улыбнулась леди Альфидия, - есть те на которых мы в состоянии говорить или нет. И переходим к последнему языку любви - языку помощи и поддержки. Его смысл в конкретных действиях, вы готовы помочь в решении любых проблем вашего человека, принимая активное участие в его делах и жизни. Вы готовы напоминать о том, что у него недоделана курсовая работа, или выходя из помещения на улицу, он забыл зонтик, а там собирается дождь. Вы напоминаете мягко, без упреков и чувства превосходства.

- Леди, а как узнать, на каком языке говорить твой любимый человек? - уточнил Северус.

- Это совсем не сложно, адепт. Нужно прислушаться к тому, что говорит вам человек, - пояснила она, - если девушка переживает, что вы ее не хвалите, значит она говорит на языке похвал; если ждет презентов и переживает от вашей бесчувственности в этом вопросе - это язык подарков; если периодически сетует, что вы мало времени проводите вместе - на языке времени; если просит объятий и поцелуев - язык прикосновений, а коль страдает от того, что вы недостаточно заботитесь о ней или мало участвуете в ее делах - язык помощи. Просто необходимо внимательно присмотреться и вы все поймете.

- Видана, Вы знаете, на каком языке говорит лорд Тримеер? - повернулась она ко мне.

Я кивнула, не говоря ни слова, как долго это будет продолжаться? Карл с его обидами, постоянные шпильки в мою сторону, можно подумать что свет клином на мне сошелся. Похоже, действительно ему пора подобрать адепточку, пусть дружить для начала научится.

- Вот, это самое главное. Адепты, к следующей паре определите для начала свой язык любви, постарайтесь. Ну и кто пожелает, определите язык любви ваших друзей, - предложила леди, - это очень увлекательное занятие. Не пожалейте для него времени.


* * *


Во время обеденного перерыва я забежала в свою комнату. На столе лежал пакет, в нем я обнаружила книгу с экслибрисом библиотеки Тримееров и конверт, вскрыв который увидела лист с уже знакомым почерком.

Моя родная малышка! Ты наверное уже слышала, что на наш караван с товарами, возвращавшийся из Дальнего Королевства было совершено нападение, к счастью, погибших оказалось меньше чем сообщалось ранее. Нападение было совершено неподалеку от заставы, на которой ты родилась и выросла, воины пришли на помощь и отбили караван и купцов. Для расследования случившегося, на место происшествия отправляется группа под моим руководством, несколько дней я буду отсутствовать и потому, очень тебя прошу не покидать пределы Академии до моего возвращения.

Ольгерд Тримеер


- Хвала Черной Луне, - подумала я, - хоть люди не все погибли, уже хорошо. Деньги и товары - дело наживное, как здорово гарнизон успел вовремя. А у нас начались семейные будни, служба у лорда такая, что в Академии я буду находиться большую часть времени.

Я опустилась в плетеное кресло и задумалась, а причиной этого был не отъезд лорда Тримеера. Он лорд взрослый и мудрый, и то чем он занимается его служение перед империей. А вот что нужно от меня адептке первого курса Элизе, это уже вопрос. Что случилось такого, что девочка, не замечавшая меня первый семестр, стала преследовать взглядами и попадаться на пути? Мне кажется, она чем-то напугана, нужно будет с ней поговорить.

- Виданка, - прочистила голос ректорская сова, - чего задумалась? Запереживала, что муж в командировку отбыл или новые приключения на свою голову найти хочешь?

- Я задумалась, а скажите мне лорд ректор, с кем помолвлен адепт Алистер Данглир?

- Хм, ты действительно знать хочешь? - хмыкнула сова, - а зачем?

- Понимаете, адепточка одна с первого курса взглядами преследовать начала, да утром под ноги мне попала, едва я ребенка не покалечила. Очень сомневаюсь, что причина в моем лорде Тримеере, а вот кто-то из братцев может быть, - поведала я.

- Первокурсница говоришь, - протяжно проговорила сова, - да нет, Видана, это не она. Там девочка только через год должна поступать в Академию и думаю, что отправят ее не к нам. В свое время ее родственник учился здесь, со мной на потоке, а потом пропал. После этого случая их род учит своих отпрысков в Академии Радогона Северного.

- Так девочку как зовут? - спросила я.

- Элиза, если мне не изменяет память, - спокойно ответила сова голосом ректора, - мы не общаемся. Помолвка состоялась, договоренности достигнуты и решено, что Алистер и девочка познакомятся, когда станут старше. Так что он ее еще и не видел.

- Интересно, - только и произнесла я, - а какая у адепта фамилия была? Неужели Баррен?

- Понятно, значит очередное приключение на свою голову, - задумчиво ответила сова, воззрившись на меня, - вот даже не знаю, радоваться или уже сейчас начинать возмущаться? Как сама думаешь?

- Дядюшка, не переживайте, - попросила адептка Тримеер, - я в этом случае куда более безобидна, чем сидящая в комнате запершись от всех и горькую думу думаючи. Лучше скажите, а Вам фамилия Брекноуг говорит, о чем либо?

- Что ты хочешь услышать? - хмыкнула совунья, - когда-то это был род известный, уж очень они талантливые были и боевые, но бедные и гордые. И как то их поуничтожали, остались жалкие осколки от этого рода, да и о тех совсем не слышно. Возьми в библиотеке книгу из серии "Энциклопедия магических родов", там есть такая, называется "Древние и проклятые", она как раз о таких родах как Брекноуги. Думаю, найдешь ответы на свои вопросы.

- Спасибо, обед закончился. Мне пора на занятия, - адептка поблагодарила и поднялась с кресла.

- Слушай, тут от леди Амилен, свекрови твоей, поступило предложение забирать адептку Видану Тримеер на выходные, в те дни когда муж отсутствует. Я ответил, что без твоего решения ничего не будет, так что сказать родственникам твоим? - спросила сова.

- Нет, если лорда Тримеера не будет в империи, я буду находиться в Академии. Дел у меня много, пользуясь его отсутствием, я займусь ими.

- Что леди Тримеер, - хихикнула сова, - не нравится тебе сидеть с леди и сплетни перебирать?

- Дядюшка, Вы такой умный, сразу все и поняли, - улыбнулась леди, - я лучше здесь буду.

- Ну и хорошо. Нам всем будет спокойнее, если леди Тримеер останется под охраной стен и магии родной Академии. Беги на занятия, адептка, а то преподаватель обидится, - довольно хмыкнула сова и я, накинув свою меховую куртку, побежала в учебный корпус.


* * *


- Адепты, - начал профессор Тиберий войдя в аудиторию, где расположились две группы, наша и финансистов, для семинара. - Сейчас все встаем, быстро в раздевалке верхнюю одежду берем и выходим к охранному контуру. Мы отправляемся в Фоксвиллидж, в Храм Черной Луны для обозрения росписей, на которых запечатлена история нашей империи во всей ее красе.

Адептов не пришлось долго упрашивать, мгновение и аудитория опустела, последняя группка, образовав небольшую давку у дверей, благополучно ее миновала. И вскоре мы стояли перед охранным контуром ждали профессора и его ассистента.

- Какое счастье, - обрадовано заявила Гермита, - лучше на экскурсию, чем сидеть и разбираться с этими тайными обществами.

Я оглядела всех, адепты-финансисты все как на подбор в длинных кашемировых пальто черного цвета и белых шелковых шарфах. Только у Локидса Мордерата и Гвена Лангедока были полупальто серого цвета и такие же шерстяные шарфы, только на тон светлее. Все адептки в длинных форменных платьях серого цвета, поверх которых у кого было пальто, у кого шубка. Я не рассчитывала на экскурсию и надела утром теплую стеганую куртку со вставками из вязаных деталей.

Тамила взяла меня под руку и на мгновение положив голову на плечо, подняла и глядя на меня с улыбкой спросила:

- Ты рада, что вернулась на учебу? - и добавила, - Прекрасно, зато сегодня мы сможем полюбоваться росписями, осенью нам этого сделать не удалось.

Подошедший профессор открыл переход, куда вошли все адепты, чтобы через мгновение выйти перед входом на территорию Храма Черной Луны.

- Не забывайте, адепты, ведем себя прилично, - напомнил Тиберий, открывая кованую калитку и направляясь первым к Храму.

Все разбились на группки, на парочки и потянулись по тропинке к ступеням, ведущим в Храм. Процессию замыкал ассистент профессора - Домиан. Рядом со мной и Тамилой появились Локидс с Гвеном, Северус и Леонард с Гермитой. Храм был пуст, стояла звенящая тишина, адепты разбрелись по нему и рассматривали росписи. Профессор Тиберий стоял у росписей, на которых была изображена Великая битва, и что-то рассказывал адептам, которые сгруппировались рядом с ним и внимательно слушали. Мы молча рассматривали росписи идя по кругу от дверей храма, на них изобразили магическую историю империю с момента возникновения. В какой-то момент от нас оторвались Леонард с Гермитой и Локидс с Тамилой, за мной не отставая следовали Северус и Гвен.

Глаза, эти глаза я видела уже не один раз - ледяные, жестокие и несколько презрительные, смотрели на меня со стены. На ней была изображена красивая молодая женщина с длинными белыми волосами, которую камнями забивали мужчины. Руки связанные за спиной, повязка закрывшая рот и такие глаза... И кто это может быть? Кажется, мне никогда не попадалось описание такой казни и ее жертва.

- Это Белая ведьма, леди Тримеер, - рядом со мной стоял жрец, проводивший нашу брачную церемонию, - что Вас так поразило?

- Глаза, такие ледяные и презрительные, - ответила я, - странно, но я ничего не слышала о ней.

- Это неудивительно, эта история не включена в учебники истории и литературу для дополнительного чтения. Она скорее из разряда древних сказок, которые рассказывают темным вечером, чтобы попугать друг друга. Ну как у вас сегодня, про черный дом, черный гроб, - ответил он, и внимательно глядя мне в глаза, спросил, - Вам это действительно важно знать? Мой диплом был посвящен легендам и мифам Подлунного Королевства, по этой причине я знаю о ней.

- Да, мне нужна эта история, хотелось бы знать, откуда все началось, - подтвердила я.

- Когда-то в библиотеке Тримееров была небольшая книга на древнейшем языке, ее выкрали. В этой книге и была рассказана легенда о Белой ведьме, имеется ли подобный экземпляр в императорской библиотеке, мне не известно. - Печально ответил жрец, - единственное, что я могу сделать, поискать в наших архивах реферат по книге, я делал его сам будучи адептом Академии. Вашего супруга еще и на свете не было, мы учились вместе с лордом Генрихом.

- Спасибо, Вы бы этим мне очень помогли, - поблагодарила я, осознав о какой именно книге говорит мой собеседник.

- Если найду, передам через лорда Генриха, - пообещал он и покинул нас.

- Ты во что еще ввязаться собралась? - лениво поинтересовался Северус, - сеструня, муж в командировке и ты вся в делах. Это чтобы не скучать что ли?

Мы обошли Храм, рассматривая росписи, и тихонько обмениваясь друг с другом впечатлениями. Северус показывал росписи тех событий, на раскопках которых работали его родители, и давал свои пояснения.

Профессор дал знак, и адепты потянулись к выходу, наше время истекло, пора возвращаться в Академию.

- Нужно будет еще здесь побывать, - сказала я, - и не откладывая в долгий ящик, а то все позабудется.

- Да побываем конечно, - согласился Гвен, - мне тоже крайне интересно, я здесь впервые.

- Гвен, как прошло знакомство с семьей отца? - негромко спросила я.

- Мне понравилась его жена, леди Катрина и дочь Гермина, хорошенькая девочка, ей идет пятый год. И я дал им слово, что буду прилетать домой, пусть не каждые выходные, но пару раз в месяц обязательно, - поделился он.

Мы спускались по лестнице к воротам, ведущим на территорию Храма.

- Леди Тримеер, - из дверей вышел жрец, - Вы еще здесь, я нашел рукопись. Возьмите, изучите и вернете. Только не судите строго, я делал очень подробный реферат, захватила история.

Я взбежала по ступеням и забрав из его рук свитки, поблагодарила. Через несколько минут адепты Академии сдали в раздевалке свою верхнюю одежду и отправились в аудиторию, где должна была состояться лекция по философии.


История Белой ведьмы, составленная на основе книги "Запретные страницы древней истории" адептом 6 курса факультета практической магии Ноелем Никсоном.

В древние времена, как рассказывают рукописи, в Подлунном Королевстве в замке Офулдет, покинутом Эрном Блэкрэдсаном, поселился любимец короля - маг Слейер. Никто в действительности не знал сколько ему лет, шептались, что живет он свете много столетий. Король часто призывал Слейера к себе и советовался с ним по разным вопросам, маг составлял для своего благодетеля прогнозы в какой день и в какое время лучше всего принимать важные решения и встречаться с представителями разных королевств. Советовались с ним и по поводу брачных партий для королевских отпрысков.

Маг любил балы и различные вечеринки, на которые прибывал со своей вечной спутницей - шкатулкой из красного дерева, наполненной крупными драгоценными камнями, которые во время важной беседы невзначай открывал и достав тот или иной камень нежно поглаживал его, задумчиво перекатывая в руках. Чем лишал дара речи своих собеседников, склоняя переговоры в нужную сторону. За столом он никогда не прикасался к пище, а бокал держал только для того, чтобы занять руку, но никогда не подносил к губам. На все вопросы, Слейер загадочно улыбался и переводил разговор в другое русло, концентрируясь на собеседнике. Он создавал такой яркий эффект своего присутствия в жизни общества, что представители знати и подумать не могли, что в реальности маг Слейер бывает в свете не чаще одного-двух раз в месяц. Все оставшееся время он проводил в замке Офулдет, занимаясь медитациями, магическими практиками, поглядывал за всем происходящим в королевстве через магический шар и общался с мертвыми, ибо некромантии совсем не чурался. Более того, находил ее занятие привлекательным и периодически возвращал к жизни кого-нибудь из своего окружения усопшего так лет за двести до сего момента. Вот так в очередной раз обозревая, что творится в королевстве, увидел он, как по аллее дворцового парка прогуливается задумчивый юноша, младший сын короля - Брут.

Королевская семья знала, что юноша был довольно странным, часто задумывался, порой не обращая внимания на окружающих мог остановиться и начать разговаривать сам с собой, а когда его отвлекали от этого занятия никак не мог взять в толк, а что собственно от него хотят и мешают его общению с друзьями? По этой причине ему никак не получалось подобрать брачную партию, отцы семейств не горели желанием отдать в руки странного королевича дочерей и ладно бы он был наследником короны, так нет, пятый сын короля, надеяться не на что. В какой-то момент, король не выдержал и пригласил Слейера с великой просьбой, устроить судьбу Брута.

- Мой король, ты мудр и умен, - начал маг склонив перед ним голову, - может не стоит юношу женить, а позволить ему пойти по пути иному, например, стать жрецом? Бруту интересна магия во всей ее полноте, а женщины... - он вздохнул, - для этого у тебя есть другие сыновья.

- Слейер, если бы ты предложил это для моих трех других сыновей, я бы не возражал, - ответил король, - но у меня особое отношение к Бруту, он так много и тяжело болел, тебе ли не знать об этом, и он так талантлив, что я желаю иметь от него внука. Нет, нужно подбирать партию, сумеешь решить этот вопрос, проси чего пожелаешь.

Маг поклонился, еще раз тяжело вздохнул, искусно скрывая свою радость, и покинул королевские покои. Повод для радости у него был и какой! В Королевстве Южных морей подросли две юные принцессы - близнецы, Тиона и Диона. Одну маг планировал сговорить за королевича Брута, а другую - взять в жены себе. И в тот же день он покинул Подлунное Королевство, направившись в Королевство Южных морей.

Вопросы с брачными партиями маг решил легко, фактически играючи. Царская семья была богата не только на золото и бриллианты с жемчугами, но и на дочерей. От двух жен, одна из которых умерла довольно давно, у царя было десять дочерей и только два сына. Потому он с огромным удовольствием согласился на брак своих дочерей с представителями Подлунного Королевства. Оставалось только решить, кто из них станет женой Брута, а кто - Слейера. Когда обе принцессы предстали перед глазами царя и мага, последний сразу понял, красавица Тиона будет его женой, будучи похожей на свою сестру Диону, избранница мага тем не менее отличалась от нее, у девушки были на редкость странные глаза - ледяные, презрительные они низводили любого до уровня праха земного.

- Понравилась? - довольно рассмеялся царь, - я рад. Тиона единственная из женщин нашего многочисленного рода унаследовала глаза моей прабабки, красавицы Урсулины.

- Надо же, - ахнул маг внутри себя, вслух не произнеся ни слова, только пожирая ее глазами, - это линия Урсулины! Знаменитой ведьмы всех морей, дочери Белой ведьмы, от имени которой плохо становилось пиратам. Ее стремились задобрить всем, чем только могли - драгоценностями, тканями и искусными мастерами, которых продавали ей в рабство. Она была уже не молода, но ее магические искусства столь опасны и сильны, что против нее боялись устраивать заговоры. Ее убила молоденькая девчонка, Урсулина пожелала забрать ее сестру и юная магиня вложила в смертельный удар все силы, отобрав жизнь и силы у знаменитой колдуньи.

- Какое счастье, - только и произнес взволнованно маг, - я буду рад назвать Тиону своей женой и бросить к ее ногам весь мир. - И мгновенно поймал улыбку в страшных глазах девушки, и ледяной водой окатило внутри. Она будет изменять мне направо и налево, - пронеслась в его голове ясная мысль, - а затем постарается убить. Значит расслабиться не получится, прежде чем она погибнет, Тиона должна родить мне свое талантливое продолжение.

Через неделю в Подлунном Королевстве состоялись пышные торжества сын короля Брут и принцесса Диона сочетались брачными узами. Праздник в Королевстве длился несколько дней.

Брачная церемония мага Слейера и принцессы Тионы была очень скромной и тихой. Но ее это кажется совсем не трогало, она молча обходила покои замка Офулдет и тот на ком Тиона задерживала свой взгляд ощущал страх и морозный холод. На улице стояло жаркое лето.

- Моя дорогая, - спокойно начал маг, входя в брачные покои и разглядывая юную жену, стоящую у окна, - должен сразу тебя предупредить. Стены замка имеют глаза и уши, куда бы ты ни спряталась, чем бы ты не занялась я всегда и все буду знать. Я совсем немолод и потому могу считывать все твои мысли, даже по простому движению ресниц.

- Почему ты об этом говоришь? - изумилась она повернувшись к магу и стараясь спрятать свой ледяной взгляд.

- Это чтобы ты поняла раз и навсегда, как только в твоей прелестной головке появится мысль о том, чтобы убить старого мужа, ты умрешь в страшных мучениях. И я проведу обряд, после которого твоя душа будет болтаться между мирами не находя упокоения и пристанища, ни там, ни здесь, - насмешливо поведал Слейер, - я знавал прабабку твоего отца. Так что не обольщаюсь в отношении тебя.

- Тогда зачем я нужна тебе? Почему ты не взял в жены Диону?

- Э, голубушка, Диона нужна Бруту. Но она совсем не обладает теми качествами, что есть у тебя, а ты должна передать их нашему ребенку и будет лучше, если это будет дочь, - сказал он, - я воспитаю из нее величайшую ведьму всех времен и народов.

- И если я ее рожу, ты убьешь меня, - утвердительно спросила Тиона.

- Все зависит от того, как ты поведешь себя сама, голубушка, - усмехнулся маг, - если будешь вести спокойно, без выкрутасов, как и подобает жене великого мага, будешь жить долго. Поверь нет никакого желания каждые несколько лет менять жену, меня вполне бы устроил вариант, что ты будешь со мной несколько десятков лет, а получится то и сотен.

- Слейер, а у тебя много было жен? - тихо спросила Тиона, начавшая что-то понимать, - и ты их всех помнишь?

- Хм, конечно! Даже есть свой музей, хочешь его увидеть? - расщедрился маг, прекрасно видевший, что его предупреждение дошло до получателя.

- Конечно, покажи, - неожиданно твердо заявила она.

- Да, пожалуйста, для тебя ничего не жалко, - ответил он и стена спальни отъехала в сторону приоткрывая большую комнату, где на стенах висели изображения женщин.

Тиона шла мимо портретов тех, кто когда-то давно был супругой мага Слейера, на нее смотрели брюнетки и леди с ярко-рыжими волосами, худощавые и плотненькие. Около одного из портретов она замерла, на девушку смотрела ее вылитая копия в старинном платье и с обилием камней на шее и в волосах.

- Ну да, это твоя прапрабабка, - подтвердил Слейер, когда Тиона повернулась к нему с немым вопросом в глазах, - было дело. Поняв, что убить меня не получится, сбежала. Ну и ладно не велика потеря.

- И ты всех убивал?

- Вот больше силы некуда девать, - удивился маг, - здесь, моя дорогая, все смертные. Каждой был отпущен свой срок, кому больше, кому меньше, ну, а кто-то, как бабка твоя - сбегал.

- А почему тогда мне такое предупреждение?

- Потому что в твоих ледяных глазках, красавица, я все прочитал раньше, чем ты сама для себя решила, - спокойно ответил маг, - достаточно, экскурсия окончена. Ночь на дворе.

Шли годы, Тиона действительно поняла предупреждение мага и вела тихий образ жизни, за пределы дворца ее не выпускали одну, без сопровождения. Она бродила по парковым аллеям замка Офулдет и вспоминала шумный дворец отца, веселый смех и множество цветов. Здесь все было по-другому, тишина в замке угнетала ее, читать не хотелось, когда небо хмурилось и разрождалось долгим, непрекращающимся дождем Тиона сидела у камина и вышивала.

- Я заживо похоронена в этом каменном мешке, - думала она и слезы, невыплаканные и горючие подбирались к горлу. Но она старалась не показывать и виду, стены замка действительно имели глаза и уши, и каждый ее вздох докладывался магу.

Прошло еще какое-то время, и зимним холодным днем покои замка огласил крик новорожденной.

- Вот и моя Изольда появилась на свет, - ворковал Слейер, рассматривая орущее личико дочери, - ух, какие же у тебя глазки, как у мамы.

- Дочь я ему родила, - думала женщина, не обращая никакого внимания на то, что все ее мысли считываются магом, - больше не нужна. Сколько мне еще отпущено в таком случае?

- Тебе не нравится здесь жить? - спокойно спросил он, отдавая дочь кормилице, - но почему? Любая твоя прихоть исполняется, что не так, Тиона?

- А зачем я здесь? Узница каменного мешка, каждое слово, каждый взгляд которой накладывается тебе мгновенно. Отпусти меня на волю, - попросила она, - дай любое задание, только отпусти. Мне здесь душно и тошно.

- Давай подождем пока подрастет Изольда и тогда вернемся к этому разговору, - предложил он, - странно, ты была неплохой травницей. Почему здесь ты не желаешь этим заниматься?

- Слейер вольная птица в клетке, даже золоченой, не поет. А почему Изольда? Какое странное имя.

- Ты бредишь, дорогая, - он положил ладонь ей на лоб, - неудивительно, вся горишь. А Изольда, девочка родилась зимой и ледяной взгляд, красивая ледяная принцесса изо льда. Она будет повелевать мужчинами, а они выполнять любые ее требования. Лекаря сюда, - велел маг, - я не готов расставаться с женой только потому, что ей все здесь опостылело.

Прошло еще несколько лет, Изольда подрастала и пугала мать своими ледяными глазами и открывающимися талантами, унаследованными от отца. Все свободное время он проводил с ней, занявшись вплотную обучением дочери.

- Слейер, ты обещал меня отпустить, - наполнила Тиона в один из вечеров, когда Изольда уже спала, а маг присоединился к жене, сидевшей у камина.

- Значит, ты все-таки решила оставить нас? - вкрадчиво спросил Слейер.

- Мы уже говорили об этом, - ответила она, внимательно глядя на мага, - тебе будет лучше, если я умру от тоски, и пополню пантеон твоих покойных жен? У тебя своя жизнь, меня в ней нет вообще, так зачем держать?

- Тиона мне не хочется тебя отпускать, но если ты настаиваешь, у меня будет задание. Ты уедешь в империю под Черной Луной, под другим именем и придется вести непривычный образ жизни. Ты будешь воспитательницей одного юного дарования, а когда выполнишь задание и устанешь от того образа жизни, я буду счастлив встретить мою Тиону обратно.

- Я согласна на все, только бы вернуться в мир людей.

- Посмотри в зеркало, - приказал маг, протягивая его жене.

- Кто это? - изумилась она, обнаружив в зеркале немолодую женщину с седыми волосами и уставшим лицом.

- Ты моя дорогая, вот только в таком виде ты вернешься в мир и никак иначе, - усмехнулся маг, - неужели думаешь, что я отпущу свою красавицу не приняв мер? Но если ты отказываешься, я рад! Останешься рядом со мной и дочерью.

На следующий день Тиона покинула замок Офулдет в образе пожилой леди под именем Хатред и нанялась в семейство Блэкрэдсан, воспитательницей Эллана. Прошло несколько лет и в замок пришло письмо от юного дарования с просьбой к магу Слейеру стать его учителем.


- У тебя совесть есть, - насмешливо поинтересовался Северус. - Я оглянулась, в аудиторию вошел профессор Тиберий и по спискам проверял всех адептов, - всю большую перемену читала, даже на полдник не пошла. А сейчас лекция, писать нужно, а не рефераты бывших адептов изучать, - ехидничал он, - и вообще, пусть тебя Гвен охраняет, а я с Камиллой сидеть буду.

Только тогда до любопытной адептки дошло, что рядом с ней на первом ряду сидят Гвен и Тамила с Локидсом. Северус с Камиллой и Леонард с Гермитой уселись позади нас, на втором ряду.

- Хм, а я действительно увлеклась, - согласилась я и заглянула к Гвену в свиток, - тему еще не записывали?

- Нет, профессор только вошел.

- Ну и как адепты, понравилась экскурсия? - спокойно спросил Тиберий, - что вы вынесли из увиденного, поделиться можете?

- Так нечестно, - зашумели адепты факультета боевой магии, - значит их на экскурсию в Храм Черной Луны, а с нас по полной, кожу сняли заставив корпеть над мистическими тайными орденами.

- Мы тоже хотим на экскурсию, - вторили им целители, - мы вообще ничего не понимаем в крестах и розах.

- А вы чего возмущаетесь? - удивился профессор, - у всех своя очередь, подойдет ваша и будет экскурсия. Не охота на семинаре с докладами работать, понятно, вот только возмущаться будете за дверью. Тема сегодняшней лекции "Предназначение мага". И у меня сразу вопрос, адепты, как становятся магами? - он внимательно пробежался глазами по рядам, - ну что же вы, неужели не знаете? Адепт Барнаус, я желаю выслушать Вас.

- Извините, профессор, но мне кажется - это элементарно, - насмешливо ответил Карл, оторвавшись от наблюдения свитка, в котором Ильгус что-то рисовал, - достаточно родиться в семействе магов.

- Я не согласен с Вашей точкой зрения, - спокойно отпарировал Тиберий и посмотрел внимательно на Гвена, - Вы у меня первый раз, я правильно понимаю, что Вы адепт Лангедок? Адресую данный вопрос к Вам.

- Профессор, я думаю, что магом становятся в тот момент, когда осознают себя им, - ответил Гвен, - рождение в соответствующей семье не всегда самое главное.

- Правильно, прекрасный ответ, адепт, - совиные глаза заблестели от удовольствия, - прошу всех запомнить, маг рождается дважды. Первый раз как человек, в момент физического рождения, а второй раз, осознавая себя магом.

- А причем здесь предназначение мага? - подал голос какой-то адепт с финансового факультета, - Вы считаете профессор, что у нас как и у представителей трех каст - мастеровых, негоциантов и воинов, есть предназначение? А для чего?

- Адепт, а у Вас к чему претензии? Я что-то не улавливаю причины такого пессимистического настроения, - вопросил Тиберий.

- Претензии? Скорее я пытаюсь понять, по какой причине адепта Карно допрашивали в Тайной канцелярии, и взяли подписку о невыезде за пределы Академии до конца семестра? - возмущенно задал вопрос тот же адепт.

- Так Вы переживаете по причине невозможности адепту Карно покинуть территорию Академии и составить Вам, голубчик, компанию в таверне деревни Фоксвиллидж? - Хмыкнул профессор, - Я в курсе, что это любимое времяпровождение некоторых адептов нашей Академии, с этого семестра. Повзрослели, родители сейчас не требуются для посещения деревни, и вы решили поиграть во взрослых, все выходные пропадаете в таверне. Ничего страшного, адепт Карно все свободное время направит на учебу, и Вам бы не мешало. Вернемся к теме лекции, и так в чем состоит предназначение мага?

- Поддержание порядка во всех сферах жизни империи, - заявил Северус и подмигнул нашему ряду.

- Адепт Дейдрис, Вы помните о чем я Вам говорил? Ваше место вот здесь, - и он похлопал рукой на преподавательской конторке, - отдадите несколько лет своей жизни Тайной канцелярии и обратно в Академию, за аспирантскую парту.

- И что, все должны стройными рядами идти и поддерживать порядок? - ехидно уточнил Карл, - меня служба в вожделенной для некоторых адептов структуре совершенно не прельщает.

- А не о ней речь, - спокойно ответил профессор, - порядок нужно поддерживать, как и сказал Ваш друг, адепт Барнаус, во всех сферах, а значит сколько магов, столько и предназначений. Порядок в этом смысле не что иное, как естественное развитие мироздания, лишенное умысла причинять вред кому бы то ни было. Давай посмотрим на целителей, чем они занимаются? Исцеляя болезни и объясняя духовные их причины, они поддерживают порядок. Вот скажите мне, адепты, частые обиды и претензии на жизнь к какому заболеванию ведут?

С третьего ряда, где сидели целители, взметнулся лес рук.

- Молодцы, - похвалил профессор, - ну в вас я как раз и не сомневался, главное, чтобы и другие адепты знали эти азы. Названные мною причины ведут к болезни, съедающей человека изнутри. Да, есть маги, чьим предназначением является призвание к порядку тех, кто его нарушает различными преступлениями против человеческой жизни и имущества. Финансисты призваны держать в порядке финансы империи, ибо они являются кровью хозяйственной деятельности и очень серьезной энергией, разрушения в этой сфере ведут к разрушению государства. Из всего сказанного, хочу чтобы вы поняли и осознали, маг своей силой должен хранить мир, сколько может. Он не имеет права бездействовать, отводя глаза в сторону, если на его глазах совершается подлость, лицемерие, насилие к представителям любой касты и кровопролитие. Он обязан брать на себя ответственность за свои действия и использовать свою силу.

- Вы считаете мы еще не маги? - спросил Ильгус Туален, закончив конспектировать.

- Ну, каждый решает сам для себя. Маг он или так, звание понравилось, надел поносить пока фрак жать не начал, - ответил профессор.

- А почему Вы так говорите? - резкий голос с ряда адептов боевого факультета, - Вы ставите под сомнение наше право называться магами?

- В некотором смысле - да! - подтвердил профессор и продолжил, - а знаете с чем это связано? Попытка убийства вашей однокурсницы случилась именно потому, что кто-то с вашего, адепт, факультета дал знать заинтересованным лицам о том, какое занятие и в какое время будет проводиться и на нем, вместе с вами, должна присутствовать интересующая особа. Поэтому - да, я ставлю под сомнение ваше право называться магами, кроме этого случая было еще несколько крайне неприятных инцидентов, происшедших по вине наших адептов. Ответственность за случившееся брать они отказываются, ну в таком случае, о чем может идти речь? Пакостить горазды, а как нести ответственность, так киваем на кого-нибудь, сбившего с пути праведного, несчастного адепта.

Адепты молчали, все опустили головы и делали вид, что аккуратно записывают мысли профессора в свитки. Он подождал, а затем развернувшись покинул аудиторию, но звонок еще не прозвучал, а значит встать и покинуть аудиторию нам - нельзя.

Как только за Тиберием закрылась беззвучно дверь, сразу начался шум и послышались возмущенные голоса. Спорили адепты боевого факультета, финансисты отворачивались друг от друга, а адепт Карно сидел на крае ряда, как отверженный, уткнувшись взглядом в столешницу.

- Ничего так вас прорабатывают, - удивился Гвен, повернувшись ко мне, - и тишина стоит, все внимают. А пререкания с преподавателем, это даже не пререкания, а так попытка обратить на себя внимание, чтобы профессор запомнил и на экзамене не сильно гонял, все-таки в течение семестра адепт работал.

- Кстати, - поменявшись местами с Тамилой, рядом оказался Локидс, а я между двух родственников, - ректор сказал, взять под свое шефство Гвена, чтобы он влился в коллектив и обронил фразу, что все остальное ты скажешь. О чем речь?

Я подумала, оглядела их обоих, и на свитке написала мелким почерком, чтобы сверху никто не мог прочитать:

отец - Гевель Лангедок

мать - Цецилия Мордерат

Локидс прочитал, его глаза округлились, Гвен покраснел, а я оторвала от свитка кусочек с информацией и разорвала на мелкие куски.

- Ну что, мне нравится, - неожиданно заявил Локидс и протянул Гвену руку по столу для рукопожатия, - для меня это приятное известие. Похоже есть еще что-то, но сейчас ты не скажешь.

Я промолчала, мысленно устремившись к свитку, но тут все споры и претензии прервал звонок, извещающий, что мы свободны.


* * *


Вечером, я возвращалась с занятия на лечебном факультете. На улице было темно, провожал меня Тим и мы разговаривали о том, что произошло за мое недолгое отсутствие.

- Помнишь, леди, которой ты очищение организма назначала? - спросил он меня.

- Ты про леди Марицу? Помню, помню и как ее самочувствие?

- Тарш выделил две палаты в конце здания, вот именно для таких страждущих, она еще здесь. Очень просила магистра тебя на дежурство к ней не назначать, - хмыкнул он, - леди расстроилась, когда прочитала официальное сообщение о женитьбе лорда Тримеера на адептке Берг. Разрыдалась, ее успокоили. Все повторяла что это нечестно, она такая красивая, фактурная леди, а лорд Тримеер выбрал цыпленка худосочного в жены. Леди, вес немного скинула, сейчас на овощах и травяных чаях ее держат, стонет, плачется о жестокости магистра Тарша, но при этом любуется на себя в зеркало с удовольствием. И знаешь, уже прикидывает, когда отправится к Аннет на примерку нового гардероба.

- Ну и хорошо, я тоже не горю желанием с ней сталкиваться, - согласилась я, - не нравится она мне. Но не потому что ей пообещали брак с Тримеером, а потому что непростая она, леди Марица.

- А забыл сказать. Она в прошлый раз к Камилле Шензор прицепилась, стала выяснять у нее, часто ли та болеет и кто ее лечит, - начал рассказывать Тим, - а та недолго думая на леди глаза вытаращила и спрашивает, а кто Вам дал право мне такие вопросы задавать? Мы вроде не в Тайной канцелярии, да и Вы не следователь, а только эскорт - леди. Причем, Камилла это таким тоном произнесла, леди стала пунцовой и замолчала, больше не проронила ни слова. Тарш запретил Камилле к ней даже подходить. Не понравились ему вопросы этой леди Марицы.

- А она про Тамилу ничего выяснять не пыталась? - спросила я.

- Хм, а как ты догадалась? - удивился он, - не позднее как пару дней назад у меня и начала выспрашивать. Я ответил, что не понимаю зачем ей вся эта информация? А леди юлить начала, мол говорят, что Тамила и Камилла рукодельницы знатные, а еще говорят, что Тамила крема делает хорошие, оттого и кожа у нее такая светящаяся изнутри. Ну, тут я разозлился, спросил, а не вынюхивать ли леди сюда прибыла? А она давай оправдываться, говорит, что видела Тамилу неоднократно с дядей, потому и знает, как та выглядит. Короче, она здесь чтобы подслушивать и подглядывать, я так думаю.

- Мда, не нравится мне все это, - тихо ответила я, мы уже стояли у входа в наш жилой корпус.

- Тарш запретил ей покидать палату, с ней занимается он сам и несколько адептов, в том числе и я. Хотел отказаться, да он запретил даже думать об этом, - вздохнул Тим, - но я Минерве всю информацию отправил. А Оптий, ты же в курсе, вреднейшее привидение. Даже сложно представить каким он при жизни был, троллит ее нещадно. Представляешь, тебя когда муж из лечебницы забрал, так Оптий полетел к Марице и давай ей втирать по ушам, как он обожает Видану Тримеер и безумно счастлив, что адептка выжила да муж при ней был неотступно, ручки целовал и в любви объяснялся. Я его вообще зауважал после этого.

- Хорошо, спасибо, - я взялась за ручку двери, - до завтра. Мне пора.

- Видан, а правда, что ты меня предложила на организацию отделения для богатеньких клиентов. Тарш сказал средства для лечебницы зарабатывать, чтобы на неимущих наших вдов хватало?

- Тим, ты лучший. Ты хороший организатор и талантливый целитель, если не ты, то кто с этим справится? - удивилась я.

- Спасибо! Но невеста за тобой, хорошо? - спрашивает и улыбается.

- Я постараюсь, что не сделаешь для родственников, - засмеялась и закрыла за собой дверь.

Поднимаюсь на свой этаж, и меня догоняют Шерлос, Алистер и Гвен.

- Виданка, а мы к вам в гости. Северус сказал, в гостиной собираемся, - обратился ко мне брат, - куртку скидывай и приходи.

- Сейчас, я быстро, - в гостиной горел свет, а на пороге стоял Северус и насмешливо обозревал нас.

- Виданка, у меня сердце от счастья поет. Мать, ты где такую охрану нашла? Один краше другого, у тебя муж случайно не ревнивый? А то я, пожалуй, доложу будущему шефу.

- Ты сейчас позубоскальничаешь и по шее получишь, - пообещал ему Гвен, - а потом посмотрим, кто кому докладываться будет.

В комнате полумрак, зажгла светильник и повесила куртку на вешалку. Подумала пару минут и переоделась в домашнее платье, переплела косу и отправилась в гостиную, где собрались друзья.

Наша небольшая, аккуратная гостиная любимое место для встреч группой вне учебного времени. Два окна закрытых плотными, теплыми шторами темно-бежевого цвета, горящий камин и несколько кресел, которых хватало на всех, а кому не хватало, садился прямо на ковер, лежащий на полу. Тамила руководила процессом, между кресел появился невысокий столик, на котором была чаша с фруктами, тарелки с пирогами и конфетами. А также пузатый чайник и чашки для чая.

- Ну что все собрались? - Северус оглядел прибывших и заявил, - нет вы только полюбуйтесь на них. Боевые кентавры у нас вечно голодные, от похода в гости и угощения никогда не откажутся.

- А ты что опасаешься, что тебе мало достанется? - съязвил Шерлос, - правильно опасаешься! Не хватит, мы и тебя обглодаем, а то физическая нагрузка у нас сегодня была ой-ой какая была!!! Целый день на воздухе провели. Йодик лютовал, Виданку, усладу его сердца и красу очей, Арес в библиотеку отправил. Так что мы и от слона не откажемся.

- Ну и что я говорил? - торжествующе заявил Северус, - ваши далеко идущие планы по объеданию нас тихих и спокойных магов получили подтверждение...

- Северус, останови словесный водопад, - посоветовала Тамила, - а то сейчас яблоко в лоб прилетит. И больно ты разговорчивый сегодня, с чего бы это?

- Это он так радость выражает, - улыбнулся Локидс, потянув Тамилу за руку и усаживая рядом с собой в кресло, - ваш староста сейчас вместе с Виданой сидит, вот и торжествует.

- А то, план по внедрению в семейство Блэкрэдсанов в действии! Начальная фаза, приучаем наследницу к будущему родственнику, - хмыкнул Северус, - ладно, чай пить будем или любезностями продолжаем обмениваться?

- Лучше чай, а любезности оставь на потом, - сказал Алистер и потянулся за пирогом.

- А у меня вот такой интересный вопрос, - начала Тамила, - слухи в воздухе витают, что нападение на наш караван с товарами - это месть за возвращение Южного острова. Юноши, что скажете, так это или нет?

