Читать онлайн Книга земли бесплатно

Елена Булганова
Книга земли

© Елена Булганова, 2018

© Макет, оформление. ООО «РОСМЭН», 2018

***

Магия может сделать бессмертным и защитить от зла, но что делать, если зло проникло внутрь? Что делать, если огромную силу хотят использовать для темных целей? Смириться или сражаться? Герои Елены Булгановой знают правильный ответ: сражаться! И следить за их приключениями необычайно интересно.

Вадим Панов, писатель

Глава 1
ФАТА-МОРГАНА

– А вот предложу проводить тебя до школы – будешь сильно возмущена? Вопрос этот Вера задала из глубины своего любимого кресла, плюшевого, почти круглого, в котором легко утонуть, как в сугробе. Она забралась в него с ногами и куталась по подбородок в старенький клетчатый плед – после месяца в Израиле никак не могла притерпеться к промозглой питерской погоде. И внимательно наблюдала из своей уютной норки за крутящейся у зеркала дочкой. Лида в лихорадочном темпе меняла шестой наряд за пять минут, то и дело бросала тревожный взгляд на часы.

– Вообще не буду. Только зачем? Погода ужасная, оттепель, и все развезло. Ты побереги себя, мамуль.

Вера выразительно вздохнула в ответ:

– Тебе не понять, дочь моя, сколько раз за эти годы я мечтала первого сентября отвести тебя в школу. Как достойная мать, а не так провально, как это вышло в первом классе.

– Мам, ну ты и есть самая достойная мать из всех известных мне матерей. Хоть сегодня не первое сентября, но, если тебе так уж хочется…

– Хочется! – Женщина стремительным движением отбросила плед и оказалась уже полностью одетой, в шерстяном брючном костюме бирюзового цвета – одна из немногих, но очень удачных покупок, сделанных во время заграничного лечения. Мать называла эти вещи трофейными. Для дочери таких вещей был привезен целый чемодан, их-то Лида и примеряла сейчас у зеркала.

Осторожно, но уверенно женщина поднялась на ноги, стараясь не помогать себе руками. Ей это удалось – и лицо сделалось по-детски восторженным, даже щеки заалели. Начав снова ходить, Вера словно второй раз родилась на свет.

– Тогда я выдвигаюсь помаленьку, а ты догоняй. И заканчивай уже с примеркой, все равно всех затмишь. Да, проведай Музу напоследок, узнай, не нужно ли ей чего.

– Ага, мам, будет сделано!


Лида остановила свой выбор на черной строгой блузе, блейзере цвета топленого молока и прямой бежевой юбке. И поверх всего этого великолепия – шерстяное пальто, на ощупь и цвет похожее на шкурку новорожденного львенка. С полминуты пялилась на себя в зеркало с дурацкой улыбкой – а ведь классно вышло, честное слово! Никогда прежде девушка не ощущала себя такой взрослой… и даже красивой.

Спохватившись, огромными прыжками пронеслась по лестнице на второй этаж, заглянула сквозь щель в спальню. Тетка Муза вновь приболела, но в этом не было ни грамма Лидиной вины; после возвращения ее в родной дом они даже ни разу не поцапались. Обычная простуда загнала тетку в постель, и сейчас она сладко спала, выводя носом сочные рулады на весь дом. Рядом с ней прикорнул Славик, вполне здоровый, но освобожденный бабушкой от школы «на всякий пожарный случай».

Да и в самой школе только сегодня после недельного перерыва возобновились занятия. До этого она была закрыта якобы по случаю эпидемии гриппа, но на самом деле совсем по другой, таинственной и непостижимой причине.

Ясное дело, освобождение города от морока для прочего мира не прошло бесследно. Городок как-то одномоментно заполонили журналисты всех мастей, комиссии, охотники за аномальными явлениями, просто любопытные. По телевизору во всех ток-шоу без конца задавался вопрос: как могло случиться, что город на три месяца словно испарился с карты области, но при этом день за днем поглощал огромные ресурсы, вплоть до того, что в нем бесследно растворились затребованные непонятно кем бесценные экспонаты из золотых и бриллиантовых коллекций Эрмитажа, мебельные гарнитуры из дворцов Пушкина и Павловска и еще много чего?

А ответов не было вовсе. Договорились уже до того, что город стал ареной масштабного эксперимента по управлению массовым сознанием, организованного не то американскими, не то российскими спецслужбами.

Городские жители тяжело приходили в себя после пережитого, недоумевали, негодовали, искали виноватых. Когда Лида с Лазарем и Анной встретили Веру в аэропорту и привезли домой, им даже не пришлось придумывать для нее какие-то особые объяснения. Город к тому времени уже бурлил, оставалось только списать все на таинственный морок. По официальной версии Лазарь и Лида оказались вне города как раз в тот момент, когда в нем начали твориться странные вещи, потому и обитали некоторое время в Питере. Но очень волновались за Анну и однажды нашли способ вернуться. А тут как раз все, по счастью, и закончилось.


Неделю со времени освобождения города Лида почти неотлучно провела с матерью. Лазарь и Анна по своим делам улетели в Штаты, Мила у себя дома как могла поддерживала выбитых из колеи родителей, Алексей – мам у. Мрачно вздыхая, уехал в Питер Сашка Ревунов, на прощание намекнув Лиде, что встреча с родителями наверняка окажется похлеще всех их прежних приключений и еще вопрос, удастся ли ему на этот раз уцелеть.

А Марат… он был там, за обугленными стенами, совсем близко – и абсолютно недостижим. Морок не ушел из города. Он сохранился за смехотворной оградой, которую местные жители старательно обходили стороной, избегая смотреть на мрачную громаду дворца, совсем недавно бывшего их гордостью и любимым местом для посещений. Уже от нескольких людей Лида выслушала абсурдную версию о том, что дворец был заминирован фашистами таким хитрым способом, что до сих пор не найден способ привести его в порядок.


Вера дожидалась дочь у калитки. Она опиралась на серебристую трость, такую изящную и легкую, что казалась удачной частью ее нового образа, и скороговоркой произнесла, поймав взгляд дочери:

– Спрячу в кустах на подходе к школе, обещаю!

– Ой, мама, ну перестань! Что за детский сад?

– Не критикуй мать! А то наведаюсь к директору и расспрошу подробно о твоей успеваемости! Давно пора, кстати.

– Ага, а ты не забыла, что я вообще училась пару месяцев в другом месте?

– Тогда велю ему быть с тобой построже, а то разбаловалась, поди, в буржуйской школе.

Так, подкалывая друг дружку, они достигли парковой зоны. У входа в парк была остановка – но, судя по отсутствию народа, автобус недавно ушел, и было принято решение идти пешком. Через пару минут приблизились к дворцу, вернее, к уродливой ограде. Вера зябко передернула плечами:

– Брр, вот уж неприятное местечко. И куда только власти смотрят, сделали бы уже хоть что-нибудь…

«Как они это устроили? – в который раз задалась вопросом Лида. – Неужели мама начисто забыла, как восторгалась дворцом во время прогулок в инвалидном кресле и как мечтала побывать там на экскурсии?»

Кто это – «они», девушка не могла точно сформулировать. Некий непостижимый и загадочный хозяин Книги, который то ли существует, то ли нет. Возможно, Валерий, которого вынудили работать на этого хозяина под страхом расправы над его друзьями. И Креон, от воспоминаний о котором начинает слегка подташнивать. И все-таки… все-таки сейчас выдался подходящий момент.

– Мама, – начала Лида, чувствуя, как предательски сохнет горло и учащается дыхание. – Мам, послушай, мы с тобой даже больше подруги, чем мать с дочерью, верно же?

– К чему ты клонишь? – моментально сориентировалась Вера.

– Мамуля, ты же понимаешь, что я уже достаточно взрослая, чтобы узнать правду насчет моего отца. Ты ведь не думаешь, что я могла бы… ну, осудить тебя…

Она замолчала, растеряв все слова. А ведь так тщательно готовилась к этому разговору – и не один раз. В сущности, ей требовалось только подтверждение, ведь Креон сам признал свое отцовство. Но Вера молчала, и походка у нее вдруг сделалась неуклюжей, кособокой, словно собирались отказать недавно отремонтированные ноги. Лида и сама была не рада, что начала говорить об этом, но давать задний ход было поздно.

– Мам, тот человек на фотографии с дня рождения вашей группы… это он, да?

– Нет, не он, – вроде как с облегчением тут же ответила Вера. Как будто боялась совсем другой догадки.

– Но мы с ним так похожи. «Средиземноморский тип внешности», – процитировала девушка Лазаря. – Не совсем норма для России, да?

– Не он, – стояла на своем мать. – И вообще давно нужно вырезать этого типа с фотографии, все руки не доходили. Из-за него серьезно пострадала моя однокурсница. А твой отец, Лида… просто поверь мне на слово, он был хорошим человеком. Я специально не рассказывала тебе о нем в детстве, потому что понимала: ты станешь подростком и решишь, что все это были лишь обычные сказочки, которым не стоит верить. Будет проще, если ты сначала повзрослеешь, а потом уже все узнаешь.

– Так я уже вроде как здорово повзрослела, мам, не находишь? Может, давай прямо сегодня?

– Не могу, Лид. – Вера решительно помотала головой. – Есть… есть причины. Давай дождемся хотя бы твоего совершеннолетия.

– Когда, по твоим прикидкам, оно наступит? Ты же у нас теперь гражданка мира.

– Когда тебе стукнет восемнадцать, ладно? В этот день торжественно обменяемся секретами…

Лида саркастически хмыкнула. Можно представить, как это будет происходить.

«Мам, я, понимаешь ли, давно уже стала бессмертной, а с этого дня еще и меняться перестану».

«Дочь, отстой твои новости, вот я тебе сейчас такое расскажу про твоего отца…»

И все-таки даже слабая надежда, что мерзкий Креон не был ее отцом, здорово повысила настроение. Но ненадолго: пройдя еще пару десятков метров по только что расчищенным дорожкам парка, Лида пришла к выводу, что мать от умолчания почему-то перешла к активной лжи. Ведь сам Креон считал Лиду своей дочерью. А еще она абсолютно точно была Наследницей, дочерью вечника, проявился же в нужный момент этот ее пресловутый талант! Девушка была сбита с толку.

Бросила беглый взгляд на громаду дворца и споткнулась на ровном месте. Потому что в одном из окон на втором этаже Главного корпуса заметила свет, неяркий, зыбкий, вроде как от фонарика или телефона. Поморгала – и свет поморгал в ответ. Конечно, это могли отражаться в остатках оконного стекла еще не до конца угасшие звезды или городские огни. Но окно Лида на всякий случай запомнила.


Вера вдруг остановилась, словно вросла в землю, обеими руками оперлась о трость.

– Знаешь, Лид, давай этот выход будем считать репетицией. А вот в следующий раз я абсолютно точно доведу тебя до самой школы. Еще и за ручку, так что готовься!

– Мам, ты обиделась! – огорченно вскрикнула девушка.

– Нет, просто слегка не рассчитала свои силы. А потом, парк так хорош! Ты беги, а я пройдусь медленно и со вкусом. И вернусь домой.

Но Лида видела: мать огорчена. Как же нехорошо все получилось! Нет времени умолять о прощении, звонок через четверть часа, а так хочется сперва пообщаться с Милой! И главная интрига дня: придет ли сегодня в школу Санин? Если с Милой, Лазарем и Анной Лида постоянно была на связи, то с Алешей так и не созвонилась ни разу. Понимала – все будет очень непросто. Но она очень постарается, чтобы они снова были вместе.

– Ладно, только скинь эсэмэску, когда вернешься в дом, а то буду волноваться!

Она наскоро чмокнула мать в прохладную щеку и понеслась вперед по парковой дорожке. С разбегу взлетела на мостик, с него по накатанному ледку едва не съехала на пятой точке. И резко тормознула, заметив у самой кромки озера девушку. Та стояла спиной к аллее, смотрела на озеро, ее непокрытые светлые волосы беспощадно трепал ветер. Лида подошла и положила руку девушке на плечо:

– Привет, Мил.

Журавка лишь кивнула в ответ. Глаза у нее были предательски красными, губы подрагивали.

– Ты, наверное, каждый день ходишь к дворцу? – сообразила Лида.

Подруга новым кивком подтвердила ее догадку.

– А я вот первый раз сейчас мимо прошла. Хотелось отдохнуть от этого местечка. Слушай, а ты ничего необычного там не замечала?

Мила мотнула головой – нет.

– Ну, ничего, как только ребята вернутся, разберемся мы с этим дворцом! Никуда он от нас не денется. Ты не переживай, с Маратом наверняка все нормально.

– Если бы он в тот вечер не вернулся во дворец! – пробормотала Журавка. – Лида, я чувствую себя такой виноватой!

– Гос-споди, да в чем же? Ты его, что ли, за порог вытолкнула? Он же сам хотел уйти к своей семье, волновался за них…

– Нет, я сделала кое-что гораздо худшее.

– Была, что ли, пособницей Креона?

Мила на шутку не отреагировала, продолжала еще более убитым голосом:

– Помнишь, в тот день Анна рассказывала нам про Валерия? Марат тогда, я заметила, здорово огорчился. Потом, когда все выходили из комнаты, мы на пару секунд задержались там вдвоем. И он сказал, даже не мне, а так, в пространство: «Я думал, у них этот Валерий был вроде шута горохового, а он, оказывается, фигура». А я как-то на автомате ему ответила: «Да, он потрясающий парень, Анна мне о нем много рассказывала». После этого Марат даже в лице изменился и сразу засобирался уходить.

– И это вся твоя вина?! – поразилась Лида. – На мой взгляд, ты просто становишься нормальной девчонкой!

Сказала и сама переполошилась в душе: вдруг Мила обидится, начнет докапываться, что она имела в виду. Но подруга только вздохнула тяжело:

– Не хотелось бы. – И тут же встрепенулась: – Ой, опоздаем же! В первый день после… в общем, помчались!

И, забыв на время все свои беды, девушки припустили наперегонки по заснеженным дорожкам. Визжали на весь парк и хватали друг дружку за одежду. Съехали с хохотом на ногах еще с одного мостика, взметнув гигантским веером брызги размокшего снега и всполошив толком не проснувшихся уток. Вдруг Мила резко тормознула и выкинула вперед руку:

– Смотри! Кто это там?

Лида посмотрела. Справа по ходу их движения сиял нетронутым снегом холм правильной формы, искусственная насыпь для разнообразия паркового ландшафта. На вершине его стоял человек.

Лица, конечно, в утренних сумерках было не разглядеть, но точеная фигурка тут же навела Лиду на мысль о Джулии. Поражало то, что одета неустановленная личность была в легкую белую рубашку, которую нещадно трепал ветер, и, кажется, босиком. Это было так странно и неожиданно, что Лида крикнула, прежде чем подумала, стоит ли это делать:

– Джулия! Это ты там?

Но девушка на холме даже не дрогнула. Она широко расставила ноги, согнула корпус, словно готовясь к обороне. И вдруг попятилась, на мгновение сложилась пополам, прижав руки к живот у. В следующий миг выпрямилась и таким памятным Лиде движением выхватила из-за пояса кинжал. Но не метнула, а, обхватив рукоять обеими руками, обрушила на кого-то. Повернулась к девушкам, как будто собиралась сбежать к ним по склону холма. Но вдруг выгнулась, забилась, словно кто-то схватил ее сзади за шею. И исчезла из виду.

Девушки, не сговариваясь, бросились в обход холма, утопая в рыхлом снег у. И – никого там не обнаружили. Джулия, если это была она, просто растворилась в пространстве.

Мила, согнувшись в три погибели, рыскала вокруг холма, искала следы. Бесполезно: снежный покров лежал нетронутым после ночного снегопада. Девушки в недоумении переглянулись.

– Это была Джулия, я уверена, – сказала Лида. – Но ведь она сейчас во дворце, а дворец…

– В другом времени. Что же мы такое видели? – обычно бледное лицо Журавки полыхало от волнения. – Призрак? Мираж?

Лида в ответ только руками развела:

– Ладно, давай все же доберемся сегодня до школы. А потом подумаем, что это было.


Но попытки осознать случившееся неизменно заставляли их сбрасывать темп, время от времени одна из девушек замирала на месте, тогда как другая упорно тянула ее вперед. Таким образом очень нескоро, но они все же вступили в пределы школьного двора. Мила, держащая Лиду под руку, вздрогнула и застыла.

– Что? Опять мираж? – всполошилась та.

– Да если бы. Смотри.

На пороге школы стояла завуч Ариадна Васильевна с блокнотом в руках. В распахнутой шубе и надвинутой по самые брови мохнатой шапке, она явно давно заняла этот наблюдательный пункт. Квадратные каблуки глубоко вросли в снежное месиво. Через весь двор она прожигала девушек взглядом и тем ничего не оставалось, как приблизиться к ней с самым виноватым выражением на лицах.

– Так, Весна и Журавка. – Завуч как раз закончила выводить в блокноте их фамилии, с заметным удовольствием отчеркнула жирной линией. – В школу не торопимся. А не кажется ли вам, девочки, что после всего случившегося в этом городе стоило бы чуточку серьезнее относиться к вашим обязанностям?

– А кто-то уже выяснил, что случилось в этом городе? – себе под нос шепнула Лида.

Мила услышала, хихикнула. Но, кажется, завуч умела читать по губам, поскольку отреагировала мгновенно:

– А твоя мать, Весна, уже достаточно восстановилась, чтобы добраться до школы и познакомиться наконец со мной и прочими педагогами?

Лида не успела ответить, потому что завуч вдруг привстала на цыпочки и завопила на весь двор:

– Нечего прятаться, я всех заметила и узнала! В темпе подходим ко мне!

Девушки под шумок нырнули в теплый и душный школьный вестибюль с клетями-раздевалками. И как же Лида была рада его видеть, такой маленький, темный и жалкий по сравнению с лицейским. И такой родной. В тесной раздевалке они с трудом отыскали свободный крюк, нацепили на него свою верхнюю одежду, а сверху еще и мешки с сапогами и понеслись наверх.

Но на середине лестницы Лида вдруг остановилась, с тяжело бухающим сердцем повисла на перилах и взмолилась:

– Ой, Мил, стой!

– Ты чего? – Журавка, уже достигшая площадки второго этажа, сбежала вниз к подруге.

– Кажется, у меня назревает сердечный приступ, – мрачным голосом информировала ее Лида. – Давай лучше до звонка посидим в столовке.

Мила понимающе кивнула головой:

– Ты из-за Леши, да? Я понимаю, это всегда самое трудное – когда после каникул идешь в класс и знаешь, что вот сейчас его увидишь. Он сейчас наверняка глаз не сводит с двери.

– Если вообще пришел.

– Пришел, конечно! – Журавка лукаво улыбнулась. – На самом деле мы вчера созванивались.

– Ага, так тебе он соизволил позвонить! А мне вот фигушки.

– И что тут такого удивительного? Он же не в меня влюблен. Если хочешь, давай прогуляем инглиш. Пусть помучается.

И выразила всем своим видом полную готовность проделать обратный путь к школьной столовой. Но Лида сообразила, что только зря промучает себя лишние полчаса, и решительно воскликнула:

– Нет, давай на урок!

В рекреации на втором этаже царила торжественная тишина. Мила, чуточку побледнев, поскреблась в дверь класса, затем приоткрыла ее и сунула в щель голову:

– Анна Рейновна, простите, мо…

И осеклась. Потом, схватив подругу за рукав, втянула ее за собой в класс. И конечно, первым, кого Лида там увидела, был Алексей Санин.

Он сидел теперь на месте Марата, за четвертой партой у окна. Смотрел вовсе не на дверь, а строго перед собой, хотя едва ли был слишком поглощен уроком. Рядом напряженно застыла все та же полноватая девочка. Судя по пылающим щекам и встревоженному виду, она явно не могла определиться: оплакивать ли ей исчезновение прежнего соседа по парте или приглядываться к новом у.

Пока девушки усаживались за парт у, Санин на секунду вышел из состояния прострации, приветственно поднял ладонь и улыбнулся одними губами. Лида с шумом обрушилась на свое место у прохода, уже предвидя проблемы грядущего косоглазия. Все силы уходили на то, чтобы сдерживать бурное дыхание, и скоро от недостатка воздуха легонько закружилась голова. В этот миг Мила сунула ей под руку записку:


Лид, расслабься, ты зеленая! Как думаешь, он может оказаться вечником?


Кто?!

– на пол-листа вывела Лида.


Глазки выше! —

пришел ответ.


Девушка подняла глаза и от души изумилась, увидав на учительском месте вовсе не привычную Анну Рейновн у, а неизвестного ей мужчин у.

На первый взгляд он казался совсем молодым, наверное, из-за ярких темных глаз и шапки угольных волос. Фигура мощная, атлетическая. Черная глухая водолазка под горло и с рукавами до костяшек пальцев, сверху – серый пиджак, наверняка приобретенный сугубо для школы. Держался новый учитель не слишком уверенно, предпочитал больше писать на доске, чем обращаться к классу. Но, присмотревшись внимательно, Лида заметила серебристые пряди в его волосах. И написала внизу Милиного вопроса:


Да ему уже все 30. Очки надень.


Мила послушно полезла в сумку – искать очечник. А Лида тем временем продолжила строчить – пусть Алеша видит, что она при деле.


И вообще, я думаю, вечники не работают в школах.

Потому что вызывают ужас у 60 % людей.


Журавка, уже в очках, немедленно написала в ответ:


Ну, тогда все учителя в моей жизни были вечниками.


Лида не удержалась и на нервной почве громко прыснула. Тут уж свежеиспеченному учителю ничего не оставалось, как повернуться лицом к классу. Выловив Лиду глазами, он подметил огорченным голосом:

– Ну вот, сперва опоздали, а теперь никак не можете сосредоточиться на уроке.

– Простите нас! – пискнула Мила.

– У меня претензии не к вам, а к вашей подруге, – мягко осадил ее мужчина.

«О, нас теперь на вы будут называть!» – приятно удивилась Лида и на всякий случай встала.

– Ага! – вроде как обрадовался педагог. – Раз уж сами поднялись, то прошу к доске, расскажите немного о себе.

– На английском? – уныло уточнила Лида.

– А как сами думаете? Впрочем, не хотите говорить о себе – понимаю, скучная тема, – можете рассказать, что сами пожелаете. Наверняка у вас весьма насыщенная жизнь.

– I don’t think so, – пробормотала девушка, нехотя дошла до учительского стола и завела давно отработанный и изрядно поднадоевший рассказ о себе. Говорила – и не забывала краешком глаза рассматривать нового учителя. Рассмотрела россыпь морщинок вокруг глаз и одну глубокую, прорезавшую высокий лоб.

«Ой, да ему уже под сорок. И отлично, хватит с меня новых вечников».

– Достаточно, – скоро прервал ее учитель. – Что ж, очень даже прилично. Отличное произношение, между прочим.

«Ну еще бы, после пары месяцев жизни рядом с Лазарем».

– Садитесь, четыре.

– Почему это четыре? – обиделась Лида. – Я все правильно рассказала.

– Рассказали правильно, но уж больно вяло и безрадостно. В следующий раз жду более зажигательных ответов на моих уроках.

Класс оживился, шепотом обсуждая новые требования. Лида с надутым видом вернулась на место, шумно плюхнулась на стул, и Мила снова сунула ей записку:


А англичанин и впрямь не первой свежести.


Наверное, оскорбилась за подругу.

После звонка Санин немедленно рванул к ним, едва не опрокинув в проход свою медлительную соседку по парте. Прошипел сердито:

– Обязательно было опаздывать?

– А тебе что за дело? – вспыхнула Лида.

– Волновался, между прочим. Сами знаете…

– Давайте выйдем из класса, – подала разумный, как и всегда, совет Журавка. – И мы тебе расскажем, почему опоздали.

Рассказ о Джулии впечатлил Алексея. Помолчав, он произнес разом осипшим голосом:

– Значит, мы и других можем встретить… точнее, увидеть. И конечно, думал он в этот момент об отце и о Марате.

– Увидеть – да. Но сомневаюсь, что с ними можно вступить в контакт, – уточнила Лида. Она удобно устроилась на широком рекреационном подоконнике, вопреки школьным правилам. Первый страх встречи схлынул, на смену ему пришло приятное расслабление.

– А что насчет нового учителя? – переключился Алексей. – Девчонки все уже пищат от него.

– Не все, – буркнула Лида. – А откуда он вообще тут образовался?

– Вроде как временно замещает Анну Рейновну, пока она болеет. После случившегося в городе многие болеют. Здорово всех повышибало из колеи.

– Мама твоя как? – сообразила спросить Лида.

– По-разном у. Иногда вроде все нормально, а потом вдруг застынет на месте и может стоять так часами. Или сидеть. Про отца говорит – путается, то ждет его возвращения, а то ей кажется – умер он.

Плечи Санина поникли.

– Вот и мои… – горько посетовала Журавка. – Вдруг начинают на ровном месте ссориться, выяснять, почему так получилось, да что с ними произошло…

Звонок призвал их на новый урок – химию. На следующих переменах они так же немедленно сбивались втроем, уединялись, совещались. Правда, Мила несколько раз пыталась улизнуть под различными предлогами, но Лида была начеку и успевала поймать подругу за руку. В этот день она не желала никаких осложнений.


Уроки закончились. Пока все втроем спускались в вестибюль, Лида вновь ощутила мандраж: ее крайне волновал вопрос, составит ли ей Санин компанию по пути к дому или найдет какую-нибудь дурацкую причину и отправится другим маршрутом. Мила по телефону чуть громче, чем требовалось, уверяла мам у, что будет дома совсем скоро, уже выходит из школы. Сердце совершало отчаянный подскок на каждой ступеньке. Ноги, как трусливые предатели, тряслись и норовили повернуть назад, забиться в пустующий класс.

Натянув одежду, Лида, Мила и Алеша вышли на школьный двор. И в тот самый миг, когда все должно было решиться, из-за дуба, словно черт из табакерки, выскочил Сашка Ревунов.

– Приве-ет! – заорал радостно, с ходу обнимая девушек за плечи и чмокая каждую в щеку. Потом коротко пожал руку изумленному Санин у, чья фигура превратилась в сплошной знак вопроса, – знакомство парней было совсем недолгим.

– Ты откуда нарисовался? – удивилась Лида.

– Да вот с Милкой вчера потрепался и решил глянуть, как у вас тут первый школьный день проходит.

Вчетвером они отошли к скамейке за дубом, чтобы пообщаться без помех.

– Саш, как родители? – спросила Лида.

– Хочешь спросить типа почему я до сих пор жив? – жизнерадостно заржал Ревунов. – Не, порядок, встретили, как героя. Пылинки сдувают. Про ваш городишко теперь весь мир болтает, ну, сами в курсе. Я только рассказал, что был в разрешенном ими же походе, там хлебнул чайку, отключился – и очнулся уже здесь. А чего происходило, рассказать не мог у, сам пострадавший. Так что мои-то быстро от меня отстали.

Ревунов говорил громко, улыбался каждой черточкой лица, но Лида догадывалась – у ее друга далеко не все в порядке.

– А кто не отстал? – спросила тихо, уже предвидя ответ.

– Юсуповы, – горестно сник парень. – Ну, родители Полинки. Сначала звонили днем и ночью, пару раз у школы подстерегли. Они думают, я что-то знаю об их дочери. Ну да, я знаю – а чего могу им сказать? Поэтому бегаю от них, как шизанутый заяц. Вот сегодня после третьего урока смылся, чтоб с запасом.

«А Полина думала – родителям на нее наплевать».

Мила распрощалась и убежала, пояснив, что ее ждут дома.

– Ладно, чего стоим, двинули. Я тебя провожу. – Ревунов стремительным движением выхватил из рук Лиды школьную сумку и закинул себе на плечо. Потом снова протянул руку Санин у, намереваясь попрощаться.

– Вообще-то нам с Лидой в одну сторон у, – с самым мрачным видом сообщил ему Алексей, и девушка внутренне возликовала.

– Ну, класс, втроем веселей, – бодро откликнулся Сашка. – Вперед! По пути остальные новости расскажете.

Конечно, первым делом Лида сообщила ему про странный мираж, который они с Милой наблюдали утром в парке. От ее внимания не укрылось, что при упоминании имени Джулии Сашка разволновался и сильно побледнел к концу рассказа.

– Надеюсь, она хоть жива осталась, – пробормотал он. – Миражик-то мрачноватый.

– Так, выкладывай, что еще произошло! – не выдержала Лида. – Я же вижу, ты как на иголках.

– Ладно. – С Ревунова разом слетело натужное оживление. – В общем, за эту неделю пропало двое ребят. Это только из тех, кого я лично знал. Насчет одного ты помнишь, наверное, Лид, я рассказывал, мы с ним обсуждали эти самые сейшены. А со вторым я в другой группе общался, по спортивному ориентированию, а потом уж я его в «Вечниках» углядел. Еще перетерли накануне похода, что в зимнем лесу может пригодиться, он за пару недель до нас ходил. Но наши все в порядке, я отслеживаю: и Феликс, и Венера, и Вовка с Маришкой выходят в Сеть. Венерка, похоже, совсем в уме повредилась, посты какие-то безумные пишет. Но хоть все живы.

– Господи! – Лида прижала ладонь ко рту. – Неужели этот кошмар продолжается?

– Так очевидно же. Эти гады развлекают себя все новыми талантами.

– Но как такое возможно? – вмешался Санин. – Гнездо вечников сейчас находится вообще в другом времени.

– Ну, может, не все вечники туда слиняли?

– Нет, – поддержала Алешу Лида. – Для обретения нового таланта по-любому нужна Книга, необходимо прикосновение к ее обложке. А Книга во дворце. Значит, получается, каким-то неведомым образом полувечники в состоянии пересекать границу между временами, да?

– Тогда Ворон давно уже был бы с нами! – вскричал Алеша.

– Но если для этого нужен приказ хозяина… Получается, пути назад нет. А туда – есть.

– А кто-нибудь вообще связал происшествие в нашем городе с группой «ВКонтакте»? – спросил Санин.

– Да кто его знает, связали или нет. Толку-то? Группа исчезла, как не бывало, эти уроды набрали нужное количество народа и теперь жируют.

– Этот Креон что, вообще страх потерял? – взорвалась Лида. – Не понимает, что я его за такое…

Руки сами собой сложились в нужную позицию: правая ладонь легла поверх левого запястья. Ребята отреагировали мгновенно: Алеша схватил девушку за левую руку, Сашка – за правую, а свободной ладонью замахал у нее перед глазами:

– Стоп-стоп, не горячись! Чего развоевалась? Мы же не знаем, кто там теперь заправляет. Может, хозяин сменился давно. И Креон в другом времени, не забывай.

– От тебя и сбежал, – уточнил Санин.

– Но что делать-то? – простонала девушка. – Это сколько ребят еще погибнет…

Мрачное молчание было ей ответом. Потом Сашка задумчиво проговорил:

– А я вот чего думаю: если Джулия меня призовет, я смогу оказаться во дворце, так, что ли?

– Жить надоело? – спросил Алексей.

– Не, пожил бы еще маленько. Да Джул меня не тронет, за это я не переживаю. Мне бы только во дворец попасть. Разузнать, что там да как.

– Не тронет? – от всей души изумилась Лида. – Слушай, Сань, в первую вашу встречу она сделала из тебя полувечника. Во вторую послала на верную смерть. Ты правда хочешь повидаться с ней еще раз?!

– Не, Джул нормальная девчонка, – с поразительной убежденностью стоял на своем Ревунов. – Малость шизанутая из-за этого своего Креона, но это ерунда. И если она вдруг захочет, к примеру, связаться, Лид, с тобой, то может вполне призвать меня во дворец. А потом отправить обратно. Я бы не возражал.

Лида нервно хмыкнула: само собой, возражать у него все равно не выйдет.

– А вообще подумываю в вашу школу перевестись, – крайне неожиданно переменил тему Сашка.

– Это каким образом? – вскинулся Алексей, и тон вопроса ясно показал, что к такому развитию событий он не готов. Ревунов охотно пояснил:

– Я тут пару подходящих статеек в Инете почитал. Готовлюсь к большому разговору с родителями. В лицее на меня теперь все смотрят как на потерпевшего, плюс журналисты проходу не дают, на ток-шоу разные зову т. Попрошу отправить меня к бабке в Шпаньково. Скажу, что мне в вашу школу ходить просто необходимо, потому как тут все пережили примерно такое же. Получается вроде и учеба, и терапия вместе, ага?

– На месте твоих родителей я бы тебя и близко не подпускал к нашему городу, – обреченным тоном произнес Алеша.

– Может, и не подпустят. Но спросить не помешает, верно?


Они уже шли по Лидиной улице. У распахнутой калитки стояла Вера без всякой палочки, лишь чуточку опиралась плечом о забор. Она весело улыбалась дочери и ребятам. Лида наскоро представила маме своих друзей.

– Заходите, будем чай пить, – тут же сказала Вера.

Сашка с явным сожалением затряс головой:

– Не, мои с ума сойдут, если через час не появлюсь. Побегу на электричку.

И без промедления припустил по улице в направлении станции. Проводив его глазами, Санин произнес церемонно:

– Я тоже не мог у, извините. Мама одна дома, я обещал быть пораньше.

И, не оглядываясь, заспешил в другую сторону. А Лида побрела по дорожке к дому, тщательно пытаясь скрыть нахлынувшие разом разочарование и пустоту.

Глава 2
ПОБЕГ В ПРОШЛОЕ

Марат не сразу вернулся во дворец – по меньшей мере часа два нарезал круги по парку. Нарочно продирался сквозь самые густые заросли, бродил вдоль кромки воды, где слежавшийся снег капканом сковывал каждый шаг, а наледь стеклянной крошкой сыпалась в ботинки. Пытался таким образом изгнать тот скользкий горький ком, что застрял в груди после рассказа Анны о Валерии. Но не преуспел в этом, зато вымотался и промерз так, что, казалось, кости стали хрупкими. И только после того, как перестал чувствовать пальцы на руках и ногах, побрел все же в сторону ярко освещенной громады дворца.

Первым делом Ворон наведался в подвальный этаж, заглянул в комнат у, ставшую очередным временным пристанищем для его матери, брата и сестры. Отец больше не жил с ними, и Марат толком не знал, где тот обретается. Да и не хотел знать. Отселение Вельшина-старшего пошло на пользу семейству: понемногу сошли вечные синяки с рук и лица матери, а младшие теперь реже кричали по ночам от кошмаров и пачкали простыни.

Поначалу, правда, отец не желал оставлять семейство без того, что сам он называл «кулаковым окормлением». Но теперь за его спиной не стояла секта, и после первого же такого воспитательного визита Марат подстерег отца в коридоре и очень серьезно предупредил о последствиях повторного действия. Щуплый Вельшин-старший, привставая на цыпочки, сжимал кулаки и грозил земными и небесными карами так некстати подросшему сын у, но в его глубоко утопленных глазах таился испуг.

Хоть комната и находилась в подвале, здесь было тепло, сухо, и младшим доставалось вдоволь нормальной еды с ку х-ни. Теперь все трое мирно спали на двух составленных рядом железных кроватях: брат и сестра, словно сытые щенята, свернулись калачиками и забились матери под бока. Вельшин привычно коснулся в полутьме ладонью лобиков малышей, проверяя, здоровы ли. Мать легонько заворочалась, не открывая глаз, и сиплым со сна шепотом произнесла:

– Кто там ходит во тьме? Изыди, нечистый, не тронь нас!

– Хорошо, мам.

У него теперь была собственная комната, дальше по коридору, но идти туда и торчать без сна до рассвета не было ни малейшего желания. И тут Марат очень кстати вспомнил просьбу Лиды проверить, как дела у Полины.


Без стука на ладонь приоткрыл дверь в комнат у, только чтобы оценить обстановку. На тумбе тускло светила под газетным колпаком настольная лампа. В дальнем углу кровати скорчилась, уткнула лицо в ладони полностью одетая девушка. Она мигом отреагировала на скрип двери, вскинулась и широко раскрыла рот. Пришлось врываться в комнату, пока не разоралась на весь этаж.

– Привет, не вопи, встречались сегодня! – зачастил Ворон. – Зашел глянуть, как ты ту т. Попросили меня потому что…

– Кто попросил? – перебила Полина.

– Одноклассник твой, по имени Александр, помнишь такого? – На всякий случай перевел стрелки Марат. Лиду, учитывая обстоятельства, решил пока не вмешивать. – Мы с ним тут в одной компашке были, вот он и…

Девушка на упоминание об общем знакомом никак не прореагировала. Только сдернула с лампы газету и при свете внимательно оглядела Вельшина. А он тем временем – ее. Ничего не скажешь, эта Полина была настоящей красавицей. Вот только портили общую картину опухшие красные глаза и затравленное выражение лица.

Выждав еще пару секунд – девушка молчала, – Марат начал отступать обратно к двери со словами:

– В общем, ты это… расслабься уже и прекращай трястись. К утру все наладится. Ты сможешь вернуться домой.

Глаза Полины широко распахнулись. Она переспросила дрогнувшим голосом:

– Домой? Все закончится?

– Ага.

– Их всех уничтожат?

– Кого? – не сообразил сразу Вельшин.

– Ну, этих… вечников. – Гадливая гримаска смяла лицо.

– Нет, Полин, думаю, не станут. Соберут они свои чемоданчики и свалят отсюда кто куда.

– Но… но так нельзя, – сжимая кулачки, залепетала девушка. – Они же настоящие чудовища, их нельзя так отпускать…

Марат раздраженно втянул через сжатые зубы воздух, нетерпеливо переступил с ноги на ногу:

– Слушай, девочка, это только в фильмах одна сторона обязательно побеждает другую, ясно? Вечники существовали всегда, но девяносто девять процентов обычных людей про них даже не слышали и никогда не услышат. И не все из них чудовища, уж поверь. Вот Лидка, например…

Напрасно он это сказал. Полина распрямилась со стремительностью туго сжатой пружины, выкатила глаза, заорала:

– Ну что Лидка?! Это из-за Весны я сюда попала! Я полувечница, ты знаешь! Меня в любой момент используют по назначению!

Она глухо зарыдала, зажимая руками рот.

– Да успокойся уже! – Терпение Марата явно перевалило за критическую линию. – Никто тебя не использует. Я такой же, как ты, кстати, так что нечего тут жертву изображать. Джулия ведь обещала тебя не трогать, верно? Ну и все, она нормальная девчонка, слово сдержит.

– Как ты можешь называть ее нормальной?! Общаться с ней?! Они же нелюди…

– Слушай, я и с тобой вот прям сейчас общаюсь! – легко переорал ее Вельшин. – А ты сегодня моего друга заложила этим самым нелюдям и прикончили бы его на раз, если бы Лидка не сообразила, как разрулить ситуацию!

Полина вскинула на него до невозможности испуганные и все равно прекрасные глаза:

– Я же не знала ничего! Меня просто использовали втемную, не объясняли ничего, не говорили… я боялась, из-за этих бумажек они озвереют и истребят всех людей во дворце.

– Ладно-ладно, успокойся, обошлось же, – моментально дал задний ход Ворон.

Девчонку было жалко. Легко быть героем, когда ты в теме, а когда ни сном, ни духом, что творится вокруг…

– В общем, постарайся до утра из комнаты не выходить, а утром все наладится, вот увидишь, – повторил он свое обещание, задом отступая за дверь. Когда прикрывал ее за собой, все равно в ушах стоял тихий и безнадежный плач Полины.

«И почему некоторые так трясутся за свою шкуру? – рассуждал Марат, шагая по пустому полутемному коридору. – Умереть – это проще всего. Куда легче, чем вечно дрожать от страха или закладывать других…»

В запале он проскочил дверь в свою комнату и оказался в полукруглом зальчике в центре коридора, откуда винтовая лестница вела в парадную часть дворца. Дубовая дверь надежно закрывала арочный проход, и все равно до Вельшина доносились отчетливые звуки бесшабашного веселья. Орала во всю мощь какая-то заводная музыка, ей вторил хор голосов.

Это было странно. Ведь сейчас по идее временные обитатели дворца должны были паковать чемоданы и заказывать билеты в разные точки мира. Или Креон сошел с ума и забыл, что значат сложенные ладонь к запястью руки его собственной дочери?

С этим необходимо было разобраться – и Вельшин рванул вверх по лестнице.

Тронный зал блистал и искрился всеми источниками света, которые когда-либо знало человечество. Таяли свечи в старинных канделябрах, пылал камин, светила низко спущенная люстра. Плюс ко всему какой-то чокнутый оформитель с нездоровым вкусом привесил к ней светящийся шар, создававший невероятное мельтешение цветовых бликов. По периметру зала были расставлены столики с закусками и обилием бутылок.

Толпа парней и девушек резвилась от души. Еще на подходе к залу Марат замедлил ход и пошел небыстрым размеренным шагом призванного полувечника. В дверях, подпирая плечами створки и чуть не сползая вниз, переговаривались невнятными голосами два молодых человека с бокалами в руках. Ворон попытался с ходу миновать их, но один из парней выставил вперед ног у, преграждая ему путь. Правда, это упражнение не прошло ему даром – он просто съехал по створке на пол и остался сидеть там, удивленно хихикая. А второй спросил, морща брезгливо полные влажные губы:

– Эй, куда собрался, смертный?

Марат интуитивно выбрал единственно правильный вариант поведения: почти уткнувшись подбородком в грудь, он тупо покачивался на пятках и ничего не отвечал.

– Па-анятно, еще один, – зашелся дурным смехом тот, что сидел на полу. – Наши девчонки веселятся от души. Ладно, иди, пацан, если повезет, до утра еще поживешь.

Второй поддержал приятеля глумливым гоготом, при этом сложился пополам и случайно выплеснул на Вельшина содержимое своего бокала. Марат, закусив от ярости губу, рванул в глубину зала. Там вписался в простенок, укрывшись между двух согбенных статуй.

Здесь никто не обращал на него внимания. Ворон же, стараясь поменьше шевелиться, глазами исследовал зал. Он искал Джулию, надеясь получить у нее информацию о происходящем. Ведь сегодняшняя ночь по всем показателям не тянула на праздничную, и уж особенно для обитателей дворца.

Но вечница на глаза не попадалась, зато он обнаружил Креона. Впечатавшись затылком в красный бархат трона, тот восседал недвижно, хмурым видом являя контраст безудержному веселью. Казалось, он мысленно рассуждает: стереть ли всех весельчаков с лица земли прямо сейчас или отложить этот замысел до лучших времен?

Черты лица заострились, он словно состарился после своего фиаско лет на десять, тяжелые веки давили на глаза, превращая их в узкие щели, в которых плясали багровые сполохи. Неподалеку жалась парочка слуг с подносами, не смея приблизиться к своему повелителю, но зорко ожидая от него малейшего знака. Их отупевшие, стертые страхом лица почти утратили человеческое выражение.

И вдруг Креон ожил на глазах, словно бы статуя в одночасье обрела кровь и плоть. Он резво вскочил на ноги, хлопнул в ладоши и что-то громко проговорил. И мгновенно все присутствующие подтянулись, толпясь, к тронному помосту и замерли с самыми почтительными минами на лицах. Даже совсем дошедшие до кондиции из-за обильных возлияний старались держать спину ровно и усердно таращили глаза.

– Десять! – возгласил Креон.

– Девять! – ликующе подхватил зал на всех известных и неизвестных Вельшину языках. – Восемь! Семь! Шесть!.. Один! Ноль!!!

Дикие вопли и всеобщее перемещение в зале. Сметая все на своем пути, вечники бросились к окнам. Лишь Креон снова опустился на трон с видом человека, испытавшего огромное облегчение. В это время часы на башне Главного корпуса принялись торжественно отбивать двенадцать раз.

Сделал попытку приблизиться к окну и заинтригованный Вельшин, но хозяева дворца первыми позанимали все выгодные позиции. Напрасно он покинул свое укрытие. Пухленькая вечница с размазанной по щекам помадой вдруг подпрыгнула, обвила руками его шею и повисла на ней, пища в самое ухо с сильным акцентом:

– О! Малшик! Полувешник? Давай я выкупать тебя у твоего хозяин, дать ему что угодно! Я сохранить тебе жизнь, верить мне, рашен красавшик!

Ворон с проклятиями оторвал от шеи цепкие ручонки и понесся к выходу. Вечница возмущенно вопила ему вслед, вроде даже звала стражников, но ее писклявый голосок потонул во всеобщем ликовании.

Выбравшись из зала, Марат встряхнулся, как облитый помоями пес, и отправился на поиски Джулии. Местоположение ее комнаты он примерно представлял, так что это не заняло много времени. Верный себе, стучаться не стал, просто пихнул дверь носком ботинка.

Под пологом просторной кровати сидела вечница и выглядела почти такой же несчастной и испуганной, как Полина двумя этажами ниже. Одета была явно к празднику, в платье цвета запекшейся крови, с широкой юбкой и открытыми плечами. Подвитые волосы крупными кудрями обрамляли четкий овал лица. Но, смуглое от природы, сейчас это лицо казалось лужицей разлитой простокваши с двумя вкраплениями чернющих глаз, до предела распахнутых, словно девушка только что увидала наяву свой самый страшный кошмар.

В первый миг Ворону показалось, что просто Джулия изрядно набралась на балу и вынужденно взяла тайм-ау т. Но, с трудом сфокусировав на нем взгляд, она проговорила совершенно трезвым голосом:

– Как смеешь врываться? Убирайся прочь! Фу, мерзость, от тебя воняет!

Вышло вяло и неубедительно, да Марат и в любом случае не сдвинулся бы с места.

– И тебе доброго вечера, Джулия! Ну да, вечный придурок вылил на меня свое пойло. Слушай, что тут вообще происходит? Вещички когда собираетесь паковать? До утра всего пара часов осталась.

Джулия дробно засмеялась абсолютно безрадостным смехом.

– А никто никуда и не уезжает, разве не ясно?

– Не понял. Ваш Креон совсем страх потерял, что ли?

Весна будет очень недовольна его поведением.

– В окно посмотри, идиот, – устало произнесла девушка, отворачиваясь к стене.

Вельшин с готовностью пересек комнат у, отогнул шелковые буфы занавесей и приник лбом к холодному стеклу. Поначалу показалось: все как обычно, к тому же в темноте деталей было не разобрать. Но он упрямо вглядывался во мрак, пока не привыкли глаза. И вот тогда в самом деле кое-что показалось ему странным.

Из этого окна должно было хорошо проглядываться здание вокзала, всегда ярко освещенное, а также огни дальнего микрорайона за железной дорогой. Но сейчас все тонуло во мраке, лишь пылали десятки костров по периметру плаца, суетились перед ними какие-то странно одетые фигуры.

Потом сквозь стекло он услышал глухой шум – вроде как от множества человеческих ног в тяжелой обуви – и вскоре увидел около сотни людей, следующих мимо дворца. А в арьергарде полз танк, оставляя в снегу за собой черную колею.

– Что там за чертовщина такая творится? – изумился Марат, во все глаза разглядывая железное чудовище. – По ваши души, что ли?

– Не по наши, – вяло отозвалась Джулия. – Просто мы сейчас в другом времени. Городок этот только что освободили от немцев, и в него входят ваши солдаты.

– Это шутка такая? – пробормотал парень, чувствуя, как перетекающий от стекла холод погружает в заморозку его конечности.

Вечница надменно хмыкнула:

– Ну, разве что для вас, смертных. Для нас это важный эксперимент по управлению временем, мы давно к нему готовились. К тому же у хозяина есть незаконченные дела в этом времени.

Это было сильно. Вельшин ощутил большое желание присесть куда-нибудь и не нашел лучшего места, чем просторная кровать. Джулия немедленно взбеленилась:

– Выметайся из моей комнаты, иначе я за себя не отвечаю!

Она показательно приложила ладонь к запястью, но уже в следующий момент бессильно уронила руки на роскошное шелковое покрывало, прикрыла глаза.

– Смотрю, тебе тоже совсем хреново, – пробормотал Вельшин. – Эй, чего случилось-то? Укачало от перемещения?

– Тебя не касается, смертный! Подумай лучше о своей подруге – вот кому бы я точно не позавидовала!

– Ты насчет Лидки, что ли? – насторожился парень. – С ней-то что не так?

– А то не так, что Калеб пару часов назад покинул дворец. Конечно, что ему тут делать, не на кухню же разнорабочим наниматься? Теперь он начнет охоту на Лиду.

Ворон от такого предположения расплылся в широчайшей улыбке:

– Не, правда? И что он ей сможет сделать, интересно? Он теперь никто против нее. Обычный человек.

Джулия отреагировала странно: упала на подушки и закатилась истеричным смехом.

– Человек?! Да он и не был никогда человеком! Неужели ты не понимаешь, что все это не имеет ни малейшего значения? Можно обладать всеми талантами Книги и быть безобиднее ягненка. Калеб же всегда был убийцей и садистом, а теперь Лида своим заклятием окончательно превратила его в чудовище. Да, ей самой он поначалу ничего не сможет сделать. Но он будет наносить удары по всем, кто ей близок, пока не добьется своей цели: не заставит Лиду вернуть ему его вечность. А уже после убьет и ее сам у, и ее друзей-вечников.

Марат вскочил на ноги и уже готов был броситься прочь из комнаты. Джулия, глядя на него снизу вверх, издевательски ухмыльнулась:

– Не спеши, отсюда тебе до нее не добраться, хоть в лепешку разбейся. Кстати, Калеб уходил отсюда с подробным списком всех, кто дорог нашей Наследнице, и ты в нем занимал не последнее место. Так что радуйся, что вернулся во дворец, проживешь чуточку дольше. Ну, если повезет, конечно.

– А не ты ли помогала ему этот список составлять? – задыхаясь от ярости, едва выговорил Вельшин.

– Нет, не я. Нашлись другие доброжелатели. Отныне Лиде придется превращать в вечника любого, кто улыбнется ей на улице. Жаль, нельзя увидеть, как наша добрая девочка с этим справится.

Джулия еще что-то бормотала, но Марат уже не слышал – он ощутил необходимость как можно скорее выбраться на свежий воздух из вдруг ставшей очень душной комнаты.

Вельшин бегом спустился в вестибюль, толкнул сразу обе створки дубовой двери, которая не запиралась с появления во дворце новых обитателей – вечников. В пару прыжков преодолел порог.

Танковая колонна медленно уползала за поворот, слегка вибрировала земля под ногами. Ледяной воздух разом обжег лицо. Вдоль улицы, ведущей к вокзалу, пылали костры, ветер приносил оттуда запах тушенки, смех, надсадный кашель.

– Эй, парень!

Вельшин так увлекся созерцанием новой реальности, что и не заметил, как сам стал объектом пристального наблюдения. Там, где длинный Главный корпус переходил в квадратный Кухонный, укрывшись в углу от шквального ветра, два бойца как раз разводили свой костерок. Один, совсем мальчишка, худой и долговязый, сгребал в кучу какие-то щепы и ветки, от холода руки его ходили ходуном. Другой был старше, в низко надвинутой на квадратный лоб рваной ушанке, квадратный, основательный. И он уже стоял напротив Марата, широко расставив ноги, ощупывал его с ног до головы цепким подозрительным взглядом. Потом заговорил:

– Ты чего, паренек, шляешься в развалинах? Не видал таблички «Заминировано»? Кто таков будешь? Местный?

– Ага, – кивнул Ворон, скосил глаза поочередно направо и налево: окна Арсенального и Кухонного каре дворца уютно светились апельсиновым теплым светом; но, похоже, усталый боец видел сейчас совсем другую картин у.

– Не «ага», а документики покажи, – набычился тот, пристально изучая одежду Марата. Второй, оставив попытки зажечь на ветру спичку, теперь тоже стоял рядом, обнимал винтовку обеими руками и всеми силами старался не трястись от холода.

Ворон машинально прощупал карманы пуховика, ничего не обнаружил, пожал плечами:

– Паспорт дома забыл. Могу принести.

И отступил на пару ступенек вверх.

– Стоять! – Боец сорвал с плеча винтовку. – Никаких дома. За мной следуй. В штабе разберутся, что ты за фрукт такой.

– Простите, в следующий раз, ладно? Дела у меня, – не переставал пятиться Вельшин.

– Товарищ сержант, вы только гляньте, как он одет, – протянул тонким голосом тощий боец.

На взгляд самого Марата, одет он был крайне заурядно: стального цвета пуховик, джинсы. Ботинки, правда, хорошие, итальянские: Нина Николаевна подарила на прошлый еще Новый год. Но Вельшин отлично сознавал, какое впечатление производит его одежда на этих двух измученных солдат Красной армии.

– Да ведь это шпион, – присвистнул парнишка. – Или фриц переодетый. Что, фашистюга, не успел сбежать?

И тоже сорвал с плеча винтовку, направил прямо в живот Марат у. Сержант целился чуть выше.

– Ребят, да вы чего? – попытался улыбнуться им Ворон. – Свой я, русский, не видно? В смысле, не слышно?

– А ну шагай сюда, – распорядился сержант.

– Может, лучше сразу того? Чтоб наверняка? – заволновался молодой боец.

– Это успеется. Пусть в штабе с ним сперва побеседуют, а то нас же потом под трибунал за самоуправство.

Видя, что Марат замешкался, сержант начал карабкаться по обледенелым ступенькам, глядя на парня неотрывно и не мигая, как смотрят на животное, к которому подбираются с веревочной петлей в руках. Вельшин сделал шаг назад, к дворцовым дверям, но молодой боец так дернулся вместе с винтовкой, что Марат застыл на месте. Умирать совсем уж глупо и бесцельно ему не хотелось.

На предпоследней ступеньке сержант примерился, выбросил вперед руку и намертво вцепился в запястье Вельшина. С силой дернул на себя, не удержался, начал соскальзывать с порога, утаскивая за собой Ворона.

И почти одновременно кто-то схватил Марата за свободную руку, дернул назад. Силы были примерно равны, и если бы Вельшин поджал ноги, то вполне мог зависнуть над ступеньками. Странным образом перетягивание происходило в полнейшем молчании. Молоденький боец какое-то время суетился, перебегал с места на место и старался навести прицел на того невидимого, кто был позади Марата, но быстро исчез из поля зрения. А мгновение спустя и сержант вдруг охнул и выпустил парня, схватившись за живот. Что с бойцом было дальше, Вельшин уже не увидел, поскольку его самого стремительно втащили в вестибюль дворца – и дверь захлопнулась.

Марат вскочил на ноги и только теперь оглянулся на своего спасителя. Перед ним стоял и хмурился раздраженно парень на пару лет старше его самого, небрежно одетый, с чудовищно изуродованной нижней частью лица. Парень рявкнул:

– Что тебя понесло на улиц у, идиот?! Жить надоело? В общем, впредь за порог даже не суйся и прочую обслугу предупреди, ясно?

– Рад стараться, – насмешливо процедил в ответ Ворон, даже руку шутовски приложил к голове. – Валерий.

– Откуда меня знаешь? – Вечник уже уходил, но замер на месте, внимательно оглядел Вельшина. – Не припомню, чтобы прежде встречались.

– Не встречались. А я вот зато о тебе наслышан. От наших с тобой общих друзей.

– Пошли! – коротко скомандовал Валерий, бросая тревожный взгляд в сторону парадной лестницы: оттуда доносились голоса и смех. Кажется, группа вечников решила совершить вылазку в ночной город. – Живо!

Марат даже не пошевелился. Валерий скривил свои страшные губы:

– Ладно, пойдем, пожалуйста.

Нырнув в боковой проход, они надежно укрылись от чужих глаз в нише между колоннами. И тут Валерий стремительным движением вжал Марата в стен у, спросил, слегка задыхаясь:

– С кем ты встречался? Ты вроде одноклассник Лидии, я припоминаю, что видел тебя у школы. Кого еще знаешь?

Марат хотел было освободиться, но смирился, потому как хорошо понимал, что сейчас испытывает этот странный парень. Он на его месте вел бы себя так же.

– Да всех знаю. Было время перезнакомиться, пока в городе черт знает что творилось. И Лазаря знаю. И Анн у.

– Как они? – Парень чуть не размазал его по стене от волнения. – Все живы? Где находились, пока город был закрыт?

– Дышать дай! – прохрипел Марат. Валерий моргнул, опомнился, уронил руки и отступил на шаг. – Анна все время оставалась в городе. Лазарь с Лидой сначала обитали в Питере, но потом сумели вернуться. Лидка даже жила здесь, во дворце, а друг твой каждый день работал с Книгой. Чего ж не пришел с ними повидаться, а?

Валерий молчал, что-то напряженно обдумывая. Потом ответил:

– Я не мог. Арсенальное каре было полностью изолировано от прочей части дворца. Ты ведь уже в курсе, что произошло?

– Ага, меня просветили.

– Значит, ребята остались там, в городе? – уточнил Валерий таким напряженным голосом, что Марат занервничал. Хотя, возможно, просто манера у парня такая, нервная.

– Ну да. Этот тип, Креон, пообещал, что к утру освободит город от морока. После того как Лидка… в общем, нашла на него управу. Я случайно сюда вернулся. Думал, они все свалят, а тут такое… Слушай, ты в курсе, что теперь будет, вернемся мы назад или нет? Эй, ты чего?

Валерий выглядел как человек, увидевший призрака. Жуткое и без того лицо приобрело зеленоватый оттенок, испарина обильно выступила на лбу. На Марата он больше не обращал внимания, потом и вовсе развернулся, чтобы уйти. Но Вельшин поймал его за плечо:

– Эй, давай выкладывай, в чем проблема?!

– Плохо дело, – пробормотал Валерий. – Им нельзя оставаться в городе.

– Ага, в курсе уже. Ты насчет Калеба?

– Кто таков? – мертвым голосом спросил Валерий.

– Ну, это такой типчик, убийца и садист. Чуть не прикончил Лазаря и моего друга. А Весна с ним нормально разобралась: превратила в простого смертного. Он покинул дворец до скачка, собирается охотиться на Лидкиных друзей, пока не получит свою вечность обратно. Только, по-моем у, гиблое дело он задумал…

– Замолчи! – хрипло рыкнул Валерий. – Я ничего не понимаю. Пойдем в мой кабинет, и расскажешь все с самого начала.

– Да без проблем, – пожал плечами Ворон.


В Арсенальном каре Марат оказался впервые, ожидал увидеть нечто из ряда вон – но ошибся. В целом эта часть дворца мало чем отличалась от соседней, разве что не было тут той броской роскоши, которой окружил себя Креон. Здесь все оставалось прежним, музейным, необжитым. Вдоль стен тянулись стенды с оружием разных эпох. Двери комнат плотно закрыты, в коридорах – ни души. Но Ворон пока вопросов не задавал: он тщательно обдумывал то, о чем должен рассказать Валерию.

Наконец вечник открыл одну из дверей, пропустил гостя вперед, придал ускорения, подтолкнув в спин у. В другое время Марат бы вспылил, однако сейчас было не до того.

Комната, весьма просторная, с шестью огромными окнами, напоминала запасник этнографического музея. Повсюду на встроенных в стену открытых полках, на подоконнике и просто на полу были сложены предметы из разных эпох и культур вперемежку с загадочными механизмами, уже отчасти знакомыми Ворон у. Единственный пятачок, свободный от вещей, находился прямо у двери. Здесь огромный стол наподобие того, что в Кухонном каре служил обеденным, был завален бумагами, приборами, остатками трапез. Сбоку притулилась шахматная доска с забытой партией, густо покрытая пылью.

Был здесь и камин, парадный, мраморный, в нем еще догорали угли. В углу стоял топчан со смятым бельем и наваленной сверху одеждой. Видно было, что хозяин не утруждал себя уборкой. Впрочем, Ворона это совсем не волновало, и комнату он обвел блуждающим тревожным взглядом, фиксируя картинку лишь сознанием, без всяких мыслей. Слишком он был встревожен. И едва Валерий плотно запер двустворчатую дверь, Марат начал рассказывать обо всем, что происходило в городе.

Валерий неподвижно стоял в дверной нише, словно статуя, искалеченная вандалами, и впитывал каждое слово. Наконец Марат почти дословно передал разговор с Джулией и умолк. Потом все же напомнил:

– Твоя очередь. Что там насчет города? Если ты не знал о Калебе…

– К черту твоего Калеба! Все гораздо хуже.

– А конкретней?

– Конкретней, город очень скоро перестанет существовать.

– Что? – прошептал Вельшин, отступая и ища точку опоры из-за внезапной слабости в коленях. – Как?

– Вот так! Станет пылью в результате чудовищного взрыва, повторит судьбу Шаргаима.

Валерий, ступая тяжело, проследовал к своему стулу. Марат, не чувствуя сил добраться до посадочного места, сполз по стене на корточки. Вечник отыскал на доске запыленного короля, накрыл его стаканом. И заговорил:

– То, что произошло с Шаргаимом, не было связано с похищением Книги и смятением его обитателей. В городе был осуществлен один из первых экспериментов по перемещению во времени. Взрыв – его побочный эффект.

– Поясни.

– Легко. Представь, что фигура короля – это дворец. Стакан – город. Он накрыт сейчас такой вот невидимой сферой. Дворец живет за счет энергии, которую черпает из этой сферы. Доит город, как корову. Когда выдоит до конца, произойдет взрыв. Как в медном шаре, из которого выкачали воздух, учили вас на физике? Понимаешь?

– Н-не уверен…

– Ладно. Думаешь, ты сейчас в другом времени находишься? Вместе с дворцом, запасами питания и даже электроэнергией, которой нет во всем городе? Нет, ты все еще в своем времени, по крайней мере, пока не покинул дворец. Представь себе воздушный шарик. Внутри шарика – настоящее, снаружи – прошлое. В одном месте шарик защипнули с силой и тянут в сторону: так вот это наш дворец. В другом, напротив, с силой вдавили внутрь, поэтому жители города видят сейчас дворец ровнехонько из сорок второго года. Долго шар выдержит такое? Недолго. Взорвется ко всем чертям.

– А дворец? – едва мог спросить Ворон.

– В том времени взлетит на воздух вместе с городом, в этом – уцелеет. Но ненадолго. Без подпитки он просто схлопнется, станет непригодным для жизни через пару-тройку дней. Конечно, вечники к тому времени покинут его.

– А там, в нашем времени? Вечники тоже погибну т? Или только люди?

Валерий коротко кивнул:

– Да, это будет приравнено к убийству одних вечников другими. В Шаргаиме погибли все.

– А когда… когда это произойдет? – перебил его Вельшин.

– Скоро, – тускло отозвался Валерий. – Мне как раз было поручено подсчитать время, чтобы вовремя эвакуироваться. И получается, что осталось недели три. Точнее, увы, рассчитать не удалось.

Некоторое время в комнате стояла тишина. Двое парней, едва знакомых, с одинаковым отчаянием на лицах молча смотрели друг на друга. Потом Марат расклеил слипшиеся губы и сказал:

– Мы должны все сделать… возможное и невозможное, чтобы предупредить ребят. Ты обмозговываешь варианты, я на подхвате, высчитываю, что надо, и так далее. Давай, время пошло.

– Раскомандовался! – ухмыльнулся Валерий. – Умеет Лида подбирать себе друзей.

– А то! Слушай, я еще хотел спросить… у друга моего отец пропал, изобретатель. Здесь, в Арсенальном, люди тоже работают?

Валерий помотал головой:

– Нет, я только вечников видел. Из людей тут только обслуга.

– Понял. – Ворон до скрипа сжал зубы и отвернулся, но уже через секунду взял себя в руки. Некогда было скорбеть.


Валерий вручил Марату целую стопку бумаг, велел проверять расчеты. Несколько раз какая-то женщина приносила на подносе еду, но Ворон не смог бы ответить на вопрос, была она девушкой или старухой. Лишь когда часы на дворцовой башне отбили шесть часов утра, Валерий с трудом разогнул спину и сказал:

– Все. Отдыхаем. Завтра нам потребуются свежие головы.

– Я не устал, – запротестовал Ворон.

– А я выдохся. Не понимаю даже, в правильном ли направлении мы движемся. Хочешь, занимай кушетку, а я себе кресло разгребу.

– Не, я в Главный корпус, – помотал оцепеневшей шеей Вельшин. – У меня семья там.

– Понятно.

Валерий, склонившись над столешницей, стремительно начертал что-то на листке бумаги, протянул парню.

– Вот тебе пропуск, на всякий случай. Дорогу запомнил? Приходи, как выспишься.

– Ага. Ну все, пошел я.

– Бывай!

Марат, покачиваясь от усталости, уже добрел до дверей, когда нечто вроде покашливания за спиной заставило его оглянуться. Валерий застыл в нелепой позе посреди комнаты, раскачивался с пятки на носок и обратно.

– Ну? – поторопил его Вельшин.

– Спросить хотел. Ты с девушкой… ну, с Анной общался хоть немного?

– Пересекались. – Ворон и сам не узнал своего голоса.

– И что она… в порядке?

И такое что-то было в его голосе, что у далекого от сентиментальности Ворона на миг перехватило дыхание. И он сказал:

– Она здорово за тебя переживала. Особенно пока мы думали, что ты на дне где-то отмокаешь.

И рванул прочь из комнаты.

Глава 3
КОГДА РЕАЛЬНОСТЬ СТРАШНЕЕ СНОВ

Ночью Лиде приснился кошмар. Странное дело, но подобного не случалось, пока она жила в замороченном городе и едва ли не каждый день попадала в переделки. Даже после лабиринта, когда она думала, что Сашка погиб, сны снились на удивление светлые, в них все были вместе, а опасности остались позади. Но вот немного расслабилась и…

Во сне Лида брела в полутьме по смутно знакомой улице. Вроде бы это была та самая улица, что вела мимо ее дома к богатой части поселка. Подкашивались ноги и слипались глаза, как будто девушку выдернули глубокой ночью из постели и выставили на холод. И лишь раздутая синюшная луна освещала ей путь.

Дом остался где-то позади, и Лиде ужасно хотелось вернуться туда, укрыться от страшной луны, заползти к маме в постель и проспать рядом с ней, как в детстве, до самого утра. Но непостижимая сила гнала ее вперед, прямо по лужам, в темноту.

Фонари, впрочем, горели, но чрезвычайно тускло, в четверть силы. Вот и улица, на которой живет Алеша. Дома темные, все спят. Но нет, не все: в конце улицы явно что-то происходит. Кто-то лежит посреди дороги, ребенок или подросток, не разобрать. Темная фигура носится кругами, зовет, бьется в ворота домов. Лида ускорила шаг.

Фигура заметила ее, метнулась навстречу, впилась руками в плечи. Это была незнакомая женщина, вместо лица – сплошная маска ужаса.

– Помоги мне! – крикнула женщина. – Спаси его!

Лида машинально зашарила руками по одежде в поисках мобильника. Но одежда оказалась какая-то странная: лохмотья без намека на карманы. Женщина тащила ее вперед, к том у, кто лежал на земле.

– Пойдем же, скорее!

– Но я не врач! Лучше мне сбегать за помощью! – вскричала Лида и не узнала своего голоса. Сухой, старческий, он напугал ее больше всего происходящего. Лида оттолкнула руки женщины, лихорадочно ощупала лицо, голову. Волосы оказались неожиданно длинными, до пояса, девушка поднесла прядь к глазам, ахнула – она была пепельно-серой.


От ужаса Лида проснулась.

Но пробуждение принесло облегчение лишь в первые секунды. С колотящимся сердцем Лида сползла с кровати, оперлась руками на спинку, чувствуя приступ тошноты. Ужас парализовал ее.

«А вдруг это правда? Наследники впоследствии становятся теми, кто дарует бессмертие умирающим детям. Лазарь ведь намекал, что мы лишь по незнанию называем старуху смертью. А про Наследников никто ничего толком не знает. Вдруг мне суждено жить вечно, но не юной, как ребята, а ужасной старухой? И у меня не будет никакого выбора? Нет, только не это!»

В панике она схватила телефон и убежала с ним на ку х-ню. Руки тряслись так, что мобильник дважды падал на линолеум. Наконец ей удалось набрать номер Лазаря. Но механический голос поведал ей на английском, что абонент недоступен. Набрала Анну – тот же результат.

Недоумевая и еще больше испугавшись, Лида скорчилась на табуретке, прижала холодные ладони к пылающему лбу. В Нью-Йорке сейчас разгар дня. Лазарь перед отлетом подчеркнул, что они постоянно будут на связи, хотя бы один из них – наверняка. И всего пару часов назад она разговаривала с ним, рассказала о первом школьном дне, о мираже в парке. Лазарь в ответ сообщил, что они прибудут буквально через пару дней, как только закончат все дела. Лида не вдавалась в детали, но уловила, что ребята разделились и сейчас находятся в разных штатах. И вот – оба недоступны…

Холод заставил отлипнуть от табуретки. Лида подошла к окну: так и есть, приоткрыто на целую ладонь, мать вечно проветривает кухню и забывает закрыть раму на шпингалет. На подоконнике уже вырос небольшой сугроб. Закрыв окно и включив газ, чтобы согреть выстуженное помещение, девушка снова и снова набирала два заветных номера. А через час настолько обессилела, что уронила голову на столешницу и отключилась.


Разбудил ее сигнал побудки в телефоне. Первая мысль была – добраться до кровати и заново провалиться в сон, чтобы ни о чем не думать. Но в комнате уже возилась Вера, со второго этажа звала и громко кашляла тетка. И Лида решила не нервировать близких своим бледным видом, как могла, взбодрилась, даже похлопала себя по щекам для румянца. Сбегала к тетке – той срочно понадобилось полоскание для горла и тазик. Наотрез отказалась завтракать, соврав матери, что уже пила чай с бутербродом. Натянула на себя первое, что под руку попалось, и выскользнула из дома.

Ватное небо набухло так, что провисло едва не до земли, было ясно, что скоро начнется затяжной снегопад. Ветер вроде бы не сильный, но сырой и въедливый, моментально нырнул под одежду. Низко наклонив голову, девушка почти бегом рванула в сторону вокзала, на остановку автобуса. Парк в такую погоду больше не манил ее.

– Лида!

Она тормознула и обернулась: у ворот стоял Алексей. Ухмылялся и покачивал головой, видимо, выражая свое удивление ее столь стремительным пробегом. Потом мигом оказался рядом, поздоровался, бодро улыбаясь.

– Привет, – сиплым после тяжелой ночи голосом отозвалась Лида. Мысленно прикидывая, насколько плохо и бледно она выглядит. – Ты чего здесь?

– Весна, мы живем в одном поселке. Почему бы нам вместе не пройтись до школы?

– Потому что ты не хочешь со мной встречаться.

– Гнусный поклеп! Мне по душе твоя компания.

– Прекрати, ты же знаешь, о чем я! – рявкнула девушка. Санин сделался чуточку серьезней.

– Слушай, но дружбу между нами ведь никто не отменял? Да еще и боевую. А остальные вопросы можно обсудить и потом.

– Это когда же?

– Давай для начала решим более насущные проблемы, – растерял свое веселье Алексей.

Лида со вздохом взяла его под руку. И вдруг обратила внимание, что ботинки Санина, всегда безукоризненно начищенные, на этот раз выглядят скверно. Брючины до середины голени заляпаны уже застывшей грязью. Этого не могло произойти, если бы он пришел сюда из дома.

– Эй, а ты где гулял этой ночью? Колись!

– Ходил к дворцу, – не стал темнить Алеша. – Не ночью, на рассвете уже пошел. В общем, мне удалось заснять то окно, в котором возникают вспышки. В темноте видно, что они пульсируют, вроде кто-то сигнал подает.

– Покажешь? – ахнула Лида.

– Ага. Я сразу скинул запись Лазарю, пусть разбирается.

– Что? – Лида резко тормознула, подняв каблуками фонтан грязевых брызг. – И он был доступен? Ответил тебе?

– Да, поблагодарил эсэмэской за информацию. А ты чего так переполошилась?

– Да так, неважно. Домой больше не ходил?

