Читать онлайн Фиктивный брак бесплатно

Глава 1

– Фиктивный брак? – с возмущением и негодованием произнес Алекс, граф Джонатан Крайзстоун третий.

– Почему нет? – пытаясь успокоить сына, произнесла вдовствующая графиня. – Это то, что будет всем выгодно. Бесконечная вереница твоих похождений не очень хорошо отражается на твоем имени и положении как будущего органа власти.

– О чем ты говоришь! Это все очень преувеличено и далеко от правды. Бред какой-то.

Алекс встал из-за стола ручной работы и, похрамывая на правую ногу, подошел к матери. Графиня сидела на диване напротив камина и пила свой утренний чай. Клариса любила пить чай по утрам в кабинете сына. В старинном дворце было около 80 комнат, но кабинет сына был ее любимым местом после смерти мужа. По утрам эту комнату освещали два больших окна, утренние лучи света слегка загораживали ветви столетних дубов, высаженных вдоль аллеи, ведущей в ухоженный сад и чистый пруд с плещущимися рыбами.

Кабинет обставил сам молодой граф. Чисто мужской подход и практицизм, но не лишенный изысканного вкуса и стиля. Книги, письменный стол, два кресла по бокам удобного дивана, а напротив камин, который согревает зимними вечерами и создает особое ощущение уюта и тепла. И конечно, барный столик с выдержанным бургундским столетним бренди.

– Ты сам говорил, что для получения места вице-премьера тебе надо быть женатым, что надо кончать с холостяцкой жизнью. Вот я и предлагаю тебе решение этого вопроса. Жениться ты не хочешь, а жена тебе нужна.

– Но это не шутки, мама!

– А я и не шучу. Фиктивный брак на Саманте Вайтленд решит все твои проблемы.

– На ком? – начиная нервничать, Алекс убрал со лба непослушную прядь волнистых черных волос.

– На Саманте Вайтленд. Только не говори, что ты ее не помнишь, – слегка театрально возмутилась графиня.

– Конечно не помню того, с кем незнаком. Кто это?

– Это, – слегка замялась графиня, – очень красивая, молодая и умная девушка.

– Если она такая умная и красивая, а еще и молодая, то почему не выйдет замуж по-настоящему? Что, женихов нет, или их слишком много? Растерялась бедняжка.

– Алекс, ты циничен и жесток.

– Прости, мам. Но без шуток, почему фиктивный брак? – уже спокойнее спросил граф, присаживаясь в кресле возле матери.

– Дело в том, что отец Саманты, мистер Шарп, владелец угольной шахты, как и мы. Это муж троюродной сестры, моей кузины Моли, что гостит у нас раз в год, когда возвращается из Италии, где у нее свое имение после смерти мужа. Помнишь ее?

– Ее трудно забыть, – закатывая глаза, ответил граф.

– Так вот, мистер Шарп сейчас находится в тяжелом финансовом положении. И ему нужна финансовая поддержка и помощь опытного шахтовладельца. На приобретение шахты он потратил все свои деньги. Но прогадал – шахта не принесла ему стабильности и богатства, а наоборот – обанкротила.

– За финансовой поддержкой он может обратиться в банк или выдать выгодно свою красавицу-дочь.

– В банке ему отказали. У него нет титула.

– А, так вот в чем дело! Они охотники за именем.

– Нет, все не так. Им нужен еще и помощник в деле. А кто, если не ты? Ты лучший в этом деле, – не унималась графиня. – Этот брак – выход для всех.

– Мама, я не готов в своем доме терпеть присутствие не знакомого мне человека, да еще женщину. И не просто женщину, а навязчивую даму в качестве фиктивной жены, – последние слова граф произнес с брезгливостью и неприязнью. Он давно для себя решил остаться холостяком, и ему это хорошо удавалось.

– А тебе и не придется терпеть навязчивую жену, – графиня сложила руки на коленях и невинно посмотрела на сына. – Саманта сама не горит желанием выходить замуж. Тут вы с ней похожи. Единственное, чего она хочет, – это заниматься лошадьми и ни от кого не зависеть. А в нынешнем финансовом положении это невозможно.

– Какое редкое желание, – съязвил граф. – Она избалованная папенькина дочка, с мужеподобной внешностью, повадками конюха и амбициями королевы?

– Ты очень критичен. Девушка хочет большего в этой жизни, чем просто ухаживать за мужем и во всем ему потакать.

– Это откуда, маман, у вас такие своевольные мысли и суждения? Хочет большего, потакать мужу! – вторил он.

– Алекс, не забывайся, – строго парировала графиня, – ты рос в семье, где уважалось мнение и желание каждого члена семьи. Что здесь плохого? Откуда в тебе появился сарказм и высокомерие?

– Маман, вы не так меня поняли, – граф встал и подошел к столику с бренди, плеснул немного янтарной жидкости в хрустальный бокал и выпил ее залпом. В это время суток он не привык употреблять крепкие спиртные напитки, но разговор с мамой озадачил его. Он знал – если графиня чего-то захотела, то любой ценой добьется своего. Эту черту характера он унаследовал от своей мамы. И был этому очень рад.

– Алекс, это выход для нас всех, – не унималась Клариса, – ты получишь место в палате лордов, а они финансовую поддержку и помощь в делах.

– Но что я буду делать со своей женой?

– Жить, как жил раньше. Ты даже не заметишь ее присутствия в своей жизни. Тысячи таких браков в нашем обществе. Ничего сверхъестественного. Так ты подумаешь? – с надеждой спросила графиня.

– Хорошо. Подумаю, – успокоил ее граф.

– Вот и молодец. Да, кстати, они завтра у нас будут обедать, надеюсь, ты будешь приветлив, – уже веселее заявила Клариса.

– Это когда я был неприветлив?

– Всегда. Твое молчание и короткие фразы говорят об этом. Не зря тебя сторонятся в обществе.

– Это вам, женщинам, обязательно надо быть красноречивыми и неугомонными. Как по мне, то это излишне.

– Ты просто невыносим. Я на тебя надеюсь, и не забудь написать официальное приглашение мистеру Шарпу, – довольная своей маленькой победой, графиня вышла из комнаты.

Оставшись в своем кабинете, Алекс задумался о предложении мамы. Последние пять лет она спит и видит, как бы женить его. Но все ее попытки и старания были напрасными. Граф непреклонен в своем решении остаться холостым. В свои тридцать два года он не видел себя в роли любящего мужа. В обществе одной и той же женщины после длительного общения он начинал скучать. Поэтому в обществе слыл вечным ловеласом и холостяком. За ним не числилось бурных и скандальных романов. Его можно было бы назвать скучным и неприметным, но очень перспективным и богатым холостяком. У него не было недостатка в женщинах. Одна любовница сменяла другую. Он всегда был щедрым и искусным любовником. Бывшие его пассии всю жизнь могли бы существовать безбедно при правильном планировании бюджета, оставленного им на прощание. Эта жизнь его устраивала.

Имея графский титул, он должен родить наследника. Но когда и от кого – еще не решил. А вот место вице-премьера по внешней политике ему давно предлагали. Граф Джонатан Крайзстоун третий был умен, прагматичен, настойчив в делах и на все имел свое мнение, к которому прислушивались и которое чтили в обществе.

Роль политика его не тяготила, а даже доставляла удовольствие. Он был на особом счету в палате лордов, и на переговоры с иностранными делегатами для налаживания торгово-экономических отношений всегда отправляли именно Алекса. Такт, острый ум, дипломатия отличали его от других и были кстати. Но для получения должности вице-премьера внешней политики было еще одно требование – быть женатым.

Делая глоток обжигающего и ароматного бренди, Алекс, не моргая, смотрел в окно. Открывающийся пейзаж ухоженного поместья и зеленеющие просторы радовали глаз. Но его мысли витали вокруг предложения матери.

Допив бренди, он решительно подошел к столу, достал чистый лист бумаги и стал писать мистеру Шарпу Вайтленду.

* * *

Графиня Джонатан сидела в кресле, Алекс стоял возле камина, небрежно облокотившись на мраморную ограду, когда дворецкий Грум объявил о приходе мистера Шарпа Вайтленда.

В гостиную вошел улыбающийся, радушный мужчина невысокого роста, с округлым животиком, который его отнюдь не портил, с сединой и поредевшими волосами, которые даже были ему к лицу. Все в нем выдавало добряка и доверчивого человека. Неудивительно, что у него возникли финансовые трудности. В бизнесе надо быть хищником, иначе тебя съедят.

– Рад приветствовать вас, графиня, – откланялся Шарп, целуя протянутую руку Кларисы.

– Благодарю, что нашли время посетить нас. А где же ваша дочь Саманта?

– Прошу ее простить. Она большая любительница лошадей. Носится с ними, как мать со своими детишками. Саманта решила лично отвести свою любимицу в конюшню. Никому ее не доверяет.

– Как мило с ее стороны, – проговорила графиня, – проявлять такую заботу о том, кого любишь.

– Она что, в гости ездит верхом? – возмутился Алекс такому нарушению этикета.

Но тут послышались приближающиеся шаги в коридоре, и в гостиную уверенной походкой вплыла стройная, изящная, среднего роста девушка. Длинные черные, слегка волнистые волосы удерживала только голубая лента, завязанная в виде банта. Это был вызов моде. Никаких завитков, буклей и гулек.

Голубого цвета амазонка сидела по фигуре как нельзя лучше, подчеркивая пышную грудь, тонкую талию и округлые, слегка покачивающиеся бедра девушки при ходьбе. В стройности и длине ног можно было не сомневаться. Воображение уже дорисовывало недостающие элементы увиденного, что и не упустил Алекс, заворожено наблюдая за девушкой со стороны.

– Прошу меня простить, – села в реверансе Саманта. Это был не поклон, а маленький грациозный танец всего тела, – не смогла удержаться от соблазна, чтобы лично не проводить свою Эпону в вашу, известную на весь Лондон, конюшню. Теперь я понимаю – слухи не зря распространяют. Но они и половины не раскрывают истины. Слухи – жалкая пародия на правду, – с восхищением проговорила девушка, не стесняясь казаться нетактичной в своем восхищении и прямолинейности.

– Спасибо, дорогая! – улыбаясь, ответила графиня на бурную речь Саманты.

– Это моя дочь Саманта. Эксцентричность – это ее отличительная черта, – скорее одобряя, чем оправдывая или осуждая поведение дочери, проговорил отец.

– Хозяйка всего этого «счастья», – улыбаясь, протянула для приветствия руку графиня, – и можете меня звать просто Клариса, не люблю всю эту показуху. А это мой сын Алекс, – обернулась она к камину, представляя сына.

Только сейчас взгляды отца и дочери были обращены на графа.

Все это время он стоял молча, не двигаясь, как посторонний зритель в спектакле. Сначала он оценил мистера Шарпа как человека, имеющего мягкий характер и привыкшего себя баловать роскошью. Не удивляло, что он обанкротился.

А вот появление его дочери заставило Алекса замереть. Не отрывая взгляда от девушки, он невольно любовался ее стройной фигурой, грациозной осанкой, плавными и уверенными движениями рук, плеч и всего тела. Все в ней говорило об уверенности и внутренней силе. Речь была лаконичной и чистой, голос приятен и певуч. Последней каплей в его оцепенении были ее глаза – каре-зеленые, полные жизни и огня, обрамленные густыми черными ресницами. Облик дополнял нежный овал лица и полные манящие алые губы.

– Алекс? – окликнула его мама. От нее не скрылось, какими глазами сын смотрит на девушку. Взгляд слишком угрюм, чтобы быть равнодушным. Графиня поздравила себя с маленькой победой. Она на правильном пути.

– Очень приятно познакомиться, – не двигаясь с места, проговорил граф, лишь слегка наклонив голову.

Темно-карие глаза Алекса встретились с каре-зелеными глазами Саманты. Не отрывая взглядов, они будто изучали друг друга в немом поединке. Молчание повисло в гостиной.

– Время обедать, – нарушила тишину графиня. И, обращаясь к дворецкому, велела накрывать на стол.

За столом обстановка была не лучшей. Напряжение так и витало в воздухе. Граф и Саманта молчали. Графиня с мистером Шарпом всячески пытались разрядить обстановку и завязать легкую беседу, но все было тщетно.

Ожидание разговора о браке не давало расслабиться никому. Эту тему должен начать граф. Но Алекс не спешил, он весь обед ненавязчиво наблюдал за девушкой, пытаясь найти в ней хищные черты, присущие всем особам, охотящимся за деньгами и титулом. А она, наоборот, весь обед как будто не замечала и даже игнорировала его присутствие.

Где ее заигрывания? Где ее уловки? Где взмахи ресниц и томные взгляды? Она не похожа на всех знакомых ему женщин, которые пытаются покорить его сердце и присвоить кошелек. Она другая. Колючая.

Только когда подали чай, Алекс обратился к мистеру Шарпу:

– Вы владеете шахтами?

– Да. У меня одна шахта, если быть точным. Но ситуация на ней оставляет желать лучшего.

– И, собственно, поэтому вы решили выдать свою дочь за меня замуж, чтобы наладить свое материальное положение? – прямолинейно и резковато заявил граф.

– Что? – с изумлением воскликнула Саманта.

– Миссис Саманта, вы хорошая актриса, или это действительно для вас новость? – это была первая фраза, которую граф бросил в ее сторону.

– Отец, как понимать эти слова? – игнорируя реплику графа, не унималась девушка.

– Я хотел обсудить эту тему сперва с графом наедине, а потом уже с тобой, дорогая. Но так даже лучше. Дорогая, ты знаешь, я обещал твоей покойной матери и тебе, что не выдам тебя замуж против твоей воли и без любви. И я стараюсь держать свое слово. Брак, который озвучил граф – фиктивный. При желании его можно будет аннулировать через три года, – каждая фраза давалась отцу очень тяжело. – Тем более это уже не так осуждается обществом. Хлопотно, скандально, но можно. Фиктивный брак позволит решить ряд проблем.

Видя, что дочь слушает его внимательно, мистер Шарп продолжил:

– Фиктивный брак – это финансовая помощь и свобода от супружеских обязательств для тебя, дорогая, и положение женатого, но свободного мужчины для графа Крайзстоуна.

– Как я посмотрю, вы уже все решили без меня! Да? – в гневе сверкая глазами, выпалила Саманта, в упор смотря на графа.

Алекс в очередной раз восхитился характером Саманты. Сколько страсти и огня. И ни капли покорности.

– Нет, – заявил граф, – окончательное решение будете принимать вы.

И, обращаясь к мистеру Шарпу, сказал:

– Вы позволите поговорить с вашей дочерью наедине? Этот разговор важен для нас обоих. О ее чести можете не волноваться. Даю слово джентльмена.

Отец посмотрел на дочь. В ней бурлил гнев и протест. В Алексе он увидел мужскую силу и мощь, которая сможет противостоять протесту дочери. Они достойные противники. Один другого стоят. Переведя взгляд на графиню, он нашел в ней союзника в легком кивке головы.

– Хорошо, – дал согласие отец.

Алекс встал из-за стола и, хромая, подошел к Саманте.

Только сейчас девушка заметила, что граф хромает на правую ногу. До этого момента ему удавалось скрывать свой недуг.

Увидев графа, небрежно облокотившегося на боковую стенку камина, Саманта отметила, что он высок, статен, не яркий красавец, но притягивал к себе взгляд. Волосы были чернее ночи, слегка длинноваты и непослушны. Интересно, каковы они на ощупь? Наверняка он упрямец.

Но то, как граф повел себя при знакомстве и за ужином, дало право судить о нем как о снобе и высокомерном ханже. Самовлюбленный тип, одним словом.

За столом она то и дело украдкой бросала беглый взгляд на графа. Ей приходилось прилагать усилия, чтобы не смотреть на него. Голос у графа звучал приятным баритоном, хотя и произнес он всего несколько фраз, которые требовали приличия как хозяина дома. В его манере все говорило о хорошем воспитании, выдержке и силе. Он излучал уверенность. Взгляд карих глаз был открыт и спокоен. За все это время на его лице не промелькнуло ни одной эмоции и улыбки. Она уже стала задумываться, а умеет ли он улыбаться? Или у него кривые и гнилые зубы, которые он тщательно скрывает?

Но какое ей дело до него и его зубов? Сегодня увидела, а завтра забыла. Если бы не уговоры отца, она с удовольствием осталась бы дома.

И вот граф приглашает ее на приватную беседу.

– Позвольте, леди, вас проводить в мой кабинет, – предложил Алекс, протягивая ей свою руку, согнутую в локте.

Саманта встала, но руки своей не подала.

– Давайте без лишних приличий и церемоний!

– Как вам будет угодно.

Родители проводили детей взглядом.

– Все будет хорошо, – стала успокаивать графиня мистера Шарпа, хотя была бы не прочь успокоиться сама.

– Похоже, они достойная пара.

– Похоже на то, – согласилась Клариса.

Выйдя из гостиной, молодые люди прошли длинный холл и вошли в просторную, светлую комнату, где, отметила Саманта, каждый предмет говорил о хорошем вкусе и богатстве хозяина.

– Шерри или виски? – предложил Алекс.

– Воздержусь от предложения. Нет времени распивать и болтать с вами по душам, – ответила она и в упор посмотрела в глаза графу.

– Резковато, но честно, – его заинтриговал брошенный ему вызов. – Уважаю честность в людях.

– О чем вы хотели со мной поговорить? Явно не восхищаться моей честностью и пить виски, – вздернув с вызовом подбородок, не унималась девушка.

– Полученные данные о финансовом состоянии вашего отца плачевны.

– Это надо еще проверить.

– Уже проверил. Не я являюсь причиной банкротства вашего отца, я предлагаю его решение.

Слегка хромая, Алекс подошел к окну, завел руки за спину и, повернувшись к Саманте, продолжил:

– Свобода очень важна для нас обоих. У меня есть желание получить пост вице-премьера внешней политики. Положение холостяка не совместимо с этой должностью. Как я заметил, вы хотите жить свободно и ни от кого не зависеть. И это вам удавалось до сегодняшнего дня, отец сдержал слово, данное вашей матери. Я правильно понял? Уважаю его за это. Но обстоятельства вынуждают его поступиться словом.

Видя, что девушка его слушает внимательно, он продолжил:

– Фиктивный брак сохранит вам свободу, спасет вас от банкротства и вытекающих отсюда последствий. А настоящий брак исключает свободу и требует обязательств.

– Почему я могу вам доверять?

– Но у вас нет причин мне не доверять. Условия нашего брака мы пропишем в брачном договоре. Это вас устроит?

– Я смотрю, вы все продумали. И как долго нам придется играть этот спектакль?

– Три года – вполне достаточный срок. За это время будет восстановлена ваша шахта, а я займу пост вице-премьера внешней политики.

– А если в течение этих лет кто-то из нас влюбится и захочет развестись раньше? – подняв одну бровь вверх, не унималась Саманта.

– С моей стороны это исключено, а вот вам придется подождать. Связи на стороне возможны, но без огласок, скандалов и афиширования в обществе. И вне стен дома. Дом – это святыня, которую надо чтить. Есть еще вопросы?

– А что будет через три года? Вы не задумывались над этим? Наши фамилии будут замешаны в скандале. Что потом? – активно жестикулируя руками, протестовала Саманта.

– Сейчас мы решаем наши проблемы, – спокойно ответил Алекс, без каких-либо эмоций на лице, – а дальше мы будем жить отдельно, каждый своей жизнью. Согласно нашему договору. И, замечу, безбедно до конца своих дней.

– Для вас это очередная деловая сделка? – в сердцах проговорила Саманта и, немного подумав, скрестив руки на груди, продолжила: – Что ж, если все взвесить, то в этом браке нет проигравших и нет ограничений. Это заманчиво.

И подойдя к Алексу ближе, посмотрела ему прямо в глаза.

– У меня есть одно условие.

– Какое? – не отводя своего взгляда, спросил граф.

– На людях мы светская супружеская пара, но дома я буду заниматься тем, чем люблю.

– Чем?

– Лошадьми.

– Лошадьми?

– Да, лошадьми. Предупреждаю, это хлопотное и не совсем женское дело. И к тому же очень дорогое.

– Это все? Или есть еще что-то?

– Все.

– Я согласен.

– Тогда и я согласна.

– Решено. Осталось составить договор и сыграть свадьбу.

Глава 2

Венчание прошло в местном приходе через две недели после первой встречи и составления договора. На венчании присутствовали только родители и сами молодожены.

Объявление о свадьбе было опубликовано в газете за неделю до события. Скоропалительность свадьбы вызвала много пересудов и сплетен в обществе. Версии были разные. Беременность леди Вайтленд. Пылкая любовь и нетерпимость молодых. Боязнь невесты, что жених может соскочить с крючка. Даже смертельная болезнь чуть ли не всех членов семьи и даже самих влюбленных.

Скромность церемонии было обоюдным решением. Молодые не виделись друг с другом до самого венчания. Вторая их встреча произошла в церкви, в этот самый день.

Саманта, в платье кремового цвета, сшитого по последней моде, под руку с отцом вошла в церковь.

Звуки органа заполнили все пространство церкви, отдаваясь эхом в полупустом помещении. Каждая клеточка молодой девушки трепетала от волнения. За эти две недели Саманта тысячи раз порывалась изменить свое решение. Но решение было принято – дороги назад нет.

Кто он, ее будущий муж? Кем он станет для нее? Она о нем ничего не знает. Он для нее загадка.

Они общались в разных кругах общества. Даже если бы и были одного положения, Саманта вряд ли с ним пересеклась. Сплетни она не любит собирать. Ее увлечением были и есть лошади. Все свободное от чтения книг время она проводила в конюшне или на скачках. Выбирала скакунов для размножения. У нее это хорошо получалось. Многие состоятельные джентльмены и коллекционеры лошадей интересовались и прислушивались к ее мнению.

Мысли Алекса не особо отличались от мыслей будущей графини.

Кто она, его будущая жена? Какой частью его жизни она станет?

Красива, своевольна, прагматична, прямолинейна и с огоньком. Скучать с ней ему не придется. Это он знал точно. Если они правда смогут поладить.

Думая о будущем, Алекс невольно залюбовался грациозной походкой, стройной фигурой и точеными чертами лица своей невесты. Резонировал прекрасной картине только взгляд девушки, в нем читался страх, сомнение и недоверие.

Каждый думал о своем, но и об одном и том же.

Слова священника вернули молодых в реальность:

– Жених, вы согласны взять себе в жены леди Саманту Вайтленд?

– Да.

– А вы, невеста, согласны взять себе в законные мужья графа Джонатана Крайзстоуна третьего?

– Да, – без энтузиазма ответила новая графиня.

– Молодые, обменяйтесь кольцами как залог вечной любви и верности.

На безымянном пальце Саманты заблестело золотое фамильное кольцо графа Крайзстоуна третьего.

– Жених может поцеловать невесту.

Алекс посмотрел невесте в глаза и бегло прикоснулся своими губами к губам девушки. Это был даже не поцелуй друзей или знакомых. В нем не было никаких эмоций и чувств. Чего и стоило ожидать от людей, видевшихся второй раз в своей жизни. И этот раз – их свадьба.

Фиктивный брак вступил в силу.

Все бумаги подписаны. Первая и единственная бутылка шампанского выпита.

Для общества – брак состоялся. На одного холостяка стало меньше.

Сразу после свадьбы Алекс уехал осматривать шахту, доставшуюся ему в управление от Вайтленда. Мистер Шарп полностью отдал управление зятю, ссылаясь на то, что ему доверяет и в одном доме не должно быть двух хозяев. Да и стар он стал для реформ и перемен.

Саманте роль графини не очень претила. Одно ее утомляло – это череда приглашений, гостей и бесконечных чаепитий. Приглашения в гости можно было игнорировать, сославшись на срочные дела и отъезд мужа. А за чаепитиями ее выручала мама Алекса. Она была ее спасением. Они сразу нашли общий язык и подружились.

Для всех была придумана легенда пылкой любви с первого взгляда. Доверчивые и простодушные матроны приняли ее и поверили.

А скептическая часть общества продолжала распускать одну сплетню за другой. Особенно незамужние дамы и мамаши с дочерями на выданье так и продолжали бросать колкости в адрес молодой графини.

А вот мужская часть горела желанием познакомиться с Самантой. Уже начали даже придумывать всевозможные истории из ее прошлого.

Одним словом, слухи не унимались. Молодым еще предстояла встреча с обществом.

Одно радовало Саманту – ее мечта стала осуществляться. Теперь в ее распоряжении находилась лучшая конюшня Лондона. В ней обитало несколько чистокровных скакунов. Правда, для такой конюшни маловато иметь всего несколько достойных внимания лошадей.

Но появилась она. И ничто ее не останавливает от разведения чистокровных и самых лучших лошадей. Все в ее руках.

* * *

Две недели фиктивного брака пролетели быстро.

После утренней верховой прогулки на резвом сером жеребце, любимце графа, Саманта въехала во двор и отдала скакуна в руки конюха.

– Как прогулка, госпожа? – искренне поинтересовался молодой конюх Зак.

– Благодарю, прогулка была восхитительной. Орлик не бежал по земле, а нес меня в облаках. А ты уже попривык к новому месту работы?

– Да, спасибо большое, госпожа. Спасибо, что взяли меня. Не знаю, как бы я был без этой работы. Вы так добры ко мне. Я вам обязан, вы спасли меня и моих родных от голода.

– Никого я не спасла. А хороший работник – это большая удача. Тем более нам требовался помощник в конюшне.

– Но до хорошего работника мне еще далеко. Я стараюсь учиться и быть полезным. Спасибо, госпожа, что поверили в меня. Я вас не подведу, – молодой парень так искренне смотрел своими по-детски еще чистыми и открытыми глазами, что не верить ему было невозможно.

– Очень на это надеюсь.

Провожая взглядом хозяйку, молодой парень невольно залюбовался ее красотой и восхитился добрым сердцем.

Летняя погода радовала своим теплом и ясным солнцем, как никогда. Довольная прогулкой, графиня вошла в дом.

Одета она была в обтягивающие серые лосины, заправленные в высокие черные кожаные сапоги для верховой езды, белую рубашку, сидящую по фигуре, с открытым воротом, оголяющим округлости полных грудей, и приталенный жилет в цвет лосинам. Ее наряд был вызовом моде, но такие, как Саманта, и делают моду.

Быстрая скачка растрепала густые волосы девушки, сделав их еще пышнее. Свежий воздух также сделал свое дело – глаза ее горели, щеки разрумянились, довольная улыбка обнажила ряд белых ровных зубов. Все в ней дышало жизнью и энергией. Выглядела она восхитительно.

Саманта вбежала в дом и сразу же направилась в гостиную, зная, что там ее ждет Клариса. За это время они очень подружились. Графиня оказалась доброй, открытой и веселой собеседницей и наставницей. Она на все имела свое мнение и уважала мнение других. С ней было интересно, а главное – легко оставаться самим собой. Саманту удивляло, как у такой добродушной и веселой женщины мог родиться такой категоричный, напыщенный, бездушный, холодный чурбан. Других эпитетов и эмоций он не вызывал.

Сразу после венчания Алекс привез молодую жену в дом. И прямо в холле, не поднимаясь наверх и не показав ей ее комнаты, сказал:

– Это твой дом. Делай, что хочешь, но в пределах разумного и согласно договору.

Не дожидаясь ее ответа, сразу уехал.

Но это было две недели назад. Сейчас, вбегая в гостиную и на ходу снимая кожаные перчатки, Саманта радостно проговорила:

– Клариса, вам надо обязательно прокатиться верхом, погода, как нельзя лучше, благоволит прогулкам. Завтра обязательно поедем вместе, и вы… – не договорив, улыбка медленно сошла с лица девушки. В гостиной свекровь была не одна.

– Дорогая, Алекс приехал, – радостно проговорила она.

Взгляды молодых встретились.

«Она еще красивее и сексуальнее, чем я воображал, – подумал Алекс и тут же обругал себя за ход своих мыслей».

– Вам не страшно прогуливаться в таком виде? – его взгляд прошелся по ее стройным, длинным ногам, округлым бедрам, вздымающейся пышной груди, тонкой шее и остановился на полных ярко-розовых влажных губах.

– А вам не стыдно так нагло на меня смотреть?

– Ваш наряд побуждает такие взгляды.

– Мне расценивать ваши слова как комплимент или фразу ревнивого мужа?

В комнате стало жарко, их взгляды сплелись в поединке и излучали искры.

– Дорогие мои! – вмешалась Клариса. – Вы не виделись с самого дня вашей свадьбы. Мы даже толком не подняли бокалы с шампанским за новый союз, – пыталась разрядить обстановку свекровь.

– За блеф и спектакль, вы хотели сказать, маман!

– Алекс, я еще в здравом уме. И привыкла называть вещи своими именами, – дала отпор сыну мать.

– Прости. – И более спокойно продолжил: – Ужинайте и пейте шампанское без меня. У меня накопилось много дел в городе.

После ухода сына Клариса обратилась к невестке:

– Сегодня – ладно. Но в следующий раз у него не будет выбора.

– Как вас понимать? – спросила Саманта.

– Нам сегодня пришло приглашение на бал от моей двоюродной кузины. И, зная ее настойчивость, отказ исключается. Она наш человек. Бояться нечего. Тем более не вечно же вам прятаться от людей.

И оценивающе посмотрев на Саманту, графиня, улыбаясь, продолжила:

– Мне нравится твой наряд. Очень удобно и практично для верховой езды. Надо расширить выбор туалетов для женщин в этом сезоне.

– Вы так находите? К балу мне можно уже не готовиться? – пошутила девушка.

– Я всегда подозревала, что ты лентяйка.

И гостиная наполнилась звонким женским смехом.

Оставшись одна, после ухода Саманты графиня не сдержала довольную улыбку. Ее порадовала реакция сына на свою жену. Они стоят друг друга. Достойные соперники. А главное то, как они смотрят и реагируют друг на друга. То ли еще будет.

Глава 3

Первый выход в свет новой графини Крайзстоун.

Саманта не ожидала, что этот факт будет ее так волновать.

Правда, до этого вечера она была на нескольких светских раутах более мелкого формата. Отец не имел знатного титула, хоть и считался богатым и благородным человеком. А она никогда не горела желанием быть приглашенной в общество или самой выступать в качестве хозяйки. Их вполне устраивал скромный образ жизни, который они вели. Отец работал, читал книги, играл в шахматы. Она же увлекалась лошадьми и наслаждалась свободой. Отец ни в чем ее не ограничивал и никогда не настаивал на замужестве. Он уважал ее мнение и заботился о ее комфорте. Дочь после смерти жены была для него самым главным. И если бы не финансовые трудности, возникшие так нежданно-негаданно, он бы никогда не пошел на эту уловку.

Девушка особенно тщательно готовилась к сегодняшнему балу. Саманта несколько раз меняла свой наряд и прическу. Все же остановила свой выбор на голубом платье с пышной юбкой, зауженной талией и корсетом с V-образным вырезом, который еще больше подчеркивал пышную девичью грудь. Обнаженные плечи покрывала нежнейшая шифоновая накидка. Горничная на славу поработала и над ее прической. Волосы были подобраны в высокую прическу в виде короны с заколкой сбоку в виде лилии.

– Госпожа, вы ослепительны! Вам так к лицу платье и лилия в волосах, – не удержалась от похвалы горничная. – Никто на балу не устоит от вашей красоты.

– Тогда, надеюсь, полы будут застелены коврами, – пошутила графиня.

– Это еще зачем? – послышался баритон Алекса за спиной молодых девушек.

Графиня резко обернулась на голос мужа.

– Что вы здесь делаете? – резко спросила Саманта.

– Прошу прощения, – поспешила вмешаться горничная, – я буду внизу, если понадоблюсь. От серьезного взгляда хозяина у нее пошли мурашки по телу, и она поспешила покинуть комнату.

– Решил лично проверить, в каком одеянии лондонское общество будет лицезреть мою жену, – без каких-либо эмоций сказал граф.

Медленно поднявшись с пуфа и вздернув подбородок, Саманта ответила:

– Вы довольны?

– Вполне. Но есть одна деталь.

– Какая?

– На вас нет фамильных украшений Крайзстоунов.

И тут он из-за спины достал руку с бархатной шкатулкой. Медленно открыл крышку. На бархатной основе засверкала инкрустированная бриллиантами диадема. Красота изделия радовала глаз и манила примерить.

– Боюсь, придется немного изменить ваш наряд и заменить брошь в ваших волосах на диадему.

– У меня есть выбор? – решила поегозить графиня. Но восхищенный взгляд красноречиво говорил сам за себя.

– А разве вы сами не хотите ее примерить?

– Нет.

Сам не ожидая от себя такого, Алекс резко протянул руку и указательным пальцем накрыл полные губы жены. От этого невинного прикосновения оба были ошарашены и даже одновременно судорожно сглотнули.

– Тсс! – прошептал граф, беря себя в руки. – Не загоняйте себя в угол. Просто примерьте.

Губы жены манили к себе.

Она ощущала жар на губах только от одного его прикосновения.

Что это?

Алекс нехотя убрал палец с ее губ и протянул диадему.

– Один ноль в вашу пользу, – проговорила Саманта и взяла диадему.

* * *

Дом кузины Беатрис был полон гостей. Бальные залы были переполнены танцующими парами, шампанское лилось рекой, смех наполнял и оживлял просторные комнаты, залитые ярким светом.

Кузина Беатрис слыла своим гостеприимством, радушием и утонченным вкусом в выборе туалетов.

Несмотря на ее невысокий титул, получить похвалу и ее одобрение дорогого стоило. Она могла одним своим словом дать новое веяние моды. Дать жизнь одному наряду и утопить другой. Критика резка, похвала коротка. Дамы с замирающим сердцем и особой тщательностью готовились к встрече с баронессой.

Граф в обществе своих дам прибыл на бал. На лестнице их встретил хорошо вышколенный дворецкий и громко объявил об их приходе:

– Граф Алекс Крайзстоун и графиня Саманта Крайзстоун.

В зале повисла тишина. Взгляды всех были обращены на вошедшую молодую пару.

Алекс слегка наклонился к супруге и на ухо еле слышно сказал:

– С дебютом. Будьте готовы ко всему. Ваше остроумие вам может пригодиться.

– Мне до вас далеко, – парировала Саманта, сама дрожа от волнения, как осиновый лист.

– Тогда не отходите от меня далеко.

Алекс взял жену под руку и подвел к хозяевам.

– Позвольте представить вам мою супругу – графиню Саманту, – галантно проговорил граф. – И хозяйку этого прекрасного дома баронессу Беатрис, мою тетушку, и ее супруга барона Уайтленда. Или дядюшку Дерека.

Баронесса стукнула своим веером Алекса по плечу и с упреком проговорила:

– Сорванец и негодник. Так долго от нас прятал свою красавицу-жену. Но теперь я понимаю почему. Она того стоит. За такой красотой надо приглядывать.

И, уже обращаясь к Саманте, сказала:

– Дорогая моя, не позволяйте больше Алексу вас скрывать и прятать. Он страшный ревнивец и собственник. Для меня большая честь – первой представить вас обществу. Вперед – покорять и ослеплять высший свет Лондона.

И, взяв девушку под руку, повела в зал знакомить с любопытной толпой.

Последующие два часа были самыми сумбурными и, на взгляд Саманты, бессмысленными. Ни одного имени она не запомнила. Только кивала и разминала мимические мышцы лица в улыбке.

– А вы не только красивая, но умная и стойкая девушка. Я рада выбору своего племянника, – проговорила баронесса в перерыве между танцами и вереницей гостей. – Вы пользуетесь популярностью.

Все это время баронесса и вдовствующая графиня не отходили от Саманты. Но их опека была и не нужна. Девушка с должным достоинством принимала комплименты и даже колкости от завистливых особ.