- Да так конечно, - спокойно ответил Гвен, - отца срочно из отпуска отозвали, он сообщение прислал.

- А мы здесь собрались о политике разговаривать? - изумилась Камилла и покраснела, - я думала, что нам Видана расскажет как она едва не погибла...

- Э, нет, вот об этом даже не будем говорить. Совсем неинтересно и ничего заслуживающего вашего внимания, - ответила я, - лучше тему другую предложите.

- Хм, а вы в курсе, что в этом семестре нас ждут соревнования с Академией Радогона Северного? - спросил Северус, подавая Камилле чашу с фруктами. - Завтра на доске объявлений будет сообщение о том, что через месяц состоится межакадемическая конференция по нескольким секциям: артефакторике, магии стихий, истории магии и философии. Для адептов пятых-шестых курсов.

- Это интересно, но только для вас, адептов факультета практической магии, - заметил Локидс. - Барнаус во всех секциях участвовать собирается?

- Не знаю, - пожал плечами Северус, - он, как их затея с похищением Виданки провалилась, сам не свой. Там матушка всех мутит, а он абстрагироваться никак не может.

- А для нас тоже что-то интересное пообещали, - поделился Алистер, - вроде как Кубок Ареса, хотя как я слышал, он фыркнул и предложил провести соревнования на Кубок Афины Паллады. Вот как решат, так и узнаем.

- Самое странное, - Шерлос задумчиво смотрел на меня, - предложено одновременно провести два соревнования, тот что Алистер назвал и еще один Кубок Армана Тримеера. Расследование старого нераскрытого преступления. Сестренка, это твоя идея?

- Про Кубок - да, про то, чтобы одновременно - нет.

- Видана, а тебе остров Волшебных Закатов понравился? - спросила Камилла, - много что увидела?

- Вот только закаты и увидела, - улыбнулась я, - очень красивые, необыкновенные. Алистер, а ведь ты не ошибся, все так и случилось - бал, и я в красивом синем платье,... и Георг Норберт... Непростой юноша, ох какой непростой. В друзья набивался, все про жестокого мужа толковал.

- Так и ты не феечка белая и пушистая, - довольно заметил он, - я надеюсь, ты была готова к встрече?

- Ну, да. Вроде в грязь лицом не упала.

- Прекрасно, мы не спрашиваем о чем шла на речь на встрече клуба Магического единения, - сказал Локидс, - просто скажи свои впечатления.

- Если честно, ощущения совсем не радужные. Под ковёрные игры, постоянные намеки, их пускают, а затем наблюдают, как ты себя чувствуешь, - ответила я.

- Короче, игры взрослых дяденек, - подытожил он.

- Да именно так и есть, хотя в них с удовольствием играют и взрослые леди. Но, если честно, безумно тяжело. Там по поводу возвращения Южного острова такое началось, лично мне было жутко, а лорд Тримеер сидит и улыбается. А уж про то, что в библиотеку Тримееров одну леди не пустили, вообще истерика была, - поделилась я. - А скажите мне можно ли быть под личиной придуманной личности или мертвого человека? - спросила я.

- Придуманного - нет, а вот мертвого - да, - пояснил Гвен, - но понимаешь, тут какое дело. Нужно чтобы те с кем ты будешь сталкиваться, находясь под этой личиной, или понятия не имели о данном человеке, или не знали, что он мертв. Только в этом случае такой трюк возможен, но это черная магия. И еще, когда такое случается, это значит, что душа умершего не упокоилась, болтается между мирами. И не привидение, и не в Вечности. Жестокая вещь, скажу я вам. А к чему вопрос? Ты что-то подобное увидела?

- Гвен, я пока не готова ответить, но только пока. Мне нужно какое-то время. Ребят, я вот сегодня историю слышала о том, как двадцать лет назад устроили избиение адептов и возник вопрос, а если бы этим занимались взрослые маги, они вообще-то в живых кого-нибудь оставили?

- Ты о сейчас чем? - спросил Локидс, - я не в курсе этой истории.

- Давайте я расскажу, - предложил Северус, - если что пропущу, Видана дополнит.

Его рассказ не занял много времени, все слушали внимательно, а затем начали задавать вопросы, чтобы полностью уяснить ситуацию.

- Хм, Видан, а тебя что удивляет? Мне кажется, это была акция устрашения, - сказал Локидс.

- Да нет, при устрашении уродовать не будут, - задумчиво предположил Гвен, - я согласен с Виданой, здесь что-то другое. Как говорите фамилия адепта, которому досталось больше всех, Гален? Где-то я уже такую встречал, в книгах...

- Древнейший род алхимиков, - сказал Шерлос, - нужно с папой посоветоваться, он знает очень много, может у них библиотека какая-нибудь ценная или рецепты древнейшие в архивах хранятся?

- А что вообще в магических родах творится? - спрашивала я, а Камилла и Тамила, как две сестры - близняшки, переглядывались и улыбались.

- Тихая война, о ней не кричат, но все знают, - ответил мне Гвен, - если я не ошибаюсь, в магическом мире две группировки. Одним нужна сильная империя, другие мать родную за лишнюю тысячу къярдов продать готовы, что уж об империи говорить.

- А ты неплохо разбираешься в этом, - поддержал племянника Локидс, - все так и есть. Даже у Мордератов есть те, кто желает поражения императорской линии. Гиена Мордерата неделю назад из попечителей Академии Радогона Северного убрали и император отказался его поставить временным исполняющим главы Финансовой канцелярии, не то что действующим, так он что учудил, в Королевстве Тюльпанов дом купил и улетел горе кизляркой заливать. Представляете, дом в другом государстве, бред какой-то.

- Ну я надеюсь, что мы то здесь, присутствующие, на одной стороне баррикад? - уточнил Северус, - а то было бы совсем печально.

- Не переживай, мы на одной стороне, - подтвердил Шерлос, - потому и находимся здесь, в гостиной, и делим чай с пирожками поровну.

- Хотя знаешь, - вмешался Алистер, - так хочется у тебя отобрать пирожок с мясом, а тебе конфетку отдать.

Все рассмеялись, а громче всех Северус и Алистер, на столе появилась еще одна тарелка с пирогами.

- Не нужно ничего отбирать, - улыбнулась Тамила, - мы на ваш аппетит рассчитывали, так что не только хватит, так еще и останется, с собой заберете. Видана, а чего задумалась?

- Да я все о том же, что могло вызвать нападение на адептов? - я поднялась с кресла и прошлась по гостиной, - должно быть, что-то серьезное. Баррены и Галены родственники, пусть и не близкие... и причем здесь Тримеер и Эрмитас?

- Только одно, у Галенов есть что-то крайне ценное, ну а Тримеер и Эрмитас, - Гвен пожал плечами, - умны, талантливы... Это вписывается в концепцию уничтожения сильных магических родов, мне так кажется.

- А не может быть, что у Галенов хранится какой-нибудь загадочный и древний артефакт, например вселенское кольцо? - предположила Тамила, - я без шуток. Мне как то дядя рассказывал, легенда о нем уходит своими корнями в далекое прошлое. На земле тогда жила цивилизация древнейших магов, чьей силе и могуществу завидуют сегодня маги всех империй и королевств. Было создано семь колец на которых был изображен один и тот же символ - восьмиугольник из мутного красноватого камня, вписанный в восьмиконечную звезду, образованную из двух наложенных друг на друга квадратов темно-серого и красноватого цветов. И все вместе заключено в квадрат-рамку черного камня. Когда та цивилизация погибла, кольца исчезли и о них почти ничего не известно. Только изредка всплывает скудная информация, но кольца не доступны для людей и у них тоже есть хранители.

- Живые люди? - спросила Камилла.

- Скорее всего - нет, сущности из мира Вечности, бывшие здесь при жизни великими магами, - ответил ей Северус, - никто из живых магов подобной чести не получит. Понимаешь, слишком велик соблазн использовать такой артефакт в своих целях, например для достижения беспредельной власти.

- Ну такие желающие всегда имеются, - усмехнулся Шерлос, - вот как вспомнишь леди Изольду, так все сразу на свои места встает. Я наверное пристрастен, но думаю что без ее участия нападение на адептов произойти просто не могло. Вот уж она не отказалась бы уничтожить Тримеера, даже тогда. А кстати, Видан, а за что она его так ненавидит?

- Хороший вопрос, ответа на него пока нет, ибо сама не знаю. Розмари, у тебя совесть есть или как? - взорвалась я, краем глаза заметив шпионку, которая от неожиданности влетела в стену и сползла по ней, - ты сейчас за кем блюдешь?

- Ну как за кем, - рассмеялся Северус, - за тобой конечно. Интересно, Розмаришка, ты лорду Тримееру как часто информацию сливаешь?

- Ой, да ладно, - Розмари расстроенная, тем что ее раскрыли, пыталась собрать себя по частям, - подумаешь, подглядела да подслушала, сразу и вредничать. Порядок - это главное, я его блюду!

- Я пожалуюсь, директрисе, - пообещал Шерлос, - что ее секретарь состоит на службе в Тайной канцелярии.

Розмари разозлилась и покинула безмолвно гостиную.

Еще немного пообщавшись, мы решили встретиться в этом же составе через неделю и разошлись по комнатам.


* * *


Семестр начался месяц назад, а нам уже задали кучу эссе, рефератов и курсовых работ по изучаемым дисциплинам. Библиотека Академии вечерами заполнена адептами, которые штудируют дополнительные источники для написания работ, зато на выходных она пустеет, большинство улетает домой. К концу семестра мне нужно было сдать курсовую работу по Игнатиусу. Материал потихоньку накапливался и в помощь мне была не только монография Армана Тримеера, но и сказки, мифы, а также книга переданная в дар Атинлин. Но чем больше появлялось сведений, тем сложнее становилась его фигура, насыщенная разными тонами и полутонами, ее сложно было отнести как к злым так и добрым классическим героям. Все дело было во взгляде того, кто рассматривал личность черного мага. Для того, кому он импонировал - это был героей, с которого хотелось лепить свою жизнь. Для магов, чьих предков убивал Игнатиус - злодеем.

Да, нашла я себе приключение на весь семестр, при всем желании забыть о нем не получалось. И потому, поздним вечером закончив все текущие дела, закутавшись в теплый халат я забралась с ногами в кресло и пододвинув светильник поближе к себе окунулась в дальнейшее изучение реферата Ноеля Никсона. И неожиданно для самой себя, зачитавшись, я ушла в прошлое, без свидетелей, без страховки. Оказавшись в замке Офулдет за многие столетия до сегодняшнего вечера.


- Изольда, запомни главное правило, - Слейер сердито смотрел на дочь, чьи дикие желания чужой крови привели к гибели в соседней деревушке пяти человек, - не лезь на чужое поле. Эта деревушка находится в ведении серого колдуна Йтена и то что он отлучился, а ты натворила дел не останется без последствий. Колдун очень силен, и разгневавшись может нанести тебе непоправимый ущерб, а ты юна и как ведьма - слаба.

- Но разве ты не защитишь меня? - надменно спросила дочь и в другое время, Слейер расплылся бы в широкой улыбке, услышав такой голос, но не сейчас.

- Девочка, я не всегда буду рядом с тобой, и не всегда буду прикрывать тебя. За свои поступки ответственность будешь нести сама.

- Я хотела только посмотреть, насколько слабы люди и сильна я сама, - Изольда бросила на отца презрительный взгляд, - и поняла, мне их не жалко, совсем.

Я стою прижавшись к стене, они не видят меня, но самая атмосфера угнетает.

- Ты не права, Изольда, пройдет время и ты поймешь, моя девочка, как же ты не права, - покачал головой отец, - люди только с виду слабы, но порой мы сталкиваемся с такой силой духа и от кого? От матери семейства, закрывающей своей грудью малых детей или мальчишки, даже не прошедшего инициацию и бросающему вызов противнику много старше и опытнее, чем он сам для защиты своего дома и матери. Зря ты сунулась на территорию Йтена. Он жесток, но справедлив и никогда не проливал невинной крови на своей территории. Какую же он потребует плату за твою выходку? Мне страшно представить.

- И что он может потребовать? - вкус власти над слабыми людьми еще кружил голову юной колдуньи, - золота, имущества?

- Твою мать, он давно поглядывает на красавицу Тиону, - ответил суровый отец, - и в оплату твоих безобразий может затребовать ее.

- Хм, мне показалось, - начала Изольда, - что тебе нет дела до моей матери. Пусть забирает, она раздражает меня. Бесталанная, с ее глупой любовью и овечьим вечно заплаканным взглядом, покорных глаз. Как ты можешь терпеть Тиону рядом с собой? Ты, такой талантливый и древний.

- Изольда, неужели ты настолько жестока, что у тебя нет даже самой простой, дочерней жалости и симпатии к родной матери? - глухо спросил Слейер.

- Отец, но ты же учил меня другому, - насмешливо напомнила дочь, - к чему сейчас говорить о жалости к Тионе? Да, ты неплохо использовал ее для подготовки своего нового ученика, но что дальше? Неужели она вернется сюда, в замок, и я снова буду видеть ее глаза и слышать этот голос, что напоминает мне, как она любит меня? Разве нельзя оставить ее в империи под Черной Луной? Пусть подыскивает тебе другое талантливое дарование, она лишняя здесь.

- Ох ты ж, святые мертвецы, - неожиданно проговорил Слейер с изумлением рассматривая дочь, - кого же я воспитал? Если встанет нужда, ты не задумываясь убьешь и меня.

- Ты учил меня именно этому! - раздался презрительно-насмешливый голос юной красавицы, глаза которой ледяные, страшные смотрели на отца, - никакой жалости, никаких привязанностей ни к кому! Ты помнишь об этом? Я прекрасная ученица, не правда ли, отец?

- Наступит день, моя девочка, когда на твоих руках будет умирать твоя кровь и плоть, и тогда ты вспомнишь меня и твою мать, и кровью обольется твое израненное сердце. Но будет поздно, моя родная Изольда, поздно! Эту боль может уврачевать только твой путь в Вечность, за своим ребенком. - Слейер говоря эти горькие слова, поворачивается в ту сторону, где нахожусь я и тихо, еле слышно произносит, - уходи, малышка, для тебя здесь смертельно опасно. Немедленно!

Сумерки сгущаются в комнате, дышать становится все труднее и труднее, но уйти я не могу, нет сил...


И вдруг, меня окатило водой, я едва не захлебываясь пытаюсь дышать, пощечина, другая и далекий голос.

- Сеструня, вернись немедленно! Ты слышишь меня, вернись....

Я распахнула глаза, передо мной Северус и Камилла, они очень встревожены. Мое сердце бьется так сильно, как будто сейчас выскочит из груди и хриплое дыхание.

- Ты что творишь? - спрашивает он, - тебя куда занесло? Ректора и Тарша вызвать?

- Нет, не нужно, - прошу я, восстанавливая дыхание, - я уже здесь, дома, а как вы здесь оказались?

- Я иду из умывальной комнаты, а из твоей комнаты выбежала мелкота с младших курсов, я даже не успел понять, кто именно. Виданка, с ведром, ты понимаешь? - Северус смотрел на меня во все глаза, - тебя увидели сквозь дверь и облили водой, поняв, что с тобой творится неладное. Кто у нас на факультете такое может?

- Я не знаю, - отвечаю я, вспоминая взгляд, преследующий меня не первый день.

- Вот именно, это дар редчайший. Таким не хвастаются, скрывают до последнего. Нужно будет пообщаться с куратором, может она просветит ситуацию, - поясняет Северус, а Камилла проводя надо мной руками, высушивает мою одежду.

- Вида, - произносит она, - тебе нужно лечь и потом, куда ты путешествовала?

Я только покачала головой, рассказывать об увиденном не стоит, Камилла встревожится еще больше.

- Сколько времени? - уточняю я.

- Первый час ночи, спать давно пора, - отвечает Северус и спрашивает, - что прикажешь делать? Камилле с тобой подежурить?

- Нет, спасибо, все в порядке. Отправляйтесь в свои комнаты, я сейчас лягу спать.

- Ну смотри, как знаешь. А то мы можем и подежурить.

- Нет, всем спать, - и я поднявшись выставляю Северуса и Камиллу за дверь, а затем скинув с себя одежду прячусь под одеяло.

- Дорогая, - проскрипела Вевея, - больше так никогда не делай. Уходить в прошлое одной, без помощи, опасно. Спасибо девочке, спасла тебя.

- Вевея, ты о ком? - встрепенулась я, но она больше не проронила ни слова.

Адептка Тримеер погрузилась в сон, где ее преследовали ледяные глаза и презрительная усмешка юной красавицы так похожей на Изольду Норберт.


* * *


Две пары по "Артефакторике" пролетели совершенно незаметно, адепты работали с камнями, выданными родственниками для изготовления своего первого артефакта. Я решила сделать артефакт из гелиотропа, это камень дающий внимание и успех военным и потому, два охранных артефакта для братьев были неплохим решением. Вспоминая книги по эльфийской магии, я выбрала символ долгой жизни и не спеша наносила его на браслет из гелиотропа, приобретенный в лавочке на острове Волшебных Закатов. Тем более я понимала, маленькие презенты, приобретенные нами, артефактами не являлись. Это были прелестные безделушки из камней, а вот сделать из них защитные амулеты было вполне по силам, чем я и занялась.

Рядом Северус колдовал над каким-то камнем, на мой немой вопрос, прошептал, чтобы не мешать соседям.

- Это сардоникс, защитник от лживых любовных чар и дарующий счастливое замужество, - улыбнулся, - сделаю подарок, может оценит.

- А ты для кого колдуешь? Какой камень взяла?

- Гелиотроп, - также шепотом отвечаю я и возвращаю все внимание наносимому символу.

- А, боевых кентавров решила осчастливить, вот любишь ты их, Виданка. Меня даже завидки берут, - насмешничает он, - дождусь ли я такого внимания.

- Не вредничай, цени то что имеешь, - посоветовала жестокая адептка и углубилась в работу.

Мы даже не замечали, как рядом с нами останавливается леди Инара и внимательно наблюдает за нашими действиями.

- Ой, как больно, - тишину аудитории взорвал всхлип Гермиты Аурелии, резец у нее сорвался и распорол ладонь.

- Сейчас, только не переживай, - спокойный голос леди Инары, - обеззаразим, кровь остановим и обезболим. Адептка Тримеер, Вы мне поможете?

- Да, конечно, - я отложила законченный браслет и поднявшись, подошла к последнему столу, за которым беззвучно плакала Гермита.

Пока леди Инара принесла ящичек к необходимыми настойками, мы с Леонардом, который успокаивал Гермиту и держа ее руку, дул на ладошку, чтобы сделать боль менее резкой, уже все обработали. В моей ученической сумке, в уголочке, стоит коробочка с кровеостанавливающими и обезболивающими настойками и хлопковой ватой. В этот раз она была очень кстати.

Адепты наблюдали, как останавливается кровь на ладони Гермиты, а когда я начала про себя читать залечивающие заклинания и по ране побежал синий огонек, закрывающий ее, кто-то прошептал: "Ух ты, как красиво, никогда бы не подумал, что со стороны такая волшебная работа".

- Адепт Морель, а Вы никогда такое не видели? - удивилась леди Инара.

- Нет, у меня если царапины бывали их просто настойками протирали и все, - покраснев, подтвердил Ардер и добавил, - я особо ни в какие переделки не попадал, ранений или переломов не было.

- А, ну тогда понятно. Мда, а быстро Вы адептка, - обратилась леди Инара ко мне, - справились, вот что значит учеба на лечебном факультете. Очень полезное умение в домашнем хозяйстве.

- Это точно, - подтвердила я, - особенно в нашем. Гермита, руку сожми, осторожно, не спеши. Боль чувствуется?

- Нет, боли нет, только тянет немного, - ответила Гермита.

- Примерно через час исчезнет след от раны, и натянутость, - пообещала я, - вот только вырезать сейчас тебе не нужно. Плохо получаться будет. Лучше посиди, почитай.

- Адептка Аурелия, а что Вы вырезать стали? - спросила леди Инара, - мне символ показался очень знакомым, неужели на развитие колдовских даров?

- Да, - очень тихо ответила адептка, опустив голову, - я подумала, что это неплохая идея.

- Хм, я конечно не указ адептам из Академии Радогона Северного, - сухо сказала леди Инара, - но хочется предостеречь от подобных экспериментов. Вы девушка со способностями, леди Альфидия увидела в Вас родственную душу, вот только, на мой взгляд, носить артефакт с таким символом на себе, любимой, это обречение на пожизненное одиночество. А ведь, если я ничего не путаю, Вы помолвлены.

- Нет, не путаете, - покаянно произнесла Гермита, - это действительно так.

- В этом случае, поблагодарите Высшие Силы, остановившие Вашу руку, адептка. Выберите другой символ, и когда рука заживет, вырежьте его. Так как Вы только начали, есть возможность это сделать. Поработайте с книгой и найдите другой символ, пожалуйста.

- Давай лучше, - Леонард облокотился на стол Гермиты и они оба листали книгу, а затем выдал, - вот, на хорошее здоровье и много детей. Вырезай его и не зачем слушать иных леди, бери пример с Виданки, она отказалась от спецкурса у Альфии и все.

- Хм, да это с какой стороны посмотреть, - ехидно встрял Карл, - сама она отказалась или строгий лорд Тримеер запретил даже думать об этом.

- А вот это совершенно не важно, - спокойно ответила леди Инара, - главное, что адептка сама не рвется на данный спецкурс. Не каждому знания, изучаемые в нем нужны и полезны.

- А почему Вы так говорите? - удивился Ильгус Туален.

- Адепты, знания сами по себе, если их приобретают не для применения, бесполезны. Никто из вас не задумывался, а как используются знания и навыки в ведьмологии? А какова цена за их приобретение? Вот, Вы адепт Туален что можете сказать по этому поводу?

- Да я не знаю, леди Инара, - пожал плечами он, - мы только приступили к изучению "Бытовой магии". Еще ничего особенного не прошли, а когда Карл вопрос задал о ритуале Черного венчания, так ему быстро рот закрыли.

- Так на "Бытовой магии" вы что-то сверхъестественное и не узнаете, если речь именно об этом. А вот вещи необходимые в жизни, вам разъяснят и преподадут, - пояснила леди Инара, - ведьмология намного шире, "Бытовая магия" - это небольшой свод знаний из нее.

- Леди Инара, - вверх взметнулась рука любопытной адептки, - а на потоке с Вами учились такие талантливые, кого леди Альфидия приглашала к себе в аспирантуру?

- Да, ... какой странный вопрос, - неожиданно растерянно произнесла она, - я как то никогда не рассматривала случившееся после бала через эту призму.

- Леди Инара, - подскочила адептка, - и не нужно, Вам это не нужно делать. Кто отличался тяготением к этой отрасли знаний?

- У нас дисциплина "Бытовая магия" преподавалась в осенне-зимний семестр, не так как у вас. И перед балом, нашим первым балом, на котором наша группа устроила анимаг-шоу, - группа замерла и не дыша внимала каждому ее слову, - леди Альфидия сделала предложение адептам Тримееру, Эрмитасу, Галену и Баррену для обучения у нее на спецкурсе.

- И что дальше? - поторопил Северус, леди задумавшись, замолчала.

- Ну, Тримеер и Эрмитас отвергли предложение сходу. Тримеер мечтал о Тайной канцелярии и готовился упасть в ее объятия сразу, по окончании Академии. Эрмитас мечтал о карьере боевого мага. Ну, а Гален и Баррен пообещали подумать. После бала, на всех четырех было совершено нападение. Адепт Эрмитас был серьезно ранен, магистр Тарш целитель прирожденный, на ноги юношу поставил, но про армию пришлось забыть раз и навсегда. А так как Эрмитас был неплохо образован, то приложив усилия и воспользовавшись доступом в библиотеку Тримееров, он выбрал для себя понравившийся раздел магии, в котором и начал специализироваться, быстро став виднейшим экспертом данного направления, как в империи, так и за ее пределами. Это я к тому, чтобы не случилось в нашей жизни, не стоит опускать руки и плакаться на несправедливую судьбу. Закрывая нам одну дверь, она обязательно откроет другую, нужно не теряться, а засучив рукава работать и жить дальше. Адепт Тримеер едва не погиб, говорят, что его в очередной раз оттащили от дверей Вечности, для чего Тарш вызывал целителя, который специализируется на этом. Он выжил и продолжил свой путь в магию тайн и загадок, где тоже является виднейшим профессионалом.

- А что стало с двумя оставшимися адептами? - спросил Леонард, успокоившись, что Гермита согласилась вырезать выбранный им символ, решил вспомнить о своем желании, тоже упасть в крепкие объятия Тайной канцелярии.

- Адепта Баррена немного поколотили, ни переломов, ни травм. Однако родители забрали его домой, мотивируя тем, что он успокоится, придет в себя и они решат, как поступить дальше. И в одну из ночей, Каллист, так его звали, пропал из своей комнаты и с тех пор о нем не слышал никто. Адепта Галена избили так, что изуродовали и потому он закрылся в доме своих родителей. На домашнем обучении закончил Академию и его тоже никто больше не видел и не слышал.

- И Вы думаете, что это связано именно с предложением леди Альфидии и ее спецкурсом? - подал голос Карл.

- Я думаю, что да, - подтвердила леди Инара, - адепты, а вы попробуйте ответить для себя, чем отличаются маги от колдунов.

- Так это разве не одно и то же? - удивилась Тамила.

- Нет, ни в коем случае. Это разные группы имеющие отношение к касте магов, - ответила леди, - вам задание, найти в библиотеке информацию и оформить ее в виде небольшого эссе. На следующем занятии спрошу, будьте готовы отвечать. На сегодня мы закончили, всего доброго, адепты.

Пока все выходили я продолжала сидеть за столом, пытаясь понять, мне это нужно или нет?

- Вы что-то хотите спросить, Видана? - леди Инара подошла к моему столу и села рядом.

- Да, почему-то меня очень задела та история, о ней недавно вспомнила и леди Мунира Йодик. А если меня что-то царапает, я просто не могу отмахнуться и забыть, - ответила я, - ведь насколько известно, с ее слов, тех кто нападал так и не нашли.

- Нет, это дело тогда не раскрыли, а вот занимался ли им Ваш супруг мне конечно не известно, - подтвердила леди.

- А скажите, на анимаг-шоу, как это вообще все было? Кто какие образы принимал из адептов?

- Лорд Эрмитас обернулся летучей мышью, Тримеер - пушистым котом, Гален - крысой, а Баррен - огромной мохнатой бабочкой, я - русалкой, к нам присоединился Бохус в образе волка... Поговаривали, что Тримеер может принимать любые звериные облики, ну если учесть, что он Маг Жизни, это совсем неудивительно.

- И где были совершены нападения? На территории Академии? - уточнила я.

- Нет, после бала нам разрешили отправиться в Фоксвиллидж, в таверну. Мы веселились до утра. Скажем так, никто не удивился, что исчез Тримеер, он уже тогда избегал всяких развлечений и пирушек. Как артефактор, я связываю это с их родовым камнем - сапфиром. Но когда исчезли Баррен и Эрмитас, а они, как правило, были душой любой компании, вот тогда и забеспокоились. Кураторы отправились в Академию, и выяснилось, что никого из них нет в своих комнатах. Начали прочесывать деревню, Эрмитаса обнаружили в кустах у трактира, Баррена - неподалеку от магазинчика, Галена - в двух шагах от дома его родителей. Тримеера нашли рядом со склепом, в последний момент он принял невидимый образ и потому его не смогли увидеть нападавшие.

- Как - то странно все это, - вымолвила я, - понимаете, если это были взрослые маги, то шансов у адептов-пятикурсников было немного. Такое ощущение, как будто сведение счетов, вопрос только кого с кем?

- Адепт Андреас Гален, - задумчиво ответила леди, - не любил никого. Такой сложный был юноша, ему нравилось делать больно, он мог ущипнуть, уколоть и при этом сделать вид, что это не он. Любимая забава, стравливать всех друг с другом и наблюдать за последующими действиями. На моей памяти, он неоднократно пытался столкнуть лбами Эрмитаса и Тримеера, но не удавалось. Они же дружат с раннего детства, знают друг о друге, если не все, то многое. А потом, эти двое не позволяли Галену распоясаться, не будь их, нашу группу трясло бы от различных ссор и конфликтов все годы обучения. Нас многому учили, и нанести вред магическими способами друг другу, как ни странно, желающие находились. Так вот Гален пытался это сделать неоднократно, он как будто проверял границы барьера, переступив которые можно серьезно пострадать. А как выяснилось, Тримеер владел магией иного порядка, лично я поняла это много позже окончания Академии, и он каким-то нюхом ощущал очередную пакость в аудитории и блокировал ее. Как он это делал, мне не понятно, но лицо Галена, осознавшего что он попал впросак в очередной раз, надо было видеть. В общем, в их отношениях не было не что уважения, но и простой терпимости. Но если Тримеер в состоянии был это скрывать, коварство - это ведь его фамильная черта характера, то Гален - нет. Он злился, ненавидел и посылал проклятия, а в ответ получал ледяную маску вежливости и чернеющие от ненависти глаза. Вот рассказываю все сейчас, вспоминаю, как оно было и пытаюсь понять, а не случись той трагедии, могло ведь в дальнейшем случиться что-то более страшное. Обидно очень за Каллиста Баррена, спокойный, добрый паренек, стремившийся как-то сгладить ситуацию, примирить всех. Гален его старался не обижать, они были какими-то дальними родственниками.

- Мда, в голове такая каша из разной информации, - вырвалось у меня, - нужно дать ей улечься, а потом начнет что-то проясняться. Спасибо, леди Инара, Вы мне очень помогли.

- Если нужно будет что-либо уточнить, спрашивай. Я так чувствую, что сегодня за ночь, вся история всплывет и может, что-то буду в состоянии добавить, - пообещала она и спросила, - а ты сама отказалась от спецкурса у Альфидии или все-таки муж?

- Сама, сразу как поступило предложение, ответила - нет. Лорду Тримееру только потом сказала.

- Ну и правильно, - облегченно вздохнув, сказала она, - после той трагедии к Альфидии на спецкурс не записывался никто, до момента как Латона подросла. Вот она и отучилась, только как показала жизнь, ей это не помогло. Берут меня сомнения, что муж позволит ей имеющиеся знания в дело пустить. Вы знаете, кто он и в чем специализируется? - сквозь полуопущенные ресницы блеснула смешинка в глазах.

- Знаю только, что лорд Дарий Кир - ректор Академии Радогона Северного, - ответила я.

- Ну да, а еще он специалист по противодействию черной магии и колдовским обрядам. Его семья занимается этим семь столетий, - поведала леди Инара, - а дальний предок основатель святой инквизиции. Поговаривали кстати, что его рождение таким уродливым и неказистым, месть бабки и матери леди Альфидии. Они наложили заклятие на его мать, когда она вышла замуж в этот род. Ее дети будут столь некрасивыми и уродливыми, что замуж за них никто не выйдет, и эта линия прервется. После рождения Дария, его матушка получила такой стресс, что детей больше не было.

- Вот это да, - только и промолвила я, - три сына и кажется четвертый на подходе.

- Сами себя и перехитрили, - улыбнулась леди Инара, - Альфидию предупреждали, что Тримеер опасен, очень опасен, и привораживать его - посеять беду. Я помню тот день. Альфидия гордая и счастливая влетела в преподавательскую с торжествующим возгласом: "Ну и кто тут говорил, что Тримеер опасен? Сейчас идет брачная церемония в храме Черной Луны, мы даже согласились, что все пройдет без свидетелей, главное, он будет моим зятем!".

Все сидят, занимаются подготовкой к занятиям, тишина. Как потом я узнала, каждый сидел и мучительно думал: "Не может быть, чтобы Ольгерд Тримеер попался в руки Альфидии". И вдруг открывается дверь, входит наш ректор лорд Эрмитас, обводит всех долгим взглядом, а затем переводит его на леди Альфидию и нежно улыбнувшись, заявляет: "Леди Альфидия, я рад поздравить Вас с замужеством дочери. Надеюсь, она будет очень счастлива с ректором Дарием Киром, он прекрасный человек и мудрейший маг".

Шок! В преподавательской стояла гробовая тишина, а леди Альфидия не сводила глаз с ректора.

- Вы пошутили? - спросила она, - Латона выходила замуж за Ольгерда Тримеера, причем здесь ректор Дарий Кир?

Ректор подал ей "Императорский вестник" где был рисунок новобрачных и краткое сообщение.

- Леди, я Вам лично говорил, - напомнил он, - не играйте с огнем, Тримеер находится в весовой категории несравнимой с Вашей и как только Вы начали манипуляции, Вас мгновенно раскусили. Скажите спасибо, что Ваш зять - лорд Дарий Кир, а не какой-нибудь мужик из касты мастеровых.

Он вышел из преподавательской, неслышно затворив за собой дверь, а леди Альфидия на негнущихся ногах прошла за свой стол, села и глядя куда-то вдаль, произнесла: "Вот это наказание! Кто бы мог подумать, что все так случится".


* * *


Несколько дней пролетели мгновенно, будто их и не бывало. Я занятая учебой и отработкой долгов за те дни, что отсутствовала, время фиксировала по нескольким отрезкам - утренний подъем, обед и ночной сон. Преподаватели, пряча улыбки в глазах, строго гоняли адептку Тримеер по своим дисциплинам, выясняя, все ли усвоено мною в процессе домашнего изучения. Выходных я тоже не заметила, с утра до позднего вечера выполняя задания, переписывая конспекты и читая учебники, вот они и промелькнули перед глазами не задержавшись в памяти. Все друзья отбыли по домам, и потому в дверь никто не стучался, в гости не набивался. А жаль.

Лорд Тримеер пропадал в командировке, дело оказалось намного серьезнее, чем виделось ранее. Каждое утро на моем столе обнаруживался пакет то со сладостями, то с фруктами, который я захватывала с собой на учебу и мы съедали их на переменке с девушками, а в нем краткая записка со словами поддержки и любви.

После занятий на своем факультете я направилась в библиотеку факультета боевой магии, где меня уже поджидал Арес. Она располагалась в том же здании, что и библиотека Академии, только на втором этаже, в трех шагах от кабинета директрисы женского отделения.

Когда я появилась на пороге библиотеки, дух факультета покрутив головой, медленно поплыл вперед в закрытую зону, тяжелая кованая дверь в которую распахнулась немедленно впуская нас и закрываясь за нами. Стеллажи до самого потолка, на них плотно прилегая друг к другу стояли и лежали фолианты в кожаных или металлических обложках. Навстречу нам из-за стола библиотекаря выплыло незнакомое мне привидение.

- Добрый день, - поприветствовало оно нас, - я Селевк Никатор. Арес, чем могу помочь?

- Адептка будет заниматься в этой запретной зоне под твоим руководством. Ваша с ней главная задача подготовить для адептов факультета боевой магии курс лекций по тайным обществам, занимающимся шпионажем в пользу тех или иных королевств и империй против империи под Черной Луной. - Я слышу его голос, он проносится в моей голове заставляя осознать каждой стрункой своей души, что Арес даже не раскрывает призрачного рта.

- Да я понял, очень хорошо, - согласился Селевк Никатор, - мы приступим к подбору литературы прямо сейчас. Сколько у нас есть времени? До конца семестра? Великолепно.

Арес растворяется, а мой новый наставник показывает на место за столом, предлагая для начала сесть и выслушать его.

Мы разговаривали недолго, обрисовав мне поставленную задачу, как он ее видит, Селевк Никатор пригласил последовать за ним и подлетел к шкафу закрытому внутренними замками. Коснувшись которых он открыл шкаф, где я с радостью обнаружила множество перевязанных свитков.

- Возьми вон те сверху, - посоветовал он указав мне на стремянку, подтянув которую я поднялась наверх и достала несколько свитков, - вот с них и начнешь, а чтобы каждый раз не подниматься наверх, убирать их будешь, после работы с ними, в сейф. - После чего мне показали на неприметный сейф, - а ключи будешь сдавать мне, покидая библиотеку.

- А как Вы здесь оказались? - спросила я, располагаясь за столом и разворачивая свитки, - я правильно понимаю, что Вы были воином?

- Да и не просто воином, а военачальником в армии Александриуса Великого, - вздохнул наставник, - пережил всех его диадохов, собрал под своей властью огромную империи, а когда решил присоединить еще и территорию, что вы ныне зовете Королевством Теней, меня предательски убили. А династия Селевкидов, основанная мною, правила еще пару столетий. Увы, увы... потомки оказались мелковаты, не смогли удержать завоеванное и растворились в песках истории. Даже не знаю, а есть ли кто на свете из продолжателей моей династии?

- Печально, - посочувствовала адептка, - а почему Вы не в Вечности, а здесь среди нас?

- А ты об этом, - грустно улыбнулся наставник, - убили меня приближенные, а чтобы я не вернулся обратно в образе человека, с помощью магии привязали мою душу к земле. Вот и болтался почти две тысячи лет между мирами, пока меня не пригласили шестнадцать лет назад библиотекарем сюда.

- А в каком смысле, вернулся? - переспросила непонятливая я.

- В прямом, мы ведь уже тогда знали, что человек умерев не умирает, - и заметив интерес пробежавший по моему лицу, закончил фразу, - это вам преподаватели на других дисциплинах объяснят. Знать и принять не одно и тоже, а чтобы принять нужно быть к этому готовым. Где-то в душе ты об этом знаешь, а примешь позднее, а сейчас приступай к работе.

И адептка кивнув головой начала перелистывать свитки, чтобы понять, какая информация в них содержится.

Через два часа Селевк Никатор напомнил мне - время вышло. Я положила свитки в сейф, и сдала ему ключ.

- И как, что-нибудь поняла? - спросил наставник.

- В общем-то да, но работы и правда много. А что этим никто не занимался прежде?

- Было дело, адепт Баррен начинал работать с источниками, но затем он исчез, и все заглохло до поры до времени, - пояснил он мне. - Я спрашивал Ареса, когда начнем снова, а он ответил - надо подождать, появится адепт с данными для скрупулезной работы и приступим. Вот ты и появилась, он тебя на это дело сразу наметил, просто нужно было дать тебе соответствующую боевую подготовку, чтобы ты меня потом по каждой фразе не тревожила. Жду тебя на следующей неделе, но если слишком захочется поработать, приходи в любое время, когда открыто здание, - разрешил наставник.


Мы попрощались, и адептка Тримеер отправилась в свою комнату, раздумывая по пути, сейчас отнести в прачечную белье и выстирать, или после занятий на лечебном факультете. От объема информации, что свалилось на меня за несколько дней, голова закипела. Адептка нисколько не сомневалась, все сведения важные и она на пороге очередной загадки, которая требует раскрытия. Какие длинные тени отбрасывают эти тайны, притягиваясь своими невидимыми щупальцами ко мне, готовые обвить ими в кокон.

Входя в комнату решила, до занятий у меня еще есть сорок минут, успею постирать, а к ночи постельное белье высохнет. Переоделась, собрала белье и бегом спустилась в подвал нашего жилого корпуса, где располагались прачечная и сушилка.

В прачечной стояла тишина, налила в таз воды, добавила жидкое средство, которое мы научились делать на занятиях и замочив белье, огляделась. Никого. Простирала белье, отполоскала его в большой ванной, выжала и сложив обратно в таз направилась к сушилке.

Странно, сушилка была замкнута на замок, хотя и не закрытый на ключ, мы никогда так не делаем. Сняла замок с дужек, положила на выступ в стене и распахнула дверь.

Ох, Черная Луна!!! В сушилке, где была запредельно высокая температура, на полу лицом вниз лежала адептка с младшего курса. Поставив таз в стороне от входа, я подошла и осторожно перевернула ее. Девочка была без сознания, судя по ее рукам, прижатым к груди, они были ошпарены кипятком, на лбу синяк с кровоподтеком. Резко потянулась к сове, вышитой на платье и нажала. Сейчас здесь будут представители из администрации и лечебного факультета. Осторожно подхватила малышку, это была Элиза и вынесла ее из сушилки. Положила на лавку в прачечной, приказав мыслям, которые начали метаться в голове, предлагая разные варианты случившегося, подождать. Взяла ковш с холодной водой и, намочив полотенце, начала обтирать ее личико.