– Не-а, сидел в кафе, пытался расшифровать сигнал с помощью азбуки Морзе. Но только или я такой тупой, или это не морзянка. В общем, у меня не сложилось. Но ничего, Лазарь разберется, что да как.

– Я не могу до них дозвониться, – выдохнула Лида, не в силах больше держать в себе тревогу за друзей. – Они обещали быть на связи, и вдруг оба куда-то запропастились.

Глаза защипало, сорвался голос. Санин обнял за талию, на ходу прижал к себе.

– Эй, да ты чего? Мало ли какие могут быть обстоятельства, по которым им пришлось выключить телефоны. Или попросту разрядились. Сама подумай, что с ребятами может случиться?

– Но они даже не вместе там, в Америке. Что за странное совпадение?

Слезы застилали глаза такой прочной пеленой, что Лида двигалась вперед словно слепая, опираясь на надежную руку проводника. Немного проморгавшись, Лида глянула вокруг и застонала от боли в сердце. Они как раз стояли на мост у, по иронии судьбы в том самом месте, где когда-то девушка впервые увидела своих друзей. А ведь хотела же пойти на автобус! Продолжать путь не стало ни малейшего желания.

– Ты иди, – сказала она. – А я лучше погуляю где-нибудь. Все равно учиться не смог у, буду только номера под партой набирать.

Но Санин решительно увлек ее за собой со словами:

– Давай все же дойдем до школы. Мила дружит с Анной, она может что-то знать. Вдруг они созванивались?

Об этом Лида не подумала, поэтому без препирательств ускорила шаг. Да, в такой ситуации им стоит держаться вместе, неизвестно, кто первый получит известия.


Четверть часа спустя они подошли к школе – и Лида взвизгнула от радости. Потому что сразу увидела Лазаря, который традиционно возвышался над всеми во дворе. Сейчас он стоял к ней спиной и разговаривал с Милой, склонившись над ней, как над ребенком. Секунду спустя Лида уже повисла на шее друга, не забыв предварительно стукнуть его кулаком по спине.

– Я чуть с ума не сошла! Ну почему вы не отвечаете на звонки?!

– Прости, Лидуся, были в самолете. – Вроде бы обычный его голос, но что-то заставило Лиду пристальней взглянуть на друга. И прочесть на его лице усталость и мучительную тревог у.

– Что случилось? – пробормотала она, машинально прижимая руки к груди. – Что-то с Анной?

– С Анной все в полном порядке, – заверил ее профессор. – Я высадил ее у дома с вещами, а сам поехал сюда. Не хотите ли прямо сейчас отправиться к нам?

– И прогулять уроки? – уточнила Лида. Сердце колотилось все тревожней: Лазарь не стал бы по пустякам нарушать школьную дисциплину.

– Можно и после занятий.

– Нет, пожалуй, лучше сейчас, – сориентировалась Мила. И метнула на Лиду понимающий взгляд: она тоже почувствовала неладное. Переполненные недобрыми предчувствиями, они даже не разговаривали в те минуты, что заняла поездка от школы до дома на въезде.


Квартира сияла чистотой, пахло кофе и ванилью. Анна, выскользнув из ванной с полотеничной чалмой на голове, расцеловала гостей и пообещала скорый завтрак. Но Лида успела заметить, как она метнула вопросительный взгляд на Лазаря, и он тут же сказал:

– Предлагаю сначала пообщаться в гостиной. Мы должны сообщить вам нечто важное.

– Догадались уже, – невесело усмехнулся Алексей.

– Я сейчас свихнусь от волнения, – поддержала его Лида.

– Да, в таких вещах тянуть не стоит, – согласился Лазарь, жестом предлагая ребятам занять диван. – В общем, суть такова: в ближайшее время вы должны покинуть этот город вместе с семьями.

– Почему?! – ахнула Мила, прижимая ладошки к щекам.

– Я расшифровал послание, которое ты мне скинул. – Профессор кивнул Санину. – Оно действительно от Валерия, хотя я не слишком понимаю, каким непостижимым способом он сумел его передать.

– Это азбука Морзе?

– Не совсем. Схожий принцип, однако это особый сигнал, известный только Валерию, Анне и мне. Мы разработали его пару лет назад на всякий пожарный случай, когда начались нападения на вечников. Он сообщил, что примерно через две недели город взлетит на воздух. Подробностей не знаю. Но раз Валерий передал, значит, это случится.

Несколько минут никто не мог вымолвить ни слова. Лишь слышно было, как звякает посудой на кухне Анна. Потом заговорил Санин:

– Но лично я не покину город, пока здесь остается хоть один человек.

Мила коротко и быстро закивала – похоже, говорить она была не в силах. Лида не нашла в себе сил даже на кивок.

– Я знал, что вы так скажете, – невозмутимо произнес Лазарь. – Значит, нужно придумать, как сделать так, чтобы в городе не осталось ни одной живой души.

– Да, и вот еще, – продолжал он, поскольку молчание затягивалось. – Валерий передал, что Марат с ним.

Мила тихонько вскрикнула, Санин от волнения даже подскочил с дивана.

– И я от души рад том у, что они там приглядят друг за дружкой, – подытожил профессор.

Подавать информацию Лазарь был мастер: после его слов о Марате первая часть сообщения уже не казалась такой чудовищной. Все даже согласились позавтракать за компанию. За столом к обсуждению проблемы не возвращались, чему Лида была очень рада. Она понимала, что не в состоянии предложить ни единого варианта для ее решения. Оставалось традиционно рассчитывать на более опытных друзей.

После кофе ребята решительно отвергли предложение Лазаря развезти всех по домам: достаточно было глянуть на лица хозяев квартиры, чтобы как можно скорее оставить их в покое. Все вместе выкатились во двор и остановились там под прикрытием развесистого старого дерева, ошеломленно глядя друг на друга. Никто не начинал разговор первым.

Лида грустно сознавала, что ребятам гораздо тяжелее, чем ей: в этом городе они прожили много лет, Мила так и вовсе с самого рождения. Здесь была их жизнь, их воспоминания, сотни знакомых.

Мимо проходили люди, спешили к торговому корпусу, недавно только отстроенному на самом въезде в город. У каждого были свои заботы, приятные и не слишком, были планы, задумки. И никто не догадывался, что скоро их жизнь роковым образом изменится. И многие из них никогда уже не сумеют вернуться к нормальному существованию.

– Кажется, мне напрочь отказала фантазия, – виновато прошептала Мила. – Я ничего не могу придумать.

– Я тоже, – с облегчением поддержала подругу Лида.

– Думаю, никто от нас этого и не ждет, – подметил Алексей. – Могу поспорить, что у Лазаря уже есть план. Нас просто предупредили заранее, чтобы пообвыклись с этой мыслью. И были готовы в нужный момент.

– Может быть, Валерий и Марат как-нибудь сумеют спасти город? – с наивной надеждой в голосе предположила Журавка.

– Может, конечно. Ну что, куда дальше? – спросил Санин. Мила глянула на часики и заторопилась.

– Ой, уроки закончились! Я обещала родителям, что сразу домой.

– Они не работают пока? – поинтересовалась Лида.

– Нет, болеют оба. Папа целый месяц жил в машине, застудил спин у, и у мамы какая-то бесконечная простуда.

– Скоро все наладится… – машинально произнесла Лида, но замолчала и мучительно покраснела, сообразив, что несет полную чушь, – не наладится, а станет в разы хуже.

– И моя болеет, – поспешил сказать Санин. – Сейчас вот нужно в аптеку за лекарствами забежать. Лид, составишь компанию?

Но девушка покачала головой. Ей хотелось остаться одной и хорошенько все обдумать. Хватит вечно хвататься за друзей, пора взрослеть.

Правда, на проспект вышли все вместе – им было по пути. Влились в непрерывный поток людей и услышали за спиной оклик:

– Ребята! Постойте!

Голос не был Лиде знаком, и она инстинктивно приготовилась защищать друзей. В тот же момент Санин задвинул обеих девушек себе за спин у. Спешащего к ним сквозь толпу мужчину они встретили сплоченной боевой группой. Тогда как это оказался всего-навсего их новый классный руководитель.

– Здравствуйте, э-э… – Санин быстро глянул на Милу.

– Тимур Саевич, – одними губами подсказала Журавка.

– Здравствуйте, Тимур Саевич!

– Здравствуйте-здравствуйте, – ответил учитель, останавливаясь напротив них и окидывая ребят веселым взглядом. – А я вот заметил, что в классе у меня сегодня кого-то не хватает, две парты практически пустуют. Что скажете на это?

– Простите, так получилось, – залепетала Мила. – Мы шли в школу, вот. – Она продемонстрировала раздутую сумку на плече. – Но потом встретили одного нашего друга – он уже не учится – и узнали, что ему срочно нужна наша помощь…

– И что же?

– Что?

– Помогли вы вашему друг у?

– А, конечно!

– И я могу надеяться завтра увидеть вас в школе?

– Да-да! – мелко закивала Журавка.

Лида изумленно скосила глаза на подругу: ну какая сейчас школа. Ей стало горько от мысли, что больше не нужно бояться учителей, врать им во избежание проблем. Может, Журавка этого еще не осознала?

И вдруг девушка ощутила нечто странное. Учитель обсуждал что-то с ребятами, на нее даже не смотрел – а ей казалось, что всем своим существом он настроен именно на нее, ловит каждый ее вздох. Словно невидимые путы связали их в одно существо, и ему не надо смотреть на девушку, чтобы чувствовать ее… Наваждение было таким сильным, что она даже помотала головой.

Когда распрощались и разошлись в разные стороны, Мила сказала:

– И не строгий совсем. Ох, съедят его в школе.

– Но уже не в нашей, – мрачно подытожил Санин.

Лида почему-то разозлилась на него: зачем смаковать то, о чем хотелось бы забыть? Вслух же сказала:

– Ты, Мил, в самом деле собираешься ходить в школу? Или научилась врать наконец?

Получилось резче, чем хотелось бы. Вот и подруга растерялась, замешкалась с ответом. Вместо нее ответил Санин:

– А знаешь, я тоже завтра пойду в школу. И тебе советую. Может, все еще обойдется, а репутацию себе испортим. А главное, мы пока здесь под мороком жили, поняли, что школа все же лучше, чем сиднем сидеть и пытаться найти выход. Ну, на уроках и идеи как-то лучше в голову приходят.

– Ладно, тогда встречаемся в школе, – кивнула Лида, глянув на нервно переступающую с ноги на ногу Журавку. – Все, расходимся, до завтра!


Еще где-то с час Лида бесцельно бродила по парку, мрачном у, размокшем у, растерявшему свои цвета и похожему на черно-белую фотографию. Долго рассматривала холм, на котором они таким странным образом видели Джулию. Потом все так же нога за ногу приблизилась к своему дом у.

Еще на подходе увидела мать: Вера стояла в открытой калитке, озиралась с такой тревогой, что Лида рванула к ней на всех парах.

«О, нет, что еще произошло?»

– Лидочка! – Вера крепко обняла дочь. – Ну где ты пропадаешь? Я с ума тут схожу!

– Мам, ты что? – вытаращила на нее глаза Лида. – Занятия полчаса как закончились!

Мелькнула мыслишка: не стукнул ли кто из школы, что она сегодня там даже не появлялась?

– Все равно я очень волновалась, – все еще тяжело переводя дыхание, быстро заговорила женщина. – Сегодня звонил Юрий Борисович. Не забыла еще нашего доброго доктора? И знаешь, он рассказывает страшные вещи. Я бы не поверила слухам, но у него же двоюродный брат вроде работает в полиции. Так вот, он рассказал, что в Питере и области пропадают подростки. Статистика уже превысила все мыслимые показатели! И так странно это происходит, Лид: они просто уходят, как будто спешат куда-то, можешь себе вообразить?

Лида, видевшая подобное собственными глазами, очень даже могла – но промолчала конечно. Холодок пробежал по спине, сбилось дыхание: как, как остановить этот кошмар?

– И больше их не находят. А раньше хотя бы находили, но уже… не живых, в общем. Теперь – нет. Представляешь, какой ужас: никогда не узнать, что произошло с твоим ребенком? Лида, я своей материнской волей освобождаю тебя от школы, магазинов и всего-всего. Сиди лучше дома, пока не поймают похитителей.

«Только их никогда не поймают».

– Да ничего со мной не случится, – попыталась она успокоить мать. – Если это какой-то гипноз, то я ему не подвержена, проверено на питерских цыганках. Пойдем в дом, а то еще простынешь.

– Ты иди, – бледно улыбнулась в ответ Вера. – А я постою еще, Музу дождусь.

– А где она?

– Да вот вроде как оклемалась, пошла до магазина воздухом подышать, заодно и Славика с собой взяла. И оба запропали куда-то.

Вера бросила озабоченный взгляд на часики.

– Хочешь, сбегаю погляжу, где они?

– Еще чего! – Вера для надежности вцепилась в рукав ее куртки. – Иди, обед грей. Или нет, лучше со мной постой.

Кажется, мать была твердо настроена больше ни на секунду не терять дочку из виду.

В этот момент в конце улицы показалась тетка Муза. Она почти бежала, тяжело переваливаясь на коротких толстых ножках. Руки притиснуты к груди, глаза вперены в дом.

– Ох, что-то случилось… – пробормотала Вера.

А тетка уже была рядом, но не могла вымолвить ни слова, только тяжело отдувалась и вытягивала шею, пытаясь через их головы заглянуть во двор. Потом пропыхтела:

– Славичек… вернулся?

– Нет, тетя, – быстро произнесла Лида.

– В полицию… в полицию звоните! – взвыла обезумевшая тетка. – На минутку только оставила его у магазина, чтобы чужими микробами не дышал… Увели, увели!

– Муз, да не пошел бы он с чужим, – бормотала Вера, шаря по карманам в поисках телефона. И не замечала, что Лида уже набирает экстренный номер.

Глава 4
ЗАГАДОЧНАЯ ПЕРСОНА

На рассвете вломился в комнату отец и растолкал Марата самым грубым образом. Ворон, взбешенный, соскочил с кровати, намереваясь напомнить родителю, что удар у него поставлен куда лучше. Но бледное и мокрое от испарины лицо Вельшина-старшего удивило и остановило.

– Ну, что еще случилось?

– Одевайся! – давая петуха на каждом слове, завопил отец. – Живо!

– Чего это вдруг?

– Поговори мне! Хозяин желает тебя видеть!

– Дудки, нет у меня хозяев, – отрезал Марат и сделал вид, что собирается снова завалиться в постель. Да и не помешало бы: тело ломило, как в начале серьезной болезни, перед глазами все плыло. Вельшин болел крайне редко и теперь с удивлением прислушивался к своему поганому состоянию.

– Молчи, паразит! Что ты сотворил такого, что господин Креон желает лично говорить с тобой?!

Ворон задумался, с неудовольствием ощущая, как скачет в груди сердце. В самом деле что? И неужели он испугался этого гада? Потом спросил:

– Отец, ты в самом деле думаешь, что он собирается сделать мне втык за плохое поведение? Вечники теперь занялись воспитанием людей?

– Но что же тогда, что?! – Старший Вельшин заметался по тесной комнате, сшибая стулья. – Хозяин не имеет дел со смертными, у него и со своими-то разговор короткий.

Последнюю фразу он произнес, помимо страха, еще и с восторженным уважением к крутизне Креона. Марата замутило, вот только от отвращения, страха или от общего болезненного состояния – не разобрать. Чтобы не оттягивать неприятный момент, рывком сунул ноги в джинсы, влез в свитер. И пошел к двери. Отец трусил рядом, кажется, собирался проводить до комнаты Креона.

– Ты того, на других-то грех свой не перекладывай, если подставишь меня – шкуру спущу. Если не с тебя, то…

Тут Ворон развернулся на пятках и зыркнул на отца с такой ненавистью, что тот поспешил убраться из комнаты. Оставшись один, Марат присел на край кровати, чтобы совладать с приступом головокружения. Что-то голубело в метре от него на бетонном полу. Ворон, покряхтывая, ногой подтянул к себе непонятную вещиц у, взял в руки. Это оказалась всего лишь изорванная бахила, непонятно как оказавшаяся в комнате. Парень отшвырнул ее, с натугой поднялся и вышел из комнаты.


Двойные позолоченные двери в покои главы вечников были слегка приоткрыты. Марат сразу для себя решил, что правила приличия будут не к мест у, поэтому просто толкнул обе створки руками и ступил в комнату с самым непринужденным видом.

Креон развалился в кресле у окна и рассматривал что-то на плацу. Мгновение спустя он перевел тяжелый взгляд на парня, молча смерил с головы до ног, словно прикидывал, на что он может сгодиться. И продолжал молчать. Ворон, не дождавшись приглашения, плюхнулся в ближайшее кресло. Вечник усмехнулся, словно давая понять, что знает цену этой браваде.

– Тебе известно, мальчик, – неторопливо заговорил Креон, – что это место – не курорт для простых смертных. Здесь каждый дол жен трудиться, отрабатывать свое проживание. Твой отец – да, трудится, не скажу, чтобы на совесть, но хотя бы из страха. А что насчет тебя?

Марат только плечами пожал. Он был далек от мысли, что Креон всерьез озадачен его трудоустройством, и просто ждал, когда тот доберется до сути. А тот не спешил. Несколько раз Ворон ловил на себе очень странный взгляд, и это ему совсем не нравилось.

– Мне доложили, что ты исхитрился сблизиться с нашим гениальным уродцем, – продолжал Креон, и голос его напомнил Ворону шум морских волн: то накатывает, то замирает. – Думаю, все дело в общих друзьях, поскольку до тебя никому не удавалось завоевать его расположение. Да раньше этого и не требовалось: у меня всегда были под рукой нужные рычаги воздействия. Но теперь, когда его друзья оказались далеко, я, честно признаться, уже начал волноваться: а смогу ли и дальше удерживать его в узде? Поэтому я рад вашей зарождающейся дружбе. Мне позарез нужен кто-то, через кого я смогу воздействовать на этого бунтаря.

Марат хмыкнул, воззрился на Креона с искренним недоумением:

– Я? Да ладно! Думаете, он за пару встреч так уж ко мне привязался? Да я вообще парням редко нравлюсь, скорее, наоборот!

Креон выслушал невозмутимо, презрительная улыбка тронула его губы:

– Но ты ведь постараешься стать ему лучшим другом, не так ли? У тебя-то есть кого терять, даже за вычетом твоего никчемного папаши.

На этот раз Ворон не нашелся с ответом. Да, все так и было. А Креон продолжал:

– Заметь, я не предлагаю тебе ничего дурного. Не прошу даже следить и доносить, зачем? В этом дворце полно свободных ушей, я и так знаю каждый его вздох. Хотя, полагаю, именно эту версию тебе стоит озвучить при вашей новой встрече.

– Что? – вскинулся Вельшин. Он слегка потерял нить разговора. – Зачем это?

– Ну, как же. Он ведь узнает, что ты побывал у меня, слухи по дворцу разносятся мгновенно. И наверняка спросит, по какому поводу. Ты расскажешь, что я вынудил тебя стучать на него, вы вместе продумаете стратегию и прикинете, какую информацию ты мне будешь якобы сливать. Эти прикидки еще больше сблизят вас. И мы оба получим то, что нам нужно. Твоя мать не пополнит ряды некров, а младшим брату и сестре не придется познать жизнь сирот военного времени. Ты понял меня? Можешь идти.

Марат на мгновение оцепенел, терзаясь желанием броситься на самодовольно усмехающегося Креона. Но усилием воли взял себя в руки, встал и отыгрался на кресле, далеко отшвырнув его ногой.

Всю дорогу в Арсенальный корпус Вельшина мучила мысль, что Креон позвал его вовсе не для этого разговора.

На лестнице он вдруг услышал окрик:

– Постой!

Обернулся. Какая-то незнакомая девушка внимательно наблюдала за ним из-за колонны. Судя по вскинутому подбородку и прямому взгляду – вечница, смертные тут поголовно глаз не смеют поднять. Ворон вовсе не планировал исполнять какое-нибудь поручение типа смотаться за кофе, поэтому только ускорил шаг, собираясь сбежать вниз по лестнице. Но девушка снова крикнула:

– Подожди же! Марат! Я искала тебя!

Озадаченный, подошел ближе – и только тогда узнал Полин у. Но как она изменилась за последние пару дней! Исчез жалкий, затравленный вид, теперь девушка смотрела почти спокойно, держалась прямо. Краем сознания Вельшин подметил, что так она стала еще красивей.

– Чего тебе?

– Я тебя искала, – повторила Полина.

– Да понял уже! Зачем?

– А кого еще? – задала странный вопрос девушка. – Ты ведь уже знаешь, что с нами случилось!

– Да, перенеслись на семьдесят лет в прошлое! – нетерпеливо рявкнул парень. – От меня чего надо?

– Знаешь, когда я все это поняла, мне вдруг перестало быть страшно. Я поняла, что больше все равно терять нечего. Для меня все кончено.

– Чего это вдруг? – немного сбавил тон Марат.

– Того. Родителей я больше не увижу, в свой мир не вернусь. Думаю, жить мне осталось всего ничего. Я ведь полу-вечница.

– Я тоже полувечник, – закатывая глаза, напомнил Вельшин.

– Ну, тебя она, может, и не тронет. А меня, если сама не убьет, то подарит кому-нибудь или обменяет. Но, знаешь, я больше не боюсь. Когда понимаешь, что надежды нет – страх куда-то уходит. И мне очень стыдно, что я была такой… мерзкой, – с трудом выдавила из себя Полина. – Прости, что выдала твоего друга.

– Ладно, обошлось все, – пробормотал Марат, озадаченно переступая с ноги на ног у. – Ты чего хочешь-то?

Полина внезапно шагнула вперед, уткнулась лицом ему в плечо. Руки ее при этом оставались висеть вдоль тела.

– Я хочу бороться, – зашептала горячо. – Да, я знаю, с вечниками не повоюешь. Но нельзя же уйти просто так, будто нас и не существовало, будто мы не значим ничего! Я знаю, ты тоже не сдашься. Так давай будем вместе искать хоть какой-то выход! Хорошо? Хорошо?

Ворон совсем потерялся от этих рубленых фраз и горячего дыхания ему в плечо. Он даже слегка приобнял девушку, желая утешить, провел рукой по распущенным волосам, густым и теплым.

– Ладно, придумаем что-нибудь.

– Что? – сразу собралась Полина. Да уж, перемена была разительной.

– Не знаю пока. Но я придумаю. Слушай, прости, бежать надо, – попятился Вельшин. – Вечерком еще поговорим, лады?

– Хорошо, – кивнула девушка. – Я буду ждать.


Валерия Марат отыскал в его кабинете недвижимым, словно окаменевшим над россыпью исписанных бумаг. Похоже, тот так и просидел здесь с момента их вчерашнего расставания. Уже три дня они искали хоть какой-то способ связаться с друзьями, и вчера вечером появился первый вариант.

– Эй, ты живой? – с порога окликнул его Вельшин.

– Что? – Валерий развернулся на стуле, вперил в Ворона непонимающий взгляд воспаленных глаз. – Живой. Заходи. Есть кое-какие результаты.

– Ого! – моментально воспрянул духом Марат. – Придумал, как спасти город?

Валерий покосился на него хмуро, явно раздраженный таким энтузиазмом.

– Город спасти невозможно, так что хватит об этом! Я лишь рассчитал возможность передачи сигнала. Но это чисто гипотетически.

– Из этого времени в будущее, что ли?

– Ты меня вообще слушал? – немедленно вышел из себя Валерий. – Территория дворца – это и есть будущее, наше настоящее. Связь не до конца нарушена, хоть и крайне слаба. У нас есть возможность послать наружу световой сигнал. Повторяю: вероятность того, что получится, минимальна. К тому же сигнал будет проходить примерно с четырех до восьми утра. Его, скорее всего, попросту никто не заметит. Но пока другого варианта нет, мы будем испробовать этот, безнадежный. Попутно искать другие решения.

Ворон прошелся туда-сюда по комнате, обдумывая услышанное. Сказал как можно бодрее:

– Не, не безнадежный, ручаюсь. Как минимум, двое из наших ходят в школу мимо дворца как раз в районе восьми. А потом, откуда ты знаешь, может, и другие приходят на всякий случай?

В мыслях сразу нарисовался неясный силуэт девушки, бредущей сквозь ночь по парку к темной громаде дворца. Лично он при другом раскладе таскался бы туда каждый день…

– Да, Лазарь может предвидеть такой вариант, – вроде как с благодарностью пробормотал Валерий. А затем спросил без паузы, тоном сухим и отстраненным: – А зачем тебя Креон вызывал с утра?

– А самому не догадаться? Хочет, чтобы я приглядывал за тобой.

– Только это?

– Что, мало?

Валерий передернул худыми плечами:

– Ладно, ответ принят. Можешь прямо сегодня поведать ему о плане передачи сигнала.

– Зачем это?!

– Ну, продемонстрируешь готовность к сотрудничеству. Мешать нам Креон не станет, это ведь никак не препятствует его планам. А мы, наоборот, легализуемся: никто не станет мешать нам бродить ночью по дворцу и светить в окошки. Будем действовать по очереди, согласен?

Марат сосредоточенно кивнул. Потом спросил:

– Слушай, а ты видел его… настоящего хозяина Книги? Креон сказал, что это не он, что есть какой-то другой. При этом он сам его, если не врет, в глаза не видел.

Валерий хмыкнул, давая понять, что мало обеспокоен этими вопросами.

– Я слышал об этом. Речь идет о самом первом из известных владельцев Книги, о вечнике, который создал Шаргаим.

И снова уткнулся в расчеты, давая понять, что все сказал по данной теме. Но Ворон, само собой, и не думал отставать:

– А как же он вновь завладел Книгой-то? Давай выкладывай все, что знаешь!

Валерий одарил его холодным взглядом воспаленных глаз:

– Ты самый надоедливый смертный из всех, кого я встречал. Так не пойдет, я не собираюсь тратить время на болтовню.

– Только насчет хозяина, – напустил на себя смиренный вид Вельшин. – Должен же я понимать, что творится в этом гадюшнике.

– Должен он… Зачем, интересно? Хотя неважно. В общем, много веков назад Книга талантов была похищена у создателя Шаргаима юношей по имени Дио. Этот вечник сумел надежно спрятать Книгу и ни разу за все эти тысячелетия не прибегнул к ней, не овладел ни единым талантом. При этом все это время он разыскивал прежнего хозяина, чтобы спасти своих друзей, оцепеневших после прикосновения к Книге. Но так никогда и не напал на его след…

– Это я знаю, – нетерпеливо перебил его Марат. – Лазарь рассказывал. Это в Книге написано, точнее, в позднейшей вставке.

– Вот как? Ну, а дальше можно только догадываться. Едва ли прежний хозяин мог бесследно сгинуть, наверняка ведь успел выдоить Книгу до последнего таланта. Почему не пошел на контакт с Дио – загадка. Может, не доверял ем у, не верил в шанс получить обратно свое сокровище. А вот Креон поднял вокруг своей находки шум, немедленно начались убийства и исчезновения вечников. А ведь умом-то он не блещет, да и духом слаб. Настоящий хозяин вышел на него, запугал до смерти, но по своим соображениям все же оставил ему доступ к Книге. Но это, повторяю, только моя версия!

– Погоди, так настоящего хозяина видел кто или нет?

– Я – точно нет! – отрезал Валерий. – А вообще Креон мог соврать, чтобы перевести стрелки на кого-то другого. И меня это не волнует.

– Почему? – удивился Марат. – Я думал, всем вечникам до смерти интересно все насчет этой чертовой Книги.

Лицо Валерия налилось кровью, шрамы вздулись и сделались еще безобразней.

– Потому что мне наплевать! – заорал он. – Все, что меня волнует – это как спасти моих друзей! Об этом я буду беспокоиться до последнего мгновения моей поганой жизни! Если даже мне вдруг выпадет возможность стать новым хозяином Книги, я первым делом подумаю, нужно ли это для моих целей. Если нет – до свидания! Это ясно?!

– А то! – повысил голос и Марат. – Полностью с тобой солидарен, если что.

– Отлично! Может, дашь мне поработать спокойно?

Или еще есть вопросы?

– Вообще-то есть один, – принял подачу Ворон. – Давно хотел спросить: а зачем вообще нужны эти путешествия во времени?

Валерий, постепенно успокаиваясь, глянул на него вроде как удивленно, скривил губы в ухмылке:

– А по-твоем у, чем еще заняться тем, у кого вечность в кармане? По крайней мере хороший способ развлечься. И потом, весьма предусмотрительно. Ведь настанет когда-то тот многократно предсказанный момент, когда звезды погаснут и небо свернется, как свиток. А вечники в большинстве своем на Страшный суд не торопятся. Да и привычка жить усиливается с годами.

– И что? – не понял Вельшин.

– А то. Многие всерьез рассчитывают при первых признаках конца забраться далеко в прошлое.

– Да разве это возможно?! Бред!

– Никто не знает, возможно это или нет, – устало и равнодушно пробормотал Валерий. – Просчитать такое немыслимо, в этом вопросе мы напрочь выходим за рамки любых наук. Можно только надеяться. Но уж что-что, а это вечники умеют. А сейчас будь так любезен…

Марат молча покинул комнат у. Вернулся к себе, успел заметить краем сознания, что брошенная у порога бахил-ка куда-то испарилась. Все это время он лишь невероятным усилием воли скрывал свое состояние, зато сейчас не смог добраться даже до дивана. Рухнул на холодный пол и моментально отключился.

Глава 5
УГРОЗА

Лазарь и Анна примчались уже через четверть часа, подрулили прямо к магазин у, возле которого бесследно исчез Славик. Они лично опросили охранников и продавцов, частично и покупателей – некоторые из них в примерное время исчезновения как раз заходили в торговый центр. Несколько человек припомнили ребенка, который развлекал себя тем, что съезжал на корточках по скользкому пандусу, а потом, цепляясь за перила, карабкался вверх. Но никто не видел, в какой момент мальчик исчез, никто не заметил рядом с ним кого-то подозрительного.

Тем временем в доме на кухне тетка Муза давала показания паре полицейских, больше озабоченных тем, чтобы не оглохнуть от ее громогласных требований немедленно мобилизовать на поиски все отделения полиции, а также вызвать подкрепление из Питера.


Лида, вернувшись домой в сопровождении ребят, первым делом заглянула в их с матерью комнат у. Ее испугала поза Веры, полулежащей на диване, словно у нее опять отказали ноги. Она перебежала комнат у, опустилась на корточки, заглянула в лицо матери.

– Мамочка, не волнуйся, Славик скоро найдется. Это просто какое-то недоразумение. Ну, может, он пошел домой и случайно заблудился, свернул в другую часть поселка. Его заметят и приведут к нам. Вот Анна с Лазарем сейчас поедут по поселку и будут высматривать его.

– Лида, – задыхаясь, прошептала Вера. – А если… если это именно то, о чем я тебе говорила? Этот загадочный гипноз?

– Ма-ам, ну ты чего? Сама же сказала, что исчезают подростки. А наш Славик – ребенок еще совсем, до подростка ему расти и расти.

Сказала – и вдруг сама испугалась. А что, если он… если уже не вырастет? Вдруг беда пришла в их семью, откуда не ждали? Едва переводя дыхание, Лида погладила мать по голове и убежала на кухню.

Полицейские покидали дом. К Лазарю они по неизвестным причинам обращались, как к полицейскому чину не ниже генерала: стояли навытяжку, уверяли, что сделают все возможное и доложат результаты уже в ближайшее время. Тетку взяла на себя Анна, и та больше не скандалила и не рыдала, а лишь тихонько всхлипывала, повиснув необъятным телом на хрупком плече девушки.

Лида пошла провожать представителей закона до калитки. Тот, кто шел впереди, распахнул калитку и даже попятился от неожиданности, заступил ногой на разбухшую грядку и с шумом обрушился в кусты малины… Потому что по другую сторону забора обнаружился Славик, перепуганный, заплаканный, но вполне целый.

На шум из дома выскочила тетка, взвыла сиреной, подхватила внука на руки и начала прямо в воздухе ощупывать и осматривать его, при этом нещадно выворачивая конечности. Славик, решив, что его наказывают, заревел на весь квартал. Лида же в тот момент ощутила такое облегчение, что только глупо хихикала, наблюдая, как выползает на тропинку полицейский в подмоченной форме, а тетка вращает внука, словно большую куклу.

Лазарь после нескольких неудачных попыток сумел отнять у нее мальчика и унести в дом. Полицейские сделали попытку просочиться следом, но тетка живо их выперла со двора, заявив, что не позволит сегодня мучить ребенка вопросами. С их уходом на ветхий домишко снизошла наконец благодатная тишина.


Анна на кухне заваривала чай. Лида, обняв коленки, сидела на табуретке и пыталась собраться с мыслями. Ей очень хотелось верить, что все произошло по упрощенной схеме – своенравный ребенок не захотел дожидаться бабушку и убежал домой. Потому и ревет теперь, что знает – виноват.

На кухню вернулся Лазарь, молча протянул Лиде записку. Девушка глянула в нее, усердно поморгала на всякий случай – нет, все равно ни один из выведенных черным маркером значков не был ей знаком.

– Ты знаешь, что здесь написано? – спросила она друга.

– Конечно. Дословный смысл таков: «Ты знаешь, что мне нужно. Сделай это, пока не стало слишком поздно».

– И кто… кто писал?

– Калеб, разумеется. На своем родном языке. Помнишь историю с моими записями?

– Значит… получается, он не переместился вместе со всеми в другое время?

– Что же ему там делать? – Анна развела руками. – Не в прислугу же переквалифицироваться. Мы в общем-то еще когда мчались сюда на поиски, догадывались, чьих рук это может быть дело…

– Мне стоило подумать об этом раньше, – с досадой произнес Лазарь.

– Ой, перестань, невозможно думать сразу обо всем! – возмутилась Анна.

– Я совершенно выпустил его из виду, – не желал снимать с себя вину профессор. – Он выглядел таким сломленным тогда, во дворце. Но теперь, похоже, оклемался и жаждет вернуть то, что ты у него отобрала, Лида.

– Вечность? Господи, да пожалуйста, хоть сейчас! Мне плевать, вечник он или человек, я просто спасала тебя и Алешу!

Лида уже и руки сложила должным образом, когда прозвучал властный голос Лазаря:

– Я бы не спешил этого делать.

Девушка поспешила разнять руки, убрала их за спин у, а после спросила:

– Почему? Он ведь угрожает моей семье.

– Именно поэтом у. Лида, поверь моему опыту: Калеб желает не только снова стать вечником – он хочет отомстить. И мстить он будет до последнего, пока остается на земле хоть один человек, который дорог тебе.

Девушка от этих страшных слов вздрогнула и едва не свалилась с табуретки.

– Ты… ты уверен?

– Увы, на сто процентов. Он вернул Славика быстро и не причинил ему вреда, но лишь потом у, что хотел поскорее добиться от тебя желаемого. Но пока он человек, он опасен лишь твоим смертным друзьям и родственникам. Мы сумеем их защитить. Станет снова вечником – справиться с ним будет в разы сложнее. Я не в курсе, вернутся ли к нему его таланты, да он и сам наверняка этого не знает. Но это и не имеет большого значения: Калеб убийца по природе, он опасен и непредсказуем.

– А его женщина? – вдруг с ужасом вспомнила Лида. – Эта… как ее… Фрея. Как думаешь, она тоже здесь?

– Едва ли. Для нее слишком опасно переходить тебе дорог у, так что, думаю, она предпочла остаться во дворце.

– Вот предательница! – с облегчением выдохнула Лида. – Но все же, Лазарь, почему ты думаешь, что он станет мстить? Вдруг просто уберется куда-нибудь… Заняться ему больше нечем, что ли?

Профессор медленно и печально покачал головой:

– Нет, не уберется. Вот тебе первое доказательство – эта записка. Думаю, все эти дни с момента перемещения дворца во времени он следил за тобой, брал на заметку всех, кто тебе дорог. Потом он потерял нас с Анной из виду и вполне мог вообразить, что мы просто разъехались по своим домам. И такой расклад его не устроил. А потому он написал тебе записку, которую ты заведомо не могла прочитать. К кому бы ты обратилась первым делом после всего случившегося, увидав незнакомые письмена?

– К тебе, ясное дело, – закивала девушка.

– А я, тоже ясное дело, понял бы, что творится что-то неладное, и примчался сюда. И Анна, конечно. Но в этом и ошибка Калеба – он ведь у нас не семи пядей во лбу. Ему бы стоило воспользоваться нашим отсутствием, глядишь, сейчас бы уже снова был вечником.

На последних словах Лазарь заметно повеселел, улыбнулся Лиде, как в прежние времена, когда еще не было всех этих бесконечных тревог.

– Так что не о чем переживать, Лидуся, мы за ним приглядим.

– Ага, как мы втроем углядим за всеми? – на этот раз не особо поверила в его оптимизм Лида.

– А кто сказал, что нас будет только трое! – хихикнула Анна.

– Не поняла…

– Лидочка, уже завтра мы начинаем принимать гостей, – торжественно сообщила вечница. – Мы ведь не просто так покинули тебя и носились по десяткам стран! Нам нужно было понять, сколько наших приятелей-вечников перешли на сторону Калеба, кто предпочитает хранить нейтралитет, а кто готов выступить против этой напасти. Таких, увы, немного, но все же нашлись. Мы не договаривались с ними ни о чем конкретном, потому что не знали, когда хозяин Книги снова себя проявит. Но сегодня после вашего ухода мы обзвонили всех и пригласили сюда.

– Зачем? – все еще не понимала Лида.

– Затем, что этим замечательным ребятам с нами за компанию придется примерить на себя маски злодеев, – вмешался Лазарь. – Это, конечно, будет нелегко, но только самыми жесткими способами мы сможем убедить жителей очистить город. План, конечно, пока сырой и творится на живую нить – но, надеюсь, мы на правильном пути!

Наступила тишина – все слишком устали, чтобы разговаривать. Лиде казалось, что мозги ее разбил паралич от обилия мыслей. Она тщетно пыталась себе напомнить, что бывало и хуже.

Только успела порадоваться, что друзья проведут этот вечер с ней, не дадут совсем закиснуть, как неугомонная Анна вскочила на ноги:

– Ох, нужно бежать, Лидуся. Столько дел!

– Каких еще дел?

– Ну как же? Ребята уже завтра приезжают. Нужно снять всем квартиры, прибраться, заполнить холодильники. А потом еще встретить, все показать…

– Много их будет?

– Не так уж и много, – ответил Лазарь. – К сожалению, даже те, кто на нашей стороне, не до конца поняли серьезность ситуации. Или напротив – очень хорошо поняли. И нашли предлоги, чтобы остаться в стороне.

– Нельзя было говорить им всю правду! – вскричала Анна, сверкая глазами. – Креона они хотя бы боялись, потому что наслышаны о его подвигах! А когда узнали, что за ним стоит какой-то никому не известный злодей, который к тому же не ясно в каком времени сейчас пребывает, мигом расслабились. Думают, их не коснется!

– Это их выбор, – спокойно подметил профессор. – Мы должны быть благодарны, что хоть кто-то откликнулся. Приходи к нам завтра к обеду, Лида. Познакомишься с двумя светилами науки и с одной очаровательной леди в придачу.

– Обязательно приду, – пообещала Лида. – Но вот моя семья… могу я разве оставить их без присмотра… теперь, когда Калеб на них охотится?

– Несколько дней можно не беспокоиться, Калеб даст тебе время. Он – человек обстоятельный, долго готовился к первому удару, теперь станет выжидать и планировать следующие ходы. Ну, до завтра.

Лида проводила ребят до калитки, тщательно заперла ее на засов, повздыхала, что поверх забора не протянута колючая проволока, как у некоторых соседей, и побрела назад с закрытыми глазами и мотающейся головой. Но ее планам нырнуть сперва в ванную, а потом прямиком в постель не суждено было сбыться: на кухне ее ждала Вера, нервно теребя какой-то листок.

– Мама, как там тетя и Славик? – пробормотала девушка, бессильно прислоняясь к косяку двери.

– Малыш уснул, слава бог у, – отозвалась Вера. – Муза наглоталась таблеток, но все равно пока не может угомониться. Лидочка, скажи, тебе знаком этот человек?

И протянула листок. Лида поморгала, стараясь сфокусировать взгляд на рисунке, принадлежавшем, очевидно, руке ее юного племянника и выполненном в стиле «точка, точка, запятая». Кажется, это был портрет.

– Мам, издеваешься?

– Ну приглядись, пожалуйста.

Девушка пригляделась. Что ж, похоже, у мальчика цепкий взгляд и хорошо развита наблюдательность. В нескольких штрихах он талантливо передал основные черты Калеба: длинное лицо, тонкий нос и треугольники смоляных бровей.

– Кто это? – спросила Лида, стараясь, чтобы голос не дрогнул.

– Человек, который его похитил. Муза попросила – и Славик нарисовал.

– Лучше бы вам было оставить его в покое.

– Уже оставили. Но мы просто с ума сходили, пытаясь понять, что похитителю было нужно. И не сделал ли он с ребенком чего-то дурного. А Славик, когда успокоился, сам все обстоятельно рассказал.

– И что же? – Сон куда-то испарился, Лида примостилась за столом напротив матери, впилась в нее глазами.

– Прежде всего, как произошло само похищение. Славик ждал у магазина, катался по пандусу и не заметил, как к нему подошел какой-то парень с пластиковым контейнером в руках. Контейнер был замотан в тряпку. Вдруг тот тип заглянул в банку, ойкнул, стал смотреть себе под ноги. Славик заинтересовался и подошел поближе, а парень закричал что-то вроде: «Эй, пацан, осторожней, у меня гадюка сбежала». Малыш ужасно испугался, застыл на месте, а парень подхватил его на руки и сказал, что на всякий случай отнесет в свою машин у. И отнес. Машина оказалась какой-то дорогущей и спортивной, наш Славик, само собой, даже про гадюку забыл. Тот тип спросил, с кем мальчик пришел в магазин, и Славик описал ему бабушку. Парень сбегал в магазин, вернулся, сказал, что такую не нашел и сам отвезет Славу домой. Но почему-то они оказались в лесу, и парень демонстрировал, какую скорость набирает машина на пересеченной местности. И только когда Славик начал кукситься и проситься домой, он привез его и высадил на углу нашего квартала.

Лида выслушала молча, внутренне все больше леденея от ужаса. Славик почти два часа находился в руках этого садиста с многовековой практикой!

– И еще дал ему какую-то записку, – не отставала Вера. – Ты видела ее?

– Да, видела. Тарабарщина какая-то. – В этом Лида не соврала.

– Ты знаешь, меня не оставляет чувство, что с появлением Лазаря и Анны в нашей жизни стало происходить слишком много странных и необъяснимых вещей, – тяжело вздохнув, скороговоркой произнесла Вера.

– Ага, точно. Например, ты снова стала ходить!

– Не передергивай, дочь моя! Ты знаешь, как я люблю ребят, как благодарна им. Но если у них какие-то проблемы, мне стоит об этом знать, не находишь? Хотя бы потом у, чтобы постараться помочь им.

Тут Лида не сдержалась – прыснула. Мама собирается помогать ребятам! Вера обиделась, глянула скорбно. Пришлось в темпе просить прощения.

– Ладно! – очень быстро смягчилась женщина. – Иди спать, а то носом клюешь.

Лида не помнила, как добрела до постели.


Но усталость усталостью, а уснуть после случившегося оказалось делом непростым. Провертевшись пару часов, Лида все-таки ухитрилась сладко выспаться до десяти часов, проснуться вполне свежей и готовой к новому дню. Правда, пришлось выдержать настоящую битву, потому что Вера никак не хотела выпускать ее из дома после вчерашнего происшествия. Возмущалась: в школу позволила не ходить, а дочь все равно намылилась прочь из дома. Согласилась только с условием поездки на такси и немедленного звонка, как только будет на месте. Через пятнадцать минут девушка, немного волнуясь, уже звонила в квартиру друзей.

Ей открыл Лазарь, как всегда, радостно улыбнулся, помог раздеться. И повел в комнат у, полную оживленных голосов.

Лида вошла, с порога завертела головой, отыскивая светил науки. Но вместо них обнаружила двух странных юнцов, уютно умостившихся в мягких креслах.

Один походил на подростка лет шестнадцати: невысок ростом, черноволосый, вихрастый, широко расставленные черносливины глаз. Лицо такое подвижное, что кажется пластилиновым. Он оживленно рассказывал что-то своему соседу, но сорвался с кресла, заметив Лиду. Налетел, едва не вытолкав обратно в прихожую, схватил ее кисть цепкими смуглыми пальцами, поднес к своим губам. И заговорил по-русски, но так сильно грассируя, что девушка едва разбирала слова:

– О, дивное создание! Шарман! Ну почему жизнь так несправедлива? Лазарь, ты уже умыкнул у нас божественную Анн у, а теперь завладел еще и этим бриллиантом. Юная непорочная вечница, даже не достигшая своего конечного возраста! Явление куда более редкое, чем тринадцатая луна, не так ли?

– Угомонись, Жан, – посоветовал ему Лазарь, переставая улыбаться.

Этого оказалось достаточно, чтобы француз немного ослабил свой натиск и уступил место второму гостю. Тот также поднялся на ноги при появлении девушки и теперь с невозмутимым видом ждал своей очереди представиться. Массивный подбородок утоплен в нашейном платке, прямые блестящие волосы лежат, словно приклеенные. Он коротко кивнул девушке:

– Авалон Лидс.

Анны в комнате не наблюдалось, ее оживленный голос доносился с кухни. Там же что-то позвякивало и громко шкворчало. Жан тем временем проводил растерявшуюся девушку к креслу, сам же, словно увлекшись беседой, так и остался сидеть на его подлокотнике.

– Порой бывает так приятно сбросить с себя груз мнимых лет, – церемонно заговорил тот, кто назвался Авалоном. – Спасибо, Лазарь, что позвал меня. Ты оказал мне неоценимую услуг у.

– Не за что, – отозвался Лазарь. – Я сомневался, стоит ли отрывать тебя от дел в такой важный момент, когда твой университет на пороге очередного грандиозного открытия.

– О, открытие никуда не убежит! – отмахнулся гость. – В конце концов, одним больше, одним меньше, не суть. Разве что-то имеет значение, когда в кои-то веки моя помощь понадобилась друзьям? И повод отдохнуть от бороды и морщин, само собой. Вы не представляете, мисс, – обратился он к Лиде, чуть подавшись вперед, чтобы разглядеть ее за французом, – какое это мучение: изображать из себя девяностолетнего старца. А именно такой мой возраст указан во всех энциклопедиях. По всем правилам конспирации, я давно должен испариться, подарив человечеству еще одну волнующую загадку. Как же я предвкушаю эти заголовки в газетах: «Эксцентричный старик-профессор бесследно исчез прямо из своей лаборатории! Очередная выходка или похищение?» Но жаль бросать свое детище, да еще в такой ответственный момент! Все равно что по собственной воле отсечь себе руку – что для нас, впрочем, совершенно невозможно.

– Я понимаю, – кивнула Лида, моментально проникшись симпатией к этому забавному англичанин у.

– А представьте себе такой конфуз, – непринужденно продолжал Авалон. – Однажды утром поднялся с постели с превосходной порцией новых идей, вскочил в автомобиль и помчался в лабораторию, чтобы поскорее опробовать пару-тройку из них опытным путем. А охранник на входе грудью загораживает мне путь, к тому же грозит полицией. Я едва сдержался, чтобы не отправить его на больничную койку. И в этот миг случайно увидел свое отражение в зеркальной двери и осознал, что забыл наложить свой ежедневный грим! Пришлось спасаться бегством, да еще и заявлять в угон собственный любимый автомобиль.

Лазарь расхохотался, Жан от смеха согнулся пополам и едва не рухнул на ковер. Лида громко прыснула – и вдруг словно свалилась тяжесть с души. Ей подумалось, что с такими замечательными новыми друзьями они живо решат проблему.

– Ну что ж, давайте к делу, господа, – словно бы уловил ее настроение Жан. – Лазарь, ты поставил перед нами задачу весьма необычную, прямо скажем. Но изумительно интересную: как в кратчайшие сроки заставить население целого города добровольно – или не совсем добровольно – сменить место проживания. Эб, твои соображения? Хотя можешь не напрягаться, я заранее знаю, что ты предложишь. Англичане ужасно предсказуемы.

– Я римский гражданин, – прищурился Авалон.

– Ах, извини, запамятовал. Ты за два часа сказал об этом жалкие четыре раза, вот я и оплошал.

– Впрочем, легко догадаться, что может предложить профессор эпидемиологии, – в упор не замечая подколок, проговорил римский гражданин. – Тут уж даже француз скумекает. Естественно, это первое, что пришло мне в голову, полагаю, не только мне. Угроза хорошенькой эпидемии живо очистит этот город от жителей.

Он потянулся за кресло, и на свет явился видавший виды саквояж из лоснящейся коричневой кожи.

– И у меня при себе достаточно образцов, чтобы заразить все источники питьевой воды в городе. Все заболевшие, само собой, будут излечены без потерь и последствий.

– Сомнительная идея, – тут же встрял Жан. – Город, как это всегда бывало, окружат кордонами, отсюда ни одна собака не уберется.

– Но мы-то можем помочь населению убраться, было бы желание… А оно непременно будет, как только добрая старая эпидемия во весь голос заявит о себе. Правда, возможна паника и потеря контроля, так что…

– Короче говоря, будет полно жертв! – вскричал француз. – Боже, неужели нельзя придумать что-то более веселое, чем превратить город в лазарет! Держи свой саквояж на замке, Эб, здесь тебе не твой университет. Есть способы куда более эффективные.

– Например? – сощурился эпидемиолог.

– Этот городок, как я успел выяснить, располагает институтом ядерной физики, где имеется симпатичный маленький реактор. Предлагаю в нужный момент захватить институт, пригрозить городским властям взрывом оного, потребовать… ну, скажем, что-то абсолютно немыслимое. Установим камеры, станем транслировать в интернет разогрев реактора. Власти не станут шутить с огнем и эвакуируют город. Что скажете?

Авалон откинул голову на спинку кресла и зашелся кашлем, подозрительно похожим на гомерический хохот. А Лазарь сказал:

– Да, этот вариант, несомненно, лежит на поверхности. Однако параллельно с эвакуацией жителей город заполонят спецслужбы и войска. Как мы сумеем избавиться от них?

– О, что может быть легче! – все больше распаляясь, вскочил на ноги Жан. – Объявим себя каким-нибудь международным клубом самоубийц, дадим понять, что пойдем до конца. Когда ситуация станет критической, власти отзовут всех из города. А затем просто сделаем, что обещали: взорвем реактор. Диктатура в России вроде как сошла на нет, добровольцев, – Жан изобразил в воздухе кавычки, – посылать сюда никто не станет. Город просто покинут. А потом с ним случится то, что случится.

Лида впала в оцепенение, не в силах поверить, что все это говорится всерьез. А Авалон вскричал:

– Гениально! Это будет самое изощренное в мировой истории взаимное самоубийство вечников. Ибо, если мы это в самом деле организуем, это будет приравнено к воздействию одних вечников на других. И всем конец.

– Эб, ты меня пугаешь! – закатил черносливины глаз Жан. – Под занавес рядом с реактором может остаться только один из нас, и он не пострадает.

– Ну это еще большой вопрос, если заварим кашу все вместе. Я подозревал, что все французы – скрытые маньяки, – сокрушенно проговорил Авалон, потирая узкие бледные ладони с очень длинными пальцами. – Но сегодня я в этом окончательно убедился. На мой взгляд, уж легче пожертвовать одним городом, чем уничтожить весь регион. Радиоактивное облако может пойти на Санкт-Петербург, на Москву. Скажи, ты намерен отомстить этой стране за вашего воинственного коротышку Наполеона?

Жан досадливо отмахнулся и продолжал, глядя на задумавшегося Лазаря:

– Жертвы будут в любом случае. Всегда есть кто-то, кто не услышал, не понял, не счел нужным подчиниться. Следует только понять, в каком случае их будет меньше. О, божественные!

Разом утратив интерес к диспут у, он бросился к двери, в которую в этот момент входили Анна с подносом в руках в обществе незнакомой девушки. Жан мигом вырвал поднос, переправил его на стол и вернулся в исходную позицию, чтобы покрыть поцелуями руки девушек. Анна, впрочем, оказалась проворнее и вновь скрылась на кухне. Оставшаяся же позволила делать французу, что ему хотелось, поглядывая на него с добрым прищуром, словно нянечка на расшалившегося воспитанника.

Девушка была очень мила: невысокая, тоненькая, гибкая, с тюрбаном из полотенца на голове. Светлые влажные кудряшки спадали на высокий лоб, черты лица словно выписаны тончайшей кистью.

– Здравствуйте, господа! – произнесла она звучным и нежным голосом. – Простите, пришлось добираться на перекладных, и я не посмела предстать перед вами в затрапезном виде.

Жан издал протяжный стон восхищения. Лазарь и Авалон привстали, приветствуя новую гостью. А вновь появившаяся Анна обняла подружку за талию и повлекла в центр комнаты. Лида догадалась, что только она пока не знакома с гостьей, и тоже выползла из кресла. В тот же миг девушка шагнула к ней, крепко пожала руку.

– Меня зовут Сабина.

– А я…

– Лида, я знаю. Анна уже рассказала о тебе столько всего замечательного, что мне не терпелось познакомиться.

– Обед будет подан через пятнадцать минут, – объявила Анна. И села рядом с Лазарем. – Суп доходит в духовке.

– А пока позвольте услышать ваше мнение по обсуждаемому вопросу, – сказал Жан. – Мы, увы, разошлись во мнениях. Вы ведь в курсе проблемы?..

– Конечно, – улыбнулась Сабина. – Мы с Анной, болтая на кухне, примерно догадались, какие варианты будут предложены. Способы интересные, нет слов, но и весьма опасные. Мне кажется, есть более простой и сравнительно безобидный вариант.

– И это конечно же… – с несколько обиженным видом изрек из своего кресла эпидемиолог и сделал выжидательную паузу.

– Да, господа, это суггестия, – кивнула девушка.

Лида поспешно порылась в голове, припоминая значение слова, и отыскала в закромах памяти его другое значение: гипноз.

– Гениально! – тут же вскричал Жан. – Однако, ма шери, я никогда не слышал, чтобы жители покидали города под влиянием гипнотического воздействия. Даже во всемирно известной истории жертвами заезжего гипнотизера оказались только неразумные дети. Но у вас, восхитительная Сабина, познания в этой области, несомненно, более обширные.

Девушка спокойно выслушала его до конца, кивнула и продолжила развивать свою мысль:

– Однако не забывайте, господа, что в этом городе совсем недавно произошло нечто, что не поддается никакому логическому объяснению. И жители пока только делают вид, что все в порядке, тогда как на самом деле поголовно пребывают в посттравматическом шоке. Теперь допустим, что мы воспользуемся самым раскрученным трендом последнего десятилетия – вампирами. Жители начнут встречать их на улицах, в парке. Пусть таких встреч будет не очень много, но этого окажется достаточно, чтобы началась паника, стихийные собрания, на которых люди будут готовы к восприятию любого внушения, а оно будет направлено лишь на одно: «бегите из города». Да, уедут не все. – Сабина стремительно вскинула руку, не давая неугомонному Жану прервать ее. – Поэтому я предлагаю создать комбинированный план, в котором найдет место и террористическая угроза, и массовые заболевания, и психологическое воздействие.

Сабина умолкла, стянула с головы полотенце, и короткие кудрявые волосы нимбом окружили ее милое невозмутимое лицо.

Некоторое время парни были заняты перевариванием информации. Потом Авалон заговорил:

– Ну что ж, этот план кажется мне вполне выполнимым. Массовая истерия, психоз, конечно, под нашим тщательным контролем, чтобы избежать жертв. Хорошо бы было прибавить сюда до кучи и некоторые фокусы с беспроводным электричеством. Ну, всякие там включения электричества одномоментно по всему городу, летающие сгустки энергии, точечные взрывы. Всем этим в совершенстве владел мистер Бельский, но он, к несчастью, сейчас не с нами.

Лида заметила, как разом потускнело лицо Анны, и не сразу сообразила, что Бельский – фамилия Валерия. Жан издал громкий стон, протестуя против бестактности Авалона. А Анна вдруг сказала:

– Ну, кое-чему он научил меня на досуге. Ничего серьезного, но пару штук подготовить вполне мог у.

– Шарман! – возликовал Жан. – Обожаю, когда женщина работает с электрической энергией! А теперь предлагаю передохнуть от важных разговоров и хорошенько отметить нашу такую редкую встреч у.

И все сразу зашевелились, Анна унеслась на кухню, Сабина и Лида потянулись за ней. На кухне гостья без лишних слов вдруг обняла Лиду за плечи, хотя для этого ей пришлось привстать на цыпочки.

– Бедное дитя, – проникновенно сказала она. – Анна рассказала, сколько всего тебе пришлось пережить. Надеюсь, мы подружимся, хоть я и гожусь тебе в прапрабабки.


За обедом, изысканным, как все, за что бралась Анна, разговоры шли на неведомые Лиде темы. Вспоминались старые встречи, случившиеся задолго до ее рождения, тогдашние события, общие знакомые. Скучать ей не давал Жан, полностью взявший на себя за столом заботу о том, чтобы Лида впихнула в себя как можно больше разнообразной еды. Едва было съедено роскошное желе, как француз вскочил на ноги, слегка покачнулся – за столом он единственный прикладывался к бутылке Бордо (Авалон не преминул посокрушаться о том, как нелегко было римлянам заставить ленивых галлов высаживать лозу) – и воскликнул:

– Что ж, помнится, мне была обещана культурная программа. Просто не терпится осмотреть этот русский Версаль, пока он не обратился в прах. Лиди, – он галантно повернулся к девушке, – не изволите ли быть моим гидом сегодня?

– Я? – растерялась Лида. – Ну, я мог у, конечно…

И покосилась на друзей. Анна хитренько улыбнулась и мелко закивала, а вот Лазарь почему-то выглядел недовольным. Поймав ее взгляд, он лишь едва заметно пожал плечами, давая понять, что она сама вольна распоряжаться своим временем.

Идти куда-либо с Жаном Лиде не особо хотелось: француз подавлял ее своей импульсивностью и болтливостью. Но девушка понимала, что должна по мере сил помогать ребятам, а культурная программа для гостей входит в эту помощь. Поэтому постаралась изобразить вежливую улыбку – и согласилась.

Глава 6
ИЗГНАННИЦА

Глубокой ночью, едва продрав глаза после короткого сна и отчаянно зевая, Марат с аварийным фонарем в руках брел по дворцовой галерее в поисках нужного окна. Дворец казался ему заколдованным, и задумка Валерия виделась сейчас абсолютным бредом. И все же он собирался сделать это. В левой руке Ворон сжимал листок с подробно расписанной последовательностью сигналов.

Нужное окно было обращено на плац. Почему именно оно – Марат так и не понял. Хотя в школе нормально ладил с физикой, но от пояснений Валерия быстро сдался и объявил себя простым исполнителем.

Не особо таясь, он шел мимо апартаментов, мимо закрытых и распахнутых настежь дверей, за которыми дрыхли вечники, утомленные бесконечными вечеринками и возлияниями. Но замер, когда услышал голоса, тревожно-громкие, совсем не ночные. Осмотрелся, определяя на слух, откуда они несутся: створка одной из дверей была приоткрыта на четверть.

Совсем недавно он побывал там – в комнате Джулии. Мимо любой другой комнаты прошел бы равнодушно, но все, что связано с Джулией, следовало держать на контроле. И Вельшин сменил направление. Постоял пару секунд у двери – этого хватило, чтобы убедиться, что сюда долетает только звук голосов, но не слова. Сунулся за створку двери и обнаружил там просторную ширму перпендикулярно к стене и всего в паре метров от двери. За нее и прошмыгнул ужом, уселся по-турецки на роскошный ковер и приготовился слушать.

К тому времени Ворон уже сообразил, что собеседником Джулии был сам Креон. Голос его, низкий и ленивый, звучал особенно противно в эту ночь. Он как будто упивался собственной властью и превосходством, тогда как униженный голос Джулии срывался почти на каждой фразе.

– Я не верю. Ты разыгрываешь меня, Креон! Но это совсем не то, в чем я сейчас нуждаюсь, поверь.

– А может, это как раз ты пытаешься неудачно пошутить со мной, Джулия? – прозвучал насмешливый ответ. – Поверь, я был бы счастлив это услышать. Мне трудно поверить, что ты оказалась такой жалкой дурой. Вообразила, будто имеешь какие-то особые привилегии, даже влияние на меня. На меня! Давненько я не бывал так разочарован.

– Прости, Креон, – прошелестел голос девушки.

– Простить? Оставь эти глупости простым смертным. А мои порядки ты знаешь и знаешь, как должна теперь поступить. Я не вполне понимаю, для чего тебе понадобился этот разговор.

– Но как же? – По голосу вечницы можно было догадаться, что она вконец потеряла голову. – В чужом времени, в воюющей стране… я думала, ты сможешь хотя бы дать мне отсрочку…

Резкое движение отодвинутого стула.

– Кажется, ты окончательно потеряла голову, девчонка. Постыдись и вспомни, кто ты! Ты раздобудешь все, что тебе необходимо, займешь лучший дом в этом городишке. Или сразу отправишься, куда заблагорассудится. Ты ведь уже жила в этом времени?

– Да, жила, – после паузы отозвалась Джулия. – Но что произойдет, если я попытаюсь вернуться в свой дом? Я встречу там себя?

– Успокойся, не встретишь, – прозвучал насмешливый ответ. – Или забыла, о чем я говорил тебе? Мы не можем отыскать себя в прошлом. Непостижимый феномен, не так ли? И у тебя есть шанс хорошенько его исследовать.

Снова пауза, вязкая, долгая. Потом шаги направились к двери, и Ворон мысленно возликовал, что не остался снаружи. Похоже, разговор этот не для чужих ушей.

– Креон, почему ты так поступаешь со мной? – тихо, без особой надежды произнесла Джулия. – Многие ли будут преданны тебе, как я? Многие ли из твоего окружения готовы без раздумий отдать за тебя свою жизнь? И ты сам отлично это знаешь.

– Я это знаю, – с готовностью признал Креон, на миг останавливаясь. – Но я дорожу своим правом не отступать ни на йоту от своих принципов. К тому же, Джулия, уже не обижайся, но твоя преданность немного утомляет. Она, может, пригодилась бы какому-нибудь смертном у, но точно не мне. Сама подумай, что может мне угрожать здесь?

– Прости, – обронила девушка. – Я этого не учла. Я должна уйти прямо сегодня, сейчас?

– Ну, куда так спешить, ты можешь дождаться рассвета, – ответил Креон с такой явственной издевкой, что Марат сморщился от отвращения.

– Я поняла. Спасибо и за эту малость. Но у меня есть обязанности. Разве я не должна хотя бы передать их кому-то еще?

Шаги снова стихли. Полминуты напряженной тишины – и полный досады голос Креона:

– Ах да, совсем забыл. Молодец, что напомнила. Документация в порядке?

– Да.

– Когда следовало делать очередной укол?

– До него оставалось несколько дней. Но сейчас время изменилось, и я как раз хотела спросить тебя о погрешности…

– Откуда мне это знать?! – Кажется, беседа чрезмерно утомила вечника. – Да и не имеет значения. Инъекции больше не потребуются.

– Но почему?! – Эмоции вернулись в почти угасший голос девушки.

– Эксперимент завершен. Я узнал об этом снадобье все, что хотел знать. Впрочем, даю тебе еще три дня, Джулия. Подготовь все документы. Это все.

Хлопнула дверь – так, что древняя ширма заколыхалась. Стихли в отдалении шаги. Марат приготовился покинуть комнату, ждал только заключительного аккорда: плача Джулии. Считая себя знатоком женщин, он не сомневался в своих расчетах и заранее занял стартовую позицию.

Но время шло, разламывалось от боли колено, на которое он опирался, а в комнате стояла предательская тишина. Марат не выдержал и поднялся на ноги, больше не таясь. Конечно, приближаться к женщине, когда она в таком состоянии, да еще может сделать с тобой что угодно – решение потенциально опасное. Но он не привык праздновать труса.

Джулия, свернувшись комочком, очень тихо лежала в центре кровати. Тишину нарушал только странный сухой стук – и Ворон не сразу сообразил, что это лязгают зубы девушки. Незваного гостя она не замечала.

Но стоило легонько потрясти ее за плечо, как девушка отпрянула, явственно зашипела и вскочила с ногами на бордовое с золотой отделкой покрывало. И заорала:

– Что тебе здесь нужно?! Убирайся!

– Тише, тише, ну что ты, – проворковал Вельшин тем проникновенным голосом, который всегда гипнотически действовал на девушек. Ясное дело, с Джулией это не сработало.

– Если не испаришься через секунду, завтра же подарю тебя или продам том у, кто церемониться с тобой не станет! – провопила она. – Ты вообще не смеешь подниматься на этот этаж, смертный! Вали в свой подвал!

– Ты бы так орала на того, кто реально тебя обидел, – посоветовал ей Вельшин. – А то умоляла его, как последняя тряпка, противно было слушать.

– Так ты слушал? – Джулия ловко соскочила на пол прямо напротив Марата, и в руке у нее блеснул кинжал. – Зачем? Тебя кто-то послал?

– Нет, самому стало интересно. – Вельшин попробовал незаметно отступить – уж очень нервировал этот хищный металл перед самым носом, – но намертво запутался в пологе кровати.

– И что ты слышал?

– Да ничего толком не слышал! Просто подумал, вдруг тебе помощь нужна, вот и держался неподалеку.

– Смертный идиот, – сквозь зубы процедила Джулия, отступая на шаг и вроде как успокаиваясь. – Как, интересно, ты собирался мне помогать?

Она снова забралась с ногами на кровать. Марат на всякий случай отошел к окну и оттуда выдал совет:

– Не переживай. Он же разрешил тебе пока остаться, верно? Это я самый конец случайно уловил. А за пару дней можно много чего устроить. Заговор организовать, восстание поднять. Этот Креон давно нарывается.

– Пошел вон! – уже без энтузиазма завела свое вечница. – Мне не нужны советы собственного раба.

– Ну, насчет раба – это ты эпохи попутала. Но учти, если надо – я тебя поддержу. Замутим кипеж вместе.

Молчание. Вельшин затаил дыхание в ожидании неведомых перспектив. Союз с Джулией был бы сейчас как нельзя кстати.

– Ну, если подумать… ты можешь мне помочь в одном деле, – задумчиво протянула вечница. – Это и в твоих интересах, сам знаешь.

– Вот давай без этого…

– Я уйду отсюда, и трех дней ждать не буду! Но прежде спасу свою подруг у, – отчеканила Джулия.

Вельшин уставился на нее в полном недоумении. Он был уверен, что у таких стервозных и зацикленных девиц подруг не бывает по определению.

– Что еще за подруга?

– Твое какое дело? – ощерилась Джулия. – Просто будешь делать, что я тебе велю, понял? И останешься живым.

И тут Марат вспомнил, что у него есть неотложные дела, так что в ответ на очередную грубость просто скривился:

– Ну, как скажешь. Это ведь не срочно?

И заспешил к двери.

– Я призову тебя, когда понадобишься, – нараспев посулила Джулия.

Парень врос в пол, потом решительно крутанулся на пятках.

– Э, нет, красавица, так у нас ничего не выйдет. Попробуешь хоть раз поступить со мной, как с той девчонкой – и будешь сама решать свои проблемы.

– Куда ты денешься, интересно знать?

– Куда денусь – мое дело. Лучше уж ноги себе подрежу, чем подчинюсь тебе. Так что запомни, Джулия: хочешь спасти подругу – подружись и со мной. Хотя бы на время. И без вариантов.

Сказал – и выскочил за дверь.


В лихорадочном темпе Вельшин отыскал нужное окно, зажег фонарик, вгляделся в почерк Валерия. А потом залез с ногами на широкий подоконник, направил фонарь в окно и начал посылать в зимний полумрак загадочные сигналы. Иногда, когда рука уставала, он выключал фонарь, приникал лбом к стеклу и вглядывался в темноту. Чаще всего смотрел в ту сторон у, где жил его единственный за всю жизнь друг. Правда, отсюда поселка было не видно. Из огней только редкие костры вспыхивали время от времени в разных местах. Иногда вспарывала вдруг тишину автоматная очередь, пистолетные выстрелы звучали остро и четко, заставляя каждый раз вздрагивать.

Марат задумался: а воевал ли кто из его родни и не может ли находиться сейчас в этом городе какой-нибудь кровный родственник? Кажется, когда он был еще дошкольником и на любом фантике ухитрялся нарисовать танк, мать рассказывала ему что-то про своего деда-полковника. Но после началась секта, и разговаривать с мамой о чем-либо нормальном стало делом бессмысленным.

Даже своему другу Санину Марат никогда не признавался, как сильно он скучает по матери. Как иногда по ночам подходит к ее кровати и вглядывается в ее лицо. Во сне она кажется прежней, черты расслабляются, пару раз он даже видел улыбку на ее губах. Но все исчезает, стоит ей проснуться, остаются только до предела поджатые губы, взгляд испуганного зверька из-под надвинутой по глаза косынки и шелестящий шепот: «Сыночка, во всем подчиняйся отцу».


После нескольких часов вахты Ворон уже клевал носом и регулярно отключался, не забывая машинально жать на кнопку фонарика. Вдруг в этом полудремотном состоянии привиделось ем у, как девушка с черными косами легкой походкой идет по плац у, вскидывает голову, смеется и машет ем у. Во сне он позвал ее по имени, счастливый, что смог предупредить, что опасность миновала. Мгновение спустя фонарь удачно приземлился ему прямо на ног у, Марат вздрогнул и очнулся.

Глянул на часы: время для подачи сигнала давно вышло, можно отправляться в свою комнату и спать, спать, спать. Отыскал, чертыхаясь, укатившийся за рогатую статую фонарь и побрел с закрытыми глазами к парадной лестнице.

Толстая ковровая дорожка приятно пружинила под ногами. Ворон навалился грудью на мраморные перила и отказался от мысли разлепить веки. Зачем? Лестница и так приведет в нужное место. Так сонно рассуждал он, пока не налетел на кого-то, и два тела, перелетев последнюю ступеньку, рухнули на площадку.

– Извиняюсь, – пробормотал Вельшин, первым вскакивая на ноги и недоумевая, как он смог опрокинуть такого крупного парня.

Разгадка оказалась самой простой: незнакомец был пьян. И невероятно зол. Прозрачные глаза испепеляли Ворона, руки елозили по мрамору в поисках опоры. Если в первый миг Вельшин и хотел подать ему руку, то теперь был озабочен тем, как бы смыться поскорее во избежание конфликта. Но сделать это ему не удавалось: парень перегородил проход и дрыгал в воздухе ногами всякий раз, как Ворон планировал перескочить через него.

От незнакомого вечника густо пахло порохом, кровью, какой-то звериной злобой. И самое странное: когда он все же принял вертикальное положение, на нем обнаружилась темно-серая форма штандартенфюрера СС, новенькая, отлично сидевшая на его мощной фигуре.

– Русская свинья! – рявкнул он на Марата, старательно отряхиваясь. – Как сметь ходить по наша лестница? Ты есть обслуга или вассал? Хотя, не есть важно – я все равно наказать тебя.

– Я уже извинился, – буркнул Ворон. – Пройти дай.

– Нихт пройти, – вечник оставил в покое форму и с глумливым видом загородил ему путь. – Давай позабавимся, га-де-ныш. Сегодня я убил много, очень много русских. А завтра убью еще больше. Это есть моя месть за друзей. Давай нападай на меня! Ну!

Но Вельшин, покачав головой, отступил к стене и сложил руки на груди. И даже презрительно улыбнулся немц у, давая понять, что не дурачок какой-нибудь и на это не поведется.