– Да вы не так дурны, как мы ожидали. Граф вас так долго прятал, что мы стали думать о самом худшем, – с завистью произнесла заядлая сплетница мисс Дорати, мать троих дочерей на выданье.

– Я даже не знаю, что думать. Вы расстроены или радуетесь, что я не так дурна? – парировала отпор Саманта. Рядом стоящие гости залились одобряющим смехом.

Мисс Дорати не ожидала такого отпора от молодой девушки. Залупала своими выпученными глазками, судорожно замахала веером и поспешила отойти в сторону.

* * *

Алекс периодически подходил к своим женщинам, но оставаться с ними надолго не получалось.

Саманта отметила, что ее муж пользуется уважением в обществе. Мужчины были искренне рады его видеть, а дамы различных возрастов боролись за его внимание.

И сейчас на руке графа буквально повисла дама с огненно-рыжими волосами в кричаще-красном платье.

– Кто это дама? – не удержалась от вопроса Саманта.

– Это вдова баронесса Элизабет Милбит, охотница за богатыми мужьями и любовниками. Удачно вышла замуж за старика, который удачно умер через год и оставил ей титул и богатство. Траур закончился, и охота для нее началась. Еще та штучка. Но тебе не стоит волноваться. Она за Алексом уже бегает года три. И все безуспешно. Ее мечта – стать графиней Джонатан – провалилась еще два года назад, а теперь тем более, – подбодрила ее Беатрис.

– Саманта, это ты? – раздался радостный голос сбоку.

Девушка обернулась и увидела своего отца, а рядом с ним стояла ее первая любовь, кузен Стивен.

– Папа, как я рада, что ты тоже пришел! – обрадовалась девушка, целуя его в щеку.

– Неужели ты думала, что я пропущу твой первый бал в роли графини Крайзстоун? Но я не один. Надеюсь, ты помнишь кузена Стивена?

– С трудом, но узнаю.

– Постарел? – изобразив смущение, проговорил Стивен.

– Ты все также шутишь.

– Бывает. Но, дорогая кузина, это вас не узнать. Вы стали еще краше, от вас глаз не оторвать.

– Но когда это мы стали с тобой на «вы»?

– В тот момент, дорогая кузина, когда вы стали графиней, – шутил Стивен. – Если у вас свободен хоть один танец, прошу подарить его мне, вашему пажу и верному слуге.

– Стивен, ты невыносим. И все тот же сумасброд. Но ваша госпожа сегодня милостива и подарит вам один танец, – поддержала игру девушка, и молодые люди одновременно залились смехом, привлекая к себе внимание окружающих.

Весь вечер Алекс искал взглядом Саманту, ловил ее усмешки и жесты. Она была в своей тарелке. Играла свою роль. Никто не сказал бы, что это у нее первый такой бал. За два часа она ухитрилась обрести вереницу поклонников и ухажеров. Бальная карта была расписана до последнего танца. Но с ухажерами у нее появились и завистницы ее успеху.

Успех ей принесли ревнивые взгляды женщин и пожирающие, похотливые взгляды мужчин.

Очередной ее смех, и Алекс весь во внимании. Дамы, которые ему оказывали знаки внимания, стали безлики.

– Прошу меня простить. С вашего разрешения, я покину вас. – И снял со своей руки руку баронессы Элизабет, которая не отходила от него весь вечер и буквально прилипла к его руке.

– Алекс, мы будем скучать. И помните, вы мне обещали кадриль, – жеманно надувая губки, проворковала баронесса.

– Непременно. – И граф удалился в игровую комнату.

От взгляда баронессы не ускользнула холодность в отношениях молодых. Они никак не походили на влюбленных молодоженов. Граф не радовал своим вниманием молодую супругу. Но это не уменьшало ее гнева в адрес Саманты. Баронесса добивалась благосклонности графа не первый год. Ее мечта – стать графиней Крайзстоун – сорвалась два года назад. На все ее изощрения и уловки он не реагировал. И ей пришлось выйти замуж за этого старого, скучного и жадного барона Милбита. Но небеса были к ней благосклонны, и она очень скоро стала вдовой. И теперь, когда она богатая, но не так, как хотела, титулованная и свободная вдова, у нее появился шанс. Но Алекс женился. Роль жены занята. Зато есть роль любовницы. Это ее устраивало бы. Охота началась.

Бал был еще в разгаре, никто из гостей не спешил домой.

Саманта, уставшая от потока новых лиц, танцев и вынужденной улыбки, выскочила на террасу. Она укрылась за живой изгородью из вьющейся чайной розы, благоухание которой наполнило вечерний воздух. И стала дышать полной грудью, наслаждаясь свежим воздухом и уединением.

Но тут послышались приближающиеся женские голоса:

– Но он же калека, и ему далеко до красавца.

– Но как он богат! А хромота – это не смертельно. А если бы ты знала, какой он любовник, то хромоту и не заметила бы. О таком мужчине можно только мечтать.

– А ты откуда знаешь? Можно подумать, ты была его любовницей.

– Еще нет. Но слухи о его пылкости и выносливости в постели небезосновательны. Со всеми своими любовницами инициатором разрыва всегда являлся граф. И всех своих пассий он щедро одаривает подарками и деньгами, хватает не на один год роскошной жизни. Каждая его любовница пыталась его вернуть назад.

– А он?

– А граф непоколебим в своем решении. Вот сейчас его внимания добивается баронесса Милбит.

В разговор вмешалась еще одна девушка:

– Вряд ли у нее это получится. Вы видели молодую графиню?

– Да, графиня Крайзстоун молода и не дурна собой. Если только сам граф не остынет к жене со временем, баронесса опять останется с носом.

Девушки дружно захихикали, радуясь своему остроумию, и вернулись в дом.

Саманта потеряла дар речи. Только что обсуждали ее и ее мужа. Оказывается, он пользуется популярностью у дам различного положения. На него даже открыта охота.

От этих мыслей ее оторвал знакомый голос:

– Я так и знал, что найду тебя здесь. Ты всегда любила прятаться в кустах и деревьях.

– Стивен, не думала, что ты помнишь!

– Я много чего помню про тебя, стрекоза, – проговорил кузен, приближаясь к Саманте.

– Так меня называл только ты, – окунувшись в воспоминания, проговорила она. – А еще я вечно за тобой бегала, и ты считал меня назойливой девчонкой.

– Не может такого быть, – театрально хватаясь за сердце, проговорил Стивен.

– Ты все дурачишься и шутишь. – И более серьезно проговорила: – А ты приехал надолго?

– Думал, надолго, но я опоздал, – серьезно произнес кузен, беря ее за руку. – Я опоздал всего на месяц.

– Стивен, о чем ты? – спросила графиня, забирая свою руку из его рук и поворачиваясь к нему спиной.

– Ты любишь мужа?

– Ты нетактичен!

– Прости, не удержался.

– Мне пора в зал, наверное, графиня заждалась.

И, оборачиваясь к Стивену, посмотрела ему в глаза:

– У тебя были годы. Но ты опоздал на один месяц.

Девушка покинула террасу.

Долгими ночами в детстве она мечтала о тайных встречах и невинных поцелуях со своим кузеном. Представляла его своим героем и спасителем во всевозможных приключениях. Она боролась за внимание с его стороны, но семь лет разницы в возрасте тогда были очень не кстати. Стивен уже тогда пользовался большим вниманием у дам и молодых девушек. На нее он смотрел, как на ребенка. Но мечтать – не запретишь, особенно молодым особам с бурной фантазией.

Сегодня, оставляя кузена одного на террасе, она не испытала грусти или сожаления.

Остаток вечера Саманта провела в обществе свекрови и череде кавалеров, которые сменяли один другого в веренице танцев.

Мужа она больше не видела на этом балу. Домой они приехали врозь.

Глава 4

После бала дни пошли своим чередом.

Для новой графини жизнь забурлила активнее. Потоки гостей, чаепитий, походы по магазинам. Особенно много времени приходилось проводить у модистки Моли. Бесконечное снятие мерок, подбор фасонов и тканей.

Саманта и сама не догадывалась, что в роли графини ей понадобится такое большое количество нарядов. Но время, проведенное в обществе свекрови и неугомонной мисс Моли, компенсировало все тяготы утомительных примерок.

Очаровашка Моли, как она сама любила себя называть, была очень жизнерадостной и живой женщиной неопределенного возраста. И она по праву считалась богиней в области стиля и покроя. Ее зоркий взгляд подмечал все прелести и недостатки в фигуре, о коих она никогда не умалчивала. И никто в здравом уме на нее не обижался, потому что она предлагала решение всех трудностей.

– Графиня, вы на удивление гармонично сложены. Правда, веса в вас маловато, но мужчины таких любят. Говорят, граф от вас без ума, – искренне произнесла мисс Моли.

– И кто говорит?

– Та тут разве всех припомнишь, но последние разговоры только о вас.

– Они очень хорошо смотрятся вместе, – поддержала разговор свекровь, – моему сыну повезло с красавицей-женой.

Похоже, их фиктивный брак на людях выглядит как настоящий. Саманте от этого открытия стало даже смешно. Она заулыбалась своим мыслям.

Ее улыбку каждый трактовал по-своему.

– У меня для вас есть отличный пеньюар. Граф не устоит перед такой красотой, я вам гарантирую, – заулыбалась мисс Моли, подмигивая Кларисе.

От увиденного пеньюара Саманта не смогла отказаться, хотя и понимала, что покупает его не для графа.

Но самым любимым времяпрепровождением графини было находиться в конюшне и на ипподроме, присматривая новых лошадей. Она стала воплощать в жизнь свою идею по разведению племенных лошадей. Это хлопотно и дорого, но прибыльно. Тем более граф сдержал свое слово и выделил ей через своего поверенного мистера Рубена приличную сумму денег на осуществление своих планов. Здесь она чувствовала себя как дома.

Так и текли дни молодой графини.

С графом они виделись редко и только мельком. Большую часть времени он проводил в своей конторе, расположенной ближе к порту. Работы всегда было много, а теперь тем более.

Как бы ни силился граф полностью погрузиться в работу, у него не очень получалось.

Его мысли витали вокруг жены. Он не мог не признавать, что его тянет к ней. И с каждым днем все сильнее. Буквально ловил каждое ее слово. Каждая улыбка согревала его сердце. Ему приходилось заставлять себя быть на расстоянии, не думать о ней.

Алекс стал реже появляться дома. Уходил рано, приходил за полночь. Днем загружал себя работой, а вечерами засиживался в клубе. И при первой удобной возможности решил лично посетить шахту мистера Шарпа.

Мистер Шарп считал, что проблема его банкротства – в некачественном угле и отсутствии рынка сбыта такого угля. Да еще пришлось закрыть несколько северных стволов из-за отсутствия угля в них. А это привело к большим затратам впустую.

Но, по мнению Алекса, проблема могла еще быть и в полном доверии управляющему. Поэтому он и поехал на шахту без предупреждения.

Интуиция его не подвела.

Приехав на шахту, он удачно застал забастовку шахтеров. Рабочие были одеты в старые и очень грязные одежды. Их лица перемазаны угольной пылью. Запах нищеты витал вокруг. Но наиболее запоминающимися были взгляды мужчин. В них читались гнев и отчаянье. Кто-то возмущался и активно жестикулировал руками, а кто-то, понурив голову, просто молчал.

Во всем этом хаосе было трудно разобрать суть забастовки. Но граф догадывался, в чем причина. Пройдя мимо толпы негодующих рабочих, он сразу поднялся в контору управляющего Бредли Рампа.

Первое впечатление было не из приятных. Рамп был невысокого роста, худощавый, одетый в грязную мешковатую одежду. Бриться он явно не любил, а вот употреблять алкоголь – даже очень. Подтверждением тому было заплывшее лицо и хронический запах перегара. Но самое неприятное, что было в нем, – это его поросячьи черненькие глазки.

Управляющий сразу вызвал недоверие у Алекса.

– Вы кто? И что вам надо? – грубо спросил управляющий Алекса.

– Я граф Джонатан, новый хозяин этой шахты. А вы, как я понимаю, мистер Бредли Рамп.

Удивление и гнев отразилось на лице Рампа, но он быстро взял себя в руки и, улыбаясь, начал кланяться в извинениях:

– Простите, не ждал вас так скоро в нашей глуши. Вы бы предупредили, я бы приготовился.

– Но я здесь и даже вовремя. Вы не находите, что пора бы уже пойти и выслушать рабочих, разобраться, почему они не работают, а толпятся возле вашей конторы?

– Конечно, я как раз собирался это сделать, – кланяясь и бегая маленькими глазками по сторонам, затараторил Рамп.

Выйдя к шахтерам, Алекс сразу представился:

– Я граф Джонатан, новый владелец шахты.

Наступила тишина.

– С чем связано сегодняшнее собрание? – спросил он.

Шахтеры заговорили одновременно и очень эмоционально.

Ничего не разобрав, Алекс поднял вверх руку и сказал:

– Пусть говорит кто-то один, или каждый по очереди.

– Пусть говорит Грей, – кто-то сказал из толпы, и все его поддержали.

Вперед вышел рослый мужчина лет тридцати. Поношенная одежда и крупные мозолистые руки говорили о том, что он – один из рабочих.

– Мы хотим, чтобы нам подняли зарплату. На эти деньги уже не прокормить семью. Наши дети вынуждены работать в шахте, чтобы помочь семье. А платят им в два раза меньше. А еще ввели штрафы за мельчайшие нарушения.

– Да! Да! – поддержали его шахтеры.

– Но вам дважды поднимали зарплату! В последний раз две недели назад.

Алекс перевел взгляд и внимательно посмотрел на управляющего, ожидая ответа.

– Никакого повышения не было уже больше года, – за него ответили возмущенные рабочие.

– Сколько вы сейчас получаете?

– Пять долларов в неделю, а детям платят три доллара, – ответил Грей.

– По моим данным, вам подняли зарплату до 9 долларов. Как это понимать, мистер Бредли? – спросил граф.

Рамп сжался и стал еще меньше, чем казался до этого. Засуетился на месте, переминая худенькими ножками. Он не знал, от кого спасаться, то ли от возмущенных шахтеров, то ли от графа, который выглядел страшнее рабочих в своем гневе. Есть одно спасение – бегство.

– Хватай гада! – закричали рабочие и ринулись на него.

– Стоять! – закричал граф.

И все, включая управляющего, замерли на месте.

– Решать буду я, что с ним делать. Грей и еще двое парней, ведите мистера Рампа в кабинет. А все остальные оставайтесь здесь. Я во всем разберусь с мистером Рампом.

Разбираться пришлось недолго. Рабочим действительно выплачивали старую зарплату, да еще штрафовали за опоздания, медлительность и маленькую недельную выработку. А разницу в зарплате Рамп присваивал себе или, как он выразился, откладывал на ремонт шахты.

– Вы уволены! – недолго думая, принял решение Алекс.

– Как так? Я десять лет работаю на этой шахте. Я работал на благо мистера Вайтленда. Моя экономия была только ради него. Вы не можете меня уволить. Здесь все держится на мне. Шахта работает благодаря мне. Я свое здоровье угробил на этой шахте.

– Вы уволены! – безапелляционно заявил граф. – Я не желаю иметь дело с вором и предателем. И не забудьте в течение двух дней съехать с дома, который занимаете в качестве управляющего. Да, и оставьте ключи от конторы, складов и сейфа.

– Но там мои вещи и деньги.

– Уже нет. Эти деньги пойдут на выплату задолженности рабочим.

– Но это мои деньги.

– Вы очень сильно ошибаетесь, это мои деньги и деньги шахтеров.

Покидая контору, Рамп бросил напоследок:

– Вы пожалеете об этом. И очень сильно. Я вам обещаю, – он весь кипел от гнева, а маленькие глазки стали еще меньше.

– Я жалею, что вас не уволил раньше.

После ухода управляющего Грей сказал:

– Будьте осторожны, Рамп нечист на руку. От него можно ожидать любой подлости.

– Значит, будем начеку. Противника нельзя недооценивать. Ты писать, читать и считать умеешь? – недолго думая, спросил Алекс.

– Да. Правда, совсем немного. Меня успел научить еще старый священник до своей смерти.

– Значит, новым управляющим будешь ты. Тебе шахтеры верят, и у меня ты вызываешь доверие.

– Спасибо, мистер Джонатан. Я постараюсь вас не подвести.

– Очень на это надеюсь. – И, приступая сразу к делу, спросил: – Много детей работает на шахте?

– Больше двадцати. С восьми лет Бредли уже брал на работу. Они работают с нами наравне, а получают два-три доллара в неделю, в зависимости от возраста. Кто поменьше – два доллара.

– Я так понимаю, в школу они не ходят? – уточнил граф.

– А у нас нет школы. Есть школа в соседнем селе, но наши дети туда не ходят. Очень далеко.

– Сколько всего детей в деревне?

– Около сорока.

– Хорошо, решим вопрос со школой.

В задумчивости граф завел руки за спину и стал смотреть в запыленное окно конторы.

– Значит, так, – приняв решение, заявил граф, – всем рабочим будет выплачена недостающая сумма за последние шесть месяцев. Дети больше не будут работать в шахте, только после шестнадцати лет.

– Но многие семьи не выживут, если дети не будут работать, – сказал Грей, а рядом стоящие рабочие его поддержали.

– Дети будут ходить в школу. Ее мы построим в вашей деревне. Учителя я пришлю из Лондона. А работать дети будут, если захотят, но не в шахте. Я обратил внимание, что вокруг деревни растет большой фруктовый сад. Вот на уборке урожая и понадобится детская и женская сила.

– Но сад старый. Яблони почти не родят.

– Обновим деревья, произведем обрезку, наладим полив. И начнут родить яблони. А пока пойдем к шахтерам, я объявлю о своем решении.

– Спасибо, мистер Джонатан. Вы не пожалеете, что поверили в нас.

Вечером того же дня Алекс уже не пожалел о содеянном.

Он лично видел качество угля. Уголь был хороший, конкурентоспособный.

А просмотрев все бумаги и сопоставив цифры, убедился, что ничего не предвещало банкротства. Угольный пласт полностью еще не разработан. Да и, со слов рабочих, северный ствол закрыли зря, там еще было много угля. Можно сказать, они его даже не начали разрабатывать. Но по приказу Рампа его закрыли.

В общем, дела на шахте шли неплохо. В сейфе было достаточно денег, и даже небольшой мешочек с золотом. Явно Бредли не бедствовал. Но лапшу мистеру Шарпу вешал хорошо.

Вроде все прояснилось, причина найдена. Но интуиция подсказывала графу, что чего-то не хватает.

Еще не все найдено. Пазл не складывается.

* * *

Приехав в город, Алекс первым делом решил навестить мистера Вайтленда и поделиться последними событиями.

– Какой негодяй и пройдоха! – возмутился Шарп. – Я ему доверял. А он меня обанкротил. Заставил хитростью и уловками искать деньги для будущего моей дочери. Какой я глупец. Идиот.

– Мистер Вайтленд, успокойтесь, уже все прояснилось. Правда, работы еще много, но ситуация не такая критичная, как казалось раньше. Шахта запущена, но все можно исправить в ближайшее время. Необходимые распоряжения я уже сделал. Но много работы требует сама деревня и сад вокруг нее. Из сада можно получить толк, он не безнадежен.

– Алекс, я тебе очень признателен. И рад, что не ошибся, когда доверил свою дочь и свое имущество в твои руки.

– Но теперь выходит, вы не так бедны, как вам кажется, – подытожил граф.

– Это, может, и так, но без твоей помощи мне не справиться, я староват для всего этого, – не отступал от своего решения мистер Шарп.

Довольный общением с отцом Саманты, Алекс поехал домой. Ехать в контору или клуб уже не было сил и желания. События последних дней сильно вымотали его, и больная нога давала о себе знать. Он был рад вернуться домой.

Вечером, ужиная дома вдвоем в обществе матери, Алекс, как обычно, был угрюм и не разговорчив.

– Дорогой, ты выглядишь уставшим и стал сильнее хромать. Может, доктору стоит показаться?

– Нет, не стоит. Я отдохну, и все пройдет.

И как можно равнодушнее спросил:

– А где Саманта? Она ужинать не будет?

– Сказала, что очень устала и ужинать не будет. Решила лечь спать пораньше. Она так увлечена лошадьми. Все болтает об одном жеребце. А сегодня даже решилась его купить, для разведения. У нее большие на него планы. Но ты знаешь, дорогой, – графиню было уже не остановить, – она действительно разбирается в лошадях. Вчера приезжал наш сосед мистер Вилли к ней за советом по поводу выбора гнедых скакунов. И она действительно помогла. У нее чутье на лошадей. Только посмотрев на лошадь, она отмечает все ее преимущества и недостатки. К ее мнению стали прислушиваться.

– Я смотрю, вы нашли с ней общий язык.

– Она чудесная девочка. Немного странноватая любовь к лошадям, но Саманту и не назовешь обыкновенной девушкой. Я думаю, ты это уже успел заметить. Она не такая, как все. Но не волнуйся, у тебя с ней не должно быть проблем.

– Очень на это надеюсь, – вставая из-за стола, сказал граф. – Я в кабинет. Спасибо за ужин и последние новости.

Клариса заметила, что сын избегает встреч с женой, напускает угрюмость и безразличие при встрече. Она очень хорошо знала своего сына и догадывалась о том, о чем он еще даже и не думал.

Саманта уже привыкла, что вечерами, только положив голову на подушку, моментально засыпала. Сегодняшний день также был наполнен делами. Началась перестройка в конюшне, готовился дополнительный загон для молодых жеребят. Приходилось контролировать буквально все: и качество материалов, и саму работу. Подвох и оплошность можно ожидать везде.

Но сегодня заснуть никак не получалось. Проворочавшись в кровати больше часа, девушка встала, набросила халат на пеньюар и направилась в кабинет Алекса за книгой.

Будучи уверенной, что мужа нет дома, а все уже спят, она бесшумно вошла в кабинет. В комнате горел камин, создавая полумрак и уют. Девушка подошла к полкам с книгами. Недолго выбирая, она подставила высокий табурет, чтобы взять книгу с верхней полки.

Уже почти дотянувшись до книги, она услышала баритон графа:

– Вам помочь?

От испуга она пошатнулась и потеряла равновесие. Начала падать, судорожно перебирая воздух руками. Падение было неизбежно.

Моментально среагировав, Алекс подскочил к жене и поймал ее в полете. Его руки крепко прижали ее к своему телу. Близость была одурманивающей. Он не торопился ее отпускать, привыкая к этому новому чувству.

– Поставьте меня, – смущенно попросила Саманта.

Нехотя опустив жену на ноги, Алекс продолжал прижимать ее к себе. Сквозь нежную ткань одежды он ощущал упругое, нежное тело. Полы халата распахнулись, оголив плечи и лиф пеньюара, который хорошо подчеркивал округлости грудей и затвердевшие соски.

Взгляды молодых встретились, дыхание участилось и стало глубоким. Граф не спешил убирать свои руки, а графиня и не вырывалась. Между супругами проскочила первая искра. Повисло ожидание и желание большего.

Понимая, что уже возбужден и его возбужденный пенис упирается в бедро жены, граф поспешил отстраниться и убрать руки:

– Надо быть аккуратнее на стульях.

– Не надо пугать, – огрызнулась Саманта, приводя себя в порядок и поправляя халат. – Где вас только учили манерам?!

– А вас не учили быть благодарной?! – возмутился граф, но больше от желания прижать ее к себе и попробовать губы на вкус, зарыться носом в ее волосах и вдыхать запах тела.

– Нахал! – разозлилась девушка и направилась к выходу.

– Вы забыли книгу, – окликнул ее граф.

– Перехотелось читать.

Саманта буквально выбежала из кабинета.

Что это с ней?

Вместо того чтобы поблагодарить мужа, она ему нагрубила. Ее тело горит там, где прикасались его руки. А вспоминая его манящий и горящий взгляд, соски опять затвердели, и появилась приятная истома в теле.

И бессонный вечер превратился в бессонную ночь.

Бессонная ночь началась и для графа. Он больше не мог отвергать тот факт, что его тянет к собственной жене. Желание видеть ее, слышать, вдыхать ее запах стало для него наваждением.

За завтраком мысли о жене не отступали. Родилась даже идея завести себе любовницу, чтоб немного отвлечься и спустить пар.

– Что с тобой? – спросила Клариса. – Ты сам не свой.

– Мама, не стоит волноваться. Много дел, не более, – поспешил ее успокоить Алекс.

– Доброе утро! – произнесла Саманта, входя в гостиную. Увидев графа за столом, она замерла на месте, и румянец проступил на щеках. Воспоминания, мучавшие ее ночью, ожили в ярких красках.

Взяв себя в руки, она продолжила:

– Не ожидала увидеть вас за завтраком. Уже думала, вы не завтракаете дома.

– Мне не чуждо все земное, – спокойно проговорил граф, пристально разглядывая ее. Зеленая амазонка очень была ей к лицу, а распущенные волосы переливались яркими прядями в лучах солнца.

– Снизошли на землю?

– Вы встали не с той ноги или плохо спали?

– Нет, что вы! Спала как младенец, даже книга не понадобилась, – и тут Саманта пожалела, что напомнила о вчерашнем вечере. Румянец на щеках стал еще ярче. Она поспешила отвести взгляд от усмехающегося графа и сесть за стол.

– Рад за вас. Хотя ваша бледность и круги под глазами говорят об обратном. А вот я увлекся чтением Мольберта. Рекомендую.

– Воспользуюсь вашей рекомендацией. – И все свое внимание переключила на содержимое тарелки.

В гостиной воцарилась тишина. Свекровь в недоумении переваривала перепалку между молодыми.

Граф, допив свой чай, похрамывая, подошел к другому краю стола, где лежал поднос со свежей почтой, и, обращаясь к жене, сказал:

– Сегодня пришел счет на оплату скакуна, которого вы выбрали из конюшни Арвина.

– Как, уже так скоро? – отрываясь от тоста с джемом, спросила Саманта. Глаза ее загорелись. – Это значит, что вороного Гудвина можно уже забрать?

– Вы уверены в своем выборе? Сумма немаленькая.

– Покупка этой лошади вкладывается в оговоренный с вами бюджет, – упрямо подняв подбородок, отстаивала графиня свое решение.

– В вашем выборе, может, я не сомневаюсь, но боюсь, что сумма завышена. Старый лис любит завышать цену. Если вы не против, я хотел бы сперва все сам оценить и поторговаться с Арвином перед оплатой этого счета.

Саманту больно задели слова Алекса, но то, что сумма завышена, она тоже понимала. Но это тот минимум, на который согласился хозяин лошади. И то, чего ей это стоило.

– Вы невыносимы. Бесчувственный и сухой прагматик! – шепотом проговорила она самой себе.

– Согласен с вами. Многие так думают. Значит, решено, едем сразу после завтрака.

Алекс на ходу принял решение не ехать сегодня в контору, а провести день с женой. Такое с ним – впервые.

– Я уже со Стивеном договорилась прогуляться верхом в центральном парке.

Не успел граф возразить, как в гостиную вошел Грум с кузеном Саманты.

– К вам мистер Стивен, – сообщил дворецкий.

– Доброе утро, прекрасные дамы, – кланяясь проговорил он, – чудесно выглядите. – И, обращаясь к графу, продолжил: – Граф, давно не виделись, рад встрече. Вы не будете возражать конной прогулке с вашей супругой? – ради приличия спросил он.

– У нас появилось одно важное дело с супругой. Прогулка в парк отменяется.

– Ничуть, – вмешалась Саманта, – все остается в силе. Сперва посетим мистера Арвина, как мы решили с графом, а потом прогуляемся по парку. Стивен, надеюсь, ты составишь нам компанию? – довольная своим решением, улыбнулась графиня.

Поблагодарив оторопевшую свекровь за приятный завтрак, молодые люди покинули гостиную. На крылечке, сровнявшись с мужем, Саманта произнесла:

– Один – один.

– Вызов принят. Это уже становится интересным, – слегка приподняв бровь, ответил Алекс.

* * *

Мистер Арвин владел самой известной во всей Англии элитной конюшней. У него были лошади разных пород и мастей. Одним словом, одна другой краше.

Алекс не ошибся, когда сказал, что цены у старого лиса завышены. Но здесь на него работала слава и его имя.

Компания из трех всадников медленно подъезжала к владениям Арвина.

Саманта впервые видела мужа верхом на лошади. Держался он в седле легко, свободно и уверенно. Даже с особым лоском.

Алекс же всю дорогу наблюдал за веселой болтовней Саманты с кузеном. Как оказалось, у них было много общих тем и воспоминаний. С ним она была весела и разговорчива. На каждую его шутку искренне смеялась. Чем больше ему нравился смех жены, тем сильнее он ненавидел Стивена.

При подъезде к большому дому с ухоженной аллеей из деревьев и подстриженных кустов взгляду сразу открывается большой загон, в котором свободно прогуливаются кони, мирно пощипывая сочную траву. Животные ухоженные и здоровые. Для любителя лошадей это настоящий рай.

Встретить всадников вышел сам хозяин.

– Какая честь, сам граф Джонатан, – слегка кивая в приветствии головой, проговорил Арвин. – Графиня Джонатан, – уже целуя ее руку, поздоровался он с гостями.

Стивену он просто кивнул головой.

– Чем обязан?

– Моя супруга горит желанием показать мне свою покупку. Она прожужжала мне все уши про красавчика Гудвина, что я не выдержал и решил не дожидаться поставки.

– Я понимаю ваше нетерпение, – проговорил Арвин.

Саманта округлила глаза от услышанного и молча посмотрела на мужа. Он, оказывается, умеет запудривать мозги.

– Увидев вас, я уже решил, что вы передумали покупать красавчика Гудвина.

– Как можно? Я ни на грамм не сомневаюсь в выборе своей супруги. – И с улыбкой посмотрел в удивленные каре-зеленые глаза жены.

Это был самый лучший комплимент, который она когда-либо слышала. Он при всех признал, что считается с ее мнением и безапелляционно соглашается с ее выбором.

– Я провожу вас в конюшню или осмелюсь сперва предложить чая?

– Нет, мы бы хотели сразу посмотреть красавчика.

Гудвин вызвал одобрение у графа. Саманта не ошиблась в выборе жеребца.

Из всех лошадей он был лучший и стоил дороже, что Алекс и озвучил Арвину.

– Вас не провести, – улыбаясь, проговорил хозяин, – но ваша супруга умело торгуется. Она ухитрилась на треть снизить цену. А вы знаете меня. Я ценю каждый цент, вложенный в своих лошадей.

– Как ей это удалось?

– Услуга за услугу. Но это наш с ней маленький секрет. Только не поймите старика неправильно, – добродушно проговорил он.

Удивляться настала очередь графа. Он совсем не знает свою жену. Она для него загадка. Но одно он знает точно – он ее хочет, его тянет к ней. И от этого не отвертеться.

Пожав руки и договорившись о доставке скакуна, молодые люди отправились в парк на прогулку.

Теплая и ясная погода благоволила прогулкам на свежем воздухе.

Саманта, довольная одобрением своего выбора со стороны графа, получала наслаждение в компании двух мужчин. Граф не слыл красноречием и на фоне разговорчивого Стивена казался букой и скрягой. Но, по ее мнению, степенное молчание лучше пустой болтовни.

В парке было достаточно большое количество людей. Каждый норовил лично поздороваться с графом и лучше рассмотреть молодую графиню. Вместе их видели второй раз. Обычно ее спутником были графиня или никому не известный кузен. А граф зачастил бывать в джентльменском клубе, что для него не особо характерно. Все это вызывало много пересудов. Но Алекса сплетни никогда особо не волновали.

– Саманта, как тебе удалось снизить цену на Гудвина? – спросил ее граф. – Арвин еще тот жлоб, слабо сговорчив. Это удивительно.

– Ничего удивительного. Я пообещала, что приведу с дюжину потенциальных покупателей на его скакунов. И кое-что подсказала по скрещиванию.

Не успел граф откомментировать слова жены, как послышался радостный голосок баронессы Элизабет:

– Алекс, какая встреча! – сияя в улыбке, промурлыкала баронесса. – Графиня, вы прям душка, в компании двух мужчин. Не ожидала вас встретить.

Лошадь под графом заегозила, что привело к тому, что Саманта была вынуждена отъехать в сторону к Стивену. Этим случаем воспользовалась баронесса и пристроилась между супругами.

– Не прогуляться ли нам всем вместе? – предложила Элизабет, увлекая за собой графа.

Разбившись по парам, молодые люди продолжили прогулку по парку. Баронесса с графом спереди, а за ними Саманта со Стивеном. Явное заигрывание и жеманный смех Элизабет вызывали раздражение у графини. Баронесса, не стесняясь, при любом случае касалась то руки, то плеча Алекса.

Негодуя, Саманта не могла сосредоточиться на беседе с кузеном. Старалась поддакивать и смеяться на любую его шутку.

– Саманта, – изменив голос, серьезно обратился к ней кузен.

– Да?

– Я скучал по тебе, – неожиданно сменив тему, сказал он.

– Тогда почему не приезжал все эти годы?

– Я уехал, когда тебе было пятнадцать лет. Теперь ты взрослая, красивая женщина. Неужели я опоздал? Ты любишь своего мужа?

– Стивен, а что такое любовь? Ты много видел браков по любви?

– Я так понимаю, ты не любишь своего мужа.

– Время обеда, я очень проголодалась, – не желая отвечать на вопрос, не имеющий ответа, Саманта сменила тему.

– Я спасу вас от голодной смерти, о прекрасная лесная нимфа, – принимая ее условия, проговорил кузен. И окликнул впереди идущую пару.

– Господа, здесь неподалеку варят чудесный горячий шоколад и выпекают нежнейшие пирожные с корицей.

– Горячий шоколад – это превосходно, – поддержала его идею баронесса и обратилась к графине: – Вы, надеюсь, любите горячий шоколад, или следите за фигурой?

– Не стоит путать меня с собой, баронесса, – отшила ее колкость Саманта.

Граф восхитился остроумию жены – она не из робкого десятка.

Вся компания направилась на борьбу с голодом.

Саманта не ожидала, что горячий шоколад так ее восхитит. Шоколадная горечь, сладости и легкие специи приятно дополняли друг друга. Делая очередной глоток горячего напитка, она наслаждалась вкусом и от удовольствия прикрывала глаза.

Граф, не отрываясь, наблюдал за женой. Каждый ее глоток он переживал как свой собственный. Это была ее первая встреча с этим напитком. Его восхитило то, как она отдавалась своим чувствам.

– Алекс, – накрывая руку графа своей, привлекла к себе внимание баронесса, – ты обещал мне помочь в одном финансовом вопросе. Без твоей помощи я не могу принять решение, как мне поступить.

Нехотя, отвлекаясь от жены, Алекс повернулся к Элизабет:

– Мое предложение в силе. Буду рад помочь. Заеду к вам на днях.

– Буду ждать, – кокетливо улыбнулась баронесса и покосилась на графиню.

– Стивен, а чем занимаетесь вы? – поинтересовался граф, осознавая, что ничего не знает о кузене своей жены. – Может, ваша помощь будет кстати для баронессы?

– Торговля. Торгуя на различных материках, я сколотил себе приличное состояние. Жаловаться не приходится. – И, не упуская момента внести раздор в отношения супругов, продолжил: – Помощь моя вряд ли будет лучше вашей, да и как я могу баронессу лишить вашего общества.

– Как мило с вашей стороны, – подтрунил Алекс и, обращаясь к жене, продолжил: – Если графиня ничего больше не желают, то лучше отправляться домой. К вечеру становится прохладно. Я думаю, Стивен составит компанию баронессе и проводит ее домой.

«Один – один в поединке мужчин, – порадовалась Саманта за мужа. – А он достойный противник».

Выходя из шоколадницы, они столкнулись с компанией мужчин.

