Читать онлайн Перепутанное свидание бесплатно

Агата Лав
Перепутанное свидание

Глава 1

Вы когда-нибудь путали день и приходили на чужое свидание? Причем не простое, а назначенное через сайт знакомств на одну ночь. Нет? А я познакомилась с Андреем именно так. Он пришел на встречу с незнакомкой после недолгой и горячей переписки, в которой я бы постеснялась каждого второго слова. А каждое пятое пришлось бы уточнять у более опытной подруги, попутно краснея.

Незнакомка хотела грубого и жесткого секса, чтобы с наручниками и грязными словечками над ухом, чтобы силой зажал в углу и поимел ее как вещь. Андрей согласился, но нашел в условленном месте меня. Ни разу не расположенную к соитию на первом свидании, не понимающую его странные намеки и загадочные улыбки. 

Как так получилось? 

Очень просто! Тот день не задался с утра!


Я смотрю в заметки и вижу фигу. 

Вернее, прекрасный пример своей ужасной рассеянности. Я привезла заказчику чужой букет. Сама не могу понять, как так вышло, но мое искреннее замешательство никак не помогает разрулить ситуацию. Мужчина напротив наливается пунцовым раздражением и дышит нецензурными выражениями, которые пока держит при себе.

Но я их все равно чувствую.

Краснею.

— Простите, — произношу с виноватым видом. — Я сейчас всё исправлю. Я вернусь через двадцать минут.

Резко разворачиваюсь и бегу к фургону, который еле втиснула между двумя седанами. Я возвращаюсь в магазин, в котором работаю курьером, и хмурюсь Ленке в красивом нежно-розовом фартуке. Мы сдружились в цветочной лавке, куда она устроилась продавцом раньше меня и поэтому помогала мне советами. Она легкая в общении и любит посплетничать, но делает это столь обаятельно и весело, что невозможно удержаться. 

— Тебе нужен отпуск, дорогая, — протягивает она, собирая каштановые волосы в высокий хвост. 

— Мне нужна другая жизнь, — отшучиваюсь и меняю букеты местами. — Желательно со своей квартирой, а не съемной.

Я возвращаю розы обратно в галерею, а хризантемы беру с собой.

— Я могу занять немного…

— Не надо, Лен, у тебя своих проблем. У меня еще есть время, что-нибудь придумаю. 

— А где твой список заказов на сегодня?

— Зачем тебе?

Но Лена уже решительным шагом направляется ко мне и протягивает руки.

— Буду контролировать, — говорит она очень даже контролирующим тоном. — Чтобы ты не потеряла работу, пока решаешь свои проблемы.

— Ого, — мне даже становится смешно. — Так я под надзором?

— Под чутким руководством, — Ленка решительно кивает и встряхивает ладонью, ожидая увидеть мой список. — Тай, давай. Ты гордая там, где не надо.

— А ты упрямая, — шумно выдыхаю, но список даю.

У меня не получается сохранить серьезный тон, когда бровь Лены ползет наверх. Я смеюсь, а она кривится с нагловатой улыбкой, передразнивая меня. Мне чертовски повезло с ней, как представлю, что на ее месте могла быть хмурая стерва или какая-нибудь скандалистка, так вздрагиваю.

— Что это? — смотрю в свой блокнотик со списком, который получила обратно от подруги. — Лена?

У меня даже голос меняется. Появляются нервные и легкие панические нотки. И неудивительно, потому что ленкиной рукой внизу подписано “Свидание твоей мечты. 20.00. В “Акварели”, будет ждать у стойки информации” 

Когда она успела столько накорябать?

И еще стрелочку игривую пририсовала. 

— Помнишь, мы разговаривали о твоих прошлых отношениях?

— О, господи, Лена! Я уже сто раз пожалела, что рассказала тебе…

— Они сильно прошлые, Тайка. Привыкнешь одна ночевать, а потом еще второго кота заведешь и всё, пиши пропало!

— Я пока даже первого не завела.

