Читать онлайн Секрет бабушкиной коллекции бесплатно

Екатерина Вильмонт
Секрет бабушкиной коллекции
(Даша и Ko — 3)

Глава 1
БАБУШКА С КУЧЕЙ ПОКЛОННИКОВ

— Даш, а какие у тебя планы на весенние каникулы? — поинтересовался Стас.

— Да вроде никаких, Стасик! До каникул еще дожить надо, а если ты мне эту задачку не решишь, я могу и не дожить.

— Тебе не стыдно? Ты же отлично соображаешь, я знаю, ты элементарно ленишься.

— Да! Ленюсь! Вернее, не ленюсь, а просто терпеть не могу эти точные науки. Скучно мне, понимаешь?

— У тебя неверный подход. Если бы ты дала себе труд подумать…

— Очень надо! Если ты мне с задачкой не поможешь, я позвоню Петьке, только и всего! Он мне ее мигом решит, эту задачку.

Стас развел руками.

— Ладно! Но только мы будем решать ее вместе, авось ты что-то поймешь!

— Нет, ты реши, а я потом спишу! — капризно заявила Даша.

— А если тебя попросят объяснить, как ты ее решила?

— Ну, Стасик!

— Ничего не Стасик! Садись, и будем решать!

Тяжело вздохнув, Даша села за стол рядом со Стасом и нехотя открыла учебник по алгебре.

— Вот! — ткнула она пальцем в задачу.

— Что? Ты это не в состоянии сама решить? Ерунда! Давай думай!

Но тут раздался телефонный звонок. Даша радостно бросилась к телефону.

— Алло! Да, здравствуйте, он здесь! Стасик, тебя к телефону, твой папа!

Стас схватил трубку.

— Папа! Что ты говоришь? Ладно, сейчас приеду!

Он положил трубку.

— Мне надо бежать!

— А что стряслось? — спросила Даша.

— Он забыл дома один документ, который ему позарез нужен! Я его отвезу!

— Стас, а задачка?

— Вернусь, решим!

— Точно?

— Честное слово!

И Стас умчался. Даша задумчиво глядела на страницу учебника. До чего же противные все эти иксы и игреки! Но вдруг, словно само собой пришло решение задачки! Даша быстро записала его. Все точно! Всегда бы так! Оказывается, бывает и алгебраическое вдохновение!

Опять зазвонил телефон. На этот раз — бабушка.

— Внука, как дела?

— Бабуль, я только что сама решила задачку по алгебре! — с гордостью сообщила Даша.

— Ну и что? Ты же не идиотка!

Даша представила себе, как бабушка пожимает плечами.

— Ну, баб! Вечно ты все испортишь! — огорчилась Даша. — Ты пойми, она сама решилась!

— Внука, не морочь мне голову! Мамы, конечно, нет?

— Конечно, нет!

— Ты поела?

— Бабуль, ты мне хочешь что-то сказать? — догадалась Даша. — Опять про своих кавалеров? Давай, выкладывай!

— Дашка, Алексей Венедиктович назвал меня Софьей Осликовной! — пожаловалась Софья Осиповна.

— Как? — переспросила Даша.

— Софьей Осликовной.

— Здорово!

— Обидно все-таки!

— Бабуль, если бы ты не собирала осликов, то имела бы право обижаться, но с твоей коллекцией…

Дело в том, что Софья Осиповна уже много лет собирала коллекцию осликов. Каких только экземпляров у нее не было! И из камня, и керамические, и деревянные, и меховые, и фарфоровые! Особенно пополнилась коллекция за последние годы, когда друзья и родственники стали часто ездить за границу. Недавно Софья Осиповна пересчитала своих осликов, и выяснилось, что у нее их уже сто двадцать! Каждому ослику было присвоено имя. И Софья Осиповна помнила их все до единого.

— Да, — засмеял ась она. — Ты права, внука! Потом бабушка немного помолчала и вдруг совсем другим тоном сообщила внучке:

— Знаешь, Дашка, я сегодня показывала коллекцию Алексею Венедиктовичу…

— Слушаю вас, Софья Осликовна! — фыркнула Даша.

— …и обнаружила пропажу!

— Какую пропажу?

— Пропал Менелай! — огорченно сообщила бабушка.

— Какой Менелай?

— Ослик! Менелай! Мой любимый! — сокрушенно вздохнула Софья Осиповна.

— Бабуль, ты его куда-нибудь сама задевала! Уронила, например, и ногой под диван зафутболила! — предположила Даша.

— Я тоже так думала, но его нигде нет!

— Значит, Алексей Венедиктович его спер! — предположила Даша.

— Глупости! Я обнаружила пропажу именно в момент, когда показывала ему свою коллекцию! Знаешь, Данчик, я что думаю… Помнишь, на той неделе я вернулась, а дверь была открыта…

— Так ты же сама говорила, что забыла запереть! — напомнила бабушке Даша.

— Я все-таки в этом не уверена.

— Бабуль, не смеши людей! У тебя же ничего не пропало!

— Только Менелай…

— Бабуля, что ты несешь! Кому нужен твой Менелай? Думаешь, какой-то сумасшедший коллекционер осликов тайно проник к тебе в квартиру и похитил Менелая? Он что, такой ценный?

— Нет, обычный ослик… — вздохнула Софья Осиповна. — Просто… Да, наверное, это чепуха…

— Еще какая! Ты поищи! — Я уже везде искала…

— Бабуль, вот увидишь, отыщется твой Менелай! Знаешь, как бывает, ищешь, ищешь, а он стоит себе на самом видном месте! Ты только не расстраивайся, ладно?

— Ладно, — со вздохом согласилась Софья Осиповна. — Данчик, а может, ты бы приехала и сама поискала, а? Глянула бы, так сказать, свежим взглядом?

— Сейчас?

— Нет, завтра, после школы. Я что-нибудь вкусненькое приготовлю…

— Годится! Прямо после уроков еду к тебе! А как же твои ученики?

— У меня завтра в это время нет уроков! Так что приезжай!

— Буду как штык! — пообещала Даша. — Тогда до завтра, внука!

— До завтра, бабуль!


Мама вернулась в половине девятого, усталая, но очень довольная.

— Дашка, у меня для тебя сюрприз! Да какой! Узнаешь, до потолка подпрыгнешь!

— Мама, не мучай меня, говори!

— Дашка, когда у тебя каникулы начинаются?

— А что? — насторожилась Даша.

— Нет, сперва ты скажи! — требовала мама.

— Двадцать третьего, но двадцать второе суббота, так что двадцать второго, а что?

— А то, что мы с тобой поедем за границу! В Германию! И будем жить в пятизвездочном отеле!

— В пятизвездочном? А что это такое? — удивленно спросила Даша.

— Это самые лучшие отели!

— А в Праге мы, в каком жили? В сколько звездочном?

— В трехзвездочном!

— Но там же было здорово!

— А в пятизвездочном будет еще лучше!

Там наверняка есть бассейн и вообще там роскошно… — мечтательно проговорила Александра Павловна. — А что это ты не прыгаешь до потолка? — спохватилась вдруг она.

— А надо?

— Непременно! Такую соплячку везут в пятизвездочный отель, в Германию, а она еще спрашивает!

— Ура! — завопила Даша и бросилась на шею матери.

— Вот, теперь совсем другое дело!

— Пойдем ужинать, все уже готово, — позвала Даша. — Мамуль, это что, ты решила устроить мне пятизвездочные каникулы?

— Нет, честно признаюсь, нет! Меня посылают в командировку и разрешили взять тебя и даже оплачивают половину твоей поездки.

— Кайф! Да, но ты там будешь целыми днями пропадать по своим делам, а мне что прикажешь делать?

— Разберемся на месте! Думаю, меня там не очень будут загружать… и потом, уж утро и вечер мы точно будем вместе! А днем будешь гулять по городу, денег я тебе дам. Это же, как ты выражаешься, кайф! Будешь заходить в кафе, одна, как взрослая… заодно в немецком поупражняешься… Кстати, до отъезда пообщайся побольше с бабушкой, пусть говорит с тобой только по-немецки!

Дашина бабушка всю жизнь преподавала немецкий язык в Институте иностранных языков, а недавно вышла на пенсию и стала давать частные уроки.

— Это меня меньше всего волнует! — нахально заявила Даша. — Все равно одной скучно!

— Так ты не хочешь ехать?

— Почему? Ты же сказала, что в гостинице есть бассейн?

— Конечно! Будешь там купаться… И вообще… Значит, едем?

— Едем, мама, едем! Тем более, должен же кто-то следить за тем, чтобы ты вовремя ела! Мама засмеялась и чмокнула Дашу в щеку. — Мам, а мы на поезде или на самолете?

— На самолете, конечно, где взять время на поезд? И потом, сейчас в поездах, бывает, грабят.

— А какой город мы полетим?

— В Дюссельдорф. Это такой шикарный город! Я была там, правда, проездом, но все равно…

— Мама, почему ты ничего не ешь? Тебе не нравится?

— Нет, что ты! Как всегда, все очень вкусно, просто я мысленно уже там… Так хочется переменить обстановку, а то я от нашей конторы уже немножко обалдела… Так что, Дарья, через две недели едем!

— Кайф! Но ты все-таки поешь!


Утром, как всегда, Даша встретилась со Стасом у лифта.

— Даш, прости, отец меня вчера потащил к знакомым на день рождения…

— Ерунда! Я сама все решила!

— Ну, я же говорил, что ты просто лодырничаешь!

— Стасик, помнишь, ты вчера спрашивал, какие у меня планы на каникулы?

— Ну?

— Мы с мамой едем в Германию, в пятизвездочный отель!

— Здорово! А почему именно в Германию?

— У мамы командировка, и она берет меня с собой!

— Пятизвездочный отель — это круто!

— Ага! — гордо повела плечами Даша. — А ты в Москве останешься?

— Пока не знаю, может, в Питер съезжу, к маминым родственникам.

Мать Стаса несколько лет назад умерла, и он жил только с отцом.

— А что ты сегодня после школы делаешь? Может, сходим в кафе-мороженое? — предложил Стас.

— Нет, Стасик, я обещала к бабушке поехать. У нее Менелай пропал.

— Какой Менелай?

— Ослик из коллекции!

— Ах да, — рассмеялся Стас, — я забыл, что твоя бабушка осликов собирает!


После уроков Даша, не заходя, домой, поехала к бабушке. Софья Осиповна, красивая и совсем не старая женщина, обрадовалась внучке.

— Гутен таг! — приветствовала она Дашу. — Би гейтс, майн кинд?[1]

Бабуль, ты чего?

— Но ты же собираешься в Германию!

Мама просила говорить с тобой по-немецки!

— Бабуль, да ну его! Поверь, чтобы разговаривать на улице или в кафе, моих знаний хватит, честное слово!

— Лентяйка ты! — засмеялась бабушка. — Идем на кухню, я твои любимые яблоки в тесте сделала! Поешь, а потом займемся поисками Менелая.

Накормив внучку, Софья Осиповна сказала:

— Знаешь, Данчик, что-то мне не нравится эта история с Менелаем! У меня какое-то дурное предчувствие.

— Предчувствие? Дурное? Из-за глиняного осла? Бабуль, ты что?

— Я сама понимаю, что это глупость несусветная и никому, кроме тебя, об этом не сказала бы, но…

— Брось, я сейчас проверю все углы, и найдем твоего Менелая.

Но сколько Даша ни искала, Менелая нигде не было.

— Странно, — сказала Даша. — Похоже, он и вправду пропал!

— Но куда? Как?

— Может, его действительно украли?

— Но кто? Когда? Как?

— Главное — зачем? Слушай, баб, а может, он какой-нибудь очень ценный был?

— Да какой там ценный! Обычный глиняный ослик! Мне его Оля с Крита привезла, только и всего. Правда, он был очень славный, но…

— Ладно, бабуль, не горюй… А кстати, ты не могла его сунуть в какой-нибудь карман?

— В карман? — обрадовалась Софья Осиповна. — Сейчас посмотрим.

Но Менелая не было и в карманах.

— Бабуля, я тебе из Германии нового ослика привезу! Назовешь его Менелаем, и дело с концом…

— Нет, немецкого ослика я Менелаем не назову.

— А как? — поинтересовалась Даша.

. — Еще не знаю. Это будет зависеть от его физиономии. Ладно, внука, Бог с ним, с Менелаем, расскажи лучше, что в школе делается?

— Тоска зеленая, вот что там делается!

— А как твой дружок? — Который?

— Стас!

— Нормально.

— А Петька Квитко?

— Нормально.

— Внука, что за безобразие? Разве это ответ?

— Ну, бабу ль!

— Ты же девочка из интеллигентной семьи, неужели у тебя нет других слов?

— Бабуль, лучше ты мне расскажи про твоих поклонников! Как поживает твой Венедиктович?

— Алексей Венедиктович!

— Ну, пусть Алексей Венедиктович! Ты уже простила ему Софью Осликовну?

— Разумеется, простила! Ему не откажешь в остроумии! А еще у меня появился один ученик, очень интересный мужчина!

— А сколько ему лет?

— Точно не знаю, но, думаю, не меньше пятидесяти.

— А зачем ему в таком возрасте немецкий язык?

— Говорит, всю жизнь мечтал прочитать по-немецки стихи Гёте!

— Ого! И как, способный ученик? — поинтересовалась Даша.

— Представь себе, для его возраста удивительно способный!

Софья Осиповна вдруг покраснела.

— Бабуля! Ты опять влюбилась? — закричала Даша.

— Боже упаси!

— А Алексей Венедиктович не ревнует? — Даша, что за вопросы бабушке?

— Ну, у меня же бабушка особенная! Красивая, хорошо одевается, и вообще…

— Вообще что?

— Бабушка с кучей поклонников!

Глава 2
НАХОДКА

Прошло три дня. Даша вовсю готовилась к поездке и усиленно занималась, чтобы не нахватать в четверти слишком много троек.

Она как раз учила историю, когда позвонила Софья Осиповна.

— Дашка, ты только подумай! Нашелся Менелай!

— Где?

— Представь себе, на своем месте.

— Как? — ахнула Даша, которая искала Менелая добрых полтора часа.

— Это что-то невероятное! Я подошла к полке поставить нового ослика, которого моя ученица привезла мне из Египта, и вдруг смотрю — стоит Менелай! Я глазам своим не поверила! Ты же помнишь, мы с тобой даже пересчитали всех осликов, но Менелая не было! А теперь стоит на месте! Как тебе это нравится?

— Да-а, интересное кино!

— Просто не знаю, что и думать…

— Бабушка, а ты вспомни, кто у тебя был в тот день, когда пропал Менелай, и кто был сегодня.

— То есть ты хочешь сказать, что кто-то из моих учеников…

— Или поклонников!

— Даша, о чем ты говоришь! К тому же я не помню… Ах, нет, я ведь могла не сразу обнаружить пропажу, а лишь спустя несколько дней… Нет, это невозможно… Хотя… Ты знаешь, я сегодня потеряла ключи…

— Какие?

— От квартиры!

— Где ты их потеряла?

— Я пошла в дальнюю молочную, там бывает кефир «Бифидок», он гораздо вкуснее обычного и к тому же полезней, так вот, я пошла в дальнюю молочную, а когда вернулась, ключей в кармане не было.

— И как же ты попала в квартиру?

— А я держу запасные ключи у Милочки, моей соседки.

— Бабуль, надо срочно поменять замок!

— Зачем?

— А если ключи у тебя украли?

— Да, ты права! Но это такая канитель!

— А ты подключи своих поклонников!

— Боюсь, они развалятся! — засмеялась бабушка.

— Не преувеличивай, бабуль! Или нет, я лучше кого-нибудь из мальчишек попрошу! Точно, Петьку! У него руки золотые, и потом он для меня на все готов!

— Ну, если кавалер готов менять замок твоей бабушке, он заслуживает внимания! Но я ведь не знаю, какой замок лучше купить, я ничего в них не смыслю.

— Мы сами завтра купим, завтра же суббота, и с утра приедем к тебе. А ты не выходи из дома на всякий случай. И дверь на ночь чем-нибудь подопри!

— Чем же я ее подопру? — растерялась Софья Осиповна.

— Шкафчик пододвинь, он не тяжелый!

— Верно!


Даша позвонила Петьке, но его не было дома. И тут Даша вспомнила: Петька говорил ей, что на выходные поедет с родителями на дачу. Тогда она побежала к Стасу.

— Стасик, ты в состоянии поменять замок в двери?

— Запросто. А что, у тебя замок сломался?

— Не у меня, у бабушки, и не сломался, а у нее ключи украли.

— Ключи украли? Действительно украли, или она их просто посеяла?

— Похоже, что украли, у нее вообще странные вещи творятся. Помнишь, я тебе про ослика говорила?

— Про ослика? — переспросил Стас. — Ах да, пропал какой-то осел с древнегреческим именем.

— Ага, Менелай. Так вот, он нашелся!

— Ну и, слава Богу!

— Понимаешь, я вот подумала, тут есть одна странность, — задумчиво проговорила Даша.

— Какая?

— Перед тем как осел пропал, бабушка вернулась домой и обнаружила, что дверь квартиры не заперта.

— Ни фига себе!

— Она все осмотрела, у нее ничегошеньки не пропало, и она решила, что просто забыла запереть дверь.

— А потом заметила, что пропал Менелай?

— Да! А сегодня она потеряла ключи!

— И как же она попала в квартиру? У нее были запасные?

— Ну да! А потом обнаружила, что Менелай стоит на своем месте!

— Интересно, даже очень интересно! Слушай, а не могло быть так, что твоя бабушка просто не видела его… Знаешь, как бывает, смотришь и не видишь!

— Нет, я сама смотрела, и еще мы всех осликов вынули, пересчитали… нет, его там и вправду не было.

— Выходит, кто-то проник в квартиру, взял ослика, а потом подкинул?

— Выходит, так.

— А зачем он мог кому-то понадобиться?

— Понятия не имею, — пожала плечами Даша. — Кому нужен какой-то дурацкий ослик, а главное, допустим, кто-то на него позарился сдуру, так зачем его возвращать? Красть для этого ключи, и так далее. Ну, взял и взял, не понравился, выбросил, и дело с концом.

— Значит, его взяли не просто так! — заключил Стас. — Взяли с каким-то умыслом, и, боюсь, с преступным умыслом.

— Что ты хочешь сказать? — перепугалась Даша.

— Не знаю, но ясно одно, надо этого ослика внимательно осмотреть!

— Зачем? Какие у тебя идеи?

— Пока никаких, но все же я хочу на него взглянуть.

— Тогда с утра купим замок и поедем к бабушке, ладно?

— Хорошо, — сразу согласился Стас.


В субботу утром, когда мама вошла на кухню, Даша уже допивала чай.

— Дашка, что за свинство, в кои-то веки я дома, а ты куда-то намылилась!

— Понимаешь, бабушка вчера ключи потеряла, надо ей новый замок поставить!

— Ты и это умеешь? — поразилась Александра Павловна.

— Я? Нет! — засмеялась Даша. — Стас обещал все сделать!

— Хороший он парень, — сказала мама и почему-то задумалась.

— Мам, ты сегодня вообще на работу не пойдешь?

— Нет, я уже едва на ногах держусь, надо дня два отдохнуть. Ладно, раз ты убегаешь, я еще посплю, а ты возвращайся поскорее, мы что-нибудь придумаем, может, в театр сходим…

— А как же Милан?

.Милан — мамин друг, журналист.

— Милан? Он считает, что я сегодня работаю.

— А… Ладно, про это попозже поговорим! Я побежала! Да, мама, Менелай нашелся!

— Какой Менелай?

— Бабушкин ослик!

— Ну и, слава Богу! Налей-ка мне соку, Дашка!

Даша быстро налила в высокий стакан грейпфрутовый сок, чмокнула маму в щеку и умчалась.

Стас долго и придирчиво выбирал замок.

— Стас, ты скоро? — торопила его Даша.

Ей было совсем не интересно в этом магазине.

— Погоди, тут надо все с умом делать! — отмахнулся Стас.

Даша от нетерпения даже топнула ногой, но он ничего не заметил.

Наконец замок был куплен, и они поехали к бабушке.

Софья Осиповна страшно им обрадовалась.

— Слава Богу! А то я всю ночь глаз не сомкнула!

— Я же тебе сказала, чтобы ты шкафчик к двери подвинула!

— Он тяжелый, Данчик! У меня уже сил нет!

— Как с поклонниками кокетничать, так силы есть, — проворчала Даша.

— Стасик, тебе нужны какие-нибудь инструменты? — спросила Софья Осиповна.

— Нет, я с собой привез!

— Вот и отлично, а то у меня в доме только одна отвертка, и больше ничего, бабье хозяйство!

Стас принялся за дело, а Даша с бабушкой пошли на кухню.

— Стасик любит сладкое? — шепотом спросила Софья Осиповна.

— Любит, конечно.

— Вот и хорошо, я яблочный пирог испекла!

— Бабуль, а где Менелай, я хочу на него взглянуть.

— Иди, он на своем месте стоит!

— Думаешь, я его узнаю? — усомнилась Даша. — Я его в лицо не помню!

Софья Осиповна улыбнулась и повела внучку к себе в комнату, где стоял красного дерева шкафчик со стеклянной дверцей, за которой выстроились ослики. Софья Осиповна открыла шкаф и достала с полки смешного ослика из коричневой глины.

— Вот он, мой милый!

Даша взяла его в руки. Повертела. Ослик как ослик, ничего особенного, на взгляд Даши, даже не достойный своего царственного имени.

— Бабуль, а ты в нем никаких перемен не заметила?

— В ком?

— В Менелае!

— Да какие в нем могут быть перемены? — удивилась Софья Осиповна. — Ладно, хватит его вертеть, не дай Бог, разобьешь!

Софья Осиповна осторожно поставила Менелая на место.

Стас на удивление быстро справился с замком, и вскоре они уже пили чай с яблочным пирогом.

— Софья Осиповна, только вы уж постарайтесь не терять ключи, — посоветовал Стас.

— Да, да, конечно! Со мной такое редко бывает, я вовсе не растеряха! — оправдывалась Софья Осиповна.

— Вы их в сумочке носите или в кармане?

— В кармане!

— Это неправильно, из кармана вытащить ключи легче, чем из сумочки!

— Бабуль, я знаю что делать! У нас в классе одна девчонка так носит ключи: у нее в кармане пришита кожаная петелька на кнопке, она пристегивает ею ключи! Я тебе такую петельку тоже сделаю!

— Умница моя! — умилилась Софья Осиповна.

После чаю, Стас попросил показать ему коллекцию.

Софья Осиповна с удовольствием повела Стаса смотреть осликов, а Даша стала рыться в бабушкином комоде. Ей хотелось сегодня же пришить бабушке петлю в карман пальто.

— Софья Осиповна, а который из них Менелай?

— Вот этот! А это — Педро, он из Бразилии.

— Ну да, в Бразилии много всяких Педров! — вспомнил Стас фразу из фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!».

— Вот именно! — засмеялась Софья Осиповна, — а вот это Ицик — он из Израиля, а эта ослица с осленком — Мамаша Кураж!

— Здорово! — восхищался Стас. — Сколько их, и какие все разные! Софья Осиповна, а можно мне поближе взглянуть на Менелая?

— Пожалуйста! Вот, возьми!

Стас осторожно взял в руки Менелая и принялся его разглядывать, потом тщательно его ощупал.

— Софья Осиповна, а вот тут была выпуклость? — спросил он, указывая на ослиный живот.

— Где? — Софья Осиповна схватила Менелая и вдруг каким-то образом выронила его. Менелай упал на пол и раскололся на две части.

— Боже мой! — воскликнула Софья Осиповна и ринулась поднимать Менелая, но Стас опередил ее.

Он присел на корточки и аккуратно поднял с пола две половинки.

— Не волнуйтесь, Софья Осиповна! Я вам его склею, будет как новый! Ой, что это здесь? Ни фига себе! Смотрите! Смотрите!

На ладони Стаса лежал большой зеленый камень! Он сверкал и переливался в лучах света.

— Изумруд! Это изумруд! — воскликнула пораженная Софья Осиповна.

— Действительно, похоже! Дашка! Иди сюда!

— Что? Что случилось? — прибежала на зов Даша. — Ой, разбили Менелая!

— Ты глянь, что в нем, было! — воскликнул Стас.

— Это что же, драгоценный камень? Настоящий? — поразилась она.

— Теперь мне многое становится ясным, — проговорил Стас, любуясь игрою света.

— Что тебе ясно? — спросила потрясенная до глубины души Софья Осиповна.

— Совершенно ясно, что Менелая у вас сперли, чтобы спрятать в нем камень! Краденый, конечно!

— Но почему? Кому это нужно? — растерянно спросила Софья Осиповна.

— Кому-то, кто, скорее всего, украл этот камень, или же его сообщнику.

— Но что за безумная идея прятать его у меня?

— Не такая уж и безумная, — вмешалась Даша. — Никому в голову не придет искать его у тебя. Может, преступник ждет обыска или не хочет, чтобы его домашние обнаружили камень… мало ли что…

— Но кто? Кто?

— Скорее всего, кто-то из твоих учеников или поклонников! — констатировала Даша.

— Не может быть! Это все глубоко порядочные люди!

— Оно и видно! — хмыкнула Даша.

— Но что же теперь делать? Заявить в милицию?

— Ни в коем случае! — закричал Стас.

— Почему? — не поняла Софья Осиповна.

— Потому что вас замучают вопросами, будут подозревать черт знает, в чем и вообще…

— Что? Что вообще? — волновалась Софья Осиповна.

— Мы сами расследуем это дело! — заявил Стас.

— Конечно! — обрадовалась Даша. — Тем более круг подозреваемых не так уж широк! Только ученики да поклонники!

— Даша, что ты несешь?

— Бабуля, поверь, мы сумеем!

— Боже мой, какой ужас! Во что я влипла!

— Бабуля, ты ни во что не влипла, тебя подставили! И мы узнаем, кто!

— Вот вы говорите, что это кто-то из моих учеников…

— Или поклонников! — вставила Даша.

— Дарья, прекрати издеваться над бабушкой! — взмолилась Софья Осиповна. — Так вот, вы не правы! Зачем моим ученикам или… знакомым красть у меня ключи или проникать тайно в квартиру, если они могут попасть сюда на вполне законном основании?

Даша и Стас переглянулись.

— В самом деле, — пробормотала Даша.

— Все очень просто, — заметил Стас. — Этот человек опасался, что вы увидите, как он берет вашего Менелая …

— Но почему именно Менелай? — спросила Софья Осиповна.

— Скорее всего, это случайный выбор, — сказал Стас. — Просто ваш Менелай стоял не в первом ряду, следовательно, вы вполне могли и не заметить его исчезновения. Но теперь самое главное склеить Менелая.

— Думаешь, это возможно? — с надеждой спросила Софья Осиповна.

— Да, к счастью, он просто развалился на две половинки.

Стас аккуратно сложил обе половинки многострадального ослика.

— Вот видите, будет совсем незаметно!

— Ой, Стасик, я вспомнила! У Менелая раньше в животе дырка была! — воскликнула Софья Осиповна.

— Вот потому-то его и сперли! — закричала Даша. — Причем сделал это человек, которому ты показывала коллекцию и который брал Менелая в руки!

— Верно! — заметил Стас.

— Господи, неужто у меня бывает какой-то преступник?

— Или преступница! — сказала Даша.

— Но что же теперь будет? — дрожащим голосом спросила Софья Осиповна.

— Для начала я склею осла, и мы положим камень на место, — проговорил Стас.

— А что, если это не камень, а подделка? — задумалась Даша.

— Глупости, зачем надо прятать подделку? — возмутился Стас. — Это, безусловно, настоящий изумруд и, судя по всему, безумно дорогой, вон какой крупный.

— А красивый какой! — прошептала Даша, не сводя глаз с камня.

— Может, стоило бы показать его какому-нибудь ювелиру? — предложила Софья Осиповна.

— Нет, ни в коем случае! — отрезал Стас.

— Почему?

— Потому что ювелир может опознать этот камень или знать о его пропаже. Вам это надо?

— Да, ты прав! Боже мой, я вконец растеряна! Мне страшно! — едва слышно пролепетала Софья Осиповна.

Между тем Даша принесла Стасу какой-то японский клей. Он сел за кухонный стол и принялся очень осторожно зачищать половинки Менелая.

— А камень ты опять туда спрячешь? осведомилась Даша.

— Естественно, сестренка! Естественно!

— Но тогда за бабушкиной квартирой надо установить слежку!

— Нет, тут уж Софье Осиповне придется держать ухо востро! Нельзя, чтобы преступник что-то заподозрил!

— Или преступница! Мне кажется, такая идея скорее придет в голову женщине! — заявила Даша.

Стас задумался.

— Может, ты и права. Да! Софья Осиповна, у вас много учениц?

— Среди взрослых — четыре.

— Кто они?

— Одна — Мария Викторовна, у нее муж по национальности немец, и они собираются насовсем уехать в Германию, вот она и учит язык, очень милая интеллигентная дама. Вторая — Лика, у нее муж «новый» русский, у него дела с Германией, и им приходится там часто бывать. Третья — Инна Леонидовна, у нее свой магазин одежды, и она тоже очень часто ездит в Германию, и, наконец, четвертая — Олечка, она фотомодель и собирается замуж за немца.

— А кстати, это может быть и мать кого-то из твоих учеников! — заметила Даша.

— Стасик, ты тоже уверен, что это женщина? — осторожно спросила Софья Осиповна.

— Твердой уверенности у меня, конечно, нет, но это очень возможно. А вообще у вас много учеников?

— Очень.

— Сколько все-таки?

— Сейчас посчитаю. У меня есть две группы по шесть человек, пять взрослых учеников, с которыми я занимаюсь индивидуально, и трое детей. Итого двадцать человек.

— Ого! — вырвалось у Стаса.

— Да, у меня огромная нагрузка! По понедельникам и четвергам я занимаюсь с группами, и обычно у меня по четыре-пять индивидуальных занятий в день. В воскресенье я отдыхаю.

— Тогда постарайтесь вспомнить, в какой день пропал Менелай?

— Стасик, я не знаю, в какой день он пропал! Но я помню день, когда я обнаружила пропажу! — сказала Софья Осиповна.

— А появился он вчера?

— Ну да!

— А кто у вас был вчера, и когда вы обнаружили Менелая?

— Вчера утром у меня как раз была Олечка и Володя. Потом я пошла в молочную… а вечером были Инна Леонидовна и Вадим Петрович. Но это уже после того, как я обнаружила Менелая.

— Значит, подозрение падает на Олечку и Володю. Кто такой Володя? — поинтересовался Стас.

— Володя? Он — молодой биолог, собирается на стажировку в Брауншвейг.

— Так, биолог, скорее всего, отпадает, — рассуждал Стас, — а вот фотомодель…

— Олечка? Нет, это невероятно. Она такая милая девочка… выходит замуж за богатого немца, зачем ей это?

— Стас, послушай, — сказала Даша, — ведь бабушка могла не сразу заметить, что Менелая вернули. Он запросто мог день-другой простоять незамеченным!

— Тоже верно! — согласился Стас. — Итак, что мы имеем? Двадцать учеников, среди них трое детей. Их мы пока исключим. Они сами к вам ходят или с родителями?

— Двое — сами, а третьего бабушка приводит.

— Значит, детей исключаем. Остается семнадцать подозреваемых. Вернее, шестнадцать. Биолога тоже исключим.

— Вот он-то и окажется виновным! — усмехнулась Даша.

— Да, вот если бы мы могли снять отпечатки пальцев… — мечтательно проговорил Стас, — тогда бы все значительно упростилось.

— Ничего бы не упростилось, — возразила Софья Осиповна, — кто только не трогал моих осликов…

— Да, мы же еще про поклонников забыли! Особенно новые поклонники подпадают под подозрение! Может, они с этой целью с тобой и познакомились!

— Что ты мелешь, Дарья! Как ты себе это представляешь? Кто-то узнал, что я собираю осликов, и подумал: дай-ка я вотрусь в доверие к этой старухе…

— Бабуля, ну какая же ты старуха? Ты еще молодая и красивая!

— Ладно, не подлизывайся!

— Как я понимаю, — начал Стас, — число подозреваемых все растет…

— И я уже никогда не смогу жить спокойно… — трагическим голосом произнесла Софья Осиповна, сжимая пальцами виски.

— Нет, бабушка, мы что-нибудь придумаем… Знаю! Знаю! Я придумала!

— Что ты придумала? — поинтересовался Стас, не видевший пока выхода из этой ситуации.

— Муська! Мы позовем Муську, и она определит, кто преступник!

— Что такое? Какая Муська? — недоуменно подняла глаза Софья Осиповна.

— Бабуля, это Виктошина подруга, она гипнотизерша!

— Гипнотизерша? Виктошина подруга? Первый раз слышу! И потом, кого она должна гипнотизировать?

— Нет, бабуля, она не просто гипнотизерша, она еще чувствует… как это, ах да, ауру человека.

— Чувствует ауру? — удивленно переспросила Софья Осиповна.

— Вот именно! Она один раз увидела человека и сказала, что он убийца. Так и, оказалось! — восторженно тараторила Даша.

Стас сделал ей «большие глаза», чтобы не очень распространялась о Муське, но Даша не заметила.

— Она такая… Ой, бабуль, она просто чудо, эта Муська… Она такое может…

Стас кашлянул. Наконец до Даши дошло, и она осеклась.

— Конечно, это хорошая идея, — сказал он, — но непонятно, как ее осуществить. Не может же она поселиться у Софьи Осиповны.

— Почему? Запросто! — кричала Даша. — Скоро каникулы, пусть скажет дома, что уезжает куда-то на каникулы…

— Нет, я не хочу, чтобы девочка врала родителям! — решительно возразила Софья Осиповна. — Можно поступить иначе. Если эта ваша Муся вообще согласится нам помочь…

— Она согласится, я знаю! — убежденно проговорила Даша.

— Так вот, если она согласится, пусть придет в тот день, когда я занимаюсь с группой, а там посмотрим, вдруг нам повезет с первого раза…

— Ерунда! Шесть человек проверим, а если среди них не будет преступника, дальше что? — надрывалась Даша. — Нет, надо ее сюда поселить на недельку! Ты не думай, баб, она очень славная, нормальная девчонка, тебе с ней будет легко, у нее нет никаких закидонов… просто у нее дар…

— Это верно, она вполне нормальная, — подтвердил Стас, — кошек очень любит, и вообще…

— По-моему, для начала надо ее спросить! — заметила Софья Осиповна.

— А я ей прямо сейчас позвоню! — воскликнула Даша.

— Но, может, сперва надо поговорить с Виктошей… Все-таки это ее подруга, — напомнила Софья Осиповна.

— Зачем? — вскинулась Даша. — Тошка ведь ее подруга, а не начальница!

— Тоже верно, — согласился Стас. — Давай, сестренка, звони!

Даша набрала номер Муси, но там никто не ответил.

— Звякни Виктоше, может, она знает, где Муська, — посоветовал Стас.

К телефону подошла Виктоша.

— Дарька! — обрадовалась она. — Ты где? Я тебе звонила.

— Тошка, привет! Я у бабушки. Ты случайно не знаешь, где Муська?

— Она с мамой пошла туфли покупать. А что?

— Понимаешь, она нам очень нужна…

— Опять детективные игры?

— Игры? Нет, тут не до игр… Бабушку втянули…

Стас вдруг прижал палец к губам. Даша смотрела на него в недоумении.

— Погоди, Тошка, я сейчас… Ты что? — спросила она у Стаса, прикрыв ладонью трубку.

— Не надо ничего говорить по телефону!

— Почему?

— Телефон вполне могут прослушивать… Софья Осиповна схватилась за голову.

— Да, ты прав! — согласилась со Стасом Даша. — Тошка, словом, нам нужна Муська!

— Ты что, говорить не можешь? — догадалась Виктоша.

— Именно! Сделаем так — я сейчас приеду к тебе, а ты пока все время звони Муське! Договорились?

— Конечно! Только у меня мама дома, так что особо язык не распускай!

— Понятно! Ну, пока!

Даша положила трубку.

— Ну вот, я сейчас поеду к Тоше, а она пока вызвонит Муську, и я все им объясню.