– Давай! – напирал немчура. – Трусливая русская свинья! Ты вонять страх! С кем ты здесь? Завтра я найти твоя мать и привязать голой в парке.

Марат вдруг обнаружил себя со сжатыми кулаками и уже на подходе к вечнику. Дыхание сделалось свистящее, словно вхолостую, не насыщало больше мозг кислородом. Он сделал еще шаг и ощутил невидимую железную петлю на горле. Глумливое лицо немца в тусклом ночном освещении начало двоиться и расплываться. И все же он сделал еще шаг, возможно, роковой…

А потом вдруг что-то взорвалось у самых ног, обдав его колючей волной. Марат отскочил назад и из угла площадки в недоумении уставился на тысячи разноцветных осколков.

Вечник гортанно выругался, направил куда-то вверх указательный палец, надул щеки и рявкнул:

– Пуф!

И продолжил путь, кажется, вполне удовлетворенный. Вместе с ним стала уходить боль, воздух вернулся в легкие, перестало бешено колотиться сердце. Появились силы глянуть наверх. Сначала виднелась только спина уходящего вечника, а потом через мраморные перила свесилась вниз Полина. Лохматая, в халатике поверх ночнушки, глаза круглые от ужаса.

– Где вазу взяла? – спросил ее Марат. – Или что там это было?

– В холле на втором этаже. С постамента стащила.

– Между прочим, нарывалась. Если бы попала в этого типа…

– Я в него не целилась, – помотала гривкой темных волос Полина. – Я-то в курсе, что нельзя покушаться на вечника. А вот ты с какого перепугу на него полез?

Вельшин насупился. Теперь он и сам понимал, что свалял дурака, тупо повелся на провокацию. Если бы не сообразительная девчонка, сейчас бы уже валялся трупом. И так странно, что еще жив…

– Стоп, а ты чего наверху делала? – спохватился он, найдя способ замять тем у.

– Тебя искала, – потупилась Полина.

– Зачем это?

И сфокусировал взгляд на девушке. Из одежды на Полине наблюдалась только прозрачная коротенькая сорочка, едва прикрывающая трусики. Плюс непонятный легкий халат без пуговиц.

– Так-так, становится все интересней, – протянул Ворон. – В таком виде искала, значит?

Девушка, заметив его оценивающий и насмешливый взгляд, вздернула подбородок, произнесла почти грубо:

– Не воображай! Я просто пошла ночью в ванную, у нас же там не номера, сам знаешь. А когда возвращалась, услышала какой-то шум, ну, знаешь, когда эти некры ходят, они подошвами так ужасно шваркают. Выглянула из-за угла и увидела, что один стоит под моей дверью. Толкнул и вошел, как к себе домой. Я побежала к тебе…

– Стоп-стоп, откуда знаешь, где моя комната?

– Я и не знала, надеялась отыскать. Но одна из дверей была открыта настежь, я заглянула и узнала твои вещи.

Марат тяжело задумался: он был уверен, что плотно закрыл дверь перед уходом. Полина между тем все сильнее дрожала и периодически клацала зубами. Пришлось пожертвовать ей свитер.

– Куда теперь идти? – вскидывая на него благодарные глаза, дрожащим голоском произнесла девушка. – Я уверена, что нас обоих ищут некры…

– Зачем?! – вырвалось у Марата.

В самом деле, Креон не может иметь к нему пока претензий, сам поручил ему поближе подружиться с Валерием. Или отцу надоел непутевый сын, постоянный раздражитель, и он решил устранить его руками своих ужасных подчиненных? Это возможно, но девчонка-то кому помешала?

Он еще поглядел немного, как Полинка ежится от холода и варварским способом пытается натянуть его свитер на коленки, тяжко вздохнул и скомандовал:

– Ладно, двигай за мной!

Он был уверен, что Валерий в этот рассветный час еще крепко спит, даже сделал Полине знак не шуметь, толкая одну из створок двери. И сразу увидел спину парня, склонившегося над бумагами.

– Как прошло? – не оборачиваясь, спросил глухим от усталости голосом Валерий.

– Все по инструкции, – отчитался Марат. – Слушай, тут такое дело. Глянь, кого я привел.

Валерий рывком обернулся. Полинка, до того момента с любопытством озиравшая комнату из-за плеча Ворона, охнула и отшатнулась.

– Я тоже рад знакомству! – ухмыльнулся Валерий. – Чему обязан?

– Некрам, – скривился Марат. – Они зачем-то влезли в мою комнату, а вот в ее комнате, – он ткнул локтем оцепеневшую девушку, – вообще устроили засаду. Ничего, если мы у тебя тут перекантуемся? Не хочется сейчас с ними разбираться.

– Да на здоровье, – равнодушно обронил Валерий. И указал пальцем в дальнюю от стола стен у, где виднелась еще одна дверь. – Вон там две смежные комнаты, я туда не суюсь, идите, осваивайтесь.

– Ну, слыхала! – Марат дернул за руку Полин у, стараясь вывести из ступора. – Давай быстро туда, залезай в койку и спи.

Девушка пулей пронеслась через комнат у, скрылась за дверью. Валерий снова уткнулся в бумаги. Марат немного постоял за его спиной, что-то обдумывая, потом сказал:

– Слышь, друг, ты не прав.

Валерий обернулся рывком, по-видимому напрочь забыв о его присутствии, вперил в парня взгляд воспаленных глаз.

– Отдыхать нужно иногда, как будущий врач тебе говорю. Что толку, если ты себя загонишь. Загнешься от недосыпа и никого этим не спасешь.

И сам сообразил, что ляпнул глупость. Валерий оскалился – видимо, это означало улыбку.

– Я не мог у, как ты выражаешься, загнуться. И кстати, если спать хоть раз в неделю, только хуже выходит, ясно?

– А производительность труда разве не страдает?

– Не страдает. – Парень уже с трудом сдерживал раздражение. – Слушай, ты понимаешь, что есть только тысячная доля процента, что сигнал дойдет до пункта назначения, и в разы меньшая – до тех, кому предназначен и кто в состоянии его расшифровать? Может, тебе некого терять в том городишке и тебя не сильно заботит, допускаю. Мне – есть. Так что не мог бы ты…

– Мне тоже есть кого, и предостаточно! – обозлился Ворон. – Я об этом и хочу говорить. Своими расчетами ты им не больно-то поможешь. Ну, найдешь еще вариант, а он тоже не сработает? Иначе надо действовать.

– Позволь узнать как?

– Нужно вернуть дворец в прежнее время и предотвратить взрыв.

Валерий откинулся на стуле с самым несчастным видом, смежил веки, давая понять, что не в состоянии выслушивать подобную чушь.

– Это невозможно.

– Почем у, собственно?

– Осуществить такой скачок реально может лишь один человек – хозяин Книги. Обладает ли он неким эксклюзивным талантом или дело в самой Книге – этого я не знаю. Но уж точно Книгу на туалетном столике не оставляет и где ни попадя не раскидывает. Впрочем, хоть бы и оставлял: любой, коснувшийся ее, превратится в камень, в курсе?

– Вычислим хозяина и к ногтю прижмем, – не дрогнул Вельшин. – Сам в лучшем виде переправит нас в наше время.

– Шел бы ты спать, а? – почти простонал Валерий. – Сил моих нет среди ночи слушать подобное.

– Почему это?

– Да потом у, что нужно реально оценивать свои силы. Хозяин и его приближенные обладают кучей немыслимых талантов, я – ни одним.

– Вот! – торжествующе рявкнул Ворон. – Тут мы наконец подходим к самой сути. В километре от дворца есть подземное озеро, туда ведет туннель. Там прикованы десятки вечников. Наверняка многие из них обладают этими чертовыми талантами, и уж точно все они о-очень плохо настроены ко всем, кто сейчас жирует во дворце. Выпустить их – и проблема решена.

Валерий вытаращил на него глаза.

– Это что, точные сведения?

– Точнее не бывает. Сам я не видел, хоть мимо и проплывал, но Лидка потом подробно рассказывала. Место указать смог у. Еще три вечника в пещере, в отключке, ну, их можно и не считать. Плюс есть одна девчонка, Джулия. Может, слыхал?

Валерий скривился:

– Видел пару раз. Фанатичка, цепная собака Креона.

– В точку. Но ты не в курсе последних новостей: Креон-то свою собачку того, под зад коленкой. Уж не знаю, чего она там натворила, но ей дано три дня на сборы. Теперь поду май: после такого не захочет ли она сотрудничать с нами? А у нее еще какая-то подруга, тоже наверняка вечница, смертных-то она не жалует. Ну? Команда набирается?

Валерий пребывал в глубокой задумчивости. По-детски грыз блеклые губы, пока Вельшин прожигал его взглядом.

– Ладно, – проговорил вечник. – Насчет освобождения тех, кто в озере, можно и подумать. Но сейчас иди отсыпайся. А то, может, у тебя просто бред от недосыпа. А мне нужно сосредоточиться.

Вельшин хмыкнул и отправился осваивать новое спальное место. За дверью обнаружилось вполне царское убранство, просторная кровать, на которой почему-то сидела, по-турецки скрестив ноги, Полина. Свитер, аккуратно сложенный, лежал рядом.

– Я чего-то думал, ты дальнюю комнату выберешь, – разом осипшим до неприличия голосом произнес Марат. – Ладно, оставайся, а я – туда.

– Я и выбрала дальнюю. – Голос звучал жалобно, заискивающе. – Даже пыталась уснуть, но у меня ничего не вышло. Может, мы немного посидим и поболтаем, а?

– Нет уж, спасибо, я всю ночь не спал, с ног валюсь, – на одном дыхании отрапортовал Вельшин. – Слушай, иди к себе, будь хорошей девочкой, ладно?

– Угу! – покорно согласилась Полина и зашлепала босыми ногами по старинному паркет у.

Марат проводил взглядом ее полуобнаженную ладную фигурку, вздохнул и плюхнулся на роскошное покрывало.

Глава 7
ЧЕСТНОСТЬ – ЛУЧШАЯ ПОЛИТИКА

Посреди пронзительно-голубого неба единственная кудлатая тучка сыпала редкими снежинками. Но и их оказалось достаточно, чтобы скрыть вчерашнюю распутиц у, превратить кусты и деревья в парке в сахарные пряники.

Жан перед выходом из дома облачился в апельсиновое пальто и обмотал шею бесконечным шарфом насыщенного синего цвета. Кожаная кепка легла поверх вороных кудрей. На его фоне Лида ощущала себя Золушкой. К тому же рука француза еще в лифте плотно легла ей на талию, и, кажется, он не признавал других способов перемещения вдвоем. Девушка и раздосадована была, и смущена, и взволнована до дрожи в коленках. От волнения не сразу находила дорожки к тем культурным объектам старинного парка, которые желал лицезреть дотошный экскурсант.

– Сколько же тебе лет, прелестное дитя? – лучезарно улыбаясь, прервал ее рассказ об очередной достопримечательности Жан.

– Семнадцать. Почти, – потерялась Лида. До семнадцати оставалось предостаточно времени.

– О, мое бедное дитя! – Рука Жана еще сильнее стиснула ее талию. – И ты уже несешь на своих прелестных плечах столь тяжкий груз познания о собственной вечности! Я в твои годы был абсолютный ребенок, городской раздолбай, купался в лужах, как голубок, и бегал на площадь Согласия глазеть на казнь короля. До сих пор помню, как ужасно громко по всему Парижу били барабаны. А потом годы и столетия начинают мелькать так быстро… в памяти мало что остается.

– Вы жалеете, что стали вечником? – спросила Лида.

– Нет, ну отчего же? Я люблю жизнь, люблю прогресс, мне нравится видеть, как меняется мир. А еще больше я люблю ставить перед собой долгосрочные задачи, зная, что путь к их решению займет столетия. Знаешь ли, ма белль, что самые важные открытия в истории человечества совершены вечниками?

Лида покачала головой. Сегодня ее мало волновали великие открытия. И снова задала вопрос:

– А у вас есть жена?

Жан энергично затряс кудрями.

– Прошу, называй меня на «ты», не заставляй чувствовать себя древним стариком. Ты, конечно, пока не можешь этого знать, но брачный вопрос – камень преткновения для большинства вечников. Особенно для мужской части нашего племени.

– Почему? – удивилась Лида.

– Ну, как ни грустно признавать это, мужчина всегда любит немножко больше глазами, чем сердцем. Взять в жены юную красавицу и затем наблюдать, как с каждым годом она теряет свежесть и красоту…

– Но любовь…

– О, моя юная прелесть! Чем сильнее любовь – тем трагичнее будет такой брак, поверь! Каждый день ты будешь знать, что отнимаешь у бедняжки все новые шансы, тогда как сам уже исподволь готовишься к побег у. А побег непременно случится, когда невозможно станет скрывать собственную юность. Нашим девушкам немного легче в этом отношении, они бывают весьма счастливы в супружестве…

– А семья из двух вечников? Такое часто случается?

Пластилиновое лицо Жана сложилось в трагическую маску:

– Ах, милая Лиди, если есть более печальная история, чем брак со смертной – это брак с вечницей. Конечно, и здесь бывают исключения, но в целом…

– Почему?

– Ты слишком юна для такого разговора, поэтому позволь мне промолчать, – после небольшой паузы сказал Жан. – Но разве твой покровитель не рассказывал тебе об этом?

– Какой еще покровитель?

– Лазарь, конечно. По всему видно, что он давно заручился эксклюзивными правами на тебя и никому не отдаст их без боя. А уж биться с Лазарем…

– Мне не нравятся ваши… твои слова, – отрезала Лида. – И с Лазарем мы просто друзья.

Если француз и смутился, то эту эмоцию его лицо никак не отразило. Полные губы расползлись в довольной усмешке:

– О, конечно, у каждого свои тайны, а я – дурак.

И начал так громко восторгаться хороводом уток на свободной от льда глади Серебряного озера, что заставил перепуганную стаю спешно сняться с любимого места.


Взволнованная и все еще обиженная, Лида отошла вдоль деревянного ограждения на десяток метров от своего спутника и тоже принялась смотреть на озеро. И на попытки француза при помощи семечек, которые он выгребал из кармана пальто, приманить птиц обратно. Потом незаметно погрузилась, как в сон, в собственные мысли, и ничего уже не видела вокруг.

Когда жесткие пальцы сомкнулись вокруг ее запястья, она возмущенно вскинула голову, собираясь сурово отчитать Жана – и плевать, на сколько сотен лет он ее старше. Но рядом стоял и почти дышал ей в лицо Калеб. От испуга она пискнула не громче мыши: этот тип, вечник ли, смертный, внушал ей одинаковый ужас.

Ее поразило, как изменился Калеб за ничтожное количество дней. Лицо бледное, измученное, изюминки зрачков мечутся беспокойно, губы посерели и обмякли. Но сейчас он счастливо улыбался, наслаждаясь ее испугом.

Девушка скосила глаза – Жан теперь фотографировал уток на телефон и не смотрел в ее сторон у.

– Хорошо, что я встретил тебя, – процедил Калеб. – Давно хотел поговорить с тобой в стороне от твоих глупых и трусливых друзей. Они трясутся за собственные шкуры и будут до последнего убеждать тебя, чтобы не вздумала возвращать мне мою вечность. Что ж, ты вольна их послушаться. Но это будет твоей огромной и трагической ошибкой.

– Почему это? – почти простонала Лида – запястье уже ныло. Было странно и страшно: Калеб причинял ей боль, но уверенно стоял на ногах, разве что крупные капли пота непрерывно стекали по лицу.

– Потому что тебе есть кого терять, – не замедлил с ответом парень. – А у меня есть подробный список твоих возможных потерь. Правда, я никак не мог решить, кто тебе больше всех дорог – я ведь не психолог. И давно никем не дорожу в этом мире. Но мы выясним это опытным путем. Я стану ежедневно наносить удары по всем, кто в списке. Собственно, уже начал это делать. Но ты можешь в любой момент это остановить…

– Эй, приятель!

К ним уже спешил на всех парах Жан, разом подобравшийся, с воинственным прищуром.

Калеб с коротким смешком выпустил руку Лиды, развернулся всем телом навстречу Жан у. Тот замер на месте, словно споткнулся.

– Да неужели? Калеб, ты ли это? Вот уж кого не ожидал здесь встретить.

Лиду поразила страшная догадка: они приятели и сейчас мигом договорятся насчет нее. Но француз продолжал неизменно радушным тоном:

– И почему всякий раз я застаю тебя за одним и тем же занятием: издевательствами над теми, кто слабее? Отойди-ка от девушки и давай наконец разрешим этот измучивший меня вопрос.

И на ходу закатал рукава своего пижонского пальто.

Калеб в запале сделал шаг навстречу новому противнику, уголки губ приподнялись, обнажая крупные острые зубы. Но в следующий миг, словно от незримого удара в грудь, он отшатнулся назад, врезался спиной в деревянную ограду и кулем свалился на землю. Лида едва успела с визгом отпрыгнуть в сторон у.

Мгновение спустя Жан стоял рядом с ней и растерянно таращился на Калеба, чье лицо и раскинутые ладони цветом слились со снежным покровом.

– Разве я уже его ударил? – пробормотал он и даже поднес к глазам свои кулаки. – Лиди, а?

Лида помотала головой. Француз живо опустился на колени, быстро и профессионально оглядел поверженное тело, пощупал пульс, провел рукой по коже и оттянул веко. На ноги он поднимался очень медленно. Лида замерла, не смея признаться даже самой себе, как сильно она ждет слов о том, что Калебу конец.

– У него предынфарктное состояние, – проговорил Жан не совсем внятно. – Такое часто случается после неудачной стычки смертного с вечником. Но ведь это немыслимо, невозможно!

И уставился на девушку. Лида помалкивала, но не сумела сдержать тяжкий вздох. Француз выглядел совершенно ошеломленным.

– Лиди, что ты и твои друзья забыли нам рассказать?

Девушка, предвидя новый виток неприятностей, сокрушенно покачала головой.

– Он больше не вечник, так?

Она кивнула, как болванчик. А как можно отрицать очевидное?

Жан сделался так бледен, будто сам был готов свалиться рядом с первым телом.

– С самого начала я заподозрил, что мне что-то не договаривают. Но я знаю Анну и Лазаря не одну сотню лет, и привык доверять им. Неужели я ошибся и мои друзья решили использовать меня втемную? Что, мой бог, здесь творится?

– Прости, Жан, – собравшись с духом, пробормотала Лида. – Это слишком сложно… но Лазарь все тебе объяснит.

– Хорошо! – Жан просветлел лицом и даже ободряюще улыбнулся. – Я верю тебе. Думаю, нам пора уже вернуться домой. Но сначала надо бы вызвать местную службу спасения, не оставлять же его здесь валяться.

– Да, конечно! – Лида с готовностью схватилась за телефон.

– А самим тем временем убраться отсюда подальше.

– Ага. Только я должна скоро бежать домой… к себе домой, – заранее сдала назад Лида. – Меня мама ждет. Я тебя провожу до дома и побег у, ладно?

Ей необходимо было выяснить, какую новую пакость сотворил Калеб. Или пообещал, но еще не успел?

– Понимаю, – согласился француз. – Что ж, и мне не терпится обсудить кое с кем случившееся. Позвольте предложить вам руку, мадмуазель?

На этот раз Лида была только рада его крепкой руке – девушку трясло, ноги подкашивались. В самом конце аллеи оба разом повернулись, чтобы бросить взгляд на Калеба, который уже начал понемногу шевелиться и даже приподнял голову.

– Не устаю удивляться, как же все непредсказуемо в этом мире, – тихо подметил Жан. – Ведь это я должен был сейчас валяться на его месте в глубоком ауте. Если вообще – живым.

– Ты? Почему это?

– Ну, хотя бы потом у, что веду образ жизни мирного ученого, тогда как Калеб веками отрабатывал свои бойцовские навыки на любом, кто под руку подвернется.

– Но тогда зачем же?..

– Мой долг был заступиться за тебя, – коротко ответил француз, и Лида покосилась на него с уважительным восхищением.


Она проводила нового друга до дома на въезде, хотя француз и уверял, что превосходно ориентируется в пространстве. Подниматься в квартиру не стала – не терпелось начать обзвон близких. Но первым делом еще от подъезда она позвонила Лазарю и скороговоркой сообщила обо всем, что случилось в парке. И что его ждет сложный разговор с Жаном. Ответом ей было молчание, и Лида испугалась: сейчас Лазарь отчитает ее за то, что так легко раскололась. И промямлила:

– Вообще-то я думала, что вы все рассказали нашим гостям. Ну, что я Наследница и все такое.

– Нет. – Лазарь говорил очень тихо, наверное, укрылся с телефоном в своей комнате. – Мы с Анной очень надеялись, что нам удастся удержать в тайне хотя бы это. Но теперь я понимаю, что, как ни крути, честность – лучшая политика.

– А почему вы хотели это скрыть?

– Потом поговорим об этом, Лидуся. Впрочем, ты можешь и сама догадаться…

– Лазарь, ты почему такой расстроенный? – не сдержалась девушка. Ответ особо не ждала, но его получила:

– Кажется, я просчитался второй раз за пару дней. Теряю хватку. Я был уверен, что Калеб пока оставит тебя в покое.

– Ерунда, он же все равно ничего не может мне сделать, – поспешила ответить Лида. – Сейчас в больничке, наверное, отдыхает.

– Не ерунда. Это мой прокол. Но я сделаю все возможное, чтобы обезопасить твоих близких. Вплоть до самых радикальных мер.

– Убьешь его, что ли?

Лазарь помолчал. Потом усмехнулся, но совсем не весело:

– Подумаю. Может, найдется на него и другая управа.

На этом разговор закончился.

Дав отбой, Лида тут же начала звонить домашним, сначала маме, а потом и тетке Музе. Но обе не спешили отвечать. Позвонила под конец на домашний – короткие гудки. В целом в этом еще не было ничего пугающего: Вера и Муза были одинаково небрежны в общении с мобильниками, забывали их в карманах верхней одежды или на кухне, а трубку стационарного допотопного телефона Славик вечно ухитрялся сдвинуть на нерабочий режим.

Тогда она позвонила Миле. Говорила с трудом, давясь собственным беспокойством. Подруга заверила ее, что помогает маме с обедом и не собирается сегодня выходить из дома. И тогда, тяжело дыша и с ухающим сердцем, она набрала Санина.

Алексей ответил немедленно и с такой готовностью, словно они заранее сговаривались созвониться. Заметно обрадовался:

– О, Весна, я уже думал, ты удалила мой номер!

Кажется, впервые за долгий срок парень находился в хорошем настроении.

– Привет. Не удалила. Слушай, у вас там все в порядке? – перешла на телеграфный стиль Лида.

Алеша немного поутих, вздохнул выразительно:

– И почему я не удивляюсь, когда мне средь бела дня задают такие вопросы? Что, опять Калеб активизировался?

– Ага. Слушай, ты лучше посиди сегодня дома, на всякий случай, ладно?

– Облом. Я как раз надеялся, что ты пригласишь меня на прогулку по свежему снежку.

«Что это? Он передумал считать себя человеческим чудовищем? Или прикалывается? И как не вовремя».

– Не приглашу, – отрезала Лида, испытывая некоторое мстительное удовольствие от собственного настроя. – Лучше готовься, с завтрашнего дня такое начнется…

Лида не сомневалась: друзья не останутся в стороне от многоплановой акции по очистке города.

– Что, подкатили гости с идеями?

– Ага, и еще какими!

– А ты сама где сейчас?

– Пока на въезде, но направляюсь в сторону дома, – нервно отозвалась Лида. Ей не терпелось снова набрать мамин номер.

– Не возражаешь, если загляну к тебе? – не отставал Санин.

– Не знаю. Как хочешь. Прости, я… мне звонят.

И дала отбой. Уставилась изумленно на зажатый в руке телефон, словно подозревала его в подлоге и мистификации.

«И что, все так просто? Всегда говори нет – и мир у твоих ног?»

Но не было времени порадоваться открытию: она снова набирала поочередно мамин и теткин номера. Безрезультатно. Лида швырнула телефон в сумку и перешла на бег.


Вот и дом. Калитка распахнута настежь.

Огромными прыжками за секунду преодолела последние метры до дома, рывком отворила дверь, заорала с порога:

– Мама! Теть Муза! Славик, где вы все?!

Свет горел в прихожей и на кухне, но крик рассеивался в гулкой пустоте, ясно говорившей, что в доме никого нет. И все же Лида успела дважды обежать оба этажа, пока не врезалась в Алексея, возникшего на пороге комнаты.

– Эй, успокойся! – Он поймал ее на лет у, зафиксировал на месте. – Что случилось-то?

– Они исчезли, пропали, – едва выговаривая слова, пробормотала Лида. – Дом нараспашку, свет горит… и никого. Что могло случиться?!

– Может, твоей тетке снова стало плохо и ее по «скорой» увезли? – предположил Санин.

Лида, насколько могла соображать, обдумала его версию.

– И мама поехала с ней, да? А что же Славик? Тетка бы ни за что не позволила его в больницу тащить.

– Может, к соседям отвели.

– А вдруг он снова прячется? Нужно еще раз все проверить, под кровати заглянуть!

Вырвалась и побежала наверх.

– Ладно, а я внизу все осмотрю, – в спину ей сказал Санин.

Под кроватями Славика не оказалось, в шкафу и за занавесками – тоже. Оставались еще кровать и диван на первом этаже. Но стоило Лиде присесть на корточки, как налетел Алеша, рывком поставил на ноги и потащил прочь из дома. Отпустил только посередине двора.

– Что случилось? Ты нашел кого-то?! Ты что-то видел?! – заголосила на весь поселок.

– Ага, видел.

– Говори что!

– Я лучше покажу.

Санин вел себя странно: взял ее за руку и повел к дому, при этом так озирался, словно двор был полон невидимых, но готовых к атаке чудовищ. Пинком затворил входную дверь, и Лида увидела то, на что и внимания не обратила, врываясь в дом. На ржавый гвоздь, оставшийся еще от прежних хозяев и приспособленный под ключи и сумки, был в этот раз насажен альбомный листок. А на нем красным фломастером размашисто написано:


Лида, в дом не входи, дверь не открывай!!!

Мы у соседки справа, иди прямо туда.


– Кое-что о пользе внимательности, – хмыкнул Санин.

Лида, смерив его суровым взором, заспешила к воротам.


С соседкой справа, одинокой, энергичной, громкоголосой – Лида часто слышала через забор, как она распевает песни или учит жизни двух своих котов – Вера крепко сдружилась после своего возвращения домой. Выглядели они примерно на один возраст, бегали друг к дружке в гости, на кухне часто шептались и хихикали как школьницы. Лида с грустью думала, что мать так наверстывает проглоченные инвалидностью годы. Но почему-то по имени новую подругу в доме не называли, она так и осталась для всех «соседкой справа». Через минуту девушка вломилась без стука в чужой дом и с порога обнаружила там свое пропавшее семейство.

Тетка в картинной позе лежала на диване, соседка как раз расправляла у нее на лбу мокрое полотенце. Славик куксился у бабушки в ногах. А Вера за столом возилась с чужим мобильником.

– Что случилось?! – крикнула Лида.

– Доченька! – Телефон полетел на пол. – Я тут с ума схожу, не могу вспомнить твой номер!

– А где твой телефон?

– Так дома остался. А меня туда не пускают, – пожаловалась мать.

– Да что у вас произошло, скажет мне кто-нибудь или нет?!

Лишь через пару минут ей удалось прояснить картину случившегося. Вера на кухне резала и отбивала мясо, когда услышала громоподобный вопль старшей сестрицы и в унисон ему тоненький визг Славика. Помчалась им на выручку, даже сумела преодолеть с десяток ступенек крутой и пока малодоступной ей лестницы – а навстречу ей уже катилась Муза, зажав внука под мышкой. И с воплями о том, что по их комнате ползает змея.

Вторая змейка обнаружилась на пороге кухни. Потому телефон Веры так и остался лежать на разделочном столе.

Эвакуация была проведена в считаные секунды.

– А я пробралась в ваш двор и нашлепала записку на дверь, – перехватила инициативу «соседка справа». Ее пухлые щечки возбужденно пылали. – Верочка ужасно боялась, вдруг ты раньше времени вернешься домой!

– Змеи, – задумчиво протянула Лида. – А может, не ядовитые?

– Випера берус, – с оскорбленным видом заявила Вера. – Что значит «гадюка обыкновенная». Хочу напомнить, что я отучилась курс на биофаке.

Тетка издала протяжный стон, и соседка бросилась обновлять компресс.

– Мы тут все телефоны оборвали – ну никто не хочет ехать и ловить их. Служб таких вообще не существует. И что теперь делать?! – переживала мать.

– Швабра у вас есть? – Лида вздрогнула, едва не свернула шею в повороте назад – она совсем забыла про Алексея. А он тут как тут – опирается спиной на дверной косяк и внимательно слушает беседу.

– З-зачем тебе?

– И коробка еще нужна. Запихну в нее и унесу подальше.

– На минуточку! – Лида метнулась к порог у, вытолкала Санина за дверь, зашептала горячо: – Даже не вздумай! Я свихнусь от страха, а с тобой мне пойти никто не позволит. Сейчас позвоню Лазарю, он приедет и решит проблем у. Может, и нет там никаких змей, от этого Калеба всего можно ожидать.

– Есть, – сказал Алеша. – Я видел одну уже после того, как заметил объявление на двери. Она кухню вашу изучала.

– И пошел за мной в комнату! – ахнула девушка. – Нужно было просто позвать от двери. Сам знаешь: мне ничего не грозило.

– Прости, но мне как-то трудно перестать быть мужчиной и не защищать тебя, – проговорил Алеша с каменным лицом.

– Ой, ну не цепляйся к словам! Защитил бы в какой-нибудь другой раз.

– И каким образом, интересно знать?

Лида уже открыла рот, чтобы сообщить, что у Сашки и Марата это неплохо получалось, но вовремя захлопнула его обратно. Алеша хмуро косился на нее, переступал с ноги на ног у.

– Так, либо говоришь, где швабра и коробка, либо я пошел. Не люблю мать оставлять надолго, она как ребенок теперь.

Лида с убитым видом покачала головой, прикрыла устало глаза, а когда открыла, парень уже исчез. Она вдохнула и побрела обратно в дом.

Потом прибыл Лазарь, и через полчаса две гадюки уже извивались в стеклянной переноске. Лида рассматривала их издалека и морщилась от отвращения.

– Точно их больше в доме не осталось? Я теперь от каждого шороха буду подскакивать.

– Все чисто, – заверил ее профессор. – Калеб еще во дворце возился с ними. Кстати, он должен быть мне благодарен: я не дал этим бойким барышням наброситься на меня, и, как следствие, сохранил им жизнь.

– Ага, будет он благодарен, жди, – прошипела Лида. – Слушай, ну чего он добивается? Знаешь, мне так жаль теперь, что Жан не прикончил его в парке… случайно.

– Жану бы это не пришлось по душе, – усмехнулся Лазарь. – Он не убийца, как и большинство вечников.

– Да знаю, знаю. Просто я с ума схожу от тревоги. Нужно город спасать, а тут не знаешь, куда близких спрятать. И подумать, что какой-то смертный человечишка…

Лазарь высоко поднял брови, и Лида сообразила заткнуться.

Глава 8
ПОДРУГА ДЖУЛИИ

Ко времени, когда во дворце обычно завтракали, Марат, сонный и злой, уже спустился на свой подвальный этаж. Ему удалось поспать всего пару часов, потом Полина начала шнырять туда и сюда через его комнат у, задавать дурацкие вопросы, так что он в конце концов попросту сбежал. Пусть Валерий с ней разбирается.

В свою комнатушку заглянул с опаской. Но вроде как все на своих местах, никаких перемен. Да некры и не стали бы обыскивать комнату или рыться в вещах, разве что получили задание найти определенную вещь. Но у него точно не было вещей, которые могли бы интересовать… А кого? Отца? Креона? Нет, соврала девчонка, а для каких целей – пойди разберись. Но предположения-то имеются.

Марат развернулся и пошел проведать мать и младших. Переступив порог их комнаты, удивился. Мать, которая почти все последнее время лежала лицом к стене, так что с трудом удавалось даже накормить, сейчас сидела на краю постели в теплой кофте и шерстяной юбке до пола, тщательно обвязывала голову платком. Брат и сестра возились в углу, перетягивали друг у дружки рваные одежки, захваченные с острова.

– Что тут происходит, куда собрались? – строгим голосом спросил их Ворон. Но ответила мать:

– Хочу вывести их на прогулку. Он засиделись, бледные стали, совсем вялые.

Сам по себе это был хороший признак: мать давно уже не интересовали такие мелочи, как прогулка и другие необходимые малышам вещи. Но сейчас появляться на улице было слишком опасно, и он попытался вступить в переговоры:

– Мам, на улице мороз. Сегодня нельзя их выводить, заболеют. – И добавил для веса: – Отец точно не разрешит.

– А, ну так тому и быть, – сразу сдалась женщина. – Не пойдем на улицу. Посидишь с ними, сыночка? А я по этажам пробегусь, брошюрки людям вручу.

И подтянула к себе картонный короб со старыми сектантскими брошюрами и листовками. Вельшин едва не взвыл в голос. В голове сразу нарисовалась дикая картина: мать бродит по дворцу и раздает этот хлам вечникам и некрам.

– Мама! Разве тебе отец не говорил о новом послушании? Женщина побелела, забеспокоилась:

– Что за послушание, сынок? Что-то я не припомню, заспалась, может? Ты скажи скорее, пока отец не рассердился.

– До возвращения апостола Петра никто из женщин и детей не должен выходить из своих комнат. Еду я вам сам буду носить.

– Да как же это? – вконец перепугалась женщина. – Так ведь вознесся наш апостол, на небесах уж.

– А, ну точно, из головы вылетело! – спохватился Марат. – Преемник его должен скоро появиться, вот до того времени и нельзя, ясно?

Мать мелко закивала, приободренная четкими указаниями. Ворон еще немного повозился с малышами и вернулся к себе.

Едва скинул провонявшую потом и пылью одежду, как без стука распахнулась дверь, и на пороге возникла Джулия. Она заговорила прежде, чем Марат успел напомнить ей о необходимости стучаться.

– Ну что, ты готов помочь мне? – спросила вечница с таким видом, словно делала ему неслыханное одолжение.

Выглядела девушка неважно: глаза воспаленные, едва ли она спала со времени последнего их разговора. Прическа перестала быть идеальной. Джулия почувствовала оценивающий взгляд, оскалилась и крутанулась на каблуках, не забыв отдать приказ:

– Давай за мной!

– Куда это? – напрягся Ворон.

– Ты согласился мне помочь. Сегодня увидишь мою подругу и сообразишь, что нужно делать.

– А чего твоя подруга с тобой не пришла?

Девушка только хмыкнула в ответ, покидая комнат у. Пришлось в спешке натягивать свежий свитер и догонять ее.


Из цокольного этажа они прямиком попали в подземный ход – у Джулии обнаружилась целая связка ключей. Пещеру Девяти Тронов Марат неплохо представлял по рассказам Лиды, но рассматривал ее с величайшим любопытством. Однако Джулия не позволила ему долго прохлаждаться: она уже отпирала еще одну, неприметную дверь между каменными тронами.

Темная пещера дыхнула сухим кондиционированным воздухом и странным медикаментозным запахом. Вспыхнул по всему периметру голубоватый свет. Скоро Вельшин уже стоял рядом с тремя саркофагами и вглядывался в странные лица оцепеневших вечников. Лица эти с широко распахнутыми глазами казались более живыми, чем у большинства обычных людей. Особенно много внимания он посвятил девушке: ее древняя красота завораживала, она казалась посланницей других миров.

Джулия ему не мешала, возилась у хрупкого столика, рассматривала на свет какие-то пузырьки.

– Хочешь сказать, что это и есть твоя подруга? – ухмыльнулся Марат, пытаясь сбросить с себя наваждение. – Как тебе удалось подружиться со спящей, колись?

– Они не спят, – раздраженным голосом пояснила вечница. – Просто находятся в оцепенении. Если ввести вот это, – она помахала в воздухе уже наполненным шприцем, – то сознание и вправду отключается. Но когда действие проходит, с ними можно разговаривать, они все слышат, осознают. Поэтому иногда я разговаривала с ней, – кивок в сторону девушки. – А точнее сказать, часто разговаривала.

– Сомневаюсь, что она поняла хоть слово. Откуда ей знать современные языки, она жила тысячи лет назад.

– Неважно! – отрезала Джулия. – Я хочу забрать ее из дворца.

– Зачем?!

– Считай это моим капризом!

– А если серьезно?

– Если серьезно, я не могу оставить ее теперь, когда Креон больше не собирается вводить им усыпляющее лекарство. Ты можешь вообразить, как мучительно лежать вот так день за днем в полном сознании?

– Да уж. – Ворон даже поежился, потому что слишком явственно это вообразил. – Ну, а что насчет этих двух красавцев? Их тоже прихватишь?

– Нет! – рявкнула Джулия.

– Не успела с ними как следует подружиться? А вот девчонка-то наверняка их знает. Огорчится, если их не будет рядом.

– Она не узнает. И хватит трепаться. Давай предлагай свой гениальный план.

– Ну вот, вообразил, что в тебе проснулось что-то человеческое, – протянул Марат. – А тебе просто нужна куколка, чтобы нашептывать ей свои секреты…

Джулия глянула так мрачно, что Ворон предпочел замять тему.

– Не, ну сложного тут ничего нет. Похищаем машин у. Вернее, ты похищаешь и подгоняешь ко дворцу. Я под покровом ночи вытаскиваю твою подругу из гроба и доставляю к машине. Тебе ведь только тягловая сила нужна? И вы отправляетесь на все четыре.

Джулия кивнула, вполне успокоенная, наверно, сама заранее так решила.

– Хорошо, – скупо обронила она. – Мне нужна еще пара дней во дворце, чтобы закончить свои дела. К тому времени ты должен быть готов, ясно?

– Да куда уж яснее. Только, слушай, Джулия… есть одна проблемка.

– Что еще? – сверкнула на него антрацитовыми глазами девица. – Силенок маловато, чтобы дотащить ее до нужного места?

– С силенками все нормально. Только не стану я этого делать, Джулия. Пока ты кое в чем не пойдешь мне на-встреч у.

Вечница на секунду оцепенела от гнева:

– Ты в своем уме? Забыл, кто ты и сколько стоит твоя жизнь?

– Не забыл. Как со своим вассалом ты можешь сделать со мной что угодно. Давай, Джулия, а потом постарайся найти другого помощника, который тут же не побежит тебя закладывать Креону!

Последние слова он почти проорал. Джулия затихла, вероятно прочувствовав всю его правоту. Потом спросила, прижимая ладони к вискам:

– И что же ты хочешь взамен?

– Ты знаешь, что произойдет с городом? – спросил Марат. – В настоящем времени, имею в виду.

– А что с ним может произойти? – судя по взгляду девушки, она действительно была не в курсе. Или ловко прикидывалась.

– Он повторит судьбу Шаргаима. Проще говоря, взлетит на воздух, распадется на молекулы.

– Что за чушь? – заморгала ошарашенно вечница. – С какой стати ему взрываться?

– Долго объяснять. Но это точные сведения, можешь догадаться, кто мне это рассказал. Понимаю, тебе глубоко плевать на всех в нем живущих. Но что насчет Лидки? Кажется, вы с ней общались не меньше, чем ты с этой куколкой. – Он потыкал пальцем в стекло саркофага.

– Мы с Лидой не подруги, – отрезала Джулия.

– Это ясно. Но она тебе не совсем чужая, так ведь? – напирал Марат. – И ты не хочешь ее смерти, да?

– А что Лиде делать в городе? Друзья наверняка увезли ее с собой за границу. Вечники не живут в таких глухих местах.

– Вот и видно, что ты дружишь только с оцепеневшими! Плохо знаешь Лидку и ребят. Они не уедут из города, пока во дворце остаются их друзья.

Джулия что-то обдумывала, ее лицо то застывало, то вдруг что-то человеческое проглядывало в закушенных губах, в трепете ресниц.

– Чего ты хочешь? – наконец спросила она.

– Да ничего такого запредельного, – твердо проговорил Марат. – Нужно всего лишь освободить пленников из подземного озера. Мотивировать их нужным образом. Всем вместе завладеть Книгой и вернуться в наше время.

Джулия в безмолвном изумлении вытаращила на него глаза. Молчала почти минуту – Ворон терпеливо ждал, – потом заговорила неприятным скрипучим голосом:

– В общем, смертный, давай договоримся сразу. Помогать тебе в этом я не стан у. И не надо мне ничего говорить! – Она предупреждающе взметнула тонкую руку. – Но есть другой вариант: ты помогаешь мне унести Маэсу из дворца, а я отправляю тебя повидаться с друзьями.

– Что? – пришло время Марата таращиться на нее в изумлении.

– Что слышал. Я не сильна в парадоксах времени, но полувечники по приказу своего хозяина могут преодолевать временную разницу и являться на зов из своего времени – в это. А равно и отправляться обратно. Такие опыты проводились. Я отдам приказ, ты перейдешь к друзьям и предупредишь их. Потом, если хочешь, могу вернуть сюда. Ну, согласен?

И вдруг протянула Марату смуглую и маленькую, как у первоклассницы, руку. Вельшин лихорадочно прокручивал в уме варианты. По всему выходило, что нужно соглашаться. В конце концов он с опаской сжал руку вечницы – та оказалась очень сухой и горячей.

– Ладно, можешь идти, – резко освободила руку Джулия. – Мне нужно сделать инъекции.


Дворец просыпался запоздало, бестолково, шумно. До завтрака оставался час. И все же Ворону с его особым чутьем на неприятности почудилось: что-то не так, что-то назревает. Поначалу он собирался вернуться в комнату матери и позавтракать с ней и младшими, чтобы уж точно быть уверенным, что мать не выкинет какое-то чудачество. Но возникшая невесть откуда тревога заставила его все же подняться с цокольного этажа наверх и выглянуть в холл.

Тут и там стояли группками нынешние хозяева дворца, что-то сердито и шумно обсуждали между собой. Скоро Ворон понял причину всеобщего раздражения: на выходе из здания застыли некры, таращились в никуда бессмысленными взглядами. Они не были вооружены, но было ясно: не стоит и пытаться пройти мимо них.

Марат даже присвистнул от удивления. В тот миг ему показалось, что Креон каким-то образом уже в курсе их планов с Джулией и заранее принял меры. Пришлось напомнить себе, что мир не крутится вокруг него и опальной вечницы. И он отправился на поиски отца.

Подвальный этаж пустовал: слуги давно разошлись по рабочим местам. Некого было даже спросить об отце. Услыхав шум голосов в дальнем конце коридора, Марат поспешил туда, но сразу понял, что это не могли быть слуги: те даже на своем этаже разговаривали чуть ли не шепотом, так были запуганы. Эти же не таились, на весь коридор обменивались эмоциональными репликами.

В полутьме коридора показалась целая компания, двое парней и две девушки. Тепло одетые, они, похоже, надеялись воспользоваться черным ходом и теперь выглядели разочарованными и очень раздраженными. Через секунду они поравнялись с парнем.

– Эй, с дороги! – рявкнул высокий темнокожий вечник, поворачивая к Марату взбешенное лицо.

– Я тебе не мешаю, – справедливо заметил Ворон, стоящий почти у самой стены.

– Что? Спорить со мной будешь? – Парню явно не терпелось сорвать на ком-то злость.

Вельшин знакомо ощутил, как сжимаются до хруста зубы и впиваются ногти в мякоть ладони. Но усилием воли сдержал себя. Ему нельзя поддаваться на провокации; слишком многое от него зависит. Он вжался спиной в стену, исподволь разглядывая ребят. Одно лицо показалось ему знакомым. Это была белобрысая бывшая подружка Калеба. Ее волосы чуточку отросли и не торчали уже во все стороны, а подвитыми локонами обрамляли узкое бледное лицо, глаза глядели печально и равнодушно.

– Оставь его, Бен, – коротко произнесла она. – Пойдем лучше проверим еще один выход.

Вечник, конечно, не преминул, проходя мимо, со всей дури впечатать в ногу Вельшина свой каблук. Подождав, когда стихнут их голоса, Марат продолжил поиски.


Отца он обнаружил в его же комнате лежащим на комке сбитых простынь и выводящим носом громкие рулады. Но стоило скрипнуть дверям, тот моментально сел на постели и вперил в сына тяжелый подозрительный взгляд.

– Чего тебе? – прохрипел старший Вельшин.

– Слушай, там твои некры перекрыли выходы из дворца, – как можно небрежнее произнес Марат. – Зачем это?

– А тебе что за печаль? – прищурился отец.

В прежние времена он не имел привычки отвечать на вопросы сына – сразу набрасывался с кулаками. Однако после того, как Марат побывал на приеме у Креона и ухитрился вернуться живым, отец начал относиться к нему даже вроде как с уважением.

– Просто интересно. Вечники волнуются: им на прогулку не выйти.

Отец ощерился с таким счастливым злорадством, что Ворона замутило.

– Ага, задергались, нелюди? Не гулять они хотят, а смыться куда подальше. Да только поздно, все, попались, голубки.

– Тебе Креон приказал выставить стражей? – продолжал выспрашивать Ворон.

– Ясно дело, его величество распорядилось. Прислал за мной еще на рассвете. А сам бледный, глаза шныряют, трясется…

– Креон? – поразился Марат.

– А кто ж еще? Велел все входы и выходы перекрыть, а часть некров в лабиринт направить. Там он им сам указания даст, прибраться аль перестроить чего.

– Но чего он перепугался-то? – гнул свое Марат.

Отец смерил его с ног до головы въедливым тяжелым взглядом. И сказал:

– А я так думаю, что на этот раз ему самому туда идти, в лабиринт. И бежать не может, и умирать неохота, привык к жизни, зверюга.

– Да кто ж его пошлет в лабиринт, если он тут хозяин?

– Ой ли? – захихикал Вельшин-старший. – А вот я думаю, что не так. У прочего-то сброда глаз нет, а я все вижу, все примечаю. Есть над ним кто-то другой. Главный разговаривает с ним по ночам, а потом Креошка воет, как раненый волчина. Небось прогневал он сильно этого главного. И попрыгает теперь, да и вся мерзота неупокоенная с ним вместе.

– Если ты так их ненавидишь, зачем служишь? – не удержался Марат.

Отец с хитрым видом покачал головой:

– А кому ж служить, пока они тут главная сила? Вот, глядишь, перебьют друг дружку в лабиринте смрадном, тогда и поглядим, кто займет их местечки.

* * *

– Что ж, это еще раз подтверждает наше предположение: хозяином Книги является некий вечник, живущий во дворце, но не афиширующий себя до срока, – выслушав рассказ Марата, подытожил Валерий.

– Ладно, и чего он задумал-то, хозяин?

Валерий лишь плечами передернул, дав понять, что его не слишком волнует данная тема, и он предпочел бы вернуться к своим бумагам.

Вельшин поколебался, но спросил:

– Слушай, брат, а если и тебя – того?

Но парень отмахнулся:

– Да вряд ли. Эти расчеты кроме меня никто не сделает. Он хлопнул ладонью по груде исписанных микроскопическим почерком бумаг. И добавил задумчиво:

– Возможно, назревает то самое событие, ради которого и произошел скачок. Ведь наверняка существует причина, почему из всего богатого ассортимента был выбран именно сорок четвертый год.

Вельшин хлопнул себя по лбу:

– Елки, я же главное забыл сказать!

И торопливо выложил историю с Джулией, ее необычной просьбой и обещанием. На этот раз Валерий не остался так хладнокровен – он вскочил, опрокинув стул и вонзил в Марата тревожный взгляд:

– Надеюсь, ты согласился?

– Ну, типа того.

– Ты же понимаешь, что это единственный надежный вариант, который у нас есть на этот момент? Вариантище по сравнению с нашими играми с фонариком. Хотя и их прекращать пока не будем…

– Я-то согласился, только это до того было, как все выходы из дворца перекрыли…

– Ерунда, – горячо перебил его Валерий. – Эта девчонка, Джулия, шныряет вечно повсюду и наверняка знает парочку неучтенных ходов. Да хоть через подземное озеро, о котором ты упоминал.

Ворон уже приоткрыл рот, желая указать на некоторую загвоздку в таком плане, но побоялся выглядеть недостаточно мужественно и сказал другое:

– А если ребята не согласятся покинуть город? Я знаю Лидку, она наверняка захочет всех спасти, а это же невозможно, да?

Валерий сердито поморщился:

– Благородство – самый верный способ самоубийства. Поэтому ты обо всем расскажешь Лазарю, а уж он сделает как нужно. Главное, поскорей бы, город может рвануть в любой момент. Советую тебе найти Джулию и четко обговорить ваш план.

– Ладно, договорились. Да, вот еще, – спохватился Вельшин, – спросить хотел. Я тут такую странную штуку слышал: будто вечник, переместившись во времени, не может встретить себя самого, даже если назначит сам себе четкую стрелку. Это так?

– И не только вечник, – кивнул Валерий. – Это называется шаговая реальность. Собственно, именно ею я сейчас и занимаюсь.

– Что за хрень такая?

Парень озадаченно поскреб ногтями свои жуткие шрамы:

– Как бы тебе попроще объяснить? В общем, есть теория, что люди на земле живут не в одной реальности. Вот пример: два человека стоят на мост у. Они видят одно и то же, одинаково ощущают погодные условия. Но каждый уверен, что на мосту он один. Оба дождутся своих друзей или любимых и разойдутся в разные стороны. А может, один из них сиганет в воду. Но они никогда не встретятся, поскольку их реальности не пересекутся. Так вот, перемещаясь во времени, мы всякий раз попадаем в новую реальность, в которой нас нет. Значит, я могу прийти в кафе в тот день и час, когда там точно был, сесть за тот же столик – и все равно себя не встреч у. Равно как не встречу своих друзей. Понятно это?

– Обалдеть, – выдохнул Ворон. – И ты этим занимаешься?

– Ну, насколько возможно. Данных, сам понимаешь, слишком мало. Сколько существует этих реальностей. Две? Или бесконечно много? Я знаю одно: кому-то очень хочется в этом разобраться, именно для этих целей меня и затащили во дворец. Отсюда предположение: истинный хозяин Книги прибыл сюда, потому что ищет в прошлом что-то или кого-то. И ему необходимо преодолеть эту самую шаговую реальность. Как тебе такая версия?

– Круто, – пробормотал Марат, чувствуя закипание в мозгах.

– Ладно, тогда займемся делами. Да, и забери ты эту девчонку, надоела уже.

Марат с трудом припомнил, что речь идет о Полине. Спросил:

– А чего она?

– Терлась вокруг меня все утро. Ведь даже смотреть на меня боится, а все равно не отстает.

– Ладно, заметано.


Девчонку он обнаружил в дальней комнате: лежала поверх одеяла, свернувшись так, что нос уткнулся в коленки. На оклик Марата отреагировала не сразу, но потом все же приняла сидячее положение, кинула на него равнодушный тусклый взгляд. Похоже, ее настроя на подвиги хватило ненадолго.

– Пошли давай, – скомандовал Ворон.

– Куда? – прошелестела Полина.

– У тебя, помнится, своя комната есть. – Он потыкал пальцем в пол.

– Там некры.

– Нет их там. У них и без нас есть чем заняться. Пошли без разговоров.

Полина бледной тенью сползла на пол, последовала за ним. Затаила дыхание, проходя мимо Валерия. А тот, погруженный в свои расчеты, даже не заметил их ухода.

Идти по дворцу оказалось нелегким испытанием. Вечники, как назло, все высыпали в коридоры. Особенно много их обнаружилось у кабинета Креона. Один смельчак, отделившись от группы, подошел к двери, деликатно стукнул в нее одним пальцем и замер, бледный, с испариной на лбу. Ответа не последовало, и через пару секунд парень с заметным облегчением попятился прочь от двери.

Марат низко наклонил голову, стараясь не привлекать внимание. А Полина вдруг замерла на месте, прошептала истерично:

– Морозов! Что… как…

– Что еще?! – также шепотом рявкнул на нее Марат.

Посмотрев туда, куда с безумным видом таращилась Полина, он увидел подростка с сонным лицом, в заляпанной грязью одежде, который брел мимо вечников. В следующий миг Вельшин нашел взглядом еще парочку таких же… потом еще и еще. Они медленно двигались от лестницы, рассасывались по комнатам и галереям.

Полина уже тряслась так, будто схватилась рукой за электрический провод. Марат едва сумел оттащить ее в сторонку, крепко прижал к себе, так, что теперь девчонка дышала ему в шею.

– Кто это – Морозов? Ну? Кто он?

– Парень из нашего класса, – только с пятого раза отозвалась Полина.

– Ладно, понял. Мы ничем не можем ему помочь. Нам надо самим унести отсюда ноги, ясно?

Многие вечники уже бросали настороженные взгляды в их сторон у, явно недоумевая, что тут делать двум смертным, если, конечно, они не движутся мерным шагом навстречу своей погибели.

– Почему? – пискнула Полина. – Почему их так много?

– Не знаю, – соврал Марат. Хотя уловил моментально: вечники поняли, что запахло жареным, и в спешке запасаются все новыми талантами.

Полина вроде расслабилась немного, и он снова потащил ее за собой. Девчонка пробормотала что-то, Ворон не расслышал, переспросил:

– Что?

– И с нами это будет, – отчетливо проговорила Полина.

– Нет! – на ходу заверил ее Вельшин. – Нет.

Глава 9
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

После происшествия со змеями растревоженное семейство никак не желало угомониться. Лида несколько раз уже почти засыпала, но ее будил рев Славика над головой. Потом к реву добавился шум спотыкающихся шагов на лестнице. Девушка рывком подскочила с дивана и накинула халат.

Племянника она обнаружила на середине лестницы: Славик застыл одной ноге на ступеньке и непрерывно вертел головой. Наверху расхристанной глыбой возвышалась измученная тетка.

– Он боится, – пояснила она очевидное. – Бедняжке повсюду мерещатся змеи.

Лида, стараясь побороть раздражение, вскарабкалась по лестнице сама, обосновалась ступенькой ниже и обняла мальчика. Тот слабо затрепыхался, прикидывая, что страшнее – змея или родственница. Отвыкнув от Лиды за время ее отсутствия, он снова относился к ней с опаской.

– Послушай, – осипшим от усталости голосом проговорила девушка. – Нельзя вечно праздновать труса. Вот скажи мне: кто ты?

– Ы-ы-ы, – раздалось в ответ.

– Не «ы-ы-ы», а ты мужчина. И должен быть смелым, как твой папа, к примеру…

Тут Лида осознала, что ничего не знает ни о родителях Славика, ни почему он живет вдвоем с бабушкой. Метнула взгляд на тетку Музу: у той лицо разом скисло, как молоко на солнцепеке. Неувязочка, похоже, вышла…

– Ладно, или вот как дядя Лазарь. Он пришел и поймал всех змей, и только смеялся при этом. Оттого, что Лазарь никого не боится, все плохие люди и опасные звери боятся его.

Славик вроде как заинтересовался, уточнил:

– Всех поймал?

– Конечно. Эти змеи – одна семья, и когда он поймал самую первую, остальные сами приползли и попросились к ней в переноску, чтобы им не разлучаться.

– Браво, – донесся до нее снизу отчетливый шепот Веры.

Тетка унесла притихшего внучка наверх, и Лида вернулась в постель. Неизвестно, подействовали ее слова или мальчик просто выдохся, но в доме наступила блаженная тишина. И все равно со звонком будильника девушка сползла с кровати сонная и сердитая. С вечера они с Милой договорились, что Лида придет в школу, а иначе никакая сила не выгнала бы ее сегодня из дома.

В школьной раздевалке две ее одноклассницы застыли у вешалки в полураздетом состоянии, увлеченные беседой.

– Ой, а ты заметила, он все время у моей парты останавливается, – счастливо заливалась Камилла Бочкарева, общепризнанная красавица. – А вчера вдруг взял и поправил мой дневник, типа машинально.

– Ага, я тоже видела, поправил, – с энтузиазмом вторила ей другая, худая прилизанная девочка, кажется Ирина.

– Он же не выглядит совсем уж стариком, нет? Божечки, зато какой он красавец!

Лида сообразила, что разговор идет о новом преподавателе Тимуре Саевиче. И вздохнула от нахлынувшего горького чувства: где будут эти беззаботные девчонки через неделю, когда жители, навсегда изгнанные из родного города, разбредутся кто куда в поисках новой жизни? И это еще при наилучшем раскладе.

Тяжелой поступью поднялась она на второй этаж, и там у стены рекреационного зала, где невесть с каких времен стояла длинная облупленная скамья, обнаружила Милу, Алексея и Сашку Ревунова. На полу перед Сашкой горой возвышался раздутый рюкзак.

– Так ты что, в самом деле перевелся в нашу школу? – подходя, спросила Лида.

Ревунов вздрогнул – оказалось, он сидел с закрытыми глазами, – но уже в следующий миг ожил и заулыбался:

– И тебе привет, Весна! Не, пока просто с визитом. Давай присаживайся.

И как следует пнул рюкзак, освобождая проход. По какой бы причине не появился здесь Сашка, Лида была рада уже том у, что его присутствие смягчило момент встречи с Алешей после вчерашнего неприятного инцидента. Санин и Мила были заняты тем, что читали что-то со своих смартфонов. Оторвавшись на мгновение, Алеша коротко кивнул Лиде. Мила попыталась улыбнуться, но ее лицо было безнадежно залито слезами.

– Что еще случилось? – перепугалась Лида.

– Да, в общем, все то же самое, только в грандиозных размерах, – ответил Ревунов, отобрал у Алексея смартфон и сунул ей под нос. И девушка тут же впилась глазами в текст. Заголовок гласил:


«МАССОВЫЙ ИСХОД ПОДРОСТКОВ

В НЕИЗВЕСТНОСТЬ»


Уже этого хватило, чтобы перехватило дыхание. Но Лида заставила себя читать дальше:


«Власти уже не могут скрывать от питерцев потрясающие масштабы необъяснимой трагедии. Все больше подростков по непонятной причине срываются с места и куда-то уходят. Сегодня стало известно, что во многих школах учеба идет только в младших классах, тогда как старшие просто пустуют. Родители не выпускают детей из дома, стараются не спускать с них глаз. Но по имеющимся сведениям эти меры не слишком помогают. Ребенок вдруг становится неспокойным, начинает кидаться на двери, на стены, норовит выскочить в окно. В конце концов родителям просто приходится выпускать их из квартиры во избежание худших последствий. Проследить за ребятами также не удается, настолько странно они себя ведут. Так, одна женщина довольно долго бежала за сыном по улице, но потом он пересек автомагистраль, будто в упор не видел потока машин, и лишь чудом не оказался под колесами. Несчастная мать не смогла так же слепо броситься через дорогу – и потеряла мальчика из виду. Больше своего ребенка она не видела.

Также нам стало известно, что питерцы в массовом порядке скупают билеты на поезда и самолеты, лишь бы увезти детей подальше от города. Является ли такая мера спасительной – такой информацией мы пока не располагаем.

А что делают власти города? Вроде бы, по слухам, создана специальная комиссия, в которую входят как ученые, так и представители военных структур…»


Лида уронила руки на колени. Ревунов перехватил у нее смартфон и сказал:

– Во-от, когда вчера появилась эта статья, началось такое, что не рассказать. Интернет просто взорвался. Ну, мои предки тоже подхватились, раздобыли билеты на самолет в Адлер, у меня там бабка живет. В шесть утра самолет улетает, улетел уже, в смысле. Так вот, когда родители уморились и легли немного поспать, я вещички в рюкзак покидал – и деру. Оставил им записку, типа что я нормально ушел, а не как зомбанутый. Потому что, во-первых, я сам не против кое-где побывать. А во-вторых, я же знаю, что это ни фига не поможет. Представляете, призвала бы меня Джул в тот момент, когда я в самолете лечу? Ну, выставил бы головой иллюминатор – и привет!

Сашка пару раз боднул воздух, очень правдоподобно изображая, как он бьется в иллюминатор. Его умение никогда не унывать просто поражало.

– Ну, дождался на вокзале, когда первая электричка поедет. Тут еще немного потерся, следом за техничкой просочился в школу и даже успел немного поспать в вашем спортзале на матах, – завершил свой рассказ Ревунов и смачно зевнул.

– Значит, сегодня или завтра паника перекинется на область, – после паузы тихонько произнесла Мила. – Просто, наверно, еще не было прецедента.

– Ну, нам это только на руку, – отозвался Санин. – Чем больше семей добровольно покинет этот город – тем лучше, правильно я понимаю?

Ответом ему был очередной протяжный зевок Ревунова.

– Ладно, пошли, отведу тебя к ребятам, – вскочила на ноги Лида. – Тебе нужно отоспаться.

– Э, нет, Лид, не спеши так, – запротестовал Сашка. – Мы тут тебя ждали, чтобы узнать последние новости. Мне ты их, понятно, расскажешь, а ребятам как, подыхать от неизвестности?

По вскинутым на нее глазам Алеши и Милы Лида поняла, что Сашка прав. И сказала:

– Хорошо, пойдемте в спортивный зал, если он еще свободен.

– Вперед, – обрадовался Сашка. – Маты там у вас просто суперские, понравились мне.


Зал пустовал. Они уселись в кружок на куче матов (Сашка регулярно дергал себя за кудри, чтобы не отключиться) и Лида рассказала все, что случилось за прошедший день: о приезде новых вечников, о грандиозных планах по освобождению города от жителей, о новой стычке с Калебом и его угрозах. Говорила – и сама дивилась своему спокойному голосу, прозрачной ясности мысли и полному отсутствию слез.

– Мы будем участвовать как-то в этих мероприятиях? – деловито спросил Санин, когда она закончила.

– Не знаю пока. Вчера неудобно было спрашивать.

– А нам можно к ребятам? – коснулась ее руки Журавка. – Или… там теперь и без нас народу полно?

– Я позвоню Анне, узнаю, встали они уже и вообще какие планы. Думаю, пойдем к ним все вместе, – потянулась к телефону Лида. И тут в гулкой тишине зала громом прозвучало:

– Это что за собрание такое? Почему посторонние в школе?!

Лида вскинула голову и без всякого страха посмотрела в лицо завуча школы. Смешно было бояться, когда через пару недель не будет ни школы, ни города.

Ариадна Васильевна свирепо вперилась взглядом в Реву-нова, будто на невидимый крючок его подсадила. И скомандовала:

– Все ко мне в кабинет, живо!

Мила слегка вздрогнула, Санин поморщился, а Сашка снова с подвыванием зевнул и взвалил на плечи раздутый рюкзак. Цепочкой они потянулись в указанном направлении.

По вопросам, которые посыпались градом в кабинете завуча, Лида да наверняка и все остальные быстро смекнули: завуч в курсе, что творится в Питере, и вполне готова к том у, что их город новая напасть уж точно не минует. Она въедливо дознавалась, зачем приехал Саша, откуда он и что им предлагал. Лида с самого начала выдвинула версию: это ее двоюродный брат, приехал погостить, школу найти было легче, чем дом. Увлеклись беседой и не слышали звонка.

В самый разгар дознания кто-то тихонько стукнул в дверь и тут же ее приоткрыл, Лида увидела ни на шутку взволнованного Тимура Саевича. Кажется, он выдохнул облегченно, пробежав глазами по лицам стоящих строем перед столом завуча ребят.

– Ариадна Васильевна, простите великодушно…

– Да-да, – степенно кивнула головой завуч. Похоже, новый учитель пришелся ей по душе.

– В десятом «А» сейчас химия. Учительница сообщила мне, что четверо учеников не добрались до класса, хотя их до звонка видели в школе.

– Четверо?

Пышная прическа на голове женщины тревожно заколыхалась.

– Кроме этой троицы – еще Камилла Бочкарева.

Ребята обменялись быстрыми взглядами. Лида припомнила веселую болтовню в раздевалке…

– Телефон девочки у вас есть? – выстрелила вопросом завуч.

– Есть, но она не отвечает.

– Так, сейчас найду телефоны ее родителей… Вы трое – бегом на урок. Так называемого брата прошу немедленно покинуть здание школы.

Все поспешили исполнить приказ. За ними в коридор вышел Тимур Саевич, произнес не громко, но тоном, не терпящим возражения:

– Лида, я хотел бы поговорить с вами.

Сейчас было абсолютно не до душеспасительных бесед. Лида закатила глаза, быстрым шепотом распорядилась:

– Ты, Сашка, подожди нас пока на скамейке у школы. Встречаемся там на перемене и все вместе идем к ребятам.

И, придав лицу смиренное выражение, подошла к учителю.

Тимур Саевич указал ей на дверь учительской:

– Пойдемте, там свободно!

Лида вдруг испытала приступ странной робости, даже коленки ослабли и пересохло горло. Этот феномен явно не поддавался разумному объяснению. Волновались и ребята: Санин непрерывно оглядывался и притормаживал, Мила почти тащила его в сторону класса.

В учительской было душновато и пахло духами. Тимур Саевич приоткрыл на палец форточку, да так и остался стоять у окна.

– Лида, у меня пока не было возможности хорошенько познакомиться с каждым учеником. Но я, так сказать, на пути к этом у. Вы ведь живете с мамой?

– Ага, – кивнула девушка. – А еще с тетей и ее внуком.

– О, замечательно. Потому что, уж простите, я слышал от учителей, что ваша мать тяжело больна и вы ухаживаете за ней.

– Это устаревшие сведения. Маме сделали операцию за границей, и сейчас она почти здорова.

Смуглое лицо учителя не выдало никаких эмоций. Он неспешно обдумал информацию и задал новый вопрос:

– Значит, в период ее лечения вы жили у отца и ходили в питерскую гимназию?

– У меня нет отца. В Питере я жила у своего опекуна и да, училась в лицее.

– Я понял, – кивнул Тимур Саевич. – Полагаю, программа там сильная и от класса вы не отстали. Теперь, Лида, последний вопрос, возможно, неожиданный: вы увлекаетесь общением в Сети?

Лида немедленно уловила, куда он клонит, и решила быть предельно откровенной – так быстрее отделается. И отчеканила:

– Если вы волнуетесь, что я входила в групп у, участники которой теперь бесследно исчезают, то я в нее не входила, меня не приняли. А ребята, мои друзья, про нее даже не знали.

Сказала – и перепугалась: вдруг привяжется с вопросами насчет группы. Может, он и не учитель никакой. Вот вечно она ляпнет, не подумав.

Но классный руководитель лишь глянул на нее пристально и кивнул головой так энергично, что тщательно зачесанные назад волосы смоляной волной упали на высокий лоб. Кажется, этот кивок значил, что она свободна. Лида выскользнула из учительской вместе со звонком.

Навстречу уже шли ее друзья. Санин нес на плече два рюкзака и поддерживал под руку бледную, дрожащую Милу.

– Что случилось? – бросилась Лида к ним навстречу.

Алексей угрюмо покачал головой и начал рассказывать в привычной манере его обращения к Лиде в последнее время, то есть скрипучим голосом и не глядя в глаза:

– Да ничего хорошего. Многие, оказывается, уже знали о том, что творится в Питере. Ну а сейчас поголовно все знают. Думаю, уроков сегодня больше не будет, нас предупредили, что руководство школы собирает всех в актовом после перемены.

– А Камилла? С ней что?

– С ней все плохо, – процедил Санин. – Ирка Сидорчук, ее подружка, видела, как та уходила. Просто встала из-за стола в столовке – и привет, с концами. Ирка решила, что это какой-то прикол. Ее медсестра забрала с середины урока, истерика началась.

– Ты как? – глянула Лида на Журавку. Хотя и так было ясно, что состояние ее подруги сейчас даже хуже, чем у бьющейся в истерике Сидорчук.

Мила вскинула на нее широко распахнутые мокрые глаза и спросила тихо:

– Лида, как нам остановить все это?

Девушка лишь отвела взгляд. Ответ был очевиден – никак. И сказала:

– Ладно, пойдемте уже, а то Сашка там к скамейке примерз.

– Могу поспорить, что дрыхнет он на этой скамейке, – хмыкнул Санин и первым направился к лестнице.

Похватав куртки, выбежали из школы. День еще толком не разыгрался, в полумраке медленно плыли к земле снежные хлопья. Ревунов с трудом просматривался в этом мареве: на скамье под дубом, в полулежачем положении, голова на голых досках. Рюкзак, припорошенный снегом, валяется на земле.

– Ну, как я и думал, – сказал Алеша и призывно свистнул. Но этого оказалось недостаточно, чтобы пробудить Сашку.

Тогда он подтолкнул вперед Милу со словами:

– Давай разбуди его нежно, а то еще заикаться начнет.

Лида поняла, что он хочет хоть как-то вывести Журавку из ступора, и послала Санину благодарную улыбку. Он поспешил отвернуться.

Мила склонилась над скамейкой, осторожно потрясла парня за плечо, еще и еще раз. Бесполезно. Тогда она провела рукой по Сашкиным густым волосам, сметая снег. И вдруг отпрянула. Рот ее испуганно приоткрылся, она развернула ладонь в сторону ребят – на ней была кровь.


Через час в квартире у ребят Лида сидела в кресле, закутанная по подбородок в пушистый плед, и гасила горячим чаем сотрясающую тело дрожь. Сашка был уложен в комнате Валерия, уже перевязанный и вполне пришедший в себя. За ним ухаживала Сабина. Через дверь Лида слышала высокий, звучный голос: видимо, при помощи наводящих вопросов она старалась выяснить, не пострадали ли у парня память и рассудок.

Другое кресло заняла Мила, а Жан метался между девушками, обволакивал своей заботой, без конца подносил то новую чашку чая, то пирожное на блюдечке, то поправлял плед и подсовывал под спину подушечки-думки.

Авалон съежился в кресле. Лазарь застыл в дверях и что-то напряженно обдумывал. Тоскливо подумала Лида о том, как изменился в последнее время ее верный друг. Остался таким же надежным, но куда подевалась его неизменная веселость, улыбка, раскатистый смех? Лазарь заговорил первым.

– Придется принимать решительные меры, – сказал он. – Мы больше не позволим Калебу действовать по его плану.

– Решительные – это какие? – оживилась Лида. – Убьем его?

В данный момент она бы не возражала сделать это собственными руками.

– Ну зачем сразу убивать? Возьмем в плен. Пусть будет под надзором, пока мы решаем проблему с городом. А потом уж подумаем, как с ним поступить.

– Отличный план! – мигом ожил Авалон. – Предлагаю прямо сейчас отправиться на охот у. Жан, ты с нами?

– Конечно! – расплылся в улыбке француз.

– Да, так и сделаем, – кивком подтвердил общие намерения Лазарь.

– Вы сюда его притащите? – осторожно спросила Лида, снова начиная дрожать. Ей самой было стыдно признать, насколько пугал ее этот жуткий тип.

– Ну, зачем он нам ту т? – краешком губ улыбнулся Лазарь. – Доставим на квартиру Анны, будем приглядывать по очереди. Потому что, честно признаться, Калеба я не рискнул оставить без присмотра даже обмотанным цепями – уж слишком хитер.

– Вызываюсь первым приглядывать за ним, – хмыкнул Авалон. – Думаю, после моего дежурства у вас больше не возникнет с ним проблем. Именно Калеб охотился по всей Европе на вечников ради талантов Книги. После его появления в Лондоне бесследно исчезло несколько моих коллег-ученых. Да и бедная Пилар на его счет у.

Сказал – и ринулся в прихожую.

– Я тоже с вами, – поднялся на ноги Санин.

– Вот уж нет! – вскинулась Лида и тут же испуганно примолкла – парень метнул на нее взбешенный взгляд.

– Не думаю, что это тебе решать, Весна.

– А я как раз хотел попросить Алексея пойти с нами, – тут же вмешался Лазарь. – Вместе осмотрим город и выработаем стратегию. Собственно, об охоте речь не идет, мы ведь не можем взять след Калеба.

