Читать онлайн Тайны большого леса бесплатно

Василий Головачёв
Тайны большого леса

Глава 1
Побег в будущее

– Жалко мотоцикл, – повторил Редошкин, прилипший к иллюминатору.

Несмотря на хорошую звукоизоляцию, в кабине вертолёта было шумно, и приходилось напрягать голосовые связки, чтобы докричаться до собеседников.

Максим усадил Веронику на сиденье, подсел к другому иллюминатору.

Вертолёт медленно удалялся от чудовищного нагромождения форм чёрного леса, подчиняясь командам Карапетяна, следящего за входом в иномериану, и аэробайк, с которого попаданцы перебрались на борт Ми-171, так же медленно уходил вниз. Его антигравитационный двигатель работал, удерживая инопланетный летающий мотоцикл в воздухе, и выглядел аппарат сиротливо, словно понимал, что его бросили.

Внезапно в кабине потемнело: впечатление было такое, будто вертолёт влетел в облако редкого серого тумана.

– Нашли вход! – обрадовался Карапетян. – Поднимаемся!

Вертолёт снова начал подъём, уходя в воронку иномерианы – канала, связывающего меж собой браны, то есть вселенные: земную, с галактикой Млечный Путь и Солнечной системой, и вселенную Большого Леса, атакованного чёрным лесом.

История эта началась больше месяца назад, когда группа майора Максима Реброва получила задание от командования ГРУ вызволить в африканском Баире попавшую в плен к местным «повстанцам», подкармливаемым ЦРУ, научную экспедицию, среди сотрудников которой находилась и племянница президента России Вероника Соловьёва.

Отряд спецназа в составе семи бойцов был доставлен в Баир, на берег реки Чуапы, но учёные, «повстанцы» (отъявленные головорезы) и бойцы Реброва неожиданно попали под «экзотическое ДТП», порождённое столкновением бран, и переместились на берег другой реки, которая петляла по просторам Большого Леса, по сути представлявшего собой иную вселенную.

Благодаря помощи Карапетяна Егора Левоновича, доктора физико-математических наук, спецназу Сил специального назначения ГРУ удалось выяснить, что случилось, после чего в Большой Лес была послана спасательная группа на вертолёте, подчинявшаяся непосредственно командиру ССН, полковнику Савельеву. Попаданцы-учёные были переправлены на Землю, однако группа Реброва, а также Вероника Соловьёва и участник экспедиции в Баир, молодой ботаник Константин Ливеровский, остались в Лесу по независящим от них обстоятельствам. И в данный момент они находились на борту вертолёта, вернувшегося за ними, ожидая, что их поход в другую вселенную закончится.

– Держитесь! – прокричал Карапетян, седой, бородатый, с изломанным морщинами лицом.

Костя, сидевший в самом конце салона, опекаемый лейтенантом Мерадзе, в этот момент открыл глаза. Он был ещё слаб после боя с «драконами» чёрного леса и не соображал, что происходит.

– Где я?..

Ответить ему не успели ни Максим, ни Мерадзе: в глазах потемнело, и сознание майора выпорхнуло из головы, как бабочка.

Очнулся он висящим над полом кабины с гулкой и пустой как бубен головой. Невольно дёрнулся, и его отнесло к боковой стенке салона: в кабине царила невесомость.

Послышались тревожные возгласы. Начавшие приходить в себя пассажиры вертолёта осознавали, что произошло, и пытались ухватиться за спинки сидений и друг за друга.

Максим притянул себя к ближайшему сиденью и огляделся, быстро оценивая обстановку в салоне.

В принципе ничего особенного не произошло.

Они уже привыкли к встряскам организма при вхождении в канал иномерианы и не обращали внимания на такие мелочи, как кратковременная потеря сознания. Поэтому паники не было. Главное, что пилоты «вертушки» не пугались процесса перехода из браны в брану, а оборудование Ми-171, в том числе неслабый компьютер, управляющий системами, не отключились при «падении в иномерность» и продолжали работать.

Погладив шевелившуюся на сидениь Веронику по плечу, Максим выглянул в иллюминатор, пока другие приходили в себя, но привычного земного пейзажа не увидел.

Вертолёт висел в кисейно-сером тумане неизвестного происхождения, как воздушный шар, хотя винты его медленно вращались.

Слева в невообразимой дали виднелась зеленовато-коричневая стена, уходившая краями в бесконечность. Справа смутно проступала ещё одна стена, с виду обросшая сизо-голубым лишайником.

Приглядевшись, Максим понял, что «лишайник» на самом деле представляет собой бесконечное поле колючего кустарника. Потом пришло озарение: это был не кустарник, а лес, видимый с расстояния в пару тысяч километров.

Максим сглотнул, преодолевая приступ дурноты, мысленно погрозил пальцем желудку, норовившему сбросить съеденный балласт: нишкни!

– Офигеть! – пробормотал подлетевший к соседнему иллюминатору Редошкин. – Вышел заяц на крыльцо, почесать своё… Командир, где мы?!

– Между бранами, – раздался едва слышимый голос очнувшегося Карапетяна. Лицо у физика было бледно-зелёное, перекошенное гримасой переживаний; он с трудом переносил невесомость. – По крайней мере я так думаю. Надеюсь, это ненадолго.

– Мы уже испытывали такое, – вцепился в перегородку Савельев, – когда летели к вам. Второй раз попадаем в какую-то щель между стенками.

– Это не стенки… возможно, мы видим браны в каком-то другом измерении. Получился двойной переход… Хорошо бы не промахнуться мимо своей браны.

– Что вы имеете в виду, Егор Левонович?

– Столкновение бран – сложное явление. Это вам не стукнуться лбом о столешницу. Большая Вселенная кишит бранами, но они все реализованы в разном количестве измерений. Мы вылетели куда-то в одно из таких измерений.

– То есть мы в космосе?

– Я не знаю, как назвать этот континуум. Но скорее всего это не космос. То есть не безвоздушное пространство. В противном случае воздух из кабины улетучился бы – и мы задохнулись.

– Как долго мы будем находиться здесь?

– Хотел бы я знать… в прошлый раз это состояние длилось всего пару минут.

– Что вы предлагаете?

– Пусть пилоты не трогают рычаги. Пока что мы летели по оси иномерианы… может, она вынесет нас домой.

– Жаль, что нам не выдали медпакеты, – проворчал Редошкин. – Ещё немного, и меня вывернет наизнанку.

– Терпи! Все терпят, даже я.

Максим покосился на цеплявшуюся за спинку сиденья бледную Веронику. Произносил он эти слова ради неё, чтобы подбодрить, и добился своего: девушка улыбнулась.

Редошкин засмеялся, и в этот момент темнота упала на вертолёт глыбой базальта, и беглецы из мира Большого Леса снова свалились в колодец бессознательного состояния, чтобы вынырнуть из него через какое-то время. Часы у всех во время попадания в иномериану каждый раз останавливались, но Максиму показалось, что лично он отсутствовал в реальности всего пару мгновений.

Шелест в ушах сменился лопотанием винтов.

Тело приобрело вес и впечаталось в сиденье, едва не сломав позвоночник.

Вскрикнула Вероника.

Максим первым делом подсунулся к ней, преодолевая боль в спине, взял девушку за руку.

– Живая?

– Наверно… шею свело…

– Потри ладошкой. – Максим подсел к иллюминатору, надеясь разглядеть окрестности вертолёта. Очень хотелось оказаться на Земле, пусть даже в африканском лесу или в Антарктиде, лишь бы на родной планете! Но увидеть майор ничего не смог. Вокруг Ми-171 плыли космы белого не то пара, не то тумана, скрывающие пейзаж, и понять, где оказался вертолёт, было невозможно.

– Туман? – удивился пришедший в себя Редошкин.

– Кажется, это облака, – сказал Мерадзе.

Максим оглянулся на спутников.

Карапетян враскоряку торчал над своими приборами, вглядываясь в экран компьютера.

Полковник Савельев, морщась, глотал какие-то таблетки, поглядывая на иллюминатор.

Его помощники, молчаливые здоровые парни, сидели на своих местах, косясь на хозяйство физика.

Костя был в сознании, судя по его открытым глазам, но едва ли соображал, где находится.

– Егор Левонович? – обратился Максим к учёному. – Куда нас опять занесло? Вес вернулся, значит, мы дома?

– Не уверен, – невнятно отозвался Карапетян. – Оси не совпадают.

– Что? Какие оси?!

– Квантовые параметры… не могу определить лямбду…

– Хрен с ней, с лямбдой, что советуете делать?

– Надо подняться выше… не выходя из иномерианы… или опуститься ниже…

Вертолёт внезапно содрогнулся. Где-то в недрах его двигательно-энергетического скелета раздался металлический хруст, будто сломался болт. Вертолёт повело боком, и он стал медленно вращаться.

Закричал пилот:

– У нас проблема: полетел крепёж подруливающего винта!

– Исправить можно? – прокричал Максим в ответ.

– Только на земле.

– В таком случае садимся!

– Не смейте! – охнул Карапетян. – Выскочим из оси иномерианы!

– А не сядем – разобьёмся к чёртовой матери! Нашли же вы вход в иномериану над чёрным лесом? И снова найдёте! А если мы дома, то и искать не придётся.

– Как хотите, вы решаете.

Максим глянул на Савельева.

– Товарищ полковник?

– Садимся, – кивнул Сергей Макарович. Судя по лицу, ему тоже было нехорошо. – Это не Тюмень.

– Почему вы вспомнили Тюмень?

– Потому что иномериана отыскалась там, и летели мы к вам оттуда.

– Ясно. Помочь?

– Чем ты поможешь? Контролируй ситуацию.

– Парни, садимся! – крикнул Максим пилотам.

По изменившемуся весу стало понятно, что винтокрылая машина начала опускаться.

Через минуту белёсый туман вокруг неё стал рассеиваться, и приникшим к иллюминаторам пассажирам стал доступен внешний обзор.

Вертолёт, медленно вращаясь вокруг оси из-за остановившегося хвостового винта, шёл вниз с высоты примерно в два километра, приближаясь к буро-зелёному, с фиолетовыми вкраплениями, ковру растительности, накрывшему равнину, от горизонта до горизонта. Сначала Максим решил, что они вынырнули из иномерианы над чужой планетой, поскольку под вертолётом не было видно ни дорог, ни домов, ни сооружений, ни какой-либо инфраструктуры, только слой колючего мха, кое-где образовавшего целые «горные цепи». Потом пришла догадка: это Земля, но полностью заросшая чёрным лесом, видимым с высоты как сплошной слой жутких шипастых зарослей.

Вспомнился мысленный разговор с Большим Лесом, предупредившим его о переселении к нему чёрного леса с Земли будущих времён… Выходило, что вертолёт вместо того, чтобы вернуться в родное время, переместился дальше в будущее, где чёрный лес захватил всю Землю.

– Боже мой! – прочитал он по губам Вероники высказанные ею чувства.

– Так ведь это… лес! – выдохнул Редошкин. – Мы что, вернулись обратно?!

Мимо, всего в полусотне метров, проплыл столб редкого сероватого дыма, корнем уходящий к поверхности земли, а вершиной – в небо, в пелену облаков: вертолёт вращался, поворачиваясь к нему то одним боком, то другим.

– Егор Левонович! – позвал Максим Карапетяна. – Гляньте!

Карапетян оторвался от компьютера, с трудом встал на затёкшие ноги, упёрся лбом в стекло иллюминатора.

Как раз в этот момент мимо проплыла струя странного тумана.

– Вход…

– Что?

– Вход в иномериану.

– Где мы, по-вашему? В Большом Лесу?

– Нет, слишком велика площадь черноты.

– Я разговаривал с Лесом… до вашего прибытия. Он сообщил мне, что чёрный лес сыплется в Большой Лес из будущего Земли. Там он завоевал все континенты планеты.

– Да ладно! – поразился Мерадзе. – Каким образом лес из будущего попал в эту реальность?!

– Взаимодействие бран происходит не в привычном трёхмерном пространстве, – прокричал Карапетян, – а в многомерном и многосвязном континууме. Наша брана-Вселенная связана не только с браной Большого Леса, но и с её же будущим.

– Для меня это чистая заумь.

– Для нас тоже, – успокоил лейтенанта Максим.

К иллюминатору подсел Савельев.

– Потом будете искать научное объяснение этому феномену. Давайте найдем место для посадки.

– Мы выскочим из канала… впрочем, кажется, уже сошли с оси. Прошу прощения, ничем помочь не могу, действуйте сами. – Карапетян вернулся к своим приборам и компьютеру.

– Парни, ищите свободную площадку! – крикнул пилотам Максим.

– «Вертушка» почти неуправляема! – донёсся ответ из кабины лётчиков. – Но мы постараемся.

Вертолёт опустился на километр, продолжая вращаться вокруг оси, пошёл боком.

Стали видны колючие заросли чёрного леса, создавшие самые настоящие гротескные «мегаполисы» и «замки».

– Вот это масштаб! – восхитился ошеломлённый Мерадзе. – Неужели эта дрянь и в самом деле покрыла всю планету?!

Никто лейтенанту не ответил.

Пришёл в себя Костя.

– Помогите…

Редошкин и Мерадзе посадили его к иллюминатору.

– Зашквар! – выговорил ботаник, оживая. – Надо будет выйти и собрать образцы флоры…

Словно в ответ на его слова из глубин буро-чёрных зарослей выметнулась к вертолёту струя чёрно-жёлтых четырёхкрылых созданий, закружила карусель вокруг винтокрылой машины, изучая нарушителей границы их владений.

– Шмели! – процедил сквозь зубы Редошкин.

– И здесь их полно! – охнула Вероника.

– Отсюда они, наверно, и попадают в Большой Лес через иномериану, – прокричал Максим.

Опускавшийся к морю чудовищных растительных нагромождений вертолёт понесло боком.

Внизу мелькнула петля реки, затем появился серо-жёлтый пустырь, который оказался крышей огромного здания площадью не менее десяти тысяч квадратных метров.

– Финиш! – крикнул Максим.

– А если крыша не выдержит? – засомневался Редошкин.

– У нас нет другого выхода, лейтенант!

– Надо бы отпугнуть насекомых…

– Чем? Не будешь же ты тратить на них патроны?

– Шмель, – сказал Савельев.

– Шмели, – кивнул Максим.

– Я имел в виду, что у нас на борту имеется огнемёт.

– А-а… – Максим с любопытством посмотрел на полковника. – Взяли с собой? Очень хорошо, сможем отбиться, но не сейчас. Не хочется начинать войну первыми, пока не исчерпаны возможности мирного контакта.

– Я приготовлю огневичок на всякий случай? – сказал Редошкин.

– Это наша забота, – подошёл к разговаривающим один из спутников Савельева, плотный, с широким спокойным лицом. – Разрешите, товарищ полковник?

– Теперь ваш командир он. – Сергей Макарович кивнул на Реброва. – Выполняйте его распоряжения. Максим – это майор Спицын.

Парень посмотрел на Максима.

– Хорошо, – сказал Максим. – Распаковывайте и будьте наготове.

Помощники Савельева прошли в хвостовую часть кабины, к контейнерам, загромоздившим полсалона.

Рой шмелей, каждый размером с кулак ребёнка, атаковал иллюминаторы, заставив отшатнуться Веронику и Костю. Часть гигантских насекомых попала под несущий винт вертолёта, и вниз посыпались их разрубленные тельца и крылышки.

– Дайте им прикурить, мужики! – крикнул Редошкин.

Максим погрозил ему пальцем.

– Не заводись!

Чёрно-жёлтые полосатые летуны не являлись главным оружием чёрного леса, на самом деле больше стоило опасаться крокодиловидных монстров, способных повредить не только винт, но и кабину, и отгонять шмелей не имело смысла.

Вертолёт снова понесло боком: пилот пытался дотянуть до крыши здания, возвышавшегося над лесом метров на триста. В конце концов это ему удалось, и подрагивающая винтокрылая машина оказалась над строением.

– Держитесь! – крикнул пилот. – Машина может завалиться на бок!

Пассажиры вцепились в сиденья, пряча головы.

Вертолёт коснулся колёсами буро-жёлтой неровной площадки, испещрённой буграми и рытвинами. Его понесло по кругу, одно время казалось – он вот-вот опрокинется, но винты перестали вращаться, и триумф российской военно-инженерной мысли замер у края крыши, слегка накренившись на левый борт.

Глава 2
ГРУ и президент

Спалось ночью плохо, и на работу начальник четвёртого управления Главного разведывательного управления Генерального штаба Минобороны России генерал-лейтенант Скорь прибыл в отвратительном настроении.

Впрочем, причиной этого настроения ещё вчера стало сообщение генерала Плащинина, находившегося вместе с техническими специалистами в Тюмени, об исчезновении вертолёта с группой полковника Савельева, посланной в соседнюю вселенную (как бы дико это ни звучало) с заданием вернуть домой отряд Сил специального назначения под командованием майора Реброва, а также двух участников экспедиции в Африку – ботаника Ливеровского и археолога Соловьёву, племянницу президента.

Вертолёт нырнул в канал, соединяющий вселенные (браны, если пользоваться научными терминами) – и пропал. Не вышел он обратно ни через час, ни через сутки.

Операция эта началась ещё в начале осени, когда из африканского Баира пришло сообщение о захвате боевиками из «Союза освобождения Африки» комплексной научной экспедиции ЮНЕСКО. Поскольку в экспедиции оказалась и племянница президента, директор ГРУ решил послать в Баир опергруппу, чтобы вызволить из плена если и не всех учёных, то хотя бы Соловьёву. Однако в ситуацию вмешалась экзотическая сила, объяснить которую смог только физик из Курчатовского ядерного института Карапетян, и дело приняло иной оборот: ГРУ, да и другие спецслужбы ранее не сталкивались с проявлением прямого взаимодействия вселенных, имеющих отличные от земных наборы физических законов и констант.

После всех консультаций, научных споров и огромного нервного напряжения всех специалистов, причастных к решению проблемы (обошлись собственными силами, не привлекая ФСБ), подразделениям ССН удалось спасти почти всех участников экспедиции, но в неведомом мире Большого Леса (так выглядела иная вселенная-брана) остались ещё бойцы спецгруппы и, к сожалению, племянница президента, и главным военным разведчикам пришлось продолжить операцию по их возвращению на родину, учитывая все особенности контакта вселенных. И вот посланный за попаданцами в Большой Лес вертолёт не вернулся.

Конечно, Скорь формально уже не отвечал за операцию с вызволением экспедиции. Четвёртое управление ГРУ занималось проблемами Африки, в то время как продолжение последовало в России, переместившись из Баира под Тюмень. Но директор ГРУ не стал менять руководство операцией по этой проблеме, поддержанный президентом, и Скорь остался командовать парадом.

В десять часов утра генерал собрал селекторное совещание, вызвав с помощью виртуальной «облачной» спецсвязи ответственных за проведение операции: начальника информационно-аналитического управления генерала Плащинина, заместителя директора ГРУ генерала Колобкова, начальника управления военно-воздушных операций генерала Гусева и начальника научно-технического управления генерала Паршина. Так как операция в Баире первоначально выполнялась под грифом «совсекретно», к дальнейшим действиям своих подразделений руководство ГРУ старалось специалистов из других силовых структур не привлекать, и о работе группы Плащинина в Тюмени, где была обнаружена «червоточина», соединившая вселенные, или как её теперь называли – иномериана, знал только узкий круг специалистов.

– Прошу вас, Виктор Викторович, – мрачно сказал Скорь, поправляя на переносице арвижн – очки дополненной реальности. За последние полгода эти видеогаджеты практически полностью заменили смартфоны.

Генерал был плотен, громаден и волосы на голове сбривал начисто, за что был прозван сотрудниками Минобороны Фантомасом.

– Вертолёт не вернулся… – начал Плащинин, несколько подрастерявший свой всегдашний щегольской вид.

– Это мы знаем, – оборвал его генерал. – Не тратьте время на ненужные общие рассуждения, говорите по существу.

Плащинин выпрямился, помедлил.

По гулу голосов, доносившемуся по каналу связи, было понятно, что он находится в помещении на территории базы отдыха «Советская» под Тюменью, где и была обнаружена иномериана. Отдыхающих, конечно, с базы выселили, но и специалистов, изучающих феномен «червоточины» между мирами, хватало.

– Причин невозвращения «вертушки» с группой полковника Савельева мы пока не знаем. Их может быть несколько: ошибка пилотов, техническая неисправность, тяжёлые погодные условия, другие факторы.

– Ошибки пилотов исключены! – резко возразил Гусев. – Как и техническая неисправность машины! Вертолёт, по моим, данным абсолютно новый, испытанный и прекрасно показавший себя в экстремальных условиях.

– Тем не менее исключать подобный вариант было бы неправильно. С другой стороны, мы мало что знаем о поведении иномериан и о физических условиях в мире Большого Леса.

– Продолжайте, – буркнул Скорь.

– Естественно, мы посылали вслед за «вертушкой» дроны. Два из них пропали, не вернулись, два вернулись с видеозаписями, по которым можно судить, что мир по ту сторону иномерианы не похож на тот, куда попали из Баира члены экспедиции ЮНЕСКО.

– Поподробнее.

– Я выслал вам материалы…

– Ещё раз повторите для всех, чтобы было понятно.

– Это другой лес, тёмный, чудовищное нагромождение колючих и петлеобразных зарослей. По оценке наших специалистов, иномериана под Тюменью связывает земное пространство с другим участком чужой вселенной, заросшим чёрным лесом. Кстати, оттуда же к нам каким-то образом просачиваются шмели огромных размеров.

– Что говорят учёные мужи?

– Спорят главным образом о причинах неодинаковости выходов «червоточин». Общего мнения пока не выработали.

– Эта ваша… гм, гм, иномериана ещё на месте?

– Так точно, мы мониторим пространство над базой постоянно, вход в «червоточину»-иномериану ещё держится.

– Ваши планы?

Плащинин снял очки (все участники совещания сидели в одинаковых арвижнах), снова надел.

– До конца дня пошлём в иномериану ещё два беспилотника. Один оставим по ту сторону, снабдив мощным передатчиком. Возможно, его заметят пропавшие и ответят. После этого подготовим и запустим вторую «вертушку» с научной группой. – Плащинин помолчал и добавил: – Командовать походом буду я.

Скорь вытер вспотевший купол головы платком.

– Найдите другого руководителя похода, с вас достаточно того, что вы отвечаете за всю операцию.

Селектор на столе генерала мяукнул.

Скорь пальцем ткнул в клавишу:

– Я занят.

– Товарищ генерал, – торопливо проговорил адъютант, – директор на связи.

Скорь снял очки, включил канал связи с Колесниченко. Напротив в глубине экрана компьютера нарисовалось лицо директора.

– Слушаю, Виктор Афанасьевич.

– Есть новости? – спросил директор ГРУ обманчиво мягким голосом.

Скорь поёжился. Сам он слыл человеком жёстким, непреклонным и требовательным, но по сравнению с генерал-полковником Колесниченко казался образцом покладистости. Директор ГРУ, несмотря на свой интеллигентно-добродушный вид, мог осадить даже министра, не говоря уже о подчинённых.

– Нет, – честно признался Скорь.

– Когда будут?

– Вечером по времени Тюмени мы посылаем в «червоточину» вертолёт с группой специалистов…

– Это не ответ, Геннадий Дмитриевич. Мне только что звонил Ушаков (речь зашла о министре обороны), а ему звонил президент: оба требуют отчёт о проделанной работе.

Скорь пожевал губами, пребывая в ступоре. Сказать директору было нечего, а о реакции министра, а тем более президента, можно было догадываться.

– Я могу лично объяснить президенту…

– Ваша прерогатива – добиться результата, а не лично докладывать президенту о причинах неудач. Или мне заменить вас в этом вопросе на более расторопных руководителей?

Скорь потемнел.

– Мы делаем, что можем…

Колесниченко смягчился.

– Боюсь, после моего разговора с министром нас обоих отстранят от дела. Поторопите ваших посланцев в Тюмени, завтра я иду на ковёр к Ушакову.

– Есть… поторопить.

Лицо директора в глубине линз очков растаяло.

Скорь снял очки, посидел в позе боксёра, получившего приличный нокдаун, снова надел очки, оглядел компанию, проявившуюся за столом.

– Роман Силантьевич, в Тюмени у нас есть борт нужного класса?

– У нас нет, но у летунов в Коблево под Тюменью развёрнут штурмовой авиационный корпус. У них имеются и «Аллигаторы», и «Ночные охотники».

– Нужен разведчик уровня «Охотника». Сначала пошлём его, потом транспортную «вертушку», тот же «сто семьдесят первый» либо новую «восьмёрку». С этого момента вступает в силу протокол УВК!

– Слушаюсь!

– Всё понял, Виктор Викторович?

Плащинин озадаченно потёр пальцем щёку. Протокол УВК означал ввод в действие пакета чрезвычайных мер при угрозе военного конфликта.

– Так точно, Геннадий Дмитриевич.

– Работайте! О походе «вертушек» доложить немедленно, даже если это произойдёт ночью.

Скорь выключил систему арвижн.

Глава 3
А где люди?

Ждали атаки шмелей, но её не было, полосатые гиганты куда-то исчезли, и через несколько минут Максим решился открыть дверцу кабины и выглянуть наружу.

Однако стоило ему сдвинуть дверцу, воздух начал выходить из салона, в нос ударила волна неприятных запахов, и Максим на автомате быстро задвинул дверцу обратно. В горле запершило.

– Ч-чёрт!

Наблюдавшие за ним спутники подались назад, не поняв, в чём дело. Лишь Редошкин привычно взялся за приклад карабина.

– Воздух, – ответил Максим на вопросительный взгляд Савельева. – Снаружи давление воздуха меньше, чем в кабине. И кислорода меньше. И вонь – как в заброшенном клозете.

– Странно… может, мы сели на старое очистное сооружение?

– Если это будущее Земли – оно весьма неприглядно, – хмыкнул окончательно пришедший в себя Костя. – Интересно, сколько здесь прошло лет? По прогнозам учёных уже в двадцать втором веке вся Земля будет застроена мегаполисами. Вы видите здесь мегаполисы?

– Человечество исчезло, – покачал головой Максим.

– Откуда тебе это известно?

– От Большого Леса. По его данным чёрный лес завоюет все материки, и вместо того, чтобы давать кислород, он его поглощает.

– Разве такое возможно? – усомнился в словах командира группы Мерадзе. – Растения всегда поглощали углекислый газ и вырабатывали кислород.

– Во-первых, не все и не всегда, – возразил Костя. – По ночам некоторые представители флоры как раз поглощают кислород. Во-вторых, где вы видите здесь зелёные насаждения? Этот лес почти весь состоит из видов, не имеющих хлорофилла, а следовательно, кислород не вырабатывает. Отсюда и запахи.

– У нас нет противогазов? – посмотрел Максим на майора Спицына. – Или кислородных масок? Не взяли?

– Один запасной лётный комбез, – ответил вместо Спицына его напарник капитан Барышников. – И один «ратник».

– В таком случае придётся привыкать к экономному дыханию и к запахам местной природы. Я выйду осмотреться, а дверь будем всё время держать закрытой.

– Кабина не слишком герметична, – проворчал Спицын. – Всё равно наружный воздух просочится и сюда.

– Потерпим.

– Я с тобой, – сказал Редошкин.

– Хорошо, – согласился Максим, собираясь отказать Веронике, посмотревшей на него с мольбой, но она промолчала.

– Возьмите наши шлемы, – предложил пилот.

– Пока попробуем обойтись без них. – Максим кинул взгляд на помощников Савельева. – Парни, займите оборону. Мир, на тебе порядок в салоне.

– Есть, – кивнул лейтенант.

– Нам надо отремонтировать хвостовой винт, – напомнил пилот.

– Сделаем рекогносцировку и займёмся ремонтом.

– Возьмите «шмель», – посоветовал Мерадзе, уже познавший, насколько опасна атака насекомых; он имел в виду огнемёт.

Максим обернулся к Спицыну, и тот протянул ему футуристического вида «бластер»…

Максим передал его Редошкину.

– Держи, винтарь оставь.

– Не рискуйте без надобности, – сказал Савельев.

– Слушаюсь, товарищ полковник! – ответил Максим больше для Вероники, нежели командиру ССН, чтобы девушка не сильно переживала за него. – Мы в темпе.

Дверца кабины скользнула в бок.

Задержав дыхание, оба выпрыгнули на бугор слева от вертолёта, готовые отразить нападение полосатых агрессоров. Дверца тут же встала на место.

Выдохнули, осторожно вдохнули «воздух будущего».

– Ничего, привыкнем, – сказал Редошкин.

Огляделись, подошли к краю площадки.

Над бескрайним морем чёрного леса царил вечер.

Располневшее в талии и покрасневшее солнце готовилось скрыться за горизонтом. Слева от него висел в небе светлый серпик, напоминавший Луну, но побольше. Справа надвигалась сплошная фиолетовая туча, предвещавшая не то дождь, не то снег.

Но было достаточно тепло, на уровне десяти-двенадцати градусов Цельсия, так что снега можно было не ждать, о чём Максим подумал с мимолётной радостью.

– Куда подевались шмели? – спросил Редошкин, вертя головой. – Их же была целая прорва.

– Вон они, – повёл подбородком Максим, разглядев струение чёрных точек у основания бурых зарослей под зданием.

– Какого дьявола они не нападают? Боятся?

– Ну это вряд ли, просто не видят в нас врага. Либо ещё не получили приказ от хозяина леса уничтожить пришельцев.

– Вот это ближе к истине.

Прошлись по бугристому покрытию крыши, представлявшему собой слежавшиеся пласты пыли и высохшей серо-коричневой грязи.

Кое-где сквозь эти пласты проступали очертания шестиугольных плит синего цвета, а также утонувшие в засохшей грязи решётки, не то выходы шахт, не то лифтовых колодцев.

Остановились у метровой высоты пирамиды в центре крыши, поблёскивающей тусклым золотом.

– Лестница? – предположил Редошкин.

– Не видно дверей. Возможно, смотровое окно.

– У нас остался один «фаустпатрон» и пара «теннисных мячей».

– Побережём.

Редошкин имел в виду инопланетное оружие, найденное попаданцами в лесу, но его и в самом деле стоило поберечь для более важных целей.

– Тогда давай рванём этот гроб «орехом», у меня осталась парочка.

Максим заколебался, сдерживая желание чихнуть. Но поход в здание требовал времени, и надо было пользоваться передышкой, дарованной путешественникам по мирам хозяевами Земли будущего.

– Успеем, надо побыстрее чиниться и убираться отсюда. Не думаю, что чёрный лес будет долго терпеть наше присутствие.

Вернувшись в кабину, они поделились со спутниками своими открытиями и ощущениями, и лётчики, а также помощники Сергея Макаровича приступили к устранению поломки хвостового винта.

Мерадзе развернул у дверцы кабины пулемёт на шкворневой установке, чтобы в случае нападения ответить огнём из «Корда», а Максим с Редошкиным провели аудит имущества, имевшегося на борту Ми-171.

По словам Савельева в вертолёт они загрузили десять контейнеров с оружием, боеприпасами и роботизированными модулями, в том числе беспилотник «Форпост» в разобранном виде и боевую систему класса «Терминатор», способную активно маневрировать (она стояла на гусеничной платформе), стрелять и даже сбивать воздушные цели. Ни беспилотник, ни робот пока ещё не принимали участия в недавних сражениях с защитниками чёрного леса и не потратили боезапас.

Ми-171 тоже был неплохо вооружён, имея на борту комплекс управляемых ракет «Штурм» и «Атака», два блока НУР и четыре пулемёта. Но после боя с крокодиловидными монстрами над лесом были израсходованы шесть «Штурмов» (осталось два) и более тридцати неуправляемых ракет (до боя их насчитывалось восемьдесят), а также много патронов к пулемётам «Корд» калибра 12,7 миллиметра. По оценкам оператора-стрелка вертолёта стрельба из пулемётов оказалась неэффективной, а вот «Штурмы» исправно уничтожили шесть целей, разметав их на мелкие кусочки.

Ещё в контейнерах лежали не использованные по назначению бойцами Савельева противотанковый гранатомёт «Крюк» и ПЗРК «Верба», а также лазерный комплекс «Пересвет» в мини-исполнении, и Максим, осмотревший запасы оружия, остался доволен.

– Не бог весть какой ресурс, но одну-две атаки летучих драконов мы отразим.

– Взяли, что смогли найти на ближайшей базе, – буркнул Савельев.

– Спасибо, Сергей Макарович, я и этого не ждал.

Открылась дверь кабины, впуская майора Спицына и клуб холодного «мусорного» воздуха.

– Повреждения серьёзные? – посмотрел на него полковник.

– Часа два придётся повозиться. – Спицын покопался в куче коробок и контейнеров, достал скотч и нож-пилу, выбрался наружу.

– Иди смени Жору, – сказал Максим Мирону Мерадзе, устроившемуся в хвосте салона на лавочке; как и любой спецназовец спать лейтенант мог в любом месте и при любом шуме.

– Я только прилёг, – недовольно отозвался Мирон. Но всё-таки встал, помахал руками, разминаясь, взял карабин и вылез из вертолёта.

– Макс, не хочешь пройтись по зданию? – тихонько проговорила Вероника, подсев к Максиму. – Интересно всё же, что это за сооружение, для чего построено и почему сохранилось, если остальные строения давно развалились.

– Что это тебе пришло в голову? – хмыкнул он.

– Ну, я всё-таки археолог. И вообще, когда ещё мы увидим следы исчезнувшей человеческой цивилизации? Вдруг узнаем, что произошло, почему на Земле остался только этот жуткий чёрный лес.

Максим заколебался, собираясь прикорнуть, посмотрел на хмурого Савельева.

– Сходите, осмотритесь, – кивнул командир ССН. – Пока есть время. Только осторожнее там, не провалитесь в какую-нибудь яму или ловушку. Этому зданию не меньше двух сотен лет.

Стукнула дверца, вошёл Редошкин, набрал в грудь воздуха, выдохнул.

– Ух, до чего приятно, когда воздух чистый! Не то что снаружи – как в нужнике сидишь.

– Возьми лейтенанта с собой, – добавил Сергей Макарович.

– А вы?

– Я посижу тут, отдышусь, что-то сердце разволновалось.

– Дать аптечку? У меня осталось что-то сердечное.

– Своими таблетками пользуюсь, идите. – Савельев окинул Веронику критическим взглядом. – Только одеты вы не по местному дресскоду.

– Позаимствовали у инопланетян, – рассмеялась Вероника. – Больше у нас ничего нет.

Савельев вопросительно посмотрел на Максима, и майор ответил кивком.

– Мы нашли в Большом Лесу разбившуюся ракету каких-то космических торговцев, которые везли целый инопланетный гардероб и арсенал.

– Торговцев?

– Отсеки ракеты были набиты одеждой и обувью, из которой можно было что-то выбрать, а также оружием, вот мы и решили, что это были торговцы. К сожалению, они погибли, труп одного из них мы с Жорой обнаружили в чёрном лесу. А оружием и аэробайком пользовались.

– Хорошие штучки, – подтвердил Редошкин. – Что «теннисные мячики», что «фаустпатроны». А байк вообще отличная машина, я бы себе домой забрал.

– Он остался в лесу, – сказала Вероника с сожалением.

– Вот то ж. Была бы возможность – вернулся бы за ним.

– Типун тебе на язык! – погрозил ему пальцем Максим. – Не надоело воевать с чёрным лесом?

– Не подумал, – смущённо почесал затылок Редошкин.

– А про меня забыли? – с обидой проговорил Костя.

– Ты же спал, – обернулся Редошкин.

– Ну и что? Я тоже хочу прогуляться, ноги затекли.

– В следующий раз, – сказал Максим. – Береги силы.

Вылезли из кабины, посмотрели на возню лётчиков и спутников Сергея Макаровича у хвостовой балки вертолёта. Потом Максим, перестав обращать внимание на «мусорные» запахи, направился к центральному выступу на крыше в форме пирамиды, не ответив на жест Мерадзе, слонявшегося вокруг с карабином наготове.

Ещё раз осмотрели невысокую конструкцию.

Редошкин постучал по ней носком ботинка: пирамида отозвалась гулом.

– Она пустая.

– Ищи стыки или крепёж.

– Да нет тут ничего, а если и есть, всё под слоем пыли. Давай взорвём этот пузырь, не то провозимся час и улетим несолоно хлебавши.

Максим тоже постучал по грани пирамиды костяшкой согнутого пальца.

Судя по звуку, выступ и в самом деле был полым, но имел ли он дверь или хотя бы какое-то окошко, определить на глаз было невозможно.

Смерив взглядом расстояние до вертолёта (метров сорок, не больше), он покачал головой.

– Гранатой нельзя, осколки могут долететь и до «вертушки» и продырявить корпус. Придётся потратить «мячик».

– Не жалей, командир, – махнул рукой лейтенант. – Он нам уже не пригодится, домой летим. К тому же у нас останется ещё один.

– Отойдите.

Редошкин и Вероника сдвинулись к вертолёту, предупредив команду ремонтников об эксперименте.

Максим достал из заплечного кармана тяжёлый «теннисный мяч», по очереди нажал на пупырышки – красный и чёрный – и метнул шар, метя в основание пирамиды. На всякий случай прилёг, хотя «теннисные мячи» не взрывались, как гранаты, и не фыркали осколками.

Раздался громкий металлический звук, будто кто-то щёлкнул гигантским кнутом, и пирамида исчезла! А вместе с ней растаяла и часть крыши вокруг выступа, обнажив уходящую в недра здания дыру.

Наблюдавшие за действиями майора лётчики и помощники Савельева обменялись красноречивыми взглядами.

– Ничего себе! – проворчал пилот. – Что это за хреновина?

– Инопланетные гранаты, – сказала Вероника. – В ракете их было много.

Максим подошёл к воронке в крыше, присел на корточки, рассматривая уходящий в темноту тоннель в паутине каких-то стержней, труб и металлических полос.

Подошёл Редошкин.

– Это не лифт и не лестница.

– Вижу.

– Но спуститься можно, если цепляться за стяжки на стенках.

– Попробуем. – Максим посмотрел на Веронику. – Тебе придётся остаться, девочка.

– Нет уж! – сердито отрезала Вероника. – Я сильная, спущусь с вами без проблем!

Редошкин с сомнением покачал головой, и девушка гневно добавила, ткнув в него пальцем:

– А ты молчи!

Лейтенант засмеялся, чихнул, поднял руки.

– Молчу, молчу.

– Я иду первым, – сказал Максим. – Следом Вероника, ты последним.

– Понял.

– Мир, подойди.

Подбежал Мерадзе, с любопытством глянул на дыру в крыше, возникшую на месте пирамидального выступа.

– Займи пост.

– Есть.

Полезли вниз, цепляясь за детали конструкции, опутавшей весь колодец на всю видимую длину.

Вероника действительно спускалась без особого напряжения, ловко, как циркачка, хватаясь за рёбра колодца, и Максим перестал за неё бояться, хотя продолжал подстраховывать каждый шаг девушки.

Спускаться долго не пришлось. Верхний этаж здания они пропустили, так как не смогли протиснуться в щели между густо сплетёнными стержнями и швеллерами, зато на втором обнаружили нечто вроде заслонки, Максим с Редошкиным выбили её ногами, и разведчики проникли в заполненный темнотой коридор.

– Ёлки-палки, – сказал Редошкин, – фонарей-то у нас нет!

Нашлемные фонари «ратников» действительно давно перестали работать, выработав энергоресурс, да и шлемов они с собой не взяли, поэтому возникла проблема, которую решил Максим. Высунув голову в проём колодца, он крикнул голове Мерадзе, наблюдавшего за ними с крыши:

– Мир, спроси у полковника, не взяли ли они с собой фонари.

– Иду, – исчез лейтенант.

Вернулся через пару минут, показал фонарь с тремя объективами и ручкой.

– Взяли «Кватро ТМ-37», мощный, аж на километр светит!

– Спускай на верёвке.

Мерадзе снова исчез и принёс моток прочного белого шнура. Привязал к рукояти фонаря, опустил прямо в руку Максима.

Двинулись по коридору, разглядывая в ярком столбе света стены, украшенные паутиной пересекающихся выпуклых узоров, и ниши, в которых прятались многогранные кристаллические конструкции.

Этот этаж очевидно играл роль комплекса технического обеспечения, потому что его помещения, по крайней мере те, чьи двери удалось открыть, были заполнены массивами сложных ферм, колонн и коробов.

К удивлению разведчиков пыли здесь почти не было, и практически отсутствовали «ароматы мусорных баков». Пахло в помещениях металлом и горелой керамикой.

Спуститься ниже удалось в ответвлении коридора, обегавшего всё здание по периметру. Лестницей спуск назвать можно было условно, так как это был скорее пандус, жёлоб с округлым полом, неизвестно для чего предназначенный.

Этот этаж здания представлял собой гигантский зал, заполненный плоскими прозрачными шкафами, на полках которых располагались всевозможные предметы, как простые, так и сложные, в очертаниях которых иногда можно было разглядеть знакомые формы и вещи. Стены зала были когда-то сплошными окнами, но за время существования покрылись пылью и потеряли прозрачность, пропуская в помещение слабый серый свет.

– Чтоб я проснулся! – удивлённо произнёс Редошкин. – Даю голову на отсечение – это музей!

Максим поворочал лучом фонаря, освещавшим странные, кажущиеся монолитными, прямоугольные колонны с предметами внутри. Размеры колонн всюду были одинаковыми: толщина – один метр, длина – три метра, высота – около пяти, – и они действительно были сделаны из единого куска стекла или чего-то похожего на стекло. Изделия неведомых мастеров были просто впаяны в эти прозрачные «саркофаги».

Редошкин двинулся было к одному из шкафов, но Максим предупредил:

– Смотреть под ноги! Не расходиться! Кто знает, не пристроил ли кто здесь растяжки с гранатами.

– Да ладно, – недоверчиво проговорил Редошкин, – этому зданию сотни лет.

– Вот именно, строили его давно, поэтому вполне могли воткнуть какие-нибудь ловушки.

Редошкин остановился.

– Если это музей, никаких ловушек здесь быть не должно.

– А если не музей?

– Хорошо, буду внимателен. Кстати, гляньте на эту штуковину. – Редошкин указал на шкаф, внутри которого висел в прозрачной массе предмет, похожий на толстый фолиант с золотым тиснением на верхней крышке. – Книга?

Максим подошёл, направил на шкаф луч света.

Золотые с виду бугорочки на корочке предмета складывались в надпись на языке, похожем одновременно на арабский и русский.

– Говорю же – книга, – сказал Редошкин.

Максим попытался прочитать название фолианта, но уловил смысл только одного слова: «история».

– Какая-то история.

– Не понял?

– Похоже, это свод исторических событий.

– Вот бы прочитать! – с энтузиазмом воскликнула Вероника.

– Переводчик потребуется, – смешком ответил лейтенант. – Вон какие загогулины вместо букв.

– Надо ещё достать книгу оттуда…

– Разобьём витрину и вытащим.

– Я тебе разобью! – пригрозил Максим. – Ничего не трогать! Может, это единственное сохранившееся здание на всю Землю!

– Тем более надо собрать коллекцию здешних артефактов и увезти с собой. Когда ещё мы сюда попадём? Думаю – никогда!

– Обойдём остальные этажи и вернёмся. Держитесь за мной.

Подсвечивая путь фонарём, Максим пересёк зал, обнаружил спуск вниз, теперь уже больше похожий на лестницу, и отряд спустился на этаж ниже.

Этот уровень был разбит на отдельные клетушки с низкими стенками высотой не выше метра и толщиной в два десятка сантиметров и напоминал лабиринт.

В каждой клетушке находились некие сложные конструкции, напоминающие композиции геометрических фигур непонятного назначения. Некоторые из них походили на сростки животных с металлическими скелетами, другие – помесь морских обитателей с гигантскими насекомыми. Среди них были и жуткие чёрно-жёлтые композиции, похожие на псевдошмелей, обитавших в чёрном лесу, но размером в метр и больше.

– Киборги! – сделал вывод Редошкин, осмотрев «скульптуру», похожую на фигуру человека по пояс, вросшую в огромную полосатую тушу «скорпиона».

– Жуть! – передёрнула плечами Вероника.

Этажом ниже располагались машины, судя по их очертаниям и наличию колёс, гусениц и крыльев. Но все экспонаты, очевидно, представляли собой лишь модели реально существующих некогда образцов техники, так как их размеры не превышали размеров известных разведчикам земных мотоциклов. Лишь один экспонат, похожий на хищную птицу со сложенными крыльями и головой, вросшей в туловище, отсверкивающее серебристыми чешуями, имел приличные размеры – с транспортный вертолёт, только без винтов и подкрылков.

– Катер! – прокомментировал находку Редошкин. – Или боевой модуль! Залезем, посмотрим, что внутри? Вдруг он ещё функционирует?

– Возможно, это тоже модель, – осадил его Максим.

– Модель чего?

– Звездолёта, к примеру.

– Вот и оценим.

– На обратном пути, – решил Максим. – Сначала спустимся на первый этаж, узнаем, что это за сооружение на самом деле.

Однако опуститься удалось только до шестого этажа, считая от верхнего. Ниже лестница в отдельном помещении оказалась загромождённой глыбами растрескавшегося чёрного материала, похожего на бакелит, и протиснуться между ними и потолком не смогли ни крупногабаритные спецназовцы, ни Вероника.

– Поднимаемся! – скомандовал Максим, ощутив укол беспокойства; они путешествовали по «музею» уже больше часа. – Нет времени на разбор завалов.

– Но хоть что-то мы должны унести с собой? – робко спросила девушка.

– Если сможем открыть шкафы.

– А в «звездолёт» полезем? – осведомился Редошкин.

– Нет! – отрезал Максим.

Поднялись на этаж с «предметами быта», осмотрели шкаф, внутри которого висела «книга».

Редошкин стукнул по нему прикладом карабина.

Шкаф отозвался глухим стуком, будто и в самом деле был выточен из единого куска стекла или пластика.

– Зараза! Его, наверно, и пуля не возьмёт!

– Там что-то блеснуло, – нерешительно проговорила Вероника.

– Где?

Девушка подошла ближе, показала пальчиком на паутинку на длинной грани прозрачного шкафа-стелы.

– Подержи. – Максим передал ей фонарь, достал нож, попытался просунуть кончик лезвия в паутинку, и первая же его попытка увенчалась успехом.

Раздался струнный звон, и вся верхняя часть шкафа вдруг превратилась в желе, вскипела дымными струйками, заставив Веронику ойкнуть, а Максима отшатнуться, и распалась оседающим на пол белёсым облаком быстро редеющего тумана. Нижняя часть этого странного сооружения осталась на месте, превращаясь в прозрачную подставку, на которой, как на столе, лежал толстый фолиант неизвестного назначения.

– Жесть! – оценил трансформацию шкафа Редошкин.

Максим потрогал фолиант стволом винтовки, потом потрогал пальцем экспонат, готовясь отскочить в случае чего, но «книга» не исчезла, не превратилась в туман, и он снял её с подставки.

– Тяжёлая? – полюбопытствовал Редошкин.

– Кило пять-шесть.

– Открой.

– Наверху посмотрим, что это такое, за мной!

Вернулись к шахте, увидели в квадрате синего неба вверху голову Мерадзе. Лейтенант тоже заметил их, крикнул:

– Быстрее выбирайтесь! Тут такое творится!

– Ты первый, – подтолкнул Редошкина к шахте Максим, – Вероника за тобой, я последним.

Вылезли на крышу, и Максим понял причину волнения лейтенанта.

Вокруг здания роились шмели!

Со всех четырёх сторон здания висели в воздухе довольно плотные колонны полосатых четырёхкрылых насекомых, поднимая крыльями слитный многострунный гул.