- Адептка, что случилось? - в прачечную входил старшекурсник с лечебного факультета, за ним спешил лаборант Гонорий. Я не успела ответить, как в помещение вошла леди Стефания, следом Тарш.

- Видана, что происходит?

- Нашла первокурсницу запертую в сушилке, без сознания, руки обварены кипятком. На лбу, как вы видите, гематома, ударили чтобы не сопротивлялась и не кричала. Сколько она там пробыла, не знаю, но пока я стирала и полоскала, а это заняло минут двадцать, малышка была там. На сушилке был замок...

Тарш, наклонился и начал диагностировать девочку.

- Ожог не только на руках, - произнес он, - но на теле и ногах. Болевой шок и удар на голове, мда... а девочку убить пытались, вот только сил не хватило или вспугнул кто. Так, ее в палату воскрешения, срочно. Адептка, ты с нами, у тебя все равно занятия сегодня.

- Ой, а что здесь случилось? - в прачечную вошли Тамила и Камилла и с удивлением уставились на такое представительное собрание.

- Девчонки, мое белье в сушилке развесьте, пожалуйста, - попросила я, и бегом направилась за Таршем и Гонорием. Они уже создавали переход, малышку нужно было срочно доставить в лечебницу.

В коридоре лечебного факультета сновали адепты, распахнулись двери палаты воскрешения и плывущая по воздуху Элиза опустилась на стол, предварительно накрытый целебной простыней. С нее срезали одежду, кое где она прилипла к коже и ее пришлось обработать специальным настоем, после чего куски одежды отпадали вместе с приставшими кусочками обожженной кожи. Худенькое обнаженное девчоночье тельце лежало на простыни, и Тарш не прикасаясь, показывал места ожогов, которых оказалось немало.

- Ух ты, кто у нас появился, - раздался над нами счастливый голос привидения, - жива, здорова и опять нашла приключений на все головы. А про меня не забыла?

- Нет, Оптий, не забыла, - успокоила я его, - давай консультант твое слово.

- Так вы и сами все видите, - приблизившись к Элизе, сказал Оптий, рядом завис Фурий, - ожоги кипятком, болевой шок и гематома. Это что за тварь завелась у нас, коль на такую маленькую руку подняла?

- Два литра теплой воды и обезболивающий настой, - приказ Тарш, - адептка, готовь поильник, поить ты будешь. Тим, - на пороге появился адепт Никсон, - неси мазь против ожогов, ее только сейчас третий курс варил. Емкость бери больше, здесь много уйдет.

- Так, Видана, приступай, - скомандовал Оптий, рядом со мной на приставном столике появилась банка с водой, стакан и бокал с настоем для обезболивания, судя по запаху идущему из него.

Гонорий уже привел малышку в сознание, дурнущий запах нашатырного спирта плыл по палате воскрешения, глаза заслезились.

- Голубчик, вот не пожалел, так не пожалел, - хмыкнул Тарш. - это для нас с тобой ничего, а у людей слезы от этой вони текут. Откройте двери для проветривания.

Девчушка, придя в себя и обнаружив что лежит обнаженной на столе, в окружении двух вампиров, двух привидений болтающихся сверху и кучи адептов рассматривающих ее без зазрения совести, разрыдалась от испуга.

- Ну вот, - довольно заявил Оптий - плачешь, значит, жить будешь. Не вся жизнь в тебе испарилась. Виданка, пои ребенка и да, Тарш, пусть мазью она ее смажет, не пугайте девочку маленькая она еще.

Я приподняв голову Элизы, подложила подушку и вставив поильник начала поить ее сначала обезболивающим настоем.

- Не говори ничего, - предупредила ее, на попытку что-то сказать, - захлебнешься. Сейчас выпьешь настой, боль отступит, дальше пьешь воду, восстановим водный баланс. Все ожоги обработаем, мазью смажем и накроем простыней, - объясняла я ей, - она целебная, ожоги лечит, пропитка специальная. А поговорить мы с тобой успеем, я с тобой подежурю до ночи, а там поглядим.

Больше Элиза не сопротивлялась. Послушно выпила настой, а затем мы поменялись местами, Тим начал поить ее водой, а я смазывать ожоги мазью. Вампиры следили за процессом, Тарш то и дело сканировал ее тельце, на предмет, как держится сердечко после такого страшного испытания. Адепты стояли и внимательно наблюдали за всеми участниками, записывали и переговаривались между собой потихоньку.

- Так, адепты, выходим в коридор, - приказал Тарш, - здесь для вас уже ничего интересного нет. Сейчас пойдете лежащих больных мыть и обихаживать. А вы, - обратился он к нам с Тимом, - наблюдайте, чтобы хуже не было, сейчас вернусь и решим, что дальше будем делать.

- Тебя как зовут? - спросил Тим у малышки.

- Элиза, - прошептала она, не сводя с меня глаз.

- А что ты так на Видану смотришь? - удивился он, - глаза какие-то толи напугана, толи спросить чего хочешь?

- Нет, я не напугана, просто смотрю, - тихо отвечает Элиза наблюдая, как я осторожно смазываю ее ожоги, - а следы от них останутся, или все пройдет?

- Будем надеяться, - отвечает ей Тим, - что все заживет, вырастешь и даже не вспомнишь, где какой ожог был.

- Элиза, расскажи, что случилось в прачечной? Кто ошпарил тебя кипятком, ударил по голове и запер в сушилке? В какое время это случилось? - начала задавать я вопросы.

- У тебя совесть есть? - гневно спросил Тим, - она в каком состоянии? А ты дорвалась, готова допрос ребенка устроить....

- Нет, не нужно ругаться, - перепугалась малышка, - я сама хочу поговорить с Виданой, готова ответить на любой вопрос. Вот только я не видела, кто это был...

- Ты когда появилась в прачечной?

- Я пришла туда, когда уже четвертая пара близилась к концу, нас отпустили пораньше, собрала свои вещички и побежала стирать, пока там адептов мало, - тихо пояснила Элиза, - только там пусто было. Я выстирала, выполоскала и сложила все в таз. И вот тут все и началось,... повернулась и закричала от ужаса, мне в лицо летел ковш. Я поняла, что схватить не успеваю и закрыла лицо руками, их кипятком и обдало. Закричала и почувствовала что на ноги плеснули кипятком, какая-то рука схватила меня и подталкивая вперед заставила двигаться. Потом дикая боль на лбу и я больше ничего не помню....

- Тим, ты меня подстрахуешь? - спросила я.

- Видана, не здесь. Сейчас перевезем Элизу в палату, все уйдут и тогда подстрахую, прогуляйся в прошлое. Мне Минерва все объяснила, - сказал он, увидев мой взгляд, - и я понял. Я действительно все понял и думаю, что даже она не все знает о твоих дарах. Я помогу, что зависит от меня, сделаю.

- Ну что, как дела? - спросил, входя в палату Тарш, - кажется неплохо. Я рад, отправляем адептку в палату N3, а сюда сейчас с поля адепта факультета боевой магии доставят, перелом ноги. Виданка, ты с малышкой побудешь, Тим мне нужен здесь.

Подняв заклинанием Элизу, я отправила ее по воздуху в палату и пошла рядом с ней. Палата N3 находилась совсем рядом, узенькая на одну кровать и стол со стулом, окна не было. Все освящение - магический светильник. Расправив кровать, я положила адептку на нее и укрыла целебной простыней, а сверху тонким шерстяным одеялом.

- Засыпай, тебе сон сейчас необходим, все манипуляции сделаны, во время сна они действуют намного лучше, - предложила я.

- Не уходи, пожалуйста! Побудь со мной, - еле слышно попросила девочка, - мне страшно.

- Я никуда не уйду, - пообещала я, - ты кто, малышка? Откуда родом и почему так одинока?

- Меня зовут Элиза Брекноуг, а мой попечитель лорд Баррен, его сын когда-то учился с ректором Эрмитасом. Своих детей они отправляют в Академию Радогона Северного, а меня привезли сюда. Лорд Баррен сказал, что я должна учиться здесь, так как это самая лучшая Академия в империи.

- Элиза, а у них есть дочь? У Барренов?

- Есть, Мойра, ей тридцать и она замужем давно, - пояснила девочка.

- И что больше девочек нет? - уточнила я вспоминая разговор с ректором.

- Нет, только сыновья.

- Малышка, а почему ты так одинока? - не выдержала я, - с чем это связано?

- У нас хорошая группа, правда, только я из очень небогатого рода и на мне он похоже закончится. Меня немного побаиваются, род-то проклятый, правда никак не пойму из-за чего, - шепчет Элиза, и глазенки заполняются слезами.

Адептка Тримеер начинает понимать, что именно эта малышка и есть, невеста Алистера Данглира, но похоже они оба об этом и не знают.

- Элиза, а ты случайно не помолвлена? - уточняю я, догадываясь какой будет ответ.

- Нет, конечно, нет, - слабо улыбается она, - кому нужна бесприданница в семье, да еще и из проклятого рода?

- О, Черная Луна, это же месть, самая настоящая, - проносится мысль в моей голове, - ректору Артуру Эрмитасу, бывшему адепту, в одной группе с которым учился адепт Каллист Баррен.

- Правда меня предупредили, на зимних каникулах, чтобы я опасалась адептки Берг и адепта Данглира, с факультета боевой магии, потому как они беспринципные и бессовестные юнцы, - поведала Элиза, - вот только я не поняла, а почему мне это сказали? Не понравилось, как все преподнесли, странно все это.

- Элиза, а что тебе известно о твоем роде? - спрашиваю и замечаю, как ее глазенки просят сна.

- Нянюшка, мама умерла десять лет назад, а отца я вообще не знаю, даже кто он неизвестно, говорила, очень давно маленькую девочку выкрали, Ядвигой звали, и вообще что-то страшное началось, - ее глаза закрылись, и тихое дыхание говорило о том, что малышка отправилась в страну Грез, отдыхать от случившегося.

Ядвига... Ядвига... Ядвига.... И неожиданно я вспомнила сон, тот самый, что увидела на острове Волшебных Закатов, и слова - вы же навестите меня, Видана... я буду ждать, я правда буду ждать...

Адептка Тримеер подскочила со стула и начала мелкими шажками мерить палату, да... случайностей не бывает, это мы знаем... неужели я и правда ключ? Нет, глупости, леди Тримеер, на таких не женятся, а испытывают в закрытых лабораториях. Значит, нужно подумать, это первое, и желательно взять из библиотеки книгу о проклятых родах, это второе. А третье, может есть смысл пообщаться на данную тему с моим новым наставником? Он древний, а вдруг что и расскажет. И Цирцея доставила словарь к книге, которую когда-то выкрали из библиотеки Тримееров, а она вернулась ко мне через леди Витален Барнаус. Ох, и дел у меня, только успевай поворачиваться...

Дверь бесшумно отворилась, и вошел Тим, увидев спящую малышку, шепотом сказал:

- Тебя ректор хочет видеть, как освободишься. У него какие-то вопросы появились, леди Стефания ему пачку документов передала по девочке.

- Тим, я боюсь ее оставить. Понимаешь, она на днях мне под ноги попала утром и несколько дней смотрела, я взгляд ее ощущала, малышке что-то нужно от меня, но сказать или боится, или не знает как.

- Хочешь, я за ним схожу? - предложил Тим, - а потом в процедурную отправлюсь, я там дежурю до ночи.

На том и порешили. Тим отправился за ректором, а я присела рядом с Элизой, проверяя рукой температуру. Жар спал, и девочка спала спокойно.


- Видана, - бесшумно отворилась дверь палаты и в нее вошел ректор, а Тим показавшись, махнул рукой. Если потребуется, знаешь где искать, - девочка спит? Это хорошо. Нам нужно обсудить пару вопросов.

- Да, ректор, садитесь на стул, - предложила я, - Элиза спать будет долго, она мало того что пострадала серьезно, так мне кажется, чего-то очень боится. Организм долго держался, но сейчас возьмет свое, нас она слышать не будет.

- Я даже не знаю, с чего и начать, - сказал ректор, устроившись на стуле и положив папку на стол, - понимаешь, эта история началась много лет назад и вот сейчас, каким-то непостижимым для меня образом выползает вновь и не ясно, какие цели при этом преследуются.

- Историю об анимаг - шоу и последовавшем после него избиении пятикурсников я знаю, за неделю два преподавателя независимо друг от друга вспомнили ее. Может, осветите поподробнее взаимоотношения четырех адептов, пострадавших в той истории и как все это связано с предложением леди Альфидии об аспирантуре у нее? И еще, с энциклопедией я поработать не успела, кто мать этой малышки и почему ее попечителем является лорд Баррен, они что родственники? Простите, засыпала Вас вопросами.

- Видан, я тебе говорил, что очень рад тому, что идея отправить адептку Берг в Академию Радогона Северного провалилась в самом зародыше? Так вот, повторюсь, я счастлив что адептка Берг обучается в нашей Академии. На все вопросы, поставленные тобой дам ответ, где подробный и развернутый, где тощий, так как могу и не знать, но отвечу с превеликим удовольствием, потому как мне не нравятся некоторые вещи происходящие сейчас в Академии. Я не могу понять, кому понадобилось пытаться убивать эту малышку, но как я понимаю, ответ в ее жизненной истории, не так ли?

- Лорд ректор, а похоже это и есть, та самая малышка с которой помолвлен Алистер, - тихо сказала я, - спросила у нее, есть ли дочери у лорда Баррена и получила ответ, что есть - одна, и та взрослая и давно замужем. А попечитель Элизы, отец Каллиста Баррена, пропавшего много лет назад. И вот возникает вопрос как же все взаимосвязано - Баррен, Гален и Брекноуг...

- Мы все связаны родственными узами, кто дальше, кто ближе. Магический мир небольшой и в него крайне редко попадают представители других каст. Вернемся к малышке. Она родилась двенадцать лет назад у, фактически, последней представительницы рода Брекноуг. Мать закончила факультет практической магии в Академии Радогона Северного, училась в одной группе с Амилен Зархак. Отец девочки не известен, мать умерла, когда Элизе было два годика, и лорд Баррен оформил попечительство, так как она его дальняя родственница по матери. Девочка воспитывалась в родовом поместье Брекноуг, на границе империи, с ней жила няня. А когда подошел возраст ее привезли сюда, в Академию и она пройдя испытания была зачислена на факультет практической магии. На зимние каникулы Элизу отправили в свое родовое поместье, девочка бедна в прямом смысле этого слова. Попечитель конечно оплачивает затраты на одежду и необходимые предметы, но самый минимум, - он помолчал и сказал, - знаешь, почему многие были уверены, что ты дочь Ольгерда? Его затраты на твое содержание, одежду и прочие необходимые вещи превышали средний показатель.

- А откуда об этом было известно? - удивилась я.

- Императорские органы строго следят за попечителями, чтобы они не обкрадывали своих подопечных, не держали их на мизерном содержании. Если подписались на опеку, будьте добры, относитесь к подопечным как к собственным детям, хотя бы по уровню материального содержания. И потому каждый попечитель раз в год должен отчитаться в произведенных расходах. Это все проверяется, а потом публикуется в специальном закрытом отчете. Отчет закрытый, но изучает его весть магический мир, опять же по причине нашей малочисленности. Всегда нужно знать, на кого можно положиться в случае своей гибели, кого упомянуть в завещании как возможного попечителя детей и имущества.

Так вот, Ольгерд всегда был на первых позициях, единственное, где он никогда не фигурировал так это по статье "Драгоценности". У него на этот счет своя точка зрения и потому многие были уверены, что жестокий лорд Тримеер не желает развращать свою внебрачную дочь драгоценностями, дабы не приучать ее к красивой жизни. - Вводил меня в курс взаимоотношений между родами, ректор.

- Я правильно поняла, что Элизу опекун в свой дом не брал? - спросила я, решив закрыть тему опекунства Тримеера в отношении адептки Берг, в очередной раз, оценив ум и мудрость супруга. Я прекрасно обходилась без драгоценностей, а вот белье хорошего качества было просто необходимо для моей обожженной кожи.

- Да, в ее личном деле есть пометки, что девочку никогда не приглашали в дом Барренов. Все встречи попечителя с ней происходили либо в имении Брекноуг, либо уже здесь, - подтвердил ректор, - девочка его подопечная, но родным человечком для него она не стала. И да, Элиза Брекноуг одинока, в том смысле, что родственников у нее - нет.

- Ее на зимних каникулах предупредили в отношении меня и Алистера, что мы адепты жестокие и беспринципные, из чего я делаю вывод, что это не предостережение, а наоборот ее подталкивают к тому, чтобы она обратила на нас внимание, но заранее формируют негативное впечатление. Ректор, так какие отношения связывали четырех адептов много лет назад? И почему не пострадал Бохус, он же присоединился к вам, на анимаг-шоу.

- Бохус? - задумчиво переспросил ректор, - Видан, а все знали, что он оборотень и понимали связываться с ним себе дороже. У него волчий нюх, убить его уже тогда было сложно, а подойти на близкое расстояние к нему вообще невозможно. Он за километр ощущает опасность и знает, кто к нему движется. Тебя когда привезли в Академию он специально зашел в буфетную, посмотрел, а потом ухмыльнулся и сказал мне - вот уже и малышку Тримеер привезли, смена поколений идет. Так вот вернемся к адептам нашей группы. Андреас Гален, талантище, столько всего было дано от рождения, но вот характер... мерзопакостный. Вечные обиды на всех и вся, ощущение непризнанного гения сопровождало его всегда. Мы удивлялись, откуда оно у него? Ответа на этот вопрос мы так и не получили. Они с Ольгердом на дух не переносили друг друга, хотя прилюдно старались вести себя прилично. Люди, не знавшие всей ситуации, никогда бы не поняли этого. Каллист Баррен, вот этот юноша, Видана, шкатулочка с двойным, а то и тройным дном. Ольгерд держал вежливый нейтралитет в отношении с ним, но к себе не подпускал, хотя тот вел себя спокойно, уважительно, стремился как то примирить Тримеера и Галена. Твой супруг был уверен, что милый и добропорядочный Каллист Баррен и есть тот серый кардинал, который настраивал Галена против всех и внушавший ему ощущение неполноценности. Ты в курсе, что они родственники?

- А Вы как попали в эту историю? - спросила я, - только потому, что рядом были с Ольгердом?

- Виданка, - улыбнулся он, - мы с ним знакомы с пеленок. Матери, встречаясь на своих дамских посиделках, клали нас в одну кроватку, мы и сидеть начали почти вместе, и из-за игрушек дрались там же. Первым пошел Ольгерд, я за ним ползал, а потом тоже пошел. Мы как двойняшки, всегда и всюду вместе. Его Арес зазывал на факультет боевой магии, а вот от меня отказался и тогда Ольгерд попросился на факультет практической магии, чтобы мы были вместе. Правда боевой подготовкой мы занимались больше, чем остальные адепты с нашего факультета, и Арес смирился, что бывает крайне редко. Так что нападение на меня случилось оттого, что адепт Эрмитас попал между молотом и наковальней. Отвернись я от Ольгерда, как мне намекали неоднократно, тот же Гален, и ничего бы не было.

- Значит ли это, что основной удар был направлен на Ольгерда Тримеера?

- Я думаю - да, именно на него. Его хотели убить, - подтвердил ректор.

- Лорд Эрмитас, а Вы никогда не думали, что нападение было совершено адептом Андреасом Галеном, а направлял Каллист Баррен? Ведь если бы это были взрослые маги, никто бы из вас не выжил. Как случилось нападение на Вас?

- Я вышел из таверны, где мы отмечали первый, в нашей жизни, бал. Меня позвал Каллист и вот я выхожу и слышу его голос: "Артур, посмотри это Ольгерд. Он мертв?". В зарослях кустов, неподалеку от таверны, действительно кто-то лежал, и я мгновенно оказался рядом. Меня ослепила яркая вспышка, удар и я больше ничего не видел, град ударов сыпался на меня. Я слышал стон Баррена, похоже его тоже избивали и наступила тишина. Очнулся я уже в лечебном отделении Академии, рядом Тарш и куча адептов. Несколько серьезных переломов, черепно-мозговая травма и путь к карьере боевого мага закрылся навсегда. Баррена обнаружили у магазинчика, что расположен неподалеку от Храма Черной Луны, он был избит и утверждал, что ничего не может вспомнить. Его родители прибыли на следующее утро и забрали домой, больше о Каллисте Баррене нам ничего не известно.

- Кого нашли позднее всех? - уточнила я.

- Ольгерда искали дольше всех. Осознавая что его убивают, он каким-то образом сумел собрать оставшиеся силы и принял невидимое состояние. И добравшись до склепа Тримееров, там и потерял сознание. Войти в склеп он не смог и хорошо, - вздохнул ректор, - на тот момент не было никого, кроме Ольгерда, кого ваши предки могли впустить туда. Я уже пришел в себя, на соседней койке рыдал адепт Гален, и в палату воскрешения доставили Тримеера. Из столицы был вызван целитель Маркес, тот самый, что вытаскивал тебя недавно. Его первыми словами были, когда он увидел Ольгерда: "Ну и неугомонный ты Тримеер, и где ты только врагов находишь, третий раз за несколько лет попадаешь в такие переделки".

- А адепт Гален, он то что-нибудь говорил потом?

- Нет, ничего не видел, ничего не знаю, как завел одну песню так и повторял до конца, - ответил ректор, - отец Бохуса занимался этим делом. Он был уверен, что адепты Гален и Баррен лгут. Но Баррен исчез, а Гален действительно был настолько изуродован, что пережив внутреннее потрясение, закрылся от всех. Его забрали на домашнее обучение, он закончил Академию. В день, когда мы защищали дипломные проекты, он тоже защитился за закрытыми дверями. Насколько мне известно, он жил в доме родителей, в Фоксвиллидж, практически не покидая его. Примерно недели две назад распространились слухи, что он в плохом состоянии, фактически при смерти, так что я даже не знаю, а жив ли он?

Элиза неосторожно пошевелившись, всхлипнула во сне. Я поправила одеяло и погладила ее по волосам.

- Лорд Эрмитас, посмотрите, она Вам никого не напоминает? Вы многих знаете, многих видели, вдруг какая мысль возникнет? - попросила я.

Ректор поднялся, подошел к спящей малышке и наклонился. Его лицо побледнело, он присел рядом с кроватью и начал очень внимательно рассматривать девочку.

- Видана, аккуратно приоткрой одеяло, я хочу удостовериться, - велел он.

Я отогнула одеяло, затем приподняла целебную простыню.

- Смотри, видишь, - ректор, не прикасаясь к обожженной коже малышки, показал на нижней части живота, ближе к бедру было родимое пятно. Небольшое, в виде креста, в обычном состоянии оно было красноватого цвета, из-за ожога мы его не обнаружили, но под действием мази и целебной простыни, пятно проступило.

- Да, у кого Вы такое видели?

- Точно такое же пятно и на этом же месте было у Андреаса Галена, - сказал ректор, - и девочка внешне напоминает его. Вот был бы здесь Ольгерд, он бы сразу это отметил, как-никак художник.

- Это что значит, - прошептала я, укрывая девочку, - Элиза Брекноуг дочь Андреаса Галена и последней представительницы рода Брекноуг.

- Мда, это уже совсем интересно, - проговорил ректор, продолжая рассматривать лицо девочки, - и я уверен, что лорд Баррен об этом знает. Пятнышко, Видана, не подделать, это опознавательный знак. Но зачем ее убивать? Не понимаю...

- А расскажите, каким образом решался вопрос помолвки Алистера? Я просто помню, как сказал Ольгерд перед балом о ней.

- Когда происходило расследование нападения на нас, отец Баррена, когда тот исчез, заявил, мол Каллист рассказал ему перед исчезновением, что если бы я поддержал примирительную акцию сына, то никакого нападения могло и не быть. В общем какой-то бред отца потерявшего сына, но к его словам отнеслись серьезно, война между родами была объявлена. И наступил момент, когда лорд Баррен встретился с моим отцом, и было сделано предложение, у них в роду есть девочка, вы даете мальчика, заключаем помолвку и вражда будет исчерпана. Мужчины рода с Региной вместе сели, подумали и решились. Меня слушать никто не стал, априори я был виноват в сложившейся ситуации, и потому мое дело молчать и слушаться. Значит, ты думаешь, что эта малышка и есть невеста Алистера? Тогда это действительно месть, но за что? Я тогда не считал и сейчас не считаю, что виноват в той ситуации, - удивился ректор.

- А Ольгерд, он это не расследовал, Вы не в курсе? - спросила я.

- Не знаю, Видан, мне кажется, что ты единственный человек, которому он говорит если не все, то многое. Остальным надеяться не на что, - расстроено улыбнулся он, - вот что делать в такой ситуации, ума не приложу. И он, как назло, отсутствует.

- Сейчас поздно для визитов? - спросила я.

- Нет, еще пара часов по этикету, есть. А что ты хочешь?

- Ректор, составьте мне компанию, - попросила я, - смотаемся в Фоксвиллидж, к Андреасу Галену, а может он жив? А даже если нет, вдруг родители соизволят нас выслушать. Желанными гостями мы не будем, но нам могут приоткрыть занавес тайны, тем более, есть подозрение, что он не в курсе существования этой малышки.

Лорд Артур Эрмитас внимательно смотрел на племянницу, какие мысли бродили в его голове в данный момент, ей было непонятно, ясно одно, в душе он благодарил Черную Луну, что не он отец этой любопытной адептки.

- А вот и неправда, - усмехнулся он, прочитав ее мысли, - я прошу Черную Луну, чтобы у нас с Оливией появилась вот такая же хулиганка. Как только назвать ее, ума не приложу.

- Да был бы ребенок, имя подберется, - ответила хулиганка.

- А ты права, Виданка, - улыбнулся ректор, - пошли, нанесем визит. Кого здесь оставим? Тима? Ну посиди, сейчас приглашу.

Ректор покинул палату и вернулся с Таршем и Тимом. Тарш просканировал тельце малышки, кивнул головой, все в порядке.

- Видана, ты куда? Ты обещала побыть со мной, - раздался шепот Элизы, мы с ректором подошли к двери.

- Я скоро вернусь, - ответила ей, сделав шаг к кровати и погладив по голове, - нужно сделать одно очень важное дело, а потом я буду с тобой.

- Только недолго, хорошо? - попросила малышка, чьи глаза стали вновь закрываться.

Я пообещала, и мы покинули палату. В коридоре ректор создал переход и через мгновение он открылся на зимней улочке, у калитки двухэтажного коттеджа, сквозь плотные шторы которого пробивался свет.


* * *


Поднявшись на крыльцо, ректор дернул веревку звонка. Внутри дома раздался мелодичный звон колокольчика и через какое-то время дверь распахнулась. На пороге стояла пожилая леди и смотрела на нас.

- Добрый вечер, леди. Мы можем пообщаться с лордом Андреасем Галеном? - учтиво спросил лорд Эрмитас.

- Входите, я правильно понимаю, что вы без приглашения? Как вас представить? - равнодушно спросила она.

- Лорд Эрмитас и леди Тримеер, - ответил ректор.

- Хорошо, подождите здесь, - попросила леди и исчезла внутри дома.

Я огляделась. Мы находились в небольшой прихожей квадратной формы. Здесь совсем недавно был проведен ремонт, еще пахло краской, и обои насыщенного темно - зеленого цвета с вертикальными полосами и заключенных в них алыми розами были свежими. На полу лежал серый ковер, а у стены стояли два стула с серой обивкой. Дверь, за которой скрылась леди, была обита серой плотной тканью. Вдруг она распахнулась, и в дверном проеме появился высокий мужчина с изуродованным лицом. Он молча смотрел на ректора, а затем перевел взгляд на меня, перед нами стоял Андреас Гален.

- Я поражен и потрясен, - раздался глухой голос, - видно дело серьезное, если меня навестили и кто? Сам ректор Академии и юная супруга Ольгерда Тримеера. Это интересно, ну что же вы, проходите. Я так заинтригован вашим появлением, что не могу захлопнуть дверь перед носом.

Он развернулся к нам спиной и пошел вперед, показывая дорогу. В комнате, куда нас пригласили, горел камин и было очень тепло. Тяжелые габардиновые шторы темно-вишневого цвета плотно закрывали окна. Комната была выдержана в бежевых тонах. Диван у стены, рядом сбоку, спинками к окнам, два кресла, ковер по всей длине комнаты в бежево-вишневых цветах и стеллажи с книгами по противоположной, от окон, стене. Похоже, что эта комната была гостиной и библиотекой одновременно. Нам указали на кресла, и мы с ректором сели, хозяин опустился на диван и внимательно смотрел на нас.

В магическом мире случается всякое, потому большинство представителей мужского пола имеют хорошую физическую форму. Вот и лорд, сидевший напротив нас, не смотря на изувеченное лицо, был в прекрасной форме. Ее выдавали мышцы рук, проступающие через рубаху свободного покроя, а кошачья грация с которой он шел впереди нас и подтянутое тело только довершали картину. Длинные черные волосы, рассыпавшиеся по плечам, несколько смягчали впечатление от лица.

- Итак, я вас внимательно слушаю, чем обязан такому посещению? - спросил он.

- Лорд ректор, если Вы не против можно начну я?

- Да, пожалуйста, - согласился он, - только позволь я скажу пару слов, рад что слухи о Вашей смерти, Андреас, оказались лишь слухами.

Лорд кивнул в знак того, что благодарен произнесенным словам.

- Лорд Гален, наше появление здесь, моя идея. Хороша она или плоха, покажет время. Есть несколько вопросов, на которые мне хотелось бы получить Ваш ответ. Так получилось, что за последнюю неделю несколько человек независимо друг от друга вспомнили ту трагедию, что произошла много лет назад, вследствие чего Вы в затворе, другой адепт пропал... - я не договорила, лорд Гален усмехнувшись, вмешался.

- А Ваш супруг леди, Ольгерд Тримеер, тогда едва не погиб, не так ли? Вы всегда стараетесь докопаться до сути различных происшествий?

- Да, если меня какая-то ситуация не отпускает, я стараюсь найти ее решение, - подтвердила я, - а та трагедия, она не просто не нравится мне, так еще какая-то нереалистичная что ли...

- Артур, а в каком родстве Вы с леди Тримеер? Я почему спрашиваю, не думаю, что руководство Академии будет потворствовать адептке без серьезной на то причины или близкого родства, - лицо лорда была изувечено, но вот глаза, умные и проницательные говорили о том, что перед нами сидит не сломленный, а сильный духом маг.

- Адептка Тримеер действительно моя родственница, по супруге. Ну и она жена Ольгерда Тримеера, а как Вы помните наши с ним отношения близкородственные.

- Ну да, помню, вы как братья-близнецы, - согласился тот, - леди, а как много Вы поняли из рассказанного о той трагедии?

- Из того, что услышала я вынесла следующее, поправьте меня, если начну фантазировать. Вы с Каллистом Барреном дальние родственники, поступили на один факультет и в одну группу, по какой-то причине, он начал подталкивать Вас к ссорам с адептом Тримеером. Вы оба талантливые, одаренные и столкнув вас лбами можно было довести дело до такого противостояния, что однажды в поединке вы с Тримеером оба погибаете. И двух адептов, которые в будущем могут стать сильными магами, как не бывало, а также продолжения их линии в роду, - закончила я свою мысль.

В комнате стояла тишина, откуда-то сверху слышался ход часов. Лорд Эрмитас поглядывал на меня, на лорда Галена, а тот сидел, откинувшись на спинку дивана, и спокойно смотрел на меня.

- Говорите, что только на неделе услышали о трагедии с четырьмя адептами? - уточнил он и на мой кивок, продолжил, - представьте себе, юная леди, а я до этой мысли доходил несколько лет. Через страшную физическую боль от полученных увечий, через нервные срывы, в этом доме зеркала открыли лет семь назад. Я принял свой облик с огромным трудом, на это ушло немало лет. Но когда я осознал, что в той трагедии действительно должны были погибнуть мы с Тримеером и меня просто использовали, тогда началась переоценка случившегося. Я выжимал из себя по капле рабскую зависимость от обид, ненависти, тщеславия и гордыни. Сердце плакало кровью, но я продолжал работу, чтобы однажды сказать себе, это я виноват во всем, что случилось со мной. Адепт Тримеер неоднократно давал мне понять, что меня накручивают, используют, он пытался открыть глаза на мои способности и дары, доказывал, что у меня всего в избытке нужно только развивать. Ну что ж, за все есть своя цена, моя - одиночество. Я сам, своими руками закрыл дверь и отгородился от всех. Ни жены, ни детей. Последний представитель угасающего древнего рода алхимиков, - задумчиво ответил он.

- Разве находясь один, в четырех стенах, Вы не развивали свои дары? - спросила любопытная адептка.

- Ну, а как же, они потребовали выхода, - грустно улыбнулся он, - когда ты остаешься один на один, приходит пора познакомиться с самим собой, настоящим. Я познакомился и ужаснулся. Параллельно с процессом выздоровления и приступил к развитию даров, полученных мною при рождении. А они потребовали своей платы, отказа от той же обидчивости, превозношения себя перед другими. Да и перед кем было превозноситься? В общем жизнь продолжалась, не так, как я ее когда-то планировал. Однако она оказалась на редкость насыщенной и продуктивной.

- Скажите, а почему Вы не рассказали правду о том нападении? Ведь тогда преступников можно было найти и наказать.

- Хм, а что я должен был сказать следователю, что меня убивал адепт Ольгерд Тримеер? Кто бы мне поверил, юная леди. Я с самого начала понимал, что маг был под личиной Ольгерда, хотя бы потому, что адепт Тримеер всегда был предельно вежлив и выдержан. Он мог меня не воспринимать, игнорировать, но убивать... нет, это не его линия поведения. А потом я узнал, что он сказал следователю, что на него было совершено нападение под моей личиной. Понимаете, адепт Тримеер это понял сразу, даже не допуская мысли, что нападение на него моих рук дело. Получалось, как Вы и предположили, я убиваю адепта Тримеера, а он в свою очередь убивает адепта Галена.

- Мда, сложная такая конструкция, но ради чего? - спросила я, - нет, я понимаю конечно, война магических родов, но почему нападение на адептов?

- Незадолго до этого случая, погиб наш профессор по Артефакторике, - задумчиво сказал лорд Эрмитас, - Ольгерд раскрыл это дело, и убийца был арестован.

- А убийцей был кто-то из адептов? - поинтересовалась я, мгновенно развернувшись к ректору.

- Да, адепт седьмого курса Янек Дурнен, как потом оказалось ему кто-то напел, что профессор оскорбил его род и он пылая праведным гневом убил старика, - ответил он.

- А что с ним стало, где он сейчас?

- Адепт Дурнен сошел с ума, где-то через полгода после суда. Экспертиза показала, что на него было оказано серьезное магическое воздействие повредившее мозг. Он много лет находится в лечебнице для душевнобольных, - ответил лорд Гален, - а его родители покинули империю, осознав, что сына им никогда не отдадут. У него есть попечитель, правда я не в курсе, кто он.

- Погодите, история про рассказ профессора мне известна со слов преподавателя учившегося в тот момент в группе с вами. - Начала я, - так вот, рассказ об артефакте не сумевшем спасти род от появления в нем черного мага был озвучен только в вашей группе, со стороны никого не было. А значит, это возвращает нас к личности адепта Баррена и я не сильно удивлюсь если выяснится, что попечителем Янека Дурнена является лорд Баррен.

- Мда, адептка Тримеер у меня складывается ощущение, что лорд Тримеер воспитывал Вас с момента рождения, - удивленно заметил Гален, - Вы рассуждаете и логически мыслите как он, будучи адептом Академии.

- Лорд Гален, Вы с Барреном родственники, но как получилось, что он попытался Вас использовать?

- Баррены появились как ответвление нашего рода, лет пятьсот назад. И в какой-то момент все стали замечать, что они тянут одеяло на себя. Только мы присматриваем невесту для брачной партии, как ее из под носа уводят Баррены. Особенно этот процесс стал набирать силу после того, как один из представителей этого рода взял в жены воспитанницу лорда Делагарди из Подлунного Королевства, это случилось сто семьдесят лет назад. Вы можете подумать, я клевещу на них, но сидя взаперти здесь, изучил столько документов, что готов отдать голову на отсечение, все что я говорю сейчас, правда. Они давно тянут руки к нашей библиотеке, но получить они ее смогут только после гибели последнего представителя нашего рода. После той трагедии, что случилась почти двадцать лет назад, понадобилось несколько лет, прежде чем я начал разбираться в хитросплетениях магической политики ведущейся между родами. И тогда я убедил отца, а он подписал соответствующие бумаги. Так что если завтра, - он смотрел на ректора, - я погибну, вся документация переходит в Ваше, ректор, ведение. Все архивы рода Гален становятся собственностью Академии магических искусств и подлежат изучению.

- Лорд Андреас, Вы пошутили? - побелел ректор.

- Нет, а что такое? - удивился он, - Вы отказываетесь, но почему? Мы вообще все отписали на Академию, и этот дом, а дом в столице должен быть продан и деньги переведены на счет Академии. - Он поднялся и подошел к стеллажу, взял книгу и достал какой-то пакет. Вернулся и протянул ректору. - Это Ваш экземпляр, у моего юриста в столице такой же.

- Андреас, кто-нибудь, кроме тебя, юриста и сейчас нас, об этом знает? - спросил ректор.

- Нет, ты же понимаешь, это тайна и кричать об этом я не собираюсь. Пусть у них будет удар, - усмехнулся лорд Гален, - когда мои родственнички поймут, что им не достанутся наши архивы.

- Видана, ты сейчас понимаешь, что случилось сегодня? - спросил у меня ректор с землисто-бледным лицом, - я думаю, лорд Гален, что нужно дать сообщение, о том что Вы все завещали Академии.

- Но зачем, лорд Эрмитас? - рассмеялся тот, - убить меня сейчас, поверь очень сложно. Я заберу с собой кучу народу, прежде чем они останутся с носом, а не с рецептом философского камня и многих других веществ, к которым так стремятся Баррены с компанией.

- Лорд Гален, сегодня в Академии пытались убить адептку с первого курса, - сказала я, - простите мою наглость, родимое пятно в виде креста по низу живота ближе к бедру у Вас есть?

Сказать, что лорд онемел, значит не сказать ничего. Он был шокирован и смотрел такими потрясенными глазами на меня, мне стало страшно и я вцепилась в подлокотники кресла.

- Лорд Гален, спокойнее, - посоветовал ректор, - если адептка сейчас перепугается, то появится торнадо по имени лорд Тримеер и мы с тобой сначала получим нахлобучку недетскую и только потом нас соизволят выслушать.

- А откуда твоя адептка, Артур, знает о родимом пятне на моем животе, такой вот нескромный вопрос? - ледяным голосом поинтересовался Гален, - не слишком ли много Вы девушке рассказали?

- Погоди, не горячись. Выслушай спокойно, если ты еще не услышал, - сказал ректор, - сегодня в Академии попытались убить первокурсницу, ошпарили девочку кипятком. Видана обнаружила ее в бессознательном состоянии в сушилке прачечной, присутствовала при проведении всех лечебных манипуляций, а затем осталась с ней дежурить. Девочка умоляла ее не оставлять, она чего-то боится. Элиза Брекноуг, подопечная лорда Баррена. Я получил на нее документы, прочитал и решил показать адептке Тримеер, чье сходство с Ольгердом в построении логических конструкций и рассуждений, замечено нами еще на первом курсе. А так как она не могла отлучиться от девочки, то пришел в палату сам. - Он остановился на мгновение, переведя дыхание и не сводя глаз с Галена, закончил.

- Андреас, во-первых, девочка - копия ты в момент поступления в Академию. И тогда я попросил показать живот, она спала и не знала что ее осматривают. А во-вторых, на животе малышки я обнаружил родимое пятно, подобное тому, что когда-то видел у тебя, о чем я естественно и сказал адептке Тримеер. А она потребовала встречи с тобой, причем немедленно.

- Что??? - пока ректор говорил, лицо лорда Галена становилось бледнее с каждым словом, его черты заострились, - Я могу ее увидеть? Расскажу все потом, если удостоверюсь, что это девочка, моя дочь, - взволнованно попросил Гален, - переход можно открыть прямо отсюда.