Лида, совершенно подавленная, только вяло кивнула.

Скоро квартира опустела: мужчины отправились вырабатывать стратегию, Сабина ушла в аптеку закупиться какими-то порошками, чтобы самолично состряпать нужное лекарство для Сашки. Мила задремала в кресле. Тогда Лида тихонько встала и направилась на кухню, где Анна уже занялась обедом.

Девушка встретила ее ласковой улыбкой, ее тонкие смуглые руки так и порхали над разделочной доской.

– Ну, как он? – спросила Лида. – А то заходить неудобно, вдруг спит.

– Все в порядке, – заверила ее Анна. – Нас он выгнал, сказал, терпеть не может, когда с ним носятся.

– Рассказал, что случилось?

– Он ничего не видел. Камень сзади прилетел – и точно в затылок. Да и что рассказывать, и так ясно, чья работа.

– Да уж, – вздохнула Лида, с ногами забираясь на табуретку. – Вот же привязался.

– Ну, его можно понять, – хмыкнула Анна.

– Анна, я тут о другом хотела тебя спросить, – спохватилась Лида. – Ты не знаешь, что с Лазарем происходит?

– А что с ним? – Анна обернулась на секунду, широко распахнула глаза.

– Ну, он какой-то грустный в последнее время. Не смеется, не прикалывается…

Ответом ей был тихий смех, не обидный, но отрезвляющий.

– Господи, Лидуся, ну с чего ему веселиться? Ведь он теперь чувствует себя ответственным не только за нас всех, но и за жителей этого городка. А думаешь так просто будет спасти всех?

– Да… понимаю, – закручинилась девушка.

– К тому же он совсем не спит в последнее время, по ночам бьется над переводом чертовой Книги…

– Как это? – вскинулась Лида. – Ведь Книга осталась у Креона.

– Ну, Лазарь запасся копиями наиболее древних отрывков. Его, конечно, всякий раз обыскивали на выходе. Но, сама понимаешь, уж если он захочет кого обдурить…

Анна торжествующе улыбнулась.

– И что там, в этих отрывках?

– Не знаю. Я спрашивала, но он всячески уходит от ответа. Боюсь, ничего хорошего.

– Еще хуже, чем было?

– Ох, Лида, ну откуда же мне знать. Но ты об этом не заботься – Лазарь, как обычно, решит все проблемы, я даже не сомневаюсь.

Немного помолчали. Лида по детской привычке прокрутилась пару раз на табуретке и задала новый вопрос:

– Анна, я все же не понимаю. Вы с Лазарем столько лет вместе, у вас потрясающее взаимопонимание. Почему вы… ну, не влюбились друг в дружку, что ли?

По том у, как Анна на несколько секунд промедлила с ответом, Лида догадалась, что задела непростую тем у. И уже готова была принести свои извинения.

– Лида, это непросто… в нашем случае, – вроде как через силу ответила все же Анна.

– Вот и Жан сказал, что вечники очень редко создают семьи друг с другом. Но я этого не понимаю: разве не легче жить с таким же, как ты, без тайн, без обмана?

– Увы, милая, должна тебя разочаровать. Не легче. Трудности начинаются с самого начала. Нас ведь не так уж много в мире. Если мы влюбляемся, то тут же нас начинают терзать проклятые вопросы: а это всерьез или просто так удобнее? А сколько мы сможем быть вместе? Кому надоест первому? И как общаться потом, ведь этот мир так тесен?

– У меня никогда не будет отношений, – с ужасом шепнула Лида. – Я так не мог у… только на всю жизнь, а если это невозможно…

– Ну, перестань, милая. – Анна, бросив в мойку нож и наскоро ополоснув руки, присела рядом на соседнюю табуретку, обняла девушку за плечи. – Все у тебя будет хорошо, вот увидишь. Кстати, как у тебя с Алешей?

– Никак! – с чувством отрезала Лида. – Все становится только хуже и хуже. Он вроде и любит меня, но иногда кажется, что ненавидит… Круто, да?

Анна кивнула, как будто и не ждала другого ответа.

– Знаешь, на правах старшей подруги я могу дать тебе один совет: никогда не рассказывай мужчине, что ты вечница. Ни под каким предлогом. Я несколько раз совершала подобную ошибку, потому что очень любила и не хотела лгать. Но после моего признания ничего уже не было прежним. Хотя они и старались.

Лида лишь судорожно вздохнула.

– Но может, с тобой все будет иначе, – тут же добавила Анна.

– Почему это? – прищурилась Лида.

– Ты слишком рано вошла в наш мир. Не набралась дурных привычек, как я. Вон Жан, к примеру, с тебя глаз не сводит.

Лида и сама это заметила, но слова Анны оказались неожиданно приятными. Она едва успела скрыть торжествующую улыбку.

– А что касается Лазаря… Я иногда ужасно злюсь на него, просто бешусь, – задумчиво продолжала Анна. – За то, что он оградил себя такими моральным запретами, что превратил свою жизнь просто в космическое одиночество. Но нельзя же осуждать человека за то, в чем он лучше тебя, верно? Так что приходится помалкивать. Ладно, пора за дело.

И Анна энергично вскочила на ноги. А Лида, как и планировала, побрела страдать в одиночестве в ванной.

Но долго побыть там не удалось – поскреблась Мила. Она хотела знать, как там Сашка, к которому тоже не посмела сунуться. Едва Лида начала рассказывать, как в дверь позвонили.

– Я открою! – Журавка исчезла.

И всего через мгновение до Лиды донесся ее вскрик. В пару гигантских прыжков она вылетела в прихожую.

Дверь на лестничную площадку была распахнута настежь, Мила мужественно защищала проход в квартиру от кого-то невидимого своим телом. Лида оттолкнула ее плечом, выглянула: за дверью стоял Калеб. Он, впрочем, и не делал попыток войти, но был так страшен лицом, что ухитрился напугать Журавку, никогда не видевшую его прежде.

Еще миг – и Лиду на пороге потеснила Анна, все еще сжимающая в руке разделочный нож. Калеб отступил к самым перилам, иронически поднял вверх руки:

– Потише, девушки, я ведь полный ноль против вас! Вот зашел поговорить в нормальной обстановке, пока ваши воинственные мужчины отбыли, полагаю, на охот у.

– О чем поговорить? – через плечо подруги рявкнула Лида. – Ты сегодня едва не убил моего друга.

– Послушай. – Калеб перевел на нее тяжелый взгляд. – Я знаю об искусстве убийства так много, что точно могу сказать, в каком состоянии сейчас пребывает твой друг. И уж если бы я хотел убить… но я всего лишь пытался донести до тебя серьезность своих намерений. Но у меня больше нет сил. Мне слишком тяжело и слишком страшно быть смертным. Это словно ходить по улицам с содранной кожей! И я пришел, чтобы попросить тебя: верни мне мою вечность в обмен на важные сведения.

– Нет! – рявкнула Лида. Она была слишком зла, чтобы вступать в переговоры. – Даже не мечтай об этом!

Но тут Анна незаметно пихнула ее локтем в бок, и девушка спохватилась: конечно, нужно удержать Калеба до возвращения мужчин. Краем глаза она заметила, что Милы уж нет в прихожей – наверняка набирает сейчас Лазаря или Алеш у. И если заманить Калеба в квартиру, то обратно мимо нее и Анны ему не будет ходу…

– Ну, и что это за сведения? – мрачным до невозможности голосом спросила она.

– Это касается Книги. И ее хозяина.

– Ладно. Отлично. – В аккурат две темы, от которых Лиду стабильно подташнивало. – Может, зайдешь в квартиру?

– Не стоит, – широко улыбнулся Калеб. – Поговорим здесь.

– Так говори уже!

– Как вы наверняка знаете, – вкрадчивым голосом заговорил тот, – Креон не является хозяином Книги, а лишь пользуется полученными от настоящего хозяина полномочиями.

– Знаем! Что-то еще?

– И настоящий хозяин крепко забрал власть над самим Креоном. Сколько раз он ложился спать с одними замыслами и планами, а просыпался совсем с другими! Никто, кроме меня, не видел, как он метался по своей комнате и бился головой о стену при малейшей попытке сопротивляться том у, что правит им изнутри. А кто и увидал случайно, рассказать уже не сможет – он бесследно исчезал. Я был хитрее прочих – искусно прикидывался тупым и жестоким, не способным заметить ничего, кроме нового объекта для издевательств. А сам следил за каждым движением Креона, ночевал под его дверью, ловил каждое слово, произнесенное во сне.

– Зачем? – не сдержалась Лида.

– Чтобы завладеть Книгой, конечно, – вроде как удивился Калеб. – Кто из нас не мечтает об этом?

– Но если Креон не ее хозяин…

– То выйти на хозяина можно лишь через него. Я не сомневался, что хозяин – один из тех, кто входит в команду Креона, и он успешно изображает из себя обычную пешку. Я вглядывался в каждого, подмечал, анализировал… и, кажется, почти догадался, кто это…

Лида затаила дыхание от жгучего любопытства… но Ка-леб немедленно смолк.

– Ты хочешь обменять на вечность информацию о хозяине… о предполагаемом хозяине? – светским тоном спросила его Анна. – Боюсь, нам это не слишком интересно.

– Не хочу. Тем более что сам до конца не уверен. Есть нечто куда более важное, что я смог понять: Книга умирает.

– Что? – дернулась Лида. Такое она меньше всего ожидала услышать. – То есть как это понять?

От ее смятения Калеб приободрялся на глазах.

– Этого я не знаю. Но догадываюсь, что больше семидесяти лет назад что-то произошло… и это начало подтачивать Книг у. А может, она слишком долго пролежала в земле, как знать. Конечно, сама Книга никуда не исчезнет, не испарится – просто из нее уйдет магическая начинка. И можно смело утверждать, что в тот же миг, как это случится, на земле больше не останется ни одного вечника с талантом, ни одного полувечника или еще как-то иначе повязанного с Книгой.

Зашумело в висках, пришлось вцепиться в косяк, чтобы не сползти вниз.

– Что-то тут не сходится, – невозмутимым голосом подметила Анна. – Зачем, зная об угрозе, ты снова стремишься стать вечником?

– А какой у меня выбор? – вновь мрачнея, свирепо зыркнул на нее Калеб. – Несколько жалких десятилетий уязвимой жизни, потом позор увядания, болезни, дряхлость. Нет, я уж предпочту мгновенную смерть вечника. К тому же этого может и не произойти. Я уверен, что у хозяина Книги есть надежный план ее спасения. Иначе зачем ему собирать такое количество вечников и отправлять их на увеселительную прогулку в прошлое? Думаю, замышляется грандиозное жертвоприношение ради спасения Книги. Я, кстати, давно был начеку – собирался сделать ноги, как только станет совсем горячо.

Воцарилось недолгое молчание, которое снова нарушила Анна:

– Ладно, ты рассказал нам о Книге, полагаю, безвозмездно. Переходи теперь к твоей козырной карте. Почему Лида должна сделать тебя вечником?

Торжествующая улыбка расползлась по изможденному лицу Калеба.

– Давайте подведем предварительные итоги. Там во дворце среди прочих находится известный вам вечник, который, скорее всего, будет пущен в расход вместе со всеми. И несколько полувечников, которых используют по назначению, если еще не использовали. Помочь им для вас так же нереально, как вырвать яблоко из рук прародительницы Евы. И все, что вам остается, это прямо сегодня устроить по ним достойные поминки. Тогда как с моей помощью вы сможете хотя бы побороться за их жизни… если еще не слишком поздно, конечно.

От ужаса Лида и слова не могла выговорить, похоже, в шоке была и Анна. Не дождавшись вопросов, Калеб продолжал:

– Если я опять стану вечником, то, надеюсь, верну власть над своими вассалами. Только полувечник-вассал способен перешагнуть границу времени. Я пошлю гонца во дворец, и те, кто вам дорог, смогут заблаговременно покинуть его. Что скажете?

Тягостное молчание.

– Ах, забыл сказать о ваших гарантиях! – вроде как спохватился Калеб. – Если не доверяете мне и дрожите за собственные жизни… что ж, тогда спрячьте девчонку в надежное место, держите с ней постоянную связь. – Он указал острым подбородком на цепляющуюся за косяк Лиду. – Одно неверное движение с моей стороны – и ей ничто не помешает снова сложить ручки и превратить меня в ничто.

– Калеб, мы обсудим твое предложение, – твердо произнесла Анна. – Сообщи, как с тобой связаться, и жди нашего решения.

Калеб выбросил вперед руку с зажатой бумажкой. Анна гадливо выхватила ее двумя пальчиками.

– Мы свяжемся с тобой завтра в это же время.

– Сегодня, – пробормотал Калеб севшим голосом. – Только сегодня. Вам самим не с руки мешкать.

– Завтра. Возможно, с утра, – отрезала девушка.

– Ладно, уговор. – Парень вновь попытался выдавить улыбку. – До десяти утра завтрашнего дня. Теперь пойду, пожалуй. По моим расчетам ваши защитники уже совсем близко. Не хочу с ними встречаться, пока не вникнут в суть проблемы.

И шустрой белкой метнулся вниз по лестнице.

Глава 10
БОЙ НА ХОЛМЕ

Марат носился по гудящем у, растревоженному дворцу, искал Джулию. Несколько раз возвращался к двери ее комнаты и от души молотил по ней ногами. У него даже родилось подозрение: не натворила ли вечница в отчаянии нечто такое, что вызвало усиление охраны и запрет на выход из дворца?

В какой-то момент он решил между делом проведать своих, сбежал на цокольный этаж. Но мать снова впала в привычное оцепенение, и сегодня это было только к лучшем у. Брат и сестра тихо возились на кровати.

Почти бегом Ворон вернулся обратно и едва не налетел на Джулию, торопливо шагающую в сторону туннеля. Выглядела она сегодня не такой несчастной, румянец вернулся на смуглые скулы, но в глазах плескалась тревога.

– Ты где шляешься?! – заорал на нее Марат. – Обыскался тебя!

– Я спала, – невозмутимо отвечала девушка.

– Да ладно врать! Я едва не вышиб твою дверь!

Джулия глянула с холодным бешенством, уже приоткрыла рот – но, кажется, вспомнила, что Вельшин теперь вроде как союзник, ответила сдержанно:

– Вчера вечером я разговаривала с Креоном, случайно столкнулась с ним на лестнице. Я боялась того, что он передумает и выставит меня из дворца немедленно. А получилось иначе.

– Разрешил остаться? – спросил Марат, лихорадочно соображая, как это отразится на их с Валерием планах.

– Нет. Он просто как будто забыл о том, что велел мне уйти. Был встревожен, даже испуган… Конечно, я могла освежить в его памяти причин у, почему мне нельзя здесь оставаться, – с ожесточением произнесла девушка. – Но не стала этого делать. Просто ушла в свою комнат у, упала на кровать и начисто отключилась.

– Ты знаешь, что творится во дворце? Говорила об этом с Креоном?

Джулия мотнула головой:

– Нет, он заперся в своих покоях и никого туда не пускает.

– А куда шла? Собираешься свалить из дворца?

Вечница глянула изумленно:

– Я не собираюсь покидать дворец сейчас. Просто хотела кое-что проверить. Например, охраняется ли выход через подземное озеро. Вряд ли, конечно, о нем и не знает почти никто.

– Ладно, тогда выполни, что обещала: отправь меня в наше время.

– С какой стати? – от души изумилась Джулия. – Ты пока ничего для меня не сделал. И можешь понадобиться мне здесь.

– Слушай, но это же только на пару часов! Хоть на час! Я только предупрежу их, пока не стало слишком поздно…

Джулия подняла узкую ладонь:

– Хватит. Это все равно невозможно.

– Почему?!

– Да хотя бы потому, что ты туда не попадешь. Вокруг дворца дежурят некры, если не заметил, выход запрещен абсолютно для всех! Да, они беспрепятственно пропустят сюда полувечника, но с какой стати выпустят его?

– А другим путем, Джулия? Если в обход некров?

– Ну, разве что ты научился дышать под водой, – усмехнулась вечница.

Марат сник. После всех надежд – и такой облом.

И в этот миг уже знакомый воющий звук заполнил собой пространство. А стоило ему смолкнуть, как раздался монотонный голос Креона, звучащий из всех радиоточек, размещенных на этажах еще с музейных времен:

«Всем вечникам приказываю спуститься в пещеру Девяти Тронов. Немедленно. Кто не знает, где пещера находится – оставайтесь на месте, вас туда проводят».

А потом сразу – тишина, жуткая, гнетущая. И в отдалении – мерные шаги некров, отправляющихся на задание.

У Джулии на лбу выступила испарина, глаза совсем по-детски испуганно округлились, заполнились влагой.

– Ну, убедилась? – жестко спросил Марат. – Он хочет загнать всех в лабиринт.

– З-зачем?

– Мне откуда знать! Ты-то сама хоть догадалась, что твоим Креоном кто-то вертит как последней пешкой?

– Кто? – окончательно потерялась девушка.

– Знать бы! Ясно, что настоящий хозяин Книги. И совсем не удивлюсь, если Креон также окажется в лабиринте и будет драпать от всех желающих поохотиться на него!

Джулия какое-то время стояла молча, ее лицо утратило всякое выражение. Потом вдруг сделала шаг по направлению к парадной лестнице. Ворон метнулся наперерез, заорал шепотом:

– Куда? Совсем свихнулась?

– Я должна понять, что происходит.

– Я сказал тебе, что происходит. Слышишь? Все новые некры направляются наверх. Ты окажешься в лабиринте и оттуда уже не выберешься, сама знаешь! Джулия, ты давай возьми себя в руки и сообрази, что на самом деле нужно делать!

– А что нужно делать? – с горькой усмешкой спросила его Джулия.

– Смываться, вот что! Выбирайся из дворца, пока можешь.

– Я не уйду, – ровным голосом сказала Джулия.

Но Ворон и не думал отступать:

– Ты думаешь, что должна его спасать? Чушь, я же знаю, что у тебя не так уж много талантов. Если ты нормальная, то должна подумать о себе. Спасти того, кого действительно стоит спасать.

– Что это значит? – сморгнув, перевела на него взгляд девушка.

– Слушай, я же не маленький пацан и не дурачок какой-то. Я прекрасно догадался, что ты того… в положении. А наш славняга Креон чадолюбием не отличается.

Джулия лишь втянула воздух через стиснутые зубы.

– Ладно, не хочешь уходить совсем – спрячься в озере. Можешь заодно освободить тех пленников и в темпе подружиться с ними. Тогда точно не пропадешь.

– Хорошо, – неожиданно согласилась девушка. – Я спрячусь в туннеле, который ведет к подземному озеру. И дам тебе полчаса, чтобы ты выяснил, что происходит, и вернулся ко мне. Если промедлишь – призову.

– Джулия! – закатил глаза Вельшин. – Мы же договаривались, верно? Мы почти друзья, пока ты не выкидываешь никаких штук.

Ему и самому не терпелось уйти. Мысленно прикинул: сначала пробраться к Валерию, отвести его сюда же… если еще не поздно. И в самом деле постараться узнать, что творится, – возможно, через отца.

– Ладно, иди. Я буду у колодца, в случае опасности нырну. Тогда сунь в воду руку и побултыхай там.

– Хорошая девочка, – пробормотал Марат. – Все, побежал.


Через пару минут Вельшин уже был в парадной части дворца, мчался на всех парах. Он видел, как разбитые на пары некры конвоировали в нужном направлении испуганных и недоумевающих вечников. Никто даже не пробовал протестовать. Эти вчера еще хозяева жизни лишь растерянно крутили головами, перекрикивались на разных языках. И впервые Марат испытал к ним нечто вроде жалости.

На него самого никто даже не глядел, и он беспрепятственно достиг Арсенального корпуса, где врезался всем телом в знакомую дверь. Она не шелохнулась, тогда Вельшин забарабанил по ней кулаками. И немедленно дверь распахнулась, рука Валерия втащила его внутрь. Вечник снова провернул ключ в замке, усмехнулся невесело:

– Вряд ли поможет, некрам эта дверь – на один удар. Но я надеялся, что сумею дождаться тебя.

– Думаешь, тебя тоже утащат? – спросил Ворон. Сердце отчаянно колотилось прямо в горле.

– «Всем вечникам», – процитировал Валерий. – Похоже, назревает что-то глобальное.

– Типа того. Слушай, тебе нужно выбираться отсюда. Рванем до подземного озера, отсидишься. Джулия уже там.

– Джулия? – вскинул на него внимательный взгляд Валерий.

– Ну да. Слушай, эта девчонка – моя единственная надежда предупредить ребят. Я хотел прямо сейчас… но далеко бы не ушел, тут она права.

Мерные удары сотрясли дверь. Марат невольно вцепился в плечо Валерия:

– Это они!

– Да, – подтвердил тот невозмутимо. – Некры чуют меня, так что теперь не отвяжутся.

– А если в окно? Ты ведь не убьешься, верно?

– Вокруг дворца выставлено оцепление, я выглядывал, проверял.

– Ч-черт!

Ворон не мог поверить, что выхода никакого нет, метался по помещению как безумный. Валерий же выглядел спокойным, зачем-то поправил бумаги на своем столе, потом поймал Вельшина за плечо. Ему пришлось почти кричать, чтобы перекрыть шум разносимой в щепки двери:

– Постарайся связаться с ребятами. Дожимай Джулию, посылай сигналы, делай все, возможное и невозможное. Договорились?

– Да.

Дверь словно взорвалась, разлетелась в щепки, и из пыльного облака выступили два рослых некра. Ворон к тому времени уже спрятался за дверью в смежную комнату и, до боли сжимая кулаки, через щель наблюдал за происходящим. Некры синхронно с двух сторон заломили Валерию руки и уволокли прочь.

Марат заставил себя выждать четверть часа. Он не мог сейчас рисковать. А когда решился выйти в коридор, поразился наступившей во всем дворце тишине. По пути к лестнице он не встретил ни одного вечника или некра.

На цокольном этаже все обитатели крохотных келий по-высыпали в коридор и в страхе обсуждали происходящее. Марат насторожился, не увидав среди них отца. Впрочем, тот внушал такой ужас и отвращение прочим слугам, что едва ли посмел показаться среди них без своей смрадной армии.

Мать и младших он нашел в их комнатушке. Все были напуганы, малыши, давно потерявшие веру в материнскую защит у, жались друг к дружке в стареньком кресле у окна. Мать сидела на кровати и беззвучно покачивалась из стороны в сторон у.

– Свершилось? – произнесла она, поднимая голову на стук двери. – Крах обители сей неправедной? Погибель, сынок?

– Никакой погибели, – отвечал Марат строго. – Просто не выходите пока из комнаты. Слышали, мелкие? Мам, ну присмотри ты за ними, что ли?

Он почти умолял, но мать уже снова уронила голову. А время истекало. Плотно прикрыв хлипкую дверь, Вельшин бросился бежать по коридору. Его терзала мысль, что теперь смертные обитатели дворца остались без защиты, какую своим присутствием обеспечивали им вечники. Любой мог зайти сюда, обнаружить толпу странно одетого народа. Теперь надежда оставалась только на Джулию.


Скоро он достиг туннеля, промчался по нему до самого тупика, туда, где на каменном потолке плясали блики от водной ряби. Несколько раз поскользнулся, с удивлением обнаружил, что камень под ногами мокрый, да еще и водоросли то и дело попадаются. Но сейчас некогда было думать об этом.

Вечницы у колодца не оказалось. Марат позвал ее, потом, обругав себя за глупость, сунул в колодец сразу обе руки, тщательно взбаламутил воду. Подождал с минуту: Джулия не появилась.

Ждать дальше не имело смысла, и он припустил в обратном направлении. На бегу обдумывал, могла ли Джулия все же уйти в лабиринт за Креоном. К сожалению, по всему выходило, что могла. Либо в туннеле произошло что-то совсем неожиданное.

Оставался последний вариант: проникнуть в пещеру Девяти Тронов и попытаться понять, что происходит. Программа максимум: освободить Валерия и Джулию. Марат выбрался в вестибюль дворца – и сразу услышал совсем рядом отчетливые голоса. По ногам ударил ледяной воздух – похоже, кто-то открыл парадную дверь. Вельшин нырнул за колонну и прислушался. Разговаривали два голоса, сиплые, настороженные.

– Говоришь, они сюда собирались? – спрашивал низкий, словно бы сорванный голос.

– Так точно, товарищ капитан, – отвечал другой, почти мальчишеский. – Про это место много слухов ходит, вот они и решили проверить, что к чем у. А к побудке не вернулись.

– Что хоть за слухи-то?

– Ну, болтают, что в подземелье тут целая рота фрицев засела, дожидаются возвращения своих. А по ночам куролесят, свет жгут, музыку чудную слушают. А другие говорят, будто нечистый дух по развалинам бродит.

– Ерунда это, – перебил старший. – А вот насчет фрицев – все возможно. Знаешь, мы с тобой сюда в одиночку соваться не станем. Вернемся в часть, соберем бойцов и переворошим это местечко как следует.

Заскрипели сапоги, хлопнула дверь. Марат ощутил нечто вроде паники: времени оставалось меньше, чем он думал. Бросился обратно на свой этаж – и налетел на Полин у.

– Что происходит? – цепляясь за его рукав, заголосила девушка. – Куда все подевались? Ты знаешь, что во дворце никого нет?

– Нет вечников, наши все остались, – машинально уточнил Ворон. – А тебе прям не угодишь, ты же вечников на дух не выносишь?

– Но куда они делись, я хочу знать!

– Прикинь, я и сам хочу. Слушай, я сейчас пойду на разведку, а тебе дам важное задание. Выполнишь?

– Не знаю, – напряглась Полина.

– Тут и знать нечего. Нужно – и все ту т. Ты должна собрать всех наших и увести их подальше в боковой коридор, тот, который под Арсенальным каре. Ни в коем случае не в противоположный.

– Они не пойду т. Там же холодно и сыро, – тут же отозвалась Полина.

– Должны пойти, ясно?! Сюда скоро целая рота солдат нагрянет, будут дворец прочесывать!

– Каких солдат? Наших?

– Да какая разница каких? Хотя бы предупреди всех, а когда услышите шаги и голоса со стороны парадного входа, тут же бегите в туннель, ясно?

Судя по лицу Полины, ясно ей не было. Но она кивнула:

– Ладно, только ты возвращайся скорее.

– Я вернусь, – пообещал Вельшин.

И рванул обратно в вестибюль, озаренный одной новой идеей.

При возможном появлении некров у Джулии оставался лишь один путь: прыгнуть в озеро и проплыть под водой к другому выходу из пещеры. И проверить это предположение не так уж сложно, всего лишь верхним путем добраться до озера и посмотреть, какие следы остались на снег у. Ориентировался Ворон отлично и знал, что сумеет отыскать в лесу круглое озерцо. Некров в окрестностях дворца больше не осталось: некого стало сторожить.

Поблуждать по лесу все же пришлось, но, продравшись через полосу глубокого рыхлого снега, Марат выбрался к озеру. Оно, конечно, сейчас было заковано льдом, но ближе к берегу дымилась прорубь с неровными краями, явно пробитая изнутри.

И почти сразу Ворон обнаружил следы. Сначала маленькие, узкие, оставленные босыми ногами. И эти ноги совсем недавно стремительно уносили своего хозяина прочь от озера. За ними следовали оледенелые отпечатки по меньшей мере трех пар разномастной обуви больших размеров.

Вельшин помчался по следу и совсем скоро оказался в городском парке. А потом он увидел Джулию, загнанную некрами на невысокий ландшафтный холм. Некров было трое, как Марат и думал. Окружили, словно взяли в хоровод, тянут к девушке руки. Наверняка не хотят убивать, задание у них другое: вернуть беглянку во дворец и загнать в лабиринт.

Джулия сражалась отчаянно. Крутилась волчком, не давая себя схватить. «У мертвого некра – мертвая хватка», – сказал как-то, смеясь, Вельшин-старший. Попутно девушка прицельно била кинжалом по кистям некров, так что пальцы так и сыпались на снег. Некры не ощущали боли, но телесный ущерб все же пугал их и приводил в состояние ярости. Еще немного, и они забудут приказ, станут действовать по собственной воле, проще говоря, убивать.

Марат с разбегу вскарабкался на холм, повис на шее одного, выбрал самого крупного, ярого. Хотел завалить в снег, но оказалось – это все равно что с дубом тягаться. Некр только мотнул головой – и Вельшин улетел обратно почти до основания холма. На перепуганном лице Джулии при появлении Марата мелькнула гримаса изумления – но и несмелой надежды.

Она резко сменила тактику и всадила свой кинжал в грудь самого настойчивого мертвяка. Некр попятился, но тут же вырвал из себя оружие и отшвырнул через плечо на снег. Все это заняло от силы пару секунд, Джулия едва успела выхватить еще один клинок.

Пока Ворон взбирался вверх по холму и попутно пытался вправить плечо, вечница израсходовала уже весь свой арсенал. Это дало ей возможность продержаться от силы минуту. И теперь некры надвигались на нее. Один молниеносным движением обхватил тонкую шею Джулии и опрокинул девушку на снег. Другой, подскочив, занес ногу в ботинке над ее грудью…

– Лови! – заорал Марат.

Один из кинжалов, кувыркаясь в воздухе, полетел прямо в руки вечницы, Джулия поймала его и, не глядя, всадила в того, кто держал. Некр отпустил девушку, попятился, вытягивая лезвие из глазницы. В тугодума, так и застывшего с ногой в воздухе, другой кинжал Ворон всадил сам. И закричал:

– Катись!

Джулия кубарем покатилась по снег у, стремительно набирая скорость. Марат догнал ее у подножия холма.

– Бежим!

Они понеслись, не оглядываясь, чтобы не терять времени. Ясно было, что некры так просто не отвяжутся. На бегу Ворон с удивлением ощутил, как Джулия совсем по-детски ухватилась за его руку. Так удивился, что не сразу осознал, куда именно она его направляет. Лишь когда озерная вода обожгла лодыжки, он интуитивно попытался вырвать ладонь. А уже через пару метров начинался сплошной лед…

– Идем! – рявкнула Джулия. – Только в воде они отстанут!

– Джулия, блин!..

Но вода уже хлынула в горло, заглушая протесты.


В следующий отрезок своего существования Ворон сначала обнаружил небо над головой, потом ощутил под собой нечто вроде бетонной крошки. И нашел глазами Джулию. Они укрылись среди полуразрушенных стен какого-то строения, прямо на камне были набросаны ветки и горел небольшой костерок. Нестерпимо саднило горло, ныла грудь. Девушка взирала на Марата вроде как с изумленным уважением.

– А ты крепкий. Я думала, на этот раз тебе конец. Даже откачивать не стала, только отволокла к огню.

– Как-то начинаю привыкать к собственной смерти, – пробормотал Вельшин. – И кто я теперь?

– Кто и был, конечно. Из полувечника путь только в некры. Скажи спасибо, что тащила тебя через все озеро.

– Очень мило с твоей стороны.

– А что мне оставалось? Некры отстали, только когда мы ушли на дно. Я могла бросить тебя на берег у, но подумала, что захлебнуться все же лучше, чем попасть в их шаловливые ручонки.

– Я не устаю тобой восхищаться, Джулия, правда, – вздохнул Марат, переползая почти к самому огню. Его мокрую одежду уже начал покрывать ледок, с джинсов нещадно текло. Вспомнились вдруг мокрые следы на полу лабиринта, и он спросил: – Ты, когда выбиралась из дворца через озеро, видела в нем пленников?

Девушка покачала головой:

– Нет, никого. Да я еще раньше догадалась, что их увели куда-то – в туннеле все было залито водой.

– Куда, как думаешь?

Вечница только вздрогнула, обхватила себя руками. Да ответа и не требовалось. Возможно, уже сейчас в лабиринте вовсю шла бойня. Марат до хруста сжал кулаки, подумав о Валерии. Если даже выберется, то что скажет ребятам?

Хотя и ему не выбраться, и они…

– Джулия, как предупредить ребят? Они погибну т, если мы ничего не сделаем. Может, теперь ты отправишь меня к ним?

– И не подумаю, – хмыкнула Джулия. – Я не собираюсь оставаться здесь одна. А ты хорошо бросаешь кинжалы.

– То есть это твоя благодарность? За то, что спас?

Вечница глянула с недоумением, передернула плечами:

– Благодарить собственного вассала за то, что он спасал свой шанс вернуться в свою жизнь? Как-то странно, не находишь?

– Понял. Ладно, проехали.

Марат встал на ноги, долго разминал их, прилаживался, словно к протезам – так заледенели. Потом сделал неверный шаг в сторон у.

– Куда? – удивилась Джулия.

– Не знаю. Во дворец, наверное.

– И что ты там забыл, интересно?

– Туда солдаты могут в любой момент нагрянуть. Черт, нельзя было, что ли, невидимую границу провести?

Вечница усмехнулась:

– Потому и не проводили, чтобы побольше людей успело сунуться во дворец. Зато теперь столько некров, что никакой границы не нужно.

Марат содрогнулся. Вечница по-своему поняла его молчание.

– Ладно, не злись. Сейчас все будет улажено.

И сложила руки.

Глава 11
НАПАДЕНИЕ В ПАРКЕ

Лида ожидала долгих споров и обсуждений. Велико же было ее изумление, когда после обстоятельного и четкого рассказа Анны о предложении Калеба Лазарь заявил как о чем-то давно решенном:

– Нужно сообщить ем у, что мы согласны на такой вариант. Я как раз подумывал о чем-то в этом роде.

После этих слов даже Авалон проявил несвойственную ему живость:

– Как так? Союз с этим выродком? Лазарь, право, тебе удалось меня поразить. Своими руками вернуть Калебу его страшное оружие со всеми талантами, которые даже не до конца нам известны? Смахивает на коллективное самоубийство.

Лазарь нетерпеливо развернулся к нему:

– Но Калеб сам предложил вполне надежный вариант, как удержать его в рамках. Мы спрячем Лиду, и спрячем очень надежно. Будем постоянно с ней на связи. Один неверный шаг со стороны Калеба – и он вернется к своему нынешнему состоянию.

– Но он коварен, он очень коварен! – ломая длинные смуглые пальцы, вскричал Жан. – Что, если жажда мести лишила его даже чувства самосохранения? А рассказ про Книгу и большое жертвоприношение – не более чем фантазия?

Лазарь устало покачал головой:

– У меня есть основания думать, что он не врет. Еще в те времена, когда я работал с Книгой во дворце, у меня возникали подозрения… Зачем было собирать в замкнутом пространстве вечников, которые не входили в ближний круг Креона, удерживать их подачками в виде талантов? И почему дворец переместился именно в сорок четвертый год? Там явно что-то назревает. Что-то очень плохое, и даже Калеб это сообразил. Нам нужно использовать этот вариант, попытаться спасти ребят.

– Ты это серьезно? – напрягся Авалон. – Книга… умирает?

Анна спросила на одном дыхании:

– Так ты знаешь об этом?! Ты сумел что-то прочитать в Книге?

– Не многое. И, честно сказать, меня больше волнует не то, что написано в Книге, а то, чего там нет. Слишком много страниц утрачено, а другие не поддаются прочтению. Нам придется поверить Калебу на слово.

– Он собирается использовать какого-то несчастного ребенка с парализованной волей, – всплеснула руками Сабина.

– Но мы проследим, чтобы с этим ребенком все было в порядке, причинить ему вред вдали от Книги Калеб все равно не сможет. Только так у нас будет возможность предупредить Валерия, чтобы уходил из дворца и уводил с собой ребят, – Марата, Полин у, кого возможно. Валерий сумеет о них позаботиться в том времени.

В этот миг Лида отчетливо осознала: вероятность того, что Валерий, Марат и все остальные вернутся в свое время, даже не рассматривается. И оцепенела от ужаса. Она боялась взглянуть на Милу, на Алексея. А Лазарь продолжал говорить отстраненным голосом:

– К тому же таланты Калеба – если они к нему вернутся – помогут нам куда быстрее очистить город от жителей, чем все наши идеи, вместе взятые. Жертв будет меньше. Так что эту работу мы также включим в список наших требований.

– Но разве это возможно? – ахнула Мила. – Разве мы можем использовать его ужасные таланты против горожан?

– О да, еще как! – неожиданно бурно поддержал товарища Жан. – Ма белль, если мы будем воротить нос и ужасаться, то не спасем и половины этого городка. Нам придется на время забыть о гуманности и чистоплюйстве! И уподобиться военным хирургам, отсекающим конечности без всякого наркоза!

Лиду слегка замутило. Она знала, что Лазарь и Жан правы, все говорят верно. Но это было так страшно, что хотелось дистанцироваться хоть на время.

– Мне Славика нужно из школы забрать, – встав, объявила она. – Вы ведь не прямо сейчас собираетесь меня где-то прятать?

– Нет, конечно. – Лазарь ободряюще улыбнулся ей почти прежней улыбкой. – Нам нужно еще многое обдумать. Вечером буду у тебя: пришла пора очень серьезно поговорить с Верой и твоей славной тетушкой.

– Я провожу, – проскрипел Санин. И словно нехотя вылез из мягкого кресла.

– Могу подвезти, – в унисон с ним воскликнул Жан. – Личный транспорт уже арендован.

– Мне бы хотелось прогуляться в одиночестве, – отрезала Лида. И побрела проверить напоследок Сашку. Тот крепко спал в затемненной комнате и жалобно постанывал во сне – наверное, болела голова. Стремительно склонившись над кроватью, Лида чмокнула его в висок.


Славик уже ждал ее у школы, озябший и сердитый. А на подходе к дому Лида обнаружила тетку: оперевшись плечом на забор, она покуривала с загадочной улыбкой на губах, но, заметив внука, едва не проглотила сигарет у. Замахала руками, скрывая следы преступления. И пропела сладким голосом:

– Славинька, внучек, пойдем со мной к соседке справа. Будем там пить чаек со сливовым вареньем. Хочешь?

Как будто Славик когда-то отказывался от варенья! Лида, выпустив руку племянника, хотела шмыгнуть в калитку, но тетушка загородила проход своим телом.

– Ты тоже приглашена, – любезно сообщила она. – Уж не побрезгуй, составь нам компанию.

– Что еще случилось? – тут же встревожилась Лида. – Где мама?

– Да дома Вера, дома! Вот только ты бы…

Но девушка, не слушая, уже неслась по дорожке к дому.

С матерью она столкнулась в тесном коридорчике перед кухней: Вера, румяная и веселая, спешила в комнату со стопкой тарелок в руках. Отросшие волосы мать забрала высоко на макушку, слегка подвела глаза и губы – все это ей невероятно шло. И конечно, в новом костюме. Заглянув в комнат у, Лида в один миг оценила расклад: на парадном месте во главе стола, неловко скрючившись, сидел доктор Ворк. В отличие от Веры, выглядел он еще более бледным и растерянным, чем обычно.

– Ну что же ты? – Мать слегка подпихнула ее в плечо. – Заходи скорее, у нас тут полно вкуснятины. Юрий Борисович деликатесов навез.

При виде Лиды доктор вроде как приободрился немного, выпрямил спину и произнес:

– Вот, Лидочка, все и уладилось. А давно ли мы с вами сидели на кухне в полном душевном раздрае и не верили… – тут он как-то замялся.

– И не верили, что чудеса случаются, – закончила за него Лида.

– А то! – убежденно вскричала Вера, суетясь вокруг стола. – Чудо, что появились в моей жизни эти удивительные ребята!

«Интересно, после вечернего разговора с Лазарем мама по-прежнему будет в этом уверена?»

– Мам, да я только на минутку, – спохватилась она. – Хочу тетрадки взять, Мила меня ждет уроки делать.

– Сидела бы лучше дома, – помрачнела Вера. – Мы ведь уже говорили с тобой об этом.

– Мамуль, да все в порядке будет!

Сгребла со своего рабочего стола первое, что попалось под руки, запихнула в карман куртки и бросилась прочь, на ходу прощаясь с доктором.

Вскоре она сбавила ход и побрела к парку, тяжело переводя дыхание, а в душе с каждым шагом нарастало неприятное, скребущее, истеричное чувство. Особенно мерзкое от того, что начали сбываться ее самые смелые мечты.

«Нет, я рада, конечно, рада, так и должно быть. Но почему именно сейчас, когда все так плохо и мне так нужна мама?! Черт, как же хочется вернуться и закатить им истерику, да такую, чтобы тишайший доктор про наш городок и думать забыл!»

Лида встряхивала головой, щипала себя за руки и даже снова немного пробежалась. Но, подобно разъяренному пчелиному рою, тоска и злость не отставали.

Идти к Миле она и не собиралась – еще не хватало соваться в таком настроении к подруге сейчас, когда той достаточно своего горя. Да и наверняка Мила еще у ребят.

Лида помотала головой: ну что за белые мошки настырно лезут в глаза! Глянула по сторонам и сообразила, что начинается метель, да такая, что в ушах свистит. Липкий снег тестом облеплял лицо, моментально таял – у нее уже включился тепловой резерв – и противно стекал по щекам, превращал шарф в мокрую тряпку. Даже погода была сегодня против нее.

Плюс ко всем у, сбросив дома тяжелую школьную сумку, девушка забыла достать из нее телефон. Теперь не понимала, сколько времени прошло и можно ли уже возвращаться домой. И спросить было не у кого – все попрятались от метели.

Нет, вон чей-то силуэт мелькнул за деревьями. Лида поспешно перевела туда взгляд, готовая броситься вдогонку. Девушка примерно ее лет, в приметной желтой шубке, высоко вскидывая ноги, преодолевала снежную целину между дорожками, двигаясь параллельно Лиде.

– Эй! – Лида помахала рукой, но девушка даже головы не повернула.

Лида пожала плечами и отвела взгляд.

Но минутой позже аллея, по которой она шла, сделала поворот, и обладательница желтой шубки выбралась на нее почти перед самым Лидиным носом. И зашагала в сторону озера, даже не подумав стряхнуть снежный нарост, облепивший ее замшевые сапожки и колготки до самых колен.

Лида громко ахнула от ужаса: она узнала этот мерный шаг, безвольно повисшие руки. Именно так шел Сашка, когда его призвала Джулия.

– Стой, подожди! – крикнула она для проверки.

Конечно, девушка не обернулась. Кажется, они учились в одной школе – эту шубку Лида точно видела в раздевалке. И теперь плелась следом, растерянная, испуганная. Ведь помочь несчастной обреченной она все равно ничем не могла…

Или – могла?

«Я могу сделать ее вечницей, и она сегодня не умрет. Но это же колоссальная ответственность. На что я ее обреку? Нет, нельзя так делать, это не выход!»

Лида замерла на месте, убеждая себя, что нужно просто уйти, забыть про страшную встреч у. Она не может спасти всех, да еще таким спорным способом. Или попытаться вырубить ее, а там, глядишь, зов прекратится? Глянув снова вслед девушке, Лида обнаружила, что на боковой аллее появился еще один человек.

В черной куртке и глубоко надвинутом капюшоне высокий парень или мужчина резво перескакивал сугробы, торопясь догнать фигуру в шубке. Возможно, это был ее родственник или друг. Вот догнал, обхватил девушку за талию. И потащил прочь с аллеи, туда, где на берегу озера густо рос заснеженный кустарник. А еще через пару мгновений оккупировавшие тамошнюю прорубь чайки с протестующими воплями разом взмыли в небо.

«Да что там творится-то?»

Лида помчалась к озеру напрямик, едва выдирая сапоги из снежной каши. Протяжный, полный ужаса крик заставил ее перейти на галоп. Пробившись сквозь кусты, она увидела страшную картину.

Мужчина стоял по колено в воде и обеими руками удерживал девчонку в желтой шубке под водой. Она уже не кричала, но еще слабенько брыкалась, затихая. Потом вдруг подтянул к себе, вгляделся в лицо…

– Что вы творите?! – заорала Лида, не с первой попытки обретя голос.

Мужчина выпустил свою жертву. Он не обернулся на голос, шустро выскочил на берег и припустил прочь, громко хлюпая ботинками. Лиде некогда было даже проводить его взглядом – нужно было лезть за девчонкой.

Та была в сознании. Она смотрела на Лиду широко распахнутыми глазами, тряслась и заходилась в кашле. От воды ее тело и одежда сделались такими тяжелыми, что Лида не сумела выволочь девушку на берег, сама плюхнулась задом в жидкую береговую грязь вперемешку со снегом, голову бедняжки устроила у себя на коленях и забормотала:

– Как ты, а? Как? Сейчас тебя вытащу, отдохну только.

– Н-н-нормально, – неожиданно вполне разумно ответила ей девушка. – Ты к-кто?

– Я в параллельном учусь, «ашка» я, не узнаешь? – окончательно вспомнила ее Лида.

– Уз-знаю. Где я? П-п-почему?..

– Долго объяснять. Но все в порядке, тебе ничто не грозит.

– А он? Уб-бежал?

– Кто – он? Парень, который тебя топил?

– Н-не парень…

– А кто же?

– Это учитель, в-ваш к-классный. Н-не помню, к-как зову т…

– Тимур Саевич?!

– Д-да.

Захрустели кусты за спиной, на берег выскочили двое парней в спортивных костюмах.

– Что случилось?! – басом заорал один. – Мы на крик неслись. Упала в реку?

– Да, – ответила Лида, а девушка вновь зашлась в кашле. Парень, отважно ступив одной ногой в воду, схватил ее за намокшую шубу и мощным рывком переправил на берег. Затем помог выбраться и Лиде.

– Ясно. Стас, звони в «неотложку», пусть еду т… – парень повертел головой, – к центральному входу в парк. Скажи, мы через пару минут будем там.

Второй, бледный и взволнованный, схватился за телефон. Первый наклонился, подхватил потерпевшую на руки.

– Ты с нами? – спросил он Лиду. – Тебе переодеться срочно бы надо, заболеешь.

– У меня дом рядом, – отказалась Лида, пряча за спину руки: от намокших рукавов куртки вовсю валил пар.


Дома у ребят на кухне сидел Сашка Ревунов с изящно перевязанной головой и ел вишневую шарлотку. Почему-то он был одет сразу в два свитера, да поверх еще обмотан шарфом в красно-оранжевую клетку. Анна домывала посуду. Сабина тут же за столом рядом с Сашкой колдовала над закутанным в полотенце заварочным чайником: то и дело бросала в него засушенные листья и ягоды из многочисленных пакетиков и засекала время.

– А где остальные? – спросила Лида.

– Мила пошла домой, Алексей вызвался ее проводить, возможно, еще вернется. А парни отправились снять квартиру для тебя и твоей семьи. Заодно хотят сразу оценить местность, все подходы и прочие дела, – отчиталась Анна.

– Мне придется перебраться в убежище со всеми домашними?

– Конечно. Мы должны полностью тебя обезопасить, исключить малейшую возможность для Калеба как-то надавить на тебя. Хотя лично я уверена, что сейчас ему не до личной мести.

– Хорошо, что у меня такая маленькая семья, – пробормотала Лида. И почему-то подумала о тишайшем докторе. Он ведь, очень может быть, теперь тоже… почти.

– Чего ты неслась, будто черти за тобой гнались? – спросил Ревунов. – Я в окно видел. По мне, что ли, соскучилась?

– Ага, типа того. Слушайте, в парке такое случилось…

И Лида подробно поведала о происшествии у озера.

– Поразительная история, – подытожила Анна. Она так и простояла весь рассказ у стола напротив Лиды, широко распахнув глаза. – Слушай, а не могло быть так, что учитель пытался остановить ее любой ценой? Хотя бы даже вырубив.

– Для этого хватило бы хорошей оплеухи, – подметила Сабина.

Лида мелко закивала:

– Да, именно, он хотел ее убить, совсем убить. Он держал ее под водой, пока не прекратила биться.

– Хорошо, тогда обдумаем другой вариант. Твой учитель – вечник, просто загримированный. Допустим, он знает про полувечников и знает какой-то способ остановить их. Например, убить их повторно и оживить при помощи очередного таланта…

Тут все дружно глянули на притихшего Сашку.

– Эй, на мне прошу не экспериментировать! – на полном серьезе возмутился он. – Я-то как раз жду не дождусь, когда милашка Джул меня призовет.

– Он – не вечник, – вставила слово и Лида. – Он реально уже немолодой.

– Ну тогда я просто не знаю, что и думать. Посоветуемся с ребятами.

Анна вернулась к раковине, а Сабина налила в чашку темно-бордовую жидкость и подвинула к Ревунову. Невообразимый аромат поплыл по кухне.

Жуткая догадка поразила Лиду:

– А если он и есть – хозяин? Настоящий хозяин Книги талантов? Если он может при помощи Книги перемещаться куда захочет? Заодно поймал полувечника, приобрел новый талант, Книга-то при нем?

От такой идеи ее бросило в жар. Этот тип так близко подобрался к ней, к ее друзьям…

– Сама сказала – он не вечник, – мягко осадила ее Сабина.

– А если хозяин Книги может выглядеть, как захочет?

– Не будем строить теории, не имея достаточно фактов, – проговорила Анна. – Дождемся Лазаря и ребят.

И унеслась в комнату прибирать со стола. Лида вяло подумала, что хорошо бы ей помочь, и осталась на месте. Сабина все еще пичкала Ревунова своим духовитым чаем, заодно уговаривала снять хотя бы шарф во избежание перегрева. Но Сашка пыхтел, отдувался и отрицательно мотал головой. И вдруг девушка обратилась к Лиде:

– А почему ты сама не попыталась спасти ту девочку?

Лида, только запихнувшая в рот кусок шарлотки, протестующе замычала.

– Как я могла? – непрожеванный кусок едва не застрял в горле. – Если только превратить ее в вечницу. Но это слишком серьезно, я не могла взять на себя такую ответственность!

– А если бы речь шла о ком-то, кто тебе близок? Если бы вот так на неминуемую смерть шел твой друг? Мне кажется, ты не колебалась бы.

Лида опустила голову, задумалась. Разговор был неприятен, да и в голосе Сабины ей что-то не нравилось.

– Я не знаю…

– Признайся, ты просто решила не напрягаться ради чужого человека? Это правильно, полагаю. Всем ведь все равно не поможешь. Но, Лида, мне кажется, тебе нужно выработать более четкую позицию относительно твоего необыкновенного таланта. Иначе ты всю жизнь будешь оказываться перед моральными дилеммами.

Тут, по счастью, на кухню вернулась Анна.

– Твоя мама звонила, ищет тебя, – сообщила она с порога. – Лазарь уже там. Пойдем, отвезу тебя.

Лазаря они встретили уже у ворот. Он выглядел усталым, но весело подмигнул Лиде:

– С твоими я договорился. Завтра переезжаете на новую квартирку. Очень уютную, кстати.

– Что ты им сказал? – перепугалась Лида. – Они же теперь с меня не слезут!

– Так, придумал кое-что. Объяснил, что этого требует твоя безопасность. Дал ответы на все вопросы и попросил к тебе с ними не приставать. Так что не переживай, врать не придется.

– Спасибо тебе, – вздохнула Лида. Не то чтобы она была таким уж принципиальным противником вранья – просто на это сегодня уже не осталось сил.

Лазарь уехал вместе с Анной. В дом Лида входила все же с опаской – а ну как набросятся все разом и подвергнут допросу. Был и другой страх: а вдруг доктор еще ту т, вдруг он вообще не собирается отсюда больше уезжать?

В доме царила та немного заторможенная атмосфера, которая всегда бывает после ухода гостей. В большой комнате был погашен верхний свет, горел только древний торшер в углу. Вера, двигаясь медленно и устало, собирала со стола скатерть, уголок к уголку, чтобы крошки не просыпались на пол. Распахнутая форточка вытягивала густой запах еды. Лида ждала расспросов, но мать лишь кивнула ей и улыбнулась, хоть и не слишком весело. Кажется, Лазарь, как всегда, все идеально организовал.

– Ну так что? – спросила Лида, оседлав сдвинутый в сторонку стул. – Наш тишайший доктор уже сделал тебе предложение?

Вера через плечо глянула на нее изумленно:

– Что за домыслы, дочь моя?

– Ну, а чего тянуть? Теперь, когда ты здорова…

«Заглохни», – сама себе посоветовала Лида. И не смогла последовать этому совету: уж слишком многое накопилось в душе. Странно, но Вера не обиделась, даже улыбнулась.

– Если хочешь знать, Юрий Борисович много раз делал мне предложение, даже когда я была приговоренным инвалидом безо всяких надежд.

– Мам, ну я не то имела в виду. Я в том смысле, что раньше ты все равно бы не согласилась, а теперь… почему бы и нет?

– Да уж, в твоем возрасте мне тоже казалось, что у людей после тридцати чувств не бывает, только соображения целесообразности, – необидно усмехнулась мать.

– Никогда так не думала, – надулась Лида. – Но у тебя же нет каких-то там чувств… в смысле, к другому мужчине… или есть?

Вера молча отошла к окну, и девушка всерьез запаниковала. Вот умеет же мама всегда как-то так перевернуть ситуацию, что Лида оказывается в дурах и виноватых притом.

– Мамуль, ну ты же мне ничего не говорила… я думала, все о тебе знаю. Ты за границей в кого-то влюбилась?

Вера продолжала загадочно помалкивать. У Лиды быстро заколотилось сердце.

– Или ты сейчас имела в виду моего отца? Мам, прошу, расскажи мне о нем. Ну хоть что-нибудь. Хоть как вы познакомились, пожа-алста…

Вера обхватила себя руками, как всегда, когда волновалась или огорчалась.

– Лида, сейчас не время. Нужно собираться, ты же в курсе, что мы завтра переезжаем. Лазарь просил не задавать тебе вопросов, но если есть желание что-то рассказать…

– Нет у, – поспешила отбить подачу Лида. – Я первая тебя спросила. Мамулечка, только маленький рассказик: ваше знакомство. Или оно тоже было таким невероятным, что мне до восемнадцати нельзя такое слышать?

Мать отошла от окна, устало опустилась на край кровати, уперлась локтями в колени. Взгляд ее сделался беззащитным – и Лида уж готовилась просить прощения, как всегда, когда мама так смотрела. Но та заговорила первой:

– Хорошо, о нашем знакомстве. Ты наверняка не знаешь, что на первом курсе университета я увлекалась туризмом. Такое вдруг поветрие охватило всю нашу групп у, уже не помню почем у. Но мы ездили в леса до первого снега, а потом на майские снова запланировали выезд. Далеко забираться побоялись, решили ехать в эти места. Нашли по карте хорошее местечко на берегу озера. Вот там я и встретила… назовем его Николаем.

– Почему Николаем? – встрепенулась Лида.

– А почему бы и нет? Помнится, именно это имя записано в твоем свидетельстве о рождении.

– Ага, и ты мне много раз говорила, что так звали твоего старшего брата, который погиб в горячей точке.

– Да, именно так его и звали, – подтвердила Вера. – Но это не такое уж редкое имя. Лида! Ты будешь слушать историю или выяснять частности?

– Ничего себе частности, – себе под нос пробурчала девушка, но всем видом изобразила готовность больше не перебивать.

– Так вот, вечером, почти ночью, мы сидели всем скопом у костра, жутко уставшие и бесконечно собой гордые, поскольку палатки стояли почти прямо, костер горел, и каша варилась в котелке. И вдруг он вышел из леса, посеяв переполох в наших рядах. Он выглядел… странно. Как будто заблудился и неделю скитался по лесу, хоть это было невозможно, чай не тайга. Худой, изможденный, с тощим рюкзачком на одном плече и с каким-то нездешним взглядом. Все быстро поняли, что опасности незнакомец не представляет и пригласили к костру, погреться, перекусить. Удивительно, но он согласился. Только сначала сказал, что помоет в озере руки, которые он упорно прятал за спиной. Вернулся не очень скоро, но все равно под ногтями осталась черная грязь. Честно говоря, у нас были большие поводы для беспокойства, теперь я это понимаю. Но слишком располагающий вид был у парня, а мы – молодые и глупые. Да, и говорил он вроде как с акцентом, но в то время никто уже не боялся шпионов, скорее, наоборот.

Вот так мы посидели, съели кашу и разбрелись по палаткам. Ему тоже предлагали, но он ответил, что будет спать у костра. Тогда выдали ему свободный спальник. Я заснула и увидела во сне, как встаю на рассвете, выхожу из палатки – а костер уже потух, и рядом с ним пусто. Случайный гость ушел. И мне так горько и страшно, словно проворонила собственную судьбу.

– Дурацкий сон, – буркнула Лида. – Ну почему ты взяла, что он – твоя судьба? Наверняка же нет.

– Так уж приснилось.

– И где она теперь, твоя судьба? – не на шутку завелась девушка. – Бесследно слиняла? Значит, и не судьба вовсе!

– Ну, кое-что все же осталось…

– Я, да? Ма-ма, так все говорят, но это полная чушь! У тебя мог быть нормальный муж и множество детей, гораздо лучше меня!

Злые слезы вскипели в уголках глаз. Лида едва сдерживалась, чтобы не выразиться еще более жестко. Вера, как всегда в минуту ссор, становилась мягка и покорна, чем полностью обезоруживала.

– Ну вот, я так и знала, что не стоит тебе это рассказывать.

– Мам, ну прости! Стоит! Это мне вожжа под хвост попала, сама знаешь.

– Ладно, доставай свою вожжу, пока я сама за нее не взялась. Ну вот, я, как бешеный уж, выползла из палатки. И увидела, что Николай все так же сидит на бревне и любуется на луну над озером. Спальник даже не трону т. Я подошла, села рядом и вскоре стала трястись от холода. А он спросил:

«Что, не спится?»

«Мне приснился кошмар», – отвечала я.

«Это всего лишь сон. Тем радостнее просыпаться. Самый большой кошмар – это невозможность оправдаться в том, чего не совершал».

Я не посмела спросить, что он имеет в виду. С самого начала этот парень был для меня загадкой. Появлялся и исчезал, никогда не рассказывал, где бывает, чем занимается. В одном я была уверена: он любил меня. Впрочем, это уже за рамками момента знакомства, – спохватилась Вера.

– А что насчет типа с фотографии? – спросила Лида. – Ну, который подвалил к вам в день группы?

Лицо Веры напряглось.

– Почему ты вообще спрашиваешь о нем?

«Да потом у, что он считает себя моим отцом!»

– Ну, просто я всегда думала…

– Ты ошибалась. Тот человек… с ним связано много плохого, возможно, все самое худшее в моей жизни.

– А что он сделал, Кре… ну, то есть тот человек?!

– Кажется, договор шел только об одном рассказе, – подняла брови Вера. – Прости, я устала, а еще нужно вещи собрать.

– Ага, я тебе помогу сейчас, – рассеянно произнесла Лида. Руки сделались тяжелыми, веки упорно не желали открываться.

– Да ты совсем спишь. – Вера подошла сзади, обняла за плечи. – Девочка моя бедная. Ложись, без тебя управлюсь.

От ее слов захотелось заплакать, но и на это не было сил. С закрытыми глазами Лида сделала пару шагов до дивана, приложилась щекой к подушке… Кажется, мгновения не прошло, как мать потрясла ее за плечо.

– Что, – с трудом отыскивая нужные звуки, пробормотала девушка. – Уже утро? Нам пора?

– Там Анна приехала. Ты выйди к ней, она отказывается заходить почему-то.

Лида приняла вертикальное положение, глянула на часы: еще даже вечер толком не начался. А уже что-то произошло. Вскочила и бросилась вон из дома.

Анна прохаживалась вокруг машины, без шапки, лицо мрачнее тучи. Заметив Лиду, пошла к ней навстречу, глаза несчастные.

– Анна, что случилось?!

– Саша ушел, – ответила вечница.

– Куда ушел? Почему? К родителям вернулся, что ли?

Девушка молчала, и смысл ее слов вдруг разом дошел до Лиды.

– Туда? – шепнула она, тыкая пальцем в сторону дворца.

– Мы не видели. Отвлеклись, проворонили. А потом Сабина обнаружила, что в кровати его нет, входная дверь распахнута настежь. Одежду не взял, хорошо хоть, был в паре свитеров…

И Анна зажмурилась, будто осознав всю анекдотичность своих слов.

– Джулия его не тронет, – до боли сжимая кулаки, пробормотала Лида. – Нет-нет, она же обещала. Думаю, скоро он вернется и с новостями.

– Я тоже на это рассчитываю. И все же мне очень стыдно, что мы за ним не уследили.

– Вы все равно бы его не остановили. А я… может, даже лучше, что меня при этом не было, – признала Лида.

– Будем надеяться, что все в самом деле сложится к лучшем у, – вздохнула Анна.

Тут Лида спохватилась:

– Так ведь Калеб теперь нам не нужен! Сашка все сообщит ребятам, он в курсе.

Анна энергично замотала головой:

– Нет, Лазарь решил, что все остается в силе. Иначе мы сильно обозлим бедолагу Калеба и неизвестно, что еще он выкинет. А потом, завтра начинается операция по эвакуации города, тянуть с этим больше нельзя.

Но Лида прочитала в ее словах совсем другой смысл: не факт, что Сашка что-то кому-то успеет рассказать. И застыла от ужаса и безысходности. Анна крепко ее обняла:

– Иди в дом. И не думай ни о чем плохом. Нам сейчас нельзя раскисать, слышишь?

– Да. Слышу.

Глава 12
ПРОБУЖДЕНИЕ СПЯЩЕЙ

Поначалу Марат даже не понял, кто там движется между деревьями. Напрягся, ожидая новой атаки некров. Но раздвинулись кусты, и появился тот самый парень, которого Ворон едва знал, да и не стремился узнать поближе. Замер на месте, расфокусированный взгляд устремлен на Джулию. Но уже через секунду расслабился, переступил с ноги на ног у, завертел головой. Выглядел он так, что в другой ситуации можно было бы живот от смеха надорвать: в свитере и шарфе, босой, на одной ноге чудом сохранился домашний тапочек с помпоном. Голова перевязана, из-под бинта торчат во все стороны кудри.

– Хай, Джул! – воскликнул Ревунов, вскидывая руку. – Так и знал, что ты тут без меня не обойдешься. Здорово, Марат!

Вельшин тратить время на приветствия не стал, вскочил на ноги и впился в Сашку глазами:

– Как наши? Все живы?

– Все в ажуре, – заверил его парень и поспешил поближе к костру. – Ну, бешеный Калеб у нас там чудит, но мы с этим работаем, – и коснулся повязки на голове. – Да, по тебе там кое-кто очень скучает. Даже два… две кое-кого. – Сашка вскинул руку с двумя разогнутыми пальцами.

– Городу грозит опасность! – рявкнул Марат. – Сейчас я тебя проинструктирую и отправишься назад.

Джулия от такой наглости изумленно распахнула глаза. – Да ладно, старая история, – протянул Ревунов, устраиваясь поудобнее. – Знаем мы про эту опасность и принимаем меры. Так что я, пожалуй, тут задержусь. С детства мечтал путешествовать во времени. Климат у вас только какой-то суровый.

Тут он внимательно осмотрел мокрого Марата и начал со вздохом стягивать с себя верхний свитер. Вельшин хотел отказаться, но не смог заставить язык двигаться.

– А вы чего тут прохлаждаетесь? – продолжал хохмить Ревунов, окидывая внимательным взглядом Джулию и Марата. – У вас типа свидания, что ли?

– Ага, не видишь, уже даже искупались! – отозвался Ворон самым своим опасным голосом.

Но Ревунова это ничуть не смутило.

– Круто. Но, может, двинем ко дворцу, я по нему как-то заскучал!

Марат с тоской подумал о необходимости уйти от костра. До появления Сашки он только и делал, что, сидя на плоском камне у самого пламени, поворачивался к нему то лицом, то спиной. Кожа на лице, кажется, даже поджариться успела. Свитер Ревунова пришелся очень кстати, хотя едва доставал до пояса.

– Ну, теперь знаешь, как чувствует себя блин на сковородке? – подначил его Сашка.

Ворон заскрежетал зубами, но на ноги поднялся, спросил: – Джулия, ты что собираешься делать?

Вечница не сводила глаз с пламени. Лицо ее сейчас казалось очень древним, почти неживым.

– Вы идите, – обронила она, едва шевельнув губами.

– Решила не возвращаться во дворец?

– Вернусь позднее. Своими путями.

– Снова через озеро? – уточнил Марат, невольно содрогаясь от вида черной незамерзающей у берегов воды Серебряного озера.

– Есть и другие. Валите.

Пришлось сперва поделиться с Сашкой носками – и они пошли. Вернее сказать, потрусили рысцой. Пересекли гряду кустарника. Через сотню шагов Ревунов обернулся, даже на цыпочки привстал, стараясь разглядеть на берегу одинокую фигуру.

– Черт, стремно как-то. Бросили на морозе девушку даже без верхней одежды.

– Прикалываешься? – хмыкнул Марат. – Этой девушке одежда не нужна.

– Ну, все равно. А вдруг снова некры налетят? – Он уже знал о случившемся.

– Хочешь с ними сразиться? Желаю удачи.

Ревунов вздохнул со стоном.

– Слушай, может, она тебе нравится? – Ворон сделал для себя открытие, что болтовня на личные темы как-то отвлекает от дикого холода. – Джулия, а?

– Ну, скажем так: по некоторым параметрам она мне подходит, – ничуть не смутился Сашка. – Но этого недостаточно. Нравится в общепринятом смысле слова мне совсем другая девушка.

– Ясно, Лидка…

– Ладно, проехали. Рассказывай, как у вас ту т? Полин-ку видел?

– Ага. Путается вечно под ногами.

– А этого… Валерия, что ли? А Лехиного отца?

Сердце на какой-то момент зашлось от боли. Марат с трудом перевел дух и ответил, едва сдерживаясь, чтобы не засунуть парня головой в сугроб:

– Слушай, давай пока без вопросов. Придем во дворец – сам все увидишь. А чего не поймешь, я растолкую. Кстати, увидишь солдат, тут же падай и окапывайся.

– Советских солдат? – уточнил парень.

– Угу. Учти, они тебе сейчас не друзья.


Они по льду пересекли круглый рукотворный пруд, забрались на берег – и не поверили своим глазам. По периметру вокруг дворца теперь высился забор из стальных листов метра в три высотой. Листы были прочно спаяны между собой, без просвета, без намека на дверцу.

– Вот это номер, – только и сумел вымолвить Ревунов. – Вернулись, называется…

Марат, не слушая его, помчался вдоль забора, высматривая хоть какую-то лазейку. И так еще чудо, что они пока не отморозили конечности и их до сих пор не замели. Добежал до самого плаца, но забор и дальше тянулся сплошняком. Это был конец.

Вдруг краем глаза Ворон уловил вспышку. Стремительно оглянувшись, он заметил огонек электросварки в маленьком просвете между листами. Бросился туда, обеими руками толкнул лист, еще не закрепленный до конца. Подоспевший Ревунов тут же начал колотить по нему ногами. Лист с лязгом обрушился, и на ребят уставились два свирепых некра. Бросив сварочные аппараты, они шагнули навстречу…

– Стоять, куда прете, недобитки! – никогда еще Марат не был так рад слышать голос своего отца. А тот уже выглядывал в проем.

– Чего заявился? Кто позволил покидать дворец?! – завизжал, узнав сына. – Где бродишь, сволочь падшая? Не велено внутрь пускать, разве за ради того, что родная кровь. Вот его не пущ у. – Он мотнул головой в сторону Сашки.

– Не пустишь – пожалеешь, – посулил ему Ворон, и отец молча отступил в сторон у.

Ревунов, едва увидав распахнутые двери дворца, понесся туда, стеная и стуча зубами. Марат уже мало что ощущал от холода, но все же спросил отца:

– Это зачем тут ворота?

– Попались птички адские, – радостно протянул старший Вельшин. – Теперь им всем каюк, вечникам этим. Отсюда не убежать.

– Да разве они не в подземелье?

– Распустили их обратно по комнатам. Да только недолго им осталось…

– Отец, что должно произойти с ними? – вплотную подошел к нему Марат. – Ты это знаешь?

– Не могу сказать, – суетливо замахал тот руками. – Но твердо знаю, что никто живой не уйдет, не-а…

– Откуда ты это знаешь?

– От хозяина, от кого же еще!

– От Креона?

– П-ф-ф, какой он хозяин, – скривился отец. И перешел на высокий стиль: – От истинного, что лишь воспользовался нечистыми устами Креона, чтобы открыться мне.

Он втянул живот и принял благостный вид, как когда прежде говорил о лже-апостоле.

– Ладно, а с остальными что будет? Что он тебе вещает?

– Кто праведен – тот уйдет по волшебному коридору, куда ему надобно, и все дела, – загадочно сообщил Вельшин-отец.

У Ворона возникло стойкое впечатление, что его родитель окончательно спятил. Он махнул рукой и припустил в сторону дворца.


Там в вестибюле его дожидался Сашка в обнимку с батареей. Дворец снова выглядел обжитым, со второго этажа даже музыка доносилась. Марат еще по пути сгреб немного снега и теперь растирал руки и лицо. Когда боль перестала быть совсем уже нестерпимой, скомандовал:

– Пошли. Познакомлю тебя кое с кем.

Они мигом домчались по системе лестниц до Арсенального, без стука ворвались в комнату Валерия. Тот сидел на стуле, кажется, погруженный в глубокую задумчивость, от его одежды шел удушающий запах склепа.

– Привет! – сказал Ворон. – Отпустили вас?

– Как видишь.

– А зачем тогда собирал и? Я думал, какой-нибудь турнир до последнего выжившего.

– Пока обошлось без этого. Держали нас внизу, пока не появился этот забор.

– А пленников из озера ты там не видел?

– Не довелось как-то.

– Не знаешь, зачем забор? – не отставал Вельшин. – Из дворца никто и так ноги не делал, всех все устраивало.

– Значит, скоро мы все захотим сделать отсюда ноги, но уже не сможем, – меланхолически подметил Валерий. И перевел взгляд на Сашку.

– Это вот… – начал было Марат, но тот сам выступил вперед и отчеканил:

– Александр Ревунов. Статус: полувечник. Имеем общих дру…

Он не договорил, потому что Валерий взвился со стула, коршуном налетел на Сашку и обеими руками впечатал его в стену:

– Ты пришел оттуда? Что с ребятами, рассказывай!

Ревунов дернулся разок, но смирился со своим положением и начал говорить.

Дослушав рассказ, Валерий вернулся на стул с еще более мрачным видом.

– Зря они затеяли всю эту волынку с городом. Могут упустить время. Нужно было просто уехать.

– В городе люди, если что, – вежливо произнес Сашка и выпятил губу.

– Слушай, в мире ежедневно гибнет гораздо больше людей, чем население маленького городка. Всех все равно не спасти. Ладно, хотя бы в курсе. Да, а где эта девчонка, Джулия? Внизу я ее не видел.

Пришла пора Марату докладывать о своих приключениях. Впрочем, скоро он заметил, что Валерий его не слушает, а что-то лихорадочно записывает на клочке бумаги. Видно, про местные дела ему было не так интересно. Но все-таки кое-что необходимо было прояснить:

– Знаешь, я сейчас от отца кое-что странное услышал. Он говорил про какой-то коридор, по которому можно уйти отсюда. И про настоящего хозяина Книги, который вроде как говорил с ним устами Креона. Может, и правда можно найти такой временно́й туннель, который выведет отсюда прямо в наше время.

– Давно ты начал верить на слово своему папаше? – хмыкнул Валерий.

– Не в этом дело. Полувечники же проходят.

– Ага, – поддержал Сашка. – Я быстро добрался, даже замерзнуть не успел. Жаль, не помню, как шел.

– Не знаю. – Валерий снова уткнулся в бумаги. – Идите, парни, погуляйте, я обмозговать кое-что хочу.

Они вышли в коридор, и Сашка немедленно предложил:

– Ну что, проверим подземелья? Некры вроде все при деле, мешаться под ногами не стану т.