– Эт-то ещё что за парадное построение?! – изумился Редошкин, невольно вскидывая карабин.

– Висят уже полчаса, но почему-то не нападают, – с весёлой тревогой сказал Мерадзе, поводя из стороны в сторону стволом огнемёта. – Если бросятся все разом, огневичок их не остановит!

Максим заметил возле вертолёта полковника, подбежал с книгой в руке.

– Вот, нашли… что происходит, Сергей Макарович?

– Сам не видишь? – буркнул Савельев, дыша, как рыба, вытащенная на берег. – Что это за хреновина?

– С виду книга, потом посмотрим. Почему они не нападают?

– Спроси чего-нибудь полегче.

– Где Егор Левонович?

– В кабине, где же ему ещё быть.

Максим заскочил было в вертолёт, но вернулся и втащил задыхавшуюся Веронику в салон.

– Посиди, отдышись.

Подсел к Карапетяну.

– Егор Левонович, почему шмели не нападают?

Вместо физика ответил Костя, наблюдавший за панорамой крыши через иллюминатор:

– Ждут приказа. Либо ожидают более серьёзных соотечественников.

Максим выскочил наружу.

– Как дела с ремонтом?

– Заканчиваем, – ответил Спицын.

– Поторопитесь, назревает буря!

Майор оглядел небосвод.

– Вроде никаких туч не видно.

– Я имел в виду реакцию леса. Он и так слишком долго терпел наше присутствие.

– Отобьёмся, – глянул Спицын на Мерадзе, вооружённого огнемётом.

Глава 4
Ещё одна попытка

Спать хотелось неимоверно: сказывалось напряжение последних дней и отсутствие нормального сна, – но Плащинин старался не обращать внимания на падение тонуса, хорохорился при всех (молодой, сильный, энергичный, умеющий ухаживать за собой при любых обстоятельствах), а сам тайком сосал таблетки нитросорбида и литрами поглощал кофе, благо на базе были два кофе-автомата – в баре и в кафе главного корпуса.

После разговора с начальником управления события начали разворачиваться со скоростью пулемётной очереди, хотя и не так, как планировал Плащинин.

Из воинской части под Тюменью прилетел новенький Ми-8АМТШ, и его начали готовить к рейду в «соседнюю вселенную», инструктируя пилотов и устанавливая на борту аппаратуру для ловли «квантовых осцилляций» – по словам Карапетяна.

Сам инициатор поиска иномериан отсутствовал, находясь на борту невернувшегося Ми-171 вместе с командой полковника Савельева, но на базе отдыха «Дикий» остались сотрудники научно-технического управления ГРУ, знавшие все тонкости процесса, и других специалистов искать не пришлось.

В одиннадцать часов Плащинину позвонил Скорь и сообщил, что после обеда в Тюмень прилетят коллеги из ФСБ и надо будет передать им все материалы по изучаемой проблеме, объяснить, что происходит, и ждать появления министра обороны.

– Сдать материалы? – растерялся Виктор Викторович. – Вы хотите сказать, нас отбортовывают?!

– Термин «отбортовывать» к лексикону спецслужб не имеет отношения, – сухо сказал начальник управления. – Наверху сочли необходимым сменить руководство операцией. Директор ФСБ был на приёме у президента, и тот дал согласие, тем более, что для нас это дело непрофильное.

– Но мы лучше других подготовлены во всех планах и знаем, что и где искать!

– Выполняйте распоряжение, генерал! – ещё суше сказал Скорь. Затем тон его смягчился: – К нам претензий нет, и это хорошо. Произведите на министра хорошее впечатление. Это не приказ – совет.

– Очень жаль! – вырвалось у Плащинина.

– В каком смысле? – не понял начальник управления.

– Жаль, что мы не довели дело до конца. Согласитесь, ни с чем более интересным и значимым мы ещё не сталкивались.

– Может, оно и к лучшему? Всё может закончиться совсем не позитивно, да и не наша это епархия – контакт с иной вселенной.

– Да, но в этой самой вселенной остались наши люди!

– Прилечу к вечеру, разберёмся. – Скорь выключил свой ОДР и перестал быть виден.

Расстроенный Плащинин снял свои очки, встретил изучающий взгляд майора Полевого, выполнявшего роль адъютанта, потряс головой.

– Такие вот дела, Вадик.

– Сматываем удочки?

Плащинин невольно улыбнулся.

– Очень верно подмечено, дружище, хотя мне искренне жаль, что не мы будем заканчивать работу. Хотелось бы мне хотя бы одним глазком глянуть на Большой Лес.

– Может, ещё повезёт?

– Мечтать не вредно.

Делегация ФСБ прибыла на базу к обеду.

В её состав входили заместитель директора генерал Дорохов, два полковника, занимающиеся специальными проектами, Куницын и Савкин, и специалисты в области всевозможных технологий, от физики до медицины, среди которых были биологи, ксенологи, психологи и даже строители, всего более тридцати человек.

К этому моменту сотрудники ГРУ уже освободили жилые помещения базы, и трудностей с размещением вновь прибывших не возникло.

Плащинин вынужден был оторваться от бесед с пилотами «вертушки» и поспешил к такому же Ми-8АМТШ, на котором прилетела группа федералов.

Генерала Дорохова он знал. Это был сорокачетырёхлетний крепыш с выгоревшими соломенными волосами и простецким крестьянским лицом. При всё том генерал был умён и проницателен, в двадцать семь лет он закончил Академию погранвойск, в тридцать четыре – Академию ФСБ, и поговаривали, что скорее всего он станет преемником директора.

Однако человеком он был въедливым и замучил Плащинина вопросами, периодически ставя генерала в тупик.

Впрочем, не его одного. Физика контакта с «параллельной браной-вселенной» была не до конца понятна ни тем, кто занимался решением проблемы с самого начала, ни прибывшим профессорам, и возникшая дискуссия могла длиться долго, если бы не короткая отповедь Плащинина:

– Товарищи, можете спорить сколько угодно – существуют ли браны и могут ли они сталкиваться, но факт налицо: экспедиция возвращена из мира Большого Леса на Землю, наши дроны летали туда неоднократно и доставили кучу видеоматериалов, которые ждут изучения и объяснения. Так что давайте работать.

К вечеру запустили в иномериану очередной беспилотник, который пришлось вытаскивать на шнуре, потому что сам он вернуться не смог из-за остановки электрического двигателя. В зале для выступлений приезжих артистов собрались все члены прибывшей команды и с огромным интересом просмотрели записи видеокамер дрона.

Первая запись оказалась повреждённой: картинка всё время дрожала и перекашивалась, словно беспилотник дёргался из стороны в сторону. Разглядеть удалось лишь туманную серую глубину под аппаратом (да и над аппаратом тоже) и намёки на далёкие стены слева и справа. Впечатление складывалось такое, будто дрон повис на границе атмосфер в щели между двух планет, хотя в Солнечной системе таких сдвоенных объектов не существовало.

Вторая запись возбудила уважаемое собрание, так как дрон вышел над уже знакомым Плащинину и его подчинённым чёрным лесом и снял всю панораму плоского мира.

Чёрный лес располагался в окружении другого леса, «население» которого состояло из гигантских «секвой», «фикусов» и «баобабов», а судя по размытости горизонта на грани восприятия, этот Большой Лес занимал огромную площадь. Казалось, он уходил в бесконечность.

Разумеется, между специалистами снова завязалась дискуссия, грозящая перерасти в телевизионный сериал «Пусть говорят», поэтому Плащинин не стал ждать её результатов и вернулся на берег реки Туры, где шла подготовка вертолёта к рейду в «иномир».

Скорь действительно прилетел на базу «Советская» к вечеру, когда уже стемнело. Его и сопровождающих лиц в количестве четырёх человек доставил к месту расположения иномерианы из тюменского аэропорта лёгкий вертолёт «Ансат».

Он сразу уединился с Плащининым в одном из флигелей базы отдыха, выслушал его доклад, затем поспешил на встречу с новым руководителем исследовательской группы, взяв с собой и Плащинина.

Сели в столовой, ещё только готовившейся к ужину полусотни человек, начали с обсуждения научных гипотез о природе бран и «червоточин»-иномериан между ними, закончили реальными проблемами с посылом спецгруппы в мир Большого Леса.

Генерал Дорохов, чем-то похожий на Скоря, разве что не бритый наголо, как начальник четвёртого управления ГРУ, задавал вполне адекватные положению вещей вопросы, и было видно, что он хочет вникнуть во все детали проблемы.

И тут Плащинину пришла в голову не совсем здравая, если подумать о последствиях, мысль.

– Товарищ генерал, – обратился он к Дорохову, – мы возимся с этим «бранным делом» уже два месяца и досконально разобрались в ситуации. Я очень хорошо знаю полковника Савельева и могу в какой-то степени прогнозировать его действия. Разрешите мне возглавить отряд, который отправится на «вертушке» в Большой Лес на поиски пропавших?

Генералы переглянулись.

– Не царское это дело, – хмыкнул Дорохов. – Вернее, не генеральское. Такие операции требуют специальной подготовки и определённых боевых навыков.

– Не надо считать меня неженкой и кабинетным работником, – бледно улыбнулся Плащинин. – Кроме Академии я закончил в своё время ещё и Школу выживания рэксов.

Дорохов вопросительно посмотрел на Скоря.

Аббревиатура «рэкс» означала – «разведчик экстра-класса».

Скорь кивнул.

– Не возражаю.

– Хорошо, Виктор Викторович, – согласился заместитель директора ФСБ. – Возглавите группу. Давайте согласуем кандидатуры. На мой взгляд, достаточно будет укомплектовать отряд отделением спецназа и двумя-тремя военспецами.

– Если мы возьмём на борт полное отделение спецназа, «восьмёрка» не сможет забрать пропавших. Отделение – это по крайней мере десять бойцов в полной упаковке плюс оружие, плюс учёные, плюс команда Савельева с лётчиками – шестеро, плюс его группа, оставшаяся в мире Большого леса – ещё как минимум шестеро. Достаточно будет трёх-четырёх чело– век.

Дорохов посмотрел на Скоря.

Глыбистый начальник четвёртого управления ГРУ, не меняя выражения лица, кивком подтвердил оценку Плащинина.

Глава 5
Не такого будущего мы ждали

Напряжение слегка спало: колонны шмелей по-прежнему поднимались со всех четырёх сторон здания «музея», однако ничего не предпринимали, лишь изредка засылая к вертолёту одиночные «патрули», и Максим расслабился.

– Следите в оба! – распорядился он бойцам, залезая в кабину в очередной раз.

Оба красноречиво подняли вверх стволы карабина и огнемёта, как бы докладывая, что готовы встретить врага во всеоружии.

– Можно я прогуляюсь? – попросил оживший Костя.

– Давай, только не отходи от вертолёта.

Ботаник выполз наружу.

Так как дверь кабины открывалась не один раз за время ремонта рулевого винта, воздух в ней практически стал таким же, как и снаружи. Но всё же пахло в кабине не мусорной свалкой, а скорее техническими отходами, дышать было легче, а для Вероники нашёлся противогаз, которым она и пользовалась по пять-десять минут, чтобы отдышаться от смога. Остальным приходилось терпеть и приноравливаться к «воздуху будущего», в котором было очень мало кислорода и много углекислого газа.

В кабине запахло мятой.

Максим с удивлением принюхался, подозрительно посмотрел на Карапетяна, сидевшего у иллюминатора с книгой на коленях, вывезенной из «музея», и понял, что физик глотнул успокоительного.

– Я дала ему корваген, – призналась Вероника, снимая противогаз.

Максим кивнул, подсел к учёному.

– Изучаете? Есть шанс узнать, о чём тут пишется?

– Я немного знаю арабский, – проворчал Егор Левонович рассеянно. – Но книга напечатана на какой-то странной смеси языков: тут тебе и русский, и английский, и скандинавские диалекты – чёрт ногу сломит!

– Китайского нет?

– Встречаются какие-то символы, напоминающие иероглифы, но это точно не китайский язык.

– Наши футурологи шутят, что лет через полсотни вся Земля будет говорить на китайском.

– Может, так оно и было. Инкунабула напечатана в каком-то загадочном пятьсот пятьдесят пятом году.

– Две тысячи пятьсот пятьдесят пятом?

– Наверно. То есть спустя более полтысячи лет после нас, в двадцать шестом веке, а что было до этого – одному богу известно. Я имею в виду – какой был строй и кто командовал парадом.

– Ладно, попытайтесь прочитать хотя бы главные положения документа. Странно, что здание сохранилось в таком виде и чёрный лес его не сожрал.

– Нам невероятно повезло, что иномериана пробила местный континуум именно в районе «музея».

– Вы тоже считаете, что это музей?

– Возможно, некий культурный центр с исторической экспозицией, а может, действительно музей. Я же говорю, нам крупно повезло.

– Каким образом иномериана дважды соединила Землю в разные времена и Большой Лес?

Карапетян шмыгнул носом.

– Не уверен, что моя идея верна. Всё дело в том, что столкновения бран происходят по целому спектру измерений, не только в пространстве, а добавка в четырнадцать сотых вообще изменяет континуум и порождает нюансы взаимодействий.

Максим кивнул, хотя не понял слов о «четырнадцати сотых», и вернулся к Веронике, глянув на иллюминатор. На душе было неспокойно, однако он ничем не мог помочь лётчикам, возившимся в хвостовой балке, и оставалось, лишь сжав челюсти, следить за маневрами полосатых слуг чёрного леса и ждать их нападения.

– Страшно! – призналась девушка, уткнувшись ему лбом в плечо.

Он обнял Веронику, успокаивающе погладил по волосам.

– Ничего, справимся, мы не одни, да и узнали столько интересного, что будет о чём вспоминать до конца жизни.

– Домой хочу…

– Не поверишь – я тоже, – засмеялся Максим.

– Представить не могла, что я когда-нибудь попаду в такую переделку! Это же ад какой-то!

– Ну, ты ещё не знаешь, что такое настоящий ад. Кстати, существуют два ада – женский и мужской.

– Шутишь?

– Не я. Как говорил один сатирик: в женском аду все мужчины – геи. В мужском – тоже.

Вероника грустно улыбнулась.

– Не хочу ни в тот, ни в другой.

– А в какой хочешь?

– Чтобы ты был рядом…

Максим снова засмеялся, поцеловал девушку, тем более что их никто не видел: в кабине находились только они и увлёкшийся изучением фолианта Карапетян.

– А если мы не сможем попасть в иномериану? – Вероника передёрнула плечами. – И останемся здесь навсегда?

– Ну что ж, будем устраиваться, – легкомысленно пообещал Максим. – Всё-таки это наша родная планета, а не чужой мир, отыщутся ещё какие-нибудь уцелевшие здания, склады, древние убежища. Сколько их понастроили по всей Земле олигархи и миллиардеры на случай ядерной войны? Наверняка многие сохранились и до этих дней.

– Дышать трудно…

– Придётся привыкать. Хотя, возможно, найдутся где-нибудь и оазисы с нормальным лесом, родственником Большого. Главное – не вешать носа.

Вероника повеселела и приободрилась.

Максим понаблюдал за Редошкиным, обходившем вертолёт: лейтенант выглядел бодрым и не суетился, обладая устойчивой психикой, и Максим снова порадовался, что у него такой друг. Подсел к Егору Левоновичу.

– Что-нибудь отыскали?

– Кажется, я могу в общих чертах описать историю появления чёрного леса, – ответил Карапетян.

– Ну-ну, интересно! – Максим поманил Веронику. – Что тут произошло? Большой Лес хотя и предупредил меня, но подробностей не сообщил.

– Человечество действительно погибло.

– От чего? Не похоже, чтобы по Земле прокатилась ядерная война.

– Я не добрался до указаний причин, тем более что книга напечатана, а точнее – синтезирована на 3D-принтере, незадолго до Апокалипсиса. Вероятнее всего, люди вымерли от неизвестного вируса, созданного в военных лабораториях. Чёрный лес, по всей видимости, тоже вылез из этих лабораторий, где создавались новые виды биокомпьютеров на основе нанотехнологий. Вырвавшиеся на волю вирусы кардинально изменили флору Земли, которая и стала основой уникального вида разумной жизни – растительной.

– Вы хотите сказать, что чёрный лес…

– В какой-то степени интеллектуальная система, чрезвычайно агрессивная и опасная. Она, наверно, и фауну Земли уничтожила.

– Не всю, раз остались шмели.

– Она злобная… – прошептала Вероника.

– Я бы так категорически не утверждал. Это другой уровень взаимодействий, для которого человеческие категории добра и зла неприменимы.

– Но для нас он абсолютный злобный враг! – покачал головой Максим.

Карапетян пожевал губами, однако возражать не стал.

– В общем, вывод такой: чёрный лес – результат каких-то экспериментов. Кстати, ещё в начале двадцать первого века американцы экспериментировали с созданием мёртвых зон в океане. Вот и доэкспериментировались.

– Что такое мёртвая зона? – спросила Вероника.

– Ограниченные по территории слои воды в морях, практически лишённые кислорода. Вероятно, чёрные леса возникли сначала на берегах водоёмов, а потом захватили всю Землю.

– Но каким образом чёрному лесу удалось проникнуть в мир Большого Леса?

– Столкнулись браны, – пожал плечами физик, – и переплелись, соединив разные времена. Понимаю, что это звучит ненаучно, но предложить другую идею не могу.

Внезапно Максим всей кожей головы и спины почувствовал порыв морозного ветра. Замер, прислушиваясь к своим ощущениям: холодный поток начал проникать в мозг, путая мысли.

Застонала Вероника, сжимая виски ладошками.

Что-то пробормотал Карапетян, роняя книгу под ноги.

Снаружи раздались крики.

Максим преодолел ступор, метнулся к двери кабины, отодвинул, едва не вывалившись наружу.

Лётчики, крепившие лист обшивки на хвостовой балке, свалились под вертолёт, так же, как Вероника, схватившись за головы руками.

Мерадзе и Редошкин отступали к вертолёту, одной рукой держа оружие, другой прикрывая макушку, будто это могло помочь им отбить психотронный импульс.

Что был нанесён именно такой незримый, но действующий на сознание удар, Максим понял, увидев, что здание музея окружают уже не столбовидные рои «шмелей», а настоящие стены!

– В машину! – рявкнул он, ища глазами Костю.

К счастью, тот сидел под брюхом вертолёта и пытался встать, цепляясь за колёса.

Максим спрыгнул на крышу, помог ботанику влезть в кабину.

Редошкин остановился, повернул к лётчикам, помог подняться пилоту. Мерадзе, отстав на секунду, подставил плечо второму лётчику. Спотыкаясь, они побрели к двери, натыкаясь друг на друга, с трудом забрались в вертолёт.

– Взлетаем!

– Что… происходит?! – слабым голосом выговорила скорчившаяся на сиденье Вероника.

– Чёрный лес включил психотронный прожектор!

– Что?!

– Шмели образовали систему излучателей! Нас хотят запрограммировать! Шевелитесь, парни!

Редошкин помог пилоту добраться до кресла.

Застонал электрический пускатель, раскручивающий несущий винт Ми-171. Взревел двигатель.

Словно дождавшись этого момента, «шмелиные стены» упали на вертолёт сверху чёрно-жёлтой тучей! Шелест их крыльев перекрыл даже рёв двигателя вертолёта! В кабине стемнело, будто наступила ночь.

Однако винт уже набрал нужную скорость, превращаясь в мясорубку, точнее – в «шмелерубку», вертолёт оторвал колёса от крыши, начал подниматься, и струи насекомых веерами посыпались во все стороны, не в силах остановить взлёт тяжёлой винтокрылой машины.

Но как оказалось, чёрный лес подготовил попаданцам из двадцать первого века ещё один сюрприз.

Сквозь гул вертолётных двигателей послышался приближавшийся дробный грохот – словно одновременно захлопали сотни кастаньет. И через несколько секунд сквозь разрывы в струях шмелей стали видны стремительно увеличивающиеся птицы.

Впрочем, это были не птицы.

Первая из них подлетела ближе, и стал виден четырёхкрылый крокодиловидный монстр, с какими земляне уже сталкивались во время боя в Большом Лесу.

Действуя на уровне рефлекса, Максим откатил дверцу кабины, выхватил у Редошкина огнемёт и выпустил в сторону гиганта струю огня длиной в десять метров.

Он ни на что особенно не рассчитывал, предполагая лишь предупредить приближавшуюся «эскадрилью» о том, что земная машина способна защищаться. Но гигантского четырёхкрыла с крокодильей мордой это не испугало и не остановило.

Покрытый чешуями, напоминающими комки застывшей грязи, он спикировал на вертолёт, и Максим встретил его ещё одной струёй пламени, превращая в летящий сгусток огня и дыма, распадавшийся в полёте на отдельные лохмотья.

К счастью, псевдокрокодил сделал маневр и миновал корпус вертолёта, иначе мог врезаться и повредить винт.

Остальные твари разом прекратили атаку, закружили карусель над вертолётом, винты которого продолжали кромсать на куски тучи насекомых.

– Егор Левонович, – гаркнул Максим, – командуйте, ищите иномериану! И дранг нах остен отсюда! Жора, помоги ему!

Редошкин выцарапал Карапетяна с сиденья, усадил перед компьютером.

Мерадзе подсел к Максиму, дал очередь из пулемёта по ближайшему «крокодилу». И хотя пули выбили из ажурного тела монстра несколько фрагментов (эти создания были смонтированы из множества взаимосвязанных узлов, способных передвигаться самостоятельно), он лишь сделал финт крыльями и подскочил на десяток метров выше.

Максим выглянул из проёма двери, дал для острастки струю огня в сторону верхней стаи «драконов».

Вертолёт содрогнулся: какой-то пикировщик всё-таки врезался в его борт.

Мерадзе чуть не свалился на пол кабины, давая длинную очередь.

Ширкнуло огненной лентой из-под левого пилона: стрелок выстрелил из НУР.

– Закрутите «вертушку»! – крикнул Максим.

Пилот не откликнулся. Максим крутанул пальцем над собой.

Редошкин, которому жест и предназначался, сорвался с места, заглянул в кабину к пилотам, объяснил, что надо делать, и вертолёт начал вращаться вокруг оси.

Но если раньше его заставляла это делать центростремительная сила несущего винта – при отключении рулевого, то теперь пилот управлял процессом, и вертолёт подчинился его воле, закручивая спираль и поднимаясь в небо.

– Левее! – закричал Карапетян, растопырившись над компьютером. – Выше на двести…

«Крокодилы» перестали кружиться и почти одновременно бросились на вертолёт.

Максим и Мерадзе одновременно открыли огонь, создавая сплошную карусель пламени и пуль!

Затем к ним присоединился стрелок, добавляя ракетные залпы и ливень пуль из всех бортовых пулемётов.

На сей раз огневая мощь вертолёта возымела действие на «войска» чёрного леса.

«Эскадрильи» псевдошмелей потеряли характер атакующих колонн и стеновидных антенн, распались на хаотические вихри и струи, уносимые воздушной волной от вращавшихся винтов Ми-171, и сразу же холодный «ветер» психотронных излучений перестал пронизывать головы землян. К ним вернулась способность трезво оценивать ситуацию и мыслить логически.

– Ещё выше! – закричал оживший Егор Левонович.

Вертолёт подскочил на добрые сто метров, разрывая смертельный круг летающих «крокодилов», и в то же мгновение на головы людей пала спасительная темнота «падения в чёрную дыру» беспамятства: вертолёт вонзился в горловину иномерианы…

Максим пришёл в себя тотчас же, как только Ми-171 вырвался из реальности будущего в щель между туманными стенами «промежуточного континуума» (как выражался Карапетян), хотя объяснить этот феномен не мог и он. Очевидно, именно таким образом человеческая психика реагировала на эффекты многомерных переходов между бранами, и стоило удивляться лишь тому, что видели люди примерно один и тот же «пейзаж».

Ойкнула Вероника: в кабине снова наступила невесомость.

– Куда дальше?! – подтянул себя к очнувшемуся физику Максим, с любопытством глянув на картинку в мониторе ноутбука: две туманно-жёлтые полосы сверху вниз и между ними серебристая, сплетённая из паутинок колонна, в центре которой помаргивала красная искорка – вертолёт.

– Вверх! – крякнул Егор Левонович.

– Парни, подъём!

Лётчики услышали.

Подрагивающий, шатающийся с боку на бок вертолёт начал подниматься. Но уже через несколько секунд произошло столкновение машины с узлом пересечения иномериан, и пассажиры в очередной раз потеряли сознание.

Максим как всегда очнулся первым. Разлепил глаза, чувствуя, как тело наливается тяжестью, подобрался к иллюминатору.

Одна из стен исчезла. Вертолёт висел над второй, похожей на ноздреватый пласт мха, и стало ясно, что это с высоты в один километр виден чёрный лес.

– Блин! – прохрипел Редошкин, уткнувшись в соседний иллюминатор. – Нас выбросило назад, в будущее!

– Ни фига не назад! – воскликнул Костя, выглядывая в иллюминатор с другого бока кабины. – Там дальше, к горизонту, видна светлая полоса, видите? Это Большой Лес! Мы вернулись не в будущее, а в мир Леса!

Кто-то тронул Максима за плечо. Он оглянулся, встретил затуманенный взгляд Сергея Макаровича.

– Это правда? – спросил полковник.

– Похоже, что да.

– Надо убираться отсюда, пока лес не отреагировал на наш выход.

– Согласен.

Вертолёт вдруг затрясло.

– Полковник, повреждён винт! – закричал пилот. – Надо садиться!

– Только не здесь, – качнул головой Савельев. – Не на чёрный лес. Ещё одну атаку мы не удержим!

– Сможете дотянуть до границы чёрного леса?! – крикнул Максим.

– Попробуем…

Шатаясь и вихляя из стороны в сторону, вертолёт косо пошёл к границе…

Глава 6
Лоб в лоб

Помня советы Савельева, Плащинин велел погрузить на борт вертолёта не только оружие и боеприпасы, но и запасы продовольствия, удивив этим Дорохова.

– Вы что, Виктор Викторович, – озадаченно проговорил зам. директора ФСБ, – собираетесь зимовать в Большом Лесу?

– Зимовать не собираюсь, – скупо улыбнулся Плащинин, – тем более что, судя по всему, там царит вечное лето, однако, как говорится, бережёного бог бережёт. Большой Лес не просто лес, это мир иной вселенной со всеми вытекающими обстоятельствами, и лучше перебдеть, как говорил Козьма Прутков, чем потом жалеть об упущенных возможностях.

Ми-8 поднялся в воздух утром шестнадцатого декабря.

Погода под Тюменью стояла морозная, но солнечная, видимость была отличная, и Плащинин надеялся, что проводник – Карапетяна заменил коллега физика Иван Петрович Новожилов, знавший все тонкости настроек аппаратуры для «регистрации квантовых осцилляций», – выведет машину в горловину иномерианы.

Кроме Новожилова, на борту разместилась спецкоманда ФСБ в количестве трёх человек: майор Полевой, лейтенанты Точилин и Тогаев. Экипированы они были как для проведения боевой операции по захвату террористов и в своих «ратниках» выглядели не хуже голливудских суперменов в «супердоспехах».

Впрочем, Дорохов заставил надеть «ратники» и Плащинина с Новожиловым, отчего Виктор Викторович чувствовал себя чуть ли не терминатором, настолько боевой костюм российского производства был удобен, экзотичен и хорош во всех отношениях.

По рассказам Савельева, Плащинин знал, что костюмы в мире Большого Леса оказались как нельзя кстати, несмотря на отказ раций (по не зависящим от них причинам) и неизбежную потерю связи. Но в сражениях с посланцами чёрного леса они показали себя с самой лучшей стороны.

Знал Виктор Викторович и об ощущениях, испытанных попаданцами в иной мир при переходе через иномериану. Но одно дело – слушать рассказы очевидцев явления, другое – пережить эти ощущения самому. Поэтому, когда после потери сознания Плащинин пришёл в себя, он не сразу понял, что произошло и где он находится. И лишь негромкий переклик спутников – спецы Дорохова привычно отрабатывали форсмажорную для себя ситуацию, обмениваясь впечатлениями, – привёл генерала в чувство окончательно.

– Спокойно! – объявил он скорее самому себе, чем спутникам. – К иллюминаторам! Пилоты – где мы?!

– В воздухе! – оригинально ответил пилот.

– Можете подняться выше?

Вертолёт начал подниматься.

Горизонт отодвинулся, оставаясь туманно-белёсой окружностью. Стал виден другой лес – более светлый, уходящий к горизонту бесконечным растительным океаном.

– Большой Лес! – крикнул пилот.

– «Вертушку» видите?

– Нет.

– Идём по кругу, ищем!

– Сойдём с оси иномерианы! – крикнул Новожилов.

– Чёрт с ней, потом найдём! Сейчас в первую очередь надо отыскать наших парней!

Вертолёт завернул круг над чёрным лесом, постепенно удаляясь от места выхода.

– Всё, сошли! – с сожалением отодвинулся от экрана аппаратного комплекса Новожилов, ткнув пальцем в экран, в глубине которого светилась ажурная серебристая трубочка иномерианы.

– Все ищем «вертушку»!

Спутники взялись за бинокли, прилипли к иллюминаторам.

Вертолёт поднялся ещё выше, на километровую высоту.

Стало видно, что чёрный лес представляет собой почти круглую выпуклую зону диаметром около полусотни километров, а его действительно со всех сторон окружает лес другой формации и цвета: светло-зелёный, кое-где желтоватый или коричневатый, с тёмно-зелёными участками, и состоит он из гигантских деревьев, хотя и похожих на земные секвойи, однако намного выше и мощнее.

Внезапно из тёмных пропастей под вертолётом появились три птицы и понеслись вслед за машиной, вырастая в размерах.

– Дьявольская кавалерия! – не удержался от комментария Новожилов, также поднёсший к глазам бинокль. – Летающие «крокодилы»!

Птицы и в самом деле походили на земноводных великанов Земли, но в отличие от них имели крылья, причём не по два, а по четыре! И Плащинину показалось на миг, что они просвечивают насквозь, как ажурные вязаные игрушки.

– Боевая тревога!

Бойцы спецподразделения ФСБ взялись за автоматы. Один из них – лейтенант Точилин – встал к пулемёту на шкворневой турели, придвинутой к двери кабины.

«Крокодилы» догнали вертолёт, хотя он шёл с приличной скоростью в двести километров в час. Один из монстров кинулся на Ми-8, но был встречен кинжальным ударом крупнокалиберного бортового «Корда»: стрелок винтокрылой машины не дремал.

Правда, очередь на «крокодила» не произвела особого впечатления, не разнесла на куски, лишь выбила два десятка чешуй и пластин, но заставила сделать пируэт.

Второй «крокодил» метнулся к вертолёту снизу, метя мордой в днище машины, однако стрелок Ми-8 и на сей раз не сплоховал и выстрелил из блока УР «Штурм», влепив в морду наглого монстра ракету.

Страж чёрного леса не смог ни увернуться, ни отбить атаку, превратившись в огненный шар, разлетевшийся на струи осколков.

Заработали оба пулемёта (Ми-8 имел их на борту три штатных: два носовых «Корда» калибра 12,7 миллиметра и хвостовой КВП), превращая коллегу взорванного «крокодила» в решето.

Третий преследователь между тем тоже поднырнул под вертолёт, уходя от веера пуль, нацелился на рулевой винт.

Заметив это, Плащинин крикнул:

– Прикройте пропеллер!

Отряд спецназа отреагировал мгновенно.

Кряжистый майор рванул дверь кабины, отодвигая, и лейтенант Точилин дал длинную очередь из пулемёта поддержки пехоты, как официально значился кабинный ПП-32.

Струя пуль легла точно в страшную оскаленную морду, выбивая из неё наросты и комья чешуи. И хотя очередь приостановила монстра лишь на пару мгновений, этого хватило, чтобы второй боец группы, черноволосый юркий Тогаев, вскинул к плечу готовый к пуску ПЗРК и нажал на спусковую скобу.

Ширкнуло струёй пламени, ракета, как в замедленной съёмке, вылетела наружу и разнесла «крокодила» в клочья.

– Ух, молодец! – с восхищением вскричал Новожилов.

Вертолёт миновал границу чёрного леса, и в кабине сразу стало светлее.

– Летим вокруг! – скомандовал Плащинин, убедившись, что машину никто больше не преследует.

Расслабился, смахнув пот со лба.

Дверь встала на место. Гул двигателей поутих. Кабину перестал пронизывать ветер.

Взялись за бинокли, выглядывая невернувшийся вертолёт с отрядом полковника Савельева.

Какая-то туча поднялась над центром колючей опухоли чёрного леса.

Плащинин навёл на неё окуляры бинокля и понял, что туча представляет собой огромный рой крупных чёрно-жёлтых насекомых…

Глава 7
Вещие сны

Внезапно Костя боднул головой стекло иллюминатора и прокричал:

– Макс, там что-то висит!

– Что у тебя висит? – с шутливой интонацией хмыкнул Редошкин, сидевший рядом.

– Байк!

– Шутишь?

Максим сунулся к ботанику, вглядываясь в лесной пейзаж, от которого по спине прокатывался холодок.

– Да не внизу! Смотри сюда! Вон там! – Костя ткнул пальцем в стекло.

Максим краем глаза уловил металлический блеск, удалявшийся от вертолёта по мере его движения, и рявкнул:

– Пилот, назад!

– Не понял?! – отозвался лётчик.

– Развернись! Там возле входа в иномериану висит аэробайк!

– Разобьёмся!

– Разворачивайся!

Вертолёт с трудом сделал разворот, и прилипшие к иллюминаторам пассажиры увидели в километре от Ми-171 тёмное пятнышко, отсверкивающее металлом.

– Обалдеть! – сказал Редошкин. – Он так и висит здесь с тех пор, как мы нырнули в иномериану?!

– Ближе! – скомандовал Максим.

Вертолёт, всё так же вихляя и поскрипывая корпусом, приблизился к аэробайку, с которого несколько часов назад беглецы высаживались на его борт.

– Странно, что его не сбили «крокодилы», – покачал головой Савельев.

– Я спрыгну на сиденье, а вы сразу улетайте! Посадите «вертушку» подальше от этой чёртовой колючей кипени!

– Зачем тебе этот риск?

– Байк очень пригодился нам во время разведки и сражений с командой африканских боевиков. Пригодится и сейчас, тем более когда у «вертушки» кончится горючка.

– Макс, не надо! – умоляюще прижала кулачок к груди Вероника.

– Не переживай, – ободряюще улыбнулся он девушке. – Я и не такое проделывал.

Спицын отодвинул дверцу салона.

– Пилот, зависни над байком так, чтобы я мог спрыгнуть.

– У нас имеется десантный эвак, – сказал майор Спицын, имея в виду устройство для десантирования бойцов и эвакуации с борта вертолётов. – Можем опустить вас на байк на тросе.

– Нет времени разворачивать модуль.

Вертолёт поднялся над сиротливо висящим в воздухе летающим мотоциклом, у которого не было колёс, зато были три чёрных диска, расположенные горизонтально, которые крепились к корпусу байка, сиденье и рулевое устройство с козырьком.

Максим примерился: байк под напором воздушных потоков от вертолётного винта качало из стороны в сторону, и надо было поймать момент, чтобы прыжок с высоты в пять-семь метров совпал с колебанием аппарата.

Прыгнул!

Байк повело влево, но Максиму удалось зацепиться рукой за рукоять управления, он выдержал рывок тела, подтянулся и сел на сиденье, только теперь осознав, чем рисковал: если бы он не удержался, падение с двухсотметровой высоты закончилось бы трагически.

Он сделал жест рукой:

– Улетайте!

Вертолёт накренился, неуклюже пошёл боком, начал удаляться, посвистывая ротором.

Аэробайк закачался с боку на бок от порыва ветра, но Максим не раз управлял инопланетным аппаратом и был опытным аэронавтом, поэтому усидел, сжав центральную гондолу ногами.

Руки привычно легли на рукояти летающего мотоцикла.

«Давай, включайся, дружок!» – мысленно воззвал майор.

Аппарат шевельнулся как живой, отзываясь на поворот рукояти, и понёсся вслед за удаляющимся вертолётом.

В кабине Ми-171 между тем царило оживление, рождённое встречей с аэробайком, с которым уже попрощались попаданцы, однако длилось оно недолго. Пилоты сообщили, что главный винт работает чудом и надо срочно искать место для посадки, и пассажиры приникли к иллюминаторам, вглядываясь в угрюмые заросли чёрного леса под вертолётом.

Но убежать подальше от расширявшейся опухоли леса-завоевателя не удалось: в центральной втулке несущего винта вертолёта раздался скрежет, машина содрогнулась, лопасти винта начали замедлять вращение, и пилот закричал как резаный:

– Садимся, твою мать!

Правда, посадкой назвать пике Ми-171 можно было с натяжкой, она больше напоминала падение. Винт остановился, в отличие от продолжавшего вращаться рулевого, машину закрутило, и она рухнула с высоты пары десятков метров на край леска-болотца, заросшего густым кустарником и стелющимися по земле, как водоросли, растениями.

Кустарник смягчил удар, и вертолёт не разбился всмятку, хотя всех пассажиров разметало по кабине, кроме намертво вцепившегося в сиденье Константина.

Хруст, грохот, треск и дребезжание закончились, и в наступившей тишине послышался горестный голос Карапетяна:

– Святые угодники! Комп накрылся!

Сергей Макарович выпутался из обломков контейнеров в хвосте кабины, помог Веронике сесть, не обращая внимания на ссадины и боль в суставах.

– Ничего не сломали?

– Н-нет, – выговорила девушка.

– Перекличка! Все живы?!

Откликнулись бойцы Савельева, не раз попадавшие в передряги подобно этой, и пилоты. Сам он с трудом устроился на перекошенном сиденье, добавил:

– Откройте дверь.

Спицын попытался отодвинуть дверцу кабины, но её заклинило от удара, и сделать это с первого раза не удалось. К нему подсел напарник, капитан Барышников, оба упёрлись ногами в рёбра корпуса, начали раскачивать дверцу.

– Помоги им, – сказала Вероника Косте, с гримасой боли потиравшему шею.

– Там негде встать, – буркнул ботаник.

Из пилотской кабины выглянул второй пилот.

– Помочь?

– Как далеко мы улетели от чёрного леса? – спросил Савельев.

– Не более пятнадцати километров.

– Мало, надо готовиться к нападению шмелей и «крокодилов».

– Ой, Максим прилетел! – воскликнула Вероника, увидев, как рядом садится аэробайк.

По корпусу стукнули кулаком.

– Эй, там, все живы?!

– Да! – выпалила Вероника. – Живы!

– Пытаемся открыть дверь, – крикнул Костя.

– Вылезайте через пилотский люк!

– Его тоже заклинило, – отозвался лётчик.

Спицын и Барышников напряглись, налегая на рукоять двери, и наконец со скрипом отодвинули её на полметра. В кабину хлынул свежий воздух, восхитительно пахнущий клевером и смолой, вытесняя спёртый «мусорный», привезённый из «земного будущего».

Выбрались из кабины по очереди, первая – Вероника, попадая в объятия Максима. Не стесняясь окружающих, она прижалась к нему, словно давно не видела. Он покосился на ухмыляющегося Редошкина, отстранил девушку.

– Всё в порядке, девочка, живём.

– Расскажи мне кто, что до соседней вселенной можно добраться на «вертушке», – сказал Редошкин, – я бы покрутил пальцем у виска.

– Я тоже, – подхватил озиравшийся Мерадзе.

Из кабины вылезли лётчики, критически оглядели накренившийся на правый борт вертолёт со смятым днищем и торчащими в разные стороны вывернутыми колёсами.

– Да! – почесал затылок белобрысый пилот.

– Вот именно, – в тон ему пробурчал стрелок.

– Починиться сможем? – спросил их Максим.

Лётчики посмотрели на него как на сумасшедшего.

– Это вряд ли, – с унылым вздохом ответил пилот. – Нужен ремонтный бокс.

– В таком случае придётся забирать всё, что сможем унести, и уходить отсюда. Чёрный лес слишком близко, и его обслуга нас в покое не оставит.

– Много не унесём, – сказал Редошкин с сомнением.

– В первую очередь заберём оружие и сухпай с НЗ. Кое-что уместится в багажник байка. Потом я вернусь и заберу остальное. Поторопитесь, парни, времени у нас в обрез.

Засуетились, соединёнными усилиями отодвинули дверцу кабины ещё больше, начали выносить разбросанные по кабине вещи, оружие, коробки с консервами.

– Компьютер, компьютер не забудьте! – заволновался Карапетян. – Я без него как без головы!

– Вы же сказали – он накрылся, – поднял брови Редошкин.

– Может, удастся починить. И анализаторы возьмите, счётчики, переходники, ещё роутер…

– Всё равно всю вашу аппаратуру не унесём, придётся оставить.

– Ни в коем случае! Как мы выберемся обратно, если не сможем вычислить местонахождение иномерианы?!

– Заберём всё, но позже, после того как перевезём самое необходимое, – успокоил физика Максим.

Начали вязать тюки, чтобы необходимое для похода было удобно тащить на плечах.

Больше всех сокрушались по поводу изменения положения лётчики, вынужденные бросить свою машину на произвол судьбы. Но за их настроение Максим не переживал, они были людьми военными и подчинялись приказам беспрекословно.

В багажнике аэробайка к радости Редошкина, да и самого Максима, отыскались целых три «теннисных мяча», представлявшие собой инопланетные «дезинтеграционные» гранаты, и один «фаустпатрон». Это оружие не намного увеличивало арсенал попаданцев, но оно было эффективнее карабинов и пулемётов, и Максим пожалел, что запас «гранат» мал.

Багажник забили под завязку, да ещё и приторочили к седлу, на дисках, кое-что из оружия: тот же «фаустпатрон», «шёпот смерти» – снайперскую винтовку Максима и автомат из контейнера, оставшегося в кабине Ми-171. «Теннисные мячи» он рассовал по карманам разгрузочного жилета, также оказавшегося в груде коробок со снаряжением, захваченным Сергеем Макаровичем из Тюмени.

Так как запасной «ратник», упакованный в пластиковый мешок, был один, он достался Максиму. Редошкин и Мерадзе вынуждены были носить свои старые «доспехи», в каких они десантировались в Баире на берег реки Чуапы. Боевые костюмы продолжали служить им верой и правдой, хотя из-за севших аккумуляторов и были лишены связи и компьютерного сопровождения.

Майор Спицын и капитан Барышников ещё на турбазе в Тюмени натянули «ратники» и так и летели в них, восхищая Костю футуристической внешностью.

Сам Костя и Вероника остались в костюмах, добытых в инопланетной ракете «космических торговцев», уничтоженной командой баирских «повстанцев» во главе с Мигомберо.

Сергей Макарович щеголял в обычном камуфляж-комби, в котором был изначально, на лётчиках были их лётные комбинезоны, и таким образом лишь некомбатанты – Вероника и Костя – остались одетыми не по-походному. Но изменить что-либо в этом плане было невозможно, о чём Максим подумал с лёгкой досадой. Он теперь вынужден был уделять безопасности «гражданских» больше времени, чем следовало.

Собрались на краю леска.

Максим оглядел «гвардию».

– Направление движения – условно на юг, лейтенант поведёт. – Максим кивнул на Редошкина. – Мы с Вероникой сделаем рейд километров на двадцать, вернёмся сюда, заберём кое-что из оставшегося. Потом откорректируем ваш маршрут. Сергей Макарович, я доставлю вас к месту лагеря сразу после…

– Не надо, – перебил его Савельев, – пойду со всеми.

– Тем не менее я подвезу вас.

Максим кивнул Веронике.

– Садись.

И в этот момент закричал Костя:

– Смотрите – бабочки!

Действительно, в просветах между колоннами гигантских «секвой» и «фикусов» замелькали радужные пятна, и к вертолёту вынеслись струи огромных – с ладонь человека и больше – бабочек!

– Мать честная! – пробормотал пилот, оглянувшись на Максима. – Они опасны?!

– Нет, – прошептала Вероника.

Бабочки закружились над сгрудившимися землянами настоящей разноцветной метелью, некоторые из них даже налетели на людей, заставив бойцов Савельева отмахиваться, и Максим, почуявший знакомый «взгляд в пятки» (ощущение было, будто на него смотрят из-под земли), быстро проговорил:

– Не отбивайтесь, стойте спокойно, они не кусаются!

Все замерли.

Бабочки перестали плясать в хаотическом танце и начали выстраиваться в ажурный купол над вертолётом, аэробайком и группой людей.

– Что они делают?! – удивилась Вероника.

Максим, сжав её пальцы, призывая помолчать, застыл в своеобразной медитации, помогающей ему слышать «мысли» Большого Леса. На всякий случай послал в пространство мысль: мы вернулись!

Ответом был низкий, едва ощутимый гул, донёсшийся из-под земли: корневая система Леса, по сути – его «мозг» или скорее «браузер», отреагировал на мысль человека.

«Мы… готовы помочь…» – услышал Максим не ушами, а всем телом, нервными клетками, сосудами и даже костями.

– Мы рядом с чёрным лесом! – выговорил он вслух.

«Уходите к Крепости… мы укажем путь».

– К какой крепости?!

«Уходите немедленно… за пределы фронта…»

Максим сообразил, что Лес имеет в виду полосу, контролируемую чёрным лесом.

– Как далеко идти?

«По вашим меркам… двести-триста километров…»

– Хорошо!

«Взгляд в пятки» утонул в земле.

Максим пришёл в себя. Заметил обращённые на него взгляды спутников, криво улыбнулся.

– Такие дела.

– С кем ты говорил? – тихо спросила Вероника.

– С ними. – Он кивнул на бабочек, сформировавших идеальную шелестящую тысячами крыльев полусферу. – Точнее – через них с Лесом.

– Как ты это делаешь? – спросил Сергей Макарович, глянув исподлобья.

– Не знаю, – откровенно признался Максим. – Просто я слышу его мысли… или не мысли… слова не слова… Понятия сами в голове всплывают.

Он спохватился.

– Лес предупредил нас, чтобы мы немедленно уходили!

Словно дождавшись этого момента, небо над куполом из бабочек накрыла туча.

Люди вздёрнули головы и с оторопью поняли, что туча состоит из полосатых слуг чёрного леса.

– Вот же гадство! – оскалился Редошкин, вскидывая карабин. – Нашли!

Туча пролилась струёй чёрных зёрен, устремившейся на землян, но струя вонзилась в кажущийся зыбким и ненадёжным слой бабочек и рассыпалась туманным облачком, не сумев прорваться к объекту атаки.

– ПЗРК! – предложил Спицын, глянув на Максима.

Майор покачал головой.

– Это всё равно что стрелять по воробьям из рогатки. Ракеты нам пригодятся при нападении «крокодилов».

– Надо спрятаться в вертолёте, – робко сказала Вероника.

Максим понаблюдал за маневрами роя псевдошмелей, пытавшихся найти окошко в сплошном куполе из бабочек, чтобы пробиться к людям: полосатые гиганты почему-то не решались ударить по куполу всей своей массой (у них бы это получилось), лишь изредка посылая большие струйки для облёта купола, – и скомандовал:

– Уходим! Бабочки нас прикроют!

– Это что-то новое, – сказал Редошкин. – Раньше эти чёрно-жёлтые зверюки без колебаний били бабочек.

– Возможно, это всего лишь разведотряд, – сказал Мерадзе.

Максим вскочил на седло аэробайка, поднял машину в воздух.

– Попробую отвлечь их. Жора, веди отряд!

– Есть, – опустил ствол карабина Редошкин.

Вылетев из-под зыбкого купола, Максим направил аппарат к туче шмелей, нависшей над защитной завесой из бабочек.

Туча закипела сильнее: насекомые почуяли угрозу, ощетиниваясь отдельными струйками, как ёж иголками.