— Успокаивай себя, — она сострадательно хлопает меня по плечу правой рукой.

Той самой, на которой поблескивает кольцо замужней женщины.

У меня такого нет и никогда не было. Но и кота нет! 

— Парень симпатичный, хороший, — она использует мое замешательство и начинает тут же сватать. — Увидишь его, и спасибо мне скажешь.

— Всё, стоп! Меня заказчик ждет! Я ушла…

— Парень тоже будет ждать.

— Нет, я еще ни на что не согласилась.

Я начинаю пятиться от нее и попутно качать головой, но куда там.

— Нельзя хорошими парнями раскидываться. Ведь будет маяться там, как дурак, если не придешь. 

— Позвони ему и скажи, что я заболела.

— У меня телефон заблокирован… Нет, украли его, вместе со всеми контактами.

— Я тебя ненавижу.

— А свидетельницей позовешь? — она подмигивает мне. — Тая, там порог, сейчас же рухнешь.

Я мысленно открещиваюсь от вечернего свидания и делаю вид, что даже не думаю о нем. Никуда не собираюсь и вообще не просила искать мне кандидатов. 

Но чем ближе час Х, тем сложнее изображать равнодушие. Предательские мысли из разряда “А вдруг правда хороший?” и “Что я теряю?” делают свое дело и, в конце концов, я дотягиваю до последнего момента и экстренно собираюсь, чтобы успеть в торговый центр.

Место отличное, к слову. И парк с красивой голубой подсветкой рядом. Очень романтично и красиво, а я так давно не прогуливалась вечерами, что даже обидно за себя. Пропадаю на работе и лишь редкие встречи с подругами, а вот так, в сексуальном платье и с обещанным симпатичным парнем под руку — давно не было. Разучилась я знакомиться или не в тех местах хожу, но беспокойство Лены за мою одинокую судьбу становится понятным и даже чуть-чуть приятным.

Главное, ей не проболтаться. А то, если с этим не выйдет, она достанет каталог дальних родственников и знакомых и начнет методично подбирать мне пару. Замучаюсь я тогда по ресторанам и паркам гулять, никаких туфель не хватит на ее азарт.

Вхожу в торговый центр и оглядываюсь по сторонам просто так. Я знаю, где находится стойка информации, но хочется оттянуть последний момент. Черт, и волнительно даже! Вдруг не понравлюсь… Или он странным окажется, или с похабными историями, или со спрятанным в карман брюк обручальным кольцом, или с тюремными татуировками, или...

Так стоп! Успокоились и быстренько поверили в судьбу. Поворачиваюсь к стойке и вижу полноватого невзрачного мужчину. Он еще и стоит так, что делает свою фигуру только хуже, сгорбившись над стойкой. Ну что за облом? И зачем я наряжалась? А Ленке явно жить надоело! 

Мужчина до сих пор меня не замечает и со скучающим видом смотрит куда-то вдаль. Во мне же крепнет желание послать его еще дальше, причем не знакомясь. И пусть говорят, что мужчина должен быть чуть красивее обезьяны, сложно переключиться, когда тебе обещали симпатичного и...

— Я опоздал, да? 

Сзади наплывает приятный мужской голос, а следом моего плеча касается горячая ладонь. Я порывисто оборачиваюсь и теряю дар речи. Как на качелях, ей-богу! Из одной стороны в другую. Этот, наоборот, слишком красив. 

Непозволительно и опасно.

— На свидания нельзя опаздывать, я знаю, — он обаятельно улыбается, сверкая янтарными искорками во взгляде. — Но я заглажу свою вину.

Он тут же опускает ладонь ниже, не разрывая телесного контакта, и обхватывает мою ладонь. Так по-мужски уверенно и крепко. Мне приходится задирать голову, чтобы смотреть на его приятное открытое лицо. Он очень высокий и спортивный, можно даже снимать для специализированного глянца и ни черта не фотошопить. И так идеален. 