— Мне с тобой можно? — спросил Стас. — Охота девчонок повидать. И Муську и Виктошу.

— Особенно Виктошу! — ядовито заметила Даша.

— Я этого не говорил!

— А что же мне делать? — растерянно спросила Софья Осиповна.

— У тебя сегодня есть еще уроки?

— Ах да, я совсем забыла… Еще два урока.

— Бот и отлично! А потом приезжай ночевать к нам, — сказала Даша.

— Да, пожалуй, я так и сделаю. Только, Дашенька, давай маме ничего говорить не станем, а то она будет переживать, а ей и так волнений хватает.

— Правильно! — согласилась с бабушкой Даша. — И потом, она может вмешаться и все нам испортить!

Глава 3
ТАЙНЫ КОЛЛЕКЦИИ

Дверь открыла сама Виктоша, троюродная сестра Даши. Виктоша была на два года старше своей сестры.

— О! Стас! Привет! Давно не видались! Привет, Дарька!

— Привет! А Муська нашлась?

— Да, скоро придет! Что там у вас стряслось?

— А тетя Нюта дома? — осведомилась Дашка.

— Нет, оказывается, У нее сегодня педикюр, и она только что ушла. Так что можете говорить спокойно!

— Нет, мы уж подождем Муську, чтобы не талдычить одно и то же! — возразила Даша.

— Ну, как хотите! — пожала плечами Виктоша. — А вообще, что новенького?

— Я на каникулы поеду с мамой в Германию, в пятизвездочный отель! — восторженно сообщила Даша, но тут же сникла: — Ой, а как же… как же вы тут без меня?

— Думаешь, не справимся? — усмехнулся Стас.

— Нет, просто… А может, не ездить, а? Скажу маме, что мне не хочется.

— Глупости! Разве можно упускать такую возможность? — возмутилась Виктоша. — Можно подумать, тебя каждый день таскают по пятизвездочным отелям! Я бы лично ни за что не отказалась, и потом, тетя Саша обидится.

— Это верно, — вздохнула Даша. — Еще как обидится…

— Ну, вот видишь! — сказал Стас. — И потом, не исключено, что мы еще до твоего отъезда все распутаем.

— Ой, не могу, когда же Муська придет! — воскликнула Виктоша. — У вас какие-то интересные тайны, а я ничего еще не знаю! Что же такое тетя Соня натворила?

Но тут раздался звонок в дверь.

— Муська! — хором воскликнули все, и Виктоша бросилась открывать.

После бурных изъявлений радости вся компания собралась на кухне за бутылкой пепси-колы.

— Ну, выкладывайте! — потребовала Виктоша.

— Началось все с того, что у бабушки пропал ослик из коллекции!

И Даша со Стасом поведали Виктоше и Мусе всю историю Менелая.

— Настоящий изумруд? — восторженно спросила Виктоша.

— Ясное дело! Кому же надо так прятать подделку! — пожала плечами Даша.

— Муська, вся надежда только на тебя! — воскликнула Даша.

— На меня? — удивил ась Муся. — Но что я могу сделать?

— Ты же чувствуешь ауру! — напомнила ей Даша.

— Но ведь там прорва народу и плохая аура может быть у многих, хоть они и не брали ослика!

— Верно! — поддержала подругу Виктоша.

— Значит, ты отказываешься? — дрожащим от возмущения голосом спросила Даша.

— Нет, я не отказываюсь, я просто не понимаю, как я смогу проверить столько людей.

— Очень просто! Ты поживешь недельку у моей бабушки!

— Легко сказать! А как я это дома объясню? — недоумевала Муся.

— Стас, а может, лучше обратиться к твоему знакомому капитану Крашенинникову? — сообразила Виктоша.

— Но он же в Питере живет! И потом, это дело чести, самим все распутать. Очень интересная задача! Муся, я понимаю, что тебе поселиться у Дашиной бабушки сложно, но хотя бы, для начала, проверь две группы по шесть человек…

— Хорошо! Но когда?

— В понедельник и в среду! — закричала Даша. — Кстати, и я еще буду здесь! Вот здорово, ты молодчина, Муська!

Даша позвонила бабушке и сообщила, что в понедельник к шести часам они с Мусей приедут к ней и поприсутствуют на занятиях первой группы. Софья Осиповна обрадовалась.

— Но все-таки, Дашка, я вечером приеду к вам ночевать, а то мне страшно! Только маме скажем, что у меня отопление отключили на два дня.

— Здорово, бабуль! Приезжай!


Действительно, вечером Софья Осиповна приехала к дочери и сказала, что у нее отключили отопление.

А Даше позвонил Петька Квитко.

— Привет, Лаврецкая!

— Привет, Петька!

— Как жизнь, что нового? .

— Вот, на каникулы в Германию собираюсь с мамой.

— Здорово! Хотя нет, жалко, что ты уезжаешь, а то опять чего-нибудь интересное расследовали бы…

И тут Дашу осенило.

— Слушай, Петюня, есть одно дело, может, даже до моего отъезда успеем расследовать!

— Какое дело? — насторожился Петька.

— Это не телефонный разговор!

— Понял! Можно я сейчас прибегу?

— Нет, Петь, давай завтра утром встретимся, и я все тебе расскажу.

— Где встречаемся и когда? — деловито осведомился Петька. — Давай в одиннадцать у кафе Баскин-Роббинс, я угощаю!

— Договорились! Пока, Петюня!


Кафе открывалось ровно в одиннадцать. Даша и Петька были первыми посетителями. И единственными.

— Лавря, выбирай любые три шарика и воду!

— Так, посмотрим, ага, мне юбилейную вишню, шоколадное с миндалем и …

— Возьми клубничное, кайф!

— Нет, не хочу! Мне вот это, ананасовый лед! И банку кока-колы! — решительно заявила Даша.

— Ну, выкладывай! — потребовал Петька, когда мороженое уже стояло на столе.

— Понимаешь, Петюня… — и Даша подробно рассказала ему историю ослика Менелая.

— Ну и дела! Это какая-то сволочь пользуется добротой твоей бабки… и запросто может ее подставить, иди потом доказывай, что ты не верблюд!

— Петюня, я ведь тебе все это не просто так рассказала у тебя же гениальная голова и руки золотые… — Ну, ты скажешь… — засмущался Петька.

— Придумай что-нибудь, Петечка!

— Что ты имеешь в виду?

— Может, к Менелаю какую-нибудь сигнализацию подключить?

— И что?

— Ну, я не знаю…

— Вот и я пока не знаю, но буду думать!

— Думай, Петечка, думай!

И Даша умолкла, предоставляя Петьке возможность подумать в тишине.

— Пожалуй, для начала можно попробовать снять отпечатки пальцев, — проговорил вдруг Петька.

— А ты умеешь? — поразилась Даша.

— Да чего тут уметь? Проще пареной репы.

— Понимаешь, Петька, он такой захватанный, этот Менелай… И бабушка, и я, и Стас — все его трогали, не говоря уж о преступнике.

— Тогда сделаем так — мы сотрем все отпечатки пальцев с осла, и с полки, и со стекла. Сечешь?

— То есть, если преступник полезет за ослом, он оставит свои отпечатки?

— Верно, соображаешь!

— Но ведь он еще год может туда не полезть! Или кто-то случайно дотронется до стекла… Мало ли…

— Я же не говорю, что этим надо ограничиться! Это просто будет первая мера… Пока… А потом я еще что-нибудь придумаю! Слушай, Лавря, а давай прямо сейчас туда мотанем! Сегодня воскресенье, делать все равно нечего…

— Точно! Надо только домой забежать, взять у бабки ключи и все ей объяснить! Пошли скорее!

— Сейчас, водичку допью…

И они во весь опор припустились к Дашиному дому.

— Петюня, ты меня внизу подожди, меньше канители будет! — запыхавшись, проговорила Даша.

— Ладно, только ты поскорей!

В передней Даша столкнулась с мамой.

— Дарья, где тебя носит с утра пораньше?

— Меня Петька Квитко в кафе пригласил!

Даша старалась не врать без надобности.

— В такую рань?

— Мама, какая рань? Уже первый час!

— Да, действительно, — засмеялась Александра Павловна и направилась к ванной.

— Мам, я сейчас опять уйду.

— Куда?

— Гулять! Погода уж больно хорошая!

— С Петькой?

— Да!

— А как же Стас?

— А что Стас? При чем тут Стас? — вскинулась Даша.

— Ладно, гуляй с кем хочешь, в конце концов, они оба вполне приличные мальчики!

С этими словами Александра Павловна скрыл ась в ванной комнате. А Даша кинулась на кухню, где что-то готовила Софья Осиповна.

— Бабуль, привет! Дай мне ключи от твоей квартиры!

— Зачем?

Даша быстренько все объяснила бабушке.

— Боже мой, боже мой! Отпечатки пальцев! В моем доме! Какой ужас!

— Бабуля, не дрейфь! Все будет хоккей!

— Какой хоккей! При чем тут хоккей?

— Ой, бабуль, ты отстала от жизни, так теперь говорят — вместо о'кей — хоккей, понятно?

— Понятно! — вздохнула Софья Осиповна. — Постараюсь запомнить!

Она вручила внучке ключи.

— Только не очень задерживайтесь, а то мама будет волноваться.

— Есть, ваша честь!

И Даша ринулась вниз, где ее ждал Петька. Петька стоял вместе со Стасом.

— Привет, сестренка! — сказал Стас. — Вы тут без меня детективную деятельность развели?

— Хочешь с нами? — радушно предложила Даша.

Петька слегка скривился.

— Не могу, — сокрушенно вздохнул Стас. — Мы с отцом сейчас едем в аэропорт, одного его знакомого встречать, из Голландии.

— Ладно, тогда мы побежали! — крикнула Даша, и они с Петькой помчались к метро.

В метро Петька вдруг сказал:

— Слушай, Лаврецкая, у меня появилась одна мысль… надо будет ее проверить.

— Какая мысль?

— А что, если этот камень не единственный?

— То есть?

— Ну, может, этот преступник уже и раньше прятал ворованные камни в осликах, просто бабушка твоя ничего не замечала?

Даша задумалась.

— А что? Может быть… Надо будет проверить! — сказала она немного погодя.

Едва они вошли в квартиру, Петька сказал:

— Давай сразу проверим всех, а потом поглядим, что к чему!

Даша отвела его в комнату бабушки.

— Вот она, коллекция.

— Ух, ты, сколько их! Клевота! Слушай, Лавря, а почему твоя бабушка именно осликов стала собирать?

— Я и сама толком не знаю, по-моему, она просто их любит, осликов. Они и вправду такие милые…

— Ага, я в Казахстане видал, там их много, вообще-то взрослые ослы особых чувств у меня не вызывают, а ослятки и впрямь миляги… Ну, Лавря, открывай. Начнем!

Даша открыла шкафчик, где стояли бабушкины ослики.

— Петь, ты только осторожно! — предупредила она.

— Знаю, не маленький, — проворчал Петька. — Так, этот нас не интересует, — заключил он, возвращая на место первого ослика.

— Почему?

— Потому что он металлический, в него ничего не запихнешь, а вот этот может представлять интерес!

Он взял в руки очаровательного серого ослика, сделанного из шерсти, и стал внимательно его осматривать и ощупывать.

— Ну, что? — в нетерпении спросила Даша.

— Погоди, — хриплым от волнения голосом проговорил Петька. — Смотри, видишь, вот тут шовчик другой!

— Где? Где? Дай я посмотрю! — требовала Даша.

— На!

Она взяла ослика в руки и тоже принялась его осматривать.

— Петька! Тут и, правда, другими нитками зашито! Что будем делать?

— Придется подпороть! Тащи ножницы, лучше маникюрные! Или лезвие!

Даша принесла коробку с нитками, иголками, ножницы, лезвие и еще длинный тонкий нож.

— Вот!

— Спасибо, Лавря, ты настоящий друг! Так, подпори лучше ты, у женщин аккуратнее получается! Только не там, где другие нитки!

— Почему?

— Как ты не понимаешь? Преступник сразу это заметит!

— А!

Даша перевернул а ослика и решительно воткнула ему в пузо маникюрные ножницы.

— Осторожней! — прошептал Петька, весь красный от волнения.

— Готово!

Даша просунула мизинец в образовавшееся отверстие.

— Есть! — прохрипела она.

— Давай скорее!

— Сейчас, сейчас!

Даша потрясла ослика над столом, и оттуда выкатились на стол два крохотных бумажных шарика! Петька схватил один и развернул бумагу. На его ладони лежал прозрачный белый камень.

— Бриллиант! Ни фига себе!

— Петька, ты гений! — закричала Даша.

— Тсс! — приложил он палец к губам и тут же развернул второй шарик. Там был такой же камень. — Да, Лавря, дело серьезное!

— Что будем делать? Давай дальше искать!

— Погоди, тут надо действовать методично! Ты вроде говорила, что у твоей бабушки есть каталог!

— Ну не каталог, а список осликов с именами… Она им всем имена дает…

— И где он?

— Сейчас поищу!

Вскоре Даша принесла аккуратную тетрадь, где были записаны все ослики, с именами, номерами, описаниями. Там даже значилось, откуда привезен тот или иной ослик.

— Ни фига себе, твоя бабушка потрудилась! Делать ей, что ли, нечего?

— Почему? — оскорбилась за бабушку Даша. — Она, знаешь, сколько работает! У нее учеников — прорва! Просто ей кто-то сказал, что настоящая коллекция должна иметь опись!

— А! Понятно! Но вообще-то нам это на руку! Давай-ка поглядим, как этого серого зовут; ага, номер 2, Джанни Скикки. Ух, ты, еще и фамилия у него!

— Джанни Скикки, это у Пуччини такая опера есть, — пояснила Даша.

— Привезен из Италии, понятно. Вот что, Лавря, возьми-ка ты лист бумаги и записывай всех ослов, где найдутся камешки. Чует мое сердце, что это не последние!

Даша принесла лист бумаги, аккуратно разграфила его и записала:

— Джанни Скикки, № 2, два бриллианта.

Петька продолжал обследовать ослов, но пока больше ничего интересного ему не попалось, ослы были каменные, металлические, соломенные.

— Интересно, почему в соломенных ничего не спрятано? — сказал он, оглядев и ощупав очередного осла.

— Из соломенных вывалится, может! — догадалась Даша.

Семнадцатый ослик был бархатным.

— Спорим, тут что-то будет! — заявил Петька, протягивая его Даше. — Пори!

Действительно, в бархатном брюшке осла Фердинанда, привезенного из Швейцарии, дети обнаружили два дивной красоты сапфира.

— Петька, мне страшно! — проговорила Даша.

— Чего испугалась, Лаврецкая?

— Мне за бабушку страшно!

— Погоди, бояться потом будешь, а пока надо дело делать, — отмахнулся от нее охваченный азартом Петька.

Они нашли еще одиннадцать драгоценных камней.

— Итого, шестнадцать! — объявил Петька, когда они закончили осмотр коллекции. — Целое состояние!

— Петь, но почему этот человек прячет их здесь? Почему именно у баt5ушки?

— Потому что никому не придет в голову их здесь искать, это ежу понятно! Может, он опасается обыска… или же собирается свалить за границу и прячет камешки от своих сообщников…

— Кошмар! Говоришь, хочет свалить за границу? Но как он их провезет?

— А он, наверное, сложил тут камешки, чтобы спокойно подыскать способ переправки через границу. Слушай, Лавря, а ты бабушке скажешь, что тут целый ювелирный магазин?

— Ой, не знаю! Наверно, лучше не говорить…

И тут раздался звонок в дверь. Даша с Петькой переглянулись.

— Пойди, спроси, кто! — шепнул Даше Петька.

Даша выбежала в переднюю, а Петька юркнул на кухню. Не надо, чтобы его видели возле коллекции.

— Кто там? — спросила Даша.

— Софья Осиповна, это я, Мила!

Дашка быстро открыла дверь. Мила была бабушкиной соседкой.

— О, Даша, здравствуй! А бабушка где?

— Бабушка у нас!

— А ты что тут делаешь? — полюбопытствовала Мила, женщина лет тридцати.

— Да вот, друга своего привезла, чтобы он у бабушки шкаф починил! — ляпнула Даша первое попавшееся.

— Слушай, Дарья, ты мне баночку майонеза не одолжишь? Неохота в магазин бежать!

Даша ринулась на кухню и принесла два пакетика майонеза.

— Такой подойдет? — спросила она.

— Подойдет, подойдет! Даже еще лучше, в банках часто кислый бывает! Спасибо тебе! Ну, я пошла!

Даша и Петька вернулись к коллекции. Петька тщательно протер всех осликов, полку и стекло.

— Только предупреди бабушку, чтобы не трогала ничего! А если заметит, что кто-то трогал, увидит следы, пусть сразу мне звонит, я приеду и сниму отпечатки!

— Ладно!

В дверь опять позвонили. Наверное, Миле еще что-нибудь понадобилось, решила Даша. И открыла дверь. На пороге стоял немолодой мужчина с букетом белых гвоздик.

— Прошу прощения, Софья Осиповна дома?

— Нет, ее нету!

— Какая жалость! А вы, должно быть, Даша?

— Да. А вы — Алексей Венедиктович?

— Как вы догадались?

— А бабушка говорила, что вы всегда ей гвоздики дарите, а она их терпеть не может, только стесняется сказать! — выпалила Даша.

— Терпеть не может гвоздики? Как это грустно… Но хорошо, что вы мне сказали, больше я не стану дарить вашей уважаемой бабушке гвоздики. А какие цветы она любит?

— Да вы войдите! — пригласил а Даша. — И цветы все-таки оставьте! Ей все равно приятно будет!

— Так какие же цветы предпочитает ваша бабушка?

— Тюльпаны, нарциссы, не любит только гвоздики и герберы.

— Спасибо вам, Даша. Вы позволите спросить, а где сейчас Софья Осиповна?

— Софья Осликовна? — засмеялась Даша. — Она у нас.

Алексей Венедиктович покраснел.

— Я вовсе не хотел обидеть вашу бабушку.

— А она и не обиделась! — заверила его Даша.

— Вы убеждены? — На все сто!

— На все сто? Отлично! — обрадовался Алексей Венедиктович. — Ну что ж, пожалуй, я пойду! Очень рад был познакомиться! Ваша бабушка много о вас рассказывала.

— И о вас тоже!

Алексей Венедиктович вновь покраснел. — Весьма рад этому обстоятельству!

И с этими словами он удалился.

— Ну, твоя бабка дает! — воскликнул Петька. — Поклонник, с цветами, и сразу видно, влюблен по уши! Ладно, Лавря, пора кончать, а то завозились мы тут!

Он еще раз протер стекло.

— Готово, можно сваливать!

Даша быстро убрала все следы их пребывания, и вскоре ребята уже вышли из квартиры. Когда они стояли у лифта, Даше показалось, что в бабушкиной квартире звонит телефон. Наверное, бабушка уже беспокоится, решила она, но не стала возвращаться. Бабушка и так поймет, что они уже на пути домой.

Внизу у лифта они столкнулись с каким-то мужчиной, который как раз прятал в карман сотовый телефон. Они бегом выскочили из подъезда, а мужчина поднялся на четвертый этаж и подошел к дверям квартиры Софьи Осиповны. Он вытащил из кармана ключи, огляделся по сторонам и уже поднес ключ к замочной скважине, но тут обнаружил, что в двери сменили замок. Он тихо чертыхнулся, задумался на мгновение и стал спускаться по лестнице. На улице он сел в синий «Бьюик» и укатил.

Глава 4
ИНТЕРЕСНОЕ ОТКРЫТИЕ

Дома Даша улучила момент и сказала бабушке:

— Баб, имей в виду, полку ни в коем случае не трогай, к стеклу не вздумай прикасаться! А если заметишь отпечатки пальцев, немедленно звони мне!

— Но ты же уедешь! — напомнила Софья Осиповна.

— Ах да, в таком случае звони Петьке!

— А это удобно?

— Еще как удобно! Да, кстати, Алексей Венедиктович тебе больше гвоздик дарить не будет!

— Это почему? — насторожилась Софья Осиповна.

— Потому что я ему сказала, что ты их терпеть не можешь!

— То есть как? Когда?

— Он явился с белыми гвоздиками, когда мы там были…

— Дашка, как тебе не совестно!

— Ничего не совестно! Он даже очень обрадовался!

— Все равно, неловко как-то…

— Ерунда, бабуля! Даже Петька заметил, что он в тебя втрескался! .

— Боже мой — зардел ась Софья Осиповна.

— Бабуль, а ты тоже в него влюблена?

— В том-то и беда, что ни чуточки! — призналась Софья Осиповна.

— Значит, ты сейчас ни в кого не влюблена?

— Я этого не говорила, — загадочно произнесла Софья Осиповна.


Даше не терпелось рассказать Стасу о найденных сокровищах, но поскольку он говорил, что к ним приехал гость из Голландии, она не решалась ему позвонить. Однако вскоре Стас позвонил сам.

— Стасик! — обрадовалась Даша. — Стасик, надо поговорить, просто позарез! У тебя нельзя? А то тут мама и бабушка…

— Давай, подваливай, я один! Отец с другом в гости отправились!

— Лечу!

Она действительно влетела в соседнюю квартиру.

— Стас! Стас! Что мы нашли!

— Что? Что вы нашли?

— Целое состояние! Настоящее сокровище! Шестнадцать драгоценных камней! Бриллианты, сапфиры, изумруды!

— А рубинов там не было?

— Нет, рубинов не было.

— А вы уверены, что камни настоящие?

— Спрашиваешь! Конечно. Какой дурак будет так прятать подделку!

— Вообще-то да, — согласился Стас и почесал затылок. — Знаешь, я боюсь за твою бабушку! Даже очень!

— Почему?

— А ты сама не понимаешь? Вдруг кто-то проследит за этим преступником? Допустим, его бывшие сообщники или жертвы ограбления, или… ну, вообще… Они тогда не станут разбираться, в курсе твоя бабушка или нет… Могут просто пристукнуть ее, и все дела.

— Стасик, что ты говоришь! — всплеснула руками Даша.

— Нет, честно, это дело нешуточное! Главное, чтобы бабушка не подавала виду, что она что-то подозревает. Ей надо забыть об этой истории, как будто ее и не было!

— Легко сказать!

— Постарайся для начала выяснить, кому, кроме тебя, она говорила об этой пропаже.

— Точно! Я сейчас ей позвоню!

Даша позвонила домой, трубку взяла мама.

— Мам, а бабушка далеко? Мне надо у нее кое — что спросить!

— Сейчас позову! Мама, Дашка хочет у тебя что-то спросить.

— Алло, Дашенька?

— Бабуль, ты кому-нибудь, кроме меня, говорила о пропаже Менелая?

— Постой, я припомню… Нет, кажется, никому, или нет, Милочке! Милочке я говорила!

— А больше никому?

— Никому!

— Точно?

— Точно!

— А что он нашелся, говорила? — допытывалась Даша.

— Нет, не успела! А какое это имеет значение? — полюбопытствовала Софья Осиповна.

— Пока не знаю, но какое-то имеет!

— Что ты мудришь, Дашка?

— Бабуль, маме ни звука!

— Заметано!

Да ша положила трубку телефона.

— Ничего она никому не говорила, только своей соседке Миле.

— Да я уж понял, — улыбнулся Стас. — Итак, кое-что мы уже выяснили, и это хорошо. Скорее всего, преступник даже не подозревает, что его тайна разоблачена.

— Тайна-то разоблачена, теперь бы еще его самого разоблачить…

— Дашка, не спеши, успеется, мы еще только в начале пути…

— Боюсь, как бы собака не слишком вымахала, — вздохнула Даша.

— Какая еще собака? — вытаращил глаза Стас.

— Однако за время пути собака могла подрасти! Ты сказал, что мы в начале пути…

— Остришь? Ну, остри, остри! Лишь бы не плакала! — зловеще проговорил Стас.

— Стасик, не пугай меня, мне и так уже страшно! А еще придется уехать… И бабушка останется одна…

— Нет, — решительно заявил Стас. — Твоя бабушка одна не останется. Мы возьмем над ней шефство! Я, Муська с Виктошей и Петька! Мы будем ее охранять!

— Правда? — расцвела Даша.

— Конечно! Так что езжай спокойно! Кстати, во вторник вечером папа пригласил твою маму в театр.

— Да ты что! Откуда сведения?

— Слышал, как он ее приглашал!

— А она согласилась?

— Да. А потом они собираются еще закатиться в ночной клуб!

— Ну и дела! А тебе папа про нее ничего не говорил?

— Ни звука!

— Скрывают, значит… Это, может быть, серьезно…

— Вот и я о том же! Знаешь, Даш, ты там, в Германии, на свободе, постарайся расспросить маму… Вдруг она проговорится…

— Обязательно! Меня это тоже волнует! Хоть и не так, как бабушкина история…

— Еще бы! Ну, дождемся завтрашнего дня, пусть Муська поработает, а там посмотрим…


В понедельник, сразу после школы, Муся с Виктошей поехали к Софье Осиповне. Она встретила девочек с распростертыми объятиями.

— Тетя Сонечка, познакомьтесь, это наша Муся! — с гордостью представила подругу Виктоша. — Она — чудо!

— Ну, что ты, Вика! — засмущалась Муся.

— Заходите, девочки! Прошу!

— А ученики ваши еще не пришли? — спросила Виктоша.

— Будут через полчаса. Только что звонил Стас, проинструктировал меня. Сказал, чтобы я представила вас как новеньких, словом, будто вы хотите поглядеть, как идут занятия, если вы не в состоянии принять участие в уроке.

— Принять участие в уроке? Да мы по-немецки — ни в зуб ногой! — засмеялась Виктоша. — Но вы, тетя Сонечка, не слушайте Стаса, что он понимает! Надо придумать что-то другое! Во-первых, эти люди платят вам деньги, а значит, не захотят, чтобы вы тратили время на посторонних!

— Ты совершенно права, детка! У меня от этой истории мозги отшибло! Но как же быть?

— Очень просто! Вы притворитесь, что подвернули ногу!

— Боже мой, зачем? — воскликнула Софья Осиповна.

— Вы будете сидеть в комнате, мы забинтуем ногу, а дверь открывать будет Муська! Пока человек войдет, разденется, пока она ему объяснит, что вы повредили ногу, и проводит к вам, она успеет во всем разобраться!

— Попробую! — смущенно проговорила Муся. — Ты, Вика, это здорово придумала!

— Конечно! Что я, глупее Стаса, что ли? Тетя Соня, у вас бинт есть?

— Несу!

Через несколько минут Софья Осиповна с забинтованной ногой сидела в кресле, а Виктоша продолжала командовать.

— Муська, если спросят, кто ты такая, говори — соседка!

— Хорошо, — согласилась Муся.

— А я, пожалуй, уйду!

— Зачем? — разом воскликнули Софья Осиповна и Муся.

— Лишний человек тут ни к чему! Неужели не понятно? Преступника это может насторожить! Тетя Соня, сколько у вас длится урок?

— Два академических часа с перерывом в десять минут, то есть час сорок, но обычно все-таки не меньше двух часов, сами знаете, то да се, надо же и поболтать немного с людьми…

— Отлично! Я сейчас ухожу и вернусь через два часа! — заявила Виктоша.

— Но где ты будешь болтаться столько времени? — встревожилась Софья Осиповна.

— Да так, прошвырнусь по магазинам, погляжу, где чего! — ответила Виктоша. На самом деле у нее были совсем другие планы. — Все, я пошла!

И она удалилась. Но не вышла из подъезда, а поднялась на один пролет и встала у окна, выходящего во двор. Она решила понаблюдать за учениками Софьи Осиповны. Уроки ее, Виктоша знала, стоят недешево, значит, скорее всего, ученики приедут на тачках, а потому нелишним будет записать их номера, поглядеть, какая у кого марка машины и вообще… Виктоша глянула на часы. До начала урока оставалась пять минут. Вот к подъезду подкатила серая «Вольво», оттуда вышли трое мужчин средних лет и направились в подъезд. Виктоша затаила дыхание. Подъехал лифт, и оттуда вышли все трое. И вот они позвонили в квартиру Софьи Осиповны. Виктоша услышала голоса:

— Добрый день, а Софья Осиповна дома?

— Да, да, заходите, пожалуйста, Софья Осиповна повредила ногу, ей нельзя много двигаться!

И дверь захлопнулась. Виктоша опрометью кинулась вниз и записала номер «Вольво». И тут же подкатил белый «Жигуль», «девятка», из которого появилась женщина лет тридцати пяти и тоже вошла в подъезд. Виктоша за ней. Они вместе вошли в лифт.

— Вам какой этаж? — спросила Виктоша.

— Четвертый, пожалуйста.

Виктоша доехала до четвертого этажа, убедилась, что женщина тоже идет в квартиру тети Сони, и опять спустилась вниз, записала номер «девятки» И стала ждать. Вскоре подъехало такси, и оттуда выскочили два молодых человека. Оказалось, что они тоже ученики Софьи Осиповны.

Итак, все ученики в сборе. Теперь дело за Муськой. Но и она, Виктоша, тоже кое-что выяснила. Может оказаться, что не так уж мало. Кстати сказать, номер такси она тоже записала. На всякий пожарный случай. А теперь можно со спокойной совестью прошвырнуться по магазинам. Мама обещала к концу четверти купить Виктоше новые туфли, так что неплохо заранее кое-что присмотреть.


Муся встречала учеников Софьи Осиповны, говорила с ними, провожала в комнату, однако никто из шести человек не привлек ее внимания. Но так как она была девочка на редкость добросовестная, то попросила разрешения присутствовать на уроке. Софья Осиповна спросила согласия учеников, те ничего не имели против, и Муся устроилась в кресле, тогда как ученики и преподавательница сидели за большим круглым столом. По-немецки Муся не знала ни слова и вскоре задремала. А когда проснулась, окончательно поняла, что никто из присутствующих не связан с преступлением. И она с облегчением вздохнула.


— Ну что? — спросила Софья Осиповна, когда ученики ушли.

— Пока ничего! — сказала Муся.

— Ты уверена?

— Да.

— Неужто у них у всех такая хорошая аура? — не без ехидства спросила Софья Осиповна.

— Не знаю, — призналась Муся, — но я ничего дурного не почувствовала. Может, у меня еще нет опыта…

— Но мне говорили, что ты почувствовала убийцу.

— Да, но там было другое… — Муся вдруг залилась краской. — И одно дело — убийство, а другое — воровство…

— Да, наверное, ты права. И все-таки стоит еще попытаться. Вторая группа у меня завтра, ты сможешь прийти?

— Конечно!

Тут вернулась Виктоша, радостно возбужденная, так как в одном магазине присмотрела обалденные туфли.

— Как дела? — спросила она, входя.

— Никак! — ответила Муся.


Время шло, Муся исправно каждый день ездила к Софье Осиповне, знакомилась с ее учениками, но ничего опасного или странного так и не почувствовала. Она даже испугалась, не исчез ли ее дар.

— Ерунда! — утешала ее Виктоша. — Никуда он не пропал, твой дар! Ты что? Просто ученики тети Сони тут ни при чем! Теперь тебе надо познакомиться с ее поклонниками! И если это кто-то из них, ты сразу почувствуешь!


Даша тем временем собирал ась в дорогу. В пятницу, в последний день занятий в школе, выяснилось, что у нее в четверти ни одной тройки, зато целых три пятерки.

— Молодец, Лавря, — сказал Петька Квитко и сунул ей что-то в руку.

Это оказался букетик подснежников.

— Ой, Петька, спасибо! — обрадовалась Даша.

— На здоровье, — пробурчал довольный ее реакцией Петька. — Значит, сваливаешь завтра?

— Сваливаю! Чего тебе привезти, Петька?

— Ничего. Еще не хватало!

— Ладно, я сама что-нибудь придумаю, — сказала растроганная Даша и подумала: «Интересно, а Стас догадается купить цветы по случаю конца четверти? Маловероятно!»

Петька пошел ее провожать до дома.

— Как там ослиная команда поживает? Без изменений?

— Бабушка не дает никому к ней притрагиваться. Но отпечатков на стекле пока нет.

— Только ты скажи бабке, чтобы в случае чего сразу мне звонила, у нее есть мой телефон?

— Конечно, есть.

— Ты уже к ней до отъезда не поедешь?

— Нет, не успею, а что?

— Не знаю, что-то мне неспокойно.

— Из-за чего?

— А вдруг эти камни уже кто-то забрал? Надо проверить!

— Так позвони послезавтра бабушке, в воскресенье у нее учеников нет, поезжай к ней и проверь! Что за проблема?

— Но ведь она знает только про один камень! — напомнил Петька.

— Ой, я забыла! Тогда знаешь что, созвонись с Виктошей, а еще лучше с Муськой, она там каждый божий день бывает, вместе что-нибудь придумаете.

— Даш, а ты мне оттуда позвонишь?

— Оттуда? Зачем? — удивилась Даша.

— Ну, просто так… Поделиться впечатлениями… — залился краской Петька.

— Ладно, позвоню… — засмеялась Даша. Она была очень довольна.

— А ты сейчас что будешь делать? — поинтересовался Петька.

— Постирать надо!

— у вас же машина!

— И еще вещи собрать и погладить мамины блузки… А что?

— Даш, ты все сто раз успеешь! Давай к твоей бабушке съездим!

— Ослов проверить?

— Ага!

Даша посмотрела на часы. Вообще-то их сегодня рано отпустили, вполне можно смотаться к бабушке.

— Ладно! — решила она. — Тогда давай прямо сейчас!

— А я про что? Поехали!


Через полчаса они уже подходили к бабушкиному дому.

— Что, скажем? — спросила Даша. — Кстати, у нее сейчас наверняка урок.

— Скажешь, что приехала проститься, а я… просто за тобой увязался.

Дверь им открыла Софья Осиповна.

— Данчик! — обрадовалась она. — Проститься приехал а?

— Конечно!

— Ах ты, моя умница! Но у меня сейчас ученик, так что вы заходите и подождите меня, через полчаса я освобожусь!

С этими словами она скрылась в большой комнате.

Даша с Петькой переглянулись и бегом бросились в другую комнату, где стоял шкафчик с коллекцией. Стекло было девственно чистым, к нему явно никто не притрагивался, и полированная поверхность дерева тоже. Тем не менее Петька уверенной рукой открыл шкафчик и схватил с полки Менелая.

— Ой, Лавря, гляди!

В животе Менелая вновь зияла дырка, и сколько Петька ни тряс его, драгоценного изумруда там не было.

— Ни фига себе! — прошептал Петька и вытащил из кармана копию составленного Дашей списка драгоценных камней.

Он проверил всех осликов, и все они были пусты.

— Все, с концами! — тяжело вздохнул Петька. — Упустили!

— А я рада!

— Чему ты, дура, рада?

— Мне за бабушку спокойнее, тем более, я уезжаю!

— Это-то да, но все равно жалко, что упустили преступника… Теперь уж мы никогда не узнаем, кто это был. Представляешь, какую партию драгоценностей этот тип собирается сбыть… Там этих камешков не меньше, чем на лимон долларов было…

— Наверное, надо было в милицию заявить…

— Может, и правда… Но теперь уже поздно…

— Да. Слушай, Петь, а бабушке скажем, что изумруд пропал?

— Ясное дело! Пусть живет спокойно!

— Но как? Как он сюда пролез? Стекло нетронутое… Замок новый!

— Лавря, у твоей бабушки лупа есть? прошептал Петька.

— Лупа? Зачем?

— Так есть или нет?

— Есть!

— Давай сюда!

— Скажи, зачем! — настаивала Даша.

— Хочу посмотреть замок!

— Поняла!

И Даша принесла ему лупу.

Они оба на цыпочках вышли в переднюю и постарались как можно тише открыть входную дверь. Петька принялся сквозь лупу обследовать замок.

— Ну что? — едва дыша, спросила Даша.

— Да вроде ничего!

— Совсем ничего?

Петька вместо ответа махнул рукой.

— Я, конечно, не уверен, но сдается мне, кто-то все-таки сделал слепок!

— С чего ты взял?

— Смотри!

На указательном пальце его левой руки Даша увидела крохотулечный катышек.

— Что это?

— Состав для слепка.