– Пригнись! – повернул голову к пассажирке Максим. – Прижмись лицом к спине и держись крепче!

Девушка послушно съёжилась сзади, обхватив пилота за талию и прижавшись щекой к спине.

Максим нарастил скорость и буквально протаранил рой шмелей, пробил его насквозь, как стрела пробивает мишень!

Рой насекомых, выполняющих приказы чёрного леса, начал рассыпаться, распадаться на отдельные струи, которые по большей части метнулись прочь.

Отряд под предводительством Редошкина начал двигаться, и купол из бабочек, прикрывающий людей на высоте двух-трёх десятков метров, последовал за беглецами.

Максим вздохнул с облегчением: он боялся, что бабочки рассыплются, сделав своё дело, и отряд останется без защиты. Но Большой Лес не считал задачу бабочек выполненной, они продолжали держать строй, и со стороны, наверно, процесс представлял удивительное зрелище: по лесу быстро шагала группа землян численностью в шесть человек, а над ними с той же скоростью перемещался пляшущий, сверкающий радужным отблеском, зыбкий, эфемерный, ажурный живой купол, сформированный тысячами красивых четырёхкрылых созданий.

Вероника подняла голову, оглядываясь на редеющее облако шмелей.

– Они не погонятся за нами?

– Не догонят! – весело отозвался Максим. – С ними мы справимся. Другое дело – «крокодилы», вот с ними справиться будет труднее. Чем быстрее мы преодолеем полосу фронта, тем больше у нас шансов сохранить потенциал и остаться живыми.

– Что ты имеешь в виду? Какой фронт?

– Буферная зона между чёрным лесом и Большим. По сути, это настоящий фронт, где они воюют друг с другом, и наш Большой Лес постепенно отступает. Ширина зоны – около ста километров, её надо пройти.

– Откуда ты знаешь?

– Большой Лес мне сказал.

– Так много – сто километров! – огорчилась девушка.

– Ничего, преодолеем, зря нас, что ли, обучали выживать в экстремальных условиях? Мы ещё покажем чёрному бандиту, кто здесь хозяин!

Максим заложил вираж над куполом и повернул «на юг», туда, где по признанию Большого Леса располагалась таинственная Крепость.

Глава 8
Ультиматум

Вертолёт не вернулся.

Его ждали час, два, три, затем послали беспилотник с заданием передать по рации приказ командиру группы возвращаться на базу, но видеозаписи вытащенного из «пустоты» аппарата показали лишь угрюмые пейзажи чёрного леса и ни намёка на Ми-8 с группой Плащинина.

Дорохов собрал совещание присутствующих на базе специалистов, однако никто из них не смог объяснить генералу, что происходит по ту сторону «границы вселенных»: почему малые аппараты удаётся запустить в «червоточину» иномерианы и вернуть обратно, а большие нет.

Молчал и Скорь, оставшийся дожидаться возвращения Плащинина, чтобы забрать его вместе с остальными сотрудниками ГРУ в Москву и окончательно освободиться от непрофильного для его структуры дела.

Тем не менее слабая надежда на возвращение обеих «вертушек» ещё теплилась в душе начальника Четвёртого управления, и он собрался остаться на базе до утра, позвонив директору ГРУ о своём решении. Ему выделили отдельный номер в главном корпусе базы, рядом с комнатой Дорохова, и Геннадий Дмитриевич после ужина и бесед с подчинёнными отправился отдыхать.

Ознакомившись с комфортом номера, он убедился в его вполне современной кондиционности, принял душ, включил телевизор на стене, но лечь и заснуть ему не дали. В начале двенадцатого в дверь постучали.

Недоумевая, кому он понадобился в поздний час (с подчинёнными всё было обговорено), Скорь с трудом запахнул на груди халат, обнаруженный в шкафу, открыл дверь.

– Можно? – спросил Дорохов, так и не переодевшийся с момента прибытия в «Советскую».

С ним рядом стоял мужчина лет пятидесяти, узколицый, с мощными бровями, из-под которых на мир смотрели бледно-голубые глаза, излучающие сосредоточенность на каких-то внутренних размышлениях.

Скорь молча отступил вглубь комнаты.

Гости вошли.

– Знакомьтесь, Геннадий Дмитриевич, – сказал Дорохов. – Дионисий Порфирьевич, доктор физико-математических наук, наш консультант.

Скорь кивнул, сделал приглашающий жест.

– Располагайтесь. К сожалению, угостить вас нечем.

– Мы на пару минут. – Заместитель директора ФСБ занял стул за столиком в углу комнаты.

Его спутник сел на диван. Он был в сером свитере с воротником под подбородок и в джинсах, но своего затрапезно-обыденного вида не стеснялся. Скорь знал породу таких людей, для которых главным был не внешний вид и фасон одежды, а проблемы, решаемые в данный момент.

– Хочу уточнить некоторые детали, – сказал Дорохов. – Итак, что мы имеем? Как оказалось, наша родная Вселенная, или брана, выражаясь языком специалистов по М-теории, связана с другой вселенной посредством каналов, названных иномерианами. Как бы фантастически это ни звучало, мы имеем дело с фактом, не подлежащим сомнению. По утверждению вашего консультанта Карапетяна соседняя брана столкнулась с нашей, из-за чего и образовался переход, то есть межмембранный пробой – иномериана. Я правильно излагаю суть происходящего?

Скорь встретил изучающий взгляд Дионисия Порфирьевича (интересное имя дали сыну родители, однако), кивнул.

– Абсолютно.

По словам того же Карапетяна, соседняя брана представляет собой Большой Лес, и якобы она и есть Правселенная, породившая нашу.

Скорь свёл брови. О предположении Егора Левоновича он ничего не знал, сотрудники Плащинина не упоминали ничего подобного, что означало: федералы допросили всех свидетелей посыла вертолётов в соседнюю вселенную, и кто-то вспомнил о гипотезе Карапетяна.

– Я опираюсь только на реальные факты, – сухо сказал Геннадий Дмитриевич. – Научные гипотезы не являются для нашей работы предметом изучения. Возможно, Егор Левонович прав, но доказать это в нынешних условиях невозможно. Главное, что идеи Карапетяна работают, нам удалось прорваться в мир Большого Леса и спасти археологов. К сожалению, там остались наши люди…

– И племянница президента, – добавил Дорохов с улыбкой. – Он дал нам карт-бланш.

– Нам тоже.

– Но вы застряли, хотя вас никто и не обвиняет, и президент подключил нашу структуру, которая – только не обижайтесь ради бога – имеет весьма существенный опыт работы с аномальными явлениями природы класса НЛО, НПО и необъяснимых физических эффектов.

– Я не обижаюсь, вы правы.

– Как вы думаете, Геннадий Дмитриевич, почему не вернулись вертолёты?

Скорь хотел ответить резко, что он не занимается гаданием на кофейной гуще и прогнозированием, но сдержался.

– Судя по тем данным, которыми мы располагаем, Большой Лес воюет с каким-то чёрным лесом. На видеозаписях он виден хорошо.

Спутник Дорохова скептически поджал губы, но промолчал.

Скорь посмотрел на него, выжидая, что он скажет.

– Вполне вероятно, что наши посланцы оказались вовлечены в… гм-гм, войну лесов.

Дорохов тоже глянул на консультанта.

– А не может причиной невозвращения стать некий человеческий фактор?

– Что вы имеете в виду?

– Кто-то ошибся… ваш полковник Савельев, генерал Плащинин…

– Исключено! – тяжело сказал Скорь. – Уверен, что причиной является некий физический аспект, о котором наша наука не имеет понятия.

Дорохов снова посмотрел на спутника. Тот молчал.

– Хорошо, этот разговор ещё впереди. Ваши сотрудники не очень охотно отвечали на вопросы. Они не могли скрыть какие-то нюансы операции?

Скорь сжал челюсти до зубовного скрежета.

– Ещё раз повторяю: исключено!

– Хочу быть уверенным, что так оно и было, потому что любой мелкий на первый взгляд факт может стать причиной гибели людей. Что бы вы делали, оставаясь руководить экспедицией?

Скорь сделал паузу.

– Продолжал бы посылать в иномир беспилотники. До тех пор, пока они не обнаружат пропавшие машины.

– Рискнули бы послать ещё одну группу?

Геннадий Дмитриевич поднял на Дорохова похолодевшие глаза, сказал честно:

– Не знаю.

Собеседник кивнул, глянул на спутника.

– Дионисий Порфирьевич, у вас есть вопросы к генералу?

Консультант отрицательно мотнул головой, так и не сказав ни слова. Зачем он приходил, Скорь не понял.

Гости встали, направились к двери. Уже выходя, Дорохов приостановился и сказал с непонятной интонацией:

– Нам объявили ультиматум.

– Какой ультиматум? – не понял Геннадий Дмитриевич.

Халат на груди распахнулся, и он поспешил запахнуть его.

– Кто?!

– Совбез ООН, – улыбнулся Дорохов. – Требует дать доступ к базе «Советская», где приземлились инопланетяне.

Скорь расслабился, наметил ответную улыбку.

– Даже так?

– Ни больше, ни меньше.

– С чего они взяли про инопланетян?

– Кто-то из администрации Госдепа предложил свою догадку, её раздули, и теперь наш МИД вынужден разгребать это дерьмо.

– Доступ – это компетенция…

– Президента, совершенно верно, а он может испугаться конфликта с ООН и дать разрешение на присутствие западных спецов.

– В таком случае я вам не завидую, – сказал Скорь с сожалением. – Если сюда ринутся западные уфологи…

Дорохов отмахнулся пальцем.

– Уфологи ладно, но ведь примчатся и спецы другого плана?

– Стопроцентно.

Гости вышли.

Скорь закрыл дверь, вернулся к столу в размышлениях и вздрогнул, услышав звонок мобильного. Нацепил арвижн.

В глубине линз возник силуэт головы директора ГРУ.

– Геннадий Дмитриевич, я получил известие, что Совбез ООН…

– Я в курсе.

Колесниченко пожевал губами.

– Такое дело… Вы завтра возвращаетесь в столицу?

– Так точно.

– Оставьте группу Рощина. У нас веская причина не покидать район контакта с… мм-м, чужой вселенной: наши парни по-прежнему остаются там. С Павлом Васильевичем я договорюсь.

Скорь кивнул: речь зашла о директоре ФСБ.

– Хорошо.

– С богом! – Изображение Колесниченко в окулярах мобильных очков исчезло.

Глава 9
Мир иной

Никто не предполагал, что судьба забросит их не просто в другой район Земли с иными природными и климатическими особенностями, но в другую вселенную, пусть и напоминающую формами растительной жизни леса родной планеты. И всё же это был мир иной, подчинявшийся своим физическим законам и своему порядку взаимодействий проживающих в Большом Лесу биологических видов.

Вертолёт поднялся над опухолью чёрного леса на высоту в два километра, и шмели, следующие за ним своеобразным хвостом, отстали. Видимо, так высоко летать они не могли.

Не показывались и летающие «крокодилы». Троицу напавших на земную машину монстров люди сбили, и пока что другие на горизонте не просматривались.

Сделали круг над чёрным лесом, увеличили радиус полёта, вглядываясь в ландшафт с обеих сторон кабины.

Новожилов, потеряв возможность следить за иномерианой по экранам приборов, образующих своеобразный локатор, тоже подсел к иллюминатору, с интересом изучая заросли колючих растений, фрактальная геометрия которых не поддавалась описанию. Лишь изредка среди этих мшистых ажурных узоров появлялись знакомые формы: в основном – скопления «саксаула» угрюмого фиолетового, с багровым оттенком цвета, и невероятно сложных извивов лиан и «кактусов» с гладкой коричнево-красной корой.

Вертолёт завершил второй круг, удалившись от места выхода в иномир на несколько километров.

– Товарищ генерал? – послышался голос пилота.

– Продолжаем искать, – отрезал Плащинин.

Пошли на третий круг, потом на четвёртый, который пролегал уже над окраинами чёрного леса. Стали отчётливо видны места столкновений зарослей леса-агрессора и Большого Леса, уходившего в беспредельную даль туманного горизонта. Полоса колючих «щупалец», накрывших растения Большого Леса, простиралась не меньше чем на два десятка километров, постепенно мельчая и растворяясь в массе «солдат», роль которых выполняли многоходульные деревья, похожие на земные мангры и баобабы. Основная масса деревьев Большого Леса располагалась за пределами этой полосы, представляя собой стену гигантских «секвой» и «фикусов» высотой до двухсот метров и выше, но величина этих исполинов вряд ли пугала воинство чёрного леса, запускавшего колючих «диверсантов», растений наподобие лиан и плюща. Эти вьющиеся змеями плети опутывали деревья любого размера, высасывая из них соки, и Большой Лес отступал, не зная, как справиться с этой медленной ползучей атакой.

Закричал один из бойцов группы, лейтенант Точилин:

– Слева по курсу вижу блеск!

Пассажиры дружно приникли к иллюминаторам левого борта.

– Пилот, левее на тридцать градусов! – скомандовал Плащинин.

Вертолёт накренился налево, и тотчас же отреагировал второй пилот, он же стрелок:

– Вижу на дисплее металлический объект!

Вертолёт начал снижаться и через минуту завис над краем леска-болотца. Среди зарослей кустарника стал виден лежащий на боку со смятым корпусом и погнутыми лопастями винта вертолёт.

– «Сто семьдесят первый»! – оглянулся на Плащинина майор Полевой.

– Садимся!

– Внизу тихо, никакого движения.

– Готовьтесь к высадке!

Вертолёт прицелился и мягко спружинил на три колёсных подвески в двух десятках метров от разбитого Ми-171.

Первым на Землю спрыгнули бойцы спецгруппы, являющие собой гарантов безопасности экспедиции. Они покружили сначала вокруг севшего Ми-8, потом перебежали к потерпевшему катастрофу собрату «вертушки», нёсшему на борту группу полковника Савельева. Майор нырнул в открытый проём двери центрального отсека, вылез обратно, вскинул вверх растопыренную ладонь, что означало: опасности нет, присоединяйтесь!

Плащинин и Новожилов спрыгнули на мягкую дернину, поросшую густой короткой травой.

– Внутри никого, – доложил Полевой, кивнул на груду коробок и раскрытые контейнеры под бортом Ми-171. – Похоже, они высадились, вооружились, забрали какие-то вещи и ушли.

– Жертвы?

– Крови не видно, наверно, все целы.

– Как давно это случилось?

– По моим оценкам часа три-четыре назад.

– Куда они могли пойти?

– Направление понятно. – Майор показал рукой. – Следы ведут в ту сторону. Если я прав, они отсюда всего в пятнадцати-двадцати километрах.

– Надо их догнать!

– Само собой. Только я бы сначала снял с «вертушки» всё, что может пригодиться нам в дальнейшем.

– Что именно?

– Оружие, боезапас, сухпай, а главное – горючку. Мы проделали приличный крюк по окрестностям, так что топливо нам необходимо как воздух.

– Сможете это сделать – перекачать бензин?

Полевой посмотрел на спрыгнувшего на землю пилота.

– Вопрос к нему.

– Майор, – позвал Плащинин пилота, – подойдите. Есть предложение перекачать горючее из баков разбитой «вертушки» в нашу машину. Это реально?

Пилот (Плащинин к стыду своему обнаружил, что помнит лишь его фамилию – Терехов) критически глянул на разбитый Ми-171, посвистел сквозь зубы.

– Поможете – попробуем, если там что-то осталось.

– Займитесь этим срочно! – Плащинин перевёл взгляд на Полевого. – Помогите лётчикам и заберите, что может пригодиться.

Полевой окликнул своих коллег, державших под прицелом автоматов заросли леска-болотца, и работа закипела.

– Могу я чем-нибудь помочь? – нерешительно спросил Новожилов.

– Лучше проверьте работу вашего «локатора», – посоветовал Плащинин. – В любом случае нам придётся вернуться сюда и найти вход в иномериану. Аппаратура должна работать как часы и не давать сбоев.

– Это не локатор, а фиксатор квантовых осцилляций.

– Какая разница? – усмехнулся генерал. – Мы должны быть уверенными в его пригодности.

Новожилов потоптался рядом, посматривая на растения леска и гигантские «секвойи», видимые над ближайшим подлеском, хотел было что-то сказать, и в этот момент над ним закружил шмель, свалившийся с неба.

Физик вскрикнул, начал махать руками и пятиться.

Плащинин заторможенно уставился на огромное насекомое, забыв об опасности этого представителя чужого мира, но увидел ещё нескольких и закричал:

– Майор, ко мне!

Бойцы спецгруппы отреагировали как надо.

Точилин метнулся к Новожилову, доставая на бегу нож, и первым же взмахом разрубил «шмеля» надвое.

Второй боец, лейтенант Тогаев, бросился к вертолёту и вынес из кабины огнемёт.

Полевой, помогавший лётчикам тянуть шланг к бакам упавшего Ми-171, оценил ситуацию и подбежал к отступавшему Плащинину, также доставая нож.

– Бегите в «вертушку»!

Трусом Плащинин не был, но и геройствовать в такой ситуации не хотел, поэтому повернулся, на полусогнутых добежал до вертолёта, вскочил в кабину. Интуиция подсказала ему, что надо делать. Генерал схватил лежащий в проходе между сиденьями переносный зенитно-ракетный комплекс и не раздумывая выскочил наружу.

Тогаев в этот момент выпустил струю пламени по рою шмелей, превращая их в рассыпающееся облачко вспыхивающих кусков шлака.

Лётчики, отбежавшие от корпуса разбившегося Ми-171, проследили за падением горящих насекомых, остановились, оглядываясь на майора, не двинувшегося с места, высматривающего в небе посланцев чёрного леса. Но шмелей больше не было, и Полевой, опустив ствол автомата, повернул голову к пилотам.

– Заканчивайте! Лейтенант, помоги им!

Точилин, которому предназначался приказ, воткнул нож в чехол на поясе, метнулся к лётчикам.

– Давайте, ребята, скорее!

Полевой заметил Плащинина с ПЗРК в руках, изогнул бровь, но шутить не стал, подошёл к нему, взял у генерала трубу «Вербы».

– Правильное решение, товарищ генерал. В любой момент можно ждать прибытия более серьёзного противника.

– Жаль, что мы взяли только один огнемёт, – с понимающей улыбкой сказал Плащинин, благодарный за то, что майор своими словами просто корректно успокаивает его.

Тогаев тоже подошёл к лётчикам, опустил огнемёт на траву и начал помогать им вместе с Точилиным.

Процедура подсоединения шланга от баков Ми-8 до баков Ми-171 заняла четверть часа.

– У них тут всего литров двести осталось, – крикнул пилот.

– Забираем всё, что есть, – ответил Плащинин.

Загудел моторчик, качая бензин.

Внезапно из-под земли раздался низкий гул, от которого заскрипели вертолёты, отзываясь вибрацией корпусов.

Люди, почувствовав ногами дрожь земли, невольно раскорячились, принимая позы полуприседа.

– Это ещё что за фигня?! – осведомился Полевой.

– Землетрясение! – вякнул побледневший Новожилов, успевший залезть в кабину.

Гул стих, наступила хрупкая тишина.

– Заканчивайте! – приказал майор. – Сматывайте шланг!

– Мы ещё не всё перекачали, – заикнулся пилот.

– К чёрту! Бросайте шланг, быстро в машину! Заводите двигуны!

Пилоты переглянулись, медля, но привыкшие выполнять приказы старших по званию бойцы спецгруппы похватали своё оружие, отступая к вертолёту, и лётчики, отсоединив шланг, последовали за ними.

Отступил и Плащинин, ещё не осознавая, чего ждать от местной природы.

– Смотрите! – вдруг крикнул Новожилов.

Из-за ближайшей крепи деревьев «подлеска» (он был вдвое ниже основного «секвойя-фикусового» леса, похожего на земные ракиты, вынеслось облако огромных бабочек и нырнуло к вертолёту красивым крылом чётких очертаний, будто этих созданий кто-то выстроил по эллиптическому лекалу.

Бежавшие к вертолёту люди приостановились.

Крыло из бабочек бесшумно упало на поляну и закружилась над Ми-8, не меняя формы.

– Что они удумали?! – оглянулся на Полевого Точилин.

– Это ты у них спроси, – посоветовал ему Тогаев.

– Надо срочно уходить… – начал майор.

Из-за деревьев с треском кастаньет вдруг вылетела жуткая тварь с крокодильей мордой.

Стая бабочек словно дождалась этого момента и метнулась единым крылом навстречу летающему «крокодилу».

Казалось, сейчас столкнутся две массивные фигуры, ломая себе крылья, кости и внутренние органы. Но стая бабочек просто обтекла «крокодила», заключая его в своеобразный кокон, и он замедлил полёт, заметался из стороны в сторону, разбивая кокон на агонизирующие лохмотья. В течение недолгой схватки с «крылом» он освободился от кокона и повернул к вертолёту.

Майор, последним отступавший к Ми-8, вскинул на плечо «Вербу».

Грохнуло, из трубы ПЗРК вырвалась ракета и, увенчанная хвостом пламени, врезалась в пикирующего монстра.

Раздался взрыв, разнёсший «крокодила» на куски.

К земле понеслось облако обломков, которые ещё на лету начали соединяться вместе, цепляться друг за друга, образуя скелет нового монстра, будто представляли собой детали лего-конструктора, способные двигаться самостоятельно.

– Твою курносую! – изумился Полевой.

– Влезайте! – крикнул ему из кабины Плащинин.

Полевой запрыгнул в проём двери, не сводя глаз с поредевшего облака «крыла» бабочек, пытавшегося противодействовать формированию нового зверя. Но это им не удалось. К земле опустилась уже не струя обломков «крокодила», а восстановивший форму монстр, разве что вдвое меньше размерами.

– Взлетаем! – крикнул Плащинин.

Лопасти винта вертолёта сдвинулись с места, разгоняясь.

Возрождённый «крокодил» затрещал крыльями, начиная подниматься, явно намереваясь продолжить атаку.

– Ах ты дрянь! – выговорил Полевой, подсаживаясь к пулемёту.

Длинная очередь в упор вонзилась в морду твари, разбивая её и «скелет» за головой на разлетающиеся фрагменты.

Однако снова повторилась та же самая удивительная метаморфоза: чешуи, наросты, куски плоти и «костей» чудовища, выбитые пулями, устремились друг к другу и начали соединяться в единую конструкцию, хотя и намного меньшую по размерам. Если первоначальная длина «крокодила» достигала десяти-двенадцати метров, то его третья копия была не больше двух метров. Но она летала!

– Дыщ сорок тыщ! – выразил свои чувства Точилин.

Вертолёт оторвался от земли.

Бессмертная тварь, способная восстанавливать тело из не повреждённых пулями фрагментов, бросилась за вертолётом, часто-часто махая крыльями, но вскоре отстала.

– Товарищ генерал, сбить? – донёсся голос пилота.

– Не тратьте боезапас! – ответил за Плащинина майор, всё ещё держась за рукояти пуле– мёта.

– Догоняем отряд Савельева! – добавил Плащинин, не став обращать внимания на формально неуважительное поведение Полевого. – Всем внимание: ищем отряд!

– Темнеет, как бы не пришлось ночевать. В темноте мы никого не найдём.

– Решим.

Дверца кабины стала на место.

Вертолёт поднялся на полукилометровую высоту и, набрав небольшую скорость, устремился в том направлении, куда двинулась группа полковника Савельева.

Глава 10
Разговор с лесом

Первый привал отряд устроил, преодолев двенадцать километров пути.

Максим с Вероникой успели за это время сделать разведбросок длиной в сто километров и вернуться, после чего, пообедав «чем бог послал», то есть консервами с галетами, все снова двинулись в дорогу.

Бабочки, словно убедившись в безопасности землян, дружно поднялись в небо и рассыпались струйками, исчезая за деревьями. Большой Лес освободил своих прелестных созданий от роли защитников и проводников.

После обеда Максим посадил на аэробайк Сергея Макаровича и оставил его одного дожидаться остальных в двадцати километрах от группы. Затем вернулся за Вероникой и Костей, перевёз их к полковнику.

В следующий заход он загрузил аэробайк сверх всякой меры и едва долетел до места высадки, потеряв по пути одну из коробок с консервами. Плюнув на неё, вернулся к заметно поредевшему отряду и перенёс пилотов. Последними пассажирами инопланетного воздушного мотоцикла стали помощники Савельева Спицын и Барышников.

Отдыхали почти час, испробовав местные ягоды: Вероника и Костя набрали целый пластиковый пакет малины и земляники. После чего скорректировали маршрут, и Максим снова уселся на седло аппарата, собираясь начать переброску отряда ещё дальше – на полсотни километров вглубь Леса.

– Странно, что нас никто не преследует, – поделился Редошкин с Максимом своими опасениями. – Уж не ждёт ли нас засада?

– Будем надеяться на лучшее, – ответил Максим.

– Но готовиться к худшему, – осклабился лейтенант.

На новый переход-перелёт потратили ещё два часа.

Окончательно успокоились, повеселели, не обнаружив за собой шмелиной или иной погони, хотя бдительный Редошкин не забывал оглядываться и посматривать на небо, начинающее темнеть в связи с приближением ночи.

– Сколько мы уже протопали? – поинтересовался Сергей Макарович у командира отряда, коим сам же назначил Максима.

– Около пятидесяти километров, – ответил тот.

– Не пора устраиваться окончательно? Фронтовую полосу мы уже покинули, если верить твоему Лесу.

– Я бы пошёл ещё дальше. – Максим потёр пальцами уставшие глаза, признался: – Но мы все вымотались, и, наверно, лучше всего заночевать в какой-нибудь семье.

– Семье? Что ты имеешь в виду?

– Как заметил наш ботанический консультант, Большой Лес состоит из тысяч семейств разной «национальности». Ну, или разных видов фауны, если хотите. Большинство из этих семейств образовано одинаковыми формами растений или очень близкими между собой, поддерживающими симбиоз. Расположены они преимущественно вокруг болот, кроме самых гигантских деревьев – псевдосеквой и псевдофикусов. Костя считает, что эти болотца представляют собой следы бомбардировки – воронки и зоны применения оружия во время войны здешних обитателей. Война закончилась очень давно, тысячи лет назад, от инфраструктуры хозяев этого мира не осталось ни следа, и весь он покрылся лесом.

– Если только лес не произрастал здесь изначально, – тоном лектора произнёс приблизившийся к беседующим офицерам раскрасневшийся Константин. – Возможно, он не сразу приобрёл «разум», эволюция шла до тех пор, пока не объединились корневые системы семейств, по сути – мозг системы.

– Чья это идея?

– Моя, – выпятил грудь Костя. – Кстати, она подтверждается фактами. – Костя кивнул на Максима. – Вот товарищ майор подтвердит, что Лес мыслит, хотя и не по-человечески. Не зря же он с ним разговаривает.

– Ты думаешь, здесь была война?

– Уверен!

– Но ведь следов действительно не осталось, если не считать той ракеты торговцев.

– Может, не торговцев, а контрабандистов. Ракета могла оказаться в Лесу точно таким же образом, каким здесь оказались мы – после столкновения вселенных. Вы же слышали гипотезу Егора Левоновича? – Костя посмотрел на Карапетяна, каждую минуту остановки хватавшегося за свой ноутбук. – Но возможен и другой вариант: ракета принадлежит местным жителям, просто она случайно уцелела после обмена ударами противоборствующих сторон. Если мы сможем продвинуться подальше – на пару тысяч километров, возможно, найдём останки соотечественников контрабандистов. – Костя хихикнул. – Этих славных кенгурокузнечиков.

Сергей Макарович переглянулся с Максимом.

– Он фонтанирует идеями, – усмехнулся Максим. – И чем чёрт не шутит, может, наш креативный парнишка прав.

– Останавливаемся?

– Да, ищем удобный лесок и ночуем.

Принялись искать подходящее болотце, благо с аэробайка сделать это было несложно. Обнаружили в километре «славянское семейство» – рощицу со смешанным «берёзово-сосново-кленовым» лесом (разумеется, деревья не являлись аналогами земных берёз и сосен, но были очень похожи), практически на берегу небольшой речушки с чистейшей водой, и начали обустраивать лагерь.

Максим обнаружил неподалёку две сухих «сосны», их свалили, распилили на чурбачки и получили запас дров для костра, а также ветки для плетения шалашей.

По советам Кости (ему доверили это важное дело) мужчины быстро соорудили шалаши из веток «ивняка» и листьев «папоротника», сплели лежаки из травы, и к десяти часам вечера по времени Леса (сутки здесь были почти равны земным) попаданцы, за исключением часового – Редошкина, собрались у костра, над которым висел котелок с отваром из ягод.

Расселись на чурбачках, вглядываясь в языки пламени.

Все устали, хотели спать, но никто не залез в шалаш, людей тянуло к расслабленному отдыху и приятным беседам, по которым соскучились после стрессовых волнений и «междувселенских» переходов.

– Вопрос можно, товарищ полковник? – спросил капитан Барышникова, сбросивший свой комбинезон и оставшийся в термобелье, напоминавшем спортивный костюм. Переодеваться в «космические костюмы», пакет с которыми был сохранён рачительным Редошкиным, он не стал.

– Без церемоний, – проворчал Савельев, с видимым удовольствием потягивающий ароматный напиток из пластикового стакана. – Мы не в казарме.

– Почему мы попали в будущее, а не домой, в своё время?

Все посмотрели на Карапетяна. Физик впервые за всё время отложил свой персональный компьютер и сидел вместе со всеми.

Егор Левонович допил отвар, потерзал седую бородку, задумчиво проговорил:

– Ничего нового не скажу. Время – очень простая и одновременно очень сложная категория, которая до сих пор не поддаётся логическому анализу. Для нас это прежде всего способ восприятия мироздания, но, с другой стороны, это способ описания движения во Вселенной. Кто-то из учёных считает его дополнительным измерением, кто-то физическим полем, кто-то динамическим аспектом эволюции вселенных Мультиверса. Мнений много.

– А ваше?

– Я не специалист по этой теме.

– И всё же, – подхватила Вероника, сидящая рядом с Максимом и не сводящая глаз с языков пламени.

– Я абсолютно традиционен в решении этой проблемы, – посмотрел на неё Карапетян. – Согласен с идеей Козырева[1], что время – энергетическое поле, субстанция, влияющая на евклидово пространство и континуально связанная с ним.

– Вообще-то мы обсуждаем не теории времени, а ситуацию с нами, – напомнил Максим. – Я так и не понял, почему нас кинуло в будущее и петлёй вернуло обратно в Большой Лес.

– Взаимодействие бран сложнее, чем я думал, – признался Егор Левонович. – Сталкиваются не два массивных объекта, а вселенные со своими наборами констант, измерений и законов.

– Вы это уже говорили.

– Да, говорил, и добавить мне нечего. По косвенным уликам, так сказать, число измерений вселенной Большого Леса равно нецелочисленному набору…

– Числу «пи», – веско сказал Костя.

– И, возможно, именно эта добавка в четырнадцать сотых реализует эффекты временных пересечений.

– Удалось разобраться в Книге? – спросил Сергей Макарович, переводя разговор на другую тему.

Карапетян оглянулся на шалаш, который достался ему. Компьютер и найденный в «музее будущего» артефакт, получивший название Книга, лежали там.

– Только несколько общих положений. Не было времени изучать её детально.

– Там сказано что-нибудь о чёрном лесе? – поинтересовался Костя.

– Единственное, что я понял: чёрный лес образовался в результате экспериментов, смешивающих ДНК человека с ДНК растений. Сформировался «фаунно-флорный» супермозг и убил человечество.

– То есть погибло оно не в результате ядерной войны, – задумчиво сказал лейтенант Мерадзе.

– Похоже, что нет.

Слушатели оживились. Тему разумности растений не раз затрагивал Костя, и она интересовала всех попаданцев, в том числе офицеров спецназа, несмотря на их специфическую «приземлённую» подготовку.

– Ничего удивительного, – сказал Костя пренебрежительно. – Я имею в виду – что у растений есть разум. Ещё Дарвин выдвинул идею, что верхушки корней деревьев выполняют функции мозга. А современные учёные, в том числе такие известные, как Сюзанна Симард, изучая взаимодействие деревьев с лесу, сделали вывод, что микоризная сеть, то есть сеть корневых контактов, связывает деревья в единый организм. Агрессивным же лес на Земле стал, превращаясь в чёрный, с каким столкнулся наш Большой Лес, из-за добавки в ДНК растений человеческого генома с его злобой и ненавистью.

– Кто такая Сюзанна Симард? – полюбопытствовал Мерадзе.

– Канадский профессор-ботаник.

Максим поймал взгляд Савельева: полковник был озадачен и не скрывал этого. Впрочем, Максим и сам по-новому взглянул на ситуацию, определившую их судьбу. Если Костя был прав, а он, скорее, всего был прав, то агрессия чёрного леса к обитателям прародины, где существовал предок земных лесов – Большой Лес, действительно объяснялась влиянием далеко не самых позитивных человеческих генов с их необузданной природной жаждой власти и корыстолюбием.

– Не понял, как это деревья могут думать, – сказал Мерадзе.

– Одно дерево вряд ли имеет настоящий мозг, сродни человеческому или даже мозгу животных, – сказал Костя. – Но вместе они образуют мыслящую общину, способную чувствовать и принимать решения.

– Чувствовать? – засомневался лейтенант. – Ты серьёзно?

– Деревья способны точно определять химический состав почвы и направлять рост корней в нужном направлении. Они также могут реагировать на нападение гусениц, выделяя феромоны. Это общеизвестные факты. Акации в африканской саванне вообще используют для общения обонятельные сигналы с помощью выделения этилена и накачивают листья дубильными веществами, чтобы их не объедали жирафы. Разве не то же самое делает человек, только более динамично?

– Я знаю, какие вещества выделяет человек, – засмеялся Мерадзе. – Особенно если испугается.

– Фу, Мир! – укоризненно посмотрела на него Вероника.

– Ладно, с чёрным лесом более или менее понятно, – сказал майор Полевой. – Вы лучше объясните, каким образом он управляет шмелями и этими дьявольскими «крокодилами». Кстати, что это за твари вообще? Егор Левонович, они тоже выращены в лабораториях? Они живые или механические?

Карапетян покачал головой.

– Этого я не знаю.

– Здесь большое поле для спекуляций, – сказал Максим. – Мы не раз видели, как «крокодилы» собираются из отдельных деталей, причём живых. Каждая деталька имеет лапки и способна двигаться, как насекомое. Но откуда берутся эти «насекомые» – неизвестно. Такое впечатление, будто они живут внутри чёрных деревьев, как короеды – в земных, и по команде выбираются и формируют монстров.

– Костя, что скажешь? – спросила Вероника.

Ботаник задумался.

– Тут я пас. Слишком мало материала для выводов. Надо наблюдать и наблюдать.

– Ага, понаблюдаешь за ними, если они бросаются на людей, – проворчал Мерадзе.

– Можно издали…

– Тогда тебе и бинокль в руки.

Посмеялись, потягивая горячий напиток, пахнущий ягодами и травами, по очереди наполняя пластиковые стаканчики.

– Ещё вопрос, – проговорил Сергей Макарович. – Ты упоминал какую-то крепость. Можешь описать подробнее?

– Не могу, – пожал плечами ответил Максим. – Лес лишь затронул эту тему, без подробностей. Но я ещё поговорю с ним и всё выясню.

– В таком случае пора отдыхать. – Савельев встал и ушёл к шалашам.

Начали расходиться по кустам.

У затухающего костра остались сидеть Максим и Вероника, заворожённая игрой слабых язычков пламени над раскалёнными углями.

Вернулся Мерадзе.

– Командир, когда мне становиться на пост?

Максим посмотрел на браслет часов.

– Через час. Я сменю тебя в четыре.

Лейтенант исчез в шалаше.

Подошёл Спицын.

– Товарищ майор, мы тоже можем заступать в охранение наравне со всеми.

– Хорошо, смените меня в шесть утра.

Спицын покосился на Веронику, кивнул и скрылся в своём убежище рядом с шалашом Сергея Макаровича.

– Такое впечатление, будто я дома, в жуковском лесу, на берегу Десны, – задумчиво проговорила Вероника. – Тишина, сумасшедшие запахи, тепло, вокруг друзья, никаких «шмелей»… и как далеко это всё!

– Может быть, всё повторится, – так же задумчиво сказал Максим.

– Ты веришь?

– Главное – не унывать, не нырять в пессимизм с головой. Мой девиз всегда был: делай, что должен, и будь, что будет. Но ты задала вопрос, и я отвечу: верю!

Посидели ещё в полной неподвижности, глядя, как синие огоньки втягиваются в угли.

– Я тоже пойду, – очнулась Вероника.

– Иди, – согласился Максим. – Надо как следует выспаться, завтра у нас не менее трудный переход, чем сегодняшний.

– Долго ещё будем идти?

– Чем дальше от чёрного леса, тем лучше. Шмели и «крокодилы» навещали нас, когда мы вместе с неграми Мигомберо находились в двухстах километрах, значит, надо уходить ещё дальше. Но у меня другие планы.

– Какие?

– Найти Крепость.

Глаза девушки загорелись.

– Возьмёшь меня с собой?!

– Нет.

– Ну, прошу! Я же сильная и выносливая, ты знаешь.

– Знаю, но разведка – дело мужчин.

Вероника вскочила, топнула ногой.

– Я так хочу!

Он засмеялся.

– Чего хохочешь?! – воинственно вопросила Вероника, подбоченясь.

– Вспомнил шутку: хочу водки, мужиков и денег! Водку и мужиков можно деньгами!

Вероника фыркнула.

– Майор, кто вас воспитывал?! Где вы набрались этой пошлости?!

– Сосед воспитывал, – покаянно признался Максим. – Бывший моряк. Слышала бы ты его мат.

Вероника рассмеялась, поцеловала его в щёку и убежала в свой «коттедж», который мужчины сооружали с бо́льшим усердием, чем свои.

Посидев ещё немного и дождавшись Редошкина, тут же начавшего вскрывать пакет с тушёной говядиной и греть воду для новой порции ягодного «компота», Максим перекинулся с ним парой слов, постоял у шалаша девушки, решая, забраться к ней или не стоит делать это на глазах лейтенанта, но пресёк поток желаний и ушёл спать.

Дома (в данном случае – на Земле) он обычно ложился навзничь, две-три минуты перебирал в памяти план мероприятий на следующий день, командовал организму: спать! – и дисциплинированно выполнял приказ.

В этот вечер сил хватило лишь на стаскивание «ратника».

Максим упал спиной на душистую постель… и сон слетел на него с полога шалаша бесшумной молнией, оборвав мысли, сожаления и надежды…

Кто-то тронул его за плечо.

Сознание Максима не отреагировало, зато отреагировал внутренний сторож психики, натренированный предупреждать хозяина о смене обстановки, не говоря уже об угрозе жизни.

Он открыл глаза.

– Командир, – послышался шёпот Мерадзе.

– Иду, – ответил кто-то вместо Максима его губами.

Решив обойтись без спецкостюма (ночь в Большом Лесу, как всегда, была тёплой и ласковой, а таскать на себе лишних восемь килограммов не хотелось, Лес наверняка предупредит своих гостей о «диверсантах»), он натянул свой прежний «туристический» инопланетный наряд, сохранённый на всякий случай, и вылез из шалаша.

– Всё тихо, – проговорил лейтенант, фигура которого сливалась с кустарником и деревьями вокруг.

Костёр не горел, и в полумраке ночи (шёл пятый час – час Быка, как утверждали древние мыслители, порождающий страхи и беспокойство) лагерь казался призрачным размытым рисунком акварелью на полотне природы.

– Иди ложись, – махнул рукой Максим.

Постоял, просыпаясь окончательно, проникаясь расслабляющим покоем колоссальной растительной системы, передёрнул плечами, вытащил из шалаша винтовку и шмыгнул к окраине леска, прислушиваясь больше к своим ощущениям, нежели к звукам ночной жизни.

В выбранном попаданцами леске звери не водились, по крайней мере – шумящие, но в соседних их было немало, и в уши то и дело просачивались тихие посвисты, шёпоты, треск и повизгивания: обитатели Большого Леса не боялись обнаруживать себя, воспитанные древним отсутствием хищников.

Обойдя лесное «славянское семейство» с болотцем в центре по периметру, Максим вернулся к лагерю, размышляя, запалить костёр или нет, но решил не нарушать кодекс бойцов охранения, запрещающий отвлекаться на сбивающие с панталыку мысли и желания. Умылся в болотце, освежив кожу лица, снова зашагал в обход лагеря.

Пришла мысль побеседовать с лесом, пока никто не мешает, тем более что надобность в этом назрела.

И тотчас же пространство вокруг содрогнулось, чутко отзываясь на его мысль. Он даже оторопел, не ожидая мгновенной реакции хозяина мира. Попятившись, сел на бугорок под стволом «берёзы», опёрся о него спиной.

На голову опустился космос.

Он закрыл глаза, расслабляясь.

«Это… вы?!»

«Слушаем тебя, человек», – ответил космос.

«Мы собирались лететь домой, но вертолёт вывернуло обратно в лес. Это не ваша инициатива?»

«Нет, не наша… мы не имеем к этому отношения, – глубоким баритоном (так это воспринималось) сказал собеседник, занимавший собой весь космос. – Существуют связи, создаваемые спонтанно при взаимодействии наших континуумов. К сожалению, мы ими не управляем».

«Мы хотели взять дома мощное взрывное устройство и уничтожить иномериану, связывающую наши миры. Чёрный лес прекратил бы получать подпитку».

«Наши миры постоянно сталкиваются, и ликвидация одной связи не приведёт к нейтрализации остальных».

– Оба-на! – вслух произнёс Максим. – Так что же делать?! Мы искренне хотели помочь вам отсечь «червоточину», по которой к вам просачивается чёрный лес!

«Возможен только один вариант».

«Какой?» – перешёл на мысленное общение майор.

«Использовать технологии Демонов Войны». – Последние два слова собеседник промыслил так, будто они начинались с заглавных букв.

«Демонов Войны?!»

«Наших врагов».

– Ваших… что?! Врагов?! – снова вырвалось у Максима.

«Они немного походили на вас и всегда воевали между собой. Вы правильно оценили ситуацию: все болотца наших пространств являются следами прошлой войны. Демоны не терпели инакомыслия, мир был им недоступен принципиально, как категорийное состояние, и они уничтожили друг друга. Ваша метавселенная по сути есть результат этих войн, и многое из психики Демонов Войны передалось обитателям вашего мира, в том числе людям».

– Подожди! – взмолился Максим, пытаясь собрать воедино лихорадочно заметавшиеся мысли. – Дай прийти в себя! Наша брана… э-э, вселенная… рождена от вашей… из-за войны Демонов?!

«Существует такая версия. Война Демонов породила целую гармонику миров с почти одинаковыми свойствами. Вы называете их бранами. Они постоянно сталкиваются между собой, создавая порой парадоксальные эффекты. Мы не в состоянии предотвратить столкновения. Демоны могли бы это сделать, но их нет».

«То есть мы тоже бессильны?»

«Вы более подвижны и могли бы попытаться».

«Как?!»

«От последних популяций Демонов остались Крепости – центры управления их обороной, вы могли бы реанимировать один из них».

«Почему же вы не сообщили мне о существовании Крепостей раньше?»

«Опасались, что вы используете их во вред нам».

«Неужели мы дали повод?»

Лес помолчал. Космос тихо тёк через голову человека, пульсируя живой тишиной.

«Мы и сейчас в нерешительности, стоит ли открывать вам доступ к Крепости».

«Но почему?!»

«Потому что вы по большому счёту генетические потомки Демонов Войны».

Максим открыл глаза, формулируя ответ.

«Может быть, мы и потомки Демонов… но далеко не все люди – любители войны… спектр человеческих душ очень широк…»

«Все разумные существа вашей метавселенной имеют в геноме следы логики Демонов Войны, и забывать об этом нельзя».

«Вы… не верите мне?!»

«Вера – чисто человеческое понятие. Но если есть шанс…»

«Его надо использовать!» – закончил Максим.

«Такова логика жизни».

Максим облился потом, ощутив волну слабости; контакт с Лесом, даже мысленный, отнимал очень много энергии.

«Мы найдём Крепость! И попытаемся её восстановить! Не во вред вам – во благо для всех! Где она находится?»

«Отдохни, человек, мы подскажем направление. По вашим меркам она располагается в полутора тысячах километров от этого места».

– Далеко! – вырвалось у Максима.

«Мы обеспечим вас всем необходимым, кроме транспорта. Воспользуйтесь своими системами».

«У нас остался только аэробайк торговцев, наша «вертушка» повреждена и не подлежит восстановлению».

«В наш мир прорвалась ещё одна земная машина».

«Что?! – не поверил услышанному Максим. – Какая машина?!»

«Точно такая же, что и потерпевшая крушение. Внутри находятся семь землян».

«Когда это случилось?! Кто они?! Я имею в виду – мои соотечественники или люди с негативной энергетикой?»

«По нашим оценкам они ближе к вашему типу психики».

«Где они сейчас?»

«Остановились на отдых неподалёку».

«Вот это сюрприз! Неужели наши?!»

«Разберитесь. И отдыхайте, связь прекращаем».

«Минуту! – заторопился Максим. – Последний вопрос: ракета кенгурокузнечиков, чей мотоцикл мы используем, это и есть Демоны Войны?»

«Они такие же попаданцы, как и вы, – с неожиданной шутливостью ответил Большой Лес. Впрочем, скорее всего так поняло мысль Леса подсознание Максима. – Из вашей метавселенной».

«Час от часу не легче: из какой нашей?!»

«В метавселенной, породившей ваш вид разума, возникло множество цивилизаций. Только в вашей галактике Млечный Путь их насчитывается более миллиона. Те, кого вы называете кенгурокузнечиками, живут на одной из планет у жёлтой звезды созвездия Ориона, недалеко от Солнца».

«Откуда вы знаете?»

«От вас и от них. Мы считываем запасы информации в вашей памяти».

«То есть читаете наши мысли?»

«Когда необходимо».

Максим вспомнил свои встречи с Вероникой, и ему стало неловко. Лес видел всё, что делают люди.

И ведь не спрячешься?

«Это… неожиданно…»

«Мы понимаем ваши чувства».

«Нехорошо подглядывать…»

«Мы не подглядываем, вы теперь часть нашей системы».

«Спасибо».

«Не за что».

Ветерок, пронизывающий голову майора, внезапно перестал дуть.

Максим снова облился потом, обнаружив, что он не сидит, а лежит на траве под «берёзой», мокрый как мышь. Пробормотал:

– Кто ж знал…

Мысль, что у них появились гости (интересно, кто прилетел? Российский спецназ или какая-нибудь сволочная иностранная команда? Надо срочно выяснить!), подняла его на ноги.

Глава 11
К чёрту на кулички

Радовались как дети, обнаружив, что встретили своих, несмотря на общее для всех положение: встреча произошла не дома, в России, а в другой вселенной, в мире Большого Леса, отбивающего нападение чёрного леса, пришельца из будущего Земли, и впереди попаданцев ждала полная неизвестность.

Однако, как говорится, на миру и смерть красна, поэтому объединившиеся в один отряд группы Плащинина и Савельева приступили утром к обсуждению ситуации и составлению планов на будущее. А началось всё ещё ночью, когда Максим после разговора с Лесом вернулся в лагерь, разбудил Редошкина и рассказал ему, что узнал сам.

Лейтенант, будучи по натуре уравновешенным парнем, не удивился новостям, уже привыкнув к тому, что командир в отличие от него обладает особой чувствительностью и может понимать мысли Леса. Он тут же предложил под покровом ночи слетать к новым гостям и выяснить, кто они такие.