Зашипел переход и мы втроем вошли в него, чтобы через несколько мгновений выйти в коридоре лечебного отделения. Там было светло и тихо, учебный день закончился, и адептов разошлись по своим комнатам. В палате у стола сидел Тим и читал учебник. Мы вошли, и Элиза открыла глаза.

- Видана, ты вернулась, - обрадованным шепотом сказала она, - ой, а почему вас так много? Я никуда не пойду, - испугалась девочка и глаза стали стремительно наполняться слезами.

- Нет, конечно нет, - поспешила я успокоить малышку, - никуда не нужно уходить. Ректора ты знаешь, а это лорд Гален, он когда-то учился здесь.

Неожиданно распахнулась дверь и в палате, где места уже просто не было, появился магистр Тарш. Оглядев всех, уперся взглядом на лорда Галена, затем перевел взгляд на Элизу.

- Ну что скажешь, Тарш? - спросил ректор.

- То и скажу, малышка-то дочь лорда Галена. Давно я Вас не видел, Андреас, лет двадцать уж точно, - ответил Тарш и спросил, глядя на меня, - что, никак опять наша хулиганка раскопала очередную историю? Она это может.

- Да, это моя девочка, - опустившись на краешек кровати, произнес Гален не сводя с нее глаз, - вылитая Андреас Гален в двенадцать лет. Здравствуй моя маленькая, а ведь я даже не знал, что ты появилась на свете. А где мама, если твой попечитель Баррен?

- Она умерла, мне было два года, - ответила Элиза и смотрела изумленными глазами на него.

- Что, очень страшный? - горько усмехнувшись, спросил он.

- Нет, просто я не понимаю, а почему ты не знал о том, что я родилась? - шепотом спросила девочка и добавила, - а ты совсем нестрашный, честно-честно. Ты правда мой папа?

- Элиза, так Тарш не ошибается, да и лорд Эрмитас, мы вместе учились, сходство внешнее обнаружил.

Он осторожно взял ее обожженные кисти рук и поцеловал.

- Лорд Эрмитас, что мне необходимо сделать, чтобы признать Элизу моей дочерью? - спросил лорд Гален. - И нужно ее обезопасить, чтобы подобных нападений больше не было.

- Лично я документ напишу, что она твоя кровная дочь, - спокойно сказал магистр Тарш.

- Я думаю, лорд Гален, что сейчас нам с вами нужно пройти в мой кабинет. Напишешь заявление о признании себя отцом Элизы Брекнуг, Тарш даст свое экспертное заключение, и запускаем по инстанциям. И давай сегодня же подадим в "Императорский вестник" информацию, о чем ты сказал в отношении архивов. Те, кто инициировал нападение на девочку, прекрасно знают, что она твоя дочь, - сказал ректор, - просто они не знали о твоем решении.

- А историю-то расскажите? - спросила я, - о том, как Элиза появилась на свет?

- Обязательно, - пообещал он, - только позвольте мы сейчас с ректором все сделаем, а завтра вечером я приглашаю вас всех в мой дом, там и поговорим. А твое появление в доме, - он погладил дочь по волосам, - обязательно. Мы сейчас подготовим документы, и у тебя будет дом, где будут ждать всегда. Нам нужно познакомиться друг с другом и осознать, что у тебя есть отец и бабушка, а у нас - дочь и внучка.

Все покинули палату, я присела на краешек кровати и взяла ладошки Элизы в свои руки, Тим оторвавшись от учебника, смотрел на нас.

- А куда вы с ректором ходили? - спросила девочка.

- Вот, как раз к твоему отцу и слетали. Он действительно не знал о том, что у него есть такая очаровательная девочка, - ответила я и посмотрела на Тима, - ты готов? Я думаю, нужно прогуляться в прошлое.

- Видана, магистр Тарш взял с меня слово, без него ты никуда не пойдешь, - он дотронулся до своей эмблемы и через мгновение в палату вошел Тарш.

- Ты все-таки хочешь этого? - Внимательно посмотрев на нас, уточнил он. Я кивнула, - ну хорошо, Тим воду приготовь, Видана садись на стул, с кровати ты можешь упасть.

Тим поставил стул рядом с кроватью, я переместилась на него и продолжая держать руку Элизы, она не хотела отпускать, расслабилась и сосредоточилась.


Итак, прачечная, конец четвертой пары... я спускаюсь вниз, в подвал следом за адепткой со второго курса, в руках которой пакет из которого выглядывают майка и носочки. Элиза толкает дверь и входит, я за ней и сразу отхожу в сторону, чтобы не быть задетой. Девочка наливает воду, замачивает свои вещички, отмечаю про себя, что они поношенные, даже где-то штопаные не раз, и начинает стирать.

Аккуратно отстирав бельишко, Элиза наливает ванну для полоскания и отполоскав, отжимает. Она не слышит, как бесшумно открывается дверь и в прачечную тихо входит женщина, оглядевшись и поняв, что никого кроме них здесь нет, она протягивает руку за ковшом и набрав им кипяток ждет.

Элиза складывает вещички в таз и оборачивается, чтобы идти в сушилку, но женщина швыряет ей в лицо ковш с кипятком. Мои уши закладывает от крика, в нем смешались ужас и боль. Кипяток растекается по рукам, которыми Элиза успела закрыть лицо, уронив таз. Я вижу, как кожа вспухает и становится ярко-красной. А женщина, берет таз, стоящий на скамье и зачерпнув им кипятка, плеснула девочке в область живота, Элиза ловит ртом воздух, как рыбка выброшенная на берег.

Кричать она уже не в состоянии, болевой шок. А женщина, хватает девочку за шею толкает ее вперед к сушилке, и подтащив к ней, ударяет со всей силы головой Элизы об косяк и обмякшее, от потери сознания, тело летит на пол сушилки. После чего она достает из кармана замок, вставляет его в дужки и воровато оглянувшись, бежит, собирать вещички Элизы рассыпавшиеся по полу и бросив их в ведро для мусора, покидает прачечную.


Я начинаю задыхаться, грудь стиснуло и хватая воздух ртом, ощущаю, как мне в лицо ударяет холодная вода. Открываю глаза. Тарш подносит к губам стакан с водой, я пью и не могу напиться. Постепенно дыхание выравнивается, и я пытаюсь понять, кого же я увидела.

- Ну что, кого ты там увидела? - спрашивает Тарш, в палате появляется ректор, - описывай, мы определим.

- Женщина, возраст около пятидесяти лет, немного грузноватая, круглое лицо, как оплывший блин, нос картошкой. Белесые ресницы, глаза водянисто-серые, седоватые волосы собраны в пучок, в мочках ушей дешевые позолоченные серьги. На сером платье белый воротничок из ткани, - перечисляю я по памяти.

- Леди Базиана, - произносят одновременно ректор, Тарш и Элиза.

- Это помощник куратора первого курса, Орден Плачущих, - добавляет ректор, глядя на мое удивленное лицо, - это через нее был передан запрос на вступление тебя в Орден. Тримеер велел пока попридержать эту информацию, дождаться следующих шагов. Сейчас служба безопасности Академии выполнит свою работу.

- А она не исчезнет? - спрашиваю я.

- Это невозможно, как только девочку обнаружили, были перекрыты все выходы и порталы из Академии, все сотрудники на местах, - ответил Эрмитас, - а потом, Видана, ты действительно думаешь, что о твоей способности навещать прошлое - знают? И кстати, - он посмотрел на Тима и Элизу, - вы тоже будете молчать или вам сразу память почистить?

- Нет, этого делать не нужно, - спокойно ответил Тим, - я об этом даре Виданы знаю, родственница поделилась. И ни я, ни Элиза об этом нигде и ни кому не скажем, правда ведь? - спросил он у нее, и малышка кивнула головой, продолжая держать меня за руку.

- Лорд Гален предложил подежурить эту ночь здесь в палате, - сказал ректор, - он опасается и не хочет подставлять никого из адептов под очередное нападение. Что Вы скажете, Тарш?

- Я хочу, чтобы Видана рядом была, - неожиданно прошептала Элиза, - нам поговорить нужно.

- Вот только я немного не пойму, - Тарш подошел к девочке, взял за руку и взял мою руку, - мда, разбирайся, Виданка, вы тоже родственницы. Запах крови, слабый, далекий, но он пробивается. Где-то ваши предки пересеклись, сотен несколько назад. Надо же, ох уж эти человеческие рода.

- По кому они пересеклись, Тарш? - разволновался ректор, - договаривай.

- Мне кажется, - Тарш преподнес наши ладони к своему лицу и осторожно обнюхивал, - Артур, это Брекноуги отметились и я утверждать не могу, но кровь Тримееров и Блэкрэдсанов четко выделяется, не через них это было, скорее по линии отца. Видана, ищи связь Брекноугов и Бергов, я понимаю, отец у тебя из касты военных, но концы найти можно.

Мы все молчим и смотрим на девочку, у каждого свои мысли. Наконец я решилась.

- Магистр Тарш, а можно Элизу в мою комнату переместить? - спрашиваю я, - я с домашним заданием еще поработаю, мы с ней пообщаемся и даже если кто и рискнет сунуться сюда, знать не будет где спрятана девочка. А нам действительно нужно поговорить.

- Я думаю, будет лучше, - ответил Тарш, глядя на ректора, - если обе адептки проведут ночь в жилом корпусе, в комнате Виданы. Давай переместим их туда, а здесь адепта Борна положим, того самого, что ногу сегодня повредил.

Ректор согласился и через некоторое время мы с Элизой оказались в моей комнате, где она расположилась на раскладной походной кровати, узкой, но для такой худенькой девочки она была в самый раз. Укрыла ее целительной простыней, а сверху теплым ватным одеялом, в комнате было прохладно, и переоделась. Сходила в умывальную комнату, краем глаза заметив, что на подоконнике свой пост занял Северус, сделавший вид что любуется видами ночного неба за окном.

Вернулась в комнату. Малышка, согревшись под одеялом, с интересом рассматривала обстановку, особенно ее взгляд задержался на полках с книгами. У меня их действительно немало. За четыре года обучения в Академии я уверилась, что мой путь по окончании лежит в какой-нибудь из Орденов империи, и в жизни придется опираться только на свои силы я начала собирать личную библиотеку.

- Ты кушать хочешь? - спросила я, - давай чаю попьем, а то мы с тобой все на свете пропустили и ужин в том числе.

Она покраснела от смущения и закивала головой. В дверь тихонько постучали, и Тамила просунула голову в дверь.

- Видана, к тебе можно? Не помешаю? - спросила она, - я твое белье принесла, сняла его в сушилке недавно.

- Заходи, сестренка, - разрешила я, - сейчас все чай будем пить. Дядюшка Прокоп, - позвала я и он мгновенно появился и обрадовано зачастил.

- Родная, как я соскучился, ты же к нам еще не наведывалась. Ох ты ж радость какая, а на ужин не попала, я уж все глаза проглядел нет нашей Виданки - хулиганки. Тебя даже замужество не остепенило, - радостно вещал он обнимая меня, а потом повернулся к Элизе и погладил ее по голове, - значитца, это тебя, малышка, убить попытались. Вот ведь, извергиня, а не женщина. Ну, ничего, найдется на нее управа, взяли ее полчаса назад, тихо - спокойно, даже ахнуть не успела. Брахус сам и брал, - пояснил он мне, - сейчас допрос ведется. Ох, девоньки, вы уж простите, что-то я заболтался от радости. Щас мои роднули, чай да пироги доставлю. А тебе, кроха молока теплого с медом ко сну принесу, чтобы сны сладкие были и о боли позабыла совсем.

Он исчез, а я обняла Тамилу и достала для нее подарок, привезенный с острова Волшебных Закатов.

- Ах, какая красота, - засияла сестренка, - спасибо, родная моя. А с малышкой познакомишь?

Пока они знакомились друг с другом, дядька Прокоп доставил тарелку с пирогами, чайник с чаем и усевшись в кресло начал разливать чай, приговаривая и подавая каждой из нас чашку.

- Это для Тамилы, чтобы Локидса не томила, да замуж выходила. Это для Элизы, чтобы росла красивой да счастливой и горестей не знала. А это для нашей Виданки, родной хулиганки, а это для меня чтобы мы всегда встречались и никогда не разлучались.

Он так балагурил, что все девицы от умиления и расплакались. От каждой старый леший получил поцелуй в щечку, мы с Тамилой еще и обняли его. Похлопав Тамилу по спинке, он пробормотал что-то себе под нос, но я услышала.

- Отбиваю все беды, отбиваю все слезы, поглажу по спинке счастье да радость приважу, да будет так во веки веков.

Малышка, лежа на кровати, улыбалась, наблюдая все картину.

- Элиза, а давай я тебя усажу, чай попьешь с пирожками и ляжешь обратно. Отвернитесь все, - скомандовала я.

И осторожно усадила девочку, укутав в простыню, а потом в одеяло. Подумала мгновение и подошла к шкафу, там в коробке лежало белье которое я еще не носила, достала теплую хлопчатобумажную сорочку с длинными рукавами и убрав простыню с одеялом на ноги надела на Элизу.

- Вот, так будет лучше. Сейчас и кушать можно, - подала ей чашку с чаем, - сама держать сможешь?

- Да, смогу, только горячо очень, - призналась она покраснев.

- Нет, тогда давай я буду тебя поить, у тебя кожица обожженная потому тебе и горячо, - решила я и забрав чашку обратно, поставила на одеяло тарелку с пирожками.

Мы пили чай, шутили, дядька улыбался и сыпал смешными стишками и прибаутками. А потом, забирая посуду, попрощался с Тамилой, наказав ей долго не сидеть с нами, а отправляться спать-отдыхать.

- Я то вас еще навещу, малышке молочка принесу, как спать соберетесь, зови, - наказал дядька и исчез.

- А я его видела, - тихонько сказала Элиза, сверкая счастливыми глазками, - он на кухне служит.

- Чем займетесь? - спросила Тамила.

- Я сейчас домашнее задание выполню, Элизе все ожоги еще раз мазью смажу, и спать будем, - сказала я.

- Тебя юноши сегодня ждали, не дождались, - поведала она, - Шерлос с Гвеном расстроились. Алистер к ректору ходил, выяснял не случилось ли что с тобой. Они мне рассказали, как на свадьбе ректора развлекались, ты у них и правда кота говорящего забрала?

- Ну да, - рассмеялась я, - он сейчас в городском доме живет. Ой, а они рассказывали, как мыши хоровод водили и в ладошки хлопали?

- Ага, и про крыс с каретой тоже поведали, вот затейники, - прыснула она, - никогда бы не подумала, что они на такое способны.

- Тамила, а что у нас с буклетом? - улыбаясь спросила я, - пишется?

- Да, - обрадовано подтвердила сестренка, - если захочешь, завтра дам почитать. Я и портрет начала вышивать, прав был дядька Прокоп, легко вышивается, достойным магом был Хурин Мордерат.

- С удовольствием, обязательно прочитаю, а портрет посмотрю, когда закончишь.

- Хорошо, ну девочки-красавицы, - поднялась Тамила, - я пойду, не буду вам мешать, лечитесь, учитесь. Сладких снов, - она погладила Элизу по голове, - с волшебными фейерверками и счастливыми лицами.

Когда за Тамилой закрылась дверь, я зажгла еще один магический светильник над столом, приготовив все для выполнения домашнего задания.

- Элиза, давай я тебя уложу и смажу мазью, ты пока просто лежи и отдыхай. А как спать захочешь, так дядюшка тебе молока теплого принесет с медом, самое лучшее снотворное. О чем ты хотела поговорить со мной? - спросила я помогая улечься ей и укрывая одеялом.

- Видана, - личико Элизы порозовело, - а ты знаешь, кто такая Ядвига Брекноуг?

- Немного знаю, а что ты можешь мне о ней рассказать, - я пододвинула кресло к ее кровати, опустилась в него и она взяла меня за руку.

- Мою маму тоже звали Ядвига Брекноуг, я ее не помню почти, на картинах в имении она есть. У меня с собой есть ее рисунок, я тебе потом покажу. Высокая, статная, у нее были длинные светло-русые волосы, ярко-синие глаза, белесые ресницы, кожа лица белая и веснушки, много рыжеватых веснушек на носике, таком аккуратном. Когда мама умерла, ей чуть больше тридцати лет было. Няня мне рассказывала, что мама всегда носила длинное серое платье и бирюзовые бусы. Я на нее внешне совсем не похожа. - Начала она свой рассказ и неожиданно беспомощно подняла на меня глаза и замолчала.

- Элиза, а как она умерла? Няня тебе не рассказывала? - спросила я, поглаживая ее руку.

- Я расскажу, что услышала от няни. Мама уехала, в Фоксвиллидж и пропала, а потом к нам приехала леди, назвалась подругой мамы по Академии. Странное имя, что-то со льдом связанное...

- Изольда? - уточнила я.

- Да, леди Изольда, так няня сказала, она у меня уже тогда была немолода, а когда я поступила сюда учиться, то стала стареть еще сильнее. На этих каникулах она еле ходила. Так вот та леди сказала, что моя мама умерла в Фоксвиллидж, сердце не выдержало, и ее похоронили на кладбище. А вместе с ней приехал лорд Баррен и оформил на меня опеку. Когда я вернулась сюда после зимних каникул мало того, что мне стало мерещиться, что за мной наблюдают, так около меня стала образовываться пустыня.

- Это как? С тобой перестали общаться адепты в группе? - спросила я вспоминая слова Северуса о том, что все стайками, а девочка одна.

- Да, кто-то кому-то сказал и пошли тихие разговоры, что я из проклятого рода, отверженная и общение со мной чревато тем, что проклятие будет касаться каждого, кто подойдет ко мне. И я осталась одна, со мной отказались сидеть за партой, разговаривать, от меня отводили глаза. Наша куратор приболела и ее заменяла леди Базиана, которая при мне увещевала адептов, что так себя вести неприлично, но как только я отворачивалась, то ловила совсем другую речь. Она говорила им, что она их очень даже понимает и советует держаться выбранной линии поведения. И вот в начале той недели мне ночью приснился сон. Я иду по деревушке, Видана, я там никогда не бывала, просто знаю - это Фоксвиллидж. Иду по улочке, впереди показывается Храм, такой огромный. А навстречу мне из магазинчика выходит леди, она очень похожа на мою маму, с рисунка в нашем имении. Подходит ко мне и спрашивает:

- Элиза, а ты видела здесь Видану Тримеер? Она мне очень нужна.

- Нет, - отвечаю я, - я даже не знаю кто это. А кто Вы раз знаете меня?

- Я? Я твоя мама, Ядвига Брекноуг. Элизонька, ты обязательно должна найти Видану Тримеер и попросить у нее помощи, - говорит она, а сама рассматривает все вокруг, как будто ищет глазами кого-то.

- Но зачем? - удивляюсь я, - если даже не знаю, кто это.

- Доченька, если ты не найдешь Видану Тримеер и чем скорее тем лучше, и она не поможет тебе, то ты присоединишься ко мне и нас обеих ждут мучительные скитания между мирами, пока не наступит день, когда будет разгадана одна древняя тайна и мы не будем оправданы. Может пройти много лет, а то и веков, пока это произойдет.

- Хорошо, я постараюсь ее найти, но где?

- Как где? - сейчас удивляется уже мама, - да в Академии, конечно, той самой, где учишься ты. Она недавно оказалась перед дверями Вечности, но там было столько народу, что я не смогла подойти и попросить ее о помощи. Ой, да вот она, Элиза, ты сейчас должна уйти. Немедленно! - приказала мама, и я не посмела ослушаться, было в ее голосе т - а - к - о - е, что я бегом побежала и проснулась в своей комнате. Последнее что я услышала, перед тем как проснуться, ее слова.

- Вы искали меня, Видана? Я Ядвига Брекноуг. - Я попыталась оглянуться, чтобы увидеть тебя, но ударилась головой о стену рядом с кроватью.

- Понятно, вот сейчас мне кое что становится понятным, - задумчиво ответила я, - значит во сне, увиденном в начале той недели я общалась с твоей мамой. Да, ей нужна помощь. Элиза ты читала что-либо о Вашем роде?

- Нет, я как то решила поговорить об этом с попечителем, когда он навестил меня в Академии, но лорд Баррен ответил мне, что не стоит забивать голову излишней информацией, которая только осложнит мою дальнейшую жизнь. А няня, на зимних каникулах, мало того, что и выглядела плохо, заговаривалась, забывала куда идет и зачем, неожиданно стала увещевать меня подумать о том, чтобы поступить в Орден, чтобы не пропасть в жизни, - рассказывала Элиза.

- А вот объясни, что из себя представляет Ваше имение?

И когда девочка стала рассказывать, перед моими глазами появилась деревенская изба, чуть больше той, в которой выросла я сама и все удобства были на улице.

- Тогда не удивительно, что няня стала уговаривать тебя уйти в Орден, - сказала я, выслушав малышку, - она не хотела чтобы ты после Академии вернулась в ваш небогатый дом. А если няня к тому времени умрет, что скорее всего и случиться, то ты останешься на свете совсем одна и неизвестно, что тебя может ожидать. К счастью, Элиза, одна ты уже не будешь, - я погладила ее по голове и поцеловала в лоб, - у тебя есть отец, который признал тебя и есть друзья, которые не оставят тебя в такой ситуации. Я предлагаю тебе сейчас выпить молока и уснуть, а завтра ты будешь лежать и читать энциклопедию по вашему роду, а потом вместе подумаем, почему так случилось, что несколько веков маленькую Ядвигу выкрали и род Брекноуг покатился к закату. Дядюшка Прокоп, - позвала я.

- Вот он я, - появился дядька с бокалом молока, от которого пахло медом, - пои ребенка, а я пока новость доложу. Леди Базиану допросили, она так перепугалась, когда ей ректор описал шаг за шагом, что она сотворила и рассказала все. Заказ на убийство этой маленькой поступил после зимних каникул, две недели назад и она не торопясь приступила к его выполнению. Но как леди сказала, похоже, девочка стала что-то подозревать и старалась оказываться в толпе старших адептов, свои-то как выяснилось ее избегать стали, леди постаралась. Куратору травки в чай подмешала, ей леди Лавиния сбор дала сразу после каникул, та и слегла. А Базиана развернулась, пока куратор больна, вот только девчонка все никак не давалась, на переменках старалась быть на глазах старших курсов, а вернувшись в комнату запиралась и никого не пускала. А когда она на днях, Видуша, тебе в ноги бросилась после завтрака, тут леди и перепугалась. Поняла, что еще немного, и вы познакомитесь, перепугалась и нанесла удар. Ректор ее спросил, почему она в прачечной занервничала? Базиана ответила - померещилось ей, ты у стены стоишь и на нее смотришь, глаз не отводишь, а они у тебя такие суровые и в душу ей проникают. Потому и рука у нее дрогнула, когда малышку о косяк ударила и бросив ее на пол в сушилке поспешила убраться подальше от этого места. Все, маленькая, никто тебя больше не тронет в Академии. Сообщников у нее здесь не было, но ректор всех представителей Ордена плачущих из Академии выставил, допросив предварительно.

И тут наша малышка разрыдалась в голос, прижавшись головой к моей груди, она плакала и повторяла раз за разом: "Меня больше не будут убивать". Я гладила ее по узенькой спинке, дав выплакаться, а потом дядюшка принес еще один бокал с теплым молоком, первый остыл пока Элиза плакала. Успокоившись, она выпила все молоко, я дала ей теплые тапки, надела поверх сорочки кофту и проводила в дамскую комнату. Умыв свое заплаканное личико и глядя на себя зеркало, ребенок улыбнулся и сказал:

- Ура, жить будем, - а потом, повернувшись ко мне, с надеждой спросила, - я же ночевать у тебя в комнате останусь?

- Конечно, - подтвердила я, - даже не сомневайся. Пошли обратно, а то наш охранник начнет переживать.

Когда мы возвращались в комнату, Северус сидя на окне, проводил нас взглядом, и когда за нами закрывалась дверь, мы услышали его голос.

- Девчонки, сладких снов и без проблем. Я вам контур охранный укрепил, спите спокойно.

- Вот, видишь, как нас охраняют, давай укладывайся. Я тебя закутаю и спи в тишине, не волнуйся ни о чем. Все позади, малышка.

Уложив Элизу, я села к столу и сделала домашнее задание, нервное напряжение прошедшего дня не отпускало, и сна не было ни в одном глазу. Выполнив все, я листала книги лежащие на столе. Кресло стояло в углу комнаты и потому вся комнатка была как на ладони, я уменьшила свет он был направлен только на стол, все остальное утопало в полумраке. Рядом с креслом кровать Элизы, моя напротив, рядом со стеной.

- Видана, а мой папа, он хороший? - шепотом спросила Элиза и пояснила, - уснуть не получается. И почему у него такое лицо искалеченное?

- Двадцать лет назад его и еще пару адептов, - также шепотом, в корпусе все уже спят, поясняю я, - пытались убить и его изуродовали. Я думаю, что он хороший, сразу как услышал о тебе, потребовал чтобы разрешили увидеть девочку. Ну, а как увидел, ты же его реакцию слышала. Если человек не отказывается от своего ребенка, о котором до этого момента даже не слышал, может ли он быть плохим?

- А если ему нужны только мои способности? Лорд Баррен все спрашивал у меня, что я умею, бывают ли у меня видения, но меня няня научила никому не рассказывать, сказала, что это опасно и посоветовала в Академии, когда приживусь, к ректору подойти и попросить совета. - Рассказывала девочка и спросила, - папа сказал Тарш не ошибается, это значит что мы с тобой может быть родственницами - да?

- Элиза, твой отец очень талантливый и даровитый маг, потому попечитель и выспрашивал, выясняя не получила ли ты его дары. Так что не переживай, что твоему отцу от тебя нужны дары, у него самого их достаточно. Уверена, ему нужна ты сама, как дочь, как единственный ребенок. Мы обязательно выясним, родственники мы с тобой или нет, не удивлюсь, что это вполне возможно, мир магический небольшой. Спи, малышка, я сейчас тоже лягу.

- Так, ректор приказывает, немедленно спать, - вредным голосом заявила сова, - скоро светать будет, а вы все болтаете полуночницы. Нет, я конечно понимаю что от радости, но все-таки, немедленно спать или зачарую.

- Есть, шеф, - послушно согласилась я, и погасив светильник, нырнула в свою кровать, - мы уже на пути в страну Светлых Грез. Всем баиньки.

Элиза хихикнула и через мгновение засопела, понятно, одну уже зачаровал.

- Так, - уже спокойным голосом произнесла сова, - ребенок уснул. Что на завтра решила?

- Я думаю, ей нужно день в постели провести, отлежаться, отоспаться. Нервная система на пределе у малышки.

- Хорошо, согласен. Тарш палату выделил, Гонорий день дежурить будет, а потом подхватишь ее на себя? - спросила сова, - вечером к отцу доставим. Он настроен серьезно, поглядим, если все пойдет нормально, пообщаются у нас на глазах, можно будет или там ночевать оставить или вернуть к тебе в комнату.

- У него родители живы? - спросила я.

- Мать с ним живет, она немолода, подкосила их с отцом та ситуация. Он умер этой зимой, а мать жива, совершенно адекватная леди и насколько мне известно, очень талантливая и сильная магиня. Много сил этот древнейший род прикладывал для развития, но свои дары скрывают, как и архивы. Кстати, был слух, что именно у них хранится оригинал Гранд Гримуара. Может появление внучки привнесет в ее жизнь радость и даст новый импульс и желание жить, - пояснил он.

- Хорошо, так и поступим, - согласилась я, - утром Элизу в палату Гонория, а после пар я ее забираю сюда. Ну, а в деревне посмотрим по обстановке. Захочет остаться, оставим. Нет, вернемся с ней ко мне в комнату.

- Тогда все, адептка Тримеер, спи спокойно. С лордом твоим все в порядке, - просипела сова и замолкла.

Адептка Тримеер вытянулась, взглянула на спящую Элизу и закрыла глаза. Сова оглядела комнату еще раз и хмыкнула: "Ты погляди, а правильное Ольгерд заклинание создал, засыпают на раз-два-три и чего я раньше в демократию играл, усыпил и все в порядке".

- Ох дядюшка, - подумала вредная адептка открывая один глаз, - какой Вы наивный. Заклятие на меня действует, когда лорд Тримеер сам его использует. Еще чего не хватало, спать. У меня дела не оконченные есть, Цирцея, ты где?

- Да вот она - я, - засеребрилось привидение, усаживаясь на мою кровать. Я тоже села, подложив подушку за спину, - наблюдаю и жду, когда ты освободишься. Рассказываю как на духу. Дом, который Блэкрэдсаны сдавали, ну помнишь, тот самый, где леди Сивилла жила, а потом вампир?

- Да конечно, помню. Он виден из окна моей комнаты.

- Так вот, арендатор съехал, дом полностью очистили, чтобы никаких там тебе заклятий и заговоров наведенных не осталось и в него въехали Чарльз и Стефания Блэкредсан, леди Калерия с ними. А дом, который разгромил хозяин, - довольно заулыбалась она, - отремонтировали. Брюс вернулся с гастролей и поселился в нем, часть дома выделена для Шерлоса, он же его как сына родного любит. Дом впоследствии к нему полностью и перейдет, Брюс все документы подписал, - доложилась ну очень ученая Цирцея, - мы с Конрадом присутствовали при этом событии.

- Зачем? - удивилась я непонятливая, - или вы таким образом решили сами выяснить, что будет дальше?

- Нет, ну ты такая интересная, - насмешливо серебрилась Цирцея, - внесла своим появлением разброд и шатания в наше почти спящее болото жизни, а потом удивляешься? Вот не выясни мы с Конрадом это все, о чем бы я тебе сейчас рассказывала? Знаешь как весело, смотришь, наблюдаешь. Видана, я книг на пятьсот лет вперед начиталась, пора что-то из прочитанного на практике применить. Конрад в гости регулярно отправляется, в соседний дом, - хихикнула она, - а когда леди Калерия гулять идет, он ее незримо сопровождает.

- Понятно, это хорошо. А что еще интересного произошло в магическом мире? - спросила я.

- Видана, а эта малышка, - кивнула она в сторону Элизы, - ее за что убить попытались? Неужели за то, что последняя представительница Брекноугов?

- А ты о них что-то знаешь? - тут же вцепилась адептка в Цирцею, - ты читала много, вдруг на что интересное наткнулась.

- Конечно читала, - закивала головой библиотекарь, - ты же в курсе той истории, когда Герн Тримеер погиб, спасая сестру? Так вот, в энциклопедии проклятых родов, что лежит на твоем столе, есть история о том, как жили Брекноуги в империи и что с ними стало. Ты потом все подробно прочитаешь, я кратко расскажу, чтобы ты имела небольшое представление. Брекноуги бежали с Подлунного Королевства через какое-то время после того, как у Блекрэдсанов был проклят и пропал Эллан. Род был очень талантливый и древний уже в то время, но бежали они столь стремительно, что побросали все имущество там, в Королевстве, а здесь жили довольно небогато, беднея век от века.

- А почему? Или на службу не поступали?

- Поступали, но знаешь как случается. Мужчины рода на службу поступали, но уж очень характерные они были. Сложно, будучи магически талантливым, находиться рядом с обычными людьми, которые тебя не понимают или побаиваются. А люди когда чего-то боятся или не понимают, что делают? Или уничтожают или высмеивают, но чаще всего - первое. Будь род Брекноугов - богат, так они на это и внимания бы не обратили. Жили бы себе, тихо - мирно, развивая свои дары, и никто бы практически ничего и не знал бы о них. В общем, как я и сказала, характеры у них те еще были. Они не молчали, в глаза говорили все, что считали нужным, склочные, вздорные. И как результат, жили они немного для магов. Сорок - пятьдесят лет и все, то отравят их, то убьют...

- А Ядвига Брекноуг, из-за которой погиб Герд, она когда у них появилась? - вернула я Цирцею к животрепещущему вопросу.

- Так лет через пятьсот, после их побега сюда. Представитель рода женился, невесту взяли из рода Блэкрэдсан. Что удивительно, Блэкрэдсаны богаты, но с момента появления Брекноугов в империи, покровительствовали им всегда, вот даже девушку в их род отдали. Прошло время, и у молодых родилась девочка, назвали ее Ядвигой, а когда малышке исполнилось три месяца, в одну из ночей ее выкрали. Искали ее день-другой, донесение ушло в столицу, в Тайную канцелярию, она уже была организована к тому времени, что так мол и так, пропал ребенок. Донесение ушло, и в тот же вечер малышка нашлась, в кустах рядом с домом. В корзинке лежала и спала. Все обрадовались, а вот мать ее ... в общем посчитали, головой она тронулась. Малышку всю пересмотрела, даже обнюхала ее, всем вроде похожа на Ядвигу, но не она и все тут. Как бы то ни было, девочка осталась в семье, росла потихоньку, там еще два сына появилось. Со временем стали подмечать, у мальчиков дары проявляются с ними заниматься стали, а у Ядвиги - нет. Никаких способностей, по-житейски девочка хваткая была, помыть, приготовить - да, а через стены видеть, как все Брекноуги не может. Заклинания не запоминаются и не срабатывают, ее братья дождь вызывают, а она задрав подол бежит белье снимать что на улице сушится, они в лесу с лешими да кикиморами общаются, а она их не видит, знай себе ягоды да грибы собирает. А потом, когда лешие по просьбе братьев донесут все до дома, кухаркой командует, что сушить, что варить да парить. Вот тогда и поняли, что не ошиблась мать, похоже действительно девочку выкрали и подменили.

- А что с ней стало? - спросила любопытная я, Цирцея смотрела куда-то вверх и улыбалась. Рядом с нами появилось еще одно приведение, Герберт решил проверить, куда исчезла его красавица. Улыбнувшись мне, он сел рядом с Цирцеей и она продолжила свой рассказ.

- Девушка росла, и исполнилось ей восемнадцать лет. Ее бы замуж давно выдали, да кому нужна невеста из магического рода, но без способностей? Дело было летним вечером, все уже поужинали, со стола было убрано. Мальчики разговаривали с отцом, здесь же за столом, леди вышивала, а Ядвига, мать обратила внимание, что девушка не находит себе места. Бледная, она то садилась за стол, то поднималась и подходила к окну, глядя куда-то в даль. Мать спросила, что мол с тобой, родная? А девушка ответила, грудь теснит что-то, дышать мне нечем, как будто нехорошее произойдет. Отец и мать встревожено переглянулись, Ядвига описывала симптомы, предшествующие смерти. Неожиданно, девушка вскрикнула, рука потянулась к груди, где сердце. Отец подхватил ее, но на груди Ядвига расплывалась кровавая рана, и обмякшее мертвое тело повисло у него на руках. Пока ее готовили к погребению, обмывали, одевали на глазах матери и помогавших ей женщин, с покойной исчезла личина и перед всеми лежала девушка с темными волосами и смуглым лицом, в то время как Ядвига была светло-русой с бледной кожей на которой весной и летом появлялись веснушки, пропадавшие в холодное время года. Женщины удивленно переглядывались, растерянно поглядывая на леди Брекноуг и неожиданно одна из них, рассматривая девушку, сказала, что это дочка Аришты, очень она на мать походит. И все вспомнили, что восемнадцать лет назад у деревенской знахарки родила дочь Аришта, а через пару месяцев юная мать и ребенок пропали. Знахарка молчала, бабой она была скрытной и неразговорчивой, но на все вопросы дала понять, что дочку сосватали в другое селение, и она отбыла туда с новорожденной дочерью. И все бы ничего, только больше Аришту не видел никто, она не появлялась в деревне, но и мать ее тоже деревню не покидала. Уйдет бывало в лес за травами и вернется. Подумала немного леди Брекноуг, да попросила одну из женщин, которой больше всех доверяла, позвать знахарку. Быстро вернулась посыльная, а с ней знахарка. Как только порог комнаты переступила да увидела девушку, на лавке лежащую и приготовленную к погребению, подкосились у нее ноги и упала она перед ней на колени и завыла, запричитала в голос. Женщины все удалились, остались только знахарка да леди Брекноуг. И когда выплакалась знахарка, попросила у леди разрешения чтобы положили девушку вместе с матерью. И рассказала историю. Сами они родом из Подлунного Королевства и когда оттуда бежали Брекноуги, отправились за ними и предки знахарки, вот только чей был приказ ей неизвестно. Поселились здесь же в деревне, на окраине. Пользовали деревенский люд мазями, да настойками, роды принимали, но и за Брекноугами поглядывали, чем живут, с кем общаются. Сама знахарка к этому отношения не имела, за несколько столетий посчитали они это полной профанацией, никому сведения не передавали, да и собирать их фактически перестали. Дел у знахарей было непочатый край круглый год, и потому шпионажем промышлять им было некогда, а когда умер у знахарки отец, дел стало еще больше, одна она была на несколько деревень. Но однажды, когда зимним вечером она объясняла дочке Ариште, той шел пятнадцатый год, составление травяных сборов, в дверь постучали и на пороге появилась женщина, представилась ее двоюродной сестрой - Ягнией из Подлунного Королевства и попросилась на ночлег. Женщины познакомились и действительно они оказались родственницами. Ягния ненавязчиво расспрашивала знахарку в том, как живут - поживают деревенские, как живут Брекноуги, в разговор ввязалась и Аришта, часто помогавшая в имении последних по мере необходимости на кухне. И получилось, что Ягния так полюбила знахарку и ее дочь, что появляться стала часто, с подарками да объяснениями в любви, на день-другой и вновь отбывала. Знахарка и рада была, не одни они на свете есть родные люди. А тут лорд молодой женился, привез леди умную и красивую, в деревне все рады были, может побогаче жить начнут. Прошел год, в имении родилась малышка Ядвига, и Аришта следом разрешилась от бремени, тоже малышкой. И как не просила мать назвать имя отца девочки, так и не сказала дочь, все обещала мол потерпи, не время еще, расскажу обязательно. Назвали девочку Ягнией в честь тетки, да только она больше и не появилась у них в гостях, и ни слуху от нее ни духу. Девочке было месяца два, как знахарка отлучилась в соседнюю деревню, роды принять. Да больно тяжелые они были, еле выходила мать и дитя. Они живы остались, домой вернулась и нашла холодную избу, а в ней ни души. И только записка на столе от Аришты, не ищи мама, выхожу замуж в Подлунное Королевство, если получится, встретимся, а нет - не поминай лихом.

Элиза пошевелилась во сне, я подошла к ней, поправила одеяло и вернулась обратно. Цирцея и Герберт смотрели на меня, держась за руки.

- Продолжай дальше, Цирцея, я вся во внимании, - попросила я.

- В комнате было темно, леди взмахнула рукой и зажегся светильник, а знахарка продолжила. Я не могла поверить, Аришта так бы не поступила, дождалась бы меня и обо всем рассказала. Прошла зима, вестей от дочери не поступало, а перед праздником Летних ночей отправилась я на погост, могилки почистить, подправить если потребуется, моих-то родных там много лежит. Вот так хожу, прибираю, разговариваю с ними, а как подошла к могиле бабки моей, так и ахнула. Это кому ж нужно было, раскапывать ее? Давай поднимать куски земли и понимаю, что летом прошлым все это было, земля слежавшаяся стала, ее глыбами и вывернули. Все расчистила, подняла землю и обнаружила, дочечку свою, Аришту. Убили ее заклятием, да в прабабкину могилу и бросили. В общем, похоронила я ее там и поняла, неспроста зачастила к нам Ягния, нужно ей что-то здесь было. Вот и хожу все годы к ней на могилку и думаю, куда внучка-то пропала, Ягния. Малышки с Ариштой не было. А она, вот значит где, в семье Вашей, леди, да под личиной. Вот ведь горе-то какое, значит и Ядвига погибла сегодня. Это кому же надо было? Проплакали они до утра, а на другой день, схоронили девушку в могиле с матерью. А где-то через полгода пришло в семью известие, что восемнадцать лет назад в одну из магических семей империи подкинули маленькую девочку, они поискали родителей, поискали и не найдя воспитали ее сами, назвав Ядвигой. А несколько месяцев назад Ядвига погибла, как раз в тот самый день, когда погибла и Ягния в имении Блекноугов. И никто не знает, а почему они бежали из Подлунного Королевства, и кому нужно было выкрадывать маленькую девочку.