– Ты действительно веришь, что существует такой туннель? – скривил губы Ворон.

– Нет, конечно. Просто хорошо бы найти выход из дворца, пока здесь не стало жарко.

– Это да, – кивнул Вельшин и подумал о Джулии. Интересно, как теперь она вернется во дворец.

– И потом, надо выяснить, куда подевались пленники из озера, если их не увели в лабиринт для большой битвы.

– Зачем они тебе?

Ревунов оживился:

– Лазарь говорил: среди них наверняка есть те, кто побывал в Шаргаиме, самые древние и мощные. Они вырвутся из дворца, и мы за ними. Не сидеть же в ожидании, что тут произойдет.

Марат был настроен не так оптимистично:

– Лазарь еще объяснял, что таланты вечников распространяются только на живых существ. В смысле, что они не могут протыкать пальцем глыбы и крушить камни. И с некрами даже не могут справиться.

– Засада, – огорчился Сашка. – Стоит быть вечником со всеми талантами, если тебя может прикончить любой вонючий некр!

– Ладно, пошли уже! Только сперва за фонариками ко мне зайдем.

Через четверть часа они вошли в туннель и направились к пещере Девяти Тронов. Марат, хоть и ходил туда в компании Джулии, скоро запутался в многочисленных поворотах. Сашка же шел уверенно.

– Эй, уверен, что не перепутал туннели? – через какое-то время не выдержал Вельшин. – Ты сколько раз здесь бывал?

– Два, – хихикнул Сашка. – Первый раз был в зачарованном состоянии, а в обратную сторону меня Лазарь тащил на руках. Но ничего, навыки спортивного ориентирования при мне, так что выйдем тютелька в тютельку.

Прошли еще минут пять. Ревунов первым нырнул за очередной поворот и завопил:

– Черт! Поганые некры!

– Что еще?

– Сам погляди.

Марат глянул: дальнейший проход был наглухо забит камнями. В стене сбоку чернел какой-то лаз, но совсем узкий, явно не тот, что им был нужен.

– А ты уверен, что тут вообще был туннель? Может, мы давно с пути сбились?

– Да был он, был! Именно тут метров через десять начинается Пещера Девяти Тронов, а за ней – лабиринт. Говорю тебе, некры постарались. Хотя этой дыры прежде вроде не было…

– Ладно, – вздохнул Вельшин. – Пошли посмотрим, что там.

Ребята зажгли фонарики и протиснулись в узкий лаз. Он оказался совсем коротким, и скоро они наткнулись на почти истлевшую деревянную дверь. При виде ее Ревунов заметно переменился в лице.

– Знакома мне эта дверца.

– В смысле?

Сашка не отвечал, оглядывался, шевелил губами. Потом радостно засмеялся:

– Все ясно. Эта дверь ведет в пещеру Спящих, видно, с прежних времен осталась. А я в этой пещере гадской проторчал не знаю сколько, пока меня Лазарь не вытащил. И в эту дверь с той стороны колотился не раз, потому что она деревянная, а не металлическая, как две другие. Почти выбил, но что-то не пускало. А просто тут эти камни и лежали, забивали проход, а теперь их некры перетащили. Выбьешь?

– Да куда деваться, – вздохнул Марат.

Долго примерялся: выбить дверь в таком узком месте казалось делом непростым. Но уже со второго удара прогнившее дерево с хрустом проломилось, и Вельшин рухнул на пол уже знакомой пещеры. Сашка, войдя следом, поежился:

– Да уж, родные пенаты. Прикинь, этот тип Сергей в коридоре мертвым лежал, а я тут обосновался.

Он подошел к саркофагам, глянул на лежащих под выпуклыми стеклами приветливо, словно на добрых знакомых.

– Привет, ребятишки! А я еще и грелся тогда возле них. – Чего делал? – Вельшина даже замутило от отвращения. – А, нет, давай без подробностей.

– А что тут такого? Они ведь не мертвые, просто спят. Поднимал саркофаг и держал их за руки. Они теплые, иди, сам попробуй.

И начал поднимать стеклянный свод над средним саркофагом. Вельшин поспешил отойти в самый дальний угол пещеры, присел на корточки и сделал вид, что изучает замок двери. Если открыть, то они как раз попадут в пещеру…

– Марат!

– Слушай, отвали, я к ним и близко не подойду!

– Марат, сюда, в темпе! – завопил Ревунов заполошным голосом. – Она… она просыпается!

– Да хватит уже! Нашел время в детство впадать.

– Уй-й!

Пришлось хотя бы обернуться. И Вельшин увидал, как рука девушки, до этого указывающая в потолок, медленно опускается вдоль тела. Вскочил на ноги и через секунду уже стоял рядом с саркофагом.

– Блин, что ты сделал?!

– Не целовал, если ты об этом!

В этот миг глаза девушки, удивительно большие и словно оттянутые к вискам, прикрылись, но тут же снова распахнулись, медленно обретая осмысленное выражение. Парни разом отпрянули, когда вечница села в своем гробу, изумленно оглядываясь по сторонам. И так же одновременно зажмурились, когда поползла вниз простыня, обнажая золотистые, словно обожженный солнцем песок, плечи девушки.

Миг – и она уже стоит на полу, ловко обмотавшись простыней. Молча оглядывается, движется еще не совсем ловко. Склоняется поочередно над двумя другими саркофагами, смотрит сквозь стекло на тех, кто там лежит. Потом поворачивается к Сашке и Марат у.

Губы девушки приоткрылись, она что-то быстро проговорила на гортанном и певучем наречии. В изумрудно-зеленых глазах застыл ужас. Сашка постарался ободрить ее улыбкой, а она повторила свой вопрос.

– I have no idea, – сообщил ей Ревунов. – But it is very possible.

– Ты о чем вообще с ней болтаешь? – спросил Ворон, потихоньку приходя в себя.

– Она спросила, проснутся ли ее друзья. Я ответил, что понятия не имею, но вполне возможно.

– С английским ты пролетаешь. Она жила много тысячелетий назад.

– Ну, вдруг научил кто из друзей… Кстати, как ее зову т, не помнишь? Лазарь говорил…

Марат потряс головой. Он и свое-то имя сейчас с трудом припоминал, так поразила его эта сцена.

Девушка коснулась пальцем груди, потом наставила этот палец на ребят, обвела, соединяя в одно целое. Ревунов помотал головой, прокомментировал:

– А теперь спрашивает, вечники ли мы. Вот видишь, и ничего сложного.

Последовал новый вопрос, и в нем настойчиво повторялось одно слово: «Дио». Марат вспомнил: это имя хозяина Книги, того самого, с кем так жестоко расправился Креон. Сообразил это и Сашка.

– Спрашивает, что с ее парнем случилось. Я мог бы показать на пальцах, но ни за что не стан у.

И снова помотал головой в знак отрицания.

Девушка отвернулась от них, чтобы снова взглянуть на друзей. Даже сама ее поза словно молила их проснуться.

– Прикинь, – пробормотал Сашка подозрительно дрогнувшим голосом. – Через фиг знает сколько тысячелетий снова увидать своих друзей. Ты бы вот так Лидку или Леху увидал, а?

Ворон прикинул – и мурашки покрыли тело даже на пятках.

– Эти двое, наверно, еще не скоро очухаются, – сказал он. – Джулия ввела им усыпляющую сыворотку, а эту хотела унести из дворца, чтобы приглядывать за ней. Представляешь, она ее кем-то вроде подружки считала. А, вспомнил имя – Маэса.

– Здорово, но что нам теперь с ней делать? – спросил Ревунов, восторженно наблюдая каждое движение проснувшейся. – Для начала, думаю, надо ее отсюда вывести. Отведем к Валерию, а потом снова поищем вход в лабиринт.

– Ладно, давай зови ее.

– Почему я?

– Кто разбудил, тот и рулит, – хмыкнул Вельшин.

Сашка спорить не стал, приосанился и позвал негромко: – Маэса!

Девушка тут же уставилась на него своими невероятными глазищами.

– Пойдем с нами. – Ревунов помахал руками в сторону двери, изобразил на пальцах процесс ходьбы. – Чего тебе тут торчать? А друзья твои позже оклемаются, мы еще за ними вернемся, обещаю. Ну?

И протянул к ней руку. Девушка медленно покачала головой. Ситуация становилась критической.

– Ну пойдем, – почти умолял Сашка. – Тут холодно и жутко. И вообще, если не найдем выход из дворца, все тут сгинем, ясно тебе?

Вечнице, конечно, не было ясно, но то ли на нее подействовал Сашкин тон, то ли она не теряла надежду найти своего Дио, потому что вдруг оторвалась от созерцания спящих друзей, вскинула подбородок и прошествовала к дыре на месте выбитой двери такой царственной походкой, что ребята онемели. Переглянулись и бросились следом.

Возвращались все тем же широким коридором. Маэса – впереди, словно уже бывала здесь прежде. Вдруг девушка замерла и прислушалась. Сашка, не рассчитав, врезался носом ей в плечо и мучительно покраснел, бормоча извинения.

– Да тише ты! – шепотом осадил его Ворон.

Теперь уже все услышали нарастающий шум мерных шагов.

– Некры, – пробормотал Вельшин. – Немного, штук пять.

– Справимся?

– Ты псих? Нужно прятаться.

И припустил в обратном направлении, Ревунов и Маэса – за ним. Из широкого туннеля, ведшего в тупик, Марат наугад свернул в другой, узкий и темный.

По нему бежали долго. Но некры не отставали, и в узком пространстве их шаги звучали так, будто беглецов уже практически нагнали. Потом узкий проход закончился, они почти выпали в другой, широкий, идеально ровный, хорошо освещенный мертвым белым светом.

Марат больно зашиб обо что-то палец, глянул вниз и увидел посверкивающие рельсы под ногами. Выглядели рельсы вполне свежими, без ржавчины. Бежать по ним было неудобно, только Маэса словно перелетала над шпалами. А некры все не отставали.

Чтобы не быть на виду, скоро снова свернули в боковой проход, какой-то особенно душный и темный. Сашка свой фонарик уже где-то посеял, а у Вельшина фонарь постоянно мигал, словно не желал трудиться в одиночку.

И вдруг сиренево-холодный мерцающий свет разогнал темноту. Ребята завертели головами и не сразу поняли, что идет он от кулона в виде черепа на груди девушки. Передвигаться сразу стало легче, но скоро мерные шаги некров снова начали отражаться от свода.

Еще пробежка. Новый коридор. Камни закончились, теперь шурф был вырыт в глинистой почве. Бежать здесь можно было, только согнувшись в три погибели, огибая деревянные распорки. Каждый шаг вызывал небольшие обвалы.

– Догоняют! – заорал Сашка.

Оглянувшись на повороте, Марат увидел одного из не-кров и понял секрет столь успешного продвижения: некр не бежал, а стремительно полз по-пластунски.

В новом ответвлении двигаться на двух ногах стало почти невозможно. Беглецы едва протиснулись под нависшим куском глины, раздутым и влажным, словно коровье вымя.

Сашка снова крикнул, но слишком неразборчиво. Вельшин обернулся и увидал, как тот лупит ногой по истлевшей деревянной распорке. Еще миг – и груда камней вместе с глиной рухнули вниз, закупорив проход. Цепная реакция вызвала еще череду обвалов, так что пришлось очень быстро уносить от них ноги.

А потом стало так тихо, будто слух отказал. Ребята перевели дух, уселись на сырой пол.

– Кажется, отвяли от нас, – пропыхтел Ревунов. – Не слышу, чтобы пытались раскопать. Или оглох?

Он постучал по ушам ладонями.

– Отстали, – согласился Вельшин. – Только вопрос, где мы сами теперь. Кстати, ты рельсы заметил?

– Еще бы, даже носом разок об рельсину приложился.

– Как думаешь, зачем они там?

– Ну, тут вроде камень добывали, типа доставка.

– Так это когда было, – задумчиво произнес Ворон. – А рельсы свеженькие совсем. Ладно, пойду осмотрюсь.

Он глянул нерешительно на девушку, которая сидела на земле, обняв коленки.

– Э-э, Маэса…

Удивительно, но вечница его поняла. Сняла с шеи кулон и протянула Марату так доверчиво, как ребенок делится игрушкой. По непонятной причине Вельшина бросило в жар. Держа кулон на отлете, он прошел по коридору немного вперед, завернул за угол – и не поверил своим глазам. Перед ним была сплошная стена – даже не глина, а каменная кладка. Они сами себя замуровали под землей.

Почти бегом, обдираясь об стены, он вернулся назад, произнес как можно сдержаннее, стараясь не пугать девушку:

– Парень, ты доигрался. Мы в тупике. Нашел же время устраивать обвалы.

– Ну, не устрой я его, нас бы уже рвали на кусочки, – невозмутимо отозвался Ревунов.

– А может, отвели бы назад во дворец, был бы шанс выпутаться!

– Ага, нужен ты им больно! Вон разве что ее. А нам бы точно каюк.

С этим Ворон спорить не стал, сел на корточки и начал размышлять, намного ли их нынешнее положение лучше смерти от рук некров. Пока выходило, что вроде как лучше.

Глава 13
НА ЧТО ТЫ ГОТОВА РАДИ ДРУГА?

Далеко за полночь Лиде удалось отключиться, а проснулась она в обычное время, как всегда вставала в школу. Но сегодня в этом не было нужды.

Вера уже возилась на ку хне: она вообще теперь проводила в постели минимум времени, как будто компенсировала своей активностью годы инвалидности. Наверху громыхала чем-то тетка, похоже, собиралась захватить с собой во временное жилище частично и мебель. Лида же, едва разлепив глаза, схватилась за трубку городского телефона.

– Сашка вернулся? – закричала, едва услыхав «алло».

– Еще нет, – подчеркнуто спокойным голосом отвечал ей Лазарь. – Но мы все ждем и надеемся.

Заныло в груди. Она больше не нашлась, что спросить. А друг сказал:

– Если вы встали, я сейчас же приеду и перевезу вас. Спешки нет, Калеб объявится не раньше полудня, но лучше подготовиться заранее.

– Да, все уже на ногах, приезжай.

Лида уронила трубку на рычаг и только теперь полностью открыла глаза. И сразу заметила нечто неожиданное.

Возле ее дивана стояла древняя тумбочка, брошенная в доме еще прежними хозяевами, с отвалившейся задней стенкой и без внутренних полок. Зато на нее было удобно ставить настольную ламп у, когда девушка читала в постели. Сейчас к основанию лампы был прислонен листок бумаги. Лида схватила его, поднесла к глазам.

Это оказалась старая фотография, точнее сказать, свежая копия пожелтевшего фото из прошлого века. На снимке стоял под деревом мальчишка лет десяти и задорно улыбался прямо в объектив. Даже по черно-белому фото можно было догадаться, что его глаза и волосы очень светлы, лицо загорелое, на скулах багровеет здоровый румянец. В руках он держал горшочек, из которого торчали острые листики, похожие на перья жар-птицы. Одет мальчишка был в рубашку военного покроя с галстуком и тонким ремнем через плечо, на ногах шорты и гольфы по колено. Все это Лида уже видела в книжках – это было форма члена нацистской организации «Гитлерюгенд». В самом низу фотографии было что-то написано детским, но очень четким почерком.

С фоткой в руках девушка понеслась на кухню. Там Вера бодро толкла пюре в кастрюльке и не спускала глаз с турки на огне.

– Мама, это ты поставила мне на тумбу? – налетела на нее Лида.

– Доброе утро, дочка, – вздохнула та, скашивая глаза на подсунутую ей под нос фотографию. – Какой симпатичный парнишка.

– Так это ты?..

Вера покачала головой:

– Первый раз вижу. Зачем бы мне ее ставить?

– Ну, может, подобрала где-то в доме, решила, что моя, или показать. И забыла.

– Не было такого. Склерозом не страдаю. А вот ты снова окно в кухне оставила открытым.

Лида так и задохнулась от возмущения: окно вечно забывала запереть сама Вера. Подошла к подоконнику, где расплывался лужицей налетевший в щель снежок. Но увидела машину Лазаря и понеслась на улиц у.

– Куртку накинь, – догнал ее голос матери.


– Лазарь, смотри! – Лиде так хотелось все обсудить вдали от чутких ушей родительницы, что она остановила друга прямо у раскрытой калитки. – Вот это появилось утром на тумбочке рядом с моей кроватью, мама не ставила. Можешь прочитать?

– Уже, – кивнул профессор, растрепанный с утра больше обычного. – «Милой мамочке на память от Энгеля. Тринадцатое марта тысяча девятьсот сорок первого года». А цветок в его руках – стрелиция королевская, кстати, весьма прихотливое растение…

– Но как фотка появилась в нашем доме, у моей постели? Я почти не спала, мама вообще просыпается от любого звука, а полы и двери у нас скрипят, как ненормальные. И в дом еще нужно как-то попасть.

– Понятия не имею. – Однако по лицу Лазаря легко было догадаться, что пара идей у него уж точно имеется.

Лида решила показать, что и она не лыком шита.

– Только вечник мог принести ее, вечник с талантами. Ну, который может лишать всех ощущений. Но такие вечники остались во дворце. Или не все? Или могут добираться сюда?

– Думаю, такое возможно для хозяина Книги, – скупо проговорил Лазарь.

– Я тоже так подумала. Креон?!

– Ну, едва ли. И это лишь предположения…

– А какой смысл в фотке? Может, ты знаешь этого Энгеля? Может, это какой-то будущий вечник?

– Я никогда не встречал вечника с таким именем. Впрочем, он совсем еще юн, мы могли не успеть познакомиться.

Лида издала нервный смешок.

– Лидочка, давай все же вернемся к главному вопросу, – построжел Лазарь. – Где твой мобильник?

– Вот. – Она вытянула телефончик из кармана халата. – Ой, разрядился.

– Неважно. – Лазарь почему-то отправил его прямиком в свой карман. А Лиде вручил другой, незнакомый. – Пока будешь пользоваться вот этим. Здесь только мой номер. Мы с тобой будем все время на связи.

– Почему так? – растерялась Лида. – В смысле, почему нельзя со своего с тобой связываться?

– Потому что, пока мы имеем дело с Калебом, ты не должна отвечать ни на какие звонки, кроме моих. Иначе ты станешь слишком уязвимой.

– Лазарь, мне страшно, – прошептала девушка. – Почему мне нельзя быть рядом с ребятами, самой приглядывать за Калебом? Он же может что угодно с вами сделать, а я даже знать об этом не буду!

Профессор положил ей руки на плечи, встряхнул ободряюще.

– Все будет отлично. С Калебом буду иметь дело только я, все остальные в нужный срок сменят дислокацию.

– Ну вот, еще не легче!..

– А я стану каждый час звонить тебе.

– Этого мало! Я с ума сойду. Давай лучше я буду с тобой. Ну пожалуйста!

– Лида, угомонись. Пойми, Калеб – боец. У него невероятная реакция. Он бы и в первый раз не дал тебе сложить руки, если бы в тот момент вы находились в поле зрения друг друга. К счастью, благодаря той ситуации мы знаем, что ты можешь воздействовать и на расстоянии. Не знаем на каком, возможно, это придется устанавливать опытным путем. Но ни в коем случае ты не должна оказаться с ним рядом, ясно?

Лида застонала от бессилия. Тут встревоженный голос Веры через окно позвал их в дом.

Стоило зайти, как загромыхало над головой и на верхней площадке лестницы возникла тетка Муза, густо обвешанная вещами. На голове тетки куполом высилась фетровая шляпа, похожая на ракушку улитки. Из-за горы сумок и чемоданов выглядывала испуганная мордашка Славика.

– Лазарь! – торжественно заговорила Муза Львовна. – Приветствую вас! Не окажете ли мне последнюю любезность в этом городе?

– Почему последнюю, Муза? – всполошилась Вера.

– Потому что, как это ни грустно, но мы с внуком решили покинуть этот дом. Скитания по тайным квартирам мне уже не по силам. Мне жаль, Вера, что приходится оставлять тебя, но благие перемены, произошедшие с тобой со времени моего появления здесь…

– Ты хочешь улететь домой? – догадалась Вера и даже руками всплеснула от облегчения. – А я сама хотела тебе это предложить, но не знала, как там ситуация с твоей квартирой…

Тетка, кажется, была слегка ошарашена такой реакцией, но постаралась сохранить лицо.

– Квартира будет освобождена по первому требованию, – скупо уронила она. – Естественно, я делаю это только ради внука. Он еще слишком юн и беззащитен. Детей нужно ограждать от испытаний, пока есть надежда вырастить из них нормальных людей.

И она метнула выразительный взгляд на Лиду. Та привычно закатила глаза.

– Вы заказали билеты? – спросил Лазарь.

– Самолет через два часа. И если мы можем рассчитывать на вашу помощь, поскольку в этом городке расшаталось все, включая транспорт…

– Конечно, какой разговор! – тепло улыбнулся Лазарь, подкинул на ладони ключи. – Тогда первым делом отвезу вас, вернусь примерно через час. Подождете?

Вера закивала, не сводя глаз с сестры. Прощание заняло от силы пять минут. Лида тихо ликовала, и не то чтобы ее по-прежнему раздражали тетка и племянник – просто хорошо, что они так быстро окажутся вдали от этого города, над которым уже зависла черной тучей смертельная опасность.

Она от души поцеловала тетку в дряблую щеку и обняла Славика. Скупо улыбнулась на туманное пожелание дать Вере хоть краткий срок пожить нормальной жизнью. И взялась помогать относить в машину вещи. Основной массив за раз перетащил Лазарь, Лиде достался портфель Славика и его папка с рисунками. Когда спускалась по лестнице следом за другом, словно бы ледяной червячок вполз прямиком в сердце. Но слишком много было таких червячков в последнее время, чтобы она придала ему значение.


Потянулось время ожидания. Вера все возилась на ку хне, собирала необходимую утварь, складывала в пластиковые контейнеры приготовленную еду. Лиде казалось, что мать специально держится подальше от нее, чтобы не начать задавать вопросы. Или просто переживает бегство сестры.

Лида вдруг сообразила запоздало, что может никогда уже не вернуться в этот дом. И нужно забрать отсюда хотя бы самые памятные вещи. Она сняла со стены над диваном репродукцию Неизвестной, аккуратно заложила в школьную сумку между книг. Потом завернула в бумагу и отправила туда же несколько любимых маминых безделушек. И снова уселась на диван, чтобы еще раз поглядеть на таинственную фотографию. Изучила ее со всех сторон, ища тайный смысл. Немного подремала полусидя, уронив голову на подушку.

Затрезвонил домашний телефон. Звонила Анна, голос ее звучал тревожно:

– Лида, ну почему до тебя опять не дозвониться? И почему вы все еще на прежнем месте?

– Все в порядке, – заверила ее девушка. – Просто Лазарь поехал отвозить тетку в аэропорт, а мобильник мой он забрал, ну, ты знаешь…

– А Лазарь-то почему не отвечает? Полчаса уже его набираю!

– Может, опасается говорить за рулем?

– Очень смешно! Ладно, свяжитесь с нами, как только он появится.

– Хорошо.

Лида бросила трубку и понеслась галопом на кухню.

– Ма-ам! Тетка не звонила?!

– Ты меня заикой сегодня сделаешь! – обернулась на нее сидящая на корточках у духовки мать. – Звонила, они уже в аэропорт у, вот-вот пойдут на посадку. А Лазарь обратно поехал.

– Давно это было?

– Минут сорок прошло…

Сорок минут – время не критическое, на дороге могло что-то случиться, к примеру образоваться затор. Обычная история. Лида всеми силами гнала панику, та упорно не желала отступать. Вспомнила про новый телефон, где в контактах единственный телефон – ее друга. Но Лазарь не ответил ни на первый, ни на десятый звонок.


Еще через полчаса стало очевидно, что случилось что-то непостижимое, совершено неожиданное. Лида сама позвонила Анне.

– Анна, он пропал, на звонки не отвечает! Что могло случиться?!

– Господи, Лидочка, ну что может случиться с нашим Лазарем? – Голос подруги тем не менее предательски дрожал. – Возможно, какой-то форс-мажор. Нам не стоит паниковать.

– Но кое-что еще произошло. Мне подкинули фотографию. Лазарь предположил, что в нашем доме ночью побывал вечник, у которого есть таланты. Скорее всего, сам хозяин Книги.

– Погоди, Лида, я ничего не понимаю. Какую фотографию, кто подкинул?

– Ты можешь сейчас приехать за мной?

– Мы так не планировали, – вроде как растерялась Анна.

– Пожалуйста. Мне нужно вас всех повидать, иначе я просто с ума тут сойду.

Анна с полминуты напряженно раздумывала, потом сказала:

– Хорошо, сейчас приеду и перевезу вас сама. Ребята на своих машинах проконтролируют, чтобы не было слежки. А потом отвезу тебя к нам, время до полудня еще есть.


Когда Анна появилась, она была бледна и всячески старалась скрыть от Веры свое состояние, постоянно отворачивала голову и подносила ладонь к глазам. Мать, по счастью, ничего не спрашивала, быстро отнесла в машину тот минимум вещей, который приготовила для переезда. Лиде с вещами помогла Анна.

– Нет известий?

Подруга медленно покачала головой.

Их временное жилье оказалось на окраине города, в новом большом доме. Но Лида и осматриваться не стала, закинула вещи в комнату, ни на секунду не теряя из виду Анну. Когда Вера скрылась на кухне, схватила ее за руку:

– Поехали к вам?

– Только ненадолго, – предупредила подруга. – Прости, Лидуся, но иначе весь план летит к чертям. Потом ты вернешься сюда и будешь сидеть тут безвылазно, пока мы работаем с Калебом.

– Ага. Буду! Ведь Лазарь скоро вернется, правда?

– Конечно, – попыталась улыбнуться Анна. И в очередной раз глянула на свой браслет – красная звездочка Лазаря светилась тепло и ровно, как всегда. – Ладно, предупреди мам у, и двинем. До полудня осталось совсем мало времени.

Вера отпускать дочь не хотела, также апеллировала к словам Лазаря о временной отсидке. Пришлось подключать Анну. Матери была дана торжественная клятва: через час Лида вернется домой.


И вот она снова в доме на въезде. Но какие же растерянные лица у друзей! Только Жан, как всегда свежий, благоухающий, вышел встречать ее с улыбкой, заключил в объятия.

– Новостей нет? – спросила Лида у француза. Тупой вопрос, ясное дело.

– Нет. Но лично я верю, что все к лучшем у. Лазарь вступил в какую-то игру, из которой, без сомнения, выйдет победителем. Нас, по какой-то причине, пока не может известить.

– Но он всегда…

– Лиди, нельзя мыслить категориями «всегда». Это ложный посыл. Мир слишком многообразен, чтобы в нем хоть что-то происходило по непреложным правилам.

Собрались за столом, на который Сабина выставила чашки с чаем, бутерброды. Лида отводила глаза – даже взгляд на еду вызывал тошнот у. Она решила ничего не брать в рот, пока не появится Лазарь и не выползет из груди этот скользкий ужас.

– Времени все меньше. – Сабина тревожно глянула на часы. – Может, отменить пока план с этим типом? Я вообще против того, чтобы он снова становился вечником, наслышана про его подвиги.

– Однако, если отмены не будет, нужно прямо сейчас решать, кто пойдет с ним на встреч у, – подал голос Авалон с такой невозмутимостью, будто просил передать ему сахар.

– Я пойду, – тут же сказала Анна.

Ее слова вызвали переполох за столом. Жан захлебнулся чаем, вскочил на ноги, возмущенно отфыркиваясь, словно разбуженный пинком кот.

– Но, Анна, помилуй! Совершенно очевидно, что это дело для мужчин, я и Эб никогда не допустим…

– Пойду я, – спокойно повторила девушка. Никогда прежде Лида не слышала, чтобы подруга говорила так непреклонно. – Я давно варюсь в этом котле, а вы столкнулись с миром Книги совсем недавно. И я знаю план Лазаря, мы это обсуждали.

– Было бы уместно обсудить это и с нами, – подметил Авалон, явно недовольный развитием событий.

– Да, мы так и хотели. Но сейчас на это просто не остается времени. Поэтому я отправляюсь на место встречи, а ты, Жан, отвези Лидочку. Но только до центра города, – со значением добавила она.

Лида пропустила мимо ушей почти весь разговор. Она была в состоянии думать только о Лазаре, все ее ощущения сосредоточились на телефоне в кармане джинсов в ожидании, что он завибрирует. И на браслете, который она проверяла каждую минут у. Лишь когда Анна появилась в комнате уже в пальто, Лида подбежала к ней, вцепилась в рукав:

– Анна, ну как же так… Давай откажемся от этого плана. Сначала Лазарь, теперь еще и ты уходишь… Я не выдержу!

– Выдержишь, – улыбнулась девушка. – Ты даже не представляешь, сколько всего может выдержать человек. К тому же все будет просто отлично. Отправляйся сейчас домой, я скоро с тобой свяжусь.

Лида со стоном обхватила подругу за плечи и ткнулась лицом в пушистый воротник. Анна погладила ее по голове и устремилась к двери. Еще пара мгновений – и смолкли легкие шаги на лестнице.

К Лиде, одиноко застывшей посреди комнаты, теперь подошла Мила, такая маленькая и словно в чем-то виноватая. Взяла ее за руку.

– Все обойдется, вот увидишь. Анна всегда все делает правильно.

– Прости, Мил, – простонала Лида.

– За что ты извиняешься?

– Втянула я тебя. И зачем только ты подошла ко мне тогда на школьной линейке? Жила бы сейчас спокойно…

– Да мне и думать страшно, что я могла не подойти к тебе, – очень серьезно проговорила Мила. – Я словно и не жила прежде, правда.

– А я бы уже не жил. – Крепкие пальцы Алексея стиснули ее плечи. – Не раскисай, Весна.

Никогда еще поддержка друзей не была такой своевременной. Лида уже нацеливалась всласть поплакать, но налетел Жан, подхватил, как ястреб добыч у, и повлек сначала в прихожую одеваться, а потом вниз, к своей щегольской машине.


– Жан, а ты не жалеешь, что ввязался в эту историю? – все еще хлюпая носом, в середине пути спросила Лида.

– Жалею? Да никогда! Тут решается судьба моего племени. А я должен признаться тебе кое в чем, Лиди…

– В чем?

– Я давно уже отважился взять на себя великую смелость составить летопись нашего народа. Поверь, это весьма интересный труд, он рассказывает о тех ученых, полководцах, государственных деятелях, которые меняли к лучшему судьбы мира. И при этом находили в себе душевные силы уважать смертных и не брать на себя функции богов. Я верю всей душой, что однажды человечество повзрослеет и примет нас как своих братьев и сестер, а не как чудовищ, чье существование бросает вызов их собственным жизням.

– Не верю, что это произойдет. Люди никогда так не смогут.

– Ну, перестань, это не так уж сложно. Достаточно понять, что жизнь вечная дана нам всем без исключения, просто немного по-разном у…

– Вот и Лазарь так говорит, – отозвалась Лида. – Но так сложно поверить…

Жан неожиданно расхохотался. Взахлеб, словно ребенок:

– Девушка, получившая дар вечной жизни на земле от какой-то старухи, не верит в вечную жизнь на небесах, данную Создателем! Шарман!

– Не смейся надо мной. Я и так на пределе, – обиделась Лида.

– Я это вижу. И готов сделать что угодно, лишь бы поддержать тебя. Особенно сейчас, когда от нашей Лиди так много зависит.

Девушка благодарно вздохнула:

– Спасибо, Жан. Я понимаю. И я постараюсь.

Машина тормознула в центре, рядом с пешеходкой. Француз улыбнулся виновато:

– Добежишь сама? Я не должен знать, где ты живешь, так решил Лазарь…

– Да, конечно. Увидимся… позднее.

И девушка зашагала в сторону нового дома.


В чужой необжитой квартире Лида уже полчаса неподвижно сидела на диване. На левом колене лежал телефон от Лазаря и предательски молчал. На правом примостился мобильник, который перед уходом дала ей Анна, наверное, ее старый, и тоже с единственным контактом. Вера, заглянув в комнат у, чтобы дать какое-то поручение, взглянула в лицо дочери – и молча испарилась.

Лидой же владела паника. Она размышляла о том, сможет ли снова сделать Калеба вечником. Ведь она никогда не делала ничего подобного. Отнимая у него вечность, она была бесконечно напугана и хотела лишь спасти тех, кто ей дорог. Но ей совсем не хотелось возвращать Калебу вечность, наоборот, пугала сама мысль об этом. Хорошенькое дело: вручить прирожденному убийце его главное оружие. А ведь заклинаний никаких не предусмотрено, только ее желание.

Вдруг ожил телефон Анны – и у Лиды провалилось сердце. Она даже алекнуть толком не сумела, так стучали зубы.

– Лидуся? – Голос Анны звучал бодро. – Мы уже на месте. Приступай.

– Анна, а если не получится у меня? – в ужасе выдохнула девушка.

– Я перезвоню через пару мину т, скажу, получилось или нет. Действуй, Лида.

И отключилась.

Пару секунд Лида таращилась на телефон, не веря, что Анна в самом деле просит ее о таком. Потом через силу подтянула ладонь правой руки к запястью левой.

«Калеб, ты гад, каких поискать, но ради моих друзей и жителей этого города я хочу вернуть тебе твою поганую вечность».

Руки безвольно упали на колени. Потянулись минуты.

А потом зазвонил телефон:

– Лида, ты умница, у тебя все получилось! – скороговоркой выпалила Анна.

– Он стал вечником?

– А ты сомневалась? Конечно.

– Но как вы это поняли?

– Да понять не сложно, было бы что-то острое под руками, – хихикнула Анна.

– Но тебе ничто не угрожает? Ты в порядке?

– Конечно. Выйду на связь ровно через час. В противном случае ты знаешь, что делать, – на последней фразе Анна повысила голос, и Лида представила, как Калеб стоит рядом и ловит каждое слово. И наверняка уже проворачивает в голове очередные чудовищные планы.

– Еще как знаю, – проговорила Лида так громко, как могла.


На самом деле она понятия не имела, как пережить этот час. Попробовала распаковать вещи, но дело продвигалось плохо, поскольку оба телефона она так и не выпустила из рук. К тому же было совершенно бессмысленно этим заниматься: скоро снова сниматься с места.

Теперь, когда проблема с Калебом требовала только ожидания, Лида снова начала думать о Лазаре, и не было ничего страшнее этих мыслей. Вдруг с какой-то необычайной ясностью пришло осознание: она все может вынести и пережить, пока есть рядом Лазарь. Но без него ее жизнь прекратится, хотя и не у гаснет полностью, и ей придется жить столетия за столетиями в этой жуткой пустоте…

На кухне что-то зашумело, потом закричала Вера:

– Лида, сюда! Скорее!

Она бросилась на зов матери. На кухне орал телевизор, закрепленный в углу под самым потолком. Вера застыла посреди квадратного помещения и неотрывно смотрела на экран. Тревожно покосившись на мать, перевела туда взгляд и Лида.

Сначала ничего не было понятно, кроме того, что показывают не фильм, а живую хронику. По заснеженной улице метались люди. Толстуха в красном пуховике сидела прямо на дороге и терла снегом лицо. Мужчина на большой скорости двигался вперед, держась за стену дома, спотыкался на каждом шагу и широко разевал рот в беззвучном крике. Несколько человек, сбившись в кучу прямо на проезжей части, казалось, дрались, но на самом деле просто ощупывали друг друга и пытались устоять на ногах.

Телефон в руках снимавшего дрожал так, что и разобрать толком происходящее не было возможности. Но потом в кадр попали золотые купола над голубым массивом стоящего в торце улицы храма, и Лида поняла: действие разворачивается на пешеходке в центре их города.

«Шокирующие новости продолжают поступать из пригорода Санкт-Петербурга, – ломким голосом говорил невидимый диктор. – Пока по этим кадрам мы не можем точно сказать, что происходит. Но напомним, что в этом городе недавно уже происходили странные события, расследованием которых сейчас занимаются многочисленные комиссии. Повторяем кадры, с которых мы начали наш выпуск».

Новые кадры показались Лиде совершенно обычными – она даже поморгала недоуменно. Ну, стоят на светофоре машины… Правда, судя по светофору, им давно пора трогаться с места. Люди на переходе в недоумении вертят головами, машут руками ближайшим машинам: проезжайте! Некоторые, ясное дело, уже схватились за телефоны. Несутся пронзительные гудки, сзади набегают другие водители, колотят в окна и по крышам машин. Но сидящие внутри даже не шевелятся, сидят и смотрят вперед.

«Умница Анна! Пешеходка в этом месте граничит с проспектом, люди в панике могли броситься туда и угодить под колеса!»

Она даже улыбнулась краешком губ. И не заметила, что Вера, отвернувшись от экрана, теперь пристально вглядывается в ее лицо.

– Дочь! – заговорила она. – Не пора ли все мне рассказать?

– Мам, ты о чем?

– Если я ошибаюсь, ты можешь потом сдать меня в дурку. Но меня не оставляет чувство, что твои друзья и ты как-то причастны ко всем у, что происходит.

– Вот к этому? – Лида ткнула пальцем в экран, очень правдоподобно вытаращила глаза. – Мамуля, да ты что такое говоришь?

– Странная суета и твое состояние с утра, наш переезд, – не слушая, перечисляла Вера. – Вся эта бесконечная ложь. Я ведь всегда догадывалась, когда мне врал Лазарь, хоть он и делал это виртуозно. Понимала, что врет Анна. Но я говорила себе: они хорошие люди, и если поступают так, то лишь потому, что существуют неизвестные мне обстоятельства. И возможно, все это делается ради тебя, потому что ты попала в какую-то очень серьезную беду. Но, Лида, почему нельзя все мне рассказать?! Я твоя мать, я душу на поругание отдам, лишь бы спасти тебя. Что бы ты ни сделала, какое преступление ни совершила вольно или невольно!

Лида замерла от ужаса – так вот как понимает ситуацию Вера. Что ж, имеет на это полное право.

– Умоляю, скажи мне все! – повысила голос мать.

В тот миг Лида действительно была готова разом выложить все. И о том, что творится в городе, и почему им пришлось покинуть родной дом. Останавливало одно – девушка даже представить не могла, как произнесет перед мамой слово «вечница» и растолкует, что за ним стоит. Вера может решить, что она сошла с ума или связалась с сумасшедшими. Ей может стать плохо с сердцем, а все службы в городе наверняка парализованы. И она молчала, уставившись взглядом в пятно на стене.

– Прошу, – уже почти без надежды повторила Вера. – Чем я заслужила твое упорное молчание? Что сделала не так?

Доведенная по полного отчаяния, Лида перешла в наступление:

– Ну, мам, ты ведь тоже не все мне рассказываешь, и я терплю это. У всех могут быть свои тайны!

– Ты о чем сейчас говоришь?

– Ты знаешь о чем. Почему я не могу знать, что произошло с моим отцом, куда он подевался? Хотя бы жив он или мертв?

– Думаешь, сейчас подходящий момент, чтобы говорить об этом?

– Нет, я думаю, об этом стоило сказать еще пару лет назад! Ой!

В одной из ладоней завибрировал телефон. Лида стремительно прижала корпус к ух у, выдохнула:

– Анна! Ну что?

– Все в порядке. Ты телевизор смотришь?

– Ага. Кошмар, что творится. Ты как?

– Говорю же, все хорошо. Наш союзник ведет себя очень галантно, – торопливым шепотом сообщила подруга. – Следующий созвон через час, пока.

И отключилась.

Лида опустила руку, зачем-то проверила второй аппарат, подняла глаза на мать.

– Мам, прости, тут Анна…

– Я догадалась. – Голос Веры теперь звучал вполне твердо. – Знаешь что, Лида?

– Что, мам?

– Сделай нам по чашке чаю – меня уже ноги не держат – и поговорим, как взрослые люди. Я расскажу тебе все, что знаю сама. И буду надеяться на взаимную откровенность.

Лида замерла, не смея поверить своим ушам. Она этого, конечно, хотела, но не сейчас! Не сейчас, когда Лазарь исчез, а Анна в смертельной опасности, и ей глубоко плевать, кем был ее отец и по какой таинственной причине сделал ноги до ее появления на свет.

Но чай она все же заварила. И Вера заговорила, словно и не прерывала свой рассказ:

– На рассвете Николай снова ушел в лес. Я же так осмелела, что сказала ему на прощание телефон общаги, в которой жила. Не надеялась, что запомнит… Но через пару дней он позвонил. Знаешь, у меня было лет с пятнадцати сформулировано правило, которому я надеялась следовать всю жизнь непреклонно. Правило такое: никогда не встречаться с парнем, если он, первое, имеет от меня какие-то секреты, второе, не задает мне никаких вопросов, и третье, не стремится проводить со мной каждую свободную минут у. Что ж, Коля часто и охотно расспрашивал меня о моей жизни, о семье. Но с первым и третьим пунктами вышло полное фиаско. Вся его жизнь была сплошной тайной. Он говорил, что жил в Чечне, но отец его русский и им пришлось бежать, когда там началась заварушка. Но я почти уверена, что вся эта информация была взята из газет и телесюжетов. И еще он постоянно исчезал, иногда на пару дней, иногда больше. И я догадывалась, что он без конца что-то ищет в окрестных лесах. Однажды мы случайно встретились на улице, вернее, увидели друг друга через дорог у. Но светофора там не было, машины шли потоком и пропускать нас никто не собирался. Я разозлилась и бросилась на проезжую часть, едва образовался малюсенький просвет. И тут нога моя подвернулась, я упала и как в страшном сне увидела, что прямо на меня несется машина, и не одна. А потом вдруг случилось непонятное. Машины начали закручиваться штопором на дороге, сталкиваться, разлетаться. В следующий момент Коля подхватил меня на руки и побежал прочь. Через его плечо я видела на дороге два клубка из дымящихся машин. К счастью, никто серьезно не пострадал – я слушала новости.

– Что тут странного? Просто все резко затормозили, – пробормотала на всякий случай Лида. Больше для того, чтобы показать, что внимательно слушает.

– Ну возможно. Но мне показалось… ладно, мне много что казалось в то время. Я ведь понимала, что встретилась с необычным человеком, но не помню, чтобы это меня особо смущало. Любовь, похоже, это тот наркоз, который напрочь замораживает в нас чувство опасности или подозрения. Николай по-прежнему неделями пропадал в лесах. Он нигде не работал и не учился, но при этом снимал просторную квартиру в центре, водил неплохую машин у. Деньги, кажется, вообще не составляли для него проблему, как будто он умел извлекать их из воздуха. А я гнала прочь странные мысли и знала, что мы всегда будем вместе. А потом случился тот день рождения, который уничтожил все мои планы и надежды. – Вера тяжело перевела дыхание и продолжала: – Помнишь, ты спрашивала про человека на фотографии? И даже что-то насочиняла себе про него? Да, когда мы познакомились на дне рождения группы, он на многих произвел сильное впечатление. Моя подруга Ирка так просто вцепилась в него намертво. А меня он, вот честно скажу, скорее напугал. Не знаю, как это объяснить. Бывают такие люди, мимолетное знакомство с которыми может разрушить всю твою жизнь. Когда он подошел, чтобы пригласить меня на танец, я по-дурацки сбежала от него и спряталась в ванной. А вот Ирка стала с ним встречаться. И в тот вечер был ее праздник. К тому времени мы с Николаем уже оба знали, что кое-кто должен появиться на свет, – скороговоркой произнесла Вера и слегка порозовела. – Конечно, на дне рождения у Ирки был и ее друг. Когда Николай увидел его… не могу даже передать, как он занервничал, весь сжался, побелел. А тот парень не обратил на него никакого внимания. Он вообще блистал на той вечеринке, как и всегда, в общем. Кто-то спросил у него о профессии, одет-то он был шикарно. Он назвался писателем и вдруг начал пересказывать нам какой-то удивительный сюжет…

– Какой сюжет? – насторожилась Лида.

– Да не помню уже. Я и тогда вполуха слушала, больше наблюдала за своим Колей. Что-то в жанре фэнтези, мы с такой литературой тогда мало были знакомы. О предательстве, о жертве… нет, не помню. Потом пошли кровавые подробности, и мне захотелось снова улизнуть. И вдруг Николай вскочил на ноги и что-то закричал на непонятном мне языке. А потом бросился на того типа, повалил на пол и начал ремнем связывать ему руки за спиной. Парней на празднике было много, они через секунду опомнились и всем скопом навалились на Николая. Да и девчонки некоторые от них не отставали. Но все они падали на пол, некоторые без чувств, другие стонали и звали на помощь. А Коля закончил связывать недвижное тело и потащил к двери. Но вернулся, подошел ко мне – я вжималась в стенку, единственная, кто оставался на ногах. И он сказал мне:

«Вера, прости».

«Что ты творишь?!» – крикнула я.

«Ничего не бойся. Я не делаю ничего плохого. И не сомневайся ни на миг, что я вернусь к тебе».

И покинул квартиру. Через некоторое время все начали приходить в себя. Серьезно никто не пострадал, но многих долго тошнило, другие не могли сами встать на ноги. Ирка вызвала «скорую» и ментов. Со мной она не разговаривала, только прошипела мне в лицо: «Не вздумай смыться! Будешь отвечать за своего дружка!»

Меня увезли в отделение, долго мурыжили, выпытывали все о Николае. Потом ты, видно, решила мне немножечко помочь – начался такой приступ токсикоза, что от меня поспешили отделаться. Я вернулась в общагу, потому что ключи от Колиной квартиры у меня отобрали. Все разбежались из моей комнаты, шарахались в коридоре. Ирка прибегала, плакала, просила сказать, где ее возлюбленный. А мне было плевать – я ждала. И однажды Коля вернулся.

Он просто перехватил меня на улице по пути из женской консультации. Я сразу поняла по его лицу – все плохо. Он выглядел изможденным, постоянно оглядывался. Первое, что он сказал, было: «Вера, ты должна немедленно уехать отсюда».

«Куда?» – Я ушам своим не верила.

«Поезжай к родителям».

«Ни за что! – возмутилась я. – Ты же знаешь, что у меня язык не повернется сказать им насчет ребенка».

«Вера, это не игрушки! Ты должна слушаться меня. Не хочешь к родителям – может, так и лучше. Уезжай в любой другой город и сними там квартиру».

«С ума сошел! – Я уже орала в голос. – На какие шиши?» Тогда он сунул мне в руки чемоданчик – ну, ты его знаешь, коричневый, там раньше книжки твои хранились – и сказал: «Здесь все, что тебе нужно на первое время».

«А потом ты найдешь меня?» – спросила твоя наивная мамочка. Он покачал головой: «Прости меня, Вера, но – нет. Тебе придется забыть про меня. Постарайся устроить свою жизнь, ты так красива, умна, у тебя все получится».

Но я только цеплялась за его рукав и мотала головой. Я была уверена, что жизнь моя закончена, и самое лучшее – это метнуться на проезжую часть под машины, едва он уйдет.

«Я не забуду, – твердила я. – Я буду все время о тебе думать. Сейчас ты бросаешь меня, но однажды тебе станет стыдно или одиноко – и тогда ты вернешься. А я буду ждать!»

Мне, глупой девчонке, казалось, что такие слова могут разжалобить и остановить кого угодно. Но он только оглядывался по сторонам и пятился от меня. А потом вдруг сказал мне слова, которые я не ждала услышать. Они как-то не вписывались в сценарий подобных сцен.

«Не жди меня восемнадцать лет, – сказал он. – Забудь хотя бы на этот срок, чтобы не страдать. А через восемнадцать лет я найду тебя, клянусь».

«С ума сошел! – заорала я. – Мы через столько лет будем уже старыми! Мы даже не узнаем друг друга».

«Годы пролетят быстро, Вера. И я всегда узнаю тебя. Но лучше не теряй время и устраивай свою жизнь. Прости, я должен бежать».

У меня не хватило сил дальше удерживать его.

Лида едва не плакала: от жалости, от обиды за мать. А та продолжала:

– Видела в кино чемоданчик, набитый до краев деньгами? Вот я такой увидала наяву. Но все же поехала к родителям, просто не смогла бы выжить одна. И без того было много паршивых дней, а уж ночей… Потом, на мое счастье, родилась ты – и стало не до страданий.

– И ты никогда его больше не видела?

Вера медленно покачала головой:

– Нет. Да я и не слишком на это надеялась. Потом умерли родители, я продала их квартиру на севере, купила жилье в Питере. Некоторые бегут от воспоминаний, но мне почему-то легче живется рядом с ними.

– Ты все еще ждешь его? – сообразила Лида и даже похолодела от этой мысли. – Ждешь, когда закончатся восемнадцать лет?

Вера в ответ снова покачала головой – нет.

– Мам, а ты еще говорила насчет Кре… то есть парня на снимке, будто из-за него кто-то пострадал, – спохватилась Лида.

– Это я узнала несколько лет спустя, когда случайно встретила свою бывшую подругу на улице. Ты тогда была со мной, но совсем маленькая, не помнишь. Я, по правде сказать, очень испугалась, что Ирка устроит мне прилюдный скандал, напугает тебя. Расстались-то мы плохо, и я понятия не имела, отыскался ли ее дружок. Но она кинулась мне на шею, расцеловала меня, тебя. Мне показалось, что она как-то изменилось, и не в лучшую сторон у, но приглядываться было неудобно. Она уловила мою реакцию и рассказала, как однажды увидела своего бывшего на улице, живого и здорового. Обрадовалась, побежала следом, окликнула, а он обернулся, зыркнул на нее, что-то пробормотал… И ее словно какая-то сила швырнула в сторон у, прямо на фонарь. Ира сломала нос, как раз в то время копила деньги на ринопластику. Но это все неважно. Лида!

– Что, мама?

– Скажи мне, дочка…

– Мама, два часа. Давай новости посмотрим! – закричала девушка, хватаясь за пульт.

Конечно, первым, что она увидала на экране, был городской парк. И люди, много людей, как всегда. Но они никуда не шли и ничего не делали – просто стояли не двигаясь в самых разных местах. Голос женщины-диктора звучал обескураженно:

«Вести из города с каждым часом становятся все более странными. Десятки человек в городском парке превратились в неподвижные статуи и простояли так в течение пятнадцати минут. А только что мы получили известия о происшествии в кинотеатре. Во время сеанса все зрители одномоментно ощутили приступ панического страха. Притом настолько сильного, что лишь единицы смогли самостоятельно выбраться из зала. Остальные сидели на своих местах и громко звали на помощь. Фильм, нужно уточнить, по жанру является лирической комедией… Наш корреспондент, срочно выехавший в город, еще не добрался до места. Он сообщает о страшном заторе на дороге. Тогда как целые семьи покидают город, памятуя, конечно, и о прежних событиях, другие, напротив, рвутся домой, к семьям. Администрация города призывает сохранять спокойствие…»

Щелк – Вера выключила телевизор. Чутье подсказало Лиде – больше не открутиться.

– Дочь, скажи мне, твои друзья, Анна и Лазарь… они связаны с твоим отцом? Они такие же, как он, и пришли в нашу жизнь от него, да?

– Нет, мама, это не так.

– А вот мне кажется…

Телефон забился в руке. И Лида с опозданием осознала, что это был телефон Лазаря. Забыв обо всем, бросилась вон из кухни, завопила:

– Лазарь! Где ты был?

– А это не Лазарь, – глумливо ответил ей странный голос с отчетливым акцентом, слишком высокий для мужчины, но низкий для женщины.

Телефон выпал у Лиды из рук, подпрыгнул на тахте. Девушка упала рядом с ней на колени, сгребла трубку обеими руками, закричала:

– Кто вы? Я вас знаю?

– Да уж виделись пару раз, – продолжал издеваться голос. – При встрече узнаем друг друга.

– Где Лазарь?

– Временно недоступен. Для тебя и прочего мира. И так будет вечно, если ты кое-что для меня не сделаешь.

– Что?

– А на что ты готова ради лучшего друга? Или возлюбленного, или кто он там тебе?

– На все, – вставая на ноги, твердо произнесла Лида.

– Ловлю тебя на слове, Наследница. И не начинай потом ныть, что это тебе совесть не позволяет делать, или мамочка, или еще кто. Я скоро появлюсь…

– Когда?

– Когда пойм у, что ты окончательно дозрела для нашей беседы. А пока…

– Подождите! – взмолилась девушка. – Может, скажете, что вам нужно прямо сейчас? Превратить кого-то в вечника? Я сделаю.

– Все не так просто, – протянул голос. – Но мыслишь в правильном направлении.

– Вы – хозяин Книги? – спросила Лида.

В ответ – странный утробный смешок.

– Допустим, угадала. Почти…

– И вы сейчас здесь, в этом времени?

– Конечно. Но уже спешу обратно, так что прощай.

Разговор прервался, а секунду спустя ожил второй мобильник.

– Лида, все в порядке. – Голос Анны звучал устало, но бойко. – Ты следишь за новостями?

– Анна, да! Эффект потрясающий. Люди уже вовсю удирают из города.

– А серьезно никто не пострадал, не передавали?

– Нет, все быстро приходят в себя! Ты молодец, отлично все организовала!

– Ну, я стараюсь. – По голосу Анны было ясно, что она улыбается. – Ладно, сейчас мы направляемся к вашей мэрии, собираемся обезглавить город одним махом. Лида, а…

– Нет, еще не звонил, – скороговоркой произнесла Лида. Не стоило сейчас грузить подругу новыми проблемами.

Глава 14
ПОД ЗЕМЛЕЙ

Тянулись минуты, превращались в часы. Сначала свинцовая усталость служила надежной блокировкой от мыслей о будущем. Они даже подремали немного. Потом Сашка отправился проверять слова Марата, вернулся с обескураженным видом. Присел рядом с Маэсой и тут же вскочил, пытаясь кашлем заглушить яростное бурчание в животе. Вельшин только ухмыльнулся: скоро им станет не до стыдливости. Вообще неизвестно, до чего они дойдут тут через день или два. Пытка голодом и жаждой – вернейший путь к потере человеческого облика.

– Надо что-то придумать, – сказал он, обращаясь в пустот у. – Пока мы еще нормально соображаем.

– Я – уже, – с готовностью откликнулся Ревунов. – Пока мой план не проканает, но через денек-другой…

– Говори.

– Да все просто. Мы с тобой тянем жребий. Кому не повезет… подробности пока опускаю, но в результате Маэса превращает его в некра и дает задание разрыть проход. Вот думаю, как бы узнать у нее, владеет ли она талантом делать некров. В Шаргаиме вроде все это умели.

Вельшин промолчал. Очередная тупая шутка этого типа могла в скором времени стать совсем не шуткой. Потом встал и вновь отправился любоваться на тупик.

Каменная кладка все же давала надежду, что проход за ней существует. Он нашел в кармане коробок, долго водил зажженными спичками вдоль щелей. В правом нижнем углу пламя задрожало, запрыгало. Ворон сел на землю, подобрал осколок камня и начал расковыривать глиняную кладку. Долбил и долбил, не обращая внимания, что ногти посинели и пальцы начали кровоточить. Потом его отыскал Сашка, в ходе молчаливой борьбы отобрал камень и спихнул с насиженного места.

А еще примерно через полчаса лаз наполнился его ликующим воплем:

– Готово! Есть проход!

Вельшин бросился туда. Теперь в кладке внизу не хватало трех боковых камней, а Сашка, просунув в дыру голову и руку с кулоном, изучал обстановку.

– Там туннель сразу вбок уходит, – выползая, отчитался он. – Даже это скорее щель в породе, очень узкая. Но я пройду.

– А мы?

Ревунов критически осмотрел Марата.

– Ну, ты бы мог, в принципе. Если умеешь ползать боком. А она – точно нет.

И обрисовал руками, какие именно части тела девушки не годятся для такого дела.

– Так что полезу я один. Должна же быть хоть какая-то польза от моей субтильности. Постараюсь пробраться во дворец, найду Валерия, может, Джул уже объявилась. И мы придумаем, как вас вытащить. Кулон возьму с собой, лады?

Марат подавленно кивнул. Он понимал, что помощи, скорее всего, не будет: кто сможет вытащить их отсюда? Да еще большой вопрос, доберется ли Сашка куда нужно. Но других вариантов все равно не было.

Коротко кивнув на прощание, Ревунов нырнул головой в щель. Тело его дергалось и извивалось, всячески стараясь ввинтиться в проход.

– Эй, подсоби! – донеслось глухо.

Марат уперся рукой в плечо, а коленом в бедро, поднажал изо всех сил. Не помогло. Тогда он с размаху врезал ногой по нижней части тела, словно очередную дверь высаживал. Раздался негодующий вопль, и уже весь Сашка оказался за стеной. Марат прижался лицом к щели:

– Ну, ты живой?

– Ну и методы у тебя, бро, – где-то совсем рядом произнес Сашка. – Ладно, при новой встрече…

Фраза прервалась. Вельшин напрягся, позвал:

– Эй, где ты там? Все в порядке? Чего при встрече-то?

Молчание. Только слышно, что Ревунов начал путь, зашуршали подошвы о камень.

– Эй, Сань, погоди!

Ворон попытался сунуться в щель, но пролезла только голова. Он увидал проход, в самом деле экстремально узкий, и слабый удаляющийся свет. Заорал во весь голос – и ничего в ответ. А потом и свет исчез.

Марат постарался взять себя в руки, вернулся к Маэсе. Девушка вскинула голову, наверно ждала объяснений. При свете мигающего фонарика торопливо показал жестами, как умел: проход, один уполз, потом вернется с подмогой. Сел на землю и начал отгонять панические, злые мысли: Сашка не вернется, помочь им нельзя, потому и отвечать перестал. Как будто отрезал.

Дышать становилось трудновато, ломило в висках. Ворон потер ладонями ноющий лоб и попытался подумать о происходящем отстраненно. Как все же странно! Разве мог он прежде вообразить, что жизнь его закончится глубоко под землей, в сорок четвертом году прошлого века, да еще в компании прекрасной вечницы. Он даже усмехнулся таким мыслям.

Воздух, только что тухлый и тяжелый, вдруг сделался свежим, словно ручеек, наполненным самыми чудесными ароматами. Марат вздохнул полной грудью, глотнул этот воздух, как бесценный нектар. Покосился на вечницу – она все так же сидела на корточках, но теперь со сложенными в запястьях руками, поглядывала на него своими раскосыми глазищами. Ворон блаженно закрыл глаза и увидел рядом совсем другую девушку. Он зачерпнул пригоршнями этот дивный напиток и протянул ей…


Его разбудил голос над самой головой, отчеканивший:

– Подъем!

– Анна?!

Он распахнул глаза – над ним стояла Джулия и нетерпеливо тыкала носком в его ботинок. Свет кулона на шее девушки наполнял замкнутое пространство. Рядом с ней стоял Сашка и протягивал Ворону пластиковую бутылку с водой. Выглядел Ревунов сильно помятым, свитер наполовину распустился, по лицу словно прошлись хорошенько наждачкой. Но своего оптимизма он явно не утратил, улыбался торжествующе, во весь рот.

– Прикинь, она меня призвала. – Он указал на Джулию, которая присела на корточки напротив девушки, рассматривала ее во все глаза. – В тот самый момент, когда я уже и так начал движение. Повезло, что не раньше: рассадил бы себе голову о камни. И хорошо, что не тебя – ты бы до сих пор торчал там между каменюками. Мы два дня думали, как вас, дылд, отсюда вызволять.

– Сколько? – ошеломленно переспросил Ворон.

– Два дня, – с готовностью повторил Сашка. – Думали, вы уже друг дружку съели. А ты вон даже воду не пьешь.

– Она что-то сделала с воздухом. – Марат указал подбородком на вечницу. – Я проспал все время и сейчас как будто от стола отвалился, ничего не хочется.

– А, ну повезло. Только ты все равно пей, а то обезвоживание, сам понимаешь…

– Что во дворце?

– Да все тихо. Некоторые вечники пытались восстать, чтобы выбраться из дворца, но некры с ними быстро разобрались. Валерий в порядке, и все твои, и Полинка. Я туда за припасами гонял, а заодно…

– Нужно идти, – прервала его разглагольствования Джулия, оторвавшись от созерцания той, кого едва ли думала увидеть бдящей. И первая устремилась к концу коридора. Маэса – за ней следом, потом Сашка и последним – Марат, растирая на ходу занемевшие от долгой неподвижности ноги.

Когда дошли до тупика, Ворон даже глазам своим не поверил: там, где была узкая щель, теперь темнел проем, в котором поочередно скрывались его спутники. И дальше вместо ниши, где с трудом умещался один человек, открывалась целая площадка в квадратный метр, правда, вся усыпанная осколками камней и комьями глинистой почвы.

– Как это вам удалось? – изумился Марат.

– Так взрывали же, неужто все проспал? Кстати, дворец заминирован по всему периметру. Мы раздобыли немного взрывчатки – Джул, оказывается, отлично сечет во всем этом.

Расширенный проход оказался совсем недлинным, они легко преодолели его за пару минут и вышли в очередной освещенный туннель. И снова под ногами оказалась узкоколейка. Едва хотели двигаться дальше, как нарастающий шум заставил их нырнуть обратно в пролом. Через пару секунд мимо простучала открытая вагонетка, забитая доверху ящиками и пакетами. Сопровождающий груз некр безучастно сидел на бортике. Дребезжа и помигивая огоньками, вагонетка растаяла в полумраке туннеля.

– Класс! – возликовал Ревунов. – Теперь мы знаем направление. Предлагаю пойти следом и разведать, что там.

– Нет! – тут же ответил Марат. – Мы должны вернуться во дворец и найти из него выход.

– Так, может, там и есть выход?

– Там некры, а не выход. Мимо них не пройти. Кстати, Джулия, как ты сюда проникла?

На ответ он не слишком рассчитывал, но Джулия снизошла:

– Через один из подземных ходов. Но там тоже некры, разве что случайно можно проскочить.

– Ясно. Значит, нужно искать чертов неохраняемый проход, пока дворец не взлетел на воздух!

И развернулся в сторону, противоположную той, куда укатила вагонетка.

– Да ладно тебе! Постоит еще твой дворец, – молил Ревунов.

– Черт, ты что, не понимаешь? У меня мать там, младшие!

– А у меня – Полинка! – нашелся Сашка.

– Ага, еще скажи, что ты в нее влюблен!

– Нет, но она моя одноклассница! А я за своих горой.

Но тут Джулия, что-то обдумав, сама двинулась в ту сторону, куда рвался Сашка. Не забыв предварительно вытащить из-за пояса очередной кинжал. И пришлось Вельшину подчиниться.

Путь оказался не слишком долгим, минут через десять уперлись в металлические ворота, перегородившие собой туннель. И ни малейшего намека на то, как в эти ворота можно пройти. Джулия, конечно, тут же принялась их обследовать, выгребла из кармана джинсов кучу электронных ключей. И вдруг скомандовала:

– Все к стене, живо!

И в тот же миг створки разъехались сами, из них вынырнула та самая вагонетка, только пустая, шустро затарахтела по рельсам. Сидящий в ней некр смотрел перед собой пустым взглядом, головой не вертел, иначе бы заметил, как четыре фигуры спешно просачиваются между створками ворот.


Вошли – Сашка, сердито шипя, еще боролся с воротами за рукав свитера – и остолбенели. Они очутились в самом торце длинного, пустого павильона, в котором вполне мог бы поместиться паровоз. Сводчатый потолок и лампы-иллюминаторы, утопленные в камне, по бокам тянулись арки с раздвижными дверями. А прямо по курсу – снова металлические ворота. К ним и направились. На этот раз Джулия быстро обнаружила кнопку, видимо предназначенную для не слишком сообразительных некров. Стоило нажать ее – и створки бесшумно расступились.

Новый павильон, куда они попали, оказался огромен, ярко освещен и по белизне и стерильности напоминал больничное отделение. Никаких каменных стен и сводов – все отделано современными материалами. Пространство было разбито на стеклянные отсеки, внутри суетились люди в разноцветной униформе наподобие больничной: куртки и штаны-шаровары, присобранные на щиколотках. По центру шел широкий коридор с деревцами в кадках, кулерами и кофейными аппаратами в окружении уютных диванчиков. Как раз в начале этого коридора путники и стояли. Их, конечно, на открытом пятачке уже заметили, но ажиотажа появление незнакомых людей не вызвало – и это радовало.

Марат скосил глаза на Джулию: вечница выглядела изумленной. Кинжал прятала в рукаве, настороженно озиралась. А вот Сашке не стоялось на месте:

– Ну что, небольшая экскурсия?

И двинулся вперед. Пришлось последовать за ним.

Они шли мимо боксов, где незнакомые люди корпели над бумагами или на широких столах наподобие операционных работали с какими-то механизмами. Некоторые, покосившись на новых персонажей, спешно опускали жалюзи. Другие подходили к самому стеклу, чтобы посмотреть главным образом на Маэсу, которая все еще была закутана в простыню.

– Марат!

Вельшин вздрогнул, завертел головой: по коридору к нему бежал человек. Секундой позднее он узнал Евгения Львовича и рванул навстречу. Они крепко обнялись, и Ворон с ужасом ощутил, как защипало в глазах. Быстро проморгался, спросил, тяжело переводя дыхание от счастья:

– Евгений Львович, вы все время тут были? А я искал вас, искал!

– Да, с самого начала, как утащили из дома. Слушай, просто глазам своим не верю! Про моих знаешь что-нибудь?

– А то! В порядке они, в полнейшем! Леха в школу ходит, Нина Николаевна тоже здорова!

Евгений Львович замер на пару секунд, словно впитывая в себя его слова, потом глубоко выдохнул, помотал головой. Словно изгонял из себя многодневную тревог у. И не мог до конца поверить, что все хорошо:

– Что это вы не вместе? Всегда ведь вдвоем всюду шастали.

– Так Леха же… – начал говорить Марат, но осекся и закончил совсем тупо: – Ну, в школе он. Наверстывает.

– А у тебя, погляжу, новая компания образовалась? – Евгений Львович внимательно оглядел недовольную Джулию, невозмутимую Маэсу, радостного Сашку. – Девушке, похоже, не мешало бы переодеться. Пойдемте, выдам ей униформу лаборантки.

И зашагал по коридору в обратном направлении. Марат, двинувшись следом, подметил – старший Санин сильно сдал, сгорбился, поседел. И движется как-то иначе, как человек, привыкший всего бояться. Ворону казалось, что лишь оболочка осталась от человека, заменившего ему отца.

Зашли в стеклянный бокс, Евгений Львович порылся в одном из шкафов, протянул Маэсе сверток, указал на больничную ширму.

Тут Марат наконец сообразил представить ему своих спутников. На Джулию мужчина глянул как-то странно, похоже, понял, кто перед ним. И торопливо отвел взгляд.

– Чем вы тут вообще занимаетесь? – спросил Вельшин. Евгений Львович вроде как встрепенулся. Заговорил с наигранным энтузиазмом:

– Здесь находится даже не скажу с каких времен уникальная лаборатория вечников. В основном химические разработки, но есть потрясающие артефакты из прошлого. Вот там за стеной расположен ангар, а в нем самая настоящая вима́на1, построенная по какой-то непостижимой технологии тысячи лет назад. И вполне, так сказать, на ходу, ее уже испытывали. Настоящая летающая тарелка: летает в любом направлении, набирает за секунду немыслимую скорость, может менять в полете форму и так далее.

– Ух ты! – с придыханием шепнул Ревунов.

Секундой спустя выяснилось, что он имел в виду вовсе не летательный аппарат: из-за ширмы вышла Маэса. Удивительно, но девушка из глубокой древности неплохо справилась с новым для себя видом одежды. Вот только не сумела застегнуть молнию на куртке и просто стянула ее узлом на талии. Верхние отвороты свободно лежали на высокой груди вечницы. Вельшин, на пару секунд позабыв обо всем, присоединился к созерцанию. Девушка встала рядом с Джулией и вновь обратилась в статую.

Евгений Львович воспользовался моментом, чтобы перевести разговор в более интересующее его русло:

– Я все же не совсем понял насчет школы. Какая сейчас обстановка в городе?

– Все налаживается, – заверил его Марат, торопливо сглатывая. – Гости того… свалили.

– Вот как? – Санин снова покосился на Джулию. – Но я не вполне понимаю…

Ворон тоже не понимал, как растолковать ему ситуацию. Спросил:

– А вы следите за временем? А то ведь здесь окон нет.

– Конечно. – Евгений Львович указал подбородком на календарь над его рабочим столом, с крупными цифрами и передвижной пластиковой рамкой. Сейчас квадратик стоял на цифре «25 января». Внизу был указан 2018 год.

Ревунов, конечно, снова влез с репликой.

– Эх, хоть помечтать, – протянул, таращась на календарь.

– В смысле? – высоко поднял брови мужчина.

– Понимаете, Евгений Львович, вечники устроили эксперимент по перемещению во времени, – не стал больше темнить Марат. – Мы сейчас в тысяча девятьсот сорок четвертом году.

Мужчина побелел, охнул, но быстро овладел собой.

– Я слышал разговоры о подобном, – проговорил медленно. – Но считал их фантастикой, дикими слухами. Хотя, после того, что повидал здесь, ничему уже не удивляюсь. И… это надолго? В смысле, эксперимент включает в себя обратную фазу?

Получить ответ он не успел. Жуткий вопль взорвал мирную тишину подземной лаборатории. Вельшин крутанулся на пятках и увидел сквозь череду стеклянных стен суматоху в самом дальнем углу лаборатории. Человек пять в куртках лавандового оттенка взяли в круг и пытались схватить абсолютно голого человека, который бешено сопротивлялся, выскальзывал из их рук, словно был намазан маслом. И теперь уже не кричал – выл громко и безнадежно.

Евгений Львович дернулся всем телом, схватился за какой-то пульт, – и стеклянные створки двери съехались, отрезая бокс от всех внешних звуков. Человек какое-то время еще вырывался, но ему заломили руки и утащили прочь. Марат разглядел, как открылась дверь в стене, непрозрачная и почти совершенно незаметная, и тут же исчезла, слилась со стеной.

– Что это было? – пробормотал Сашка.

– Не спрашивайте. Не нужно вам об этом знать, – с горечью произнес Санин. По тону стало ясно, что пытать его на эту тему бесполезно.

– Здесь работают только люди? – сменил тему Марат, чтобы развеять тягостное молчание.

– Нет, примерно половина – вечники. Не такие, как те, во дворце. – Опять быстрый взгляд на Джулию. – Физики, химики, биологи. Все оказались здесь не по своей воле.

– Слушайте, вы сказали, что здесь испытывали виману, – запоздало сообразил Ворон. – Значит, отсюда есть выход на поверхность?

– Конечно, – вроде как удивился Евгений Львович. – Специально для испытаний расширили один из воздуховодов. Наверху есть площадка для прогулок персонала.

– Класс! – завопил Ревунов. – Значит, тут можно выбраться из дворца!

– Вы хотите покинуть дворец? – сощурил глаза мужчина. – Почему?

Вельшин решил, что настала пора раскрыть все карты.

– Понимаете, дворец заминирован и в любой момент взлетит на воздух. Кому это нужно – мы толком не знаем. Выбраться из него невозможно: он обнесен стальным забором. А во дворце полно обычных людей, жителей города, вы сами знаете. Мы могли бы переправить людей сюда и вывести на поверхность…

– Это не так просто, – перебил его Евгений Львович. – Площадка наверху охраняется этими жуткими тварями. Следят, чтобы никто не сбежал. Было несколько попыток…

По его посеревшему лицу стало понятно, чем все закончилось.

– Ладно. Но тут много помещений, можно временно разместить народ. Лаборатория от взрыва не пострадает, разве что тряханет немного.

– Не знаю, – с сомнением покачал головой Санин. – Здесь любит бывать сам хозяин, приходит обычно через день, в окружении этих…

– Некров.

– Да. Они все вынюхивают, проверяют. Правда, хозяин давно уже не появлялся. Но некры – ежедневно. Привозят еду, оборудование.