– Кого я вижу! – удивленно воскликнул один рослый джентльмен, обращаясь к Саманте. – Рад снова вас увидеть! Искал встречи с вами, – слишком радостно и энергично продолжил он. – Благодаря вам я сегодня стал богаче на тысячу долларов. Моя лошадь пришла первой в своем заезде. Вы дали дельный совет и оказали мне большую услугу. Спасибо вам. Но я даже не знаю вашего имени, мы так и не были представлены. Разрешите представиться – лорд Нейл Орлин, – откланялся джентльмен.

– Очень приятно, графиня Саманта Крайзстоун, – она впервые вслух произнесла свое новое имя и титул. Это ей понравилось. И, оборачиваясь к мужу, продолжила: – Думаю, моего мужа графа Крайзстоуна вы знаете.

– Мы знакомы, – с каменным лицом проговорил Алекс.

– Старые знакомые, если быть точным, – подтвердил Нейл. – Алекс, ты счастливчик, у твоей жены редкое сочетание красоты и ума. Поздравляю.

– Благодарю. Нам уже пора, всего доброго, – сухо сказал граф, беря жену под руку, и направился к лошадям.

– Вы всех притягиваете к себе мужчин или только самых распутных? – помогая жене сесть на лошадь, спросил Алекс как можно равнодушнее.

– А вы относите себя к распутникам?

– Нет.

– Тогда только распутных.

– У вас это хорошо получается.

– Стараюсь, не только же вам не ночевать дома, – уже разозлилась Саманта.

– Вы за мной следите?

– Нет. Без вашего храпа сплю спокойно.

– Я не храплю! – от неожиданности стал оправдываться граф.

И, осознавая комичность ситуации и всей перепалки с женой, Алекс разразился смехом – настоящим, искренним смехом. Саманта растерялась и не знала, как реагировать на реакцию мужу.

– Два – один в вашу пользу, – сказал граф, продолжая смеяться.

И тут уже рассмеялась сама графиня. Впервые она видела не просто улыбающегося, а даже смеющегося мужа. Все-таки ему не чуждо человеческое. Он – живое существо, а не каменное изваяние.

Удаляющуюся супружескую пару провожали недовольные взгляды Стивена и Элизабет.

– Похоже, у нас есть много общего, – проговорил Стивен, сверля спину графу.

– И хотим одного и того же, – поддержала его баронесса, ненавидя графиню всеми фибрами своей души.

Глава 5

Утром следующего дня Алекс встал позже обычного. У него вошло в привычку плохо спать. А этой ночью особенно не спалось. Он засыпал, думая о жене и горя от желания войти в соседнюю комнату и остаться там на ночь. Невольно прислушивался к шороху за дверью, ловил каждый звук.

– Идиот, – обругал себя граф, – о чем ты думаешь! Этот брак – фикция, и не более того. Она тебе не нужна, и ты ей не нужен. Надо развеяться, завести любовницу – и все пойдет, как раньше.

Засыпал граф с убеждением, что желание к жене – это результат отсутствия любовницы и длительное воздержание. Надо вернуться к привычному образу жизни.

Но как раньше уже не будет.

Ночь не принесла облегчение. Во сне он видел Саманту в нежном парящем платье цвета ванили, которое подчеркивало нежный цвет кожи и румянец на лице. Она улыбалась и флиртовала с ним. Смеялась и не вздрагивала, прикасаясь к нему. Она манила его к себе и тут же убегала. Опять манила и опять убегала, распаляя его желание и дразня. Наконец догнав ее и притянув к своему упругому телу, он не спешил ее отпускать. Девушка резко обернулась и бросила ему в лицо серьезно:

– Ты смешон. Сухарь и жлоб. Посмотри на себя. Кому ты нужен?

И опять убежала, но уже к появившемуся мужчине на горизонте. Она ушла с ним, не оборачиваясь.

Алекс проснулся, пытаясь отогнать сон, остудить желание, ревность и чувство досады.

– С ума сойти можно, – возмутился граф, окончательно просыпаясь.

Быстро позавтракав и взяв с собой чашку чая, Алекс вышел во двор. Настроение оставляло желать лучшего.

Свежий воздух и яркое солнце немного успокоили расшалившиеся нервы, немного взбадривая и рассеивая ночные кошмары. День обещал быть хорошим.

Наслаждаясь ароматным и горячим чаем, Алекс увидел въезжающую на гнедом жеребце Саманту.

Сегодня она выбрала для прогулок норовистого жеребца по кличке Буфало. Чтобы с ним подружиться, девушке пришлось приложить немало усилий. Но ласка и искренняя любовь творят чудеса. С Буфало они нашли общий язык и получали наслаждение от совместных прогулок.

И сегодня, довольная прогулкой, разрумяненная и улыбающаяся, Саманта въехала во двор. Она была одета в обтягивающие лосины, светлую рубашку и красный жакет. Волосы затянула в конный хвост, который свободно развевался на ветру.

К ней сразу подбежало несколько конюхов, и каждый пытался ей помочь и быть полезным. Их лица озаряла улыбка и явное восхищение хозяйкой. В ответ она каждого одаривала искренней улыбкой. Для каждого у нее было что сказать и обсудить.

Алекс отдавал отчет тому, что не он один восхищается и любуется своей женой. Каждый из слуг спешил быть полезным ей и желал личного общения и одобрения. Они благоговели перед хозяйкой. Даже старый и ворчливый Грум, и тот расплывался перед хозяйкой в широкой улыбке. Граф поймал себя на мысли, что ревнует жену. Ревнует каждую улыбку, подаренную другому.

– Идиот, – проворчал граф.

Сзади послышались приближающиеся шаги и голос графини:

– Доброе утро, сынок. У Саманты хорошо получается ладить с людьми, ты не находишь?

– Даже очень, как я посмотрю, – слишком серьезно произнес Алекс. И допив последний глоток чая, поспешил в дом. – Я в контору.

Оставшись стоять одна, Клариса улыбалась. Все развивается даже стремительнее, чем она предполагала.

– Клариса, доброе утро, – подошла к ней невестка. – Я сегодня не удержалась и выехала на прогулку пораньше. Не могла усидеть дома в такую погоду. А вы уже позавтракали?

– Да, Алекс составил мне компанию.

– Он еще дома? – стараясь казаться безразличной, спросила Саманта.

– Уже уехал, – проговорила свекровь, все же уловив промелькнувшее сожаление на лице девушки. – Ты любишь театр?

– Трудно сказать, я там еще не была.

– Вот и замечательно! У нас сегодня вечером театр. Представление обещает быть увлекательным. И утром пришла первая партия новых нарядов от Моли.

– Как кстати. Я думаю, Лондон пока не готов к смене платьев на лосины.

Искренний смех дам наполнил утренний двор графской обители.

* * *

К вечеру Клариса помогла выбрать наряд для невестки. Выбор пал на платье цвета ванили, простого покроя, больше напоминающее сари с V-образным декольте. Никаких пышных юбок и рюшей. Это вызов моде. Но девушка была довольна выбором. Волосы она собрала в высокую прическу в виде улитки, оголив шею. Контур глаза подвела размельченным древесным углем, а губы – специальным блеском из смеси сока ягод и масел.

– Саманта, ты неотразима! – осталась довольная увиденным свекровь. – Нам надо поторопиться. Алекс наверняка заждался уже внизу.

– А разве Алекс едет с нами? – удивилась девушка.

– Конечно. Не пристало таким очаровательным леди, как мы, выезжать в свет без сопровождения.

Спускаясь по лестнице, девушка сразу увидела внизу стоящего графа. Вечерний костюм, сшитый на заказ, белоснежная рубашка, слегка взъерошенные черные волосы, свободно падающие на лоб, свежевыбритый подбородок, гордая осанка и спокойное выражение лица гармонично дополняли друг друга. Воплощение мужской силы и лоска. Он был неотразим.

Заслышав шаги на лестнице, граф обернулся. Алекс был очарован увиденным. Боялся моргнуть и спугнуть прекрасное видение. Стройная, красивая, уверенная и с живыми горящими глазами предстала перед ним его жена. От нее невозможно было отвести взгляд. Он тонул в ее глазах, любовался грацией и легкостью походки. Изгиб шеи восхищал, губы манили, глаза лишали разума. Время замерло, остановилось.

– Мы готовы, Алекс. Можешь вести своих дам в театр, – проговорила Клариса, возвращая сына на землю.

– Непременно. Но у меня есть кое-что для Саманты.

Похрамывая, Алекс подошел к столику и открыл небольшую шкатулку. Достал прекрасной работы ожерелье.

– Это фамильное украшение. Оно должно подойти к вашему наряду.

– Очень красиво, – искренне восхитилась девушка.

– Позвольте? – предложил свою помощь граф.

– Буду признательна, – согласилась она и повернулась к нему спиной, став лицом к зеркалу.

Застегивая ожерелье на шее жены, Алекс ощущал тепло ее кожи. Прикасаясь пальцами к нежной шее, он тянул наслаждение. Легкие прикосновения вызывали дрожь в теле.

Взгляды супругов встретились в зеркале. Затаив дыхание и не моргая, они смотрели друг другу в глаза. Искра страсти пробежала между ними. Атмосфера накалилась. Дыхания замерли.

Сам того не замечая, граф стал поглаживать большим пальцем ее шею. Кожа под его пальцами стала гореть и разлилась волной наслаждения по телу, ноги подкашивались. От неожиданных своих чувств девушка заморгала, стараясь прийти в себя. Нить страсти прервалась, возвращая обоих на землю.

Граф отступил от жены и, пытаясь унять дрожь в теле, проговорил:

– Нам пора.

Находясь все еще под впечатлением от прикосновений мужа, Саманта приняла предложенную графом руку и на подкашивающихся ногах направилась к выходу.

От зоркого взгляда Кларисы не укрылась немая сцена и состояние молодых. За последние два месяца она улыбалась больше, чем за последние десять лет. Графиня воздала хвалу Господу Богу. Он услышал ее молитвы. Наконец-то сын влюбился. Теперь главное – не спугнуть и не торопить события. Три года еще только начались.

Появление четы Джонатан в театре привлекло всеобщее внимание.

Женившись, граф стал более желанным трофеем для светских львиц. Заполучить его в свои сети – это получить приз за первое место на арене соблазна и обольщения.

Графиня же оставалась загадкой. Очаровательна, красива. Свободна в общении, смела в манерах и в своем увлечении лошадьми. Джентльмены восхищались ее умом, интуицией и собственным мнением. Любовались красотой и наслаждались ее обществом. Она притягивала к себе, но держала со всеми дистанцию.

– Шампанское? – предложил Алекс своим дамам.

– Будет очень кстати. Для Саманты – это первый театр. Надо это отметить, – сказала Клариса.

– Тогда надо особое шампанское – с южных берегов Франции. Я сейчас буду.

Алекс знал, где заказать лучшее шампанское по этому поводу. Уже возвращаясь к своим дамам, он был крайне удивлен и взбешен увиденным. Его не было всего несколько минут, а Саманту уже окружили трое джентльменов, с которыми она очень оживленно и дружелюбно общалась.

– Чем обязаны? – не сдержав своих эмоций, резко спросил граф.

– Добрый вечер, граф! – поприветствовал его молодой худощавый парнишка. – Меня зовут Девлин Олсоп, а это мои друзья. Мы пришли поблагодарить вашу супругу. Ее дар в выборе лошадей просто уникален. Она точно подметила, какая из лошадей придет первой на скачках, а какая – второй. Она читает их, как открытую книгу, – слишком эмоционально проговорил молодой парень. – Графиня – я ваш слуга.

Поймав гневный взгляд графа, молодой человек моментально остыл и поспешил откланяться:

– Уже жду новой встречи с вами, графиня!

Целуя руку Саманте, молодые люди распрощались и покинули ложе.

– Когда это вы все успеваете? И много у вас таких воздыхателей и поклонников? – спросил Алекс, вспоминая свой ночной сон.

– Сынок, ты должен принять тот факт, что у твоей жены необычное увлечение и талант. И она в этом превзошла многих, – поддержала свекровь невестку, пытаясь потушить разгорающийся скандал.

Зазвенел звонок. Открылся занавес, и началось представление.

Саманта, отгоняя дурные мысли и неприятный осадок от возмущений графа, целиком отдалась игре на сцене. Как зачарованная, она следила за сюжетом постановки и игрой актеров. Ее глаза горели, поза выдавала полное увлечение и живой интерес. Она не стеснялась показывать свои переживания и чувства.

Немного успокоившись и потушив разыгравшуюся ревность, Алекс залюбовался своей женой. Он наблюдал за ней, не скрываясь и радуясь ее искренним слезам и смеху. Удивлялся и восхищался тем, что так можно переживать. Сам он никогда так живо не реагировал на события на сцене. Воспринимал игру актеров как что-то обычное, нереальное, наигранное.

Увлеченные своими эмоциями и мыслями, супруги не заметили, как за ними пристально наблюдают из соседней ложи.

Закрылся занавес. Объявлен антракт. Все зрители вышли в холл.

Саманта, находясь под впечатлением от увиденного, оживленно общалась с Кларисой. Восхищаясь игрой актеров и истинной любовью героев, она не сразу заметила подошедших к ним Элизабет и Стивена.

– Как вам представление? – ради вежливости спросила баронесса и, не дожидаясь ответа, с видом большого знатока искусства продолжила: – Игра актеров оставляет желать лучшего. Главная героиня неубедительна и скучна, вы не находите, Алекс?

– Смею с вами не согласиться, баронесса. Мне представление понравилось. Я разделяю мнение своей супруги. Об истинной любви не стоит кричать и афишировать. Ее надо пережить и прочувствовать.

Саманта с восхищением посмотрела на мужа. Во второй раз он прилюдно разделил ее мнение и поддержал, стал на ее защиту. Открыл свою душу, обнажил свое сердце. Оказывается, он способен любить, а может, даже влюблен. Интересно, кто она? Я ее знаю?

– Граф, да вы романтик, – вступил в разговор Стивен, – теперь я понимаю тех дам, что до сих пор добиваются вашей благосклонности и внимания.

Если можно было бы убить взглядом, то от взгляда Алекса Стивен уже был бы мертв.

– Стивен, ты завидуешь графу, – вступила в разговор Элизабет, кокетливо улыбаясь графу и беря его под руку. – Но, заверяю тебя, вереница дам гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

И, обращаясь к Саманте, продолжила:

– Но вам, дорогуша, бояться нечего, граф всегда честен и порядочен. Правда, Алекс?

В разговор поспешила вмешаться вдовствующая графиня:

– А, на мой взгляд, баронесса, вы завидуете Саманте, а не успокаиваете ее.

Повисло молчание.

Баронесса хватала воздух ртом, не зная, что сказать.

Граф еле сдерживал смех, восхищаясь и удивляясь маминому остроумию.

Саманта терзалась сомнением и пыталась разобраться в своих чувствах.

Клариса была довольна собой, что сумела поставить на место эту занозу сомнительного поведения.

Стивен был вынужден признать, что эту словесную битву опять выиграл граф.

Неловкое молчание нарушил подошедший граф Клоузи, известный и уважаемый коллекционер лошадей.

– Добрый вечер! Граф, с вашего разрешения, позвольте восхититься и отдать должное вашей жене. Она не перестает нас всех очаровывать.

«Опять», – промелькнуло в голове графа.

И, уже обращаясь к Саманте, граф Клоузи продолжил:

– Вы меня приятно удивили сегодня, мисс Джонатан. Как вам удается так четко определять фаворита в каждом забеге? У вас талант!

– Спасибо, – смущенно улыбнулась графиня. – Вы преувеличиваете.

– Нисколько. – И, обращаясь к Алексу, сказал: – Вы везунчик, граф Джонатан!

И тут прозвенел звонок, призывая всех занять свои места, тем самым избавляя Алекса от вертевшейся на языке грубости.

Помогая жене занять свое место в ложе и наклоняясь к ее уху, граф с укором спросил:

– Чего я еще не знаю о своей жене? Какими талантами одарена мисс Джонатан? И есть ли еще кто-то из мужчин, кто не восхищается ею?

Саманту задели его слова. Она взглядом призвала Алекса замолчать, в ее глазах читался упрек и вызов. Всего мгновение назад он стал на ее защиту, а сейчас в его словах звучат укор и обвинение.

Оставив вопрос без ответа, она посмотрела на сцену и попыталась сосредоточиться на представлении.

События в антракте не давали ей покоя. Как ни старалась, но действия второго акта потеряли для нее смысл и интерес.

Почему она восхищается Алексом, который ринулся на ее защиту, и тут же злится на него при упоминании других женщин в его жизни? Почему так болезненно воспринимает каждый его укор и замечание и тут же ловит каждую его похвалу?

Как во сне прошел для нее остаток вечера.

Занавес на сцене, овации, поездка домой, пожелания всем доброй ночи – и вот она в своей в комнате.

Отпустив горничную, она сама переоделась ко сну. И заметив, что фамильное ожерелье все еще на ней, поспешила его снять, но застежка никак не поддавалась. Крутя ее и так и сяк, она наконец-то расстегнулась.

Саманта сняла украшение с шеи, но застежка оказалась сломана. Не зная, как отреагирует Алекс, девушка, волнуясь, решила отнести украшение в кабинет мужу. Откладывать не стала. Страх неизвестности хуже самой реальности.

И графиня не ошиблась, ее муж еще не ложился спать. Он был в кабинете.

Стоя у окна и заложив руки за спину, он смотрел в ночную даль.

Думал о жене и пытался разобраться в себе, воздать должное разуму, а не чувствам. Его жизнь стала меняться, а он привык к старой и не готов к переменам.

– Алекс, – тихо окликнула его Саманта.

Оборачиваясь на голос жены, он часто заморгал, не понимая, видение это или явь.

– Я не помешаю вам?

– Нет, – убедившись, что это не видение, ответил он.

Не зная, с чего начать и какой ожидать реакции, Саманта стояла, заведя руки за спину, и молчала.

– У вас ко мне какое-то важное дело в столь поздний час, или мешает мой храп?

– Вы не храпите.

– Да?

– Вернее, мне не слышно через стенку, – начала она оправдываться.

– Что это с вами? Куда делось ваше красноречие и острый язычок? – удивился граф. – Сейчас вы очень напоминаете мне нашкодившего ребенка.

– У вас большой опыт общения с детьми? – приняла она вызов.

– Узнаю вас.

– Но на самом деле, вы правы.

И, убирая руку из-за спины, протянула украшение.

– Я сломала застежку.

– Надеюсь, вы понимаете, что сделали и какой нанесли ущерб?

– Я готова сама оплатить ремонт.

– Платить придется. Но не деньгами.

Двусмысленность фразы вызвала испуг у девушки. Ее глаза напомнили глаза испуганной лани.

– Нет. У нас с вами договор. Вы не посмеете его нарушить. Вы не прикоснетесь ко мне, – заявила Саманта.

– Ах да, фиктивный брак, – заерничал граф.

– Да, фиктивный брак. И не более.

– А о какой оплате вы подумали? Поделитесь своими мыслями.

– Как вы смеете задавать мне такие вопросы? – еще больше занервничала графиня.

Понимая, что она себя еще больше загоняет в угол, Алекс поспешил ее успокоить:

– Вы не о том думаете. Я хотел предложить нам перейти на «ты».

Сконфужена – мягко сказано. Багровая от смущения и стыда, Саманта уточнила:

– Перейти на «ты»?

– Да. Для супругов это нормальная форма общения. А ход ваших мыслей меня удивляет, – поддел ее граф, пытаясь казаться равнодушным.

– Ты, ты, – не зная, что сказать от неловкости и злости на себя и него, она бросила ему в лицо, – сухарь! Да что ты о себе возомнил? Ты последний из мужчин, который может меня заинтересовать. И, положив украшение на стол, гордо вышла из кабинета.

– Я так понимаю, мы перешли на «ты», – проговорил в пустоту граф.

Алекс еще больше запутался в отношениях с женой. Она остается для него загадкой. Ею восхищаются мужчины, осыпают комплиментами. Графиня им улыбается и купается в их внимании.

С ним колючая и неприступная. Каждый разговор заканчивается ссорой. Их общение больше напоминает битву, чем разговор двух взрослых людей. Он заводится с пол-оборота, она не знает тормозов. О каком понимании и спокойной совместной жизни может идти речь?

А ко всему прочему его к ней влечет. А она же четко дала ему понять, что он для нее никто.

Шквал эмоций кипел и в соседней комнате наверху.

Закрыв за собой дверь спальни, Саманта негодовала:

– Дура! Выставила себя посмешищем! А ты тоже хорош, муженек! Бесчувственный чурбан! Сухарь! На «ты» перейти он хочет! Сухарь! Увиваются за ним дамы. Тоже мне, трофей! Возомнил себя хозяином. Прямо царь и Бог!

Девушка расхаживала по комнате, ругая то себя, то мужа.

Вымотав себя физически и морально, графиня заснула далеко за полночь.

* * *

Бессонная ночь была не только в доме четы Крайзстоунов.

Удовлетворенные любовными утехами, баронесса Милбит и Стивен нежились в кровати.

– А ты не так плох в постели, – промурлыкала Элизабет, переводя дыхание и скатываясь с партнера. Ее остренький ноготок водил круги по груди Стивена.

– Я дал повод сомневаться в своих способностях? – довольный собой, спросил он.

Вставая с постели и не стесняясь своей наготы, баронесса подошла к столику и пригубила недопитый бокал вина.

– Ты хорош. Такой скачки у меня давно не было. Но не я твоя цель и не ты мой идеал.

– Зачем тебе граф? Ты ж его не любишь, – сказал Стивен.

– Откуда такая проницательность? Можно подумать, графиня – любовь всей твоей жизни? Буквально двадцать минут назад ты кувыркался в моей постели и о ней совсем не думал.

– И ты была не прочь раздвинуть ноги для меня. Даже молила поглубже и побыстрее, – иронично подметил Стивен. – Мы хорошо понимаем друг друга и знаем, чего хочет каждый.

Он встал с постели и нагой подошел к Элизабет. Взял из ее рук бокал вина и одним большим глотком опустошил его.

– У меня есть план, как достичь своих целей. Если пойдет все как надо, наши голубки будут тепленькими и сами припорхнут в наши руки.

– Что это за план такой? – глаза Элизабет загорелись от интереса.

– План надежный, но необходима наша слаженная работа, – интригуя, проговорил Стивен. – Я все расскажу, но сейчас у меня идея получше. Я не прочь еще поскакать со своей кобылкой на этих простынях. – И шлепая баронессу по обнаженным ягодицам, подтолкнул к кровати. Его мужское естество стало реагировать на наготу баронессы и ожидание победы.

Глава 6

Последующие дни Саманта сама пыталась избегать мужа. Алекс и не настаивал на общении. Фиктивный брак соответствовал отношениям супругов.

Одним ярким солнечным утром Алекс не поехал в контору, а решил поработать дома. Разбирая бумаги, накладные и письма, он услышал мужские голоса в холле. Недолго думая, похрамывая, он вышел из кабинета.

В холле стоял мистер Арвин.

– Доброе утро, мистер Арвин. Чем обязаны столь ранним визитом? – поинтересовался удивленный хозяин.

– Доброе утро, граф! Мы с вашей женой договорились сегодня поехать на ипподром.

И шепотом добавил:

– Если честно, мне нужен ее совет.

– Совет! Вам?

– Да. Я хочу приобрести новую кобылу для разведения. Но не знаю, какую.

Внимание мужчин привлекло постукивание каблуков по полу. Оба обернулись на звук шагов. По лестнице спускалась Саманта. Она была одета в обтягивающие лосины светло-серого цвета, высокие кожаные сапоги черного цвета, белую рубашку с расстегнутой горловиной и черный жакет. Выглядела она потрясающе сексуально и женственно. Мужской наряд подчеркивал длину ее стройных ног, округлость бедер и ягодиц. Приталенный жакет подчеркнул пышную грудь и узкую талию.

Алекс с трудом отвел взгляд от своей жены, скрывая свое восхищение за маской равнодушия.

– Граф, вы везунчик. Я вас понимаю, – сказал Арвин. Его слова предназначались только для ушей графа.

– Доброе утро. Прошу прощения, что заставила вас ждать. Но теперь мы можем ехать, мистер Арвин, – сказала Саманта, отметив плохое настроение мужа.

– Да, конечно.

– Я поеду с вами, – сказал Алекс, удивив всех и самого себя.

– Ты сегодня не работаешь? – поинтересовалась графиня, ища повода избежать его общества.

– Давно не был на ипподроме. А дела подождут.

И все трое отправились смотреть лошадей и скачки.

Приехав на ипподром, настроение у Алекса ухудшилось окончательно.

Перед началом скачек Саманта была нарасхват. Чуть ли не каждый джентльмен хотел лично поздороваться с молодой графиней и узнать фаворита интересующего заезда.

Графиня купалась во внимании мужчин. Она не скупилась на улыбки для каждого. На вопросы отвечала с искренней уверенностью, но и не стеснялась признавать свое незнание ответов на некоторые из них. Здесь она была в своей тарелке.

Алекс читал во взглядах мужчин восхищение и желание. Плотское желание. Взгляды пожирали тело его жены. Он кипел от негодования. В то время как ипподром жил своей жизнью, в нем кипела своя игра, свои правила.

Раздался выстрел. Начался заезд. Трибуны замерли, внимание всех было на беговой дорожке. Все ждали победителя. Каждый молился своей победе.

– Мистер Арвин, – услышал он голос жены, – вторым приедет участник под номер 5. Эта лошадь то, что вам надо.

– Но она ж приедет второй? – возмутился Арвин.

– Она приедет второй только потому, что всадник слишком крупноват и не может совладать с ней. Он ее не чувствует и не может с ней справиться. Лошадь серая в яблоках очень перспективна.

– Ну, не знаю, – усомнился мистер Арвин.

Последние секунды заезда. Победитель определен.

Лошадь под номером 5 пришла второй.

И тут произошло непредвиденное. За чертой финиша лошадь серая в яблоках встала на дыбы, пытаясь скинуть с себя наездника. Как только парень не пытался ее урезонить, это ему не удавалось. Он все же полетел вниз.

– Не может быть, – ахнул коллекционер.

– Проигрыш в этом заезде позволит ее купить недорого. Но она стоит гораздо больше. Это ваш шанс, мистер Арвин, – посоветовала Саманта.

– Графиня, вы золото! – воскликнул он и, поблагодарив ее, отправился совершать сделку.

– Нет слов, графиня, браво! – скупо произнес граф. Его лицо ничего не выражало.

Оглянувшись на мужа и посмотрев на его каменный профиль, Саманту задело его безразличие. И также безэмоционально произнесла:

– Не стоит, граф, это лишнее с вашей стороны.

А мысленно добавила: «Чурбан неотесанный!»

– Что? – переспросил граф, услышав шепот графини и не поверив своим ушам.

– Мысли вслух, – сказала Саманта и округлила глаза, удивившись тому, что произнесла это вслух.

– Я пойду посмотрю лошадей поближе, – быстро добавила она, пытаясь убежать от графа.

– Я тоже не отказался бы.

И супруги отправились в конюшню.

Появление Саманты в конюшне было замечено всеми. Внимание мужчин моментально переключилось на графиню. Она приковывала взгляды всех – от юнца до старика. Граф отдавал себе отчет, что странен сам факт женщины в конюшне. Но в глазах мужчин было явно не удивление, а гораздо большее, и это ему не нравилось.

Сама же Саманта интересовалась только животными. У нее даже в кармане оказался сахар. Она поглаживала лошадей, шепча им нежные слова и угощая лакомством.

Алекс стоял в стороне и наблюдал за женой, когда услышал за спиной разговор двоих проходивших мужчин.

– Вот это кобылка, посмотри. Я бы с такой покатался.

– Какая из них?

– Вон та с шикарными, стройными ногами и в кожаных сапогах.

– Ты что! Облизнись и забудь. Это сама графиня Крайзстоун. Она не твоего полета.

– Жаль. Уж больно хороша.

Молодые люди засмеялись и пошли своей дорогой.

Разговор этой парочки для Алекса был, как красная тряпка для быка.

– Саманта! – слишком громко окликнул он жену. – Нам уже пора уходить.

Графиня обернулась и встретилась с суровым взглядом графа. Что-то подсказало ей, что сейчас лучше не спорить.

Выйдя из конюшни и проходя мимо загона, Алекс резко остановился, обращаясь к Саманте:

– Ты хоть понимаешь, как действуешь на мужчин?

– Что? Я не совсем тебя понимаю.

– Хорошо, сейчас поймешь.

Алекс подошел вплотную к жене. Глаза его горели. Дыхание стало глубоким. Он нежно провел тыльной стороной ладони по ее щеке, опускаясь вниз по шее. Стал поглаживать пальцами округлости груди и открывшуюся ложбинку между ними.

Кожа Саманты стала гореть. Глаза округлились – она не могла оторвать взгляда от мужа. Не могла пошевелиться. Дыхание замерло. По телу прошелся электрический разряд, парализуя его. Она слегка покачнулась.

Алекс среагировал моментально, обхватил ее рукой за талию и прижал к своему телу.

В живот девушки уперлась твердая возбужденная мужская плоть. Алекс не стеснялся показывать силу своего желания и слегка пошевелил своими бедрами, увеличиваясь в размерах еще больше.

Ее тело манило, запах одурманивал.

Саманта, сама того не понимая, приоткрыла свои полные губы, призывая к поцелую.

Алекс наклонился и накрыл ее влажные губы своими. Мял и покусывал их в поцелуе. Пробовал ее на вкус и исследовал языком. Упивался ею и не мог отпустить.

Голова графини кружилась, мысли отсутствовали. В мире был только Алекс, его руки и его губы.

Она впервые целовалась с мужем. Он впервые целовал жену.

Ржание лошади привело Саманту в чувства.

Она уперлась в грудь графа и оттолкнула его.

– Что ты себе позволяешь? – больше обращаясь к самой себе и злясь на себя.

– Я позволяю себе то, на что ты побуждаешь, – выпалил граф, злясь больше на себя и свое неконтролируемое желание к жене.

– Я позволяю? – сузив глаза, напала она на мужа.

– А чего ты ждешь, одевшись в мужской наряд? Виляешь бедрами на людях и заигрываешь с каждым.

– Тебя это как-то задевает? – не сдавалась девушка.

– Ты носишь мое имя. И это меня волнует.

– Ах, ну да. Твое имя. Я ж атрибут сделки. Ничего публичного, никаких скандалов и сплетен. Правильно? Так вот, запомни – с тобой я не заигрывала. Ты вообще последний мужчина, на которого я обратила бы свое внимание. А если для тебя это всего лишь урок, то рада, что не являюсь объектом твоего вожделения.

Не дожидаясь ответа, Саманта пошла прочь, соблазнительно виляя бедрами.

«Сочетание блаженства и унижения. Вот это действительно урок!» – думала она.

Из этой ситуации Алекс тоже сделал свои выводы.

* * *

Через три дня после событий на ипподроме Алекс вернулся домой пораньше. В малой гостиной за чтением книги его встретила Клариса:

– Ты сегодня раньше обычного, – обрадовалась мать.

– А Саманта в конюшне? – почему-то сразу спросил Алекс.

– Нет, она уехала на ипподром.

– На ипподром? Ей там что, медом намазано?

– Сынок, тебя целыми днями и вечерами нет дома, чем еще заниматься девочке, – с упреком сказала графиня.

– Я работаю. А если займу пост вице-премьера внешней политики, то вообще месяцами буду отсутствовать дома. И что, вам тоже дома не жить? – резко сказал он.

И уже более спокойно спросил:

– Она одна поехала?

– Нет, – только и ответила графиня, не торопясь уточнять подробности.

– С кем?

– За ней заехал Стивен.

– Ах, Стивен. Ну конечно! – язвительно подытожил граф и, разворачиваясь на каблуках, направился к выходу.

И тут в комнату вошла Саманта с кузеном. Они о чем-то продолжали оживленно беседовать, олицетворяя идиллию отношений.

– Добрый день, – с каменным лицом сухо поздоровался Алекс и вышел из комнаты, чеканя каждый свой шаг по паркету, оставив стоять растерянную Саманту.

– Что это с ним? – спросила она графиню.

– Много работы, устал, – ответила Клариса, пытаясь сгладить грубость своего сына.

События следующего дня долили еще больше масла в огонь.

Пытаясь сосредоточиться на документах, лежащих на столе, Алекс делал вид, что работает. Вернее, занимался самообманом.

Стук в дверь привлек внимание графа:

– Да, входите, – безразлично ответил он.

В кабинет конторы, шурша юбками и виляя бедрами, вплыла Элизабет.

– Элизабет? Чем обязан? – удивился граф, вставая из-за стола.

В приветствии протягивая руку для поцелуя, баронесса кокетливо улыбнулась.

– Алекс, дорогой, проезжала мимо и не удержалась, чтобы не зайти. Тем более вы обещали заехать ко мне сами, – надув губки бантиком, проговорила она.

– Прошу прощения, баронесса. Много дел, – начал оправдываться граф, вспомнив свое обещание, о котором совсем забыл.

– Понимаю, – милостиво принимая его извинения, проговорила Элизабет. – Поэтому я приехала сама.

Предлагая чая и помогая гостье присесть, Алекс был весь во внимании.

– Что у вас за дело ко мне? Какого рода вам нужна моя помощь?

«Стать моим любовником», – крутилось на языке у баронессы. Но вслух произнесла:

– У меня есть земля, оставленная мне от моего покойного мужа. И я хотела бы получить совет, как наиболее выгодно ее использовать: сдать в аренду или самой ее возделывать?

– А что вам советует ваш управляющий?

– У нас с ним разногласие на этот счет. Поэтому я и уповаю на вашу помощь.

– Ну что ж, давайте посмотрим ваши бумаги. Надеюсь, вы взяли все данные по земле.

– Конечно, у меня все с собой.

Увлеченно общаясь, анализируя и взвешивая все «за» и «против», Алекс не обратил внимание, как Элизабет обошла стол, стала рядом и приблизилась всем телом к нему, выставляя свои прелести напоказ. Оторвавшись от бумаг и подняв голову, взгляду графа открылась пышная грудь баронессы, оголенная до неприличия.

Алекс отвел глаза и встретился взглядом с Элизабет. Повисло молчание. Баронесса ждала поцелуя, подставляя свои губы и еще больше наклоняясь к нему.

Но Алекс лишь встал из-за стола и спокойно сказал:

– Я думаю, ваш управляющий прав. Для вас будет выгоднее, если вы будете сдавать вашу землю в аренду.

Разочаровано выпрямляясь и справляясь с внутренним негодованием, она улыбнулась:

– Раз вы так считаете, значит, так и поступлю.

Попытка соблазна не удалась. Алекс стал сторониться баронессы при обсуждении мелких деталей, как ей лучше поступить.

Собираясь уже уходить, как бы невзначай баронесса спросила:

– Алекс, можно моему кузену обратиться теперь к вашей супруге за советом?

– К Саманте?

– Почти все мужчины Лондона пользуются ее услугами, – двусмысленно проговорила она, – и все остаются довольны!

– Как вас понимать? – резко спросил он.

– О Алекс, о чем вы подумали? – прикидываясь дурочкой, заулыбалась она. – Он планирует поучаствовать на скачках в эту субботу и хотел бы сделать верные ставки.

– Обратитесь с этим вопросом к графине, я не буду за нее решать.

– Вы – мечта любой женщины. О таком муже можно только мечтать. А она вас совсем не ценит. И пользуется вашей доверчивостью и добротой.

– Вы так думаете?

– Так думает весь Лондон. О вашей жене уже ходит много различных слухов. Один другого краше.

– Каких слухов?

– Не хочу передавать сплетни. Я-то вас знаю. И знаю, как вы любите друг друга. Что брак у вас по любви, – изворачиваясь, как лиса, сказала баронесса. – Она не может так поступать с вами. Это только слухи.