— С замка?

— Да! Очевидно, второй раз красть ключи преступник не решился и пошел по пути наибольшего сопротивления! Сделать ключ по слепку замка гораздо сложнее! Но есть такие специалисты… Все, Лавря, рассчитано на то, что твоя бабушка не врубится! Чем незаметнее, тем лучше.

— Ну и хорошо, по крайней мере сейчас можно жить спокойнее — камней у бабушки больше нет. Но все-таки, говорить ей про это или не стоит? Как ты думаешь, Петюня?

— Надо сказать! А то мало ли… Вдруг она решит полюбоваться камнем, достанет Менелая, а камешек — тю-тю!

— Да, Петь, ты прав, — задумчиво проговорила Даша. — Полюбоваться изумрудом это она запросто может.

Тут в комнату вошла Софья Осиповна.

— Я свободна, мои дорогие! А что это у вас лица какие-то…

— Бабуля, изумруда больше нет! — объявила Даша.

— Как? — побледнела Софья Осиповна. — Как нет?

— Нет, — развел руками Петька. — Унесли его!

— Но кто? Каким образом?

— Если б знать, — вздохнул Петька.

— Даша, Петя, дайте мне честное слово, что это не ваших рук дело!

— Что? — разом воскликнули Даша и Петька.

— Я знаю, что некрасиво подозревать людей… Но сейчас такая жизнь…

— Бабушка! Ты что? Ты решила, что мы взяли изумруд, чтобы продать или что-то в этом роде, да? — возмущенно закричала Даша. — Как тебе не стыдно! Неужели мы похожи на жуликов?

— Дорогие мои, простите, но у меня голова кругом идет! Ну, извините вы меня, старую дуру! Мне уже черт те что в голову лезет!

— Ну то-то же! — проворчала Даша. — Это ж надо выдумать! Ты бы лучше своих поклонников проверила!

— Даша! — всплеснула руками Софья Осиповна. — Я же просила! А вообще-то я даже рада, что этого камня тут уже нет! Мне даже дышать легче стало! Все, закрыли эту тему! Вы, наверно, проголодались? У меня нет обеда, не до того было, но роскошный омлет я вам сделаю! С сыром и помидорами! Пойдет?

— Пойдет! Бабуль, а попить у тебя ничего нет вкусненького?

— Есть! Я купила две бутылки ситро, как в моем детстве!

Глава 5
НАКАНУНЕ ОТЪЕЗДА

Когда мама вернулась с работы, Даша как раз заканчивала гладить ее блузки.

— Трудишься, моя пчелка? Как в школе?

— Порядок! Ни одной тройки!

— Умница! А у меня новость! Сто два договора!

— Здорово! Когда теперь зарплату прибавят?

Дело в том, что начальник Александры Павловны обещал, когда их отдел заключит сто договоров с различными телекомпаниями России, всему отделу повысят зарплату.

— Они пытались заговорить мне зубы, Что, мол, Повысим с июня, но я им такое выдала!

— И что?

— Обещают уже с первого апреля…

— Кайф! А что я буду с этого иметь? — поинтересовалась Даша.

— А какие у тебя идеи?

— Сидюшник!

— Обещаю! А теперь корми мать! Я умираю с голоду!

— Иди, переоденься, и будем ужинать!

Хозяйством в их семье уже давно занималась Даша. Мама с утра до ночи пропадала на работе.

За столом Александра Павловна спросила:

— Ты с бабушкой сегодня общалась?

— Да, я была у нее.

— Когда ты успела?

— Нас сегодня рано отпустили, ну я и махнула к ней!

— Умница! Даш, а что это за салат такой вкусный? Никак не разберу.

— Это черешковый сельдерей!

— Сельдерей? Не похоже!

— Я ж говорю, черешковый, раньше его у нас не было! Его выращивают специально для салатов.

— А где ты его взяла?

— Купила на лотке, он страшно полезный!

— Не знаю, полезный ли, но вкусный! Что бы я без тебя делала!

— Плохо тебе было бы, мамочка!

— Да уж, я помню, когда ты родилась, твой папочка, не к ночи будет помянут, все огорчался, что родилась дочка, а не сын. А я тогда сказала, что по крайней мере дочка будет мне опорой на старости лет, а сын вырастет и начнет за девчонками бегать! Как в воду глядела.

— А ты считаешь, что у тебя уже настала старость лет? — ехидно поинтересовалась Даша.

— Еще чего! Но ты же меня под старость тоже не бросишь?

— Там видно будет! — усмехнулась Даша. — Мам, сегодня надо пораньше лечь, а то завтра рано вставать! Кстати, мы на машине поедем? Ты ее в аэропорту оставишь?

— Еще чего! Нас Кирилл… Юрьевич обещал отвезти.

— Кирилл Юрьевич? С какой стати? А почему не Милан?

Кирилл Юрьевич — отец Стаса.

— Милан, видите ли, занята Даша пристально посмотрела на маму, а та почему-то отвела взгляд.

— А в каком вы театре были, все забываю спросить? — поинтересовалась Даша.

— В театре? Кто?

— Как кто? Ты и Кирилл Юрьевич.

Александра Павловна смущенно рассмеялась.

— Откуда дровишки?

— От Стаса, вестимо!

— А он откуда знает? — удивленно спросила Александра Павловна.

— Слышал, как отец тебе звонил, приглашал. Так в каком театре вы были?

— В результате мы были не в театре, а в консерватории, я получила массу удовольствия. Кремер такой скрипач.

— Ты только от концерта удовольствие получила?

— Почему? После концерта мы еще были в ресторане.

— Мама, у вас роман?

— Господи, что за люди! В кои-то веки я пошла развлечься с милым интеллигентным человеком, а вы сразу — роман!

— Кто мы?

— Ну, ты, мама…

— Значит, бабушка в курсе?

— А что тут скрывать? Не понимаю!

Александра Павловна нервно закурила.

— Нет, мама, ты скажи, он за тобой ухаживает?

— Ммм… Пожалуй.

— И что?

— Да ничего, успокойся! Ни-че-го!

— Ты за него замуж собираешься?

— Замуж? Да ты с ума сошла! — Александра Павловна расхохоталась вполне искренне. — Нет уж, мне муж ни к чему. Я как папочку твоего вспомню, так вздрогну. А кстати, ты ему звонила, что мы в Германию едем?

— Нет.

— Позвони, скажи, что в четверти нет троек и что мы едем в Германию.

— Думаешь, ему это интересно? — вскинула брови Даша.

— Разумеется, интересно. Он не такой уж плохой отец. Муж он был никудышный, а отец…

— Ладно, позвоню, — неохотно согласилась Даша. Нельзя сказать, что она не любила отца, но была раз и навсегда обижена на него за маму, и к тому же терпеть не могла его вторую жену, Людмилу Генриховну. — Только если подойдет его Люсенька, я говорить не буду.

— Дарья, что это за ерунда! — возмутилась мама. — Ты как маленькая.

— Мам, она такая сладкая, просто тошнит. — Дарья!

— Ладно.

Она позвонила, к телефону подошел отец, и они очень мило поговорили.

— Мам! Он сказал, чтобы ты от его имени дала мне там сто марок на расходы, а он тебе потом отдаст!

— Очень мило! Можно подумать, я тебя в черном теле держу! — оскорбилась Александра Павловна. — Но пусть только попробует мне их не отдать!

— Мам, по-моему, за ним это не водится!

— Посмотрим, посмотрим… Ладно, Дашка, давай-ка укладывать вещи, утром не до того будет!

— Ты начинай, мам, а мне надо позвонить.

— Стасу небось?

— А что, нельзя?

— Можно, можно!

Даша набрала номер Стаса.

— Стасик, привет!

— Привет, сестренка! Где ты пропадала, я тебе звонил! Есть новости?

— До фига и больше!

— Выкладывай!

Даша взяла трубку радиотелефона и ушла в свою комнату.

— Стасик, камни пропали!

— Какие камни? — не сообразил Стас.

— Драгоценные! Все до одного!

— Вот это да!

— Петька обнаружил в замке катышки, он говорит, что кто-то явно снял с него слепок! А еще твой папа завтра отвозит нас в Шереметьево.

— Да?

— Ага!

— Тогда и я поеду!

— Правда? Здорово!

— А что я тебе говорил!

— Похоже на то! И что делать будем?

— Пока ничего. Завтра мы с тобой, сестренка, поглядим, как они вести себя будут, я для того и поеду с вами!

— А я думала, ты меня проводить хочешь! — разочарованно протянула Даша.

— Это само собой! — успокоил ее Стас. ¬А ты, кстати, тоже следи завтра за ними в оба, у вас, девчонок, на это глаз лучше наметан!

— Точно! — рассмеялась Даша. — Стасик, ты тут все-таки в случае чего помоги бабушке.

— Можешь быть спокойна! Я буду регулярно ей звонить!

— Вот-вот! А то она вдруг застесняется…

— Заметано!

— Ну, тогда до завтра! Мне еще вещи собирать нужно!

— До завтра!

Не успела Даша положить трубку, как позвонила Виктоша.

— Ну, как дела? Собираетесь?

— Ага!

— Новости есть?

— Есть! Камни пропали! Все до одного!

— Ой! А как же… Значит, кто-то мимо Муськи все-таки прошел?

— Нет, там другое… Кто-то сделал ключи!

— Мамочки мои! А как же тетя Соня теперь? Знаешь, Дарька, надо, чтобы она это время у вас пожила!

— Не получится! Во-первых, она не захочет, а во-вторых, у нее же ученики, а в третьих, мы не хотим ее пугать, она про ключи не знает!

— Знаешь, что? Я, пожалуй, на каникулах у нее поживу!

— А что ты ей скажешь?

— Прямо скажу, что боюсь за нее, думаю, она согласится, ей, наверное, тоже не сладко там одной.

— А своим что ты скажешь?

— Придумаю что-нибудь!

— Ой, Тошка, ты настоящая молодчина! — обрадовал ась Даша.

— А ты не знала?

— Знала! Всегда знала! Мне теперь спокойно будет! С тобой; бабушка не пропадет!

— Езжай спокойно! Тетя Саша, надеюсь, не в курсе?

— Нет! А твои?

— Естественно, нет! Я, знаешь, что им скажу — что тетя Соня ногу подвернула, проверенная и очень удобная врака. Как ты считаешь?

— Здорово! И тебя еще будут превозносить, как страшно сердобольную девочку. Так и слышу, как тетя Нюта говорит знакомым: наша Виктоша такая несовременная, у нее удивительно добрая душа…

Виктоша засмеялась.

— А что, разве я на самом деле злая?

— Нет, Тошка, ты клевая! Всем бы такую троюродную сестру!

— Даша! Сколько можно трепаться по телефону! — вошла к дочери в комнату Александра Павловна. — Надо еще голову помыть!

— Все, Тошка! Мама уже ругается! Пока!

— Пока! Целую!

Глава 6
СТАРАЯ ПОДРУГА

Утром Даша проснулась без всякого будильника. Здорово, сегодня они летят в Германию. Мама еще спала, и Даша побежала на кухню готовить завтрак. Вещи все собраны. Осталось только поесть и одеться. Так, кашу она сегодня варить не будет. Хватит соку и кофе с бутербродами. Интересно, чем будут кормить в самолете? Мама вчера сокрушалась, что придется лететь «Аэрофлотом». Руководство компании решило, что тратиться на «Люфтганзу» смысла не имеет. «Я бы предпочла лететь „Люфтганзой“, а жить в отеле поскромнее», — сказала мама. Но ничего, авось, и «Аэрофлотом» долетим, решила Даша, летают же другие, и ничего!

— Мама! Пора вставать!

— Ой, Дашка, уже? А который час? Ого, полвосьмого! Действительно, пора! Я в ванную, а ты уже готова?

— Я готова и завтрак!

— Солнышко ты мое!

Мама ушла в ванную, и тут зазвонил телефон.

— Саша? — услышала она голос Смирнина старшего. — Ты?

— Нет, Кирилл Юрьевич, это Даша. Мама не может подойти!

— Но она встала? Вы собираетесь?

— Через полчаса будем готовы!

— Отлично! Мы зайдем за вами! Стас тоже хочет ехать!

— Спасибо! — благонравно ответила Даша, про себя заметив, что сосед уже говорит маме «ты».

Через полчаса все они погрузились в «Жигули». Мама села впереди, рядом с Кириллом Юрьевичем, а Даша и Стас поместились на заднем сиденье.

— Стасик, они уже на «ты», — шепнула Даша другу.

— Я знаю.

И они замолчали. В машине ощущалась некоторая неловкость. Добрались до Шереметьева быстро, так как в это время года в субботу на улицах еще мало машин. Кирилл Юрьевич подхватил мамин чемодан, Стас взял Дашину сумку, и они пошли к стойке таможенника.

— Еще немного рано! — сказала мама. — Никого нет.

— Что ж, подождем! — отозвался Кирилл Юрьевич.

— Я хочу пить! — заявила Даша.

— И я! — подхватил Стас.

— Что ж, сбегайте, купите воды! — распорядился Кирилл Юрьевич и сунул деньги в карман Стасу. — Угости Дашу!

Стас с Дашей не спеша направились к киоску, торговавшему напитками.

— По-моему, они влюблены! — заключила Даша.

— Думаешь?

— Ага! Они стараются не смотреть друг на друга, чтобы мы ничего не заметили. Ты попробуй, оглянись, когда мы отойдем… И они догадываются, что мы догадываемся…

Через минуту Стас и в самом деле обернулся. Отец и Дашина мама не сводили друг с друга глаз и держались за руки.

— Н-да, тяжелый случай! — вздохнул Стас.

— То-то и оно! Что делать будем?

— Думаешь, от нас что-то зависит?

— Конечно, если мы решим, что это нам не надо, мы многое сможем сделать!

— Но ведь это нехорошо, некрасиво… мешать людям…

— Ничего, мы сперва должны решить…

— Мы? А при чем тут мы? Они нас спрашивать будут, что ли? .

— Стасик, ты скажи, ты против?

— Против чего?

— Чтобы они женились!

— А ты?

— Сама не знаю!

— И я не знаю.

— Тогда так сделаем! Мы на неделю уезжаем, может, за неделю все и рассосется… Да, а ты, Стасик, тут попробуй у своего папы узнать, какие у них планы…

— И ты там тоже… попробуй…

— Ладно, попробую…

— Даш, ты расстроилась?

— Есть немножко…

— Но ты же сама этого хотела…

— Понимаешь, когда я это говорила, мне и в голову не залетало, что это может случиться!

— Не огорчайся, Дашка, знаешь, как бывает в жизни — люди влюбляются, а жениться не собираются… И потом, даже если они поженятся, разве это так ужасно?

— Ужасно? Я не знаю!

— Ну вот что, сестренка! Выше нос! Твоя мама такая красивая, она там, в Германии, запросто себе кого-то другого найти может.

— Почему именно в Германии? — улыбнулась Даша.

— Потому что в Москве она целыми днями на работе пропадает, ей и оглянуться некогда! Вот она с горя и клюнула на моего папашку!

— Стас, ты что-то не то городишь!

— Да, наверное, извини! Но просто я сам не знаю, как быть в этой ситуации…

— Ладно, поживем-увидим!

— Вот это правильно! И давай все-таки выпьем воды, а то ушли пить, а сами…

Они купили по банке пепси-колы и, медленно потягивая ее, направились к родителям.

— Ну, Куда вы запропастились? Уже пускают! — волновалась Александра Павловна. — Дарья, допивай скорее, и идем!

Даша допила воду, выкинула банку и сказала:

— Ладно, давайте прощаться! — Она протянула руку Стасу: — Пока, Стасик, до скорого! До свиданья, Кирилл Юрьевич!

— До свиданья, Дашенька! До свиданья, Александра Павловна!

— До свиданья, Кирилл… Юрьевич! До свиданья, Стас! Спасибо, что проводили! Даша, идем!

Пока они разговаривали с таможенником, Кирилл Юрьевич и Стас не уходили. Но вот таможня пройдена, Даша с мамой оглянулись и помахали рукой своим соседям. Еще несколько шагов, и они уже за границей.

— Повезло нам с соседями! — сказала мама.

— Да, — вздохнула Даша.

— Ну, дочь, что сейчас делать будем? Пока посадку не объявили? Прошвырнемся по магазинчикам?

— Давай, — вяло согласилась Даша.

— А ты чего такая скучная? Ты не заболела? — Александра Павловна пощупала Дашин лоб. — Температуры нет. Ладно, пошли, куплю тебе все, что глянется.

— У тебя что, много денег?

— Много не много, а есть! Идем, я хочу купить себе духи, а то в Москве мне вечно некогда.

— Так, может, лучше уже в Германии?

— В аэропорту гораздо дешевле, здесь же беспошлинная торговля! Слушай, Дашка, а давай тебе тоже духи купим! Ты же уже большая!

— Что? Настоящие духи? Французские? — задохнулась от восторга Даша.

— Да! И я даже знаю, какие!

— Какие, мама, какие?

— Замечательные, как раз для девочки! «Диориссимо»! Они пахнут ландышем!

Даша с упоением наблюдала, как мама подошла к продавщице в очень элегантном магазинчике духов, попросила у нее маленький флакон «Диориссимо» И дала понюхать дочке. У Даши от восторга даже голова закружилась.

— Нравится? — спросила мама.

— Не то слово!

— Вот и отлично, это мы берем, а теперь я хочу выбрать для себя.

— Что вы предпочитаете? — спросила продавщица.

— Вообще-то я люблю «Ланком», — сказала мама, — но хочется чего-нибудь новенького!

— Вот, сравнительно новые духи Ланком — «Поэма».

Мама понюхала и сморщила носик.

— Нет, не то!

— Может быть, хотите «Кензо»? Это очень модно!

— Нет, это не мое:

— Тогда я вам предложу духи на свой вкус! Вот, правда, это туалетная вода, но…

— Что это? «Давидофф»? Разве они выпускают и духи? Я знаю только сигареты «Давидофф». Ох, какой запах! Прелесть! Дашка, понюхай, тебе нравится? Такой прохладный, освежающий! О, они так и называются — «Кул вотер», холодная вода! Я их беру! У вас отличный вкус! — радовалась мама. — Ну вот, Дашка, наша заграничная жизнь началась! — сказала она, когда они отошли от прилавка. — И, по-моему, неплохо!

— Мам, может, подушимся? — предложила Даша.

— Нет, сейчас не будем вскрывать флаконы, а то, не дай Бог, прольются в самолете! Вот доберемся до гостиницы, примем душ, наведем марафет и тогда уж… Живем, Дашка! Ура!

Дашка не без удивления смотрела на маму. Давно она так не радовалась пустякам! Может, это оттого, что она влюблена? Похоже на то. Глаза блестят, она все время чему-то улыбается… Мама купила еще сигарет, а Даше здоровенную шоколадку с орехами.

— Дашка, если б ты знала, как я рада, что ты со мной! Мы так давно никуда вместе не выбирались! — ликовала мама. — А ты? Ты рада?

— Конечно, рада! Мам, а у тебя там какие-нибудь знакомые есть?

— Где? В Дюссельдорфе? Нет.

— И хорошо!

— Почему это? — удивилась мама.

— Неохота по гостям таскаться… Лучше мы по вечерам вместе будем куда-нибудь ходить…

— Правильно мыслишь, дочка! — засмеялась мама и чмокнула Дашу в щеку.

Но тут объявили их рейс, и вскоре они уже сидели в накопителе.

— Господи, ну почему надо было лететь «Аэрофлотом»! — закатила глаза мама, когда они вошли в самолет.

— А что тут особенного? — спросила Даша.

— Да ну, обшарпанное все, как взлетим, начнет дребезжать…

Однако, когда они взлетели, ничего не дребезжало. И вообще они долетели без проблем, даже немного поспали.

— Мам, нас будут встречать?

— Разумеется!

— А кто?

— Наш коммерческий директор обещал встретить, ну и представитель организаторов телемаркета, наверное.

Их действительно встретили, и даже с цветами, посадили в машину и отвезли в отель.

— Вот это да! — прошептала Даша, когда они вошли в громадный мраморный холл отеля.

— Александра Павловна, посидите здесь, я сейчас! — сказал встречавший их мужчина и направился к стойке администратора.

Вскоре он вернулся с каким-то листком, мама быстро его заполнила, потом вместе с мужчиной подошла к администратору и вернулась уже с ключом в руках, и тут же к ним подскочил какой-то парень в униформе и схватил чемоданы.

— Какой у нас этаж? — спросила Даша.

— Двенадцатый! — ответила мама, поспешая за парнем с вещами.

Номер превзошел все Дашины ожидания. Просторный, двухкомнатный, с роскошной ванной, где висели бесчисленные пушистые полотенца и даже белые махровые халаты.

— Ой, мам, тут и шампуни, и мыло, а это что такое? — Даша показала на какое-то странное сооружение, висевшее на стене.

— Ах, это! Это фен!

— Здорово! Ой, мама, как тут хорошо, даже уходить не хочется!

— Глупости! Сейчас быстро приведем себя в порядок и пойдем куда-нибудь поесть! Я голодная как волк!

— А почему ж ты в самолете не ела?

— Не могу! Я как вижу эту бледную курицу, меня тошнит! Хочу поесть настоящих немецких сосисок! И выпить пива!

— Пива? От пива же толстеют!

— Один раз можно! Давай, Дарья, быстро в ванную!

Через полчаса, подушившись новыми духами, они вышли из номера и в роскошном лифте спустились вниз.

— Мам, а давай сначала тут погуляем, все посмотрим..

— У тебя будет неделя на знакомство с отелем. А я есть хочу!

— А нас тут кормить не будут?

— Только завтраком.

— Так, может, мы сейчас тоже тут поедим? Интересно же!

— Тут мы с тобой, Дарья, в трубу вылетим! Нам бы чего попроще!

— А после обеда мы что делать будем?

— Гулять пойдем, что же еще! Сегодня суббота, все магазины уже закрыты!

Они уже шли к выходу, и вдруг мама остановилась как вкопанная. Шедшая им навстречу элегантная женщина тоже замерла на месте.

— Саша, ты? — вырвалось у нее.

— Наташка! Наталья! Господи, это ты? Какими судьбами?

— А это что, Дашка так вымахала?

И они обнялись.

— Сашка, что ты тут делаешь?

— Да вот, приехала с дочкой… у нас тут будет телемаркет…

— Телемаркет? Ты что, на телевидении теперь?

— Да! А ты? Где ты? Что ты?

— Я тут работаю, в этом отеле.

— Неужели, Наташка? И что ты тут делаешь?

— Продаю бриллианты, не больше не меньше, — усмехнулась Наташа.

— Как? — изумилась мама.

— Очень просто! Вон, видишь две витрины? Это наш магазин. Ювелирные изделия фирмы «Стар».

— «Стар»? Это же одна из крупнейших в мире фирм!

— Да, как Тиффани, Картье, Штерн…

— И ты там работаешь? Продавщицей?

— Ну да! А ты тут остановилась?

— Да.

— Извини, Сашенька, я сейчас спешу, у меня смена, а ты потом зайди ко мне, если не будет покупателей, сможем поболтать!

И она быстрым шагом направилась туда, где сияли витрины ювелирного магазина «Стар» — С ума сойти! — пробормотала мама. — Надо же, где встретились!

— Мама, а откуда она меня знает? Я ее не помню!

— Конечно, не помнишь! Она уехала уже лет десять назад… Подумать только, мы не виделись лет десять, я ее совсем из виду потеряла…

— Но ты рада ее видеть?

— Еще бы! Конечно, рада! Ну все, идем, а то я помру с голоду!

Они зашли в уютный маленький ресторанчик, и тут же приветливая немолодая женщина подала им меню. Александра Павловна углубилась в него.

— Что-то сосисок я тут не вижу.

— Ну и не надо! Мам, а что вот это?

— Это картошка, запеченная в сметане с ветчиной и сыром. Наверное, это вкусно!

— Да, я чувствую, что вкусно! Давай, возьмем!

— Давай! А что ты будешь пить?

— Я — кока-колу! А ты пиво?

— Да! Хочу пива! У меня сегодня нерабочий день, имею право!

Им подали два глубоких овальных блюда.

— Вкусно! — простонала мама. И отхлебнула пива. — И вообще — кайф!

Даша тоже попробовала незнакомую еду.

— Вкусно, только я и сама могу такое приготовить! Мам, а зачем в кока-колу лимон кладут?

— Для кайфа! Эта неделя у нас с тобой пройдет под знаком кайфа, поняла?

— Мам, ты что, влюбилась? — неожиданно даже для себя спросила Даша.

Мама поперхнулась пивом.

— С чего ты взяла? В кого я влюбилась, по-твоему?

— Как в кого? В отца Стаса!

— Боже упаси! Даже не собиралась! — ответила мама, но взглянуть дочери в глаза все же не решилась. — Выкинь этот вздор из головы!

— Тогда почему ты такая?

— Какая?

— Веселая, радостная и вообще…

— Дуреха ты, Дашка, в твоем возрасте кажется, что любовь — это самое главное. А я просто радуюсь, что у меня интересная работа, за которую неплохо платят, что у меня красивая и умная дочка, которая будет со мной всю неделю в этом шикарном отеле, что я, наконец, встретила старую подругу… Неужели не понятно?

— Ладно, замнем! А она вообще кто? Эта твоя подруга?

— Наталья? Когда-то она работала в Министерстве иностранных дел, потом они с мужем уехали в Южную Африку, и дальше ее след потерялся. А что было потом, она мне расскажет, я надеюсь!

— Ну вот, теперь ты будешь все время с ней…

— С чего ты взяла? Она работает, ей не до меня, а завтра и я начну работать. Сегодня мы вместе к ней заглянем! И вообще, что за сцены ревности? То ты меня к Смирнину ревнуешь, то к Наташе! Глупо! Я же не ревную тебя к Стасу или к Петьке! Отелло в юбке!

Глава 7
ПЕРСТЕНЬ С САПФИРОМ

Виктоша и в самом деле перебралась на каникулы к Софье Осиповне. Родителям она сказала, что тетя Соня повредила ногу и ей надо помочь. Софья Осиповна приходилась теткой Виктошиному отцу. Анна Борисовна, Виктошина мать, умилилась.

— Костя, подумай, какая у нас дочка добрая, отзывчивая! — говорила она мужу. — Зная Соню, я уверена, что она ни о чем Виктошу не просила, это ее инициатива! А мне в какой-то момент казалось, что она жестокая, как все дети, что она не понимает… Ах, как я ошибалась!

— Просто она повзрослела, наша девочка, и еще, мне кажется, Муся Лушкевич оказывает на нее очень хорошее влияние!

— Муся? Пожалуй! Она такая мягкая, нежная девочка… Хорошо, что они подружились, правда, Костя?

— Я же тебе сам это сказал!


Софья Осиповна страшно обрадовалась, когда Виктоша предложила пожить у нее.

— Ах, Виктошенька, я так рада! Так благодарна тебе, после всех этих событий мне как-то неспокойно одной!

— Тетя Соня, я обещала Дарьке, что не брошу вас! Но, думаю, ничего больше не будет, раз они забрали все камни…

— Все камни? — насторожилась Софья Осиповна. — Но ведь там… Ах, какая же я дура! Значит, там был не один камень? Там были спрятаны и другие камни?

— Тетя Соня, только не выдавайте меня… Что я проговорилась… Пожалуйста!

— Хорошо, хорошо, но ты должна все мне рассказать! Я требую!

— Понимаете, Дарька с Петькой осмотрели всех ваших ослов и нашли целых шестнадцать камней: брюлики, изумруды, сапфиры…

— Боже мой, да это же целое состояние! — воскликнула Софья Осиповна. — Но почему, Виктоша, почему именно у меня?

— Вот я и хочу это выяснить! Хотя почему, это вполне понятно. Никому в голову не вскочит искать эти камни у вас. А вот кто их тут прятал, выяснить не мешает.

— И как же ты собираешься это выяснить? — Не знаю еще. Но я буду все время начеку!

— Ерунда все это! Вон, Муся целую неделю наблюдала за моими учениками, и что?

— Значит, это не ученик! Есть же у вас знакомые, кроме учеников?

— Конечно, и много.

— Тогда постарайтесь вспомнить, кто у вас бывал за последнее время? Может быть, какие-то новые знакомые, а?

— Говоришь, новые знакомые? Надо подумать.

Утром Виктоша проснулась и не сразу сообразила, где она находится. Но тут же вспомнила. Тетя Соня вечером предупредила ее, что рано уйдет, у нее какие-то дела. Виктоша решила, что поспит еще, когда и спать, если не в каникулы. И вдруг она явственно услышала, как кто-то открывает дверь. Тетя Соня уже вернулась? Странно, может, забыла что-то? Виктоша выглянула в переднюю и увидела, что спиной к ней, лицом к входной двери, стоит высокая девушка в норковой жакетке и запирает дверь на ключ. Виктоша отпрянула, ей стало страшно, и она не придумала ничего умнее, как спрятаться в стенной шкаф. Но щелочку все же оставила. Девушка, не снимая высоких сапог на каблуках, прошла в комнату, где пряталась Виктоша, и решительно, рукою в перчатке, открыла шкафчик с коллекцией. У Виктоши замерло сердце. Так как девушка загораживала шкафчик собою, то Виктоша не видела, что она там делает, но прошло от силы две минуты, девушка закрыла шкафчик, подошла к телефону и набрала номер.

— Это я, — сказала она красивым глубоким голосом. — Порядок! Встретимся сегодня? Где? Ладно, у меня! Приезжай часа в три, я как раз управлюсь с делами. Да захвати шампанского, такое приобретение стоит обмыть! Все, пока!

Девушка повесила трубку.

«До чего она красивая! — подумала Виктоша. — А занимается такими делами!»

Но тут девушка скинула меховую жакетку, бросила ее на кресло, где лежала ее сумочка, и вышла из комнаты. «Ага, в уборную пошла!» — сообразила Виктоша, выскочила, схватила с кресла сумочку и снова бросилась в шкаф. Сердце ее отчаянно колотилось. Она забилась в самую глубь шкафа.

Вскоре девушка вернулась. Теперь Виктоша ничего не могла видеть, только слышала.

— Что за бред? — проговорила девушка, очевидно, не найдя сумочку на кресле. — Куда ж я ее положила? Вроде она тут была…

Виктошу била крупная дрожь. А вдруг девушка ее найдет? Что тогда? Шаги приблизились к шкафу. Виктоша затаила дыхание, казалось, сердце сейчас выскочит из груди. Девушка заглянула в шкаф.

— Фу! Кто теперь пользуется нафталином! — проворчала девушка и снова закрыла шкаф. Она обшарила всю квартиру, но тщетно. — Ничего не понимаю! Так не бывает! Может, я ее в машине оставила? Скорее всего! Пойду поищу!

Вскоре Виктоша услыхала, как хлопнула входная дверь. Она пулей выскочила из шкафа и бросилась к окну. Из подъезда вышла девушка и направилась к маленькой серебристой «Мицубиси» , открыла дверцу и принялась шарить на передних сиденьях. Виктоша судорожно открыла сумочку. Там лежали права на имя Валентины Сергеевны Беловой, заграничный и общегражданский паспорта и авиабилет, тоже на имя Беловой, на завтрашний день, в Кельн. И несколько паспортных фотографий. Виктоша опять глянула в окно. Девушка все еще обыскивала машину. Тогда Виктоша схватила ножницы и быстро отрезала одну фотографию. И заодно посмотрела, где прописана Валентина Сергеевна Белова. Та жила на Русаковской улице. Виктоша опять глянула в окно и увидела, что девушка направляется к подъезду. Вид у нее был растерянный. Виктоша швырнула сумочку на пол возле кресла и опрометью выскочила из квартиры, едва успев накинуть на себя теплый халат тети Сони. Одним махом взлетев на следующий этаж, она замерла. Буквально через минуту из лифта вышла девушка, осторожно огляделась по сторонам и быстро открыла дверь ключом. Войдя в комнату, где стоял шкафчик с коллекцией, она сразу же увидела свою сумочку.

— Вот дура ненормальная! — проворчала она, наклоняясь за сумочкой. — Я скоро от всех этих дел окончательно рехнусь!

И, подхватив сумочку, она поспешила покинуть квартиру. Вскоре Виктоша увидела в окно, как она села в свою малютку «Мицубиси» И выехала со двора. Виктоша помчалась назад, в квартиру.

«Первым делом тете Соне надо снова поменять замок!» — подумала она. И побежала в ванную, принять горячий душ, хоть и недолго она на лестнице простояла, но в одних тапочках ноги успели замерзнуть. После душа она аккуратно записала адрес и на всякий случай еще номер рейса. Вот теперь можно перевести дух! Но нет, надо же посмотреть, что она спрятала в шкафчике. Виктоша судорожно начала осматривать осликов, но ей ничего не попалось. Тогда она вспомнила, что Даша осматривала коллекцию с Петькой. Она позвонила Петьке. Тот пришел в полный восторг, что ему звонит такая взрослая девушка, как Виктоша.

— Привет! — радостно отозвался он. — Что-то случилось?

— Петька! Понимаешь…

И Виктоша рассказала Петьке про визит Валентины.

— Ну, ты даешь! Молодчина! — восхитился Петька. — Это круто!

— Петь, прекрати восторги! Лучше скажи, где искать.

— Как же я тебе скажу! Сколько ты уже обследовала ослов?

— Двенадцать!

— Всех подряд?

— Конечно!

— Нет, ты смотри мягких или с дыркой в пузе. В соломенных и глядеть не стоит.

— Почему?

— Ненадежные, оттуда вывалиться может.

— Ага, поняла. Ладно, я тебе потом позвоню!

— Нет, Вика, давай вместе, по телефону, а то я с ума сойду!

— Отлично! Давай! Итак, я беру тринадцатого, ничего нет, четырнадцатый… нет… пятнадцатый…

— Шестнадцатого можешь не смотреть, он металлический, я помню, а вот семнадцатый…

— Петька! Есть! — хриплым голосом воскликнула Виктоша.

— Что? Что там?

— Перстень! Потрясающий! Здоровущий сапфир, а вокруг бриллианты!

— Мелкие?

— Да нет, совсем не мелкие. Красиво, аж жуть!

Виктоша замолчала.

— Эй, Вика, ты что там?

— Примеряю!

— Ну и как?

— Здорово! Только оно мне чуть-чуть великовато!

— Не беда! Тебе его все равно не носить!

— Это верно! — рассмеялась Виктоша и решительно сняла кольцо с пальца. — Все это хорошо, Петька, но что делать будем? История серьезная!

— Первым делом покажи Софье Осиповне фотку! Если она девицу опознает, — одно дело. Если нет, — другое!

— А говорить ей про это?

— Да. А то она глупостей наделать может. Сболтнет кому-то или еще что-нибудь…

— И замок надо поменять!

— Ни в коем случае!

— Почему?

— Сама, что ли, не понимаешь? Они насторожатся. Пусть думают, что никто ничего не знает. Ни ухом, ни рылом. А если они будут спокойны, мы их легко достанем! Это здорово, что ты подкинула сумку! Девица просто решила, что у нее крыша поехала. Ты вот что, Вика, покажи Дашкиной бабке фотографию, а мы со Стасом наведаемся по адресу! Нет, это ты гениально сделала! Просто отпад!

— Петь, а ты обратил внимание, что раньше это были просто камни, а теперь уже перстень?

— Да! Видимо, они стибрили где-то партию камней. А теперь вот колечком не побрезговали. Да, говоришь, девица в Кёльн собирается?

— Ну да.

— Значит, с собой за границу она перстенек не берет.

— Ну и что? — не поняла Виктоша.

— Нет, это я так, для полноты картины…

Ладно, Вика, я сейчас звякну Стасу, и мы попробуем хоть что-то разузнать об этой девице.

— Петь, я вам советую, возьмите с собой Муську, она вам может пригодиться! Хотя нет, она же сегодня к тетке за город уехала.

— Ничего, мы сами как-нибудь…

— Ни пуха, ни пера!

— К черту!

Виктоша еще полюбовалась кольцом, затем спрятала в семнадцатого ослика и тщательно протерла стекло. Хотя девица действовала в перчатках, сама Виктоша основательно все заляпала.