– Хозяину сейчас не до вас, это точно. Евгений Львович, это единственный вариант, не в катакомбах же их прятать. Там детей много, женщин. И моя мать с младшими тоже.

– Хорошо, сейчас попробую поговорить с нашими. – Санин неуверенной походкой направился к двери, сильно горбясь при ходьбе.

– А дяденька-то трусоват, – заметил Сашка, когда тот покинул бокс.

– Заткнись! – рявкнул на него Ворон. – Он просто хочет остаться в живых. И вернуться к своим родным.

– Я тоже жить хочу. Но все равно постараюсь спасти тех, кто во дворце.

В молчании прошло минут пять. Вдруг заговорила Джулия:

– Он не выдаст? Слишком долго нет.

Рукав ее свитера выразительно зашевелился, и сквозь крупную вязку сверкнула сталь клинка.

– Нет! – и на нее наорал Марат.

Но тут как раз вернулся Евгений Львович, лицо его несколько просветлело:

– Я тут поговорил с одним приятелем, у него есть близкие в обслуге дворца. Он предложил устроить народ в зале ожидания.

– Где это? – опешил Сашка.

Санин указал в сторону, откуда они пришли:

– Видели же огромный ангар? Мы называем его Депо. Там вдоль стен есть арки, ведущие в разные помещения. В основном это склады, но есть одно свободное, даже со спальными местами. Если бы вы могли привести туда людей, не привлекая особого внимания, потому что не все из наших готовы рисковать…

– Мы постараемся, – поспешил сказать Вельшин.

– Да, и нужна еда, теплая одежда. Неизвестно, когда можно будет выбраться на поверхность, да и что нас там ждет…

– Хорошая новость: город уже отбит нашими, – сообщил Марат. – Плохая: эти наши нас за своих упорно не признают. Но выбираться как-то все равно нужно.

– Я готов, – тут же сказал Сашка. – Выпил бы еще чайку, но раз такие дела…

– Как ты собрался идти, интересно? – ухмыльнулась Джулия. – Двери закрыты.

– Но ты ведь решишь эту проблем у, а, Джул?

Девушка пожала плечами.

– Вам всем тоже необходим отдых, – спохватился Санин. – Пойдемте, устрою вас у себя. Соберу вам шикарный обед.

При этих словах Марат ощутил, что живот его давно прилип к спине.

– Особенно девушек ваших нужно накормить, такие худенькие, – улыбнулся Санин.

Ворон покосился на Маэсу и подумал: а каково это, первый обед после тысячелетий голодовки?


На следующий день к завтраку Джулии удалось взломать оба кодовых замка на воротах, и теперь в лабораторию они могли заходить как к себе домой. Марат проспал беспробудно двенадцать часов и теперь изводил себя мыслями о том, что они безнадежно опаздывают, если еще не опоздали. Он едва дождался, когда друзья под его умоляющим взглядом закончат впихивать в себя еду.

– Значит, решаем так. Ты, Сашка, идешь за Валерием, заодно узнаешь, кто из людей работает в Арсенальном, и вдвоем вы их выводите. Только предупреждайте, чтобы брали с собой запасы еды, теплые вещи, все, что может пригодиться. А я отправлюсь в подвальный этаж, запрягу там Полин у, соберем народ. Ты… – Он глянул на Джулию и осекся под ее насмешливым взглядом.

– Я сама решу, чем мне заняться, – отрезала вечница.

– А, ну ладно. Ты же умница, сориентируешься, – не удержался, чтобы не поддеть ее Ворон. Затем обратился к Евгению Львовичу: – Ну, мы пойдем тогда. А то время…

– Да, конечно. – Мужчина улыбнулся, совсем как в прежние времена, и Марат здорово приободрился. – Я тут пока обсужу это с остальными, попробуем приспособить зал ожидания под большую партию.


В туннеле Сашка сказал:

– Джулия, подскажешь направление?

– Могу даже направить. – Вечница начала складывать руки.

– Эй, без шуток, – в голос запротестовали парни.

– Ладно, сейчас план нарисую, – ухмыльнулась Джулия.

Через пять минут их пути разошлись. Сашка проводил Джулию и Маэсу глазами:

– Куда они намылились, как думаешь?

– Самому не догадаться? Пошли вытаскивать спящих парней. Если будет взрыв, туннели здорово перетряхнет, и окажутся бедолаги погребенными заживо.

– Да ладно! – изумился Ревунов. – Как они, интересно, собираются их тащить?

– А ты не слышал разве историю, как один король разрешил женщинам захваченного города покинуть его и взять с собой только самое ценное, что они смогут унести на себе? И женщины вынесли на плечах своих мужей, отцов и братьев.

– Слыхал, – кивнул Сашка. – Не, в Джул я не сомневаюсь. Потрясающая она девчонка, правда?

– Не влюбись окончательно, – хмыкнул Вельшин. – Явно не вариант.

– Да кто бы говорил!

– Что?!

В следующий миг и Сашкины ноги уже болтались в воздухе, а Ворон со всей силой вжимал его плечи в каменную стену.

– Ты это на что сейчас намекаешь?!

– Брейк! – завопил Ревунов, делая донельзя испуганное лицо. – Я думал, ты имел в виду, что она вечница.

– Я имел в виду, что она – злыдня. И убийца. И управляет тобой одним касанием рук. Но если все перечисленное тебя не смущает…

Ворон разжал руки. Сашка отряхнулся и невозмутимо зашагал вперед, не преминув заметить:

– Ограниченный ты человек, Марат. Не понимаешь, что можно любить одну, а другой просто восхищаться.

– А, ну-ну, объяснишь как-нибудь.

И они свернули в знакомый туннель, выходивший прямиком на подземный этаж дворца.

Глава 15
СНОВА ОДНА

Настала пора проверить, почему притихла мать на кухне. Даже такое простое действие потребовало хорошего внутреннего пинка, но Лида справилась. Вера в неудобной позе скорчилась на краешке табуретки, безучастный взгляд вперен в экран, на котором мельтешат рекламные ролики.

– Что нового, мамуль? – осторожно поинтересовалась Лида.

Мать очнулась, заговорила ровным голосом:

– В администрации города проходило экстренное заседание. Журналисты ждали результатов, пока один не заметил, что здание погружено во тьму. Зашли внутрь и обнаружили всю верхушку города спящими на полу и на столах таким крепким сном, что смахивает на летаргический. Всех уже развезли по лечебным заведениям. И наверняка все они за границами нашего городка.

Эти подробности Вера сообщила таким бесстрастным тоном, будто подобные невероятные происшествия случались здесь ежедневно. Хотя, если задуматься – так оно и было.

– Ясно. Ну, тогда я пойду, пожалуй.

– Стоять! – скомандовала мать, и Лида послушно застыла на одной ноге, лицом к выходу. – Мы не договорили. Я рассказала тебе все, что ты хотела знать, но так и не получила ответ: твои друзья имеют отношение к происходящему?

Скрывать больше не было смысла. Лида вздохнула и сказала:

– Ну, в общем да, имеют. Но, мама, они не делают ничего плохого! Наоборот, пытаются всех спасти.

– Это каким же образом?

– Понимаешь, мам, что сейчас происходит – это ерунда, ничего опасного, типа гипноза. Но если жители останутся в городе, то просто-напросто погибнут. Потому что весь город… в общем, скоро от него ничего не останется.

– Мы поэтому покинули поселок? Там что-то еще раньше должно произойти?

– Нет, это по другой причине. Но скоро мы и отсюда уедем, завтра или послезавтра.

– Так и чувствовала, что нет смысла распаковывать вещи, – усмехнулась Вера.

Лида во все глаза уставилась на мать, не понимая, верит она ее словам или просто прикалывается.

– Ладно, дочь, сейчас я соберусь с духом, и ты мне еще разок все подробно объяснишь. А пока скажи лишь одно: Лазарь и Анна связаны с твоим отцом? Просто да или нет?

И такая немыслимая надежда звучала в ее словах, что Лиду бросило в жар.

– Нет, мамочка. Они никогда даже не слышали о моем отце. Они просто такие же, как он, но это не…

Последняя фраза вырвалась напрасно. Вера вскочила с табуретки, стиснула руки у груди, взмолилась:

– А какие они? Каким был он, Николай? Скажи мне!

Лида уже собиралась заговорить, но ее снова отвлек телефонный звонок.

Звонила Анна. Голос ее звучал устало, но вполне удовлетворенно.

– Все, на сегодня мы с программой минимум управились. К завтрашнему дню случившееся обрастет такими жуткими слухами, что цепная реакция запустится сама собой. Слушай, я сейчас приеду за тобой, проведем вечер все вместе, обсудим дальнейшие планы. Согласна?

Про Лазаря она ничего не спросила.

– Анна, у меня проблема, – шепнула в трубку Лида. – Это насчет мамы. Знаешь, она кое о чем догадалась. И теперь просто с ума сходит. А я не знаю, что ей сказать. Ты не могла бы?..

Задумчивое молчание в трубке. Потом Анна решительно произнесла:

– Ладно. Все равно рано или поздно пришлось бы ей все рассказать. Лазарь, конечно, справился бы лучше, но я тоже очень постараюсь.

– Сможешь меня прикрыть? Ну, сказать про вас, но не говорить про меня?

Анна ответила сразу, как о чем-то давно решенном:

– Лидочка, не стоит рубить хвост по частям, только хуже выйдет. Если говорить, то все. Вера умная, она все равно начнет сопоставлять факты, вспомнит про старух у…

– Ага, точно вспомнит. Да она и не забывала про нее никогда.

– Ну вот видишь.

– Анна, а мама не изменится? – совсем раскисла Лида. – Она не станет меня меньше любить?

– Ну что ты, милая, с какой стати? Ладно, жди, сейчас приеду.

Анна и в самом деле появилась очень скоро, Лида едва успела предупредить о ее визите Веру, а та – заварить чай и сделать бутерброды. Впустив подруг у, Лида позорно укрылась в другой комнате. Ей показалось, что разговор длился бесконечно долго, целую вечность.

А потом зашла Вера и обняла ее. Произнесла тихо:

– Нужно было все мне рассказать.

– Мам, как ты?

– Нормально. Ты поезжай с Анной. Мне хочется побыть одной.

– Лучше останусь. Что-то ты меня пугаешь.

– Ой, перестань. Ничего ужасного не случилось, мир не перевернулся. Хоть не буду сходить с ума, когда тебя долго нет вечерами.

Ошарашенная Лида чмокнула маму в щеку и побежала вниз к машине. Анна уже сидела на водительском месте, нервно сжимала руль.

– Как прошло?

– Твоя мама держалась очень мужественно, – тут же ответила Анна. – Я на ее месте… даже не знаю. В общем, я волновалась, как девчонка, а она меня еще и успокаивала.

– А ты сказала, что я могу сделать ее такой же?

– Ну, так далеко я не зашла, пока хватит и этого.

– Мама всегда подозревала, что со мной что-то нечисто, – вздохнула Лида.

– Да, почва была уже подготовлена. Столько странных событий, начиная со знакомства с твоим отцом.

– Она тебе рассказала?!

– Уг у. Вкратце.

– И что ты думаешь обо всем этом?

Анна в этот момент как раз ловко разворачивала машину, чтобы не застрять в огромной пробке на проспекте. Кажется, немногие жители были готовы встретить грядущую ночь в этом городе.

– Ну, некоторые вещи очевидны. Твой отец был вечником – это мы и так знали. И обладал талантами, но неизвестно, когда он их приобрел. Возможно, еще во времена Шаргаима.

– Ух ты! – вытаращила глаза Лида. – Мой отец старше даже Лазаря?

– Ну, это только мое предположение. Но скорее всего так, ведь он точно не входил в окружение Креона. Напротив, он знал, что тот сделал с друзьями Дио, и настойчиво разыскивал их в этих местах. А встретил самого Креона.

– Креон его не узнал.

– Мог и притвориться, конечно.

– Мог. А вот насчет моей мамы: тот вечник в самом деле ее любил? Или просто использовал, пока у него были дела в этих краях? А потом задурил ей голову и отослал куда подальше? Сильно смахивает на второе, – горько подытожила Лида.

Анна потрепала ее по плечу:

– Даже не думай так. Таких, как твоя мама, не бросают и не забывают. Ты знаешь Креона и понимаешь, как он опасен. Твой отец боялся подставить вас.

– Про восемнадцать лет какие-то наплел, – почти не слушая, продолжала сетовать Лида. – Типичный развод. Как раз чтобы алименты не платить, ага.

– И мне эта цифра не дает покоя, – наморщила лоб Анна. – Смутно помню, что Лазарь мне что-то говорил… именно про эту цифру и точно в связи с Книгой. Но я стала такой рассеянной, все забываю.

– Анна, умоляю, попробуй вспомнить! Это так важно для меня! А уж для мамы…

– Я понимаю, – кивнула подруга. – Конечно же постараюсь. Вылезай, приехали.

В квартире дым стол коромыслом, готовились к обеду. От запаха еды Лиду слегка замутило.

– Есть вести от Лазаря? – не стал разводить долгие церемонии Авалон, выглядывая в прихожую.

Девушка мотнула головой. Она сразу решила, что не станет говорить друзьям о звонке. Какой смысл, если хозяину Книги нужна она, и только она. А ей не нужен лишний контроль. Жан налетел ураганом, помог снять верхнюю одежду, самолично пригладил ей волосы. Заявил оптимистично:

– Скоро объявится, уверен. Лазарь в таких переделках побывал, что никому из нас и не снилось. И всегда выходил без единой царапины.

Зайдя в комнат у, Лида поймала взгляд Милы – та смотрела на нее широко распахнутыми глазами, полными сочувствия. Но не решилась подойти, наверное, из-за Жана. На подлокотнике ее кресла устроился Санин, хмурый и явно чем-то недовольный.

«В последнее время они словно неразлучники, везде вместе».

Но эта мысль ее ничуть не задела, порхнула, словно ласточка по небесной лазури.

– А где сейчас Калеб? – вдруг спохватилась девушка, поразившись, что забыла о самом главном.

– Все в порядке, Лида, о нем не беспокойся, – ответил ей Жан.

– Вот уж о ком я совсем не беспокоюсь!

– Прости, ма белль, глупая шутка. В общем, он под надежным присмотром и нам помешать никак не может.

– Как это?

– Очень просто, – пропела Анна, проплывая мимо с салатницей в руке. – Мы воспользовались уже знакомым тебе браслетом Валерия, Жан лишь немного его усовершенствовал. Теперь точно знаем, где находится наш временный союзник. И что место его дислокации не меняется.

– А снимет? – испугалась Лида.

– Мы об этом тут же узнаем. – Девушка вынула из кармана фартука и продемонстрировала ей небольшой серебристый пульт. – Браслет фиксирует его пульс.

Лида изумленно взирала, как Сабина устанавливает в центре стола благоухающий, только из духовки, мясной пирог. Она не понимала, как можно есть и пить в такой ситуации, когда не решен еще вопрос с городом, неизвестно, где Лазарь и Сашка.

Вдруг показалось, что друзья ей вовсе не такие уж друзья. И даже не такие отличные люди, какими она их воображала. У каждого своя жизнь, а происходящее сейчас – лишь небольшое приключение, приятное разнообразие тоскливой вечности. Они ведь так привыкли к потерям…

– Я маме позвоню!

Лида схватила трубку стационарного телефона и убежала в комнату Лазаря. И здесь, в этой безукоризненно прибранной комнате, где на стуле остался висеть перекинутый через спинку темно-зеленый джемпер ее друга, вдруг в полной мере ощутила весь ужас возможной потери. Телефон остался валяться на кровати. Она металась по комнате и бормотала себе под нос:

– Пожалуйста, вернись, обведи вокруг пальца тех, кто тебя схватил. Ты сильный и умный, ты справишься с ними даже без этих чертовых талантов!

Стук в дверь нарушил ее метания.

– Я занята! – рявкнула зло.

Но дверь уже приоткрылась, на пороге возник Санин.

– Лид, разговор есть.

– А потом нельзя?

– Потом, может, будет поздно.

– А в чем дело-то? – Тут уж Лиде ничего не оставалось, как переключить на него свое внимание.

Алеша вошел и тщательно прикрыл за собой дверь. Встал напротив Лиды, подозрительно взъерошенный.

– Слушай, у нас тут с Анной сегодня спор вышел.

– В смысле? – Кажется, эти двое не так много контактировали, а тут вдруг целый спор.

– Поначалу ведь планировалось, что Калеб пошлет во дворец своего полувечника, помнишь? Чтобы предупредить наших о том, что нужно сматываться оттуда. Но теперь, получается, план изменился.

– Да, потому что Джулия и так призвала Сашку.

– Но мы не знаем, для чего она его призвала. Возможно, он никого не успел предупредить.

– Как ты можешь так думать? – ахнула Лида.

– С трудом. Но я реалист. Саня не вернулся, и мы не знаем, что там происходит с ним и вообще. И теряем последний шанс спасти Марата, моего отца, Валерия. В общем, я настаивал, чтобы туда пошел еще кто-то. Но Анна тянет время, надеется, что Ревунов вот-вот вернется.

– Она просто не хочет рисковать чужими жизнями. Этот кто-то – парень вроде тебя или вообще девчонка, они понятия не имеют, что происходит… а если они не вернутся?

– Понятно, – перебил ее Санин. – Значит, пусть гибнут те, кто в деле, посторонних вмешивать не будем. Это позиция вечников?

– Алеша, ну зачем ты так? Ты все еще считаешь вечников… нас чудовищами, без нормальных чувств, без сострадания?

– Я не считаю вечников чудовищами, – едва ли не по слогам отчеканил Санин. – Просто они другие. Им, наверное, наши маленькие жизни вообще кажутся смешными и незначительными. Но у моего отца одна короткая жизнь! И у Марата – тоже!

Развернулся – и покинул комнат у, плотно прикрыв дверь. Минутой позже отдаленный хлопок дал Лиде понять, что Санин ушел и из квартиры.

Она тоскливо обвела комнату взглядом. Если бы можно было тут остаться… но нет, здесь никто не даст ей покоя.

Девушка решительно направилась на выход и едва не столкнулась с Анной, которая наверняка шла звать ее к столу. Отрезала:

– Я должна вернуться домой. Мама очень нервничает.

– Я отвезу. – Анна тут же начала развязывать фартук.

– Не надо, хочу пройтись.

– Лиди, не позволительно ли будет мне сопровождать тебя? – с надеждой в голосе сорвался с места Жан.

– Нет! – Лида не удостоила его даже взглядом, пронеслась к выходу, схватила одежду – и была такова.


Метель разгулялась к вечеру, опустели улицы. Если и попадались Лиде по дороге люди, то все они выглядели испуганными и растерянными. По проспекту в направлении Питера все так же бесконечным потоком медленно ползли машины.

«Я уже не понимаю, зачем все это. И с чего все началось? С Валерия? Но мы с ним даже не дружили. Наверное, нужно было сказать ребятам, что его на моих глазах растерзали некры, и бежать вон из города. Нет, еще раньше был Алеша. Теперь он здоров, но почти ненавидит меня».

Зазвонил мобильник Лазаря. Лида замерла посреди сквера, скинула капюшон, чтобы не пропустить ни слова.

– Ну что, ты подумала над моими словами? – спросил голос.

– Над какими именно?

– На что ты готова ради своего рыжего дружка?

– Я вам уже ответила – на все.

– Ты хорошо все обдумала?

Лида промолчала. Голос сказал:

– Ладно, тогда к восьми часам завтрашнего утра ты должна избавиться от своих друзей.

– Что?!

Холодный смешок.

– Не в смысле поубивать, я не так кровожаден. Но порвать все связи, быть там, где они не смогут найти тебя, влезть со своими советами. То же касается и матери. Это ясно?

Лида похолодела. Ведь она контролирует Калеба, а без нее он может за час уничтожить всех, кто ей дорог.

– Дайте мне еще один день! – взмолилась она. – Только один…

– А если дам, но скажу, что буду истязать твоего друга весь этот день с утра и до заката? Ты уже знаешь, что я могу с ним сделать, обладая всеми талантами Книги. Как тогда?

– Тогда не надо дня, – прошептала Лида. – Я буду готова завтра к восьми.

– Вот и умница, – одобрил голос. – А я пойду навстречу и помогу тебе кое в чем. Значит, завтра в восемь будь в парке рядом с лодочной станцией и жди меня. Это ясно?

– Да.

По пути домой Лида зашла в магазин и купила зарядку для телефона. Зашла в квартиру, где Вера встретила ее с воспаленными от слез глазами и что-то попыталась спросить, но Лида молча прошла мимо матери, упала на кровать и отключилась от всего.

Ровно в шесть часов нового утра Лида открыла глаза и уставилась в потолок. Кажется, и не спала совсем, а только думала, думала. Во сне пришло решение: она снова отнимет у Калеба его вечность. Нельзя бросать друзей, пока рядом с ними этот монстр. Конечно, без него им будет куда труднее эвакуировать город, но ведь были же и другие идеи. Она не в состоянии помочь всем.

Вскочив с постели, начала сборы. Из брошенных посреди комнаты сумок достала пару самых теплых свитеров, натянула один на другой, сверху – куртку. Сняла с зарядки оба телефона, мобильник Лазаря сунула в нагрудный карман, насчет другого, что дала Анна, несколько секунд колебалась. Но все же прихватила и его. Время до восьми еще есть, а до того момента ей позволено иметь друзей.

Вышла из комнаты, вернулась, сунула под подушку браслет Валерия.

По пути к входной двери заглянула на кухню, нашла в холодильнике бутерброд между двумя блюдцами, запихнула в карман. Напоследок подошла к комнате матери.

Там за матовым стеклом пылал нимб непогашенной настольной лампы. Но было тихо, похоже, мать так и уснула при свете. Приоткрыть дверь девушка не посмела. На вешалке отыскала школьную сумку, накорябала записку:

Мама, я исчезну ненадолго, но потом вернусь. Волноваться за меня не надо, ты теперь знаешь почему.

Люблю, целую, Лида

Улица встретила такой ослепительной белизной, что заслезились глаза. В полном безветрии мерцали в утренней полумгле сахарные деревья. Снег все еще продолжал падать. Остановившись у подъезда, Лида задумалась.

«Заняться Калебом прямо сейчас? А чего откладывать-то? Хотя бы точно знаю, что заклятие отсюда подействует. И перчатки пока не надела».

Но, стоило подумать об этом, как зазвонил телефон Анны. Голос девушки звучал расстроенно:

– Лида, прости, разбудила я тебя? Сначала набрала, а потом лишь сообразила глянуть на часы.

– Нет, не разбудила. Что-то случилось?

– Калеб мертв.

– Что?!

– Браслет среагировал на остановку пульса. Мы немедленно поехали туда и нашли его уже остывшим.

– Нужно было мне позвонить, вы рисковали! – разозлилась Лида.

– Ну, мы сразу заподозрили что-то в этом роде. Не отрубил же он себе руку, чтобы сделать ноги.

– И как же он умер?

– Заколот кинжалом, – коротко отчиталась Анна.

Лида, зажимая трубку плечом, с облегчением натянула перчатки.

– В общем, не такая уж плохая новость. – Она даже усмехнулась.

Анна промолчала в ответ. Потом спросила:

– А ты где?

Мимо как раз проползла снегоуборочная машина, и подруга наверняка уловила ее утробный гул.

– Я на улице, у дома.

– Почему? У вас что-то случилось? Вера разболелась после вчерашнего? – встревожилась Анна.

– Нет, мама спит. А мне просто захотелось воздухом подышать.

Лида поймала себя на том, что никак не может говорить с Анной нормально, голос звучит сухо, равнодушно. Как будто распалась вдруг незримая связь между ними, Анна казалась ей чужой, непонятной, в чем-то даже виноватой. А подруга тоже это чувствовала и наверняка терялась в загадках.

– Потом созвонимся, – уронила в трубку Лида и сразу отключилась.

Затем она рысцой припустила в сторону парка, но не к центральному входу, а к одному из многочисленных проломов в старой ограде. Пробегая мимо мусорных баков, по края заметенных снегом, она ловким броском отправила туда телефон Анны.


Через двадцать минут Лида уже топталась у лодочной станции, там, где ветхий причал превратился в сплошной сугроб, растущий прямиком из озера. Когда-то с этого самого причала она прыгнула в воду, и ее вытащил Сергей. Собственно, именно в тот миг она сунула голову в ловушку, которая не замедлила захлопнуться. Интересно, знал об этом настоящий хозяин Книги или просто выбрал станцию как удобный ориентир?

Девушка сняла снежный пласт с края скамейки, устроилась прямо на голых досках и принялась меланхолично жевать бутерброд. Наблюдательные утки в облачках пара уже шлепали в ее сторону от ближайшей полыньи, помогая себе крыльями, гуськом выбирались на причал. Лида размахнулась, швырнула остатки хлеба на лед – и последние стали первыми.

«Не приближайтесь ко мне. Мне нельзя заводить друзей».

До назначенной встречи оставался еще без малого час.

Примерно четверть часа спустя в конце ближайшей к озеру аллеи в снежном мареве образовалась щуплая фигура в пуховике с надвинутым до носа капюшоном. Поначалу Лида и внимания на нее не обратила, решив, что какой-то подросток после бурной ночи бредет из города в поселок. Но фигура вдруг резко сменила направление и, срезая путь, двинулась через сугробы прямо к ее скамейке.

Лида замерла, стиснула кулаки. Идущий к ней выглядел уж слишком субтильным, хрупким даже в пуховике, таких вечников она во дворце точно не встречала. На короткий миг ей даже почудилось, что это Джулия. Но фигура шагах в десяти от нее замерла на месте, изящным жестом откинула капюшон.

Ветер взметнул короткие волосы, такие же белые, как снег – и Лида вскочила со скамейки, не поверив собственным глазам.

– Фрея? Ты?

– Как видишь, – сверкнула зубами вечница. – Не ждала меня увидеть?

– Вот уж точно нет!

– Так и Креон был крайне изумлен, узнав, что Наследник – девчонка. Представляю, что с ним будет, когда он узнает обо мне. Хотя зачем ему лишняя информация?

– Так это ты – хозяин… хозяйка Книги?

– Точно, – расцвела в задорной улыбке Фрея, которую Лида привыкла видеть с лицом вечно злым и недовольным. – Поболтаем?

И опустилась на скамейку.

– Не бойся меня, – тая усмешку, проникновенно заявила вечница. – Я ведь только делала вид, что ненавижу тебя. На самом деле ты, Лида, моя единственная надежда.

– Это ты убила Калеба?

– Конечно. Я ведь обещала, что помогу. Он вынашивал ужасные планы против твоих друзей.

– Я думала, он – твой парень.

Фрея презрительно оттопырила тонкую нижнюю губу.

– Будем говорить о всякой ерунде или хочешь выслушать мою историю?

– Хоч у, – кивнула Лида и решительно плюхнулась на другой край скамьи.

Фрея устроилась поудобней, подтянула ноги и обхватила их руками. Оперлась щекой о коленку и сказала:

– Предупреждаю, не наделай глупостей. Если по ходу моего рассказа тебе что-то сильно не понравится и захочется – ну, сама понимаешь, что сделать, – то последствия будут очень скверные. Для всех, не только для твоего самого главного друга.

– Ладно, – кивнула Лида и на всякий случай села на собственные ладони.

Фрея хихикнула и начала свой рассказ:

– Я родилась… смешно сказать, я ведь понятия не имею, когда это случилось. Историки до сих пор спорят насчет Шаргаима, хоть его уже и раскопали. Ну, скажем, много тысячелетий тому назад. Также я знать не знаю, как стала вечницей и куда подевалась моя мать. Впрочем, в те времена по городам без конца прокатывались войны, они никого не щадили. Мой отец, простой земледелец, мечтал продать меня кому-нибудь в гарем, пока я не досталась задарма очередным захватчикам. Я была хорошенькой девчушкой, и меня купил местный царек. Я в целом была довольна такими переменами в жизни, поэтому поначалу все между нами складывалось мирно и полюбовно.

Но потом я в чем-то провинилась или ему просто стало скучно, но царек призвал пару слуг и велел им хорошенько проучить меня на его глазах. Стоит ли говорить, что скоро я сидела на ковре в окружении трупов и рыдала от ужаса. А тем временем все новые слуги и домочадцы пытались скрутить меня – с тем же результатом. К утру я осталась одна во дворце и даже сумела взять себя в руки. Я решила: пусть я не знаю, какая неведомая сила творит эти дела, но, главное, она на моей стороне. И на следующий день я вышла на городскую площадь и объявила себя богиней. Народ потребовал доказательств и получил их незамедлительно. Вопрос был решен.

Пару месяцев я прожила во дворце, купаясь в роскоши и поклонении. А потом появились странные существа, которые в два счета скрутили меня, привязали к спине верблюда и увезли из моего персонального рая. Таким было мое первое знакомство с некрами.

Через два дня пути мы оказались в невероятном, удивительном городе, я и поверить не могла, что еще нахожусь на этом свете. Конечно, это был Шаргаим, город вечников. Заправлял там всем и всеми тогдашний хозяин Книги, человек по имени Заккир. По современным меркам он бы считался большим ученым, а по тогдашним был великим магом, суровым и непреклонным. Кажется, он первый извлек из древнего свитка все заложенное в него волшебство.

Все города и селения на расстоянии двух дней пути платили Шаргаиму добровольную дань, откликаясь на заклятие неслышного зова. Это, кстати, и сгубило мою карьеру богини – мой город переключился на меня и перестал поставлять свою долю.

Но что мне было до прекрас Шаргаима, если сама я оказалась в бедственном положении? Два раза в год, в дни зимнего и летнего солнцестояния, в городе устраивались бои между вечниками. Исключений не было и для вечниц, женщины сражались с женщинами. Оружие могло быть любое, главное правило: в живых оставался только победитель. Таким образом хозяин Книги регулировал количество вечников в городе – он боялся заговорщиков.

У большинства жителей уже были таланты, у меня – ни единого. Я была обречена, а до очередного турнира оставалась всего неделя…

Пора было спасать свою шкуру. Я воспользовалась тем, чем наделила меня природа, и сумела за короткий срок обольстить хозяина, заставить его пожалеть, а затем и полюбить себя. Теперь, конечно, я была избавлена от участия в турнире. Но что мне это давало? Лишь временную передышку. Я растопила ледяное сердце Заккира. Полюбивший однажды полюбит вновь, рано или поздно на мое место должна была прийти другая.

Тогда я принялась прилежно изучать Лунный гримуар. Даже для того времени он казался очень древним, я не все могла понять. Но мне и не нужно было лезть в потемки. Достаточно того, что я узнала, как создавать полувечников и использовать их по назначению. Мой господин старательно скрывал от прочих эту информацию, наверно, боялся, что вечники перекинутся на более легкую добычу и перестанут убивать друг друга.

Потом мне посчастливилось совершить первое убийство – выбрала новичка-вечника, так и не успевшего завоевать хотя бы один талант. И отныне могла создавать полувечников. Каждую ночь, когда мой господин засыпал, я выходила на охот у. С каждым разом получать новых полувечников становилось проще и проще, ведь я запасалась различными талантами.

Заккиру донесли, что на улицах его города сделалось неспокойно, что слуги боятся покидать дома. Не помню как, но он заподозрил меня и призвал на дознание. Но я нанесла удар первой – и сделалась полновластной хозяйкой Книги.

Однако жизнь моя вовсе не стала безмятежной. Мне приходилось тщательно скрывать, что господин мертв. Пусть я теперь кое-что могла, и все же вокруг были сотни вечников, проживших тысячи лет, опасных, сильных, вооруженных многими талантами. Они бы не потерпели над собой власти какой-то девчонки. И не было такого таланта, который мог бы надежно защитить меня от любого врага. Например, подобного твоем у.

– Так ты знала? – вздрогнула Лида. – Знала о таланте Наследника?

– Конечно. В те времена про Наследников знали все. Правда, сами Наследники тщательно таили свой дар.

– Так зачем же поручила Креону?..

– Ну, нужно же было чем-то занять этого дурня, – дернула плечом Фрея. – К тому же я не была уверена, можешь ли ты до восемнадцати лет использовать свой дар. Но об этом позднее. Однажды случилось то, чего я боялась: верный человек ворвался ко мне в опочивальню с воплем, что десять вечников, сговорившись, собираются напасть на дворец, чтобы убить хозяина и завладеть Книгой.

– Девять, – машинально поправила Лида, но девушка ее не услышала.

– Бежать мне было некуда, защитить – неком у. Рядом – лишь несколько человек, и я не была уверена, что они станут ради меня рисковать своей шкурой. Но все же мы спаслись, в самый последний момент. Догадалась как?

Лида отрицательно мотнула головой.

– Мы перенеслись в будущее! – ликующим голосом вскричала вечница. – Я знала, что как хозяйка Книги могу путешествовать во времени, но едва ли решилась бы на подобный шаг без серьезного стимула. В одно мгновение мы преодолели эпохи и перенеслись прямиком в двадцатые годы прошлого века.

– Что?!

– Я понимаю, что тебя удивляет, – хмыкнула Фрея. – Ты думала, что имеешь дело с той, кто прожила десятки тысяч лет? А мой фактический возраст таков, что некоторые смертные живут дольше.

– Так вот почему вечники, завладевшие Книгой, за все эти века так и не сумели тебя отыскать, – пробормотала Лида, пораженная мыслью о невероятных усилиях, затраченных понапрасну.

Фрея снова хмыкнула и продолжила:

– Видишь ли, когда завершилось перемещение, меня ожидал удар: Книга исчезла. Потом-то я сообразила, что произошло, но изменить ничего было нельзя. Я и еще несколько человек оказались все в том же дворце, но теперь нас окружали развалины, а в них копошились какие-то люди. И скоро мы все разбрелись в разные стороны… Через пару лет я вполне приспособилась к новому миру, ведь мы, вечники, нигде не пропадем. Про Книгу ничего не было слышно, но она где-то существовала, поскольку существовала я сама. Я решила, что буду начеку и однажды вновь завладею ею. А затем… я вышла замуж. В то время я жила в Австрии и там встретила его – блестящего военного и политического интригана, представителя германской элиты. Мне пришлось срочно создать имидж добропорядочной девушки, живущей в родовом замке с респектабельными арийскими родителями. Страх заставил тех людей превосходно сыграть свои роли… И скоро мой Бруно повел меня под венец.

Фрея замолчала, что-то неуловимо изменилось в ее лице. Лида молча ждала продолжения.

– Через пару лет родился Энгель, мой чудный златовласый мальчик. До его рождения я даже не подозревала, что это в самом деле существует…

– Что? – вскинулась Лида.

– Любовь. Я считала ее выдумкой для дураков. Но Энгель стал моим счастьем – и моей бедой. Впервые приложив его к груди, я уже задумывалась о том, что когда-то мне предстоит его потерять. Но прежде увидеть его дряхление, оцепенение старости – даже думать об этом было невыносимо. Я собиралась подарить этому малышу весь мир, но не могла продлить его жизнь на земле даже на день!

С годами мысль эта немного притупилась. Началась война, муж сразу получил высокое назначение. Он глубоко презирал фюрера, смеялся над его происхождением и неспособностью к воинской службе, но в то же время называл тем бараном, который своей рогатой башкой пробьет для всей Германии нужные ворота. Когда его штаб обосновался под Питером, Бруно пожелал, чтобы я приехала к нему вместе с сыном. Хотел, чтобы Энгель, которому уже исполнилось двенадцать, своими глазами увидал, что такое война. На всякий случай я окружила сына некрами.

В тот ясный зимний день мы с сыном отправились на прогулку, чтобы в полной мере насладиться русской зимой. Энгель мечтал стать биологом. Любое семечко в его умелых руках давало всходы. Как раз на той прогулке он рассказывал мне, что мечтает отправиться в аргентинскую Патагонию, изучать окаменелый лес Сьерра Куадрадо. Он верил, что древние окаменелости можно возродить к жизни и превратить землю в цветущий рай. А в следующий миг моего мальчика не стало.

Лида тихо ахнула.

– Как?

– Мимо нас по мостовой гнали колонну пленных. Один попытался бежать, охранник выстрелил… и попал в моего Энгеля. Мой малыш умер мгновенно.

Лида отчаянно боролась со слезами. Она понимала, что женщина, сидящая рядом с ней – чудовище, но не могла не испытывать острое сочувствие к неведомому мальчишке, сгинувшему много десятилетий назад.

– Но почему ты не спасла его?! Не превратила в полувечника хотя бы?

На Фрею стало страшно смотреть – так исказилось ее лицо.

– Я не успела. Мы были на плацу перед дворцом, мой мальчик умчался довольно далеко, чтобы попрыгать по сугробам. А когда я подбежала к нем у, то поняла, что уже поздно. За свою жизнь я создала столько полувечников, что отлично знала тот момент, после которого возвращение к жизни невозможно…

– Я не вернулась к супруг у, – помолчав, ровным голосом продолжала Фрея. – Просто взяла сына на руки и ушла прочь, сама похоронила его в лесу. Бродила там день за днем, не знаю, как долго. А потом у меня появился вроде как план, который утешил меня. Я подумала, что, поскольку обладаю неограниченным запасом времени, в моих силах исправить это зло.

Фрея смолкла и опустила веки, словно припоминая что-то. Лида настороженно ждала. Она понимала, что все сказанное прежде было лишь предисловием, а вот сейчас она узнает самое главное…

– Я вернулась в Европ у. Стала искать сближения с вечниками, хотела первой узнавать все новости нашего мира. Но ничего не происходило. И лишь десять лет спустя вдруг прокатилась волна слухов об убийствах среди вечников. Прокатилась – и быстро пошла на убыль, но мне и этого оказалось достаточно. Я поняла, что Книга вынырнула из небытия и снова оказалась в чьих-то руках. И этот кто-то начал тянуть из нее таланты. Он был не совсем дурак и быстро перекинулся на полувечников. А позднее начал собирать свою команду. Так что я быстро его отыскала.

– Креона? – зачем-то уточнила Лида.

– Ага.

– Почему ты просто не отняла у него Книг у, ведь могла же?

– Конечно, – со смешком покивала Фрея. – Но зачем? В этом не было необходимости, а владеть Книгой явно – это всегда потенциальная опасность. Однако право хозяина на Книгу незыблемо, все остальные могут ею пользоваться, и только. Креон и был таким пользователем, вообразившим себя чем-то большим. Я быстро вписалась в его круг. Веселая, глупенькая Фрея, с которой так приятно провести время! Но у меня был в запасе такой талант, который доступен лишь хозяину Книги: талант влезать в чужую голову, полностью подчинять чужую волю. Креон стал моей марионеткой, а я пользовалась Книгой, когда мне было нужно. И всю неуемную энергию этого типа я направила на одну-единственную цель: на поиск Наследника.

– Почему? – встрепенулась Лида. – Для чего тебе нужен был именно Наследник? Ведь Книги достаточно, чтобы путешествовать во времени?

Фрея еще больше съежилась на скамье.

– Поначалу я тоже так думала. Я надеялась, что достаточно просто переместиться в прошлое – и я спасу своего мальчика. Но ничего не вышло. Я просто не встретила его там! Позднее один наш общий знакомый назвал это законом шаговой реальности: мы можем вернуться в прошлое, но это будет уже не наше прошлое. И все же я не сдалась. Я могла бы послать в прошлое другого вечника, поручить ему спасение моего малыша. Но что бы это дало мне и ему? Несколько жалких десятков лет – и новая смерть, от старости, неотвратимая. К тому же для меня нынешней он в любом случае был потерян безвозвратно. Только Наследник мог мне помочь.

Она глянула торжествующе. Лида воспользовалась моментом и спросила:

– Скажи, Креон ведь не мой отец?

– Конечно нет, – отмахнулась белокурая вечница. – Расслабься. Представляю, каково иметь такого папашу!

– Но сам он считает…

– Дорогая, этот тип давно уже считает только то, что я вкладываю в его голову. Он принес мне первое известие о тебе. Я изменила его воспоминания, заставила считать тебя своей дочерью, потому что так мне было удобней.

– Но кто же тогда мой отец?

Фрея раздраженно оскалилась:

– Неважно. Можешь потом на досуге заняться его поисками. Но сперва сделай кое-что для меня.

Она глубоко вздохнула, улыбнулась и произнесла непререкаемым тоном:

– Ты отправишься за моим Энгелем, сделаешь его вечником и приведешь ко мне. И я оставлю тебя в покое.

В тишине слышно стало, как тоненько стонет поземка. Потом Лида заговорила, пытаясь задавить дрожь в голосе:

– Фрея, я не думаю, что это возможно. Ну, ты ведь сама сказала мне, что похоронила сына в лесу. Наверняка существует какой-то предохранительный клапан, который не даст изменить прошлое, какими бы я силами ни обладала…

– Заткнись! – взвизгнула вечница. – Даже не смей заговаривать со мной об этом! Ты должна сделать это – и точка! Помни, что твоей матери однажды помогли, а иначе где бы ты была сейчас? Мой мальчик должен жить! А иначе… иначе никто не будет жить.

– Что?!

– Что слышала, – осклабилась Фрея. – Я уничтожу Книг у. Совершу, так сказать, коллективное самоубийство. Книга заберет всех, кто связан с ней, ты ведь в курсе?

– Ну что ты такое говоришь! – ахнула Лида. – У тебя могут быть и другие дети!

– А у тебя могут быть и другие друзья, – парировала девушка. – Я знаю, что они, так сказать, не замарали себя талантами и гибель Книги им не страшна. Только они еще раньше будут уничтожены некрами, которые только и ждут моего приказа. А уж участь твоего профессора будет в сто крат ужаснее. Так что делай выбор, дорогая.

Поскольку Лида и слова сказать не могла от ужаса, вечница добавила, усмехаясь:

– Сделаешь все, как нужно – спасешь всех. Я совсем не кровожадна. Я спрячу Книгу – нам с сыном она не пригодится. А ты сможешь рассчитывать на мое покровительство. Ведь ты наверняка уже поняла, что тебе нет места в нашем мире.

– Это почему? – вздрогнула Лида.

– А как долго твои друзья смогут держать в тайне твой особый талант? Слух о тебе пронесется среди вечников быстрее, чем молния рассекает грозовую туч у. Тебя станут преследовать, умолять, шантажировать, брать в заложники твоих близких. Скоро ты сделаешься опаснее и смертоноснее самой Книги. И найдется очередной благородный вечник, который осознает это и примет решение. Возможно, это как раз будет твой рыжий дружок.

– Хорошо, – по слогам произнесла Лида. – Я сделаю все, что ты просишь. Не знаю, как и что из этого выйдет… но я сделаю.

Фрея молчала, и Лида перевела на нее взгляд. Вечница с трудом переводила дыхание, невероятный восторг сделал ее лицо почти неузнаваемым. Потом сказала:

– Поклянись!

– Зачем это? Мы с тобой не подруги, для меня такая клятва мало что значит.

– Но много значит для меня, во времена моей настоящей юности клялись часто и охотно.

– Хорошо, клянусь.

– Вот и чудесно! – подытожила Фрея. – Теперь, если что-то пойдет не так, ты всегда будешь знать, кто в этом виновен.

– Ладно. И что дальше?

– Увидимся завтра на этом же месте, в это же время.

Мне нужно сделать последние приготовления. Вот. – Фрея выгребла из кармана пачку денег, швырнула Лиде на колени. – Сними номер в гостинице, но не возвращайся домой.

– Погоди! – спохватилась Лида. – А что будет с городом? И с моими друзьями, которые во дворце?

На лице Фреи отразилась досада:

– Лучше бы настраивалась на завтрашний день. Но хорошо, скажу. Мы ведь теперь почти подружки, – ухмыльнулась она во весь рот. – Возможно, с твоим городком ничего и не случится. Потому что я еще раньше взорву дворец и уничтожу всех, кто в нем окажется.

– Зачем?!

– Так нужно, поверь мне. Книга… она стала какой-то непослушной в последнее время. Старые заклятия прекращают свое действие раньше срока, новые не всегда сразу срабатывают. Мне даже пришлось окружить дворец настоящим забором – вдруг не сработает заклинание границы. Возможно, Книга нуждается, как сейчас говорят, в перезагрузке. Я внимательно перечитывала ее и нашла одно странное место. В переводе на русский это звучит примерно так…

Фрея собрала гармошкой невысокий лоб и проговорила с усердием отличницы:

– Пять по десять горячих в одних стенах —
И затухает древнее пламя.
Пять по десять холодных в одних стенах —
И разгорается новый огонь.

– И что это значит?

– Откуда мне знать? Надеюсь, что Книга просто нуждается в жертве, чтобы стать прежней.

– Значит, все эти вечники… – пробормотала, холодея, Лида.

– Ага, и это вторая часть моего плана. Собрать в одном месте много вечников и… Нам с сыном не нужны проблемы с Книгой.

– Но там есть обычные люди, есть полувечники!

По пресному лицу Фреи легко было догадаться, что беседа ей наскучила.

– Если сделаешь все, как надо, позволю забрать оттуда твоих знакомцев из людей и полувечников.

– И одного вечника! Нет, двух!

– Все, до завтра!

Глава 16
ТАЙНЫ ПОДЗЕМНОЙ ЛАБОРАТОРИИ

Марат и Сашка расстались у подножия винтовой лестницы. – Только осторожней, без лишней шумихи, не привлеките внимание Креона. Иначе – кранты, – торопливо отдал последние инструкции Вельшин.

– А если слуги не захотят уходить? Типа, им и тут нормально. Рассказать, что дворец заминирован?

– Нет, – секунду подумав, ответил Ворон. – Нельзя. Может подняться паника. Старайся так уговорить, Валерия на них натрави, а уж если не послушают…

Он развел руками. Сашка насупился, тяжело задышал.

– Ладно, разбежались.

Первым делом Марат рванул к комнате Полины, влетел без стука: девушка сидела за столом перед подносом с едой, вскинула глаза, испуганно ахнула.

– Спокойно, это я, – с ходу выпалил Вельшин. – Слушай, Полинка, дело такое: нужно предупредить народ, чтобы через час все собрались в холле перед кухней. С теплыми вещами и запасом еды. Хорошим причем запасом.

– Зачем?!

– Я скажу, но ты это не разноси, – предупредил Марат. – В общем, оставаться во дворце нельзя. Он в любой момент взлетит на воздух. Мы нашли место в подземелье, где можно нормально отсидеться. Но ты придумай что-нибудь другое. Ну, скажи, что вечники совсем взбесились в замкнутом пространстве и хотят устроить турнир типа вечники против смертных.

Полина сидела неподвижно и выглядела так, что Марат засомневался: не потеряла ли она сознание. Окликнул – девушка перевела на него округлившиеся от страха глаза.

– Так ты сделаешь, что я сказал?

– Да.

Марат потоптался еще в дверях, потом махнул рукой и побежал дальше. Следующей его целью была комната, где обреталась мать с младшими.

Вошел – и разозлился еще больше. Мать явно находилась не в лучшем своем состоянии, скорчилась в углу кровати и бубнила себе под нос, уставившись в пожелтевшую брошюрку. Младшие бесшумно возились на ковре. Увидев старшего брата, так же молча подползли к нем у, обняли за ноги. Приласкав малышей, Ворон приблизился к матери, встряхнул за плечо. Та, все еще шевеля губами, подняла на него безучастное лицо.

– Мама, нужно собраться. Переброска. Упакуй все детские вещи, одеяла, еду, если есть. Игрушки ребят тоже возьми…

– А где отец? – перебила женщина.

– Он очень занят, мам. Послал меня предупредить. Через час нужно быть на сборном пункте.

Он намеренно употреблял те слова, которые прочно укоренились в сознании матери со времен острова.

– Нельзя брать много вещей, сынок, – прошелестела женщина взволнованно. – Если выйдет больше пары мешков, отец меня прибьет.

– Да я его самого… Мам, это такая особая переброска, в очень плохое место, старейшины распорядились брать все, что только возможно. Так ты поняла?

– Да, сынок. – Мать энергично поднялась на ноги: четкие указания ее бодрили.

Марат понаблюдал, как она сворачивает одеяло, велел младшим помогать матери и помчался дальше.

В нескольких следующих комнатах дело прошло бойко: его выслушивали, проникались и немедленно начинали сборы. Люди здесь привыкли жить в ожидании беды, так что слова Вельшина падали на распаханную почву. Ободренный этим, Марат в очередной раз вышел в коридор – и оказался нос к носу с собственным отцом.

– Ты! – завизжал Вельшин-старший, тыча пальцем в грудь сына. – Опять что-то замышляешь? Хочешь меня подставить в глазах хозяина? Пошел в свою комнату!

Ворон и внимания бы не обратил на эту досадную помеху, но по бокам от отца возвышались два пустоглазых некра, похоже, его личные телохранители. Нужно было попробовать договориться.

– Отец, выслушай меня. Дворец заминирован, в любой момент все могут погибнуть. Я нашел место, где можно спрятать людей. Помоги мне или хотя бы не мешай…

– Молчать! – рявкнул Вельшин-старший. – Будто я не знаю от самого хозяина, чему до́лжно произойти! Все достойные будут спасены, недостойные сгинут в геенне огненной!

– А кто эти достойные? – тихим голосом спросил Ворон.

– Тащите его, куда скажу! – приказал некрам отец.

– Не надо! – отпрыгнул в сторону Марат. – Сам пойду.

Ничего не оставалось, как забежать в свою комнат у. Судя по возне за дверью, некры немедленно разбили под ней лагерь.


Уже полчаса он метался в замкнутом пространстве, не зная, что предпринять. Мимо некров не проскочить. Возможно, Валерий и Сашка скоро его хватятся, придут сюда – но чем смогут помочь? Удалось бы хоть вывести людей, кого Полина успеет предупредить.

Потом Ворон услышал шум в коридоре, как будто кто-то рыкнул в бешенстве – и дверь рывком отворилась. Стремительным шагом вошел Креон, за которым трусил отец, обеими руками подманивая за собой некров.

Вечник приблизился со скоростью и напором паровоза, пихнул Марата в грудь с такой силой, что тот отлетел к стене и сполз бы по ней, если бы сильные руки не подняли его и буквально не впечатали в каменную кладку. Совсем рядом он увидел взбешенное лицо – и страх, затаившийся в уголках черных маслянистых глаз.

– Отвечай! – заорал Креон. – Куда вы собирались увести слуг? Что это за место под землей, о котором ты сказал девчонке?

«Черт, Полина!»

– Это подземная лаборатория? Ты был там? Кто согласился вам помочь? Говори!

«Да он сам до смерти напуган», – отметил Марат. Но эта мысль его не слишком утешила.

– Я жду! – взвизгнул Креон. – Как ты попал в лабораторию? Кто еще замешан?

Ворон молчал, удивленно осознавая, насколько он напуган этим неожиданным напором. И лучше ему не открывать рот вовсе, потому что неизвестно, какие слова вырвутся наружу.

Креон отпустил Марата и отступил, тяжело переводя дух. Взгляд его блуждал по комнатушке. Несколько раз он начинал складывать руки, и парень сжимался в ожидании пытки. Но затем вечник приказал Вельшину-старшему, застывшему на пороге:

– Ты, займись им сам! Чтобы через минуту у меня были ответы! Время пошло!

Отец налетел коршуном, пусть и был на голову ниже сына.

– Говори, что хозяин хочет знать, сволочь!

Хлестнул со всей дури по щеке. Потом удары посыпались один за другим. Марат не сопротивлялся – по бокам от него встали некры, любезно поддерживали, когда он заваливался от ударов то вправо, то влево – и скоро уже мало что соображал от набатного звона в голове. Когда на лице парня живого места не осталось, старший Вельшин начал лупить его кулаками в живот. Еще через какое-то время Ворон осознал себя лежащим на полу.

– Довольно! – рявкнул Креон. – Отойди от него!

Отец, уже занесший ногу для очередного удара, живо попятился. Креон рывком сложил руки, и Марат зажмурился в ожидании боли. Но вечник снова заколебался… а потом и вовсе отступил назад. И немедленно последовал новый приказ:

– Ты, натрави на него некров! Живо! Пусть хоть на кусочки разорвут, мне он больше не нужен!

Вельшин-старший вытаращил глаза, лицо его, только что помидорно-красное от бешенства, стремительно приобретало синюшный оттенок. Забормотал, едва шевеля губами:

– Хозяин, как же… это сын мой все же… все же сын.

Креон ощутимо скрипнул зубами – и сложил руки. Отец взвыл от нестерпимой боли, заметался, врезался в стену и сполз по ней, распластался лицом вниз.

– Ну, довольно, мне надоел этот людской цирк! – завизжал Креон. – У тебя, кажется, помимо героического папаши еще мать и брат с сестрой имеются? Сейчас пошлю мертвяков за ними, и они на твоих глазах будут такое вытворять с твоей семейкой, что ты мигом мне все расскажешь.

– Не надо, – еле пошевелил разбитыми губами Ворон. – Я и так все расскажу.

Как ни странно, ему уже не было так страшно, ступор прошел. Стало ясно: нужно как-то выкручиваться. То есть врать напропалую.

– Я не знаю, про каких людей вы говорите. Та пещера, что мы нашли под землей, уже заброшена.

– Мы? – быстро уточнил вечник. – С кем же ты там побывал? Дай угадаю: не с Джулией ли? Вот кто у нас любитель прогуляться под землей.

– Не с ней. Я сам, один искал место, где можно будет укрыться с семьей. Заблудился, не мог вернуться во дворец. И обнаружил помещение, где под стеклянными куполами лежали трое ваших. Пока я был там, девушка проснулась и вылезла из саркофага.

Креон истерично захохотал, даже пополам сложился от смеха.

– Но это правда, – настаивал Ворон. – У нее еще на шее такая штука, светящаяся, в виде черепа. А девушка может делать невероятные вещи. Она прокладывала нам дорог у, чтобы выбраться, просто крушила стены. И мы набрели на ту пещеру. Я решил, что там можно отсидеться, потому что…

– Погоди, – странным голосом перебил его Креон. – А где сейчас та девчонка?

Ворон моментально перестроился на новый виток вранья:

– Ну, потом мы вернулись с ней за саркофагами, чтобы не бросать там тех парней. Но к нашему приходу они тоже проснулись. Они о чем-то поговорили между собой и разошлись в разные стороны. Мне кажется, им очень хотелось найти что-то… или кого-то. А я вернулся сюда, чтобы увести свою семью и знакомых.

Глаза Креона остекленели. Пару секунд он бессмысленно таращился на парня, все больше бледнея. И вдруг ринулся прочь из комнаты, не забыв, однако, что-то на ходу приказать некрам.

С минуту Ворон просидел на полу, закрыв глаза и медленно приходя в себя. Потом с четвертой попытки встал на ноги, подошел к отцу, потряс его за плечо. Старший Вельшин не пошевелился. Тогда Марат опустился на колени и перевернул его на спину, вгляделся в лицо. Отец был мертв.


Снова потянулись минуты, возможно, часы. Марат сделал попытку открыть дверь, но некры блокировали ее своими мощными спинами. Вернулся, взял отца за руку и сидел так, не шевелясь, потеряв счет времени.

Из оцепенения его вывела странная возня за дверью. Прислушался, подошел поближе. Слышалось какое-то ровное бормотание, шорох тел о камень. А потом дверь распахнулась.

На пороге возникли, сшибаясь плечами, оба некра-охранника. Их глаза обыскивали комнату с таким нетерпением, что Марат интуитивно вжался в стен у. Но не он был им нужен. Углядев в углу старшего Вельшина, оба некра двинулись туда, жалобно скуля и бормоча. Опустились на корточки и начали пихать бездыханное тело с таким упорством, как щенки пытаются разбудить мертвую собаку.

До Ворона вдруг дошло: наступило время их ежедневной обработки. Он шагнул к некрам с мыслью отнять у них тело отца, но через мгновение осознал: он ничего не в силах сделать. Вышел из комнаты и побрел по коридору – бежать все равно не мог, гонись за ним хоть армия некров.

В круглом небольшом зале перед кухней толпился народ. Не все, но многие. Марат первым делом нашел глазами мать, сидевшую на корточках в окружении пакетов с вещами. Младшие бросились к нем у, но испуганно взвыли, получше разглядев старшего брата.

Следом подскочил Сашка, уже занес руку, чтобы хлопнуть по плеч у, но вовремя отдернул, спросил испуганно:

– Брат, что это с тобой?

– С Креоном пообщался. – Ворон с усилием разлепил разбитые губы, и немедленно зашипел от приступа боли.

– Да ты что? Он знает?

– Полина нас сдала.

– Да не может быть! А я все думаю, куда она подевалась…

Марат отвернулся, чтобы избежать дальнейших разговоров. А Ревунов засуетился:

– Ладно, тогда смываемся в темпе.

– Тут не все, – пробормотал Ворон.

– Кто пришел. Если будет возможность – вернемся за остальными.

Углядел Вельшин и Валерия – тот с мрачным видом помогал людям сниматься с места. Его приближения хватало, чтобы человек с необыкновенной живостью хватался за вещи. А потом вдруг появилась…

– Тебе чего тут?! – забыв про разбитые губы, заорал Ворон. – Убирайся!

Полина, которая в этот момент вошла в зальчик с картонной коробкой в руках, от неожиданности отшатнулась и выронила свою нош у. По полу покатились продолговатые золотистые яблоки. Марат рванул к девушке, притиснул к стене.

– Ты думала, я не узнаю?

Он размахнулся, чтобы отвесить Полине оплеуху, но каким-то необъяснимым образом под рукой оказалась Сашкина голова.

– Угомонись! – Ревунов схватился за ухо. – Чего ты развоевался?

– Я же сказал: она предательница! Она донесла Креону о наших планах!

– Все равно не тронь ее, слышишь? Потом разберемся.

– Это еще почему? – Ворон вновь развернулся к девушке, но Ревунов повис на его руке.

– Она мои посты в контакте всегда лайкает, вот почему! И вообще одноклассница!

Полина уже пришла в себя от первого потрясения, закричала:

– Я никого не предавала! Я все время была здесь. Уговаривала людей собираться.

– Все время? – прищурился Вельшин.

– Да! Только ненадолго уходила в свою комнату: у меня голова закружилась, и я испугалась, что свалюсь в обморок!

– Так возвращайся в свою комнату и лежи там дальше! С нами не пойдешь!

– Погоди, ты чего, нельзя ее тут бросать, – опять вклинился Ревунов.

– Можно! Я не стану рисковать другими людьми!

– Саш, все в порядке, – подняла руку Полина. – Я и сама хотела остаться, здесь еще есть люди, и в Кухонном каре – тоже. Вы ведь вернетесь за остальными?

– Конечно, – сказал подошедший к ним Валерий. – Но сейчас нужно идти, люди волнуются.

– Вперед, – процедил Марат.


Колонной прошли они через коридор – кое-кто присоединился уже по дороге – и вошли в подземный ход. Путь оказался непростым. Меньше чем через полчаса ходьбы начались недовольные выкрики, плач малышей, суматоха всякий раз, когда кто-то продирался через весь строй узнать, сколько еще идти и не заблудились ли они. Хорошо, что возглавляли колонну Марат и Валерий, которые теперь в равной степени устрашали народ своими лицами. А Сашка метался туда и сюда, помогал, объяснял, нянчился с детишками.

Потом наконец появились рельсы, и стало ясно, что беглецы почти у цели. Один страх навязчиво преследовал Ворона всю дорогу: что, если двери окажутся закрытыми? Или их поджидает засада? Но все обошлось. Евгений Львович уже ждал их у арки, ведущей в зал ожидания. Увидав лицо Вельшина, высоко взметнул брови.

– Так, пошли в мой кабинет.

– Нужно сперва людей устроить.

– Без тебя управятся.

В своем отсеке Санин извлек из стеклянной тумбы все необходимое и приступил к обработке ран. Марат едва дождался конца процедуры, чтобы сказать:

– Наверно, нужно выводить народ наверх, и вам всем тоже туда выбираться. Креон узнал, что мы уводим людей, и перепугался до судорог, что это как-то связано с лабораторией. Я пока запудрил ему мозги. Но он наверняка скоро сунется сюда с проверкой.

Евгений Львович заметно побледнел:

– Я же говорил тебе: там некры, охраняют периметр. Мимо них не пройти.

– Да, но мы с вами совсем забыли одну вещь: некры нуждаются в ежедневной обработке. А этим занимался мой отец, потому что вечники не хотели марать ручек. Но теперь отец не сможет этого сделать…

– Почему?

– Креон его убил, – ровным голосом сообщил Вельшин. – Вышел из себя и…

– Мне жаль, Марат.

– Да. Так что некрам каюк. Потом вечники, конечно, наделают новых, но нужно воспользоваться этим промежутком и бежать.

– А что там, наверху?

– Ну, – протянул Вельшин не слишком уверенно, – придумаем что-нибудь. Конечно, жалко людей забрасывать в такое время. Но во время войны легче как-то вписаться. Выдать себя за беженцев, получить документы и все такое.

– Не знаю, Марат. Я надеялся, что у меня будет больше времени. – Санин мрачнел на глазах. – Большинство лабораторских даже не ведает о происходящем, я предупредил только тех, в ком был уверен. Другие же думают, что эти люди…

Он замолчал.

– Что эти люди?

– Ну, нам и прежде присылали такие партии. Работники лаборатории видели среди вас вечницу – и потому не задают лишних вопросов. Но если узнают, что это делается без ведома Креона… Пойми, Марат, тут все очень напуганы.

– Почему? Что тут вообще творится? Особенно вон за той дверью. – Ворон ткнул пальцем в самый дальний угол.

– Мы в эти дела не лезем, – понурился Евгений Львович. – Но некоторые слухи все же просачиваются. Там проходят эксперименты по евгенике, вмешательство в человеческую природу. Только для опытов используют и людей и вечников.

– Зачем? – изумился от души Ворон. – Разве вечникам недостаточно, что они и так всех круче?

Безрадостная усмешка искривила бледные губы мужчины:

– Что, по-твоем у, самая большая ценность в мире вечников?

Вельшин пожал плечами.

– Возможность подарить бессмертие близким: детям, любимым, друзьям. Вот она, ахиллесова пята почти каждого обладателя вечной жизни. Вечник, который найдет способ наделять бессмертием, – он будет владеть миром. Причем как миром вечников, так и миром людей, ведь побочными результатами опытов может стать исцеление болезней, пока неизлечимых, максимальное продление жизни…

– И что, получается у них?

Евгений Львович лишь руками развел:

– Как знать. Думаю, пока не очень. Они используют очень большое количество людей… это значит…

– Понял. А откуда берут людей?

– Иногда некры пригоняли целые партии сверх у, и наших, кто проявлял хоть малейшее неповиновение – тоже туда, невзирая, так сказать, на звания и достижения. – Лицо мужчины посерело. – Некоторых привозят из дворца. Иногда даже возвращают обратно. Но чаще – нет.

Задребезжало стекло. Ворон с большим трудом сфокусировал взгляд на двери, а Евгений Львович коснулся кнопки пульта. Рядом образовался Ревунов.

– Слушай, Марат, ну мы это, двинули, пожалуй.

– Куда?

– За новой партией. А то ведь потом может стать поздно.

– Я с вами. – Ворон попытался встать, но не смог оторваться от стула, словно приклеился к нем у.

– Сиди-сиди, – замахал руками Саша. – Мы с Валерием прекрасно управимся.

«Это он за Полину переживает, – с полным равнодушием отметил Вельшин. – Ну и пусть приводит ее, какая разница. Все хотят как-то выжить».

И кивнул. Ревунов мигом испарился. Санин снова принялся обрабатывать его лицо.

– А что еще там происходит, в засекреченной лаборатории? – вернулся к волнующей теме Ворон. – Я просто хочу понять, почему Креон так перепугался.

– А вышесказанного разве недостаточно? Он боится, что другие вечники из дворца последуют за вами и захватят лабораторию. Воспользуются результатами его опытов. А насчет того, что еще там делается… Я слышал что-то о людях-маяках. Но не знаю…

Все вокруг как-то стронулось со своих мест, стало мерцающим, зыбким, голос Евгения Львовича звучал словно издалека. Марат положил на холодный стол разбитую щеку и даже застонал от удовольствия. Сквозь неплотно сомкнутые веки он видел часть коридора. Неожиданно там появилась Джулия, и не одна: рядом с ней шла Маэса, позади, плечом к плечу – два парня, закутанных в простыни, но с такими величественными лицами, словно патриции на пути в Сенат…

Старший Санин коснулся его плеча:

– Еще люди пришли. Пойдешь встречать или отдохнешь?

Со сна Ворон не особо соображал, о чем речь, но кивнул уверенно:

– Пойду.

Вместе они вышли в Депо, в которое со стороны туннеля уже вливались люди. Немного, десятка три. Евгений Львович указующим перстом направлял их в зал ожидания. Ворон углядел Полин у, тащившую на руках упитанного пацанчика лет пяти. Валерий с непроницаемым видом вел под руку заполошную толстуху. А Сашка… его Вельшин не увидел и быстро завертел головой, шерстя взглядом толп у.

– Сашку где потерял и? – схватил за плечо проходившего мимо Валерия.

Тот ответил кратко:

– Не жди. Его схватили.

Глава 17
КОГДА ВЫБОРА НЕТ

Фрея легко вскочила на ноги и миг спустя растворилась в снежной пелене. Лида осталась сидеть на скамейке, прикидывая, куда бы ей сейчас пойти. По улицам скитаться нельзя, можно нарваться на кого-то из друзей, а в гостинице она с ума сойдет от собственных мыслей. Больше всего хотелось оказаться дома, с мамой. Попить чаю, а потом забраться вместе с ней под теплый плед, все забыть и крепко уснуть. Но об этом и мечтать не приходилось.

«Наш дом. Там все равно никого сейчас нет».

Девушка с трудом отлипла от скамейки, стряхнула с себя целый сугроб и зашагала в направлении поселка.

Вот и дом, тоскливо глядит из-за забора провалами темных окон, поджидая хозяев. И суток не прошло, как его покинули, а уже выглядит заброшенным. Лиде пришлось сперва побороться с калиткой, которая упорно не хотела отворяться из-за снежного заноса, а потом и входная дверь поддалась только после серии пинков.

Внутри дома ей показалось очень холодно, хотя батареи грели в обычном режиме. Девушка поставила на огонь мамин любимый чайник со свистком, чтобы хоть немного наполнить дом живыми звуками. А пока он закипал, прошлась по первому этажу, посидела поочередно на материнской кровати, на своем диване…

Нет, пора было признать: дом совсем ей не помог. Отсюда следовало уходить, и как можно скорее: едва мама обнаружит записку и свяжется с Анной, как Лиду станут искать, и начнут именно отсюда. Закипающий чайник оскорбленно пискнул, выключенный на первой ноте свиста. Чтобы приход сюда не был совсем уж глупым, Лида натянула еще один свитер. Огляделась в поисках связки ключей. И в тот самый миг услышала шаги наверх у.

Это было так неожиданно, что девушка ахнула, метнулась за шкаф, стоящий торцом, влипла спиной в стен у. Но через мгновение взяла себя в руки.

«Какой-то воришка или бомж воспользовался тем, что дом пуст. Что ж, он сам нарвался, бедолага».

Она была совсем не прочь сорвать на ком-то свое поганое настроение.

Свет Лида не включала, поэтому человек шел по лестнице вниз совершенно спокойно, пару раз даже зевнул. Судя по отсутствию следов у дома, проник он сюда еще с вечера, до метели. Лида дождалась, когда он окажется в самом низу лестницы, щелкнула выключателем и шагнула вперед со словами:

– Здравствуйте, а вы кто?

Человек вздрогнул, на миг поднял ладонь к лиц у, защищая глаза от света. А когда опустил, Лида пробормотала в изумлении:

– Тимур Саевич? Вы?..

– Здравствуйте, Лида, – кивнул учитель, теперь уже бывший, так невозмутимо, словно столкнулся с ней в школьном коридоре. – Я ждал вас…

– Можно на ты.

– Ждал тебя. Нам необходимо поговорить, и это срочно. Вчера я пытался дозвониться тебе, сюда заходил пару раз и в конце концов просто остался на ночевку, уж извини.

– Да как же вы в дом-то вошли?

– Воспользовался окном на кухне, было не заперто.

Лида только вздохнула: ох уж это злополучное окно.

– А о чем нам говорить? В школе ведь вы больше не работаете, верно?

– Удивительно, что ты это знаешь, – парировал мужчина. – Я караулил тебя у школьного двора, но безрезультатно. Ни ты, ни твои друзья там больше не появляетесь.

– А скажите, Тимур Саевич, вы всегда топите в озере тех учеников, которые прогуливают школу? За этим и сюда пришли?

Мужчина глянул на нее потрясенно – и вдруг коротко засмеялся, будто сообразил что-то:

– Ага, значит, я не ошибся: это ты была тогда в парке. Узнал твой голос. Выходит, ты видела… Но, надеюсь, догадалась, что я не хотел причинить девочке вред.

Лида ограничилась неопределенным передергиванием плеч. А Тимур Саевич, совершенно освоившись, уже оседлал стул и даже предложил ей жестом устроиться напротив на диване. Но она отрицательно мотнула головой, предпочтя подпирать стенку.

– Лида, ответь мне на один вопрос, – сказал бывший учитель. – Ты вечница?

– Откуда вы знаете?

– И к тому же Наследница, верно?

Это было уже чересчур. Лида приоткрыла рот в недоумении, уставилась на странного гостя во все глаза. На вопрос отвечать не спешила, и мужчина усилил напор:

– Пожалуйста, ответь, я ведь прав? Это важно.

– Ладно, правы. Но как вы догадались?

– Потому что я такой же, как ты.

– Вранье! – возмутилась девушка. – Вы не можете быть вечником! Вы слишком старый, уж простите! Расскажите еще про пластическую операцию!

– Никаких операций. Но это так.

– Ладно, проверим. Ударьте меня.

И подошла совсем близко к стулу. Тимур Саевич с сомнением поглядел на нее снизу вверх. Потом, не вставая, вскинул руку – девушка интуитивно зажмурилась – и хлопнул тыльной стороной ладони по ее правой щеке. Вышло не больно, но обидно. Лида запоздало отбила его руку и отскочила на прежнюю позицию, окончательно сбитая с толку.

– Ну, теперь мы можем поговорить спокойно? – нетерпеливо спросил бывший учитель.

– Да что вам вообще от меня надо?!

Ответ не заставил себя ждать.

– Мне нужно, Лидия, чтобы ты немедленно вместе со мной покинула город, – жестко отчеканил мужчина. – Моя машина ждет на улице. Собери необходимые вещи.

– Что?! Нет, ну это уж слишком. Почему меня все вечно хотят куда-то увезти?!

– Я не шучу, – нахмурился Тимур Саевич. – Если понадобится, увезу тебя силой.

– Ага, сейчас! Все, хватит с меня…

Лида дернулась сложить ладонь к запястью, но словно бы черный смерч налетел на нее, смял, изломал – и потом она обнаружила себя сидящей на стуле, с заведенными назад руками. Каждая кисть была привязана к спинке стула отдельно, так что не дотянуться. Тимур Саевич нависал грозной глыбой, давил на плечи ладонями, тяжело дышал, пытаясь успокоиться. Лида предпочла помалкивать, пока он не пришел в себя и не отступил к стене.

– Класс! – пропыхтела девушка. – Справились, да? А сейчас еще скажете типа вы – мой отец. И вообще все норм. Очередной папаша-злодей!

– Я не твой отец, – очень серьезно ответил мужчина. – Но будь так – я бы гордился такой дочерью. Ты очень храбрая и сильная девушка, Лидия. Но тебе не хватает элементарных знаний о нашем мире. Ты только что чуть не совершила непоправимую ошибку.

– Да ладно! – фыркнула Лида. – Просто хотела вас немного припугнуть. Вернула бы я потом вашу вечность, в первый раз, что ли.

Глаза бывшего учителя едва не выскочили из орбит.

– Ты отняла у кого-то вечность?