На нем белая простая футболка, под которой просматривается сумасшедшая фактура из тугих мускулов, и черные джинсы. Видно, что одежда дорогая, а наручные часы и вовсе смущают мой взгляд. Черт, да я ему не пара… Никаким боком.

Я видела таких мужчин, выходящих из люксовых тачек или рядом с бизнес-центром, но никогда подумать не могла, что получу от одного из них приглашение на свидание. Успешные, самоуверенные, крутые. Они же живут в параллельной реальности, которая никак не пересекается с моей бюджетной версией. Вот ни разу. 

И откуда его знает Лена? 

— Я хочу отойти от первоначального плана, — добавляет мужчина и проводит большим пальцем по моему запястью. 

— А он был? — пытаюсь расслабленно улыбаться.

Выходит плохо.

— Ты очень красивая, — замечает он невпопад и останавливается, чтобы разглядеть меня получше. — Я думал, ты другая, а от тебя глаз не отвести, малышка.

Малышка?

Он реально сейчас это сказал?

— Малышка? — голос даже садится от удивления.

— Крошка? — он поднимает бровь и усмехается, закусив нижнюю губу. — Красотка?

— У меня есть имя вообще-то. А еще я умею давать пощечины.

— До этого мы дойдем, — и улыбается, как ни в чем не бывало. — Мне даже интересно…

Мужчина подхватывает мою ладонь и поднимает ее к своему лицу, прикладывая к щеке.

— Значит пощечины, — он кивает и прижимает мою ладонь к себе теснее. — Любопытно.

Глава 2

Я не очень понимаю, что скрывается за его загадочным «любопытно», но вопрос застревает в горле. Нужно сперва привести дыхание в порядок и перестать разглядывать его как редкий экспонат, а потом уже и нормальный разговор можно попробовать построить.

А ещё нужно экстренно забрать ладонь из его руки. Она слишком горячая и путает мысли девушки, до которой мужчина не дотрагивался долгих четыре месяца.

Именно столько прошло с моих прошлых и крайне неудачных отношений. А вот так, как незнакомец, до меня вообще никогда не дотрагивались. Не могу понять в чем дело, но нутром чувствую, что происходит что-то странное… И мужчина сбивает меня с толку с каждой секундой сильнее. Он проходит мои границы с такой легкостью, что мне даже неловко вырывать ладонь.

Как будто она принадлежит ему, а не мне.

Что за глупости, Тая?!

Очнись!

И вспомни уже о женской гордости, пожалуйста. 

— Мы потом обсудим, кому что нравится. Но насчёт пощёчин мне нужно ещё подумать.

Какой шутник.  

А смотрит вроде бы ласково, но взгляд карих глаз раскрывается как аромат духов. Есть ещё оттенок, и ещё… И там в самой глубине слышатся порочные нотки.

Сумрачные. Плохие.

Или мне мерещится на нервной почве? Я ведь провела последние месяцы, как затворница в недавательном монастыре, уж слишком меня подкосили отношения с подонком, который долго и успешно скрывал свою кобелиную натуру. Я вообще слепая и не разбираюсь в мужиках.

Вот совсем.

А теперь смущаюсь, как первокурсница, и отвожу глаза в пол. На что мужчина легонько усмехается и отпускает мои пальцы.

— Как тебя зовут? — он показывает ладонью направление и делает первый шаг. — Ты сама заговорила об имени.

— Я Тая. А ты?

— Андрей. Имя настоящее, не придумал.

Да что у него за идиотское чувство юмора?

С другой стороны, изъян же должен быть, идеальных людей не существует.

— Что за духи?

— Что…

— Шикарно пахнешь, —  он резко наклоняется и почти чиркает носом по моей шее, после чего горячо выдыхает, а я ловлю воздух губами и чувствую, как идут мурашки по коже от его внезапной близости. — Черт, да, молодец.

— Да хватит!

— Что хватит?

— Ты издеваешься? Или прикалываешься?

— Я не так себя веду? — он хмурится и собирает морщины на лбу. — Привыкла к другому?