* * *


Утром, я открыла глаза еще до звука рога, сова нахально кашлянула и произнесла: "Адептки, подъем".

Подскочив, быстро надела одежду для зарядки, заплела косу и наклонилась к Элизе. Она, свернувшись калачиком, тихонько посапывала в глубоком сне. Зашипел переход и в палате появился магистр Тарш, подхватив малышку на руки и возвращаясь обратно, произнес:

- Видана, после зарядки забеги, наведай адептку. Я ее в палате N4 положу.

Завыл горн для подъема, и адепткаТримеер отправилась на зарядку.

- И где тебя вчера носило? - первые слова приветствия от троюродного братца, - мы ждали, ждали и не дождались. Опять в какое-то приключение ввязалась, но нас не соизволила с собой взять. Какая ты вредная, однако, - сокрушался он, - я помочь всегда готов, ты только говори что делать нужно.

- Адепт, хватит сестре зубы заговаривать, - насмешливо посоветовал Эфрон, внимательно рассматривая прибывающих адептов, - Видан, ты давай пару кружочков и навести Тарша, вопросы у него есть. Адепт Дейдрис ты с ней. А Данглир с компанией три круга и в темпе, адепты, в темпе, чай не на прогулку вышли, воздухом подышать.

- Видана, как малышка? - мы с Северусом побежали дистанцию, - вроде ночью без происшествий в корпусе было.

- Хорошо спала, спокойно, без кошмаров, - ответила я.

- Известно, кто руку-то поднял на нее?

- Кажется - да, но я была с ней с момента обнаружения и до перемещения в комнату.

- Я правильно понял, что сейчас пробежим, умоемся и нам с тобой в лечебницу сходить нужно? - уточнил Северус.

- Ну да, малышка уже там.

Нас уже давно с шуточками обогнали Алистер, Шерлос и Гвен и мелькали впереди, а Леонард присоединился к нам и весело спросил:

- Виданка, ты братцу моему невесту искать собираешься? Сама пообещала, тебя за язык никто не тянул, пора выполнять.

- Всему свое время, - отпарировала я, обдумывая предстоящий день. Итак, у меня три пары на моем факультете, Арес принял решение перенести мое обучение в закрытый отдел библиотеки боевого факультета и потому, четвертая пара будет там. После чего я отправляюсь в лечебницу и забираю Элизу в комнату, до дальнейшего решения ректора.

Мы входили в жилой корпус, за нами слышалось тяжелое дыхание адептов.

- Пошли быстрее, пока очереди в умывалку нет, - предложил Северус.

Через некоторое время мы уже были в здании лечебницы. Стояла тишина, над нами неторопливо проплыл Фурий, проверяя кто пришел и исчез.

Палата N4 - особая, она примыкает к кабинету магистра Тарша и попасть в нее можно только через него. Тарш сидел и проверял свитки, в которых отражалось состояние больных после ночи, увидев нас кивнул головой.

- Идите, адептка уже спрашивала про тебя. Видана, будь ты постарше, она бы тебя в тетушки записала, а так сестрой старшей зовет.

В палате было окно, выходящее на ректорский корпус, рядом стоял небольшой стол со стулом, а у стены - кровать, на которой лежала Элиза, она расцвела, увидев нас.

- Доброе утро! - радостно улыбалась адептка, - Видана, я так давно крепко не спала, ни одного кошмара не приснилось.

- Это хорошо, - ответила я, а Северус достал из кармана куртки апельсин и протянул Элизе, - угощайся, витамины не помешают.

- А я сегодня долго здесь буду? - спросила она, - мне на занятия разве не нужно идти.

- А ты разве в состоянии сидеть? - удивился Северус, - Элиза с твоими ожогами, тебе лежать нужно несколько дней, ходить, а вот сидеть будет больно. Не спеши, догонишь свою группу, семестр только начался.

- Ты сегодня будешь здесь, в палате, - я присела с ней рядом на кровать, - пока я не освобожусь. У меня четыре пары, а потом я приду за тобой и переместимся в комнату. А пока лежи, отдыхай, спать не захочешь, я принесла тебе книгу, начинай читать, - и положила рядом с ней энциклопедию по Брекноугам.

- Хорошо, - согласилась девочка, - я сейчас и начну ее читать, плохо только, сидеть и правда больно, а лежа читать - неудобно.

Северус вышел из палаты и вернулся с парой подушек, которые подложил ей под спину.

- Ну вот, в таком полулежащем положении читать можно, - улыбнулся он, - Видана, я тебе за дверью подожду.

- Давай, я ожоги проверю, - сказала я, когда за ним закрылась дверь, - и смажу.

На столе стояла миска с мазью, лежали целительные салфетки. Осмотрев тельце, я смазала ожоги, накрыла их салфетками и укрыла Элизу одеялом.

- Руки сильно болят? - за ночь припухлость, вызванная ожогом, спала, но кожа имела красноватый оттенок. Мазь, которой покрывали места ожога, впиталась мгновенно, я надела ей на руки тканевые перчатки, чтобы книгу не испачкать, а процесс заживления ожогов не прекращался.

- Нет, не сильно, кожицу только тянет немного и все, - поделилась малышка и глядя на меня, тихонько спросила, - а можно я тебя сестрой буду звать? Мне очень хочется, чтобы ты ей была.

- А почему нет? Конечно зови, - обнимая Элизу, сказала адептка Тримеер, - младшая сестра это хорошо, есть кого за руку поводить, косички позаплетать и с домашними заданиями помочь. А вот скажи мне, моя младшая сестренка, у тебя вещи кроме форменной одежды есть? Во что одеваться будем, вечером?

- Если мое белье, леди Базиана выбросила в ведро, в прачечной, - покрываясь красными пятнами, сказала девочка, - то у меня больше белья нет. А в комнате, в шкафу висит форменное платье и чулочки на полке лежат... - уже шепотом закончила она фразу.

- Ну ладно, не переживай. Белье есть, целая коробка маленького, тебе в самый раз будет. А с остальным разберемся. Не волнуйся, лорд Гален свою дочь раздетой не оставит, да и сестры тоже, - погладив по голове Элизу, пожелала ей хорошего дня и отправилась на занятия.


* * *


В обеденный перерыв я стояла у окна и задумчиво смотрела на улицу, где играли в снежки адепты и звучал заливистый смех. В игре исчезала вся чопорность, которой славились старшекурсники особенно из богатых и древних родов, являя миру веселых мальчишек и девчонок, которые лихо резвились на улице, а на их раскрасневшихся лицах было написано настоящее счастье.

Вот сейчас они настоящие, стали сами собой, - думала я, - а закончится перемена и в учебный корпус войдут адепты со скучающими лицами, поглядывающими друг на друга свысока и усиленно стремящиеся забыть счастливые моменты, которые испытали мгновения назад. Неужели и самой произойдет такая же метаморфоза? Потеря искренности и жизнерадостности ведет к старости, не физической конечно, но душевной, а я так не хочу. Как там леди Альфидия сказала - внутренний ребенок? Не буду от него отстраняться, хулиганить нужно много и со вкусом, жизнь и так штука непростая, будем ее раскрашивать во все цвета радуги, - решила хулиганистая адептка Тримеер, вспомнив ночной разговор с Элизой.

- Чего скучаем? - ко мне подходили Северус с Гвеном, они шли по коридору и о чем-то разговаривали.

- Гвен, Северус, - неожиданно предложила я, - компанию составите? Нам на кладбище нужно слетать, оно рядом, в Фоксвиллидж.

- Ну без нас ты туда точно не отправишься, - подтвердил Гвен и мы бегом пустились в раздевалку. Одевшись, вышли из здания и направились к охранному контуру. Переход рискнула создать я и, задав место назначения - Храм Черной Луны, мы вошли в него, искрящийся синим пламенем.

Мгновение и мы вышли из перехода у лестницы, ведущей в Храм.

Вошли на территорию кладбища и остановились, адептка Тримеер покрутив головой по сторонам, вспомнила сон и двинулась вперед. Телохранители шли следом, тропинка к склепу Лангедоков была запорошена снегом, похоже зимой его никто не навещает. Остановившись на мгновение, я прочитала заклинание, и снег с тропинки разлетелся в стороны, обнажив мерзлую землю.

- Ничего себе, адептка Тримеер, сеструня моя, а склеп Лангедоков тебе зачем сдался? - развеселился Северус. Мы втроем подошли к кованым дверям склепа.

- Да ладно, не ерничай, - ответил за меня Гвен и дотронулся до двери, замки растаяли на наших глазах и двери распахнулись, - пойдемте.

Гвен вошел в склеп первым, следом я и замыкал нашу тройку Северус. Внизу показался свет и Гвен начал спускаться вниз, протянув мне руку, чтобы поддержать.

- Ух ты, и что сие значит? - спросил Северус.

- Нас пригласили, - спокойно ответил Гвен, мы уже стояли на пороге нижнего зала склепа, где также как и у Тримееров стояли каменные гробы на постаментах, в изголовье каждого горела свеча. Особенно сильно она горела в дальнем углу склепа, на гробу не было имени того, кто в нем покоится.

- Очень странно, имя не выбито, - удивился Гвен, - а что это означает?

- Гвен, ты посмотри, - Северус внимательно рассматривал крышку гроба, - а его открывали и совсем не сто лет назад. Виданка, ты нас зачем сюда привела, что ищем?

- Открываем крышку, - решила я, - нужно кое-что проверить.

Юноши переглянулись, и Северус приподняв руку над крышкой, что-то прошептал, она приподнялась и отплыла к стене, открывая нам чрево. В каменном гробу лежали останки женщины, облаченные в серое платье на котором лежали бирюзовые бусы. Длинные белые волосы лежали в изголовье, обнажив череп.

- А она здесь не одна, - тихо сказал Гвен, - смотрите, женщина лежит на костях. Ее в чей-то гроб положили.

- Именно так и было, - подтвердила я, вытянув руку и пытаясь сканировать останки, чтобы понять, как она погибла. В области грудной клетки, где находится сердце, была концентрация холода, который впивался в пальцы, сигнализируя, удар пришелся именно сюда.

- Ты знаешь кто это? - спросил Гвен.

- Да, но расскажу не здесь и не сейчас, - ответила адептка, - закрываем крышку и возвращаемся наверх, пока нас не хватились. Я узнала что требовалось.

Заклинанием крышка вернулась на свое место, и мы пошли обратно. Свечи погасли, как только распахнулась дверь, выпуская нас. Мы подошли к Храму, было тихо и морозно.

- Пошлите в Храм зайдем, - предложил Северус, - поставим свечи и поблагодарим Черную Луну, что нашлась леди. Потом захоронят ее где положено и успокоится она. Ты точно знаешь кто она?

- Да, это мать нашей Элизы, ее убили десять лет назад.

- Тогда тем более пошлите в Храм, - и Северус легко взбежал по ступенькам лестницы, мы последовали его примеру.


* * *


- Адептка Тримеер, - окликнула меня куратор нашего курса леди Карвелия, мы с Тамилой и Северусом поднимались на свой этаж, - Вы мне нужны. Рамон и Дейдрис, вы тоже лишними не будете, пойдемте за мной.

И леди пошла вперед, в конец нашего этажа, где располагались комнаты адептов младших курсов. У одной из дверей она остановилась, достала из кармана своего форменного платья связку ключей и выбрав один, открыла дверь. Соседние двери стали приоткрываться и оттуда выглядывали заинтересованные лица.

- Заходите, - она вошла в комнату, и вспыхнул магический светильник, - нам необходимо осмотреть комнату, собрать вещи адептки Брекноуг и составить акт. По приказу ректора, адептку Брекноуг переселяем в комнату, которая находится рядом с твоей комнатой, Видана. В ней жила адептка Польди, ее отправили по обмену адептами в Академию Радогона Северного, и уже поступило заявление, что она останется доучиваться там.

- Леди, а почему этим занимаетесь Вы? - удивленно спросил Северус, - у первого курса есть свой куратор.

- Она заболела. Выйдет на следующей неделе, пока меня попросили помочь приглядеть за первым курсом, - пояснила она, - давайте примемся за работу. Девочка в эту комнату вернуться не должна.

И мы приступили к осмотру комнаты и описи вещей адептки Элизы Брекноуг. Комнатка, такая же небольшая, как и у всех, тем не менее производила впечатление полупустой. На окне висела плотная желтая штора, кровать была застелена постельным бельем, выдаваемым кастеляншей жилого корпуса, сказать по секрету, мы его практически не использовали. Каждому родители выделяли пару комплектов постельного белья тех цветов и рисунков, что нравились адептам. Стирали белье, как и положено мы сами, в прачечной. А потом в сушилке на натянутых веревках рядом висели шелковые и бязевые простыни и наволочки, впрочем относились к этому все совершенно спокойно. Да и как по-другому, если стирали сами, своими руками, смысла превозноситься, не было.

- Чисто, но бедновато, - очень задумчиво сказала куратор, оглядывая комнату, - а ведь попечитель у девочки богатый.

Собрав постельное белье в мешок, я обратила внимание на Тамилу. Она открыв шкаф для одежды, стояла и смотрела внутрь, со странным выражением лица.

- Тамилка, - позвал ее Северус, он собрал книги и свитки Элизы, которые аккуратной стопочкой лежали на книжной полке, - ты уснула что ли?

- Да, Тамила, что случилось? - спросила куратор.

- У меня глупый вопрос, а в чем она ходит? - разволновавшись, спросила она, - у девочки два форменных платья, чулки теплые и вязаные носки. Нижнего белья у адептки нет, пальто,... а оно ей случайно не мало?

- Белье у нее выбросили вчера, она его выстирала. Нашли в мусорном ведре, - глухо ответила куратор, подходя к шкафу и заглядывая в него.

- Давайте заканчивать, - предложила я, - забираем все вещи и переносим в другую комнату. Белье есть у меня, не надеванное ни разу, платье домашнее тоже есть, куртку и пальто найдем.

- Да, берем все и пошли, - поддержала Тамила, - леди Карвелия, не переживайте, мы сейчас поскребем по своим шкафам и найдем. У меня есть новый постельный копмлект и пара полотенец банных.

- А рисунки забираем? - подал голос Северус, он рассматривал свитки висевшие на стене, над кроватью. Здесь были пейзажи, на которых как я догадалась, было изображено имение Брекноуг, цветочные композиции.

- А у девочки хорошие способности, - сказала куратор, - смотрите какая цветовая гамма, а как схвачены виды... Нужно сказать леди Инаре, она планирует с младшими адептами рисованием дополнительно заняться. Так, все забрали? Тогда пойдемте, я комнату закрою и опечатаю. Адепты, погодите, - она перешла на шепот, - не может этого быть... Иди ко мне, малыш...

На подоконнике, за шторой лежал небольшой котенок, серенький в рыженьких полосках, лоб венчало ярко-рыжее пятно. Огромные зеленые настороженные глаза.

- Леди, а нам же запрещено... - начал было Северус, но его перебили.

- Это фамильяр, осторожно переносим его в новую комнату и садим на подоконник, малыш хочет есть, - сказала леди и протянула руку, котенок перебрался на ладонь и исчез в широком кармане форменного платья куратора, - не рассказывайте никому. Похоже он с адепткой с каникул, потому в комнату проникнуть было невозможно. Мда, а девочка действительно непростая. Надо же, такая маленькая, а уже под охраной фамильяра... чудны дела твои Черная Луна.


Комната, в которую ректор велел переселить адептку Брекноуг, находилась рядом с моей, таким образом, с одной стороны была комнаты Тамилы, а с другой - Элизы.

- Хм, я правильно понимаю, - улыбнулась леди Карвелия, когда мы подошли к комнате, - что ректор эту малышку отправил под твою охрану?

- Похоже на то, - согласилась я, леди открыла комнату, и мы занесли вещи. Внутри она расположением напоминала мою. У окна - стол, рядом с ним в углу комнаты - плетеное кресло. У левой стены кровать, напротив нее - книжный стеллаж, а на входе справа от двери - шкаф для вещей. Леди прошла к подоконнику, на котором появилась чашка с молоком и посадила котенка.

- Все малыш, хозяйка твоя сама разберется, что к чему, - взмах рукой и он вместе с плошкой стали невидимы.

- Леди Карвелия, можно мы сейчас разложим вещи? - спросила Тамила.

- Да, конечно, - согласилась та, протягивая мне ключ от комнаты, - командуй. Мало тебе Тамилы ты себе и младшую сестру завела, как у тебя так получается?

- Да не себе, - хмыкнул довольно Северус, - нам всем. Сестра моей сестры моя сестра, - скаламбурил он, расставляя на стеллаже книги и складывая свитки. - Девчонки, давайте быстро, метнулись по комнатам и натащили ребенку одежды, белья да парочку безделушек каких-нибудь, чтобы комната жилой стала.

- Ух ты, командир нашелся, - рассмеялась куратор, - а как возмущался, когда тебя в старосты порекомендовали. И ведь правильно сделали, душа поет и радуется от вида, как ты группой руководишь.

- А то, я такой, загадочный руководитель. Мне конечно больше нравилось играть роль теневого кардинала, ну а если меня реальным сделали, терпите, - лучился от похвалы Северус, - пойду медведя своего принесу, что ли. Я вырос, а у малышки в кресле как раз место есть, пусть с ней хоромы обживает.

Мы с Тамилой сбегали к себе и принесли разные девчоночьи вещички, коих у нас было всегда достаточно, потому Элизе все досталось совершенно новое. Тамила застелила кровать постельным бельем в аленький цветочек, Северус притащил бежевого медведя, который скрашивал его одиночество в первый месяц учебы, пока мы все не перезнакомились, а куратор принесла и поставила на стол фаянсовую сову и такой же стакан для карандашей и кисточек.

- Ну вот, сейчас не стыдно и гостей зазывать, - сказал Северус, оглядев комнату, - ребенку понравится. Леди, у нее когда день рождения? Сестра как-никак, нам знать положено.

- Хм, дорогие мои адепты, - леди достала из кармана список и водрузив на нос пенсе доложила, - не сочтите за шутку, но он был вчера.

- Что? - удивились мы, - как вчера? А группа что безмолвствует или им все равно?

- Тихо, дорогие, тихо, - очень спокойно произнесла она, но лицо стало серьезным, - с девочкой всегда было, как я поняла, не просто. Замкнутая, бедная... это ваша группа другая, не помешанная на статусах и всем остальном. С этим я разберусь, а вы сами смотрите, что и как. Ей вчера исполнилось двенадцать лет, вечером она родилась, в девять часов.

- Спасибо, леди, - вмешался Северус, - пока время есть, мы сейчас организуемся. Сеструни, быстро придумали, что дарим?

- Северус, а давай отправим Шерлоса и Алистера в деревню, магазинчики там как долго работают? - спросила я.

- До восьми вечера, - подсказала леди.

- Куклу Элизе нужно подарить, - предложила Тамила, - ой, а давайте я с ними слетаю?

На том и порешили, достали кошельки, скинулись и Тамила в сопровождении Алистера, Шерлоса и ... Локидса с Гвеном отбыла в деревню, а мы с Северусом отправились за Элизой в лечебницу.


Забрав девочку, мы переместились в мою комнату, и Северус подмигнув ей, ушел.

- Элиза, ты себя как чувствуешь? - спросила я, прикидывая, во что можно ее одеть, чтобы швы не давили на ожоги, - а скажи мне, сестричка, не ты ли неделю назад на меня ведро воды вылила?

- Я себя хорошо чувствую, и прочитала много. Готова рассказывать, в том числе о том, как почувствовала что тебе плохо, - сказала она, сидя на кровати и болтая ногами.

- Давай оденемся и посетим одно интересное место, - предложила я, - уверена, тебе понравится.

Белье и чулочки мы с Тамилой приготовили заранее, пока все надевали, дверь открылась и вошла сестренка, улыбаясь протянула сиреневое платье из шерстяной фланели на котором красовались вышитые черные розочки.

- Вот, смотри какое платье красивое, - обрадовалась я, - а сейчас еще косички заплетем, Тамила банты принесла.

- Да, у меня туфельки есть, Элизе как раз по ножке, я их и надевала один раз, нога выросла, - улыбалась она, подавая туфельки.

Одев малышку, я открыла дверь шкафа, на которой было закреплено зеркало во весь рост, и поставила девочку перед ним.

- Элиза ты себя узнаешь? - спросила Тамила.

- А это точно я? - покраснев спросила она и разглядывала себя в зеркало, разглаживая руками несуществующие складки на подоле, - а где вы такие красивые вещи взяли?

- Элиза, - осторожно обняла ее Тамила, - а это были наши, мы из них выросли, даже не успев поносить, и как здорово, что тебе как раз. А сейчас мы все пойдем в соседнюю комнату, она здесь, рядом.

И взяв адептку Брекноуг за руки, мы вышли в коридор, по которому бегали адепты. Две девочки, так резко остановились, как будто уткнулись в стену, и удивленно смотрели, как Элиза выходит из комнаты адептки пятого курса, держась за ее руку.

Переступив порог своей новой комнаты, Элиза остановилась и удивленно смотрела на кресло, в котором сидел игрушечный медведь, на стол где стояла сова, в стакане для карандашей был полный набор цветных карандашей, а рядом лежала коробка с художественными красками.

- А это чья комната? - осипшим голосом спросила она, беспомощно оглядываясь и сжимая мою руку.

- С сегодняшнего дня это твоя комната, - ответила Тамила, - адептка, которая раньше жила в ней, уехала учиться в другую Академию и не вернется. Поэтому ректор решил, что лучше перевести тебя сюда, поближе к Видане.

- Не пугайся, - обняла я Элизу, - все что ты здесь видишь твое. Это наш подарок на твой день рождения, ты о нем помнишь? Вообще-то у тебя двойной день рождения, ты вчера родилась первый и второй раз. И если я ничего не путаю, это очень хороший знак, говорящий - жизнь у тебя будет долгой и счастливой.

- Элиза, а давай посмотрим что у тебя есть, - предложила Тамила и открыв шкаф позвала ее, - вот смотри, где что лежит, чтобы не запутаться. Эти вещи ты все будешь носить, договорились?

- Хорошо, - послушно согласилась она и прижалась ко мне, - а вам не жалко их?

- А почему мы должны жалеть вещи, которые носить не будем? Они же нам малы, а тебе в самый раз вот ты и будешь в них ходить. И вообще, Элиза, старших сестер иметь хорошо, - улыбалась Тамила, - они от всех защитят и чем смогут, помогут.

- Северус тебе медвежонка презентовал, - сказала я, - чтобы вместе с тобой комнату обживал.

- Ага и сову тебе подарили, - искрилась Тамила.

- Как здесь красиво и уютно, - восхитилась девочка, в глазах блеснули слезинки, - как здорово, у меня есть сестры.

- Да, целых две, - подхватила Тамила, - и еще у тебя есть медведь, и смотри какая красивая подружка, - она достала с полки стеллажа коробку и подала, - открой сама.

Элиза подержала коробку, подошла к столу и положив ее на стол, распаковала. Вздох изумления вырвался из нее, в коробке лежала фарфоровая кукла с тонким аристократическим лицом, вьющиеся каштановые волосы локонами спадали с плеч, роскошное платье из синей ткани отделанное кружевными лентами и шляпка с белыми перьями.

- Это мне? Правда мне? - она смотрела на нас огромными глазами, прижав куклу к груди обожженными руками, - но почему?

- Потому что ты жива и у тебя есть мы, - ответила я, - и ты можешь взять куклу в гости к отцу. А можно поставить ее на стол.

- Поставь, пожалуйста, - протянула она мне куклу, - как у тебя в комнате стоит, пусть и у меня будет также стоять.

Я поставила куклу в угол стола, расправила платье и шляпку, рядом расположила сову.

- Волшебство, - рассмеялась Тамила, - Элиза, у тебя такая красивая и уютная комната.

- Мне очень нравится, - смущенно улыбалась она, - спасибо огромное, это ведь и правда волшебство. А давайте присядем, - предложила она, - кто в кресло?

- Ты, - хором сказали мы, - садись вместе с медведем, а нам стульев хватит.

В дверь тихонько постучали, и на пороге появились Камилла и Северус.

- А нам можно зайти? - улыбалась, спросил он, - мы тоже с подарками. Элиза, тут гномочка прибегала с кухни, подруга Виданки нашей и передала для тебя кое - что вкусное.

Северус протянул ей коробку, открыв которую обнаружили много маленьких пирожных нескольких видов.

- Здорово, давайте угощайтесь, - обрадовалась Элиза и поднесла каждому коробку, чтобы выбрали понравившееся пирожное.

- А это уже от нас, - Камилла подавала девочке красочную книгу со сказками и альбом для рисования, - сказки просто волшебные, а какие понравятся можно нарисовать.

Мы все расселись, кто на стулья, кто на кровати, Элиза сидела в кресле, обняв медведя, и разговаривали. Как по мановению волшебной палочки на столе появился пузатый чайник, чашки и блюдо с маленькими булочками и пирожными, а следом дядька Прокоп и Велинка. И начался пир.

Стук в дверь, она открывается и на пороге появился Алистер.

- Мне очень жаль, что я прерываю ваше веселье, но ректор просит адепток Тримеер и Брекноуг сию минуту прибыть в его кабинет.

- Хорошо, - Элиза спустившись с кресла и посадив в него медведя, которого обнимала до этого, предложила юноше, - мы сейчас будем готовы, а Вы пока пройдите и угощайтесь пирожными.

Тамила помогла девочке застегнуть пальто, так как обожжёнными руками ей это было больно делать, а я сходила в свою комнату и надев сапоги и куртку, вернулась обратно. Алистер угостившись пирожным, разглядывал комнату.

- Девчонки, вот как у вас получается? Вроде и вещей немного, а комната смотрится какой-то обжитой и уютной, - спросил он.

- На то они и девчонки, - рассмеялся Северус, - мама даже в экспедиции умудряется палатку привести в такое обжитое состояние, что отец говорит, будто не в полевых условиях, а дома находишься. Нам это не подвластно.

Мы вышли из комнаты, и Элиза мгновенно поставила защитный контур, сквозь который посторонние прорваться если и смогут, то приложив определенные усилия. Адепты - пятикурсники переглянулись, это что-то новенькое, как правило, адепты младших курсов не владеют такой техникой, осваивая ее к курсу четвертому. Втроем направились к ректору, Северус с Камиллой проводили нас до выхода с этажа. В глаза бросились изумленные взгляды адептов первого курса, когда они увидели Элизу.

- Идите, идите, - усмехнулся Северус, ухватив их взгляды, - а я сейчас эту мелкоту загоню в гостиную на этаже и объясню политику Академии. Снобы малолетние, от вершка два горшка, еще и взять с них нечего, кроме анализов и туда же, решать кто достоин общения, а кто - нет.

Элиза держала меня за руку и шла, счастливо улыбаясь. Снег поскрипывал под ногами, вечерние сумерки накрывали Академию.

- Малышка, давай мне тоже руку, - предложил Алистер, протянув Элизе свою руку, - вот так сейчас и пойдет твоя жизнь. Очень болят ожоги? - спросил он.

- Нет, не очень, только ноет так противно, - пояснила девочка, - а Вы часто обжигались?

- Ты, - поправил Алистер, - мы на занятиях частенько обжигаемся, Виданка знает, когда огненную магму или лаву гоняем, шары всякие.

- Значит часто, - догадалась она, - и как боль снимаете?

- Мазями, настойками обезболивающими, ты сейчас рядом с Виданой жить будешь, проси, пусть она тебя научит их изготавливать, в хозяйстве пригодится, лишним не будет, - посоветовал брат.

- Хорошо, попрошу, - согласилась Элиза, - вот как только руки заживут, так и попрошу. А зачем нас пригласили в ректорский корпус?

- Сейчас все узнаете, - ответил Алистер, - не переживай, никто не обидит.

В ректорском корпусе мы поднялись на второй этаж. В приемной ректора, Алистер помог расстегнуть пальто Элизе и забрав его повесил в шкаф, где нашли свое место наши с ним куртки. Секретарь, скрывшись за дверью ректорского кабинета, при нашем появлении, мгновенно вернулся обратно и кивнув в сторону двери, уселся за свой стол и углубился в документы.

Около двери, Элиза остановилась и резко отпрянула назад, личико адептки Брекноуг посерело.

- Видана, там мой попечитель, лорд Баррен и ректор с директрисой.

Мы опять переглянулись, ни я, ни Алистер не обладали даром видеть сквозь стены и двери, тем более что дверь ректорского кабинета была дубовая и звуконепроницаемая, услышать голоса девочка не могла. Так значит, Элиза увидела меня через дверь и облила водой вечером, когда я так неосмотрительно прогулялась в прошлое.

- Не волнуйся, - сказал Алистер, - мы рядом и руководство Академии на твоей стороне.

Он открыл дверь, пропустил нас вперед и зашел вслед за нами, плотно закрывая дверь за собой.

В кабинете ректора действительно находились ректор, леди Стефания, они сидели во главе большого прямоугольного стола, а сбоку от них сидел пожилой лорд, который мгновенно развернулся в нашу сторону, как только мы переступили порог.

- Элиза! - пружинисто поднялся лорд Баррен со стула. Он был невысокого роста, пухленький, круглое лицо испещрено красными прожилками, карие глаза в окружении красных сосудов напоминали глаза вампира, а седые бакенбарды обрамляли пухлые щеки.

Черный костюм, судя по покрою от Тима Джонса, украшала крупная мужская золотая брошь, белая накрахмаленная рубашка с золотыми запонками и черные ботинки на толстой подошве, которые смотрелись на фоне модного костюма и украшений инородным телом.

- Девочка моя! - произнес лорд и развел в стороны руки, как бы приглашая малышку в свои объятия, - как я счастлив тебя видеть.

Элиза мгновенно юркнула за мою спину и прижалась к ней, обняв обожженными руками, ее трясло.

- Деточка, какая странная реакция, - наигранно - изумленно заявил лорд, опускаясь обратно на стул, - ты не рада меня видеть? Правильно говорят, не делай добра не получишь зла. Это твоя благодарность за те десять лет, что я будучи твоим попечителем ночей не досыпал беспокоясь о тебе и отрывал деньги от своей семьи, чтобы ты не померла с голоду, - продолжал возмущаться он, - леди Стефания как же Вы плохо воспитываете своих адепток. И ректор, я жду объяснений, по какой причине с меня сняли обязанности попечителя этой невоспитанной девчонки.

- Ну зря Вы так возмущаетесь, лорд Баррен, - спокойно произнесла леди Стефания и взяла со стола свиток, - вот акт осмотра комнаты Вашей подопечной. Осмотр проводился куратором пятого курса, временно замещающей куратора первого курса по причине ее недомогания, в присутствии адептов Северуса Дейдриса и Тамилы Рамон. Жуткий документ, скажу я Вам. Элиза Брекноуг фактически не имеет белья, из одежды только форменные платья, пальто - мало. Обувь в плохом состоянии. Так что не очень понятно, зачем Вам, богатому лорду нужна подопечная, содержать которую Вы не в силах?

- Какая глупость, леди! - возразил лорд, - Вы на девочку посмотрите.

- Элиза, - мягко попросила леди Стефания, - выйди, пожалуйста, к нам. Не бойся, тебя никто не обидит.

Девочка вышла из-за моей спины и взяла меня за руку, а Алистер встал за ее спиной и положил свои ладони на ее узенькие плечики.

- Спасибо, дорогая. Ты мужественная девочка, - похвалила директриса, - ну вот, она перед нами, на что Вы предлагаете посмотреть?

- Моя подопечная в красивом платье, уверен, что под ним она не голая, значит, белье у нее есть, да и по улице ее вели не раздетую, а в пальто. И сапожки на ней не производят впечатления поношенных, - довольно резюмировал лорд.

- Меня девушки одели, - хрипло произнесла Элиза покрываясь красными пятнами, - Видана и Тамила отдали мне свои маленькие вещи. Поэтому я конечно не голая.

- Да ты побирушка, - язвительно процедил лорд, что совершенно не вязалось с обликом добродушного дядюшки, - а куда ты дела все, что тебе приобретал я? Неужели меня лишили достойного статуса попечителя только из-за того, что ты потеряла свои вещи? А во что ты влезла вчера, что тебя попытались убить? Ректор, почему в Академии так плохо следят за адептами? Хотя я не удивлен, вспоминая о тех временах, когда мой сын учился здесь, в одной группе с Вами и что потом произошло... Какой я наивный, был уверен, отправляя свою подопечную сюда, что хоть Вы то порядок навели. Выходит нет, как творились безобразия, так и творятся. Пожалуй, девочку нужно перевести в другую Академию.

- Не получится, - спокойно ответил лорд Эрмитас, - с сегодняшнего дня Вы больше не попечитель Элизы Брекноуг и решать ее судьбу будете не Вы.

- Лорд Баррен, а зачем Вам Элиза? - спросила я.

- Тебя забыл спросить, - огрызнулся он, - как мне себя вести, и какие решения принимать. Он, - он кивнул на ректора, - и еще пара адептов виноваты в гибели моего сына, с чего бы это я стал их щадить?

- Не лгите, лорд Баррен, - холодно ответствовала адептка Тримеер, - сын Ваш жив, и Вы это прекрасно знаете. Мне вот только интересно, Вы его куда спрятали? В Подлунное Королевство или... - я не сводила глаз с лорда, который мгновенно покрылся красными пятнами, а глаза стремительно забегали, - нет... он в империи. Подкорректировали внешность, неужели... - перед глазами стремительно закрутились картины замка Тримееров, почему они? - Лорд Рофальдер... машинально произнесла я, - конечно, то - то я не смогла найти никакой информации по этому роду, а его не было. Рофальдер появился в тот момент, когда пропал адепт Каллист Баррен....

- Тварь, - выдохнул лорд, вернув меня в ректорскую, - ты древняя тварь, которая уничтожает всех... Ректор, Вы что не понимаете, это она убивает всех... Элиза, это же она, приняв облик бедной леди Базианы пыталась убить тебя. Я предупреждал, будь осторожна, избегай беспринципных адептов. А ты что творишь? Вся в свою непутевую мать.

- Прекратите оскорблять адептов Академии, - потребовал ректор, - у Вас такого права нет и быть не может.

- Мне так и не объяснили с чем это связано, - теряя самообладание, взвизгнул лорд Баррен, - как все быстро провернули, одним днем лишили меня статуса попечителя, до самого императора дошли, и кто сейчас будет ее попечителем? Отвечайте Эрмитас, кого Вы покрываете?

- Если у девочки есть отец, то зачем ей попечитель? - раздался спокойный голос лорда Галена от дверей кабинета. Он вместе с сухощавой, высокой пожилой леди вошел в кабинет и по приглашению ректора они заняли места за столом, напротив лорда Баррена, который потерял дар речи и покрывшись испариной мял свои пухлые ладони.

- Что это значит? - взвизнул Баррен не сводя глаз с лорда Галена, - ты мертв, ты умер неделю назад и причем здесь девчонка? Она не твоя дочь...

- Конечно она моя дочь, знай я раньше о ее рождении, Вы никогда бы не смогли стать ее попечителем.

- Лорд Баррен, - пожилая леди, с нежностью смотревшая на Элизу повернулась к нему, и ее лицо стало мгновенно жестким и его осветила ледяная улыбка, - Вы действительно думаете, что яд, который Вы дали умирающему больному в стакане с водой, выпил мой сын? Он конечно предназначался ему, но Вы общались не с Андреасом, а с его отцом, умирающим от тяжелой болезни, спровоцированной событиями двадцатилетней давности. Он знал, что умирает, времени оставалось все меньше, и тогда муж решил, что мы с сыном должны отправиться в столицу, предварительно были распущены слухи, Андреас плох и неизвестно сможет выжить или нет. Он принял личину сына и стал ждать, как мы и предполагали, ждать нужно было недолго. Как только слухи о предполагаемом состоянии Андреаса дошли до Ваших ушей, Вы начали действовать. Но какой пассаж, Вы упустили из виду один очень серьезный момент - мы маги, а значит, стены в нашем доме все слышат и видят. Мы вернулись через несколько часов после Вашего исчезновения, муж издал свой последний вздох на моих руках, а затем, пока Андреас занимался подготовкой к погребению, я восстановила всю случившееся в наше отсутствие.

- Ну и шуточки у тебя, Виола. Какое счастье, что я не женился на тебе, - делая попытку сохранить обладание, заявил лорд, - это твоя мелкая женская месть, что вместо тебя я выбрал свою красавицу-жену.

- Не смешите меня, лорд Баррен, еще живы свидетели, помнящие ту некрасивую историю, когда Вам отказали. А неудавшийся жених попытался выкрасть чужую невесту, накануне брачной церемонии, за что был нещадно бит счастливым соперником, - ответила леди Виола.

- Значит, Баррен ты ускорил конец моего отца, уверенный, что убиваешь меня, - ледяным голосом уточнил лорд Гален, - потрясающе. И как много ты готов убивать, чтобы добраться до архивов моей семьи? Сначала - я, потом мой отец, кто еще? Вчерашнее нападение на Элизу твоих рук дело?

- Какая у тебя буйная фантазия, - насмешливо ответил лорд Баррен, но было видно, что ему в нашей компании совсем неуютно. - Я и мухи не обидел в своей жизни, творя добро и только добро. Оказывая благодеяния, на благодарность не рассчитывал, но и на обвинения, высказанные твоей матерью и тобой, тоже. А тут еще и эта странная адептка с гадкими предположениями, извиниться никто не хочет?

- А не за что, - сухо ответила леди, - более того, я уверена, что за событиями двадцатилетней давности стоишь ты и твои друзья. Вам всем была очень выгодна как смерть моего сына, так и смерть Ольгерда Тримеера.

- Тебе никто не поверит, и ты не сможешь никогда доказать свои бредовые фантазии, - взвизгнул лорд, - только в воспаленном мозгу обиженной жизнью леди и потрясенной потерей мужа могла возникнуть такая идея.

- Ну не скажите, лорд Баррен, - ректор, спокойно наблюдая за всем происходящим, решил вмешаться, - адептка Тримеер, которую крепко держит за руку Элиза, только услышав эту историю сразу сказала, кого планировалось уничтожить в том нападении.

- Хм, эта странная девушка, - он бросил на меня мимолетный взгляд, - подопечная лорда Тримеера. Я слышал, что девчонка совершенно беспринципная и для достижения своих далеко идущих планов готова пройтись по головам, даже не заметив их...

- Это Вы случайно не о своей приятельнице, леди Изольде Норберт, говорите? - мгновенно отреагировала адептка Тримеер, - очень, скажу я вам, на ее характеристику похоже.

- Ох ты ж, еще одна фантазерка, - попытался хихикнуть лорд, - а кто это? Не имею чести знать названную тобой леди.

- Да ладно Вам, лорд Баррен, не к лицу пожилому лорду отрекаться от своих друзей. Вы же вместе с ней появились в имении Брекноуг, когда погибла Ядвига.

- Тебя там не было, - подскочил лорд и сел обратно, споткнувшись о тяжелый взгляд лорда Галена, - я один был в имении.

- Неправда, - разнесся по кабинету ректора напряженный голос Элизы, - няня рассказывала, что Вы прибыли в имение вместе с леди Изольдой, а она училась с мамой на одном факультете в Академии Радогона Северного.

- Я тебя предупреждал! Я тебя умолял! Не общайся со старшекурсниками, ты такая же безмозглая как твоя мать, - заорал лорд и ударил рукой по столу, - из-за твоих слов, которые являются ложью, эта девчонка обвиняет меня не пойми в чем.

- Ну как же не пойми в чем? Лично так я прекрасно понимаю в чем, как впрочем, и Вы сами, - ответила странная девчонка и продолжила, - Алистер выведи Элизу в секретарскую, буквально на пару минут.

- Нет, говори при нас, пожалуйста, не скрывай ничего, это же про маму, правда? Я должна знать, - она еще сильнее вцепилась в мою руку.