– Если «вертушка» из России – наши возможности резко увеличиваются, если нет – успеем подготовиться к драке, – сказал он. – Давай быстренько смотаемся туда и убедимся, что за птица к нам прилетела.

Разбудили Мерадзе, который не сразу пришёл в себя, объяснили, что собираются делать, взгромоздились на аэробайк и, порадовавшись, что инопланетный мотоцикл летает бесшумно, поднялись в воздух.

Сначала осмотрелись, зависнув на высоте в два километра. Потом, определив направление, подсказанное Лесом, понеслись в ночных сумерках между колоннами «секвой» и «фикусов» как призраки, сопровождаемые тихим шипением воздуха в обводах аэробайка.

Вертолёт пришельцев обнаружили всего в одиннадцати километрах от лагеря. Он стоял с обвисшими лопастями винта, похожий на уставшего гигантского зайца с обвисшими ушами, на прогалине между двумя лесными «семьями южной национальности», судя по «манграм» и многоствольным «тисам». По знакомым обводам Максим сразу узнал в машине отечественный Ми-8.

Узнал вертолёт и Редошкин, едва слышно выговорив:

– «Восьмёрка»!

Пост охранения лагеря гостей с Земли, который (лагерь) прятался в леске, отсутствовал, роль часового, как выяснилось позже, выполнял лётчик, пилот «вертушки», но он спал в кабине и ничего не слышал, пока Максим с Редошкиным не вытащили его из кабины, зажав рот.

После короткого знакомства всё и выяснилось: что «вертушка» принадлежит пермской экспедиции ГРУ, что командует «группой спасения» генерал Плащинин, что на борту действительно находятся семь человек, включая пилотов, и что послана группа для поиска отряда полковника Савельева и возвращения его домой.

Разбудили Плащинина и его бойцов, объяснили ситуацию, и Максим доставил генерала в свой лагерь, охраняемый Мироном Мерадзе.

Шуму было много, но и радости не меньше.

Теперь у них был транспорт, плюс нехилый запас оружия, и к Максиму вернулась уверенность в успешном завершении намеченных мероприятий.

Начало светать: солнце Большого Леса, сделав круг, возвращалось из дальних странствий, обещая погожий день, когда к леску-болотцу с лагерем прилетел вертолёт с группой Плащинина, и у костра, разведённого вездесущим Редошкиным, собрались все попаданцы, волею судьбы оказавшиеся вместе в ином мире.

Напились горячего «компота», прекрасно поднимающего тонус, расселись вокруг костра, и Максим поведал новым соратникам историю путешествия Ми-171 в мир будущего Земли, завоёванный чёрным лесом.

У спутников Максима вопросов не было, они всё знали и понимали, что произошло.

У Плащинина возникли сомнения, которые он высказал в обычной ироничной манере, и на его вопросы пришлось отвечать Карапетяну, имеющему свой взгляд на вещи.

Егор Левонович сидел вместе со своим коллегой Новожиловым у шалаша, а не у костра, и показывал ему книгу, обнаруженную в «музее прошлого будущего».

Через час после начала совещания ситуация окончательно прояснилась. Максим предложил всем задавать вопросы – кого что волнует.

– Расскажите, как вы беседуете с Лесом, – попросил Плащинин.

Максим лаконично повторил рассказанное Сергею Макаровичу, не обращая внимания на скептические взгляды слушателей.

– Вы уверены, что правильно поняли речь Леса? – с ещё большим сомнением поинтересовался генерал.

– Речью этот способ общения назвать нельзя…

– Не имеет значения, важен смысл.

– Да, я уверен, что понял, о чём идёт разговор. Каким-то образом Лес откорректировал способ передачи информации, и я понимаю его всё лучше и лучше.

– Уверены, что Крепость существует реально?

– Стопудово!

Плащинин посмотрел на Савельева.

– Сергей Макарович, что вы об этом думаете? Есть ли смысл мчаться куда-то к чёрту на кулички, за полторы тысячи километров отсюда, чтобы убедиться в существовании объекта, простоявшего тысячи лет? Не обнаружим ли мы не пригодные к использованию развалины?

– Наша задача – принять помощь Леса и помочь ему, – рассудительно сказал Костя.

– Наша задача – вернуться домой без по– терь.

– Если вопрос стоит так, – хмыкнул Максим, – возвращайтесь, а мы останемся.

– Майор, что за базар? – поморщился Плащинин.

– Я обещал помочь Лесу, и я это сделаю! – твёрдо заявил Максим.

– Вы обязаны подчиняться старшему по…

– Виктор Викторович, – перебил генерала Сергей Макарович, – мы не на Земле, учитывайте это обстоятельство. Согласен, что первоочередной нашей задачей является возвращение домой. Однако нельзя забывать, что Лес не раз спасал нас и продолжает защищать, нуждаясь в нашей помощи. Тем более что агрессор – земной продукт, созданный нашими потом– ками.

– И тем не менее…

– Я и мои люди присоединяются к майору.

– И я! – поднял руку Костя.

– И я! – вскочила Вероника.

Плащинин, собрав морщины на лбу, с сомнением посмотрел на неё, перевёл взгляд на Савельева.

– Полковник, вы понимаете, чем рискуете?

– Улетайте, – посоветовал Максим. – Забирайте всех, кто согласен возвращаться, проводники у вас есть – Егор Левонович с Иваном Петровичем…

– Я бы тоже остался, – неуверенно сказал Карапетян. – Если мы найдём Крепость и ознакомимся с технологиями Демонов Войны…

Плащинин неожиданно рассмеялся.

Все посмотрели на него с опаской и недоумением.

– Вы напрасно считаете меня служакой с деревянной мордой, – сказал он. – В любом случае главной задачей для нас всех останется возвращение на родную планету, иначе все наши мытарства будут напрасными. Но и отказываться от изучения нового мира, кстати, с пользой для нас самих и для Родины, никто не собирается. Егор Левонович, как долго может держаться «червоточина» между вселенными?

Застигнутый врасплох физик подёргал себя за бородку.

– Всё зависит от множества обстоятельств…

– Прикиньте вероятность.

– Поскольку иномериана в Перми выдержала не один переход больших и массивных объектов: я имею в виду вертолёты, – то, возможно, ещё продержится какое-то время. С вероятностью пятьдесят на пятьдесят.

– Что ж, будем плясать от этого постулата. Положение в целом понятно. Что вы можете добавить, майор?

– Сначала о плохом, – сказал Максим. – Радиосвязь в мире Большого Леса не работает. Не знаю причин, рации исправны, однако в наушниках слышен только тихий шелест.

– Возможно, сказываются эффекты нейтрализации континуумов, – сказал нервный Новожилов.

– Переведите.

– Здешний космос порождён нецелочисленной метрикой…

– Три и четырнадцать сотых.

Новожилов посмотрел на коллегу, и Карапетян добавил:

– Наша брана, где рождены Солнце и Земля, трёхмерна. Брана Большого Леса имеет мерность чуть больше, отсюда и потеря радиосвязи, и другие эффекты. Я уже говорил об этом.

– Ладно, как бы то ни было, мы лишены возможности поддерживать дальнюю связь. Второе: выявлен новый неожиданный для меня аспект: летающие «крокодилы» после попаданий в них пуль и ракет стали очень быстро восстанавливать форму, избавляясь от повреждённых фрагментов тел, чего раньше не наблюдалось. Налицо эволюция чёрного леса: он учится воевать с нами, изобретая новые формы манипулирования своими эффекторами, то есть подвижными искусственными объектами. Опасность при контактах с ними возрастает. Кроме того, при атаках шмелей у людей возникают негативные ощущения и страх, а рой большого объёма способен подавить сознание человека и подчинить его волю. Такое уже случалось: вождь баирских повстанцев Мигомберо был зазомбирован шмелями и доставил нам много неприятностей. Меня шмели тоже пытались программировать, лишив возможности двигаться. Если бы не помощь Большого Леса, я бы с вами сейчас не разговаривал.

Слушатели оживились, посматривая на Костю, который хотел что-то сказать, но его остановила жестом Вероника.

– То есть рой шмелей служит чёрному лесу в качестве зомби-инструмента? – уточнил Плащинин.

– В том числе. Главное их назначение – разведка и мелкие диверсии, так сказать.

– А что у нас хорошего?

– Лес тоже имеет инструмент защиты…

– Бабочки! – со смехом объявил Костя.

Максим кивнул.

– Да, эти хрупкие создания служат Лесу не только в качестве средства опыления, но и вполне себе с успехом сражаются со шмелями. Нас они спасали не раз. Теперь о еде…

– Мы видели косуль, – сказал майор Спицын. – И животных помельче.

– О косулях забудьте! Никаких охот на местную живность я не позволю! Лес реагирует на нарушение созданной им экосистемы очень болезненно. А это наш единственный союзник в этом мире и шанс выжить.

– Мы же только для прокорма… – пробормотал капитан Барышников.

– Здесь можно прокормиться без всякой стрельбы. Во-первых, лесные семейства полны грибов. Мы собирали, варили и жарили, ели и остались живы.

– Очень вкусно! – простодушно поддержала Максима Вероника.

– Кроме грибов, здесь полно ягод, есть орехи.

– Я уверен, что мы найдём много других съедобных растений, – добавил Костя с детской непосредственностью. – Хлебное дерево, ананасы, бананы…

– Мясное, – шутливо подсказал Редошкин.

– Го́́́́нишь! – принял его слова за правду лейтенант Точилин из группы Плащинина. – Не рассказывайте нам басни.

– Это вовсе не басни! – возмутился ботаник. – На Земле растут и хлебные, и мясные, и какие угодно деревья, а земная флора между прочим – потомок здешнего Большого Леса.

– И что растёт на вашем мясном дереве? Сосиски? Колбаса?

– Не сосиски, – мотнул головой Костя. – Могу привести пример казуарины прибрежной, растёт в Австралии и Тасмании. Мясным деревом её назвали из-за цвета древесины.

– И древесина съедобна?

Костя рассмеялся.

– Нет, из неё делают мебель…

– Так какого рожна вы заговорили о мясном дереве?

– Может быть, мы найдём и съедобное, лес большой.

– Ну хотя бы на уток поохотиться можно? – мрачно спросил Спицын.

– Здесь нет птиц.

– Совсем? – не поверил майор.

– Совсем. Причин не знаю, возможно, мы попали в ареал без птиц, но их нет. Что касается еды, повторяю, грибы заменят нам любое мясо, – сказал Максим. – Теперь о планах. Предлагаю удалиться от чёрного леса ещё на сотню километров и стать лагерем. Если и на таком расстоянии шмели и «крокодилы» будут досаждать нам, отступим ещё дальше. Я же с лейтенантом попытаюсь отыскать Крепость и определить, в каком она состоянии.

– Если до неё действительно полторы тысячи километров, – заговорил пилот Ми-8, – на «вертушке» мы не долетим. Ресурс наш ограничен, не хватит горючки.

– Будем исходить из того, что есть. – Максим повернулся к задумавшемуся Плащинину. – Товарищ генерал, у вас остались вопросы?

– Нам бы последить за чёрным лесом, – проворчал Редошкин.

Плащинин кивнул.

– Не мешало бы.

– Мы взяли с собой беспилотник, – вмешался в разговор майор из группы генерала по фамилии Полевой. – «Форпост-М». Какое-то время сможем контролировать ситуацию, пока у него не закончится ресурс.

– Хорошо. Сергей Макарович, у вас есть что добавить?

– Нет, – сказал Савельев.

– Тогда грузимся – и вперёд!

Через полчаса Ми-8 поднялся в воздух.

* * *

Лагерь соорудили в очередном леске-болотце, напоминающем леса средней полосы российской равнины где-нибудь под Псковом или Смоленском. Деревья здесь росли разные, но большинство из них напоминали белоствольные берёзы и клёны, хотя встречались и «дубы» с роскошными кронами, и «сосны» с «ивами», и «ракиты» с «липами».

Мужчины деловито приступили к процедуре разбивки лагеря, выбрав полянку на краю леска, в окружении стройных «берёзок». В центре леска располагалось маленькое озерцо чистой воды, что удивляло всех, кто впервые сталкивался с этим удивительным феноменом, поэтому страдать от жажды никому не светило.

– А я пойду ознакомлюсь с местной флорой, – сказал Костя, не изъявлявший особого желания заниматься строительством шалашей. – Заодно грибов наберу.

– Соорудишь себе апартаменты – прогуляешься, – строго сказал Максим. – И не один, а под присмотром.

– Что я – маленький, что ли? – обиделся ботаник.

– Я с ним пойду, – предложила Вероника.

– Тебе придётся заняться обедом.

– Что я вам – кухарка, что ли? – вслед за Костей обиделась девушка. – Так и буду с утра до вечера стряпать?

Максим озадаченно почесал макушку.

– Прости, ты права. Мир, подежуришь сегодня на кухне.

– Я этим займусь, – подошёл Сергей Макарович, услышав последнюю фразу Максима. – Парни мне помогут.

– Хорошо, будем дежурить по очереди, – согласился Максим. – Мир, пойдёшь с ними. – Он кивнул на Веронику с Костей. – Отвечаешь за них головой.

– Слушаюсь, командир! – кинул к виску ладонь Мерадзе.

Подготовили аэробайк к полёту.

Взяли с собой, кроме штатного оружия, «фаустпатрон» и два «теннисных мяча».

– Огнемёт тоже не помешал бы, – сказал Редошкин.

– Огнемёт может пригодиться здесь, – возразил Максим. – Мы летим на разведку, и скорее всего Крепость не охраняется шмелями и «крокодилами».

Бойцы обеих групп – Плащинина и Савельева – с интересом осмотрели инопланетный мотоцикл, понаблюдали за посадкой, и Плащинин выдал речь, сводящуюся к двум предлогам и двум словам: не лезьте на рожон. Он всё ещё мнил себя главным в этой экспедиции, обладая генеральскими погонами, и по привычке использовал казённые формулировки типа «будьте осмотрительнее, не забывайте об опасности» и «лучше проявить бдительность, чем проявить пренебрежение к обстоятельствам».

– Слушаюсь, товарищ генерал! – с преувеличенной серьёзностью ответил Максим на напутствие Плащинина.

Виктор Викторович посмотрел на него с сомнением, пожевал губами, оценивая, послышалась ему ирония в тоне майора или нет, потом решил ограничиться кратким:

– Ни пуха, ни пера!

К чёрту его посылать никто не решился.

Максим отправил Веронике мысленный воздушный поцелуй (она это поняла, улыбнулась).

Аэробайк взлетел, оставляя внизу поляну с задравшими головы людьми.

Уже в воздухе сидевший сзади Редошкин прокричал пилоту в спину:

– Командир, у нас остался только один аккумулятор. Долетим?

Он имел в виду стержень из загадочного серебристого материала, заменявший в энергосистеме воздушного мотоцикла аккумулятор.

Максим, ещё до встречи с группой Плащинина проверявший систему питания аэробайка, ответил:

– Во-первых, у нас есть ещё один аккумулятор в запасе, в багажнике лежит.

– Он же тоже на три четверти чёрный.

– А во-вторых, мы на половинке стержня летали все последние дни, как до рейда в будущее, так и после. Должны долететь.

– А что будем делать, когда батарейки сядут?

– Что-нибудь придумаем. – Максим постучал пальцем по виску. – Думай, голова.

– Приручим местных мустангов, – хохотнул Редошкин.

– Ты их видел?

– Видел олешков и косуль. Не найдём лошадей, приручим олешков.

– Оптимист.

Аэробайк рванул в небо, поднимаясь до трёхкилометровой высоты, и лес под ним превратился в пёстрое мшистое покрывало, прорезанное кое-где петлями рек.

– Давай ещё выше! – предложил Редошкин азартно.

– Нет смысла, – отрезал Максим. – Здешняя атмосфера простирается на тысячи километров, а не на сто-двести, как земная. И над нами не космос, а какая-то твердь.

– Твердь?!

– Я видел примерно такую же равнину, на которой растёт и наш Лес. Но там холодно и воздуха маловато, поэтому на байке не долететь. Да и на «вертушке» тоже. Нужна ракета.

– Может, от запасов Демонов Войны остались?

– Вряд ли, но посмотрим.

Максим сориентировался, помня переговоры с Лесом, и увеличил скорость до максимально возможной, позволявшей седокам терпеть пронизывающий поток воздуха.

Редошкин съёжился за спиной Максима, пряча голову. Ему приходилось хуже, чем пилоту, защищённому козырьком блистера, и, пожалев спутника, Максим снизил скорость примерно до восьмисот километров в час.

Приборная панель инопланетного мотоцикла напоминала щель, в которой мелькали светящиеся фигурки, и он уже научился по их конфигурации определять скорость аппарата. В данный момент в щели мигали четыре треугольничка и две чёрточки, что и читалось пилотом как восемьсот километров в час.

Светило Большого Леса сместилось правее, удаляясь.

Цвет равнины внизу изменился, стал буровато-жёлтым.

Редошкин первым заметил эту метаморфозу.

– Командир, под нами вроде как осень.

Максим повертел головой, рассматривая пейзаж под аппаратом. Заинтересовался явлением, снизил скорость и опустил аэробайк до километровой высоты.

Действительно, Лес внизу изменился.

Во-первых, стал ниже, во-вторых, его «семьи» начали формировать длинные языки вдоль ровных, как борозды от граблей, оврагов.

– Сколько мы пролетели? – спросил Редошкин.

– Не меньше тысячи кэмэ.

– Похоже, под нами когда-то разыгралось нехилое сражение. Вон какие шрамы остались.

– Вполне допускаю.

– Лес тебя не предупреждал?

– Нет.

– Посоветуйся.

– Не сейчас, это тебе не по мобиле разговаривать.

Аэробайк снова набрал высоту и увеличил скорость.

Ландшафт под аппаратом продолжал изменяться, и примерно через полчаса лесные заросли измельчали до полос низкорослого красного кустарника. Затем появилась полоса знакомых «мангров»: многоходульные деревья, наклонившие стволы в одном направлении, образовали многокилометровый пояс наподобие буферной зоны, отгораживающей лес от какого-то образования впереди.

– Что это?! – удивился Редошкин.

– Плантоиды, – пробормотал Максим.

– Что?!

– Лес окружает участки с негативной экологией искусственными растениями, биороботами, так сказать. Костя назвал их плантоидами.

– Зачем? Я имею в виду, зачем Лес выращивает эти… планктоиды?

– Он создаёт нечто вроде лекарственной блокады вокруг опухолей. Там, где мы высадились, образовались болотца вокруг воронок, и почти все они окружены такими поясами «мангров» и «баобабов».

– Вспомнил.

– Ну, вот, а здесь, наверно, бухнуло что-то посерьёзней.

На горизонте появилась тёмная полоса.

«Ещё один лес»? – подумал Максим озадаченно.

Однако это был не лес.

Пояс «мангров»-плантоидов сменился поясом жёлтых, с багровыми оспинами песков, которые превращались в бликующую перламутровой глазурью волнистую гладь вплоть до гигантского провала в земле.

Аэробайк вылетел к краю котлована, и Максим остановил аппарат.

Размеры провала поражали! Его диаметр достигал не менее десяти километров, а глубину измерить вообще было невозможно, так как большая часть дыры пряталась в тени. По первому впечатлению Максима глубина воронки была не меньше двух-трёх километров.

– Ни хрена себе! – восхитился Редошкин. – Это что же здесь рвануло?! Надеюсь, не термоядерная бомба?

– Если бы я знал… – пробормотал не менее ошеломлённый Максим, подумав, что Лес почему-то не предупредил его об опасности радиоактивного заражения. Для самого Леса радиация не играла большого значения, но людей она могла убить в два счёта.

Аэробайк набрал высоту.

При этом чёрная пропасть под ним ещё больше выросла в размерах, и Максиму показалось, что она с тоской – не с угрозой! – посмотрела на него.

– Уф! – выдохнул Редошкин.

– Ты что? – оглянулся майор.

– Взопрел!

– Представляешь, чем воевали Демоны Войны?

– Удивляюсь, как они не разнесли на куски родную вселенную!

– Я тоже.

– Может, это и есть Крепость?

Максим привычно прислушался к своим ощущениям.

Знакомый холодок просквозил позвоночник, открылись невидимые бездны, не воспринимаемые сознанием, и закрылись вновь.

– Нет, это не Крепость. Очевидно, в этом месте стоял какой-то укрепрайон, и его накрыли энергетическим ударом. Не думаю, что ядерным, радиацией не пахнет.

– Она же не пахнет.

– Это я образно. Мой организм чует такие вещи.

– Повезло.

Аэробайк поплыл над развёртывающейся под ним пропастью.

Затылок свело неприятным теплом.

Максим невольно поднял аппарат выше, пытаясь отстроиться от негативных ощущений. Но поток странного тепла, волнами поднимающийся снизу, продолжал щекотать кожу затылка, и майор резко увеличил скорость, уводя аэробайк к границам провала.

Мысль, что провал продолжает излучать вредные флюиды, даже если это была и не известная по школьным учебникам радиация, вполне могли оказаться правильной.

Дыра в оплавленной почве отдалилась, превращаясь в тёмное пятно на жёлто-красном фоне.

Стало легче дышать.

– Далеко ещё до Крепости? – ожил Редошкин.

Максим сосредоточился на поиске примет, по которым можно было определить местонахождение таинственного центра управления Демонов Войны. Показалось, что воздух вокруг аэромотоцикла начал свиваться в спиральные струи, пытавшиеся сдвинуть аппарат в направлении на уплывающий назад провал.

Он остановил аппарат, оценивая порывы ветра.

– Что-нибудь увидел? – отреагировал Редошкин, берясь за приклад карабина.

– Надо возвращаться…

– Зачем?

– Крепость, похоже, в том же районе, где располагается и дырка в земле.

– Так, может, это по ней кто-то долбанул?

– Похоже.

– Тогда от неё ничего не осталось.

– Проверим.

Аэробайк повернул обратно.

Тёмная полоса приблизилась, снова превращаясь в гигантский десятикилометровый провал неведомой глубины.

Снова сквозь затылок начал дуть тёплый ветерок, вызывающий щекотно-тревожное ощущение.

Максим сосредоточил внимание на приёме «лесного шёпота», надеясь получить подсказку «информатора».

На этот раз мысленно-вербального контакта не получилось, как он ни напрягался. Но по некоторым прорвавшимся к сознанию обрывкам «объёмной» информации стало понятно, что надо делать.

– Ищи дырки в склонах провала!

Аппарат скользнул к ближайшему обрыву, окунаясь в сумрак пропасти, и двинулся вдоль стены обрыва, источенной трещинами, состоящей из слипшихся каменных волокон и колонн из шлакообразного материала, уходящих в мрачную темноту.

– Хрен тут что-то можно разглядеть, – проворчал Редошкин, передёрнув плечами.

Максиму тоже стало не по себе. Дувший из провала ветерок, приносивший неприятные запахи, похожий на зловонное дыхание спящего в темноте исполинского зверя, заставлял байкеров нервничать и держать оружие под руками.

За полчаса облёта кромки обрыва они обнаружили не одну нишу и даже проверили несколько из них, подходящих по размеру. Однако того, что искал Максим, не нашли.

– Эдак мы сутки будем кружить, – уныло сказал лейтенант.

Взмокший от усилий сдерживать эмоции, до рези в глазах напрягавший зрение, Максим остановил аппарат и снова попытался связаться с «браузером» Большого Леса.

На сей раз ему вообще не ответили.

Впечатление было такое, будто между человеком и остальным миром выросла толстая прозрачная стена, не пропускающая ни световые лучи, ни мысли.

– Ч-чёрт!

– Где?! – не понял Редошкин, озираясь.

– Ищем до упора! Вход где-то здесь!

– Вход?

– Я понял так, что взрыв произошёл рядом с Крепостью и обнажил какие-то тоннели, идущие к ней.

– Ага, соображаю, это вполне оптимистично. Хотя странно, что Крепость уцелела при таком мощном взрыве.

– Вероятно, хозяева Крепости каким-то образом отвели ракету или что там было, поэтому взрыв и не попал по ней.

– Согласен.

Аэробайк развернулся в обратную сторону.

Мимо потянулась отливающая кое-где глазурью щербатая стена провала.

– Командир, если эта дырка – след удара по Крепости, – прокричал Редошкин, – то она должна сидеть глубоко.

– Ну и что?

– Тогда и тоннели должны проходить ниже, не у самой поверхности.

Мысль спутника показалась такой очевидной, что Максим, задавив вспыхнувшую в душе зависть, не удержался от возгласа:

– Награждаю медалью за сообразительность!

– Лучше бы пивка бутылочку, – хохотнул Редошкин.

Аэробайк опустился сразу на двести метров, окунаясь в чернильную тьму провала.

Фонаря у инопланетного мотоцикла не было, точнее, Максим до сих пор не разобрался, есть ли он вообще, а фонарь с вертолёта Плащинина они не взяли, поэтому пришлось приноравливаться к ситуации, напрягать зрение и проверять каждую щель в узловато-пластинчатой стене.

В какой-то момент Максим почувствовал затылком знакомый холодок, остановил аппарат, и тотчас же ожил Редошкин:

– Командир, чуть ниже, посмотри, кажись, дырка!

Аэробайк опустился ещё на десяток метров, и стала видна вдавлина в стене овальной формы, центр которой прорезало отверстие диаметром в несколько метров.

– Оно?

Максим прислушался к своим нервным токам, сглотнул.

– Оно! Держись, финишируем!

Аппарат нацелился на отверстие, напоминающее зрачок в орбите гигантского глаза.

Глава 12
Вторжение

Дорохов не раз в своей карьере сотрудника ФСБ сталкивался с аномальными явлениями, искал НЛО на Таймыре, НПО[2] в Тихом океане и электрические штормы на Алтае. Поэтому задание директора заняться изучением портала в параллельные измерения (так это звучало в приказе), проявившегося под Тюменью над базой отдыха «Советская», его не озадачило. По своей натуре генерал с удовольствием воспринимал всё новое, любил «баловаться тайнами Мироздания» и легко находил общий язык с учёными.

«Червоточина», она же «кротовая дыра», она же иномериана, соединившая мир Земли с какой-то иной вселенной, получившей название Большой Лес, поначалу не произвела на Дорохова особого впечатления. В мыслях он вообще считал её следствием какого-то эксперимента, проведённого тюменскими физиками из военных лабораторий. Однако по мере ознакомления с явлением он всё больше проникался важностью открывающихся перед людьми перспектив и привлёк к решению проблемы выдающихся специалистов из разных научных институтов, в том числе из тех, кто разрабатывал новые виды вооружений, основанные на экзотических физических принципах.

Таким специалистом считался и Дионисий Порфирьевич Платов, физик, доктор наук, ведущий специалист в области практического применения теории суперструн из ФИАН[3]. Говорил этот человек мало, знал много и к работе с иномерианой отнёсся с исключительным вниманием. Беседовать с ним было одно удовольствие, хотя случалось это нечасто: оба были заняты до предела.

Двенадцатого декабря, после утреннего совещания с бригадой исследователей, Дорохов собрался было присоединиться к группе экспертов, работавших с беспилотной техникой, но ему позвонил сам директор ФСБ, застав врасплох. Если в Тюмени шёл уже десятый час утра, то в Москве – восьмой, а такой ранний звонок ничего хорошего не предвещал.

Дорохов уединился в номере, нацепил арвижн.

Перед глазами на линзах очков соткалось из световых лучей лицо Павла Васильевича Шария.

– Доброе утро.

– Доброе, – усмехнулся директор Федеральной службы безопасности. – Хотя смотря для кого оно доброе. У вас новостей нет?

– Готовим беспилотники к запуску в иномериану.

– «Вертушку» не планируете запускать?

Дорохов помедлил.

– Возможно, после изучения всей информации от беспилотников.

– Повремените пока. По моим сведениям президент собирается в ближайшее время разрешить доступ к Тюмени спецпредставителям ООН. Так что готовьтесь к десанту европейцев и американцев, фильтруйте материалы и всё такое прочее. К вечеру ждите квартирьеров для размещения еврокомиссаров.

– Но ведь к спецам наверняка пристроятся и…

– Шпионская шпана, разумеется. Но это не ваша забота.

– Придётся подключать контрразведку.

– Говорю же – это не ваша забота. К вечеру вместе с квартирьерами прилетит особая группа, будете работать в параллели. И главное: журналистам не давать никаких комментариев, никакой информации! Предупредите людей.

– Слушаюсь, Павел Васильевич.

Кто-то постучал в дверь номера.

Дорохов снял очки, открыл дверь.

– ЧП, Андрей Тарасович! – быстро проговорил помощник Дорохова полковник Савкин.

Ёкнуло сердце.

– Вернулись?! Есть «двухсотые»?!

– Что? А-а… н-нет, наши не вернулись, потерь нет. Я вам не дозвонился… там из ниоткуда на базу валится какая-то хрень!

– Не понял?

– Идёмте, я объявил тревогу на ЧС-волне, бассейн окружает рота охраны.

Дорохов отстранил низкорослого худенького Савкина и припустил по коридору главного корпуса к выходу.

То, что он увидел над бассейном и в самом бассейне, не замерзающем даже зимой благодаря горячим минеральным источникам, генерала потрясло.

Парящий (температура воздуха под Тюменью подобралась к отметке в минус пятнадцать градусов по Цельсию) бассейн площадью в тысячу квадратных метров был завален массой вьющихся и колючих растений, не то лиан, не то родственников плюща, а из воздуха с высоты в двести метров падала на землю струя таких же «лиан», змеями расползавшихся во все стороны по снежным сугробам. Вместе с «лианами» опускались к земле и облачка полосатых чёрно-жёлтых насекомых, похожих на огромных – с кулак взрослого человека – шмелей.

– Что это?! – процедил сквозь зубы Дорохов, сдвигая шапку на затылок.

– Прорыв! – ответил вспотевший, несмотря на мороз, Савкин.

– Какой прорыв?!

– Трубу прорвало…

– Что за чушь ты несёшь, Николаевич?!

– Это я образно… такое впечатление, будто где-то там в параллельных измерениях лопнула труба с нечистотами.

– Очень смешно! Найди мне Платова!

– Он там. – Савкин ткнул кулаком в направлении на бассейн.

Дорохов бросился к собиравшейся перед оцеплением толпе специалистов, ошеломлённых происшествием.

Ведущий специалист ФИАН стоял без шапки возле палатки с аппаратурой и выглядывал что-то в стылом воздухе над струёй «нечистот» в бинокль.

Дорохов тронул его за плечо.

– Дионисий Порфирьевич, что происходит?!

Физик опустил бинокль, потёр ладонью покрасневшие уши. Подумал, достал из кармана куртки вязаную шапочку, натянул на голову.

– Трудно сказать… на мой взгляд, налицо какой-то пробой между бранами.

– Но он же и до этого существовал! Я имею в виду иномериану.

– Видимо, посланный туда вертолёт нарушил некое равновесие либо пробил тоннель дальше. Оттуда к нам и посыпалась эта дрянь.

– Шмели залетали и прежде…

– Одиночные, захваченные иномерианой случайно, а тут вон падают целые рои. – Платов снова поднёс к глазам овальную тубу бинокля. – Хорошо, что мороз снижает их активность и подвижность. Если бы не это обстоятельство, никакой репеллент не помог бы.

– Как нам справиться с этой атакой?

Платов поворочал окулярами бинокля, не отвечая, опустил пятнистый армейский «Пульсар», повернулся к генералу, подышал на пальцы рук.

– Боюсь, я не дам рекомендаций, решать придётся вам. Стрелковое оружие против шмелей неэффективно, равно как и гранатомёты, и зенитные комплексы, и лазеры. Лианы и прочий саксаул можно попытаться поджечь либо облить химией. Но если из дыры иномерианы по-прежнему будет сыпаться эта агрессивная флора…

– Может быть, огнемёты помогут?

– Не знаю. – Платов повёл плечом. – Проблему надо решать на другом уровне.

– Что вы имеете в виду?

– Нужен десант в иномериану. – Дионисий Порфирьевич помолчал. – С очень хорошим оружием объёмного взрыва.

Дорохов взял у собеседника бинокль, прижал окуляры к глазам.

Именно в этот момент из туманной дымки над бассейном в струе петлисто-колючих «метеоритов» показалась жуткая четырёхкрылая фигура апокалиптического зверя, рылом напоминающая крокодила, а туловищем – пернатого динозавра…

Глава 13
Нарушение границы

Максим с Редошкиным улетели, и Плащинин взял бразды правления отрядом в свои руки.

Отправили дрон на разведку.

Укрепили шалаши, очистили территорию лагеря от кустарника, наметили основные направления бегства при нападении воздушных сил противника, установили круглосуточное дежурство.

Сергей Макарович в этих мероприятиях не участвовал, организовав дежурство по кухне и присоединившись к учёным, изучавшим книгу, добытую в «музее будущего». Костя с Вероникой собрались пройтись по ближайшим «семейным владениям» Большого Леса, объединившимся в единую систему благодаря разветвлённой сети корней.

– Одни вы не пойдёте, – сказал Мерадзе, которому Максим доверил охрану «гражданских». – Я разберусь с нашими запасами в «вертушке», и через час пойдём вместе.

– Зачем ждать час? – заметил лейтенант Точилин из команды Плащинина, давно с интересом посматривающий на Веронику. – Могу и я пойти с вами, всё равно нам предстоит знакомиться с лесом и его жителями.

– Ладно, иди, – согласился Мерадзе. – Только далеко от лагеря не забредайте, мало ли кто встретится. Оружие возьмите.

– Сами разберёмся, – хмыкнул Точилин.

Мерадзе смерил лейтенанта взглядом.

Лейтенант спецназа ФСБ выглядел брутальным красавцем: рост метр девяносто, широкие плечи, симпатичное цыганское лицо, чёрные глаза, густые вьющиеся волосы, уложенные волной, – и портили его фотогеничную внешность только узкие губы, нередко изгибавшиеся в иронично-пренебрежительной полуулыбке. У парня явно было развито крутое самомнение.

– Далеко не отходите, – повторил Мерадзе, обращаясь уже к Веронике. – От лагеря не больше, чем на километр.

– Хорошо, Мир, – пообещала девушка. – Вас как зовут?

– Данил, – ответил Точилин.

– Идёмте, Данил. – Вероника взяла пластиковую десятилитровую канистру с удобной ручкой, недавно наполненную водой из Черноголовки, жестом позвала Костю, который застёгивал на поясе ремень с чехлом для ножа, посмотрела на Савельева. – Товарищ полковник, мы за грибами.

Сергей Макарович отодвинулся от сидящих рядком у шалаша Карапетяна и Новожилова, помахал рукой.

– Ждём, долго не задерживайтесь.

Точилин, до сих пор не снимавший свой боевой спецкостюм с пиксельным камуфляжем, пристроил за спиной автомат (Мерадзе посматривал на оружие с затаённой завистью, так как новый АСМ, которыми были вооружены федералы, являлся модернизированной версией бесшумного автомата «Вал» калибра 9 миллиметров, считался исключительно эффективным оружием, и недаром его называли «бесшумной смертью») и, ловя на себе взгляды спутников, картинно развернул плечи.

– Я готов.

Троица направилась к опушке леска, приютившего попаданцев.

Выбрались из леса напротив вертолёта, в кабинах которого возились все четверо лётчиков – с двух вертолётов – и майор Полевой.

– Ты куда собрался? – осведомился он у Точилина.

– Сопровождаю гражданских в качестве боевого охранения! – браво отчеканил лейтенант.

– Мы идём за грибами, – пояснила девушка.

– Ясно, дело нужное.

Костя осмотрелся, выбирая направление похода, ткнул рукой влево.

– Идём сюда.

Лавируя между лесными исполинами – «секвойями», многоствольными «тисами» и «баньянами», отстоявшими друг от друга на расстоянии примерно в тридцать-сорок метров (именно эти деревья и представляли собой «главный этнос» Большого Леса), грибники двинулись к соседнему леску, выросшему вокруг болотца, как и сотни других «семейств», заселивших бывшие воронки-раны, оставшиеся от бомбардировок территории противника воздушными армиями Демонов Войны.

Дошли до двухэтажной стены зарослей, образованных поясом «мангров» и кустарника наподобие земного орешника. За этим поясом поднимались деревья повыше – знакомые «сосны», «клёны» и «ели».

– Какие необычные формы, – указал Точилин на «мангры», чьи стволы были наклонены верхушками в сторону зарослей.

– Плантоиды, – сказал Костя.

– Что, простите?

– После сражений Демонов Войны вся эта территория была усеяна воронками, и Лес окружил их защитными посадками искусственных растений – плантоидов. Они выросли и стали мангровидными деревьями, а потом воронки, заполнившиеся водой, превратились в небольшие озёра и болотца, заросли травой, кустарником и обычным лесом в зависимости от особенностей почвы и попавшей в землю отравы. Поэтому каждый такой лесной мирок представляет собой симбиотический механизм, причём вполне самостоятельный, а вместе они формируют своеобразный социум.

– Социум? – удивился Точилин. – Как это деревья могут формировать социум? Они же просто растения.

– Не просто, – возразил Костя. – Мы тоже представляем собой механизмы, как и всё живое в природе. Людей можно представить как машины, перерабатывающие природные богатства в отходы. А деревья, как описывал биолог Найт в своих работах, являются нанотехническими машинами, превращающими грязь, воду и солнечный свет в ещё большее количество деревьев.

Точилин с сомнением посмотрел на Веронику.

– Вы тоже считаете деревья… э-э, нанотехническими машинами?

– Костя дипломированный ботаник, – улыбнулась девушка. – И пока что его предположения подтверждаются.

– Но ведь это чушь – что бесчувственные деревья образуют социум!

– Вовсе не чушь, – не обиделся Костя. – Все растения имеют рецепторы и постоянно обмениваются биотическими сигналами. Они способны точно определять расстояние до ближайших соседей, идентифицировать их, реагировать на появление хищника, симбиотических и патогенных организмов ничуть не хуже, чем это делает человек. Деревья свободно регистрируют массивы данных и отвечают на них. Бесчувственность растений – полный бред! Пусть медленно, но они реагируют на изменение среды движением, чтобы избежать проблем. Чем это не социум? А наш Большой Лес вообще представляет собой гигантскую разумную систему, мы уже убедились в этом.

– Ну… ладно, коли так… – Точилин пожал плечами. – Верю.

Они подошли ближе к первым зелёным кустам «орешника».

Оттуда выглянула оранжевая мордочка какого-то зверька, за ней вторая. На людей уставились четыре глаза-виноградины.

– Белки, – хмыкнул Костя.

Точилин передвинул автомат на грудь.

– Может, подстрелим парочку? Супчик сделаем.

– Вас же предупреждали, – сказала Вероника сожалеющим тоном. – Охотиться в Лесу нельзя, товарищ майор запретил.

– Ваш майор не тюремный надзиратель, а мы не зэки. Подумаешь, добудем несколько белок.

– Это не просто белки, – сказал Костя. – Здешние животные увязаны в общую экосистему, чистящую Лес и ухаживающую за ним.

– А товарищ майор общается с Лесом, – добавила Вероника, – и пообещал ему…

– Общается? – фыркнул Точилин. – Выдумки это!

– Не выдумки, – нахмурилась девушка. – И я прошу вас…

– Понял, – поднял вверх ладони лейтенант, – потерплю пока. Кстати, как это белки могут быть увязаны в экосистему?

– Не только белки, тут есть и другие животные: ежи, косули, зайцы…

– Всё очень просто, – сказал Костя. – Растения не могут покинуть место, где родились. Поэтому они вынуждены сотрудничать с животными, пользуясь их способностью перемещаться для того, чтобы разносить семена или в целях обороны.

– Да ладно. При чём тут оборона?

– Вы, наверно, не сдавали ЕГЭ по биологии? – фыркнул Костя. – Это же школьная программа. Чтобы деревья не грызли всякие муравьи и тли, они используют птиц или насекомых – божьих коровок. А за оказанные услуги животных и насекомых-друзей ждёт награда – богатый калориями сладкий нектар, фрукты, орехи, лечебные вещества. У нашего Леса птиц нет, зато есть бабочки и муравьи…

– Костя, хватит! – сердито сказала Вероника. – Мы не на лекцию пришли, а грибы собирать.

– А я что? – не смутился ботаник. – Надо же человеку объяснить, куда он попал.

– В лагере объяснишь.

– Как скажете, мамзель.

– Извините, Вероника, – сказал Точилин примирительно, – я тут недавно и мало в чём разбираюсь, а вы старожилы. Давайте я пойду вперёд на всякий случай.

– Тут безопасно. – Вероника первой углубилась в лес, найдя проход между кустами и стволами-«ногами» «мангра».

Лес не разочаровал: ни мирной тишиной, ни обилием грибов. Здесь росли «подосиновики» с фиолетовыми шляпками, «рыжики» размером с ладонь человека, «сыроежки» зелёного цвета и «зонтики» высотой в полметра.

Костя с Вероникой уже знали, что практически все грибы Большого Леса съедобны, особенно те, какие имели аналоги в российских лесах. Точилин, по-видимому, в грибах не разбирался, в чём он сам признался через пять минут, сказав, что он сугубо городской житель, и Костя посоветовал ему брать всё, что встретится.

– В лагере разберёмся, – добавил ботаник, – что оставить, а что выбросить.

– Это же мухомор, – озадаченно проговорил лейтенант, заметив, что Вероника режет гриб с серой шляпкой, покрытой белыми крапинами.

– Это зонтик, гриб-сапротроф, – сказал Костя тоном лектора, – родственник шампиньонам.

– Очень вкусный, – добавила Вероника. – Из них можно делать настоящие отбивные.

– Вы шутите!

– Честное слово! Товарищ майор абсолютно прав, грибы здесь вполне заменят любое мясо.

– Товарищ майор у вас большой авторитет, – проговорил Точилин насмешливо. – Прямо-таки академик! Или пахан.

Вероника не ответила, не расслышав последнее слово.

Обшарили весь берег болотца диаметром около полусотни метров в центре леска, набрали полную канистру грибов и ещё два пластиковых пакета.

Точилин как привязанный ходил за Вероникой, больше любуясь ею, чем собирая грибы, что заметил даже Костя, увлечённый изучением попадавшихся на пути растений. Улучив момент, он шепнул Веронике:

– А лейтенант-то на тебя глаз положил.

– Не говори ерунды! – отмахнулась девушка.

– Я видел, как он на тебя смотрит. – Костя хихикнул. – Не думаю, что твой Максим обрадуется.

– Дурак! – вспыхнула Вероника. – Максим такой же мой, как и твой. И вообще отстань, занимайся делом.

Костя хотел что-то добавить ехидное, но заметил какое-то растение на берегу болотца, и глаза молодого человека вспыхнули.

– Мать честная!

Вероника всполошилась:

– Ты что?!

Подошёл и Точилин, неся в руке «подосиновик» с толстой ножкой размером с руку мускулистого мужчины.

Ботаник в это время кинулся к шарообразному кусту рябинника, ощупал его, бегом вернулся к шеренге низкорослых «ив», осмотрел ветки, повернулся к наблюдающим за ним с тревогой спутникам.

– Да это же бокила трёхлистная! Понимаете?!

Вероника и Точилин посмотрели друг на друга.

– И что? – спросил лейтенант.

– Это лиана, у нас на Земле бокила живёт в тропических лесах Чили и Аргентины, а тут она оседлала деревья северной климатической зоны!

– Ну и что? – повторил вопрос лейтенант.

– В общем-то, для вас ничего интересного, но это пример удивительной мимикрии в среде растений. Бокила может принимать вид любого дерева, которое использует в своих целях. По сути она – паразит, но до конца своих носителей не убивает.

– Что ж тут удивительного?

– Зачем она Большому Лесу, вот вопрос. Если бокила встроена в его экосистему, а она является классическим растительным вирусом, то и сам Большой Лес… – Костя замолчал, глаза его остановились.

– Ладно, потом закончишь, – сказала Вероника, – идём домой.

Костя очнулся.

– Интересная проблема возникает…

– Ты о чём?

– Кто был создателем Леса… уж не Демоны ли Войны?

– Ты невыносим! – Вероника подняла с земли канистру с грибами, намереваясь двинуться к лагерю, и Точилин поспешно взялся за ручку канистры.

– Я понесу.

Вероника отпустила ручку, не ожидавший этого лейтенант, пытавшийся задержать свою ладонь на руке девушки, не успел подхватить канистру, она упала, и грибы рассыпались.

– Ох! – горестно проговорила Вероника, присаживаясь на корточки, чтобы собрать грибы.

Точилин присел рядом, продолжая искать её руку своей рукой. Глаза его заволокла хмельная дымка.

Вероника прикусила губу, резко встала и пошла прочь, не оглядываясь.

Мужчины смотрели ей вслед. На губах лейтенанта заиграла снисходительная улыбка.

– Гордая…

– Зря вы с Викой заигрываете, – сожалеющее хмыкнул Константин.

– Почему?

– У неё уже есть друг.

– Кто же, если не секрет? Полковник?

– Майор Ребров.

Точилин сплюнул, начал собирать грибы.

– Это не значит, что у неё не может появиться другой друг.

Костя пожал плечами.

– Я предупредил.

Догнали Веронику на краю леска.

– Вы идите обратно, а я ещё пошляюсь по закоулкам, – сказал Костя.

– Как скажете, – согласился Точилин.

– Нет, возвращаемся вместе, – возразила Вероника.

– До лагеря всего полкилометра, никуда я не денусь. Сама же говорила, что тут безопасно.

– Пусть идёт, – сказал Точилин. – Я за ним вернусь, если что.

– Макс будет… товарищ майор будет сердиться.

– Переживёт, – лучезарно улыбнулся Точилин.

Костя помахал им обоим рукой и бодро зашагал к видневшемуся в прогалах между исполинскими «рододендронами» к стене ближайшего леска-болотца, образованного с виду семейством «южных» растений – «фикусов» и «пальм».

Вероника взяла оба пакета с грибами и, не оглядываясь, поспешила к лагерю.

Точилин подхватил канистру, догнал девушку.

Впрочем, каких-либо особых речей он не произносил, ограничившись расспросами о жизни Большого Леса. Лишь проходя мимо вертолёта к «смешанному русскому лесу», полюбопытствовал:

– Вика, а вы замужем или как?

– Или как, – ответила Вероника. – И впредь прошу вас звать меня Вероникой, хорошо?

– Этот смешной пацан зовёт вас Викой… – Точилин улыбнулся. – И товарищ майор тоже.

– Они мои близкие друзья.

– Насколько близкие?

Вероника сдвинула брови.

– Вам не кажется, что вы наглеете, товарищ лейтенант?

– Нет. Надеюсь, мы подружимся? – Улыбка Точилина стала шире.

Вероника не ответила.

Пилоты обоих вертолётов по-прежнему возились с оборудованием винтокрылой машины, и там же, в кабине, копались двое: майор Полевой из группы генерала Плащинина и Мерадзе. Он первым увидел подошедшую пару грибников, выскочил наружу.

– А где ботаник?

– Отпросился в увольнение, – пошутил Точилин.

– Он прогуляется по соседним лесам и вернётся, – сообщила Вероника смущённо. – Ботаник в лесу – что коллекционер на блошином рынке, он всегда ищет то, что ускользнуло от взглядов коллег. А Косте в последнее время никак не удавалось насытить свою жажду исследователя.

– Ч-чёрт! – в сердцах бросил Мерадзе. – Командир меня убьёт! Где он остался?

Вероника показала рукой.

Лейтенант нырнул в чрево вертолёта, выпрыгнул обратно с карабином в руке и припустил бегом в указанном направлении.

– Чего это он так разволновался? – не понял Точилин.

– Максим – строгий командир…

– Что вы все заладили: командир то, командир сё, командир рассердится, командир по головке погладит… Разве не полковник ваш тут командует?

– Нет.

– Вы так боитесь майора?