– Ага. У одного гада. Правда, потом пришлось ему ее вернуть, но теперь его все равно уже прикончили.

Тимур Саевич покачался немного с пятки на носок и обратно, поискал глазами еще один стул, не нашел и подкатил «Любочку», которая так и стояла, всеми покинутая, в углу после маминого возвращения. Уселся в коляску, подрулил совсем близко, едва ли не коленки к коленкам, спросил проникновенно:

– Лидия, ты задумывалась когда-нибудь, кто такие Наследники и для каких целей существуют в этом мире?

Девушка искренне изумилась такому вопросу:

– Да у меня, знаете ли, времени не было об этом размышлять. А вечники для чего? Существуют – и все ту т.

– А вот и нет. У Наследников есть определенная и очень важная роль в мире вечников. Плюс колоссальная ответственность.

– В смысле?

Лида нервничала все больше. Ей сейчас только новой порции проблем не хватало.

– Постараюсь объяснить. Но не хочешь ли, чтобы я сначала развязал тебе руки?

Но она нетерпеливо мотнула головой:

– И так сойдет. Сначала расскажите.

– Хорошо. Ты сама знаешь не понаслышке, что многие вечники выбирают в этой жизни недобрые пути. С них, в общем-то, спроса никакого. Но Наследники – это представители своего народа, избранная часть. Пока они не преступают человеческие законы, не используют неправедно свой дар – все в порядке. Но если Наследник начинает творить беззакония – беда. Как правило, за свои проступки Наследник платит сам. Но случалось, что за некоторые нарушения, совершенные одним лишь Наследником, уничтожался весь род вечников…

– Что за беззакония и проступки? – перебила Лида.

– Я уже сказал – использует неправильно свой талант. Отнимает вечность или, напротив, наделяет ею…

– Но я все это уже делала!

– Я понял. Но, похоже, пока ты все сделала правильно, иначе уже понесла бы наказание.

– Может, уже несу, как знать? – горько вздохнула девушка.

– Нет, – мягко произнес мужчина, улыбнулся ей ободряюще. – Случись так – я бы об этом знал. И ты тоже. Пока обошлось. Но сейчас, подозреваю, ты можешь совершить нечто такое, после чего речь пойдет уже не только о частном наказании.

Лида беспокойно заерзала на стуле:

– И что же это, по-вашему?

– Я приглядывал за тобой все последнее время, – запросто сообщил Тимур Саевич. – И знаю, кто пытается выйти с тобой на контакт, если еще не сделал это. Вечница по имени Фрея. Ты уже говорила с ней?

Лида не сочла нужным скрывать:

– Ага, сегодня. И что с того?

– Я догадываюсь, о чем она попросила тебя. И наверняка просьбой это можно назвать очень условно. Она хочет, чтобы ты спасла ее убитого сына, ведь так?

– Да. – Лида уронила голову на грудь. Она уже догадывалась, что сейчас скажет сидящий напротив и ужасалась этих слов.

– Так послушай меня хорошенько, Лидия! Ты ни в коем случае не должна даже пытаться сделать то, о чем она просит. Ни при каких обстоятельствах! Чем бы она не угрожала тебе, твоим друзьям и матери!

– Но откуда вы все это знаете, черт возьми?!

Девушка не удержалась, пнула ногой по «Любочке» с такой силой, что та откатилась на пару метров. Но мужчина остался невозмутим.

– Потому что прежде она хотела добиться того же от меня. И это длилось не одно десятилетие.

– Как от вас? Почему?!

– Лида, из-за твоей невнимательности мы пошли уже по второму круг у, – мягко упрекнул ее Тимур Саевич. – Я ведь сказал тебе, что тоже являюсь Наследником.

– Не понимаю! Как вы можете быть Наследником, если даже вечник из вас какой-то странный! Или вы сами себя лишили вечности?

Тимур Саевич устало помотал головой:

– Лида, я был и остаюсь вечником. Но, как Наследник, я однажды нарушил закон. Мы имеем право лишать вечности лишь того, кто в данный момент угрожает жизни другого вечника либо смертного. И наделять ею только бывшего вечника и лишь по его настоятельной просьбе. Я же лишил вечности человека, который был угрозой многим – но не в то мгновение. И получил наказание: плюс восемнадцать лет. Теперь мне тридцать шесть. Еще пара ошибок, и я превращусь в старика. Впрочем, я стал осторожен с тех пор. Мне еще многое нужно успеть на земле.

У Лиды в мозгах, казалось, что-то пощелкивало и потрескивало – верный признак полного замыкания в ближайшее время. Услышанное не укладывалось в голове. Из груди вырвался гневный крик:

– Но где справедливость?! Откуда Наследник может знать, что правильно, а что нет?!

– Лида, успокойся! Это не так уж трудно. Нравственный закон внутри нас никто не отменял, и для вечников в том числе. К тому же у каждого Наследника есть, как минимум, один вечный родитель, который может и должен ему многое подсказать.

– Не мой случай, – хмыкнула Лида.

– Мне жаль. Я видел твою маму и поначалу решил, что она вечница, которая гримируется сообразно возраст у. Многие наши так поступают, чтобы дольше оставаться со своими семьями. Но потом понял, что ошибся. Ты что-нибудь знаешь о своем отце?

– Только то, что он слинял до моего рождения.

– Я понял. Впрочем, в нынешнем поколении вечников почти никто ничего не знает о Книге. Я жил в те времена, когда списки Книги, конечно лишенные магической силы, были общедоступны. Но сгинула Книга – пропали и они.

– Почему вы пытались утопить ту девочку в парке? – вдруг вспомнила Лида.

– Я пытался не утопить ее, а спасти. Она была полувечницей и отправлялась во дворец на верную смерть. Мы, Наследники, обладаем некоторыми эксклюзивными дарами: например, убив повторно полувечника, вернуть его к нормальному существованию. Последнее время я практически все время дежурил в окрестностях дворца и смог уберечь с десяток обреченных.

– Здорово! – загорелась Лида. И тут же снова опустила голову. – Но моим друзьям это не поможет. Они сейчас в другом времени. Если я не сделаю то, что требует Фрея…

Тимур Саевич молчал, смотрел сочувственно.

– А других моих друзей она уничтожит, если я сбегу с вами из города. Так что выбора у меня нет. И не нужно говорить мне, что выбор есть всегда.

– Тем не менее выбор есть всегда. Просто бывает выбор, который хуже любой безысходности. Но все равно приходится его делать…

– Ни за что! Что будет, если я исполню то, чего хочет Фрея?

– Ты не исполнишь. – Мужчина сокрушенно покачал головой.

– Почему? Вы не позволите? Будете держать здесь связанной?!

Лида уже забыла, что совсем недавно он предлагал освободить ее.

– Дело не во мне. Ты все равно не справишься, а плата за твой поступок будет непомерно высока.

– Но почем у, почему?! Что такого ужасного в том, чтобы спасти ребенка?

Тимур Саевич глянул изумленным взором, как будто всерьез усомнился в ее умственных способностях:

– Ребенка, которого убили семьдесят пять лет назад? Чьи кости давно истлели в земле, а душа пребывает в инобытии? Да ты о чем говоришь, девочка?

Лида смутилась, забормотала:

– Да, но если вернуться во времени в более ранний срок, найти мальчика, сделать вечником и увести в другое время? Тогда его не подстрелят.

Горький смех стал ей ответом:

– Бред. Законы времени нерушимы, а ты просто насмотрелась фантастических фильмов. Мальчик все равно умрет в тот день и час, когда ему предназначено. Лида, в Книге сказано о том, что попытка вмешаться во временные законы – самое большое нарушение для Наследника. Боюсь, тут речь пойдет уже не о добавленных годах. Ты можешь погубить всех ныне живущих вечников.

Девушка глубоко дышала в попытках отогнать дурноту.

– Значит, я должна убежать и погубить всех, кого люблю, так, что ли? А как же мама?

– Маму твою я постараюсь увезти, – поспешил сказать Тимур Саевич. – Если вы вчера перебрались на другое место, Фрея может и не знать нового адреса. Хотя некры могли вас выследить…

– А тогда?..

– Тогда нужно бежать вдвоем.

– Нет! Я не могу так!

Мужчина приблизился так стремительно, что Лида даже отшатнулась, ожидая чего угодно, вплоть до удара. Но он только опустился на корточки рядом с ее стулом, снизу заглянул в глаза.

– Мне жаль, Лида. Да, возможно, все они умру т. Но все равно это – правильный выбор, потому что может быть гораздо хуже. Будь здесь твои друзья, они бы подтвердили мои слова. Потому что ты спасешь несравнимо больше жизней.

– Но вы же не знаете наверняка! Ну, что за вмешательство в ход времени всех непременно уничтожат!

– Не знаю. Но не стал бы это проверять. В любом случае ты спасешь себя. Понимаю, тебе это сейчас кажется неважным, но разве твоя мать или твои друзья не пожертвовали бы всем ради тебя? А в смерти нет ничего ужасного. Когда ребенок должен вот-вот появиться на свет, ему страшно и больно – но впереди его ждет нечто прекрасное.

– Так и Лазарь всегда говорил, – потрясенно пробормотала Лида.

– И был совершенно прав. Значит, мы договорились? Я прямо сейчас отправлю тебя в безопасное место, а потом вернусь и постараюсь увезти из города твою мам у.

– А вы не боитесь попасть в лапы Фреи? – спросила Лида, просто чтобы пока не думать ни о чем другом. – Разве ей не все равно, вас или меня использовать?

– Формальной разницы нет. И в то же время разница огромная, – усмехнулся бывший учитель. – Меня Фрея не сможет заставить, потому что нет на земле ни единого существа, которое было бы мне дорого. А пыток я не боюсь, поскольку ношу в душе боль куда более страшную. Как я сказал, она уже пыталась.

Тимур Саевич чуть закатал рукав своей неизменной черной водолазки, и Лида уставилась на его запястья с жуткими ранами едва ли не до кости, похожие на многочисленные укусы крупного зверя.

– Это некры постарались. Всего лишь легкая щекотка на фоне того, что умеют вытворять вечники с талантами. Так что я для Фреи бесполезен, – подытожил он.

Затем он одернул рукав и в пару секунд освободил запястья Лиды. Легко поднялся на ноги, протянул ей руку. И вдруг замер в нелепой позе.

– Тимур Саевич, вы что?

Но бывший учитель был бледен и недвижим, подобно статуе. Лида крутанулась на стуле, уже догадываясь, что произошло. Так и есть: на пороге комнаты стояла запыхавшаяся Фрея. Руки сложены, злобная ухмылка змеится на бледных губах. За ней в полутьме коридора белеют мертвые лица некров.

– Напрасно ты не поверила мне, Лида, – недобрым голосом проговорила вечница. – За дуру меня, что ли, держишь? Я ведь предупредила, что слежу за каждым твоим шагом. Вы с ним еще прежде договаривались тут встретиться?

– Нет! Я просто зашла домой. Решила, что сюда можно, ведь мама сейчас живет в другом месте. А он уже был здесь, забрался через окно, схватил меня и связал!

– Ну и что же успел тебе поведать этот предатель? – мгновенно успокоившись, задала вопрос Фрея.

– А почему предатель?

– Ах, до этого вы еще не дошли в вашей увлекательной беседе? Помнишь историю заговорщиков, задумавших отнять у меня Книгу? Так вот, именно этот тип был одним из них. А потом сдал их, даже не знаю, почем у. Наверно, ему не понравилось, что девчонка, которую он желал заполучить, выбрала другого.

Лида метнула ошеломленный взгляд на Тимура Саевича, стоявшего истуканом. Но глаза жили, и в них она увидала такое горькое отчаяние, что почти поверила Фрее. А та продолжала глумливым тоном:

– Так вот, он ворвался ко мне, стал кричать, что вечники направляются во дворец, чтобы убить хозяина и завладеть Книгой. Благодаря ему я выиграла пару минут, чтобы перенестись в другое время.

– Но ты же говорила, что заговорщиков было десять, – вспомнила Лида зацепившую ее фразу Фреи.

– Ну да, десять заговорщиков, один из них – предатель. Я недавно выучила русский, так что извини, если что не так. В новом времени наши с ним пути разошлись: знаешь ли, человек, предавший однажды… А теперь он задумал вредить мне, и ты, вечная жертва взрослых игр, попалась на эту удочку. Придется принять особые меры.

И Фрея махнула рукой, подавая сигнал некрам. Девушка тут же вскочила со стула, сложила руки и прошипела:

– Не приближайтесь ко мне! Или я за себя не отвечаю.

– Лида, Лида, угомонись! Подумай о своих друзьях! – крикнула Фрея, но некров все же остановила. – И о себе заодно.

– Что о себе?

– Он и об этом тебе не сказал? Чем вы вообще тут занимались? Лишишь меня вечности – станешь тетенькой ему под стать. Поскольку я никого не планирую убивать в данный момент.

Фрея даже ладонями в воздухе помахала, демонстрируя свою безобидность.

– Об этом сказал, – сникла Лида.

– Простые же правила, если хочешь оставаться юной? Эй, деревце, верно? – издевательски обратилась она к оцепеневшему мужчине.

– Ладно. – Лида медленно кивнула. – Я тебя услышала, но трогать меня все равно не нужно. Я не всегда могу с собой совладать. Сей час просто расходимся в разные стороны. Завтра я приду, куда договаривались, и скажу тебе о своем решении.

– Хорошо, иди, – поспешила согласиться Фрея и даже отступила в сторонку, освобождая ей путь.

Но Лида не спешила уходить.

– И его не смей мучать. А лучше прямо сейчас отпусти.

– С какой это стати?! – взбеленилась вечница. – Он пытался встать у меня на пути!

– А с такой стати, что я так хочу! – Лида снова сложила руки. – Немедленно. Приставь к нему некров, чтобы мы не могли встретиться, но пусть он уходит целым и невредимым.

Фрея с крайне недовольным видом на мгновение соединила ладонь с запястьем, Тимур Саевич шевельнулся, тяжело оперся обеими руками на спинку стула.

– Не хочешь спросить у него насчет того предательства?

– Не хочу. Пусть идет.

– Убирайся! – приказала Фрея.

Мужчина метнул на Лиду умоляющий взор и направился к выходу. За ним следом тут же увязалась пара некров. А потом ушла и сама Лида, нимало не заботясь, что в ее доме остался кто-то чужой. Все это уже не имело ни малейшего значения.


Она вернулась в город, вышла на проспект. До светофора оставалось метров двадцать, но идти туда было лень, и Лида шагнула на проезжую часть. Конечно, идущие сплошным потоком машины пропускать ее не собирались. Она сжала зубы – и сделала еще шаг вперед. Бешено взвизгнул, закрутившись на месте, свежевымытый «мерс». На другой стороне дороги грузовик въехал передними колесами на газон, опасно накренился…

– Куда прешь? – ударил ей в спину дрожащий фальцет, а следом – отборный мат, звучащий не очень отчетливо: у орущего заплетался язык от пережитого стресса. И наконец, нарастающий шум шагов за спиной. – Стой на месте, коза!

Лида не обернулась. Чужая рука чуть мазнула по ее плеч у, затем раздался вскрик – и шаги больше не возобновились. Она вышла на пешеходку, жадно огляделась – хотелось еще эксцессов, лишь бы ни о чем не думать. Ничего интересного не обнаружив, пошла вперед, разрезая толпу. Люди шарахались в сторон у, как будто впереди нее двигался незримый щит.

«Если бы я могла перестать быть вечницей. Или хотя бы Наследницей. Тогда Фрея потеряет ко мне интерес, и все наладится. Нужно было попросить Тимура сделать меня человеком. Ну, постарел бы еще на восемнадцать лет, раз уж так хочет спасти мир вечников. Почем у, почему не догадалась попросить?»

В центре пешеходки стояла елка, и даже гирлянды на ней тускло переливались, несмотря на разгар дня. Наверняка горожанам после вчерашних событий стало не до таких пустяков. Лида же скрипнула зубами от такого неуместного упоминания, что в жизни случаются праздники.

«Завтра пойду на встречу с Фреей и откажусь делать то, что ей нужно. Да, так будет правильно, ребята бы со мной согласились. А потом…»

Лида захлебнулась отчаянием, сползла по стене дома на корточки и обхватила голову обеими руками. Но слез не было – как будто кончился запас, который еще недавно казался неисчерпаемым.

– Милая, тебе плохо?

Девушка вскочила, едва не сбив с ног склонившуюся над ней старушку. И быстро зашагала прочь.

«Если невозможно спасти всех, без кого из них я не смогу жить?»

Ответ пришел в голову сразу: без Лазаря. И без мамы. Но мам у, она верила, спасет этот тип. Ей плевать, что он кого-то там предал. Лазарь говорил, что человек может измениться в одну секунду, раз и навсегда.

«Я тоже предательница, раз думаю такое. Признаю, что смогу потерять ребят – и пережить это. Но я не смогу жить без Лазаря. Без его смеха, без его колыбельных, без советов, которые никогда не выполняла. И все же завтра я дол ж-на сказать «нет». Лазарь и Анна не просто так нянчились со мной. Они учили меня любить тот мир, в который я влипла, защищать его, пусть даже я не понимаю, для чего нужна эта проклятая вечная жизнь. А значит, я должна сказать «нет». Должна, должна, должна!»

Глава 18
БОЙ НА ПЛАЦУ

– Как… как это случилось? – Марат так и не выпустил рукав Валерия, оттеснил его в сторон у. Толстуху принял на себя подоспевший Евгений Львович. – С Сашкой?

– Слушай, я расскажу, но только не учиняй тут новых расправ, – предупредил вечник. – Мы разделились. Я спустился проверить цокольный этаж, забрать не успевших к первой партии. Сашка с Полиной отправились сразу в Кухонный корпус. Пока ребята там объяснялись со слугами, появилась пара некров, наверняка свежеизготовленных, схватили Сашку и уволокли. Полину и других не тронули. Люди перепугались, многие тут же присоединились к нам.

– Это она так рассказала? – задыхаясь от бешенства, спросил Марат.

– Именно. Другие подтвердили.

– Да как ты вообще позволил, чтобы они пошли куда-то вдвоем?!

Валерий отодвинул его ладонью:

– Не ори. Меня никто не спрашивал. Парень сам так решил.

– Да он же просто реабилитировать ее таким образом хотел, разве не ясно? И поплатился!

– Не знаю, – качнул головой вечник. – Едва ли у девчонки было время сбегать на доклад к Креон у. И свидетели все говорят одно: некры появились неожиданно.

– А сюда зачем ее опять притащил?

– А я должен был без суда и следствия обречь ее на смерть?

Вельшин только рукой махнул. Что толку разговаривать, нужно идти за Сашкой, вытаскивать его. Хорошо бы иметь хоть какой-то план действий для начала. Только вот в голову ничего дельного не приходило, мешали все эти крики… Крики?

Марат насторожился и рванул в лабораторию, где назревало что-то неладное. Работники лаборатории, покинув свои стеклянные отсеки, сгрудились в проходе, вопили на разных языках, наседали на бедного Евгения Львовича, который ничего толком не мог им объяснить.

– Погодите, чего вы! – встрял было Марат, но из-за распухших губ голос прозвучал так неубедительно, что на него мельком обратилась лишь пара недоуменных взглядов. Крики усиливались, нарастала паника.

– Господа! – вдруг перекрыл этот ор властный голос. – Прошу вас внимательно выслушать меня!

Марат завертелся на месте, отыскивая, кто это говорит. И обнаружил Валерия, стоявшего в самом центре холла. Невероятно, но все сразу притихли. Конечно, шрамы Валерия всегда впечатляли окружающих, но на этот раз дело было явно не в них.

– Я буду говорить по-русски, полагаю, это всех устроит?

– Бельский? Валерий? Да неужто ты? – выступил на первый план полноватый юноша с круглым детским лицом и фиалковыми глазами.

– Приветствую, Гуннар! – коротко кивнул ему Валерий.

– Вот так встреча, сто лет тебя не видел! Говорили, ты забросил науку после досадного инцидента. – Парень провел ладонью по собственному округлому подбородку, указывая, что имеет в виду. – Но я не верил, памятуя о твоем остром уме и невероятных озарениях.

– После поговорим, дружище, – оборвал его Валерий, поскольку опять нарастал шум. – Сначала я хотел бы рассказать, в какой ситуации мы все оказались. Во-первых, дворец, в подземелье которого находится эта лаборатория, совершил скачок во времени. Мы сейчас в сорок четвертом году прошлого столетия!

Что тут началось! Марат даже уши пальцами заткнул от удивленных и возмущенных воплей. Но Валерий продолжал стоять невозмутимо, и волна криков понемногу схлынула. Гуннар с виноватым видом широко развел пухлые ладони:

– Валерий, помилуй, что за бред! Я допускаю возможность путешествий во времени, но не в этом тысячелетии. Если вообще когда-то… а скорее, нет.

– Полностью солидарен с тобой, – сказал Валерий. – Однако такие путешествия возможны при помощи Книги талантов.

Снова гомон, но далеко не такой мощный. Марат заметил: на этот раз кричали и обменивались мнениями только те, кто выглядел как подросток. В то время как остальные лишь недоуменно переглядывались и пожимали плечами.

Худенькая девушка со вздернутым носом и прилизанными каштановыми волосами выступила вперед:

– Господин Бельский, простите, но вам стоит прекратить мистифицировать нас. Никакой Книги талантов не существует, это всего лишь легенда. Я знаю, я занималась этим не одно столетие…

– Вот как, – широко улыбнулся ей Валерий. Его улыбка заставила девушку отступить на шаг назад. – Тогда прошу поднять руки тех вечников, кто здесь по своей воле.

Ни одна рука не взметнулась над толпой.

– Гуннар, будь другом, расскажи, как ты тут оказался? – обратился Валерий к старому знакомцу.

Внушительный Гуннар сразу сделался вроде как меньше ростом, смущенно потер ладони:

– Сам терзаюсь этим вопросом. Гулял по Лондону после важной встречи, напали не пойми кто, скрутили, вырубили – очнулся уже здесь.

– А что насчет вас? – Валерий переключился на девушку. Та отвечала звонко, как отличница на уроке:

– Меня пригласили в Санкт-Петербург на научный симпозиум. Когда он закончился, ко мне подошел некий человек, попросил уделить ему пару минут вечером. Мы встретились в моей гостинице, поднялись в кафе, уже пустое. А потом – внезапная потеря слуха и зрения, невозможность пошевелиться и…

– Достаточно! Думаю, любой из вас – включая людей – расскажет нечто подобное. И это стало возможным, потому что Книга вновь явила себя миру. И начала наделять желающих своими страшными талантами. Откуда, по-вашем у, взялись некры, которые удерживали вас ту т? Создавать их – еще один талант Книги.

– Невероятно! – тоненько ахнул Гуннар. – Я не верю.

– А придется. Джулия!

Удивительно, но гордая вечница сразу образовалась рядом.

– Это Джулия, – представил ее Валерий. – Она владеет талантами Книги, так что, если кто-то сомневается… Но я бы советовал не терять время. Лаборатория вот-вот будет атакована.

– Какого дьявола?! – крикнул кто-то из толпы.

– Отличный вопрос. Опишу ситуацию кратко. Креон – думаю, вы с ним знакомы – из каких-то неведомых нам соображений заминировал дворец. Взрыв может произойти в любой момент. Лаборатория не пострадает, она слишком далеко, да и глубоко под землей. Сегодня мы переправили сюда людей, слуг из дворца. Но Креон узнал об этом и весьма забеспокоился. Возможно, он захочет уничтожить лабораторию и все результаты исследований, чтобы сохранить их в тайне…

Толпа взревела.

– А кто привел сюда людей без нашего ведома?! Нас подставили! – кричали одни.

– Это чушь, мистификация! – орали другие.

Парень, чья рельефная мускулатура была заметна даже под свободной униформой, подобно пробке выскочил из толпы и вцепился в Валерия. Оба мигом оказались на полу. Гуннар, охнув, полез их разнимать, но парень ногой отшвырнул его в сторон у. Джулия раздраженно закатила глаза, затем скрестила руки – и Валерию только и оставалось поднять с пола оцепеневшую статую и не слишком бережно прислонить к стене.

– Хватит! – рявкнул он. – Между собой мы всегда успеем разобраться. Сейчас нужно решить, что делать: выбираться на поверхность и спасаться бегством или принять бой? Но лучше не на этой территории, а выдвинуться во дворец.

– Я выбираю второй вариант, – раздался странный, лишенный интонаций голос.

Марат не сразу сообразил, что заговорил все еще пребывающий в частичном оцепенении парень у стены. Словно бы статуя заговорила. Но никто не рассмеялся.

– Как тебя зову т? – повернулся к нему Валерий.

– Живко. Прости, не могу подать тебе руки. Но я с самого начала твердил этим трусам, что нечего вкалывать на гадов. Нет, тряслись все, как…

– Я понял, – остановил его Валерий. – Кто думает так же, как Живко?

Высокий мужчина с залысинами выступил вперед:

– Ты вроде сказал, парень, что дворец заминирован? А теперь предлагаешь нам туда прогуляться, попутно дать бой веч-никам, да еще таким, как эта девица. – Он боязливо указал подбородком на Джулию. – Ты сам себя со стороны слышишь?

– Можно просто разбежаться, некров сейчас наверху нет, – терпеливо напомнил Валерий. – Но для людей это плохой вариант. Там война, никто не станет разбираться, кто вы такие и почему так странно выглядите. Даже если сумеете натурализоваться – никогда больше не увидите своих близких. А вот если захватим дворец – будет шанс завладеть Книгой, переместиться в свое время. Но здесь оставаться нельзя, это мышеловка. Креону достаточно изменить состав воздуха, чтобы никто из нас больше не рыпнулся. Поэтому предлагаю вечникам отправиться во дворец. Люди, конечно, пока останутся ту т…

«Как бы не так», – усмехнулся про себя Марат.

– Так, я в деле. – Живко наконец отклеился от стены. – У меня еще мать жива, так что здесь мне не место. Ребята, кто с нами?

Толпа начала распадаться на две группы: юные выходили вперед. Первой выскочила та бойкая прилизанная девица. Гуннар, который и так стоял впереди, засуетился, явно сомневаясь, правильно ли он выбрал позицию. Пару раз вздохнул и проговорил в пространство:

– Но я как-то не вижу перспектив. О талантах Книги наслышан, и, если хоть десять процентов слышанного мной правда – нам всем конец.

Девушка сокрушенно качнула головой:

– Постыдись, Гуннар, ты все-таки викинг.

– Милая Тамара, викингом я был лишь пару десятков лет, тогда как кабинетным ученым являюсь уже много столетий, – парировал юноша. – Так что не возлагай на меня особых надежд.

– Отлично, управимся и без тебя!

– Разве что… – Бывший викинг бросил быстрый взгляд на Джулию, присоединившуюся к ней Маэсу и двоих вечников в простынях. – Они тоже что-то могут?

– Они такое могут, что даже в наших легендах не рассказывается, – невозмутимым голосом заверила его Джулия.

Это произвело настоящий фурор. Еще пятеро вечников вышли вперед. А среди них затесался седенький профессор, по фигуре напоминающий вопросительный знак.

– Альберт Анатольевич, – из-за плеча Валерия обратился к нему Санин. – Вы, возможно, не расслышали…

– Все я расслышал, дорогой, – живо отозвался профессор. – Давно мечтаю испытать в действии мою разработку. К тому же не хочу, чтобы меня тут банально забыли.

После его слов еще человек десять вышли вперед.

Валерий выдержал блестящую паузу и сказал нечто такое, что заставило лица потенциальных бойцов недоуменно вытянуться:

– Нужно готовиться к битве, но надеяться на лучшее. Возможно, мы обойдемся и без этого.

– Это как так? – Бывший викинг Гуннар очень правдиво изобразил разочарование.

– Очень просто. Мы не станем пробираться во дворец по туннелям, а поднимемся на поверхность, подойдем к зданию и взорвем ограду. Высока вероятность, что запертым внутри ее вечникам и в голову не придется сражаться с нами: они попросту разбегутся, пока есть такой шанс. Жизнь в прошлом их не слишком пугает, а те, кто был предан Креону, наверняка давно переменили свои взгляды.

При этих словах Марат непроизвольно глянул на Джулию – вечница стояла бледная и смотрела себе под ноги.

– И нам останется только проследить, чтобы никто не прихватил с собой Книг у. Но прошу всех запомнить: прикасаться к Книге нельзя.

– А что будет? – немедленно спросил долговязый темнокожий парень.

– Оцепенеешь, вот что, – ответил ему Валерий. – И это не легенды, поверь мне. Среди нас есть трое, кто пробыл в таком состоянии со времен Шаргаима.

Изумленные возгласы и взгляды, безошибочно обращенные на экзотичную троицу.

– Даю всем десять минут, – весомо произнес Валерий. – Готовьтесь, продумывайте свою стратегию, у кого есть оружие – проверяйте, кто верует – молитесь.

Люди некоторое время еще оставались на местах, словно раздумывая, как перейти к действиям, а потом ручейками растеклись по всей лаборатории.

Марат с Валерием зашли в кабинет Евгения Львовича, пока пустующий. Первый расположился на кушетке, второй оседлал стул с высокой спинкой. Стул, как и большинство предметов в лаборатории, был белого цвета.

– А ты крут, брат, – сказал Ворон. – Построил всех на счет раз. Думаешь, выгорит это дельце? В смысле, уверен, что правильно поступаешь?

Валерий покачал головой:

– Абсолютно нет. Скорее всего, я загублю сегодня десятки жизней.

– Да ладно? Что так?

– Силы слишком неравны. Даже если с десяток вечников из дворца по каким-то причинам примут бой – мы, скорее всего, проиграем. Их таланты слишком разнообразны и непредсказуемы, мы даже не знаем, с чем имеем дело. Наверное, более логичным вариантом было бы выбраться на поверхность и разбежаться в разные стороны. Но людям однозначно не выпутаться из этой передряги. Человек из двадцать первого века не сумеет правдоподобно изобразить беженца или партизана. Мужчин расстреляют как шпионов или перебежчиков, судьбы женщин и детей также будут печальны. Вот с вечниками все наоборот: здесь они выживут без проблем, а я собираюсь вести их на смерть. Может, все дело в том, что мне самому очень хочется вернуться в будущее?

Вернуться хотелось и Марат у. Потому он сказал с наигранным оптимизмом:

– Ну, у нас тоже есть Джулия и ребята. Кстати, ты доверяешь ей?

Валерий кивнул уверенно:

– Определенно. Джулия – умная девушка, она догадалась, что ее возлюбленный поражен загадочным мороком, и собирается взорвать дворец вместе с собой. Этого она допустить не может и будет всеми силами пробиваться во дворец. А что не позволит никому убить его – нам это только на руку. Креон нам нужен, чтобы выпытать у него, где Книга. Только, боюсь, она даже не во дворце.

– Как это? – опешил Марат.

– Хозяин Книги может путешествовать во времени и налегке. Только с ней. Какой смысл ему сидеть здесь и дожидаться взрыва? Думаю, он в другом времени, возможно, уже и дорогу сюда забыл.

Ворон чуть с кушетки не свалился от разочарования. А минуту назад цель казалась такой достижимой. Вскочил на ноги, пока не раскис еще больше, сказал коротко:

– Ладно, а я выдвигаюсь, пожалуй.

– Куда это?

– Как – куда? Сашку искать. Пойду обычно, туннелем.

– А смысл? – пожал плечами вечник. – Сейчас все вместе отправимся. Мы тоже во дворец, если что.

– Не, вдруг у вас там заварушка начнется, будет не до спасения отдельно взятых личностей. А меня Весна прибьет, если не вытащу этого клоуна. Разберусь с ним – и на плац, вам на подмогу.

Валерий выглядел не на шутку огорченным. Проговорил без всяких попыток смягчить сказанное:

– Слушай, ты должен понимать… вряд ли еще можно что-то сделать. Твой приятель Креону без надобности, а для создания новых некров сейчас наверняка хватают всех подряд, кто не успел уйти с нами. И его не спасешь, и сам погибнешь.

– Спасибо, что просветил. Но я все же постараюсь.

Уже в дверях Марат остановился и сказал:

– Ну ты там гляди… чтоб все нормально было.

– И ты тоже, – чуть дрогнувшим голосом отозвался вечник.


Оставалось перед уходом только глянуть на семью и попрощаться с Евгением Львовичем, подевавшимся куда-то так некстати. Однако, едва войдя в зал ожидания, Ворон увидел Санина, который в окружении разгоряченных и сбитых с толку людей пытался что-то им втолковать и успокоить.

Прибывшие уже успели расстелить по периметру зала свои матрасы, одеяла, разложить пожитки. Кто-то даже подкреплялся с дороги. В самом центре Вельшин обнаружил мать в самом худшем ее состоянии: она сидела на одной из сумок, с напряженной спиной, словно впала в ступор, обеими руками прижимала к себе сына и дочь. Те знали, что вырываться бесполезно, и помалкивали, испуганные и взъерошенные. Женщина вскинула на Марата глаза и произнесла пустым голосом:

– Я давно не видела твоего отца. Не уверена, что мы должны быть здесь.

– Все в порядке, мам. Отец не станет сердиться, – сказал Марат и ощутил ком в горле. – Я как раз сейчас иду за ним.

– Наклонись ко мне!

Он наклонился, слегка удивленный. Мать подняла руку и вдруг с давно забытой нежностью погладила старшего сына по голове. Что-то дрогнуло в ее лице, и женщина пробормотала:

– Волосы густые, совсем как у деда.

После чего снова впала в оцепенение. Марат отошел с каким-то странным чувством, что мать попрощалась с ним. Он направился было к выходу, но его догнал старший Санин.

– Нам нужно поговорить, Марат. Но давай сперва выйдем отсюда.

В темпе покинули зал ожидания, и сразу на выходе Евгений Львович произнес взволнованно:

– Я сейчас видел там одну девушку. Так вот, ее привозили сюда однажды ночью. Я засиделся в своем боксе и подглядел сквозь жалюзи. Она была словно не живая. Рад, что с ней все обошлось.

– Полина? – смекнул Вельшин. – Ну, красивая такая?

– Красивая и очень грустная, – усмехнулся мужчина.

– Я понял. – Ворон метнулся обратно в зал.

Полину он вскоре обнаружил сидящей на скомканном одеяле, с прижатыми к лицу ладонями. Кажется, ревела. Марат, озадаченный, присел рядом на корточки, осторожно коснулся ее рук, развел в стороны. Девушка вскинула на него заплаканные глаза – и втянула голову в плечи.

– Полин, слушай, ты прости. Кажется, я погорячился насчет Сашки… да и вообще. Слушай, ты не помнишь такого, чтобы тебя ночью уже привозили сюда… ну, или вообще куда-то везли?

Ужас явственно отразился на лице девушки.

– Н-нет… но…

– Что?!

– Помнишь ту ночь, когда я разбила вазу? Я ведь не сочинила тогда, некр правда заходил в мою комнат у. Хотя ты наверняка подумал…

– Ничего я не подумал! Дальше что?

– Вот в твою правда никто не лез, тут я соврала. Боялась, что иначе ты и слушать меня не станешь. А на следующую ночь я спала в своей комнате, и, когда проснулась, мне было как-то не по себе. Самочувствие жуткое, и лежала я головой к двери, хотя никогда так не ложусь…

Марат вдруг вспомнил о загадочных бахилах. И как сам промаялся пару дней от непонятной болезни.

– Знаешь, ты не пугайся, но тебя могли привозить сюда в ту ночь. Один человек это видел. И вполне возможно, они использовали тебя для опытов, сделали из тебя человека-маяка.

– Что?! – ахнула Полина.

– Я не в курсе, что это значит. Но не исключено, что теперь Креон может видеть твоими глазами, слышать ушами или еще как-то сигнал получает. Поэтому так и случилось со мной и с Сашкой.

Полина обреченно опустила голову. Прошелестела:

– И что теперь?

– Да ничего. Разобрались – и ладно. И прости меня за то, что орал на тебя. Главное, сиди здесь и никуда не выходи, ладно?

Вельшин уже вскочил на ноги, и Полина лишь беспомощно глянула ему вслед.

Через полчаса пробежки по лабиринту туннелей, который теперь казался ему совсем не сложным, Марат оказался на цокольном этаже дворца. И первым делом прислушался: кажется, в последнее время он научился чувствовать дворец, как безошибочно чувствуют родственники состояние больного члена семейства. Сейчас дворец как-то нехорошо затих. Этаж был абсолютно пуст, на бетонном полу валялись брошенные в спешке вещи, поскрипывали на сквозняке распахнутые двери комнат.

Взбежал на первый этаж – та же картина, тишина и пустота. Мелькнула странная мысль: а что, если вечники втихаря уже оставили дворец? Подошел к окну, глянул на плац – нет, стальной забор все так же поблескивает в тусклом свете дня.

Проходя одной из галерей, он все же увидал двоих, стоящих к нему спиной в нише у окна. Судя по обтрепанной и запыленной одежде, это не могли быть вечники. Ворон подошел поближе, за пару метров окликнул:

– Эй, парни!

Те неуклюже развернулись, и на Марата уставились тусклые мертвые глаза. Он попятился, уже понимая, какого свалял дурака: даже не подумал, что такие мелкие и хилые могут оказаться некрами. Но ведь и выбора у Креона больше нет. Некры, наверняка получившие инструкции насчет людей, двинулись прямо на него, широко разведя руки, словно на медведя шли.

Ворон рванул прочь, заскочил в Овальный зал, где больше было места для маневра. Некры продвигались за ним длинными прыжками, будто собирались взлететь. Один, маленький, плюгавый, был особенно шустр, и на короткое мгновение Марат ощутил, как чужие пальцы коснулись его спины, попытались вцепиться в свитер. И ушел вбок, сбрасывая преследователя.

Но на пути каким-то образом возник второй некр. Вельшин заметался и влетел в первую же комнату с приоткрытой дверью. Это могло оказаться очень плохим решением. Огляделся – и узнал Парадную опочивальню, которую занимал Креон. Захлопнул за собой дверь, понимая, что она будет выбита через мгновение. Но этого не случилось – похоже, сюда некрам вход был воспрещен. И только после этого он огляделся.

И увидел Сашку. Тот стоял на коленях возле белоснежной балюстрады, отделяющей царское ложе от прочего пространства комнаты, упираясь лбом в порожек. В пару прыжков Марат оказался рядом и тут сообразил: руки Ревунова были заведены назад и примотаны к бортику веревкой таким образом, чтобы он мог немного двигаться из стороны в сторон у.

– Долго смотреть будем? – пропыхтел Сашка. – Я себя чувствую как какая-то наложница.

– Я потом над этим поржу, – посулил ему Вельшин, вытаскивая из кармана нож.

Освобожденный Ревунов завалился на бок, растирая конечности и постанывая от боли.

– Ладно, можешь ржать, разрешаю. Главное, что хоть освободил.

– Тебя Креон сюда притащил?

– А кто же еще? Самолично примотал.

– Видать, глянулся ты ему, – не удержался Ворон.

– Слушай, ты сейчас нарвешься! – Сашка едва не вскочил на ноги, но с воплем свалился обратно. – Ладно, подлечись сначала, все равно на роже живого места нет.

– Давай сматываться в темпе. Идти можешь?

– Нет пока.

– А если полз… – Ворон не договорил, потому что в дверях возник сам Креон. Новому персонажу он не удивился – наверняка некры ему уже доложили.

– Ну наконец-то, – мягким тоном произнес Креон, при том что взгляд его, устремленный на Марата, мог бы испепелить своей яростью сибирскую тайгу. – Я был очень обеспокоен, когда исчез мой золотой мальчик. Уже собирался спешно вернуться, чтобы заняться поисками.

«Откуда вернуться? О чем он вообще? – судорожно соображал Ворон. – Или… или это настоящий хозяин Книги сейчас со мной говорит?»

Он открыл рот и испытал, что чувствует глухонемой – звуки не шли. Но упускать случай было нельзя. Ворон мысленно рявкнул на себя, и сразу стало легче.

– Кто вы такой? – спросил он. Стоящий рядом Сашка до невозможности вытаращил глаза и тяжело задышал. – И зачем я вам понадобился?

Креон растянул губы в улыбке – словно кто-то за веревочки потянул, – и тут со стороны плаца раздался грохот. Хоть окна опочивальни и выходили в сторону парка, все равно стекла задребезжали.

Что-то бросив на незнакомом языке, Креон метнулся к выходу. Дверь захлопнулась, скрежетнул ключ в замке.

– Да что происходит-то? – отмер Ревунов. – Что это взорвалось? И почему ты так странно…

– Это ограждение рвануло. Валерий с другими вечниками – и некоторыми людьми – решили ворваться во дворец, найти Книгу и вернуться в наше время. Возможно, будет большая битва.

– Блин, а мы тут за…

Снова скрежет в замочной скважине. Похоже, Креон только и успел обозреть плац через окно. Но дверь приоткрылась как-то робко, и в нее бочком просочилась Полина.

– Ребята, уходим, уходим! – зачастила она. – Этот тип оставил ключ в замке, и он сейчас вернется…

Заглушая ее слова, взвыла сирена, заполнила собой каждый миллиметр пространства. Ребята выскочили из опочивальни, Сашка запер покои и опустил ключ в карман.

Пока выла сирена, в темпе спустились на первый этаж дворца, забились в караульную. Сирена разом смолкла, и некоторое время беглецам пришлось хлопать себя по ушам, отгоняя ощущение глухоты. Потом Ворон все же решил прояснить ситуацию:

– Полин, какими судьбами? Я ведь тебе сказал…

– Чем-то недоволен?

Сейчас девушка ощущала себя гораздо уверенней, глаз больше не прятала.

– Нет, но все же?

– Когда ты ушел, люди в зале ожидания стали волноваться. Никто не понимал, что творится. К нам зашли некоторые из тех, кто работает в лаборатории, у одного даже семья там оказалась. Они стали объяснять, какой план и что должно произойти. Я испугалась, что Креон это слышит, и побежала за тобой следом. Почти догнала еще в туннеле, но не стала подходить, чтобы опять не нарваться.

– Нет, я точно сейчас свихнусь, – посулил Ревунов. – О чем вообще она говорит?

– Полина, похоже, стала объектом эксперимента, – кратко объяснил Марат. – Евгений Львович видел, как ее привозили в лабораторию. И есть предположение, что она теперь вроде как передатчик, подает сигнал о происходящем вокруг. Потому тебя схватили, а еще прежде – меня.

– Я уже ничему не удивляюсь, – помотал головой Сашка. – Ладно, это потом, ты давай насчет битвы.

– Не потом! – Полина, присевшая было у стены, вскочила на ноги. – Я должна уйти! Иначе вас снова отловят.

– Да ладно, – пробормотал Ворон, в глубине души признавая ее правоту.

Но Полина уже выскочила за дверь.

– Ничего, отсидится где-нибудь, так даже лучше, – проводив ее взглядом, подытожил Ревунов. – Ну а мы же с тобой сейчас туда – на плац?

– Давай сперва глянем, что там у них происходит.

Они выбрались в вестибюль, припали к высоким арочным окнам. Отсюда весь плац был как на ладони. В заборе отсутствовала пара пролетов, вечники и люди уже вошли на территорию дворца и теперь потихоньку продвигались к центральному входу. Озирались, видимо, смущенные отсутствием реакции на их вторжение. Валерий шел впереди всех, и единственный выглядел невозмутимым, хоть и очень бледным. Только шрамы пылали, словно свежие ожоги.

– Слышишь?! – вдруг подскочил Ревунов. – Прячемся!

Парни едва успели нырнуть обратно в караульную, как вестибюль начал заполняться вечниками. Они спускались кто по Парадной, кто по Мраморной лестнице, пялились в окна, сбивались в кучки. Многие почему-то несли в руках старинное оружие, наведавшись по пути на оружейную выставку. Марат узнал и того немца, с которым так неудачно столкнулся на лестнице: теперь он был в джинсах и куртке, но в руках держал маузер.

Несмотря на вооружение, вечники вовсе не выглядели воинственными, скорее, походили на кучку подростков, которым после утомительного школьного мероприятия не терпится разбежаться по домам. Марат заметил, что почти все вечницы оружию предпочли туго набитые сумочки, а одна даже имела при себе портплед. Все говорило о том, что компания твердо намерена разойтись восвояси, как только определится с происходящим. Они приглядывались к тем, кто стоял в центре плаца, называли их имена, обменивались мнениями на разных языках.

Ребятам повезло: двое русскоговорящих остановились как раз напротив караулки. Кажется, этих неприметных парней Вельшин видел раньше в охране у Арсенального, в ближний круг они явно не входили.

– Тут аэродром в черте города, – сказал один. – Захватим самолет – и в Америку.

– Не долетишь, – хмыкнул другой. – Не то время. На этажерке далеко не учапаешь, разве что на перекладных. До Польши дотянем, а там немецкий «Арадо» прихватим или еще что. Полетим с комфортом.

– Можно и так. Только бы подальше от этого психа.

Ворон едва сознания не лишился от облегчения. Значит, они уходят! Значит, битвы не будет!

И вдруг все разом стихло, будто звуконепроницаемая пелена упала. Раздались шаги, мерные, четкие. Не нужно было и в щелку смотреть, чтобы понять, что в вестибюле появился Креон.

– Спасибо, что собрались здесь, друзья мои! – проговорил он с неприкрытой издевкой. – И даже вооружились. Кажется, у нас появилась неплохая возможность поразмяться в этот морозный денек.

Зловещее молчание. Потом заговорил кудрявый малорослый вечник, выглядевший лет на пятнадцать:

– Креон, я полагаю, разминаться ты будешь в одиночестве. Понимаю, мы были друзьями и все такое. Но нелепо требовать прежней преданности от людей, которых ты без всякого разумного объяснения запер в этом дворце и терроризировал мертвяками. И это твое обещанное веселое путешествие во времени? Покорно благодарю и – раскланиваюсь!

Кудрявый сделал шаг к выходу. И в тот же миг с жутким воем забился на мраморном полу.

Большинство вечников шарахнулись к стенам, но несколько парней, напротив, шагнули вперед, оголив запястья.

– Ты забыл, Креон, что не единственный владеешь талантами! – выкрикнул один, прежде чем соединить руки, второй сделал это молча. И – ничего не случилось.

Креон, злобно улыбаясь, продолжал стоять, как стоял. Зато один из нападавших рухнул на пол, второй схватился за глаза.

Вечники растерянно загомонили. Худющая девица с детскими хвостиками пробкой вылетела из толпы, подхватила под руку парня, который тыркался, ослепнув и оглохнув, во все стороны, и закричала:

– Браво, Креон! Скольких ты угробил, чтобы получить талант эгиды? Не удивляюсь теперь, что с десяток наших бесследно исчезли уже после появления забора. Мы-то думали, что им удалось как-то выбраться…

– Полно, Андреа, ты и сама небесталанна, – ухмыльнулся Креон. – Сколько юных деток не вернется домой по твоей милости?

– Зато я не убивала себе подобных, – ничуть не смутилась Андреа. – Мы здесь не охотились друг на дружку, а вот ты, похоже, воспользовался ситуацией.

Никто ее не поддержал. Судя по лицам жмущихся к стенам вечников, все хотели лишь одного: смыться как можно дальше и как можно скорее. Взгляды оценивали расстояние до дверей, потом неизбежно перебегали на руки Креона. Парень на полу продолжал вопить от боли, но на него мало кто обращал внимание.

– Вот что я вам скажу, мои дорогие! – с довольством сытого кота протянул Креон. – Сейчас вы, все до единого, выйдете на плац и разберетесь с теми, кто решил без приглашения заглянуть к нам на огонек. Пленных не брать. Естественно, каждый убитый вечник пойдет на ваш счет для получения нового таланта. А я буду внимательно наблюдать за вами. Кто попробует сбежать – будет вот так же корчиться до конца сражения. – Он ткнул пальцем в корчащегося бедолагу. – А после я его самолично прикончу, даже дух не дам перевести. Я понятно все растолковал?

На лицах вечников отразились ужас и смятение. Высокий мулат осмелился задать вопрос уже совсем другим, заискивающим тоном:

– Хозяин, но, может, сперва следует узнать, что нужно этим людям? Мы да же не знаем, хотят ли они воевать. Сред и них есть наши знакомые. Может… поговорить с ними?

Ответ прозвучал холодно и равнодушно:

– Нет нужды. Их намерения мне не интересны. Вы знаете, что нужно делать. Вперед.


Марат взмок под одеждой. Зрение сделалось каким-то зыбким. Молча наблюдал он сквозь щелку, как вечники торопливо толпятся у распахнутых дверей, роняют на пол лишние вещи. Среди этих вещей оказалось и оружие, ведь большинство в нем попросту не нуждалось. В ухо тяжело дышал Сашка. Когда Креон последним покинул вестибюль (проследив, чтобы никто не рванул в обратном направлении), парни выскочили из укрытия и прилипли к окнам.

А за ними происходило вот что. Те, кто пришел через ворота, все так же стояли в ожидании и выглядели жалкой кучкой напротив все прибывающих вечников из дворца. Креон так и остался на крыльце, набычившись и сложив руки на груди.

– Что за тип рядом с Маэсой и Джул? – спросил Сашка, и Ворону захотелось как следует пнуть его. Зачем праздные вопросы сейчас, когда все они обречены? Но все же ответил:

– Это один из проснувшихся парней.

– Круто. А второй-то где?

Марат пробежался глазами по лицам: странно, второго проснувшегося не наблюдалось. Неужели решил не лезть в драку? Хотя это ничего уже не меняет.

На его глазах пришедшие из лаборатории вдруг разом перестроились, видимо, по распоряжению Валерия. Вечники выстроились в цепь, закрыв своими спинами с десяток людей. Марат вздрогнул – в человеческой группе он узнал и Евгения Львовича. Рядом с ним стоял старый профессор и прижимал к себе левой рукой какой-то непонятный приборчик, похожий на миксер. Кажется, тяжелый – старший Санин придерживал старика за другую руку, не давая потерять равновесие.

Впереди же цепи встали четверо: Валерий, Джулия, Маэса и ее друг.

Долговязый парень из дворцовых быстрым движением сложил руки – и Джулия забилась на снегу. Но даже в таком положении ухитрилась ответить: ее обидчик начал поочередно хвататься то за глаза, то за уши.

– Сволочь! – взревел Сашка и ринулся к выходу, Вельшин едва успел схватить его за ремень.

– Свихнулся? Там нам сразу конец. Нужно придумать, чем мы можем помочь.

– Креона нужно вырубить, вот чего! – Сашка рвался из его рук, мотал в отчаянии головой, но мыслил вполне разумно.

Ворон и сам об этом думал, поглядывал на валяющиеся на полу рапиры, сабли, ножи. Как-то отвлечь, испугать? Но как, чем?

Он снова глянул в окно. Валерий помогал Джулии встать на ноги. Тем временем Маэса изящно сложила руки – и вся ватага дворцовых вдруг с воплями набросились друг на друга, нещадно работая кулаками.

Креон, выругавшись так, что было слышно в вестибюле, направил заклятие на Маэсу, и девушка рухнула, будто ей перешибли колени. Вечники, отряхиваясь, поднимались с земли. Видимо, опасаясь еще одной подобной атаки, они дружно устремились вперед. На бегу перескакивали через тех, кого выбивала из строя Джулия…

– Глянь, чего старикан творит! – ахнул Сашка.

Марат поспешно перевел взгляд на человеческую группу. И сам ошалел: старичок-профессор лежал на животе, выставил вперед свой приборчик, словно пулемет. Один из бегущих вечников вдруг оцепенел, пару секунд простоял на одной ноге и рухнул вниз. Потом второй, третий. Ворон бы и не понял, в чем дело, если бы не следил за дулом загадочного прибора, вспыхивающим то и дело мерцающим зеленым цветком. И самое удивительное – старичку ничего не было за стрельбу по вечникам.

Но тут бегущий в атаку немец пальнул в его сторону из пистолета. Старый профессор дернулся, перекатился на спину и замер. Евгений Львович бросился ему на помощь.

Друг Маэсы, не отвлекаясь на происходящее, примерялся к Креон у, не разнимая рук, шевелил губами. Пробить эту самую эгиду, о которой орала девица, пока не мог, но и не сдавался. У ног Креона вдруг закрутился снежно-грязевый смерч, начал подниматься все выше. Стало заметно, что Креон словно находится в защитном коконе, повторяющем контуры его тела с отступом на пару сантиметров. Этот кокон и облеплял смерч. Наконец достиг лица – и Креон словно оказался погребен внутри собственной, слегка увеличенной статуи. От неожиданности вечник заорал и начал молотить руками, стараясь очистить лицо. Но смерч окутывал его голову все новыми слоями.

Нападавшие воспользовались этим замешательством. Маэса снова сложила руки – и толпа наступающих вдруг разом замерла, вечники попятились, хватаясь друг за друга. Похоже, всем разом почудился обрыв у их ног. Но потом кто-то смелый перескочил незримую преграду. Он рвался прямо к древней, угадав в ней самую большую опасность. Но звездой сверкнул летящий клинок Джулии – и глубоко вошел в его грудь.

Тем временем место у прибора занял Евгений Львович – даже издалека Марат видел, как он сосредоточенно щурится, разбираясь в устройстве. Старик лежал на прежнем месте, но теперь руки его были скрещены на груди.

Новая попытка продолжить атаку. Ага, прибор снова заработал – попадали новые оцепеневшие. Марат с удовольствием заметил, что первые так и не поднялись. Креон все еще боролся со смерчем и был вне игры. Джулия с кинжалом на изготовку выцеливала новую жертву, Маэса ее прикрывала, зорко приглядывая за чужими руками. В этот миг победа показалась Ворону возможной. И он испытал жгучий стыд за то, что сам до сих пор не поучаствовал в битве.

Креон с громкими проклятиями сумел расчистить себе обзор и атаковал древнего. Тот упал на снег, забился в конвульсиях. В это время один из вечников второго ряда выскочил вперед и закрыл его своим телом. Это стало сигналом. Еще двое, среди них бывший викинг и Тамара, закрыли собой Джулию, Живко и темнокожий парень – Маэсу. Но прежде древняя успела снова сложить руки…

На этот раз дворцовая группа повела себя совсем странно. Все разом завертели головами, каждый находил взглядом какую-то точку сбоку или позади себя. Некоторые закрыли лица руками, другие, привставая на цыпочки, кричали и махали руками кому-то невидимом у.

Креон нанес удар по тем двоим, что закрывали Маэсу, но их тут же сменил еще кто-то.

Снова заработал загадочный прибор. Креон в бешенстве перевел туда взгляд, сцепил руки. Но Валерий успел прыгнуть на траекторию проклятия, закрыв собой Евгения Львовича. Секунду спустя он недвижимо лежал на снег у. Куртка разом стала красной, будто что-то вспороло грудную клетку вечника. Затем подобная участь настигла и тех, кто защищал Джулию. Девушка, уже собиравшаяся метнуть кинжал в прущего на нее вечника, вскинула голову и в упор глянула на своего бывшего возлюбленного. Креон, кривя губы, сложил руки…

Ревунов с воплем рванул к выходу, успев подхватить с пола короткий меч. На полном ходу он невероятным образом почти сумел добежать до вечника, целясь мечом ему в бок. Лишь на последних мгновениях оружие выпало из его рук. Падая, Сашка намертво вцепился в колени Креона и опрокинул его на террасу дворца. Бешено ругаясь, вечник лишь через пару секунд сумел оттолкнуть от себя безжизненное тело.

Марат больше не мог смотреть. Он заметался по вестибюлю, беспорядочно хватая оружие и снова роняя его. В голове крутилась мысль: только не умереть бессмысленно. Выждать нужный момент и поступить как Сашка. Или?..

Легкий кинжал с тончайшим лезвием сам лег в руку. Вельшин на миг вернулся к окну, оценивая обстановку. Но оценивать было нечего: на плацу разразилась настоящая бойня. Никто уже не воевал друг с другом, дворцовые вечники пытались бежать, но падали замертво, поражаемые Креоном. Маэса и ее друг пытались остановить его, но бесполезно. Зарождавшиеся смерчи он теперь замечал и отскакивал в сторон у, другие же заклинания разбивались об эгиду.

Ворон метнулся на порог, заорал:

– Креон! Остановись!

Вечник, не разнимая рук, чуть скосил на него насмешливый взгляд:

– Бросался бы хоть без предупреждения, – и пнул недвижное тело Сашки на каменном пороге.

– Нет! Посмотри на меня!

– Ну что еще?

Но все же посмотрел: Ворон стоял в пяти шагах от него, угнездив кончик ножа в ложбинке под горлом.

– Кажется, я очень нужен том у, кто управляет тобой, гад? А?

Он не ждал, что сработает. Но Креон оцепенел, взгляд его сделался блуждающим. Потом вечник проговорил с напрягом:

– Прекрати… это. Опусти кинжал.

На плац он больше не смотрел. Десятку счастливцев уже удалось скрыться за забором. Пришедшие из лаборатории старались помочь пострадавшим. Но Креона это больше не волновало.

– Перестань, – хрипло взмолился он. – Ты нужен хозяин у. Он убьет меня, если ты пострадаешь. Что ты хочешь?

– Прекрати бойню, – сказал Марат. При разговоре нож забавно щекотал горло. – Отдай Книг у.

– У меня ее нет, глупец!

– А где?

– Она у хозяина. У настоящего хозяина, я же говорил об этом. Он постоянно путешествует во времени и Книга всегда при нем.

– Ну так зови его сюда.

– Что?!

– Хозяина зови. Пусть подваливает вместе с Книгой. Или мне терять нечего. Ну?

– Конечно. Сейчас… – Но что-то изменилось в голосе Креона, и Ворон насторожился. Попытался оглядеться, при этом не поворачиваясь к вечнику спиной. И все же оказалось слишком поздно.

– Да хватайте же! – рявкнул Креон.

И сильные руки сковали Вельшина со спины словно цепями, выдавили воздух из легких. Кинжал выпал, потемнело в глазах. Сквозь пелену он слышал ликующий голос Креона:

– Так, вы двое – в лабораторию, полная зачистка. Остальным догнать и убить всех предателей до единого. Хотя нет… сперва все в погоню. Чтобы никто не ушел. А ты держи парня, чтобы не рыпался.

Вельшин уже мог немного повернуть голову. Хотя он и так знал, что увидит некров. Черт, он ведь даже не вспомнил о них! А Креон, оказывается, попридержал мертвых слуг в резерве. Четверка мертвяков уже галопировала к пробоине в воротах, пятый остался держать Марата.

– Так, не мешало бы пополнить запас, – пробормотал Креон. И склонился над телом Сашки.

– Не смей! – заорал Вельшин, изо всех сил забился в руках уже утаскивающего его некра. Креон радостно ухмыльнулся, сделал стражу знак подождать.

– Хочешь полюбоваться?

И сложил руки. Но вдруг лицо его дернулось, взгляд рывком переместился на плац. Ворон машинально глянул туда же.

В ворота шеренгой входили люди. Выглядели они странно, даже дико: заросшие лица, бороды до колен, у женщин волосы стелются едва ли не по земле. Одежды изорваны, поверх некоторых намотаны какие-то простыни и мешковина. Лица хмурые. Недобрые. Просто жуткие.

Креон попробовал осыпать новоприбывших грудой заклятий. Но группа немедленно перестроилась таким образом, что впереди оказалось трое парней и девушка – теперь уже можно было разглядеть, что лица пришедших юны. Видимо, эти четверо также обладали эгидой, потому что сколько не пыжился Креон – никто даже не сбился с шага.

Вот им навстречу попались те некры, которые были отправлены в погоню за бежавшими из дворца вечниками. Видимо, теперь мертвецы получили новый приказ от хозяина и поэтому атаковали. Жалкие попытки. Их смяли и в пару секунд попросту разорвали на части.

И вот древние уже под самым дворцом. Кажется, до Креона только сейчас дошло, что пора бежать. Коротко вскрикнув, он метнулся к входной двери. Но рухнул, как подкошенный, стоило идущему впереди высоченному смуглому вечнику скрестить на миг руки. Еще через мгновение он был подхвачен и высоко поднят в воздух, подобно военному трофею.

Некра отшвырнули от Марата, словно щенка, что с ним сделали – он смотреть не стал. Не до того было – Ворон пробивался к Сашке, почти что полз под ногами воинов. Добрался, подхватил на руки, понес – вечники молча расступались перед ним. Среди них Марат узнал парня из тройки проснувшихся. Он все-таки сумел отыскать под землей своих друзей.

Сашка был слишком тяжелый, сползал с рук. Или это силы совсем оставил и Ворона? Но он продолжал брести вперед. Один из вечников, истощенный, рыжебородый, догнал, молча взял из его рук печальную ношу и вдруг сказал по-английски с каким-то странным акцентом:

– Я помог у, парень.

– Спасибо, – пробормотал Марат. – Что вы сделаете с Креоном?

– Лучше тебе этого не знать. Он обрек нас всех на многолетние муки – его смерть не будет легкой.

– С удовольствием даже посмотрел бы, – скрежетнул зубами Вельшин.

Они дошли до копошащихся посреди плаца людей. Рыжебородый положил Ревунова на землю, а к нему самому тут же бросились Маэса и ее друг, заговорили все разом на каком-то певучем, давно исчезнувшем наречии. Ворон увидел Джулию: она стояла бледная, закусив губу, и смотрела в сторону дворца. Наверняка уже поняла, какая смерть ждет Креона.

Увидел и Евгения Львовича: тот вместе с Тамарой оказывал помощь викинг у, похоже, сильно пострадавшем у. В сторонке на относительно чистом и не затоптанном снежном пятачке лежали те, кому уже было не помочь: старичок-профессор, Тамара, Живко, Валерий, еще кто-то, кого Ворон не знал. Рыжебородый, прервав беседу с друзьями, перенес к ним и Сашку.

Маэса подошла к Джулии, вдруг положила руку ей на плечо и закрыла глаза. Она, похоже, только что узнала о смерти Дио. Марат сел на землю и подумал о том, как хорошо бы сейчас просто уснуть и больше ничего не чувствовать.

Глава 19
ДОЛИНА СМЕРТНОЙ ТЕНИ

Бывает такое состояние, когда человек сам не понимает, спал он или бодрствовал, грезил о чем-то или видел сны. Так ощущала себя Лида, когда утром следующего дня шла на встречу с Фреей. Усилием воли изгнав все мысли из головы, она только перекатывала во рту, как камешек, единственное слово «нет».

Фрея уже была на месте, нетерпеливо прогуливалась вдоль причала. Несколько неприметных темных фигур невдалеке почти сливались с деревьями. Заметив Лиду, вечница вздрогнула, замерла в неловкой позе, словно не в силах пойти ей навстречу. Девушка вгляделась в бледное лицо Фреи – и вдруг от души пожалела ее вопреки всем у.

– Привет, – отмерла та. – Ты приняла решение?

Лида кивнула. Она ждала вопросов, но Фрея только таращила на нее прозрачные глаза и тяжело дышала.

– Давай только сначала немного поговорим. Просто обсудим кое-что, ладно?

– Зачем? – прошелестела вечница.

– Ну, я не знаю… для очистки совести, как моя мама говорит.

– Ладно. Говори.

– Фрея, я не смогу выполнить то, о чем ты просишь. Это просто невозможно. К тому же, если я нарушу правила Наследников, может пострадать весь наш мир.

– Предатель так сказал? – бледнея от ненависти до снежной белизны, прошипела девушка.

– Да хоть трижды предатель! Но это же правда: в Книге сказано, что Наследник не может нарушать законы времени. Сразу последует наказание, и наказан будет не только он – все поколение вечников. Книга сильно пострадала, но ты должна помнить эти слова.

– Там не так сказано! – привставая на цыпочки, выкрикнула Фрея. – Про наказание – да, но не так конкретно!

– Ага, значит, ты надеешься, что за все буду отдуваться только я. Чудесно. Но подумай, Фрея, почему мы никогда не встречаем вечников, которые жили еще до Шаргаима, десятки тысяч лет назад?

Маленькое выразительное лицо Фреи сложилось в презрительную гримасу:

– Да что мне за дело? Мало ли что их убило, даже знать об этом не хочу!

– Опомнись, Фрея! Ты хочешь, чтобы я спасла твоего сына и сделала вечником? Но какой в этом смысл, если все ныне живущие вечники будут уничтожены?

Сказала – и сама испугалась загнанного выражения, которое возникло на лице Фреи. Вдруг показалось, что та немедленно отдаст ее на растерзание некров, а сама отправится мучить и убивать ее друзей. Лида даже попыталась осторожно освободить руки от перчаток. Но вечница вдруг расхохоталась:

– И что с того? Что я теряю? Я уже говорила: если моему сыночку не жить – то никому не жить. Это все, что тебя смущает? Забота о вечниках? О, понимаю, твои друзья! Лида, они же в любом случае погибнут вместе со всеми или в индивидуальном порядке. Только во втором случае их смерть будет куда более мучительна, вот и все!

Лида сглотнула горячий ком в горле, похожий на шаровую молнию. И сказала почти спокойно:

– Я знаю. Но я не стан у…

– Погоди-погоди! Теперь моя очередь кое-что тебе сказать, – зачастила Фрея. – Ты почему-то так и не спросила про своего рыжего дружка, наверное, боишься услышать правду. А я скажу тебе, где он. Обездвижен с помощью Книги и упрятан в одной симпатичной расщелине глубоко под землей. Так что давай, дорогая, спасай мир вечников! И твой друг простоит там тысячелетия! Ну, как тебе это?

Лицо невысокой Фреи почему-то оказалось над головой, как будто та взмыла в воздух. С полным равнодушием Лида осознала, что сидит на снег у, а вечница, захлебываясь истеричным смехом, протягивает ей руку. Чужую ладонь она оттолкнула, встала на ноги самостоятельно. Фрея тут же заткнулась, точно уловив, что наступил решающий момент. И спросила тихо, почти равнодушно:

– Ты сделаешь, что мне нужно? Да или нет?

– Да, – сказала Лида.

Фрея замерла, прикрыла глаза, словно не в силах до конца поверить в собственную победу. Потом осторожно произнесла:

– Хорошо. Тогда пойдем.

– Что, прямо сейчас?

Колени предательски дрогнули, и Лида испугалась, что снова позорно шлепнется на землю.

– Зачем тянуть? Я ждала слишком долго. А разве тебе не хочется скорее оказаться рядом с друзьями, с матерью?

«Вряд ли это случится», – прозудело где-то на краю сознания.

– Хорошо, пошли.

Фрея крутанулась на каблуках и почти побежала по тропинке между сугробами. Лида двинулась следом, фиксируя краем глаз, как стронулись с места черные фигуры.

Идти пришлось совсем недолго. Фрея вихрем пронеслась по дорожке вдоль озера, они перешли горбатый мост и скоро оказались рядом с охотничьим домиком из красного кирпича с двускатной крышей, сохранившимся в парке еще с царских времен. В окнах за легкими занавесками горел свет, – кажется, здесь жил парковый смотритель. Вечница, взбежав по невысокому порожку, распахнула дверь:

– Проходи!

– А где те, кто здесь живет?

– Понятия не имею, – бросила через плечо Фрея. – Вокруг дома невидимая граница, так что хозяева тут точно не появятся.

Лида вступила в приятное тепло обжитого дома, немного захламленного, с кучей немытых чашек на самодельном дубовом столе, с кучей смятых тряпок на кровати. Стулья завешаны одеждой. Похоже, именно здесь обитала Фрея все последние дни.

А в центре стола лежала Книга. Лиду затрясло от одного взгляда на нее.

– Слушай внимательно, – захлебываясь словами, заговорила Фрея. – Я переброшу тебя в утро того самого дня, когда Энгель…

– Эй, почему так поздно? – запротестовала Лида. – Разве мне не нужно как-то осмотреться в том времени, ну, сориентироваться?

– Не нужно, – ухмыльнулась девушка. – Ничего сложного от тебя не требуется. К тому же ТОТ день я помню поминутно, мне проще тебя направить. Вот, возьми.

Она протянула Лиде тетрадный лист в клеточку, исписанный аккуратным, четким почерком.

– Здесь все, что тебе нужно знать. Когда окажешься в сорок втором, иди сразу вот по этому адресу. Нет, сперва переоденься, одежда вон там. – Кивок на один из стульев. – Муж с утра отбудет в штаб. В тот день во дворце намечался грандиозный прием, я все утро готовилась к нем у. Перед приемом мы с моим мальчиком собирались прогуляться, он ждал меня во дворике перед домом. Подойди и заговори с ним, только постарайся не попадаться мне на глаза: я часто выглядывала в окна, чтобы быть спокойной за моего Энгеля.

Лида тихо застонала – и там будет Фрея! Потом спохватилась:

– Эй, а как я должна с ним разговаривать? Я по-немецки кроме «Гитлер капут» ничего не знаю.

Фрея усмехнулась, показав плотно сжатые зубы:

– Ничего страшного. У Энгеля всегда были поразительные способности к языкам. Я с пяти лет занималась с ним английским. Он даже русский пытался освоить самостоятельно, когда узнал, что его папочка отправляется завоевывать эту огромную дикую стран у.

– Хорошо, что дальше?

– Сделай, что должна, но не пугай моего малыша – поговори с ним сначала. Постарайся как-то объяснить, подготовить. А потом вместе возвращайтесь в этот дом.

– Книга так и останется лежать на столе? В смысле, я ведь не умею проводить невидимую границ у, вдруг сюда кто сунется в том времени. Или мне ее с собой таскать?

– А Книгу я тебе и не дам.

– Как так?! – вырвалось у ошарашенной Лиды. – Ты что, предлагаешь мне путешествовать во времени без Книги?

– Книгу не дам, – повторила как отрезала вечница. – Мало ли что там придет в твою голову. Но ведь ты Наследница, ты можешь путешествовать и без нее. Но только в пределах трех лет. Перенесешься на два года вперед, в сорок четвертый, четкая дата и время на листке. А там я вас встреч у. Потом ты заберешь из дворца тех, кто тебе нужен, и мы все вместе вернемся в это время. Вот, все очень просто!

– Ничего себе просто, – пробормотала Лида ошеломленно.

Фрея даже ногой притопнула, настолько ее пожирало нетерпение.

– Так, клади руку на Книгу!

– Стоп-стоп, – попятилась девушка. – Ты ничего не забыла? Я не хочу снова оцепенеть.

– Что за чушь, ты же Наследница! – вскричала та. – Книга не властна над тобой. Если оцепенеешь, то на какие-то секунды, пока Книга не признает тебя. Но я все учла.

Лида только зубами скрипнула, вспомнив, какую шутку проделал с ней когда-то Сергей. Шагнула вперед, стянула перчатку с правой руки и положила ладонь на опаловую бледную кисть. Возможно, с холода та показалась ей почти горячей. Но тут и Фрея припечатала сверху ее руку своей крепкой маленькой ладонью, что-то пробормотала. Потом выдернула Книгу из-под Лидиной руки, торопливо попятилась к двери и скрылась за ней.

Лида проводила ее изумленным взглядом. Она так и не поверила до конца, что такое возможно, – вдруг взять и переместиться в прошлое. Подошла к двери, распахнула, ожидая увидеть там Фрею. Но девушки перед домом уже не было. Приглядевшись, Лида осознала, что к порогу вообще не ведут никакие следы, снежный покров лежит нетронутый и куда гуще, чем пару минут назад. На востоке багрово разгоралось холодное бледное небо…

Лида вернулась в дом и внимательно осмотрела брошенные на стул вещи. Скинула родную одежду и натянула на себя прямую твидовую юбку до середины икр и жакет с отложным воротом и единственной пуговицей – пришлось сильно втянуть живот, чтобы она застегнулась. Сверху – пальто в крупную серую клетку с огромными плечами и хлястиком ниже спины, а нечто круглое, фетровое, едва прикрывающее уши – на голову. Сапоги Лида решилась оставить свои, хотя на полу и валялись зауженные полусапожки. Шляпка-таблетка никак не желала держаться, пришлось Лиде распустить хвост и заколоть волосы узлом на затылке, как она видела на старых фотографиях. Поискала взглядом зеркало, но спохватилась: не было времени на подобную ерунду.