- Лорд Баррен, я не только в этом обвиняю Вас, но и в убийстве Ядвиги Брекноуг. Кто из вас, Вы или Изольда Норберт, выманили мать Элизы в Фоксвиллидж? - он с таким изумлением развернулся ко мне, но взгляд в котором появился страх подтверждал сказанное, - смертельное заклятие, сомневаюсь, что кто-то из вас владеет эльфийской магией чтобы послать ментальную стрелу. Летний, душный день, десять лет назад. Собирается гроза, Ядвига появилась в Фоксвиллидж, на ней серое платье и бирюзовые бусы, - я задвигаю Элизу за свою спину, - она идет в сторону кладбища. Как ее выманили? Настоятельно посоветовали рассказать лорду Андреасу, что маленькой Элизе идет третий год и девочка вылитая копия - отец? Удар смертельного заклятия и Ядвига Брекноуг навсегда покидает мир живых, обреченная на скитания, пока не будет раскрыта страшная тайна рода и ее кладут туда же, куда несколько веков назад положили первую Ядвигу Брекноуг. Не так ли, лорд Баррен?

- Да ты что совсем одурела? - оборвал он меня, - если кто и убил эту колдунью, так он, - ткнул Баррен в сторону лорда Галена, - только он, больше некому. И Вы еще намучаетесь с помолвкой своего родственника, Эрмитас, - злобно хихикнул лорд, ядовитая улыбочка потекла по губам и бессильное шипение, - зря Вы затеяли эту разборку, совсем зря.

- А зачем это нужно было лорду Галену? - задала вопрос адептка Тримеер, - он даже о рождении дочери не знал.

- Как зачем? - завелся лорд Баррен, - это ты ничего не знаешь о Ядвиге, а мне известно, что она настоящая колдунья. Ее вся округа боялась, она наводила ужас на людей, там где она проходила трава засыхала мгновенно, детей от нее прятали, чтобы не выкрала и не использовала в своих ритуалах. О, она была колдуньей высокой квалификации, а Андреасу Галену конкуренция не была нужна. У нее был фамильяр в образе мелкого котяры и где он? Если бы ее убил я, фамильяр был бы в моих руках, но о нем ничего не известно вот уже десять лет, ищите! Найдете фамильяр, найдете и убийцу.

- Лорд Баррен, Вам лгать не надоело? Приложили руку к гибели Ядвиги, наняли убийцу для ее дочери, будучи уверенным, что она единственная наследница Брекноугов и Галенов, а лорд Гален умер от яда, полученного из Ваших рук. А ради чего столько крови, что на кону стоит? Неужели только архивы Галенов и фамильяр Ядвиги Брекноуг? - адептка Тримеер задавала вопросы и перед глазами складывалась картина происшедших событий, - а адептов, двадцать лет назад Вы один или с компанией убить попытались? Пожалуй с компанией, только Вы убивали Адреаса Галена, а Амилен Зархак - Тримеера, а все происходило под личинами самих адептов, Галена убивал Тримеер, а Тримеера - Гален. Умно, но мозговой центр не Вы, уверена, это была леди Амилен Зархак, она же Изольда Норберт....

Заканчивая свою тираду, я краем взгляда увидела, как от стеллажа с книгами отделилась прозрачная фигура, которая мгновенно стала фактурной, плотной являя лорда Вулфдара в полной красе. Ректор улыбнулся, Галены развернувшись во все глаза смотрели на старшего следователя, а вот лорд Баррен кажется, перестал дышать.

- Адептка Тримеер, - раскатился по ректорскому кабинету бас, - а слабо указать место, где похоронена Элиза Брекноуг? Мои ребята все кладбище обыскали, нет ее нигде.

- Она в склепе Лангедоков, в каменном гробу на котором нет имени, он находится в левом верхнем углу. В нем лежат обе Ядвиги Брекноуг, только разница между ними в семьсот лет. - Доложила я, замечая как кровь отхлынула от лица лорда Баррена и он затравленно смотрел по сторонам.

- Не получится, лорд Баррен, - хмыкнул лорд Вулфдар, - здесь замкнуты контуры, сбежать через портал не удастся. Да, адептка, - похвалил он меня, - а нюх у тебя действительно звериный. Надо же, всего лишь по двум рассказам сделать выводы и отправиться искать решение загадки. Ладно, мы с тобой потом пообщаемся, а сейчас забираем лорда Баррена и в путь. Допрос не ждет, пока он еще разговаривать в состоянии.

От стеллажа, сделав шаг вперед, появились Кир и Брахус, лорд Баррен зашатался, но его подхватили нежно под руки с обеих сторон, и за представителями Тайной канцелярии закрылась дверь.

Лорд Гален поднялся, сделав шаг в нашу сторону подхватил дочь на руки, вернувшись за стол усадил ее на колени и обнял. Ректор показал нам с Алистером на стулья за столом, и мы сели напротив Галенов.

- Ну что адептка Брекноуг, - улыбнулся ректор, - по распоряжению, подписанному императорской службой, лорд Баррен освобожден от обязанностей твоего попечителя, а ты получаешь по просьбе твоего отца двойную фамилию Брекноуг - Гален. Ну, а в будущем, когда выйдешь замуж, и если твой муж не будет возражать, один из сыновей получит эту фамилию, чтобы два рода не исчезли в истории, а у них был шанс на возрождение.

- Это хорошая идея, - одобрила решение отца Элиза, - мне нравится.

- А сейчас вот такой нескромный вопрос, - леди Гален держала внучку за руку, - о какой помолвке сказал лорд Баррен? Просветите нас, пожалуйста, что за угроза прозвучала в Вашу сторону, ректор?

- Ну, если Видана не ошиблась, то мой кузен Алистер Данглир, он сидит напротив Вас, леди, помолвлен с Элизой Брекноуг. Но должен сказать, что он и сам не знает об этом. Впрочем, я сам узнал вчера вечером о том, что за адептка помолвлена с моим братом. Нам была навязана Элиза Баррен, близкая родственница лорда Баррена. Я был против, но после исчезновения адепта Баррена, его отец обвинил меня в пропаже Каллиста...

- Фактически была объявлена война, - задумчиво сказал лорд Гален, - а потом он потребовал мальчика из Вашего рода для помолвки. Очень интересно,... какова подоплека сего действия? Лорд Эрмитас, Вы должны знать, проясните ситуацию, пожалуйста.

- Я ночью летал к отцу, - ответил ректор, - и он дал мне подписанный двумя сторонами договор. Занимательный, скажу я вам, документ. В нем черным по белу записано, если по какой-то причине Алистер не женится на Элизе Баррен, на юношу и его близких родственников падает проклятие Серебристая камея. Каким образом они согласились подписать это, не понимаю, тем более что от нас ничего не зависело. Баррен поставил условие, помолвленные познакомятся позднее, когда станут старше.

Бледный Алистер смотрел на свои руки, лежащие на столе, а него были обращены взоры взрослых лордов и леди.

- Проклятие Серебристая камея? - переспросила леди Гален, - это же на уничтожение всего рода. Действует как смертельная инфекция, вцепившись в род не оставляет никого, шаг за шагом отправляя в Вечность стариков, детей, мужчин и женщин. И у каждого умершего на коже проступает серебристая сыпь, напоминающая своим видом цветок, потому и название такое поэтическое, если бы не было проклятие таким страшным.

- Именно так, - подтвердил ректор, - когда я увидел документ, в первый момент было ощущение, что земля стремительно уходит из под ног, а затем уже стали появляться мысли, как избежать такой пагубы.

- Ритуальная магия? - спросила любопытная адептка.

- Она самая, - ответил мне лорд Гален, - черный раздел, проклятия, запрещенные к применению. Наказание за их использование - смерть, но доказать получается не всегда. Не удивлюсь, если выяснится, что Баррены развлекаются этим не одно столетие.

- Мы постараемся что-либо сделать, но разорвать такую помолвку в одно мгновение нельзя, Вы же понимаете? - спросила леди Гален, обратившись к Алистеру.

- Для начала давайте проверим, а с Элизой ли я помолвлен? Если с ней, то ничего разрывать не будем, - неожиданно спокойно ответил он, девочка с улыбкой взглянула на него и покраснела, - но проклятие снять нужно. Элиза, левую руку на стол положи, - попросил он ее.

Она положила ладонь на стол, Алистер положил на нее свою левую руку и когда безымянные пальцы соприкоснулись, на них засветились скрытые от всех серебряные кольца.

- Да, Элиза. Оно тебе мешает? - спросил Алистер.

- Нет, - ответила девочка, - не мешает, я его не ощущаю.

- Значит пусть и остается на своем месте. Лорд Эрмитас, что заложено в кольцо? - спросил он у кузена.

- Я скажу, - спокойно ответил лорд Гален, наклонившись над столом, - усиленная охранная функция и развитие даров, символ влечения стандартный. Артур, - он поднял голову на однокашника, - а потому ваши и подписали такой договор, символ сохранения жизни был видоизменен, его усилили и скорее всего, накануне подписания. Твой отец знал, что лорд Баррен устроит подлянку и артефактер сработал на славу. Если заказ на гибель девочки поступил сразу после зимних каникул, тогда понятно, почему за прошедший месяц ничего не получалось сделать. Кольцо уберегало Элизу и привело к тем, кто смог спасти.

- Похоже еще и фамильяр спасал Элизу, - задумчиво добавила я, - ты же видишь его? - уточнила у нее.

- Кого, кошечку? Ну да, она же с пеленок со мной, - пояснила она, - няня сказала, что в колыбельку как запрыгнула ко мне, новорожденной, так и спала в ногах всегда. Сиршу никто не видит, она никого не должна пугать. А кто ее в новую комнату перенес? - неожиданно спохватилась девочка.

- Твоя кошечка показалась, и леди Карвелия сказала, что это фамильяр. Она ее и перенесла, плошку с молоком поставила и сделала невидимой, - успокоила старшая сестра.

- А как Вы узнали о Ядвиге? - спросила леди Гален с улыбкой глядя на меня, - что Вас толкнуло к поискам?

- Я видела маму во сне, совсем недавно, - тихо сказала Элиза, - она велела найти Видану и попросить у нее помощи, иначе я присоединюсь к ней.

- Я ее увидела в то же самое время, - подтвердила я, - во сне. Она привела меня к склепу Лангедоков и мы сегодня в нем были. Останки Ядвиги действительно там, с нами был адепт Лангедок потому мы вошли в склеп и открывали крышку, провели осмотр гроба и убедились, что она там.

- Как странно, - удивилась леди Гален, - а почему там? Они разве родственники?

Я посмотрела на леди Стефанию и рассказала древнюю историю о той, первой Ядвиге Брекноуг. Все слушали внимательно.

- А можно такой не скромный вопрос, а как Вы познакомились с Ядвигой Брекноуг? - спросила я у лорда Галена.

- Да мы, как мне кажется, были знакомы всю жизнь, - спокойно ответил лорд, - дальние родственники. Она была немного старше меня, красивая и статная девушка. Я влюбился в нее еще подростком. Мы встречались на общих праздниках, глаз с нее не сводили многие, но жениться не захотел никто. Девушкой она была даровитой, но очень бедной. Ядвига училась в Академии Радогона Северного, а к моменту, когда на нас произошло нападение, она ее закончила и тихо жила в имении. Брекноуги по женской линии были все ведуньями, знали и умели многое, а еще видели через стены. К Ядвиге шла вся округа, она снимала порчи и привороты, лечила травами, а расплачивались с ней продуктами питания. Потому она с голоду не умирала, им с ее няней хватало. Я после трагедии замкнулся и выходил на улицу только по ночам, чтобы ни с кем не сталкиваться, и никого не пугать. В тот раз ночь была лунная, и меня понесло на кладбище, - усмехнулся он, - может кого-то такое времяпровождение и пугает, но я уже знал, бояться нужно живых, а не мертвых и потому гулял частенько на кладбище. Вот так ходишь около склепов и думаешь, а не правильнее бы было, чтобы меня убили? Ну, лежал бы в родовом склепе, а так живу в заточении в доме, непонятно что лучше. Встретить кого-либо я не ожидал, но знаменательная встреча состоялась. По кладбищу бродила Ядвига, она плакала, что-то шептала себе под нос и искала. Вот я и спросил, как она появилась в Фоксвиллдж, да на еще кладбище, ночью? Их имение довольно далеко от деревни. Меньше всего я ожидал, что девушка упадет в обморок от моего вида, а с ней это случилось. Родителей дома не было, они были в столице. Я принес Ядвигу в коттедж, привел ее в чувство, и мы проговорили всю ночь. Она плакала и повторяла, что они прокляты Тримеерами и пока не раскроется тайна случившегося их род обречен на исчезновение. Я утешал как мог, все произошло по обоюдному согласию, - добавил лорд, увидев мой взгляд, - встреча двух одиночеств. А наутро Ядвига заторопилась обратно, я уговаривал остаться, но девушка извинилась, ее ждет старая няня, попросила не думать о ней плохо и встреч не искать. При дневном свете моя красота становится особенно отталкивающей, и потому винить Ядвигу я не имел права. Она исчезла, а мне показалось, что в моем мире на мгновение приоткрыли солнечное небо и тут же закрыли. Как бы то ни было, но именно встреча с Ядвигой удержала меня от попытки наложить на себя руки. Больше я ее не видел, но всегда вспоминал только добрым словом. Благодаря Ядвиге у меня есть дочь и пусть мы потеряли двенадцать лет, мы все наверстаем. Правда? - спросил он у девочки, а она улыбнувшись прижалась головой к его плечу.

- Ты всегда был скрытным, Андреас, - леди Виола счастливыми глазами смотрела на внучку и улыбалась, - но расскажи нам с отцом все тогда, может история пошла бы другим путем.

- Мама, жизнь сложилась так как сложилась. Я считаю, Ядвигу нужно перенести в наш склеп, ее место там, а не у Лангедоков, - ответил сын, - и что там за история с проклятием?

- Это даже не проклятие, в стандартном смысле этого понятия, - ответила я, - когда читала энциклопедию по Тримеерам, обратила внимание, до определенного момента браки с Лангедоками были делом привычным, но что-то случилось и как обрезало. Семь столетий ни одного брака между ними, а недавно видела сон и получила, как мне кажется, объяснения.

Я рассказала историю гибели Герна и Ядвиги, воспитанницы Лангедоков, украденной у Брекноугов.

- Видана, но это не объясняет самого факта уничтожения рода Брекноуг, - спокойно сказал лорд Гален, внимательно глядя на меня, - мне кажется, ты что-то не договариваешь.

- Да, есть такой дело, - согласилась я, - просто до конца еще не разобралась, одно могу сказать определенно, похищение девочки у Брекноугов - это месть неких сил из Подлунного Королевства, Брекноуги бежали оттуда по серьезной причине. Фрейлина Ядвига Брекноуг, защитила от своей хозяйки ее родную сестру и жену своего отца, мага Слейера. В тот момент, когда маг защитил обеих, жену и внебрачную дочь, и вместе с ними улетел из Подлунного Королевства, семья фрейлины тоже покинула Королевство. Я думаю, что за этой местью стоит род Зархак, представительница которого, Изольда, была родной племянницей королевны Дионы и дочерью Слейера. Мне кажется, Изольда мстит Брекноугам, что в них тоже течет кровь мага Слейера, а через их гибель - отцу.

- Мда, сестра, а ты глубоко копаешь, - неожиданно заявил Алистер, - ты случайно не пытаешься, магические рода ввязать в эту схему и четко определить, кто за империю, а кто играет против нее?

- Какое прекрасное предложение, нужно его обдумать, - согласилась я.

- Ну - ну, попробуй. Есть такое подозрение, что тебя за ворота Академии выпускать будет совсем опасно, без сопровождения супругом, - хмыкнул довольно ректор, - а вы случайно с братом ничего не мутите? А то я в курсе, что он карту замка Рэдривел по ночам изучает.

- А вот скажите мне, как сделать таким образом, чтобы личиной покойной Ядвиги Брекноуг нельзя было пользоваться и дальше? - задала я мучающий вопрос, - я ведь о ней и узнала именно в этой связи. Под ее личиной, как мне кажется, скрывается Изольда Норберт которая позиционирует себя преподавателем по ритуальной магии. Она учила принцессу Кирстен, и я столкнулась с ней на балу после встречи Клуба Магического единения, где присутствовали участники научного симпозиума.

- Я знаю, как это можно сделать, - сказала леди Стефания, - именно с точки зрения родовой магии. Когда вернется лорд Тримеер, нужно собраться этим же составом и ты, Видана, должна рассказать историю Брекноугов, именно их побега из Подлунного Королевства и попытаться дать четкий ответ на вопрос, зачем выкрали маленькую Ядвигу и подкинули Лангедокам. Чем яснее будет твой рассказ и ответ, почему Ядвига попыталась убить Аллиан, тем больше шанс, что ты, разгадав древнюю тайну, закроешь тему проклятия рода, и у него будет шанс выстоять.

- Но почему именно Видана? - удивился Алистер, - не слишком ли много сваливается на мою сестру?

- Алистер, а больше некому, - пояснила леди Стефания, - Тарш поделился со мной своими выводами и он уверен, что Элиза и Видана являются родственницами. Дальними, но родственницами и это идет по родовой линии отца Виданы - офицера Троя Берга. Также не забывай ее рассказ, Блэкрэдсаны и Брекноуги тоже родственники, а по матери и бабушке, Видана Блэкрэдсан. И вообще, история сложилась так, что наша девочка стоит в центре несколько родов, и каждый от нее чего-то хочет. Достойнейшие у Тримееров опередили всех, позволив Видане спуститься в склеп, они сделали свой выбор, а она согласилась с ним.

- Хорошо, я согласна леди Стефания и буду готовиться, - ответила я.

- Видана, только не затягивай, - попросила она, - и не вздумай это сделать без нас, опасно.

- А можно такой меркантильный вопрос? - спросила леди Виола Гален, - Видана, а правда что помолвка Бохуса и Инары Салбазар Ваша работа?

- И не только, - расхохотался ректор, - на счету этой мелкой свахи несколько жертв, леди, я правильно понимаю, что Вы решили Виданку о снохе попросить?

- Ну, а как, - покраснела та, - внучке мать нужна, а сыну - жена. Хочу, конечно.

- Мама, не спеши, пожалуйста, - спокойно ответил лорд Гален, - пока Ядвига не упокоится и ее личиной нельзя будет пользоваться, ни о каком сватовстве речи идти не будет. И не важно, сколько на это уйдет лет.

- Мы бы хотели вас всех пригласить в гости, - сказала леди Гален, - в наш дом, в Фоксвиллидж. Можно прямо сейчас.

- Леди, а давайте соберемся в следующий раз, - предложил ректор, - забирайте девочку домой - знакомьтесь, общайтесь. А когда все осознают, что нашли друг друга, тогда нас и пригласите. У меня на сегодня еще запланированы дела, сейчас прилетит инспектор из канцелярии попечительства, предстоит проверка документации. У нас за месяц две адептки из разряда подопечных перешли в другие статусы, одна замуж, а другая обрела отца и семью, так что они должны завизировать закрытие дел по ним и сдать в архив. А адептка Тримеер решила не покидать Академию, пока супруг не вернется из командировки. Так что лучше в следующий раз.

На том и порешили. В секретарской Элизу одевали в две пары рук, лорд Гален надел на нее пальто, а леди наклонившись, сама застегнула пуговицы. У девочки в глазах стояли слезы, готовые вылиться на улыбающееся личико.

- Родная, почему ты плачешь? - спросила леди Гален, вытирая слезы платочком от которого шел нежнейший запах лаванды.

- От счастья, - прошептала она, - еще вчера днем у меня была только старенькая няня, а сейчас есть папа, бабушка и старшие сестры. Я такая богатая.

- Это правда, - согласился лорд Гален, - и это очень хорошо. А сейчас отправляемся домой, в Академию мы вернем тебя только накануне учебной недели.


* * *


Галены создав переход исчезли в нем всей семьей, а Алистер отправился провожать меня в жилой корпус. Когда мы подошли к нему ближе, оказалось, что большинство окон не светится.

- Видана, так младших домой забрали, - пояснил брат, обратив внимание на мой взгляд, - а старшие адепты кто домой сам улетел, а кто в Фоксвиллидж в таверне сидит, отдыхают от учебных будней. Ты бы сейчас куда отправилась, будь твоя воля?

- Сложно сказать, в замок не хочу - однозначно, я бы в библиотеке посидела, подумала. Впрочем сейчас этим и займусь в комнате.

- Что тебя тревожит? - спросил он, - в склепе с кем была?

- С Северусом и Гвеном, склеп-то Лангедоков, без представителя рода никак нельзя, замки не откроются, - пояснила я, - Алистер, а ты магической историей не увлекаешься?

- Нет, меня история преступлений притягивает, интересно понять, как преступники мыслят, чем руководствуются при совершении оных. Кир говорит, что не поняв помыслов и душевного устроения преступника не раскрыть ни одного преступления, я ему верю. Слушай, нам сказали, ты заниматься боевой подготовкой вместе с нами будешь меньше чем раньше, Арес тебе что-то другое подобрал? С чем это связано?

- С эльфийской магией, она берет много энергии. И потом, он меня в библиотеку засадил, я должна подготовить для вас информацию по различным боевым группировкам, таким как средневековый спецназ, Орден смерти, амазонкам, - рассказывала я, мимо нас пару раз пролетела Розмари.

- Вот шпионка, - рассмеялся Алистер, заметив ее подмигивания, - это она опять за тобой приглядывает, вот ведь делать ей нечего.

- А ей действительно делать больше нечего, вот сейчас библиотекарь наш всех адептов за порог выставит, и она отправится в корпус, подглядывать, чем адепты в комнатах занимаются. Ладно, пойду я в комнату, займусь чтением и решением задачки с множеством неизвестных, - сказала и пожелав брату спокойной ночи отправилась к себе.

На этаже было довольно тихо, только из гостиной слышались взрывы смеха, четвертый курс факультета практической магии готовился к празднику Имболк.

Этот праздник приходится на начало мертвого месяца, самого неприятного среди зимних, он великий обманщик и предвестник разных бед. Однако уже чувствуется запах весны, робкий, едва различимый он пробивается сквозь холод, удлиняющийся день и медленное отступление сумерек. Чтобы поторопить приход весны зажигают множество свечей, завтра все окна в нашем жилом корпусе будут светиться огоньками. С утра оставшиеся адепты будут прибираться в своих комнатах, вымывать все углы, поменяют старые веники на новые. А во второй половине дня потянутся в душевые, праздник нужно встречать чистыми. В одежде будет преобладать белый цвет, цвет свадебной вуали невесты.

А затем, девушки будут делать куколок из пучка соломы, наряжая ее в разноцветные тряпочки, украшая красивыми ленточками и бусинками. Куколку оставляли на столе, ночевать, а рядом с ней ставили кувшинчик с молоком. Таким образом, приветствовался приход весны и пробуждение сил природы. У кого в комнатах росли цветы на подоконнике, устраивали целые праздничные экспозиции. Среди горшков с цветами освобождалось место в середине подоконника, и туда помещалась куколка и кувшинчик молока, утверждали, что после ночи проведенной рядом с символом плодородия и изобилия, цветы хорошо росли и цвели буйно и долго.

Как нам пояснили, Имболк был первым праздником, отмечавшимся в кругу семьи и потому мы встречали его вместе, вернее те кто оставался в стенах Академии, а не улетал домой. На стол в этот день принято ставить молоко, блины и оладьи, сыр, орехи и семена, травяные чаи.

Мы с Тамилой готовили молоко с пряностями, для чего в подогретое молоко добавлялся мед и ваниль, а сверху густо посыпалось корицей. Напиток уходил просто на ура, после него появлялась бодрость и прилив сил. А для адептов, по их просьбе, готовился другой напиток. В кипящую воду добавлялись розмарин и мята, все томилось минут десять, затем клали гвоздичные палочки и снова томили, а потом процедив, смешивали с равным количеством виноградного сока и шерри и снова ставили на плиту. Разогрев, но не доводя до кипения, добавляли палочку корицы и разливали по чашкам. Северус, который проводил много времени в Академии, так как родители были в постоянных командировках, всегда на Имболк просил приготовить этот напиток.

А вечером на территории Академии устраивались торжественные зажигания факелов и внимательно наблюдали за погодой. Если на Имболк светит солнце - холода еще постоят, зима сдаваться не готова. Но если идет снег и ветер - весна на пути и скоро побегут ручьи, и звонкая капель будет мешать засыпать.

Когда все расходились по комнатам, адептки собравшись по двое, по трое и проводили ритуал Встречи весны, его еще называли невестин.

Мы всегда это делали с Тамилой, пару раз к нам присоединялась Кирика, которую отправили по обмену адептами в Академию Радогона Северного. Недавно от нее пришло письмо, скучает по всем и ждет не дождется возвращения. От группы мы отправили в ответ большое письмо, где каждый написал свои слова поддержки, мы тоже надеемся, что Кирика вернется к нам.

Для соломенной куколки на столе устраивалось небольшое ложе, и его окружали горшками с цветами, а в отдалении ставили зажженную белую свечу и начали напевать:


Невеста - весна, заходи в наш дом

Мы просим тебя покомандовать в нем

Закончилось правление зимушки-зимы

Уходит она, ждем тебя - приходи.


Уложив куколку на ложе, и рядом поставив кувшинчик с молоком, зажигали еще пару свечей и продолжали:


Пусть наш факел топит снег

Растает лед, зацветет первоцвет.


В кувшин с молоком бросаем кусочек льда и помешивая по часовой стрелке деревянной ложкой повторяем слова, все также напевая.

В молоко добавляем ложку меда и продолжая помешивать по часовой стрелке поем:


Приди весна, приди новая жизнь

Зима теряет силы, а ты приди

Сквозь зеленеющие почки и весенние цветы

Приди любовь и радость, и весенний свет


Пока лед в кувшине тает, присутствующие во время обряда кладут на ложе весенней невесты дары: конфеты, монетки, яркие ленточки. А затем взявшись за руки, улыбаются, радуясь приходу весны. Лед растаял, молоко в кувшине еще раз перемешивается, и капелька молока капается на ложе невесты и та, что это делает, произносит:


Невеста-весна, возьми молочка, символ изобилия и плодородия

Мед с теплого юга и преврати желаемое в реальное

И защити нас в холодные дни, которые еще ожидают

Ибо мы видим тебя и посылаем навстречу наш свет

Пусть он будет для тебя путеводной звездой ведущей к нам.


Ритуал окончен, задуваются все свечи, кроме свечи невесты. Она догорит потихоньку, подрагивая маленьким огоньком, как обещание будущих долгих теплых дней и цветов, до которых осталось совсем немного. А ложе невесты стоит до конца Имболка, после чего мы торжественно сжигали его на улице, подальше от жилых корпусов.

А четвертый курс похоже решил этот ритуал выполнить с участием настоящих участников, это будет интересно.


Приготовившись ко сну, я села в кресло и призадумалась. Вопросы, одни вопросы.

- Какую цель преследовал лорд Баррен, уничтожая Галенов и Брекноугов приблизительно понятно, но неужели архивы столь ценны, что ради них проливается так много крови? Или есть еще что-то?

- И почему в империи появились Брекноуги, что вынудило их бежать, бросив все в Подлунном Королевстве?

- И неужели Ядвига, мать Элизы, передала ей фамильяр еще в младенческом возрасте, потому и осталась без защиты, прибыв в Фоксвиллидж десять лет назад?

Нет, одно дело, когда кошечка запрыгивает в колыбельку к малышу, там тепло, пахнет молоком, совсем другое, когда проводят обряд и фамильяр переходит к другому хозяину. Неужели Ядвига понимала, что ей отпущено немного лет и постаралась защитить дочь или догадалась, что из Фоксвиллидж ей уже не вернуться?

Тишина в корпусе, уже не слышны шаги адептов, готовящихся ко сну. Я немного увеличила мощность магического светильника и замерла... с подоконника, на меня смотрели зеленые кошачьи глаза.

Сердце забилось часто-часто, с Ольгердом ничего плохого не может случиться, ни в коем случае. На стол ступила бесшумно кошачья лапка, другая и вот уже вся Сирша грациозно прошествовав через стол, осторожно перебралась на мои колени и улеглась, свернувшись клубком.

- Сирша, - от скрипучего голоса Вевеи я вздрогнула, а кошечка резко вскинула головку и недоуменно уставилась на куклу зеленые глазами, - какая радость, как мы давно не виделись, красавица наша.

- Вевея, - у меня от неожиданности начал сипеть голос, - откуда ты ее знаешь? И как это понимать, фамильяр Элизы Брекноуг появился в моей комнате?

- А где ей еще быть? - проскрипела она глухим голосом, - девочки в комнате нет, а рядом свои, вот она и проникла к тебе. Пусть побудет с нами, пока Элиза не вернется. Ей нужна пища и человеческое общение.

- Мяу... - подтвердила Сирша и запрыгнув на стол, подошла к кукле, потерлась об нее и вернулась обратно ко мне. Улеглась и начала заглядывать в мои глаза, - мяуууууу....

- Дядюшка Прокоп, - позвала я, и леший появившись удивленно уставился на кошечку.

- Роднуля, а фамильяр-то не твой, неужто малышки Элизы? - спросил он и добавил, - молочка нужно?

Меня хватило только на кивок головой. Через мгновение на столе появилась плошка с молоком, а под столом - коробка с опилками.

- Фамильяр-то, фамильяр, а питается и опростается как настоящая кошка, - заметил леший, - до утра вам хватит, а потом разберемся. Ты чего такая изумленная? Неужто не сталкивалась с ними еще?

- Нет, только изучали такое явление, - прорезался у меня голос, - а вот сама, никогда не видела.

- Мда, ты давайка, того, как завтра с делами управишься, наведайся к нам, на кухню, - посоветовал он, - мы с Бохусом тебя просветим. Это вишь, фамильяр древний, очень давно кошечка живет, ее по наследству передают не одно десятилетие...

- А если честно, - проскрипела моя хранительница, - не одно столетие. Мы с ней из одного родового замка, ее матери Ядвиги, той малышки, что потом похитили, в приданое дали.

- Ох, красавица, - охнул леший, - ты давай, девоньку нашу не пугай. Она ведь еще до конца не поняла, во что ввязалась и какие смертельные тайны ей открываются.

- Поздно скрывать что-либо, - безэмоциональный голос Вевеи бил по ушам, - раньше беречь нужно было, а сейчас только помогать советами, да защищать, если придется.

- Вевея, так почему Брекноуги бежали из Подлунного Королевства? - спросила я.

- Дочитай свиток, что получила несколько дней назад и сделай выводы, поразмысли. А я, родная, не справочник по тайнам империи, я охрана и советчик. Выслушаю, посочувствую да боль душевную облегчу, так что не обессудь. Что-то я разговорилась сегодня, достаточно. Сирша, ты навещай нас, не забывай, - попросила кукла и замолчала.

- Мяу... - ответила ей кошечка, отрываясь от молока, и снова уткнулась мордочкой в плошку.

- Ну хулиганка, - сокрушенно сказал леший, - вот где ты только приключения такие находишь? Ладно, отдыхай. Утро-то вечера мудренее, выспишься, да со свежей головой начнешь дальше ответы искать.

Он исчез, а я подумав потянулась за свитком адепта Ноэля Никсона и продолжила чтение.


В замке Офулдет царило оживление принесенное появлением Тионы, которая миновав ворота открывающие вход на территорию замка, вернулась в свой облик.

- Тиона, - наверху лестницы ведущей в замок стоял Слейер, - как я счастлив приветствовать тебя дома, а ты ничуть не изменилась моя красавица.

- Ну как же, я постарела и должно быть поседела, - ответила Тиона, поднимаясь по ступеням, - о какой красоте ты говоришь?

- Посмотри в зеркало, - приказал маг, протянув ей его, - разве оно лжет?

Из зеркала на Тиону смотрела красавица средних лет, волосы не тронуты сединой, такая же нежная кожа и черные густые брови, но глаза, ее глаза, пленившие когда-то мага, пропали. Она смотрела в зеркало и видела мудрые, спокойные глаза много повидавшей и пережившей женщины.

- Вот такую, я тебя еще больше буду любить и ценить, - тихо сказал Слейер, - сейчас ты настоящая, познавшая цену смерти и жизни. И думаю, Тиона, что нам в скором времени придется покинуть замок и отправиться в долгий путь. На нем нас будет подстерегать много опасностей, но если мы будем вместе, то преодолеем их.

- Ты сейчас о чем, Слейер? Я только вернулась домой, а ты предлагаешь отправиться в дорогу, - неслышно произнесла она, взяв его протянутую руку и отправляясь вслед за мужем в покои, - и я еще не видела дочь.

- Увидишь, как раз перед тем, как нам уйти, - пообещал маг, - и не уверен, что ты захочешь встретиться с ней в будущем. Я воспитал без тебя настолько жестокую девчонку, что она не задумываясь убьет нас обоих, если это потребуется для достижения ее планов. Думаю, будет правильным оставить Изольду и Эллана, ему нужно сменить имя, в замке. Пусть взрослеют, проходят через испытания и мудреют, мы сделали все что могли и даже больше. Нас ждут в Королевстве Водяных Лилий, это с другой стороны огромной, необъятной империи под Черной Луной. Им нужна помощь, моя родная Тиона, и мы ее окажем. А завтра в последний раз посетим королевский дворец, засвидетельствуем свое почтение, ты пообщаешься с сестрой, но говорить о том, что мы покинем Королевство, не будем. А ночью исчезнем.

- Может неделя - другая, - прошептала Тиона, осознавая, все что говорит маг действительно очень серьезно и непросто.

- Нет, в противном случае, любимая, мы не доживем с тобою до утра, - ответил Слейер.

- Но разве тебя так легко убить? - удивилась она, - ты так долго живешь.

- Меня нет, а вот тебя - да. Все дело в том, Тиона, что я не готов расставаться с тобой, я понял это за те семь лет, что ты провела в империи под Черной Луной.

- Ты меня удивил, и как это называется?

- Любовь, это называется любовь, прелестная моя Тиона, - спокойно ответил древний маг, - и я постараюсь сделать все, чтобы ты как можно дольше была рядом со мной.


А в это время, Изольда - юная и улыбающаяся, встречала на лестнице появившегося Эллана, который был сражен ее красотой.

- Значит это ты и есть - ученик моего отца? - довольно заметила она, - неплохо. Ты хорош собой, говорят умен и безжалостен, но как много ты умеешь делать? Это вопрос, однако я думаю, ты не откажешься посоревноваться со мной в магических умениях и искусствах?

- Нет, Изольда, конечно - нет. Я буду счастлив сразиться с дочерью моего наставника и увидеть ее умения, - отвечал юноша, разглядывая ее и думая, она хороша, умна, но так жестока. Ее единственное желание, втянуть меня в соревнование и пролить кровь, но пока не мою... жертвами должны стать Хатред и Слейр... мда, и ведь наши руки не дрогнут. Жертвам не устоять, а мы будем править миром. Моя повелительница!

Изольда торжествующе улыбнулась, она не посчитала нужным предупредить юношу, что соревнование уже началось и она считывает его мысли. Вот только и он не собирался открывать карты, Эллан начал состязание, подав ей те мысли, что так порадовали Изольду.

А наверху, в спальне, древний маг обняв спящую жену, видел сквозь стены убойную парочку - дочь и своего ученика, читал их настоящие мысли, и думал о том, что воспитывая себе замену, несколько промахнулся, подготовив двух чудовищ жаждущих его крови.

- Ну ничего, - думал он, нежно поглаживая лицо спящей Тионы,- пусть совершат свои ошибки и если выживут в состязаниях с себе подобными, то поумнев и помудрев, будут смотреть на жизнь другими глазами. А нам нужно приложить силы для подготовки магов новой жизни. Император дал ясно понять через своего посланника, что требуется создать учебное заведение по аналогии с теми, что когда-то были в древнейших магических империях. Я был совсем не наивен, когда обратил внимание на Мордератов и Блекрэдсанов, мало того, что созданная ими империя имеет все шансы на существование в истории долгое время, так еще и маги талантливые. Пожалуй, нужно создать Академию магических искусств, чтобы юные дарования из магических семейств получали прекрасную магическую подготовку, развивали свои дары, но при этом не теряли головы и понимали, что самим по себе, без обычных людей, нам магам на земле места - нет. Какая прекрасная цель, как много лет потребуется потратить на ее достижение и это радует. В магическом мире должно быть равновесие, баланс сил, над этим и будем работать. Мда, как же сложен путь от Хранителя к Созидателю.


- Пойдем, я покажу твои покои, - сказала Изольде юноше и направилась в северное крыло замка, - уверена, они тебе понравятся. А завтра, отец планирует побывать на королевском приеме, вернутся они после полуночи, мы должны быть готовы. Эффект неожиданности и мать с отцом в Вечности, их силы переходят к нам, как впрочем и замок тоже.

Эллан шел за ней и понимал, замок повторял как две капли воды замок Рэдривел.

- О, Черная Луна! Я дома, я действительно дома! - ликовало его сердце.


- Изольда, - за завтраком Слейер обратился к дочери, - ты рада, что мама вернулась домой, к нам?

- Да, конечно! - заверила она, одарив Тиону улыбкой, от которой мать вся сжалась внутри, - я просто счастлива. И мне понравился твой ученик, отец, он скромный и молчаливый, а какой почтительный.

- Это хорошо, я рад, - согласился маг, - мы сейчас отбываем с твоей матерью в королевский дворец, сегодня прием. Ты с нами?

- Нет, я пожалуй останусь дома. Прием как всегда затянется, а я люблю рано ложиться и рано вставать, - решила Изольда, - и тем более, я нашла в библиотеке интересную книгу о Белой ведьме. Ты не рассказывал мне о ней, отец. Я перед сном немного полистала, и возник такой интересный вопрос, пометки карандаша на полях обнаружила, - пояснила она, - твои пометки, она твоя родственница?

- Она пра-пра-прабабка твоей мамы, - спокойно ответил маг, подавая Тионе булочку намазанную маслом, - так что это не моя, а твоя родственница.

- Здорово, - просияла дочь, - вот это поворот. Тогда я тем более останусь дома и буду читать книгу. А когда ты прочел ее?

- Очень давно, на свете не было еще даже прабабушки твоей матери, а ведь именно она получила глазами своей дальней родственницы, а потом твоя мама, а от нее - ты, - отвечал Слейер и думал, что вот это последние минуты, когда за столом сидит семья. Пройдет всего несколько часов и от нее останутся лишь воспоминания. Кажется, это понимали все сидящие за столом и потому никто не спешил подниматься и покидать столовую.

- Ну, мне пора! - Изольда поднялась первой, - спасибо за приятное времяпровождение. Пойду изучать историю Белой ведьмы. Как ты думаешь, - обратилась она к отцу, - у меня есть шанс затмить ее?

- Хм, дочитаешь до конца и сама решить. Плохо она кончила, слишком плохо, - резюмировал он, протягивая руку жене и помогая ей встать, - мы собираться и во дворец. Не скучай, жди нас после полуночи.

- Я буду спать, - с нежнейшей улыбкой отвечала дочь, - встретимся завтра, за завтраком. Счастливо вам повеселиться.

Она покинула столовую, улыбаясь своим думам, а маг, держа Тиону за руку, спросил:

- Ты убедилась, родная моя?

- Да. Мне кажется, я все поняла и от этого так больно, - на ресницах блеснули слезы.

- Она сделала свой выбор, мы сделаем свой, - и не выпуская ее руки из своей, повел жену по потайной лестнице в покои.

Через час Слейер и Тиона покинули замок, отправившись во дворец, где их ожидал радушный прием.

- Тиона, какое счастье, - к ней навстречу шла Диона, - как давно мы не виделись. Пойдем, пошепчемся.

Маг с улыбкой отпустил жену, незаметно для всех поставив дополнительную защиту на нее, а сам двинулся в зал приемов, где король общался с прибывающими гостями и послами разных королевств.

Сестры пообщавшись, присоединились к участникам приема. Гремела музыка, пары кружились по залу, у стен сидели пожилые леди и обсуждали наряды у танцующих и считали, какая пара сколько протанцевала танцев. Дело в том, что если холостой мужчина танцевал с одной незамужней девушкой более трех танцев подряд, то ожидалась помолвка, которая объявлялась здесь же на балу на глазах у всех. И король дарил помолвленным какую-нибудь драгоценную безделушку, после чего расторгнуть эту помолвку было нельзя. Оттого и бдели леди, чтобы никто из родственников ненароком не попал в такой переплет.