Понимая, что уже сделала свое дело, баронесса решила удалиться:

– Что-то я засиделась у вас. Спасибо за помощь. Мне уже пора.

Она покидала контору, довольная собой. Семя раздора уже посеяно в семье графа.

И действительно, двусмысленность фраз баронессы возымели свой эффект. Алекс весь кипел, не мог найти места. Ревность съедала его изнутри, сжигая все здравое и чистое на своем пути.

«Пользуются ее услугами», «остались довольны», «ходят слухи», «весь Лондон», «она вас не ценит», «пользуется доверчивостью» – каждая фраза разрывала его на части. Они засели и эхом отдавались в голове.

Понимая, что не может больше находиться в кабинете и сосредоточиться на работе, Алекс покинул контору. Он отправился в клуб.

Время было еще раннее, но в клубе было достаточно посетителей. Всегда кто-то найдется, кто не спешит домой после ночи за карточным столом или других развлечений. Или тот, кто спешит уйти из дому и отдаться мужским утехам и развлечениям. Одним словом, кто-то еще не вернулся домой, а кто-то уже сбежал из дому.

Переступив порог клуба, Алекс сразу направился за карточный стол. Игра не шла. Он не мог сосредоточиться на игре. Подряд проиграл пять партий.

– Граф, сегодня не ваш день, – подметил один из игроков, улыбаясь и забирая солидный выигрыш.

Допивая третий бокал виски, Алекс согласился:

– Пожалуй, да. Попробую свое счастье в другом месте.

Встав из-за стола, он пошел в соседнюю комнату и заказал еще бокал виски.

Застывший серьезный взгляд, сведенные брови, плотно сжатые губы, напряженная поза. Все говорило о кипевшей буре внутри графа, готовой вырваться в любой момент.

К Алексу подошел официант с подносом и бокалом виски:

– Граф, ваше виски. И это просили вам передать.

На подносе стоял бокал с янтарной жидкостью и сложенный листок бумаги.

– Кто просил передать? – слишком резко спросил он.

– Джентльмен не представился, – ответил официант и поспешил удалиться.

Алекс взял с подноса листок бумаги, развернул его и пробежал по нему глазами:

«Ваши рога растут быстрее грибов после дождя.

Доброжелатель»

Скомкав записку, граф поспешил покинуть клуб.

Фиктивный брак.

Не афишировать любовные связи.

Интриги держать в тайне.

Недотрога, значит. Если бы не отец, то она вообще не вышла бы замуж. Действительно, зачем, если и так можно позволять себе вольности с мужчинами. Но, как оказывается, только не с ним.

Взбешенный, с горящими глазами и вихрем мыслей, съедаемый ревностью, Алекс спешил домой.

Глава 7

– Где графиня? – нарушил тишину дома рык графа.

– Кто именно? – поспешил уточнить Грум, удивленный его гневом.

– Саманта! – крикнул Алекс.

– Она в конюшне, сэр. С Заком ухаживают за лошадьми, – испуганно ответил Грум. Таким злым он видел своего хозяина впервые. Обычно спокойный и уравновешенный, хозяин вызвал легкую дрожь и волнение у дворецкого.

– С Заком? Значит, все и вся знают. Один я в неведении.

Резко развернувшись на каблуках, он вылетел из дому.

Яркие лучи солнца освещали конюшню. Запах сена и лошадей особенно остро ощущался в эту полуденную жаркую погоду. Только Алекс ничего не замечал.

В конюшне девушка уже не первый раз учила Зака чистить лошадей. Но у парня это не очень получалось. Казалось бы, простое занятие, а столько проблем и хлопот. Нервничало животное и сам парень.

Наблюдая, как конюх опять неправильно держит щетку и неловко водит ею по крупу своей любимицы, Саманта не выдержала. Она подошла к Заку, стала вплотную за его спиной и положила свою руку на руку парня.

– Давай я покажу, как надо водить щеткой.

В это время в конюшню вошел граф. Его взгляд пробуривал спину девушки, ее стройную фигуру и плавные движения руки.

Саманта стояла позади Зака, положив свою руку поверх его. Их движения больше напоминали танец соблазна, чем чистку лошади. Ее голос был спокоен, нежен, певуч и очень соблазнителен.

– Зак, будь нежнее и настойчивее с Эпоной. Она капризна и своевольна. Может показать характер. Но она, как все женщины, любит ласку и настойчивость со стороны мужчины, – слегка усмехнулась девушка. – Поэтому не робей, а то она сразу это почувствует. Движения должны быть нежные и уверенные. И лучше будет, если ты будешь с ней разговаривать или петь. Ты умеешь петь?

Молодой парень стоял как парализованный. Он не мог оторвать свой восторженный взгляд от профиля графини. Своей близостью она лишила его способности здраво мыслить. Обожание и восхищение читались в глазах юнца.

– Отойди от моей жены! – зарычал граф.

Рука девушки так и замерла над рукой парня.

– Живо отойди от графини, и чтоб я тебя здесь больше не видел. Вон из конюшни! – заорал Алекс.

– Зак, иди. Потом продолжим чистить Эпону, – спокойно проговорила Саманта парню.

Парень, спотыкаясь, выбежал из конюшни.

– Увеличиваешь свою коллекцию? Тебе даже безразлично, с кем? Конюх, граф, старик или юнец?

– Поясни свои слова. И что за тон?

– Пояснить? Значит, со мной фиктивный брак. Недотрога. Гусыня. Само целомудрие. А с конюхом, кузеном и половиной Лондона можно? Кого я еще не знаю, кого упустил? С ними ты нежна, податлива, сговорчива, – наступая на жену и выплевывая свои обвинения, приближался граф.

– Я тебя не понимаю. О чем ты?

– Я тебе сейчас поясню, как играть с огнем.

Алекс вплотную подошел к Саманте. Полы его пиджака раздвигались при каждом вдохе. Дыхание участилось. Глаза горели огнем. Руки Алекса обхватили гибкое тело девушки и плотно прижали к себе. Близость жены подействовала одурманивающе. Он больше не сдерживал своего желания. Его губы накрыли поцелуем губы жены.

Это был не поцелуй нежности, а скорее подчинение себе и своему желанию. Язык проник в рот девушки и стал себе подчинять.

Животом Саманта ощутила упругость между ног мужа.

Одной рукой он еще крепче прижал девушку к своему торсу, а другой исследовал ее тело. Сжимал плечи, спину, ягодицы. Алекс горел от страсти и злости. Поцелуй распалял, упругое тело манило и дурманило. Желание обладать лишило разума.

– Алекс, нет. Прекрати. Ты меня пугаешь. Ты делаешь мне больно.

Но Алекс сильнее прижал ее тело к своему торсу. Поцелуй стал настойчивее. Руки продолжали мять женскую плоть. Дыхание превратилось в сопение. Он себя больше не сдерживал. Страсть вышла из-под контроля.

Не выпуская Саманту из своих рук, Алекс стал покрывать поцелуями ее щеки, шею, плечи. Одним грубым движением опустил вниз лиф платья, оголив ее грудь. Накрыл рукой упругую девичью грудь, сжимал и мял затвердевший розовый сосок. Потом опустил голову над ее грудью и втянул розовый бутон в рот, стал посасывать и слегка покусывать набухшую плоть.

Волна наслаждения пробежала по телу девушки. Дрожь возбуждения сотрясла нежный стан, она выгнулась навстречу мужу.

Алекс не останавливался, стал напористее и настойчивее. Его руки были везде, горели огнем.

Играя с сосками девушки, он стал свободной рукой задирать подол платья. Дотронулся до оголенных ягодиц, грубо сжимая нежную и упругую плоть.

Саманту испугала напористость и грубость мужа. Она стала вырываться из его рук, пыталась прикрыть обнаженную грудь, но Алекс завел ее руки за спину.

– Алекс, прекрати. Отпусти меня, – крикнула она.

– Ты в гневе еще привлекательнее.

Пульсация между ног стала невыносимой. Набухший пенис до предела натянул ткань брюк.

Он подхватил девушку на руки и моментально положил на сено в углу загона, накрыв ее своим телом. Задрал подол платья до пояса, полностью оголив стройные ровные ноги. Провел рукой по округлым бедрам. Взгляд горел, еще больше пугая девушку.

Саманта стала вырываться из тисков его объятий, колотила кулаками по спине, плечам, груди. Все безрезультатно. Силы неравные.

Алекс схватил ее за запястья и завел руки за голову.

– Перестань строить из себя недотрогу и невинность. Я знаю, что я тебе не безразличен. Может, я и сухарь, чурбан, но я не остолоп.

– Алекс, нет. Прекрати. Не так, – все громче начала кричать Саманта.

Алекс заглушил ее крики поцелуем. Быстрым движением спустил брюки до колен и бедром раздвинул оголенные ноги жены.

Саманта испугалась и еще сильнее стала извиваться под ним, тем самым распаляя страсть мужа.

Продолжая одной рукой сжимать руки девушки, а другой ее упругую грудь, Алекс судорожно прорычал:

– Я не могу больше ждать, – и одним резким движением бедер вошел в лоно жены.

Сопротивление, боль, крик, оцепенение, удивление. Все слилось воедино. Смешалось.

Алекс замер. Саманта тихо лежала под ним, больше не двигаясь.

Граф закрыл глаза и боялся их открыть. Он понял, что натворил. Но уже было поздно.

По лицу девушки стекали молчаливые слезы, взгляд пустой, отрешенный.

– Ты девственница?

Но когда Алекс вышел из Саманты, то слова были лишними.

На все еще вздымающейся возбужденной плоти были следы крови. Бедра графа и графини в крови.

Алекс достал из кармана платок и судорожно вытер бедра жены, опустил подол платья.

– Прости. Прости, я не знал. Прости меня.

– Перестань. Ты уже сделал все, что мог, и наихудшим образом, – придя в себя, грубо ответила графиня.

Оттолкнула от своего тела руки мужа. Спокойно поправила лиф платья, прикрывая грудь. Поднялась с сена. Посмотрела на все еще сидящего на коленях Алекса. Взгляд горел гневом, обидой и болью.

– Никогда! Слышишь! Никогда больше не смей ко мне прикоснуться, – буквально выплевывая каждое слово в лицо графа, сказала графиня. Не оглядываясь, она быстро покинула конюшню.

Алекс все так же сидел на сене. Неудовлетворен, опустошен, сгорал от стыда и злости на самого себя.

Впервые в жизни не знал, что делать. Впервые в жизни он ощущал себя последней скотиной и тварью. Он никогда и никого не брал силой. И вот ту единственную, которую он желал и телом, и душой – взял силой и самым грубым образом. Он только что отогнал от себя ту, которую не хотел выпускать из рук. Обидел ту, которую хотел защитить от всего мира.

Занимаясь самобичеванием, Алекс потерял час времени. Опомнившись от собственного поступка, он встал, привел себя в порядок и, как побитая собака, отправился на поиски жены – просить и умолять о прощении.

Войдя в дом, он всем телом ощутил пустоту и полную тишину. Пустота в доме была больше, чем физическая пустота. Тишина разрывала слуховые перепонки.

– Грум, где Саманта?

– Сэр, она уехала, – не смотря в глаза хозяину, ответил дворецкий.

– Когда? Куда? – резковато спросил граф.

– Сэр, – запинаясь, продолжил дворецкий, – графиня велела собрать все ее вещи и привезти их в дом ее отца.

– Собрать вещи. В дом отца, – вторил граф.

«А чего ты ожидал?» – сам себе сказал Алекс.

– Что, сэр? – недоумевая, уточнил Грум удаляющемуся графу.

Алекс поспешил к дому отца Саманты. Но дворецкий сообщил, что ее нет дома, а мистер Шарп уехал по делам. Ничего не добившись, граф вернулся домой с намерением вернуться завтра.

Всю ночь Алекс не мог заснуть. Закрывая глаза, он четко видел, как брал силой свою жену – женщину, которую хотел каждой частичкой своего существа. Ни одну женщину он не любил. Он не знает, что такое любовь. Но одно Алекс знает точно – она единственная женщина, которую он хочет. Хочет видеть ее каждый день, слышать ее голос, смех, видеть ее глаза. Он ухитрился обидеть того, в ком нуждался. Он должен заслужить ее прощение. Обязан этого добиться.

Утром первым делом Алекс отправился в дом тестя.

На встречу к нему вышел сам отец Саманты, приглашая его в свой кабинет.

– Чем обязан таким ранним визитом, дорогой зять?

– Мистер Вайтленд, я знаю – Саманта у вас. Мне необходимо с ней увидеться и поговорить.

– Хорошие, однако, выходят дела. Дочь приезжает к отцу, убегая от своего мужа. Я правильно трактую ситуацию?

Шарп поднял руку, предупреждая возражения со стороны зятя и не ожидая ответа на свой вопрос.

– Алекс, я не знаю, что у вас произошло. Как отец, который выдал дочь замуж, я должен чтить традиции. Жена должна быть при муже. При любых обстоятельствах. У вас не совсем обычный брак. И тому я являюсь причиной. Я виноват перед ней. И в долгу перед ней за свою слабость. Но сейчас суть не в этом. Ты, наверное, так до сих пор и не понял, что за женщина жила возле тебя все эти три месяца. Она особенная. И это я говорю не как любящий отец, а как мужчина, видавший многих женщин в этой жизни. Саманта своевольная, гордая, умная. У нее на все есть свое мнение и взгляд, и, замечу, они того стоят. Я всегда уважал ее желания, но не потакал. Прислушивался к ее мнению. Да, да, прислушивался. Большая половина мужского населения ей в подметки не годится. В десять лет Саманта рассчитала полив нашего сада, да так, что на следующий год урожай увеличился в четыре раза. Наш садовник до сих пор пользуется ее подсказками. А в двенадцать лет обыграла чемпиона по шахматам из Лондонской школы. А в тринадцать объездила дикого скакуна Моргана, втайне от нас всех. Морган в последующем стал шестикратным чемпионом в забеге с препятствиями.

После небольшой паузы мистер Шарп продолжил:

– Она спасла мне жизнь. Вернула смысл жизни, когда я овдовел. Заметь, в тот момент она потеряла мать, стала сиротой. Ей было в сотни раз тяжелее, чем мне. Это я должен был ее утешать. Но вышло все наоборот. Я уважаю и чту ее решения. Наверное, сам виноват, что моя дочь выросла такой своевольной. Но если она приехала в мой дом, значит, так ей лучше. Она будет здесь столько, сколько сама захочет. И тут ты мне не указ, при всем моем уважении к тебе.

Слова отца стали большим откровением для графа. А ведь он, действительно, ничего не знает о своей жене. Стыдясь себя еще больше, он окончательно решил искупить свою вину.

– Мистер Вайтленд, я уважаю ваше решение. И на вашем месте, наверное, поступил бы аналогично. Я очень виноват перед Самантой. Очень. Нам необходимо поговорить. Я хочу увидеть ее и объясниться.

– Она не хочет тебя видеть.

– И я ее понимаю, – в отчаянии проговорил Алекс. – Но я не уйду отсюда, пока с ней не поговорю.

– Виски! Я думаю, глоток виски – это то, что тебе сейчас нужно.

– Виски? – удивился граф. – Да, пожалуй, не откажусь.

– Я так и думал.

От старого лиса не укрылась паника в глазах графа. Что же послужило тому причиной? Это что же произошло, что сильный мужчина оказался в роли загнанной лани?

Залпом выпив виски и почувствовав обжигающее облегчение от крепкого напитка, Алекс продолжил:

– Я очень надеюсь, что с ней все в порядке. Прошу передать ей, что решать будет она. Я приму любое ее решение. Все будет так, как скажет она. Заверяю вас, что любое ее решение никоим образом не отразится на нашем с вами соглашении. Тем более ситуация на шахте не так критична, как вы предполагали. Прошу вас, передайте ей, что я не уйду отсюда, пока не поговорю с ней. Я весь дом переверну – мне очень необходимо ее увидеть.

– Алекс, ты слышишь себя?

– Я не маленький мальчик, конечно, слышу.

– Ты говоришь и думаешь только о себе. А я думаю о ней. Ты обещал мне, что не причинишь ей вреда. Ты сдержал свое слово?

– Нет, – честно признался граф.

Боль и грусть испытал отец за родное дитя. Сердце сжалось. Он сожалел, что подтолкнул свою дочь на этот брак.

– Я поговорю с дочерью. Но не даю обещания.

– Спасибо. Я заеду к вам позже.

* * *

После ухода Алекса Шарп поднялся в комнату дочери. С момента приезда Саманта была сама не своя. Она была вся в себе. Ни одного слова, ни одной слезинки, ни одной эмоции от нее невозможно добиться. Она, как бесчувственная, каменная статуя, лишена эмоций и жизни.

Что могло послужить тому причиной?

– Саманта, только что тут был твой муж.

– Он мне не муж. И ты это знаешь. Я не желаю его видеть, слышать и знать, – каждое слово веяло холодом и сильной болью.

Тут она подскочила с пуфа, подошла к отцу и посмотрела в его глаза.

– Отец, не прогоняй меня. Мне некуда идти, а в его дом я не вернусь, – в ее глазах застыли слезы.

Сердце отца разрывалось на части.

– Ты что, дитя мое. Конечно. Это твой дом, и всегда им будет. Можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь.

– Спасибо, папа.

Она подошла к отцу и как дитя утонула в его заботливых и нежных объятиях.

– Саманта, но, зная графа, он не отступит от своего. Хоть и сказал, что все будет так, как скажешь ты. Он намерен с тобой поговорить. Позже заедет еще.

Дочь отстранилась от отца и твердо проговорила:

– Я не хочу его слышать. Не хочу его видеть. Я даже имени его не хочу знать. Его для меня нет. И завтра мое мнение не изменится. Эта тема закрыта. Меня для него нет!

Глава 8

Через три дня ситуация не изменилась. Граф приезжал каждый день. И каждый раз слышал отказ. Она не желала его слышать, видеть и разговаривать.

Он начал даже сторожить ее возле дома. Но все было безрезультатно.

Через неделю отец опять попытался затронуть запретную тему за завтраком.

– Сегодня опять приезжал твой муж.

– Он мне не муж, – категорично заявила Саманта.

– Но он твой муж. Ты не можешь убегать от него и от реальности вечно. Рано или поздно вам придется встретиться. Я тебя не узнаю. Куда подевалась моя воительница, сорванец, хохотушка и девушка, уверенная в себе и знающая все про вся?

– Я тут. Только нет желания сражаться, отстаивать себя и свое мнение. Да и смеяться нет повода.

– Что же у вас произошло?

– Отец, ты обещал не спрашивать! – упрекнула она его.

– Хорошо. Хорошо. Всему свое время.

– Отец, мне лучше уехать.

– Куда? И зачем?

– Я хочу поехать к тете Моли в Италию. Она уже давно в гости зовет.

– Ты убегаешь от мужа. Но от себя ты не убежишь. В этом доме ты в безопасности, – заверил ее отец.

– Папа, ты сам говорил, что Алекс не успокоится. Поэтому я хочу уехать. Он каждый день приезжает. Сколько это будет продолжаться?

– Я не понимаю тебя. Что случилось? Что произошло между вами? В чем он провинился? – нервничая, спросил отец.

– Папа, мне лучше уехать, – спокойно заявила Саманта.

– Дочка, решать тебе, но не торопись. Давай обсудим эту тему позже.

Прошла еще неделя. Но ситуация не улучшилась. Алекс все так же ежедневно приезжал, а Саманта отказывалась с ним видеться.

Саманта не могла забыть того, что произошло в конюшне. Ее выворачивало от произошедшего. Она не могла забыть слова мужа, его напористость и грубость. Его поступок причинил боль. Но это была не физическая боль. Она куда более острее и больнее.

– Как он мог? Как он мог? – задавалась она вопросом. Боль и обида, унижение и разочарование – все смешалось воедино.

За все это время она не проронила ни одной слезинки. Но темные круги под глазами говорили о бессонных ночах и внутреннем переживании.

Отец больше не мог спокойно смотреть на состояние своей дочери. Его сердце разрывалось на части.

* * *

В доме Крайзстоунов ситуация была не лучше.

Алекс, как загнанный лев в клетке, не мог найти себе места. Дома обуревали воспоминания собственного падения, а в конторе работа валилась из рук.

Жена отказывалась с ним встречаться. Он сдержал свое слово и не шел вразрез с ее желанием. В обществе она не появлялась, из дому не выходила. На письма, оставленные для нее, Саманта не отвечала. Со слов отца, она их жгла, не открывая.

Светская жизнь претила. Это общество, которое является его частью, полно предательства и лжи. Он, как осел, попался на удочку. Поверил наговорам и клевете. Его падение было худшим из возможных.

Алекс пытался выяснить, кто же был автором той злосчастной записки. Этот клочок бумаги ему дорого стоил.

Но выяснить «доброжелателя» так и не получилось.

Днями, как в тумане, коротал время, а вечерами напивался до безумия. Утром с чугунной головой ехал в контору, где всем работникам становилось еще хуже от вспыльчивости и придирок хозяина.

Клариса не узнавала своего сына. Его будто подменили. После отъезда Саманты он фактически не был дома, а если и был, то с бутылкой бренди в кабинете. Напивался до беспамятства. Несколько раз она начинала разговор с сыном, но Алекс отказывался что-либо рассказывать.

– Мама, я не хочу обсуждать эту тему. Скажу только, что очень виноват перед Самантой.

И, не желая больше продолжать беседу, покидал комнату, тем самым еще больше тревожа мать.

Алексу было невыносимо находиться в доме. Все напоминало о жене. Мучаясь угрызениями совести, граф однажды не выдержал и зашел в комнату Саманты. Все в комнате дышало ею. Тут витал ее запах и даже слышался голос. Погрузившись в воспоминания, он подошел к зеркалу и взял ее гребень. Представил, как она проводит им по своим длинным шелковистым волосам, как они скользят и распадаются волнистыми локонами. Легкая улыбка тронула лицо графа.

– Сынок, – послышался голос матери в комнате, – я не могу смотреть, как ты мучаешься. Тебе просто необходимо поговорить с женой и попросить у нее прощения.

– Она не простит меня, – печально проговорил он.

– Что же такого произошло между вами?

– Она меня никогда не простит.

С болью в глазах, Алекс положил гребень на столик и покинул спальню жены.

* * *

Утром следующего дня, заканчивая завтракать в привычном одиночестве, Клариса приняла решение действовать.

– Так продолжаться больше не может. Надо что-то предпринимать. И дело надо брать в свои руки.

Поднимаясь со стула и направляясь к двери, она столкнулась с дворецким.

– Госпожа, мистер Вайтленд пришел.

– Грум, – воскликнула графиня, – ты меня напугал. Разве можно так неожиданно появляться?

За открывающейся дверью появился Шарп.

– О, дорогая Клариса! Вы великолепны, как всегда, – проговорил он, целуя протянутую руку графини.

– Вы так галантны. А я как раз направлялась к вам, мистер Шарп.

– Я, наверное, даже догадываюсь, зачем.

– Саманта! Алекс! – одновременно проговорили Клариса и Шарп.

– У нас одна беда, и ее надо решать, дорогой Шарп.

– Да, Клариса, я, собственно, за этим у вас. Так продолжаться больше не может. Саманта сама не своя. Все время сидит дома, никуда не выходит, ни с кем не общается. Она делает вид, что все хорошо. Но у нее глаза побитой собаки и загнанной лани. Больно смотреть. Я ее такой никогда не видел. Даже после смерти моей жены Саманта была сильнее и крепче. Она была для меня опорой, поддержкой, моим спасательным кругом. Хотя ребенок тогда потерял мать. Она спасла нас двоих, вдохнула в меня жизнь. А сейчас я не узнаю свою дочь. И бессилен ей помочь. Она ничего не рассказывает, молчит. Но что-то произошло между ними. Самое страшное – она вознамерилась уехать в Италию, к своей тете. И не хочет ничего слышать.

– У меня ситуация не лучше. Уверенный, стойкий, сильный мужчина стал превращаться в пьяницу. А самое страшное – в нем угасла жизнь. Он тоже ничего не хочет говорить о случившемся. Избегает любого общения, но и наедине с собой не очень ладит.

– Похоже, у нас одни и те же симптомы. Значит, и лечить их будем одинаково.

– Нашим детям надо встретиться и поговорить. Им необходимо прояснить свой конфликт.

– Согласен.

– Шарп, у меня есть идея. Сегодня из Австрии возвращается моя кузина Оливия, крестная мама Алекса. Так вот, она ежегодно устраивает бал в честь закрытия сезона, но в этом году она обещала устроить бал в честь свадьбы Алекса и Саманты. На свадьбу она не успела приехать. А вот на балу в их честь они обязательно встретятся и будут обязаны играть роли супругов. О проведении этого бала было уже объявлено. Долг чести требует. И воспитание обязует. А после бала все гости обязательно едут на три дня в загородное поместье поохотиться, – проговорила графиня, чуть ли не хлопая в ладоши.

– Но сезон еще не окончен, и для охоты рано, – с уверенностью знатока заявил Шарп.

– Шарп, оставьте эти условности. У нас мало времени. Вы сами сказали, Саманта собралась уехать. Не охота – так рыбалка, не рыбалка – так пикник или деревенские соревнования. Что-то придумаем. Ждать нет времени и сил.

– Рыбалка, пикник и конные прогулки.

– Точно. Надо все продумать и подготовить. Особенно детей. Но любым способом необходимо, чтобы они на балу были оба. Алекса я возьму на себя. С ним, я думаю, проблем не будет. Главное – уговорить Саманту. Но ее вам придется взять на себя.

– Я постараюсь. У нас нет выхода.

– Значит, у нас много дел. Надо еще рассказать хозяйке, что у нее через два дня бал, а потом еще и пикник. Вот Оливия удивится своим планам, – с игривостью и твердым намерением действовать проговорила графиня.

– Вы гениальны, Клариса.

– Не стоит благодарностей.

И фиктивные родственники обрадовались своей идее.

Глава 9

– Нет. Отец, я не пойду на бал. Тем более в честь нашей свадьбы.

– Доченька, но этот бал был давно запланирован. И он очень важен для нас всех.

– Для кого он важен? Для меня уж точно нет.

– Люди уже приглашены. Этот бал организует крестная мама графа.

– Тем более. Отец, я хочу развестись и уехать в Италию.

– Что?

– Ты слышал.

– Алекс знает об этом?

– Нет. Я с ним не виделась. Но ты говорил, что он примет любое мое решение. Это мое решение.

– Второй раз в жизни я в тупике. Первый раз – когда умерла твоя мать, и сейчас.

– Отец, не сравнивай. Это разные вещи.

– Но как же договор между Алексом и мной? Прошло всего четыре месяца. Как быть? У меня нет тех денег, что твой муж вложил в реконструкцию шахты и деревни. Как я их ему верну?

Плечи отца осунулись, голова поникла. Он показался дочери сразу постаревшим, опечаленным и слабым. Таким она его еще не видела.

– Хорошо, папа. Успокойся. Все образумится. Я пойду на бал. Встречусь с Алексом. Но мое решение от этого не изменится. Это лишь отсрочка.

– Дочь моя. Эта отсрочка спасет нас. После бала, где официально вы предстанете мужем и женой перед палатой лордов, дело будет сделано – Алекса признают женатым. А там будет видно, и, может…

– Отец. Один бал, и все. После бала я хочу с ним развестись и никогда о нем не слышать.

В ее голосе слышалась обида, боль, грусть и решимость.

– Я, пожалуй, пойду в сад прогуляюсь.

– Саманта, а почему ты перестала ездить верхом? За все то время, что ты здесь, я ни разу не видел тебя даже в конюшне.

От услышанного Саманту всю передернуло, дыхание сперло. Беря себя в руки, она постаралась как можно спокойнее ответить:

– Что-то не хочется. Я пойду. – И быстро покинула комнату.

Шарп достиг желаемого, дочь согласилась идти на бал. Но груз боли за дочь не попускал.

– Что же случилось? Чем тебе помочь, дитя мое?

* * *

Разговор между Кларисой и Алексом был более непредсказуем.

– Алекс, приехала твоя крестная из Австрии, и она послезавтра устраивает бал в честь вашей свадьбы.

– Что? – глаза Алекса округлились, и он оторвался от своих записей, которые рассматривал невидящим взглядом уже несколько часов.

– Твоя крестная вернулась из Австрии…

– Я хорошо слышу, мама. Не надо повторять.

– Тогда как понимать твой вопрос – «Что?»

– Мы должны все отменить, мама.

Алекс подскочил с кресла, судорожно поправил непослушные волосы и стал расхаживать по комнате. Шаги были уверенными, взгляд ожившим, в нем появилась надежда и мысли.

Клариса заулыбалась, радуясь изменениям в сыне.

– Но почему?

– Саманта не придет. Она не придет.

– Но она не может не прийти. Этот бал был объявлен сразу после вашей свадьбы. И ты знаешь, это не блажь твоей крестной, а дань традициям.

– Я что-то не помню такого.

– Ты разве хоть что-то помнишь кроме своей работы.

– Саманту надо предупредить. Я напишу письмо. Нет. Ты напиши письмо. Мое она даже читать не станет.

– Саманту на себя берет ее отец. Она будет на балу. Должна быть.

– Хорошо. Замечательно, – на лице графа промелькнула мимолетная улыбка. – Надо послать ей фамильные украшения. Нет. Она их не возьмет. Надо… Мне надо выпить, – проговорил последнюю фразу Алекс и направился к столику со спиртным.

– Алекс, – голос Кларисы прозвучал властно и на повышенной ноте, – поставь графин и перестань метаться, как маленький щенок по комнате. Чтоб я больше не видела, что ты пьешь. Украшения – отправь обязательно. Наряд я ей выберу из ее гардероба, вчера приехали от портнихи последние ее наряды. Ты сам соберись, приведи себя в порядок. Противно смотреть на того, в кого ты превратился. Я не узнаю своего сына. И не упусти свой шанс. У тебя мало времени.

– В каком смысле?

– Саманта решила уехать из страны.

– Как уехать?

– Да, уехать в Италию.

– Когда?

– Алекс, ты меня удивляешь. Это виски так на тебя действует или отсутствие жены? Вопрос даты зависит от бала у Оливии.

И, выходя из кабинета сына, проговорила:

– Ох, уж эти мужчины.

* * *

Завтра.

Завтра предстоит встреча с ним. Чего ждать от встречи? Как она с ним встретится? Как сможет смотреть ему в глаза?

Прошедшие недели прошли, как в аду. Она не могла себе найти покоя ни днем, ни ночью. Закрывая глаза, в памяти всплывала картина последней встречи. Четко помнился горящий взгляд Алекса, грубость объятий, сила его страсти, боль, обида, унижение. Неужели так бывает всегда?

Не может этого быть. Саманту всю передергивало внутри только от одного воспоминания рук Алекса, его губ и горячего дыхания в конюшне на сене.

Но ведь так было не всегда. Она также помнила, как ее тело трепетало от возбуждения, когда он прикасался к ней на ипподроме. Как пылали огнем губы от поцелуя. Как учащалось ее дыхание при встрече с ним. Как ловила его взгляд и любовалась улыбкой.

Также она помнила, как мама была счастлива с отцом. Будучи ребенком, она радовалась их счастью. Каждый удобный момент мама сама обнимала и целовала отца. Она буквально тонула в его объятиях и наслаждалась. И отец был счастлив, нежен, внимателен. Он, как скульптор, охранял и оберегал свое творение. Смехом и любовью был наполнен их дом.

Так должно быть. Об этом она мечтала, укутываясь вечерами в теплое одеяло. Из-за этой мечты она отказывалась выходить замуж.

Еще в детстве она сказала себе: «Либо так, как у родителей, либо никак. На меньшее я не согласна».

Вначале Алекс ей показался особенным, другим. За угрюмой сдержанностью она увидела заботливого и нежного мужчину. Ее тянуло к мужу. Она хотела быть рядом с ним, ждала встреч, ловила его взгляд.

И что теперь? Она боится встречи. Нет желания смотреть ему в глаза. Обида и злость, боль и страх переполняют ее внутри. Как побороть эти разрушающие чувства? Как начать жить дальше? Разочарование легло тяжким грузом на сердце, заковало душу.

Алекс своим поступком осквернил мечту и все чистое, о чем она мечтала. Мечтала быть счастливой. Любить и быть любимой. Тонуть в объятиях любимого, желать его ласк и внимания.

Она выбрала свободу браку. И была права.

Она вернет себе свободу. Все будет по-старому. Получит развод. Уедет в Италию или любую другую страну.

И ни один мужчина ее себе больше не подчинит, не доставит душевную боль.

Ошибки надо исправлять. Ошибкой был этот фиктивный брак.

Как она вообще согласилась на этот фарс? Как смогла поверить Алексу?

Теперь приходится болью расплачиваться за свою ошибку и доверчивость.

Но помимо душевных ран девушку не покидало одно сомнение во всей этой истории. Была здесь одна несостыковка. Алекс удивился, что она девственница. Это открытие было для него неожиданным и шокирующим. Будто он ожидал другого. Он остановился. Не закончил. Она, может, и без опыта, но знает, что происходит между мужчиной и женщиной и чем это заканчивается. Она видела, как все еще он был возбужден, когда покидала конюшню.

Что подтолкнуло Алекса на такой шаг? Или кто?

Но искать и придумывать ему оправданий она не желала.

Завтра бал.

Что ее ждет?

Завтра они встретятся.

С этими мыслями девушка погрузилась в глубокий без сновидений сон, впервые за все это время.

Глава 10

Утром Саманта проснулась от шагов горничной в комнате и ярких лучей солнца.

– Который час?

– О, госпожа, я вас разбудила. Простите. Ваш отец велел помочь вам приготовиться к балу. Вот я и начала приготовления, чтобы ничего не упустить и все успеть.

– Хорошо, хорошо, Сисилия. Но зачем так рано затевать всю эту суету?

– Госпожа, но уже полдень.

– Так поздно? О Господи. Но я еще не решила, что надеть, что обуть, – проговорила Саманта, резко вскакивая с постели.

– Мисс Саманта, сегодня утром пришло ваше платье для бала.

– Платье? Откуда? От кого?

– Похоже, от мистера Джонатана, вашего супруга. Оно у вашего отца.

После услышанного Саманта так и замерла с расческой в руке.

– Хм. Как любезно с его стороны, – с сарказмом подумала Саманта и поспешила к отцу, накинув халат.

– Перед тем, как его надеть, я хочу посмотреть на это платье, – вскинув подбородок, проговорила Саманта отцу, входя в его кабинет.

– Доброе утро, дитя мое. Как спала? Не отвечай, вижу. Впервые ты выглядишь выспавшейся. Ты, как всегда, неординарна.

– Это почему же, отец?

– Обычно девушки не могут заснуть перед балом. А ты наоборот. Спишь, как убитая.

– Остроумно.

– И я этому рад, – проговорил отец, подходя к дочери. Обнял и по-отцовски поцеловал в щеку. – А по поводу наряда, как и в остальном, – выбор за тобой. Алекс был предусмотрителен и прислал несколько нарядов на выбор. Пойдем посмотрим.

До самого ужина Саманта выбирала наряд. Никак не могла определиться. Отдавала себе отчет, что этот бал очень важен для нее.

Желание быть на высоте брало верх над голосом разума и боли. Это первый и последний ее бал в роли графини Крайзстоун.

Это будет первая встреча с Алексом. Она не уверена, что готова к встрече и хочет его видеть.

Алекс ежедневно приезжал, но ей удавалось его избегать. Хотя и понимала, что рано или поздно увидеться им придется, тем не менее все себя отговаривала: «Потом, надо подготовиться».

И вот встреча сегодня, но она так и не готова.

К восьми часам Саманта закончила наряжаться. Горничная подняла волосы графини в высокую прическу. Каждый локон был на своем месте. Ничего лишнего.