Часа через полтора вернулась Софья Осиповна.

— Виктоша, детка, ты уже встала?

— Что вы, тетя Соня, давным-давно! А как ваши дела?

— Ничего, все в порядке. Ты уже завтракала?

— Нет, вас ждала!

— Вот и хорошо, я купила очень вкусный сыр. Иди, поставь чайник. Ты что будешь, кофе, чай или какао?

— Какао!

— Отлично! Тогда и я с тобой за компанию какао выпью!

Когда они позавтракали, болтая о том, о сем, Виктоша вдруг спросила:

— Тетя Соня, вы эту девушку знаете? — она протянула Софье Осиповне фотографию.

— Нет, не знаю, хотя постой… Я сейчас вспомню… Ну да, это Валя, она училась у меня месяца три назад, взяла несколько уроков, а потом то ли захворала, то ли уехала… А что, Виктошенька? Откуда у тебя эта карточка?

Виктоша молчала. Она не знала, как сказать Софье Осиповне правду.

— Виктошенька, детка, не скрывай от меня ничего! Валя как-то связана с… со всей этой историей? Да? Ну, говори же!

Виктоша подняла глаза на Софью Осиповну и дрожащим голосом проговорила:

— Тетя Соня, она бандитка!

— Виктоша, что ты! С чего ты взяла?

— А с того, с того… — со слезами в голосе начала Виктоша, — с того, что она сегодня здесь была!

— Ну и что? Может, ей что-то понадобилось?

— Да? А если мне что-то понадобится у моей англичанки, я что, подберу ключи к ее двери? Да?

— То есть как… — растерял ась Софья Осиповна.

— А вот так… Пришла, открыла дверь ключом и прямиком в ослятник! А потом я вот что нашла!

Виктоша ринулась в комнату и принесла оттуда перстень.

— Вот!

— Боже мой! — схватилась за сердце Софья Осиповна. — Этот кошмар продолжается! Значит, говоришь, это Валя? Постой, но как же… ты ведь дома была?

Виктоша подробно рассказала Софье Осиповне, как все происходило.

— Но как же ты решилась? Виктоша, деточка, какая же ты храбрая!

— Да где там! Перетрусила жутко! — призналась Виктоша.

— Но что же теперь делать? Может, мне позвонить Вале и прямо сказать, что я не потерплю…

— Тетя Соня, ради Бога! Разве можно так? Она же бандитка, ваша Валя… Кстати, откуда она у вас взялась?

— Мне ее кто-то порекомендовал, дай Бог памяти… Ах да, Мария Викторовна, они соседки…

— Кто такая Мария Викторовна?

— Очень милая, вполне приличная женщина, тоже моя ученица. Ее муж ученый…

— А по-вашему, жена ученого не может быть бандиткой?

— Я не верю… Видела бы ты ее…

— А вы думаете, бандитки обязательно с мелкой завивкой, с фиксой и на них печать стоит? Вон ваша Валя на кинозвезду запросто тянет, а самая настоящая бандитка!

— Но, может быть, ее кто-то заставил?

— Тетя Соня, бросьте! Вы лучше припомните, показывали вы Вале свою коллекцию?

— Не помню, детка, что ты! Вероятно, показывала! Так ты полагаешь, мне опять надо сменить замок?

— Ни в коем случае! Они насторожатся. Она еще отсюда кому-то звонила!

— Может, все-таки лучше заявить в милицию? Как ты думаешь?

— Нет! Нет! Мы сами! Без милиции обойдемся, или на худой конец в последний момент обратимся к ним. Да они вас и слушать не станут…

— Решат, что старушка сбрендила? — горько усмехнулась Софья Осиповна.

— Очень может быть. Мы сделаем так. Петька со Стасом хотят выследить ее… Короче, сегодня вечером мы все соберемся тут…

— Кто все?

— Ну, я, Муська и Петька со Стасом, мы все обсудим, выработаем план действий…

— Какой план, если она завтра улетает?

— Но двадцать седьмого она возвращается! Там и обратный билет был… И вообще в один день ничего не делается…

— Ты так говоришь, будто у тебя невесть какой богатый опыт?

— Тетя Сонечка, обещайте, что ни слова не скажете родителям?

— Боже мой, Виктоша, о чем?

— Я вам расскажу, какой у нас опыт… — и Виктоша, кое о чем умалчивая, поведала Софье Осиповне, в каких переделках побывали они с Муськой. И как им помогали Стас и Петька.

— Ты хочешь сказать, что Даша…

— Нет, Дашка только совсем чуть-чуть…

И что, эта Муся действительно такая одаренная девочка?

— Не только одаренная! Она еще храбрая, благородная… Моя мама считает, что она оказывает на меня очень хорошее влияние…

— Господи, помилуй, что за времена! Чем занимаются дети даже из хороших семей…

— Тетя Соня, а что это вы вдруг из себя старую барыню на вате строите? — возмутилась Виктоша. — Как будто вы не от мира сего… Это же не так! Вы же современная женщина, красивая, еще модная, а говорите, как ветхозаветная старушка…

— Виктоша! — всплеснула руками Софья Осиповна. — Что ты говоришь? Это я, наверное, с перепугу! Честное слово, мне очень страшно, я в полной растерянности! И весь этот ужас взваливают на себя дети! Позволь мне хоть с кем-нибудь из моих друзей посоветоваться?

— Я не могу одна это решать! Вот вечером соберемся все вместе, тогда…

— Ну хорошо! Какое счастье, что ты у меня поселилась! Дай Бог тебе здоровья!

— Тетя Соня, вы опять?

— Но как же мне сказать? Это кайф, мочалка, что ты у меня тут припухаешь? Так? Да?

Виктоша покатилась со смеху.

— Ну, тетя Соня, вы даете!

Глава 8
ПЕТР ВЕЛИКИЙ

Петька и Стас встретились у метро.

— Здорово, старик! — приветствовал Петька Стаса.

— Привет! Ну, что там, выкладывай!

Петька быстро сообщил приятелю все, что рассказала Виктоша.

— А почему это она тебе позвонила? — ревниво спросил Стас.

— Ежу понятно! Я ведь этих ослов обследовал, я их, можно сказать, в лицо всех знаю!

— Значит, мы сейчас на Русаковскую? — перевел разговор Стас.

— Ага!

На Русаковской они быстро нашли большой дом, где была прописана Валентина Сергеевна Белова.

— А. какая у нее машина? — спросил Стас.

— Серебристая «Мицубиси», малютка!

— И номер есть?

— А як же ж!

— Ну, Виктоша! Дала жару! — восхитился Стас. — И номер, и адрес! Все успела!

— Да, я от нее не ожидал! — признался Петька. — Вот Дашка, она такая… крутая…

— Смотри! Вон эта машина! — воскликнул Стас, указывая на малютку «Мицубиси», припаркованную рядом с синим «Бьюиком». — Значит, она уже дома! Что делать будем?

— Давай для начала найдем квартиру и поглядим, как там и что!

— Давай!

Они поднялись на тринадцатый этаж, но на площадке, слева и справа, стояли железные двери от старых лифтов, отгораживая квартиры от площадки.

— До чего додумались! Двери от старых лифтов поставили! Экономные! — проворчал Петька.

— Интересующая нас квартира слева! — заключил Стас. — И что теперь?

— Эх, была бы сейчас с нами Муська… — вздохнул Петька.

— И что бы она тут сделала?

— Да что хочешь! Позвонила бы в квартиру, загипнотизировала бы эту бабу, все бы у ней выспросила… Приказала бы забыть про Дашкину бабушку… — Говоря это, он ощупывал пальцами запор лифтовой двери.

— Ты что делаешь?

— Да вот, смотрю, как бы ее открыть!

— Зачем? — спросил Стас.

— Есть у меня одна штучка…

— Какая?

— Да вот я придумал, можно было бы попробовать… — и Петька вытащил из кармана клеенчатый футляр.

— Что это?

— Погодь! — Петька расстегнул футляр, вытащил оттуда фонендоскоп с какими-то проводками.

— Это что? Стетоскоп?

— Фонендоскоп! — поправил его Петька.

— Зачем?

— Как зачем? Прослушивать!

— Кого?

— Не кого, а что! Квартиру!

— То есть?

— Ну, что там, в квартире делается, что говорят…

— Вот этой штукой? — усомнился Стас.

— Именно! Не веришь? Айда на другой этаж покажу!

Они спустились на два этажа ниже. Там лифтовых дверей не было. Они подошли к одной из квартир, Петька приладил к двери мембрану фонендоскопа, что-то повертел и воткнул одну резиновую трубку себе в ухо, а вторую — Стасу. Сперва ничего не было слышно, кроме шума воды, потом женский голос сказал:

— Шура, ну сколько можно! У меня уже голова кругом идет!

— Риночка, душа моя, потерпи!

— Не понимаю, сколько можно заниматься гимнастикой! Ужас просто!

— Рина, отвяжись! Не хочешь, не смотри!

Стас вытащил из уха резиновую трубку и хлопнул Петьку по плечу.

— Ты, оказывается, технический гений! Петька расплылся в улыбке.

— Оценил?

— Еще бы! Гениально! Но, как бы это сказать, не очень этично!

— Почему?

— Ну, подслушивать чужую жизнь… не слишком красиво, согласись?

— Если у порядочных людей — я согласен, но у преступников?.. А лазить в чужие квартиры и прятать там ворованные драгоценности, это, по-твоему, этично? Если хочешь знать, любое изобретение можно обернуть во зло, а можно во благо! Вот! — выпалил Петька.

— Вообще-то ты, наверное, прав! — заметил Стас. — Но к делу, Петя! Нет, не Петя, а Петр Великий!

— Да ну тебя!

— Ты сам эту штуку придумал?

— Ага!

— Хорошо бы ее применить к делу…

— Вообще-то можно, да боюсь, шуму много будет!

— Что ты задумал?

— Можно взорвать замок!

— Взорвать? Ты спятил?

— Не, Стас, ты не волнуйся, разорвет только замок…

— Но все из квартир повыскакивают, и такой шухер поднимется!

— То-то и оно!

Они тем временем опять поднялись на этаж, где жила Валентина, и довольно тупо уставились на решетчатую лифтовую дверь.

— Петь, ты такой великий, не можешь замок сломать? — проговорил наконец Стас.

— Не мешай, я думаю. Есть идея!

— Какая?

— Давай позвоним в другую квартиру…

— И что?

— Чего-нибудь скажем… Да нет, ерунда. Никто нам не откроет, через решетку будут разговаривать.

В этот момент дверь Валентининой квартиры открылась. Ребят как ветром сдуло. Они взбежали вверх на один пролет и остановились, затаив дыхание.

— Значит, до завтра! — произнес мужской голос.

— Спасибо, что отвезешь, неохота тачку в аэропорту оставлять!

— Ты же знаешь, подруга, для тебя…

— Ой, ну иди, иди уже! Только скажи, что я умница!

— Еще какая! Просто золотая головушка! — Пока, Ромочка!

— Пока, Валюшка! Только выпусти меня из этой клетки! И кому это в голову взбрело?

— Да это Иван Гаврилович, сосед! Ну все, пока!

Раздался звук поцелуя, и мужчина вышел на площадку.

— Надо за ним проследить! — одними губами сказал Стас Петьке.

Тот кивнул и вдруг кинулся вниз по лестнице, на бешеной скорости миновал площадку, где мужчина дожидался лифта, и понесся дальше.

— Вот оглашенный! — сказала Валентина.

— Нормальный мальчишка! Я и сам в его возрасте носился как угорелый.

Стас стоял в раздумье, что ему делать. Петька так стремительно рванул вниз, и они ни о чем не договорились.

Подошел лифт, мужчина шагнул в него и уехал. Валентина вернулась к себе в квартиру, а Стас побежал вниз.

Выскочив из подъезда, он наткнулся на расстроенного Петьку.

— Ну, что?

— Что? Что? Ничего! Сел в машину и укатил!

— Ты номер-то заметил?

— Надо думать! Конечно!

— Какой марки машина?

— «Бьюик», синий.

— Да, не густо!

— А главное, девчонки наверняка чего-нибудь да придумали бы! Уж как-нибудь сумели бы познакомиться с ним или еще что…

— Это верно… Ну и что теперь? — спросил Стас.

— Надо позвонить Вике, вдруг она еще что-нибудь узнала!

— У тебя жетоны есть?

— А як же ж!

Они нашли исправный автомат и позвонили Виктоше. Трубку сняла Софья Осиповна.

— Петя? Ты? — обрадовалась она. — Ты со Стасиком? Вот Виктоша вырывает у меня трубку.

— Петька? Ну что?

— Ни фига! Только срисовали ее мужика, на синем «Бьюике».

— Что за мужик?

— Мужик как мужик, прикинутый, завтра повезет ее в аэропорт!

— Молодцы, мальчики! Это здорово! — закричала Виктоша.

— А чего тут здорового? — не понял Петька.

— А то, что завтра мы тоже поедем в аэропорт и там познакомимся с ним.

— С кем?

— С этим мужиком! И попробуем кое-что выяснить, особенно, если Муська с нами поедет!

— Кайф! Значит, все же мы не зря старались! Когда у нее рейс?

— Утром! Вот что, Петя, вы давайте подваливайте сюда часам к шести, тетя Соня говорит, что вечером у нее сегодня уроков не будет, и мы все обсудим.

— А Муська? — спросил Петька.

— Надеюсь, она до тех пор вернется! Ну все, до вечера!

— Что? Что она придумала? — накинулся на Петьку Стас.

— Завтра в Шереметьево она попробует познакомиться с этим мужиком! Я же говорил!

— Чему ты радуешься, чудак! Это ведь очень опасно!

Глава 9
РАЗГОВОР В КАФЕ

После ресторана Даша с мамой отправились гулять по городу.

— А Прага красивее! — сказала Даша.

— Прага? Конечно! Прага вообще один из самых красивых городов во всем мире, а Дюссельдорф — просто богатый элегантный европейский город. Тебе что, не нравится?

— Почему? Нравится! Даже очень!

— Значит, кайф?

— Кайф.

Гуляя, они то и дело липли к витринам закрытых магазинов. Особенно долго мама простояла у витрины магазина «Ив Сен Лоран».

— Не понимаю, — наконец сказала она, — на мой взгляд, все эти платья — сплошная безвкусица. Ты только посмотри!

— Да, нежизненно! — согласилась Даша. — Как в таком платье сидеть? — указала она на сплошь расшитое стразами платье.

— Боже мой, Дашка, до чего ты практичная! Мне это и в голову не пришло, просто показалось слишком пестрым.

— Ну что ж, мама, я у тебя — существо приземленное!

— И слава Богу, мне за тебя спокойнее! Слушай, а не зайти ли нам в кафе? Кофе хочется! И посидеть, а то ноги устали.

Они зашли в малюсенькое, на четыре столика, кафе, мама заказала себе кофе с яблочным пирогом, а Даше чай с потрясающим творожным тортом.

— Ой, Дашка, я, кажется, начинаю приходить в себя! Я так устала за последнее время.

— Еще бы, работаешь почти без выходных! — фыркнула Даша.

Но зато мы можем себе позволить нормально жить! Согласись, это немаловажно.

Помнишь, как мы мыкались три года назад! Ой, ты посмотри, какая прелесть!

На подоконнике лежал огромный рыжий кот. Он, видимо, только что проснулся и раздумывал, что ему делать дальше. Даша протянула руку, чтобы погладить кота, но тот только презрительно фыркнул.

— Важный какой! — засмеялась Александра Павловна. — Дашка, а давай кота заведем?

— Кота? — задумалась Даша.

— Да, возьмем котеночка, вырастим его, и будет у нас вот такой мурлыка. Хочется рыжего кота! Большого и толстого, чтобы можно было его тискать, и вообще…

— Ладно, на кота я согласна! С ним гулять не надо! — сказала Даша.

— Вот вернемся, поедем на Птичий рынок, какой нам глянется, того и купим.

— Необязательно на Птичий, у метро ВДНХ их тоже продают, там такие бывают! Обалдеть!

— Значит, ты тоже хочешь кота? Почему молчала?

— Мне просто кажется… что кота надо найти!

— То есть как?

— Ну, не покупать породистого, их и так купят, а найти какого-нибудь брошенного, вот попадется, привяжется к тебе, тогда и надо его брать.

— Дашка, да это же целая философия. Ну, ты даешь. Я рада, что ты у меня такая выросла.. .

— О, сколько нам открытий чудных… — процитировала Пушкина Даша.

Мама ничего не ответила, она задумчиво смотрела на дочку, потом положила свою руку на руку Даши и сказала с дрожью в голосе:

— А ты, оказывается, уже большая. Я и не заметила, как ты стала взрослой.

Они еще долго гуляли, и им было хорошо вместе.

— Все, Дашка, больше не могу, ноги болят, — простонала мама. — Ты найдешь дорогу в отель?

— Конечно, нет.

— Тогда возьмем такси.

Они сели в такси и через десять минут уже были в отеле.

— Давай-ка заглянем к Наталье, — предложила мама. — Если у нее нет покупателей, то поболтаем с ней, а?

Однако в субботу вечером в магазине толклись покупатели. Наташа выглянула на секунду.

— Сашенька, ты в каком номере?

— В 12:31, — ответила мама.

— Если у меня будет «окно», я тебе позвоню! Мы закрываемся в одиннадцать, это для тебя не поздно? Могли бы посидеть в баре, потрепаться. А еще лучше спускайся сюда к одиннадцати! Мы тогда ни минутки не потеряем!

— Отлично, — обрадовалась мама. — А сейчас мы пойдем поспим.

Действительно, не успели они войти в номер, как мама сбросила с ног туфли.

— Ты как хочешь, а я должна хоть часок поспать, — заявила она.

— А я могу быть свободна? — спросила Даша.

— Куда это ты собралась?

— Охота поглядеть, как тут все, где бассейн.

— Купаться будешь?

— Сперва погляжу, как и что… Но купальник на всякий случай возьму!

— Только знай меру.

— Какую меру?

— Не торчи все время в воде.

— Ладно, мама, спи.

Александра Павловна, едва положив голову на подушку, уснула, а Даша взяла купальник, полотенце, сложила все это в пластиковый мешок и вышла из номера.

До чего же приятно идти по мягкому, пружинящему ковру, устилающему коридоры отеля! Для начала Дата спустилась вниз. В огромном мраморном холле чего только не было! Девочка не спеша обошла его. Ага, вот тут бар, вот тут целый коридор маленьких магазинчиков, здесь ресторан, а тут что? Даша пошла по проходу и вышла к бассейну. Дивной красоты ярко-зеленый бассейн, а вокруг пальмы, экзотические растения, столики, лежаки, как будто не март на улице, а август и не в Германии, а где-нибудь на Гавайях. Во всяком случае, так казалось Даше. Народу в этот час было немного. Две пожилые дамы, толстяк в пестрых шортах, томная девица в кресле с бокалом в руках и рыжий мальчишка, примерно Дашиного возраста.

Даша быстро разделась и бросилась в воду. Мальчишка прыгнул за ней.

— Хай!

— Хай! — ответила она.

— Ду ю спик инглиш?

— Но, их шпрехе дойч!

— А, немка! — проворчал по-русски парень.

— Такая же, как и ты! — сразу откликнулась Даша.

— О, ты русская! Отлично! А то не с кем словом перемолвиться.

— А ты сам-то по-английски спикаешь? — поинтересовалась Даша.

— Спикать-то спикаю, но по-русски лучше! Как тебя зовут?

— Даша, а тебя?

— Денис.

— Теперь полагается сказать — очень приятно!

— А мне и правда очень приятно! — признался Денис. — Ты с кем тут?

— С мамой. А ты?

— С братом.

— А кто у тебя брат?

— Бизнесмен.

— «Новый русский»?

— Вроде! — засмеялся Денис. — А твоя мама кто?

— Она в телевизионной фирме работает, у них тут телемаркет!

— Это что такое?

— Ну, вроде рынка телепрограмм…

— А… Вы давно приехали?

— Сегодня.

— А я тут уже третий день. Здорово, что ты появилась, а то тоска смертная.

— А по-моему, тут очень даже клево!

— Клево, я не спорю, но одному все равно тоска! Я уж от нечего делать стал всякие детективные истории выдумывать!

— Детективные истории? Это же интересно! А какие?

— Да это выдумки все…

— Неважно! Расскажи!

— Рассказывать неинтересно, пошли лучше покажу!

— Куда?

— В холл!

Они выскочили из бассейна, наскоро вытерлись, оделись и побежали в холл.

В холле жизнь била ключом. Бегали дети. Прохаживались дамы. О чем-то совещались группы туристов. На бортике фонтана примостились влюбленные парочки. На уютных диванчиках и в мягких креслах сидели нарядные семьи и джинсовые парни. Словом, целый мир!

— Ну и где тут детектив? — спросила Даша, немного освоившись.

— Я же сказал — я все придумал!

— Но ты же обещал мне что-то показать!

— И покажу, только наберись терпения! Давай-ка вот тут сядем!

Они сели в кресла возле резного торшера, за рядом растений в больших фарфоровых горшках. Прямо перед ними светились витрины «Стар».

— Видишь? — спросил Денис.

— Что?

— Ювелирный магазин?

— Ну и что?

— Тебе не кажется, что это место как магнит должно притягивать преступников?

— Может быть.

— А теперь давай посидим тихо и понаблюдаем.

— За чем?

— Я хочу проверить тебя на детективную сообразительность. Не вызовет ли здесь что-то твоих подозрений!

Даша кивнула. Ей стало интересно. И она принялась наблюдать за людьми. Но все они, на ее взгляд, не представляли интереса. А вот прошел молодой негр с большой белой шваброй. Он шел каким-то своим давно определенным маршрутом и протирал мраморный пол, не обращая ни малейшего внимания на постояльцев отеля. Он работал. Минут через пять он появился снова, протирая уже другой участок. И так почти беспрерывно.

— Денис! Ты имел в виду этого негра?

— Гениально! Как ты догадалась?

— Я просто подумала, что он может запросто проследить все, что происходит в магазине, и…

— Потрясающе! У тебя почти тот же ход мысли, что и у меня! Я сначала придумал целую историю с этим негром… А потом я понял, что он может быть только наводчиком, а за ним стоит кто-то покрупнее…

— Да, верно! Какой-нибудь специалист по драгоценностям…

— Или даже целая цепочка! Вот, например, видишь того господина, он такой пожилой, респектабельный, никому и в голову не придет подозревать, что он самый главный в этой цепочке…

— Да, он живет в Амстердаме, и там в его фирме извлекают камни из колец и брошек, перепродают в другие страны, и никто никогда уже их не найдет…

— Слушай, а ты здорово мыслишь! — обрадовался Денис. — Откуда ты про Амстердам знаешь?

— Что?

— Что туда стекаются со всего мира краденые камни…

— Ну, я все-таки кое-что читала в своей жизни, — пожала плечами Даша.

В этот момент к господину, которого они объявили главой преступной группы, подбежала девочка лет пяти и взобралась к нему на колени, Он нежно поцеловал девочку в лоб, пригладил ей волосы.

— Все бандиты очень сентиментальные! — заявил Денис. — Обожают внучек и собачек!

— А почему это мы зациклились именно на этом старичке? По-моему, вон та старушка тоже вполне может быть главой преступников! — засмеялась Даша. — Вон та, с голубыми волосами!

— Ну, она уж совсем божий одуванчик! — разочарованно протянул Денис.

— И что? Она занимается этим смолоду! Можно сказать, постарела на работе!

— Нет, ее бы уже давно выжил какой-нибудь хмырь помоложе!

— Или хмыриха!

Они расхохотались.

— Даша! Я тебя всюду ищу! — раздался голос Александры Павловны. — Что ты тут делаешь?

— Тусуюсь! — спокойно ответила Даша и чуть подмигнула Денису.

Тот благовоспитанно поднялся.

— Мама, познакомься, это Денис…

— Денис Русанов! — вежливо представился он.

— Александра Павловна!

— Очень приятно!

— Мне тоже! Теперь моя Дашка будет не одна! Ладно, вы тут тусуйтесь, а я пойду поищу своих коллег!

И она ушла.

— Красивая у тебя мама!

— А то! Слушай, а твой брат чем занимается? Какой у него бизнес?

— Он издатель! — с гордостью сказал Денис.

— И что он издает?

— Книги, журналы, справочники всякие…

— Понятно. Ой, а наш божий одуванчик куда-то слинял!

— Неважно! Смотри, вон там, у витрины мужик топчется…

— Ну и что?

— Мне он не нравится!

— Чем?

— Присмотрись сама!

Даша присмотрелась. В самом деле, мужчина вел себя несколько странно. Он словно бы что-то измерял руками. Внезапно к нему подошел другой мужчина, взял его за плечо и что-то сказал. Первый мужчина замахал руками и отошел.

— Секьюрити не дремлет! — с торжеством заметил Денис.

— А что, магазин охраняют?

— А ты как думала? Там же драгоценностей на миллионы «зеленых»!

— Между прочим, вон та продавщица, в клетчатом пиджаке, мамина подруга, они десять лет не виделись и сегодня встретились!

Внезапно чей-то голос позвал:

— Денис!

— Боря! — воскликнул Денис. — Познакомься, это Даша.

— Очень рад! Вижу, ты уже не скучаешь? Но вынужден тебя оторвать от твоей новой подружки. Мы едем в гости! .

— А без меня нельзя? — спросил Денис.

— Нельзя! — отрезал старший брат. — Завтра весь день в твоем распоряжении, а сейчас, будь добр, не препирайся со мной!

— Хорошо! — вздохнул Денис. — До завтра, Даша!

— Пока!

Они ушли, Даша осталась одна, и ей сразу стало скучно. Она поднялась в номер. Мама стояла перед зеркалом.

— Дашка, как ты думаешь, эта блузка подойдет к этим брюкам?

— Нет, она слишком короткая! — не задумываясь, ответила Даша.

— Вот и я смотрю — что-то не то!

— А ты куда собираешься?

— Как куда? Мы же договорились встретиться с Наташей!

— Так это еще когда будет. Мам, я есть хочу!

— Ох, черт! Я не догадалась что-нибудь купить! Вот тут есть фрукты, тебя это не устроит?

— Может, и устроило бы, но ты же сама скоро проголодаешься! И что тогда?

— Ладно, давай быстренько куда-нибудь сходим, а впредь надо покупать что-нибудь на вечер.

Они вышли на улицу. Уже стемнело, и все вокруг было залито светом реклам.

— Красиво! Просто здорово! — воскликнула Даша.

— Знаешь, я как вышла на улицу, так и почувствовала, что тоже голодная!

Они прошли немного по улице, мама заглянула в какое-то кафе, где каждый столик был окружен растениями в кадках. Кафе называлось «Зеленое».

— Мне здесь нравится! Приземлимся? — спросила мама.

— Приземлимся!

— О! Здесь в меню есть, наконец, сосиски! Будешь?

— Буду!

— С колой?

— А томатного сока тут нет? Обожаю сосиски с томатным соком!

— Сейчас поглядим, ага, есть! А я, пожалуй, еще кружечку пива выпью!

— Мама!

— Что мама? Что мама? Могу я немножко расслабиться?

— По-моему, это неприлично!

— Дарья, ты что, спятила? Неприлично выпить кружку пива? В субботу вечером в Германии? Да сам Бог велел! Тем более, с сосисками! И вообще, не ломай мне кайф! Забыла, какой у нас тут девиз?

— Ладно, — рассмеялась Даша.

Мамино приподнятое настроение передалось и ей, тем более, что сосиски оказались очень вкусными, томатный сок тоже.

— Десерт какой-нибудь хочешь? Например, фруктовый салат со взбитыми сливками?

— Давай!

Народу в кафе было немного, откуда-то лилась тихая музыка.

— Ох, хорошо! — вздохнула мама. — Какой сегодня бесконечный день! Чудесное кафе, тихое, приличное. Знаешь, Дашка, ты когда будешь одна гулять, можешь здесь обедать. Здесь и вкусно, и недорого.

— Нет, одной тут скучно!

— Почему? — удивилась мама.

— Сидишь, как в отдельном кабинете, от всех отгороженная…

— Верно! А я и не сообразила.

— Здесь хорошо преступникам встречаться!

— Боже, что за ход мысли! Почему именно преступникам, а не влюбленным, например?

— У кого чего болит, тот о том и говорит!

— Даша! — притворно возмутилась мама, — а глаза ее при этом сияли. — Вот что, ты посиди, а я сейчас!

— Пива меньше пить надо! — проворчал а Даша.

Мама улыбнулась и ушла.

От нечего делать Даша прислушалась к тихому разговору, доносившемуся из-за соседнего столика за живой изгородью. Говорили, как ни странно, по-русски.

— Завтра прилетает Белка, — произнес мужской голос. — Теперь на очереди «Стар».

— Надеюсь, ты заказал ей номер в другой гостинице?

— Я похож на идиота? А впрочем, это неважно, она гениальная девочка. Комар носа не подточит! Белка, бриллиантовая ручка!

— Ты потише!

— Да кто нас тут услышит и тем более поймет?

— Она сюда прилетает?

— Нет, в Кёльн. Так спокойнее! И потом…

— На сколько она прилетает?

— На пять дней.

— Да вы что, совсем рехнулись? Какие пять дней? Зачем? Прилетела, дело сделала, и домой, домой!

— Ну, во-первых, в один день можно не управиться! Не со всякой продавщицей этот трюк провернешь.

— Ладно — три дня, и хватит! Сам поменяешь ей билет.

— Она хотела тут еще прикупить что-то!

— Обойдется! Что за дела! В Москве сейчас все можно купить, она достаточно бабок имеет! Все, я сказал!

Они замолчали. Даша сидела ни жива, Не мертва. Вот это да! Вот это детектив! И кажется, она опять в самую середку угодила! «Стар»! Продавщицы: уж не о том ли магазинчике, где работает Наташа, идет речь! «Что я, дура, сижу? Надо же на них посмотреть!» И Даша очень осторожно раздвинула ветки. Один из мужчин сидел к ней спиной, а другой боком. Она увидела лишь его профиль, с длинным тонким носом. Но тут к ним подошла официантка, они расплатились и ушли.

— Дарья, что это с тобой? — раздался голос мамы. — Ты чего такая красная, не заболела? Или от томатного сока?

Даша принужденно улыбнулась.

— Я просто устала, мамочка!

— Ну что ж, пошли в отель, ляжешь спать, а я пойду с Наташей потрепаться.

— Я тоже, — воскликнула Даша.

— Но ты же устала?

— Ноги устали, — ничего лучше не придумала Даша, — а так — нет!

— Тогда идем!

Они медленно шли по улице, думая каждая о своем. Надо сегодня послушать, что расскажет Наташа о своей работе, а завтра с утра все рассказать Денису. Как хорошо, что у нее тут уже завелся приятель, есть с кем поделиться впечатлениями.

Ровно в одиннадцать Александра Павловна с дочкой подошли к магазину «Стар».

Наташа и вторая продавщица, красивая мулатка Марджори, закрыли драгоценности в сейфы, заперли магазин, включили сигнализацию и попрощались. Марджори ушла.

— Ну, пошли, что ли, в бар! — сказала Наташа. — Поболтаем часок, а завтра вечером вы приедете ко мне в гости. Завтра я не работаю. Ой, Даша, какая же ты большая, я тебя вот такусенькой помню! А ты, Сашка, ничуть не изменилась!

— Скажешь тоже!

Они пошли в бар и сели за столик.

— Я угощаю! — сказала Наташа.

Они с мамой пили какой-то красивый коктейль, а Даше взяли громадный стакан апельсинового сока.

— Ну, как ты, Наталья, сюда-то попала? Вы же в Африку уехали?

— О! Где мы только за эти годы не побывали, а вот осели здесь.

— А как Мишка? — спросила мама. — Где он работает?

— В данный момент он в Америке, они вроде бы хотят купить его новый прибор. Здесь у него дела не очень… Зато я здесь неплохо устроена. После всех наших мытарств…

— Тебе много платят?

— Нет, я получаю только процент с продажи.

— И что, много покупают?

— Когда как, но, в общем, жить можно!

— Тетя Наташа, — вступила вдруг в разговор Даша, — а у вас кражи бывают?

— Даша, типун тебе на язык! — воскликнула Александра Павловна.

— Почему? Законный вопрос! — засмеялась Наташа. — Была один раз кража! Но не в мою смену! Колечко увели, пятнадцать тысяч марок!

— Боже мой! И что же было? Продавщице пришлось выплачивать? — с ужасом спросила Александра Павловна.

— Нет, что ты! Все изделия у нас застрахованы!

— А я вот днем, когда заглянула к тебе, заметила, что ты вся в бриллиантах!

— Да, я надеваю разные украшения, в зависимости от того, какой на мне наряд! Это лучший способ демонстрации! Приходит какая-нибудь дама, смотрит на меня и видит…

— Я видела, на тебе были потрясающие серьги…

— Пожалуйста, шесть тысяч марок!

— Это мне еще не по карману! — вздохнула мама. — А ты давно тут работаешь?

— Скоро год. Ладно обо мне, расскажи о себе. Замуж не вышла?

— Да что ты! Какое замужество, я дочку-то почти не вижу. И все хозяйство в доме она ведет. Я ей только технику всякую купила: посудомойку, стиральную машину, микроволновку, а уж хозяйничает она сама. И покупает, и готовит…

— С ума сойти! Эта маленькая Дашка ведет хозяйство! А как мама? .

— Мама? Процветает! Вышла на пенсию, набрала учеников кавалеры за ней вьются…

«Не столько кавалеры, сколько преступники», — подумала Даша. И сердце у нее защемило, как там бабушка. Они с мамой даже не позвонили ей.

— Мам, а мы бабушке ведь не позвонили!

— Ой, кошмар, я так расслабилась тут…

Данчик, пожалуйста, сходи в номер, позвони бабушке.

— А не поздно?

— Ничего, она же ждет!

— Но потом я спать лягу! — сказала Даша.

Ей показалось, что мама хочет от нее избавиться, чтобы на свободе посекретничать со старой подругой. Но бабушке она не дозвонилась.

Утром Дашу разбудила мама.

— Данчик, вставай! Сколько можно дрыхнуть? На завтрак опоздаем! Тебе привет от бабушки, я ей дозвонилась!

Даша вскочила как ошпаренная. В самом деле, уже десятый час!

— Я быстро, мам!

И действительно, через десять минут они уже спустились в ресторан, где их ждал шведский стол. Вы знаете, что это такое? На столах наставлено много всякой еды и напитков. Подходи и бери, сколько захочешь! Даша в прошлом году ездила с мамой на экскурсию в Прагу, и там, в гостинице тоже был шведский стол.

— Ну, что, глаза разбежались? — усмехнулась мама. — Налетай!

Они набрали много всякой вкуснятины и сели за столик.

— Данчик, принеси мне еще стакан соку! — попросила мама.

Даша встала и возле стола с соками нос к носу столкнулась с Денисом.

— Привет! — обрадовался он. — Как дела?

— Ты что после завтрака делаешь? — быстро спросила Даша.

— Да ничего!

— Встречаемся в бассейне. Есть серьезное дело!

— Какое?

— Потом расскажу!

И, налив в стакан апельсиновый сок, она вернулась к маме.

— Даша, я через четверть часа ухожу, и до трех часов ты можешь быть свободна. Вот тебе деньги…

— А папины сто марок?

— Вымогательница! — засмеялась мама и сунула Даше стомарковую купюру. — Итак, в три будь в номере, я приеду на обед! Ты будешь с Денисом?

— Не знаю еще, наверное, он вроде неплохой парень!

— Во всяком случае, хорошо воспитанный, что тоже немаловажно. Все, Данчик, я побежала, а ты доешь все спокойно и если не наелась, не стесняйся, бери еще! Все, привет! Или, как говорят немцы, — чюс!

Не успела мама выйти, как к Даше за столик подсел Денис.

— Ну, какое у тебя дело?

— Понимаешь, я вчера случайно услыхала…

Даша попыталась как можно подробнее передать Денису подслушанный разговор.

— Обалдеть! Так не бывает!

— Что значит не бывает? — рассердилась Даша. — Я же ничего не выдумала!