Взяла со стола тетрадный лист, вчиталась. Нужный ей дом находился на пересечении улиц Красной и Соборной.

Лида шла по парку и не узнавала его. Во многих местах земля была разворочена взрывами, столетние деревья раскиданы, как кегли. Вокруг одной из воронок суетились немецкие солдаты, спешно закидывали ее землей вперемешку со снегом. На девушку они не обратили никакого внимания.

Город поразил ее малолюдностью. И смесью запахов: солярка, гарь и свежая выпечка. Машин на проспекте не наблюдалось. На стенах домов – новые клыкастые названия улиц.

Вот и указанный в записях дом, прекрасно Лиде знакомый – в нем в ее времени находится книжный магазин. Но в настоящем он плотно вписан в сплошной строй домов на главной улице, а в нынешнем времени стоял особняком, окруженный уютным палисадником с невысоким заборчиком, выкрашенным светло-зеленой краской. За оградкой старик с красным от холода лицом в лихорадочном темпе расчищал дорожку от дома к воротам.

Окна оказались плотно закрыты клетчатыми занавесками, за ними уютно горел свет. Из трубы валил дым. Лида остановилась чуть в сторонке и приготовилась ждать.

Минут пять спустя к дому лихо подрулил сияющий «Мерседес-бенц», обликом своим неуловимо напоминающий фашистскую каску. Одновременно стукнула входная дверь, лощеный немец в эсэсовской форме застыл на пороге и, прежде чем сделать первый шаг, внимательно осмотрел дорожку. Бедняга дворник так и вытянулся в струнку под его въедливым взглядом. А немец прошествовал до калитки, не отрывая взгляда от своих надраенных сапог и болезненно морщась, стоило неосторожной снежинке приземлиться на них. Проходя мимо Лиды, он на ходу приложил пальцы к фуражке и ровно на миллиметр склонил в приветствии массивную голову. Уселся в машину – и был таков.

Лида продолжала ждать. От волнения она даже не заметила, как проснулось внутри ее резервное тепло. Наконец снова открылась дверь – и мальчик лет двенадцати, одним прыжком преодолев порог, спикировал в сугроб сбоку от дорожки. Одетый в теплый полушубок с широким ремнем, со сдвинутой на затылок фуражкой, он первым делом прошелся по палисаднику, вспарывая носками сапог снежную целину. Потом налепил снежков и попробовал докинуть до стены дома на другой стороне улицы. Не сумел и быстро утратил к этому занятию интерес.

Лида уже видела Энгеля на фотографии, но черно-белый снимок не мог передать незабудковую голубизну его глаз и прозрачность светлой кожи, жаркую яркость румянца. Золотистые кудри довольно длинных волос вольно трепал ветер.

Приоткрылась занавеска на окне, и Лида увидала Фрею в пеньюаре, с папильотками в волосах. Та костяшками пальцев побарабанила в стекло, привлекая внимание сына. А когда Энгель глянул в ее сторон у, очень выразительно показала жестами, чтобы натянул фуражку на уши. Мальчик так и сделал, но, стоило матери скрыться за занавесками, вернул ее в прежнее положение и с надутым видом прислонился к стене дома. Ему было скучно. Лида решила, что настала пора действовать.

– Эй, мальчик! – позвала на английском, подходя к ограде, едва доходившей ей до пояса.

Энгель приблизился сразу и без всякой опаски спросил вежливо:

– Что вы хотите, фройляйн?

– Послушай, ты мог бы сейчас пойти со мной?

– Куда? – удивился, но совсем не насторожился мальчик. Видно, был не из пугливых.

– Я живу вон там, за углом, – лихорадочно сочиняла Лида. – Мой младший брат болеет, и ему очень скучно. Он видел тебя в окно и очень хочет познакомиться, тут ведь совсем мало мальчиков вашего возраста.

– Вы немка? – все же решил уточнить Энгель.

– Наполовину. Моя мама англичанка, и так получилось, что она увезла меня в Лондон. Но теперь она умерла, и отец забрал меня к себе. У него новая семья, и я очень хочу стать им всем родной… Ну, пойдем?

– Я должен отпроситься у матери, – очень серьезно произнес мальчик. – Если вы подождете… я мигом.

И начал отступать по тропинке к дом у.

– Но ведь это всего на пару минут, – умоляюще проговорила девушка. – Ты только познакомишься с моим… Гансом, увидишь, где мы живем. А вечером сможешь прийти уже сам.

Но Энгель помотал головой так, что фуражка съехала на глаза.

– Я не должен нарушать семейные правила. Но я быстро, правда.

Лида тяжко вздохнула:

– Что ж, тогда, наверное, в другой раз. Эти русские морозы, – она поежилась и даже пару раз подпрыгнула на месте для убедительности, – просто убивают меня. В следующий раз не буду выскакивать на улицу легко одетой.

Развернулась и пошла прочь. Позади отчетливо пропела скрипучая калитка, раздались быстрые легкие шаги.

– Фройляйн… ой, простите, мисс!

– Да? – Она на ходу повернула голову.

Энгель бежал рядом, с изяществом олененка перепрыгивал глубокие сугробы вдоль тротуара.

– Если только на одну минутку. Я всего лишь познакомлюсь с вашим Гансом, а вечером приду и принесу ему мои книжки.

От этих слов Лиде захотелось завыть в голос.


Свернули за угол, Энгель шел рядом спокойно и доверчиво. В целом можно было и прямо сейчас приступить к делу: на улице ни души, да и кто может ей помешать? Но Лиде хотелось сперва поговорить с мальчиком, подготовить его, что ли.

Забираться далеко нельзя, он почувствует неладное. Лида шагнула к двери ближайшего парадного, дернула ручку. Но дверь не поддалась. Энгель впервые проявил нечто похожее на испуг:

– Мисс, в этом доме никто не живет! Вы что, соврали мне?

– А вот и живет! – Лида дернула изо всех сил, распахнула-таки упрямую дверь – и остолбенела. Сразу за дверью грудились покрытые гарью развалины. От дома сохранился лишь фасад. Ей ничего не оставалось, как втянуть мальчика на малюсенький свободный пятачок крытого шахматной плиткой пола и захлопнуть дверь.

– Энгель, ты только не пугайся, – попросила она, но увидела круглые от ужаса глаза ребенка и запоздало поняла, что забыла перейти на английский.

– Вы русская? – пролепетал он, зыркая по сторонам с той неизбывной детской уверенностью, что где-то обязательно отыщется путь к спасению.

– Да, но это сейчас совсем неважно. Ты меня не бойся.

– Вы партизанка, да? Вы хотите убить меня? Нет, вы хотите, чтобы мой отец сдался вам вместо меня?

– Не хочу, – помотала головой девушка. – Послушай, Энгель…

Мальчик вдруг дернулся вперед, целясь крепко сжатыми кулачками в живот девушки, но тут же с жалобным криком опустился на корточки. Лида плюхнулась рядом:

– Что с тобой? Где больно?

– Руки… как будто сломались.

– Сейчас пройдет. Только не кидайся на меня больше, ладно?

Энгель что-то напряженно обдумал, потом вдруг выдал:

– Вы что, такая же, как моя мама?

– Что? – поразилась такой догадке Лида. – А твоя мама… она какая?

Мальчик чуточку покраснел, но сказал:

– Однажды, когда я был еще маленький, я немного подглядывал за взрослыми. И вот один гауляйтер, папин друг… мне кажется, он хотел сделать маме кое-что плохое. Но упал на пол и начал биться и стонать. А мама стояла над ним и смеялась. Я тогда подумал, что мама… что она не такая, как все. Значит, это на самом деле так, мисс… фройляйн?

Замолчал и с любопытством уставился на Лиду. Свой страх он уже, кажется, позабыл.

– Да, все верно, – подтвердила она. – Твоя мама отличается от большинства живущих. Ее никто не может обидеть безнаказанно. И она будет жить вечно. А ты, Энгель, ты хотел бы так… ну, вечно жить?

Мальчик не раздумывал ни единой секунды:

– Конечно, фройляйн, я бы этого хотел. У меня ужасно большие планы.

– Какие же? – спросила Лида. Она осознавала, что просто тянет время и что с каждой секундой ей становится все страшней. Руки ходили ходуном. Да она, когда дойдет до дела, и сложить их должным образом не сможет!

– Ну, для начала я хотел бы заняться растениеводством, – рассудительно произнес мальчик. – Возродить все цветы и растения, которые когда-то существовали на земле. Построить такие теплицы, где им было бы хорошо. А потом бы я занялся людьми…

– Как это?

– В мире очень много зла. – Энгель сокрушенно покачал головой. – Я думаю, это можно остановить. Например, придумать такой приборчик, который вживлялся бы в тело человека. Как только человек начинал бы замышлять что-то плохое, приборчик причинял бы ему боль. Сначала небольшую. И если бы человек не угомонился – убивал. И все бы знали, что это правильно и справедливо!

«Нормально придумал, этакое подобие вечника, но внутри».

Но спорить Лида, конечно, не стала. Нельзя было тянуть дальше, иначе совсем раскиснет.

– Отлично. Тогда, если ты согласен, просто постой спокойно пару секунд, – пробормотала она, едва шевеля онемевшими губами. Мальчик послушно замер, вытянулся в струнку. Лида сложила руки…

Через секунду она уронила их вдоль тела, прислонилась к стене. Энгель молча ждал, при этом легонько приплясывая от нетерпения.

– Энгель, посмотри на меня, – с трудом улыбнулась девушка. – Посмотри внимательно. Я изменилась?

Глаза мальчика сделались круглыми от изумления:

– Нет, фройляйн, ни чуточки.

– Ты уверен?

– Ну да. А когда же вы…

Лида вытянула вперед руку.

– Попробуй ударить меня.

Энгель приблизился с опаской и хлопнул Лиду по ладони совсем слабо, точно погладил. Но потом осмелел и хлестнул со всей силы. Девушка отдернула руку.

– Ой, простите, фройляйн, я не хотел.

– Ничего страшного. Вот видишь, все получилось.

Она сама не верила до конца своим словам.

– Спасибо, фройляйн. Теперь я могу идти домой? Мама наверняка ужасно волнуется.

– Домой?

Лида задумалась. Вот черт, почему ей в голову не пришло обсудить с Фреей такой вариант: она делает мальчишку вечником и отпускает домой. Ему больше не страшна шальная пуля, растет себе спокойно в родной семье – а в следующий раз они встречаются уже в ее времени. Хотя зачем им встречаться? Ведь будь сын рядом с ней, Фрея, возможно, не стала бы искать проклятую Книг у, не заявилась бы в Россию, не отыскала бы ее…

Голова от этих мыслей пошла кругом. Нет, похоже, отпускать мальчика – не вариант.

– Нет, Энгель, домой ты больше не вернешься, – твердо произнесла она. – Мы сделаем иначе. Отправимся с тобой в будущее.

– Что-о?

Кажется, это она через край хватила, никакой ребенок в такое не поверит. Вот и Энгель начал чересчур заинтересованно коситься на дверь парадного.

– Слушай, я тебе все объясню. Твоя мама очень хотела, чтобы ты стал таким же, как она. Сама она не могла этого сделать, но в будущем она нашла меня и послала сюда – за тобой. И очень просила, чтобы я привела тебя туда, к ней. В двадцать первый век. Там, кстати, очень интересно, тебе понравится.

Мальчик слушал, как завороженный, пухлые губы приоткрылись, высоко взлетели пушистые светлые брови.

– И мне даже нельзя вернуться за книгами и моими альбомами?

– Нельзя, – вздохнула девушка.

– Ну… ладно. А как мы перенесемся в будущее?

– Сначала мы отправимся всего на несколько лет назад. Знаешь дворец в парке?

– Конечно. Я был там с папой, мы приветствовали летчиков, они живут прямо во дворце. А сегодня должны были идти туда все вместе на парадный обед.

– Ну и отлично. Сейчас мы отправимся к охотничьему домику в парке, а оттуда уже перейдем во дворец.

Лида пинком распахнула дверь – и немедленно обеими руками потянула ее назад, затворила с громко бухающим сердцем. Потому что по пустой улице неслась Фрея. Из-под наброшенного полушубка мелькали пижамные штанины, завитые белые волосы рассыпались по плечам. За ней с растерянными лицами бежала пара фрицев с автоматами наперевес: видно, успела уже вызвать подмогу.

– Что там? – заволновался Энгель – от него не укрылась манипуляция с дверью.

– Ничего. Все в порядке.

В опровержение ее слов с улицы донесся пронзительный вопль:

– Engel! Wo bist do, Kleiner?2

Мальчик дернулся к двери, но Лида стояла намертво.

– Пустите! Там моя мама!

– Энгель, прошу тебя! – взмолилась девушка. – Ты не должен показываться ей на глаза сейчас. Так нужно, поверь мне! Ты скоро увидишь свою мам у, но уже в другом времени!

– Нет, пустите меня!

Мальчик заколошматил кулаками по ее рукам. Даже ущипнул пару раз, весьма болезненно. Лида молча держала оборону. Фрицев с автоматами бояться было нечего, но вот Фрея с ее жуткими талантами…

Она уже жалела, что так быстро решила вопрос с мальчишкой. Как теперь его удержать? Он весьма силен для своих лет, на ее стороне только перевес в возрасте.

В очередной раз оттолкнув мальчишку, Лида выглянула за дверь: улица была пуста. Энгель тоже замолк, только вздыхал тяжело. Потом заговорил:

– Фройляйн…

– Слушай, зови меня просто Лида.

– Хорошо. Мисс Лида, теперь мы можем пойти в тот домик, о котором вы говорили?

Девушка глянула на него подозрительно: как-то слишком быстро поменялось у пацана настроение. Или жажда невероятных приключений оказалась сильнее страха?

– Хорошо, – кивнула она. – Пойдем. Давай руку.

Теплая маленькая рука послушно скользнула в ее ладонь.


По улице двигались перебежками, от подворотни к подворотне: Фрея могла вновь объявиться в любой момент. Вот и вход в парк. Свернув за деревья, Лида словно выдохнула впервые за долгое время. И зашагала в сторону охотничьего домика, ориентируясь на свои не до конца заметенные следы: привычные дорожки исчезли.

– А как в вашем времени называется эта страна? – вдруг спросил Энгель. От быстрой ходьбы он чуточку задыхался.

Лида скосила на него удивленный взгляд:

– Россия, конечно, как еще?

– А вот и нет! Папа говорил, что эту страну непременно переименуют, когда полностью завоюют!

– Так надо сперва завоевать, – буркнула девушка.

– А разве…

– Энгель, послушай! Сейчас это больше не имеет никакого значения. У вечников, можно так сказать, вообще нет национальности.

– У меня есть, – надулся мальчик.

– Мы потом с тобой об этом поговорим. Вот, пришли.

Они поднялись по ступенькам охотничьего домика. Только здесь, под прикрытием стен, Лида немного расслабилась и поняла, в каком чудовищном напряжении находилась все это время. Энгель немедленно отвлекся на всякие удивительные для него вещицы. Нашел на столе мобильный Лиды, стал крутить в руках, глаза – как плошки. Девушка воспользовалась моментом, нырнула в кухонный отсек, натянула свою прежнюю одежду. Медлить больше не стоило. Она прислонилась к стене и сложила руки, зажмурила глаза и четко воспроизвела в памяти дату возвращения, которую написала ей Фрея. А после вернулась в комнат у.

– Ну, ты готов?

Энгель вскинул на нее глаза:

– К чем у, мисс Лида?

– Сейчас мы отправимся во дворец. Там нас встретит твоя мама.

Лицо мальчика не отразило особого энтузиазма.

– А мы не могли бы еще немного побыть ту т? Я очень устал.

– Ну что ты, всего-то пятнадцать минут ходу!

Лиде отчаянно хотелось покончить с этим делом, оказаться во дворце, убедиться, что все в порядке с Маратом, с Сашкой и Валерием. Она будто немного оттаяла изнутри, наверно, из-за надежды на хорошую развязку.

– Возьми себе эту штуку – и пошли.

Она встала на пороге, выжидающе протянула мальчику руку. Тот помешкал, но все же подошел, правда, руки больше не подал.

Вышли за порог. Лида глянула на небо, все такое же высокое и пустое. Потом опустила голову – и вздрогнула так, что мальчик тоненько вскрикнул. По заснеженным ступенькам вверх вели два следа, один немногим больше другого. Их следы. Значит, перемещения не получилось.

– Что случилось, мисс Лида?

– Ничего, – едва выговорила она. – Все в порядке. Просто я тоже что-то устала. Давай сначала попьем чаю.

– Хорошо! – обрадовался мальчик.

Пока Энгель таращился на закипающий электрочайник, она попробовала еще раз. Не верилось, что вот до этого момента все шло так хорошо, и вдруг – сбой. Вполне ожидаемый, впрочем. У нее и не должно было получиться, Тимур Саевич все доступно объяснил. Нельзя сделать то, что сделать невозможно. Но все же выглянула за дверь: все правильно – следы никуда не делись.

Опустошенная, она села за стол, тяжело опустила голову на руки. Но под ждущим взглядом мальчика все же заварила чай из пакетиков – все необходимое нашлось на столе. Выпила, не ощущая вкуса. Энгель закончил раскладывать на столе крекеры в виде животных, громко зевнул и сказал:

– Мисс Лида, я правда очень устал. Можно мне немного поспать на кровати?

– Что? А, ну да, конечно. Забирайся под одеяло и спи, – безучастно ответила она.

Мальчик исчез из поля зрения.

«Все пропало. Я больше не вернусь. С Энгелем все будет в порядке, вот отдохнет – и я отправлю его домой. А что будет со мной? Ладно, неважно, приспособлюсь как-нибудь. Попробую отыскать Анну и Лазаря, расскажу им все. Может, снова примут в свою компанию. А мама? Когда-нибудь я отыщу и ее, буду наблюдать издалека, как она растет…»

Клонило в сон, но спать Лида боялась – вдруг проклятие Наследницы только и поджидает этого момента и проснется она уже взрослой женщиной. В кармане своей куртки она нашла маленькое круглое зеркальце и теперь постоянно держала его перед глазами. Чтобы встряхнуться, встала, повертела головой, прошлась по комнате. Энгель, натянув по нос ватное одеяло, следил за ней осоловелыми глазами. Лида присела к нему:

– Что, не заснуть?

Неопределенный вздох.

– Знаешь, что моя мама делала, когда мне в детстве не спалось?

– Что?

– Упаковывала меня в конвертик. – Лида старательно подоткнула со всех сторон одеяло. – Потом приклеивала марку, – похлопала ладонями по получившемуся кокону, и мальчик смущенно хихикнул. – И отправляла адресату. Ну, куда тебя отправить?

– К бабушке, – тут же сказал Энгель. – В Берлин.

– Так, потребуются еще марки, – путь не близкий. Ну вот, готово! А теперь письмо закрывает глаза, и оно уже в ящике, где темно, тепло и уютно.

Мальчик послушно закрыл глаза и через пару минут сонно засопел. Лида вернулась к столу, попыталась налить себе еще чаю, но от усталости даже руки не слушались, вода пролилась на стол, превратив в кашу созданный Энгелем зоопарк. Девушка смахнула месиво прямо на пол, села на табуретку и вновь подперла голову руками.

«Не буду спать. Просто посижу так, чтобы отдохнуть».


Порыв ветра, звонко полоснувший по стеклу, заставил ее открыть глаза. Кажется, на улице начиналась метель, к тому же сильно потемнело, как будто уже начали сгущаться сумерки.

«Нужно выбираться отсюда!»

Девушка вскочила на ноги, собираясь будить Энгеля. И тут же взор ее упал на пустую кровать и сброшенное на дощатый пол одеяло. Мальчика не было. Она заметалась по комнате, заглянула в кухню, в туалет. Потом только заметила, что пропал полушубок мальчика, висевший на спинке кровати, пропали и сапоги. Энгель обхитрил ее!

Лида сбежала с порога домика, пригнувшись, отыскала следы, еще не совсем занесенные новыми осадками. Следы шли в обход домика и вели явно не в город. Кажется, сообразительный мальчишка решил драпать во дворец, до которого рукой подать.

Забежав на секунду в дом, Лида торопливо оделась и снова взяла след. Так и есть, Энгель очень быстро – судя по расстоянию между отпечатками ног – бежал в сторону дворца. Девушка, больше не смотря на следы, помчалась туда же.

Лида сама не понимала, для чего делает все это, ведь она и так планировала отпустить Энгеля. Во дворце, даже если его родителей там нет – а они наверняка сейчас заняты поисками, – о мальчике позаботятся, его там хорошо знают. Ему больше ничего не грозит. И все же она должна была убедиться, что с ним все в порядке, увидеть еще раз, прежде чем займется собственной жизнью.

Вот и громада дворца, еще не сожженного, прекрасного в своем величии. На плацу выстроились по струнке ряды мотоциклов, несколько машин. У входа маячила охрана. Туда Лида и направилась, но какой-то фриц выскочил из машины и загородил ей дорогу:

– Ihr Ausweis, bitte3.

– No, – бросила сквозь зубы Лида, озираясь в поисках Энгеля.

Немец проговорил что-то, показал ей рукой на будочку в стороне, видно, приглашал пройти туда. Девушка помотала головой и выпалила по-английски:

– Скажите, вы не видели тут мальчика двенадцати лет, сына одного из ваших офицеров?

У немца от такой наглости даже глаза полезли на лоб. Он пристальней вгляделся в лицо девушки, и в голове его родились совсем ужасные подозрения:

– Bist du Jüden?4

– Пасть захлопни! – обозлилась и перешла на русский Лида.

И пошла вперед, не обращая внимания на гортанные вопли и щелканье курка за спиной.

Солдатики на входе уже заметили неладное, двинулись ей навстречу с оружием на изготовку. Один из карабинов Лида походя вырвала – и вошла в вестибюль дворца. Пробежалась по первому этажу, заглядывая во все двери. Народу здесь почти не наблюдалось, только какие-то люди в штатском, наподобие клерков. От них Лида и не надеялась получить нужную информацию.

Она уже собиралась подняться на второй этаж, когда случайно глянула в окно – и увидела Энгеля, торопливо бегущего через плац. Сообразила: ведь мальчик не знал короткого пути, которым воспользовалась она. Лида бросилась к выходу.

Мальчик опешил, увидав ее на пороге, застыл на месте с растерянным и немного виноватым видом.

– Энгель!

Лида вздрогнула, перевела взгляд. Из-за угла Арсенального корпуса в этот момент вывалилась целая толпа народа. Впереди неслась Фрея в распахнутом полушубке, за ней по пятам следовал ее супруг, растерявший весь свой лоск. Позади – еще пара офицеров и человек пять солдат с карабинами. Внезапно они застыли, словно вросли в снег.

Девушка, молча следившая до того за их приближением, ощутила, как кто-то трогает ее за рукав, вышла из оцепенения и опустила взгляд. Рядом с ней стоял Энгель.

Фрея что-то гортанно завопила, наверно, велела сыну отойти в сторон у. Тот помотал головой. Лида видела, как вечница лихорадочно сжимает ладонью запястье, но медлит – наверняка не хочет палиться на глазах мужа и знакомых.

– Ладно, Энгель, иди к родителям, – сказала Лида. – Все в порядке.

Мальчик помотал головой.

– Ну, чего ты?

– Они вас убьют, – тревожным шепотом сообщил ей Энгель.

– Ерунда, ничего со мной не случится, – ответила Лида не слишком уверенно. Фрее стоит только вырвать у кого-то пистолет… хотя, ей хватит и талантов, никто ничего не поймет. Девушка осознала, что находится на краю гибели и сама безмерно этому удивилась. Значит, вот какова расплата за то, что вмешалась в ход времени?

– Я не хочу, чтобы вас убивали, – сказал Энгель. – Вы же не виноваты, что вы… – И отвел взгляд. Все ясно, он решил, что она просто сумасшедшая.

– Ладно, тогда давай дойдем вместе до угла корпуса, – наконец включила голову Лида. – А там я побегу в парк, а ты к маме, хорошо?

– Да!

Началось медленное отступление. Энгель трогательно старался максимально закрыть собой свою похитительницу, шел боком и на цыпочках. Группа тоже не стояла на месте, приближалась медленно, настороженно. Никто больше не кричал.

Вот и угол корпуса, за ним беспорядочно сложено какое-то оборудование в чехлах. Среди него легко затеряться, пробиться к парку.

– Все, беги!

Лида подняла руку, чтобы на прощание потрепать мальчика по плеч у, с удивлением обнаружила в ней карабин, отшвырнула в сторон у.

– До свидания, мисс Лида, – с заметным облегчением произнес Энгель.

И вдруг он ахнул и упал на снег. Звук выстрела Лида осознала уже задним числом. Она бросилась к мальчику, рухнула на колени. Этого просто не могло быть! Откуда взялась эта кровь на снег у?!

Она не заметила, как подбежали ее преследователи. Фрея, упав рядом, вырвала мальчика у Лиды из рук, завопила что-то надрывно и жутко.

– Wer hat geschossen?5 – надрывался у нее над головой толстый эсэсовец.

Один из солдат медленно поднял в воздух свой пистолет. Ни страха, ни раскаяния не увидела Лида в его глазах, только лишь разочарование и злость. Это было странно. Вдруг она вспомнила этого длиннолицего и белесого типа. Она уже видела его во дворце, в ближайшем окружении Креона. И все стало на свои места.

Кто-то сзади, кажется, попытался заломить ей руки и, корчась, рухнул в снег. Лида с трудом поднялась, придерживаясь за стену, на дрожащих ногах попятилась прочь. И вдруг поймала на себе безумный взгляд Фреи.

Вскочив на ноги, вечница сложила руки. Все тело Лиды словно скрутило узлом, взорвалась болью каждая мышца, каждый нерв. Девушка забилась на снег у, беззвучно раскрывая рот – от боли голос пропал. Ее окружили немцы, смотрели молча, удивленно.

Одна лишь мысль осталась в голове Лиды: соединить руки и прекратить эту муку. Но конечности не слушались, дергались произвольно. С великим трудом она перевернулась на бок, зафиксировала таким образом левую руку, а правой намертво вцепилась в запястье.

И все закончилось. Фрея несколько мгновений таращилась изумленно на свои руки, потом с надсадным криком вновь метнулась к распростертому на снегу маленькому телу. Лида, хватаясь за стен у, встала на ноги и побрела в сторону парка.

Ее преследовали, конечно. Но среди преследователей не было Фреи и того типа с пистолетом, так что не стоило и внимания обращать. Постепенно крики стихли. От нее все отстали.

Все еще слабая от боли, Лида почти вползла в дом, добрела до кровати, рухнула лицом в подушку, на которой еще совсем недавно спал Энгель. Слез не было, да и отчаяния особого она не ощущала. В конце концов, все сложилось так, как и было запланировано, может, еще от начала времен. Она не обрекла мальчика на участь, которая могла стать для него проклятием. А обо всем остальном пока лучше даже не думать.

Заскрипел снег под окнами. Лида, шаркая, добрела до окна, выглянула. Так и есть: домик окружают фрицы, занимают удобные позиции. Устало скрестила ладонь с запястьем, ни на что уже особо не надеясь. Пробормотала дату и время. И снова глянула в окно: повсюду лежал нетронутый снег, облитый розоватым предзакатным светом. Вернулась к кровати – и отключилась.


Ее разбудил на этот раз бой старинных часов, притаившихся в углу. Девушка нехотя встала на ноги, подвигала конечностями: боль бесследно ушла. Даже в мыслях наступила относительная ясность. Она заполошно метнулась к зеркалу, убедилась, что все еще остается юной, отдышалась. И затем покинула домик.

Парк на этот раз выглядел еще хуже, наверно, пережил за два года не одну бомбежку. Торчали из снега сгоревшие основы дерев, осыпались золой. Лида то и дело проваливалась в снег едва не по колено. Она никуда не торопилась, нарочно выбирала обходные пути. Нужно было все обдумать, подготовиться к тому новом у, с чем она неизбежно столкнется.

«Скорее всего, во дворце я ничего не найду, кроме сгоревших развалин. Фреи больше нет – ну, разве что живет где-то на свете дряхлая старушка. Книга теперь полностью принадлежит Креону, и он творит с ее помощью свои черные дела. Лазарь, Анна и Валерий в порядке – вот только они понятия не имеют о моем существовании. Интересно, дружу ли я с Милой, жив ли Алеша? Хотя как узнаешь, мне до моей реальности – как до луны. И вот вопрос, можно ли добраться до своего времени, перескакивая через пару-тройку лет?»

Вот из-за деревьев показался дворец: не сгоревший, золотистый, сияющий на солнце. В первый момент Лида испытала невероятное облегчение: она не заблудилась во времени, там, за стенами, ее друзья. Даже враги казались близкими в этот момент. Она наверняка бросится на шею Джулии, если встретит ее первой, пусть удивляется холодная вечница. На смену первому восторгу пришло недоумение: «Что происходит? У меня не вышло с Фреей? Нет, невозможно. Даже если предположить, что что-то не сработало, и она осталась вечницей, и выстроила вновь всю эту невероятную комбинацию, чтобы спасти сына… но она должна была узнать меня, вспомнить. И что же? Послала опять исправлять ошибки? Бред».

Лиду даже в жар бросило при мысли о новой встрече с еще более озверевшей Фреей. Но все-таки она продолжала идти вперед и скоро оказалась на открытом пространстве перед дворцом, озадаченно уставилась на металлический сплошной забор. Врезала по нему пару раз ногами, проверяя прочность. Да, Фрея что-то говорила насчет забора. Так она все же здесь?

Чуть касаясь перчатками гладкого металла, Лида побрела в сторону плаца. Иногда останавливалась, осматривала стыки, пинала – нет, все сделано на совесть.

Ближе к проезжей части становилось оживленно. Лида видела солдат, бредущих куда-то запыленной колонной, видела, как проезжали нагруженные грузовики. Даже задумалась: не вернуться ли за одеждой, что приготовила для нее Фрея? Не станет же она укладывать штабелями своих, как прежде фашистов, если на нее обратят внимание. К счастью, вымотанным солдатам не было дела до странной девушки в красном пуховике. Пока, по крайней мере.

Лучи низкого солнца, отражаясь от металла, слепили глаза. И Лида не сразу заметила человека, который неспешно шел вдоль забора ей навстречу. Она напрягла глаза, но человек был явно незнакомый: среднего роста, худощавый, одет – даже издали видно – вполне современно, в джинсы и серую куртку с капюшоном, прикрывающим голову. Лида на всякий случай застыла на месте и сняла перчатки.

Вот парень оказался на расстоянии в пару шагов, улыбнулся приветливо, хоть и чуточку настороженно. Лицо приятное, открытое, улыбка прямо до ушей.

– С возвращением, – сказал вечник.

Лида уловила легчайший акцент в его речи.

– Кто вы?

– Ты не узнаешь меня?

– А разве мы встречались?

– И не один раз. Были и приятные встречи, и не слишком. Но я очень рад, что имею шанс начать все почти что с чистого листа. Я очень долго искал тебя… мисс Лида.

– Что?! – ахнула, отшатнулась девушка. – Энгель? Ты? Парень откинул капюшон, и на высокий чистый лоб упали золотые кудри. Теперь она бы узнала его и без всяких представлений.

– Но… как же это?

– Ты не рада?

– Я просто не понимаю… тебя же…

– Подстрелили, – с готовностью подсказал парень. – Но, Лида, ведь у вечников все, как у людей: кто-то умирает от ран, а кто-то выживает. Я был очень плох, но мать выходила меня. А я подробно поведал ей о том, что случилось со мной в тот невероятный день. Скоро мать начала меняться, и постепенно она полностью осознала, что именно произошло. Она рассказала мне все о Книге талантов и о том, как я смогу узнать, когда Книга вновь окажется в чьих-то руках. С Книгой проблем не возникло: я легко отыскал Креона, а он оказался слишком туп, чтобы противостоять мне. А вот найти тебя оказалось де лом не простым, я ведь ничего толком не знал о времени и месте твоего рождения.

– Но зачем ты искал меня?

– Я никогда не забывал тебя, мисс Лида, – помотал головой Энгель. – Первая русская, которую я увидел так близко, девушка, даровавшая мне мою нынешнюю жизнь. Я скучал по тебе все эти годы, но верил, что однажды мы встретимся. И совершим вдвоем великие дела.

– Какие еще дела? – еще больше занервничала Лида. – И если это был ты, то зачем отправил меня в прошлое? Я должна была, получается, снова спасти тебя, так? А иначе…

– Лида, не напрягайся. – Энгель подошел почти вплотную, потрепал ее по плеч у. – Парадоксы времени практически недоступны нашему сознанию. Нет, мне ничего не грозило и без твоего экскурса в прошлое. Это был всего лишь дубль, но совсем для иных целей.

– Зачем?!

– В последнее время в реальном времени мы почти нашли общий язык. Но все же я хотел, чтобы ты побывала в прошлом и оставила в нем все свои сомнения на мой счет. И мы бы стали настоящими друзьями…

– Стоп, а где мои друзья? – спохватилась девушка.

Вид у Энгеля сделался какой-то кислый, словно он всей душой надеялся избежать этого вопроса.

– Полагаю, они в том же положении, как это сохранилось в твоей памяти. Лида, мне пришлось быть жестким, потому что ты не понимала… не хотела слушать меня.

– Как в том же положении?! Каким образом ты смог повторить комбинацию Фреи… своей матери?

Энгель тяжело вздохнул, прислонился плечом к забору:

– Как мне за один раз объяснить тебе то, к чему сам я шел десятилетиями? Прошлое неизменно по отношению к будущем у, хотя поменять что-то в прошлом все-таки возможно. Но перемены каким-то непостижимым образом словно нивелируются. Это как шахматная доска: она всегда неизменна, никакая сила не может поменять местами даже пару квадратов, не разрушив всю доску. А вот фигуры могут меняться, к примеру пешка превращается в ферзя или в коня. Я просто заменил в этой жизни свою мать, а прочий антураж остался неизменным. Но сейчас мы в нулевой точке и отныне можем свободно двигаться дальше.

Лида хмыкнула: ничего себе свободно, если ее друзья по-прежнему в опасности. И вдруг похолодела от ужасной догадки:

– Господи… вот только не говори мне, что я должна снова вернуться в прошлое, чтобы спасти там Фрею…

Энгель по-мальчишески расхохотался, даже согнулся пополам от смеха:

– Нет, ну что ты! Тем более что мы с матерью не особо ладили в ее последние годы.

– Что так?

– Ну, скажем, мне было сложно простить ей некоторые вещи. Ее таланты, полученные через бесконечную череду убийств. Согласись, ты бы тоже была в шоке, узнай такое о собственной матери?

Лида вытаращила на него глаза:

– Энгель! Ты что несешь? А сколько талантов у тебя самого?

– Ни одного, – с улыбкой сообщил ей парень.

– Как это? Я не понимаю. Ты же хозяин Книги.

– Но владение Книгой вовсе не подразумевает злодейства. Разве Дио использовал ее по назначению? Лида, все, о чем я мечтаю – это исправить то зло, которое принесла Книга в этот мир. Смыть пятно позора с нашего сообщества. Вечники пришли в этот мир не для того, чтобы сеять убийства и творить беззакония. И кто-то должен напоминать им об этом хотя бы раз в тысячелетие.

– Энгель, – вкрадчиво произнесла девушка. – Это все замечательно и верно. Но ведь ты сам минутой раньше признался, что держишь на прицеле всех моих друзей. Или ты просто так запугивал меня, чтобы я согласилась отправиться в прошлое?

– Пойдем, – сказал парень.

– Куда это?

– Всего лишь во дворец. Мы тут привлекаем излишнее внимание.

Лида быстро оглянулась: к ним и впрямь направлялась группка солдат с автоматами наготове.

Энгель быстро зашагал вперед, Лида – следом. Уже через десяток шагов в заборе обнаружилась дыра, рядом с которой валялась пара развороченных и покрытых копотью блоков. Парень с девушкой проскочили внутрь, солдаты бросились следом, но словно споткнулись обо что-то невидимое и с громкой руганью отступили прочь. Похоже, граница все же была.

– Так что насчет моих друзей?

– Они в порядке, поверь мне. У меня никогда бы не поднялась рука на твою подруг у, она безупречна.

– А Лазарь? Где он?

– Обездвижен и спрятан в укромном месте.

– Ага, понятно. На Лазаря рука поднялась. Он не ариец. – Лида, перестань, – поморщился Энгель. – Все эти глупости давно в прошлом. Помнишь, как ты тогда сказала: у вечников нет национальности?

– Просто хотела тебя отвлечь…

– Я так и понял. Меньше всего на свете я горжусь своим происхождением. Зло – вот единственный критерий, который имеет для меня значение. Вечник, творивший зло, для меня навеки вне закона.

– Но при чем тут Лазарь?!

– При том. Ты не слишком-то много знаешь о своем друге. А я достаточно наслышан о нем от древних вечников. Да у него руки по локоть, нет, по плечи в крови! Человек с сатанинской гордостью, властный, жестокий, исполненный губительных страстей! Для других, заметь, губительных.

Лида почувствовала предательский холодок в груди и немедленно перебила парня:

– Слушай, он живет на земле две тысячи лет. И он изменился однажды, раз и навсегда!

– Люди не меняются, Лида.

– Чушь!

Энгель примирительно вскинул руки:

– Не будем ссориться, моя милая мисс Лида. Я вовсе не желаю зла твоему друг у. И когда все закончится, я, как договаривались, верну ему свободу…

– Так чего же ты хочешь, Энгель, черт тебя возьми! – не выдержав, заорала Лида так, что, наверно, ее услышали во всех закоулках дворца.

Вечник улыбнулся и ответил:

– Я хочу уничтожить Книгу.

Лида отпрянула, уставилась на него почти с ужасом:

– Что? Я не понимаю! Зачем?

– Странный вопрос, Лида. Неужели ты усматриваешь в Книге нечто такое, что дает ей право остаться в мире?

– Нет, но… можно просто снова спрятать ее.

– И к чему это приведет? Книгу уже прятали однажды. Сотни вечников были замучены и убиты в процессе поисков, а после началось нечто и вовсе ужасное. В наш информационный век укрыть Книгу надолго тем более нереально: все, кто имел к ней хоть малейшее касательство, будут вычислены, подвергнуты пыткам… Но, ладно, представим, что Лунный гримуар все же сгинул на некоторое время. Что произойдет дальше? Десятки вечников с талантами от скуки начнут делить мир. Подчинят себе правительства, развяжут губительные войны, обратят людей в рабов, завладеют всеми мировыми ресурсами. Создадут армии некров и полувечников, ведь для этого Книга не требуется. Вот тебе прогноз нашего будущего, заметь, весьма близкого.

Лида от ужасной картины утратила дар речи. До этого ей казалось, что Энгель несет чушь, но теперь… Парень явно ждал ответа, и она пробормотала жалобно:

– Но ведь вместе с Книгой погибнут те, кто был исцелен при помощи талантов. И полувечники. И те вечники, что пошли за Дио и отказались использовать свои таланты во вред другим.

– Ты знаешь другой способ остановить грядущий ужас? Так поведай мне его.

Девушка подавленно молчала. Энгель как будто стал выше ростом, голос его зазвучал твердо, даже надменно:

– Лида, ты не просто рядовая вечница, ты – Наследница. Кто, как не ты, призван блюсти закон в нашем мире? На данный миг, насколько я знаю, в мире всего два Наследника…

– Ты про Тимура Саевича? А он что думает об этом?

Лицо Энгеля отразило досаду. Кажется, он пожалел, что коснулся этой темы.

– С Тимуром, увы, нам не удалось договориться. Но что взять с предателя. Так ты уже встречалась с ним?

«Ага, значит, Энгель с ним здесь пока не встретился. И если как-то вернуться в свое время и поговорить с Тимуром Саевичем… многое наверняка бы прояснилось».

На вопрос Лида не ответила, притворившись, что задумалась о чем-то своем. А Энгель, не сводя с нее глаз, медленно произнес:

– Самое забавное, что мы все это с тобой уже обсуждали. И ты услышала меня, поняла. Надеюсь, не только ради спасения своего друга.

– Я согласилась с тобой, что Книга должна быть уничтожена?!

– Конечно. Мы почти договорились.

– Слушай, зачем такие сложности? – пыталась как-то извернуться Лида. – Твоя мать хотела принести в жертву несколько десятков вечников, чтобы спасти Книгу. Говорила, с Книгой творится что-то странное, что она не слушается, как прежде. Может, если ничего не делать, она и сама того… окончательно зависнет?

– Глупости. Книга просто капризничает. Она слишком долго пролежала в земле и утратила часть текста. И стала от этого только опасней…

– Ты говоришь о ней как о живой! – перебила Лида.

– Так и есть. Ты задумывалась, кто создал Книгу? Разве мог совершить это обычный смертный или бессмертный? Но кто бы ее ни создал, он явно не был другом вечников.

– Почему?

– Лида, да встряхнись уже наконец! – Энгель глянул так, будто ему было неудобно за тупость девушки. – Создавший гримуар уподобился вору, который вознамерился продать нам за дорогую цену наше собственное имущество. Знаешь ли ты, что в глубокой древности вечники и так обладали некоторыми способностями, которые утратили, когда появилась Книга? А удивительные изобретения, пришедшие к нам также из древних времен? Что-то мне уже удалось восстановить в моей уникальной лаборатории. Я мечтаю возродить подлинную империю вечников, не Шаргаим, будь он проклят, нет! Жаль, что нынешний род вечноживущих так ленив и нерасторопен. Все, к кому я приходил с предложением о сотрудничестве, лишь посмеялись надо мной. Впрочем, ладно…

Они уже стояли в вестибюле дворца, и Лида только сейчас осознала, как непривычно пусто кругом. И вспомнила, что у нее есть проблемы посерьезнее, чем выслушивать истории о чертовой Книге талантов.

– Ладно. Давай вернемся в наше время и еще раз все обсудим. Я ведь могу забрать туда своих друзей?

Энгель поднял руку, как будто хотел коснуться растрепавшихся на ветру волос девушки, но в последний момент отдернул ее и спрятал за спин у.

– Тебе нужно отдохнуть, Лида. Денек выдался тяжелый. Давай-ка я прямо сейчас отправлю тебя к твоей маме. Вернемся в охотничий домик.

Но Лида что-то уловила в его тоне, что заставило сердце оборваться от страха. Она почти закричала:

– Да не хочу я отдыхать! Я хочу увидеть своих друзей, Марата, Сашку, Валерия. Где они?

Лицо парня посерело.

– Прости меня, Лида. Это моя вина: я не смог уследить сразу за всем. Во дворце вспыхнул бунт, Креон вышел из-под контроля… К несчастью, твои друзья мертвы.

– Что?! – отшатнулась, заорала Лида. – Нет! Быть этого не может!

И бросилась вглубь дворца.

Глава 20
ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Вокруг были чужие люди. В большинстве своем юные, но встречались уже в летах. Лида толком не понимала, кто они такие и что тут делают. Несколько парней, переглянувшись, пошли вслед за ней, один задал какой-то вопрос, но язык был незнаком. К этим двоим скоро прибавилась еще девушка, которая весьма резко на русском языке приказала Лиде остановиться.

«Давай попробуй, останови меня!»

– Лидочка!

Развернулась на голос, ахнула и повисла на шее старшего Санина.

– Евгений Львович! Господи, счастье какое! Вы живы, вы живы, – бормотала она.

Мужчина крепко ее обнял, сделал знак незнакомцам – все в порядке. Те мгновенно рассредоточились по разным сторонам зала. И Лиде даже не хотелось знать, кто они такие. Она вдруг тихонечко завыла, поскольку плакать уже давно разучилась, прямо в ухо Евгению Львович у.

– Лида, что? Почему ты? – Лицо его побелело.

Девушка приложила все силы, чтобы взять себя в руки.

– Нет-нет, не пугайтесь, с вашими все хорошо. Алеша и Нина Николаевна – они в полном порядке, честно. Просто я уже знаю, мне уже сказали…

Мужчина обнял ее еще крепче.

– Лида, держись. Мы многих потеряли в той битве. И твои друзья погибли, защищая нас, а иначе никого из нас уже не было бы в живых. Думаю, из всех возможных это самая прекрасная смерть. Я не знал этих ребят прежде, но потом Марат много рассказывал мне о них…

– Марат! – ахнула Лида. – Так он жив?

– Да, конечно. А ты думала?.. Пойдем, я отведу тебя к нем у.

Они поднялись на третий этаж, не по-дворцовому уютный, обжитой.

– Он редко выходит из комнаты, – говорил по пути Санин. – С трудом восстанавливается после тех событий. Ему сильно досталось. Ты поддержи его по мере сил.

– Я постараюсь.

Лида совсем не была уверена в своей способности поддержать хоть кого-то. Самой бы окончательно не раскиснуть.


Евгений Львович распахнул перед ней дверь, сам заходить не стал. Девушка вступила в небольшую квадратную комнат у, плотно заставленную старинной уютной мебелью. Свет в ней не горел.

Марат стоял у окна и не повернулся на стук двери. Его силуэт четко вырисовывался на фоне ультрамаринового предзакатного неба. На высокой кровати спала, почти вжавшись в стенку, маленькая женщина в косынке, на ковре у кровати совершенно беззвучно возились мальчик и девочка. Лида успела пересечь комнат у, когда Ворон наконец обернулся к ней.

– Весна? – кажется, он не верил своим глазам, потому что даже не тронулся с места. – Это ты?

– Я.

Наконец Марат оживился, схватил ее за руку, подтянул поближе к себе.

– Лидка… поверить не мог у. Как там все наши?

– Нормально, – сказала Лида. Про Лазаря она говорить не могла, да и не стоило сейчас.

– А город? Стоит еще?

– Да, но мы готовимся. Ребята уже начали освобождать его от жителей.

– Черт, только бы успели.

Вельшин замолчал, снова отвернулся к окну. Потом спросил:

– Ты уже знаешь? Про Сашку и Валерия?

– Да, знаю.

– Это я виноват. Я должен был придумать, как все это остановить. Но я ничего не соображал, только смотрел, как они гибнут.

– Перестань, чего ты!

– Мы похоронили их у Серебряного озера. Там много получилось могил. И мой отец тоже там. Правда, пришлось замаскировать могилы, но я запомнил по приметам, смогу найти, если…

Снова молчание. За окнами стремительно темнело, все больше погружалась во тьму комната. Дети теперь почти упирались носами в ковер, чтобы видеть свои игрушки, но свет включить не просили. Вдруг руки Марата на ее запястьях сжались еще крепче.

– Лид, а как ты сюда попала? Путешествовать во времени ведь можно только с Книгой.

– Так и попала… с Книгой.

– И ты знаешь, кто настоящий хозяин?

– Да, теперь знаю.

– Кто? – с лихорадочным нетерпением вскрикнул Ворон.

– Ну, это один напрочь крезанутый тип. – Историю про Фрею Лида решила пока опустить. – Мечтает навести в мире вечников железный порядок. Хочет уничтожить Книг у, но без меня почему-то не может этого сделать.

– И где же он сейчас?

– Не знаю. Где-то здесь, во дворце. Мы вместе сюда пришли.

– Что? – Парень дернулся к двери, но Лида вцепилась в его свитер.

– Куда ты?

– Нужно предупредить ребят! Мы ведь каждый день этого ждали, знали, что когда-то появится он, настоящий хозяин. И будет, возможно, новая битва.

– По-моем у, этот тип не очень воинственный. Я не думаю, что он с ходу начнет воевать, – убеждала его Лида.

Марат вернулся, подошел совсем близко, почти вплотную. У Лиды мелькнула дикая мысль, что сейчас он ее поцелует и совсем не по-дружески. Но Ворон только сказал:

– Хорошо. Знаешь, я даже вообразить не мог у, что вот снова бойня, снова потери. Пусть все будет как будет. Просто постоим вот так, ладно?

– Хорошо. Слушай, а что насчет Полины? Она…

– Живая, – кивнул Вельшин. – Потом пойдем и постараемся выкурить ее из комнаты. Сама она ни за что не выйдет, похоже.

– У нее шок?

– Нет, тут все сложнее. С Полиной что-то сделали в тайной лаборатории, которую мы обнаружили в подземелье. Теперь хозяин Книги может через нее то ли видеть, то ли слышать, и она боится слить ему новую информацию, если выйдет к людям.

– Ладно, жива – и хорошо, – вздохнула Лида. – Займемся ею позже. А… Джулия?

– В порядке. Она сражалась на нашей стороне. Потом расскажу.

– Ладно, потом.

Она предпочла бы говорить о чем-то, неважно о чем, только чтобы не думать о погибших… а еще больше о Лазаре. Но ее друг явно нуждался в передышке. Он тяжело облокотился на подоконник, Лида обняла его сзади за плечи, уткнулась лбом в плечо. Потекли минуты, кажется, она даже задремала…

– Лидка!

Крик был таким, что девушка подскочила на месте, завертела головой в поисках новой опасности. Потом увидела, что Вельшин тычет пальцем в стекло.

– Весна, смотри, там огни! На станции и дальше, на бывшем аэродроме!

– И что с того? – растерялась Лида.

– Но в городе нет света!

– А, точно. Может, дали.

– Нет, Весна, – помотал головой Марат, – посмотри, там по дороге нормальные машины еду т, а не танки с грузовиками. Мы дома, Лидка, мы дома!

Кажется, он окончательно вышел из ступора. Но Лида смотрела на огни за стеклами пустыми глазами.

– Але, Весна, побежим к ребятам?

– Зачем?! – Она резко отдернула руку. – Порадовать их, что ли?

Ворон молча смотрел на нее, морщил лоб. Потом заговорил мягко, как с ребенком:

– Я сам им все расскажу, не бойся. Все-таки когда все вместе, это легче пережить.

– Ты не понимаешь, – ответила Лида устало. – Ничего еще не закончилось. Ребята под колпаком у хозяина Книги, а Лазаря он вообще похитил.

– Да что, черт возьми, ему нужно?!

– Я ведь уже сказала: он хочет, чтобы я уничтожила Книг у.

– Это хорошо или плохо? Я что-то совсем запутался.

– Если Книга будет уничтожена, то погибнут и все, кто с ней связан: вечники с талантами, полувечники, просто люди, исцеленные Книгой, – на одном дыхании выпалила Лида.

– Ясно. Весело.

– Ага. Слушай, наверное, всем пока лучше оставаться во дворце, хотя бы до утра. А я пойду искать хозяина. Попробую как-то с ним договориться.

– Я с тобой, – отрезал Ворон, первым направляясь к двери.

– Одеться не забудь.

Ворон схватил висевшую на ручке двери куртку, потом вернулся к младшим, отдал распоряжение – и дети без препирательств полезли в постель к матери.


Во дворце мало что изменилось, кажется, большинство его обитателей даже не осознали перемен у. В вестибюле небольшая гибкая фигура в полутьме скользнула им на-встреч у.

– Джулия?

– Привет, Лида. – Вечница совсем не выглядела удивленной, скорее подавленной и усталой. – Уже в курсе… наших дел?

– Ты была на улице? – Марат глядел на легкий снежок, тающий на носках ее туфель.

– Конечно. Но там невидимая граница, так что дворец нам пока не покинуть. Хотя, – она глянула в упор на Лиду, – ты сможешь, конечно. Кстати, имей в виду, что продукты во дворце на исходе…

– Погоди… почему я мог у?

Тонкие брови вечницы изумленно взметнулись:

– Ты же Наследница, не забыла? Для тебя границ не существует. Про этот талант мы еще раньше знали, ждали тебя в городе.

– А разве… но я же не попала в город, не попала во дворец.

– А ты пробовала?

– Н-нет, – пораженно пробормотала девушка. – Хотя да, на автобусе. На машине с Лазарем.

– А за компанию и не выйдет. Граница пропустит только тебя.

И шмыгнула мимо.

– Ладно, – вздохнул Марат. – Пошли, что ли, провожу тебя.

Вышли на плац. Сумерки над городом стояли ясные, с легким морозцем. Снег, похоже, снова выпал совсем недавно, лежал пушистым покрывалом. Лишь маленькие шажочки Джулии отпечатались в направлении пролома в заборе. Ребята медленно добрели до него, и Лида сказала, преодолевая спазм в горле:

– Я скоро вернусь. Только встречусь с хозяином Книги.

– Ладно. – Голос Ворона был какой-то пустой. – Конечно, если сделаешь то, что он просит, тут мало кто останется в живых. Но нужно будет позаботиться о людях, вывести их…

– Марат! – сказала Лида. – Я не уничтожу Книг у. И никому не позволю это сделать.

– И что тогда? Он перебьет ребят?

– Постараюсь не допустить этого. Что-нибудь придумаю… хотя даже не представляю что.

Сама она прекрасно осознавала, что придумать ничего невозможно, ситуация безвыходная.

Лида без всяких усилий прошла через пролом, оглянулась, вяло махнула рукой, пошла вдоль забора.

– Весна! – Голос прозвучал у самого уха. Оглянулась – Марат уже стоял рядом.

– Как тебе удалось?

– Не знаю. Просто после слов Джулии решил для себя, что всегда буду пробовать. И попробовал.

– Джулия соврала про границу?

– Не думаю. Просто, мне кажется, у этого типа, хозяина Книги, есть и на меня планы.

– На тебя?!

– Ну, прости, Весна, затесался случайно в круг избранных, – с прежней ухмылочкой пожал плечами Марат. И очень Лиду этим приободрил.

– А если серьезно?

– Если серьезно, то я, кажется, тоже побывал в этой их лаборатории. Что там со мной сделали – не ясно, но чем-то я ему теперь дорог. Он даже Сашку в заложники брал, чтобы меня отловить.

– Ладно, – вздохнула Лида. – Все равно ничего не понятно, давай просто пойдем к ребятам. Хотя нам и нечем их обрадовать. А хозяин Книги – ну, он точно знает, где нас искать.


Утро начиналось с багрового восхода. Группа людей за столом казалась оцепеневшей. Много горьких рассказов прозвучало этой ночью, много было пролито слез. И было совершенно неясно, что их ждет дальше.

С первым солнечным лучом, проникнувшим в комнату, Лида вскочила на ноги.

– Мне нужно домой, успокоить маму.

Анна вскинула на нее покрасневшие глаза:

– Я отвезу.

– Не стоит.

– Тогда пусть кто-нибудь из мужчин проводит тебя.

Общее шевеление за столом: Марат, Алеша, Жан, Авалон. Но Лида помотала головой:

– Нет. Я думала, Энгель придет сюда, но он не появился. Значит, хочет встретиться со мной наедине. А без этой встречи ничего не стронется с места.


До их временной квартиры Лида добралась пешком. Каждый момент с надеждой ожидала оклика и одновременно боялась его до дрожи в коленках. Но ее никто не остановил.

Конечно, было глупо ждать, что Вера легла спать после ее вчерашнего вечернего звонка. Да и спала ли мать вообще хоть минутку после того, как нашла прощальную записку? Лида обнаружила ее сидящей в прихожей на тумбочке для обуви. Вера крепко обняла дочь. Так в молчании они простояли несколько мину т.

– Лида…

– Что, мамочка?

– Скажи мне… нет, я даже не знаю, о чем спрашивать тебя. Ты живешь непостижимой для меня жизнью. Скажи только одно: я тебя не потеряю?

– Нет, мамочка, – глухо произнесла девушка.

«Когда я откажусь от Лазаря, от меня останется лишь оболочка. Но умереть я все равно не смогу. Так что формально ты меня не потеряешь, мама».

– Мам, я только на минутку к тебе. Сейчас мне нужно вернуться к друзьям, у нас там… проблемы, в общем. Но я по пути куплю новый мобильник и буду постоянно на связи. А ты постарайся отдохнуть, ладно? Мне ведь ничего не угрожает, ты знаешь. И я никуда больше не исчезну.

– Конечно. – Вера с послушанием ребенка разняла руки. – Только обязательно позвони.


Назад Лида решила идти очень медленно. Побродить по городу. Но едва вышла во двор, как кто-то окликнул ее по имени. Она ахнула, захлестнул ужас от грядущего разговора с Энгелем. Но это был Тимур Саевич.

Бывший учитель был очень мрачен. Кажется, даже испуган. Подошел, тихо сказал:

– Прости, Лида, я шел за тобой. Но не хотел останавливать, пока ты не повидаешься с матерью.

– Вам удалось сбежать от некров?

– Они просто ушли. И я сразу догадался, что произошло. Ты все же изменила прошлое.

– Ага, – выдавила Лида. – В тот момент я не смогла поступить иначе. Хотя теперь понимаю, что совершила страшную ошибку. Все стало только хуже… Этот мальчик, которого я сделала вечником…

– Что?! – Мужчина замер на месте, Лиде пришлось вернуться к нему на пару шагов назад. – Что ты такое говоришь? Ты не могла этого сделать, это немыслимо! Никто не в силах воскресить того, кто давно мертв!

– Но я это сделала, – покаянно вздохнула Лида.

Тимур Саевич несколько секунд собирался с силами, чтобы заговорить, потом все же выдавил:

– Но в таком случае… это очень серьезное нарушение, и я не знаю, чего теперь нам ждать.

– Я буду наказана?

Короткий ответ прозвучал приговором:

– Да.

– Как? Хотя, я и сама уже догадалась. Я превращусь в старуху и буду штамповать новых вечников.

Лицо Тимур Саевича дрогнуло:

– Возможно. Но сперва я должен точно узнать, что произошло в прошлом. Давай-ка присядем, и ты мне расскажешь все.

Лида не возражала. Они устроились на бортике детской песочницы, и девушка начала свой рассказ. Чем дальше, тем больше лицо Тимура Саевича леденело, и Лида понимала – она сотворила нечто ужасное. Закончив рассказ, она спросила:

– А старики? Они кем становятся?

– Что?

– Ну, Наследники-мужчины, которые несколько раз нарушают закон?

– Они, Лида, становятся призрачными судьями, – прозвучал малоинформативный ответ.

– Тимур Саевич, почему все считают вас предателем?

Наконец-то бывший учитель вышел из ступора, даже лицо вспыхнуло. Ответ прозвучал немедленно:

– Я никого не предавал, Лида. Но иногда человек попадает в ситуацию, когда у него просто нет шансов оправдаться. Так случилось и со мной. Много тысячелетий назад я прибыл в Шаргаим, привлеченный легендами о великом городе вечников. Увы, на деле все оказалось иначе. В этом городе если не убивали, то готовились убивать. Мое положение и вовсе оказалось незавидным. Как Наследник, я не мог приобретать таланты, не мог убивать. Чтобы не участвовать в турнирах, вынужден был притворяться жалким и трусливым, таким, чтобы из бесконечного презрения и боязни даже поставить свое имя рядом с моим никто не выбирал бы меня соперником на турнирах. Путь назад был также отрезан: в Шаргаим можно было войти, но не выйти, хозяин Книги – и города – тщательно оберегал свои секреты.

Признаться, кем я являюсь, также было исключено. Да, мое положение мгновенно бы изменилось, моей дружбы стали бы искать, окружили бы роскошью и почетом. Однажды я не устоял бы перед искушением угодить кому-то – и нарушил закон Наследников.

И вот однажды на закате в городе появился Дио. Он был прекрасен и смел, этот вечник. Так случилось, что именно я предоставил ему пристанище на первую ночь в Шаргаиме, мы познакомились и почти сдружились. Но я не сомневался, что это ненадолго. Завтра же он начнет готовиться к очередному турниру, а обо мне если и станет вспоминать, то не иначе как с гадливостью.

Но все вышло иначе. Дио стал первым, кто сказал твердое «нет» том у, что творилось в городе. И скоро у него появились единомышленники. Клит, Юний, Маэса, многие другие – они были отважны и ловки, имели десятки талантов. Не забывай, девочка, что в те времена убийство в бою не считалось грехом. Уж и не знаю как, но Дио сумел их переубедить.

Из тех, кто поддержал Дио, со временем образовалось ядро заговора – десять человек. Были и другие, не посвященные в детали, но которые, как мы надеялись, поддержат нас, если дело дойдет до битвы. Я был одним из десяти, хотя никто и не возлагал на меня особых надежд. Но я знал, что ради Дио сделаю что угодно, если надо, пожертвую своей юностью, а то и жизнью. Мы не знали, что прежний хозяин уже мертв и теперь Книга принадлежит Фрее. А она была очень осторожна. Везде в городе шныряли соглядатаи. Однажды, собравшись в моем доме, мы в очередной раз обговаривали план. Уже бросили жребий: трое готовы были пожертвовать собой ради того, чтобы Дио смог завладеть Книгой. Конечно, мы надеялись, что эти жертвы не пригодятся, что мы всего лишь хорошенько припугнем хозяина и заставим его добровольно отдать нам Книг у. А если и нет – лично я совсем не беспокоился. Собирался в таком случае открыться друзьям и взять Книгу на себя, ведь я мог касаться ее безнаказанно.

Я вышел из комнаты за бочонком вина и успел заметить, как от террасы метнулась торопливая тень. Конечно, я бросился следом. Тень неслась прямо во дворец, я следовал по пятам. Вход охраняли некры, тень они пропустили без вопросов, но мне мигом заградили путь. Однако я проник во дворец по лозе оплетавшего стены виноградника. И понял, что опоздал. Фрея, бледная от ужаса, уже произнесла заклинание для перемещения во времени. И тут же кинулась к окну, наверное, не веря себе самой, что что-то получится. Я воспользовался моментом, схватил Книгу и вышвырнул в окно. На несколько долгих секунд оцепенение сковало мое тело. Когда я снова смог двигаться, мы уже были в двадцатом веке. Напротив меня стояла Фрея и глядела с ненавистью и изумлением.

«Как тебе удалось? – спросила она. – Ты – Наследник?»

Я молчал, но крыть было нечем. А она продолжала:

«Я хотела убить тебя за то, что лишил меня Книги. Но потом подумала, что лучше оставить тебя в живых, вдруг пригодишься когда-нибудь. Твои бывшие друзья наверняка решили, что ты убежал предупредить хозяина Книги, то есть меня. Да я сама буду всем излагать именно такую версию! Если встретишь кого-то из них – попробуй, докажи им твою невиновность! Особенно после того, как трое из них наверняка обрекли себя на бесконечную пытку оцепенением».

После этого наши пути разошлись. Я стал искать Дио и остальных, чтобы рассказать им правду. Но едва вышел на их след, как меня самого нашла Фрея. К тому времени она уже потеряла своего сына и была уверена, что я помогу ей. Наше общение было… довольно мучительным, – уголком губ усмехнулся Наследник. – И весьма долгим. Когда она поняла, что ничего не добьется, то отпустила меня. Через какое-то время мне снова повезло получить достоверную информацию о моих друзьях. Увы, Креон сумел заманить всех, кто был близок Дио, в ловушку и последним привел туда его самого. И Дио дрогнул, согласился отдать Книгу в обмен на свободу друзей. Хотя, возможно, у него был какой-то план – как знать. Но Креон убил его и завладел Книгой… Впрочем, – вдруг встрепенулся мужчина, – я рассказал тебе даже сверх того, что ты спрашивала. Пойдем.

– Куда? – похолодела Лида. – На суд?

– Лида, на призрачный суд не приходят. Он сам в какой-то миг настигает тебя. Пока этого не случилось, я хотел бы познакомиться с твоими друзьями. Если ты не против, конечно. Возможно, еще есть шанс хоть что-то исправить.

– Конечно, я не против, – выдохнула девушка. – Идемте скорее.

Тимур Саевич протянул ей руку, помогая подняться с песочницы и перешагнуть с заснеженной площадки на относительно чистую дорожку, ведущую через двор. Они уже почти достигли подворотни, когда…

– Стойте!

Лида вздрогнула, оглянулась: к ним бежала Вера, как была дома, в байковом халате, в одном тапке – второй, наверно, слетел еще на лестнице. Женщина догнала их, вцепилась в руку дочери, но смотрела только на ее спутника. Заплетающимся языком пролепетала:

– Николай… куда ты ее уводишь?

Лида начисто лишилась дара речи. А Наследник пробормотал:

– Вы ошиблись. Я – школьный учитель вашей дочери. Вам не о чем беспокоиться, мы всего лишь…

– Вашей? Это и твоя дочь, Николай. Ты не узнаешь меня? Я так сильно изменилась?

Вечник потрясенно покачал головой. Вера еще больше съежилась, но Лидину руку так и не выпустила.

– Мам, иди домой, – взмолилась девушка. – Ты же заболеешь. Пожалуйста!

Тимур Саевич вдруг встрепенулся, подхватил Веру на руки и понес к парадному. Лида поплелась за ними следом. На площадке первого этажа у батареи было вполне тепло. Мужчина вытащил пачку рекламного мусора из раздолбанного ящика и постелил под ноги женщины. Потом спросил:

– Когда мы встречались с вами, Вера? Точнее, когда мы расстались?

– Почти семнадцать лет назад. Когда это сокровище было в проекте.

Вера кивнула на Лиду и даже нашла в себе силы усмехнуться.

– Я начинаю понимать. Я был болен в то время, возможно, потерял память…

– Не нужно, – перебила Лида. – Мама знает, кто я. И кто вы… папочка. Болеть мы не можем, так что лучше правду.

– Хорошо, – кивнул мужчина, и голос его зазвучал гораздо уверенней. – Именно семнадцать лет назад, полагаю, я впервые встретил Креона. Я знал, как он выглядит, он же не знал обо мне ничего. Мой план состоял в том, чтобы отнять у него вечность, а затем любыми способами добиться признания, где томятся пленники. У меня была лишь одна попытка. Догадываюсь, что я ее провалил, – Креон оказался хитрее. И теперь уже он объявил охоту на меня. Креон знал о Наследниках – это потом Фрея стерла из его головы информацию о них. И был не прочь использовать меня в своих целях. Он наверняка начал бы действовать по своей обычной схеме: использовать тех, кто мне дорог. Потому что я позволил себе полюбить. – При этих словах вечник несмело глянул на Веру. Та, кажется, даже дышать перестала, так вслушивалась в его слова. – У Наследников в резерве есть еще один особый дар: заклятие восемнадцати лет. На этот срок мы забываем какой-то промежуток своей жизни. Наверное, прежде я постарался отправить тебя подальше, хорошенько спрятать. Это так?

Вера молча кивнула.

– Таким образом, попадись я снова Креону в лапы, он не смог бы выведать твое местонахождение. А даже найди он тебя – это мало что дало бы ем у. Ты и дочка отныне стали для меня чужими, не имело смысла использовать вас, чтобы сломить мое сопротивление. Я говорил что-то про восемнадцать лет?

Снова кивок.

– Полагаю, цифра восемнадцать сакральна для вечников. Наверно, тогда я надеялся, что за это время все изменится. И я смогу однажды вернуться к тебе и к дочери.

– Изменилось? – спросила Вера.

Лицо Тимура Саевича сделалось беспомощным:

– Пока я этого не знаю. Вера, позволь, я тебя отнесу домой. А позднее мы все обсудим.

– Хорошо, – кивнула женщина.

Наследник снова подхватил ее на руки и поспешил вверх по лестнице. Лида осталась ждать внизу. Случившееся настолько ошеломило ее, что даже как-то не слишком задело. Только очень жалко было мать: надо же, влипнуть в расцвете юности в такую историю. Наследственное это у них, похоже.

Когда вечник вновь образовался рядом, вид его был весьма сконфуженный.

– Ну? – спросила Лида. – И как мне вас теперь называть? Тимур Саевич? Николай? Или папа?

– Как хочешь, Лида. Я очень виноват.

– Да ладно! – Ей тут же расхотелось ехидничать. – Вы ни в чем не виноваты. Наоборот, спасли маму и меня. Просто… мне очень грустно.

– Мне тоже. Полагаю, я очень любил твою мам у, если позволил себе нарушить собственные принципы. Ведь я знал, что мне нельзя иметь близких. Прости меня.

– За что?

– Тебе не повезло с отцом.

– Да все нормально.

«Предыдущий вариант был гораздо хуже».


В доме на въезде дверь отперла Мила, отпрянула в изумлении:

– Тимур Саевич?

– Это мой отец, – кратко информировала ее Лида.

И больше вопросов не последовало. Уже в прихожей у девушки возникло странное чувство, что в гостиной полно народа, но все молчат, словно выжидают.

– У нас гость, – шепнула ей Журавка.

Лида рывком стянула сапоги и прямо в куртке помчалась в гостиную. Там в кресле, которое особенно любила Лида, сидел Энгель со словно приклеенной улыбкой на губах. По бокам от него застыла в карауле пара некров. Остальные устроились в отдалении: Марат и Сабина на диване, Жан оседлал стул, Авалон подпирал стен у, Санин застыл в дверном проеме, а Анна стояла у окна. А на журнальном круглом столике между двумя креслами лежала Книга.

Энгель перевел быстрый взгляд на дверь, улыбнулся Лиде, заметно напрягся, разглядев за ее спиной внушительную фигуру Тимура Саевича. Но тут же справился с замешательством.

– Ты говорил, что у тебя нет талантов, – хмыкнула Лида. – Некры-то откуда взялись?

– Всего лишь взяты мной в аренду до лучших времен, – тепло улыбнулся ей парень. – Именно для того, чтобы навсегда избавить мир от этого кошмара.

– Я так и не понял, – заговорил Жан, видимо, продолжая прежний разговор. – Какие проблемы с техническим уничтожением Книги? Обладает защитным механизмом, подобно нам? Убивает тех, кто пытается причинить ей вред?

– Ничего такого, – помотал головой Энгель. – Книгу без проблем может уничтожить даже смертный, например, сжечь или утопить. Но суть в том, что непостижимым образом Книга немедленно возникнет в изначальном виде в любой точке мира.

– Это проверенные данные? – уточнил Авалон. – Больше смахивает на очередную сказочку.

– Не сомневайтесь, – усмехнулся Энгель. – Спросите хоть у него.

И подбородком указал на мужчину рядом с Лидой – они так и остались стоять в дверях.

Все недоуменно повернулись к гостю, кажется, только сейчас его обнаружив. Лида поняла, что пора вносить ясность:

– Это Тимур Саевич, – сказала она. – Мой отец. Он тоже Наследник и знает о Книге гораздо больше всех нас.

Слабые возгласы изумления и приветствия. Лида понимала, какое замешательство испытывают сейчас ее друзья, но никто ничего не спросил. Не до того было.

– Да, это верно, – невозмутимо подтвердил Наследник. – Книгу можно разъять на части, на страницы, развезти по разным сторонам света – и ее магическая сила сохранится. Однако при определенном проценте износа она действительно возродится в цельном варианте.

– Этого нельзя допустить, – быстро вставил Энгель. – В таком случае охота на части и на Книгу в целом приобретет повальные масштабы, жертв будет в разы больше. А сейчас Книга уже на пределе…

– Твои предложения? – зловеще скрежетнул Авалон.

– Уничтожить Книгу может только Наследник. Поэтому я и попросил Лиду об этом. Древнее зло необходимо искоренить.

– А его ты тоже просил об этом? – Санин указал на Тимура Саевича. – Раз он тоже Наследник?

Энгель недовольно покривил губы.

– Полагаю, это бесполезно. Этот человек был однажды наказан за нарушение законов Наследников, что сделало его чрезвычайно осторожным.

– Так Лиде грозит опасность? – встрепенулась Анна.

– Ни малейшей. Наследник имеет право уничтожить Книгу в том случае, если является ее хозяином. Либо если об этом его просит сам хозяин. Я хозяин Книги, и я настоятельно прошу об этом Лиду.

Тимур Саевич под новой порцией вопросительных взглядов кивком подтвердил и эти слова. Энгель воспрянул духом, проговорил со скрытым торжеством в голосе:

– Как вы видите, препятствий никаких. Лида уничтож