Свой выбор она остановила на платье цвета слоновой кости. Декольте платья достаточно подчеркивало и оголяло округлости груди, оставив место воображению. Плечики платья были приспущены, обнажив плечи и шею. Приталенный покрой платья подчеркивал тонкость талии и округлость бедер. Ткань свободно спадала до самого пола, и лишь небольшой каблук туфель позволил ткани не касаться паркета. При каждом движении ткань платья соблазнительно играла на округлых бедрах и стройных ногах.

– Ты прекрасна, – протягивая руку дочери, сказал Шарп.

Раздался стук в дверь, и дворецкий вошел в гостиную с бархатной коробкой в руках.

– Мистер Джонатан велел передать вам эту шкатулку. И изъявил надежду видеть это фамильное украшение на мисс Джонатан сегодня вечером на балу.

Саманта посмотрела с вопросом на отца, потом перевела взгляд на коробку из бархата.

Она не решалась пошевелиться. Протест промелькнул во взгляде.

Шарп поспешил опередить отказ дочери, подошел к футляру и открыл его. Блеск бриллиантов озарил комнату. Взгляду девушки открылся утонченной работы комплект из сережек, браслета и ожерелья. Украшение было представлено в виде нежных лепестков роз. От красоты дух захватывало.

– Позволь, я помогу, – Шарп бережно одел украшение на изгиб шеи дочери.

Серьги еще больше подчеркнули длину и соблазнительность изгиба шеи. Камни переливались ярким отблеском при малейшем движении. Выбранное платье и фамильные украшения Джонатанов идеально гармонировали на стройной фигуре графини.

– Сегодня вечером все мужчины будут тобою околдованы, – с восхищением проговорил отец.

– Если б я этого хотела, – с сожалением проговорила Саманта и набросила на плечи легкую шаль под цвет платья. – Нам пора. Мы и так уже опоздали.

– Алексу и гостям надлежит быть в ожидании такой красавицы. Тем более гости и так заинтригованы, что вы приедете порознь на бал в вашу честь.

* * *

Оливия, герцогиня Фергисон, крестная Алекса, отличалась тем, что слыла искусной хозяйкой и организатором балов. Высшее общество мечтало быть приглашенным на ее праздники. А чести быть гостем в загородном доме удостаивались немногие. Побывать на таком празднике у Оливии – это все равно, что получить билет в высшее общество.

Мамаши, имеющие дочерей на выданье, так и пересказывали между собой, что имели честь быть приглашенными к самой Оливии Фергисон, тем самым повышая рейтинг своим дочерям.

А лондонские денди так и хвастались друг перед другом о трофеях, добытых на охоте, в загородном доме. Даже если таковых и не было. Ключевым словом было место охоты.

О проведении бала Оливия узнала от Кларисы за два дня до самого события. Но легкая на подъем, оптимистичная и пышущая энергией вдова нисколько не огорчилась.

– Чудесно! – воскликнула Оливия. – Наконец-то хоть какое-то разнообразие. Этот бал запомнит весь Лондон. Его еще будут вспоминать наши внуки. Я, кстати, хочу много внуков от Алекса. Он единственный мой сын, хоть и крестный.

– Если ты хочешь внуков, то нам надо все хорошенечко продумать. Необходимо помирить детей, – подхватила с лукавой улыбкой Клариса.

И эти дамы не привыкли бросать слова на ветер.

Дом крестной Алекса ничем не уступал по размерам и красоте дому графа.

Шикарная аллея из живой изгороди вела к центральному входу в дом. Ряд белых колонн вдоль дома поддерживал огромную террасу на втором этаже.

Дом весь светился огнями. Звук музыки и смеха заполнял тишину вечера. Сливки высшего общества собрались и пребывали в ожидании молодой графини Крайзстоун.

Дочь с отцом подъехали к центральному входу.

Сердце в груди отдает чеканный бешеный ритм, ладони вспотели, голова идет кругом от волнения.

Дороги назад нет.

Бал был в самом разгаре, когда дворецкий объявил приезд новых гостей:

– Мистер Вайтленд и его дочь – молодая графиня Джонатан.

В зале повисла тишина.

Взгляды всех гостей обращены к вновь вошедшей паре.

Рука Саманты покоится на руке отца. Даже через ткань пиджака мистер Шарп ощущает слабую дрожь дочери.

– Я же тебе говорил, ты покоришь всех мужчин. Но я ошибся. Ты покорила и женскую половину высшего общества, – попытался пошутить отец, чтоб расслабить дочь.

К вошедшей паре, слегка похрамывая, направился Алекс.

Весь день он ждал встречи с женой. И так сильно волновался, что трижды переодевался. Загонял своего камердинера до белой горячки. Весь дом был вверх дном. Даже кухарку чуть не хватил кондратий.

Алекс был первый, кто приехал в дом Оливии, и в качестве хозяина и виновника торжества встречал гостей. Но он ждал только одного человека.

На компрометирующие вопросы он отвечал небрежно, но заранее продумав вариант ответа:

– А где же ваша супруга, молодая графиня?

– Она готовится к покорению лондонской знати. Мое сердце она уже покорила, – парировал граф.

– О, так приятно видеть идиллию в отношениях. Мы все гадали, кто же сможет покорить самого завидного холостяка, – проговорила графиня Брюз, слывшая известной сплетницей и острой на язык дамой.

Не унимался и сам премьер-министр Самюэль Стюарт:

– Наслышан про вашу жену. Но горю желанием познакомиться лично. Уж много всего говорят про нее.

– Наше общество остро на язык. Но она гораздо выше всех этих разговоров. С ней действительно необходимо встретиться лично.

– Заинтриговали. Весь в предвкушении. Жены вице-премьеров должны быть такими.

– Я сам жду ее появления, – нервничая, проговорил Алекс.

И вот объявили о ее приходе. С первого мгновения он не мог оторвать взгляд от Саманты. Она была прекрасна – заполнила собой весь мир, не только стены дома.

Грациозная осанка, ровная спина, расправленные плечи, слегка вздернут подбородок. Уверенная, твердая и в то же время воздушная, будоражащая походка. Легкое покачивание бедер, игра ткани вокруг тела девушки. Плавное движение плеч, наклон головы. Все это так гармонировало и дополняло картину, которая вдохновила бы ни одного художника на создание шедевров и бессмертных творений.

Но главное – ее взгляд. Один только взгляд чего стоил. Он горел огнем, вызовом, силой. Именно такой Алекс ее увидел впервые у себя дома в гостиной. Только сейчас, рядом с ней, он почувствовал себя живым.

Подходя к отцу и дочери, Алекс сказал:

– Рад вас видеть, мистер Шарп! – И тут же обратился к жене: – Графиня, разрешите Вас сопровождать на этом балу?

Это был вопрос, не требующий ответа. Ничего более уместного и умного Алексу не пришло в голову. Он не знал, как начать разговор, но и пускать все на самотек не желал.

Саманта слегка кивнула, но не подала руки, а просто прошла вглубь зала, направляясь к графине и хозяйке дома.

– Графиня, рада вас видеть, – искренне улыбнулась она своей свекрови.

– Саманта, родная. Ты великолепно выглядишь. Я уже начала отвыкать от твоей красоты, – радостно встретила ее Клариса.

– Дитя мое, я крестная Алекса, – вмешалась в разговор герцогиня. – Наслышана о тебе. Можешь звать меня просто Оливия.

– С удовольствием, Оливия. Рада с вами познакомиться. Надеюсь, рассказы обо мне были не очень ужасны.

– Отнюдь. Но теперь мы наверстаем упущенное. В ближайшее время я не собираюсь покидать столицу. Мое здоровье хиреет в Лондоне и требует тепла.

– Оливия, как ты выражаешься при девушке, – слегка возмутилась вдовствующая графиня и обратилась к невестке, – не обращай внимания на жуткий язык моей кузины. Она вечно что-то новенькое привносит в свою речь из заграницы. И, замечу, ее это не портит.

Крестная Алекса сразу понравилась девушке. Она излучала тепло и доброту. И даже какую-то легкость. В ее обществе Саманта почувствовала себя легко и непринужденно, будто это ее крестная, а не мужа.

– Смею с вами согласиться, – поддержала Саманта свою свекровь. И обратилась к Оливии: – Я тоже мечтаю побывать в теплых странах.

– Решено! В следующий раз мы едем вместе. Алекс, ты же не против? – спросила Оливия.

– Вы застали меня врасплох, дамы. Позвольте для начала угостить вас шампанским, – галантно ушел Алекс от ответа, на который хотел сказать – «Против».

Не успел Алекс принести шампанское дамам, как к их компании подошла баронесса Милбит под руку со Стивеном.

– Герцогиня, чудесный бал, – ради приличия польстила Элизабет хозяйке. – О, Саманта, ты тоже чудесно выглядишь, – с завистью проворковала Элизабет, буквально пожирая графиню глазами.

Красное платье баронессы было кричаще вызывающим, но это нисколько ее не смущало. Не дожидаясь ответа, она переключила свое внимание на Алекса:

– Алекс, рада вас видеть. При нашей последней встрече нам так и не удалось все подробно оговорить.

– А по-моему, информации было даже предостаточно, – резковато заметил граф, помня доброжелательные и двусмысленные высказывания баронессы.

– Я всегда доверяла вашему мнению. И надеюсь, следующий танец вы уделите мне, – как ни в чем не бывало, проговорила Элизабет.

– Боюсь показаться невежливым, но моя хромота не прибавляет мне пластичности и грациозности в танце. Я думаю, Стивен с удовольствием составит вам компанию.

– Граф, вы лис, – проговорил Стивен, пожирая глазами Саманту. Его взгляд так и блуждал по оголенным плечам девушки, то и дело останавливаясь на округлостях ее груди, – вы украли у общества мою кузину и не показывали ее больше месяца. Саманта, нам не хватало твоей непосредственности, острого ума и чувства юмора. Я скучал, – последнюю фразу он закрепил поцелуем руки девушки.

– Стивен, ты опять за свое. У тебя на уме ничего серьезного, – улыбаясь, ответила Саманта. За все это время она ни разу не вспоминала Стивена.

Шампанское и присутствие Алекса рядом мешало Саманте собраться с мыслями. Она была в замешательстве. Это их первая встреча. Столько мыслей, переживаний, эмоций, боли и вопросов. И ты не знаешь, с чего начать и как начать.

Она пыталась на него не смотреть. Просто ждала.

Алекс в свою очередь был сдержан, внешне спокоен, но в его взгляде были вопрос и ожидание. Он не знал, чего ждать от своей жены. Искал подходящий момент. Ловил хоть малейшее одобрение, знак со стороны жены. Но он упирался в стену равнодушия и отчужденности.

Раздумья молодых были прерваны.

Повисла тишина в зале.

Герцогиня Фергисон призвала всех к вниманию:

– Дорогие гости, как вы все знаете, у меня заведена многолетняя традиция. Я ежегодно устраиваю бал в честь закрытия сезона с последующей охотой в моем загородном имении. Но сегодня спешу вас обрадовать – сезон еще не закончен. А в загородном имении вас ждет не охота, а пикник на природе и многое другое.

Прозвучали легкие овации на заявление хозяйки.

– Сегодняшний повод – не окончание, а начало. Не буду долго всех интриговать и томить. Мы празднуем свадьбу моего крестного сына Алекса. Пусть и с опозданием, но я ведь крестная мать, значит, мне позволительны такие вольности, – пошутила графиня.

И, поворачиваясь к молодым, уже серьезнее продолжила:

– Я всегда мечтала иметь дочь. Но Господь меня наградил только сыном, крестным сыном. И вот теперь у меня есть и сын, и дочь. Саманта, я очень рада назвать тебя своей дочерью. И хочу вам, мои дети, подарить серебряную чашу. Чашу, символизирующую семейный очаг. По тибетским обычаям, эта чаша олицетворяет плодородие и достаток.

Герцогиня захлопала в ладоши. В зал на подносе внесли серебряную чашу на бархатной подушечке. Она была инкрустирована драгоценными камнями, узор на ней был из золота в виде виноградной лозы с виноградной гроздью.

Оливия протянула подушечку с чашей Саманте.

– Женщина – хранительница семейного очага, по тибетским обычаям, значит, и чашу я вручаю графине Крайзстоун, – безапелляционно проговорила герцогиня, протягивая подарок.

Саманта была обескуражена и с дрожью в руках приняла подарок.

– Благодарю вас, герцогиня! Несколько месяцев назад у меня появилась мама, но я ошиблась, у меня появилось две мамы, – со слезами на глазах и трепетом в душе проговорила девушка. Она с теплом и искренностью посмотрела на своих новых мам. И у всех на глазах подошла к ним и поцеловала каждую из них.

– Спасибо, мои дорогие мамы, – сказала Саманта, чтоб никто их не слышал, – я очень давно не произносила этого слова.

– Будь счастлива! – прошептала Оливия ей в ответ, а на весь зал объявила: – А теперь – танец молодых!

По залу пролились первые ноты вальса.

Клариса забрала из рук невестки чашу и отошла в сторону. Алекс подошел к супруге и протянул руку, приглашая на танец.

В его взгляде была мольба. Он ждал этого мгновения и боялся. Если она откажет, значит, все потеряно, если согласится – значит, еще есть шанс.

Саманта подняла взгляд от протянутой руки Алекса и посмотрела ему в глаза. Взгляды их встретились. Внутренний протест, обида в одном взгляде; раскаянье, мольба – в другом. Повисла пауза. Все замерли в ожидании.

Графиня не спеша положила свою руку в ладонь графа.

Дрожь прошла по телу каждого от соприкосновения рук.

Сердце Алекса застучало чаще, дыхание стало прерывистым. Весь мир вокруг замер.

Граф вывел свою жену в центр зала. Одной рукой он продолжал держать руку девушки, вторую положил на нежный изгиб талии. Боялся отпустить ее из рук. Опасался, что убежит или оттолкнет его.

Но этого не произошло.

Пара закружилась в ритме вальса.

Алекс, не отрываясь, смотрел на Саманту. Любовался ею. Он очень многое хотел сказать, но не проронил ни слова.

Саманта смотрела на Алекса и видела его таким, каким он был до их последней встречи. Хотела найти сходство, но все тщетно. Только еще больше запуталась. Какой он настоящий? Мысли и чувства зашли в тупик.

– Прости меня, – еле слышно проговорил Алекс. Его фраза осталась без ответа.

Они кружились в вальсе. Он вдыхал ее запах. Взглядом ласкал ее плечи, шею, профиль.

Она была как во сне. Каждой клеточкой своего тела ощущала его присутствие рядом, силу и тепло.

Прозвучали последние нотки вальса, гости зааплодировали.

Алекс поднес руку жены к своим губам. Саманта вздрогнула от прикосновения его губ и резко отдернула руку.

Заиграли первые ноты кадрили. Гости оживились, пары задвигались в такт музыки. Зал наполнился светской беседой и смехом. Каждый занят собой.

– Все не так безнадежно, как ты рассказала, Клариса, – обратилась Оливия к подруге.

– Очень хочу верить. Надежда, похоже, есть. Возможно, у нас будут внуки. Вопрос только времени.

– Да, им нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. А вот внуков я хочу уже сейчас. Значит, их нужно подтолкнуть друг к другу.

С другой стороны зала светская пара думала обратное.

– Я уже надеялась, мне удалось посеять семя раздора в их семье, – сквозь зубы проговорила Элизабет.

– Не все так печально. Мы на правильном пути, – заверил ее Стивен, сжигая ненавистью чету Крайзстоунов. От его взгляда не ускользнуло напряжение и отчуждение в отношениях супругов. Раздор в семье уже посеян.

* * *

Весь оставшийся вечер Саманта и Алекс были рядом, но им так и не удалось поговорить. Череда поздравлений, комплиментов, подшучиваний и пожеланий сменяли друг друга. Глубоко за полночь все гости отправились в загородное имение и лишь ближе к семи утра прибыли в скромную обитель Оливии, где их ждал горячий чай, бутерброды и теплые постели.

Алексу и Саманте отвели общую комнату на втором этаже в южном крыле, с собственной террасой и выходом в сад.

Поднявшись в комнату, Саманта не знала, что делать. Она замерла посередине комнаты, как натянутая струна, боясь пошевелиться.

– Я позову горничную, она поможет тебе подготовиться ко сну. Поспи немного. Ты, наверное, очень устала. Позже я зайду за тобой и покажу дом, сад. Здесь есть на что посмотреть, – сказал Алекс и, не дожидаясь ответа, покинул комнату.

У Саманты не было сил обдумывать двусмысленность положения. Слипались глаза, жутко ломило спину и ныли ноги от усталости. Не дожидаясь горничной, девушка разделась, легла в кровать и сразу заснула младенческим сном.

Ощущение тепла и приятной дрожи прошлось по телу. Легкое дуновение ветра и прохлада пробежали по коже бедра. Слегка касаясь кончиками пальцев, Алекс исследовал лодыжки, бедра девушки, все больше оголяя ноги жены. Рука стала поглаживать внутреннюю поверхность бедра, направляясь к заветному треугольнику.

Дыхание девушки участилось, грудь вздымалась при каждом вздохе. Соски отвердели, натянув нежную ткань сорочки. Алекс продолжал одной рукой поглаживать бедро, а второй опустил лиф сорочки вниз, оголив грудь. Глаза графа заискрились, загорелись страстью. Он накрыл своей ладонью грудь, слегка сжимая и поглаживая упругую плоть. Сосок до приятной боли еще больше набух и уперся в мужскую ладонь. Губы графа стали покрывать поцелуями шею девушки, ключицы, плечи, оставляя на своем пути горящую дорожку.

– Как ты прекрасна. Твой запах сводит меня с ума.

Не переставая покусывать, целовать и посасывать сосок, Алекс продолжал исследовать тело Саманты.

Сорочка была задрана до самой груди, оголив бедра и живот. Приятная влага, покалывания и пульсация ощущались между ног. Она стала интуитивно покачивать бедрами по направлению к рукам Алекса.

Граф взял руку девушки и положил себе между ног. Через ткань его брюк она чувствовала упругость и силу его желания…

– Нет..! – закричала Саманта и подскочила на кровати.

Девушка часто заморгала, осматриваясь кругом.

Это был сон. Всего лишь сон.

В комнате никого не было. Отгоняя остатки сна, девушка увидела, что ее сорочка задрана выше талии, соски набухли, влага и легкое покалывание между ног свидетельствовали о том, что сон ее возбудил.

Поцелуи Алекса, его прикосновения во сне были нежными и возбуждающими. Они доставляли удовольствие, обещали блаженство. Она хотела их продолжения.

Что это с ней? Ей хотелось еще. Она не хотела прекращать, останавливаться. Жажда большего накрыла ее своей силой.

* * *

К вечеру гардероб графини был доставлен.

Одевшись к ужину, Саманта спустилась вниз. Взглядом она сразу нашла Алекса. Граф стоял в кругу молодых девушек, которые хихикали над какой-то очередной его шуткой. В кругу обожателей, словно повиснув на его руке, стояла баронесса, всем своим телом всячески пытаясь прикоснуться к Алексу.

– Не стоит волноваться и ревновать. Она не в его вкусе, – раздался сбоку успокаивающий и ровный голос Оливии.

– Я и не ревную, – слишком быстро ответила Саманта. – У вас очень красивый дом, – сменила тему девушка.

– Да, его строил еще дед моего покойного мужа. Алекс обязательно вас должен ознакомить со всеми достопримечательностями моего имения. Он его знает даже лучше меня. Ведь каждое лето он проводил его здесь. У него даже есть укромный домик. Правда, я ни разу там не была, Алекс никого туда не приглашает.

– Это как?

– Я уважаю его личное пространство и желание побыть одному. Одиночество – это не его удел, но он ищет в нем спасение. Очень рано Алекс стал главой семейства. И груз ответственности за свой род, свою мать, кузин и кузенов, рабочих и слуг лег на плечи совсем молодого юнца. В 15 лет он потерял отца. За один день весельчак, душа компании и озорник стал графом, со всеми истекающими отсюда последствиями и обязанностями. И когда его кузены дурачились и флиртовали с девушками, он сидел в кабинете и пытался спасти свой род, свое имение и имя. Ведь после смерти отца ничего не осталось, кроме долгов, кредиторов и фамильного имения, которое было заложено за долги.

– Я не знала.

– Алекс не любит вспоминать то время. И я его понимаю. Дитя мое, не судите его строго. Он не так угрюм, резок, как кажется. В душе он очень раним. По первому зову о помощи он бежит помогать. Готов пожертвовать собой ради спасения близкого. Он не рассказывал вам, как получил свою травму?

– Нет.

– Я его понимаю. Настоящий мужчина таким не хвастается. Это было здесь. Он спас деревенского ребенка. Один малец, сын кузнеца, залез высоко на дерево, а слезть не смог. И стал звать на помощь, так как не мог спуститься. Алекс, не задумываясь, полез его спасать. И когда он взял мальца на руки и стал с ним спускаться вниз, ветка, на которой он стоял, обломилась. Они упали на землю. Основной удар Алекс принял на себя. Малец отделался легким испугом, а вот Алекс пострадал сильно. До сих пор дает о себе знать сломанное бедро. Перелом был серьезный, кость собирали буквально по частицам. Мы думали, что он не сможет ходить без костылей. Но сила воли и характер взяли верх. Алекс сразу заявил – «На костылях я ходить не буду!». На что доктора молча кивали головой, но сами не верили этому. Но, как видите, они ошиблись. Алекс даже неплохо танцует, – с гордостью и восхищением за крестника сказала Оливия.

Саманта опешила от услышанного. В таком ключе она не могла и представить Алекса.

Громкий смех гостей прервал разговор и затянувшуюся паузу.

– Пойдем к гостям, они уже заждались, – бодро проговорила Оливия, беря под руку молодую графиню.

– Вы так думаете?

– Я в этом уверена. Алекс тебя уже заждался. Пожалуй, его пора спасать от этих хищниц, – улыбнулась хозяйка Саманте и позвала всех к столу.

За ужином Саманта и Алекс сидели напротив друг друга. Он был в окружении баронессы и мадам Брюз с огромным бантом на груди. Это единственное, что бросалось в глаза в ее облике.

Графиня же была в окружении мистера Стюарта и Стивена. Беседа была легкой и непринужденной. Она шутила, активно дискутировала и, не стесняясь, высказывала свое мнение на разногласия в политическом вопросе.

– Я думаю, будет лучше налаживать дружеские отношения с нашими соседями. История неоднократно показала, к чему приводит вражда. Ничего, кроме смертей, нищеты и долгов. На мой взгляд, выгоднее для страны налаживать торгово-экономические отношения, что откроет рынок сбыта, новые рабочие места, пополнение государственной казны и процветание страны.

– Но как же новые земли, дешевая рабочая сила? – компрометирующе спросил мистер Стюарт.

– Вы находите процветающее будущее в рабстве? – парировала Саманта.

– Ни в коем случае? – одобряюще согласился Самюэль. – Приятно слышать такую здравость ума, живость и прямолинейность в столь юном возрасте. Мне как старику, которому пора на покой, можно быть спокойным за свою страну и старость.

– Это проверка? – приподняв бровь, спросила графиня его напрямую.

– Прошу прощения за столь некрасивую форму. Но я теперь понимаю Алекса. На его месте я бы тоже не упустил вас из своих рук. Не скрою, я был очень удивлен скоропалительности вашего брака. Проверять и не доверять – это моя работа. А на Алекса я возлагаю большие надежды. Он единственный, кому я могу доверить нашу страну и быть спокойным.

– Вы коварны.

– Не скрою. Есть такой грешок, – тепло улыбнулся премьер-министр. – А вот вы – очаровательны.

Дальнейшая беседа уже не касалась политики. Гости переключились на другие темы.

Алекс все это время наблюдал за женой. Вкуса еды он не замечал. Беседа с соседями по столу была рефлекторной и безликой. Все его внимание было приковано к Саманте. Он не прекращал ею восхищаться и гордиться.

Остаток ужина графиня мило общалась с гостями. Все ее мысли были об Алексе. Услышанное от Оливии и мистера Стюарта не покидало ее, открывая мужа с другой стороны.

Да еще сегодняшний сон разбередил ее чувства. При каждом воспоминании легкая дрожь возбуждения пробегала по телу. Во сне она реагировала на его ласки совсем не так, как хотела, после последних событий.

Она еще больше запуталась в своих чувствах и в своем муже.

Кем является Алекс?

Сухарем? Грубияном? Скотиной?

Или чутким? Отзывчивым? Смелым? Умным? Добрым?

Кто он? Какой он с ней?

Что творится с ней?

На все эти вопросы Саманта и не надеялась так быстро получить ответы, как это ее ожидало.

После ужина все гости разошлись кто куда. Кто-то из гостей стал танцевать, кто-то решил прогуляться по саду. А часть гостей стали играть в карты, шарады, шашки и шахматы.

Внимание Саманты привлекла разложенная партия в шахматы, она подошла и стала наблюдать за ходом игры. Игра шла к развязке. Следующий ход предстоял мистеру Стюарту. Понимая, что игрок находится в затруднительной и проигрышной ситуации, она наклонилась к премьер-министру и произнесла так, чтобы слышал только он:

– Отдайте офицера.

– Но? – удивился он и посмотрел на девушку.

Саманта только слегка кивнула с чувством твердой уверенности.

– Хорошо. Кто не рискует, тот не пьет шампанского! – сказал Самюэль и пошел конем, понимая, что теряет офицера.

Через несколько шагов мистер Стюарт объявил своему противнику шах и мат.

– Вы не перестаете меня удивлять, графиня Крайзстоун. Вы четко подметили, что задержка на один шаг сулит мне проигрыш. Вы не просто красивы, но еще и умны. Графиня, браво!

– Вы меня смущаете и преувеличиваете мои способности, – смутилась комплименту девушка.

– Алекс, – обратился мистер Стюарт к только что вошедшему графу под руку с хозяйкой дома, – ты везунчик! Я восхищен твоей женой.

– И не вы один, сэр, – только и сказал Алекс, неотрывно смотря на жену.

– Саманта только что преподала мне хороший урок.

– Какой урок? – спросил граф.

– Ничего особенного, – вмешалась в разговор девушка, – мы просто немного пообщались с мистером Стюартом.

– Вы еще и скромны, моя дорогая, – нежно беря руку девушки, Самюэль поднес ее к своим губам и, меняя тему разговора, продолжил: – Дамы, прошу меня простить, но позвольте мне ненадолго украсть графа из вашего общества?

– Но только, если ненадолго! – предупредила Оливия старого политика.

– Я понимаю нетерпение молодых остаться наедине и обещаю, что не займу много времени. – И, обращаясь к Алексу, продолжил: – Я хотел бы с тобой обсудить один очень важный вопрос.

– Конечно. Я к вашим услугам, – проговорил Алекс.

Мужчины удалились. Остаток вечера графиня провела в приятной беседе с Оливией.

Кузен, на удивление, весь вечер был в обществе Элизабет. Они, не скрывая от окружающих, флиртовали друг с другом, что, как заметила Саманта, ее нисколько не зацепило, а даже порадовало. Можно расслабиться и не отбиваться от ухаживаний кузена.

Поднявшись в свою комнату, графиня была вся в ожидании появления графа. Чего от него ждать? Неведение – хуже самой реальности.

Расхаживая по комнате, она не могла найти себе места, то и дело косясь на дверь.

Послышались шаги в коридоре и легкий стук в дверь.

– Да? – с легкой хрипотцой произнесла Саманта, не узнавая свой голос.

Открылась дверь и в комнату вошел Алекс.

Повисла пауза. Неловкость ситуации повторилась. Только сейчас девушка стояла лицом к графу и смотрела ему в глаза. Взгляды скрестились.

Странно, но ей приятно ловить его взгляд на себе. Страха нет. Сковывает момент лишь неловкость положения.

– Саманта, нам так и не удалось поговорить. И сейчас не лучшее время, ты устала. Не буду тебя обременять своим обществом. Утром я приду за тобой, и мы вместе пойдем на завтрак. Не будем давать почву для лишних сплетен. Закрой за мной окно и дверь.

Не дожидаясь ответа, Алекс вышел на террасу и спустился вниз по лестнице.

– Алекс, – окликнула Саманта мужа, – а как ты попадешь в комнату, если я закрою окно и дверь?

– Не волнуйся, попаду, – усмехнулся граф и растворился в темноте сада. Он не нашел в себе сил начать разговор – боялся услышать о разводе и отъезде. Тянул время, которого у него нет.

* * *

Утром Саманту разбудил легкий шорох в комнате. Она открыла глаза и не сразу поняла, где находится. Резко села в кровати и, часто моргая, стала смотреть по сторонам.

– Ты всегда так просыпаешься? – спросил Алекс с хрипотцой в голосе.

– А ты всегда входишь через окна?

– Мы уже начали кусаться, или просто по утрам у нас плохое настроение? – с улыбкой на лице парировал граф.

– Остроумие не твой конек.

– Разве? Вчера вечером женская половина общества отметила обратное.

– Это они тебе льстили как хозяину дома.

– У тебя красивое белье. Надо будет еще заказать у мадам Моли.

Саманта резко натянула до самой шеи одеяло, прикрывая свое тело, которое хорошо просматривалось через нежный рюш пеньюара.

Алекс поспешил в ванную комнату, боясь, что через ткань брюк будет видна его реакция на близость жены. Перед глазами продолжала стоять манящая картина полуобнаженной Саманты. А как было приятно вот так просто пообщаться с ней, будто ничего не было.

И мысли у супругов совпали.

Они по очереди привели себя в порядок и были готовы к завтраку.

Оценив наряд жены, Алекс подошел к ней и набросил на плечи легкую шаль.

– Там сегодня прохладно.

Когда его рука коснулась обнаженного плеча, девушка вздрогнула от неожиданности и приятного тепла, исходящего от его прикосновения. Но Алекс реакцию жены расценил по-другому.

– Прости, я не хотел тебя испугать. Саманта, пожалуй, не стоит оттягивать неизбежное, продолжать мучить тебя и страдать самому.

Графиня повернулась лицом к мужу и посмотрела в карие глаза.

– Саманта, я виноват перед тобой. Мне нет оправдания и прощения. Я очень долго и много думал о нас, о наших отношениях и нашем будущем. Поверь, я не такой страшный, сухой, бесчувственный и жестокий, каким кажусь. И не такой скотина, каким был в тот момент. Я дурак, что поверил наговорам и сплетням.

– Каким наговорам и сплетням?

– Это не важно. Меня это не оправдывает. Вина лежит только на мне.

– Алекс, я… не хочу…

– Прошу тебя, не перебивай. Да, я привык командовать, жду подчинения и послушания от своих подчиненных. Но это не значит, что я такой в семье, с близкими мне людьми. Мне важны их желания. И ты для меня не просто атрибут сделки, ты член моей семьи. Поэтому я согласен на твои условия.

– Какие условия? – не совсем поняла Саманта.

– Я дам тебе развод. И ты сможешь уехать за границу, как хотела.

Повисла пауза. Тишина в комнате зазвенела.

Саманта не верила услышанному. Она получила желаемое, но не радуется.

Алекс был серьезен. Ни один мускул на его лице не дрогнул. Он ждал ответа.

Мысли в голове девушки сменяли одна другую. Она заморгала и уже хотела ответить, как Алекс произнес:

– Ты не волнуйся, договор с твоим отцом остается в силе. Я продолжу инвестировать шахту. Тем более там ситуация не так критична, как предполагал твой отец. И я пожизненно буду тебя содержать. Ты сможешь вести безбедное, ни от кого не зависящее существование. Сможешь путешествовать, как и мечтала. Посетишь теплые края, – с улыбкой произнес он. – Ты получишь свободу. Сможешь и дальше воплощать свои мечты.

Он был убедителен. Саманта ощутила себя как в ловушке. Сотни вопросов витали в голове. Он избавляется от меня или пытается загладить вину? Так благороден, или это очередная игра? Где подвох? Или то, что было в конюшне, – это все, что ему было нужно? Или он разочарован, что я была девственницей?

Да, к черту его намерения и что ему нужно. Что получу я? Все, о чем только могла мечтать. Это шанс! Я об этом мечтала всего три дня назад. Но почему сейчас не спешу соглашаться? Что изменилось? Неужели, узнав его поближе, смогу его простить? Что случилось со мной? Почему у меня нет ответа на его предложение?

– Я подумаю, – это единственное, что смогла ответить Саманта. Уверенно и без лжи для себя самой.

– Но у меня есть одно условие, – проговорил Алекс.

– А-а-а! Все не так просто. Все думаю, где же подвох? – язвительно заметила девушка.

– Возможно, – спокойно проговорил он. И завел руки за спину. Графиня уже успела заметить, что так он поступает, когда ему предстоит серьезный разговор или стоит принять важное решение.

– Я хочу исправить свою ошибку, – проговорил граф и посмотрел Саманте в глаза.

– Как ты себе это представляешь?

– Своим омерзительным поступком я мог вызвать твое отвращение ко всем мужчинам и любовным отношениям между женщиной и мужчиной. Интуитивно я уверен, что ты не такая. Ты способна получать наслаждение в постели и дарить его своему партнеру. И коль я, возможно, все испортил, мне надлежит это и исправить.

– Ты мне делаешь одолжение? Или пытаешься успокоить свою совесть? Или хочешь довести начатое до конца?

– Буду честен с тобой. С самой первой нашей встречи я горел от страсти к тебе. Мечтал провести с тобой ни одну ночь в постели. Получать и дарить тебе наслаждение. Я видел, как ты реагировала на мои прикосновения. Не возражай, – жестом руки Алекс поспешил остановить начавшиеся возражения. – Я не был тебе противен до того самого злосчастного события. В тот момент я все испортил. Меня обуревала ревность.

– Ревность? К кому? К молодому конюху? Он же еще совсем ребенок! – возмущенно воскликнула Саманта.

– Неважно, к кому, сам этот факт меня не оправдывает. Я поступил, как скотина, как последняя тварь. Мне нет прощения за содеянное. Только прошу у тебя дать мне один шанс. Позволь мне загладить свою вину. Когда я заслужу твою милость и тебе не будут противны плотские отношения, ты будешь свободна. Я выполню свои обещания. Наш брак будет короче, чем ты могла мечтать. Я прошу всего одну ночь.

– Ты навязываешь мне еще раз близость с тобой? А если мне не понравится? – с вызовом спросила девушка.

– Очень надеюсь, такого не будет. Я сделаю все, зависящее от меня, постараюсь подарить тебе наслаждение.

– Я смотрю, ты самоуверен.

– Я прошу у тебя одну ночь.

– То есть ты хочешь сказать, – осторожно и размеренно произнося каждое слово, предположила девушка, – за одну ночь с тобой ты дашь мне свободу, официальный развод, материальную поддержку мне и помощь моему отцу? И я смогу выйти замуж за любимого мне человека?

Услышав за другого мужчину, Алекс весь внутренне сжался, укол ревности опять обжог его изнутри.

– У тебя уже есть любимый мужчина? – не удержался от вопроса Алекс.

– Какое это имеет значение для тебя?

– Никакого. – Спокойно продолжил: – Я выполню все свои обещания.

– Я согласна! – не раздумывая более, ответила Саманта.

Глава 11

После завтрака гости разбились небольшими группками. Кто-то направился в деревню прогуляться на ярмарку, кто-то остался наслаждаться играми, картами и виски в игровой комнате. А часть гостей отправилась на лодочную прогулку вдоль берега реки.

– Саманта, – окликнул девушку Стивен, беря ее за руку, – ты просто неуловима в последнее время. Позволь хоть сегодня тебя украсть у твоего мужа и стать твоим кавалером в этом речном путешествии, – игриво и слегка наигранно пошутил кузен.

– Но ты был не очень настойчив все эти дни, – шутливо упрекнула его Саманта.