— Да, — решительно киваю. — Ты сбиваешь меня с толку своей наглостью.

— А кого ты ждала, малышка? Маменькина сынка с манерами? Боюсь тебя расстроить, но их не отпускают на свидания с горячими девушками.

Боится он… Сильно сомневаюсь, что он вообще умеет, особенно рядом с девушками. Это я смущаюсь, как идиотка, а он расслаблен и спокоен. Маменькина сынка я ждала меньше всего, но его нагловатая ухмылочка напрашивается на утвердительный ответ. Видно, парня успели избаловать безотказные барышни и он даже не старается держаться в рамках. Или родился таким, без комплексов и ограничений, и теперь смотрит заинтересованным взглядом, в котором можно прочитать удивление.

Да, удивление! С ума сойти. На его взгляд, это я веду себя странно!

— Стоп… А куда мы идем?

Я запоздало понимаю, что мы миновали эскалатор и шагаем к другому выходу.

— На парковку, — отвечает Андрей. — Я бросил машину там.

— Я думала, мы останемся здесь…

— А что здесь делать? Или… Нет, малышка, это плохая идея.

— Почему? Первые свидания обычно проходят именно так.

— Сразу в людном месте? Да ты оторва, — он в бесчисленный раз усмехается, а я кривлюсь на его иронию.

Мне официально не нравится его чувство юмора. Ненавижу, когда нелепые вещи произносят серьезным тоном!

— Тогда сперва скажи, куда ты собрался меня отвезти.

Хочу затормозить, но он не выпускает мою ладонь из руки, а, почувствовав малейшее сопротивление, подключает вторую и обхватывает меня за талию. Поспешно делаю шаг, понимая, что иначе он просто-напросто поднимет меня на руки.

Где Ленка только достала этого самца? И разве я хоть раз обмолвилась, что люблю напористых и дерзких? Наоборот же, я люблю воспитанных парней, а не бесцеремонные праздники мужского превосходства.

Чтоб его!

— Ты тянешь меня. Андрей.

— Я приготовил сюрприз. Зачем его портить?

— Не люблю сюрпризы от незнакомых людей.

— Но мы же знакомы, малышка. Заочно, но все же.

Опять.

— Ты перестанешь называть меня малышкой?

— Перестану, Тая. Просто мне нужно время, чтобы перестроиться. Ты совсем другая…

Он опять чуть не добавляет «малышка», но вовремя прикусывает язык. И обаятельно подмигивает мне из серии «видишь, я уловил».

— Ладно, поехали, — он стирает улыбку с жестких губ к черту и говорит серьезнее. — Мы уже столько времени потеряли впустую. А у меня большие планы на сегодняшний вечер.

Глава 3

Девчонка высший класс. Крутая, фигуристая и с пышными губками, которые делают мои мысли грязными вмиг. Им можно найти столько достойных применений, что у меня становится тесно в штанах.

В башке тоже тесно, я впервые сорвал чертов джек-пот! Не думал, что такие красотки с невинными бездонными глазками любят развлекаться с незнакомыми парнями. 

А я помню всё, что она просила сделать с собой в переписке. В деталях и картинках, которые она сама присылала. Да она вообще не знает слово “нет”! Два раза ей удалось вогнать меня, здорового мужика и пластического хирурга, в краску! Я прочитывал ее откровения и зависал, как старый комп. 

Столько сценариев и разрешений... я даже подумывал забить и не идти на встречу. Одно дело драть замужних, ищущих жарких приключений на стороне, или развратных стройняшек, и совсем другое — поехавших на сексе нимфоманок. На последнее я не подписывался. Я вообще не злопоутребляю знакомствами на специальном форуме, но иногда подбираю девчонку на одну ночь и выпускаю пар. 

Без ухаживающих прелюдий и выноса мозга поутру. Просто секс. По-честному.

А вчера в моей жизни случилось отменное дерьмо, и я подумал, да пусть. Зато не надо искать. Развлечемся и разбежимся. Любит она наручники, кожаные ошейники и сценарий “возьмите меня силой”, ну ок, как-нибудь перетерплю дамские закидоны. Я-то люблю просто жестко, без подручных средств, но могу сделать над собой усилие. 