— Я думал, такое только в книжках…

«Э, да он еще совсем зеленый, — подумала Даша с высоты своего детективного опыта. — Но хорошо, что хоть он тут есть. Как говорится, на безрыбье и рак рыба»!

— Как, по-твоему, что нам теперь делать? Ведь они же явно хотят ограбить наш магазин!

— Почему? Магазины «Стар» есть и в других гостиницах, я, например, видел такой магазин в отеле «Хайят» на Мертвом море.

— Ты был на Мертвом море? Ну и как?

— Балдеж! Залезаешь в воду, а она тебя выталкивает! Одно только плохо — воняет!

— Что воняет? — не поняла Даша.

— Мертвое море! Там сплошная химия, хоть и природная, ну и воняет будь здоров! Вода там маслянистая и вонючая!

— Фу, гадость!

— Но знаешь, сколько эта вода всяких болезней лечит! Она жутко полезная!

— Ладно, черт с ним, давай лучше думать, что нам делать! Вдруг они именно на наш магазин нацелились? .

— Тогда так, — вдруг разом стал серьезным Денис, — будем исходить из того, что они действительно хотят ограбить, как ты выражаешься, наш магазин. Что мы знаем? Только одно — приезжает какая-то Белка и она должна что-то стырить. Ты их в лицо видела, этих жуликов?

— Только одного и того в профиль.

— По голосу хоть кого-то из них узнаешь?

Даша задумалась.

— Наверное, узнаю… Особенно одного, у него голос такой… хриплый, прокуренный, что ли…

— Это уже кое-что. Конечно, мы могли бы предупредить секьюрити… Но… Нас скорее всего поднимут на смех. Эта Белка прилетает сегодня и куда-то в другой город… по всей вероятности, в Кёльн… Это ближе всего… Слушай, идея! Надо узнать, когда будет самолет из Москвы, и махнуть в Кёльн.

— Как? Зачем?

— Проследить за ними с самого начала! — Но мы же их в лицо не знаем! Только самую чуточку!

— Ерунда! Поглядим, если прилетит одинокая молодая женщина…

— А если она немолодая?

— Ерунда! Конечно, молодая, — горячился Денис, — стали бы они для такого дела старуху по имени Белка сюда выписывать?

— Ну, допустим!

— Слушай, что мы теряем?

— Но как же мы туда попадем? Я ничего не знаю здесь… — растерялась Даша, которой уже страстно захотелось в Кёльн.

— Ничего, разберемся, тем более, ты все-таки немного знаешь язык. А на вокзал я дорогу найду, тут не очень далеко, я уже знаю, мы с Борисом в первый день ездили в Бонн… Айда?

— Погоди, надо сперва узнать про самолет… И это еще не факт, что она из Москвы летит! Может, из Питера?

— Сейчас я все узнаю!

Они выбежали из ресторана, Денис уверенно подошел к администратору и заговорил с ним по-английски. Надо признать, говорил он хорошо и свободно.

— Ну вот, я все узнал! — сообщил он, потирая руки. — Как раз успеем. Поедем не на поезде, а на автобусе, который идет прямо в аэропорт Бонн-Кёльн!

— Но ведь это разные города…

— А аэропорт у них один! Ты готова?

— Только куртку возьму…

— Давай! Одна нога здесь, другая там!

— Погоди, а когда мы вернемся?

— Ну, не знаю, а что?

— В три часа мама придет обедать!

— К трем можем и не поспеть… Запросто… А ты оставь маме записку, что поехала с Денисом в Кёльн, И все дела!

— Может, лучше чего-нибудь наврать, а то мама испугается!

— Врать надо поменьше, я так считаю, только в крайних случаях!

— Эх, была не была!

Даша бегом кинулась к лифту, ворвалась в номер, написала маме записку: «Мамуля, не волнуйся! Я поехала в Кёльн вместе с Денисом. Мы там погуляем, посмотрим Кёльнский собор и вернемся, но обедай ты без меня. Целую. Д.», и, схватив куртку, опрометью бросилась вниз. Денис ждал ее, тоже одетый в кожаную куртку. В руках он держал какую-то бумажку.

— Что это у тебя?

— План! Портье нарисовал, как нам найти автобус! Бежим?

— Бежим!

Они выскочили на улицу.

— Ты сможешь сказать по-немецки: автобус до аэропорта Кёльн-Бонн? — вдруг схватил Дашу за руку Денис.

— Запросто!

— Тогда возьмем такси, время терять нельзя, а деньги у меня есть!

— У меня тоже! — гордо заявила Даша.

Они поймали такси, Даша сказала все, что нужно, по-немецки, и вскоре они уже садились в комфортабельный автобус идущий из Дюссельдорфа в Кёльн.

Глава 10
ПРОВОДЫ И ВСТРЕЧИ

В Москве ранним утром Виктоша вскочила с постели, быстренько оделась, стараясь не шуметь. Выпила на кухне стакан молока с ватрушкой и на цыпочках вышла из квартиры. Хотя Софья Осиповна знала, что они собираются в аэропорт, но утром ей могли прийти в голову какие-нибудь тревожные мысли, она могла потребовать, чтобы и ее взяли с собой или еще что-нибудь в этом роде.

С ребятами Виктоша условилась встретиться на аэровокзале. К сожалению, Муська так и не появилась, застряла у тетки за городом. Стас и Петька уже ждали Виктошу, они быстренько погрузились в автобус, идущий в Шереметьево.

— План такой — мы должны повести их с самого начала!

— С какого начала? — не понял Петька.

— С момента, как они приедут в аэропорт! Мы же знаем, что он повезет ее на своей машине, на синем «Бьюике» с номером Г 823 ОН. Мы рассредоточимся у подъезда и отловим их!

— Ерунда! — сказала Виктоша. — А если они раньше нас приедут, мы их упустим. И зачем нам их вести? Все равно подойдут к месту регистрации, никуда не денутся, тем более, нам не она нужна, а он.

— А что ты собираешься с ним делать?

— Как что? Кадрить!

— Ты сдурела! — ревниво воскликнул Стас.

— Да ладно, я просто постараюсь как-нибудь с ним познакомиться, а то, кроме номера машины, мы о нем ничего не знаем! А вы, между прочим, держитесь от меня подальше!

В аэропорту они первым делом бросились искать место регистрации рейса на Кёльн. Но поблизости еще никого не было.

— Рано! — сказал Петька.

— Ничего! Рано не поздно! — мудро заметила Виктоша. — И не крутитесь вокруг меня! Не нужно привлекать внимание!

Стас и Петька послушно отошли в сторонку. Мало-помалу, у стойки таможенника начал собираться народ. И вот в зал вошла Валентина, за нею нес чемодан ее приятель.

— Ух ты! Клевая гирла! — вырвалось у Петьки.

— Да, годится! — подтвердил Стас и краем глаза глянул на Виктошу .

Та вся подобралась и оценивающим взглядом окинула спутника Валентины. Это был мужчина лет тридцати пяти — сорока, хорошо одетый, с интеллигентным лицом.

— Валюша, декларацию будешь заполнять? — спросил он.

— Конечно! — отозвалась Валентина и подошла к столику, чтобы взять бланк.

Она быстро заполнила листок и вернулась к спутнику.

— Роман, ты можешь ехать, если у тебя дела!

— Нет уж, Валечка, я провожу тебя как полагается, помашу ручкой, когда ты пройдешь таможню!

— Как хочешь! — пожала плечами Валентина.

Виктоша скромно держалась поодаль, но, кажется, слышала весь разговор. И быстро скрылась в туалете.

— Вот, пожалуйста! Так она его пропустит! — проворчал Петька, не слышавший разговора.

Прошло минут пять, регистрация еще не начиналась, хотя у стойки собралось немало народу. И вдруг у Петьки отвисла челюсть.

— Стас! Посмотри! — ошалело проговорил он.

Стас посмотрел в том направлении, Куда указывал Петька, и остолбенел. Мимо них шла Виктоша, но что за вид у нее был! Голубые веки, длиннющие ресницы, красные как кровь, ногти, ярко-красные губы, на пальто через плечо элегантно перекинута черно-бурая лиса. На голове какая-то странная плоская шляпка с вуалеткой.

— Во дает! — простонал Петька. — Ее и не узнаешь!

— Кошмар! Тихий ужас! Она черт знает на кого похожа! — заволновался Стас. — Да взрослый человек от нее сразу деру даст!

— Почему? — не понял Петька. — По-моему, здорово!

Виктоша тем временем прошла мимо Валентининого спутника и окинула его томным взором. Он, кажется, не обратил на нее ни малейшего внимания.

— Интересно, где она лису-то взяла? И шляпку? — сказал Петька.

— Да у нее же с собой сумка была, я еще подумал, зачем ей сумка. А ногти?

— Ногти что! Такие ногти во всех магазинах продаются, наклеиваешь, и все дела!

— Как говорит одна моя знакомая, страсть Господня! — не унимался Стас, которого вид Виктоши поверг буквально в шок.

Но вот наконец появился таможенник, и регистрация началась. Валентина, когда подошла ее очередь, звонко чмокнула в щеку своего кавалера и решительно направилась к таможеннику. Тот посмотрел ее документы, заглянул в сумочку и улыбнулся красивой девушке. Она тоже благосклонно ему улыбнулась, отошла и помахала на прощание рукой. Затем быстро скрылась там, куда уже нет доступа провожающим.

И тут на сцену выступила Виктоша. Она с рассеянным видом двинулась навстречу Валентининому кавалеру и словно бы случайно столкнулась с ним. При этом чернобурка соскользнула с ее плеч и упала мужчине под ноги.

— Ох, извините! — сказал он, нагнулся и поднял лису. — Вот, прошу меня простить!

— Что же мне остается? — томным голосом пропела Виктоша. — Придется простить вас! — Она медлила, не брала у него из рук чернобурку и пристально смотрела на него.

Стас и Петька затаив дыхание смотрели на Виктошу.

— Что же вы, берите вашу лису! — довольно невежливо буркнул мужчина.

— Это плохая примета! Вы должны сами накинуть мне ее на плечи! — кокетливо произнесла Виктоша, снова бросая на него томный взгляд.

— Конец света! — пробормотал Петька. Мужчина пожал плечами и перекинул лису через плечо Виктоши. Та задержала его руку.

— Меня зовут Виктория Константиновна. А вас?

— Роман Ильич!

— Очень, очень приятно! — не выпуская его руку, проворковала Виктоша.

Мужчина попытался вырвать руку, но Виктоша крепко в нее вцепилась.

— Да отцепись ты от меня! — вдруг вскипел он и вырвал руку. — Дура малолетняя, постыдилась бы!

И он быстрым шагом направился к выходу. Виктоша стояла, как громом пораженная. На глазах ее выступили слезы. Она закусила губу в бессильной ярости.

— Вика! — подбежал к ней Петька.

— Отвяжись! — крикнула она и бросилась в туалет.

— Петь, — тихо сказал Стас, — ничего не обсуждаем!

— Почему?

— Потому!

Прошло не менее четверти часа, прежде чем появилась Виктоша, в своем обычном виде без косметики и чернобурки. Только длинные красные ногти напоминали о спектакле. Чувствовалось, что ей стыдно.

— Все! Операция с треском провалилась! — сказала она с жалкой улыбкой. — Если бы на моем месте была Муська…

— Вот когда эта девица вернется, Муська тут и будет… — отвечал Стас.

Виктоша вскинула на него глаза.

— Ты правда считаешь, что еще не все потеряно?

— Конечно, нет! Уж Муська то с ним справится! — подал голос Петька.

— Какая же я дура! Бездарная идиотка!

— Ерунда, Вика! С кем не бывает! — утешил ее Стас.

— Но что же теперь?

— Как что? Следи за квартирой Софьи Осиповны, мало ли что еще может случиться. Вдруг в тайну коллекции еще кто-то посвящен! — заметил Стас.


Даша с Денисом ехали в автобусе в аэропорт Бонн-Кёльн.

Ехать по автобану было неинтересно, поэтому они разговорились.

— Ты живешь вдвоем с братом? — спросила Даша.

— Да.

— Почему?

— Наши родители три года назад попали в аварию…

— И что?

— Они погибли.

— Ой, прости, Денис!

— Да ладно!

— А у твоего брата жена есть?

— Была. Вернее, даже две были.

— А дети у него есть?

— Детей нет. Только я.

— Он добрый?

— Добрый. Даже очень. Но строгий. Заставляет меня учиться. И читать. Знаешь, я раньше не любил читать, только на компьютере играл. А потом у меня было воспаление легких, я дома лежал, так он пришел, забрал компьютер и телек, и говорит: тебе сейчас все это вредно, если скучно станет лежать, вот тебе книги. И принес кучу книг. Я сперва обиделся, ничего читать не желал, а потом мне так скучно стало, я взял одну книжку, потом другую и так втянулся, что сейчас без книг уже просто не могу! А ты любишь читать?

— Очень! У меня все читают: и мама, и бабушка…

— А у тебя есть отец?

— Есть, только они с мамой в разводе.

— А… Но вы с ним видитесь?

— Конечно. Он неплохой. Я только его новую жену терпеть не могу. Такая подлиза… я как прихожу к ним, она прямо на задних лапках скачет, Дашенька, Дашенька… Фу! Слушай, Денис, а если твой брат опять женится?

— Нет, он говорит, что с него хватит.

— Так многие говорят, — вздохнула Даша. — Даш, а у тебя друзей много?

Даша задумалась.

— Много не много, а есть. Самый главный друг у меня Стас, он мне как старший брат, а еще Петька Квитко из нашего класса, отличный парень. И потом, конечно, Виктоша, моя троюродная сестра и Муська, ее закадычная подруга. А у тебя?

— У меня? Нет, у меня был друг Степка, но он с родителями в Америку уехал, — грустно сказал Денис.

— Ты не расстраивайся, я тебя со своими друзьями познакомлю! — утешила его Даша.

— Вон, смотри, Кёльнский собор! — воскликнул Денис.

В самом деле, в окно Даша увидела знакомый по картинкам знаменитый Кёльнский собор.

— «И Кёльна дымные громады!» — процитировала она.

— Это откуда?

— Это Александр Блок, мой любимый поэт. Скифы.

— О! Ты даже стихи читаешь! Надо же! — поразился Денис.

— А ты нет? Если бы ты «Скифов» прочитал, то понял бы…

— Ладно, я прочту! — очень серьезно сказал Денис. — Обещаю! У Бориса есть собрание сочинений Блока.

Даша была польщена, что Денис согласился прочитать «Скифов».

Но вот они уже подъехали к громадному зданию аэропорта. Денис первым выскочил из автобуса и подал Дате руку. Он действительно хорошо воспитан, — подумала Даша, вспомнив мамины слова. Денис бегом бросился к справочной.

— Порядок! Через двадцать минут приземлится! — радостно сообщил он. — Пошли туда, где встречают! Присмотрись, нет ли знакомого профиля.

Даша пристально оглядывала всех мужчин, пришедших встречать московский рейс. Их было не так уж много, но никого знакомого она не видела.

— Наверно, еще рано, — сообразил Денис. — Тут же все в основном на машинах ездят, значит, приедут минута в минуту. А может, на парковке еще задерживаются… Знаешь, давай отойдем в сторонку, ведь нам еще с этими людьми работать!

— Как работать? — не поняла Даша. — Зачем раньше времени светиться?

— Но они же нас не знают, даже не догадываются о нашем существовании! И, конечно, не обратят на нас внимания!

— Но если мы попадемся им на глаза сначала здесь, потом еще где-нибудь, а потом и в отеле, то…

— А может, мы кого-то тут встречаем, потом едем в отель…

— Ну, как хочешь! — рассердился Денис. — А я отойду в сторонку.

И он действительно отошел. Даше сразу стало скучно, и она последовала его примеру.

— Вот так-то лучше! — усмехнулся Денис.

Сколько Даша ни смотрела, знакомого профиля не было.

— Наверное, ее другой встречает, — вздохнула она.

И тут объявили о прибытии рейса из Москвы. Кучка встречающих подошла к барьеру. Даша вдруг толкнула Дениса и зашептала:

— Смотри, мне кажется, это вон тот дядька в зеленом клетчатом пиджаке!

— Почему?

— Он сидел ко мне спиной! На нем был такой же пиджак! Я как увидела, вспомнила!

— Спину?

— Ну да!

— Что ж, поглядим, кого он встречает!

Прошло минут пятнадцать, и вот уже первые пассажиры московского рейса выходят к встречающим.

— Вон она! — прошептал Денис, указывая на высокую красивую блондинку в красном пальто.

Даша же не сводила глаз с человека в клетчатом пиджаке. Он не шелохнулся, а к блондинке бросился молодой парень с букетом цветов, взял с тележки два ее чемодана, и они ушли.

— Прокол! — сказал Денис.

Тем временем появилась еще одна высокая красивая девушка с небольшой дорожной сумкой.

— Вот она! — решила Даша. — Она же на несколько дней, вещей мало…

Мужчина в клетчатом подошел к девушке, Денис сразу же переместился поближе к ним.

— Здорово, Белка!

— Привет! Ты с машиной?

— А поцеловать старого друга?

— Перебьешься, некогда мне. В каком я отеле?

— В небольшом отеле в Кёльне.

— Далековато!

— В самый раз, подруга! Кстати, придется тебе поменять билет!

— С какой это стати?

— Сергей так велел. Говорит, нечего тебе тут пять дней околачиваться, трех хватит!

— А если не хватит?

— Должно хватить, ну ладно, идем!

— Нет, подожди меня тут, я сейчас!

— Приспичило?

— Приспичило! — хладнокровно ответила девица и направилась к туалету.

Даша тут же двинулась за ней. А Денис остался приглядывать за мужчиной в клетчатом пиджаке. Внезапно тот насторожился и пристально посмотрел на Дениса. Тот отвел глаза.

Тогда мужчина решительно шагнул к нему.

— Эй, парень, ты по-русски понимаешь?

У Дениса упало сердце, но он справился с собой и недоуменно уставился на незнакомца.

— По-русски, говорю, понимаешь?

— Руски? Ноу! Ноу! Ду ю спи к инглиш?

— Шприхст ду дойч? — в свою очередь, спросил мужчина.

— Дойч? Ноу, ноу!

— Ну и черт с тобой! — с облегчением сказал мужчина и отошел от Дениса.

«Только бы Дашка ко мне по-русски не обратилась, — подумал он. — А вот и девица возвращается. Дата трусит за ней».

— Пошли! — бросила девица и направилась к выходу. — Где твоя машина?

— Постой тут, я подгоню!

Даша подошла к Денису.

— Де… — начала она и тут же осеклась, так как Денис на мгновение прижал палец к губам.

Девица села на скамейку у выхода и принялась что-то искать в изящной сумочке. Денис потянул Дашу за рукав.

— Линяем! — шепнул он ей едва слышно. — Срочно!

— Что случилось?

— Потом!

Они остановились за каким-то киоском. Отсюда хорошо был виден выход. Вскоре подкатил черный «Фольксваген», девица села в него, и они уехали.

— Ты можешь мне объяснить, в чем дело? — запальчиво осведомилась Даша.

— Он что-то учуял!

— Кто?

— Этот дядька. Он вдруг подошел ко мне и спросил, понимаю ли я по-русски.

— А ты что?

— Я, конечно, притворился, что ни в зуб ногой. Тогда он спросил, говорю ли я по-немецки. Я изобразил английского барана.

— Он поверил?

— Почем я знаю! Во всяком случае, отцепился. Я ужасно боялся, что он и тебя заметит. Ты понимаешь, как осторожно мы должны действовать! Я как чуял…

— Ты думаешь, он тоже сунется в наш отель?

— Вообще-то не думаю! Но главное сделано — девицу мы теперь знаем! Мы — молодцы!

— А что теперь?

— Теперь, я думаю, надо махнуть в Кёльн! Посмотрим собор, а потом на поезде вернемся в Дюссик!

— В Дюссик? — засмеялась Даша. — Ладно, махнем!

Они добрались до Кёльнского собора и долго бродили по нему, потрясенные его красотой и величием. Потом, когда они вышли на воздух, полюбовались работами уличных художников, потолкались в толпе туристов, Даша сказала:

— Денис, я хочу пить и вообще устала, давай посидим где-нибудь.

— Давай! — с удовольствием согласился Денис, тоже изрядно уставший. — Пойдем вон в то кафе! Обожаю уличные кафе!

— Я тоже!

Они сели за столик, народу было довольно много.

— Ты голодная? — спросил Денис.

— Нет. Пить только очень хочу, — сказала Даша и вдруг подумала, что впервые в жизни сидит в кафе с мальчиком. Хотя нет, вспомнила она, Петька же водил ее в кафе сколько раз, но Петька не в счет, они знакомы чуть лине с первого класса.

— Возьмем мороженое и воду? — предложил Денис.

— Отлэ!

Подошел молоденький парнишка-официант, Денис с важным видом — еще бы, он ведь тут иностранец! — по-английски заказал мороженое и кока-колу.

— Кайф! — проговорила Даша, когда перед нею поставили вазочку с мороженым, украшенным взбитыми сливками, шоколадом и фруктами. А сверху был еще воткнут крохотный пестрый зонтик.

— Ломовой! — согласился Денис, вытаскивая зонтик из мороженого. — Вот только зачем тут эта фигня?

— Для красоты, сам, что ли, не понимаешь? — засмеялась Даша.

Мороженое было жутко вкусное, кока-кола холодная, день солнечный и теплый. Здорово!

Они блаженствовали, как вдруг Даша насторожилась.

— Смотри! — шепнула она, глазами указывая на улицу перед кафе.

Там стояли уже знакомая им девица и мужчина в клетчатом пиджаке.

— Даша, если они сюда зайдут, ни слова по-русски!

— Поняла, — прошептала Даша. — Но как же мы будем разговаривать? Ты по-английски, а я по-немецки? Тогда я лучше… притворюсь немой!

Мужчина и девица в самом деле зашли в кафе и сели за столик неподалеку от ребят. Денис сидел, опустив глаза, но вскоре почувствовал на себе тяжелый взгляд. Он тут же сказал что-то по-английски, а Даша ответила ему какой-то странной жестикуляцией. Мужчина внимательно следил за ними. Даша продолжала жестикулировать. Денис готов был лопнуть от смеха, так забавно это выглядело. Наконец, справившись с собой, он снова что-то сказал по-английски, и Даша снова отвечала ему жестами. Картина совершенно ясная немая девочка общается с мальчиком-англичанином. К тому же дети уже сидели в кафе, когда они пришли, так что ничего подозрительного. И все-таки почему-то эти дети не нравились мужчине.

— Погляди на этих ребятишек, — тихо сказал он своей спутнице.

Она обернулась.

— Ну и что? Дети как дети.

— Ты их никогда не видела? В Москве, например?

— В Москве? Да ты что, откуда? И вообще, это не московские дети. Посмотри на них! Ой, что это? Девочка немая! Как жалко!

— А по-моему, она совсем не похожа на несчастную, гляди, какая оживленная!

— Вот и я говорю, что это не московские дети, это только на Западе инвалиды и калеки не чувствуют своей ущербности. Денис краем уха слышал этот разговор и внутренне помирал со смеху. Вскоре к ним подошел официант, Денис расплатился и подал Даше руку в знак того, что им пора идти. Не удостоив даже взглядом мужчину и девушку, ребята покинули кафе и направились на вокзал. Отойдя на приличное расстояние, Денис тихо сказал:

— Теперь при встрече с ними тебе всегда придется изображать немую! Но ты здорово это делаешь. Класс! Я чуть со смеху не помер!

— А я? Я думала, умру! Чуть не разоржалась… Ой, Денис, а вдруг я буду с мамой?

— Тогда просто молчи как рыба!

Уже в поезде Денис тихо сказал:

— Знаешь, а нам ведь придется дежурить у магазина!

— Легко сказать, тут же у меня все-таки мама, у тебя брат…

— Ну, по мере возможности…

— Денис, а давай предупредим охранников или продавщиц, что к ним собирается такая-то девушка… Пусть сами разбираются, а?

— Ты что? Это неинтересно! Мы должны сами поймать ее с поличным! Вот это задача, а сообщить охранникам всякий дурак может…

— Вообще-то, да!

Они благополучно добрались до Дюссельдорфа. На вокзале Даша спросила:

— Ты отсюда дорогу найдешь?

— Запросто, — пожал плечами Денис. — Я вообще-то здорово ориентируюсь. Мне достаточно один раз пройти, и все, я эту дорогу уже никогда не забуду.

— В детективном деле это очень важно! — заметила Даша. — Мало ли что может случиться.

— Верно, — согласился Денис, — а ты, я смотрю, здорово сечешь…

— Денис, я тебе сейчас такое расскажу, рот разинешь!

— А что?

— Погоди, доберемся до гостиницы, тогда уж…

— Зачем? Мы же никуда не спешим, давай тут, на бульваре, посидим! Неохота в гостиницу, погода такая клевая!

— Понимаешь, может, мама еще там… Она наверняка беспокоится.

— А ты позвони ей! — посоветовал Денис и вытащил из кармана… сотовый телефон.

— Ну, ты даешь? Это что, настоящий сотовый телефон?

— Ну не игрушечный же! Мне брат купил, чтобы постоянно знать, где я нахожусь. Здесь-то он не волнуется, а в Москве регулярно проверяет меня. Я, правда, его мало кому показываю, а то подумают, я хвастаюсь!

— Здорово! Но я не знаю телефона!

— Зато я знаю, ты свой номер помнишь?

— Номер телефона?

— Да нет, номер комнаты!

— Помню, конечно!

— Сейчас позвоним! — И быстро набрал номер. — Никто не отвечает! Хотя нет… Здравствуйте, это Денис! Передаю трубку Даше.

— Мамочка! Это я! Мы уже здесь, в Дюссельдорфе! Да, были в Кёльне, в соборе, это такая красотища! Нет, не обедала! Мороженое съела. Огроменное! Ладно, огромное, не буду спорить. Как откуда? С бульвара, у Дениса сотовый телефон! А как твои дела? Хорошо! Ладно, мы обязательно пообедаем!

Окончив разговор, Даша вернула телефон Денису.

— Мама требует, чтобы мы пообедали где-нибудь!

— Вообще-то, я не против, есть уже хочется.

— Слушай, а пошли в то кафе, где я этих жуликов встретила, там здорово и очень вкусно! Я тебе все покажу!

— А ты дорогу найдешь?

— Отсюда нет, а от гостиницы запросто!

— Ты же хотела мне что-то рассказать…

— Я — пожалуйста, но ты ведь голодный!

— Знаешь, мы не пойдем в то кафе, — вдруг решительно заявил Денис.

— Почему?

— Вдруг они тоже туда придут и увидят нас? Нет, лучше не рисковать. Вон там, видишь, киоск? .

Они купили горячие сосиски с хлебом и кетчупом, быстро их съели, запили томатным соком.

— Вкусно! — с удовольствием сказала Даша, вытирая пальцы бумажной салфеткой.

— Да, — согласился Денис. — Ну, давай, что ты хотела рассказать?

И Даша подробно рассказала ему, как в первый же день знакомства с новым соседом, Стасом Смирниным, они обнаружили в старинном шкафу записку, оставленную предком Стаса, как стали искать клад, и к чему это привело.

— Здорово! Класс! — восклицал время от времени Денис. — Вижу, у тебя и вправду есть опыт! Да еще какой!

— Если хочешь, мы тебя примем в нашу компанию! — пообещала Даша.

— Конечно, хочу!

Глава 11
НАСЫЩЕННЫЙ ДЕНЬ

В гостиницу они вернулись уже под вечер, усталые, но довольные. И только тут Даша вспомнила, что они сегодня приглашены к Наташе. Интересно, а мама помнит об этом?

— Денис, я сегодня, наверное, не смогу следить за магазином! Мы с мамой идем в гости!

— Не беда! Я послежу!

— Да, хитренький какой! Мне тоже интересно! А вдруг как раз сегодня она и явится, эта Белка!

— К кому в гости идете?

— К Наташе, продавщице из этого магазина!

— А ты просто скажи, что не хочешь мешать маме потрепаться со старой подругой! Им наверняка есть что обсудить!

— Вообще-то, идея гениальная, я попробую, но не знаю… Вдруг мама не согласится…

Они сели в кресла в холле отеля так, чтобы видеть магазин «Стар». Его витрины сверкали, но сквозь них видно было все, что делается в магазине. Вот продавщица, нарядная дама с красивыми седыми волосами, уложенными в аккуратнейшую прическу, и высокий очкастый мужчина вышли из дверей, и мужчина пальцем ткнул во что-то на витрине. Продавщица понимающе кивнула головой, вернулась в магазин, изнутри отперла витрину и достала оттуда какую-то драгоценность. Какую именно, ребятам не было видно. Продавщица между тем села за свой столик, покупатель сел напротив, и она положила драгоценность на подушечку черного бархата. Покупатель принялся разглядывать вещь, а продавщица тем временем все что-то говорила ему. Потом взяла кольцо — а это было именно кольцо, надела его себе на палец. Они еще о чем-то поговорили, и мужчина ушел, а продавщица вновь положила кольцо в витрину.

— Надо же, сколько он ее манежил и ничего не купил! — возмутился Денис.

— Это еще ничего не значит, он может и купить, но не сейчас, а, скажем, завтра. Наташа рассказывала, как они тут работают, это целая наука, они по какой-то американской системе торгуют. Например, им нельзя спрашивать покупателя, как в других магазинах, «чем Я могу вам помочь». Нет. Они должны завести с покупателем какой-то посторонний разговор, расположить его к себе, войти в доверие, а потом не навязчиво что-то ему посоветовать, предложить, рассказать о всех скидках и премиях. Вот, например, Наташа недавно продала одной новой русской тетке браслет и серьги за пятнадцать тысяч марок, так этой тетке еще на две тысячи марок премию дали.

— Ни фига себе! — присвистнул Денис.

— Ага! Она много чего рассказывала про эту работу. Они, если узнают, что в отель приехал богатый человек, то посылают ему в номер или цветы, или фрукты, или вино, приглашая посетить их магазин. И еще они бесплатно чинят свои изделия всю оставшуюся жизнь и в течение года покупатель может обменять покупку на что-то другое…

— Вот это забота о клиентах! Это я понимаю.

— А некоторых клиентов приходится подолгу обрабатывать, эту тетку, например, которая на пятнадцать штук брюликов купила, она обхаживала неделю, та все не решалась, с мужем советовалась.

— Даша! Внимание! — схватил ее за руку Денис.

У витрины магазина «Стар» появилась Белка. Она была ослепительна. В темно-зеленом костюме, с лиловым шарфом. Темные волосы красиво разбросаны по плечам. На шее, в ушах, на пальцах у нее сверкали драгоценности. Одним словом, шикарная дама. Она изучала витрину, и явно была очень спокойна.

— Она только приглядывается! — зашептал Денис. — Уверен, сегодня она на дело не пойдет!

— А если все-таки? Что делать будем? — заволновалась Даша.

— Нет, увидишь, сегодня ничего не будет, но если что, мы сразу предупредим охранника.

Однако красавица постояла у витрины, а потом отошла и направилась в бар. Денис и Даша метнулись за ней. Она подошла к стойке и села на высокий табурет. Что-то заказала. Бармен подал ей бокал с каким-то напитком и ломтиком лимона на краешке. Денис за руку вытянул Дашу обратно в холл.

— Ты чего? Уйдет же! В баре есть другой выход! — заверещала Даша.

— Минут десять она там уж точно просидит, надо же ей свой бокал выпить, а нам лучше ей на глаза не попадаться. Ты давай тут побудь, а я у того выхода подожду! — прошептал Денис и направился ко второму выходу из бара.

— Даша! Ты что возле бара крутишься? — раздался вдруг мамин голос.

— Мама! Ты уже освободилась?

— Да, сегодня еще маркетинга не было, только предварительная тусовка. А вечером…

— Нас же ждет Наташа! — напомнила она матери.

— Нет, мы с ней перенесли встречу, я сегодня не смогу, у нас коктейль и ужин…

«Ура!» — мысленно воскликнула Даша.

— А как же я? — с притворной обидой спросила она.

— Данчик, не сердись! У тебя же теперь есть компания, не похоже, чтобы ты скучала! Ты обедала? Слушай, что это ты все время высматриваешь, а? Я спрашиваю, ты обедала?

— Ага!

— Не ага, а да! Сколько можно говорить! А где твой новый друг?

— Сейчас придет!

— Это ты его ждешь?

— Ну да! Мама…

— Я хочу поговорить с твоим Денисом! — заявила вдруг мама.

— О чем? — насторожилась Даша.

— Он, по-моему, очень ответственный парень.

— И что с того?

— Хочу напомнить ему, что…

— Мама, я что, маленькая? Если хочешь знать, он — мой ровесник! И, пожалуйста, мама, не надо с ним говорить, ты только все испортишь!

— Ну, ладно, не хочешь, как хочешь! Но только постарайся не очень поздно лечь спать.

— А ты когда вернешься?

— Наверно, поздно! Дашка, ты не хочешь помочь мне выбрать платье?

— А чего там выбирать? Наденешь черное, другого-то у тебя все равно на такой парад нету!

— Увы! — вздохнула мама. — Ну так что, идешь со мной?

— Мамочка! — взмолилась Дашка. — Я сейчас не могу! Я должна дождаться Дениса!

— Вот так всегда! — вздохнула мама. Мать нужна до первого мальчишки…

— Мама, как тебе не стыдно!

— Стыдно, стыдно, ну все, я пошла. Ты только скажи, тебе тут хорошо?

— Хорошо, еще как хорошо! Просто кайф! — Ну и слава Богу! Я пошла!

Мама поцеловала Дашу и направилась к лифту. «Наконец-то», — подумала Даша. Она ужасно боялась, что Белка выйдет из бара и увидит ее с мамой.

Между тем Денис тоже не спускал глаз с выхода из бара, но девица все не появлялась. Может, она вышла с другой стороны и Даша уже идет по следу? Он решил заглянуть в бар. Но в этот момент Белка вышла в холл, огляделась и не спеша пошла в сторону зимнего сада. И вдруг… Мимо, в который уж раз, прошел негр со шваброй, чуть не толкнув Белку. Та что-то возмущенно пробормотала, мол, какой нахал, и тут же нагнул ась и что-то подобрала с полу. Денис впился в нее глазами. Неужели этот негр кинул ей записку? Но она просто сунула в сумочку свою находку и быстрым шагом направилась к выходу из отеля. Очень, очень интересно! Денис двинулся за нею. Она вышла через крутящиеся двери и села в подкатившее такси.

— Денис! — окликнула его Даша.

— Ой, Даша, знаешь, что я видел? Этот негр со шваброй бросил ей записку! Она ее подобрала и сунула в сумку!

— Откуда ты знаешь, что это была записка?

— Я видел какую-то бумажку…

— Денис, ты гений! Ты вчера говорил про этого негра… Ну, что теперь?

— Теперь, я думаю, мы со спокойной совестью можем пойти в бассейн, а то сегодня даже искупаться было некогда!

— Правильно!

— Беги за купальником!

— Бегу!

Даша ворвалась в номер и наткнулась на маму, уже готовую к выходу.

— Мамуля, какая ты красивая!

— А ты что влетела, как угорелая?

— Я за купальником, мы в бассейн идем!

— Я смотрю, у тебя тут уже бурная жизнь, — улыбнулась мама, вдевая в ухо серьгу.

— Да! Ужасно бурная!

— Значит, кайф?

— Кайф! Все, мамочка, пока! Желаю успеха! Ты там будешь самая красивая!

И Даша понеслась вниз, к Денису.

В этот час в бассейне, кроме них, была еще одна пожилая дама. Она непрерывно плавала из одного конца бассейна в другой. Даша с Денисом бросились в воду и поплыли.

— Ты неправильно плаваешь! — заметил Денис.

— Это почему?

— Ты быстро устаешь, да?

— Вообще-то, да.

— Это от того, что ты неправильно дышишь! Тебя кто учил плавать?

— Я сама научилась.

— Оно и видно! Ничего, я тебя научу, поставлю тебе дыхание! Вот смотри! — И он принялся объяснять, как нужно правильно плавать.

Дама, наконец, вылезла из бассейна и ушла. Они остались одни. Даша вскоре поняла, чего от нее требует Денис, и ей в самом деле стало легче плавать.