– О! Я исправлюсь. Обещаю, что буду галантен, внимателен и не позволю тебе заскучать.

– На твою тираду я не могу никак придумать слова для отказа. И вынуждена согласиться, – игриво ответила графиня.

Стивен подал руку Саманте, помогая ей войти в лодку и занять свое место. В лодке уже сидел Рубен, кузен Алекса, и его жена-хохотушка Люси.

Эскорт из четырех лодок, по четыре человека в каждой, отправился вдоль берега.

Алекс как знаток местности возглавлял вереницу лодок. Несомненно, в его компании оказалась баронесса. Всю дорогу она без умолку что-то щебетала, а на любую шутку графа заливалась до неприличия громким смехом.

– Алекс, вы так умело управляете лодкой, – не упустила момента похвалить его Элизабет. – В вашей компании я чувствую себя в полной безопасности. За таким капитаном, как вы, я могла бы пойти хоть на край света, – все не успокаивалась баронесса.

Лодки супругов проплывали рядом, и весь разговор был слышен обеим компаниям.

Кокетство и явное приставание к мужу начало раздражать Саманту. Сама того не осознавая, она готова была за волосы вышвырнуть баронессу из лодки прямо в воду. От представления этой картины девушка заулыбалась.

– Что тебя так обрадовало, стрекоза? – гортанно спросил Стивен.

– Ты опять меня дразнишь?

– Как могу! Все от чистого сердца. То было самое прекрасное время в моей жизни. Я его никогда не забуду, – пристально смотря на Саманту, Стивен продолжал грести веслами.

От воспоминаний их отвлек очередной приступ писклявого хохота баронессы.

Саманта бросила взгляд на компанию в соседней лодке. Ее взгляд остановился на муже. Она невольно залюбовалась уверенными гребками графа. При каждом взмахе весел было видно, как напрягаются мышцы рук и торса, как плотно натягивается ткань пиджака. Чеканный профиль, волевой подбородок, полные, четко очерченные губы, густые ресницы и развевающиеся от ветра непослушные черные волосы дополняли картину любования.

Он действительно красив, – подумала Саманта. У него другая красота, не художественная.

Резко подул сильный ветер. Небо заволокло тучами, все предвещало ухудшение погоды.

– Я думаю, нам лучше пришвартоваться в деревне и вернуться домой пешком. Это будет быстрее и безопаснее, – принял быстрое решение Алекс и направил лодку к деревне.

И тут послышались детские крики о помощи.

Завернув за камыши вдоль берега, взору молодых людей открылась картина.

На одной из веток раскидистого дерева, которое росло на краю берега, сидел мальчик лет пяти. Ветка опасно накренилась над самой водой. Детские ручонки плотно обхватили ствол ветки. Ребенок боялся пошевелиться и сдвинуться с места. На краю ветки развевался самодельный разноцветный воздушный змей. Видно, детвора запускала змея вдоль реки, но ветром его занесло на дерево.

Ребятишки наперебой бегали и звали на помощь. Но до деревни было далеко, и их никто не мог услышать.

Недолго думая, Алекс быстрым гребком подплыл под накренившуюся ветку. Но ветка была достаточно высоко над водой, и с лодки мальчика было не достать. Граф знал, что здесь недостаточно глубоко для взрослого мужчины, но глубоко для ребенка.

Алекс прыгнул в воду.

Все ахнули. Саманта замерла. Вода была ему выше пояса. Он подошел к ветке и стал под самим мальчиком. В глазах ребенка был сильный страх, который поверг его в шок.

– Прыгай, – сказал Алекс, готовясь его поймать. Реакции никакой не последовало.

– Ты смелый мальчуган и, наверное, очень ловкий, коль сумел забраться так высоко, – мягким, успокаивающим голосом продолжил граф, меняя тактику.

– Как тебя зовут? – спросил Алекс.

– Майкл, – дрожащим голосом ответил ребенок.

– Майкл, ты настоящий друг, если не оставил в беде запутавшегося змея. Пошел на его спасение.

– Да? – робко спросил Майкл.

– Да. А как ты думаешь, мне можно доверять?

– Не знаю, – честно ответил мальчик.

Силы мальчика были на исходе. Побелевшие пальчики, плотно обхватившие дерево, начали дрожать от усталости. Времени на раздумья не оставалось.

– Если я дам слово графа, что спасу твоего змея, ты мне доверишься? – уверенным, твердым тоном проговорил Алекс.

Все замерли в ожидании. Время истекало. Не дожидаясь ответа, граф подошел к воздушному змею, который находился на расстоянии вытянутой руки, и распутал его в ветках. Отшвырнул змея на берег и сразу вернулся на исходную позицию, чуть сбоку от мальчика.

– Я спас твоего змея, он в безопасности. Теперь спокойно разожми свои руки и просто прыгай ко мне. Я тебя поймаю. Обещаю.

– А вы умеете это делать?

– Я ни один раз это проделывал.

Алекс замер в полной готовности. Силы покинули мальчика, и Майкл, сам того не понимая, разжал руки и полетел вниз.

Женские вскрики, плачь детей слились воедино.

Алекс поймал мальчика и плотно прижал маленькое тельце ребенка к своей груди.

Саманта, не дыша, смотрела на графа. Их взгляды встретились. Не отрываясь, они смотрели друг другу в глаза. Невидимая нить пролегла между ними. Вздох облегчения издала Саманта.

К Алексу подплыли мужчины и забрали мальчика из рук.

Прозвучали аплодисменты и поздравления в адрес графа.

– Алекс, давай быстрее на берег, вода прохладная в это время года. Замерзнешь, – проговорил Рубен. – Почему ты не попытался поймать мальчика с лодки?

– Лодка могла покачнуться и перевернуться. Я не мог рисковать безопасностью дам, – ответил Алекс.

– Ты прав, – одобрил его поступок Рубен.

На берегу послышалось ржание лошадей. Из деревни возвращалась группа гостей.

Берег оживился. Все заговорили одновременно, засуетились.

Никого не слыша и не видя вокруг, Саманта сошла на берег, подошла к Алексу и набросила на его плечи свою шаль.

– Ты совсем замерз, весь дрожишь.

Только сейчас Алекс заметил, что он весь продрог. От дрожи зуб на зуб не попадал. Мокрая одежда прилипла к телу, и с нее вода стекала сплошным потоком. А прохладный ветер только усиливал дрожь в теле.

Алекс отыскал глазами Майкла, подошел к парню и протянул ему свою руку.

– Ты очень смелый мальчик, для меня была большая честь помочь тебе в спасении воздушного змея.

Лицо мальчика озарила самая счастливая улыбка. Он по-мужски пожал руку графу и сказал:

– Спасибо. А это правда, что вы сам граф Крайзстоун?

Улыбка озарила лицо графа:

– Имею честь быть тебе представлен, граф Джонатан Крайзстоун третий, – наклонив голову, официально представился Алекс и протянул еще раз руку для рукопожатия.

На лице мальчишки заискрилась наисчастливейшая улыбка и гордость от знакомства с самим графом.

– Стивен, Рубен, вы остаетесь за старших, – тут же скомандовал Алекс, напуская на себя привычную маску сдержанности и контроля. – Отвезите мальчишек в деревню, проследите, чтобы с ними все было в порядке. И доставьте наших дам домой без приключений. А я поспешу домой. Пожалуй, мой обтягивающий наряд может шокировать наших женщин, – пошутил граф.

– Я поеду с тобой, – заявила Саманта, – и нам лучше отправляться на лошадях, так будет быстрее.

Не дожидаясь ответа, Саманта вскочила на лошадь. Взглядом она поторопила мужа следовать ее примеру. Алекс не заставил себя долго ждать.

Супруги во весь опор направились к дому.

– Через лес будет быстрее, я знаю короткий путь, – окончательно продрогнув под усиливающимся холодным ветром, проговорил Алекс.

Саманта следовала за ним. К общей неожиданности начался проливной дождь. В одно мгновение платье девушки стало мокрым.

– Нам лучше переждать дождь, иначе и ты заболеешь. Я знаю одно место, оно совсем рядом, – покашливая, проговорил Алекс и свернул на узкую тропинку вглубь леса. Через несколько минут они оказались возле небольшого домика с загоном на две лошади. Под навесом они привязали лошадей и поспешили в дом.

Войдя в дом, взору девушки открылась светлая, просторная, ухоженная комната. Все в ней было на своем месте. Камин, диван, кровать, письменный стол, шкаф с книгами. Даже столик с шахматной доской и незаконченной партией гармонично дополнял интерьер. Здесь явно обитал мужчина. Она ощутила себя здесь, как дома.

– Здесь уютно! – не сдержала своих эмоций Саманта. – Это дом одинокого образованного мужчины. Очень педантичного и честолюбивого.

– Откуда такие доводы и предположения?

– А разве я ошиблась? – с вызовом и уверенностью проговорила она. – Так, давай снимай мокрую одежду. Чего ждешь? – скомандовала она, увидев дрожащего и мокрого Алекса. – Я надеюсь, здесь есть сухая одежда?

Алекс с уверенностью хозяина подошел к шкафу и достал комплект одежды и теплый шерстяной плед.

– Переодеться стоит и тебе. Сними мокрую одежду и набрось этот плед, он чистый и теплый.

– Отвернись, – смущенно попросила графиня, беря у него плед.

Мокрое платье плотно прилипло к телу и никак не хотело сниматься. Да еще мешал завязанный корсет сзади.

Алекс с улыбкой наблюдал за тщетными стараниями девушки. Он уже успел переодеться и разжечь камин. А она все еще борется со своим платьем.

– Позволь тебе помочь, – не выдержал граф и подошел к жене. Он убрал распустившиеся мокрые волосы со спины и ловко стал расшнуровывать корсет, слегка касаясь своими пальцами обнаженной спины девушки.

Саманта ощущала каждое прикосновение его пальцев к своему телу. Затаив дыхание, боялась пошевелиться. Почему она так остро чувствует и реагирует на малейшее его прикосновение?

– Все готово. Корсет побежден. Тебе помочь снять платье?

– Нет, я сама, – отскочила она от него на несколько шагов.

– Как скажешь, – проговорил он и принялся ловко развешивать мокрую одежду возле камина.

Приятное потрескивание дров и тепло наполнили комнату.

– Я так думаю, это твой домик, – уверенно предположила Саманта.

– С чего ты взяла?

– Ты здесь, как дома. Знаешь, что и где находится. Одежда, которую ты надел, тебе в пору. И сухие сапоги, которые на тебе, явно сшиты на заказ.

– Ты проницательна. Нет слов. Я не перестаю тобою восхищаться, – взгляд Алекса был полон тепла и восхищения. И заботливо предложил: – Присаживайся возле камина, так быстрее согреемся.

Саманта села на диван возле Алекса.

– А может, у тебя здесь есть все необходимое и для приготовления чая?

– К сожалению, нет. Но есть кое-что получше.

Алекс подошел к шкафу и достал бутылку виски и два хрустальных фужера. Он плеснул немного янтарной жидкости в бокалы. Один протянул Саманте.

– Выпей, согревает быстрее чая.

Свой бокал он осушил одним большим глотком и налил еще порцию виски.

Саманта сделала глоток. Ее приятно удивила горечь и жжение во рту от напитка. Она осушила свой бокал и протянула руку за второй порцией виски. Брови Алекса поднялись вверх от удивления.

– Я не перестаю тебе удивляться! Проницательная, смелая, не боящаяся гнедых лошадей и скорости, прекрасная шахматистка и любительница виски. Что я упустил или еще чего-то не знаю?

– Откуда ты знаешь, что я умею играть в шахматы?

– А разве нет? Ты сразу обратила свое внимание на шахматный столик, когда вошла сюда, и даже покрутила в руках ферзь. Это самая сильная фигура в игре. И ты это знаешь.

– Ты за мной подглядывал?

– Нет, любовался!

В комнате воцарилась тишина.

Каждый боялся нарушить момент гармонии и понимания. От выпитого виски и тепла, исходящего от камина, щеки Саманты раскраснелись, глаза засверкали, губы увлажнились и слегка приоткрылись, заманивая в свои сети. Близость дурманила.

Алекс не выдержал и прикоснулся к ее щеке кончиками пальцев. Большим пальцем провел по нижней губе. Саманта не отскочила и не отвернулась. Она, не отрываясь, смотрела на мужа. Поддаваясь инстинкту, приоткрыла свои губы.

Поняв ее одобрение, он наклонился и нежно прикоснулся своими губами к ее губам.

Время остановилось. Поцелуй сначала был робкий, исследующий, а потом перешел в любовное соитие, сражение страсти. Язык графа раздвинул губы девушки и проник вглубь, соприкасаясь с языком графини, познавая ее изнутри, предъявляя свои права.

Вздох наслаждения вырвался из груди Саманты. Лучшего поощрения Алексу и не надо было. Он стал слегка покусывать и посасывать нижнюю губу, водить своим языком вокруг ее языка. Девушка всем телом потянулась к нему, призывая продолжать и не останавливаться. Плед спустился с плеч, открывая взору соблазнительные округлости полных грудей, нежную шею, соблазняя и маня, завораживая и околдовывая.

А когда ее язык, слегка робея, прошелся по его губам, Алекс с рыком отскочил от девушки. И отошел на несколько шагов.

– Прости. Прости меня, – начал извиняться граф.

Саманта, оторопев, смотрела на него, пытаясь привести свои мысли и чувства в порядок.

– Я боюсь, что смогу потерять контроль над собой. Я очень тебя хочу. Но не так и не здесь. Не хочу все испортить. У меня всего один шанс, я не имею права его испортить.

Графиня, слегка придя в себя после поцелуя, натянула плед под самый подбородок и стала смотреть на игру языков пламени. Она отдавала себе отчет, что не хотела прекращать поцелуй с мужем. Ей хотелось большего. И она знала, чего именно ей хотелось и кого именно она хотела.

Граф же думал совсем обратное. Его одолевали сомнения. Он боялся, что Саманта начала сожалеть о том, что согласилась на договор с ним, и с ужасом ждет этой одной ночи.

За окном утих ветер и прекратился дождь. Начинало смеркаться.

– Думаю, нам лучше отправиться домой, пока видна дорога. И одежда твоя уже почти просохла.

В полной тишине молодые люди собрались и доехали до дома.

Приехав, Саманта сразу поднялась к себе в комнату. Она никого не хотела видеть, ни с кем не хотела говорить. Но приличия вынудили ее спуститься к ужину.

Весь вечер гости обсуждали героический поступок Алекса.

Элизабет ни на шаг не отходила от графа, все время восхищаясь и нахваливая его храбрость, находчивость и ловкость.

– Я смотрю, ты ревнуешь своего мужа! – обдав теплым дыханием щеку и шею Саманты, прошептал ей Стивен.

– Это откуда у тебя такие мысли? – удивленно спросила она.

– Твой взгляд просто испепеляет баронессу и пожирает графа.

– Глупости!

– Поверь мне, я ведь «светский повеса». Ты так меня дразнила?

– И все-то ты помнишь.

– Я все помню. Все эти годы я тебя помнил. И вернулся в Лондон с надеждой встретить тебя. Но я опоздал, – с грустью и сожалением проговорил Стивен, беря ее за руку. Он стал поглаживать своими пальцами ладонь девушки, нежно смотря ей в глаза. Саманта отметила, что эти нежные и такие долгожданные руки не вызывают никаких эмоций в ее теле. А его взгляд не приковывает и не греет душу.

– Пожалуй, да! Ты опоздал.

Девушка убрала свою руку из ладони Стивена, поднялась со стула и вышла из комнаты.

Она хотела побыть одна и разобраться в себе и своих чувствах. Все слишком усложнилось и запуталось за эти два дня.

Вереница событий. Утренний разговор о разводе и его условиях не шел из головы девушки. Она дала согласие с уверенностью, что это оптимальный вариант. Потом героический поступок Алекса, его теплота и забота по отношению к совсем чужому деревенскому мальчику. Его нежность и забота к ней в лесном домике. Их страстный, обжигающий поцелуй. Ей совсем не было страшно быть с ним наедине. Она ни разу не вспомнила о том случае. Ей не были противны его руки и губы. Наоборот, ее тянуло к нему. Страха и неприязни не было. Как такое может быть?

Она, наверное, сумасшедшая. С ней что-то не так.

А лесной домик? Оливия говорила, что этот домик он никому и никогда не показывал. Она была первой.

Нет, это просто стечение обстоятельств, и не более того.

А его руки и губы? Они такие манящие, обжигающие и вкусные. Она в мельчайших подробностях помнила картину их последнего поцелуя. Погрузившись в приятные воспоминания и мечты, она ничего не замечала вокруг.

– О чем мечтаешь?

Саманта в испуге отскочила в сторону и обернулась. Сзади стоял Алекс.

– Ты опять меня напугал. Подкрался совсем тихо, как бандит с большой дороги.

– Нет, это ты о чем-то замечталась, что забрела глубоко в сад и не слышала, как я тебя зову.

– Ты меня искал, зачем?

– Хотел пожелать тебе спокойной ночи и сказать, чтоб не забыла закрыть окна на террасу и двери. А то мало ли кто захочет тебя навестить ночью, а меня рядом нет.

– А где ты будешь ночевать?

– Не волнуйся, у меня есть место. До завтра, – сказал Алекс и прикоснулся легким поцелуем к губам жены. Но не смог удержаться, провел языком по нижней губе, слегка покусывая.

Саманта закрыла глаза и слегка покачнулась к графу, отвечая на его поцелуй. Ее рука обхватила затылок мужа, погружая пальцы в его густые, непослушные волосы, исследуя и пропуская шелковистые пряди между пальцев. Перебирая и играя локонами, боялась потерять его близость.

Алекс обхватил девушку за талию, плотнее прижимая к себе и не стесняясь показать силу своего возбуждения. Поглаживая спину, округлости бедер, упивался ее губами. Поцелуй накрыл волной наслаждения. Громадных усилий стоило Алексу оторваться от манящего, многообещающего и податливого тела жены.

– Давай я проведу тебя в твою комнату. В таком состоянии тебя не безопасно отпускать одну.

– А тебя? – проговорила Саманта, стараясь прийти в себя от поцелуя.

– Я постараюсь справиться.

– А как ты попадаешь в комнату, если окна и двери закрыты?

– У меня есть секретная отмычка и сноровка.

– Так ты хулиган и мошенник.

– Есть такой грешок.

И пара направилась к дому, не замечая, что их жаркий поцелуй не был тайным. Три пары глаз наблюдали за парой.

Оливия с улыбкой на лице радовалась за молодых.

А вот Элизабет и Стивена обуревали абсолютно противоположные чувства.

– Не такой ты и гениальный стратег, мой дорогой Стивен, – язвительно проговорила баронесса. – Что-то я сегодня не заметила, чтоб графиня тебя ревновала. Ты ей безразличен. Наш вчерашний фарс их не задел.

– Дорогая моя, замечу, что и ты безразлична графу, – не упустил момента съязвить Стивен. – Граф на тебя даже не смотрит. И ему все равно, в чьей ты компании.

Баронесса фыркнула недовольно, обмахиваясь веером.

– Успокойся, дорогая Элизабет, игра еще только началась. Победитель не объявлен, – со злостью процедил Стивен.

Поцелуй парочки в саду возбудил Стивена, и он уже знал, чем займется этой ночью и в чьей постели.

– Жди меня сегодня, – грубо сказал он баронессе.

– Что, опять?

– Не опять, а снова!

Глава 12

Выходные в загородном доме герцогини подходили к концу. Гости стали разъезжаться после завтрака. Кто-то домой, передохнуть после активных выходных. Кто-то дальше в гости и на вечеринки. Кто-то к любовникам и любовницам. А кто-то в игорные дома и клубы – прогуливать свое состояние.

У Оливии было одно правило – в ее доме никаких игр на деньги. И тут она была непоколебима.

Проводив последнего гостя, герцогиня вздохнула с облегчением и обернулась к Алексу и Саманте.

– Ну вот, мои дорогие. Теперь вы можете быть представлены сами себе и перестать играть роли светских супругов.

Глаза Алекса округлились от удивления. Саманта замерла на месте, открыв рот.

«Она все знает», – промелькнула одинаковая мысль у молодых.

– Алекс, что ты стоишь, вытаращив на меня глаза, будто видишь впервые. Подойди и обними свою жену, она соскучилась за твоим обществом и вниманием. Конечно, приятно наблюдать за вашими тайными поцелуями, но теперь никого нет, а меня можно не стесняться. Я очень хочу внуков, – подмигнула Оливия Саманте.

– Дорогая тетушка, вы торопите события, дети – это хорошо, но Саманта еще не готова. Она, как и ты, хочет увидеть мир, попутешествовать.

– При желании все можно успеть. А желания у вас предостаточно, – опять подмигивая, проговорила графиня. – Рядом с Алексом Саманта может себе позволить и путешествовать, и растить детей. В его заботе и опеке я уверена.

Саманта посмотрела на Алекса. Она опять в замешательстве.

Алекс напрягся от разговора о детях и взгляда жены. Он последний, с кем она хочет иметь детей и путешествовать.

– Пожалуй, нам тоже пора ехать, Оливия. Дела ждут. И Саманте надо передохнуть от такого количества гостей.

– Да, гости – это хорошо, но больно утомительное и хлопотное это дело. Особенно такие, как баронесса и этот кузен, – воскликнула графиня, активно жестикулируя руками. – Не искренние и лживые у них глазенки. Парочка что надо. Один другого стоит.

Было трудно что-то добавить в тираду герцогини.

Попрощавшись с Оливией, Саманта поудобнее села в карете напротив мужа.

Дорога домой предстояла долгая.

Близость графа беспокоила Саманту. Она не знала, чего ожидать от него. Более непредсказуемого, непостоянного в своем поведении человека она не встречала. За маской сдержанности, строгости, краткости, порой даже жестокости и вспыльчивости проявляется чуткий, мягкий, нежный, надежный и заботливый мужчина, способный одним поцелуем распалить ее потаенные желания.

Эти выходные открыли Алекса совсем с другой стороны. За два дня она узнала об Алексе больше, чем за четыре месяца их совместной жизни. Он открылся для нее заново. Раньше было гораздо проще думать о нем как о негодяе, лгуне, предателе и тиране. Испытывая ненависть, было проще его избегать и игнорировать.

Но как быть ей сейчас? Нет ненависти к нему. И пустоты в душе тоже нет.

И вот они вместе едут домой.

– А к кому мы едем домой? – уточнила Саманта, мучимая сомнениями.

– К нам домой. Вернее, пока еще к нам домой, – поспешил уточнить Алекс.

Повисла пауза.

Саманта боялась спросить, на сколько это – «пока еще». Алекс не спешил уточнять.

– Поспи немного, до дома еще несколько часов, – проговорил Алекс, доставая плед из-под своего сиденья.

Девушка не стала спорить. Активные выходные и внутренняя борьба вымотали ее за эти дни. Набросив на себя плед, она стала устраиваться поудобнее.

Наблюдая за ее стараниями, Алекс не удержался и сел рядом.

– Облокачивайся на меня, тебе так будет удобнее, – предложил он.

Саманта робко посмотрела на мужа.

– Я буду смирно сидеть, обещаю, – с усмешкой пообещал он.

Девушка устроилась сбоку от мужа и прислонилась к его плечу.

Круговорот мыслей, усталость от событий последних дней, покачивание кареты, пейзажи за окном, сменяющиеся один за другим, возымели свой эффект. Она стала засыпать.

Резкий толчок кареты и крик кучера разбудили девушку. Часто моргая, она пыталась отогнать остатки сна и понять, что случилось и где она находится.

– Все хорошо, неровность дороги, – услышала она мягкий голос Алекса возле своего лица.

Графиня полностью пробудилась и оценила всю ситуацию.

Каким-то чудом она очутилась в кольце рук своего мужа, сидя у него на коленях боком. Ее голова лежала у него на груди, правая рука запущена под полы его пиджака, ладонью ощущая упругие мышцы и ритм дыхания. Сам Алекс полулежал, положив ноги на сиденье напротив.

Саманта пошевелилась, ерзая бедрами.

– Не стоит этого делать! – мягко попросил Алекс.

И тут графиня четко ощутила упирающийся в ее бедро твердый мужской орган.

– Тогда отпусти меня, – возмутилась девушка от смущения.

– Тебя никто не держит.

– Тогда убери свои руки с моей талии и бедер.

«Лучшая защита – нападение», – подумала Саманта.

– Тогда встань с моих ног и прекрати тулиться ко мне.

Саманта уперлась руками в грудь Алекса и стала подниматься. Но тут опять покачнулась карета, и девушка полностью упала на грудь мужа. Алекс обхватил жену и прижал к своему телу. Взгляды супругов встретились, дыхание участилось, кожа стала чувствительной от малейшего прикосновения.

Янтарные глаза встретились с каре-зелеными. Дыхания сплелись. Тела напряглись. Пауза затянулась. Каждый боялся пошевелиться. Не было сил отвести взгляд друг от друга, разжать объятия, отстраниться.

– Хозяин, с вами все в порядке? – раздался извиняющийся голос кучера.

Нить, связывающая супругов, оборвалась.

Саманта отстранилась от графа и села рядом.

Остаток пути пара провела в молчании. Каждый думал о своем.

Алекс боялся себе даже представить, что его ждет впереди. Сможет ли он заслужить прощение Саманты? Исправит ли он свою ошибку? Что будет с ним в палате лордов, когда он даст развод своей жене? Знал он точно – можно ставить крест на его карьере политика. Он сожалел, что пошел на уговоры своей матери и тестя. Изначально идея их фиктивного брака была абсурдной и лишенной смысла. Он не получит должности премьер-министра, а Саманту будет преследовать позор развода. Для нее одно спасение – уехать из страны и все начать с нуля. Но это ее решение. А он выполнит договоренность с мистером Вайтлендом – доведет до конца начавшуюся реконструкцию шахты и деревни. Он это обещал не только мистеру Шарпу, но и жителям деревни.

Он останется, она уедет.

Но ему предстоит еще одно очень важное дело – пробудить страсть и доставить удовольствие своей жене. Стереть содеянное. А потом он ее отпустит.

Алекс усмехнулся абсурду своих мыслей. Но этот абсурд был его реальностью.

* * *

Дома их встретила Клариса. Она искренне обрадовалась приезду молодых.

– Рада вас видеть дома, мои дорогие. Ваши комнаты готовы. Можете немного отдохнуть перед ужином. Ужин, как всегда, в восемь.

Вдовствующая графиня вела себя так, будто ничего не было.

– Спасибо, мама. Мы действительно очень устали, – проговорил Алекс, целуя ее в щеку.

Поступок сына обескуражил Кларису. Она замерла на месте и молча провела взглядом детей, поднимающихся по лестнице. Сын уже много лет ее не целовал просто так при встрече.

– Вот это да! Мой сын действительно влюблен, – проговорила мать. – Помоги ему, Боже, заслужить прощение жены, – пожелала она сыну.

Поднявшись в свою комнату, Саманта первым делом приняла ванную с ароматной пеной.

К ужину Саманта особенно тщательно приготовилась. Она надела нежно-коралловое платье с зауженной талией. Платье простого покроя подчеркивало прелести фигуры девушки и оставляло место воображению.

Волосы заколола на затылке гребнем, оставив локоны свободно спускаться по плечам и спине. Слегка подвела контур глаз, нанесла легкий румянец и накрасила губы нежным блеском.

Саманта осталась довольна своим отражением в зеркале. На нее смотрели горящие глаза.

В гостиной Алекс с волнением ждал появления супруги. Клариса что-то рассказывала, но мысли его витали далеко от этой комнаты.

Шуршание юбок и появление жены в дверном проеме привлекло внимание графа. Она целиком завладела его вниманием. Он старался запомнить все до мельчайших подробностей, боялся что-то упустить.

Разговор за ужином не ладился.

Алекс пытался не смотреть на жену, но все время ловил себя на том, что пристально ее рассматривает.

Саманта украдкой бросала взгляд на мужа.

Клариса старалась разрядить обстановку, но все впустую.

Супруги за весь ужин не притронулись к еде, только украдкой смотрели друг на друга и делали вид, что ведут беседу, поддакивая невпопад.

– Как обстоят дела на шахте? – спросила Клариса.

Тишина.

– Ремонт в конюшне почти закончен. – Опять тишина.

– Алекс! Алекс! – уже громче позвала графиня.

– Что? Прости, мама, задумался. Что ты сказала?

– Я сказала, что устала и, пожалуй, подымусь к себе. Хорошего вечера.

– Спасибо, – одновременно ответили Алекс и Саманта.

Клариса покинула комнату, оставив их наедине. Подымаясь к себе, она не прятала сияющую улыбку. Они оба влюблены, но боятся в этом признаться или просто принять этот факт. Все не безнадежно.

* * *

Закончив ужин и оставив на столе полную тарелку, Саманта поблагодарила графа и поднялась к себе в комнату. Она отпустила горничную и не спешила переодеваться. Расхаживая по комнате, мучилась в ожидании. Придет сегодня Алекс или нет? Что ее ждет? Какой он будет в этот раз? Как его лучше встретить?

Уставшая от ожидания и своих мыслей, графиня сняла платье. Подошла к зеркалу, оставшись в одном нижнем белье из нежного шелка с кружевом, распустила волосы. Черные локоны волной рассыпались по обнаженным плечам.

– Ты прекрасна!

Саманта вздрогнула, услышав совсем рядом голос Алекса. Он был в одних брюках и белой сорочке, расстегнутой на груди.

Их взгляды встретились в зеркале.

– Ты опять подкрался совсем не слышно!

– Как бандит с большой дороги? – с улыбкой спросил Алекс, вспомнив их встречу в саду.

Он подошел к жене и прикоснулся кончиками пальцев к обнаженным плечам, стал их поглаживать. Пропустил черные локоны между пальцев, словно музыкант, играя на струнах.

– Саманта, ты не изменила своего решения?

– А ты?

– Мое предложение в силе.

– Тогда надо быть полной дурой, чтобы не согласиться на твое предложение. Мне терять нечего. Я уже не девственница, но и не опытная женщина. Что-то между. Давай доведем начатое до конца и закроем эту тему.

– Как скажешь, – проговорил граф, понимая, что это для него конец. Завтра он ее потеряет.

Алекс взял Саманту за плечи и приподнял с пуфа. Прижал ее спиной к своему телу. Горячее дыхание и легкие поцелуи обожгли шею девушки. Дыхание стало прерывистым.

Одной рукой Алекс потянул лиф пеньюара вниз, оголив девичьи груди с розовыми сосками. Рукой накрыл упругую плоть и стал ее сжимать, поглаживать, пока соски не затвердели. Вторая рука поглаживала плоский живот, опускаясь ниже по бедру, ягодицам, стремясь к заветному лону. Рука проникла под нежный шелк пеньюара и стала играть с черными курчавыми волосками на лобке девушки.

Саманта изогнулась и плотнее прижалась к Алексу. Ее дыхание участилось. Увидев в зеркале отражение: свое полураздетое тело, обнаженную грудь с набухшими сосками и руки супруга у себя между ног, Саманта издала стон возбуждения, побуждая графа продолжать начатое.

Алекс спустил на пол нижнее белье жены, подхватил ее на руки и отнес на кровать. Продолжая губами и руками исследовать, поглаживать и нежно мять ее тело, он не мог насытиться пока еще своей женой. Вздохи девушки подбадривали графа, внушали уверенность.

Слегка раздвинув ноги девушки, Алекс дотронулся до ее клитора. Саманта рефлекторно сдвинула ноги, пытаясь оттолкнуть его руки.

– Доверься мне. Я больше не сделаю тебе больно. Обещаю. Верь мне, – с мольбой и нежностью попросил он.

Саманта расслабилась, пытаясь отогнать воспоминания их близости в конюшне.

Алекс накрыл поцелуем ее сосок, втянул его в рот и стал посасывать, как жаждущий пытается напиться. Почувствовав, что она опять расслабилась, он еще раз раздвинул ее бедра и накрыл ее лоно рукой, проникая одним пальцем в манящую влагу. Саманта вздрогнула от наслаждения, смяла простынь в руке. Палец графа стал ритмично двигаться во влагалище, одновременно играя с клитором. Графиня извивалась в руках Алекса без тени смущения и стыда, полностью расслабившись и отдавшись его власти.

Алекс оторвался от девичьей груди и набухших сосков, согнул в коленях ее ноги и еще шире их раздвинул. Стал на колени между ее бедер и внимательно посмотрел на нее, ловя взгляд Саманты и наслаждаясь ее возбуждением. Она была вся в ожидании.

Он опустился и стал целовать внутреннюю поверхность бедер, женское лоно, посасывать и слегка покусывать клитор. Игра стала набирать обороты. Его язык проник во влагалище, играя с женской плотью и пробуя ее на вкус. Он продолжал то играть с клитором, то проникать языком в женское лоно. Очередное посасывание – и тело девушки сотрясла волна оргазма. Руки Саманты обхватили голову Алекса и плотнее прижали к своему лону. Гортанный крик наслаждения вырвался из ее груди.

Когда Саманта перевела дыхание и волны оргазма перестали сотрясать ее тело, она открыла глаза, встретилась взглядом с проницательными и заботливыми глазами мужа. Улыбка заиграла на его лице.

– Я же обещал, что не сделаю тебе больно. Тебе понравилось?

– Ты ждешь ответа? – смутилась графиня.

– Да. Это часть нашего договора. Ты забыла? Я доставляю тебе удовольствие, и ты получаешь от меня свободу.

Алекс ждал ответа. Он отдавал себе отчет – доставив ей удовольствие, он ее потеряет. Но и поступить по-другому не мог.

– Да.

– Что «да»?

– Да. Я получила наслаждение, – блаженство прозвучало в ее голосе.

Саманта смотрела на Алекса, который продолжал сидеть на коленях между ее ног. Он был полностью одет. Она лежала обнаженная, ни на грамм не смущаясь своей наготы. Она привстала на локти, чтоб лучше видеть мужа.

– Алекс, может, я и не опытная в этих делах, но мой опыт и мои представления об отношениях между супругами говорят о том, что это не все. Наслаждение получила только я, а ты?

Ничего не отвечая, Алекс встал с кровати. Даже через ткань брюк была четко видна сила его возбуждения.

– Это не важно. За все в этой жизни надо платить. Это моя плата за содеянное, – ответил он и собрался уходить.

– Ты уходишь? – возмущенно спросила она.

– Так будет лучше.

– Ты шутишь? – взбешенно закричала она, вскакивая с кровати и прикрывая свое тело простыней. – Играешь в благородство? Да кто тебе дал право играть со мной? Попользовался мной, как только возможно, и все – ты свободна? Ты лишил меня девственности самым грубым образом, потом доставил неописуемое блаженство, поднес к небесам, но так и не сделав меня женщиной. А теперь уходишь. Да кому нужно твое благородство? Ты опять меня использовал.

Слезы жгли глаза, ком подступал к горлу.

– Я что, не достойна даже нормально стать женщиной? – сквозь слезы обиды и боли проговорила девушка. – Что со мной не так?

Алекс замер в шоковом оцепенении.

Прикрываясь простыней со слезами на глазах, Саманта стояла и в упор смотрела на Алекса.

Придя в себя, граф, похрамывая, подошел к девушке и прижал ее обнаженное тело к себе. Она попыталась его оттолкнуть, но он ее не отпустил.

– Прости. Я остолоп и полный тупица. Дурак. Я чуть опять все не испортил. Возомнил себе бог весть что. Ты права. Ты достойна лучшего. Но сегодня ты моя, а я твой.

Алекс судорожно стал покрывать поцелуями ее лицо, стирая слезинки с глаз и щек. Накрыл долгим поцелуем губы, вызывая ее язык на поединок.

Волна возбуждения преследовала каждое прикосновение его рук к обнаженному телу.