Тем более ради такой классной девушки. Оттрахаю, как скажет, и не один раз.

Далеко не один… Уже не хочется выпускать ее из рук, наоборот, хочется запускать пальцы дальше и наглее. Под одежду. Интересно, на ней есть белье? Она писала мне, что не любит носить лишнее. Бретельки платья тоненькие, но все же… Поднимаю ладонь и провожу по синей ленте, чуть-чуть сдвигая ее в бок. 

Нет, лифчик есть. Нежно-розовый. Она издевается и специально играет в недотрогу? Все-таки подводит к любимому сценарию? 

Блядство. Вот меньше всего этого хотел. Даже ошейник научился застегивать с первой попытки, а не с десятой, лишь бы никого не брать силой. Думал, обойдёмся одними атрибутами. 

— Что? — Тая поправляет бретельку и так ловко стесняется, что даже верится. 

Сука, все-таки оно… 

“Намотай волосы на кулак и зажми мне рот” 

“Грубо!” 

“Буду сопротивляться и просить остановиться, не слушай!”

“Хочу почувствовать себя грязной шлюхой”

“Используй меня, зажми в угол и используй”

"Трахни как вещь"

Именно оно, поэтому и носик морщит, и реагирует странно. Я сразу уловил ее задумку, когда заметил у стойки в легком романтичном платьице. Хотя почти прошел мимо сперва, все-таки образ в голове был другой, но мы договаривались встретиться как раз у стойки и она написала, что будет в синем.

Так что это она. И девушка уже намекнула, что не прочь остаться в торгушке.

В туалете?

Да ну на фиг, я снял вип-зал в одном клубе неподалеку, где смотрят на любвеобильные парочки сквозь пальцы. Туда и поедем, с ее сочной фигуркой я хочу провести всю ночь. 

Зачем торопиться? Там мягкие диваны и интимная подсветка, которую можно вырубить вообще, и никто не войдет, если заплатить сверху, а под утро можно вызвать такси. Растяну ее там и грубо трахну, как она себе навыдумывала, а потом по-моему поиграем. 

В классику.

— Ты так напряжена, я заставляю тебя нервничать? — посылаю всё к черту и начинаю откровенно подыгрывать ее легенде. — Прости, меня понесло… Но ты должна была привыкнуть, что у мужиков от твоего сумасшедшего вида каша в голове. Сделай скидку.

Она неуверенно качает головой.

— Не сделаешь?

— Не привыкла, — отвечает задумчиво и поднимает глаза, чем бьет прямо под дых.

Ну такая чистая! Невинная даже…

— Значит теперь знаешь, — киваю и откидываю прядку ее мягких волос назад.— Если мужчина рядом с тобой начинает заикаться или говорить глупости, но это не тик или уровень интеллекта, это ты, малышка… Черт, да, да! Тая! Я запомнил. Теперь точно. 

— Ты очень долго запоминаешь.

— Это тоже из-за тебя, — скалюсь, замечая, что она тоже впервые робко улыбается мне. — Я выбрал для нас классное место, тебе понравится. 

Говорю и реально чувствую себя мудаком, который заманивает глупую девчонку в логово.

Глава 4

Мы направляемся к моему внедорожнику, который я припарковал в последнем ряду. Там сейчас пустынно и темно, главный поток посетителей схлынул и места для машин стоят никому не нужные. Я специально бросил тачку там, прикинув, что завертеться с горячей штучкой может стремительно. Хотя я уже года два не грешил на парковках. 

Но если малышка будет настаивать, я не против.

Мы идем по желтой линии, сворачивая к нужному сектору. Вокруг прохладный вечерний воздух и отдаленный шум торгового центра. Незнакомые люди проходят мимо с нагруженными покупками тележками и подруливают к багажникам. Но они вскоре остаются за спиной, как и стеклянные автоматические двери.