Вероника вспыхнула, по-своему оценив подтекст вопроса.

– Мы его… уважаем!

Точилин показал свою снисходительно-самоуверенную улыбку, намереваясь продолжать в том же духе, но его окликнул Полевой:

– Лейтенант, подойди.

Точилин заговорщицки подмигнул девушке и направился к вертолёту.

Вероника, не оглядываясь, нырнула в проход между кустами, расчищенный мужчинами.

Бойцы обеих групп колдовали у костра. Майор Спицын что-то помешивал в настоящем армейском котелке, подвешенном над горящим костром. Пахло борщом.

Оба физика рядком сидели у шалаша Карапетяна и что-то оживлённо обсуждали, посматривая на раскрытую книгу, лежащую на картонной коробке между ними.

Вероника поставила грибы у костра.

– Помочь?

– Спасибо, не нужно, – ответил Спицын, – мы справимся.

Она подошла к учёным, прислушиваясь к разговору.

– Есть закон техногуманитарного баланса, – говорил Новожилов, держа палец на странице книги. – Там, где технологии стремительно развивались, у людей вырабатывалась эйфория от успехов наук, порождающее желание потреблять всё больше и больше. Это, как правило, заканчивалось тяжёлыми кризисами и катастрофами, представляющими по сути инструмент естественного отбора.

– Совершенно согласен, – кивнул Егор Левонович. – С небольшими оговорками. Главное, что человечество не раз вставало перед выбором – погибнуть или резко сменить образ жизни. Ещё в начале века расчёты социологов показывали, что к середине двадцать первого столетия ожидается глобальный фазовый переход. Вот он и случился.

– Извините, что перебиваю, – сказала Вероника. – Что вы обсуждаете, если не секрет?

Оба физика посмотрели на неё как на досадную помеху важному делу.

– Судя по документу, – кивнул на книгу Карапетян, – в середине двадцать первого века человечество охватил глобальный кризис. Ядерной войны удалось избежать, но благодаря политике захвата власти по Земле прокатилась волна мощных конфликтов, усугубленная экспериментами американцев и китайцев над «усовершенствованием» человеческого организма. Половина населения планеты вымерла, а тут ещё началась биологическая революция, основой которой послужили опыты скрещивания гена человека с хромосомами деревьев, и в результате…

– Вырос чёрный лес?

Учёные переглянулись.

– В общем, годе-то в таком ключе, – сказал Новожилов. – В этой инкунабуле ещё разбираться и разбираться. Счастье, что она у нас есть.

В лагере появился лейтенант Точилин с грибами. Поставил канистру у костра, подошёл к беседующим.

– О чём ведёт речь уважаемое собрание?

– О гибели человечества, – фыркнула Вероника.

– О! Это интересно! Поделитесь своими выводами?

– Прошу прощения, – отступила Вероника. – Мне надо кое-что доделать.

Она ушла к себе в шалаш, намереваясь пойти к болотцу и искупаться.

Но Точилин не упустил возможности предложить свои услуги.

– Разрешите помочь? – осведомился он, когда девушка вышла из шалаша.

– Спасибо, не надо, – отказалась она.

Точилин обратил внимание на полотенце, перекинутое через плечо девушки, и на оранжевую «майку», которую она несла в руке.

– Далеко собрались?

– Купаться.

– Можно, я с вами?

Вероника остановилась, сдвигая брови.

– Послушайте, лейтенант…

– Данил.

– Послушайте, Данил…

На поляну ворвался Костя с охапкой каких-то вьющихся растений, увидел Веронику, ликующе закричал:

– Вика, я нашёл фадогию! Представляешь?!

– Что вы нашли? – не понял Точилин.

– Фадогию, вот. – Ботаник сбросил охапку стеблей и листьев на траву у своего шалаша. – Это же классный афродизиак! На западе от него балдеют, варят всякие там усилители.

– Какие усилители?

Костя с недоумением посмотрел на лейтенанта, потом на губах молодого человека расцвела ухмылка.

– Бросьте разыгрывать. Вы не знаете, что такое афродизиак? Вика, объясни ему.

– Сам объясняй, – сердито бросила девушка, исчезая за кустами.

Костя засмеялся.

Точилин посмотрел вслед Веронике, махнул рукой ботанику, поспешил за девушкой.

В этот момент из-за купы «рябинника» появился Мерадзе с карабином в руке, посмотрел вслед Точилину.

– Куда это он?

– За Викой решил приударить, – хихикнул Костя. – Я его предупреждал.

Мерадзе прислонил карабин к стенке шалаша, поколебался, но всё-таки не оставил ситуацию без внимания, зашагал к болотцу.

Точилина он обнаружил стоящим на кочке, в то время как Вероника зашла в воду по колено и с наслаждением плескала струйки на лицо.

– Пожалуй, я тоже искупаюсь, – сказал Точилин, начиная расстёгивать спецкостюм.

– Эй, джигит, – окликнул его мрачно Мерадзе. – Давай-ка вали отсюда, не мешай девушке заниматься водными процедурами.

– Что ты сказал?! – высокомерно изумился Точилин.

– Что слышал.

– Зачем же так грубо, не по-джентльменски? Можно ведь и нарваться.

– Вот и не нарывайся.

Точилин картинно шевельнул руками, показывая жест из арсенала Киану Ривза в фильме «Матрица».

– Ну, давай.

Мерадзе фыркнул.

– Трусы не порви от напряжения.

– Мир! – сердито проговорила Вероника. – Перестань! Уйдите оба! И не смейте устраивать петушиные бои!

– Я не собирался.

Мерадзе отступил, делая приглашающий жест.

– Прошу, господин федерал.

Точилин застегнул костюм, подхватил автомат, одарил Мерадзе обещающим взглядом, широко улыбнулся Веронике.

– Ваши друзья не сильно вежливы, сударыня, распустил своих бойцов товарищ майор, но я надеюсь, что мы с вами ещё поплаваем вместе.

Он скрылся в кустах.

– Зачем ты так? – укоризненно спросила Вероника. – Он вежливый мальчик, очень уверенный…

– Слишком уверенный, – проворчал Мерадзе, – а глаза как у голодного волка. Нечего ему клинья подбивать к нашим девчонкам.

Вероника невольно рассмеялась.

– Ты ведёшь себя как евнух в гареме у шейха. Перестань меня опекать, я сама могу за себя постоять.

– Слушаюсь! – вытянулся лейтенант, делая глупое лицо.

Вероника снова рассмеялась, показывая ему кулачок.

В этот момент с опушки леса донёсся выстрел.

Мерадзе замер, прислушиваясь.

– Стреляют? – прошептала девушка.

Лейтенант метнулся к лагерю…

Глава 14
Рэкс и в Африке Рэкс

Зависли перед тёмным зевом тоннеля, привычно настраиваясь на разведрейд, но совершенно не представляя, что ждёт их впереди.

Перед спуском в котловину Максим попытался пообщаться с Лесом, однако то ли он сам не смог как следует настроиться на мыслеобмен, то ли помешало излучение гигантского кратера, но ответа не последовало. Пришлось идти на риск, оставаясь в неведении относительно этого самого излучения и возможных сюрпризов, которые могли оставить создатели Крепости для нежданных гостей.

Судя по отсутствию каких-либо маскировочных щитов и завес (считать таковыми свисающие сверху расплавленные нити породы было бы неправильно), удар по Крепости был нанесен такой силы, что, несмотря на отклонение ракеты или того, что рвануло, защитники подземного бункера потом так и не оправились от «нокдауна», оставив тоннели и артерии жизнеобеспечения открытыми.

Диаметр дыры, начинавшейся под частоколом полупрозрачных сосулек расплавленного грунта, был под десять метров, и аэробайк свободно проник внутрь.

Остановились недалеко от устья, пытаясь разглядеть стенки тоннеля в серебристых блёстках, имевшего в сечении необычную форму – пятиконечной звезды.

– По этому коридорчику явно не ходили, – сказал Редошкин. – В крайнем случае ездили на каких-нибудь электросанях.

– Либо он вообще был пробит не для стандартных транспортных нужд, – сказал Максим.

– Тоже годится. Воздуховод или водовод.

– Для воздуха и водоперекачки трубы такого сечения не нужны.

– Тогда не знаю.

Максим утопил ручку «газа» – самую неудобную деталь системы управления инопланетным мотоциклом: она стояла на руле вертикально, и трудно было представить количество и форму конечностей владельца байка. Кенгурокузнечики, пилоты ракеты с грузом одежды и оружия, на людей походили только наличием вертикального торса и двух ног, но, к счастью, рукоятку руля можно было поворачивать человеческой рукой.

В сотне метров от устья тоннеля темнота сгустилась до абсолютной, пришлось снизить скорость до пешеходной, а потом и вовсе остановиться.

– Тут должно быть освещение, – пробормотал притихший Редошкин.

В то же мгновение в глубине потолка, прорезанного верхним лучом пятиконечной звезды (такова была форма тоннеля), затлели золотистые паутинки, складываясь в иероглифическую вязь. Стал виден весь тоннель – метров на триста, прямой как стрела.

– Обалдеть! – хмыкнул Редошкин. – Нас слышат?

– Возможно, сработала какая-то автоматика.

– Жалко, у нас нет дрона. Пустили бы вперёд…

– Напрягись. – Максим тронул аппарат с места.

Летели медленно, прислушиваясь к глухой тишине подземелья, принюхиваясь к запахам: пахло ржавым железом и почему-то жжёной резиной.

Встретили глубокий карман в левой стене тоннеля, там, где сходились углом две боковые стороны луча пятиконечной звезды.

– Завернём? – предложил Редошкин.

Максим поколебался пару секунд, потом подвёл аэробайк ближе.

Спрыгнули на выпиравший тупым углом пол тоннеля, образованный пересечением стен нижних лучей пятиконечной звезды. Столб света вырвал из темноты пробитый в стенке «луча» треугольной формы проход, который вывел разведчиков в небольшое помещение уже прямоугольной формы, занятое решетчатой конструкцией с пятью лепестками, покрытыми сетью стеклянных на вид прожилок.

Кроме сооружения в центре помещения у стены стоял похожий на гроб длинный ящик глубокого чёрного цвета, высотой в метр. В сечении он имел форму трапеции с выпуклой верхней стороной, из-за которой и напоминал гроб.

– Крышка? – постучал Редошкин по выпуклой стороне стволом карабина.

– Похоже.

– Откроем? Тут и ручки есть.

Действительно, крышка имела две отблёскивающие металлом ручки в форме английской буквы «S». Максим мимолётно подумал, что приспособлены эти ручки не для человеческих рук.

– Не стоит.

– Да брось, командир, этому бункеру тыщи лет, здесь ни химия не сохранилась, даже если была, ни электроника. Не откроется – ломать не станем.

– А если рванёт?

– Не рванёт, зуб даю.

Максим взялся за одну «букву S».

– Берись. На счёт три: раз, два, три!

Оба рванули ручки вверх и откинули довольно тяжёлую, килограммов под тридцать, крышку.

– Пся крев! – вырвалось у Редошкина.

Внутри лежал человек.

Конечно, при более тщательном осмотре в теле лежащего нашлось много отличий от человеческого, но первое впечатление было – одетый в подобие рыцарских лат человек!

Его рост достигал не меньше двух метров, ширина в плечах – около метра, талия отсутствовала, так как в этом месте тело трупа расширялось, распадаясь на две доли, будто позвоночник существа состоял из двух веток.

Уложенные вдоль тела руки трупа напоминали щупальца, не имеющие локтевых суставов, а то, что у человека являлось ладонью, описать одним словом было невозможно. Пальцы этой с позволения сказать «ладони», количеством семь или восемь, расходились веером, образующим очертания буквы «S», и стало понятно, почему ручки на крышке гроба тоже имели такую же форму.

Ноги существа, охваченные слоем металлических чешуй, походили на паровозные тяги и одновременно на двойные берцовые кости человеческих ног, увенчанные граблевидными ступнями.

А вот голова существа, вросшая в плечи, была почти человеческой, хотя пропорции лица больше соответствовали морде быка со множеством неаппетитных «хитиновых» выступов и щелей.

– Хищник… – пробормотал Редошкин.

Максим понял лейтенанта: тот имел в виду облик фантастического существа, созданный воображением художников американского фильма «Хищник». Пришла мысль: всё, что может вообразить человек, имеет во Вселенной воплощение.

– Закрываем.

Опустили крышку, породив гулкий лязг.

– Такое впечатление, что его положили в гроб вчера, – сказал Редошкин. – Бальзамировали, что ли?

– А ведь это и есть хозяин Крепости, – задумчиво сказал Максим. – Не будут же владельцы хоронить у себя чужаков?

– Наверно.

– В таком случае этот тип – один из Демонов Войны.

Редошкин оглянулся на ящик, поскрёб макушку.

– Точно! Я не сообразил сразу. Кстати, он не похож на инопланетянина-торговца, труп которого мы нашли в чёрном лесу. На аэробайках летали другие уроды – помесь кенгуру с кузнечиками.

Максим не стал возражать, он думал о том же.

Уселись на мотоцикл, направили луч фонаря в тоннель, уходящий, казалось, в бесконечность.

Максим увеличил скорость, повинуясь нетерпению и не желая застрять в начале пути на долгое время.

Тоннель по-прежнему тянулся стрелой вперёд, в невероятные дали, но уже через сотню метров впереди вдруг появился быстро приближавшийся световой луч, за ним – мчавшийся навстречу точно такой же воздушный мотоцикл, и майор едва успел затормозить перед столкновением, обнаружив, что тоннель впереди перегорожен зеркальной плитой!

Редошкин выругался.

– Вот собаки бешеные! Устроили аттракцион! Так же и полысеть недолго!

Максим слез с аппарата, с любопытством осмотрел препятствие, и в самом деле представлявшее собой идеальной чистоты зеркало.

– Всё-таки хозяева Крепости оставили защиту.

Он потрогал пальцем плиту, почуяв холод металла.

Редошкин тоже приложил к зеркалу ладонь.

– Стекло? Или композит?

– Скорее сталь.

– Хорошо отполирована. У меня осталась граната, рванём?

– Вряд ли такую плиту можно пробить гранатой.

– А «теннисным мячиком»?

– Жаль тратить без особой нужды.

– Давай попробуем бронебойным. – Редошкин взвесил в руке карабин.

– Сначала попробуем найти запорный механизм.

Максим приблизил лицо к зеркальной плите: показалось, что за ней что-то движется, – и в тот же момент плиту прочертили пять прямых линий – по числу углов коридора, сложились в пятиконечную звезду, и дольки этой звезды плавно разошлись в стороны, исчезая в стенах и открывая проход.

Напротив, буквально в трёх метрах, стоял человек в камуфляжном спецкостюме типа «хамелеон», но без шлема, и держал направленный навстречу гостям ствол карабина.

Редошкин, проявляя недюжинную реакцию, вскинул свой карабин.

Максим пригнул ствол к полу.

– Спокойно, Жора!

– Лопни мои глаза! – хрипло проговорил лейтенант. – Софа?! Живой!

– Он, – заулыбался Иосиф Матевосян, лейтенант из группы Максима, компьютерщик, электронщик, технарь и «хакер на все руки», как он сам себя называл.

Больше двух месяцев назад (в прошлой жизни, как любил повторять Редошкин) Матевосян (оперативный псевдоним Софа) входил в группу «Маугли» и участвовал в операции в африканском Баире по освобождению археологической экспедиции ЮНЕСКО, захваченной баирскими «повстанцами». Как и вся группа Максима, он попал под действие иномерианы и оказался в Большом Лесу. Максим после долгих поисков разбросанных по большой территории бойцов посчитал, что Матевосян погиб, как и Хасан Керзоев. Получается, Софа выжил! А главное – набрёл на гигантский провал-кратер, нашёл Крепость и расположился в ней как квартирант, сумев оживить кое-какие системы жизнеобеспечения сооружения.

– Чёрт кривоногий! – облапил его Редошкин.

– И я тебя люблю, рыжий, – ухмыльнулся небритый, черноволосывй, черноглазый и на самом деле кривоногий армянин. – Думал, уже не увижу никого!

– Рассказывай, – потребовал лейтенант. – Как ты здесь оказался, как сумел пролезть в Крепость, ну и поподробней.

– Куда я пролез?

– Командир общается с Большим Лесом, который и назвал этот бункер Крепостью.

– Как это – общается с лесом? – вытаращился Матевосян.

– Потом всё объясним. Сначала ты, колись.

– Подожди, вас двое? Остальные где?

– Хасик погиб, его африканцы замочили.

– Это те, которые были в Баире? Они что, тоже здесь?

– Говорю же, позже всё расскажем. Мир нашёлся, он с нами, остался в лагере с вертолётчиками.

– А Чуб где?

– Ни малейшего понятия, наверно, бродит где-то. Нас разбросало друг от друга на сотни километров. Наших из группы трое, а всего шестнадцать человек.

– Шестнадцать?! – поразился Матевосян.

– Экипажи двух «вертушек», посланных за нами, и две группы – нашего полковника и генерала Плащинина. Ты со «шмелями» и летучими «крокодилами» не встречался?

– Не приходилось. Тут и крокодилы водятся?

– Из будущего, – усмехнулся Редошкин.

Матевосян посмотрел на него с сомнением.

– Это долгая история, – нетерпеливо сказал Максим. – Твоя очередь делиться инфой. Ты давно здесь?

– По моим раскладам почти месяц.

– А ел что? Судя по физии, ты не отощал.

– Сначала питался своими запасами, воду чистую нашёл. Подстрелил козлёнка, зажарил.

Максим и Редошкин переглянулись.

– Потом нашёл в бункере склад и консервы.

– Консервы? – удивился Редошкин. – Местные? И не отравился?

– Здешние хлопцы были веганами, питались растительной пищей, и консервы у них были овощные. Они прекрасно сохранились в местных холодильниках. А вы что едите?

– Грибы.

– Грибы?! – теперь уже удивился лейтенант.

– Садитесь, – сделал приглашающий жест Максим обоим бойцам. – Где ты обитаешь? Далеко отсюда?

– Ещё метров сто.

– Как ты оказался в тоннеле?

– Сработала сигнализация, я и вышел посмотреть. А что это за драндулет? – Матевосян кивнул на аэробайк.

– Садись.

С трудом, но разместились на длинном сиденье аэробайка: Максим впереди, за ним лейтенант, последним Редошкин.

Мотоцикл бесшумно поднялся над ребром пола на метр, скользнул в глубину коридора, освещённого за зеркальной перегородкой пятнами света на потолке, выглядевшими как светящаяся плесень.

– Где вы раздобыли такую машину? – с завистью спросил Матевосян.

– Наткнулись на разбитую ракету инопланетян, – ответил Редошкин, – успели вытащить из неё много полезных вещей, в том числе этот воздушный мотоцикл.

– Инопланетян?

– Это мы так решили, что они инопланетяне, а Лес подтвердил нашу догадку. Ракета принадлежала каким-то космическим торговцам, но она не из здешнего мира, торговцы, очевидно, попали сюда таким же способом, как и мы – через иномериану.

– Инома… через что?

– Термин нашего эксперта, физика Егора Левоновича, кстати, твоего соплеменника. Прилетим обратно, он тебе всё по-научному обрисует.

Байк миновал стоящие у стены рядком четыре знакомых ящика. Все они были закрыты и выглядели массивными каменными блоками.

– Знаешь, что это за саркофаги? – оглянулся Максим.

– Гибернаторы, – ответил Матевосян. – Оставшиеся в живых обитатели бункера в надежде, что их когда-нибудь разбудят, позалезали в них и включили аппараты поддержки жизненных функций в условиях глубокой заморозки. Но этим саркофагам тысячи лет, аппаратура сдохла, и теперь они по сути представляют собой настоящие гробы. Всего в бункере я насчитал их под сотню.

– Демоны Войны.

– Кто?

– Лес сообщил, что до него этот мир населяли очень жестокие малосимпатичные существа, он назвал их Демонами Войны. Кстати, они в каком-то смысле наши предки. Демоны развязали войну, уничтожив друг друга, а их территории занял впоследствии Большой Лес. Мы встретили один гроб у самого входа в тоннель и даже открыли. Труп выглядит как живой, даже не мумифицировался.

– Аппаратура поддержки вышла из строя недавно. Так что вряд ли кто-то из этих мертвецов оживёт.

Впереди появился ещё один гроб, стоящий перед выступом, кольцом охватывающим коридор. Выступ сужал коридор до трёх метров, и Максим вынужден был посадить аэробайк.

– Дальше пешком, – сказал проводник. – Тут уже недалеко.

Взяли оружие, в том числе «теннисные мячи», оставив на мотоцикле только «фаустпатрон».

Коридор за выступом имел уже другую форму – треугольную, со стенами из зернистого янтаря – с виду. Самая узкая сторона треугольника была плоским полом, идти стало легче. Коридор действительно оказался недлинным, всего в двадцать пять шагов, и вывел гостей на балюстраду, опоясывающую зал сферической формы, но со стенами, представлявшими собой нагромождение сложных геометрических фигур.

В центре сферы, имевшей диаметр не менее пятидесяти метров, висела конструкция, напоминающая сросток пупырчатых разноразмерных огурцов, один из которых, лежащий горизонтально, светился.

Конструкцию окружало толстое кольцо с плоским верхом, чем-то напоминая кольца Сатурна, слепленное из ледяных с виду комков с человеческую ладонь. К кольцу вёл от балюстрады настил из пластин метровой длины, шириной со ступню мужчины, но не белого, а чёрного цвета. Пластины просто висели в воздухе, поддерживаемые неведомой силой.

– Сумасход, – сказал Матевосян. – Система обслуживания всего подземного хозяйства, а также управления удалёнными софтами.

– Комп, что ли?

– Нечто вроде этого, квантовая система. Мы к этим технологиям только подбираемся, очень интересное решение. Я с трудом разобрался в принципах работы.

– Каким образом?

– Подключился к нему… случайно, когда током ударило. Ну, так получилось. Ломал операционную систему больше недели.

– Сломал?

– Хакер я или погулять вышел? – осклабился лейтенант.

– Эта дорожка к огурцам уже была тут?

– Была, иначе я бы не добрался до Сумасхода. Абсолютно не представляю, кто по ней ходил, разве что какие-нибудь роботы.

– Почему ты называешь эту машину сумасходом?

– Это была моя первая оценка её возможностей, когда я нашёл к ней ключ: Сумасход с большой буквы. Столько лет прошло с момента её создания, а она ещё работает. Не в полном объёме, но фунциклирует.

– Что узнал интересного?

– Пойдёмте, покажу. – Матевосян первым ступил на кажущуюся ненадёжной дорожку из чёрных планок, отстоящих друг от друга сантиметров на тридцать. Людям ходить по таким мостикам было неудобно категорически, но и Демонам Войны (если судить по их ступням в гробах) тоже.

Спутники последовали за проводником, убедившись, что планки толщиной в пару сантиметров прочны и не качаются под ногами.

На «кольце Сатурна», опоясывающем «огурцовую композицию», располагались четыре выступа, имеющие углубления, похожие на сиденья, и по два сложных рычага перед ними. Один из выступов как раз находился перед горизонтальным «огурцом», имеющим ряд светящихся окошек и усов.

– Кресло? – спросил Редошкин.

– Вроде того, – кивнул Матевосян.

– Почему без спинок? Так же сидеть неудобно.

– Наверно местным операторам было удобно.

Лейтенант уселся на краешек необычного сиденья, явно рассчитанного на более крупного седока, взялся за рычаги, концы которых распадались на «пальцы-щупальца», соединявшиеся в «ладонь» в форме буквы «S».

Из щели на горизонтальной панели «огурца» вылез ещё один пупырчатый «огурец» и придвинулся к креслу оператора.

– Интерфейс, – проговорил Матевосян. Я не сразу сообразил, как он работает, пока не поскользнулся и не угодил мордой в «огурец».

– Это что-то новое, – хмыкнул Редошкин. – Мордой в салат – это я понимаю, а вот мордой в огурец…

– Очень смешно.

Матевосян шевельнул левым рычагом и, когда «огурец» перед ним придвинулся ещё ближе, сунул голову прямо в пупырчатый зелёный бок «овоща».

Редошкин издал восклицание, шагнув к оператору.

Максим удержал его.

Вся «огуречная конструкция» пришла в движение, принимая форму кристаллической друзы. Лишь несколько небольших «огурцов» так и остались «огурцами», остальные превратились в многостебельчатые кристаллы, внутри которых проявились какие-то фигуры или виды помещений.

Матевосян выдернул голову из «огурца», словно тот был не материальным объектом, а голографическим пузырём.

– Мы здесь. – Он ткнул пальцем в правый кристалл, внутри которого протаяло сферическое тело с колючкой в центре. – В остальных мониторах можно разглядеть большинство бункеров всего подземного комплекса.

– Крепости.

– Пусть будет Крепость, тем более что защищена она была серьёзно. Тот удар, что породил кратер рядом, был отбит каким-то полем, и Крепость почти не пострадала. Это уже спустя много лет после гибели цивилизации… как вы их назвали? Демоны… э…

– Демоны Войны.

– В точку. Они жили в Крепости ещё лет сто, пока не поняли, что в живых осталась только эта колония из пары сотен… гм, Демонов.

– Странно, что колония умерла, – сказал Максим. – Разве они не могли постепенно увеличить население и возродить цивилизацию?

– Во-первых, это были трёхполые существа, а в Крепости обитали только носители двух полов. Для получения удовольствия этих двух полов хватало, а для воспроизводства населения и продолжения рода нет, не хватало особей третьего пола. Во-вторых, весь этот район с кратером и Крепостью был заблокирован лесом. Демоны повоевали с ним, но проиграли и сбежали в гибернаторы.

– Как ты это выяснил? Неужели Демоны разговаривали на русском языке? Или на армянском?

Матевосян рассмеялся.

– Их техника не намного, но опередила нашу, хотя разговаривали они, конечно, не на русском. По сути Сумасход сам подобрал ключики к моим мозгам, прочитав мысли. Здесь нет никаких клавиатур, только аудиосвязь и мысленное сканирование, о чём я догадался не сразу, пытаясь голосом договориться с ним. Товарищ мыслит очень оригинально, однако он принял меня за своего, то есть за одного из шизанувшихся хозяев. Удивляться он не умеет, как не умеет и сочувствовать, в остальном вполне адекватен.

– Он мыслит? – хмыкнул Редошкин.

– Может, не так, как мы представляем, к тому же часть его операционных систем всё же не уцелела за много тысяч лет, но остальные работают.

– Понятно, – сказал Максим. – В таком случае нам крупно повезло. Ведь твой Сумасход мог быть таким же психически больным, какими были Демоны. И тогда мы сюда не прошли бы.

– Он же принял Софу за Демона, – хохотнул Редошкин.

– Это произошло уже после того, как лейтенант проник в тоннель. Ему повезло, что внешние защитные системы Крепости перестали работать. Вряд ли Сумасход впустил бы его так легко, скорее расстрелял бы ещё тогда, когда Иосиф спускался в кратер.

Улыбка на губах Матевосяна погасла, он шмыгнул носом:

– Я тогда об этом вообще не думал.

Редошкин похлопал его по плечу.

– Везёт не только дуракам и пьяницам.

– Ладно, мы слава богу здесь, и это замечательно, – сказал Максим. – Что ты успел выяснить о Крепости? Что работает? Есть ли в ней, кроме склада с едой, оружие и транспорт?

– Под нами шахта глубиной не меньше полукилометра. От неё отходят штреки, заканчивающиеся отсеками. Всего этажей – двадцать пять, так что отсеков уйма. Я один раз спустился на первый уровень, где и нашёл склад, а также отсек с какими-то машинами. Но специально не разбирался, транспорт это или нет. Кстати, на самом дне шахты торчит настоящая Эйфелева башня. Может, это какая-то антенна.

– Эйфелева, говоришь?

– С виду очень похоже. Да вы сами можете посмотреть.

– Обязательно посмотрим.

– Хотите познакомиться с Сумасходом? Он всё покажет. Только говорить с ним надо жёстко, в приказном порядке.

– Говорить?

– Ну… мысленно… хотя я всегда повторял мысли голосом.

– Генеральским тоном? – пошутил Редошкин.

– Даже ещё строже – тоном прапора. – Матевосян, поднялся. – Садись, командир.

Помедлив, Максим занял место оператора…

Глава 15
С кем воюем?!

Монстр, вылетевший из невидимого устья иномерианы над парящим от мороза минеральным бассейном, повёл себя странно.

Похожий на летающего крокодила с четырьмя перепончатыми крыльями, он сделал круг над территорией дома отдыха и, треща крыльями (звук напоминал хлопанье кастаньет), метнулся обратно, судорожно кидаясь из стороны в сторону и то поднимаясь вверх, то ныряя вниз. Впечатление складывалось такое, будто он в панике и хочет вернуться туда, откуда прибыл.

Впрочем, метался он над укрытой недавним снегом базой отдыха недолго, всего несколько минут. Потом успокоился, опустился ниже – чудовище длиной с двух настоящих земных крокодилов буро-зелёного цвета, состоящее, казалось, из слепленных меж собой комков глины, и неожиданно спикировал на палатку исследователей возле бассейна, у которой стояли трое экспертов ФСБ в белых зимних куртках «аляска», с биноклями в руках.

Солдаты оцепления, из числа воинского контингента, дежурившие в этот день у бассейна, не сплоховали, открывая огонь из автоматов. Но к удивлению всех зрителей, находившихся в данный момент на территории базы, летающий «крокодил» никак не отреагировал на стрельбу. Потеряв с десяток «глиняных наростов» на брюхе, он цапнул зазевавшегося эксперта огромной пастью и взмыл с ним, не издавшим ни звука, в воздух, мотая головой.

Стрельба прекратилась: солдаты опасались попасть в человека.

Но ему, наверно, было уже всё равно, тварь выронила тело, и эксперт сломанной куклой упал возле бассейна, миновав пласты бурых «лиан» и «саксаулов» уже мёртвым.

– Огонь! – рявкнул выскочивший из второго корпуса базы командир оцепления, капитан, на ходу застёгивая зелёный полушубок.

Грянули очереди из «калашей», скрещиваясь на фигуре «крокодила». Было видно, как пули выбивают из бугристого тела чешуи и комья, но зверь, словно не чувствуя боли, делая пируэты, снова спикировал к палатке, в которой укрылись эксперты, и снёс её ударом утюгообразной головы.

К счастью, упавшие на пол палатки люди не попали под удар. Их просто вынесло на снег. Они на четвереньках бросились в разные стороны, спасаясь от нападения.

«Крокодил» сделал сальто, переворачиваясь и нацеливаясь на ближайшего из бегущих, но в этот момент один из охранников оцепления, молоденький сержантик, державший на плече трубу «Вербы», поймал монстра в прицел и вдавил гашетку.

Ракета, выплюнув клуб огня, в долю секунды преодолела разделявшие стрелка и тварь полсотни метров и разнесла её на куски!

Взрывная волна далеко отбросила разбегавшихся людей, но, к счастью, осколки их не зацепили.

Град обломков «крокодила» посыпался на зашипевший снег у бассейна, нарисовав ажурное кольцо.

Движение в зоне боя с монстром замерло. Остановившиеся свидетели боя в ступоре рассматривали шевелящиеся «комки глины». Солдаты с трёх сторон тоже не двигались, держа оружие наготове. Был слышен только скрип дёргавшихся, как живые, обломков твари, из тела которой не вылилось ни капли крови.

– Робот! – прохрипел кто-то из экспертов.

Все задвигались, заговорив разом, и снова застыли и замолчали, потому что обломки «крокодила» вдруг начали шевелиться активней и поползли друг к другу, вырастив лапки, стремительно формируя какую-то конструкцию, которая оказалась таким же «крокодилом», только меньше в размерах.

– Твою мамашу! – выдохнул капитан, доставший совершенно бесполезный в данных обстоятельствах пистолет.

Возродившийся из небытия за несколько секунд «крокодил» взмахнул крыльями и с треском взлетел, подняв снежную пыль. Начал ворочать рылом, словно выискивая очередную жертву.

Дружно ударили три автомата, хлопнул пистолетный выстрел.

Зверь метнулся к капитану, юркнувшему под прикрытие одной из палаток исследователей, стоявших вокруг бассейна. Некоторые из них уже пришлось переносить из-за подступивших вплотную петель колючих инопланетных растений.

Сержант, стрелявший из ПЗРК, и на этот раз оказался на высоте. Ещё одного зенитно-ракетного комплекса у него не было, но он знал, каким оружием обладает оцепление, бросился к военной палатке, выхватил противотанковый «Крюк» и сделал выстрел ещё до того, как агрессивная тварь добралась до жертвы.

Граната сработала не хуже, чем ракета «Вербы», разметав осколки «крокодила» на десятки метров.

Попало и капитану: спину ему посекло осколками бордюра, а потом ещё на него посыпались и «комки глины». Правда, командир подразделения остался практически цел, не считая прорванного полушубка.

И снова повторилась та же хитрая процедура: обломки тела летучей твари быстро соединились в новую конфигурацию, и оживший «крокодил» поднялся в воздух, хотя по сравнению с первой своей копией он был втрое меньше по размерам.

– «Шмель»! – заорал капитан, поднимаясь на шатающихся ногах.

Тот же юный сержант, проявивший сметливость и спортивную прыткость, ещё до команды командира успел нырнуть в палатку и вынести огнемёт, смело бросился к бассейну и, утвердив ногу на бордюре, навёл трубу «Шмеля» на приближавшегося монстра.

Струя огня длиной в десять метров попала точно в морду «крокодила», и на сей раз этого оказалось достаточно для уничтожения монстра.

С пулемётным треском рассыпаясь на огненные комья, он грохнулся между крытой раздевалкой для купающихся и палатками, образовав полосу догоравших, дымящихся, обугленных чешуй. Некоторые из них ещё шевелились, но вряд ли были способны к объединению.

– Мразь! – выразил своё отношение к происшествию освободившийся от лохмотьев полушубка капитан.

Генерал Дорохов наблюдал за схваткой из люка бронетранспортёра, стоявшего в сотне метров от главного корпуса базы, куда его сопроводила охрана. Убедившись, что опасность миновала, он осмотрел место схватки, понаблюдал за действиями медиков, хлопотавших у тела погибшего специалиста, подозвал военспецов, собиравшихся к бассейну.

– Засняли процесс?

– От начала и до конца, – торопливо ответил начальник исследовательской группы полковник Куницын.

– Посмотрите на большом экране, что получилось, я к вам подойду через полчаса. Ошмётки этого упыря доставьте в лабораторию, всех спецов – на изучение.

– Есть!

Подошёл расстроенный помощник Дорохова, полковник Савкин.

– Трупа нам только не хватало, Андрей Тарасович… теперь повесят на нас всех собак… но ведь кто знал?!

– Не повесят, – буркнул генерал.

– Жаль, что грушники уже уехали… они бы и остались крайними.

– Не переваливай вину с больной головы на здоровую, Василь Михалыч. Надо было предусмотреть любой вариант развития событий, даже самый фантастический. Найдите мне Платова.

– Да вон он шастает, – показал Савкин на бредущего вдоль бассейна учёного. – Дионисий Порфирьевич, поговори с нами.

Эксперт оглянулся, сунул руки в карманы куртки, подошёл.

– Это не живое создание. Точнее, все его органы представляют собой самостоятельные вариаторы растительного происхождения, но с добавочными мышечными волокнами. Такое впечатление, что биологически это растительные волокна, искусственно срощенные с актинами, мозинами и миофибриллами. Они универсальны, спокойно объединяются в любой орган, будь то крыло, хвост или зубы.

– Сердце у него есть?

– Должен быть какой-то генератор, играющий роль сердца, но с этим пусть разбираются биологи. Другой вопрос – откуда эта тварь взялась?

– Идёмте, поговорим в корпусе, здесь нам пока делать нечего. – Дорохов глянул на помощника. – Закончите, позвоните.

– Обязательно. – Савкин торопливо отошёл.

Дорохов и Платов зашли в главный корпус базы, генерал нацепил арвижн-очки, связался с директором ФСБ по закрытой линии, доложил ему о происшествии.

– Этого нам не хватало, – повторил Шарий слова Савкина. – Делегация экспертов ООН вот-вот высадится в Тюмени. А тут такое ЧП!

– Их нельзя завернуть?

– Окститесь, Андрей Тарасович! Это же международный скандал!

– Позвоните президенту, пусть даст отбой по своим каналам, пока мы тут разберёмся что к чему.

– Звонить всё равно придётся, но в любом случае от нас мало что зависит.

– Задержать гостей надо именно что в любом случае.

– Да понимаю я! – поморщился Шарий. – Ждите, я сообщу о решении президента, а потом и сам прилечу.

Сели в холле, Дорохов попросил подошедшего службиста из бытовой бригады принести кофе, и Платов поблагодарил генерала взглядом, взяв в руки стаканчик с горячим напитком.

Озябли, поэтому кофе приятно согрел ладони и грудь.

Дорохов расстегнул полушубок.

– Есть какие-то соображения насчёт этого случая? С чем мы столкнулись? Это вторжение или случайное событие?

– Скорее вторжение, – рассеянно ответил Платов. – С другой стороны, появление этого летающего динозавра атакой назвать трудно. Наверное, он разведчик.

– Что? – удивился Дорохов. – Какой разведчик? Чей?

– Два наших вертолёта нырнули в иномериану и пропали. По записям беспилотников мы видим лес, причём двух формаций – светлый, условно говоря, и тёмный. Судя по имеющимся у нас сведениям эти леса воюют как-то меж собой. Причём светлый относится к нашим посланцам позитивно, а тёмный негативно. По-видимому, он и заслал к нам этого «суперкрокодила».

– Зачем? Он же сам начал экспансию…

– Колючки и лианы, что падают к нам, не могут действовать так, как подвижные биообъекты – звери, птицы и люди. Вот к нам и прилетел разведчик, способный передвигаться и оценивать ситуацию быстрее растений.

– Но он повёл себя как-то не совсем логично. Зачем стал нападать на людей? Разведчики так не делают.

Платов тоже расстегнул куртку.

– Может быть, это разведка боем.

– В таком случае что произошло там, в другом мире? Наши люди… погибли?

Платов помолчал, допивая кофе.

– Я не привык делать выводы, не имея фактов. Возможно, люди и в самом деле погибли, особенно если на них неожиданно напали такие же «крокодилы». Но доказательств у меня нет. Надо ещё и ещё раз посылать в тот мир беспилотники. А потом, наверно, и экспедицию.

– Чтобы она тоже не вернулась?

Платов поднял на Дорохова спокойные светло-серые глаза.

– Могу пойти я.

– Для этого есть специально обученные люди.

– Специально обученные для походов в другую вселенную?

Дорохов невольно вскинул брови.

– Тут вы меня уели, Дионисий Порфирьевич. Но всё же вряд ли мы в ближайшем будущем решимся послать в другой мир экспедицию.

– А придётся, товарищ генерал, другого способа выяснить причины невозвращения двух вертолётов не существует.

– Ладно, будем думать. От вас тоже многое зависит. Физические проблемы можете прояснить только вы. Так что готовьтесь ответить на вопросы: чего ещё нам ждать от иномерианы, как долго она продержится и не закроется ли от наших действий. А главное – чем её можно будет заткнуть, если из неё снова посыплется эта дрянь.

Дорохов кивнул на окно холла, из которого открывался вид на ряды палаток и чёрную гору колючих коряг, заполнявшую бассейн.

Поток петлистых лиан и «саксауловых плетений» перестал падать из воздуха с высоты двухсот метров, но эта тишина не успокаивала. Вполне допустим был новый навал чужевселенских растений, уже начавших расползаться по территории базы.

Платов тоже глянул в окно.

– Да, это проблема. Нужны спецы.

– Вызвали всех, кто разбирается в экзотической ботанике и биологии. Наши эксперты в ступоре: никто не ожидал от выпавших растений такой прыти! Эти чёртовы инопланетные лианы растут в сто раз быстрее наших, даже не по часам, а по минутам и секундам! За ночь успели заполнить весь бассейн и выползли за его пределы. Если дело пойдёт так и дальше, через сутки чёрный лес заполонит всю базу отдыха!

– Придётся жечь.

Дорохов скривил губы, собираясь оценить инициативу физика, и в этот момент снаружи начался какой-то переполох, раздались крики людей и выстрелы.

В холл с улицы ворвался запаренный Савкин.

– Андрей Тарасович, ЧП!

Дорохов вскочил. Платов поднялся медленнее.

– Что там?!

– Взгляните!

Выбежали из здания, остановились на заснеженной площадке между корпусами.

Из туманной дымки над бассейном сыпался вниз столб черной с виду пыли, которая оседала клубами, расползаясь кольцом от места падения, в свою очередь бросавшем во все стороны струи, будто они были живыми.

Но это была не пыль.

– Шмели! – севшим голосом проговорил Савкин.

Люди, окружавшие бассейн, с воплями побежали прочь от горы инопланетного леса.

Одна из струй насекомых внезапно с угрожающим жужжанием метнулась к группе Дорохова, и генерал, попятившись, рявкнул:

– Всем в укрытие! Живо!

Глава 16
Диверсия

Выстрелы раздавались не зря.

Мерадзе выскочил на опушку леса в тот момент, когда над вертолётом завис целый «атомный гриб» шмелей (рой имел именно такую форму), а по нему в два ствола принялись лупить из автоматов полковник Полевой и один из его бойцов – лейтенант Тогаев.

Однако их пальба на кипучий столб не подействовала. Пули насквозь прошибали облако, не причиняя ему вреда.

Распавшись на стреловидные струи, шмели напали на каждого человека, и огонь прекратился: оба кинулись наутёк, к лесу.

Та же участь постигла и лётчиков. Но они решили никуда не бежать, а спасаться от атаки в вертолёте, и с криками укрылись в кабине, задвинув дверцы. Струи летающих созданий с отчётливым дробным грохотом ударились о корпус вертолёта с такой силой, что он покачнулся, заскрипев.

Мерадзе вскинул к плечу карабин, но опустил через секунду. Он уже убедился, что со шмелями надо бороться другими способами.

– Все сюда!

Полевой и Тогаев, отбиваясь руками от злобных насекомых, понеслись под спасительную густоту веток «можжевелового» кустарника.

Рукав шмелей снова врезался в корпус вертолёта, целясь высадить иллюминаторы и разбить блистер пилотской кабины.

Оттуда донеслись крики лётчиков.

Мерадзе толкнул Веронику вглубь леса.

– Прытью, предупреди учёную братию и остальных мужиков! Пусть прячутся в кусты!

Девушка скрылась в зарослях.

Струи шмелей догнали спецназовцев. Раздались крики укушенных. Но кусты прикрыли людей от пикирующих чёрно-жёлтых «эскадрилий», и майор Полевой рявкнул откуда-то из кущ:

– Лейтенант, неси из лагеря огнемёт!

– Они мне, суки, ухо прокусили! – лязгающим голосом ответил Тогаев.

– Рысью!

– В кабине ещё есть огнемёты? – спросил Мерадзе, осмотрительно не высовываясь из кустов; он уже пожалел, что не взял с собой мачете.

– У нас был всего один, и тот в лагере, – ответил Полевой.

– Шмелей можно отгонять ножами.

– Вы издеваетесь, лейтенант?!

– Они крупные, и попасть по ним легче, чем по земным шмелям. Мы уже наловчились крутить веера: действует!

– Ну, не знаю… нужна практика… и ножи… ох! – Раздался звучный шлепок. – Вот сволочь, укусил-таки!

Тем временем сгусток инопланетных насекомых поднялся над вертолётом столбом, достигавшим не менее сотни метров в высоту. Затем осел на корпус военной машины гигантской волной, скрывшей весь вертолёт, который превратился в шевелящийся чёрно-жёлтый шар насекомых!

– Что они делают?! – изумился Полевой.

Мерадзе вспомнил разговоры с Максимом и Карапетяном, пробормотал:

– Зомбируют…

– Что?!

– Командир говорил, что большие рои шмелей каким-то образом воздействуют на мозг человека и превращают его в послушного робота.

– Откуда знает твой командир?!

– Так шмели зазомбировали того чёртова африканца, главаря баирских «повстанцев». Он стал выполнять команды чёрного леса и доставил командиру много хлопот.

– Бред!

Вдруг раздался металлический лязг и стон. Винты вертолёта сдвинулись с места: пилот врубил запуск двигателя.

Наземь полетели облачка шмелей, сбитых винтами.

Но основная их масса по-прежнему укутывала корпус машины, разве что зашевелилась сильнее.

Винты засвистели, переходя в режим полёта.

Вертолёт оторвался от земли и тяжеловесно поплыл в небо, похожий из-за слоя насекомых на пушистый пульсирующий воздушный шар.

Полевой вылез из кустов с криком, будто его могли услышать:

– Терехов, сбросьте их и возвращайтесь!

Мерадзе, заметив, что «шмели» прекратили атаки на людей, тоже выбрался из леса.

Вертолёт достиг трёхсотметровой высоты, начал маневрировать, то пикируя вниз, то резко взмывая вверх, качаясь с боку на бок. Однако шмели не реагировали на его маневры, одев корпус толстым одеялом, несмотря на потерю десятков особей. Но их были тысячи и тысячи, к ним присоединялись всё новые и новые отряды, и стало ясно, что они решили довести дело до конца.

Вертолёт удалился от леска с лагерем, перестал быть виден за вершинами «секвой». Слышен был только удаляющийся рокот двигателя, пока и он не стих.

Раздался треск ветвей, топот, и на опушке леса появились почти все мужчины лагеря во главе с Плащининым. Тогаев нёс огнемёт. Выглядевший воинственным и решительным Костя был вооружён мачете.

– Где они?! – выдохнул Плащинин, вертя головой. В руках генерал держал пистолет.

– Улетел, – спокойно ответил Мерадзе, отбирая у ботаника холодное оружие.

– Куда?!

Полевой опомнился, подбежал к Плащинину, вытягиваясь.

– Товарищ генерал…

– Без церемоний!

Майор коротко и путано доложил начальству о том, что произошло.

– Чтоб вас скрутило в три погибели! – Плащинин крепко потёр шею ладонью.

– Товарищ генерал, мы не могли…

– Да это не про вас, майор. Полковник, что скажете?

– Плохо! – лаконично произнёс Сергей Макарович.

– Ещё бы, пока пилоты сбросят этих гадов, вертолёт сожрёт всё топливо.

– Не это главное. Мы можем потерять людей.

– В смысле?

– Шмели способны зазомбировать пилотов, – торопливо сказал Полевой. – Прецедент уже есть.

Плащинин перехватил взгляд Савельева, спрятал пистолет.

– Вы имеете в виду случай с негром?

Сергей Макарович не ответил.

– Чёрный лес с помощью шмелей запрограммировал африканца, – вклинился в разговор Костя, – и нам пришлось с ним драться.

– Вы считаете, шмели сейчас… э-э, пытаются программировать пилотов? – с сомнением спросил Плащинин.

Костя перевёл взгляд на Савельева.

– Надеемся на лучшее, готовимся к худшему, – мрачно проговорил Сергей Макарович.

– Что вы предлагаете?

– Сменить место дислокации.

– Да ладно вам, – белозубо рассмеялся Точилин. – Сейчас лётчики стряхнут полосатых и вернутся. А если те сунутся ещё раз – сожжём их к чертовой матери – и дело с концом.

– Боезапас огнемёта не бесконечен, – сухо сказал Савельев.

– Заправим горючкой из баков «вертушки».

– И горючки у нас не так уж и много осталось.

– Да ладно, товарищ полковник, не стращайте, мы люди опытные, выход можем найти из любого положения.

– Лейтенант! – торопливо бросил Полевой, глянув на генерала.

Точилин нехотя стал прямее.

– Прошу прощения.

– Тихо! – поднял палец к небу Плащинин. – Летит?..