Вечер был в самом разгаре. Тиона, потанцевав с мужем, опустилась в кресло, наблюдая за всем происходящим. Маг общался с королем, он был уже стар, но держался бодро и улыбался, любуясь на наследника и внуков, окружающих его.

- Леди, - перед Тионой стояла юная фрейлина Дионы, - моя повелительница просит Вас присоединиться к ней, она за карточным столом в соседней комнате. Я провожу Вас.

Тиона отправилась за девушкой и поймала спиной чей-то брошенный взгляд. Ее обдало холодом изнутри.

- Юная леди, а куда мы идем? - спросила Тиона у фрейлины, когда они прошли длинный коридор, в котором не встретили ни одного живого лица.

- А мы уже почти пришли, - она толкнула дверь, и обе вошли в богато убранную комнату, где за карточным столом сидела Диона и несколько леди из богатейших родов Королевства.

- Наконец-то, вот и ты Тиона, - заулыбалась Диона, - Ядвига, тебя только за смертью посылать. Такое ощущение, - отчитывала она фрейлину, которая побледнела и опустив голову стояла перед ней, - что ты спишь в одной туфельке. Какие вы право, Брекноуги, неуклюжие и сами себе на уме. Сменить тебя что ли?

- Диона, но что случилось? - удивилась Тиона, - не ругай девушку, это я немного спутала твои планы, любуясь танцем. Там такой удивительный менуэт, а какая музыка!

- Сестра, не выгораживай эту девчонку, - посоветовала Диона, - она не стоит твоего внимания и жалости. Если бы ты знала о ней столько, сколько знаю я, ты бы ее в порошок стерла.

Девушка стояла белая как мел и сцепив свои тонкие руки, напоминала натянутую стрелу.

- Ну что ты стоишь? - обратилась Диона к сестре, - садись, я пригласила тебя поиграть с нами.

- Извини, Диона, - ответила Тиона, которой по какой-то неясной причине стало жаль юную фрейлину, - но мне не хочется. Я лучше вернусь в зал.

- А кто тебе позволит? - надменно спросила Диона, - садись за стол. В зал ты не вернешься, я думаю, ты вообще больше никуда не вернешься. Я тут пообщалась с моей любимой племянницей Изольдой, ты в курсе, что у меня одна племянница? Она много интересного рассказала о тебе.

- А что может рассказать обо мне дочь? - удивилась Тиона, догадываясь, что выйти из комнаты ей будет очень проблематично.

- О, много подробностей о которых я и понятия не имела. Ты оказывается втайне обожаешь моего супруга, потому и бежала от Слейера и маленькой дочери, что они тебе ненавистны, а ты всегда мечтала оказаться на моем месте, - ехидно швырнула ей в лицо Диона, леди с осуждением глядя на Тиону, кивали головами в знак согласия.

- Какая ложь, - спокойно ответила Тиона, - никогда я не мечтала о том, чтобы занять твое место. Тебя обманули, сестра.

- Не смей меня так больше называть, - взвизгнула та, - а чтобы ты поняла, как больно мне, знай. Перед тобой стоит внебрачная дочь твоего супруга. Да-да... Ядвига Брекноуг, дальняя линия предателей Блэкрэдсанов, его дочь... Ну что же ты, не кричишь от боли? Значит Изольда сказала правду, ты никогда не любила своего мужа, а иначе ты бы корчилась от боли. Ненавижу! Убейте ее, - неожиданно приказала Диона, - сейчас же.

Одна из леди, стремительно поднялась из-за стола и только взмахнула рукой, как рухнула на стол, а на груди расплывалось кровавое пятно. Фрейлина нанесла удар первой и закрыв собой Тиону начала подталкивать ее к выходу, пока леди не опомнились.

Но тут распахнулась дверь и леди завизжали от страха, на пороге стоял взбешенный Слейр. Взмах рукой и леди упали, как подкошенные, разделив участь первой, а Диона с глазами полными ужаса смотрела на все происходящее.

- Ты будешь жить, Диона, - сухо сказал маг, - на твоих руках будут умирать самые любимые тобой люди, на твоих глазах разрушится все, к чему ты так стремилась. Ты будешь жить и каждый день умолять о смерти, потому как муки будут сильнее тебя.

Он создал переход и подхватив на руки Тиону, голосом не терпящим возражения, приказал:

- Ядвига, ты с нами.

- Но мои родные? - прошептала девушка.

- Они уже в пути, вы встретитесь позднее. Заходи.

Переход с шипением закрылся, оставляя комнату с мертвыми леди и белую от ужаса Диону далеко позади.


В небольшом, неприметном доме, на улице Подлунной появились жильцы. Отец, мать и их юная дочь, которая впрочем, вскоре исчезла, а следом и они.


Изольда с Элланом ждали возвращения Тионы и мага, не смыкая глаз. Уговор, кто убьет их первым, тот и играет ведущую роль в дуэте. Но дождались только известия о кровавых событиях во дворце, в которых погибла охрана королевской невестки Дионы, а она сама тяжело заболела от ужаса, который пришлось ей пережить.

Не дождавшись своих жертв, парочка поняла, что их провели вокруг пальца, и тогда началась в стенах замка Офулдет магическая дуэль. Она длилась несколько дней, но в какой-то момент Изольда осознала, что вокруг нее сжимается пространство, еще немного и Эллан загонит ее в угол, выхода из которого не будет. Она удивлялась, откуда он так хорошо знает замок, девушке было невдомек, что Офулдет и Рэдривел близнецы-замки.

- Эллан! Я признаю твое первенство, - закричала она и рухнула на каменный пол от резкой боли, - за что? Я же сдалась!!!

- Потому ты только ранена, - спокойно ответил юноша, подходя к ней, - в противном случае, ты была бы мертва. Не выброси ты белый флаг еще пару минут и все, здравствуй Вечность, прощай этот мир!

Через мгновение Изольда оказалась в своей постели, появившийся ниоткуда лекарь залечил рану и исчез также тихо, как я появился. Эллан сидел рядом в кресле и рассматривал девушку.

- Больно? - спросил он, - и так будет всегда, если ты попробуешь поднять на меня руку. Давай проясним кое- что. Я скармливал тебе мысли, которые тебя радовали, думая конечно совсем о другом. Изольда, нас оставили одних, потому что раскусили твое желание убить отца и мать. Но есть еще момент, мы могли убить друг друга в этой дуэли, не думаю, что расчет строился именно на это.

- Отец знал? - ахнула Изольда.

- Изольда, Изольда, Изольда... - покачал головой Эллан и насмешливо продолжил, - ну нельзя же быть такой наивной. Ты действительно поверила в то, что сможешь обмануть древнего мага? Как ты думаешь, сколько веков живет твой отец на свете?

- Пара-тройка столетий, - хмуро ответила она, в ее голове никак не укладывалось услышанное, - мне тетя Диона говорила, что уничтожить отца и мать не составит труда. Мать бездарная, а отец... он же становится мягким как масло, как только видит ее.

- Тебя обманули, - спокойно вытянув длинные ноги и рассматривая свои руки, поведал юноша, - причем жестоко. Твоя тетушка решила твоими ручками убрать сестру и ее супруга. Слейер живет больше тысячи лет, и мать твоя отнюдь не бездарность, уж поверь мне, семь лет провели рядом. Она талантливая травница, ее заговоры и заклятия действуют мгновенно и она великолепная рассказчица. Как много я узнал от нее, ты просто не представляешь. Детка, тетка просто наливала в твои ушки яд против матери, а хорошо она вписалась в дворцовую жизнь. Гроссмейстер дворцовых интриг.

- Почему ты так снисходительно о ней говоришь? Даже уничижительно, - удивилась Изольда, - она хорошо справляется, как я понимаю, переиграть ее не удавалось никому.

- Хм, как сказать. Ее переиграли и более того, загнали в цугцванг. Сейчас любой шаг делает ее положение только хуже и хуже. Зря она решила ударить по Слейеру, - задумчиво сказал Эллан, - я уверен, они с Тионой живы, а вот что будет дальше с Дионой, мы совсем скоро увидим.

- У нас есть еще один шанс, нанести удар по отцу, - призналась Изольда, осознав, как повязана она с этим жестоким юношей, даже не клюнувшим на ее красоту, - у Дионы есть фрейлина, Ядвига Брекноуг. Она дочь Слейера, мне об этом поведала сама Диона. Мы можем....

- Не можем, я уже выяснил, семейство Брекноуг покинуло Королевство в ту же ночь, что и твои родители, - спокойно ответил он.

- И что мы сейчас будем делать? Как мы будем жить? - спросила девушка.

- Я тут подумал, - юноша разглядывал ее, - мы с тобой фактически брат с сестрой. Ну, дорогая, не хмурься, выслушай сначала. Этот замок близнец замка Рэдривэл, в котором я родился и вырос. Король мой дальний родственник и он подписал документы, по которым с сегодняшнего дня, я полноправный хозяин Офулдет, - торжествующе улыбнулся он, - ты будешь жить в нем до момента замужества. Так вот, твоя свадьба, через два часа, сестрица. Ты станешь леди Зархак, твой жених не юн, но очень умен, богат и безусловно талантлив. Король сказал, что он мастер шпионажа и ему хотелось бы расширить его щупальца на многие страны, а для этого нужны сыновья и воспитанники. Свои, родные и такие проверенные, которые никогда не предадут. И я решил, лучшей кандидатуры на место леди Зархак просто быть не может. Кто как не ты - жестокая, коварная, соблазнительная и жаждущая власти должна войти в это дело.

- Эллан! - рассержено вскрикнула Изольда, - как ты смеешь решать мою судьбу? Я не желаю выходить замуж ни за какого Зархака...

- А придется! - резко прервал ее юноша, - не забывайся. Ты в какое время живешь? Матриархат, голубушка, канул в вечность и более не вернется. За незамужнюю женщину отвечают родственники, и на правах твоего названного брата, я устраиваю судьбу своей одинокой и юной сестры, родители которой пропали. Ты выходишь замуж и переезжаешь в имение Зархаков, оно по пути в столицу. Всего каких-то семь часов верхом на лошадях.

- Но почему ты не хочешь жениться на мне? - жалобно спросила она, мучительно пытаясь найти пути как выбраться из ловушки, в которую так мастерски загнал ее ученик отца.

- Первое - прекрати играть, со мной эта идея не пройдет, - насмешливо посоветовал он, - второе - жениться на сестре? Изольда, мы не в Древнем Египте и не представители семейства фараонов. И третье - ты действительно думаешь, что я повернусь к тебе спиной, чтобы ты вонзила мне нож. К тебе, возжелавшей смерти родных отца и матери! Нет, сестра, ты сегодня же покинешь замок, брачная церемония все ближе и тебе сейчас помогут одеться. И еще, ты проиграла, я победил и принял твою капитуляцию, милостиво сохранив тебе жизнь. Моя дорогая сестра, если ты сделаешь хоть одну попытку нанести мне вред, я уничтожу тебя и всех, кто даже на мгновение стал дорог тебе. А если ты будешь об этом помнить и вести себя хорошо, - его улыбка стала страшной, - мы будем дружить и общаться, как и подобает брату и сестре. Будем ездить друг к другу в гости и вести совместный бизнес. Подумай, дорогая на досуге обо всем, что я только что сказал, - посоветовал он, - просчитай выгоды от своего нового положения и восхитись моей мудростью. А путь Белой ведьмы не для тебя, - он достал книгу из под ее подушки, - ее растерзали, а затем сожгли и пепел развеяли по ветру. Зачем тебе такая страшная судьба, Изольда, мы пойдем более длинным, но мудрым путем, и поверь, наступит день и весь мир с его золотом, драгоценностями, жалкими людишками и магами, сочувствующими им, будет у наших ног. Сестренка, разве это не достойнейшая цель?

- Эллан, ты такой мудрый! - прошипела она от бессилия и душившей злобы. Изольда поняла, ее переиграли и поставили в такие условия, что всю оставшуюся жизнь она будет служить ученику отца. О, Черная Луна, - простонала девушка в душе, - какая же я недальновидная и глупая. Что же мне делать?

- Ну что ты, - снисходительно утешил ее Эллан, - ты умница и красавица. Пришлось попотеть, чтобы обыграть тебя, ты достойная дочь своего отца. Ты моя муза! И потому я никогда не выпущу из под пригляда тебя и твоих потомков. Дорогая, время разговоров закончено, наступило время действий.

Через час состоялась брачная церемония, и юная Изольда стала супругой немолодого лорда Сигурда Зархака. Документы со стороны невесты, которая была несовершеннолетней, подписал ее попечитель лорд Игнатиус Делагарди, хозяин замка Офулдет.


- Мяу.... - требовательный вопль котенка оторвал от свитка, за окном было совсем темно. На меня сурово смотрели Герберт и Цирцея, сидевшие на кровати.

- Что с Ольгердом? - вырвалось у меня.

- С ним все в порядке, а вот с тобой как? - сурово спросил Герберт, - время четвертый час ночи. Ты читаешь, а на коленях у тебя древнейший фамильяр, Видана, я буду вынужден доложить хозяину.

- По какому поводу? - удивилась я. - что такого запретного я сделала?

- Видана, но фамильяр... - начала Цирцея, я прервала.

- Да, он самый, это Элизы Брекноуг - Гален и представьте себе, Вевея его знает. Наш он, родовой. В качестве приданого ее прапрабабке, охрану дали.

- Мда, с вами Блэкрэдсанами не соскучишься, - сказал Гербер, - ты свиток читаешь, Шерлос карту замка Рэдривэл добыл и полночи сидит, изучает. А потом что, объедините свои знания и вперед, на поиски новых приключений?

- Приключения новые, тайны древние, - ответила я, спуская котенка с колен и поднявшись, начала разминать затекшие ноги, - ты коль считаешь нужным, жалуйся лорду Тримееру. Служба у тебя такая, - заметила я, - мешать и осуждать не стану.

- Да ладно, я попугал немного, - улыбнулся Герберт, - попытался тут пожаловаться, он выслушал и сказал, не мешайте. Вида, тайны разгадывает, род собирает, союзников новых находит, это ее талант и потому пусть делает свое дело. Больше с жалобами не обращайтесь, лучше помогите девушке. Вот потому мы здесь.

- Он когда вернется? - спросила я.

- Сегодня, ближе к вечеру, - ответила Цирцея и улыбнулась, - Имболк на дворе. Праздник семейный, так что жди. А мы полетели, спать ложись.

Привидения исчезли, котенок потоптался в коробке, потоптался, а затем оглядевшись полез ко мне на кровать. Деловито устроился между стеной и подушкой, взглянул на меня своими зелено-хитрыми глазенками, куснул мой палец и засопел.

Адептка Тримеер провалилась в сон. И почему-то ей снился разговор Эллана с Изольдой об Тионе, а именно когда юноша говорит о талантах своей воспитательницы.

- Она великолепная рассказчица, как много я узнал от нее, - эта фраза повторялась, раз за разом и неожиданно во сне всплыла та фраза, которой не было в реферате.

- Изольда, твоя мать может быть талантливой писательницей, чьи книги будет читать из века в век, находя в них и красивую сказку, и житейскую мудрость, и множество загадок. Я уже сейчас вижу обложку, на которой стоит ее имя.

- Какое имя - Тиона Слейер? - расхохоталась она, - ну пусть, тогда найти ее будет очень просто. Найти и убить.

- Нет, там будет другое имя, но я его не назову, чтобы не было желания найти и убить, - последовал ответ.


Проснувшись я молча лежала, поглядывая на Сиршу, которая вытянувшись рядом с подушкой, рассматривала меня, ожидая пока проснусь. Вспомнив сновидение, адептка Тримеер подскочила как ужаленная.

- А кто у нас самая знаменитая писательница последнего времени? Ну конечно, как я раньше не догадалась, леди Стефания из Королевства Водяных Лилий. Неужели та самая, что была директрисой женского отделения, шестнадцать лет назад? - я спустила ноги с кровати, сунула их в тапки и накинув халат пошла в умывальную комнату. Раздумывая на ходу, каким образом познакомиться с этой загадочной леди, еще нужно сходить в музей Академии, чтобы выяснить, кто основывал Академию по указанию Хильды, и нет ли портретов директрисы Стефании, той самой, что была до леди Стефании, нынешней директрисы.


За завтраком в столовой адептов было немного, многие были дома. За нашим столом Северус вместе с Камиллой сидели и о чем-то шептались, увидев мое приближение, троюродная тетушка покраснела, а Северус широко улыбнулся.

- Виданка, куда ребенка дела? - спросил он.

- Отец с бабушкой домой забрали, завтра вечером вернется. А ты как вчера воспитательную беседу провел? - поинтересовалась я.

- А знаешь, мне понравилось, - он довольно хмыкнул и мотнул головой в сторону стола первокурсников, - ты вон посмотри на них. Как они сюда смотрят?

- С обожанием, - улыбнулась я, - и желанием подрасти и устроить тебе трепку. Сильно вчера ругался?

- Да нет, так слегка. Хорошо пообщались, под конец разговорились и выложили все, как их леди Базиана против Элизы настраивала, объясняя, что девочка из проклятого рода и нищая. Мол таких, как она в приличные заведения, как Академия наша, даже на порог пускать нельзя. Я пообещал, если кто попытается ее обидеть или что-то в этом роде, будет иметь дело с родственниками Элизы - адептами Виданой Тримеер, Тамилой Рамон и мной, Северусом Дейдрисом. Бедные, они вообще дар речи потеряли. Один мальчик пять раз спросил, действительно ли адептка Тримеер, родственница Элизы? Он племянник Франца Амбрелиаза и по совместительству мой то ли троюродный, то ли пятиюродный брат. Мальчуган совсем растерялся и назвав всю группу сопливыми снобами покинул гостиную. Я к нему потом в комнату заглянул, все сокрушался, как же так, он тоже оказывается родственником Элизы и не знает, как извиняться перед ней после случившегося. В общем, первый учебный день следующей недели, обещает быть интригующим.

- Молодец, - похвалила я, рядом со мной на стул приземлилась Тамила.

- Всем привет, чуть не проспала, - пожаловалась она, - полночи писала буклет, пока есть время.

- А я думала, ты домой улетела, - сказала я.

- Нет, Имболк встречать будем, не хочу домой, - заулыбалась она, - у нас здесь веселее.

- Что и Локидс не полетел? - спросил Северус и добавил, - ну то что Шерлос, Гвен и Алистер остались я не удивлен. Опять мне праздничного эля мало достанется, боевые кентавры все выпьют, а если еще Гвен да Локидс присоединяться, то вообще только понюхать кастрюлю дадут и отберут тут же.

- Ой, да хватит сокрушаться, - не выдержала я его пыхтения, - в кого ты нудный такой, а? Бубнишь, бубнишь, вместо того, чтобы сказать, девчонки сварите эля побольше и все, вопрос решен.

- Камилл, ты только глянь, какая сеструня злая. Это все почему? Муж в командировке, заскучала наша Виданка, - довольно хмыкнул Северус, забирая с тарелки последний блин и намазывая его вареньем, - как скажешь, дорогуша. Варите большую кастрюлю, литров так на десять, не промахнетесь. Нам как раз на шестерых насладиться его вкусом хватит.

- Вам плохо не станет, - подала голос сосредоточенно жующая молочную кашу, Тамила, - по полтора литра на нос. Хватит вам по одному, и не выступай. Камилла, а ты почему молчишь?

- А чего говорить? - улыбнулась тетушка, - я наслаждаюсь завтраком и вашим общением, весело так. Сроднились вы за годы учебы.

- А куда деваться? - спросил Северус, - мы фактически вот таким составом все выходные здесь проводили. Ну, если нас с Тамилкой по домам иногда забирали, так Виданку вообще не выпускали, даже на летние каникулы.

- Извините, что беспокою и мешаю завтракать, - послышался несмелый голос, мы все повернулись к нему. Невысокий, худенький темноволосый мальчик, отдаленно напоминающий Франца Амбрелиаза, приблизился к столу. - Мы вчера, после собрания, пообщались, подумали и решили. Мы извинимся перед Элизой Брекноуг за свое поведение и поздравим ее с днем рождения, но она не пришла на завтрак. Вы не знаете, что с ней? В лечебнице ее нет, постучали в комнату, тишина.

- А Элизу забрали на выходные отец с бабушкой, - ответила я, - со вчерашнего дня ее фамилия Гален - Брекноуг.

- Ее отец лорд Андреас Гален? - с удивлением переспросил мальчик, - моя бабушка дружит с его матерью, они вместе учились в Академии и общаются до сих пор. Она такая потрясающая и очень умная. Вот это да, Элиза ее внучка. Как некрасиво получилось, но мы обязательно извинимся, только бы она на нас не обижалась.

И мальчик пошел к своему столу с новостями, потрясшими не только его, потому как через пару минут от стола первого курса донесся самый настоящий стон.

- Ну все, пошел успокаивать, - Северус поднялся из-за стола и попросил, - Камилла, подожди меня, я быстро.

- Я рада за девочку, - смущенно улыбнулась Камилла, - а от бабушки получила выговор. Она рассердилась, что за Тримеера замуж вышла ты и потому, пока отец в войсках, я буду находиться вместе с вами на выходных.

- А как отец относился к этой идее, - поинтересовалась Тамила, - одобрял или нет?

- А он не знает об этом. Уже два месяца инспектирует гарнизоны на севере, дома не появлялся и потому есть у меня такое подозрение, что отец не в курсе желаний бабушки, - пояснила она.

- Я сомневаюсь, что это желания твоей бабушки, - сказала я, мы закончили кушать и просто сидели и общались, - эту идею предложил кто-то другой, вопрос только кто?

- Ты так думаешь? - спросила Камилла, и задумчиво глядя на меня, продолжила, - а может быть. Незадолго до моего отъезда в Академию к бабушке гостья прибыла, жена ее двоюродного племянника - Мойра, она кстати дочь лорда Баррена, чей сын учился здесь, в Академии и пропал двадцать лет назад. Она провела с бабушкой вечер, пили кофе, раскладывали пасьянс, а затем Мойра достала карты Таро. Бабушка обожает этот момент, про Мойру она всегда говорит, что та высококлассный таролог и всегда все прогнозы попадают в цель. Перед сном бабушка пришла в мою комнату, пожелать спокойной ночи и как бы невзначай сказала, что Мойра разложила карты Таро и они поведали ей, что я выйду замуж за самого недоступного мужчину в империи. Он богат, красив и его внимания искали и ищут многие, но будет он моим. Они обе сразу назвали только одну кандидатуру - Ольгерда Тримеера.

- Хм, а с каких это пор, карты Таро говорят такое? - удивился Северус, появившийся позади Камиллы и положив свои руки на ее плечи, - моя тетушка о таких способностях карт никогда не говорила и сдается мне, Камилла, кто-то выдал желаемое за действительное. Одним словом манипуляция желанием пожилой леди выдать замуж любимую внучку.

- Я с тобой полностью согласна, - подтвердила я, - это манипуляция и только. Камилла выбрось из головы, а вернется отец, расскажи ему.



* * *


- Добрый день, Фокслик, мы пришли снова, как и обещали. Посмотрим экспонаты, - мы целой толпой ввалились в музей Академии, и адептка Тримеер поприветствовав смотрителя, задала вопрос, - и меня будет несколько вопросов, может быть у Вас будет возможность и желание на них ответить?

- Добрый день, адепты, - улыбнулся смотритель, - очень рад вашему решению вновь навестить эти стены. Добро пожаловать. И конечно я буду рад ответить на любой вопрос мучающий ваши неугомонные души.

Северус с Камиллой сразу пошли вперед, он хотел что-то показать из экспонатов, недавно поступивших в музей. Родители привезли из последней экспедиции. А мы с Элизой, она тоже впервые услышала о музее, и Алистером пустились в свое путешествие с начала экспозиции.

- Фокслик, скажите, пожалуйста, а где можно увидеть документы об образовании Академии и портреты магов, занимавшимся столь непростым делом? - спросила я, Алистер с Элизой рассматривали портреты ректоров и директрис Академии и он что-то ей тихонько рассказывал. Элиза внимательно слушала и улыбалась.

- Хороший вопрос, - довольный оборотень стоял за моей спиной, - мы решили не вывешивать на всеобщее обозрение, но показывать не отказываемся.

Он повел рукой, и неожиданно между портретами ректоров появилась невысокая, старинная дверь из потемневшего дуба, с коваными петлями и запорами. Фокслик достал связку ключей, выбрал один из самых больших с интересной фигурной головкой и провернул ключ в замке. Дверь бесшумно открылась, а навстречу нам из-за стола поднялся еще один сотрудник музея, неуловимо похожий на профессора Тиберия.

- Да, я старший сын профессора, - подтвердил он мою мысль, - меня зовут Тебей. Проходите.

Мы вошли втроем, и дверь за нами также бесшумно закрылась, Фокслик остался за дверью, а нам открылась большая комната, в которой не было окон. Хлопок рук смотрителя и комнату залил свет магических светильников, открывая нам всю экспозицию. На стенах в рамах висели портреты и документы.

- Начните вот отсюда, - предложил Тебей, остановившись у рамы, за которой были свитки - документы. Вот в этих свитках содержится информация о создании Академии. Ее основательницей принято считать Хельгу Великолепную из давно исчезнувшего королевского рода Дейдры, но отдав ей дань нужно сказать о тех, кто ее идею претворил в жизнь, - рассказывал смотритель, - этим как раз занимались представители трех родов - Мордераты, в который Хельгу и выдали замуж, Блэкрэдсанов и Тримееров. А руководил всем процессом удивительнейший маг - Сизаморо Авгур. Он появился в империи издалека, вместе с супругой, и сразу приступил к работе. Блестяще образованный и много видевший маг разработал структуру Академии, взяв за основу учебные заведение величайших в истории империй, о которых слагались легенды. Увы, до нас дошло совсем немного. Вместе с помощниками продумал, какие факультеты должны быть в Академии, а затем они разработали программы обучения, в это время возводились помещения для занятий и проживания адептов, подбирались преподаватели.

- А его портрет имеется? - спросила любопытная я, - и такой может быть странный вопрос, а Брекноуги не преподавали в Академии?

- Какая Вы любопытная адептка, - с еле заметной улыбкой заметил смотритель, Алистер и Элиза прислушивались к нашему разговору, - портрета Сизаморо Авгура - нет, а вот портрет Виларда Брекноуга имеется. Он был личным секретарем и правой рукой мага, а также первым преподавателем по ритуальной магии. А его сестра двойняшка - Ядвига Брекноуг совсем недолгое время преподавала магический этикет, а после замужества, уехала с мужем в его имение и больше о ней ничего не известно.

- Как странно, а генеалогией в то время занимались? - спросил Алистер, - родовая магия вещь своеобразная, в магических семействах стараются свои корни сохранять и знать.

- Это да, - согласился Тебей, - но видите ли юноша, брак Ядвиги был мезальянсом по мнению магических родов. Она вышла замуж за офицера из касты военных и по мужу стала Ядвигой Берг.

- Что? - вырвалось у нас с Алистером и он уточнил, - Вы не ошиблись, она точно стала Берг?

- Какая странная реакция, лично у Вас адепт, - усмехнулся тот, - я работаю в этом зале несколько десятков лет и знаю если не все, то очень многое о тех, кто имел честь здесь служить. Да, она стала супругой офицера Берга и отбыла с ним в родовое имение последнего, которое находилось в окрестностях замка Рэдривел. Где-то даже адрес остался, в документах, Вам поискать? - обратился он ко мне.

- Да, конечно. Это такая важная информация, а что случилось с Вилардом Брекноугом? - у меня пошла голова кругом от полученной информации.

- Он много лет прослужил в Академии, но его семья - жена и дети, жили в имении Падающих звезд, что на северной окраине империи. Видите ли Брекноуги были небогаты, но горды и потому он не стал унижаться перед богатыми и родовитыми семействами, а женился на своей ученице. Она сама была из небогатой, но даровитой семьи потомственных колдунов. Как гласят архивные свитки, девушка была бедна, но хороша собой, умна и талантлива, а еще добра. И все эти качества перевесили богатство, и Вилард, не смотря на брачные партии, предлагаемые ему Сизаморо Авгуром, выбрал ее, о чем впоследствии никогда не жалел. Супруга оказалась ко всем ее талантам еще и хозяйственной, подарила ему троих детей и всегда поддерживала мужа во всех начинаниях. Вот его портрет, полюбуйтесь.

Мы смотрели на портрет мужчины, того самого, кто являлся предком Элизы.

- А у нас его портрет есть, - тихо, чтобы было слышно только мне и Алистеру, сказала она, - не такой парадный и большой. А почему вы так удивились, - спросила она у нас, - услышав, что Ядвига вышла замуж за офицера Берга?

- Хм, у Виданы фамилия по отцу - Берг, - пояснил Алистер, - каста военных, боевой офицер.

- Значит мы с тобой действительно родственницы? - прошептала она, я только кивнула и обняла ее за плечи, - как здорово!

- Фокслик, а куда потом делся Сизаморо Авгур? Академия создана, приняла своих первых адептов, а что дальше?

- У меня такой ощущение, - и опять еле заметная улыбка, - Вам, адептка, что-то известно о нем и потому пытаетесь докопаться до всех его передвижений.

- Может да, а может я просто ошибаюсь, - ответила я, - но мне хочется знать, чем он потом занимался и его супруга, кто она?

- Ее звали Канья, и она долгое время преподавала искусство чтения на младших курсах, а затем как-то тихо исчезла вслед за ним и только книги, выходившие под именем Варги, говорили о том, что она жива и где-то, в дальнем тихом имении, пишет свои произведения. Она была талантливой писательницей, - поделился Тебей, - когда пару десятков лет назад я решил прочитать ее новеллы, то мне показалось, что подобное уже встречал. Решил посоветоваться с отцом, а он спокойно встал и не говоря ни слова подал мне толстый том с новеллами современной писательницы Вальпургии. А потом прочитал интервью с ней, писательница сказала, в юности прочитала книги леди Варги и была настолько увлечена ими и до сих пор ощущает их влияние на себя.

- Потрясающе, - только и произнесла я, - но Вы так и не сказали, куда делся маг.

- Не знаю, - смущенно пожал плечами смотритель, - об этом нет ни слова, ни полслова в архивах.

- Ох, какая любопытная адептка, - раздался сверху насмешливый голос, - давно здесь таких не появлялось. Тебей, неужели ты ей все поведаешь?

- Не вредничай, - посоветовал смотритель, - и давай, покажись. Сейчас будешь на вопросы отвечать, та эпоха по твоей части, я мало что рассказать могу.

- Ну да, ну да, - согласилось приведение, принимая зримый облик. При жизни это был высокий, худощавый старик с длинной седой бородой в фиолетовом плаще и длинной остроугольной шляпе с полями, - я Пейлин. Когда-то был преподавателем в Академии, но по неосторожности, а если честно, по дурной привычке совать нос куда не следует, попал между двумя магами в дуэли и перешел из мира живых в привидения.

- А почему Вас не отправили в Вечность? - тихонько спросила у него Элиза.

- Адепточка, да я помешал столь серьезной разборке, что оба мага разозлившись, прокляли меня и потому я здесь, с вами.

- Понятно и кто же это был? - любопытство адептки зашкаливало.

- Кто-кто, два преподавателя нашей Академии Вилард Брекноуг и новичок лорд Рифас, после дуэли их обоих уволили. И было решено, что представители этих родов для преподавания привлекаться больше не будут, - хмыкнуло привидение.

- Мда, а весело Вы оказывается жили, - удивился Алистер, - вроде преподаватели, задача главная - молодежь учить, а они дуэлями увлекались. Причина-то хоть серьезная была?

- Ну как сказать, - хмыкнуло привидение, - для кого серьезная, а для кого так, позлорадствовать. Лорд - то Рифас родственников имел в Подлунном Королевстве и был в курсе того, что Брекноуги бежали спешно, а наутро не обнаружив их, по приказу короля вся собственность рода была конфискована и отошла в казну. А их дом, говорили очень красивый, был подарен любимой невестке короля - Дионе, как компенсация за страдания. На ее глазах фрейлина Ядвига Брекноуг убила всех леди из охраны королевны, спасая жену своего настоящего отца, знаменитого мага. Ну, а Брекноуг назвал это грязной клеветой на их мать, и состоялась дуэль.

- Интересная информация, у Вас прекрасная память Пейлин, а куда основатель Академии делся? - спросила я.

- Как куда? - неожиданно изумился глупому вопросу ответчик, - умер и похоронен на кладбище в Фоксвиллидж, склеп там фамильный имеется.

- Спасибо! Вы кое-что прояснили, - поблагодарила я, - а если появятся еще вопросы?

- Да приходи, конечно, - милостиво разрешил он, - хоть какое-то разнообразие будет в жизни, а то смотреть на кислую рожу Тебея, надоедает. Сидит себе бубнит под нос сутками, понимаешь, сутками! - возмутилось привидение, - и не моги его трогать, сразу совиные глаза кровью наливаются и мне чудится, как за спиной крылья у него разворачиваются.

- Что тебе не нравится? - очень ровно спросил Тебей, - снова в сейф тебя закрыть месяца на два? Раскудахтался, не общаюсь я с ним, а о чем? Ты же только подслушивал да подглядывал за всеми, а мне нужны реальные исторические данные, а не твои сплетни.

- А что может быть более реальным, чем подслушанная информация и события, которым ты являешься свидетелем? - обиженно спросил маг, - это самая настоящая история и есть, а не те субъективные измышления о том, что один сказал вот это, но на самом деле подразумевал следующее.

- Пейлин, а Вы в пользу кого шпионили, - невинно так поинтересовалась адептка Тримеер, - или просто из любви к искусству?

- Вредина! - фыркнуло привидение, но Тебей издал совиный клекот, и Пейлин потупив глаза, ответил, - да нет, конечно. Какая там любовь. Изольда Зархак отправила с поручением найти в империи под Черной Луной мага Слейра с женой Тионой, наивная женщина. Маги такого ранга перед простыми смертными по улицам не ходят, небось запрятался где-нибудь в деревенской глуши Дальнего Королевства и живет в свое удовольствие.

- Это точно, по улицам не ходят, - согласилась с ним я.

Мы обошли экспозицию, останавливаясь у каждого портрета, Тебей давал свои комментарии, а затем, любезно проводив нас до дверей, пригласил приходить еще. Поблагодарив его, я пообещала, что наша встреча не последняя.

Северус и Камилла покинули музей, не дождавшись нас, а в нем шумели второкурсники, которых привели на факультатив по Истории магии.

- Ну что, в корпус домашнее задание делать? - спросила я у Элизы, помогая ей застегнуть пальто.

- Да, сегодня задали много. Хорошо хоть писать немного, все больше читать да заучивать, - согласилась она.

Алистер проводил нас до корпуса, слушая мнение Элизы о музее, ей все понравилось.

- А почему ты так за мага спрашивала? - уточнил он у меня.

- Да мысли появились всякие, как-нибудь расскажу, - пообещала я, поправив шарф у Элизы, - вот как обдумаю, так и поговорим. Алистер, может выберемся на кладбище небольшой компанией? Нужно убедиться, действительно ли там есть склеп, про который Пейлин сказал.

- Ну, а почему нет, - согласился он, - время выберем и слетаем. Слушай, а ты чего так с Имболка исчезла? Вроде вы столько наготовили с девчонками, ты только представление четвертого курса смотрела, и оглядываемся, а тебя нет нигде.

- Муж вернулся, - улыбнулась я вспомнив, как нагрелся охранный медальон на груди. И потихоньку, чтобы не мешать никому, я поднялась и покинула зал, где четвертый курс факультета практической магии ставил потрясающе красивое представление о праздновании Имболка. Выбегая из здания, я увидела одинокую фигуру стоящую у охранного контура и, наверное, так быстро никогда не бегала, мне даже не мешали сапожки на каблучке и длинный подол платья. Супруг поймал меня на бегу, прижал к себе, вспыхнул переход, и мы очутились дома, в Фоксвиллидж.

- Ты ему рассказала о том, что нам нужно всем собраться и решить один важный вопрос? - вырвал меня из дум голос Алистера, они с Элизой улыбаясь, смотрели на меня.

- Да, конечно, думаю все произойдет в скором времени, - подтвердила я, - а вы как отметили праздник?

- Хм, Северус то хохмил, то переживал, что ты исчезла, - усмехнулся он, - Гвен и Шерлос даже расстроились, но потом все вошло в свою колею. Эль уговорили за вечер, всю выпечку уничтожили, разговаривали. Я все жду, когда две наши парочки о помолвке объявят?

- Да объявят, и года не пройдет, - пошутила я, - а ты сказал, что помолвлен?

- Так все знают, что я помолвлен, только не знают, что это Элиза, - улыбнулся он девочке, - пока кричать не будем, кто поймет, тот поймет. А докладываться всем необязательно, моей невесте еще расти и расти. Пусть спокойно учится. Правда, Элиза? - спросил он у нее, и она согласно кивнула головой, - Ну все девчонки, идите по комнатам, я тоже пойду домашнее задание выполнять.

Мы поднялись на этаж, и когда за Элизой закрылась дверь, я ушла в свою комнату.

Опустилась в кресло и задумалась. Как хорошо, что Ольгерд вернулся из долгой командировки, мы проговорили всю ночь и вчерашний день. Когда я рассказывала все случившееся с Элизой, он выслушав сказал.

- Родная, с Рофальдера личину сняли, после твоего предположения. Это оказалось непростым делом, понимаешь Каллист Баррен сжился с ней и фактически с него снимали кожу вживую. Все именно так и случилось, - супруг обнял меня крепче и поцеловал, - адепта Дуррена действительно он накрутил, но совсем не ожидал, что это дело раскрою я. И тогда было решено совершить нападение под личинами. За всем действительно стоит Изольда Норберт, такой мега-мозг преступного магического картеля, ее задача максимально ослабить магические рода, стоящие на защите империи. На развале империи можно заработать огромнейшие состояния, а она мечтает стать повелительницей мира, но для начала ей необходимо сосредоточить в своих руках финансовую мощь. Деньги, это кровь любой системы, захватив их над ними контроль, ты поставишь на колени весь мир.

- Ольгерд, так она на самом деле кто - человек или страшная, древняя сущность? - спросила я, поглаживая его лицо на котором проступила усталость от многодневного недосыпа, - родной мой, ты сколько не спал?

- Не знаю, я спешил расследовать все по горячим следам, чтобы успеть поймать за руку всех исполнителей, пока их не уничтожили по приказу заказчиков и вернуться к тебе, - улыбнулся он, - а в отношении Изольды, малышка, ответ на этот вопрос должна дать ты. И похоже время не ждет. Я рад, что Андреас обрел дочь, а она - отца. Гален сильный маг, за дочку он порвет любого, и такой союзник, любимая, дорогого стоит.

- Как же я счастлива, ты вернулся и рядом, хотя бы выходные, но вместе, - шепчу я, отвечая на поцелуи, - как не хватало моего мудрого и умного супруга, мне кажется как только я начинаю озвучивать тебе свои мысли, так сразу они начинают выстраиваться в стройную картину и видно, где выпало то или иное звено и что еще нужно вставить в нее.

- Предлагаю, расследования все отложить, - шутит супруг, - после этих выходных решение придет само, а сейчас леди Тримеер, следователь-хулиганка исчезает, а в моих объятиях остается любимая и желанная Видана.


Как же он прав, вот сейчас я сижу и понимаю, а решение уже фактически готово, осталось только несколько деталей, нехватку которых я ясно увидела. И рука сама собой потянулась к свитку Ноеля Никсона, дочитать совсем немного и сегодня еще одна пара, у леди Оливии Эрмитас, пропускать нельзя.



* * *


- Добрый день, адепты! - улыбающаяся леди Оливия Эрмитас вошла в аудиторию, - рада вас приветствовать в полном составе. Вы не забыли у нас сегодня семинар по материалам прошлой лекции, посвящённой родовым обычаям создания семьи. Я готова выслушать ваши вопросы, возникшие в процессе работы с материалом лекции и дополнительными источниками, а затем вы ответите на мои вопросы.