— Зачем так далеко? — Тая хмурится и неотрывно смотрит на мой внедорожник вдалеке. 

— Не знаю, — пожимаю плечами, — бросил, где бросил. Хочешь здесь подожди, я пригоню, чтобы не ходить?

Провожу взглядом по ее стройным ножкам и натыкаюсь на кремовые туфельки на высоком каблуке. В туфлях я не понимаю, а вот ножки отличные, только вот сомкнутые. А я хочу развести их и заставить обнять мой корпус, чтобы хорошенько вбиться в нее и натянуть как следует. Раз за разом, на всю длину. 

Тормози, приятель… Еще доехать надо. 

Но рядом с ней я могу думать только о сексе, и с каждой секундой сложнее.

Вспоминаю переписку и ее развратные обещания. В красках представляю, как это будет в жизни. И слышу ее сладковатый цветочный запах, который как уловил в здании, так теперь стою в пряном облаке. 

— Не нужно, — девушка замечает мой “заботливый” взгляд на ее туфли и легонько улыбается, расслабляясь. — Всё нормально.

Все-таки она путает меня. То показывает, что беспокоится и реагирует, как нормальная девушка, которую едва знакомый парень ведет в темный угол, то выдыхает и изображает спокойствие.

В постели она такая же? То цапнет, то поцелует? 

Может, все-таки ну ее? Странная она, если подумать головой, а не тем, что ниже...

Но секси! На девятку или даже десятку тянет. Пожалею, если уеду.

— Далеко ехать? — спрашивает она милым голоском, когда я подвожу ее к пассажирской двери.

— Нет, пару поворотов. Если через пять минут не будем на месте, разрешаю бить меня и звать на помощь.

— Я не… Черт, я правда произвожу впечатление трусихи?

— Да шучу я, — как бы невзначай провожу ладонью по ее оголенному плечу и замечаю, как вспыхивают яркие искорки в ее взгляде.

Хочет меня. 

По поплывшему взгляду вижу, легкое прикосновение и она едва не закусывает нижнюю губу. В последнюю секунду сдерживается, чтобы не ломать роль наивной дурочки с большими глазами, но дышит уже по-другому. Я слишком близко стою и не думаю отодвигаться. Пусть тоже помучается, вспомнит на что я согласился, а что обещал подстроить под свой вкус и удивить ее. 

Вдруг приходит шальная мысль — запустить ладонь ей под юбку и провести пальцами по трусикам. Проверить, мокрые или нужно придвинуться еще ближе, натолкнуться на нее и продавить собственным весом. Что она тогда сделает? Тут же опустится на колени, ведя влажными губами по моему телу,  или еще побьется? 

— У тебя странное чувство юмора, — Тая вырывает меня из мыслей и запрокидывает голову сильнее, чтобы разглядеть меня получше.. — Нужно время, чтобы к нему привыкнуть.

Черт, малышка, мне нужно время, чтобы привыкнуть к тебе.

К фирменным качелям.

Вот сейчас опять. У нее в глазах загорается живой чистый интерес, который совершенно не подходит к тому, что скоро между нами начнет происходить. Впрочем, это чертовски заводит… Скромница с грязными секретиками. 

— Но я отлично вожу машину, — усмехаюсь и все же чуть продавливаю ее, загоняя в салон.

Чиркаю корпусом по ее налитой упругой груди, а потом наклоняюсь, чтобы помочь с ремнем безопасности. Делаю вид, что он заедает и без мужской силы никак, а сам вожу пальцами вокруг ее тела и смотрю, как вся ее игра в неприступную девочку начинает сыпаться на глазах. Она не может спрятать, что ей самой не терпится, елозит по сиденью и небось вспоминает те же многообещающие фразочки из нашей переписки.

— Порядок, — киваю и отодвигаюсь, давая ей выдохнуть. — Потерпи еще чуть, скоро всё будет.

— Хорошо, — рассеянно кивает.