Все замолчали, вытягивая шеи, вслушиваясь в величавую тишину гигантского леса.

– Не слышу… – сказал Полевой.

Плащинин ещё несколько секунд стоял в прежней позе, расслабился.

– Майор, останьтесь со своими парнями здесь. Мы в лагерь, обсудим положение.

– Дождёмся Макса, – добавил Костя.

– Вот только твоего Макса нам не хватает, – пренебрежительно сказал Точилин.

– Именно что не хватает, – глянул на него недобрым глазом Мерадзе.

Точилин повернулся и нырнул в лес.

* * *

Решение Плащинина остаться в лагере до возвращения вертолёта, а ещё лучше до возвращения Максима Реброва, Сергею Макаровичу по душе не пришлось. Он чувствовал, что события разворачиваются по негативному сценарию, однако доказывать практичность своих ощущений генералу не захотел. Да и надежда была, что Ребров с Редошкиным вот-вот вернутся с хорошими известиями, и всё изменится.

Через час все подуспокоились, несмотря на томительное ожидание «продолжения банкета со шмелями».

Так как дежурившие у костра бойцы полковника Савельева не позволили Веронике присоединиться к ним («Отдыхайте, мадемуазель», – сказал майор Спицын), то она присоединилась к Косте, с энтузиазмом копавшемуся в охапке травы, которую он собрал после грибного похода. Сергей Макарович прислушался к их разговорам и с удивлением узнал, что трава Большого Леса очень разнообразна. Конечно, она отличалась от земных трав, в основном свежестью, сочностью и размерами, но всё равно узнать её сорта ботанику не составляло труда.

– Здесь до фига целебных трав, – с энтузиазмом говорил Костя, протягивая Веронике кудрявую веточку. – Вот это практически золотарник, только здесь развесистый. Вот это хвощ полевой, а это птичий горец, любисток, пырей. Тут такую аптеку можно собрать – мама не горюй! Во всяком случае, я вас вылечу от любой напасти!

Улыбнувшись, Сергей Макарович отошёл к физикам.

Здесь беседа велась на другую тему. Оба по-прежнему изучали Книгу, найденную в «музее будущего Земли», и, судя по всему, находили в ней сведения, подтверждающие их взгляды и идеи.

– Конкретная комбинация рассудка и эмоций, которую мы сегодня называем «человеческой природой», – увлечённо говорил Новожилов, по обычаю терзая своё ухо, – всего лишь одно из множества возможных сочетаний, которые могли сложиться при наличии такого мозга и таких органов чувств, какими обладает хомо сапиенс.

– Абсолютно согласен с вами, – вторил ему Карапетян. – Именно поэтому наше представление о себе как о биологическом виде всегда искажено глубинными предрассудками и заблуждениями или идолами суеверий и обмана, как их описывал ещё четыреста лет назад Фрэнсис Бекон.

– Разрешите? – вежливо осведомился Сергей Макарович, прерывая речь Егора Левоновича.

Физики, сидевшие рядком на подстилке из травы, подняли на полковника глаза, отражавшие далёкое от реальности поле научных спекуляций.

– Присоединяйся, – первым пришёл в себя Карапетян.

Сергей Макарович улыбнулся, присел рядом, кивнул на фолиант.

– Что удалось узнать?

– Не так много, как хотелось бы, но всё же кое-что проясняется. Жаль, не на чем записывать новости, аккумуляторы компьютеров разрядились, и нет бумаги. Приходится запоминать, напрягать мозги. Мы нашли подтверждение тому, что наша брана отпочковалась от браны Большого Леса.

– Наша Вселенная от той, где мы сейчас, – уточнил Новожилов.

– Вот почему так схожи формы жизни. К сожалению, контакт с другой браной не прервался полностью…

– К сожалению, – перебил Карапетяна Новожилов, – контакт бран носит стохастический характер, что мешает нам исследовать мир Большого Леса стационарно, так как связи – иномерианы – спорадически возникают и так же спорадически исчезают.

– Вы хотите сказать, что иномериан много…

– Не столько, сколько хотелось бы иметь.

– Как мёд, так и ложкой, – хмыкнул Савельев. – Если бы связей было больше, население Земли давно сбежало бы сюда и сильно подпортило бы экологию Большого Леса.

– Вы правы, – смутился Новожилов.

– Возникает вопрос: почему так долго держится иномериана, связавшая Большой Лес с Землёй нашего времени и её будущего? Меня волнует этот вопрос больше всего. Не случится ли так, что она схлопнется – и мы останемся здесь навсегда?

Физики переглянулись.

– Мы не можем гарантировать… – начал Новожилов.

– Вероятность схлопывания велика, – перебил его Карапетян. – Хотя браны постоянно обмениваются связями, просто их надо научиться искать. Что касается вопроса – почему долго существует иномериана между бранами… я уже не раз говорил, Сергей, что мерность здешнего континуума нецелочисленна…

– Три и четырнадцать сотых.

– И вот эта добавка в четырнадцать сотых и порождает удивительные эффекты, связывая не только пространства, но и времена.

– То есть конкретных объяснений и доказательств у тебя нет.

Карапетян подёргал себя за бородку.

– Ну, если смотреть под таким углом…

– Хорошо, сменим тему. В Большой Лес вторгся лес чёрный, заполонивший Землю будущего. Почему Большой сам не может справиться с нашествием? Он же не просто велик, он чуть ли не бесконечен!

– Вряд ли он бесконечен… – по привычке возражать начал Новожилов.

Карапетян поднял руку, останавливая коллегу.

– Объяснение очень простое. Биологическая эволюция Большого Леса происходила в среде, где ресурсы настолько неограниченны, что у организмов не было необходимости вести борьбу за существование. Иными словами – у Большого Леса не было конкурентов. Армия ему была не нужна.

– Но это противоречит факту существования Демонов Войны.

– Ничуть не противоречит. В мире неограниченных ресурсов отсутствие конкуренции не замедляет эволюцию разумных существ, но приводит к тому, что видов может быть много. К тому же Демоны Войны, наверно, сами были наполовину животные, наполовину растения. Когда они уничтожили друг друга, Большой Лес остался один и создал уникальную экологическую систему, основанную не на конкуренции. А тут бац – вторжение! Вот он и нашёл союзников – нас.

– Своих врагов, по сути.

Карапетян снова потеребил бородку.

– Верно, однако, к счастью, не все люди – потомки Демонов Войны.

– Тут я с тобой полностью согласен. – Сергей Макарович встал. – Спасибо за консультацию, товарищи теоретики. Занимайтесь нашим будущим, – он кинул взгляд на фолиант, – пока есть время.

Учёные послушно склонились над Книгой.

Сергей Макарович подошёл к сидящим у шалаша гражданским.

Костя с увлечением продолжал просвещать слушательницу о свойствах трав, Вероника кивала, косясь на возившихся у костра мужчин. По-видимому, ей уже прискучило общаться с ботаником, погрузившимся в свою стихию, но делать было нечего, и она терпела.

Лейтенант Точилин то и дело куда-то исчезал, наконец вернулся в лагерь и присоединился к гражданским, делая вид, что слушает Костю, и при этом с интересом поглядывая на Веронику.

Девушка, в свою очередь, делала вид, что не замечает лейтенанта, но чувствовалось, что его подчёркнутое внимание ей неприятно.

Сергей Макарович подумал, что, хотя Максим Ребров не вспыльчив и не ревнив, ситуация чревата конфликтом, тем более что лейтенант вёл себя слишком свободно в данной ситуации. Существовали вольности допустимые, если человек не переходил какие-то границы, а были недопустимые, и Точилин был близок к тому, чтобы эти границы перейти.

– Травка – это хорошо, – сказал он, когда Костя умолк на короткое время. – Интересно, здесь растёт что-нибудь вроде конопли и марихуаны?

– Я не встречал, но должно расти, – пожал плечами молодой человек. – А что? Хочешь побаловаться наркотой?

Вероника прыснула.

Точилин снисходительно улыбнулся.

– Да нет, я просто так спросил. На мой взгляд, русские поля намного более разнообразны с точки зрения видов трав. Да и цветов в этом лесу вообще не видно.

– Вы кто по образованию? Ботаник, биолог?

– Нет, юрист.

– Значит, ни фига не знаете о природе.

Точилин нахмурился.

Вероника не выдержала, засмеялась.

– Простите его, он по жизни неполиткорректен.

– Да уж, с воспитанием у него…

– Можно подумать, у вас лучше, – огрызнулся Костя бесхитростно. – Во всяком случае, не юристу судить о разнообразии видов флоры. Мы не исследовали и одной триллионной доли территории Большого Леса. Уверен, он репродуцирует не меньше видов, чем природа Земли, а то и в сотни раз больше.

– Оптимист ты, однако, – качнул головой Точилин. – Одно слово – ботаник.

– Специалист! – гордо покачал пальцем Костя.

На поляне появился майор Полевой, поманил Точилина:

– Лейтенант.

Точилин с сожалением развёл руками, давая понять, что он очень востребован, ушел.

– Зачем ты с ним так разговариваешь? – с упрёком спросила Вероника.

– Как?

– Неуважительно.

– А он заслуживает уважения? – простодушно ухмыльнулся Костя.

– Прекрати вести себя как избалованный ребёнок!

– Ещё чего! – фыркнул молодой человек. – Ты мне не мама, указивки не давай. Я уже вырос из коротких штанишек.

– Что-то не особенно заметно.

– Ладно, не буду, – пробурчал Костя. – Посмотрим, что скажет твой Макс, когда вернётся.

– Что ты имеешь в виду?

– Думаешь, я не вижу, что этот красавец вьётся вокруг тебя соловьём?

– Дурак!

– Конечно, дурак, – согласился Костя, не относя сказанное к своей личности. – С другой стороны, он ведь не знает нашего майора, вот и смелый.

– Я о тебе.

– А я тут при чём? – удивился ботаник.

Сергей Макарович, всё это время простоявший неподалёку и прислушивающийся к перепалке молодых людей, усмехнулся и отошёл. Жизнь брала своё, и даже в иной вселенной, по многим параметрам далёкой от родной планеты, люди оставались людьми, не теряя ни чувства юмора, ни практичной сметливости, ни желания понравиться, ни любви.

Защемило сердце.

Вертолёт с четырьмя пилотами слишком долго не возвращался.

По мысли Савельева, для того, чтобы стряхнуть с себя рой шмелей, достаточно было разогнаться до приличной скорости или подняться до высоты, на которой не летают никакие насекомые. На все эти маневры требовалось от силы несколько минут. Однако вертолёт отсутствовал уже минут сорок, и это начинало напрягать.

Сергей Макарович подошёл к Плащинину, копавшемуся в выгруженных из вертолёта припасах.

– Виктор Викторович, вам не кажется, что «вертушка» слишком долго не возвращается?

– Кажется, – разогнулся Плащинин. – Но ведь мы не можем связаться с ними.

– Ещё раз предлагаю убраться отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

Генерал задумчиво вытер руки травой, оглядел небо над лагерем, в синеве которого плавилось стоящее в зените светило Большого Леса.

– Хорошо-то как, полковник… словно и нет на свете мрака, войн, зла и боли…

Савельев промолчал, не понимая расслабленности генерала. Беспокойство в душе перерастало в тревогу, и расслабляться, по его мнению, не стоило.

Плащинин встряхнулся.

– Вы правы, Сергей Макарович, лучше перестраховаться… – Генерал умолк.

Издали послышался приближающийся рокот вертолёта.

Несколько мгновений все прислушивались к нему, не зная, радоваться этому звуку или нет.

Тревога в душе превратилась в панику.

– Виктор Викторович…

– Все в лес! – рявкнул Плащинин, срываясь с места.

Приученные к тревогам Вероника и Костя резво припустили к опушке леса.

За ними, чуть отстав, кинулись Спицын и Барышников.

Точилин с недоумением оглянулся на Плащинина, медля, и это едва его не погубило.

В центр поляны, практически прямо в костёр с висящими над ним котелками, угодила ракета, выпущенная вертолётом.

Раздался взрыв, снёсший шалаши, как огромная дубина!

Точилина отбросило к болотцу, вонзая головой в пук осоковидной травы, и это спасло его от волны осколков второго взрыва, угодившего в шалаш с хозяйственными принадлежностями и запасами концентратов.

Остальным повезло больше. Разбегавшиеся во все стороны обитатели лагеря уже скрылись за деревьями, и осколки их не достали.

Над дымящейся поляной завис вертолёт, рыская носом в поисках целей. Левый блок НУР пыхнул десятком дымных струй, и по деревьям запрыгали огненные кусты разрывов.

Сергей Макарович догнал гражданских, удержал их от попытки выбежать из леса:

– Стойте! Не высовывайтесь! На землю!

Вероника и Костя нырнули в траву.

Сзади грохнуло ещё раз.

Потом рёв вертолётных винтов стал громче, машина показалась в просветах между вершинами деревьев, медленно выплыла над кромкой лесной семьи и пошла вдоль неё, изредка пуская ракеты.

– Эх, был бы у меня ПЗРК! – жарко выдохнул Костя, лежавший сбоку от Савельева.

– Там наши лётчики! – напомнил ему Сергей Макарович.

Вертолёт удалился.

Взрывы стихли.

К лежавшим подполз Плащинин.

– Живы?!

– Вашими молитвами, – пробурчал Сергей Макарович.

– Что теперь?

– Боезапас вертолёта не бесконечен…

– Вы это говорили.

– И запас топлива не велик…

– И это вы говорили.

– Лётчики запрограммированы, это очевидно. Всё теперь зависит от того, какой приказ они получили. Но в любом случае долго летать и стрелять они не смогут.

– Допустим. Что дальше?

– Ждём майора Реброва! – твёрдо заявил Савельев.

Глава 17
Крепость

Сооружение Демонов Войны, обслуживающий персонал которого так и остался в нём, впечатляло!

Крепость занимала площадь не менее ста тысяч квадратных метров под землёй, на глубинах от пятидесяти до четырёхсот метров, и пускала на все стороны света не менее десятка тоннелей!

Подавляющее большинство её отсеков было намертво заблокировано, и даже Сумасход, компьютер Крепости, не имел к ним доступа. Скорее всего – из-за потери каналов связи с отсеками. Но и того, что осталось, хватало. Максим убедился в этом, прогулявшись с Редошкиным по первому ярусу подземелья, после того как он познакомился с хозяином Крепости и научился его понимать.

Процедура знакомства оказалась несложной, но очень своеобразной, и лишь благодаря опыту Матевосяна Максим нашёл контакт с Сумасходом с первого раза.

Для подключения к «интерфейсу» компьютера Крепости надо было просто сунуть голову в панель, имевшую вид земного огурца исполинских размеров (длина панели достигала двух метров, ширина больше полуметра) и дождаться реакции Сумасхода. Реакция же заключалась в проявлении световой феерии перед глазами (образно говоря, оператор видел падающие на него хвосты дыма и звёзды) и в необычных ощущениях, порождаемых какими-то излучениями интерфейса, и возбуждающих подсознание.

Если Матевосяну по его словам понадобилось несколько часов для установления связи с компьютером Крепости (при полном отсутствии клавиатуры и каких-либо поясняющих суть происходящего инструкций), то Максим прошёл стадию подключения буквально за минуту.

Конечно, разговором общение человека с инопланетной машиной назвать было трудно, потому что создавали её не люди, хотя и довольно близкие к ним по психологическим параметрам существа. Многие вещи приходилось повторять не один раз, подыскивая им геометрические обоснования, рисуя в уме каскады сравнений и образов. Однако уже через полчаса Максим освоился со своей ролью «потомка Демонов Войны» и смог убедить Сумасхода в своём праве распоряжаться всеми средствами, имевшимися в Крепости и сохранившимися до нынешних времён.

Определить точно, сколько прошло времени на самом деле с момента окончания войны, не удалось. В мире Большого Леса отсутствовали времена года, он представлял собой не планету, вращавшуюся вокруг звезды, а бесконечную равнину (Максим не сомневался в том, что она бесконечна, но доказать не мог, а у Сумасхода не сохранилось в памяти насчёт этого каких-либо сведений), каким-то образом замкнутую саму на себя: об этом говорил тот факт, что над равниной на высоте в пару тысяч километров (по оценке самого Максима, месяц назад попытавшегося выйти в космос над Большим Лесом) располагалась точно такая же равнина и, возможно, вселенная Большого Леса представляла собой композицию из двух толстых плоских блинов невероятных размеров, разделённых воздушной прослойкой.

В конце концов после долгих уточнений Максим пришёл к выводу, что возраст Большого Леса достаточно велик – не менее миллиона земных лет, хотя при этом оставалось загадкой его происхождение и причина войны с Демонами. Была надежда, что Сумасход всё-таки даст ответ на эти вопросы.

Проведя первый час внутри «огурца», Максим вынужден был выдернуть из него голову, так как его замутило.

Всё-таки организм не мог быстро адаптироваться под «виртуально-материальные» условия нечеловеческого компьютера, да и дышать внутри «огурца» было нечем, воздух в панель почти не поступал.

Впоследствии удалось узнать, что владельцы Крепости являлись «растительными гермафродитами», то есть представляли собой срощенные структуры фауны и флоры. Иными словами – были одновременно и растениями, и животными, способными долгое время обходиться без воздуха: их организмы сами могли вырабатывать кислород.

Но в начале познавательного процесса с устройством Сумасброда Максим не знал таких подробностей и часто прерывал контакт с удивительным созданием, имевшим признаки не только живого существа, но и эмоциональной сферы.

Гости общались с хозяином Крепости в течение нескольких часов, пока не пресытились обрушившейся на их головы информацией и не почувствовали голод.

– Идёмте, я вас покормлю, – предложил заскучавший Матевосян, не находя себе места.

Убедившись, что командир входит в курс дела без его подсказок, лейтенант перестал давать советы и несколько раз уводил Редошкина, чтобы показать ему расположение отсеков первого уровня комплекса, где располагались самые важные, с его точки зрения, объекты: генератор, снабжавший энергией Крепость, машины для очистки воздуха и воды, бытовой сектор, склад и транспортный ангар.

Редошкина больше всего заинтересовал именно этот отсек, так как он надеялся найти если и не «звездолёт», то хотя бы такой же аэробайк, на котором они прилетели, что резко повысило бы маневренность и подвижность маленькой колонии.

– Так что, идём, командир? – повторил Матевосян, когда осоловелый Ребров вытащил голову из «огурца».

– Пора наполнить брюхо, – добавил Редошкин. – А то уже урчит вовсю. Мы завтракали не меньше пяти часов назад.

– Хорошо, показывай своё хозяйство, – согласился Максим.

Двинулись за Матевосяном, чувствующим себя в Крепости как дома.

Перешли по мостику над нижней полусферой центра управления к ближайшему тоннелю, миновали кольцевой коридор, у стен которого угрюмо чернели саркофаги с телами усопших обитателей комплекса, и Максим толкнул рукой в белый прямоугольник на стене коридора, на котором был выгравирован какой-то иероглиф в виде многолепесткового цветка.

– Мои апартаменты.

Дверь легко открылась, она была толщиной всего в пару миллиметров.

Апартаменты лейтенанта оказались сдвоенным номером «гостиничного» типа, в котором бок о бок стояли три постамента, напоминавшие огромные лежаки, сохранившие отпечатки тел отдыхавших на них существ.

Кроме лежаков, в «номере» стояли ажурные колонны до потолка, напоминавшие книжные шкафы, заставленные сосудами разных форм и размеров, три огромных кресла с невероятно сложными подголовниками, а по стенам были развешаны гирлянды сосновых шишек (с виду) и множество изогнутых коленчатых труб.

Освещали «апартаменты» пятна зеленоватой плесени на потолке, имевшем вид зарослей мха цвета светящейся медвежьей шерсти.

Редошкин сморщился.

– Ну ты и выбрал себе королевские покои! Не мог подобрать комнату поуютней? Да и пахнет здесь… как в морге.

– Да мне и тут удобно, – смутился Матевосян. – Я же не на курорт приехал? К тому же остальные помещения не отличаются от этого. Да и отсек с холодильником рядом.

– А почему тут три кровати? – Редошкин потрогал подходящие к лежаку переплетения трубочек и планок.

– Так ведь хозяева были трёхполыми, я разве не говорил? Каждой особи полагалось лежбище.

– А эти кабели зачем?

– Наверно, хозяева получали по ним питательные вещества, воду и электричество. Таких столовых, как у нас, в Крепости нет, и они пользовались удобствами по-своему.

– Зачем же тогда им консервы? Ты говорил, здесь полно консервов.

– В холодильнике. Чёрт их знает, как они жили и что считали удобствами, я не разбирался. Приспособил для себя, что мог.

– Веди дальше, – сказал Максим.

Матевосян вышел из своего «гостиничного номера», повернул в коридоре налево и привёл спутников в отсек, занятый кристаллическими глыбами льда – по первому впечатлению. Глыбы были покрыты изморозью и оказались холодильниками.

Редошкин присвистнул, оценивая масштабы холодильного хозяйства.

– Да здесь запасов на целую армию!

– Заполнены только два, – сказал Матевосян. – Остальные пусты.

– Ага… подъели продукты, значит, оголодавшие «демоны».

Матевосян подошёл к первой «ледяной» глыбе размерами с земной грузовик. По лицевой грани глыбы пробежала неровная голубая полоска света. Крякнув, глыба вырастила из себя петлю в форме буквы «S» на высоте человеческого роста. Лейтенант потянул петлю вниз, и грань открылась, как самая обыкновенная дверца, обнажив содержимое холодильника.

Внутри на трёх полках лежали штабели квадратных банок разного цвета: синего, зелёного и жёлтого. Каждая банка была размером с человеческую голову и снабжалась сбоку петелькой всё той же формы – «S».

Матевосян снял одну из банок – голубого цвета, с «арабской» вязью по всем граням, дёрнул за петлю и снял квадратную крышку.

Внутри банки обнаружилась крупная фасоль синего цвета, проткнутая белой палочкой, похожей на волоконце лука.

Матевосян взял одну фасолину размером с палец человека, сунул в рот, пожевал, проглотил.

Гости смотрели на него ожидающе. Редошкин непроизвольно сглотнул.

Матевосян засмеялся, потянул ему банку.

– Попробуй, вкус, как у настоящих бобов, а корешок в центре – кисленький, как солёный огурчик.

– Не отравимся?

– Я уже неделю ем эти консервы, и ничего – живой.

– Удивительно, они пролежали в холодильнике тыщи лет и не испортились.

– Факт.

– А в других банках что?

– В зелёных – какие-то волокна, не то водоросли, не то спагетти. В жёлтых – нечто вроде паштета с зеленью. Вкус, как у щавеля.

Редошкин неуверенно сунул фасолину в рот, пожевал.

– Опилки… но есть можно. А с водой тут как?

– Течёт из трубы в конце склада, вроде чистая, хотя и со вкусом ржавчины.

– Повезло тебе.

– Ага.

– Оружие не нашёл? Нам приходится воевать с чёрным лесом, а свои запасы кончаются.

– Специально не искал, – снова смутился лейтенант. – Не до того было. Но если пошарить по отсекам, может, и отыщем чего.

– Судя по количеству кратеров в лесу, вокруг которых завелись целые семейные колонии, Демоны били друг друга ракетами.

– Ракет не видел.

– Не обязательно ракетами, – сказал Максим, тоже попробовав инопланетную фасоль. – Кратеры можно сделать и бомбардировкой астероидами, и энергетическими разрядами. Надо будет пообщаться с Сумасходом, в его памяти должно быть заложено, чем сражались владельцы Крепости с конкурентами. Ты говорил, что осматривал транспортный эллинг.

– Идёмте. – Матевосян направился в коридор.

Ангар с транспортной техникой хозяев Крепости располагался по другую сторону центра управления. Все отсеки первого уровня комплекса соединял широкий кольцевой коридор, освещённый всё теми же «пятнами плесени» (возможно, эти источники света и в самом деле представляли собой органические хемилюминесцентные осветители), пол которого топорщился плитами, будто по нему ездили на танках. Редошкин заметил это, и Матевосян сказал:

– По здешним коридорам ползали самые настоящие бэтээры на шести лапах, один из них до сих пор закупоривает проход на втором этаже.

Дошли до нужного отсека.

Никаких систем охраны входов внутренние помещения Крепости не имели, что озадачило Максима, привыкшего к суперсовременным компьютерным процедурам допуска, двери открывались простым поворотом S-образных ручек, и Матевосян первым шагнул в отсек, где по его словам владельцы Крепости хранили транспортные средства.

Размеры ангара вполне соответствовали его назначению: диаметр помещения достигал сотни метров, высота купола (он был полусферической формы) – не менее двух десятков метров. Но его содержимое разочаровало землян: в нём стояли всего три летательных аппарата, не претендующие на звание «звездолётов», «крейсеров» или «боевых авиационных комплексов» типа «штурмовик» или «перехватчик». Два из них походили на небольшие дирижабли – серые «сардельки» диаметром около пяти метров без единого иллюминатора. Третий имел вид треугольного самолёта класса «летающее крыло». У него был хищный нос клювом и какие-то подвески под крыльями, похожие на серые дельфиньи туши. По размерам он был меньше новейшего российского бомбардировщика Ту-260, но, судя по размерам горба на носу, мог вместить с десяток человек.

Впрочем, предназначался аппарат не для людей, как и всё, созданное Демонами Войны, а так как владельцы Крепости были массивнее и крупнее землян, кабина данного «самолёта», скорее всего, вмещала всего трёх-четырёх пилотов.

– И это всё? – хмыкнул Редошкин, разочарованный не меньше Максима.

– Что осталось, – простодушно сказал Матевосян. – Не уверен, что эти дирижабли летают, времени прошло много с момента их создания, но можно попробовать.

Редошкин с сомнением посмотрел на Максима.

– Рискнём, командир?

– Не сейчас, – отказался от идеи Максим. – Сначала осмотрим доступные отсеки, пообедаем чем бог послал…

– Не бог – Демоны Войны, – рассмеялся Редошкин.

– И решим, что делать дальше, – закончил майор.

– Ниже второго этажа я не спускался, – предупредил Матевосян.

– Проведи нас по первому, потом поговорим с Сумасходом, пусть объяснит, что и где лежит по этажам Крепости. Глядишь, и оружие отыщем.

– С кем вы там воюете? С лесом?

– В наш Большой Лес вторгся лес чёрный, – сказал Редошкин. – Причём вырос он не здесь, а на Земле, в будущем, сумев пролезть сюда через иномериану.

– Из будущего? – недоверчиво проговорил лейтенант.

– Прилетим на базу, наши учёные спецы тебе всё объяснят.

Матевосян перевёл взгляд на Максима. Тот кивнул.

– Главное ты знаешь: нас зашвырнуло в другую вселенную, остальное уточнишь позже.

Прошлись по кольцевому коридору, открывая двери, поддающиеся нажиму.

Из двадцати отсеков открытыми оказались пять.

В отсеке рядом с транспортным ангаром стояли какие-то аппараты необычной формы, похожие на сплетённые стволы деревьев, но с металлическими на вид вставками и жилами.

Ещё один отсек зарос «саксаулом» под потолок. Разобраться в его предназначении было трудно. Редошкин предложил идею, что это какая-то засохшая оранжерея, снабжающая Крепость кислородом, но чем она является на самом деле, догадаться экскурсанты не смогли.

В третьем открытом отсеке стояли шесть лежаков и шесть саркофагов, из чего Максим сделал вывод, что отсек является общежитием, ставшим впоследствии моргом.

Четвёртое помещение пронизывала труба с двумя рядами закупоренных патрубков. Труба была горячая и вибрировала.

– Реактор? – предположил Редошкин.

– А хрен его знает, – пожал плечами Матевосян. – Иногда труба издаёт звуки, словно внутри плещется вода. Наверно, какая-то система водоснабжения.

Пятый отсек оказался ещё одним «гостиничным номером», в котором стояли целых двенадцать лежаков и всего один саркофаг.

– По моим прикидкам, весь этот этаж представлял собой жилой сектор, – сказал Матевосян. – Жаль, что открываются только эти двери, можно было бы проверить.

– Не догадался проконсультироваться у твоего Сумасброда? – упрекнул лейтенанта Редошкин.

– Тут и месяца мало, чтобы всё осмотреть и ощупать, – с обидой ответил Матевосян.

Вернулись к сфере центра управления.

– Где будем обедать? – осведомился Редошкин.

– Можно здесь, можно в моём номере, – предложил Матевосян. – Принести?

– Неси.

Матевосян повернул обратно, и в этот момент откуда-то из таинственных глубин Крепости донёсся тихий гул.

Мужчины застыли, взявшись за оружие.

– Часто так гудит? – спросил Редошкин.

– Нет, такой гул слышу в первый раз. Может, это…

– Тише! – остановил Максим лейтенанта.

Снова замерли, превращаясь в слух.

Новая волна гула сотрясла стены зала.

– Что за… – начал Редошкин.

– Лес! – выдохнул Максим.

– Что?!

– Это гудит Лес…

– Он же далеко отсюда, километрах в двадцати.

– Деревья далеко, но корни близко… лес окружил Крепость системой корней.

– Думаешь, это они гудят?

Максим не ответил, закрывая глаза и настраиваясь на «лесную медитацию». В уши просочился «хрипловатый» мысленный шёпот:

«Человек… непредвиденное… изменение… возможны… негативные… последствия…»

– Что случилось?! – вслух проговорил Максим.

Гул утонул в недрах Крепости, растаял и шёпот.

Максим открыл глаза.

Бойцы группы смотрели на командира вопросительно, и он проговорил:

– Что-то произошло в лагере. Лес вышел на связь, я срочно возвращаюсь!

– А я? – в один голос выговорили лейтенант и лейтенант.

– Вы с Софой остаётесь. – Максим ткнул пальцем в грудь Редошкина. – Ищи оружие! Оно должно было сохраниться в каких-то оружейных камерах Крепости, иначе Лес не открыл бы нам её местонахождение. И постарайся разобраться с транспортом. Было бы неплохо заиметь дополнительный авиакомплекс.

– Есть! – вытянулся Редошкин.

– Твоя задача – Сумасход! – ткнул Максим пальцем в плечо Матевосяна. – Он должен восстановить всё, что доступно в данной ситуации.

– Слушаюсь, командир! – расправил плечи лейтенант.

Максим сунул обоим ладонь и повернулся спиной к «огуречной композиции» инопланетного компьютера.

Глава 18
Ракету мне, ракету!

Тревога началась в семь часов утра.

Дорохов, спавший в своём «элитном» номере одетым, вскочил, нацепил арвижн.

Перед глазами на стёклах очков возникло лицо полковника Савкина, в уши вонзился его срывающийся голос:

– Андрей Тарасович, «крокодилы»!

Накинув полушубок и натянув шапку, генерал выскочил из главного корпуса наружу.

Было ещё темно, но вся территория базы освещалась прожекторами четырёх БТР, окружавших зону с бассейном в центре, который теперь напоминал гору строительного мусора высотой в полсотни метров.

Луч света ещё одного прожектора, установленного на крыше корпуса, блуждал в небе и освещал падающий на гору «мусора» столб тёмных волокон: это низвергался из невидимого устья иномерианы поток «грязи», состоящий из колючек, чешуй и «лиан» иновселенского леса. Поток был не слишком густым, но растения падали непрерывно, и гора растительного многообразия постепенно росла, расползаясь во все стороны, грозя уничтожить базу отдыха. С севера она уже достигла берега реки, опрокинув по пути сарайчики, павильоны и забор, с юга упёрлась в стены двух малых корпусов, собираясь раздавить их напором червеобразных лианных колец.

Луч прожектора выхватил из тьмы под пеленой туч кошмарную четырёхкрылую фигуру.

Из темноты за цепью военных машин раздались крики. Послышалась очередь из автомата, смолкла: было известно, что пули из стрелкового оружия на летающих монстров практически не действуют, а стрельба всегда провоцировала «крокодилов» на атаку стрелков.

«Крокодил» нырнул вниз, найдя какую-то цель на земле, исчез в темноте, вылетев из прожекторного столба.

Снова раздались крики, грохнуло! За палатками справа от главного корпуса вспыхнул клубок пламени: по агрессивному гостю открыли огонь из ПЗРК.

Вспыхнул ещё один прожектор, упираясь в тучи.

Стал виден поток крупной пыли, вылетевший из невидимой ямы тоннеля, соединяющего мир Земли с миром по ту сторону иномерианы.

– Шмели! – выдохнул возникший рядом распаренный Куницын.

Это и в самом деле был поток насекомых, языком вывалившихся из ниоткуда и на глазах расползавшийся на несколько роёв в форме гигантского птичьего клюва каждый.

Один рой метнулся к прожектору на крыше главного корпуса, и тот погас.

Второй «клюв» упал на военную палатку, породив взрыв криков и стрельбу.

Третий сделал круг над территорией базы, отблёскивая слюдой шмелиных крыльев в лучах прожектора, и кинулся к стоявшим у входа в корпус Дорохову и Куницыну.

– Бежим! – пискнул полковник, бросаясь к двери.

Дорохов, не собираясь играть в героя-супермена, «победителя великанов», припустил вслед за помощником.

Они едва успели вскочить в холл здания, как массивный клювообразный сгусток шмелей ударился в дверь с такой силой, что едва не сорвал её с петель.

К двери в освещённом холле подбежали парни в пятнистой униформе – охранники из воинского подразделения, вскидывая автоматы.

– Держите дверь! – приказал Куницын. – Не стрелять! Этих тварей только огнемётами можно отогнать!

Дорохов, унимая охвативший спину озноб страха, нацепил ар-очки, связался с Савкиным:

– Полковник, доложи обстановку!

– Уничтожили двух «крокодилов»! – сообщил второй помощник генерала, отвечавший за взаимодействие всех воинских подразделений в зоне иновселенского растительно-насекомьего вторжения. – Но со шмелями невозможно справиться. Одного огнемёта мало, нужны как минимум ещё с десяток.

– Я же велел доставить партию!

– Заказали ещё вчера, но в местных гарнизонах их нет, везут из Челябинска и Москвы. Днём будут у нас.

– Дьявол! Отобьёте атаку – собери командиров всех подразделений в холле!

– Слушаюсь!

Дорохов расслабился, стащил с головы шапку, наблюдая, как солдаты разбегаются по холлу и приникают к окнам, собираясь отражать нападение насекомых.

Но рой шмелей уже перестал ломиться в дверь, исчезая в темноте.

Дорохов поманил молодого командира отделения, охранявшего корпус:

– Завтрак на двоих ко мне в номер.

– Столовая ещё не работает… – нерешительно начал капитан.

– Приказ слышали? – повернулся к нему Куницын. – Выполнять!

– Есть! – вытянулся капитан, краснея.

– Кофе обязательно! – добавил Куницын.

– Слушаюсь! – Капитан умчался вглубь коридора, ведущего к столовой.

– Идёмте, Андрей Тарасович, – сказал полковник Дорохову. – Нет смысла высовываться, пока не развиднеется. Позавтракаем и подумаем, что делать дальше. В первую очередь надо встречать делегацию ООН…

– Не надо, – отрезал Дорохов. – Пусть пока сидят в гостинице аэропорта. Прилетит главный, он и решит, куда их направить.

В районе военного лагеря снова началась пальба, закончившаяся двумя взрывами.

Дорохов замер, решая, стоит звонить Савкину или нет, но полковник через минуту позвонил сам:

– Андрей Тарасович, ЧП! Один из солдат из оцепления, сержант Добрик, сошёл с ума и открыл огонь по своим! Пришлось его…

– Как это – сошёл?! Причина?!

– Не знаю, палатку накрыл рой шмелей, и парень словно взбесился!

– Выяснить подробности и доложить! Всем охранникам – избегать контакта со шмелями! Рой уничтожен?

– Н-нет… наверно…

– Разберись!

– Позвоню…

Куницын смотрел на него с недоверием, и Дорохов, проведя ладонью по лицу, сказал:

– Дьявол! Шмели довели до сумасшествия…

– Кого?

– Охранник запаниковал и открыл огонь по своим… его ликвидировали.

Куницын изменился в лице.

– Не может быть!

– Дуй к охране, разберись.

– Доложу! – Куницын выбежал.

Подскочил начальник группы охраны.

– Завтрак нести сюда, товарищ генерал?

– Нет, в номер. – Дорохов поднялся на второй этаж, всё ещё находясь в размышлении – стоит ли ему самому разбираться в происшествии – и решил дождаться доклада подчинённых.

Принесли завтрак: гречневую кашу, яичницу из четырёх яиц, с беконом, джем, масло, белый хлеб, кофе.

Дорохов наскоро поел, предчувствуя, что новые форс-мажорные события не заставят себя ждать, и оказался прав.

Вслед за сержантом Добриком сошёл с ума ещё один солдат оцепления – рядовой Минаев. После нападения роя шмелей на пост охраны на краю базы он открыл огонь из автомата по сослуживцам, ранил троих и был убит ответным огнём.

Огнемётом удалось рассеять два роя, а третий удачно разнёс выстрелом из подствольного гранатомёта младший лейтенант Петренко: осколки гранаты, конечно, не принесли бы рою большого вреда, но взрывная волна отбросила на десяток метров сотни искалеченных насекомых, и рой прекратил существование.

Рассеялись по окрестностям и два оставшихся клювообразных роя. То ли получили команду отступить, то ли на них подействовала местная атмосфера: температура воздуха в этом районе упала до минус восемнадцати градусов, и шмели, по сути – летние насекомые, «почувствовали себя нехорошо», то есть замёрзли. Предположение сделал Дионисий Порфирьевич, и Дорохов с ним согласился.

Атака иновселенских захватчиков прекратилась, хотя «строительно-растительный мусор» по-прежнему сыпался из воздуха, как из волшебного «рога изобилия», увеличивая захваченную им территорию.

Опомнившиеся исследователи потянулись к своим палаткам и приборам, приступая к работе. Солдаты начали восстанавливать периметр охраны, монтировать дополнительные прожектора и перегруппировываться.

К иномериане под слоем облаков полетели беспилотники, управляемые как военными наблюдателями, так и экспертами научной группы.

Дорохов собрал командиров подразделений и руководителей исследовательской группы, предлагая всем высказаться по поводу атаки «пришельцев» и причин сумасшествия двоих военнослужащих.

Сошлись на тезисе, что рой шмелей каким-то образом воздействует на сознание людей, и у них происходит психический срыв, после чего в панике они начинают стрелять по сослуживцам. Поскольку защиты от таких «психотронных» нападений у военных не было, Дорохов приказал всеми способами уклоняться от прямых контактов со шмелями и отбивать их атаки с помощью огнемётов и гранатомётов, учитывая опыт лейтенанта Петренко.

В одиннадцать часов утра на базу прибыл директор ФСБ в сопровождении эскорта спецназа «Альфа» и представителей Академии наук, изучающих аномальные природные явления, в том числе НЛО.

Дорохов встретился с Шарием в главном корпусе, скупо доложил о происшествии и о принятых мерах.

Глава ФСБ принял своего заместителя в присутствии экспертов, так же, как и Андрей Тарасович, поинтересовался их мнением и, выслушав получасовые споры, распустил учёное собрание.

– Сколько существует теоретиков, – сказал он Дорохову, когда генералы остались одни со стаканчиками обязательного кофе в руках, – столько имеется и разных точек зрения.

– Такова эта братия, – со вздохом проговорил Дорохов. – Каждая их встреча – практически чемпионат мира на больших пальцах ног.

– Как? – удивился Шарий. – Разве существуют такие чемпионаты?

– Недавно узнал от приятеля, утверждающего, что в интернете часто выкладывают видео экзотических соревнований. Мир давно слетел с катушек, пресыщенным западным обывателям просто нехрен делать, вот и соревнуются от скуки: то у кого член длиннее, то кто дальше пописает, то кто больше сожрёт гамбургеров, больше партнёрш поимеет за час и так далее. Борьба на пальцах ног ещё безобидное занятие.

Шарий покачал головой.

– Да, пора перестать удивляться. В советские времена народ смеялся, когда наши пропагандисты обвиняли Запад в гниении. Но ведь это факт! Европа уже чёрно-голубая с её дебильной политкорректностью! О культуре речь вообще не идёт!

– Увы, – согласился Дорохов. – Это уже не хайп.

Директор бросил пластиковый стаканчик в урну.

– Похоже, друг мой, придётся нам начинать военную операцию. Скрывать от общественности происходящее мы уже не в состоянии, и гибель людей нам не простят.

– Я думал об этом, – признался Дорохов, отправляя свой стаканчик вслед за стаканчиком директора. – Предлагаю развернуть вокруг базы в радиусе двух километров мотострелковый полк, усилив его челябинским авиасодинением. Заблокировать зону «вертушками» и «двадцать четвёртыми» наглухо!

Под «двадцать четвёртыми» генерал имел в виду штурмовики Су-24.

– Не проще ли нанести ракетный удар по базе? Одного «Калибра» будет достаточно, либо сбросим «бобик».

Дорохов помолчал.

– Директор имел в виду боеприпас объёмного взрыва, прозванный военнослужащими «бобиком». Эта бомба могла разнести в пыль все наземные объекты в радиусе полукилометра и даже уничтожать подземные бункера на глубинах до полусотни метров.

– «Бобик» сбрасывать нельзя.

– Почему?

– Иномериана может схлопнуться, и мы потеряем возможность вернуть наших бойцов из мира Большого Леса.

– А если послать в неё ракету? Чтобы уничтожить портал, через который к нам сыплется эта мерзость?

– Будет то же самое.

Шарий задумался.

Подбежал начальник бригады обслуживания, молодой капитан.

– Ещё кофе, товарищ генерал?

Шарий очнулся.

– Позже. Пошли посмотрим на это безобразие вблизи, Андрей Тарасович. Капитан – бинокли.

Генералам принесли бинокли.

Выбрались из здания, сопровождаемые двумя спецназовцами в камуфляже.

Слой облаков над базой истончился, и падающий на бассейн реденький столбик «иновселенских» растений был виден отчётливо.

– Вот ведь напасть! – процедил сквозь зубы Павел Васильевич, прижав к глазам окуляры прибора. – И как эту манну небесную можно остановить?

Дорохов промолчал. Ответа на вопрос у него не было.

Два беспилотника, поднимавшиеся к облакам рядом с колонной «манны небесной», один за другим нырнули в колонну на высоте двухсот метров и пропали из поля зрения.

– А если оттуда выползет тварь, с которой мы не справимся? – задал ещё один вопрос Шарий. – «Крокодилы» всё-таки уязвимы, хотя и умеют восстанавливаться. Но ведь может свалиться и кто-то посерьёзней?

– Справимся, – не слишком уверенно сказал Дорохов. – Даже если оттуда выпадет чужой звездолёт, наши ракеты его грохнут. Но в том-то и дело, что силовым путём решать проблему нельзя. Это равносильно сдаче наших людей врагу в чужом мире.

Взгляд директора стал жёстким.

– А если контакт приобретёт характер вторжения? И потерь будет в сотни раз больше? Чем-то надо будет жертвовать? Что перевесит: двадцать человек там или тысячи здесь?

Дорохов отвернулся, сказал глухо:

– Вам решать.

Шарий усмехнулся.

– Увольте, Андрей Тарасович, слава богу, я здесь не главный. Позвоню президенту, пусть он решает.

Дорохов промолчал.

Глава 19
Не всегда бегущий – трус

Тревога в душе росла, и Максим всё увеличивал скорость, пока не почувствовал – хватит! Попав в воздушную яму, можно было запросто сверзиться с седла, а летать без крыльев и приспособлений он не умел. К тому же аэробайк всё же не имел хорошей защиты от холода, а блистер не спасал от потока воздуха, создающего своеобразную нишу для пилота, внутри которой дышать было трудно. Снизив скорость до приемлемой (по прикидкам иероглифов на панельке руля она не превышала скорости звука) и снизившись до двух километров, майор стал присматриваться к проплывающему под ним ландшафту и вскоре сделал вывод, что лес в районе расположения Крепости отличается от того, где стоял лагерь попаданцев.

Кратеров в радиусе ста километров от Крепости почти не было, и деревья в этом поясе стояли более или менее равномерно. Если в районе лагеря Лес состоял из близких по «национальности» семей, то здесь жила одна семья – чисто южная по меркам землянина, созданная «баньяно-секвойя-эвкалиптовыми» великанами, присущими сельве Бразилии, джунглям Южной и Центральной Африки, Австралии и паркам американской Флориды.

Опустившись ещё ниже, Максим убедился в своих выводах и мысленно поаплодировал Косте: ботаник и в этом оказался прав, предположив, что основное население Большого Леса довольно однородно, а «семейные» островки растений были подобраны по каким-то генетическим принципам и выросли вокруг кратеров и воронок – следов противоборства Демонов Войны уже после того как война закончилась.

Внезапно ему показалось, что лес внизу расступился, и впереди появилась пустошь, в центре которой выросли знакомые геометрические формы.

Максим затормозил.

Аэробайк завис над краем песчаного поля, занимавшего довольно большую территорию. А в центре этого пустынного образования рос иной лес, имевший вполне осмысленные очертания.

Не веря глазам, Максим повёл аппарат над барханным поясом оранжевых песков шириной в несколько сот метров, с изумлением вглядываясь в частокол сухих деревьев, образующих самые настоящие башни и «крепостные» стены.

– Зашквар! – вспомнил майор любимое словечко ботаника, выговорив его вслух.

Облетел «город», диаметр которого достигал пяти-шести километров, остановил аэробайк над центральной площадью, из которой выпирал в небо трёхзубый «замок», так же, как и все «здания» вокруг, сплетённый из засохших древовидных жил и колонн. При более внимательном осмотре «городской» инфраструктуры стало заметно, что практически все её строения созданы подобием лиан и скрученных стволов «саксаула», вызывающих впечатление декораций к спектаклю, и у Максима мелькнула мысль, уж не является ли этот «мегаполис» и в самом деле своеобразной растительной симуляцией некоторых инопланетных киношников, собиравшихся снять фильм о жизни Демонов Войны.

Однако Демонам вряд ли пришло бы в голову снимать такой фильм, а других разумных существ в этом мире как будто не существовало, и Максим отбросил мысль о декорациях.

Подумалось: интересно, что скажет Костя? Воспитан парень дурно, однако голова у него в профессиональном смысле светлая и, как говорят учёные мужи, креативная. Не родится ли у него гениальная догадка?

Что-то мелькнуло внутри «замка», словно там шевельнулось что-то живое.

Приклад верного «шёпота смерти» сам собой уткнулся в плечо.

Аэробайк сделал пируэт, приблизившись к необычному сооружению, и Максим увидел оранжевую мордочку с ушами-кисточками: на него с любопытством смотрела местная белка о шести лапах, несметное количество которых водилось в «семейных» лесках-болотцах в районе лагеря.

– Обживаешь сухостой? – рассмеялся Максим. – Здесь же есть нечего.

Белка выслушала речь человека и пропала. Что она здесь ищет, было непонятно, так как «город» представлял собой сборище древесных скелетов и ничего съестного в нём сохраниться не могло.

Аэробайк поднялся выше, и снова Максиму показалось, что внутри сросшихся башен «замка» прячется нечто ещё более невероятное, нежели даже сам «замок».

Аэробайк скользнул назад, протиснулся сквозь щели между кручёными стволами «саксаула» и лиан к центральному залу древесной композиции.

Зал был невелик, окружённый частоколом стволов, но места в нём хватало, чтобы внутри уместилась скульптура из растрескавшихся деревянных шестов, сучьев и досок.

Сначала Максим принял изваяние за объёмное изображение Демона Войны, какие лежали в саркофагах Крепости. Потом к своему замешательству он понял, что статуя почти полностью копирует фигуру человека! Более того – женщины!