Пара покатилась на кровать. Тяжестью своего тела он прижал ее к кровати.

– Только сейчас может быть небольшой дискомфорт у тебя между ног, но это пройдет, – между поцелуями проговорил Алекс.

– Я согласна, если ты потом повторишь то ощущение.

– Обещаю.

Ее согласие и влага, появившаяся между ног, побудили графа действовать. Оторвавшись от девушки, он быстро разделся, не отрывая взгляда от своей жены. Он впитывал каждую частичку ее тела, каждый изгиб, каждую родинку. Силился запомнить каждое мгновение.

Обнаженный, подойдя к кровати, он не стеснялся своей возбужденной плоти. Поймав взгляд девушки на своем члене, он произнес:

– Прикоснись к нему, он не страшный.

– А страха у меня уже нет.

И тут она его удивила окончательно. Саманта прикоснулась к нему руками, поводила рукой вдоль плоти. Наклонилась и стала покрывать поцелуями его возбужденную плоть, упиваясь его силой и мощью.

Рык наслаждения вырвался из груди Алекса.

– Я теряю голову. Если будешь так продолжать, я кончу, так и не сделав тебя женщиной.

И он взял инициативу в свои руки. Наклонился к Саманте и накрыл ее губы поцелуем. Вкус ее губ содержал вкус его плоти. Опрокинув ее на спину, Алекс своим бедром раздвинул ее ноги и стал медленно входить в нее, при этом лаская набухшие соски и следя за ее реакцией.

От наслаждения Саманта изогнулась под графом, призывая его продолжать. Он подхватил девушку за ягодицы и буквально натянул ее на себя до самого корня.

Саманта вскрикнула от неожиданности. Повисла пауза. Алекс замер.

– Не останавливайся, – с мольбой и нетерпением попросила графиня.

Алекс начал ритмично двигаться. Движения набирали обороты. Девушка подхватила его ритм и тоже стала двигаться, получая наслаждение от каждой фрикции.

Ранее нежные, плавные движения стали дерзкими, более грубыми, покоряющими и подчиняющими себе.

Они стали одним целым. Трудно было разобрать, где кто. Их тела двигались в одном танце, дыхания слились воедино. Крики оргазма прозвучали одновременно.

Изливая свое семя в лоно жены, граф в конвульсиях наслаждения продолжал двигаться, доводя Саманту до самой вершины оргазма и продлевая его.

Опершись на локоть, Алекс продолжал лежать на Саманте. Он не спешил выходить из нее. Хотел запомнить все до мельчайших подробностей. Ее разметавшиеся волосы по подушке, слегка подрагивающие черные ресницы, полураскрытые горящие губы, капельку пота в ложбинке между грудей, набухший сосок, упирающийся в его грудь. А главное – ее запах. Он его дурманил и завораживал. Впервые после секса он наслаждался запахом женщины. Не мог им надышаться. Не мог ею насытиться. Такое с ним впервые.

От раздумий его вывел вопрос графини.

– Что-то не так?

– С чего ты взяла?

– Ты как-то странно на меня смотришь. Огорчен?

– Наоборот. Ты огонь. О такой, как ты, можно только мечтать. Твой будущий любовник – счастливчик.

– Надо будет это обдумать на досуге, – слегка улыбнулась девушка, чтобы скрыть промелькнувшее чувство грусти.

Как понимать его фразу? Одновременно комплимент и заявление, что никто никому ничего не обязан? Он хочет скорее от нее избавиться? Эти ласки, обжигающая страсть – ничего для него не значат? Алекс поднял ее на самую вершину блаженства, открыл ранее неизведанное наслаждение. Дотронулся до самой глубины ее души, а не только до интимных уголков тела. И готов ее отпустить. Этот факт испугал Саманту. Она поежилась под Алексом.

– Если будешь продолжать в том же духе, то я за себя не ручаюсь.

– Что, продолжать? – спросила она и посмотрела в его горящие и улыбающиеся глаза.

– Хотя в нашем уговоре была оговорена одна ночь, но она только началась.

– Это должно меня радовать или огорчать?

– Я утром у тебя спрошу, – с теплотой проговорил граф, нежно целуя жену в губы.

И ночь страсти вошла в свои владения.

Глава 13

Утром Саманта проснулась одна в кровати. Помятые простыни и беспорядок в постели говорили, что этой ночью она была не одна.

Уставшая, не выспавшаяся, но счастливая графиня быстро встала и принялась одеваться. Ее выбор пал на амазонку для верховой езды темно-синего цвета. Она опять захотела прокатиться на своей Эпоне. Оковы грусти и ненависти ее отпустили.

Она хотела дать второй шанс их отношениям.

За эти три дня Алекс предстал для нее совсем в другом свете. Она за маской сдержанности и скупости эмоций рассмотрела в нем сильного, смелого, заботливого, страстного и нежного любовника.

Случай на реке открыл ей глаза. Как она до этого не видела в нем доброту и смелость? Жертвуя собой, он, не задумываясь, пошел на спасение чужого ребенка. И это не в первый раз. Будучи ребенком, он поступил так же. И это стоило ему увечья на всю жизнь.

В памяти Саманты всплыл момент, когда этой ночью она увидела множество шрамов на правом бедре мужа. Поймав ее взгляд, Алекс поспешил прикрыть бедро простыней, но она отвела его руку и кончиками пальцев стала нежно поглаживать белые рубцы.

Если б она только знала, что в этот момент испытывал Алекс, можно было бы многого избежать. Он пристально наблюдал за женой, пытаясь рассмотреть ее реакцию на свое уродство. Ему была очень важна ее реакция, он боялся увидеть отвращение и брезгливость во взгляде. Но когда она наклонилась и стала нежно покрывать поцелуями каждый шрам, сердце графа наполнилось теплом и любовью к этой женщине. В этот момент он явно понял, что безумно влюблен в собственную жену. Осознание этого поразило его. Впервые он влюблен. И эта женщина сейчас с ним, а завтра он должен ее отпустить навсегда.

Он ее не отпустит. Сделает все, что в его силах, чтобы она осталась. Он завоюет ее любовь, добьется взаимности.

Но Саманта не умеет читать мысли и предсказывать будущее. Мысли графа остались только в его голове.

Одевшись и выйдя из своей комнаты, Саманта решила для себя: «Она хочет дать второй шанс их отношениям. Хочет понять, что побудило Алекса к грубости в конюшне? И почему его удивил тот факт, что она девственница?».

Обо всем этом думая, девушка, порхая, сбежала с лестницы. В гостиной Алекса не было, на столе стояла недопитая чашка чая. Где же он, и что могло прервать утренний завтрак?

Она поспешила в кабинет мужа, надеясь увидеть его там.

И не ошиблась. Из кабинета доносились мужские голоса.

– Остается только подписать эти бумаги, – послышался баритон графа, – и может идти на все четыре стороны.

– А если не подпишет?

– Если – в данной ситуации отсутствует. Мое решение окончательное, – категорично заявил Алекс.

От услышанного у Саманты защемило в груди. Бумаги на развод уже готовы? Так скоро, предсказуемо и прагматично? Со слезами на глазах и болью в сердце, она выбежала из дому. Направилась в конюшню. С ее появлением в конюшне лошади заржали, по-своему приветствуя хозяйку. Кроме лошадей в конюшне никого не было. Эпона стала активно постукивать копытами и заржала от радости.

Девушка погладила свою любимицу, прижалась к ее крепкой шее. Боль не отступала. Почему так больно? Почему все, что касается Алекса, ей доставляет боль?

В ушах звенели слова мужа: «Может идти на все четыре стороны».

Немного успокоившись от тепла своей любимицы, Саманта уверенными движениями оседлала Эпону и умело вскочила в седло. Выехав во двор, она сразу увидела Алекса, который, слегка похрамывая и улыбаясь, шел к ней.

– Саманта, я тебя искал. Нам надо поговорить.

– Нам больше не о чем с тобой говорить, – со злостью и твердой уверенностью заявила она. – Бумаги на подпись пусть принесет твой доверенный. А тебя я больше не желаю видеть.

Смахивая его руку с торса лошади, девушка во весь опор понеслась по направлению к лесу.

В оцепенении и недоумении Алекс проводил ее взглядом. В глазах застыла боль. Все закончилось, даже не успев начаться. У него нет больше шанса.

А чего ты ожидал? Изначально их отношения были обречены на провал. Надо прекратить себя обманывать и тянуть с неизбежным. У них нет будущего. И никогда не было.

Но что же это было ночью? Игра? Он был уверен, что она получила удовольствие, ей были не противны его прикосновения и поцелуи. Ему казалось, что она была искренна в своих эмоциях. Видимо, он дотронулся до потаенных частей ее тела, но не затронул сердце.

Она получила опыт и свободу. Усмешка обиды исказила лицо графа.

– Умело ты меня использовала. Что ж! Получаю то, что заслужил и позволил.

Проводив взглядом свою жену, граф, развернувшись на каблуках, направился на поиски матери.

Вдовствующая графиня завтракала в гостиной. Весь дом, в том числе и она, знали, что эту ночь ее сын провел в спальне своей жены.

Свершилось!

Довольная улыбка не сходила с ее лица. Замечтавшись о внуках, она не услышала, как в комнату вошел граф и обратился к ней.

– Что? – переспросила графиня, возвращаясь к реальности.

– Мама, я должен срочно уехать. На шахте мистера Шарпа сегодня ночью произошел взрыв. Есть жертвы. Думаю, это подстроено. Я должен ехать и лично во всем разобраться.

– Конечно, мой мальчик. Будь осторожен. Береги себя.

– Спасибо. Мам, у меня к тебе есть одна просьба, – слегка замявшись, сказал граф, – удержи Саманту. Не позволь ей уехать до моего возвращения.

– Как уехать? Я думала, вы помирились.

– Я тоже этого хотел, но у меня ничего не вышло. Прошу тебя только об одном – не позволь ей уехать из дому и страны. Нам надо поговорить.

– Но…

– Без «но», мам. Прошу тебя, у меня нет времени на объяснения.

На бегу поцеловав графиню, граф покинул комнату, оставив ее в недоумении, с кучей вопросов и мыслей в голове.

* * *

Рассекая ветер, Саманта целиком отдалась скорости и звукам природы. Сев на лошадь и почувствовав свое единение с лошадью, она поняла, чего ей не хватало все эти долгие четыре недели.

Ветер развевал не только волосы, но и мысли в голове. Она хотела забыть, заглушить боль в душе хоть на короткое время. Но от себя не убежишь. От Алекса она умчалась галопом, но сердце осталось и продолжало биться в ее груди. В голове то и дело всплывали моменты близости и блаженства этой ночи.

Что с ней? Почему ее не радует свобода? Ведь этого она всегда хотела. Быть свободной и независимой. Изначально фиктивный брак давал ей это, плюс материальную поддержку отцу. Теперь она свободна, обеспечена и независима.

Почему тогда так мерзко? Почему мысль, что граф играл с ней, играл в благородного, заботливого, чуткого и страстного любовника, доставляла щемящую боль?

Ночью она была счастлива и верила в то, что и он счастлив. Думала, что этой ночью Алекс был настоящим, самим собой. Но это все ложь. Игра. Блеф.

Он все спланировал. Даже бумаги велел приготовить заранее. Она для него очередной трофей. Зря не прислушалась к сплетням о графе, его бесконечной веренице любовниц и побед. В постели он великолепен.

Баронесса так и вьется вокруг него. Тут есть за чем побегать. Теперь она это понимает. Ему осталось только откупиться от нее, и все – дело сделано.

Ругая то себя, то графа, Саманта не заметила, как к ней приблизился всадник.

– Кузина! – окликнул ее Стивен. – Я сбился с ног в поисках тебя. Но ветер мне помог.

– Ветер?

– Он нашептал мне, где тебя искать, – сказал кузен, подъезжая вплотную к Саманте.

– Красноречие – явно твое предназначение.

– Ты мне не веришь? Спроси у него сама, – с апломбом продолжил Стивен.

Девушка заулыбалась.

– Вот это та Саманта, которую я знаю и по которой скучал. Хохотушка и озорная стрекоза.

– Ты знаешь, как подбодрить и развеселить, лондонский денди, – слегка расслабляясь, ответила она.

– А помнишь, как я дразнил тебя и подшучивал над тобой, моя стрекоза?

– Когда это я стала для тебя «твоей стрекозой»?

– Ты всегда ею была.

– Мне всегда казалось, что ты меня избегал. И шутил, чтоб смягчить мои преследования тебя.

– Я очень дорожил твоим вниманием. Неужели ты не замечала? Уже тогда я знал, какой ты вырастешь красивой, своевольной, отважной и страстной женщиной. Ты была моей душевной погибелью.

– Брось. Все девушки на расстоянии десятков километров были в тебя влюблены. Ты это прекрасно знал и пользовался этим.

– Со стороны может так и казалось, но мое сердце было занято. Оно и до сих пор занято.

– Вот как! Ты для меня открываешься совсем в новом свете.

– Это хорошо или плохо?

– Неожиданно. Не вяжется образ нового влюбленного тебя со старым кузеном, которого я знала.

И, меняя тему, продолжила:

– Пожалуй, уже поздно, надо возвращаться домой.

И Саманта развернула Эпону по направлению к дому.

– Я провожу тебя. Но обещай, что завтра мы с тобой опять встретимся. В это же время на этом месте, – с мольбой в голосе попросил Стивен. – Прошу тебя.

– Хорошо, – только и сказала графиня. – Провожать меня не надо. Я хочу побыть одна.

– Как скажешь. Твое желание – для меня закон, – довольно сказал Стивен.

Он посчитал, что ей необходимо осмыслить его слова и намек на его влюбленность в нее. Он на правильном пути.

Приехав домой, Саманта завела Эпону в конюшню. Ее встретил улыбающийся Зак.

– Графиня, я рад вас видеть. Ваша любимица очень скучала по вас. Мы все по вас скучали, – смущенно добавил он.

– Спасибо! Но, как посмотрю, ты хорошо присматривал за моей любимицей в мое отсутствие.

Щеки парня раскраснелись от похвалы и смущения.

– Я всегда к вашим услугам, – с восхищением проговорил конюх.

– Теперь я могу быть спокойна за своих любимцев, – улыбнулась графиня конюху и вышла из конюшни.

– Вот это женщина! – восхитился Зак и провел влюбленным взглядом графиню.

В холле ее приветствовал дворецкий.

– Хорошо прогулялись, графиня? – с улыбкой спросил дворецкий.

– Да, спасибо, Грум. Погода замечательная.

– Саманта, дорогая, – послышался голос Кларисы, выходящей из гостиной. – Рада тебя видеть. Чудесно выглядишь.

– Спасибо! Погода радует. Да и моя любимица заскучала без дела. Прокатилась верхом на Эпоне. Мне ее не хватало все это время.

– Прогулка тебе пошла на пользу. Ты сегодня составишь мне компанию за ужином. Не люблю ужинать в одиночестве.

– А Алекса разве не будет?

– Он вынужден был срочно уехать по делам. На шахте твоего отца произошел несчастный случай.

– Что случилось?

– Взрыв. И есть жертвы среди рабочих.

– Может, им нужна помощь?

– Успокойся, моя дорогая. Если туда поехал мой сын, значит, он во всем разберется и поможет семьям пострадавших, – безапелляционно проговорила Клариса. – К сожалению, такое бывает на шахтах. – И, меняя тему разговора, с надежной спросила невестку: – Так я велю накрывать ужин на двоих?

– Конечно, графиня, для меня ужин с вами – всегда в радость, – нежно касаясь худощавой руки свекрови, ответила девушка.

Поднимаясь по лестнице, Саманта кипела от возмущения:

– Все женщины восхищаются и благоговеют перед Алексом. Алекс то, Алекс се. Умеешь ты запудрить мозги, но со мной этот номер больше не пройдет. Меня ты больше не одурачишь. Я подпишу эти чертовы бумаги и буду свободна от тебя.

Глава 14

– Как могло такое произойти? – кипя от негодования, обратился Алекс к Грею. – Столько жертв! Погибло семеро шахтеров. Я же распорядился укрепить реи, расширить вентиляционный ход и использовать новые насосные системы для выкачки воды.

– Сэр, но мы так и сделали. Все те деньги, которые вы нам дали, я использовал на меры безопасности. Ума не приложу. Всего неделю назад я лично проверял реи, вентиляцию и насосную систему. Все было исправлено и работало, как часы, – оправдывался управляющий. – Одно радует, что вы вовремя распорядились не допускать детей к шахтным работам. Это было бы непоправимое горе для всей деревни.

– Мистер Алекс, Грей! – ворвался в кабинет мужчина в робе, весь в угольной пыли и горьким запахом дыма, – нашли причину взрыва. Кто-то забил выход вентиляционного хода. Это подстроенный взрыв. Но в шахте осталось еще двое мужчин. Это Мерлики – отец и сын. Год назад старшего сына завалило породой, а теперь еще это. Бедняга Марта не переживет этого.

Мужчины выбежали из кабинета.

– Где предположительно они могут быть? – на ходу спросил граф.

– За тем валуном, сразу под обвалившейся породой. Из-под обломков слышали их голоса. Они еще живы.

– Принесите веревки, лопаты, доски и позовите всех, кто способен держать лопату в руках. И зовите доктора.

Прибежав на место, Алекс сразу оценил критичность ситуации и большой объем работы. Шахтеры находились достаточно глубоко и, очевидно, сильно пострадали. Крики о помощи и стоны то были слышны, то затихали. Силы мужчин покидали. Они проделали довольно большой путь в шахте в поисках выхода.

Граф стал четко и по существу давать указания по спасению шахтеров. Каждый был при деле. Алекс тоже участвовал в работе. Не останавливаясь в течение многих часов, мужчины расчищали проход к пострадавшим.

От грубой мужской работы все мышцы Алекса ныли, ладони покрылись мозолями, пот стекал липким ручьем. Но граф не останавливался. Каждая минута дорога.

И когда показался узкий проход, буквально на одного человека, Алекс предложил:

– Надо попытаться их вытянуть сейчас. Воздух в шахте заканчивается, они слишком обессилены. Дорога каждая минута.

– Но как мы их вытянем?

– Я опущусь в шахту с куском плотной мешковины, к концу которой привяжем веревку. Положу одного пострадавшего на ткань, а вы вытянете его. Главное, чтобы веревка не оборвалась.

– Но это очень опасно и рискованно, сэр. Шахту может опять в любой момент завалить.

– У меня получится.

– Граф, вы нужны здесь, – заявил Грей, – в шахту полезу я. Лучше проследите, чтоб веревка не оборвалась. В шахте мне привычнее, чем вам.

И, не дожидаясь ответа, Грей привязал к своему торсу один конец веревки, а второй протянул графу:

– Я вам доверяю как самому себе.

И направился к узкому проходу. Грей не лукавил, когда сказал, что в шахте ему привычнее. Он осторожно, но умело прополз в узком проеме, волоча за собой отрезок мешковины. Радовало, что солнце еще не зашло и мало-мальски освещало путь.

Проникнув в шахту, Грей сразу нашел Мерликов. Отец и сын были еще живы. У отца была повреждена голова. Засохшая кровь, вперемешку с угольной пылью, покрывала всю голову и половину лица. У сына были повреждены рука и нога.

– Да вы везунчики, – пошутил Грей. – Сейчас я по очереди положу вас на мешковину, и вас вытянут из завала.

Легко сказать, а трудно сделать. Силы были на исходе. С каждой пролитой каплей крови тела шахтеров покидала жизнь. Обессиленные, в полуобморочном состоянии мужчины стремились к спасению.

Шахтеры были спасены. По очереди каждого достали из-под завала.

Осмотрев Мерликов, доктор заключил:

– Они очень ослаблены, большая потеря крови. Сильная травма головы у отца и переломы конечностей у сына. Вы вовремя успели их достать из завала. Надлежащий уход, воля Господа – и Мерлики будут жить.

Только после заключения доктора Алекс вздохнул с облегчением. Они успели.

К группе мужчин подбежали женщины из деревни, которые все это время стояли рядом.

Одна пожилая женщина с морщинистым лицом подошла к графу и, плача, упала перед ним на колени:

– Спасибо вам большое. Вы спасли мою семью. Они все, что у меня есть. Я ваша должница. Вы спасли мою жизнь. Мне вам предложить нечего, но я буду ежедневно молиться Богу за вас.

– Поднимитесь, это лишнее, – поднимая женщину за плечи, сказал граф. – Мы все спасали ваших мужчин. А долг вы сможете вернуть, если надлежащим образом будете ухаживать за пострадавшими.

И, обращаясь уже к Грею, сказал:

– Расходы на лечение всех пострадавших и похороны я оплачу. Также всем семьям пострадавших будет выплачена помощь в размере полугодовой зарплаты.

Глаза Грея округлились:

– Это очень великодушно с вашей стороны!

– Это меньшее, что я могу сделать. Ты молодец! Похоже, я в тебе не ошибся. А по поводу взрыва, думаю, мы оба знаем, кто его подстроил. Необходимо обеспечить охрану вокруг шахты, чтоб избежать повторных происшествий. И всем быть начеку.

Последующие несколько дней Алекс был погружен в водоворот хлопот.

Восстановление шахты, оказание соболезнований каждой семье пострадавших. С каждым он общался лично. В глазах рабочих читалось уважение и благодарность графу. Они восхищались поведением нового хозяина во время спасения шахтеров и сейчас.

Также он посетил начавшуюся постройку школы. Его порадовало, что через месяц обещали закончить все строительные работы и начать обучение детей. Тем более количество детей, желающих учиться, увеличилось. И учитель, которого прислал граф из города, согласился остаться и преподавать в школе.

А вот задумка по поводу сада требовала еще доработок. После холодной зимы замерзло большое количество плодовых деревьев. Да и сухой летний климат не обещал больших урожаев. Но всему свое время.

Измотанный физически и занятый делами, Алекс не мог забыть сцену последней встречи с женой. Грустные мысли не оставляли его. Боялся даже подумать, что его ждет дома? А вернее, ждет ли его Саманта? Или она уже уехала?

* * *

В обители Крайзстоунов молодая графиня тоже не находила себе места, запутавшись окончательно.

На следующий день после отъезда графа Саманта прогуливалась верхом на лошади вдоль речки.

Она не восприняла всерьез слова кузена о встречи, поэтому была удивлена, встретив его.

– Смотрю, тебе тоже не терпелось со мной встретиться, дорогая кузина. Ты приехала, как и я, на три часа раньше, – лучезарно улыбаясь, проговорил Стивен, целую руку девушки и смотря в ее глаза. – Я ждал тебя.

– Не верю своим глазам, ты это серьезно? На тебя не похоже.

– Значит, ты такого обо мне мнения, – обиженно проговорил кузен. – Я всю ночь не мог сомкнуть глаз. Мечтал увидеть тебя, вдохнуть запах твоих волос, прикоснуться к твоим пальцам, утонуть в твоих глазах. Прилетел на крыльях надежды к месту нашей встречи.

– Да что это с тобой, Стивен? – ей льстило его внимание и ухаживания. Но не радовало и не вызывало былых эмоций и чувств, как в пятнадцать лет.

– Неужели в твоих глазах я только бессердечный ловелас? – с грустью и сожалением поинтересовался он. – Но я не шучу. Ты знаешь, почему я уехал из Лондона?

– Карточные долги и ревнивый муж твоей любовницы.

– Это та версия, которую я постарался донести до тебя и для всех остальных. А истинная причина – это ты. Да, ты, Саманта! Я был в тебя влюблен без памяти, сгорал от страсти к тебе.

– Но я была еще совсем юна и молода, – удивилась она.

– Так и я не стар, моя стрекоза, – заулыбался Стивен, подходя к графине. – Поверь, я уехал, чтобы убежать от тебя. Кто я тебе? Третий сын своего отца, кузен без имени и денег. Что я мог тебе дать? Только свою любовь и нищету. Твой отец не одобрил бы наш союз. Ты достойна лучшего.

Подходя ближе, продолжил:

– Думал: «Уеду, забуду ее. Начну жизнь сначала». И что? Жизнь я начал сначала, и даже очень успешно. Преуспел в торговле, разбогател. Но от себя не убежишь, и от любви тоже. Я приехал к тебе, моя любимая стрекоза.

Саманта не заметила, как оказалась зажата между лошадью и кузеном.

– Давай убежим, – предложил он, с нежностью смотря в глаза девушке. – Ты не любишь своего мужа. Я это знаю. И он тебя не любит. Ваш брак – ошибка. Он все свое время проводит с баронессой Милбит. У них бурный роман, и уже очень давно. Все об этом знают и перешептываются у тебя за спиной.

– Ты говоришь, у них роман и уже давно? – осторожно спросила она.

– Прости, я думал, ты знаешь, – с сочувствием сказал он. И, видя уязвимость Саманты, воспользовался ситуацией. – Давай уедем. У нас еще есть шанс. Мы любим друг друга, и это главное. Твой отец поймет и одобрит твой выбор. Он всегда был на твоей стороне. Ты же любишь меня. Я это знаю и вижу, – глаза Стивена засверкали.

Подойдя вплотную, он обнял Саманту и прижал к своему торсу. Влажные губы накрыли ее губы. Поцелуй был очень умелый и искусный. Но он не вызвал у нее никаких эмоций. Поцелуй был безлик. Не шел ни в какое сравнение с поцелуями Алекса.

Это открытие обрадовало и одновременно разочаровало ее. Она отодвинулась от кузена.

– Уже поздно. Ты опоздал. Если бы ты раньше позвал меня с собой, я не раздумывая уехала бы с тобой. Но сейчас я замужем.

– Ты не любишь его, – настаивал на своем Стивен. – И граф тебя не любит, это видно! У него другая.

– Возможно, но и тебя я не люблю. Прости.

С этими словами она ловко вскочила на лошадь и во всю прыть поскакала домой.

Прищурившись, Стивен провожал девушку взглядом:

– Это мы еще посмотрим. Ты будешь моей. Еще никто мне не отказывал.

Вернувшись с прогулки домой, Саманта сидела в малой гостиной и ждала появления графини. Она окончательно решила, что подпишет бумаги по разводу и уедет в Европу. В городе оставаться у нее нет возможности. Она не сможет жить рядом с графом, видеть его и слышать. Со стороны наблюдать его жизнь. А это будет неизбежно.

Погрузившись в свои мысли и переживания, Саманта не заметила, как в комнату вошел мистер Рубен, доверенный семьи Джонатанов.

– Прошу меня простить, мисс Саманта, что побеспокоил вас, – кланяясь сказал он, – у меня назначена встреча с графиней.

– Вы меня нисколько не побеспокоили, я даже хотела встретиться с вами на днях.

– Чем могу быть полезен, графиня?

– Вам вчера, наверное, передавал Алекс бумаги мне на подпись. Так вот, я готова их подписать.

– Ничего подобного мистер Алекс перед отъездом мне не оставлял для вас, – слегка удивился мистер Рубен, качая головой. – Все поручения графа я держу на особом счету, зная его пунктуальность и педантичность в делах. Никаких бумаг для вас он не передавал ни вчера, ни до этого, – с уверенностью заявил пожилой мужчина.

– Я удивлена, – смутилась Саманта.

В голове заиграл вихрь мыслей. Как понимать слова Алекса: «Подпишет, и пусть идет на все четыре стороны!»

Может, она ошиблась или ослышалась? Но нет, до старческого маразма ей еще далеко.

Из раздумий ее вывели слова мистера Рубена:

– Простите старика, мисс Саманта, но я не могу не порадоваться и не поздравить вас. Мистера Алекса я знаю с самого его детства. И с пятнадцати лет я его ни разу не видел таким счастливым и радостным, как вчера утром. Он весь светился. И очень не хотел уезжать по делам. Сразу видно, что вы счастливы и он вас любит.

– Вы так думаете?

– Поверьте человеку, который уже почти прожил жизнь и которому посчастливилось испытать чувство любви и быть любимым.

– Рада, что вы счастливы в браке.

– Был. Моя Розалинда умерла три года назад, а с ней не стало и меня. Если бы не поддержка графа, не знаю, как бы я пережил потерю жены. Он оказал моральную поддержку, не выгнал с работы и организовал похороны. В то время я был ни на что не способен. А потом еще граф полгода терпел мою хандру. Я в долгу перед ним, он мне как сын, которого у меня никогда не было, – со слезами на глазах проговорил старик. И, меняя тему беседы, продолжил: – Я вас утомил своими разговорами, простите мое малодушие. Не будете ли вы так любезны передать графине, что фамильные украшения уже готовы и их можно забирать от ювелира.

– Она знает, о чем идет речь?

– Да, это распоряжение мистера Алекса, но графиня в курсе.

– Это, наверное, ожерелье, в котором я случайно поломала застежку, – предположила она.

Откланявшись, мистер Рубен покинул комнату.

Разговор со стариком еще больше озадачил Саманту.

– Что это происходит? Сумасшедший дом какой-то. Все слепы и находятся в помешательстве? Или она одна слепа и сходит с ума?

В недоумении и окончательно запутавшись, девушка решила отложить свой отъезд и дождаться возвращения Алекса. Им стоит объясниться. И чем скорее, тем лучше.

Глава 15

Уставший от дороги и изнурительной недели, полной хлопот, Алекс спешил домой.

Проезжая по Уолл-стрит, он встретил Стивена в компании баронессы Милбит.

– Кого мы видим, – промурлыкала Элизабет, сравнявшись с лошадью Алекса. – Я думала, ты уже забыл о нас. Я очень волновалась за тебя. Боялась, что ты можешь простудиться. А графиня еще так юна и неопытна. И вся в разъездах и делах со своими скакунами.

– Как видите, я в здравии. А графиня может дать любой фору, – стал граф на защиту жены.

– Как мило это слышать. Граф, вы известный сердцеед, а теперь сердце, похоже, украдено у вас!

Не успел граф ответить, как к ним подъехал мистер Рубен.

– Милорд, какая удача. Не ожидал с вами встретиться на улице, я спешил к вам домой.

– Что случилось?

– Есть бумаги, требующие срочного просмотра и вашей подписи.

– Это может подождать?

– Боюсь, нет, это очень срочно. Корабли с товаром должны были отплыть еще вчера.

– Хорошо. Едем в контору.

И, обращаясь к баронессе и Стивену, сказал:

– Прошу меня извинить, дела.

Алекс развернул лошадь и поспешил с доверенным на Бонд-стрит.

Провожая удаляющихся взглядом, Стивен сказал:

– Как нельзя кстати. У меня родилась идея, дорогая Лизи. И главная роль твоя.

* * *

В доме графа ничего не предвещало бури.

Как обычно, обедая в гостиной, женщины мило болтали. Обсуждали предстоящий прием у баронессы Люсьен, хорошей подруге Кларисы, когда в комнату вошел дворецкий.

– К вам мистер Стивен.

Стивен не заставил себя долго ждать и сразу вошел в гостиную.

– Имею честь лицезреть самых очаровательных дам Лондона! – с поклоном поздоровался он.

Саманта больше не виделась с кузеном после разговора у ручья и ни разу не вспомнила их поцелуй.

– Прошу меня простить за столь ранний визит, но у меня срочное дело к графу.

– Но Алекс еще не вернулся, – заявила свекровь.

– Как? Я его сегодня утром видел на Уолл-стрит. Он очень торопился. Я предположил, что к своей молодой жене. Вероятно, ошибся. Алекс что-то говорил про срочное дело в конторе, наверное, он там. Баронесса Милбит очень нуждается в его помощи, – как бы между прочим сказал Стивен, пристально наблюдая за кузиной.

В комнате повисла пауза. От услышанного Саманта вся внутри сжалась.

– Может, составите нам компанию за чаем? – пригласила ради приличия свекровь Стивена.

– С удовольствием составил бы вам компанию, но дела ждут. Прошу меня простить, я вынужден отказаться.

Откланявшись, кузен удалился.

Взбешенная, с вихрем мыслей и обидой, Саманта, извинившись перед Кларисой, тоже покинула комнату.

– Так, значит, Алекс в городе. А домой не спешит. Баронессе помогает. А может, он уже несколько дней, как вернулся? И все это время наслаждается обществом баронессы? А радость и лучезарность в то утро, которое упомянул мистер Рубен, всего лишь ожидание своей свободы? Дура. Напридумывала себе. Чуть не влюбилась в собственного мужа. Идиотка, – расхаживая по комнате и с возмущением взмахивая руками, Саманта ругала то себя, то Алекса. У нее вошло в привычку ругать вслух.

– Стоп. Если верить Стивену, то роман Алекса и баронессы уже давно. Тогда почему он сразу на ней не женился, а пошел на этот фиктивный брак ради своей карьеры политика? Бред какой-то. Все, хватит думать и гадать. Так сойти с ума можно. Я еду к нему в контору. Там мы все и проясним.

Переодевшись в платье для верховой езды, она поспешила в конюшню.

В это время на Бонд-стрит баронесса с изяществом кошки вплыла в кабинет Алекса.

– Дорогой Алекс, я понимаю, вы заняты, но мне нужна ваша помощь! – с мольбой промурлыкала она.

– Простите, не расслышал, – отрываясь от бумаг, проговорил Алекс.

– Алекс, моя судьба в ваших руках.

– Элизабет, я не совсем понимаю, как могу помочь и в чем проблема?

– Может, предложишь мне чего-нибудь выпить, – в отчаянье попросила она.

– Боюсь, у меня только виски.

– В данной ситуации это будет кстати.

Алекс вышел из-за стола и налил в два бокала виски.

– Я в тяжелой ситуации оказалась. И не знаю, что делать. Они угрожали мне, – заламывая руки и со слезами на глазах, продолжила она.

– Кто?

– Я их не знаю. Но времени нет это выяснять. Мне страшно. Очень страшно, – уже плача, сказала Элизабет.

Граф посадил баронессу на диван, подал бокал с виски и сам сел рядом.

– Давайте спокойно и по порядку вы мне все расскажете. – И, успокаивая, взял ее за руку.

– Все было не более чем игра. Я играла с компанией в карты. Так, ради забавы. И сама не заметила, как проиграла крупненькую сумму денег. Я пыталась все свести к шутке. Но вы как джентльмен понимаете, насколько важен карточный долг.

Всхлипывая и пододвигаясь ближе к графу, баронесса слегка надула губки, зная, что мужчинам это нравится.

– И какая это крупненькая сумма?

– Пять тысяч фунтов.

– Да, вы, я посмотрю, азартный игрок.

– Граф, я в растерянности. Со мной такое впервые. У меня нет таких больших денег сразу.

С мольбой в глазах, Элизабет еще ближе подсела к графу. Ее зеленое платье накрыло бедро Алекса. Поставив бокал на столик возле дивана, она своей рукой накрыла его руку.

– Алекс, как мне быть?

– Я помогу, но с одним условием. Вы больше никогда не сядете за карточный стол играть на деньги.

– Конечно, об этом не может быть и речи, – улыбаясь, воскликнула она. – Ты настоящий мужчина, – уже продолжила кокетливо и томно.

И, услышав шаги в коридоре, прижалась всем телом к Алексу, начала его жарко целовать. Не успел граф опомниться и отодвинуть Элизабет, как дверь распахнулась, и в кабинет вошла Саманта.

– Ооо!!! Прошу меня простить, что нарушила вашу идиллию.

– Саманта, это не то, о чем ты сейчас подумала! – отскакивая от баронессы, воскликнул Алекс.

– Думать – это сильно сказано. В данной ситуации думать – лишнее.

– Саманта, между мной и баронессой ничего нет.

– Алекс, дорогой, – поднялась баронесса, касаясь рукой его плеча, – давай я ей все объясню. Нам ведь есть что ей рассказать.

– Дорогой! Есть что рассказать! – передернула Саманта. – Алекс, не стоит ничего объяснять. Это лишнее в нашей с тобой ситуации. Зачем только весь этот спектакль в благородство? Скрыть свою сущность? Хотя нет, это хороший был урок для меня. Спасибо! – усмехнулась графиня.