— Ой, Дениска, как здорово! Какой ты молодец! — вопила Даша.

— Нет, это ты молодец, все сечешь с первого раза! Поплыли?

— Поплыли!

Они еще долго барахтались в воде, но наконец решили вылезать. Однако уходить им еще не хотелось, и они, завернувшись в полотенца, уселись в кресла.

— Так, так, — раздался вдруг позади них мужской голос.

Они обернулись и обмерли. Над ними стоял мужчина в клетчатом пиджаке.

— Так, так, — недобро усмехнулся он. — Какие достижения! За один день выучить русский и снова обрести дар речи! Поздравляю! — И с этими словами он стремительно удалился. Дети остались как громом пораженные.

— Вот блин! — проговорил Денис немного погодя. — Как мы могли так расслабиться?

— Да, влипли… — сокрушенно сказала Даша. — И что теперь будет? — Она задумалась. — А вообще, Денис, с какой стати он нас в чем-то подозревает, а?

— Ты же знаешь, он еще в аэропорту заподозрил, что я слышал его разговор с этой Белкой. И спросил, говорю ли я по-русски, а я сказал, что нет…

— Да хоть бы и слышал! Что уж они такого говорили особенного?

— Да в общем-то ничего особенного, если не знать предыдущего разговора, который слышала ты!

— Но он же про это не знает!

— И все-таки он нас подозревает, а теперь уж тем более! Мы притворялись, и он нас разоблачил!

— А я не понимаю, с какой стати ему нас подозревать!

— Не знаю, но факт, что подозревает!

— Так, может, оно и к лучшему? Может, они откажутся от ограбления? А?

— Жди-дожидайся! Откажутся они из-за нас!

— Но как же быть?

— А никак! Вести себя будем как ни в чем не бывало. Мы здесь на законном основании. Можешь быть уверена, он наверняка выведает, если уже не выведал, кто мы такие. А кто мы такие? Дети! Понимаешь? Дети! Ты приехала с мамой, а я с братом на весенние каникулы! С какого перепугу нам их в чем-то подозревать? Откуда мы можем что-то знать о них? Ну, столкнулись мы с ними несколько раз, так это вполне естественно. Так сказать, туристские тропы — вокзал, кафе, гостиница! Кстати сказать, мы-то в гостинице живем, а вот что они тут делают?

— Ты умный, Денис! — с восхищением заметила Даша. — И ты прав, но только как мы теперь выследим Белку, а? Он ведь тоже тут крутится.

— Наша главная задача на завтра — выследить не Белку, а его!

— Зачем?

— Для дезы!

— Для чего? — не поняла Даша.

— Для дезы, для дезинформации!

— Какой?

— Ну, представь себе, мы его обнаружили и сделали вид, будто не видим его, потом мы громко договариваемся куда-то поехать, ну, скажем, в Бонн! Что дальше? Мы идем на вокзал и садимся в поезд до Бонна. Думаю, он проследит за нами. А мы сойдем на первой же станции и вернемся. Попытаемся проникнуть в отель через служебный вход, или через ресторан, или еще как-нибудь, только не через главный вход, а потом рассредоточимся…

— Как?

— Ну, разойдемся в разные стороны, чтобы не бросаться в глаза…

— Денис, — задумчиво проговорила Даша, — неужели мы с тобой только вчера познакомились?

— Да, мне тоже не верится, — рассмеялся он.

— Значит, ты считаешь, что нам нечего бояться?

— Да чего нам бояться? Что они нам сделают?

— А вдруг убьют?

— Да ты что? Зачем им мокрушничать? Они же воры, а не убийцы! А ты испугалась, да? Не бойся, я с тобой! Если что, я владею карате! Слушай, я сейчас, кажется, умру с голоду, а ты?

— Ия!

— Ну, куда пойдем? У меня идея! Пошли в твое «Зеленое»!

— Но ты же сам сказал…

— Теперь ситуация изменилась! Даже хорошо, если они нас там увидят! Незачем нам прятаться! К тому же ты говоришь, там недорого и вкусно!

В этот момент раздался тихий звонок. Денис выхватил из кармана телефон.

— Алло, Боря! Я в бассейне с Дашей. Нет, не ужинал, мы только собираемся пойти. В кафе «Зеленное», Даша знает, тут недалеко! Хочешь, мы тебя подождем? Не сможешь? Тогда ладно. Поужинаем и вернемся. Пока. — Он спрятал телефон в карман и сказал: — Борис передает тебе привет и говорит, что мне здорово повезло. Я тоже так считаю. Пошли?

— Погоди, надо же переодеться, отнести купальник в номер и вообще…

— Ладно, через двадцать минут встречаемся внизу, у фонтана!


В кафе «Зеленное» Денису очень понравилось. Но никаких интересных встреч там не произошло, хотя Денис тщательно его обследовал. Наевшись, они вернулись в гостиницу. Оба устали так, что едва передвигали ноги. И простились у лифта до завтра.

Глава 12
ВЫСТАВКА ЦВЕТОВ

Утром Даша проснулась от телефонного звонка. Мама сразу схватила трубку.

— Да, благодарю вас! — сказала она по-немецки.

— Мам, кто это? — сонным голосом осведомилась Даша.

— Никто. Я просила разбудить меня.

— Кого?

— Что кого?

— Кого ты просила разбудить тебя?

— Портье. В гостиницах это принято.

— А…

— Ты встаешь, Данчик?

— А пора?

— Восемь часов.

— Рано еще!

— Ну, Данчик, вставай, хоть позавтракаем вместе, а то вчера целый день не виделись.

— Я думаю, мы до конца вашего телемаркета не увидимся, — проворчала Даша, спуская ноги с кровати.

— Ничего подобного. Завтра, например, нас везут на экскурсию в Бонн и Бад-Годесберг, так что поедем вместе.

— Завтра? Посмотрим.

— Это еще что за дела? Со своим Денисом ненаглядным расстаться не можешь? У вас что, роман века? — с улыбкой спросила мама.

— У нас вообще не роман! У нас — дружба!

— А с кем у тебя роман? Со Стасом? Ну не с Петькой же?

— У меня вообще нет никакого романа! — отрезала Даша и ушла в ванную.

— И слава Богу, — пробормотала себе под нос Александра Павловна.

Когда они уже вышли в коридор, Александра Павловна вдруг хлопнула себя по лбу..

— Ох, я забыла тебе сказать! Я же вчера познакомилась с братом твоего Дениса. Очень милый человек!

— Где ты с ним познакомилась?

— На банкете.

— А как он туда попал?

— Не знаю. Вероятно, пригласили.

— Но он же издатель! Какое отношение он имеет к телевидению?

— Значит, имеет какое-то! Он крупный воротила, кажется!

— Да, он крутой!

— А с виду такой интеллигентный человек! Он мне понравился!

— А ты ему?

— Даша, что за разговор!

— Нет, правда, ты ему понравилась? Он за тобой ухаживал?

— Ухаживал? Да нет, мы просто очень хорошо поговорили, он что-то сказал про младшего братишку, который один торчит в отеле, ну я сразу смекнула, о ком идет речь. Подумай, он один воспитывает брата…

— Мам, он тебе больше нравится, чем Кирилл Юрьевич?

— Глупости какие! — рассердилась мама. — Кирилл… Юрьевич наш сосед, очень милый человек. А Борис… просто новый знакомый… Да ну тебя, Дашка, вечно ты задаешь какие-то дурацкие вопросы, — смешалась мама.

— Ладно, не буду, — буркнула Даша.

Они уже заканчивали завтрак, когда в зал ресторана вошли Денис со старшим братом.

— О! Вот и они! Легки на помине, — сказала мама.

— С добрым утром! — подошел к ним Борис. — Вы разрешите к вам присоединиться? — спросил он, целуя руку Александре Павловне. — Здравствуй, Даша!

— Здрасьте!

— Будем рады, — вежливо ответила мама.

— Как вы вчера провели день? — спросил Борис, отправляя в рот кусочек ветчины.

— Отлично! — ответила Даша.

— Где были, что делали?

— Ездили в Кёльн, смотрели собор, — без особого энтузиазма произнес Денис.

— Очень рад, а на сегодня какие планы?

— Может быть, съездим в Бонн, а может, тут погуляем, мы еще не решили.

— Вообще-то, Денис, мне хотелось бы знать.

— Мне тоже! — поддержала Бориса Александра Павловна.

— Хорошо. Мы поедем в Бонн, пойдем там в домик Бетховена…

— Нет, лучше вы тут погуляйте, а завтра нас везут на экскурсию в Бонн, Я.попробую договориться, чтобы и Денис с нами поехал, — сказала Александра Павловна.

— Хорошо, — с легкостью согласился Денис и незаметно подмигнул Даше. Мол, зачем спорить, если мы все равно целый день будем предоставлены сами себе.

— Все! — взглянув на часы, заявила Александра Павловна. — Мне надо бежать. Счастливо оставаться! Даша, у тебя еще есть деньги?

— Конечно, есть! И мама унеслась.

— А у тебя красивая мама, — сказал Борис, отодвигая от себя пустую тарелку. — Мне тоже пора. Будьте умниками, соблюдайте осторожность и вовремя ешьте! Не увлекайтесь Макдональдсом, это все-таки гадость! До вечера, ребята!

— До вечера! — хором ответили Даша и Денис.

Борис ушел. Они остались одни.

— Ну? Какие планы? — спросила Даша.

— Попробуем найти клетчатого типа! Но для начала пойдем поглядим, что в «Старе» делается!

Магазин был закрыт.

— Ах да, еще нет десяти! — сообразил Денис. — И прекрасно. Мы сейчас… Слушай, ты в шахматы играешь?

— Нет.

— А в нарды?

— Тоже нет!

— А в шашки?

— Да!

— Ну, слава Богу!

— А что?

— А то, что мы сейчас возьмем тут шашки и сядем играть. Ничего странного в том, что дети, которые живут в отеле, играют в холле в шашки. Хоть целый день!

— А тут дают напрокат шашки?

— Конечно!

Они выбрали удобный, с видом на «Стар», столик и расставили шашки. Вскоре Даша заметила, как к дверям магазина подошла Наташа, а вслед за нею и Марджори. Они открыли магазин, вошли и принялись выкладывать на внутренние витрины ювелирные изделия. Потом нацепили на себя драгоценности и сели за столики — ждать покупателей.

— Знаешь что, — вдруг сказал Денис, пойди и поговори с этой своей Наташей!

— О чем?

— Расскажи ей, что их собираются грабануть!

— Но ты же сам говорил…

— Обстоятельства изменились!

— Но тогда эту Белку не поймают! Если ей не удастся ничего своровать…

— Тоже верно!

В этот момент к их столику подошла молоденькая девушка в униформе гостиничной обслуги и спросила по-английски:

— Ты Денис Русанов?

— Я, — удивленно отвечал Денис.

— Тебе просили передать! — и она протянула Денису маленький изящный конверт.

— Спасибо, — растерянно проговорил Денис.

Девушка немедленно исчезла.

— Очень интересно!

— Ну же, Денис, вскрой его скорее! — торопила Даша.

Денис вскрыл конверт. И вынул оттуда отливающую перламутром карточку, на которой что-то было напечатано, и стомарковую бумажку.

— Что там написано, Денис?

— Это пропуск на два лица на выставку цветов! И деньги! Все ясно! Дело рук Бориса! Ему неудобно было при тебе сунуть мне деньги, к тому же он не хочет, чтобы мы ехали в Бонн. Только кому нужна дурацкая выставка цветов?

— Почему это дурацкая? — возмутилась Даша. — Я очень даже хочу пойти на эту выставку! Очень! Обожаю цветы!

— Ну, если обожаешь, сходим! Что за проблема!

— А как же слежка?

— Я думаю так — мы подежурим до обеда, а когда магазин закроется, смотаемся на эту выставку, тем более она тут, неподалеку! И заодно пообедаем, все равно пришлось бы идти обедать, верно?

— Верно, — согласил ась Даша.

И они вновь занялись шашками. Но Даша все время проигрывала.

— Да ну, не хочу я больше играть, — сказала она через час. — Надоело, сил нет!

— А хочешь, я научу тебя в шахматы играть? — предложил Денис.

— Нет, не хочу!

— Почему?

— Не хочу, и все! — капризно сказала Даша.

— Но что же мы будем делать? Просто сидеть? Это как раз может вызвать подозрения!

— И с шашками тоже! Сам подумай, сидим тут на виду как приклеенные! Ясное дело, кого-то выслеживаем! Это же неестественно — полдня тут торчать, не гулять, не плавать, а…

— Да, ты права! Но как же быть? Где нам тут засаду устроить?

— Не хочу я больше сидеть в засаде, мне надоело! Так время пройдет, ничего мы тут не увидим! Не знаю, как ты, а я только второй раз за границей, и мне все интересно!

— Значит, ты предлагаешь плюнуть на все? Да? И тебе потом не будет стыдно, если магазин все-таки ограбят?

— Будет, наверное, но так я тоже не могу! Смотри, люди все время куда-то идут, им весело, а мы…

— Ну что ж, иди, куда хочешь, дело твое, — поджал губы Денис. — Я тебя не держу! Можешь быть свободна.

Даша решительно поднялась, но тут же сообразила, что тащиться неведомо куда одной ей совсем не хочется. Но чтобы не сразу сдавать позиции, она решила сходить пока что в туалет. Выйдя оттуда, задумалась, куда бы ей пойти, и вдруг увидела идущую ей навстречу Белку. Даша юркнула назад, в туалет, но через несколько секунд снова выглянула в коридор. Опасность миновала, Белки не было. Даша бросилась в холл к Денису и сразу же заметила Белку, входящую в «Стар».

— Денис! Ты видишь?

— Тише! Вижу!

Белка подошла к Марджори, заговорила с нею, села на стул, закинула ногу на ногу, словно приготовившись к долгому разговору.

— Эх, черт, засветились мы с тобой! — с сожалением прошептал Денис. — Послушать бы, о чем они говорят!

— Интересно, почему она подошла к Марджори, ведь русскими покупателями занимается Наташа!

— А у них там еще и по языкам разделение?

— Конечно! Наташа занимается с русскими, итальянцами и испанцами. А Марджори с англоязычными, с немцами и французами.

— Значит, она притворяется иностранкой.

— Понимаешь, Наташа говорила, что русские в основном расплачиваются наличными, а иностранцы — карточками или чеками.

— Значит, у нее есть карточка какого-то иностранного банка! Хотя зачем ей карточка, если она собирается воровать!

— Но мы же не знаем, как!

— Это верно.

Между тем Марджори принялась показывать Белке украшения. Они о чем-то оживленно беседовали, а Наташа тем временем беседовала с каким-то мужчиной.

— Денис, ты знаешь, по-моему, это тот, которого я видела в профиль, там, в кафе!

— Что ты говоришь? Ты уверена?

— Нет, уже не уверена, но мне кажется…

— Значит, он отвлекает внимание, он как будто русский, а она как будто иностранка! Но как же они пошли на это, видя, что мы здесь торчим? — задумался Денис. — Ведь тот тип ясно дал нам понять, что раскусил нас. Очень странно!

— Значит, у них репетиция! Они, наверное, договариваются, что купят позже, а сами все прикидывают… Поэтому и плюнули на нас! В конце концов, мы же ничего не можем знать точно. Верно ведь?

— Верно. Смотри, она уходит!

Действительно, Белка, мило улыбаясь Марджори, покинула магазин.

— А вдруг она уже что-то украла? — прошептала Даша.

— Да что она там могла украсть? Какую-нибудь одну незаметную цацку! Стоит ли из-за этого огород городить?

— А если эта цацка стоит тысяч сорок? Тогда как?

— Но ты же сама говорила, что там все застраховано!

— И что? Если застраховано, значит, воруй, сколько влезет? — горячилась Даша.

Между тем Белка, не спеша, направлялась к выходу. Затем они увидели, что мужчина вынул из кармана бумажник и достал оттуда две стомарковые купюры. Наташа тем временем что-то писала. Затем она взяла у него деньги и подала ему маленькую коробочку.

— Он что-то купил за двести марок! Ясно, для отвода глаз! — сообразил Денис.

Затем мужчина вежливо попрощался за руку с Наташей и тоже направился к выходу. Денис на некотором расстоянии последовал за ним: Белки уже не было видно. Денис видел, что мужчина сперва огляделся по сторонам, потом хлопнул себя по лбу, словно забыл что-то, и вернулся в холл. Там он уселся в кресло. Денис, сделав круг по холлу, вернулся к Даше. И тут они увидели, что мимо мужчины идет негр со своей огромной белой шваброй.

Когда он поравнялся с его креслом, мужчина уронил бумажку, она сразу попала под швабру, так что негр не задержался возле него даже на долю секунды.

— Ага! Что я говорил! Опять! Он связной!

— Или наводчик! — предположила Даша.

— Да какая тут нужна наводка? И так все на виду!

— Я поняла — он, наверное, выведет Белку через служебный вход, или через прачечную, или через кухню…

— Пожалуй, ты права!

Негр между тем продолжал надраивать и без того сверкающий мраморный пол. Впрочем, оттого он, наверное, и сверкал!

Посидев еще минут пять, мужчина поднялся и вышел. Теперь за ним пошла Даша, но он сел в припаркованную на стоянке отеля машину и уехал. Даша вернулась в холл.

— Уехал! — сообщила она Денису.

— На такси?

— Нет, он за рулем был!

— Какая машина?

— Ой, я не знаю! Красная!

— Да нет, какой марки?

— Я не посмотрела.

— Эх ты! Ну да ладно! Считаю, сейчас мы вполне можем часа на два-три уйти. Вряд ли они быстро сюда вернутся. Сходим на выставку, а потом поедим или, как говорит один мой знакомый — похаваем!

Даша сидела, глубоко задумавшись.

— Ты чего, Даш?

— Сейчас, подожди… Я придумала одну штуку… Даже если она придет без нас…

И Даша зашептала что-то Денису.

— Ну ты даешь! Давно пора, а главное, мы можем быть свободны! Класс!

Он вытащил из кармана записную книжку, вырвал оттуда листок, написал несколько слов и вложил в конвертик, где лежало приглашение на выставку. Даша схватила этот конвертик и помчалась в магазин «Стар, ). Вскоре она вернулась, и вид у нее был торжествующий.

— Конечно, это не решает вопроса… — начал Денис.

— Но зато развязывает нам руки на несколько часов!

— Это верно! Ну что, пошли на выставку?

— Конечно!

Они без труда нашли выставочный павильон. Каких только цветов там не было! Даша была в полном восторге, да и Денис тоже не скучал.

— Ой, Денис! Ты посмотри, какая сирень, ни одного листочка не видать, одни цветы! А тюльпаны?

— Да, цветочки — зашибись! — согласился Денис. — Сроду таких не видел! Гляди, черные!

— Это голландские тюльпаны! — со знанием дела сказала Даша.

Они медленно шли вдоль стендов с цветами, Даша то и дело ахала.

— Красотища! Жалко, мама не видит, она обожает цветы. Смотри, видишь белые лилии? Вот точно такие мне на Новый год подарил отец Стаса! За то, что я помогла им вещи после переезда разобрать и суп сварила!

— А ты что, хорошо готовишь?

— Ага!

— Молодые люди, вы, я слышу, по-русски говорите? — обратилась к ним пожилая женщина. — Советую посмотреть орхидеи! Это какое-то чудо!

— Спасибо, обязательно посмотрим! — вежливо улыбнулся Денис. Он обернулся к Даше, но ее не было… — Даш, ты где? Даша! Интересно, куда она могла деваться? — обратился он к женщине, но и та исчезла. — Что за черт? Дашка, прекрати!

Ответа не было. Денис пожал плечами и решительно направился к выходу. Вот он сейчас уйдет отсюда, эта дура будет знать, как дразнить его! И тут он снова увидел ту пожилую женщину.

— Молодой человек, вы ищите свою подружку?

— Да!

— Она вон за теми кустами, с котенком играет!

— Спасибо! — сказал Денис и повернул назад уже в совершенной ярости. Сейчас он ей покажет! Денис зашел за какой-то высокий экзотический куст и… Дальше он ничего не помнил.

Глава 13
КОМИССАР МАНФРЕД ШВАРЦ

Даша открыла глаза и не поняла, где она находится. Болела голова, слезились глаза. «Кажется, я заболела», — подумала девочка. И тут же увидела лежащего в кресле Дениса. Он был без сознания. Даша огляделась. Они находились в какой-то большой, светлой, но абсолютно незнакомой комнате. С трудом поднявшись с дивана, Даша на подгибающихся ногах пошла к окну. Кругом был лес. Красивый и светлый.

Нас похитили, сообразила Даша, и сердце у нее ушло в пятки.

— Денис! — бросилась она к другу. — Денис, очнись, Денис, миленький, ну, пожалуйста, очнись! — И она принялась из всех сил трясти его. Но он не отзывался. Ужас охватил Дашу. А вдруг Денис умрет? Что тогда с нею будет? Она подбежала к двери, но дверь, конечно же, была заперта. Окно было тоже заперто, но даже если бы оно было открыто… Они находились на втором, очень высоком этаже. Вскоре Даша приметила еще одну дверь, та оказалась открытой, но за ней была ванная комната. И туалет. Вдруг Денис застонал. Даша бросилась к нему.

— Денисик, миленький, ты очухался?

— Даш, ты? У меня голова болит! Ой, а где это мы?

— Денисик, нас похитили!

Денис поднял голову и попытался оглядеться.

— Похоже на то! Доигрались!

— Денис! Денис! Что они с нами сделают?

— Думаю, ничего. Подержат да отпустят. Помоги мне встать!

Даша подвела его к окну.

— Так, мы в лесу. Надеюсь, они провернут свое дело, а потом завяжут нам глаза и выбросят посреди города.

— Хорошо бы!

Денису было страшно, но он не подавал виду, чтобы еще больше не напугать и без того еле живую от страха Дашку.

— Никогда! Никогда! — бормотала она.

— Что никогда? — не понял Денис.

— Никогда больше не буду никого выслеживать, если жива останусь! Ни за что! Денис, надо подумать, как нам отсюда выбраться.

— Ясное дело, но для начала давай послушаем, есть ли кто живой в этом доме. Тогда и будем думать.

Они умолкли, прислушались. Единственным доносившимся до них звуком был щебет птиц.

— Вроде никого! — прошептал Денис.

— Знаешь, я вспомнила, когда похитили Виктошу с Муськой, Виктоша отвлекала внимание охраны, .она пела и плясала, а Муська тем временем их всех загипнотизировала. Но с нами нет Муськи, — грустно заметила Даша.

— А может, это тоже неплохая идея… Давай попробуем, по крайней мере выясним, одни мы в доме или нет…

— Что ты предлагаешь?

— Давай поднимем шум!

И они принялись орать в две глотки, топать ногами, стучать в двери. Но никто на это не откликнулся.

— Отлично! Значит, мы одни! Давай попробуем выбраться!

— Но как?

Денис подергал дверь. Она была тяжелая, дубовая.

— Нет, тут не пойдет! А что у нас в ванной?

Они кинулись туда. Но там было небольшое окно, ничем не лучше того, что в комнате.

— Да, выход один — разбить стекло! — решил Денис.

— А оно не откроется так?

Денис попробовал открыть окно, и оно поддалось, но… Рама лишь наклонилась немного, воздух проникал в комнату сверху и снизу, но пролезть там мог разве что уж.

— Надо еще попытаться, оно должно открыться, — твердил Денис, орудуя ручками. Но, видимо, что-то было либо сломано, либо специально заблокировано. Короче, у них ничего не получилось.

— Денис! А где твой телефон! — закричала вдруг Даша. .

— Ой, я от волнения совсем о нем забыл! — Он вытащил телефон из кармана и быстро набрал номер.

— Говорят, абонент временно недоступен, — разочарованно произнес Денис.

— А я так обрадовалась! — чуть не плакала Даша.

Денису тоже было не по себе.

Он вернулся в ванную и попробовал открыть окно. Неожиданно оно открылось без всяких усилий.

— Дашка! Живем! Иди сюда!

— Открыл? Денисик! Но тут же очень высоко!

— Не беда! Главное, ход на свободу есть!

Он вернулся в комнату, обвел ее взглядом и подбежал к кровати, сорвал с нее покрывало, сдернул одеяло и простыню! .

— Дашка, помоги!

Даша мигом поняла, что он задумал. И пока он рвал простыню, она вытащила одеяло из пододеяльника и попыталась разорвать пододеяльник, но у нее не хватило сил.

— Не надо, я сам!

Вскоре Денис уже связал крепким узлом длинные лоскуты.

— Ой, откуда ты такие узлы вязать умеешь?

— Борис научил, он служил на флоте, это настоящий морской узел. Не развяжется!

Наконец шесть лоскутов были связаны в одну длинную веревку, к концу которой для тяжести Денис привязал мраморную статуэтку.

— Даша, лезь первой! Я буду тебя держать! — А кто тебя держать будет?

— Никто, я привяжу веревку…

— К чему ты ее привяжешь?

— К ручке!

— Это опасно!

— Не волнуйся, все продумано, главное — спустить тебя! Не бойся, я тебя крепко буду держать! Дай-ка подсажу!

Даша вылезла в небольшое окошко, ухватилась обеими руками за самодельный канат.

— Не развяжется? — спросила она.

— Нет, не развяжется! Ну, лезь!

Даша стала осторожно спускаться, голова у нее кружилась, от страха тряслись поджилки, но она упрямо лезла вниз.

— Молодец, здорово! — подбадривал ее Денис. — Уже совсем мало осталось.

И в самом деле, вскоре Даша уже коснулась ногами земли. И победно вскинула руку.

— Получилось! Что теперь?

— Отойди малость, я сейчас буду бросать вещи!

— Какие вещи? — недоуменно спросила Даша, но Денис уже исчез и скоро снова появился с подушками в руках. Он бросил сперва одну, потом вторую и снова исчез.

— Денис, зачем?

— Тебя я держал, а меня будет держать какая-то хилая ручка. Лучше подстелить мягкое, если грохнусь! — И он выбросил в окно одеяло и плед. — Давай расстилай!

Наконец, он выкинул еще и покрывало. Даша соорудила из всех этих вещей подобие мягкого ложа, подняла глаза и ахнула, Денис просовывал в небольшое окно свернутый рулоном толстый наматрасник! Она отбежала в сторону, и наматрасник плюхнулся наземь.

— Теперь я и без веревки могу обойтись!

— Не вздумай! А если промахнешься?

— Ладно, так и быть!

Денис привязал веревку к ручке окна и хотел было уже лезть, но вдруг исчез.

«Интересно, что он там еще надыбал?» — подумала Даша. Но нет, Денис появился в окне, вылез наружу и стал осторожно спускаться. Мягкие подстилки не пригодились, он благополучно добрался до низу по веревке.

— Порядок! Ну, Дашка, теперь надо делать ноги!

И они стремглав бросились прочь от дома.

Ограда была низкая, каменная, они перемахнули через нее и бросились в лес. Отбежав на приличное расстояние, остановились перевести дух.

— А я им на прощание еще бяку устроил! — азартно сверкая глазами, сообщил Денис.

— Какую бяку?

— Всемирный потоп! Я воду пустил, а раковину тряпкой заткнул! Пусть знают, как людей похищать! Эй, Дашка, а ведь это не Борис нам приглашение прислал, а они!

— Денисик, как мы отсюда выбираться будем?

— Выйдем на дорогу и проголосуем!

— А где дорога?

— Не бойся, мы не в тайге! Гляди, какой тут лес, чистенький, светленький, совсем не дремучий! По-моему, дорога вон там, слышишь, шум машин, вот туда и пойдем!

Действительно, вскоре они вышли к дороге.

— Отлично! Тут мы поймаем попутку, хорошо, что это не автобан, а то там не больно-то половишь!

И Денис решительно ступил на шоссе с поднятой рукой. Но машины почему-то не останавливались.

— Денис, давай я попробую, может, девочка больше доверия внушает?

— Что ж, попробуй.

Он отошел на обочину, а Даша подняла руку, и действительно через несколько минут возле них затормозила серебристая «(Хонда» . Даша наклонилась к окну машины и заговорила по-немецки. Денис разобрал только «майн брудер». Это значило — мой брат. Сидевший за рулем молодой человек улыбнулся и жестом пригласил их в машину. Денис сел впереди, а Даша сзади. Она то и дело отвечала на вопросы владельца машины, а Денис ничего не понимал. Как бы глупостей не наболтала, испугался он. А вот уже и город.

— Дюссельдорф? — спросил Денис.

— Йа, йа, Дюссельдорф! — подтвердил владелец машины.

Не доезжая до отеля, Даша попросила молодого человека остановиться и горячо его поблагодарила. Они с Денисом вылезли и подождали, когда машина отъедет.

— Ура! — тихо сказала Даша.

— Ура! Да здравствует свобода! Интересно, что там происходит, ведь они нас не зря похитили, наверняка операция на сегодня намечена.

— Так идем скорее!

— Надо только осторожненько, чтобы не попасться им на глаза! Едва они вошли в холл, как им сразу бросилось в глаза, что магазин «Стар» закрыт.

— Очень интересно, — прошептал Денис. — Наверное, что-то случилось…

— Фройляйн Лаврецкая? — раздался чей-то голос.

Даша оглянулась. Незнакомая женщина смотрела на нее с ласковой улыбкой.

— Йа, — ответила Даша.

— Фройляйн, комиссар Шварц приглашает вас и вашего друга, — по-немецки сказала женщина.

— Куда? — испугалась Даша.

— В кабинет директора.

— Зачем?

— Ему надо поговорить с вами! Да не бойтесь, все хорошо.

— Даш, в чем дело? — нетерпеливо спросил ни слова не понявший Денис.

— Какой-то комиссар Шварц хочет с нами поговорить!

— Очень интересно!

— Идемте, — сказала женщина и ободряюще подмигнула ребятам.

Она привела их в огромный, роскошно обставленный кабинет, где за большим письменным столом сидел мужчина лет пятидесяти, в ярко-лиловом пиджаке и немыслимо пестром галстуке.

— О! Вот и они! — воскликнул он по-русски, с сильным акцентом. — Привет вам, мои юные друзья! Очень рад с вами познакомиться!

— Здравствуйте, — смущенно проронил а Даша, а Денис только кивнул.

— Садитесь, садитесь! Итак, позвольте представиться, Манфред Шварц, комиссар полиции.

— Вы так хорошо говорите по-русски, — заметила Даша.

— Ты находишь? — обрадовался Манфред Шварц. — Я когда-то жил в ГДР, и нас обучали русскому. Я оказался способным к языкам. Итак, дорогие мои, для начала я хочу поблагодарить вас!

— За что? — спросил Денис.

— Если бы не вы… Короче, благодаря вам мы поймали воровку, которую давно уже разыскивает Интерпол. Воровку талантливую, наглую, хитрую! Которая не раз меняла внешность с помощью пластических операций и считалась почти неуловимой! А вы сделали нам такой подарок! Но теперь, будьте добры, расскажите, как вы обо всем узнали?

— А как вы ее поймали? — сверкая глазами, спросил Денис.

— Дорогой мой, давай договоримся — сперва вы нам все расскажете, а потом уж мы вам. Идет?

— Идет, — нехотя согласился Денис.

— Итак, начнем. Откуда вы узнали про готовящееся ограбление?

— Я была с мамой в кафе «Зеленое» И там совершенно случайно услыхала разговор, который показался мне подозрительным…

И Даша подробно пересказала разговор двух мужчин.

— Так, так, а дальше что было?

— Дальше я рассказала об этом Денису, и он предложил поехать в Кёльн, в аэропорт.

— Зачем?

— Встретить эту Белку, посмотреть, какая она.

— Но как же вы собирались ее опознать? — удивленно спросил комиссар.

— Понимаете, я видела одного мужчину в профиль… А в аэропорту узнала второго, по пиджаку, а Денис вычислил Белку.

— Вычислил? Ах да, понимаю! И что же было дальше?

— Дальше? Дальше мы следили за ней уже тут, в отеле… а сегодня…

— Даша, извини, — перебил ее Денис, — я хочу кое-что добавить!

— Прошу! — сказал Манфред Шварц.

— Видите ли, один из грабителей сразу нас заподозрил! Он еще в аэропорту подошел ко мне и спросил, говорю ли я по-русски и по-немецки, а я сказал, что нет, только по-английски, тогда он вроде бы успокоился. А потом мы случайно столкнулись в Кёльне, в уличном кафе. Тогда Даша притворилась немой…

— Немой? — переспросил комиссар и громко расхохотался. — Ну-ка, покажи, как ты это делала!

— Да нет, не стоит, — застеснялась Даша.

— Так вот, — продолжил свой рассказ Денис, — вчера вечером мы купались в бассейне, там никого не было, и мы раздухарились…

— Что? — не понял комиссар.

— Ну, мы отвязались…

— Не понимаю, кто вас привязал?

— Нет, ну, одним словом, мы там здорово веселились! Плескались, орали… И вдруг появился этот мужик, посмотрел на нас и говорит: здорово, мол, так быстро выучить русский и обрести дар речи! И ушел. А сегодня…

— Что было сегодня?

— Они нас похитили!

— Что?

— Похитили! Но мы сбежали и вот только сейчас добрались до гостиницы.

— Ты случайно не врешь? А?

— Да вы что! — закричала Даша. — Они нас чем-то усыпили на выставке!

— Стоп, стоп! Не так быстро! На какой выставке?

— На выставке цветов! Нам брат Дениса прислал приглашение…

— Нет! Это не мой брат! Это они!

— А зачем они тогда нам деньги прислали? — воскликнула Даша.

— Деньги? Какие деньги? — спросил комиссар, сжимая пальцами виски.

— Сто марок! В конверте было сто марок и приглашение! Вот оно! — и Денис протянул комиссару карточку.

— А конверт где?

— Конверт! Да мы же в него положили записку для Наташи! — вспомнила Даша.

Комиссар полез в карман и вытащил маленький конверт.

— Этот?

— Да!

— Эх вы, сыщики! На нем же могли быть отпечатки пальцев, а вы и сами его заляпали, и мы от вас не отстали!

— Но мы же не знали! — сказала Даша.

— Вот и мы не знали, — рассмеялся комиссар. — Но к делу! Вы решили, что это брат Дениса о вас позаботился?

— Да! А сегодня мы опять видели тут Белку и еще… этот негр, который тут полы моет, он, кажется, с ними в сговоре!

Комиссар переглянулся с женщиной и что-то быстро сказал по-немецки. Даша ничего не разобрала.

— А почему вы решили, что он с ними в сговоре?

— Мы видели, как один из грабителей уронил на пол бумажку, как раз ему под швабру, а он сразу ушел.

— Он поднял записку?

— Нет, увез ее под шваброй! — сказала Даша.

— Вы молодцы! Цены вам нет! Но как же вас похитили и где вас держали?

— Похитили прямо на выставке, а держали в каком-то загородном доме, в лесу!

— Дорогу найдете?

— Вряд ли. Нет, не найдем!

— А как вам удалось сбежать?

— Порвали простыни и спустились по ним в окно ванной! — с гордостью ответил Денис.

— Как добрались до города?

— На попутке!

— А по дороге не обратили внимание на указатели?

— Нет, мы так рады были, что вырвались.

— Понятно!

— Ой, я знаю, как найти этот дом! — закричала Даша.

Денис удивленно взглянул на нее.

— Хозяева скорее всего вызовут водопроводчиков!

— Водопроводчиков?

— Да! Денис им там потоп устроил, в отместку!

Комиссар нахмурился.

— Каким образом?

— Очень просто! Пустил воду и заткнул тряпкой раковину.

— В таком случае они водопроводчиков вызывать не будут! Просто выдернут тряпку и будут собирать воду.

— Но, господин Шварц, разве вы их не поймали еще? — спросил Денис.

— Мы взяли только красотку и негра. Об остальных нам ничего не было известно!

— А откуда вы про негра узнали? — поинтересовалась Даша.