Разумеется, фигура потеряла плавность линий из-за рассохшихся деревянных деталей, но сомнений не было: в центре зала инопланетного «замка» высилась скульптура в три человеческих роста вполне земной женщины с распущенными по плечам белыми волосами (роль которых играли извивающиеся корешки). У скульптуры было лишь одно отличие от земных женщин – она имела три лица!

– Отпад! – выговорил Максим, сражённый наповал.

Сердце процарапал коготок тревоги: неземная статуя вызвала в памяти образ Вероники.

«Прочь отсюда!» – мелькнула мысль.

Он сожалеющим жестом попрощался с трёхликой инопланетянкой (интересно, это в самом деле какая-нибудь прародительница Демонов Войны или представитель ещё одной цивилизации?) и развернул аппарат в обратную сторону. Извините, сударыня, не до знакомства. Но мы ещё увидимся, обещаю.

Через минуту «город», окружённый поясом песков, остался далеко позади.

Ещё через час аэробайк домчался до «российского леска», в котором обосновалась группа уцелевших попаданцев, и Максим, не обратив внимания на отсутствие вертолёта на опушке, спикировал вниз, рассчитывая увидеть лагерь. И остолбенел, тормозя!

Поляна изменила свой вид!

В её центре зияли две свежие воронки, повсюду валялись разбитые вдребезги контейнеры, коробки и обломки шалашей.

Сердце остановилось! Пересохшие губы выхрипнули:

– Вика…

Аэробайк нырнул к поляне, заметался над обломками.

Точно так же метались в голове Максима и мысли: что случилось?! что здесь взорвалось?! напали чудом выжившие баирские повстанцы?! откуда они взялись?! чушь! но ведь был бой! или не бой – неожиданное нападение! но кто напал?! и где люди?!

Он соскочил с седла, зайцем запрыгал по кустам в поисках спутников, обследовал окрестности лагеря и с облегчением убедился в отсутствии трупов и следов крови. Хотел было прочесать весь лесок и услышал далёкий щелчок выстрела. Замер, навострив уши. Прыгнул на седло. Определил направление выстрела и рванул аппарат в небо…

* * *

Обменивались новостями, расположившись в «семейном» леске северного типа, в километре от разбомблённого лагеря.

Выстрел, который услышал Максим, сделал Мерадзе, заметивший возвращение аэробайка, поэтому долго искать спутников не пришлось.

Сначала суть происходящего объяснил хмурый полковник Савельев, с разрешения Плащинина, находившегося в дурном расположении духа. Огорчаться и в самом деле было от чего.

Лагерь был уничтожен двумя ракетными ударами с борта вертолёта. Пропали практически все запасы концентратов, личные вещи, инструменты и приборы, а также ноутбуки учёных, сокрушавшихся по этому поводу больше всего: по их признаниям в компьютерах физиков хранился программный файл поиска иномериан и первоначальные сведения о расшифровке Книги.

Вертолёт с четырьмя пилотами после нападения исчез и пока не возвращался. Куда он улетел, гадать не имело смысла, хотя Мерадзе предлагал поискать «предателей» и разобраться с ними в полной мере.

Максим на это предложение не отреагировал, хотя подумал, что поисками ещё придётся заняться.

Его рассказ о Крепости произвёл на слушателей не меньшее впечатление, чем на него рассказ Сергея Макаровича. Даже менее экспансивные, нежели Костя, помощники Савельева оживились, узнав о встрече майора с «восставшим из мёртвых» Матевосяном. А сообщение Максима о контакте лейтенанта с компьютером Крепости на всех подействовало возбуждающе: появилась надежда на совершенно иные горизонты сотрудничества с Большим Лесом. Мешало радостному подъёму, охватившему слушателей после рассказа Реброва о находках в Крепости, только неуютное чувство обмана, порождённое в душах людей предательством лётчиков. Хотя причины их поведения были понятны: шмели, по-видимому, реально превратили их в зомби, послушно выполнявшими команды хозяина – чёрного леса.

– Надо обязательно их найти, – повторил своё предложение Мерадзе. – Если они уж начали воевать с нами, то уговорить их не удастся.

– Вы предлагаете их ликвидировать? – уточнил майор Полевой.

– Иначе они ликвидируют нас.

Все посмотрели на Плащинина, молча сидевшего на травяном бугорке.

Генерал пожевал губами, косясь на стоявшего рядом Сергея Макаровича.

– Никаких ликвидаций, товарищи бойцы! Попытаемся сначала привести лётчиков в чувство.

– Ага, как же, приведёшь их в чувство, ежели они сидят в «вертушке» и держат пальцы на гашетках ракетных комплексов, – проворчал Мерадзе.

– У них осталось мало ракет, – сказал Полевой.

– Вы разбирались с нашими запасами и вооружением, – сказал Максим, – можете прикинуть, сколько чего у них осталось?

– В блоках НУР осталось не больше двух десятков снарядов. Почти всё было расстреляно во время выхода из иномерианы над чёрным лесом. Из управляемых ракет остались только две-три ПТУР «Атака». Ну и пара сотен патронов к пулемётам.

– На борту ещё ящик с «Иглами», – торопливо добавил лейтенант Тогаев, имевший в виду ручные зенитно-ракетные комплексы. – И по-моему подвеска с двумя бомбами.

– Этого вполне достаточно, чтобы уничтожить нас всех, – бесстрастно сказал майор Спицын.

Головы присутствующих снова повернулись к Плащинину.

– Будем исходить из того, что есть, – сказал генерал. – Сбить «вертушку» нечем…

– Почему нечем? – не выдержал Костя. – У нас есть «фаустпатрон».

– Немцы подарили? – пошутил Точилин.

– Это оружие из ракеты торговцев. Очень даже эффективное. Максим подтвердит.

Лейтенант скривил губы, но продолжать не стал.

– И ещё у нас имеются два подствольника, – добавил майор Полевой.

– Радиус действия ваших подствольников слишком мал, – отмахнулся Мерадзе, – чтобы на равных тягаться с ракетами «вертушки». Если лётчики обнаружат нас, то достанут и с трёхкилометровой дистанции.

– Сергей Макарович? – посмотрел Плащинин на Савельева.

– Предлагаю прикинуть наши возможности, – сказал полковник. – Майор, в Крепости хранятся средства борьбы с чёрным лесом? И второй вопрос: осталось ли там оружие, которое мы могли бы использовать для своей защиты?

– Мы с Редошкиным не успели детально обследовать Крепость, – признался Максим. – Нашли ангар с летательными аппаратами, нашли склад и работающие холодильники с растительными консервами. Как оказалось, они годятся в пищу и для нас, Матевосян проверил. Лейтенант остался с ним продолжать обследование Крепости, и я уверен, что оружие отыщется.

– Он уверен, – процедил сквозь зубы Точилин, посматривающий то на Реброва, то на Веронику, не сводившую с Максима счастливых глаз. – Пока что ничего особо полезного в вашей Крепости не обнаружено. – Лейтенант ухмыльнулся. – Кроме гробов с иноземными трупами.

Максим перехватил взгляд Точилина, брошенный на Веронику, приподнял бровь, но отвлекаться на перепалку с лейтенантом не стал.

– С Крепостью мы разберёмся. Возможно, нам всем придётся перебраться туда, чтобы посланцы чёрного леса нас не достали.

– Можно вопрос? – поднял руку возбуждённый Костя.

– По делу? – хмыкнул Мерадзе, успевший изучить характер ботаника.

– Кто победил в здешней войне? Демоны Демонов? Или Лес Демонов?

– Об этом потом, – поморщился Плащинин.

– Всё-таки интересно, как наш Лес смог победить технологически развитую цивилизацию, не имея ни атомных бомб, ни ракет, ни вообще какого бы то ни было оружия. И вообще – как он стал разумной системой?

– Ты же сам говорил, что мозг Леса – корневая система, – напомнила Вероника.

– Ну да, так и есть, но в какой момент эта система стала мыслить? До войны или после? Вы не спрашивали у компа Крепости?

– Не до того было, – сказал Максим. – Кстати, когда я возвращался, наткнулся на город.

– На что?! – открыл рот ботаник.

Максим рассказал о посещении псевдогорода с «замком» и статуей трёхликой женщины внутри.

Известие ошеломило даже Плащинина. Заговорили разом, перебивая друг друга, пока генерал не остановил процесс:

– Попрошу тишины! Майор, это и в самом деле был город?

– Так точно, товарищ генерал. Хотя мне он показался каким-то слишком декоративным, нежилым.

– Ха! – воскликнул Костя. – Знаете, что это может быть?! Нечто вроде музея! Лес вырастил подобие существующих до войны городов в память о погибшей цивилизации!

Точилин засмеялся.

– Ну и бред!

Костя не обратил на него внимания.

– Понимаете?! Война Демонов уничтожила всю инфраструктуру противоборствующих сторон, и Лес по памяти восстановил город в качестве памятника.

– Зачем это ему? – недоверчиво спросил Полевой. – Он ведь тоже воевал с Демонами? Зачем кому-то воспроизводить вражеские объекты в качестве памятников?

– Просто в силу иной логики, вот и всё. А возможно, этот город принадлежал создателям Леса, которых уничтожили Демоны. Но можно прикинуть и другие варианты.

– Кончайте молоть чепуху, молодой человек! – объявил Плащинин. – Майор, нужна конкретика – как нам выпутываться из создавшегося положения. Главная наша задача остаётся прежней – возвращение домой. Что нам даст в этом плане исследование Крепости?

– Надежду! – твёрдо ответил Максим. – Дайте мне час на разработку плана действий. И большая просьба ко всем: не высовывайтесь из этого небольшого леска в большой. Зомбированные лётчики не станут колебаться, обнаружив кого-нибудь из нас, а возможности ликвидировать весь наш отряд одним залпом у них ещё остались.

– Спецназ ГРУ предлагает трусливо прятаться от одной-единственной «вертушки»? – поинтересовался Точилин с издёвкой.

Мерадзе открыл рот, чтобы ответить, но Максим остановил его, покачав пальцем:

– Бегущий не всегда трус, – проговорил он мягко. – Вряд ли спецназ ФСБ изберёт другую тактику, чтобы избежать гибели, не имея средств защиты.

Сергей Макарович отвернулся, скрывая улыбку.

Плащинин кивнул.

– Хорошо, через час обсудим ваш план. Перекур, товарищи.

Присутствующие начали расходиться парами, обсуждая волнующую всех тему.

Максим подошёл к Веронике, и девушка, не стесняясь взглядов мужчин, обняла его.

– Я так за тебя переживала!

Он поцеловал девушку в щеку, отстранил с улыбкой.

– А за Редошкина не переживала?

– Чего за него переживать? – ответно улыбнулась Вероника. – Он же с тобой.

– Спасибо за оценку моих скромных кондиций. Хотя Жора и сам за себя может постоять.

– Возьмёшь меня с собой в Крепость? Я как-никак археолог, изучение исторических артефактов моя работа.

– Мы все там побываем.

Подошёл к Точилин, хмельным взором охватив Веронику и демонстративно не обращая внимания на её спутника.

– Вика, вы хотели просветить меня по части съедобных грибов.

Вероника нахмурилась, ответив на заинтересованный взгляд Максима виноватым взглядом.

– Грибы не по моей части, поговорите с Костей.

– Вы обещали показать местные достопримечательности.

– Ничего я вам не обещала! – вспыхнула девушка.

Максим оценил её искренность, с обещающей улыбкой взял под руку лейтенанта.

– Отойдём, дружище?

Точилин попытался вырвать руку, но ладонь майора превратилась в клещи, и лейтенант вынужден был последовать за стену ольховника, куда направлял его Максим.

– Макс! – тревожно прошептала Вероника, делая за ними шаг.

Мерадзе, наблюдавший за этой сценой, удержал её:

– Не волнуйтесь, мадемуазель, наш командир умеет разговаривать с такими суперменами.

– Лейтенант, – сказал Максим, отпуская сдавленную мышцу Точилина, – давай договоримся раз и навсегда: археолог Соловьёва Вероника Владимировна желает связать свою жизнь с моей. Я не возражаю. Но я категорически возражаю против настойчивого оказывания ей знаков внимания со стороны кого бы то ни было. Ферштейн? Или перевести на практический русский?

Точилин потёр бицепс, криво ухмыльнулся.

– Надо понимать это как приказ старшего по званию?

– Это надо понимать как дружеский совет. В противном случае…

– Вы пожалуетесь генералу.

Максим ощупал лицо собеседника ставшими ледяными глазами.

– Не хочется ломать тебе ни карьеру, ни руку, но если понадобится, я легко сделаю последнее.

– Попробуй! – картинно развернул плечи Точилин.

В следующее мгновение Максим усилием воли вогнал себя в боевой темп, выхватил пистолет из чехла-кобуры на поясе лейтенанта, приставил ствол ко лбу парня и вернул пистолет в кобуру. Всё это – в течение одной секунды. Точилин лишь успел открыть рот, не сделав ни одного движения, и начал бледнеть, когда штатный «волк» уже был в его кобуре.

– Договорились? – будничным тоном проговорил Максим, расслабляясь.

– Э-э… – промямлил Точилин.

Максим похлопал его по плечу и вышел из-за стены кустарника к ожидавшим его друзьям.

Глаза Вероники стали большими.

– Ты… с ним…

– Всё нормально, – успокоил он девушку, ожидая, что Точилин выйдет вслед за ним, однако лейтенант избрал другой вариант, тихо покинув поляну.

– Что ты ему сказал?

– Посоветовал держаться ближе к генералу, – рассмеялся майор.

– Давай прикинем план действий, – спрятал улыбку Мерадзе. – Генерал дал тебе час.

Максим поискал глазами Костю, который присоединился к физикам, державшимся особняком. После потери своих планшетов оба погрузились в уныние, но старались не выдавать своих чувств и по очереди таскали Книгу, разворачивая фолиант при каждом удобном случае.

– Костя!

– Чего? – с готовностью подскочил ботаник.

– Останешься главным по безопасности. Случится что с нашими дамами – голову снесу!

Вероника фыркнула.

Костя неумело козырнул, расплылся в ухмылке.

– Мне голова ещё пригодится. А вы куда?

– Осмотримся. – Максим кивнул Мерадзе, оба забрались на воздушный мотоцикл, и аппарат взлетел.

Под пассажирами распахнулся знакомый ландшафт, по-прежнему наполнявший душу восторгом и благоговением: земные леса в некоторых районах планеты тоже заставляли людей удивляться их размерам, разнообразию и жизненной силе, но Большой Лес иной вселенной являл собой образец масштабов совершенно другого уровня, упорядоченности, многообразия и красоты, и не верилось, что случайным попаданцам в этот мир повезло стать свидетелями его неимоверного величия.

– Будем искать «вертушку»? – спросил Мерадзе.

– Нет, проверим сначала, не осталось ли в лагере чего-нибудь полезного.

Аэробайк поднялся под облака.

Осмотрелись, ища в сочной зелени внизу чужеродные объекты, но вертолёта с командой «лесных зомби» нигде не было видно, и Максим направил аппарат к леску с разгромленной ракетными ударами базой.

Тщательно осмотрели поляну, усеянную обломками ящиков, приборов и шалашей, подобрали уцелевшую бытовую утварь: котелки, кружки, ложки, ножи. Нашли не взорвавшиеся гранаты и ракету вместе с трубой ПЗРК «Верба».

– Сухпай! – обрадовался Мерадзе, вытаскивая из кустов почти целый пакет ИРП – индивидуального рациона питания на десятерых бойцов. – Давай пожуём домашнего мясца, а то живот сводит от голода.

– Пора отказываться от домашнего мясца, – проворчал Максим. – Неизвестно, сколько нам ещё придётся тут жить.

– Надеюсь, недолго.

– Во всяком случае пока не найдём способ остановить чёрный лес.

– А если не удастся остановить?

Максим погрозил лейтенанту пальцем.

– Оставь эти пессимистические подковырки! Ты не видел Крепости, это сооружение больше любого нашего центра управления обороной, мы не успели осмотреть и одной сотой доли его бункеров. И Лес не зря вывел нас на него.

Уложили всё найденное на чёрные горизонтальные «колёса» аэробайка, привязав их лентами скотча. Ещё раз на всякий случай обошли поляну в поисках не замеченных ранее вещей и услышали подземный гул.

Максим замер с поднятой ногой, настраиваясь на диалог с Лесом.

– «Вертушка»? – неуверенно проговорил Мерадзе.

– Лес предупреждает… – встрепенулся Максим. – Быстрее к нашим!

Вскочили на мотоцикл, поднялись в воздух и уже на двухсотметровой высоте, заметив слева от леска скользящее над вершинами «секвой» пятно, поняли, что опоздали. Вертолёт их опередил.

Пыхнули струйки пламени и дыма: из-под пилонов Ми-8 рванули вниз две ракеты.

– Держись! – крикнул Максим, утапливая в панель рукоятку управления аппаратом.

Глава 20
Гильотина решения

Последнего летающего «крокодила» уничтожили с помощью дружного залпа из трёх ПЗРК «Игла», разметавшего зверя на мелкие осколки, и наступила тишина.

Невидимая дыра иномерианы продолжала сочиться редким дымком падающего на территорию дома отдыха «растительного мусора», но ни рои шмелей, ни гигантские драконовидные твари из неё не показывались.

Послали в эту дыру очередной беспилотник, который вернулся через час и принёс видеозапись пейзажа по ту сторону «червоточины», соединяющей вселенные. Там ничего не изменилось: был виден чёрный лес и на горизонте со всех сторон – полоса леса светлого. Ни вертолётов, запущенных в иномериану, ни их пассажиров на видеокартинках не было.

Так как бразды правления экспедицией взял в свои руки директор ФСБ, Дорохов вздохнул с изрядным облегчением, совершенно не представляя, что нужно делать в создавшейся ситуации с делегацией ООН, застрявшей в аэропорту Тюмени, и уж тем более как реагировать на продолжающееся вторжение инопланетных форм жизни.

Впрочем, по утверждениям Дионисия Порфирьевича колючки, лианы и саксаулы, сыпавшиеся из иномерианы и расползавшиеся по территории базы отдыха, оказались настолько близкими по биологическим признакам земным растениям, что у специалистов возникли немалые сомнения в их неземном происхождении. Дорохов поприсутствовал на одной из встреч учёных, собравшихся вне территории базы, в одном из военных автобусов, и сделал вывод, что Дионисий Порфирьевич прав: из дыры канала, соединившего якобы земную реальность с чужой, иновселенской, сыпались изменённые, возможно, мутировавшие, но вполне земные растения! И объяснить сей феномен не могли ни рьяные молодые военные биологи, ни облагороженные сединами пожилые учёные мужи Академии наук.

После обеда Шарий снова созвал оперативное совещание, проходившее так же, как и первое, в военном автобусе за территорией «Советской»: гора иновселенских растений заняла уже почти всю базу отдыха, грозя снести главный корпус, и всех проживающих в нём решено было переселить в палатки в двух километрах от базы. Её по периметру окружили бэтээрами, а министр обороны, собиравшийся прибыть лично к месту событий, обещал прислать танковый батальон, что уже не казалось лишним.

На совещании, кроме командиров воинских частей, подразделений ФСБ («Альфы» в первую очередь), присутствовали и Дорохов с Платовым, всюду таскавшим свой новомодный планшет-компьютер, который можно было сгибать и складывать, как лист бумаги. На совещаниях физик по обыкновению помалкивал, но, оставаясь наедине с генералом, всегда отвечал на его вопросы и не боялся высказывать своё мнение, зачастую отличавшееся от точек зрения собратьев по науке.

– Я считаю, – сказал он Дорохову после совещания, сидя в палатке, отведённой генералу, со стаканом горячего кофе в руке, – что иномериана соединяет не вселенные-браны, как утверждает ваш Карапетян, а наше земное сегодня с нашим же завтра. Иначе трудно объяснить схожесть сыплющихся с неба растений с флорой нынешней Земли.

– Но биологи уверяют, что падающие лианы и кактусы не совсем те, которые мы знаем, – сказал Дорохов, также с удовольствием потягивая кофе со сливками; в палатке было не холодно, но комфортной температуру в пятнадцать градусов выше нуля назвать было трудно.

– Вполне допускаю известный тезис о панспермии, – сказал Дионисий Порфирьевич. – В том смысле, что жизнь на Землю занесена из космоса. Из чего следует, что и на других планетах, а также в других вселенных формы жизни приблизительно одинаковы и отличаются лишь воздействием природных факторов.

– Но почему эта панспермовая дрянь начала сыпаться к нам именно в тот момент, когда исчезли вертолёты?

– По-видимому, наши посланцы, сами того не понимая, запустили процесс сброса.

– Поэтому и не вернулись?

– Что вы имеете в виду?

– Они что-то там задели, нарушили некое равновесие, и в отместку местные владыки чёрного леса уничтожили их?

– Почему сразу – уничтожили? Оставили у себя в качестве заложников. Либо просто отрезали им путь обратно. Всё может быть, даже то, что кажется нам невероятным. Я бы послал туда ещё один вертолёт с исследовательской группой.

– Какой вы упрямый, Дионисий Порфирьевич! Это же колоссальный риск после того, что произошло.

– А без риска мы ничего не узнаем. Да и портал может закрыться в любой момент.

Дорохов усмехнулся.

– Если закроется – это будет лучшим решением проблемы, особенно для функционеров Минобороны.

– Не стоит забывать, что по ту сторону иномерианы осталась племянница президента.

Генерал сморщился.

– Верно, я упустил это немаловажное обстоятельство из виду. Интересно, какое решение примет президент.

– Какое бы ни принял, надо срочно посылать в дыру иномерианы новую экспедицию. Другого способа выяснить причины пропажи вертолётов я не вижу.

Решение президента озвучил через час директор ФСБ, в очередной раз собрав руководителей отрядов и военных.

В автобус набилось больше тридцати человек, превратив его, по образному выражению полковника Савкина, в подобие немецкой газовой камеры для ликвидации военнопленных.

– Прошу тишины! – появился в автобусе Шарий; за ним втиснулся и моложавый черноволосый мужчина в пятнистом полушубке без знаков различия и такой же шапке с длинным козырьком. – Понимаю ваши чувства и заинтересован в скорейшем решении проблемы. Однако есть мнение президента, которое я и хочу озвучить.

Гул голосов в автобусе начал стихать.

– Надеюсь, нам создадут надлежащие условия для работы? – осведомился брюзгливым тоном один из биологов РАН, прибывших на базу утром.

– Боюсь, комфортных условий для вашей работы не будет никаких, – металлическим голосом заговорил спутник Колесниченко. – Принято решение об эвакуации близлежащих сёл и посёлков вплоть до Тюмени. Можете представить, что это означает. Военными специалистами обсуждается вопрос блокирования тоннеля в… э-э, в неземное пространство всеми доступными способами. Поэтому в вашем распоряжении всего один сегодняшний день, пока мы будем готовить соответствующую технику.

– Кто это? – прошептал на ухо Дорохову Дионисий Порфирьевич.

– Зам. министра обороны Шавырин, – ответил генерал.

– Что значит – блокировать иномериану? – послышался сквозь рокот переговоров чей-то дискант.

– Это значит, господа учёные, что возможен силовой способ перекрытия, – тем же металлом ответил Шавырин. – Если из дыры по-прежнему будет выпадать чужеродная флора, а тем более агрессивная фауна, будет нанесён ракетный удар.

Прижатые друг к другу люди снова зароптали.

– Но это же неправильно!..

– Преступление!..

– Только появилась колоссальная возможность изучения внеземной жизни – и лупить по ней ракетами?!

– Там же наши люди!..

– Тише, товарищи! – повысил голос Шарий. – Возможно, мы найдём другой вариант решить проблему. Но пока под угрозой инопланетного вторжения находится огромная территория нашей страны, что чревато гибелью тысяч людей, рисковать мы не будем! Сделаем всё возможное, чтобы избежать жертв. А пока прошу заняться своими делами.

– Нам сообщили, что сюда приедет делегация ООН…

– Вопрос ещё не решён.

Толпа повалила из автобуса наружу, окунаясь в сухой и морозный день января, характеризующий обычную для Тюменской губернии погоду. С утра температура воздуха в районе базы отдыха держалась под минус двадцать градусов, и, возможно, именно холод в самом деле не давал пришлым иновселенским шмелям действовать активнее. Эта мысль пришла в голову Дорохова, когда ветер сыпанул ему в лицо колючую изморозь. Пришлось накидывать капюшон и прикрывать нос ладонью в перчатке.

– Вы сейчас куда, Дионисий Порфирьевич? – спросил он эксперта, уворачивающегося от ветра.

– Пойду в палатку коллег, – ответил физик. – Послушаю, что они говорят, посчитаю кое-что.

– Тогда идёмте вместе.

Обошли цепь БТР, окружившую базу по всему периметру. Несколько минут наблюдали за тем, как группа специалистов в белых северных термокостюмах запускает беспилотники к облакам, не обращая внимания на гору колючей растительной армии, пополняемой падающими на неё «кактусами».

– Рискуют, – неодобрительно сказал Платов.

– Чем? – не понял Дорохов.

– Расположились слишком близко. Если из дыры вынырнет «крокодил», убежать парни не успеют.

– Их наверняка кто-то прикрывает. В оцеплении полно солдат с «Иглами».

– Вы говорили с начальством о посыле вертолёта?

– Говорил, но вопрос остался открытым. В ситуацию влез зам. министра обороны, скоро прилетит сам министр, и всё будет зависеть от их решения. Вряд ли коллеги рискнут отправить новую «вертушку» при постоянной угрозе вторжения. Будут готовить ракетный удар.

– Тогда придётся попрощаться со всеми, кто остался по ту сторону.

– Не будьте пессимистом, Дионисий Порфирьевич, ещё есть время вынести другое решение.

В ухе Дорохова пискнул вызов. Не надевая очки арвижна, он дотронулся пальцем до мочки уха.

– Слушаю.

– Андрей Тарасович, подойдите к палатке номер семь, – раздался в ухе голос директора ФСБ. – Надо обсудить проблему.

– Иду, Павел Васильевич, – ответил Дорохов.

Палатка под номером семь принадлежала экспертам в области биофизики, куда и направлялись генерал со спутником, и оба зашагали к ней.

В палатке, вмещавшей ряд двухэтажных лежаков, два стола и гору аппаратуры, сидели, стояли и расхаживали между стойками с приборами два десятка человек. Большинство было без верхней одежды (в палатке было жарко натоплено), но в свитерах и джемперах разного фасона.

Гости сняли свои полушубки, присоединились к группе мужчин, обступивших стол с экраном компьютера, за которым сидел в одной фланелевой рубашке Шарий. Судя по репликам присутствующих, речь шла о феномене сборки «крокодилов» из неповреждённых частей их тел после попадания в монстров ракеты.

– На Земле тоже имеются подобные прецеденты репродуцирования, – говорил пожилой биолог из лаборатории ФСБ в Новосибирске; у него пробивалась седина в волосах, добавляя шарма широкому, тщательно выбритому лицу. – Если пресноводного полипа гидру джуска[4] разделить на две части, то каждая из частей вновь превратится в полноценную гидру.

– И этот случай далеко не уникален, – поддержал коллегу ещё один биолог из военной лаборатории в Мурманске, в противоположность коллеге лишённый волос на голове, но имеющий густую чёрную бороду. – То же демонстрируют и планарии, и сифонофоры из отряда кишечнополостных. Они вообще состоят из множества сильно дифференцированных органов – отдельно для перемещения, отдельно – для питания, отдельно – для размножения. Эти органы в высокой степени самостоятельны, а некоторые, как например плавательные купола, вообще в определённых случаях способны отделяться от организма и вести независимое существование, как медузы. Да и мы сами, хомо сапиенс, соматически представляем собой государство клеток с весьма условным единством, границами и неделимостью.

– Поддерживаю ваше мнение, Степан Мефодьевич, – кивнул седовласый.

– В таком случае, не являются ли летучие «крокодилы» супербойцами, выращенными в чьих-то лабораториях? – спросил Шарий.

Обступившие стол специалисты обменялись взглядами.

– Подобные технологии при современном уровне науки вряд ли доступны кому бы то ни было, – сказал безволосый эксперт.

– Даже китайцам?

– Всё равно кому. Мы бы знали о существовании экспериментальных организмов в других лабораториях. К примеру, англичане тайно создали существо, соединив три разных ДНК, и нам это известно. Но о создании летающих многосущностных организмов ничего не известно. Ни китайцы, ни американцы таких опытов не производили.

Шарий заметил подошедшего Дорохова.

– Андрей Тарасович, мы обсуждаем идею захвата «крокодила» и о контакте с его хозяевами, как вы к этому отнесётесь?

Дорохов покосился на последовавшего за ним Платова.

– Идея хорошая, но вряд ли осуществимая. Для инициации контакта нужен посыл экспедиции по ту сторону иномерианы. Командиры вторжения сидят где-то там, «крокодилы» лишь их инструмент для изучения нашей реакции.

– Вряд ли наши коллеги из Минобороны согласятся с вашим предложением. Да и команду подобрать непросто.

– Кое-кто из наших спецов готов рискнуть.

Шарий перевёл взгляд на Платова, усмехнулся.

– Понятно кто. Но решение принимаю не я. К тому же… – директор ФСБ недоговорил.

Из-за двойных брезентовых стенок палатки донеслись выстрелы, бухнул взрыв.

Замершие было люди дружно бросились к выходу, расхватывая верхнюю одежду.

Выскочили наружу и Дорохов с физиком.

Гора чужой хищной растительности была видна отсюда отчётливо, а с неба к ней одна за другой выпрыгивали из невидимой дыры чудовищные птицы! Наличием четырёх крыльев они были похожи на уже знакомых летающих «крокодилов», но размерами превосходили их и вместо крокодильих морд имели гигантские клювы.

– Птеродактили! – с дрожью в голосе проговорил Платов.

– Вот именно! – оскалился Дорохов, не чувствуя холода, хотя выскочил без верхней одежды. – Вы же хотели туда направить новую экспедицию.

Где-то неподалёку взвыла сирена.

Со всех сторон к бассейну побежали вооружённые военные в зимнем обмундировании.

Раздались звуки начавших разогреваться вертолётных двигателей.

Взревели двигатели БТР.

Поднялась тревога…

Глава 21
Чем чёрт не шутит

Боем завязавшуюся воздушную дуэль между вертолётом и аэробайком назвать было нельзя. Ми-8 был вооружён гораздо серьёзнее, чем летающий мотоцикл инопланетных торговцев, и мог себе позволить не только вести огонь из пулемётов, коих у него насчитывалось целых четыре встроенных, не считая пулемёта для поддержки пехоты в кабине десанта, но и стрельбу из блоков неуправляемых ракет, пусть и предназначенных для поражения наземных целей, но являвшихся грозным оружием даже для танков. Аэробайк не мог ответить ему тем же, но был маневреннее и обладал более высокой скоростью, чем и спасался какое-то время. Хотя Максим мимолётно подумал, что, если бы у этого Ми-8 были ракеты класса «Гермес-А» с дальностью стрельбы до двадцати километров, вряд ли беглецам удалось бы справиться с отличной российской боевой машиной.

Несколько минут они гонялись друг за другом, причём Максим старался маневрировать таким образом, чтобы постоянно находиться над вертолётом, лишая его возможности стрелять прицельно. Лётчики поняли его замысел, перестали тратить ракеты (по подсчётам Максима их осталось совсем мало), открыли дверцу кабины и открыли огонь из «Корда», закреплённого на шкворневой тумбе.

– Сядь за руль! – крикнул Максим лейтенанту.

Поменялись местами.

Максим освободил свою снайперскую винтовку, с минуту выцеливал пилотов в пилотской кабине, потом решил действовать иначе, не убивая зомбированных людей.

Выстрел прозвучал почти неслышно в гуле вертолётных двигателей, и пулемёт в дверце кабины замолк: крупнокалиберная пуля попала в ствол «Корда», превращая его в металлический цветок.

Лётчики, очевидно, сообразили, что их противник способен не только крутиться волчком, но и уничтожить любого из них, и винтокрылая машина отвернула в сторону, взревев винтами, понеслась прочь от места боя над леском, в котором прятались остальные беглецы во главе с генералом Плащининым.

Мерадзе повернул аэробайк вслед за Ми-8.

– Возвращаемся! – крикнул Максим.

– На хрен! – ответил лейтенант. – Надо добить, иначе они снова вернутся и лупанут по нам ракетами!

– Не лупанут! У них осталось всего ничего!

– Где гарантии? Хотите рискнуть жизнью Вики?

Максим выругался сквозь зубы. Рисковать жизнью доверившихся ему людей, а тем более жизнью любимой девушки, он не хотел.

– Догоняем!

Аэробайк за несколько секунд догнал улепётывающий вертолёт, едва не попал в струю пуль, выпущенную из заднего КВП, что разозлило Мерадзе до матерной угрозы, и завис над Ми-8, прячась в мёртвой для пулемётов зоне над несущим винтом.

– Бей по бакам! – крикнул лейтенант.

Максим прицелился, преодолел желание выстрелить по лопастям машины, что решило бы проблему кардинально, но при этом наверняка погибли бы и все лётчики, так как падение с километровой высоты не оставляло им шансов на спасение, и дважды выстрелил по баку Ми-8 за пилоном с подвешенными блоками ракет.

Вертолёт клюнул носом, за ним потянулась струйка дыма.

– Пересаживаемся!

Мерадзе уступил место водителя, и Максим, сунув ему винтовку, поднял аэробайк над снижавшимся вертолётом.

Летел раненный в брюхо винтокрыл недолго: лётчики не стали рисковать и посадили машину, как только увидели жёлтую песчаную полосу речного пляжа в паре километров от места боя.

– Будем брать?! – азартно предложил Мерадзе.

– Они неплохо вооружены, – напомнил ему Максим. – При всех были штатные «волки», в кабине могли остаться автоматы, плюс пулемёт.

– Высади меня за деревьями, отвлеки их!

Максим прикинул возможность застать лётчиков врасплох и захватить их в плен, хотел последовать совету лейтенанта, и в этот момент между исполинскими «баньянами» Большого Леса замелькали буро-зеленоватые тела гигантских драконов, летящих абсолютно бесшумно.

– Ч-чёрт! – охнул Мерадзе. – «Крокодилы»!

Но это были не знакомые четырёхкрылые «аллигаторы», а самые настоящие гиганты наподобие древних летающих динозавров – птеродактилей – с гигантскими клювами, способными уместить тело человека, и с теми же четырьмя крыльями.

Звери заметили висевший у ствола «баньяна» аппарат. Сначала один повернул в его сторону, потом другой, третий, и, наконец, к аэробайку понеслась целая стая монстров количеством не менее дюжины.

Мерадзе вскинул к плечу «шёпот смерти».

– Не стреляй! – крикнул Максим, стряхивая оцепенение и включая форсаж. – Побереги патроны!

– Повезло, что хоть у этих громадин нет ракет!

– Чёрт их знает, что у них есть, кроме клювов!

Аэромотоцикл свечой вонзился в небо, заставляя стаю «птеродактилей» сделать то же самое.

Мысль вернуться к группе мелькнула и исчезла. Хищников было слишком много, и, даже имея огнемёт и ПЗРК «Игла», попаданцы едва ли смогли бы отбить атаку такого количества зверей.

– Уводим их за собой!

– Понял! Куда?

– К чёрному лесу!

Аэробайк слегка притормозил, чтобы «птеродактили» могли его догнать, и зигзагами понёсся «на север», по направлению к опухоли чёрного леса.

Вся стая гигантских летающих ящеров дисциплинированно повернула за ним, превратившись в «журавлиный клин». Аэробайк мог легко оторваться от них, но Максим не был уверен, что драконы не повернут назад, если он скроется от преследователей, и продолжал рывками уходить вперёд, останавливаться, ждать гигантских летающих псевдодраконов и снова убегать, заставляя их раз за разом бросаться в погоню.

В какой-то момент гиганты вдруг прибавили в скорости, что обеспокоило пилотов, почуявших изменение в поведении хищной стаи.

Два дракона наоборот отстали, ныряя вниз и пропадая в сплошном куполе крон Большого Леса. Максим даже подумал, уж не повернули ли твари обратно, чтобы расправиться с группой прячущихся людей? Однако остальные гиганты продолжали упорно гнаться за беглецами, и Максим понадеялся на военный опыт спецназовцев Плащинина и Савельева. От двух «птеродактилей» они должны были отбиться, имея для этого необходимые средства.

– Может, грохнем парочку зверюг? – крикнул Мерадзе. – У нас ещё остались ваши «теннисные мячики» и «фаустпатрон».

– Пока уведём их подальше, – ответил Максим. – Километров на сто хотя бы. Потом оторвёмся и посмотрим, что они станут делать. Если снова повернут назад, тогда и устроим им Армагеддон.

– Жалко, огнемёта нет, – опечалился Мерадзе.

– Тогда уж неплохо бы иметь что-то посерьёзнее. Пару машин «Солнцепёка»[5], например.

– Да уж, – рассмеялся лейтенант, – остались бы от этой стаи рожки да ножки.

Крылья драконов увеличили частоту взмахов, и пришлось снова ускориться.

Максим прикинул, сколько они уже пролетели. При той скорости, какую поддерживали преследователи (не менее трёхсот километров в час!), выходило, что аэробайк удалился от леска, в котором прятались земляне, километров на восемьдесят. Но этого показалось мало для выполнения задуманного маневра. К тому же пришла мысль навестить чёрный лес и посмотреть, намного ли он увеличил свои владения.

Мерадзе почувствовал колебания командира.

– Возвращаемся?

– Летим дальше, к чёрному лесу.

– Зачем?

– Выясним, что там происходит, откуда взялись эти новые монстры. Лес их выращивает, или они сваливаются сюда из нашего будущего.

– Давай, – согласился лейтенант.

Глава 22
Пробка для дырки

Делегацию ООН всё-таки пришлось доставить к месту событий на территории базы отдыха «Советская», известной своими знаменитыми минеральными источниками. Но гостей ждало немалое разочарование. Не успели представители западных научных институтов, среди которых были, конечно же, и тайные сотрудники спецслужб США и Евросоюза, начать исследование феномена, как из невидимой дыры иномерианы на землю вновь начали выпадать чудовищные создания из неведомого мира: сначала огромное облако четырёхкрылых шмелей, затем эскадрилья «птеродактилей» численностью в три десятка.

Завыла сирена.

Всё гражданское население экспедиции торопливо сбежалось под защиту БТР, заставив отступить и приезжих специалистов. Военные открыли огонь из всего имеющегося у них арсенала. К ним присоединились боевые вертолёты – два Ка-52 и три «Ночных охотника», и всю округу заполнил грохот невиданного боя землян с иновселенскими агрессорами, который длился чуть больше часа.

В результате люди потеряли один Ми-28 с экипажем, один БТР и трёх военнослужащих из оцепления, не успевших спрятаться от «птеродактилей», продемонстрировавших изумительную вёрткость и скорость при таких габаритах, какие они имели.

Рой шмелей был сожжён огнемётами почти полностью, хотя полсотни этих насекомых успели разлететься по окрестностям и попрятаться. Искать их не стали, надеясь на воздействие русского мороза, не раз помогавшего нашим людям отбиться от вражеского нашествия.

Были уничтожены и два десятка «птеродактилей», хотя с ними пришлось повозиться: взорванные ракетами, они лихо – за секунды – восстанавливали былую форму, правда, с меньшими размерами, и стрелять по ним приходилось по три-четыре раза.

Несколько тварей успели сбежать в иномериану, а четыре гиганта сами собой рассыпались по территории базы, и специалисты не сразу сообразили, что происходит, пока уже после окончания боя из горы чужеродных растений вдруг не вырвались ожившие летающие ящеры и не кинулись на потянувшихся из бронетранспортёров и палаток к наблюдательным пунктам людей.

Возникла паника, погибли двое замешкавшихся экспертов, в том числе один специалист из европейского отряда, и прибывший незадолго до боя министр обороны генерал армии Ушаков приказал перенести домики учёных и всю аппаратуру ещё на километр от базы отдыха.

Не все гости согласились с этим распоряжением, многие начали жаловаться во все инстанции, звонить своим руководителям, из Москвы прилетели ответы МИДа и Администрации президента, сам он, наконец, приказал министру обороны «не препятствовать контакту иностранцев с представителями сил нашествия», но Дорохов, принимавший участие во всех заседаниях комиссии безопасности, понял, что приказ президентом отдан формально, для соблюдения политкорректности, что не снимало ответственности со всех руководителей в районе конфликта.

Обдумав мысль Дорохова, а также заручившись поддержкой директора ФСБ и командующего Росгвардией, министр обороны на уговоры иностранных специалистов не поддался.

– Никого к этой тухлой куче инопланетного дерьма не подпускать! – объявил генерал, высокий, узкоплечий, с залысинами, никогда не снимавший очки с арвижн-системой. – Разрешаю работать возле кучи только военспецам второго управления! Всем остальным отвечать: риск смертелен! Ситуация разрядится – пустим к горе и других спецов!

Дорохов в душе согласился с решением министра. Потеря одного из европейских специалистов уже горячо обсуждалась в Интернете с посылом: «русские не способны обеспечить безопасность учёных», – и при этом оголтелом натиске не следовало давать западникам поводов для ругани и обвинений в некомпетентности спецслужб.

С приездом компании Минобороны самому Дорохову отпала надобность в присутствии на месте событий, и он мог спокойно вернуться в Москву. Однако любопытство – чем закончится схватка россиян с нашествием чудовищной растительности – оказалось сильнее прагматичных доводов, и Андрей Тарасович остался. Тем более что директор ФСБ не стал настаивать на отбытии заместителя.

Платов тоже в принципе оказался не у дел, так как не принадлежал к какой-то определённой научной группе. Дорохов взял его с собой спонтанно, выдернув из лаборатории в Институте ядерных исследований, поскольку знал Дионисия Порфирьевича давно и доверял его мнению. Поэтому по территории «Советской» они расхаживали вдвоём, сопровождаемые либо Савкиным, либо Куницыным, либо бойцом спецназа.

К вечеру суматоха вокруг горы выпавших из дыры иномерианы растений улеглась. Всю базу отдыха окружили БТРы и танки Т-90, прибывшие своим ходом из ближайшей воинской части под Тюменью. Делегация ООН, шокированная увиденным, пережившая атаку шмелей и гигантских «птеродактилей», рассеялась по городку из военных палаток, развёрнутому на опушке леса в трёх километрах от базы.

Растительный «мусор» по-прежнему сыпался с неба на территорию с минеральными источниками, расползаясь живым валом со скоростью до двух метров в час. Колючие ветки «саксаула» и змеи лиан вели себя почти как живые существа, демонстрируя невиданную скорость роста, и Дорохов снова подумал о пользе зимних холодов, в какой-то степени сдерживающих агрессивных растительных пришельцев из неведомого мира.

Стемнело ещё в пять часов вечера.

Собрались в палатке Дорохова: сам квартирант, Платов, помощники Дорохова, полковник Куницын и полковник Савкин, и биолог по фамилии Топоров из лаборатории ФСБ под Рязанью, который и затеял обсуждение поведения агрессивного леса. По его мнению, схожесть пришельческих растений с земными можно было объяснить только их родственными связями, из чего следовало, что тоннель иномерианы соединяет не две разные браны-вселенные, а Землю с Землёй же, но из будущего.

Идея показалось интересной не только Платову, и обсуждение её затянулось до ночи. А закончился спор тем, что в палатку заявился полковник Савкин и сообщил, что министр обороны приказал утром запустить в устье иномерианы ракету.

В палатке было тепло, несмотря на двадцатиградусный мороз снаружи, гости сидели вокруг столика со стоящим на нём планшетом Дорохова в рубашках и свитерах, но от слов полковника всем стало холодно. На лице заместителя директора ФСБ сошлись взгляды всех мужчин. Он зябко передёрнул плечами.

– А чего вы, собственно, ждали? Всё шло к тому, что главком в конце концов будет вынужден дать команду ликвидировать угрозу. Министр – его правая рука, он и решил проблему.

– Но там… в этом гадском лесу… остались две группы спецназа, – тихо проговорил Куницын. – Плюс генерал Плащинин из ГРУ, плюс полковник Савельев…

– Плюс племянница президента, – добавил Савкин с кривой улыбкой.

– Неужели риск вторжения перекрывает эти жертвы? – поднял брови Дионисий Порфирьевич.

Дорохов помолчал, взвешивая собственное мнение, включил мобильный.

В ухе пискнуло, зашуршало, затем раздался голос Шария:

– Слушаю, Андрей Тарасович.

– Решение о запуске ракеты в иномериану…

– Принял лично президент, – закончил директор ФСБ.

– Я думал – Ушаков…

– Нет, я присутствовал при разговоре.

– То есть никакие доводы это решение не изменят?

– Боюсь, что нет.

– Что за ракету собираются запустить? Откуда?

– Сюда прилетела бригада наводчиков-ракетчиков для уточнения координат иномерианы и разработки программы полёта. Это будет «Калибр-М». Запуск планируется с борта одного из корветов Каспийской флотилии.

– Почему оттуда?

– Вопрос не ко мне.

– Может, стоит ещё раз поговорить с президентом?

– Не стоит, Андрей Тарасович, если не хотите потерять генеральские погоны.

– Понятно. – Дорохов отключил связь, оглядел полные ожидания лица присутствующих. – Вопрос закрыт, товарищи офицеры. Завтра утром в иномериану запустят «Калибр».

– С атомным зарядом? – поинтересовался Куницын.

– Не спросил, но вряд ли с атомным. Достаточно будет и обычного ВВ. К тому же есть риск промахнуться. А если атомный боеприпас взорвётся не в самой иномериане…

– Дальше можно не продолжать.

– И всё-таки жертвовать двумя десятками человек – не по-божески, – мрачно покачал головой Куницын.

– Хотел бы я посмотреть на твою физию, Коля, – проворчал Савкин, – если бы ты отвечал за исход операции.

Дорохов посмотрел на Топорова.

– Вы всерьёз считаете, что иномериана связывает нас не с другим миром, а с нашим же будущим?

Лицо биолога стало виноватым.

– Если честно, сначала я просто хотел приколоться… а сейчас всё больше нахожу аргументов в пользу своей гипотезы. Не верится, что иная вселенная заросла лесом, идентичным земному. Если только… – Взгляд Топорова остановился.

– Ну-ну, заканчивайте.

– Если только наша вселенная не отпочковалась от какой-то другой, имеющей примерно такие же параметры, – закончил учёный.

– Ну, вы и фантаст, коллега! – улыбнулся Дионисий Порфирьевич.

К палаточному городку прилетели далёкие выстрелы, сменились воплем сирены.

По палатке прошло движение.

Савкин, не успевший раздеться, выбежал. За ним поспешили остальные, последним Дорохов, накидывая на ходу полушубок и хватая со стола бинокль.

Остановившись у стылой глыбы БТР, он вскинул к глазам бинокль и увидел над базой отдыха скрестившиеся на тучах лучи прожекторов, выхватывающие из темноты взблёскивающие металлом чешуйки крылатых ящеров…

Глава 23
Самолёт демонов

Посчитав, что они удалились от лагеря на достаточное расстояние, по прикидкам – километров на сто пятьдесят, Максим решил наконец оторваться от преследователей, увеличил скорость, и… аэробайк весьма ощутимо тряхнуло, словно он налетел на невидимое препятствие, а внутри его кокпита под сиденьем водителя что-то засвистело, будто лопнула труба под давлением. Хотя никаких труб, естественно, в этом неземном мотоцикле не было и в помине.

Скорость резко упала.

– Что случилось? – прокричал Мерадзе. – Такое впечатление, что по нам стрельнули – и пуля попала в бак!