- У меня вопрос, - Ардер поднял руку, - леди, поясните некоторые моменты. Нам на днях объясняли про пять языков любви, и у меня возник вопрос, почему брак между представителями разных каст признается мезальянсом?

- Хороший вопрос, - одобрила леди, - я надеюсь, что ответ на него поможет понять различия между кастами. Вот скажите мне, а люди вообще-то равны по способностям, талантам?

- Да нет, конечно, - ответил он, - мы все сильно отличаемся друг от друга.

- Правильно, в этом-то все и дело. Вот представьте себе человека из касты мастеровых - трудолюбивый, встает с петухами, ложится только звезды на небе появились. Для него в жизни все намного проще, чем для тех же негоциантов. Работает руками, книг в руки не берет ибо не его это дело и люди, занятые умственным трудом кажутся ему не от мира сего. Деликатесов не требует, ест все что попроще, главное чтобы много было. Так, по аналогии со сказанным, кто даст характеристику негоцианта?

- Я попробую, - сказал Леонард, - представитель касты негоциантов физическим трудом не занимается, его главное дело - торговля. Энергия денег - самая важная в понимании, все что мешает овладевать этой энергией убирается в сторону, с глаз долой. Ученость в их понимании - это умение читать, писать и конечно считать. Еще в школах негоциантов преподаются дисциплины связанные с учетом, умением продавать и понимать покупателя. К еде они более избирательны в сравнении с кастой мастеровых, обращают внимание на приготовление и оформление блюд. Мы как-то оказались в ресторанчике, где в соседнем зале негоцианты отмечали сделку, столы ломились от кушаний, и чего там только не было - обилие мясных блюд, выпечки, солений и разных напитков. Я еще удивлялся, неужели столько можно съесть? В одежде тоже наблюдается своя определенная линия - яркие кричащие цвета женских платьев, много золотых украшений, обилие косметики на лицах. Мужчины с окладистыми бородами, в длинных кафтанах темных цветов и добротные яловые сапоги.

- Прекрасная характеристика, адепт, - мягко улыбнулась леди Оливия, - каста воинов, кто дерзнет дать ей характеристику?

- Каста воинов, - начал Северус, - отличается разительно от мастеровых и негоциантов. Их не интересует физический труд и торговля, энергии денег они предпочитают энергию власти над подчиненными. Их служение требует отменной физической подготовки, мгновенной реакции, умения принимать решения и брать ответственность на себя. Они всегда наготове дать отпор, вступить в бой не на жизнь, а насмерть и потому уклад их жизни устроен таким образом, чтобы соответствовать сказанному. Они избирательны в еде, что попало, в рот не положат. Тщательно приготовленные блюда употребляются в соответствующем антураже, с вниманием к пище, которая является источников энергии. К одежде относятся спокойно, потому что большую часть своей жизни носят военную форму. Из знаний приветствуются только те, что позволяют расширить кругозор и обогатить фактами, которые могут пригодиться в бою. Философствования не для них.

- Великолепно! - похвалила леди, - прекрасная наблюдательность, я в восторге. В родне есть боевые маги?

- Да, леди Оливия и немало, - подтвердил адепт Дейдрис.

- Ну и кто даст характеристику представителя касты магов, к которой вы все имеете честь принадлежать от рождения.

- Пожалуй я, - руку поднял Карл Барнаус, - каста магов действительно отличается от всех охарактеризованных нами каст. Во-первых, маг стремится к знаниям, они самая вожделенная добыча. Маг изучает людей, окружающий мир, события, происходящие в нем и их влияние на общество в целом. Во-вторых, он стремится к власти, но это не та власть, что осваивают в касте воинов, она другого порядка и качества. Эта власть позволяет управлять королевствами и империями, вести людей за собой, власть обладающая химией и физикой внутренних процессов. А для этого магу приходится учиться всю жизнь, только в этом случае, подчинив свое сознание, он сможет расширять пространство и управлять процессами происходящими вокруг. Среди магов есть как щеголи, так и люди, чей внешний облик может вызывать определенный шок, но это не более чем антураж. По этой причине, чтобы не привлекать к себе внимание, большинство магов одеваются стильно, но в тоже время удобно. К пище тоже нет особого пиетета, главное, чтобы она давала энергию необходимую для непрекращающегося развития.

- Это точная и полная характеристика, адепт, - просияла леди, - а вот сейчас попробуйте развить следующее предположение. Девушка из касты магов, юноша из касты негоциантов, вы сами подробно объяснили различия, а сейчас ответьте, есть ли шанс создания хорошей, крепкой семьи? Не спешите, подумайте.

- Леди, а почему нет? - удивился Ильгус Туален, - если они любят друг друга, то почему они не смогут ее создать?

- Адепт, я сказала сами, сами решаете эту жизненную задачу. А я вас слушаю.

- Да нет, Ильгус, - Гермита крутила в руке перо, - вот представь, она привыкла заниматься магическими практиками, медитациями, много читать. А муж говорит, выкинь немедленно все свои книги, мне нужна жена, а не колдунья, а то конкуренты шептаться начнут, что мол все успехи у меня на почве коммерции из-за твоих заговоров да заклинаний, еще чего доброго и лавку сожгут. Да и ему нужно, чтобы жена за столом со всеми сидела, ела - пила, много и вкусно, а она к этому не приучена. Ей нужна тишина за столом, немного пищи и привычный ритуал для ее принятия.

- Гермита, но любовь! Ты отвергаешь ее? - повысил голос Ильгус.

- Сказал адепт, еще недавно заявивший, что ее не существует, а есть лишь кастовые обязанности, - съязвил Северус, чем привел Ильгуса в полное замешательство, тот даже не нашелся что и ответить.

- Страсть, ты хотел сказать страсть, Ильгус, - поправила его Гермита, - но она утихнет и выяснится, что они совсем разные люди и их ничего не связывает, кроме общего имущества и ребенка, а то и парочки. И придется кому-то принимать новые правила игры, и скорее всего это будет женщина. Ей придется стать своей среди чужих и чужой среди своих. А стоит ли эта ломка и отказ от себя таких жертв? Это если что вопрос риторический, - добавила она.

- Правильно, адептка. Этот вопрос каждый решает сам для себя и действительно, чаще всего, именно женщине, они более гибкие и пластичные, приходится приспосабливаться к новым условиям. Что далеко не всегда делает всех вокруг счастливыми, - пояснила леди Оливия, - по этой причине мудрые родители так сопротивляются этим неравным бракам.

- Леди, так поэтому такое отношение к полукровкам? - усмехнулся Карл, - что брак родителей был мезальянсом? Но ведь в Академию их принимают, почему тогда не отказывают?

- Потому и не отказывают, что у детей из таких браков бывает тяготение именно в нашем направлении. Вы не переживайте, адепт, те детки, что тянутся в другую сторону получают образование в коммерческих школах или военных училищах и Академиях. Сюда их на аркане никто затащить не сможет.

- Тогда мне не понятно, - снова заговорил он, - а как же Видана Берг, полукровка и вдруг духи трех факультетов в таком единодушии желают ее к себе на учебу.

- Ну может Вам и непонятно, но поверьте, всему есть объяснения, в том числе и случившемуся с адепткой. Пройдет время и что-то станет известно и нам, а пока не вижу причины обсуждать случай Виданы. Хотя бы по той причине, что она моя племянница, и уж мы ее полукровкой не считаем.

- Кто еще желает высказаться относительно разбираемого вопроса? - спросила она и добавила, - просьба адептку Тримеер при этом не касаться.

- Леди, я наверное сейчас спрошу полную чушь, - Тамила покраснела, - но может ли так случится, что в кастах - мастеровых, негоциантов или воинов, может родиться ребенок, которому предначертано стать магом?

- Ты это серьезно? - ухмыльнулся Карл, - Тамила, ты это брось. Нет, ну понятно, ты тоже полукровка...

- Заткнись, - рявкнул Северус, - нет в Академии полукровок, нет и точка.

- Зря Вы так, адепт Барнаус, вопрос-то абсолютно правильный задан. Такое случалось и не раз в истории магического мира. Знаменитый маг Альгораб Гавар, руководивший Академией Магических искусств пятьдесят лет, родился в касте воинов, если Вы не в курсе. Он сбежал из дома в возрасте десяти лет и появился здесь, в стенах Академии. Его приняли, несмотря на столь ранний возраст, родители смирились с выбором мальчика, а потом, как свидетельствовал его секретарь, очень гордились успехами сына и выбранным жизненным путем. А его братья и сестры продолжили свою жизнь в касте воинов, - рассказывала леди Оливия, - это только подтверждает правило, главное не родиться магов, главное осознать себя магом и пойти по долгому и непростому пути. Не маг на него даже не ступит, а маг не может от него отказаться, потому как только этот путь является для него самым желанным.

- Мда, я вот тоже был уверен, что только рождение в касте магов делает человека - магом, - признался Ильгус, - а оказывается, ошибался.

- Леди Оливия, я почему спросила, - продолжила Тамила, - помню мне как то рассказывали про Белую ведьму и бабушка сказала, что родилась она в касте негоциантов. Вы про нее что-нибудь знаете?

- Ух ты, - вскрикнула во мне хулиганка, - а ведь я только что прочитала у Ноеля Никсона про нее.

И я больше ничего не слышала, перед глазами появился аккуратный почерк адепта, и мне показалось, что я слышу его голос, вот только почему-то в нем проскальзывали интонации леди Оливии.


Эта история началась пару тысяч лет назад, когда именно никто сказать не может, и произошло это в касте негоциантов.

Отец, в очередной раз, отправившись за товарами в дальние страны, спросил у дочерей, что им привезти.

Старшая дочь, звали ее Аруна, попросила кувшин старинной работы, любила она ходить к целебному источнику за водой, а потом оделять ею всех страждущих.

Средняя Лира, попросила украшение из золотых звезд, а младшая Альцина попросила кольцо, но не простое. Желанное кольцо было из белого золота и блистали на нем старинные слова, выложенные мельчайшими бриллиантами.

Негоциант подумал и согласился, двух старших дочерей сговорил он за женихов, богатых и достойных, по возвращению из путешествия должны сыграть свадьбы. А младшую, красавицу Альцину, рассчитывал выдать замуж через год.

Альцина была действительно красавицей - с длинными белыми волосами, бледной кожей на которой ярко алели губы, как алые розы в саду и выделялись черные, соболиные брови. Уехал негоциант, а девушки остались ждать его возвращения. Месяц прошел, другой.

Негоциант с компаньонами закупили товаров разных и приготовились отплыть на родину, одно только не давало покоя ему. Кувшин для старшенькой - купил, украшение для средней тоже нашел и приобрел, даже и торговаться долго не пришлось.

А вот кольцо, что пожелала младшенькая, да самая любимая, найти не смог. Бродил он так, бродил по базару и неожиданно видит, смотрит на него внимательно красивая и важная леди, вот только на лице ее плотная вуаль. Поманила она его пальцем и спрашивает, мол не это ли ты кольцо ищет, достойный отец семейства? И снимает с руки кольцо белого золота, а по нему змейкой слова из мельчайших бриллиантов.

Ахнул негоциант, красота-то какая, а леди ему в руку кольцо вложила и говорит, недорого оно стоит, дай мне только одну монету золотую. А он и рад - радешенек, монету золотую отдал, кольцо в потайной мешочек, что на груди носил, спрятал и бегом на корабль. Пробежал немного, оглянулся и удивился, а нет за спиной лавок торговых, забор глухой и ворота кованные. Но тут послышался гудок с гавани и поспешил негоциант, пока добежал до своего корабля, то и позабыл все увиденное. Только радость на сердце, всем угодит подарками своими.

Долго ли коротко ли, но причалили корабли к месту назначения. Капитан все дивился, надо же, как легко проплыли обратный путь. Ни тебе штормов, ни штилей, ветер попутный в парусах был все время. Не иначе как что-то удивительное произойдет, поделился он с негоциантом. Тот плечами пожал, да отдав распоряжение приказчикам, поскорее отправился домой, дочерей обрадовать. А они, увидев его из окон высокого терема, наперегонки пустились, кто первой отца обнимет, да подарок свой получит.

Старшая дочь получила свой кувшин и затанцевала по двору от счастья и радости, средняя надела украшение на себя и захлопала в ладоши.

А младшая дочь, очень удивились все, стоит белая как мел и шепчет: "Тятенька, скажи, что не привез мне кольцо, ну скажи - не нашел". Достал свой потайной мешочек негоциант и с улыбкой достал прекрасное кольцо, взял дочь за руку и надел кольцо ей на палец.

И мгновенно небо стало черным, тучи грозовые закружились над теремом, как воронье над свежей добычей, заблистали молнии и все побежали в терем.

Забежали в горницу, старшая кувшином любуется, средняя в зеркало себя рассматривает, да радуется, уж больно красивое ожерелье отец привез, золотые звезды разных размеров были в нем. Негоциант на лавку опустился, поглядывает на дочерей старших, доволен, что угодил. И вошла в горницу младшая дочь, и наступила тишина. Шла она не торопясь, выпрямив спину и подняв гордо подбородок, длинные белые волосы спускались ниже спины. Гордый поворот головы и все увидели ледяные, презрительные глаза Альцины, а отец да нянька ее, дар речи потеряли, отродясь таких глаз у девушки не бывало.

С усмешкой посмотрела она на сестер и, не промолвив ни слова, ушла в светлицу. На следующий день, приехал к старшей дочери жених, но увидев красавицу Альцину, потерял голову. Через неделю сыграли свадьбу, и муж увез ее в свой дом, а несчастная невеста утопилась вместе с кувшином и частенько пугала усталых путников, присевших у источника, протягивая им кувшин с водой, напиться. Но молодые прожили немного, поехал молодой муж с товарами, да разбойники напали на него, караван разграбили, а его самого убили. Молодая вдова унаследовала дом и немаленькое состояние, но горевала она недолго.

Из поездки за товарами вернулся из-за моря жених средней сестры, и надо же тому было случиться, первой кто встречал его на пристани, была Альцина. И вторую сестру оставила она без жениха, выйдя за него замуж. Отец схватился за голову, а Лира в ночь исчезла из светелки, вместе с ожерельем. Целый день искали ее, отец обезумел от горя и вдруг услышал шепот: "Подними глаза к небу", поднял и увидел, высоко в темном небе сияют звезды с ожерелья, привезенного средней дочери. А через месяц и второй муж разлучницы Альцины погиб. Лошадь понесла, упал он, да ударившись о землю, умер.

В городке стали шептаться, что неспроста все случилось, уж больно переменилась Альцина, была девушкой доброй и вдруг такая перемена в ней. А тут караван поплыл в те земли, где негоциант кольцо нашел и попросил он приказчика доверенного все разузнать и прислать весточку.

А младшая дочь отца не навещала, жила себе в имении за городом, вот только слухи оттуда страшные доходили, что занимается красавица Альцина черной магией, то тут, то там исчезают по округе дети малые.

И звать ее стали - Белой ведьмой. Негоциант сильно сдал от горя и ждал, не мог дождаться весточки от доверенного лица, а тут еще весть страшная пришла, что корабли на обратном пути штормы потрепали и многие погибли. Однако, весенним утром появился на пороге его слуга и протянул письмо. И из него узнал несчастный отец, что никогда на том месте базара не было, а находится закрытое кладбище одного древнейшего колдовского рода. И как рассказали жители в том городе, если кому-то передается кольцо, значит, в мир возвращается колдунья.


И вот тут я поняла, что реальность вокруг меня стала стремительн меняться. Исчезла аудитория Академии, адептка Тримеер неслышно поднималась по деревянным скрипучим ступеням старой лестницы. В доме царило горе и уныние, прикоснувшись к двери я прошло сквозь нее и оказалась в горнице. Отошла в угол и опустилась на лавку, помешать никому не должна, а вот видеть все буду.


Несчастный отец сидел за столом и смотрел на письмо, и тут тень появилась в проеме двери, поднял он голову - Альцина стоит и внимательно так на письмо смотрит.

- Что тятенька, дорогой, - усмехнулась дочь, проходя и усаживаясь за стол, напротив него, - донесли таки шпионы твои о кольце моем? Ну что ж, не желала я того, сам напросился. Жить тебе осталось немного, завещание на меня пиши, - и протягивает ему свиток и перо с чернильницей, - пиши, пиши. Голым в мир пришел, голым и уйдешь, а мне рожать скоро, внучка у тебя будет, вот ей все состояние и достанется.

Взял негоциант, протянутый свиток и перо, написал завещание, а Альцина кликнула, и вошли в горницу ее слуги, заверили они завещание и исчезли.

- Ну что, ничего не хочешь спросить у меня перед смертью? - усмехнулась Альцина, - а то я готова ответить на твой любой вопрос, ничего не утаю.

- Кто ты? - только и спросил старик.

- Я, Белая ведьма, - просто ответила она, - древняя как сама жизнь, умираю конечно не по собственному желанию, но возвращаюсь обратно, когда захочу. Много веков я веду войну за обладание этим миром, и всегда находятся те, кому не по нраву мое желание. Но с каждым возвращением я становлюсь все сильнее и сильнее, наступит вожделенный день и я, Белая ведьма, стану править миром.

- И что, неужели нет никого, кто мог бы остановить тебя? - удивился негоциант, чувствуя, как силы утекают от него, к сидящей напротив ведьме, на губах которой играла довольная улыбка.

- Ты хочешь знать? Ты действительно хочешь знать, старик? - улыбнулась она и сама ответила, - ну, а почему - нет. Ты умираешь, как только за мной закроется дверь, предстанешь перед входом в Вечность и конечно уже никому и ничего не расскажешь. Когда-то давно, один мудрец сказал, что меня может остановить только женщина, мужчинам это не под силу. Сначала она сорвет несколько моих планов, шаг за шагом она будет приближаться ко мне, мешая мне жить, а затем мы сойдемся лицом к лицу, и ее рука не дрогнет. И после этого, мне уже никогда не вернуться в мир и как ты понимаешь, я сделаю все, чтобы не допустить исполнения это пророчества.

- А что ты сделала с этим мудрецом? - прошептал старик, ощущая холод, ползущий по рукам и ногам вверх, к сердцу.

- Убила, это был мой настоящий отец! - усмехнулась ведьма, - он был так счастлив, что я родилась, и так много сил потратил на мое воспитание, что несколько перетрудился и вместо доброй, слезливой волшебницы получил хладнокровную и жестокую колдунью. Мне нужна была его жизнь, ты не представляешь, сколько сил я получаю, убивая, таких как он, сильных, талантливых. Вот твоих сил немного, хотя не откажусь и от них. Так вот, когда отец понял, что умирает, он предсказал мой конец. Ну достаточно, тебе уже холодно не правда ли?

Ведьма встала и улыбнувшись пошла к дверям, обернувшись напоследок, хлопнула дверью. Негоциант из последних сил сполз на пол, там под столом сидел мальчик, сжавшись в комочек, он со страхом смотрел на хозяина.

- Ты все слышал, - умирая, прошептал старик и увидев судорожный кивок головы, добавил, - запиши все, ничего не забудь. И отнеси за город к магине Ядвиге, она знает, как поступить.


На следующее утро, в дом целителя Брекноуга постучал мальчик и спросил леди Ядвигу. Его пригласили в комнату, где дочь целителя голубоглазая девушка с белыми длинными волосами встретила мальчика, и он протянул ей свиток. Усадив его за стол и поставив перед ним бокал с молоком и тарелку с хлебом, девушка прочитала раз-другой свиток, а затем судорожно обняла мальчугана и поцеловала в лоб.

- Малыш, ты такой смелый и мужественный, если бы только знал, какую важную вещь ты мне принес. Ты из какой касты?

- Мастеровых, - прошептал он, - я сирота.

- Нет, дорогой, тебя сейчас же увезут на другой конец Королевства, и ты будешь жить, и воспитываться в касте воинов. Ты обретешь настоящую семью и пойдешь по пути своего истинного призвания - ты прирожденный боец. Как тебя зовут?

- Гай, меня зовут Гай, - ответил мальчик.

- Прекрасно, Гай Берг, тебя будут бояться враги и дети, что родятся в твоей семье, когда ты вырастешь, будут гордостью и украшением касты воинов.

- Ядвига, родная, что происходит? - в комнату стремительно входит пожилой мужчина, - доченька к нам приближается Белая Ведьма. Немедленно, улетай отсюда и забери этого мальчика.

- Отец, она погубит тебя, - бледнея, сказала девушка, схватив Гая за руку, - летим с нами.

- Нет, родная девочка, если мы улетим вместе, эта древняя тварь найдет нас. Если вы исчезнете вдвоем, а я погибну, есть шанс, что вы спасетесь и свиток, что ты держишь в своих руках, сыграет свою роль в спасении людей и магов от ведьмы. Время разговоров закончилось.

Вспыхнул переход, и Ядвига крепко держа мальчика, вступила в него. Переход закрылся.

Пожилой мужчина стоит у окна и внимательно смотрит на приближающиеся клубы пыли. Его смерть близко, я ощущаю, как комнату заполняет смертельный холод.

- Малышка, - он поворачивается ко мне, вжавшейся в деревянную стену, - запомни этот момент. Я умру через несколько минут, но и Белая ведьма погибнет через несколько часов, ее разорвут на кусочки люди. Поняв, что их целителя погубила она. Сегодня ночью, Белая ведьма разрешилась от бремени, она произвела на свет дочь Урсулину. Пройдет совсем немного времени, и Белая ведьма опять вернется в мир, и ты встретишься с ней. В твоих руках будет жизнь моих потомков - Брекноугов. Пусть тебе сопутствует удача и твоя рука не дрогнет, умоляю, спаси их, если сможешь. А сейчас уходи, она узнала, что убивала негоцианта при свидетелях, мальчик уже в безопасности, но если ведьма застанет тебя здесь, ты погибнешь.

Во дворе послышались крики, мужчина махнул рукой и пошел к дверям.


Вода, как много воды, кажется я полностью погрузилась в ванну. Где я? Глаза открываются с трудом, но я ничего не вижу, кружится голова и сушь, безумная сушь во рту, даже невозможно пошевелить языком. Кто-то держит мою голову, и живительная влага по капелькам начинает оказываться во рту, я сглатываю и не могу напиться.

- Видана, так нельзя. Ты же дала слово, - доносится до моего сознания голос Элизы, - леди Стефания предупредила, что это опасно.

Проходит какое-то время, прежде чем я смогла открыть глаза. Я в аудитории Академии, рядом со мной вся группа, голову держит Северус, а поит - Элиза.

- Что случилось? - первые слова, произнесенные мною и округлившиеся глаза однокурсников.

- Ничего себе, - холодно заявил Карл, - мы у тебя ждем объяснений. Почему адептка Тримеер, слушая рассказ преподавателя, резко побледнела, начала хватать ртом воздух и сползла на пол в бессознательном состоянии. И тут распахивается дверь и влетает первокурсница, без всяких разрешений, подлетает к тебе, начинает хлестать по щекам и орать на Северуса и Тамилу, чтобы они несли воду и куда они вообще смотрели? Ты беременная что ли?

- Как много слов и ни одной умной мысли, - неожиданно изрекла Элиза, - а вопрос вообще хамский. Вы адепт жениться сможете, но только когда научитесь с девушками общаться и не раньше. Отойдите в сторону, Вы ей свет загораживаете.

- А неплохо, Карл, тебя на место адептка маленькая поставила, - усмехнулся Ильгус, - думай, прежде высказываться. Пошлите все по комнатам, мы здесь похоже действительно лишние.

Адепты потихоньку покинули аудиторию, сочувственно поглядывая в мою сторону. Северус приподнял меня за талию и усадил на стул, обхватив руками голову, я молча. Элиза гладила меня по голове, Тамила и Северус убирали воду с полу, а леди Оливия бледная стояла рядом со мной.

- Сейчас ректор прибудет и Стефания, - негромко сказала она, - Видана, ты ничего не хочешь сказать?

Дверь распахнулась, и в аудиторию вошли ректор и директриса, а по совместительству дядя и тетя адептки Тримеер.

- И что все это значит? - сухо спросил ректор, леди Стефания подошла и обняв меня, поцеловала в мокрую от вылитой на меня воды, макушку.

- Лорд ректор, собирайте всех, - попросила я, - я должна расставить точки над i и рассказать, почему все произошло.

Он внимательно посмотрел на меня и вышел, а когда вернулся, пол в аудитории, как и моя одежда, был сухой. Все сидели за столами и ждали.

- Перемещаемся в мой кабинет, - приказал он и повернувшись к Северусу и Тамиле, - а вы в свои комнаты. Северус, я правильно понимаю, что знаешь, что здесь произошло?

- Очередное путешествие в прошлое, - буркнул тот, - ничего так, дар сестренка получила. Лично у меня волосы дыбом встают. И причем, она не специально туда отправилась, я так понял, она давно ищет ответ на свой вопрос, а сегодня какая-то фраза сработала как ключ и она ушла. И опять, полная дискриминация, почему нам нельзя, а Блэкрэдсаны и Тримееры собираются?

- Дорогой, - леди Стефания подошла и обняла его за плечи, - вот когда адептка Камилла Шензор станет леди Дейдрис, я с большим удовольствием буду приглашать новоиспеченного родственника на наши встречи, но не раньше. Ты юноша умный и мудрый, не по годам, поверь, нам такие нужны. А сейчас отправляйтесь по своим делам.

- Спасибо, леди! - покраснел Северус, - я просто переживаю за Виданку.

- Я знаю, - улыбнулась она, - но то что будет происходить тема закрытая и касается серьезных вещей. У меня к тебе просьба, если на улице случится какое-нибудь странное погодное явление, не по сезону, малышей успокоите?

- Да, конечно, леди, - просиял Северус и они с Тамилой покинули Аудиторию.


* * *

Вспыхнул переход, и мы оказались в кабинете ректора. Нас уже ждали, из секретарской в кабинет вошли лорд и леди Гален, отец обнял Элизу и поцеловав ее в лоб, посадил рядом с собой. Ректор и леди Стефания прошли за стол руководителя и заняли свои места. Алистер сел напротив Галенов, и выдвинул стул и я его заняла. Вспыхнул переход серебристого цвета и в кабинете появился лорд Тримеер. Мужчины поднялись, он поздоровался с каждым за руки, наклонил голову в знак приветствия леди Гален и Стефании.

- Здравствуйте, юная леди Гален, так в каком Вы родстве с моей супругой, Виданой Тримеер? - улыбнулся он Элизе, усаживаясь рядом со мной и взяв меня за руку.

- Да, мы родственники, - просияла девочка, - по линии ее отца.

- Прекрасно, тогда понятно, почему ей и разгадывать древнюю тайну, - продолжал улыбаться супруг, а я почувствовала, как силы возвращаются ко мне.

- Так, мы собрались здесь, - начал ректор, - в надежде узнать причину, по которой род Брекноугов был проклят. Если причина, что нам готова озвучить Видана, будет действительно той, истинной причиной, тогда оно должно исчезнуть. Я прав леди Стефания? - обратился он к ней.

- Совершенно верно, - подтвердила она, - но я должна предупредить, лорд Гален не выпускайте Элизу их своих рук, пожалуйста, чтобы мы все здесь не увидели, остаемся на своих местах. Лорд Тримеер, это касается и Вас, я боюсь, что наступит момент, когда держать Видану за руку будет недостаточно, умоляю, не упустите его.

- Да без проблем, - спокойно ответил он, - я могу это и сейчас сделать.

Меня мгновенно за талию крепко обняла его рука.

- Спасибо, я просто должна сказать, удар пойдет именно по девушкам. Ни Шерлос, ни Алистер в зону риска не попадут. В любом случае мой сын сейчас с отцом, а Алистер с нами, - продолжала леди Стефания, - я предлагаю нам всем встать и образовать круг. Все взрослые маги, возьмутся за руки, Элиза и Видана встанут внутрь круга, но наступит момент, когда их нужно будет успеть схватить и держать. Сюда по тому, что случилось на паре буквально час назад, я даже не сомневаюсь, Видана знает истинную причину.

Мы все встали посредине ректорского кабинета, лорды и леди взялись за руки, Алистера отправили внутрь круга вместе с нами и он не долго думая, взял за плечики Элизу и притянув к себе, обнял. Со стороны все смотрелось как какая-то сюрреалистическая картина, лица у всех сосредоточенные и углубившиеся внутрь себя.

- Видана, начинай рассказывать, - попросила леди Стефания, неожиданно дверь кабинета распахнулась, и вошли Оливия, Чарльз и Шерлос, процессию замыкал Брюс.

- Подождите нас, - потребовал Чарльз, и они влились в круг, а Шерлос войдя в него, взял меня за руки, - вот сейчас начинай.

- Много лет назад, вернувшись в этот мир знаменитая Белая ведьма, уничтожая в очередной раз своего отца, неожиданно поведала ему, как ее можно погубить. Она была уверена, свидетелей этого разговора нет, а старик умрет, как только за ней закроется дверь. Так и случилось, за одним небольшим исключением, свидетель был. Мальчишка - сирота, сидел под столом и услышал весь разговор, когда его хозяин упал под стол, доживая последние мгновения, он увидев ребенка попросил его все записать и передать свиток магине Ядвиге Брекноуг. Что мальчик и исполнил, на другой день, он прибежал к дочери целителя Брекноуга и передал свиток. Но к тому времени Белая ведьма уже знала, свидетель ее такого неосторожного разговора существует. И тогда, ведьма, едва оправившись от родов, она в ту ночь родила ребенка, пустилась в погоню за мальчиком, но в доме покойного негоцианта ей сказали, что мальчишка отправился рано утром к целителю. Она помчалась туда, но отец Ядвиги имевший дар видеть будущее на несколько минут вперед, понял что ожидает дочь и ее случайного гостя. Он успел раньше Белой ведьмы и отправил через переход Ядвигу и мальчика, а сам остался, понимая, что если он уйдет вместе с дочерью, их найдет и убьют. А если останется, то погибнет только он, а Ядвига и мальчик не только выживут, но и смогут передать свиток тем, кому нужна информация, как уничтожив ведьму не позволить ей вернуться обратно.

Я почувствовала, как резко сжал мои руки Шерлос, в кабинете погасли магические светильники и начало резко темнеть, а потом запах... могильный запах поплыл вокруг нас.

- Белую ведьму убили в тот же день, после того как она убила целителя Брекноуга. Люди обезумели от страха и горя, не было ни одной семьи где бы ни пропал ребенок в угоду ведьме, и не было ни одной семьи, где целитель не лечил бы стариков и малых детей бесплатно. Ее разорвали на кусочки, а служанка Белой ведьмы, подняв с земли кольцо и забрав новорожденную Урсулину, бежала в Королевство Южных морей.

Меня прервал дикий, звериный вой, но Шерлос сжал руки еще сильнее, и я вернулась к рассказу.

- Прошло немало времени и вот однажды, Белая ведьма вернулась, совершенно неожиданно. У мага Слейера родилась дочь Изольда, ее теткой была королевна Диона, которую девочка навещала неоднократно и однажды, Диона предложила ей в дар выбрать украшение и открыла шкатулку. Конечно, глаза Изольды мгновенно увидели кольцо Белой ведьмы, и рука сама потянулась за ним. Королевна улыбнулась, хороший выбор, но вот подойдет ли оно тебе? Желающих померить кольцо было много, но вот никому оно не налезло. Изольде оно было впору и в тот же вечер, дочь продемонстрировала кольцо отцу, а Слейер его конечно узнал и понял, что обречен. И тогда, дождавшись Тиону, он покидает Королевство, Изольда, чья память благодаря кольцу постепенно восстановила события предыдущих жизней, была в ярости. Впервые, ей не удалось убить отца, и виновницей сего стала, кто бы мог подумать, очередная Ядвига Брекноуг. Но время было потеряно, на ее пути встал тот, кто по жестокости и коварству заткнул Изольду за пояс - ученик отца, Эллан Блэкрэдсан, взявший после изгнания из рода имя Игнатиус Делагарди. Он, ранив Изольду, мгновенно выдал ее замуж и связал такой клятвой, не выступать против него, нарушение которой сразу уничтожает всех, кто так или иначе имеет отношение к юной Белой ведьме. Время было потеряно, но месть это блюдо, которое подают холодным и Изольда, продумав ее, посоветовалась с Игнатиусом, есть подозрение, что не раскрыла все карты до конца и получила карт-бланш на уничтожение рода Брекноугов, который уже неоднократно срывал ее планы.

Визг и дикие вопли заложили уши, стоило мне только остановиться на секунду, чтобы передохнуть. За кругом носились какие-то безумно страшные сущности, тянувшие к магам свои руки, если эти корявые клешни можно было назвать руками, и отдергивали, потому что получали ожоги. Круг, в котором мы находились, переливался всеми огнями от белого до ярко-фиолетового, и огонь этот поднимался все выше и выше. Элиза зажмурив глаза, развернулась к Алистеру, и тот крепко держал ее в своих объятиях, не сводя с меня глаз.

- Леди Изольда! - неожиданно для себя повысила голос адептка Тримеер, - мы знаем, что Вы уничтожаете род Брекноугов за то, что именно Ядвига сумела принести в мир магов знание о том, как можно уничтожить Белую ведьму. Ее правнучка, Ядвига не позволила Вам убить Тиону и ее мужа Слейера, Ваших родителей. Вас в очередной раз убили семь столетий назад, это по Вашему приказу выкрали девочку и подкинули Лангедокам. Игнатиус дал добро, Вы уверили его, что войдя в род Тримееров, женой Армана Тримеера, в виде воспитанницы Лангедоков - Ядвиги, Вы подрубите самый мощный ствол Тримееров - Армана, после чего род зачахнет сам собой и пара - тройка столетий и от него останутся лишь воспоминания. Вы решили, одним махом убить Брекноугов, Лангедоков и Тримееров, но Вас раскусили и Герн Тримеер погиб, защищая сестру. А тело несчастной Ядвиги положили в склепе Лангедоков. Вы вернулись обратно в мир сорок лет назад в семье Зархак, да Игнатиус решил, пора вернуть свою музу и довести дело до конца. Поступление на учебу в Академию Радогона Северного, подарок от друга семьи Илорина Делагарди - золотого кольца, и ключевое слово, что заставило вспомнить все. В первый же день, куратор, называя адептов на имени, подняла тихую неприметную девочку и произнесла - Ядвига Брекноуг. И вы проснулись, все знания Белой ведьмы, накопленные за две тысячи лет, пронеслись перед Вашими глазами, и девочка Ядвига была обречена.

- Ненавижу! Я ненавижу тебя, тварь! - нечеловеческий вопль был ужасен, - Видана Тримеер, ты встала на моем пути, великом пути знаменитой Белой ведьмы. Ты умрешь в страшных мучениях, и никто не поможет тебе, даже запрет Илорина Делагарди приближаться к тебе, не имеет никакого значения.

- Элиза, солнышко мое. Радость моя! Иди к маме, иди ко мне. Почему ты прячешь от меня свое личико, и почему этот мальчишка так крепко держит тебя? - нежнейший голос раздался из-за круга, и Элиза подняла голову и встревожено смотрела по сторонам, - Элиза, отпусти его, он нехороший мальчишка, нам такой не нужен, иди ко мне.

И неожиданно, маленькая Элиза заткнула уши и уткнулась в грудь Алистера, который еще крепче обнял ее. Видимо поняв, что этот фокус не пройдет, сущность за кругом произнесла.

- Видана, ты ошиблась, я не об этом просила тебя. Ты не только глупая, но еще и непонятливая девушка. Ты же понимаешь, Тримееру ты нужна только как красивая девушка, дети будут красавцы, а то на твоего старого мужа уже и без слез не взглянешь. - жалобно так со слезами в голосе. Злая и глупая адептка Тримеер, закрывала глаза, собрала все силы и заткнула ей рот магическим кляпом.

Что тут началось. За окном гремел гром, молнии прорывали черные тучи и это в третьем месяце зимы. Было ощущение, что здание вот-вот развалится по камням, ветер такой силы был в стены и окна. Сколько это продолжалось, непонятно и вдруг наступила тишина.

- Вы все помните, - встревоженный голос Стефании, - и так. Размыкаем круг, держите.

Магический круг разомкнулся, и Элиза мгновенно оказалась в руках отца, который спрятав ее голову на груди, крепко обнял ее. Шерлос фактически швырнул меня в руки супруга, который тоже крепко держа меня, тем не менее, внимательно смотрел по сторонам.

Чернота обступала нас, чей-то хлопок руками и кабинет залило светом, а от нас начали отползать какие-то сущности. Чарльз, Стефания и ректор вытянув вперед руки, выдали такой заряд огненной стихии, что если что и было живым, должно сгореть мгновенно и без следов. Противный, звенящий визг Тримеер остановил каким-то заклятием, и к нашим ногам упала когтистая черная птичка, ростком так метра полтора. Шерлос и Алистер закатали ее в огненную лаву и только треск сгораемых перьев, а затем небольшая кучка пепла, напоминали о ней. Я огляделась и обратила внимания, что весь пол кабинета был в таких кучках.

- Это что было? - удивленно прошептала Элиза, - чудище какое.

- Это терптихоны, птицы из мира мертвых, - пояснил ей отец, - а к нам кто-то идет.

Неожиданно перед всеми в кабинете появилась женская фигура и обвела всех глазами, а затем поклонилась и улыбнувшись, махала рукой и растворилась в воздухе.

- Хвала Черной Луне, - проговорила леди Стефания, - проклятие на уничтожение рода Брекноуг больше не имеет своей силы.

- Прекрасно, Ядвигу переносим в наш родовой склеп, - сказал лорд Гален и нежно погладил дочь по лицу, - она в Вечности и больше никто не сможет воспользоваться обликом и именем твоей мамы для своих грязных дел.

Ректор прочитал заклинание и его кабинет преобразился, став настоящим ректорским кабинетом, а не полем кровавого побоища. Он указал всем на стулья за столом, мы сели.

- Сказать, что я рад, наверно недостаточно, - улыбнулся лорд Эрмитас, - но я действительно счастлив. В магическом мире не дали погибнуть еще одному роду, это прекрасно. А сейчас организационный вопрос, мы планируем весной провести два соревнования - Кубок магической силы и Кубок Армана Тримеера. Думаю, что было бы логичным, проводить их в одно время, чтобы боевой факультет мог прийти на помощь тем, кто будет расследовать преступление в Кубке Армана Тримеера.

- Я думаю, это мудрое решение, лорд ректор, - поддержала его леди Стефания, - но хотелось бы услышать, какое преступление Тайная канцелярия готова выделить юным сыщикам?

- Мне кажется, - произнесла адептка Тримеер и все посмотрели на нее, - какое бы старое преступление нам не выделили, все пути приведут в одно единственное место нашей империи - замок Рэдривел. Более того, я уверена, что леди Изольда Норберт постарается расправиться со мной как можно скорее, а замок самое лучшее место для этого. В замке, и на его территории скрыто много следов от преступлений, которые не были раскрыты в прошлые годы. Вот только можно ли в эту битву между нами втягивать других адептов? Не думаю, что это правильное решение.

- Ну, тебе от нас никуда не деться, - спокойно сказал Шерлос и Алистер кивнул головой, - тем более, что мы с боевого факультета. Так что ректор, объединяйте оба Кубка, мы их и постараемся выиграть.

- Время еще есть, - спокойно ответил лорд Тримеер, - и потому предлагаю сейчас отправиться в наш деревенский дом и в тихой, деревенской обстановке отпраздновать сегодняшнюю победу и раскрытие нескольких старых преступлений за последнюю неделю.

- Лорд Ольгерд, спасибо за предложение, - сказала леди Гален, - но нам пообещали, как только Вы вернетесь из командировки, собираемся у нас. Вот сегодня именно у нас и нужно праздновать, отправляемся в наш дом.

Все рассмеялись и отправились в дом Галенов.

- Когда отправишься в замок Рэдривел, - прошептала мне Элиза, - с тобой будет Сирша, она защитит и сбережет. Не смотри, что маленькая и слабенькая кошечка, для победы над Белой ведьмой она будет необходима.

Мы обнялись, а Галены и Тримеер с загадочными улыбками смотрели на двух адепток, которых так удивительно свела жизнь.

Teleserial Book