Все это время она, не отрываясь, смотрела на Алекса. Боль обожгла все внутри, ком подступил к горлу. Хоть бы не заплакать. Почему так больно? Как он мог? Сердце щемит, дышать трудно.

И баронесса – сучка! Оба хороши, один другого стоит.

Переведя взгляд на Элизабет, графиня продолжила:

– Баронесса, зеленый цвет вас старит, и помада размазалась. Это вас портит. За собой стоит следить в вашем-то возрасте.

Сверкнув глазами на мужа, сказала:

– Меня не стоит провожать.

И гордо, не спеша, вышла из кабинета.

Алекс, не отрываясь, смотрел жене вслед. Он хотел оправдаться, молить выслушать его, но стоял молча, восхищаясь ее выдержке и силе. Смесь растерянности и злости, бешенства и рассудительности, боли и сарказма, проигрыша и победы. Во взгляде он безошибочно прочитал ревность. Она ревновала.

Саманта его ревновала!

– Три два, в твою пользу! – подумал граф, и его лицо озарила лучезарная улыбка.

Элизабет опешила. Она ожидала чего угодно, но не радости графа. Или может у нее есть шанс заполучить Алекса?

И, касаясь его руки, она решила продолжить:

– Твоя жена вульгарна в своем поведении и высказываниях, она…

– А вот это не вам судить, баронесса, – резко пресек он ее тираду.

– Прошу меня простить, граф, но я хотела лишь отблагодарить за помощь, – изображая раскаянье, продолжила она. – Я все ей объясню. Она поймет.

– Не стоит, вы и так уже достаточно сделали. У меня много дел, вам лучше уйти.

И тактично ее выпроводил. Второй раз баронесса играет с ним в злую шутку.

Слабо похоже на случайность.

* * *

Покидая контору мужа, Саманта дала волю слезам и эмоциям. Слезы текли не просто по щекам, они омывали сердце и душу. Боль досады накрыла с головой.

Исчерпав запас слез и приняв боль предательства, постаралась взять себя в руки.

Она не заметила, как пришла домой и поднялась в свою комнату.

– Три два, в твою пользу. Но этот счет не последний. Договор-то для двоих, и он еще в силе.

В девушке говорила обида и чувство мести.

* * *

Вернувшись домой, Алекса на пороге встретил дворецкий.

– Добро пожаловать домой, сэр!

– Добрый день, Грум. А мисс Саманта у себя?

– Нет, сэр. Она с леди Камилой отправилась к модистке, за платьем для сегодняшнего вечера. Еще ваша матушка велела вам передать, чтобы вы были готовы к сегодняшнему балу у баронессы Люсьен.

– Спасибо, Грум. Я буду готов.

Значит, она еще здесь, в его доме.

Алекс поднялся к себе в комнату, принял ванную после долгой и утомительной дороги и стал ждать вечера. Он дождется подходящего момента, чтобы объясниться с женой. Главное – опять все не испортить.

Дамы прибыли домой буквально, чтобы успеть переодеться и привести себя в порядок для вечернего приема.

Момента поговорить так и не представилось.

Сопровождая своих дам на бал, Алекс всю дорогу молчал.

Саманта тоже молчала, не выражая никаких эмоций и всячески игнорируя мужа.

На балу у баронессы Люсьен Алекс и Саманта вели себя согласно правилам этикета. Ни одной лишней фразы, ни одного встречного взгляда, ни одного прикосновения. Все чинно, важно, без эмоций.

Весь вечер графиня была окружена воздыхателями ее таланта и красоты. Комплименты, танцы, шампанское – все это отвлекало ее от неприятных мыслей и воспоминаний.

Кружась в танце с очередным кавалером, она не замечала сверлящего взгляда мужа.

Алекс не докучал своей жене, но и не выпускал из виду.

Смех жены на очередную шутку очередного ухажера вызывал ревность и желание набить морду шутнику. Она не пропустила ни одного танца. Один партнер сменял другого. Комплименты лились рекой. Граф кипел от злости и ревности.

Объявлен вальс.

Алекс извинился и покинул в недоумении своих собеседников на полуслове.

Хромая, но быстро лавируя между гостей, он приближался к жене. И, преградив дорогу очередному джентльмену, слишком худому и напыщенному, на его взгляд безапелляционно заявил:

– Этот танец графиня обещала мне! – И, слегка кивая головой, подал ей руку, приглашая на танец.

Саманта с вызовом посмотрела на Алекса.

Их взгляды встретились. Ее каре-зеленые и его цвета виски.

Он тонул в ее глазах. Хотел кричать: «Не верь тому, что видела!»

Она молила: «Зачем ты так? Мне больно!»

Прозвучали первые ноты вальса.

Саманта вложила свою ладонь в его руку.

Закружив жену в вальсе, Алекс не сдержался и с упреком произнес:

– Ты нарасхват сегодня.

– Стараюсь не отставать от мужа. Жду момента, чтобы перейти к делу и применить опыт.

– Так скоро?

– Не раньше твоего.

– Уже определилась, с кем?

– Их так много, трудно выбрать первого.

– Даже так! Не упусти шанс!

– Не упущу, – сверкая глазами, бросила она в ответ.

Остаток вальса граф кружил ее в молчании. Прозвучал последний аккорд вальса. Пары остановились. Граф, не выпуская жену из кольца своих рук, заявил:

– Нам пора домой!

И, не дожидаясь ответа, повел ее к выходу.

Саманта, на удивление, не сопротивлялась.

Домой они ехали молча.

Свекровь, правильно оценив ситуацию, предпочла тоже молчать. Приехав домой, сразу поднялась к себе, пожелав всем спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – сказала Саманта в ответ и пошла в свою комнату.

Граф пошел за ней следом. Без приглашения он вошел в ее комнату и за собой закрыл дверь.

– Выйди из моей комнаты, – приказала она.

– Нам надо поговорить.

– Мне не о чем с тобой разговаривать.

– Есть, – настаивал он.

– Не желаю обсуждать твоих любовниц. Я решила уехать.

– Каких любовниц?

– Эту вульгарную баронессу, – в эту фразу она вложила всю боль и обиду, скопившуюся за эти дни.

– Между нами ничего нет и быть не может, – спокойно произнес граф, приближаясь к жене.

Не слыша его слов и указывая рукой на дверь, она потребовала:

– Выйди из моей комнаты!

Граф продолжал наступать на нее.

– Ты мне противен! Не приближайся ко мне!

Саманта попятилась.

– Откуда столько прыти и протеста?

«Она ревнует, точно ревнует», – заключил граф.

И, играя ее эмоциями, продолжил:

– Если я не ошибаюсь, мы договаривались о свободных отношениях. Каждый из нас имеет полное право заводить романы на стороне. Только не в стенах дома.

Видя довольную улыбку на наглом лице мужа и ощутив щемящую боль в груди, Саманта не выдержала и, сама того не понимая, что делает, взмахнула рукой.

Звук пощечины разорвал тишину.

Эхо удара и накал между молодыми сотряс комнату. Алекс медленно повернул голову, развернутую от удара, и, смотря прямо в глаза жены, стал медленно на нее наступать.

Рука Саманты горела, в глазах застыл испуг. Что теперь будет?

– Дай свою правую руку, – голос спокойный, но не терпящий возражений.

– Зачем? – воспротивилась графиня, пряча ее за спину и пятясь назад к дамскому столику. Голос на удивление не выдал ее испуга.

– Дай руку, – чуть громче повторил он.

Как можно спокойнее Саманта протянула ему руку. Все, она опять влипла!

– Я знал, что ты эксцентрична и спесива. Но не думал, что настолько.

Следующий его поступок полностью обескуражил девушку.

Он поднес ее ладонь к своим губам. Покрыл ее легкими поцелуями, провел языком между пальчиками.

Дрожь наслаждения прошлась по телу Саманты.

– Что ты делаешь?

Алекс сам не ожидал, что перебранка с женой так его возбудит. И осознание того, что он ей не равнодушен еще больше растопило страсть в его жилах. Он потерял голову.

Не проронив ни единого слова, Алекс приблизил к себе Саманту и накрыл ее губы в страстном покоряющем поцелуе.

Оцепенение и протест сменились желанием к мужу. Графиня запустила свою руку в волосы мужа, плотнее прижимая его к себе. Правая ее ладонь оказалась зажата между их тел, и она четко ощущала учащенное биение его сердца.

Одобрение Саманты побудило Алекса продолжать. Он подхватил ее за ягодицы и посадил на дамский столик. Рукой смахнул все содержимое с него на пол. Задрал подол ее платья, прошелся рукой по бедру. Снял чулки и нижнее белье, оголил ягодицы и открыл доступ к ее лону. Раздвинул ей ноги и прижался своими бедрами, показывая силу своего желания и возбуждения.

Рукой опустил лиф ее платья, выпуская на волю упругую, полную девичью грудь. Соски моментально затвердели, призывая к ласкам, что граф и сделал, покусывая и посасывая каждый из них. Стон наслаждения и учащенное дыхание говорили лучше слов.

Саманта судорожно сорвала с плеч графа пиджак. Расстегнула пуговицы рубашки на его груди, исследуя и поглаживая покрытую черными волосками грудь.

Оторвав его голову от своей груди и держа ее в своих руках, припала своими губами к его губам.

Впервые целовала она, задавая ритм и распаляясь. И это ей нравилось.

– Ты огонь, а не женщина, – между поцелуями прорычал граф.

Саманта помогла мужу спустить вниз брюки и выпустить на волю его возбужденную плоть. Погладила, наслаждаясь его бархатистостью, упругостью и силой.

Алекс провел рукой между бедер, прикасаясь к лону жены. Влага подтвердила, что она уже готова. Не удержавшись, он ввел в нее свой палец. Саманта изогнулась, впуская его глубже и издавая стон.

Алекс отодвинул руки девушки от своей набухшей плоти и направил ее в лоно жены. Одним резким движением проник в нее, наполнив собой ее пустоту. Обуревающая страсть задала ритм движениям. Одна фрикция сменяла другую. Руки Алекса, держа Саманту за ягодицы, натягивали ее на себя. Держась за плечи мужа, графиня полностью отдалась во власть его движениям. Ее соски терлись о ткань его рубашки, накаляя и дополняя остроту чувств.

Каждая новая фрикция, каждый стон, гортанный рык только еще больше распаляли и возбуждали. Взлету не было предела. Страсть набирала обороты.

– Да! Да! – в стоне кричала Саманта. – Алекс, нет! Нет, я больше не могу, – и крик ее оргазма наполнил комнату. Ее тело сотряслось. А следом, сделав еще пару толчков в лоно жены и сжав ее ягодицы в своих ладонях, сотряслось тело графа в конвульсиях оргазма, испуская свое семя.

Плотно прижимаясь друг к другу и продолжая медленно двигаться, они пытались продлить наслаждение.

Руки Саманты утонули в волосах мужа, прижимая его голову к своей шее. Слегка покусывая и целуя ее кожу, он вдыхал ее запах.

– Ты сумасшедшая. С тобой я завожусь в считанные секунды. Я будто на пороховой бочке.

– Это плохо? – кокетливо спросила она и поерзала своими бедрами на столе.

– Перестань.

– Что, перестань? – округлив глаза в невинном недоумении, спросила Саманта.

– Ты опять так делаешь!

Рывком поднимая ее со стола и плотнее прижимая к себе, Алекс отнес жену на кровать. Выйдя из нее, еще в полунабухшем состоянии, Алекс сказал:

– Посмотри. Это моя реакция на тебя.

Не проронив ни слова, Саманта села на кровати и потянулась к его плоти. Взяла ее в рот и стала посасывать.

Рыча и не двигаясь, Алекс проговорил:

– Ты точно сумасшедшая!

Ночь страсти и любовных открытий набирала свои обороты.

Лишь к утру, прижавшись друг к другу, они погрузились в сон.

Глава 16

Утром следующего дня Саманта проснулась одна в постели.

Смятые простыни, след на подушке от головы графа, приятная истома в теле – все напоминало о минутах счастья в объятиях мужа. Этой ночью он шептал ее имя, упивался ее телом и не мог насытиться. Все для них ушло на второй план.

Она верила мужу.

Окрыленная счастьем, Саманта встала с постели, привела себя в порядок. Одела свой любимый костюм для верховой езды – обтягивающие лосины и белую рубашку, а волосы собрала в конский хвост.

Сбегая вниз по лестнице, она увидела Грума, что-то объясняющего деревенскому пареньку лет шестнадцати.

– Доброе утро, Грум. Мистер Алекс еще дома?

– Госпожа, он был вынужден срочно уехать.

– Что? Опять? – возмутилась графиня.

– На шахте вашего отца, вернее, на бывшей шахте вашего отца, – уточнил дворецкий.

– Я поняла, так что на шахте? – с нетерпением спросила Саманта.

– Так вот, на шахте произошел пожар, и граф был вынужден срочно уехать. Юноша из деревни сегодня сообщил. Я распорядился накормить мальца, объяснял, где кухня. Он сейчас уйдет, – поспешил успокоить хозяйку дворецкий.

– Много людей пострадало от пожара? – спросила графиня.

– Нет точных данных.

В разговор вмешался юноша:

– Погибших вроде нет, но загорелся угольный склад, и есть опасность, что пожар перейдет на деревню от сильного ветра.

– Я еду в деревню, – заявила Саманта, – им не помешают лишние руки.

И, подумав немного, продолжила, обращаясь к юноше:

– Ты умеешь ездить верхом?

– Конечно, – гордо ответила он, обнажив ряд белых зубов в улыбке.

– Тебя как зовут?

– Бен.

– Бен, поедем верхом, так будет быстрее. Грум, вели оседлать двух лошадей: мне Буфало, а пареньку Зефирку, она будет поспокойнее. Также скажи на кухне, пусть приготовят провизии нам с собой. Рабочим она будет кстати. – И обратилась к Бену: – Через десять минут встречаемся у конюшни.

Саманта поспешила в кабинет графа оставить записку для свекрови, не желая ее беспокоить. Она подошла к письменному столу, открыла верхний ящик, чтобы взять листок бумаги. Ее взору открылся смятый, затертый клочок бумаги. Любопытство взяло верх. Девушка взяла его в руки и развернула.

«Ваши рога растут быстрее грибов после дождя.

Доброжелатель»

– Так вот почему Алекс удивился, что я девственница? Теперь понятно его поведение в конюшне. Это все объясняет. Боже, как подло. Несколько слов – и жизни людей разрушены. Честное имя оклеветано и запачкано. А на душе – грех и сожаление о содеянном.

Саманта быстро написала записку Кларисе, передав ее Груму.

Через десять минут графиня и Бен отправились в путь. Дорога предстояла долгая, но до темноты они должны были быть уже в деревне.

По дороге Бен рассказал про изменения, произошедшие на шахте и в деревне с появлением графа. Парень с благоговением в голосе рассказал о спасательной операции шахтеров и героизме графа. О его помощи всем пострадавшим семьям, о повышении зарплаты шахтерам, постройке школы, которая должна открыться через несколько недель. О том, что он против работы детей в шахте.

Парень не умолкая восхищался графом:

– А еще граф обещал обновить фруктовый сад вокруг деревни, где будут работать дети и женщины. Правильно граф сделал, что выгнал эту сволочь Бредли. Он обкрадывал всех нас. И еще граф думает, что все эти козни дело рук пьяницы Бредли. После его ухода вся деревня вздохнула с облегчением. Он не только издевался над шахтерами, но и женщинам не давал прохода. Тот еще тип. Мы все благодарны мистеру Алексу. Каждый день молимся за него. Он наш спаситель. С графом мы точно не будем больше голодать.

– А школа какая большая и просторная, – не унимался Бен. – С соседних деревень теперь будут ездить к нам учиться. Вот заживем тогда, как короли!

Ни задав ни одного вопроса, Саманта очень много нового узнала о собственном муже. Она гордилась им. Сердце наполнялось теплом и трепетом.

Она любит своего мужа. Только сейчас графиня осознала, что без ума его любит. И верит ему.

Это открытие принесло ей облегчение и легкость. Все прояснилось и стало на свои места. Но вместе с тем и нарастало чувство тревоги. Алекс мог пожертвовать своей жизнью ради спасения другого. Она должна быть рядом с ним. Мчалась к мужу с мольбой, чтоб с ним ничего не случилось.

Они ехали быстро, но недостаточно. Бен хоть и умел ездить верхом, но до виртуоза ему далеко. Приходилось несколько раз останавливаться на отдых. Ведь он еще ребенок, хоть и выше ее ростом.

В деревню они въехали, когда уже начало смеркаться. Запах гари был повсюду. Дотла сгорело несколько зданий, оставив на своем месте обгоревшие и все еще дымящиеся доски. Но деревня была цела. Все жители принимали участие в тушении пожара.

Каждый был занят своим делом, все суетились, бегали. Дорога была каждая минута. С основным источником огня получилось справиться. Это уже радовало.

Приближаясь к месту пожара, Саманта судорожно искала глазами Алекса. Трудно было рассмотреть на большом расстоянии и во всей этой суете.

И тут она увидела его силуэт.

– Жив, – с облегчением вздохнула она.

Он, как она и предполагала, был в центре событий. Саманта, не отрываясь, смотрела на Алекса, боясь выпустить с поля зрения. Видела, как он отошел в сторону и направился к дальнему зданию. Все были заняты своим делом.

Никто, кроме Саманты и Бена, не заметил, как из-за угла здания вышел мужчина и ударил Алекса лопатой по голове. Но удар прошелся по касательной, так как в последний момент граф попытался увернуться. Алекс покачнулся от удара, но продолжал стоять, согнувшись. Тут вышел второй мужчина и ударил его по спине палкой. Алекс упал на землю, но попытался встать на ноги. Еще один удар по голове – и он упал без сознания.

Нападавшие заволокли его за угол здания, закинули на лошадь, как мешок с картошкой, и поскакали в сторону леса.

– Нет! Алекс! – закричала Саманта. – Помогите! Хватайте! – Но ее никто не слышал, они были еще далеко.

– Бен, следом за ними! – сказала Саманта и помчалась во весь опор за мужем.

– Они уходят! Мы не успеем их догнать, – в отчаянии крикнула она, когда всадники скрылись в чаще леса. Слезы боли и тревоги жгли глаза. Сердце замирало от страха.

– Графиня, кажется, я знаю, куда они направились. Они едут в заброшенный домик лесника.

– Я найду его без тебя?

– Да. Едьте прямо по тропинке и никуда не сворачивайте. Она узкая, но хорошо протоптана нашими грибниками.

– Тогда поезжай в деревню за помощью, а я буду преследовать их.

– Госпожа, это опасно.

– Делай, как я сказала, нет времени, – крикнула Саманта, на ходу сбрасывая сумки с провизией и пришпоривая лошадь в быстрой скачке.

Она без особых трудностей нашла заброшенный домик лесника. Бен оказался прав, возле лачуги стояло четыре лошади. Через окно пробивался легкий свет. Уже почти стемнело.

Спешив с лошади, Саманта привязала ее к дереву и продолжила путь пешком, чтобы не быть замеченной. Подкралась к окну и заглянула внутрь.

Алекс лежал на полу у печи со связанными руками, без движения и признаков жизни.

Неужели он мертв?

– Идиоты! – нарушил тишину мужской крик. – Я что вам сказал делать? За что я вам плачу? – мужчина начал выходить из себя. – Идиоты! Кретины!

Голос очень знакомый.

– Шеф, но он оказался живучий. Падла! – начал оправдываться мужчина.

– Да, – подтвердил второй, – мы его дважды лопатой по голове огрели.

– Вы должны были инсценировать все как несчастный случай. Вы его не только не убили, но еще ухитрились привезти сюда. Вас кто-то видел?

– Нет, нет, – затараторили похитители.

Тут раздался голос четвертого мужчины:

– Стивен, с ним надо кончать и делать ноги.

Стивен? Точно, это голос кузена.

Не веря услышанному, Саманта заглянула в окно. Точно. Стивен был среди них.

– Кончай его, Бредли, – сказал Стивен.

– А ты – тот еще сукин сын! – сказал Бредли, обращаясь к кузену. – И не жалко тебе его?

– Он испортил все мои планы. Ему досталось все, что должно было быть моим. Шахта, Саманта – все это мое, – с ненавистью заявил Стивен. – Не будет его – все станет моим. Графиня в горе найдет утешение в моих объятиях. А она будет богатой вдовой. Даже богаче, чем я мог предположить. Двойное удовольствие, не правда ли? – кузен ликовал.

Алекс продолжал лежать без движения. Он пришел в себя давно и слышал все, что говорилось в хижине. Тянул время, чтобы разобраться и все взвесить. Кто? Что? Почему? И сколько их?

Рукой он нащупал осколок глиняного горшка на полу и пытался перерезать веревку, которой были связаны руки. Одному ему не справиться с ними, но выбора нет. Побороться за жизнь стоит. Тем более она только обрела смысл.

Стивен, упиваясь собой и своим гениальным планом, не удержался и подошел к графу. Потянул его за волосы, поворачивая в себе лицом.

– Да ты уже в сознании, – протянул в улыбке Стивен, встретившись взглядом с графом. – Это даже к лучшему.

– Почему? – только спросил Алекс.

– Что почему?

– Почему ты пошел на все это?

– Да откуда тебе знать, что чувствует третий сын в семье? Без имени, без денег. У тебя все и сразу, как только ты родился. А мне всего надо добиваться самому.

– Ты же богат.

– Кто? Я? Богат долгами и очередью кредиторов, да! Но если бы не ты, я уже был бы богат. Ты хоть знаешь, что за шахта тебе досталась от остолопа Шарпа? В этой шахте золото! И не просто крошка, а целые слитки золота, – глаза Стивена загорелись. – И все шло хорошо. До твоего появления.

– Как ты узнал, ведь тебя же не было здесь все эти годы?

– Случайное стечение обстоятельств. Бредли не просто пройдоха и вор, он еще и заядлый картежник. Проигравшись в пух и прах, откупился информацией, очень важной информацией и своей долей. Уже как год в этой шахте мы добываем золото.

– Закрытые стволы, – предположил граф.

– Да. Северный пласт кишит золотом. Я уже собрался обнародовать себя, – продолжил Стивен, его уже было не остановить, он наслаждался своей властью и положением. – Думал, вернусь, женюсь на влюбленной в меня кузине. Но я опоздал. Влюбленная в меня кузина вышла замуж. Но увидев Саманту сейчас, я понял, что хочу заполучить не просто шахту, но и ее. И я ее получу. Она будет моей, – выпалил он в лицо графу.

Глаза Стивена горели злостью и безумием. Гнев съедал его разум.

– Все шло по плану. Ты, как щенок, поддавался каждой нашей уловке. И сам рыл себе яму. И баронесса была как раз кстати. – И иронично добавил: – Правда, мне жаль ее. Из вас получилась бы неплохая пара. Зря отказался от нее.

– Записка от «доброжелателя» – твоих рук дело?

– Ну, наконец-то, догадался. И поцелуи баронессы, и приезд Саманты в твою контору – все это мой хорошо продуманный план.

Стивен ликовал своим победам, довольная ухмылка не сходила с лица.

– А теперь очередь за Самантой. И очень скоро она станет моей.

– Она никогда не будет твоей, – заявил граф, горя гневом.

– Это мы еще посмотрим. Кончайте с ним, – приказал он Бредли, отходя от него.

– Э, нет. Давай и ты руки замарай. Взрывы на шахте – я, поджог складов – я, воровство на шахте – опять я. Теперь замарай ручонки ты, – сказал Бредли и протянул ему свой пистолет. – Времени ждать больше нет. Надо делать ноги.

– Стойте! – крикнула Саманта и вошла в хижину.

– Саманта?! – одновременно произнесли Алекс и Стивен.

– Что ты здесь делаешь?

– Проходила мимо. И много интересного услышала о своем кузене, – спокойно проговорила она. Ее задача – тянуть время.

Бредли накинулся на двоих сообщников:

– Идиоты! Вы привели за собой хвост! Живо на улицу, просмотрите, есть ли там еще кто-то.

И, обращаясь к Стивену, заявил:

– Надо кончать с ними обоими и делать ноги.

– Она нужна мне живая. А графа пристрелим.

– Стой, Стивен! – крикнула Саманта. – Через месяц я получу развод.

Стивен напрягся, обдумывая ее слова.

– Какой развод?

– Да, через месяц я буду свободна. И тогда мы сможем быть вместе. А шахта и так моя. Отец переписал ее на меня. Граф к ней не имеет никакого отношения, – девушка придумывала все на ходу, лишь бы отвлечь их и усыпить бдительность.

– Я что-то ничего не понял, – заморгал Стивен в замешательстве. – Какой развод? Ты же мне отказала.

– Подумай сам, как я могла тебе тогда сказать правду? И к тому же я проверяла твои чувства. А теперь, услышав твои слова, увидев, на что ты готов пойти ради меня, я хочу быть с тобой, – вошла в роль графиня и подошла к Стивену.

– Со мной? – с надеждой спросил кузен.

– Конечно. Я столько лет тебя ждала, – девушка нежно пальчиком провела по щеке кузена, пытаясь быть убедительной.

– Я вам не мешаю? – вмешался в разговор Алекс. Ему наконец-то удалось перерезать веревку и освободить руки. – Или вы меня уже похоронили?

– Не верь ей Стивен, девчонка играет тобой, – вмешался Бредли.

– Заткнись, – крикнул Стивен с горящими глазами.

Он поднял пистолет и направил его на графа.

– Он все равно лишний.

– Нет! – крикнула Саманта и бросилась на руку кузена, державшую пистолет.

Раздался выстрел. Комната наполнилась запахом дыма и пороха.

Пользуясь замешательством и тем, что пуля не достигла своей цели, Алекс подскочил на ноги. Взял первое, что попалось под руку, – кочергу и огрел ею по голове направляющегося к нему Бредли. Тот упал на пол без сознания.

Стивен среагировал моментально. Он схватил Саманту, прижал спиной к себе и подставил свой пистолет к ее виску.

– Стоять. Не приближайся ко мне. Я сейчас выйду и заберу с собой Саманту.

И попятился к двери. На улице послышались звуки драки и крики.

– Что это? – с испугом спросил Стивен.

– Это жители деревни пришли нам на помощь, – сказала графиня.

– Сучка! – зарычал кузен в бешенстве.

– Прикажи всем отойти от двери и позволь мне уйти, – закричал Стивен, обращаясь к графу. – Саманту я беру с собой.

– Ты уйдешь. Но без нее, – спокойно сказал Алекс, приближаясь к ним.

Послышался стон на полу. Бредли приходил в себя.

Стивен отвлекся на сообщника и ослабил хватку. Саманта вырвалась из его рук. И в этот момент, со скоростью тигра, Алекс бросился на Стивена, хватая его руку с пистолетом.

Завязалась драка. Мужчины упали на пол, борясь друг с другом.

Раздался выстрел. Все замерли.

Тела мужчин лежали без движения.

Стивен скинул с себя тело графа, начал медленно подыматься.

– Тварь! – выкрикнула Саманта и нанесла удар по его голове все той же кочергой.

Он упал, так и не успев подняться.

В хижину вбежали мужчины с деревни и Бен.

Саманта бросилась к телу мужа.

– Нет! Алекс, нет! Ты не можешь взять и умереть, – со слезами на глазах Саманта лихорадочно пыталась понять, жив он или нет.

– Доктора! Он истекает кровью! Срочно доктора! – кричала она, пытаясь ладошками остановить кровотечении из груди мужа.

Одежда Алекса стала пропитываться кровью. Как во сне, она стояла на коленях возле мужа и не знала, что делать.

Тело Алекса погрузили на лошадь и галопом помчали в деревню.

Глава 17

Минуты ожиданий превратились в часы.

Ломая руки и не находя себе места, Саманта ждала доктора. Жизнь ее мужа была в руках Господа и деревенского врача.

Открылась дверь, и в комнату вошел доктор.

Все свое отчаянье и боль графиня вложила в одном вопросе:

– Он жив?

– Родился в рубашке. Жить будет. Опаснее оказалась травма головы. А пуля прошла по касательной, благодаря этой вещице в грудном кармане графа. – И доктор протянул бархатную коробочку.

Графиня дрожащей рукой взяла коробочку, покореженную от пули. Открыла ее и увидела золотой кулон в виде руки, держащей сердце. Кулон немного деформировался от пули, но задумка и работа ювелира была ясна.

– К нему можно?

– Он все равно спит. От болевого шока и морфия граф проспит еще долго.

– К нему можно? – настаивала Саманта.

– Можно, – дал добро доктор.

Войдя в комнату, Саманте сразу в нос ударил запах спирта, крови и медикаментов. На кровати без движения лежал Алекс. Он спал. Подойдя к нему, она села на стул рядом. Своей рукой накрыла его прохладную руку. Глаза жгли слезы.

– Ты будешь жить. Ты должен. Вся деревня волнуется и молится за тебя. Ты бы видел, как они тебя любят. Ты стал их героем, – ее уже было не остановить, она все говорила и говорила.

– Пожар остановили, деревня цела. Стивена и его дружков поймали, будут судить за попытку убийства и грабеж. А в шахте действительно есть золото. Представляешь! Ты теперь еще богаче станешь. У тебя прям чутье в бизнесе. Знаешь, куда надо вкладывать, – усмехнулась она сквозь слезы. – А по большому счету, я тебя толком и не знаю. Мы больше ругались и спорили, чем общались. Когда ты выздоровеешь, мы обязательно поговорим. Я очень многое хочу тебе рассказать. Но не уверена, что ты захочешь меня слушать, а у меня может не хватить смелости. И сейчас, когда ты меня не слышишь, это мой шанс, – она прижалась своей щекой к руке мужа.

– Я люблю тебя! Очень люблю. Если ты хочешь, я уйду из твоей жизни и без позора для семьи. Политик и развод несовместимы. А ты будешь хорошим политиком. Мне это сам премьер-министр сказал. А я уеду. Европа большая. Места нам хватит. Ты только выздоравливай.

Прижимаясь к его руке, графиня не заметила, что Алекс очнулся, услышал несколько последних фраз и опять погрузился в глубокий сон.

Следующие два дня были сплошным переполохом. Приезд свекрови и отца. Чрезмерное внимание жителей деревни к графу. Каждый лично хотел помочь и проявить заботу.

Саманта не отходила от мужа все это время. Он шел на поправку. По наставлению доктора ему давали настойку морфия, чтобы он спал и чтоб уменьшить боль в голове и ребрах.

На третий день Алекс отказался пить морфий и заявил матери:

– Я чувствую себя хорошо. Рана пустяковая. Не надо из меня делать калеку. Я хочу встать с кровати, принять нормально ванную. Дайте мне мою одежду.

– Сынок, но доктор сказал, что еще рано вставать.

– Я сам себе доктор, – возмутился граф, пытаясь встать с кровати.

– Алекс, так нельзя рисковать своим здоровьем. Не для этого рисковала твоя жена, спасая тебя.

– Где она? – с опаской спросил граф, боясь услышать неизбежное.

– Кто?

– Моя жена. Она уже уехала? – с отчаяньем и болью в глазах спросил он.

– Бог с тобой, что ты такое говоришь? Она в саду, пошла подышать свежим воздухом. Вся вымоталась, ухаживая за тобой все эти дни.

– Мама, – воскликнул граф, – она не уехала? Она здесь?

Глаза графа сверкали от радости, улыбка озарила жесткие черты лица. Он светился от радости, как мальчишка.

Вдовствующая графиня больше не стала возражать сыну. Она позвала камердинера, приказала приготовить ванную и все необходимое для смены повязки.

Саманта впервые за три дня вышла на улицу, чтоб прогуляться на свежем воздухе.

Она гуляла по яблоневому саду, наслаждаясь природой, свежим воздухом и ярким солнцем.

– Нравится сад?

От неожиданности Саманта вздрогнула и резко обернулась.

– Ты опять меня напугал! – упрекнула она Алекса, радуясь, что видит его живым. Как она по нему соскучилась!

Чуть хромая, Алекс подошел к жене. Он был серьезен, но глаза горели огнем.

Только у него есть такая уникальная способность, подумала графиня.

– Я искал тебя.

– Зачем меня искать?

– Я должен тебе кое-что сказать перед тем, как ты уедешь, – смотря в самые прекрасные глаза на свете, он волновался. – Выслушай меня. Я очень надеюсь, ты меня поймешь и простишь. До встречи с тобой я был счастлив. Вернее, думал, что счастлив. Хотел от жизни только одного – быть независимым. Не задумывался, что в жизни есть еще кое-что, более важное. На себе я давно поставил крест. Я некрасив и калека, как видишь. Только титул и мои деньги могут привлечь внимание. И я пользовался своим титулом и деньгами. Жил, как жил. Ничего не боялся и ни от кого не зависел. Я наслаждался свободой и привык дорожить ею. Но сейчас я так же некрасив и калека. Хромой, подстреленный и по голове ударенный калека, – уточнил он серьезно, ловя малейшую реакцию жены.

Я не хочу пользоваться своим титулом и деньгами. Не хочу покупать тепло, ласку, любовь. Я такой, какой сейчас стою перед тобой. Признаюсь, с первой нашей встречи я пропал. Твои глаза меня околдовали. В тот день боялся, что ты уйдешь, а если останешься, то возненавидишь. Я купил тебя, купил твое время. Купил себе три года. Презирал себя за это, но и не видеть тебя не мог. Предстоящие три года с тобой в фиктивном браке, представлялись раем.

Но я ошибся. Я не всемогущ, не могу задушить, убить в своем сердце любовь к тебе. Быть с тобой рядом и не быть твоим – для меня пытка. Я люблю тебя! Хочу все начать сначала и так, как положено.

Он достал из кармана деформированный от пули кулон и, чуть замявшись, продолжил:

– Мое сердце в твоих руках. Этот кулон спас меня от пули. А ты спасла меня от самого себя. Саманта, выходи за меня замуж! – Не отрываясь, он смотрел на нее. Затаив дыхание, ждал ответа. И боялся услышать – нет.

Саманта подошла к графу, убрала с его лба упавшую непослушную прядь волос и со слезами на глазах сказала:

– Я думала, ты никогда не сделаешь мне предложение. Ведь я уже давно твоя жена.

– Я хочу быть для тебя настоящим мужем. Моя жизнь не имеет смысла без тебя. Приму любое твое решение.

– Неужели ты не видишь, что и моя жизнь не имеет смысла без тебя? Глупенький мой. Я думала, что тебя потеряла. Страх остаться одной, без тебя в этой жизни невыносим.

И предъявляя на него свои права, Саманта взяла его за лацканы пиджака и притянула к себе:

– Я люблю тебя!

Улыбка счастья озарила лица молодых.

– Ты согласна? – не веря своему счастью, уточнил граф.

– Конечно, согласна. И если я когда-то скажу обратное, не вздумай меня отпускать.

Алекс прижал к себе жену, но рана на груди дала о себе знать, и он сморщился от боли.

– Прости, – поспешила отодвинуться Саманта.

Но Алекс не разжал своих рук и, уже улыбаясь от счастья, продолжил:

– Не отпущу! Ты сама просила. А в том, что с тобой опасно иметь дело, я лишний раз убедился.

Более не сдерживая себя, он целовал свою жену, которая только что стала его невестой.

Р.S.

– А ты бы все равно не уехала.

– Это почему же?

– Я тебя не отпустил бы.

– Это не повод.

– Потому что ты уже, надеюсь, беременна.

– Ах, ты негодник. Это ты тоже специально спланировал?

– Я надеялся. Цеплялся за любой повод и предлог.

– Дурачок. А просто сказать «люблю» не пробовал?

– Так просто?

– Все гениальное просто.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Р.S.
  • Teleserial Book