Максим не ответил, отгоняя пугающую мысль: сел аккумулятор! Вторая мысль ещё больше испортила настроение: надо было проверить аккумуляторы ещё в Крепости! Ведь энергии потребовалось много! Сначала на переброску всего отряда подальше от чёрного леса, примерно на двести километров, потом на полёт до Крепости – ещё полторы тысячи километров, потом возвращение – те же самые полторы тысячи, и наконец маневрирование и бегство от «птеродактилей». Кранты? Сдох стерженёк-аккумулятор? Рассыпался, превратился в труху?

Аэробайк ещё раз тряхнуло.

Максим прикусил язык, оглянулся.

Они оторвались от преследователей километров на десять, но гиганты упорно гнались за ними, образовав всё тот же своеобразный «журавлиный» клин, и не собирались сдаваться.

Рукоять поддалась под рукой с трудом.

«Давай!» – мысленно взмолился Максим.

Аппарат нехотя увеличил скорость, но ненадолго. Минут пятнадцать они мчались, удаляясь от «журавлиного клина» на пять, десять, двадцать километров, пока снова не произошло «короткое замыкание» внутри двигателя байка, от которого он содрогнулся и начал снижаться, теряя скорость.

Максим снова оглянулся.

«Птеродактили» отстали, превращаясь в едва видимое пятнышко на горизонте, но, потеряли они беглецов из виду или нет, было непонятно. А впереди уже наливалась мрачной темнотой полоса чёрного леса, до которого оставалось не более двадцати километров.

– Садимся! – крикнул Максим.

В кокпите аэробайка родился прерывистый писк, будто там завелась семейка мышей.

Максим выбрал лесок погуще, выросший кольцом вокруг зеркальца воды, и направил мотоцикл туда с призывом: дотяни!

Аэробайк со скрипом, но выполнил просьбу, дотянул, вламываясь в полосу густого «ольховника», окутавшего «ноги»-корни гигантских «мангров» стопятидесятиметровой высоты, цепью окружавших лесок. Увернувшись последним судорожным рывком от ствола «сосны», он влетел в заросли «акаций» и застрял в них, как сдохший нетопырь.

Удержавшиеся на седле «байкеры» замерли, вслушиваясь в тишину леса и держась за приклады оружия, не пригодного в данном случае для отражения атаки летающих ящеров.

– Тихо… – пробормотал Мерадзе. – Пролетели мимо?

– Не уверен, – покачал головой Максим.

– Подождём? Или побежим назад, пока нас не заметили?

Вместо ответа Максим покачался в седле, проверяя, прочно ли аппарат стоит на упругих кустах «акаций», перелез к багажному отделению седла и достал знакомые инструменты.

– Что ты задумал? – не понял Мерадзе.

– Проверю зарядку, пока есть минутка.

Помня, как он с Редошкиным вскрывал корпус аэробайка, майор отвинтил нужные четырёхгранные «болты» и поднял пластину кокона под сиденьем.

Стержень, питающий энергосистему летающего мотоцикла, посерел и покрылся рыхлыми хлопьями, превратившись в цилиндрик ваты. Надеяться, что он заработает, было нельзя.

Максим вынул «вату», выбросил в траву. Достал запасной цилиндрик, надеясь, что тот ещё послужит. Однако и этот аккумулятор оказался почти весь распавшийся на «вату». Лишь у самого цоколя аккумулятора осталась белая полоска толщиной в один сантиметр, возродившая у Максима надежду. Но хватит ли оставшегося энергоактивного материала на то, чтобы долететь до лагеря, понять было трудно.

– И чо? – осведомился Мерадзе, следивший за манипуляциями командира.

– Попробуем потихонечку доползти к своим, – сказал Максим, стараясь говорить бодро.

Двигатель аппарата завёлся.

Взлетели, обшаривая горизонт в поисках эскадрильи преследователей, никого не увидели, и аппарат скользнул над вершинами двухсотметровых «секвой» в обратную сторону. Но летели недолго. Внутри двигателя аппарата начал свистеть какой-то клапан (судя по звуку), поднять скорость не удалось, для полёта явно не хватало энергии, и Максим понял, что остальной путь до лагеря им придётся преодолевать пешком.

Четверо суток, мелькнуло в голове, не меньше!

Где-то в стороне, за деревьями, раздался треск ломаемых ветвей.

– Упс! – каркнул Мерадзе, вертя головой. – Слышишь?!

Ответить Максим не успел.

В сотне метров от аэробайка между колоссальными древесными стволами замелькали буро-жёлтые рябые тени, и к медленно плывущему аппарату устремились огромные летающие ящеры.

Прыгаем! – хотел крикнуть Максим, хватаясь за рукоять «фаустпатрона». Потом пришла другая идея – нырнуть в кусты первого попавшегося мини-леска и попытаться спрятаться в густых зарослях, надеясь на размеры и неповоротливость преследователей. Всё равно отбиться от нападения даже с помощью «фаустпатрона» и «теннисных гранат» им не удалось бы, ящеров было слишком много. Однако снова его опередили.

Во-первых, аккумулятор аппарата отключился окончательно, породив прощальную дрожь корпуса, и аэробайк начал падать.

Потом снизу вдруг вынырнуло чудище размером с железнодорожный вагон, и аэробайк мягко опустился прямо ему на спину, как будто исполнял задуманный заранее трюк.

И третье: сверху на них свалился огромный рой шмелей, выстраиваясь стометровой колонной, и люди почувствовали оглушающий удар невидимой дубиной, вышибающий из головы сознание. Последней мыслью Максима была: нас программируют! И всё поплыло перед глазами…

Пришёл в себя он от гула, пронзившего, казалось, всё тело с пяток до головы. Глаза ничего не видели, кроме мутного ковра, который оказался пёстрой чешуйчатой шкурой «птеродактиля»: он лежал на ней ничком, свалившись, очевидно, с седла байка.

Гул шёл откуда-то снизу, сотрясая воздух и тело гиганта, и от него почему-то на душе становилось спокойнее, а волна слабости после психотронного импульса шмелей прошла уже спустя несколько секунд после того, как Максим очнулся.

Напрягаясь, как при поднятии огромной тяжести, он перевернулся на спину, потом сел.

Мерадзе лежал по другую сторону аэробайка и не двигался.

Шмели ещё висели над мчавшимся неведомо куда «птеродактилем», но уже не колонной, а вихристым облаком, на которое со всех сторон кидались струи… бабочек! Бабочки гибли сотнями, но продолжали атаки, заставляя насекомых отбиваться от этой живой метели, теряя контроль над ситуацией.

– Лес… – пробормотал Максим вслух, осознавая, наконец, что гул издаёт корневая система Большого Леса, пришедшего на помощь людям.

Гул усилился.

«Птеродактиля» под седоками начала колотить крупная дрожь. Он замахал крыльями невпопад, делая зигзаги, и Максим вынужден был распластаться на чешуйчатой спине гиганта, цепляясь за бугры и наросты.

Аэробайк пополз к хвосту носителя, готовый сорваться вниз с немалой высоты.

Тело потерявшего сознание лейтенанта тоже безвольно соскользнуло к основанию передней пары крыльев «птеродактиля», не издающих при взмахах ни единого звука, в отличие от крыльев-кастаньет «крокодилов». Было видно, как из этих крыльев то и дело вылетают чешуи и «перья», не справляющиеся с вибрацией всего корпуса летуна, порождённой наплывающим из леса гулом.

Максим на карачках добрался до Мерадзе, оттащил его на середину спины зверя, пошлёпал ладонью по щекам.

– Очнись, Мир!

Мерадзе открыл мутные глаза, дёрнулся.

– Спокойно! – сжал его плечо Максим. – Мы сидим на спине ящера. Он куда-то нас несёт.

– Зачем? – вяло выговорил лейтенант.

– Вставай, потом будем выяснять. Попробуем завести байк.

Глаза Мерадзе расширились: он заметил облако шмелей.

– Командир! Над нами…

– Вижу, они хотели нас зазомбировать, да бабочки не дали. Поднимайся, нет времени на охи и ахи.

Мерадзе попытался встать, но рывок «птеродактиля» свалил его с ног.

– Чёрт!

Максим помог лейтенанту подняться на четвереньки.

– За мной!

Они допрыгали до аэробайка, шатаясь с боку на бок при каждом толчке тела «динозавра», с трудом взобрались на седло готового сорваться вниз аппарата.

«Птеродактиль» летел на высоте примерно в пятьсот метров, но и этого хватило бы, чтобы разбиться в лепёшку, соскользни наездники со спины летающей громадины. Скорость полёта упала, ящеру явно было дурно от гула, сотрясавшего тело, и он судорожно метался в воздухе, пытаясь избавиться от неприятных ощущений.

Бабочки продолжали атаковать облако шмелей, и оно постепенно таяло, рассеивалось, не способное закончить психообработку беглецов на спине монстра.

Чёрный лес впереди приблизился. Стало понятно, что «птеродактиль» несёт землян к нему, выполняя какое-то задание. Шмели должны были, очевидно, оглушить пленников, подчинить воле леса, чтобы те не могли сопротивляться, и не оставалось сомнений, зачем это понадобилось хозяину Земли из будущего: чёрный лес хотел получить исполнителей своей воли с большим интеллектуальным потенциалом, нежели был у шмелей, «крокодилов» и «птеродактилей».

Максим нажал на правую рукоять руля, запускающую антигравитационный двигатель аэробайка.

Ничего не произошло.

– Он-таки сдох… – хрипло констатировал Мерадзе.

Максим изо всех сил треснул кулаком по корпусу воздушного мотоцикла в том месте, где располагался блок аккумуляторов.

– Включайся, железяка инопланетная!

«Птеродактиль» в этот момент дёрнулся, закладывая вираж, и аэробайк сорвался с его спины, пикируя на лес, состоящий из «фикусов» и многоходульных «мангров» пополам с «баобабами».

Мерадзе с криком слетел с седла.

Максим тоже чуть не сорвался, но удержался, ухватившись за руль, крикнул, ни к кому особо не обращаясь:

– Да что ж ты творишь, зараза?!

Аппарат вдруг шевельнулся под ним, оживая.

Не включая сознание, на одних рефлексах, на порядок увеличивающих скорость реакции, Максим заставил мотоцикл сделать кульбит, подставил переднее горизонтальное «колесо» под падающее тело Мерадзе, увернулся от толстой ходули «мангра» и постарался плавно опуститься к земле, увидев свободную прогалину.

Двигатель аэробайка отключился окончательно, когда до земли оставалось около тридцати метров, а до «баобаба» с его ветками-антеннами (плантоид, мелькнул в памяти термин Кости) – всего с десяток. Затормозить Максим уже не успел.

К счастью, скорость аппарата была невелика, и хотя они врезались в пузо «баобаба», пострадали не сильно, чего нельзя было сказать о мотоцикле, переднее «колесо» которого загнулось, как крышка консервной банки, а руль вывернуло на все сто восемьдесят градусов.

Мерадзе шмякнуло о светло-жёлтый пупырчатый ствол «баобаба». Максима швырнуло на землю. Пролетев по воздуху несколько метров, он благополучно миновал досковидный корень «фикуса» – это была их роща) и почти не ушибся при падении.

Гул, поднимавшийся из глубин земли, начал стихать.

Но схватка в воздухе между шмелями и бабочками ещё продолжалась, и на лес живым дождём сыпались изувеченные, дёргавшиеся тельца сражающихся насекомых, подчёркивая необычность неземного пейзажа.

– М-мать твою! – поднялся на ноги Мерадзе, держась за плечо.

– Оружие! – крикнул Максим, глядя, как на прогалину между деревьями спускаются «птеродактили».

Лейтенант кинулся подбирать свалившиеся с мотоцикла карабин и «фаустпатрон».

Максим цапнул утонувшую в траве «лобаевку», поискал глазами рассыпавшиеся между корней деревьев «теннисные мячи».

Пока он шарил по траве руками, Мерадзе успел сделать два выстрела по ближайшему гиганту, потом вскинул палку «фаустпатрона» с конусовидным навершием разрядного устройства.

– Не стреляй! – крикнул Максим, но было уже поздно.

Наконечник «фаустпатрона» с треском раскрылся лепестками тюльпана, от него прянула к «динозавру» струя горячего мерцающего воздуха, размывая очертания деревьев за ней. Струя вонзилась в морду ящера и смяла его тело в тонкий выпуклый лист, в плёнку, вбитую в ствол ближайшего «баобаба»!

– Ух ты! – опешил Мерадзе. – Ни фига себе плевательница!

Максим понял его чувства. О характеристиках инопланетного «бластера» лейтенант мог судить только по рассказам Редошкина и Кости, но сам свидетелем испытаний не был.

– Бежим! – Максим рассовал по карманам «ратника» найденные «теннисные мячи», перехватил винтовку поудобней и кинулся под защиту ближайшей «акации», не обращая внимания на её шипы, ободравшие ладони.

Мерадзе замешкался, не спеша расстаться с использованным «фаустпатроном», и это его едва не погубило: сверху на него упал «птеродактиль», норовя цапнуть огромным клювом размером с передок грузовика. Каким-то чудом лейтенант увернулся, сунув в пасть монстра, полную мелких острых зубов, палку «фаустпатрона», но был сбит крылом и с воплем покатился в кусты.

Максим выстрелил, не особенно надеясь на эффективность своего «шёпота смерти».

Но крупнокалиберная пуля всё же заставила ящера вильнуть, пробив его клюв, и Мерадзе успел нырнуть под защиту колючего дерева.

Правда, положение обоих оставалось критическим, потому что к месту боя слетелись ещё несколько чудовищ, отрезая землянам пути отступления, и Максим вытащил из карманов гранаты инопланетного происхождения – всё, что у него осталось от средств защиты.

– У тебя что из бабахов?! – крикнул он.

– «Лимонка»! – ответил Мерадзе, сидя под соседней «акацией»; он имел в виду ручную гранату, имеющую форму лимона.

– По команде! У меня два «мячика». На счёт три уничтожаем трёх зверюг и рвём когти к болотцу! Там либо ныряем в воду, если озеро глубокое, либо скрываемся в кустарнике!

– Понял! Считай!

– Один, два… – начал отсчёт Максим, и в этот момент на барражирующих над рощицей «акаций» ящеров свалился громадный треугольник с пористой серой обшивкой, сбив самого верхнего ящера не хуже удара кувалды: «птеродактиль» буквально развалился на отдельные куски, теряя форму.

Собратья сбитого зверя маханули в разные стороны, вращая крыльями не хуже колибри, однако испугать их было трудно, если вообще возможно, и вся стая ринулась на летательный аппарат, в котором Максим с изумлением узнал самолёт Демонов Войны из Крепости…

Глава 24
Кинжал

Атака «шмелей» и четырёхкрылых «птеродактилей», начавшаяся поздним вечером, оказалась самой мощной из всех, что были ранее.

Погибли трое солдат из оцепления и эксперт из военной лаборатории, неосторожно приблизившийся к бассейну.

Были расплющены два БТРа и сбиты два вертолёта, что разъярило министра обороны до такой степени, что он матом выразил своё отношение к лётчикам вообще и командиру воздушной группы полковнику Бойченко в частности, не сумевшему объяснить подчинённым серьёзность инопланетного вторжения, к которому до этого момента скептически относились все, кто смотрел современные фильмы о войнах с пришельцами либо с удовольствием сражался с монстрами в компьютерных стрелялках. Из разговоров молодых военнослужащих в самом деле можно было сделать вывод, что они воспринимают происходящее как увлекательную компьютерную игру, сквозь призму легкомысленного пофигизма (все геймеры привыкли, что имеют по две-три, а то и десять «жизней»), что и приводило к потере концентрации в реальности и, как следствие, к потере жизни.

Ночь после боя с пришельцами получилась «трясучей»; поспать не удалось никому, в том числе и Дорохову с Платовым. Хотя они и не принимали участия в событиях, вынуждены были выполнять распоряжения вышестоящего начальства.

Разбирались с разрушениями и потерями до самого утра, постоянно ожидая новой атаки. Успокаивали экспертов из делегации ООН, половина которых срочно собралась вернуться к себе домой. Совещались неоднократно, дважды выслушивали советы председателя Совбеза, почему-то оставшегося в Москве, и обсудили заявление президента, принявшего решение получить помощь от Пентагона, предложившего два варианта: выслать в Россию свой самый крутейший спецназ «Дельта Форс» либо ударить по базе отдыха ракетой – новым «Томагавком», способным преодолеть около четырёх тысяч километров. Дивизион этих ракет был недавно развёрнут на Украине.

Это решение повергло представителей Минобороны в шок, так как министр считал, что у России достаточно своих сил и средств для того, чтобы справиться с вторжением захватчиков. Но главнокомандующим вооружёнными силами России был не он, и Ушаков скрепя сердце вынужден был согласиться с «политически мотивированным и корректным» замыслом президента, по сути оставлявшем собственную племянницу Веронику Соловьёву без надежды на спасение ради призрачной заботы о жизнях «миллионов россиян».

Разумеется, настроение у всех силовиков на месте событий упало до отвратительного после всех бесед.

Каково же было удивление Дорохова, когда к нему в пять часов утра в палатку заявился вездесущий и всёзнающий полковник Савкин и сообщил, что министр решил поступить по-своему.

– Что ты имеешь в виду? – хмуро спросил генерал, лежавший на раскладушке полностью одетым.

– С одной стороны, мы показываем кукиш американцам, с другой – решаем проблему с учётом решений президента.

– Конкретнее! – рассердился Дорохов.

– Проходит наш первый вариант – врезать по иномериане, но не «Калибром», а гиперзвуковым «Кинжалом». Его сбросит перехватчик Миг-31 на дальности в сто километров.

– По иномериане?

– Ну, да…

– Или в иномериану? Не чуешь разницы?

Савкин озадаченно почесал затылок.

– Таких нюансов я не знаю.

– Так узнай и доложи, что имеется в виду: ракета взорвётся в нашем мире или в другом.

Полковник нахлобучил меховую шапку и исчез, запустив в палатку ещё один клуб морозного воздуха.

Дорохов снова лёг, выключив свет, потом понял, что не уснёт, встал, умылся (специальной влажной губкой протёр лицо) и включил «Полярник» – термоблок, включавший в себя чайник с заварочным отделением, таблеточную кофемашину и разогреватель консервов. Такими термоблоками снабжались бойцы северного спецназа во время операций где-нибудь в Сибири или Крайнем Севере, и они оказались очень удобными.

Бросив таблетку «Лаваццы» в кофеблок, Дорохов дождался чашки кофе и с удовольствием выпил, хрустя арахисом, постепенно освобождаясь от сонной одури.

Савкин вернулся через двадцать минут, как раз к моменту, когда Андрей Тарасович окончательно пришёл в себя.

– Пойдёмте смотреть, товарищ генерал. До пуска осталось четверть часа.

– Вот и выйдем через четверть часа, – сказал Дорохов. – Даже «Кинжал» с дальности в сто километров будет лететь к нам две минуты, успеем.

Худенький, похожий на деревенского паренька, Савкин расслабился.

– Извините, не подумал.

– Кофе будешь?

– А вы?

– Я только что попил.

– Не откажусь.

Дорохов истратил ещё одну таблетку кофе на чашку.

Пока худенький полковник пил, вытирая вспотевшее лицо платком, генерал позвонил Куницыну, узнал от него, что не все эксперты трусы, многие пытаются работать и по ночам, исследуя в полевых условиях останки шмелей, «динозавров» и образцы чужевселенских лиан.

– Приходится буквально оттаскивать их от горы чёрного леса, – закончил полковник.

– Это их хлеб, – усмехнулся Дорохов. – Когда ещё они встретятся с инопланетной жизнью, не покидая Земли?

– А у меня тут мелькнула мысль…

– Без предисловий.

– Если мы закроем тоннель, к нам ведь уже никто не сможет прилететь оттуда?

– Откуда?

– Из Большого Леса.

– Естественно, это и имелось в виду.

– Там наши люди…

– Не береди душу! Мы все понимаем, на что их обрекли.

– Так почему бы не послать им беспилотник с припасами? Еду там, консервы, оружие? Хоть какая-то помощь…

Дорохов застыл. Мысль Куницына показалась ему дельной.

– Извини, свяжусь с тобой позже. – Генерал нацепил арвижн, связался с Шарием. – Павел Васильевич, отложите запуск «Кинжала»!

– Ты что, Андрей Тарасович? – удивился директор ФСБ. – Не проснулся ещё?

Дорохов торопливо пересказал ему идею Куницына.

– Раньше надо было думать! – отрезал Шарий. – Во-первых, самолёт уже в воздухе, и мы просто не успеем объяснить министру твою придумку. Во-вторых, я знаю его характер, Ушаков если что решил, то не отменит.

– Ясно, – упавшим голосом сказал Дорохов.

– Не переживай, – буркнул Шарий, – в конце концов найдётся способ вернуть наших парней домой.

– Идёмте, товарищ генерал, – сказал Савкин, нетерпеливо топчась у выхода и поглядывая на часы.

Взяли бинокли, привычно застегнулись по горло, накинули капюшоны и вышли в морозное утро января, не сулящее ничего хорошего.

Вне стенок палатки царили темнота и мороз.

Дорохов заметил у соседних палаток одинокие фигуры в белых «арктиках»: кое-кто из населения городка знал о планах оборонщиков и вышел посмотреть на феерию. Но их было мало. Большинство жителей палаточного городка спало, не догадываясь о предстоящей ракетной атаке тоннеля, связывающего вселенные.

База отдыха «Советская» в трёх километрах от лагеря исследователей была освещена прожекторами. Ещё три шпаги света упирались в облачную пелену в том месте, где из невидимой дыры иномерианы кто-то высеивал «зёрна чёрного леса» в виде колючих лохм «саксаула» и лиан.

В лучах света сверкнул металлический блик: военные запустили к облакам беспилотник, предназначенный для коррекции траектории ракеты.

– Сейчас! – нервно прошептал Савкин, поводя окулярами бинокля.

Дорохов прижал к глазам свой.

Ракета – знаменитый российский «Кинжал», способный развивать скорость до десяти махов[6], появилась под слоем облаков в пять минут седьмого. Сверкнув металлом корпуса, небольшая с виду из-за расстояния остроносая иголочка вонзилась в тучи и исчезла.

Дорохов замер, считая секунды.

Всю территорию базы и лесного пояса вокруг обуяла звонкая тишина. Перестал стучать даже движок дизельной электростанции, питающей городок.

Истекла минута. Ничего особенного не случилось. Лишь перестали падать из туч искорки чужих растений. Если взрыв и был, он произошёл, очевидно, по ту сторону иномерианы.

Савкин шумно выдохнул.

– Сработало!

Дорохов промолчал, ясно осознавая, что застрявшие в другой вселенной люди только что потеряли возможность вернуться домой.

Глава 25
Наследие демонов войны

Готовый метнуть в противника «теннисные мячи», Максим оставил свои намерения.

Самолёт из Крепости, явно использующий антигравитационное поле (дюз у него не было, и летал он бесшумно), без особых усилий сбил на землю четырёх «птеродактилей», после чего остальные отступили, взмывая над лесом, либо заполошно метнулись в просветы между стволами «фикусов» метров десяти в диаметре и ещё больших «секвой».

Аппарат догнал одного из монстров, лопатившего воздух четырьмя перепончато-чешуйчатыми крыльями, и впечатал его в землю, превратив в плоский язык шевелящихся чешуй. Затем вернулся к поляне, посчитав свою миссию выполненной, мягко опустился на траву, выпустив нечто вроде лыж или скорее скоб.

Мерадзе полез было из-под полога колючих ветвей «акации» на поляну, но в голову пришла мысль, что самолётом может управлять кто-то из оживших хозяев Крепости, и Максим крикнул:

– Стой! Назад!

Лейтенант послушно юркнул обратно.

– Не понял, командир!

– Посмотрим, кто выйдет.

С писком отскочил треугольник обшивки на горбу аппарата, венчавшем один из концов треугольного корпуса, опустился пандусом на землю. В глубине этого своеобразного люка зашевелилось что-то дымчато-зеленоватое, выдавливающееся, как плёнка газового пузыря.

Сердце ёкнуло.

Максим поднял винтовку.

Однако плёнка лопнула, и на пандус выбрался не жуткий «предок человека» с мордой богомола, а Редошкин собственной персоной с неизменным карабином: ствол на согнутой левой, правая держит рукоять, палец на спусковом крючке. Заметив выглядывающие из кустов лица товарищей, лейтенант осклабился, приветственно вскинул карабин.

– Вы чего тут прячетесь, парни? Не узнаёте?

– Т-ты к-как это… – выдал, заикаясь, Мерадзе.

– Садитесь быстрей, это зверьё сейчас вернётся. Я видел, сюда летят ещё два десятка гадов.

– Как ты здесь оказался?

– Стреляли… – ухмыльнулся Редошкин, вспомнив фразу из бессмертного фильма «Белое солнце пустыни». – Залезайте, чёрт побери!

Неподалёку затрещали ломающиеся ветви деревьев: «птеродактили» собирались в стаю. К тому же над поляной снова начал сгущаться рой шмелей.

Максим выбрался из-под ветвей «акации», снова исцарапав руки. Мерадзе сделал то же самое, но не так ловко: у него были исцарапаны щёки.

Оба подбежали к Редошкину, выглядевшему гордым хозяином «крутой тачки».

– Залезайте, мест хватит всем.

Максим поднялся по двухметровому пандусу и без особого труда протиснулся в треугольный люк.

Он оказался внутри полупрозрачного пузыря (хотя со стороны кабина-бугор самолёта и весь корпус казались металлическими), в котором по кругу размещались шесть сидений, больше похожих на люльки для бычьих туш. Во всяком случае, было понятно, что члены экипажа этого аппарата превосходили людей по размерам чуть ли не вдвое.

Пространство кабины вокруг этих странных кресел-люлек походило на красивый, объёмный, ажурный ковёр, сплетенный из тонких красноватых веточек «виноградной лозы». Никаких приборных панелей, консолей, клавиатур и экранов здесь не было и в помине. А кресла располагались таким образом, что седоки в них должны были сидеть лицом к центральной конструкции, напоминавшей сросток прутьев кустарника, выраставший из пола и вливающийся зонтиком в «ковёр» потолка. Из этого пучка тянулись к каждому креслу узловатые веточки потолще, разветвлявшиеся на концах в подобие рогов с чашечками.

– Абракадабра! – провозгласил Мерадзе, влезший в кабину вслед за командиром. – И как этим хозяйством управлять?

– Да легко. – Редошкин отстранил лейтенанта, занял одно из кресел. – Садитесь, буду инструктировать. Сидеть не очень удобно, габариты владельцев этой машины существенно больше наших, а сиденья, к сожалению, не подстраиваются под задницы седоков. Ну, или я просто не нашёл нужного алгоритма.

За спинами спецназовцев зашипело.

Максим оглянулся.

Но это был звук закрывшегося люка.

В кабине стало темнее, однако спустя секунду разгорелись зеленоватым свечением веточки «ковра» на потолке, и хотя стенки пузыря кабины остались мутно-прозрачными, стал виден каждый завиток «коврового» плетения.

За колпаком кабины что-то мелькнуло, раздался удар по корпусу самолёта, от которого он ощутимо вздрогнул.

– Ссобаки бешеные! – прошипел Редошкин, дотягиваясь до рогов на суковатом манипуляторе.

Подтащив их ближе, сержант нахлобучил дугу с рогами на голову, прижал чашки к вискам.

Из недр аппарата донёсся электрический треск, и самолет скачком вознёсся в небо, сбив зависшего над ним «птеродактиля».

Мерадзе упал на колени от рывка, Максим удержался, вцепившись в спинку кресла, вызывающего ассоциации сросшихся вместе веточек виноградной лозы.

– Да садитесь же! – повторил Редошкин.

Максим сел, проваливаясь в глубину сиденья.

– Натягивайте виджеты!

– Что?

– Вилки с чашками. Это такие мыслесъёмы.

Мерадзе устроился на краешке кресла, подтянул «сук с рогами», сказал с любопытством:

– Откуда ты всё это знаешь?

– Зря мы, что ли, с Софой общались с Сумасходом? – весело ответил Редошкин.

– С кем?!

– С компом Крепости. Командир тебе не рассказывал? Давайте-ка сматываться отсюда, пока эти зверюги не повредили корпус катера. Где тут у них оружие и есть ли оно вообще, я так и не смог выяснить.

Самолёт поднялся под полосу перистых облаков, указывающих на близость приличного размера водоёма.

«Птеродактили», стая которых увеличилась до полусотни особей, остались внизу, не став преследовать беглецов.

– Домой, командир? – посмотрел на Максима лейтенант.

– Пожалуй, – согласился майор, прилаживая своеобразный гаджет управления на голову. – Хотя нет, сначала посмотрим, что творится в чёрном лесу. Давай туда.

– Если хочешь, бери управление на себя.

– Как?

– Корону надел? Сосредоточься и входи в браузер системы управления. Мир не зря говорил, что мозги хозяев Крепости были устроены так же, как и человеческие. Что ещё раз подтверждает твои слова о Демонах Войны: они и вправду наши предки.

– Это не мои слова – сообщение Леса.

– Да какая разница?

Максим сделал глубокий вдох, прижал чашки на концах рогов к вискам, закрыл глаза.

Веки перед зрачками майора стали белыми, как молоко.

Потом в этой молочно-белой пелене родились жемчужные прожилки и в течение секунды-двух заполнили всё пространство видения. Ещё через секунду весь этот необычный паутинный объём растаял, и Максим странным образом увидел пейзаж под аппаратом, будто глядел сразу на все триста шестьдесят градусов!

Самолёт медленно плыл над лесом, уходящим к нечёткому и неблизкому горизонту, но Максиму казалось, что это он сам летит безо всяких приспособлений и крыльев, имея возможность разглядывать ландшафт во всех направлениях сразу.

В уши проник голос Редошкина:

– Как ощущения, командир? Классная система обзора?

– Потрясающе! – ответил Мерадзе вместо Максима.

– Я же говорил, ничего сложного. Комп Крепости даёт такую же картинку.

– Как им управлять? – спросил Максим.

– Сосредоточься на движении. Перед тобой засветятся три колечка, среднее – это коммандер полёта. Увеличь его мысленно, и самолёт полетит быстрее. Колечко слева командует поворотами, справа – не знаю, мне оно не подчиняется. Вообще такое впечатление, будто катером управляли сразу три пилота.

– Как же тебе одному удалось им управлять?

– Софа помог разобраться. Думали, комп самолёта забастует, но всё обошлось. Мы в первую очередь занялись транспортом Крепости, нашли заправку, поэкспериментировали.

– Он что – на бензине летает? – засомневался Мерадзе.

– Нет, у него в хвосте лючок есть и трёхконтактная розетка. Матевосян нашёл в ангаре энергетическую линию, подсоединили обыкновенный кабель, нашли в стенном шкафу, и машина заработала.

– Объясняй, как ты держишь связь с системой управления, – сказал Максим.

– Сосредоточься на движении.

Максим последовал совету, обнаружил колечки, последовал совету лейтенанта, и аппарат рванулся вперёд, как застоявшийся конь.

Мерадзе охнул, упав в глубину кресла.

– Не так резко, – засмеялся Редошкин. – Теперь попробуй маневрировать.

Максим попробовал, пытаясь сдвинуть левое колечко вправо или влево. Колечко не сдвинулось с места. Тогда он мысленным усилием увеличил его, и самолёт повернул направо.

– Отлично! – прокомментировал Редошкин.

– А как сделать, чтобы мы снизились или взлетели?

– Преврати кольцо в горизонтальную черту – он полетит вниз, в вертикальную – вверх.

– Оригинально.

– Ну, такие у конструкторов были мозги.

Максим сделал несколько нырков и взлётов, поэкспериментировал с разворотами аппарата, постепенно привыкая к необычному способу управления неземным самолётом, и Редошкин с весёлым удовлетворением сказал:

– Теперь ты пилот, командуй.

Максим ещё раз проверил реакцию компьютера самолёта на его мысли, убедился в полном послушании чужого «железа» и направил самолёт к полосе чёрного леса на горизонте.

Как оказалось, аппарат хозяев Крепости мог летать со скоростью, в разы превосходящей скорость звука. До границы завоевателя, охарактеризованной поясом выращенных Большим Лесом плантоидов, защитников его территории, состоящих из «баобабов» и многоходульных «мангров», долетели всего за минуту.

Максим поднял самолёт повыше, и бойцы спецназа принялись разглядывать угрюмый «бурелом» внизу, расползающийся гигантской раковой опухолью по территории Большого Леса, уничтожавший его население и справляющийся даже с такими великанами, как двухсотметровые «секвойи».

– Жуть! – сказал Мерадзе.

– По-моему, его площадь увеличилась, – сказал Редошкин. – Быстро распространяется, паразит!

– А там что за дым? – Мерадзе увидел над центром растительной опухоли поток падающих из иномерианы лиан и колючек.

– Тоннель, – ответил Редошкин. – Оттуда и десантируется сюда чёрная зараза.

Внизу под медленно плывущим к центру зарослей самолётом родилось движение – будто ветер выдул из тёмных волн колючих растений струи пыли.

– Нас заметили, – сказал Редошкин. – Командир, шмели. Атакуем?

– Остынь.

Самолёт увеличил скорость, оставляя под собой в кильватере рождающийся «пыльный» след из поднимающихся в воздух туч насекомых.

Загудело!

Сначала Максиму показалось, что гудит какой-то отсек в недрах аппарата, потом пришло озарение: Лес отреагировал на какое-то событие и предупредил людей.

Сердце занозой уколола тревога. Увлёкшись возможностями, открывающимися перед попаданцами в связи с использованием техники Крепости, он совсем забыл о группе, оставленной в районе последней битвы с «птеродактилями».

– Жора, ты виделся с нашими, перед тем как направиться вслед за нами?

– Конечно, – сказал Редошкин. – Они и подсказали, где вас искать. Там была драка, на ребят напали два ящера, убили двоих.

Сердце остановилось.

– Кого?!

– Майора и лейтенанта из группы генерала.

– Точилина?

– Я не спросил.

Сердце заработало вновь.

– Какого дьявола ты сразу не сообщил об этом?!

– Так вас спасал, – виновато шмыгнул носом Редошкин. Добавил понимающе: – С Вероникой всё в порядке.

– Что с остальными?

– Отступили в соседний лесок. Одного ящера уконтропупили, второй улетел.

– Никто не ранен?

– Капитан Барышников помят, крепко ему досталось. Но когда я улетал за вами, он был жив.

– Летим назад! – Максим бросил последний взгляд на дымно-пыльный смерч в центре чёрного леса, и ему показалось, что в самом верхнем его конце что-то блеснуло.

– Командир, подожди… – неуверенно проговорил Редошкин. – Кажется, там что-то выпало из дырки в небе. Может, вертолёт? Или беспилотник?

В душе вспыхнула искра надежды.

– Поворачиваем!

Самолёт прыгнул к дымной колонне…

Глава 26
Назад дороги нет

Это был не вертолёт и не беспилотник – ракета!

Выпав из невидимого окна иномерианы, она спикировала на гигантский горб из колючек и лиан в центре чёрного леса, но взорвалась не сразу, как ожидал Максим. Ракета воткнулась в гору инопланетных растений, пробив её насквозь, и исчезла из глаз, утонув в зарослях. И лишь через три секунды раздался взрыв! Самолёт с землянами в этот момент находился в пяти километрах от столба падающих растений.

Взрыв получился необычным.

Сначала огненный шар уничтожил заросли в месте падения ракеты в радиусе полусотни метров, потом огонь устремился вверх, формируя вихристую колонну, достиг вершины «столба вторжения» и растёкся зонтиком, породив крутящееся грибообразное облако.

Взрывная волна достигла самолёта через пятнадцать секунд, с громом ударила по корпусу, заставив его подпрыгнуть. Но заряд ракеты был не ядерным, и на этом всё закончилось. Впрочем, радость от осознания этого факта была недолгой. Максим только после взрыва осознал, что они находились на волосок от гибели. Потому что, если бы боеприпас оказался атомным, самолёт Крепости вряд ли уцелел бы.

– Вот это сюрприз! – пробормотал Редошкин. – Хорошо, что мы не успели подойти ближе. Кстати, это был «Кинжал», если кому интересно.

– Смотрите, а пыль-то перестала сыпаться? – удивлённо произнёс Мерадзе.

Максим уравновесил самолёт, вгляделся в редеющее дымное облако над кратером, возникшим в горбу центральной растительной опухоли чёрного леса.

Действительно, воздух над кратером очистился и стал прозрачным. Поток падающих ниоткуда растений исчез.

– Абзац! – сказал Редошкин. – Это как же понимать? Тоннель пропал?!

Максим молчал. В голове корчилась в судорогах одна мысль: Робинзон Крузо отдыхает…

Ибо исчезновение тоннеля, связывающего мир Большого Леса с Землёй, означало простую истину: вернуться домой попаданцы теперь не могли…

– Командир? – как сквозь вату послышался тихий голос Редошкина.

Максим очнулся, проговорил почти бодро:

– Ничего не значит, лейтенант. Мы живы – и это главное! Выход найдётся, уверен на сто процентов. Удара «Кинжала» хватило, чтобы нейтрализовать иномериану, но не уничтожить захватчика – чёрный лес. Так что работы нам хватит. Возвращаемся к своим!

Под самолётом снова зашевелились заросли колючек, и в воздух взвились «птеродактили», объединяясь в эскадрилью.

– Эх, нет у нас «бобика»! – с сожалением сказал Мерадзе, повторяя когда-то высказанную Редошкиным фразу; он имел в виду боеприпас объёмного взрыва, получивший у военспецов ласковую кличку «бобик». – Враз отучили бы собираться кодлой!

Максим настроился на маневр, и самолёт Крепости повернул назад, набирая скорость.

* * *

Встреча получилась безрадостной.

Майора Полевого и лейтенанта Тогаева, а также капитана Барышникова, у которого остановилось сердце, уже похоронили, установив на свежих могилах досковидные корни «фикуса» с фамилиями погибших, и компания землян, прятавшаяся в «берёзово-сосново-дубовой» роще, выглядела хмурой. Вероника даже не подошла к Максиму, держась поодаль, как бы подчёркивая, что не время демонстрировать свои чувства в создавшихся условиях.

– Как это случилось? – спросил Максим, не мешая спутникам разглядывать «крепостной» самолёт.

– Они подобрались незаметно, – ответил Сергей Макарович, так как Плащинин промолчал. – Майор зачем-то вышел на поляну, позвал лейтенанта… когда налетели ящеры, они взялись за автоматы, понадеялись на их эффективность…

– Они хотели перебрать обломки контейнеров, – сказал лейтенант Точилин, покривив губы.

– Что значит – незаметно? – не обратил Максим внимания на его слова. – «Динозавры» не стелсы.

– Эти вынырнули как привидения, – буркнул Точилин. – Никто не ожидал. Лучше расскажите, почему вы нас бросили.

– Полегче, приятель! – не выдержал Редошкин. – Сначала узнай, в чём дело, потом обвиняй.

– А вы лучше…

– Лейтенант! – оборвал Точилина генерал.

– Мы увели за собой стаю, – сказал Максим. – Думали, что в погоню за нами бросились все «птеродактили». Потом у байка кончилась энергия, пришлось принимать бой…

Он выложил историю появления Редошкина на самолёте и выпада «Кинжала» из иномерианы, закончил:

– Удара ракеты хватило лишь на нейтрализацию тоннеля. Лес остался целёхонек, не считая кратера в центре диаметром всего в полсотни метров. К тому же он разросся ещё больше и продолжает расти не по дням и часам, а по минутам. Шмелей там полно, летающих ящеров тоже, так что спокойно жить не придётся.

– Хотел бы уточнить, – сказал Плащинин. – Вы говорите, иномериана исчезла. Выходит, путь домой нам отрезан?

– Похоже, что так.

– Вы уверены, что сюда был запущен «Кинжал»?

– Стопудово, – ответил Редошкин.

Плащинин посмотрел на Савельева.

– Неужели нас… бросили?

– Для этого должны были появиться очень веские основания, – покачал головой Сергей Макарович. – Вероятно, чёрный лес начал высаживать свою армию и на территорию России.

Плащинин перевёл взгляд на Карапетяна, обходившего самолёт в паре с Новожиловым.

– Егор Левонович, это возможно?

– Скорее да, чем нет, – ответил физик, теряя интерес к самолёту. – Мы убедились, что иномериана соединяет не только две браны, но и временные эпохи Земли.

– Тогда всё правильно: пожертвовали нами, чтобы оградить территорию под Тюменью от нашествия леса.

– Из собственного будущего, – хихикнул Костя.

– Давайте решать, что делать, товарищи.

– В первую очередь убраться отсюда подальше, – сказал Мерадзе. – «Динозавры» знают, где мы остались, и непременно навестят нас.

– Сначала надо назначить ответственных, – небрежно бросил Точилин, взглядом ища поддержки у Плащинина.

– Мы все тут ответственные, – сказал Редошкин.

– Ваши предложения, майор? – посмотрел на Максима генерал.

– Создать колонию, – легкомысленно предложил Костя. – А что? Русские всегда создавали поселения, открывая другие земли, в частности в Америке.

– Нас слишком мало для колонии, – с сожалением проговорил Новожилов.

– Ничего, выживем, не впервой. К тому же у нас теперь есть Крепость. До неё никакие динозавры не доберутся.

– Ботаник прав. Я тоже предлагаю лететь в Крепость, – сказал Максим. – Во-первых, мы действительно какое-то время поживём спокойно вдали от чёрного леса. Хотя это не снимает с нас обязанности остановить его экспансию.

– Это не наша забота, – возразил Точилин. – Да и как вы собираетесь это сделать?

– Я разговаривал с Лесом…

– Да ладно, – махнул рукой лейтенант, подмигнув Веронике.

Девушка вспыхнула, хотела что-то сказать, но прикусила губу и промолчала.

– Я разговаривал с Лесом, – повторил Максим ровным голосом, – и могу утверждать, что хозяева Крепости обладали серьёзными технологиями, долгое время сдерживающими противника. Эти технологии можно применить и в борьбе с чёрным лесом. Во-вторых, в Крепости можно будет не бояться нападений ни «крокодилов», ни «птеродактилей», если подлатать её прорехи. Ну и в-третьих, там есть и транспорт, и запасы пищи, и оружие.

– Вы хотите питаться пролежавшими тысячи лет консервами? – удивился Точилин. – Не боитесь отравиться?

– Я ел, – пожал плечами Редошкин, – командир пробовал, а Софа вообще прожил на консервах больше месяца, и ничего, остался жив.

– С едой проблем не будет, – сказал Максим. – Лес прокормит. Зато мы получим защиту и возможность не спеша строить свои планы. Кто знает, вдруг отыщется ещё одна иномериана. Ведь ракета космических торговцев, вещами которых и оружием, которое они везли, мы пользовались, каким-то образом оказалась в Лесу? Что, если торговцы и впрямь такие же попаданцы, как и мы, только из другой вселенной? Лес намекнул, что так оно и есть.

– Егор Левонович, такое возможно? Я имею в виду наличие тоннелей, связывающих этот мир с другими вселенными, а не только с нашей?

– Не обязательно, – сказал Карапетян. – Ракета могла залететь сюда из отдалённых районов Леса. Мы его практически ещё не исследовали. Но возможен и вариант майора.

– Обживёмся, остановим нашествие чёрного леса, – сказал Максим, – поищем других жителей Леса, если они существуют. Работы много. Но я почему-то верю, что мы вернёмся домой.

– Когда? – вырвалось у Вероники.

Максим улыбнулся.

– Какая разница? Главное – верить в это. Ведь мы вместе?

Точилин фыркнул.

– Какая удача!

Остальные оживились, вдохновлённые оптимизмом, с каким Максим произнёс речь.

– А мы уместимся? – кивнул на самолёт Костя, не привыкший долго переживать по поводу и без оного. – Или придётся переправляться несколько раз?

– В кабине шесть посадочных мест, – сказал Редошкин. – Нас девять человек, как-нибудь уместимся.

– Вы забыли о лётчиках, – негромко проговорил Сергей Макарович.

Все замолчали, скрестив взгляды на Максиме.

– Не забыли, – ответил он. – Вертолёт был сбит, но не взорвался. Лётчиками мы займёмся позже, тем более что они запрограммированы чёрным лесом. Сначала переедем в Крепость, потом я с группой отправлюсь искать пилотов.

– Зачем? – поинтересовался Точилин. – Чтобы ликвидировать?

– Чтобы спасти.

– Интересно, как это у вас получится?

– Действуйте, майор, – с явным облегчением произнёс Плащинин. – Наверно, это единственное правильное решение в нашем положении. Залезайте в самолёт, товарищи.

– Прошу. – Редошкин повёл за собой физиков.

За ним потянулись Савельев со своим молчаливым помощником майором Спицыным и Плащинин с Точилиным.

Вероника задержалась, заметив, что Максим не спешит занять место в иновселенским аппарате.

– Макс? Почему не садишься?

– Такое впечатление, что мы что-то забыли, упустили из виду, – задумчиво сказал Максим.

Она подошла вплотную, заглянула в его глаза.

– Что мы забыли?

Он притянул девушку к себе.

– Не боишься, что мы остались без связи с родиной?

– Боюсь, – простодушно ответила Вероника. – Но ведь ты что-нибудь придумаешь?

Максим засмеялся, целуя её в губы, и в этот момент с неба на поляну между «секвойями» свалились «птеродактили»!

Это были «новые» ящеры, летающие бесшумно в отличие от старых «крокодилов». Чёрный лес действительно быстро совершенствовал свои активные вооружённые силы, отвоёвывая у Большого Леса плацдарм за плацдармом. Рассчитывать на его мнимую неподвижность было нельзя ни в коем случае.

Мысль мелькнула и исчезла.

Схватив Веронику в охапку, Максим в три прыжка достиг самолёта, швырнул вскрикнувшую девушку в люк на руки высунувшегося в нужный момент Редошкина и выхватил «теннисный мяч».

– Заводи мотор!

Сержант унёс девушку вглубь кабины.

Жёлтый пушистый шар инопланетной гранаты полетел в морду первого клювастого «птеродактиля».

Максим ласточкой нырнул в начавший опускаться люк, оглядываясь на лету.

Взрыв молотом ударил по обшивке самолёта, когда люк уже опустился.

А потом самолёт взлетел, взяв курс на Крепость…

Февраль 2020

1

Козырев Николай Александрович (1908–1983) – астрофизик, доктор физико-математических наук, создатель теории времени.

(обратно)

2

НПО – неопознанные подводные объекты.

(обратно)

3

ФИАН – Физический институт Академии наук.

(обратно)

4

Hydra jusca (латинск.)

(обратно)

5

«Солнцепёк» – тяжёлая огнемётная система ТОС-1A.

(обратно)

6

Мах – единица измерения скорости, равная скорости звука – от 340 до 295 м в сек. (в зависимости от высоты полёта самолёта).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1Побег в будущее
  • Глава 2ГРУ и президент
  • Глава 3А где люди?
  • Глава 4Ещё одна попытка
  • Глава 5Не такого будущего мы ждали
  • Глава 6Лоб в лоб
  • Глава 7Вещие сны
  • Глава 8Ультиматум
  • Глава 9Мир иной
  • Глава 10Разговор с лесом
  • Глава 11К чёрту на кулички
  • Глава 12Вторжение
  • Глава 13Нарушение границы
  • Глава 14Рэкс и в Африке Рэкс
  • Глава 15С кем воюем?!
  • Глава 16Диверсия
  • Глава 17Крепость
  • Глава 18Ракету мне, ракету!
  • Глава 19Не всегда бегущий – трус
  • Глава 20Гильотина решения
  • Глава 21Чем чёрт не шутит
  • Глава 22Пробка для дырки
  • Глава 23Самолёт демонов
  • Глава 24Кинжал
  • Глава 25Наследие демонов войны
  • Глава 26Назад дороги нет
  • Teleserial Book