— Случайно. А вообще, молодые люди, зря вы нам ничего не сообщили! Надо было не самим в это дело лезть, а сразу обратиться к нам. Еще хорошо, сообразили записку оставить! Это опасные игры! Сегодня вам сказочно повезло — удалось сбежать! А если бы не удалось? Тогда что? Тем более, по вашей милости у них все сорвалось! Вы представляете, в какой они сейчас ярости? Это могло бы очень плохо кончиться! И вам теперь придется быть предельно осторожными! Ведь они на свободе! В отель они, конечно, не сунутся сейчас, но вот за его пределами… Так, а теперь… Вы, наверное, голодные?

— Да! — признался Денис.

— Да! — сказала Даша.

— Ну что ж, сейчас мы вас покормим, а потом поедем в управление, нужно составить фоторобот! Знаете, что это такое?

— Еще бы! — воскликнула Даша.

— Извините, — тихо проговорил Денис, — а можно вас попросить… Не нужно говорить про это нашим… ее маме и моему брату?

— Почему? Вы же, можно сказать, герои? — удивился Манфред Шварц.

— Они испугаются и…

— Ограничат вашу свободу, так?

— Так.

— Боюсь, это будет трудно… Слухи уже курсируют.

— Но хотя бы про похищение…

— Это я вам обещаю! Ведь, кроме меня и фрау Эльзы, об этом никто не знает.

— А вам кто сказал про нашу записку? Наташа? — спросила Дашка.

— Да, фрау Натали. Она сразу же обратилась к охраннику, а тот счел за благо вызвать нас, как только красотка появилась. Ее взяли с поличным!

— Она что-нибудь украла? — затаив дыхание, спросила Даша.

— Да! Бриллиантовый браслет с сапфирами! За сорок тысяч марок! И кольцо с изумрудом!

— Но как? — воскликнул Денис.

— Очень просто! Она пришла в магазин, где уже была два раза, и собралась купить браслет, но не этот, а другой, подешевле, а потом попросила ей показать еще то и это, словом, на столе лежало уже несколько вещей, а она все заговаривала продавщице зубы, и все ее внимание якобы сосредоточилось на колье, она как раз держала его в руках, когда в холле и в магазине вдруг на мгновение погас свет! А когда он зажегся, она все так же держала в руках колье. Только кольца и браслета на столе уже не было!

— А кто погасил свет? Негр, да?

— Да! Его случайно увидел один из служащих!

— Но как же ее задержали?

— Фрау Натали была начеку! Она ногой нажала на кнопку сигнализации, и на выходе ее взяли! На ней была блузка с пышными манжетами, где был вшит специальный карманчик! Ну вот! Теперь вы знаете, как все было, а сейчас мы идем обедать! В ресторан «Грот» за счет фирмы «Стар»!

Глава 14
ОТ ФИРМЫ «СТАР»

После совершенно роскошного обеда комиссар посадил Дашу и Дениса в свою машину и повез в полицейское управление, где они помогли составить фотороботы двух преступников.

— Ну как? Похоже? — спросил комиссар, когда оба портрета были готовы.

— Вроде, да! — сказала Даша.

— Более или менее, — ответил Денис.

— Ну что ж, спасибо вам большое, вы нам очень помогли, но прошу вас, если что-нибудь заметите подозрительное, сразу к нам! Хотя я думаю, что эти типы уже унесли ноги!

— Господин комиссар, как вы считаете, а в Москве они не могут нам отомстить? — спросил Денис.

— Не думаю. Они же воры, а не убийцы! Попадись вы им под горячую руку, тогда, конечно, они могли бы вам всыпать, но чтобы они искали вас в Москве? Сомневаюсь! Тем более, они ведь ничего точно не знают! Так что живите спокойно, но не лезьте больше в такие истории! Еще раз спасибо, и до свидания! Вас сейчас отвезут в гостиницу.

Сердечно простившись с комиссаром, они вышли из управления и сели в полицейскую машину, которая отвезла их в отель.

— Денисик, давай сейчас не пойдем туда! — взмолилась Даша.

— Почему?

— Я ужасно устала, а там сейчас такое начнется…

— Что начнется?

— Ну, все будут нас поздравлять, благодарить и вообще… прославлять!

— Ты думаешь? — усомнился Денис.

— Ага!

— Но что ты предлагаешь?

— Ничего особенного, просто немножко посидеть в сквере. А потом как-нибудь незаметно прошмыгнуть.

— Не выйдет! Ключи от номера у портье! Хочешь не хочешь, а придется к нему подойти. Посидеть в сквере, конечно, можно…

Они немного посидели в сквере, а потом все-таки пошли в гостиницу. Пройдя через крутящуюся дверь, они попали в холл. Но никто их не приветствовал, никто не благодарил и не прославлял.

Денис, казалось, был даже немного разочарован.

— Вот видишь, никому тут нет до нас дела!

— И слава Богу, может, мама все-таки не узнает!

— Тогда тебе надо предупредить Наташу!

— Ой, правильно, Денисик!

— Меня мама всегда звала Денисиком, — вдруг грустно проговорил он. — А с тех пор больше никто.

— А брат?

— Нет, он зовет меня Дениска-редиска! Иди, поговори с Наташей!

Даша подошла к дверям магазина, и через стекло ее первой увидела Марджори. Она бросилась ей навстречу.

— Дари! Дари! Я благодарю тебя.

И тут же выскочила Наташа.

— Дашка, солнышко мое! Какая же ты молодчина! У меня просто нет слов! Какая умница! Повезло твоей маме! Она должна гордиться такой дочкой! — Наташа обнимала и целовала Дашку.

— Тетя Наташа! — вдруг твердо прервала она поток восхвалений, — тетя Наташа, подождите! Дайте сказать!

Наташа и Марджори удивленно переглянулись.

— Во-первых, я была не одна, а с Денисом, вон он стоит!

— Так зови его скорее сюда! Денис!

Денис скромно подошел.

— Спасибо, Денис! — прочувственно сказала Наташа и протянула ему руку, унизанную изысканными кольцами.

— А во-вторых, тетя Наташа, пожалуйста, не говорите маме!

— Как? — растерялась Наташа. — Почему?

— Зачем ей это знать? Она будет волноваться!

На глаза Наташи навернулись слезы. Марджори недоуменно смотрела на эту сцену. Наташа быстро перевела ей слова Даши. И по темной щеке Марджори тоже покатилась слеза.

— Тетя Наташа, вы обещаете?

— Я-то обещаю, но, думаю, ничего не выйдет!

— Почему?

— Потому что руководство нашей фирмы уже в курсе дела, и, скажу вам по секрету, завтра вы получите подарки. Так что скрыть не удастся.

— Какие подарки? — сверкнув глазами, спросила Даша.

— Увидите! И пусть твоя мама гордится дочкой! Ничего страшного, уверяю тебя!

В этот момент в магазин вошла пожилая дама с крохотной собачкой на руках, и женщины занялись ею.

Денис и Даша остались одни. Больше никто к ним не бросался.

— Смотри! — сказала Даша. — Пол никто не моет! И он уже не такой блестящий.

— Наверное, еще не нашли замену тому негру!

— Слушай, Денис, а пошли к нам в номер, неохота мне тут больше тусоваться! Надоело!

— А может, искупаемся?

— Давай!

Но они так устали, что лишь немного поплавали, а потом вылезли и уселись в креслах с баночками кока-колы в руках.

— Да, денек! — вздохнул Денис.

— Не говори!

Они замолчали, не в силах даже разговаривать. И вдруг раздался крик:

— Даша! Доченька!

К ним вокруг бассейна бежала Александра Павловна.

— Данечка, девочка моя! Это правда? Мне сейчас сказал портье. Здравствуй, Денис! Это вы вместе, да? Но как, каким образом?

Мама обнимала и целовала Дашу, с ее накрашенных ресниц капали слезы.

— Но как? Как ты могла? Ведь это же опасно! Разве так можно? Подумаешь, какие-то драгоценности дурацкие, к тому же застрахованные! Стоило, ли из-за них рисковать? Обещай мне, что больше никогда, никогда…

— Мама, подожди, — пробормотала Даша и вдруг побелела и, наверное, упала бы, если бы Денис не подхватил ее. Вдвоем с Александрой Павловной они усадили Дашу в кресло.

— Я сейчас врача приведу! — крикнул Денис и как был, в плавках, бросился бежать к портье.

Буквально через несколько минут примчался врач, осмотрел Дашу, которая уже пришла в себя, и сказал по-немецки:

— Ничего страшного! Девочка переволновалась (врач, конечно же, был в курсе дела), сейчас мы отведем ее в номер, я сделаю ей укол, и утром она будет в полном порядке.

— Вы уверены, доктор? — дрожащим голосом спросила Александра Павловна.

— Абсолютно! А вообще девочке нужно больше заниматься спортом.

— Да, да, вы правы! — сокрушенно отозвалась Александра Павловна. Конечно, Дашка занимается не спортом, а хозяйством, это ее, матери, вина, и вот к чему это привело!

Врач вдвоем с Денисом, который уже успел одеться, отвели Дату в номер, мама уложила ее в постель, врач, господин Лемке, сделал Даше укол и удалился, пожелав ей спокойной ночи. А Денис все топтался у двери.

— Денис, можешь идти, кажется, с Дашкой ничего страшного.

— Тогда спокойной ночи, — вздохнул Денис.

— Пока, Денисик! — слабым голосом проговорила Дата. — Спасибо тебе!

Он ушел. Александра Павловна села на кровать к дочке.

— Данчик, как ты себя чувствуешь?

— Нормально, мамочка, только слабость, а так — нормально.

— Бабушка сейчас возмутилась бы, — улыбнулась мама, — она всегда сердится из-за этого твоего «нормально».

Бабушка! Дату захлестнула волна стыда. Она ведь даже не знает, что там, у бабушки делается!

— Мам, а давай позвоним бабушке, я соскучилась по ней!

— Давай, только про твои подвиги ничего, говорить не будем, расскажем, когда вернемся, а то ты же знаешь бабушку, она начнет требовать подробностей, и этот разговор влетит нам в копеечку!

— Хорошо, — улыбнулась Даша. Александра Павловна набрала номер, а Даша взяла трубку. Но к телефону подошла Виктоша.

— Дарька! Привет! Как ты там?

— Клево!

— Не скучаешь?

— Нет, что ты! Тут такое…

Александра Павловна прижала палец к губам.

— Тошка, а где бабушка?

— Она в театр пошла.

— В театр? С кем?

— С Алексеем Венедиктовичем. Он зашел за ней, принес букет…

— Гвоздики?

— Нет, нарциссы!

«Моя работа», — подумала Даша.

— Тошка, ты у бабушки ночуешь?

— Я у нее живу, пока вы не вернетесь!

— Молодчина, Тошка. Спасибо тебе! Ладно, я с тобой прощаюсь, бабуле привет!

— Тете Саше тоже! Пока!

— Тошка, новостей нет? — многозначительным шепотом спросила Даша, так как Александра Павловна вышла из комнаты.

— Есть! Еще какие! Мы теперь знаем, кто кладет камни, то есть теперь уже не камни…

— А что?

— Кольцо с громадным сапфиром!

— И кто это?

— Тети Сонина ученица бывшая… Александра Павловна вернулась.

— Ну ладно, Тошка, пока, мы завтра утром позвоним! — Даша положила телефонную трубку. — Мам, бабушка пошла в театр с Алексеем Венедиктовичем!

— Ну и славно! Дашка, а у тебя уже глазки слипаются! Спи!

— А ты?

— А я еще сделаю несколько звонков, а потом тоже завалюсь устала я смертельно!

Укол подействовал, и Даша уснула.


Утром она проснулась от каких-то голосов. Мама громко с кем-то разговаривала. Второй голос был мужской. Говорили по-немецки. Потом в дверях появилась сияющая мама.

— Данчик! Проснулась? Ну как ты?

— Нормально!

— Вид у тебя хороший, уже не бледная…

Дашка, вставай, смотри, что тебе прислали!

Даша вскочила с постели и бросилась в другую комнату. Там на столе стоял сногсшибательный букет. Розы, лилии, еще какие-то неведомые цветы, масса зелени, словом — красотища! Рядом с букетом — корзина фруктов, увенчанная ананасом, и маленькая коробочка, завернутая в серебристую бумагу с фирменными значками «Стар». И такой же серебристый конверт.

— Это все мне?

— Тебе, Данчик, тебе!

— Мама, а что в коробочке?

— . Откуда же мне знать? Открой — увидишь.

Даша дрожащими от нетерпения руками сорвала серебристую бумагу. Под ней обнаружилась белая картонка, а в ней кожаный футляр. Да ша раскрыла его и ахнула. Внутри на черном бархате лежали сережки — на необыкновенно изящной золотой подвеске розовая жемчужина.

— Боже, какая прелесть! — воскликнула Александра Павловна.

— Ой, мам, а у меня уши не проколоты! — чуть не плакала Даша, вертя в руках коробочку.

— Можно, я примерю? — спросила мама и ловко вдела сережки в уши. — Изумительно, но мне уже не по возрасту, — с грустью констатировала она. — С каким вкусом выбрано, специально для такой юной девицы. Наверняка Наталья выбирала. На вот, держи свое сокровище!

— Мама, а уши проколоть — это долго?

— Я думала, ты спросишь больно ли это, — засмеялась мама. — Нет, это недолго и почти не больно, впрочем, сейчас как-то по-другому это делают, и, кстати, золотые сережки можно сразу надевать.

— Мама, а здесь это можно сделать?

— Здесь? До Москвы не дотерпишь?

— Мамочка!

— Ладно, я спрошу! Постой, надо посмотреть, что в конверте.

Там оказалось благодарственное письмо от фирмы «Стар» И сертификат на пожизненную пятипроцентную скидку на покупки в этой фирме.

— Вот как надо приобретать клиентуру. Теперь ты до конца жизни будешь покупать драгоценности только в фирме «Стар», — хохотала Александра Павловна. — И я тоже! С ума сойти, какая у меня выгодная дочка. Эй, дочка, не наедайся виноградом, идем завтракать!

— Интересно, а что они Денису подарили? — сказала Даша по дороге к ресторану.

Первый, кого они увидели там, был Денис.

— Привет! — подбежала к нему Даша. — Тебе прислали подарки?

— Конечно! Вот! — И он протянул Даше руку с новыми часами. — Омега! Швейцарские! Борис говорит, очень крутые! А еще письмо, цветы и фрукты. А тебе что?

— Потрясные сережки!

— Золотые? — деловито осведомился Денис.

— Ага, и с розовым жемчугом!

— Разве бывает розовый жемчуг?

— Еще как бывает!

Глава 15
ИНТУИЦИЯ

Виктоша уже пятый день жила у Софьи Осиповны, но ничего особенного не происходило. Только иногда звонил телефон, а когда брали трубку, никто ничего не говорил.

— Виктошенька, не нравится мне это, — сказала после очередного такого звонка Софья Осиповна.

— Да ерунда, тетя Соня, бывает!

— Знаю, что бывает, но в нашей ситуации, согласись, это наводит на размышления!

Виктоша позвонила Стасу и рассказала про эти звонки.

— Элементарно, Ватсон! — ответил Стас. — Перстенек понадобился! Вот они и проверяют, есть ли кто дома!

— Ты думаешь?

— Уверен!

— И что же делать?

— Сидеть дома как вкопанная!

— Легко сказать!

— И сделать нетрудно! У нас же каникулы, можем меняться! Тебе надо куда-то уйти?

— Да нет, просто у тети Сони почти все время ученики, а мне жутко скучно!

— Ну, пока ученики, ты свободно можешь куда-нибудь прошвырнуться. Хочешь, сходим в кино?

— Стас, а ты помнишь, что завтра прилетает Валентина?

— Помню, но что с того? Прилетит, этот Ромочка ее встретит, а дальше что? Сядут в машину и укатят! Так что ехать в аэропорт, по-моему, бессмысленно. Скорее уж надо усилить охрану ослятника. Я думаю, Валентина сама явится за кольцом. Ну так как, пойдем куда-нибудь?

— Пойдем, только в кино мне неохота. Давай просто погуляем, погода вроде неплохая.

— Давай! Где встретимся?

— У «Баррикадной» через час, идет?

— Идет!

Виктоша побежала одеваться, а в этот момент Софья Осиповна вышла проводить очередного ученика.

— Виктоша, детка, ты куда-то собираешься?

— Да, тетя Соня, пойду погуляю, а у вас сегодня еще ученики будут?

— Еще два урока! Ты спешишь? А то мне скучно одной кофе пить. Выпьешь со мной?

— Выпью! У меня времени еще вагон и маленькая тележка!

— Тогда ставь чайник!

— Ой, тетя Соня, я забыла вам передать! Вчера звонил какой-то Ярослав Пантелеймонович Мордасов.

— О Боже! — закатила глаза Софья Осиповна. — И что сказал?

— Спросил, как вы поживаете, я сказала, что хорошо.

— Правильно. А еще что он сказал?

— Понимаете… он сказал, что… отольются кошке мышкины слезки.

— Что? Что? — расхохоталась Софья Осиповна. — Отольются кошке мышкины слезки? Он мне угрожает, что ли?

— А кто это такой, тетя Соня? — с любопытством спросила Виктоша.

— Один полоумный старик! Я с ним в санатории познакомилась, он какой-то бывший сановник, отвратительный злобный тип, который начал вдруг за мной ухаживать, но когда я сказала, что не желаю с ним общаться, сперва вроде бы смирился, а в Москве опять начал звонить и один раз даже был у меня дома, напросился, но я сказала, что не хочу больше его видеть, и он замолк. А теперь вот опять…

— Ой, тетя Соня, вы таким успехом пользуетесь, просто ужас! — воскликнула Виктоша. — Ну, мне пора бежать!

— Ты когда вернешься, девочка?

— Не знаю, но к фильму постараюсь вернуться.

Они обе любили смотреть сериал «Девушка по имени Судьба».

Выскочив из дому, Виктоша побежала к метро, так как слишком долго просидела с тетей Соней, но вдруг она словно споткнулась. Остановилась, оглянулась. У соседнего подъезда стоял синий «Бьюик». Виктоша уставилась на его номер. Тот или не тот? Увы, она не помнила номера. Она осторожно подошла к машине и заглянула в нее. Там никого не было.

«Ерунда, — подумала Виктоша. — Во-первых, он стоит у другого подъезда, во-вторых, мало ли в Москве синих „Бьюиков“, а в-третьих, там никого нет, а в своем подъезде я никого не видела».

Она успокоилась и побежала к метро. Стас уже ждал ее.

— Опаздываешь! — приветствовал он Виктошу.

— Понимаешь, у соседнего подъезда синий «Бьюик» стоял! — объяснила свое опоздание Виктоша.

— Тот?

— Да вроде нет!

— Что значит вроде?

— Я номер забыла!

— А у этого какой номер?

— Г, восемьсот двадцать три, а дальше… тоже не помню!

— Это он! Тот самый «Бьюик»! — закричал Стас.

— Ты уверен?

— На все сто! Бежим!

— Куда?

— Туда! Он там, мало ли что может быть! Тетя Соня одна?

— Пока да!

И они во весь дух понеслись к дому Софьи Осиповны.

— Ну, где он? — запыхавшись, спросил Стас.

— Нету… Он вон там стоял. Уехал…

— Да, интересно, что он тут делал?

— Может, просто приезжал к кому-то в этом доме, а?

— Что-то я не больно верю в такие совпадения… — пожал плечами Стас.

— Знаешь, Стасик, наверное, все-таки надо поехать завтра в Шереметьево. Мало ли что…

— Поехать, конечно, можно, вот только зачем? Поглядеть на эту красотку? Или на Ромочку в синем «Бьюике»? А толку что?

— Муську возьмем! Может, она сумеет как-то его расколоть.

— Ерунда! Он же там не один будет, а с этой Валентиной.

— А вдруг самолет задержится, тогда у Муськи будет время…

— Не стоит! У меня другая идея…

— Какая?

— Скажи, а вот эти звонки, про которые ты говорила, они в какое время бывают? Виктоша задумалась.

— В разное вообще-то, но чаще днем или даже утром. А что?

— Понимаешь, можно было бы провернуть одну штуку… В какой-то день не брать трубку…

— И что?

— А то, что звонящий решит, что никого нет дома, и явится…

— И мы его поймаем? Да?

— Да!

— Здорово! Но как же… А милиция?

— Что милиция? При чем тут милиция?

— Но куда же мы с ним денемся, если поймаем его?

— Для начала мы выясним, кто он такой. Может, это случайный человек, которого просто впутали, зачем его тогда в милицию сдавать?

— Слушай, Стас, у меня сейчас мелькнула одна мысль… Дело в том, что вчера тете Соне, когда ее дома не было, звонил какой-то тип, по голосу очень противный…

— И что сказал?

— Спросил, как она поживает, а потом говорит: ничего, отольются кошке Мышкины слезки!

— Угрожал, что ли?

— Ну да!

— А ты выяснила, кто он такой?

— Вчера я забыла про него, а сегодня рассказала тете Соне, а она только смеется, говорит, это какой-то отвергнутый поклонник, в прошлом важная шишка.

— Ну и что? Кажется, у Дашиной бабушки поклонников до фига и больше.

— Так-то оно так, но почему, спрашивается, он именно сейчас прорезался?

— Ты думаешь, он как-то связан с этим делом? Ерунда! Просто позвонил и напоролся на тебя, разозлился, что Софья Осиповна где-то гуляет, и наговорил гадостей. Только и всего!

— Может, ты и прав! — согласилась Виктоша.

Они погуляли, поговорили и пришли к выводу, что и в самом деле нет большого смысла ехать в аэропорт. Потом Стас проводил Виктошу до дома Софьи Осиповны, но синего «Бьюика» там не было. Операцию по захвату преступника они назначили на послезавтра, когда у Софьи Осиповны не будет уроков в первой половине дня.

Однако Виктоша, вернувшись домой, решила действовать самостоятельно. Она полагалась на свою интуицию, уже не раз помогавшую ей в расследованиях. И первым делом позвонила Петьке Квитко.

— Петюня, привет!

— Привет! — обрадовался Петька. — Что нового?

— Петюня, я не ошибаюсь, у тебя был какой-то друг, у которого мама в справочном бюро работала?

— У меня? Нет, ты что-то путаешь! Ах да, это у Стаса, в его прежней школе… А что?

— У Стаса… Понимаешь, мне не хотелось бы его просить…

— Да в чем дело?

— Видишь ли, вчера тете Соне звонил какой-то хмырь… — И Виктоша рассказала Петьке про угрозы Ярослава Пантелеймоновича.

— Да ерунда это! Чушь! Чего этот старик может твоей тете Соне сделать? А найти его по справочной можно, подумаешь, проблема! Хочешь, я тебе за час все узнаю?

— Хочу, ясное дело!

— И что ты думаешь предпринять?

— Еще сама не знаю, но адрес или хотя бы телефон узнать хочу.

— Будет тебе адрес!

— Спасибо, Петюньчик!

— На здоровье, Виктюньчик!

Едва Виктоша положила трубку, как ей в голову пришла очередная светлая мысль. Она взяла телефонную книжку Софьи Осиповны и принялась листать ее. Вот буква М. Так… Мордасов. Нет Мордасова. Теперь посмотрим на Я, решила Виктоша. Так, Яблочкин, Яша, Янина, ага, Яр. Пан. Конечно, это Ярослав Пантелеймонович! Итак, телефон его есть, но телефон это не то, хотя тоже немало. Прежде всего надо выяснить, есть ли определитель номера у его телефона. Виктоша накинула пальто и выскочила во двор. За углом, она видела, есть автомат. Для такого звонка даже жетончик не нужен. Виктоша набрала номер и услышала обычные гудки. Трубку никто не взял. «Отлично, кое-что мы уже знаем!» — подумала Виктоша и бегом бросилась назад.

Петька позвонил часа через полтора.

— Вика, есть! Но только адрес! Телефон мне не дали!

— Гениально, Петр! Зато у меня есть телефон! Объявляю тебе благодарность!

— На фиг мне твоя благодарность! Ты лучше скажи, когда туда попрешься. Я с тобой!

— Еще не знаю, скорее всего завтра! Я тебе звякну! Давай, диктуй адрес! Ага, спасибочки! Записала. Пока, Петруша!

Петька хотел было оскорбиться, сколько можно экспериментировать с его именем, но оскорбляться ему было лень.

Виктоша же сразу набрала номер Муси.

— Муська, привет, это я! У меня к тебе дело!

— Привет, Вика! Какое дело?

— Жутко надо повидаться, ты сейчас свободна?

— Как ветер! . .

— Тогда так — встречаемся через полчаса!

Все расскажу по дороге!

Подруги не видались уже дня три и очень соскучились. Поэтому они обнялись при встрече и поцеловались.

— Ну, что стряслось? — сразу спросила Муся.

Виктоша и ей рассказала про звонок Ярослава Пантелеймоновича.

— Мне тоже это не нравится, — немного подумав, заявила Муся.

— Почему? — поинтересовалась Виктоша.

— Не знаю! Интуиция, наверное!

— Вот! Вот! И у меня интуиция!

— Что ты предлагаешь, Вика? — серьезно спросила Муся.

— Для начала надо на него посмотреть, может, ты что-то почувствуешь, а?

— Что ж, давай! — сразу согласилась Муся, которой очень нравилась Софья Осиповна, и она от души хотела ей помочь.

Подруги спустились в метро и через полчаса уже подходили к кирпичной башне, где жил Ярослав Пантелеймонович.

— Ого! Домик привилегированный! — заметила Виктоша. — Это плохо!

— Почему?

— Там наверняка консьержка сидит! Что мы ей скажем?

— Скажем, что идем к господину Мордасову!

— А если она спросит, зачем?

— Вика, ты же понимаешь, консьержка для меня не преграда!

— Ой, я и забыла! Но что мы ему скажем? Кстати, давай для начала позвоним, вдруг его дома нет!

— А он один живет?

— Я не знаю… Хотя, наверное, один… Я звонила, никто не подошел, и потом… Он же за тетей Соней ухаживал, жениться на ней хотел!

— А…

Они позвонили, но опять никто трубку не взял.

— Его дома нет! Что делать будем? — спросила Виктоша.

— Мы пойдем и поговорим с консьержкой — решительно заявила Муся.

— Мусь, а я вот недавно читала, что есть люди, которые гипнозу не поддаются. Вообще!

— Я знаю, только зачем ты мне это под руку говоришь?

— Прости, Мусечка! Но ты же знаешь, как я в тебя верю! Если уж ты смогла с охранника форму снять… — засмеялась Виктоша, вспомнив их прошлое дело.

Девочки вошли в подъезд, но консьержки на месте не оказалось. Они переглянулись и молча направились к лифту. Поднялись на девятый этаж. Тамбур был закрыт основательной железной дверью с глазком.

— Да, тут кто попало не пройдет! — сказала Муся. — Давай на всякий случай позвоним, вдруг он глухой и не слышит телефона.

— Тогда он и звонка не услышит!

Муся нажала на кнопку с номером 67. Но, как говорится, ни ответа, ни привета.

Девочки спустились вниз и вышли из подъезда.

— Что будем делать? — спросила Муся.

— Давай погуляем тут поблизости, подождем, вдруг он вернется.

Они медленно обошли двор, вернее, маленький скверик с детской площадкой между двумя кирпичными башнями и сели на низенькую лавку возле пустой песочницы.

— Вика… — начала Муся.

Но в этот момент у подъезда, где жил Ярослав Пантелеймонович, затормозил… синий «Бьюик ».

— Муська! — прошептала Виктоша. — Смотри!

— Что? На что смотреть?

— Видишь машину?

— Синюю?

— Да. Это та самая! Синий «Бьюик »! И номер тот же!

— С ума сойти! Вот это да!

Между тем из машины вышел старый Виктошин знакомый, Роман Ильич, собственной персоной и помог вылезти из машины весьма пожилому человеку, опиравшемуся на толстую красивую палку.

— Спасибо, милый! — сказал тот.

— Муська, повертись там, я боюсь, вдруг он меня все-таки узнает.

Однако, пока Муська дошла до машины, стараясь не привлекать к себе внимание, оба мужчины уже входили в подъезд.

— Осторожнее, Ярослав Пантелеймонович! Не споткнитесь, — сказал Роман, поддерживая старика под локоток.

Муся растерялась. Мужчины скрылись в подъезде.

— Ну что? — кинулась к ней Виктоша. — Это точно он! Ярослав! Я слышала!

— Ой, что же делать, Мусенька? Теперь ты видишь, меня интуиция не обманула! Они сообщники! Это, наверное, он навел бандитов на тети Сонину квартиру!

— Нет, вряд ли!

— Почему?

— Но она же говорила, что Валентину ей рекомендовала одна из учениц, Валентинина соседка, а я эту соседку знаю, видела. Она чистая! У нее хорошая аура, так что Валентина скорее всего сама это придумала, и вообще, это женская идея…

— А у этого старика какая аура?

— Не знаю… Я не успела почувствовать! — Вот что, Муська, ты должна закадрить этого мужика с «Бьюиком»!

— Ты с ума сошла, Вика! — воскликнула Муся. — Я не умею!

— Еще как умеешь! Помнишь, как ты изображала дочку миллионера, который дачу хочет строить?

— Так я просто играла, как в театре, а кадрить… Нет, я не умею! Вика! Ты погляди!

— На что!

— Какой у этого старика телефон?

— Зачем тебе?

— Посмотри на это объявление!

Действительно, возле подъезда висела доска для объявлений. И среди прочих бумажек там был приклеен синий листок, на котором большими красными буквами стояло:

«Потерялся пушистый серый кот, крупный, на левом ухе и на кончике хвоста белые пятнышки. Прошу вернуть за солидное вознаграждение».

— Теперь я знаю, что делать! — восторженно прошептала Виктоша. — Мы обязаны поймать этого котяру и тогда с полным основанием попадем в квартиру старикашки. Познакомимся с ним и еще вознаграждение получим!

— Легко сказать! Где мы его искать будем? И потом, уже темнеет…

— Мы сейчас никого искать не будем, пускай котяра еще ночку на свободе погуляет, тем более, сейчас март! А завтра с утра все вчетвером заявимся и начнем облаву.

— А что? — засмеялась Муся. — Мне эта идея нравится.


Виктоша сказала тете Соне, что им с Муськой надо с самого утра пойти по одному делу, и она выйдет из дому в половине седьмого.

— Боже, что за дела в такую рань? Надеюсь, это не какие-нибудь детективные затеи?

— Нет, что вы, тетя Соня, просто Муськин кот убежал, и мы надеемся, что рано утром его найдем. Сами понимаете, март!

— А как зовут котика? — поинтересовалась Софья Осиповна..

— Кукс! — ни секунды не колеблясь, назвала Виктоша кличку Муськиного кота.

— Красивый?

— Очень!

— Ну, Бог в помощь!

А еще Виктоша позвонила Стасу и Петьке. Стас, правда, скептически отнесся к этой идее, но отказаться не решился, к тому же он не прочь был повидать Виктошу.

Глава 16
СКРОМНИЦА И ОТОРВА

Утром, В половине седьмого, Виктоша вышла из дому, а в начале восьмого все четверо собрались во дворе Ярослава Пантелеймоновича.

— Ну, как искать будем? — спросил Стас.

— Очень просто, разойдемся в разные стороны, будем кричать кис-кис! — рассердилась Виктоша, почувствовав прохладное отношние Стаса к ее затее.

— Мусь, а ты попробуй на него своими флюидами воздействовать! — предложил Стас.

— Я бы попробовала, но надо же сперва его найти, — простодушно отозвалась. Муся.

— Я найду! — заявил Петька и вытащил из кармана… маленький магнитофон.

— Это что? — недоуменно уставилась на него Виктоша.

— Магнитофон! А на нем — запись кошачьих концертов, призывные крики кошек и всякое такое. Поскольку нам нужен кот, значит, поставим призывные крики кошки!

— Откуда это у тебя? — поразился Стас.

— Американская запись из специальной серии «3вуки природы»! — гордо ответил Петька.

— Где брал? — полюбопытствовал Стас.

— У меня сосед на этих звуках природы сдвинутый, ну я пошел к нему и переписал. Честно сказать, я не надеялся, что у него кошачьи вопли найдутся, но вот, повезло! Только вы уши заткните, это еще тот звон!

И он уже хотел включить запись, но Виктоша схватила его за руку.

— Погоди, Петечка, это надо в кустах сделать, а то народ сбежится…

— И намылит нам шею! — добавил Стас.

Они забрались в кусты, растущие по периметру двора и Петька включил запись. Что это были за звуки!

— Неужто и вправду это кошка орет? — удивился Стас.

— Кошка, кошка! — заверил его Петька. Минут через пять Виктоша прошептала:

— Глядите!

К ним, задрав хвост, несся кот, черный, как смоль, а с другой стороны, важно вышагивая, приближался рыжий одноухий, разбойного вида котяра.

— Клиентов полно, но все не те! — вздохнул Петька. — Ой, еще идут!

Вскоре вокруг куста, откуда доносились кошачьи вопли, сидело уже пять котов. Они недоуменно принюхивались. Наконец рыжий одноухий хулиган возмущенно повернулся и ушел, дергая хвостом. Он был в негодовании.

— Они уже раскусили подлянку! — заметил Петька. — Ой, девчонки! Кажется, это ваш!

. В самом деле, неподалеку появился кот, вероятно, считавшийся красавцем, но грязный и ободранный. На его ухе и на кончике хвоста угадывались белые пятнышки.

— Это он! — прошептала Виктоша и зашла с тыла. Она уже изготовилась поймать его, но он вдруг сам решительно направился к Мусе. Та сразу схватила его на руки.

— Петро! Ты гений! Я всегда это говорил! — засмеялся Стас.

Кот сидел на руках у Муси, как будто давным-давно ее знал.

— Ну, Муська, ты даешь! — подбежала к ней Виктоша.

— Что теперь? — спросил Петька.

— Теперь понесем кота хозяину, поглядим, сколько он нам отвалит! — засмеялась Виктоша.

— А нам что делать? — поинтересовался Петька. — Кстати, я тоже претендую на часть вознаграждения! Без меня вы бы этого кота фиг поймали!

— Получишь! Не волнуйся! — успокоила его Виктоша. — Вы езжайте домой, чего вам тут зря торчать, неизвестно еще, сколько мы там пробудем.

— Ладно, мы сейчас рванем ко мне! — сказал Стас. — И будем вас ждать, а вы освободитесь и тоже к нам подваливайте. Отцу вчера его друг привез корзину арахиса!

— Идет! — воскликнула Виктоша. — Только вы его поджарьте к нашему приходу!

Девочки вошли в подъезд. За столом дремала консьержка. Но на стук двери она подняла голову.

— Девочки, вы к кому… Ой, да это же Бомжик! Где вы его нашли?

— Мы по объявлению! — сообщила Виктоша.

— Давайте его сюда, я передам!

— Нет уж! — решительно заявила Виктоша. — Мы сами! Там написано — за вознаграждение! Это мы его заработали, зря, что ли, по крышам за ним гонялись!

Консьержка обиженно поджала губы. И позвонила в квартиру Мордасова.

— Ярослав Пантелеймонович, доброго вам утречка, не разбудила? А я к вам с радостью! Не узнали? Это Нинель Власовна, дежурная по подъезду. Бомжик ваш нашелся, девочки какие-то принесли! Да, уже идут! Идите, идите, девочки!

Виктоша с Муськой поднялись на девятый этаж. Двери лифта разошлись, и они буквально наткнулись на поджидавшего их Ярослава Пантелеймоновича.

— Бомжик! — воскликнул он и протянул руки к коту. Но кот, только крепче прижался к Мусе.

— Бомжик, что с тобой? Девочки, спасибо вам огромное, где же вы нашли этого бродягу?

— На крыше бани! — ляпнула Виктоша.

— Вы что же, за ним на крышу лазали? — Ну, не столько за ним, сколько за вознаграждением! — тоном уличной оторвы заявила Виктоша.

— Да, да, конечно! Ох, какой же ты грязный, Бомжик!

— Извините, почему вы его так странно назвали — Бомжик? — поинтересовалась Муся, все еще держа кота на руках.

— А я его на улице нашел, грязного, паршивого, вот Бомжиком и назвал. Иди ко мне, бродяга!

Но Бомжик упорно не желал признавать хозяина, крепко прижимаясь к Муське.

— А может, это не ваш кот? — спросила Виктоша. — Что это он к вам не идет?

— Так ведь март! — вздохнул хозяин. — Его женщины сейчас больше привлекают! Девочки, у меня к вам еще просьба, а я уж в долгу не останусь, будьте такие добрые, вымойте моего разбойника, мне одному это не по силам, а вы вдвоем мигом справитесь, тем более, он проникся к вам таким доверием.

Девочки переглянулись. Это то, что нужно! На такую удачу они и не надеялись! Муська осторожно спустила кота на пол и сняла пальто. Виктоша последовала ее примеру.

— Вот спасибочки! Сюда, пожалуйте!

Виктоша краем глаза окинула квартиру. Она была двухкомнатная, очень просторная, с огромной прихожей и богато отделанная. В ванной, выложенной темно-зеленым кафелем, стояла бледно-зеленая ванна с какими-то педалями.

— Это у вас что, джакузи? — поинтересовалась Виктоша.

— Нет, просто ванна с гидромассажем, для настоящей джакузи здесь слишком тесно, — отвечал хозяин.

— А как вы его моете, в тазу? — спросила Муся.

— Я думаю, вдвоем вы его и в раковине вымоете. Вот вам кошачий шампунь, а вот полотенце!

И Ярослав Пантелеймонович вышел из ванной. Виктоша открыла воду, пощупала ее рукой и кивнула Мусе. Та осторожно посадила кота в раковину, он было рванулся из ее рук, но тут же успокоился и дал себя вымыть без всяких проблем.

— Вот умница, хороший кот, милый, ласковый, — тихо приговаривала Муська, заворачивая Бомжика в полотенце.

— Хозяин, принимайте работу! — крикнула Виктоша.

Ярослав Пантелеймонович заглянул в ванную.

— Уже? Вот умнички! Как хорошо справились!

Муся протянула кота хозяину. Тот взял Бомжика на руки, прижал к себе, но кот вдруг отпихнул его задними лапами и спрыгнул на пол.

— Что с тобой? — ревниво спросил Ярослав Пантелеймонович. — Девушка приворожила? А ну-ка, девушки, идемте на кухню, я вам кофейку заварю.

Девочки переглянулись.

— Спасибо! — сказала Виктоша. — С удовольствием!

— А ты бойкая! — шутливо погрозил ей пальцем Ярослав Пантелеймонович.

— Приходится, папаша! Иначе не проживешь в наше время!

— А что, трудно вам живется?

— А как же, еще как трудно! Все дорого, и все хочется!

— Ишь ты! А я вот что хочу предложить, только не тебе, егозе, а подружке твоей. Не согласишься ли ты два раза в неделю прибраться у меня в квартире, а то я человек старый, мне трудно, а ты девочка тихая…

— Чем же это я вам не глянулась, папаша? — продолжала играть роль оторвы Виктоша. А сама подумала: видела бы меня сейчас мама или тетя Соня!

— Бойкая слишком, развязная, а я этого не люблю! — вдруг строго произнес Ярослав Пантелеймонович.

— А может, мне обидно, папаша!

— Ладно, помолчи, милая, я подружку твою спрашиваю. Ты согласна?

— А что делать-то надо? — поинтересовалась Муся.

— Ковры пропылесосить, полы помыть, словом, содержать квартиру в чистоте.

— А стирка-глажка?

— Нет, этого не надо! Ну, может, когда в магазин сходишь…

— И сколько вы будете мне платить? — краснея, спросила Муся.

— По двадцать долларов за раз. Годится?

— Годится. Но только я могу во второй половине дня! — смущенно сказала Муся.

— И чудненько! Часиков в пять?

— Да!

— Вот и отлично! Завтра сможешь прийти? — Я и сегодня могу, хоть сейчас.

— Сейчас я не могу, миленькая. Давай, приходи завтра.

— А у вас сколько комнат? — поинтересовалась Муся.

— Две, миленькая, две! Вот и хорошо, ты с моим Бомжиком ладишь, я спокоен буду. Значит, договорились? Приходи завтра в пять!

— Хорошо, приду!

— Ну и отличненько!

— Папаша! А вознаграждение нам за Бомжика вашего будет или нет? — гнула свое Виктоша.

— Будет, будет! Не волнуйся. — Он встал и вышел из кухни.

Виктоша победно глянула на подругу, мол, знай наших!

— Вот вам, девчата, сто тысяч!

— Сто тысяч? — возмущенно воскликнула Виктоша. — Вы смеетесь, папаша? Да за эти деньги нам остается только взять вашего Бомжика и обратно на крышу отнести! Побойтесь Бога, папаша!

— Я пошутил! Вот вам сто долларов на двоих! Этого хватит!

— Этого — хватит! Вот это — по справедливости! Зря, что ли, мы по крышам за котярой гонялись!

Виктоша взяла стодолларовую купюру, поглядела ее на свет и спрятала в карман.

— Ну все, подруга, пошли! Повезло тебе, работенку надыбала! Папаша, правда, не больно расщедрился, но сойдет по нынешним временам!

— Ты вот что, миленькая, иди и подожди подружку внизу! А то уж очень ты языкастая, не люблю я этого.

— Да пожалуйста, — пожала плечами Виктоша.

Она нарочито медленно натянула пальто, повязала шарф, повертелась перед зеркалом и, наконец, удалилась со словами:

— Муська, я тебя внизу жду! Не больно-то задерживайся!

Когда дверь за Виктошей закрылась, Ярослав Пантелеймонович сказал:

— Вот что, Маруся, чтобы этой шалавы тут и близко не было! Поняла?

— Поняла, — скромно потупившись, проговорила Муся.

— Сейчас я тебе все покажу, где у меня пылесос, где что! Вот смотри!

Ярослав Пантелеймонович открыл дверцу стенного шкафа, и Муся чуть не вскрикнула. С внутренней стороны дверцы была наклеена большая фотография… ослятника Софьи Осиповны! Вся коллекция как на ладони. А некоторые ослики помечены крестиком. Ничего себе!

— Ой, какие игрушечки! — придурковатым голосом закричала Муся. — Какие хорошенькие!

— Хорошенькие, очень хорошенькие, — как-то зловеще подтвердил Ярослав Пантелеймонович. — Гляди, вот тут пылесос, вот тут к нему все приспособления. Вот тут тряпки, а вот тут перчаточки резиновые, чтобы ручки свои не портила!

— Спасибо! — пробормотала Муся, с трудом отрываясь от фотографии. — Это что, коллекция осликов? — все-таки решилась она спросить.

— Да, когда-то я собирал их, а потом подарил всех разом. А снимок на память оставил.

— Понятно. Извините, я могу идти?

— Иди, миленькая, иди, а то подружка твоя со стольником деру дать может!

— Ну что вы, она не такая! — вступилась за подругу Муся.

— Помяни мое слово, она еще надует тебя! Ты, я вижу, девочка хорошая, не надо бы тебе с такой шалавой дружить, ох, не надо бы!

Муся ничего не ответила, быстро надела пальто и шагнула уже к двери, как вдруг к ней подбежал Бомжик и стал тереться о ее ноги.

— Прямо приворожила ты его! Я даже ревную! — признался Ярослав Пантелеймонович.

Муся застенчиво улыбнулась.

— До свидания, до завтра!

— До завтра, до завтра, миленькая! Идем, я тебя выпущу!

Муся выскочила на площадку. К счастью, лифта ждать не пришлось. Внизу ее поджидала Виктоша.

— Вика! Если бы ты знала…

— Он что, к тебе приставал? — деловито осведомилась Виктоша.

— Да ты что! Он же старик! Вика, знаешь, что я там видела?

— Тсс! — Виктоша глазами показала на дремлющую консьержку.

Девочки выскочили на у лицу.

— Ну? Что ты там углядела?

— Коллекцию! Тети Сонину коллекцию!

— Как? — опешила Виктоша.

— Фотография! На дверце стенного шкафа с внутренней стороны приклеена большущая фотография всех ослов! Вся коллекция, а некоторые ослы отмечены крестиками!

— Ошизеть можно! — вырвалось у Виктоши.

— Не то слово!

— А ты запомнила, какие ослы крестиками помечены?

— Нет, что ты! Я не успела, он шкаф закрыл! Но завтра я к нему пойду…

— Ты что? В самом деле пойдешь к нему?

— Сказать по правде, я не собиралась, но теперь уж точно пойду!

— Ну и дела! — присвистнула Виктоша. — А вообще-то здорово! Стольник заработали, кота домой вернули и еще на след преступника вышли! И все за один раз!

— Да, Вика, ты была права, когда заподозрила этого старика! Он угрожал тете Соне, хотел причинить ей неприятности… Но что ты-то вытворяла? Ужас просто! Я чуть со стыда не сгорела!

— Со стыда? — поразилась Виктоша. Тебе за меня, что ли, стыдно было?

— Конечно! Ты вела себя ужас как…

— Муська, я же не вела себя, а играла роль! Что, так уж неприлично было?

— Кошмар! Он же, когда ты ушла, сказал мне, чтобы ноги твоей даже близко там не было!

— Зато благодаря этому ты обнаружила фотографию ослов!

— Ну, что, поехали к Стасу? — спросила Муся.

— Поехали! А что с деньжатами сделаем?

— Поделим по справедливости!

— А я думаю, не надо их делить!

— Почему это? .

— Мы эти деньги на всякий случай отложим. Мало ли какие у нас могут быть общие нужды!

— Правильно! И то, что мне старик заплатит, я тоже внесу в общую копилку.

— Ага! Теперь у нас, как у настоящих уголовников, будет общак!

— Общак? — не поняла Муся.

— Ну да, преступники всегда имеют общак — деньги на разные нужды, подкупать кого-то, в лагерь послать, семью преступника поддержать.

— Вика, что ты несешь!

— Ничего я не несу, просто тебе объясняю!

Глава 17
СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ

Когда Виктоша и Муся приехали к Стасу, то, кроме Петьки, застали еще одного старого знакомого — капитана Крашенинникова.

— Ой, здравствуйте! — воскликнула Виктоша и зарделась.

Капитан Крашенинников ужасно нравился ей.

— О, девушки! Привет! Рад вас видеть!

— Какими судьбами? — кокетливо спросила Виктоша.

— Да вот, перевожусь в Москву, буду работать здесь, в МУРе.

— А почему?

— Женюсь! Окрутили меня, молодого! — засмеялся капитан. — Скоро переберусь окончательно, а пока вот поживу у старого друга! Ну, молодежь, колитесь! Наверняка ведь опять что-то расследуете? А? Ну, девушки, давайте, а то эти два партизана молчат в тряпочку.

— Понимаете, — нерешительно начала Виктоша, но под гневным взглядом Петьки осеклась.

— Давай, Вика, давай! Сейчас у меня есть время, я могу вам помочь, а потом уж перееду, впрягусь в работу — пиши пропало. Пользуйтесь, покуда я командированный! Ну, поживее, чего зря время терять, все равно ведь расколю!

— Вы как хотите, а я все расскажу! — заявила вдруг Виктоша под пристальным взглядом капитана. — Лучше вас нам никого не найти! — пылко проговорила она.

— А ведь Вика права, — заметила Муся. — Тем более что мы нашли организатора…

— Какого организатора? Организатора чего? — завопил Петька.

— Погоди, Петро, давай по порядку! — потребовал капитан Крашенинников. — Ну, Вика, начинай ты!

— Почему она? Я тоже могу рассказать! — разорялся Петька.

— Ну, давай, рассказывай, — снисходительно пожала плечами Виктоша. — Маленьким надо уступать!

— Маленьким? — задохнулся от обиды Петька. — Я — маленький? А где бы вы были, если бы не я? По крышам бы лазили до самой ночи и все равно бы не поймали этого кота!

— Кончай базар! — крикнул капитан. — С ума с вами сойдешь! Сделаем так — рассказывать будет кто-нибудь один, остальные будут его дополнять, если он что упустит. Самый спокойный из вас — Стасик, вот он и начнет! Давай, старик, начинай!

— Нет, пусть лучше Вика! — скромно сказал Стас. — У нее в этой истории самая главная роль!

Виктоша польщено улыбнулась.

— Ну что ж, Вика так Вика, — сказал Крашенинников. — Начинай, не тяни кота за хвост.

— Понимаете, все началось с того, что… Вы Дашу помните?

— Дашу? Еще бы не помнить! Кстати, где она?

— В Германии, с мамой!

— Понятно. Так что же с Дашей?

— Дашина бабушка, Софья Осиповна, собирает коллекцию осликов, ее даже один знакомый Софьей Осликовной прозвал… И вот в один прекрасный день она заметила, что у нее пропал ослик Менелай… А потом он опять появился…

И Виктоша с помощью друзей поведала капитану Крашенинникову всю историю, умолчав лишь о вознаграждении. Капитан внимательно выслушал ее, потер переносицу и сказал:

— А ведь, похоже, это не шутки! Как, ты говоришь, зовут старика? Ярослав Пантелеймонович? А девицу? Белова Валентина Сергеевна? Вот что, ребята, дело очень даже серьезное, вы и сами себе представить не можете! Подождите здесь, я позвоню. Только, чур, не подслушивать, а то я вас знаю!

И он вышел в другую комнату.

— А как насчет бабок за котяру? — поинтересовался Петька. — Заплатил?

— А как же! Вот! — Виктоша показала им стодолларовую купюру.

— Обалдеть! Стольник за какого-то паршивого кота! Как делить будем?

— Мы ничего делить не будем! Эти деньги пойдут в «общак»!

— Правильно! — сказал Стас. — Я давно хотел это предложить…

— Ой, ребята! — перебила их Муся. — Видели бы вы, что вытворяла Вика! Как она с этим хмырем разговаривала! Вика, покажи, жалко, если они такое пропустят!

— Запросто!

Вика встала, подбоченилась и сказала:

— Давай, папаша, гони монету! И нечего жадничать, в наше время задаром ничего не делается!

Стас и Петька так и покатились со смеху.

— Ну, вы, придурочные, чего лыбитесь? — вошла в роль Виктоша.

— Да, видела бы тебя твоя мама! — хохотала Муся.

— Ага, я и сама все время про это думала, видела бы меня моя мама, а еще тетя Соня!

— Ну, ничего, этому хмырю, судя по всему, недолго еще гулять на свободе! — заметил Стас.

— Ой, а что же с Бомжиком будет? — ужаснулась Муся.

— Да погоди, еще не факт, что его посадят! — утешил ее Петька. — Он же старый и, наверное, ушлый!

— Между прочим, сегодня должна была вернуться Валентина! — вспомнил Стас.

— Но это уже не наша забота, — не без грусти проговорила Виктоша.

— Да! — вздохнул Петька. — Но основную работу все равно мы сделали!

Они замолчали. Через несколько минут вернулся Крашенинников.

— Ну, друзья, похоже, вам удалось такую ниточку из клубка потянуть, что можно будет весь клубок размотать! Сейчас мы с вами поедем… Угадайте, куда?

— На Петровку, 38у куда ж еще, — усмехнулся страшно довольный Петька.

— На Петровку? — поежилась Виктоша. — А родителям тоже будете сообщать?

— Эй, Виктория, ты же не преступница! — засмеялся капитан Крашенинников. — Расскажете родителям, когда будете благодарность получать. Но только если захотите. Неволить вас никто не станет. И вообще, чем меньше о вашем участии будет известно, тем лучше и для следствия, и для вас. Так что не волнуйтесь.

— А тетя Соня? Ее вы тоже вызовете? — всполошилась вдруг Виктоша. — Вы только очень осторожно, она такая нежная…

— Обещаю! — улыбнулся капитан. — Ну все, поехали!


На Петровке, 38 к их приезду уже были готовы пропуска. Капитан Крашенинников привел ребят в кабинет, где их встретил майор милиции Иван Артемьевич Лаптев, молодой подтянутый мужчина с совершенно седой головой.

— Какой интересный! — шепнула Виктоша Мусе.

— Вот, Иван Артемьевич, принимай этих юных сыщиков. Настоящие Шерлоки Холмсы!

По дороге ребята договорились, что рассказывать все будет Стас. Когда он рассказал о том, как Виктоша заглянула в паспорт Валентины Беловой, майор Лаптев усмехнулся.

— Интересная тенденция в этом деле наблюдается, Володя, — обратился он к капитану Крашенинникову. — Эту дамочку третьего дня поймали в Германии, в пятизвездочном отеле, и схватить ее тоже помогли ребятишки!

— Немцы? — поинтересовался Петька.

— Да нет, наши! На каникулах жили там с родителями и выследили!

— Извините, а в каком городе? — вдруг спросил Петька.

— В Дюссельдорфе.

— А как их звали?

— Петь, так не бывает! — понял его мысль Стас.

— Нет, Иван Артемьевич, скажите, как их звали?

— А тебе зачем? — улыбнулся Лаптев.

— Спорим, одна из них — Даша Лаврецкая! — гнул свое Петька.

— Точно! Лаврецкая, Даша, — подтвердил Иван Артемьевич, — ну вы, как говорится, на ходу подметки режете! Здорово соображаете!

— А второй кто? — требовательно спросил Петька.

— Если ты такой умный, сам должен знать! — засмеялся капитан Крашенинников.

— Нет! — очень серьезно ответил Петька. — Второго не знаю. Наверное, она… Даша, то есть… там с ним или с ней познакомилась, я только про нее знаю…

— А второй некий Денис Русанов, мальчик четырнадцати лет.

Что-то сжалось у Петьки внутри. Со Стасом он уже смирился, понял, что они с Дашей друг другу как брат с сестрой, а вот какой-то незнакомый Денис… Петька заранее его невзлюбил.

— Спасибо, — выдавил он из себя.

— Итак, продолжим! — сказал Иван Артемьевич.

Когда рассказ Стаса подошел к концу, Иван Артемьевич и капитан Крашенинников многозначительно переглянулись.

— Да, ребятки, не знаю, как и благодарить вас… Давно мы дело ведем, а все у нас нестыковочки были, а теперь все на свои места встало. Это ж надо придумать — прятать драгоценности в осликах…

— Я поняла, — воскликнула Виктоша, — он этим мстил тете Соне за то, что она не захотела с ним знаться! Он же говорил «отольются кошке мышкины слезки»! Наверное, он хотел, чтобы у нее были из-за этого неприятности!

— Не думаю, — сказал капитан Крашенинников. — Неприятности тети Сони могли бы обернуться и против него, нет, он собирался иначе ей напакостить, а это был просто очень хитроумный способ передерживать драгоценности.

— Передерживать? — переспросил а Виктоша. — Что это значит?

— Это и ежу понятно! — вмешался Петька. — Украл камушек, запихнул в ослика, а потом достал и продал. Вот пока он в ослике, это и есть передержка.

— Точно излагаешь, а главное — предметно! — усмехнулся майор Лаптев. — Итак, теперь, значит, в ослике лежит перстень с сапфиром? Так?

— Да! — подтвердила Виктоша.

— А взять его оттуда, выходит, некому, поскольку госпожа Белова по кличке Белка сейчас пребывает в немецкой тюрьме. Вероятно, до сообщников слухи уже дошли, и они, надо полагать, постараются извлечь его своими силами. Перстень стоит бешеных денег, и оставлять его им невыгодно. Значит, будем брать с поличным!

— Как? — хором выкрикнули ребята.

— Придется попросить вашу тетю Соню на время куда-нибудь перебраться.

— А в квартире засаду устроите, да? — завопил Петька.

— Ну, что-то в этом роде!

— Ой, а можно нам тоже там быть?

— Ни в коем случае! Детские игры закончились. Огромное вам спасибо, но вы свою роль сыграли. Теперь уж наш черед действовать!

— Скажите, пожалуйста, — застенчиво проговорила Муся, — а мне завтра пойти к нему? Я ведь обещала?

— Нет, не ходи! Ты уже все, что нужно, узнала.

— Его арестуют? — спросила Муся.

— Скорее всего. Может, еще не завтра и даже не через неделю, но… сколько веревочке ни виться…

— Можно тогда попросить вас… — с трудом подбирая слова, говорила Муся, — у меня к вам просьба, я думаю, вас не затруднит…

— Да что такое? Говори, не стесняйся, если это в моих силах…

— Кота… Там у него кот, Бомжик, можно Я его себе возьму, ведь если хозяина посадят, кот пропадет…

— Муська! У тебя же есть Кукс! — воскликнула Виктоша.

— Ну и что? Пусть будет два. Он так ко мне привязался… Я уже не могу… его бросить.

— Хорошо, это я тебе обещаю! — растрогался суровый майор. — Значит, сделаем так.

Эта дама, Софья Осиповна, сейчас дома?

— Да, у нее уроки! — ответила Виктоша. — Отлично, тогда мы с тобой вместе туда поедем, ты меня представишь, чтобы слишком не волновать пожилую женщину, и мы с тобой с нею побеседуем. А вы можете быть свободны! Еще раз огромное спасибо! Не исключено, что о вас еще напишут в газетах!

— Ух ты! — обрадовался Петька.


Майор с Виктошей уехали на машине. Капитан Крашенинников ушел по своим делам, а Муся, Стас и Петька медленно брели по Петровке в сторону Садового кольца.

— Вот так всегда! — тяжело вздохнул Петька. — Делаешь, делаешь черную работу, а самое интересное достается другим. А мне так хотелось посидеть в засаде!

— Ужас какой! — простонала Муся.

— Подумать только, — сказал вдруг долго молчавший Стас, — что Дашка в Дюссельдорфе сама вышла на ту же преступницу, что и мы здесь! Вот молодчина! .

— Еще неизвестно, Дашка или этот тип, как его, Денис Русанов, хотя я лично думаю, что все-таки Дашка! Она крутая! А этот парень, он, наверное, просто примазался! — проворчал Петька.

— А ведь Дашка прилетает уже завтра! — радостно воскликнул Стас.

Глава 18
МУСЬКА-ДОМР АБОТННЦА

Едва Муся пришла домой, как ее позвали к телефону. Звонил майор Лаптев.

— Извини, Мария, у меня к тебе очень важное дело! Ты сможешь все-таки пойти завтра к этому старику?

— Да, наверное, смогу!

— Понимаешь, «наверное» мне не годится, так да или нет.

— Тогда — да! — уверенно ответила Муся. — Ты с ним на какой час договорилась?

— На пять.

— Тогда встретимся в четыре, около обувного магазина. Знаешь, где он?

— Кажется, да. Найду.

— Вот и отлично. Только ты дома про все это не…

— Я все понимаю! А Вике можно?

— Вике — можно, — согласился Лаптев. — Но мальчишкам ничего не говори. А то мало ли что им в голову взбредет!

— Поняла!

— Значит, до завтра?

— Конечно! До свидания! — Муся положила телефонную трубку.

— Мусечка, кто это звонил? — крикнула с кухни ее мама, Майя Дмитриевна.

— Это… Дашина бабушка звонила, просила при ехать к ней завтра к четырем, — сказала Муся. Она ужасно не любила врать, но что поделаешь. .

— Зачем? Она не сказала?

— Нет, не сказала.

— Я краем уха слышала, ты про Виктошу что-то говорила?

— Да, мы с ней вместе поедем!

— Иди сюда, Мусечка, ужин готов. И папу позови!

После ужина, когда родители уселись у телевизора, Муся позвонила Виктоше — обменяться впечатлениями.

— Ой, Муська, как интересно было! Ужас! Майор разговаривал с тетей Соней, попросил ее на несколько дней перебраться в Дарькину квартиру, записал ее голос на автоответчик…

— Но у нее же нет автоответчика!

— Он принес! Словом, там теперь засада будет!

— А мне он звонил!

— Кто?

— Майор! Просил завтра пойти к старику. — Зачем?

— Понятия не имею! Наверное, надо что-то узнать.

— Ты пойдешь? — спросила Виктоша.

— Конечно.

— И ты не боишься?

— Да вроде нет. А что он мне сделает? И потом, меня скорее всего кто-нибудь подстрахует!

— Да, верно! Ой, как интересно! И когда ты пойдешь?

— В четыре я с майором встречаюсь у обувного магазина.

— Я тоже пойду! — заявила Виктоша.

— Зачем?

— А то я умру от любопытства! И тебе веселее будет!

— Вика, это как-то несерьезно, — растерялась Муся.

— Ерунда! Если б не моя интуиция, мы бы в жизни на этого старикашку не вышли, и вообще…

— Ладно, — согласилась Муся.


На другой день девочки встретились около метро и поехали к месту встречи. Они добрались до обувного магазина несколько раньше назначенного часа, остановились, огляделись.

— Интересно будет, если майор опоздает! — усмехнулась Виктоша, однако ровно в четыре они услыхали знакомый голос:

— Так я и знал! Ты зачем явилась, Виктория?

— Не хотела Муську одну отпускать!

— И совершенно зря! Я буду с Марией с глазу на глаз беседовать!

— Ну, Иван Артемьевич! — заныла Виктоша. — Ну, миленький, ну, пожалуйста, я же умру от любопытства!

— Ой, только не канючь! — засмеялся майор. — Ладно, садитесь в машину.

Они сели в неприметный серенький «жигуленок».

— Так вот, Мария, твоя задача очень проста — я дам тебе жучки, и ты их прилепишь во всех комнатах. Я так понимаю, что ты будешь убирать квартиру, так тебе и карты в руки. Сама понимаешь, это надо сделать незаметно! Сумеешь?

— Попробую.

— Сейчас я тебе все объясню и покажу.

— Иван Артемьевич, а давайте я тоже с Муськой пойду! — предложила Виктоша.

Майор не успел ответить, как Муся решительно сказала:

— Нет! Он вчера специально меня задержал, чтобы сказать, что твоей ноги там быть не должно!

— Интересно, почему это? — спросил майор.

— А я такую девицу там изображала, — фыркнула Виктоша.

— Могу себе представить, — хмыкнул майор. — Ну ладно, ты там все примечай, Мария, если кто позвонит, постарайся подслушать разговор, словом, тебя, по-моему, учить не надо.

— Да, я все понимаю!

— Ну что ж, пора, ступай с Богом! — напутствовал Мусю майор милиции.

— А вы ее как-нибудь подстрахуете? — спросила Виктоша.

— Не волнуйся, подруга, мы и сами с усами!

Муся поднялась на девятый этаж и позвонила. Открыл дверь какой-то незнакомый мужчина.

— Девушка, вам кого?

— Я к Ярославу Пантелеймоновичу, мне надо убираться…

Тут подоспел сам хозяин квартиры.

— О, пришла, молодчина, минута в минуту, только знаешь, тут ко мне друзья приехали… Давай-ка, приходи лучше завтра!

— Завтра я не могу! — ответила Муся и очень пристально взглянула на хозяина. При этом она мысленно внушала ему: «Впусти меня в квартиру!» «Впусти меня в квартиру»!

— Ну ладно, заходи, уберешь сегодня большую комнату и кухню!

Муся вошла, не спеша разделась и отправилась на кухню. В раковине были сложены грязные тарелки и чашки. Первым делом она взялась мыть посуду. И вдруг оглянулась. В дверях стоял хозяин.

— А ты быстрая, я погляжу. Посуду вмиг помыла.

— Извините, у вас стремянка есть?

— Зачем тебе стремянка? — удивился хозяин.

— Как зачем? На шкафах, наверняка, грязно, надо помыть и лампочка вон какая пыльная!

— Есть стремянка, на балконе!

Муся вышла на застекленный балкон и сразу увидела стремянку. Она поставила ее возле шкафов, влезла на верхнюю ступеньку. Хозяин продолжал наблюдать за нею. «Вот, черт, никак не уйдет», — подумала она.

— Эй, Пантелеймоныч, в твоем возрасте поздно уж на таких молоденьких пялиться! Идем, у нас дела, а он…

Хозяин ушел. Убедившись, что никто ее не видит, Муся достала жучок и прилепила сверху на кухонный шкаф. Как бы послушать, о чем они там говорят? Она выглянула в переднюю, но дверь в маленькую комнату была плотно закрыта. Муся прислушалась, но не услышала ровным счетом ничего. Полное молчание. Странно, подумала она и вернулась на кухню. Вскоре уже кухня блестела, как новенькая. Полюбовавшись делом рук своих, Муся спокойно прилепила по жучку в прихожей, в ванной и в уборной. Затем достала пылесос и вошла в большую комнату. Пылесос был хороший, не слишком шумный и, выключив его, она снова на цыпочках вышла в прихожую. Прислушалась. Опять полное молчание. Тогда она решилась. Быстро выскочила на балкон, встала на четвереньки и подползла к окну комнаты, выходившему на балкон. Очень осторожно заглянула в комнату и увидела, что двое сидят за столом, а третий, хозяин квартиры, что-то быстро пишет на листе бумаги. Потом он подал лист одному из гостей, тот подумал и что-то тоже написал.

«Ага, понятно», — подумала Муся и уже начала пятиться, как вдруг один из гостей обернулся и встретился с ней глазами. «Я погибла», — подумала Муся и не успела еще подняться на ноги, как этот человек уже выскочил на балкон и схватил ее за шиворот.

— Ах ты, сука! — крикнул он и ударил Мусю по лицу. — Говори, падла, кто тебя сюда заслал! — Он рывком поставил ее на ноги и схватил за волосы. — А ну, говори! Я кому сказал!

— Пустите, — всхлипнула Муся, — я ничего не знаю! У меня заколка потерялась! Я ее тут искала!

— А почему пылесос не выключила, а? Пантелеймоныч, ты где эту девку нашел? Давно она к тебе ходит?

— Первый раз. Она вчера пришла по объявлению, я котика потерял.

— Ты мозги последние растерял! Старый пень! Ослики, котики! Совсем заигрался, старый дурень!

— Как ты смеешь так со мной разговаривать? — разъярился старик. — Если ты, Сергей, еще раз на меня голос повысишь…

Но Сергей отмахнулся от старика, продолжая трясти Муську.

— Говори, кто тебя сюда прислал?

— Никто! Я сама, нашла кота, а потом объявление увидела… и вообще пустите меня! Пустите меня! — говорила она, смело глядя в глаза Сергею. Но гипноз не действовал. «Я пропала», — подумала она и вдруг начала кричать:

— Помогите, помогите! Убивают!

Сергей зажал ей рот.

— Орать вздумала? Ничего, я вот тебя сейчас совсем тихонько прикончу, И пикнуть не успеешь…

Он выхватил из кармана какой-то инструмент, похожий на очень длинное и совсем тонкое шило.

— Сергей, в моей квартире никакой мокрухи! — завизжал Ярослав Пантелеймонович. — Я кому сказал?

И тут произошло что-то невероятное. С кухонного шкафа на Сергея бросился Бомжик.

От неожиданности тот выпустил Муську. И она стремглав кинулась к входной двери.

— Пусти, скотина, пусти! — неслись из кухни отчаянные вопли.

Муська дрожащими руками пыталась открыть дверь, но тут ее схватил второй гость.

— Куда? Куда бежишь?

От ужаса Муська совсем сомлела.

— Открывайте! Милиция! — раздался вдруг громовой, как ей показалось, голос.

— Навела, сука! — кинулся к ней Сергей, обхватил за шею и приставил к горлу острие своего шила. — Ничего, ты же меня и выведешь!

— Откройте по-хорошему! Милиция! — неслось из-за двери.

— Открывай, старый хрыч! — рявкнул Сергей.

Ярослав Пантелеймонович с безумными от ужаса глазами открыл дверь, и в квартиру ворвалось несколько человек.

— Отпусти девчонку! — потребовал майор Лаптев, направив на Сергея пистолет.

— Еще чего! Она мой единственный шанс!

— У тебя еще был шанс, пока ты ее не тронул! А теперь совсем другая музыка и статья другая!

— А ну, отойди, майор, если девчонку жалко! — Он пощекотал лезвием Муськино горло. — Мы сейчас с ней спокойно выйдем на улицу, я сяду в машину и через час выкину ее где-нибудь по дороге. Но если замечу слежку, ей не жить. Мне терять нечего!

— Ладно, твоя взяла! Ступай. Все равно, рано или поздно попадешься!

Крепко держа Муську, Сергей стал спускаться по лестнице, но вдруг выпустил ее и упал, как подкошенный. Она тоже упала, но ее мгновенно поднял майор Лаптев.

— Жива?

— Что случилось?

— Вон, гляди!

Из ягодицы Сергея торчал длинный нож. Его метнул один из милиционеров.

— Идти можешь? — ласково спросил Лаптев. — Прости меня, дурака!

— Я только Бомжика заберу, можно? Он за меня заступился!

— Луферев, дай сюда кота! — распорядился майор.

— Но это мой — кот! — вдруг взвизгнул хозяин.

— Вам он уже не понадобится, а у нее он будет в хороших руках, не волнуйтесь. Идем, Мария, я тебя домой сам отвезу. Тут пока и без меня обойдутся!

— Муська! — вся в слезах бросилась к ней Виктоша.

Майор усадил Мусю в машину. Она была бледная как смерть.

— Знаешь, лучше я тебя в больницу отвезу, не нравишься ты мне!

— Не… Не надо! Я в Порядке, только испугалась очень… И почему-то на него гипноз не подействовал…

— Что ж ты такого натворила, дуреха, что они тебя раскусили?

И Муся рассказала, как все произошло.

— Записками, значит, объяснялись? Боялись, что кто-нибудь подслушает. Ничего! Эти записки — отличные улики! Но, слава Богу, ты успела жучок поставить!

— Это вы по жучку услыхали? — слабо улыбнулась Муся.

— Да, но вперед мне наука будет — не связываться с малолетними!

— Да я…

— Да ты! — передразнил ее майор. — Разве можно было пылесос оставлять включенным?

— Я думала…

— Все хорошо, что хорошо кончается! Спасибо тебе! Да, кстати, засаду в квартире Софьи Осиповны нам долго держать не пришлось. Попался голубчик! Да-да, тот самый, на «Бьюике». Пришел нынче утром за колечком! А колечко не у кого-нибудь, а у супруги французского посла свистнули! Кому бы в голову пришло искать его в ослике у учительницы немецкого! Так что если бы не вы… А теперь мы вернем колечко. Считайте, спасли честь московской милиции…

ЭПИЛОГ

Прошла неделя. Жизнь вошла в свое привычное русло. Каникулы кончились. Утром Даша, как всегда, встретилась со Стасом у лифта.

— Привет, сестренка!

— Привет, братишка! Слушай, Стас, я хочу тебя познакомить с Денисом, это тот парень…

— Да, я знаю. Слушай, а как насчет наших предков? Ты попытала маму?

— Ага, но она уходит от ответа.

— Я тоже пробовал расколоть отца, но… глухо, как в танке.

— Ну и хорошо, будем пока спокойно жить или, как говорят, переживать неприятности по мере их поступления.

Вечером Даша позвонила Денису и пригласила в субботу к себе в гости.

— У тебя день рождения? — спросил тот.

— Нет, просто соберутся все наши, я обещала им сделать картофельные котлеты с грибным соусом. И я тебя со всеми познакомлю. Придешь?

— Обязательно! Да, знаешь, Даша, я прочитал «Скифов». Это действительно здорово!

Примечания

1

Добрый день! Как поживаешь, детка? (нем.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1БАБУШКА С КУЧЕЙ ПОКЛОННИКОВ
  • Глава 2НАХОДКА
  • Глава 3ТАЙНЫ КОЛЛЕКЦИИ
  • Глава 4ИНТЕРЕСНОЕ ОТКРЫТИЕ
  • Глава 5НАКАНУНЕ ОТЪЕЗДА
  • Глава 6СТАРАЯ ПОДРУГА
  • Глава 7ПЕРСТЕНЬ С САПФИРОМ
  • Глава 8ПЕТР ВЕЛИКИЙ
  • Глава 9РАЗГОВОР В КАФЕ
  • Глава 10ПРОВОДЫ И ВСТРЕЧИ
  • Глава 11НАСЫЩЕННЫЙ ДЕНЬ
  • Глава 12ВЫСТАВКА ЦВЕТОВ
  • Глава 13КОМИССАР МАНФРЕД ШВАРЦ
  • Глава 14ОТ ФИРМЫ «СТАР»
  • Глава 15ИНТУИЦИЯ
  • Глава 16СКРОМНИЦА И ОТОРВА
  • Глава 17СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ
  • Глава 18МУСЬКА-ДОМР АБОТННЦА
  • ЭПИЛОГ
  • Teleserial Book