Я даже не уверен, что она расслышала мои слова, но точно уловила, что я стал дальше и вспомнила, как дышать полной грудью. Пока малышка приходит в себя, я сажусь за руль и завожу мотор. Я не приукрасил насчет пары поворотов, нам нужно вырулить с парковки и вернуться на дорогу, а там три квартала по прямой и вывеска злачного места покажется неоновой полоской.

Готов спорить, она в нем бывала. Такие девушки любят клуб “Марго”, где устроено несколько закрытых залов и проводят тематические вечеринки против нравственности, как я их называю. Я на них не хожу, но на том же форуме приглашения получал. 

— Марго, — Тая прочитывает название, когда я сворачиваю к заведению. — Ночной клуб?

— Ближе всего к торгушке.

Меня отвлекает резкий звук клаксона таксиста, которому я помешал маневром. Он наметился на то же парковочное место и почему-то решил, что я должен уступить. Правда, он быстро сникает, когда я выхожу из салона и вытягиваюсь во весь рост. Таксист решает не связываться и сваливает подальше, бросив в приоткрытое окно детское ругательство. 

Я же оборачиваюсь и вижу, что Тая вышла из машины, но идти в клуб не торопится.

Ну что еще?

— Тая? — зову ее и обаятельно скалюсь натренированной улыбкой, которую чертовски любят девушки. — Не ходишь по таким местам?

— Честно? Не хожу.

Вернулись к недотроге. Отлично.

— А сколько тебе лет? — подхожу к ней и беру за руку, но пока никуда не тяну.

Просто даю привыкнуть к своим прикосновениям и теплу рук. 

— Или это нескромный вопрос, — картинно спохватываюсь и закусываю нижнюю губу. — Если что, ты выглядишь на восемнадцать. Или даже семнадцать. Скажи какой вариант правильный, я буду его держаться.

Она смеется и вдруг накрывает мою ладонь второй рукой.

— Кажется, я начинаю привыкать к твоим шуткам. 

— И рукам. 

Она опускает лицо, красиво и убедительно смущаясь.

— Ты мне нравишься, Тая, — даже не вру, в такие моменты она совершенно очаровательна, в другой ситуации и влюбиться можно. — С первого взгляда понравилась… Меня давно никто так не цеплял. 

Она не знает, что ответить, и продолжает разглядывать полоску асфальта между нашими стопами. Я же ловлю странное настроение, которое идет от нее теплыми мягкими волнами. 

Да что за херь?!

Мы зачем сюда приехали?

— Я не очень люблю танцевать, — она просыпается и оглядывается через плечо, смотря на входную дверь клуба. — А ты?

— Чертовски. Я покажу тебе мастер-класс. На ногах не сможешь стоять.

Глава 5

У него приятное лицо и окутывающая с ног до головы энергетика хорошего парня, из-за чего от него не ждешь проблем. Ну кроме того, что не сможешь с собой совладать. Андрей безумно сексуальный и пробивает мои внутренние барьеры один за другим. Ни с одним парнем я не испытывала ничего подобного, когда с каждой секундой проникаешься к человеку сильней и сильней. Его легкие горячие прикосновения и разные обаятельные мелочи, то как он улыбается или нагловато усмехается, или ведет покатыми плечами, или сгущает взгляд… 

Господи, этих мелочей миллион!

Я совершенно не готова к такому шторму!

У меня нет подходящего опыта и я не знаю, что делать с собственными мыслями, где отыскать в организме кнопку “стоп” и перестать вспоминать, как он нежно коснулся моего плеча или нечаянно натолкнулся корпусом. 

Или не нечаянно?

Специально то есть…

Но было чертовски приятно, вот что главное. Да и четыре месяца воздержания не шутки, я самым банальным образом истосковалась по мужскому вниманию. А Андрей так щедр на красивые улыбки и комплименты, что у меня сердце иногда хочет выпрыгнуть из груди. 

А иногда замирает и я не знаю, как незаметно от его внимательного взгляда протолкнуть в легкие воздух. Поездка в одной машине далась мне сложно, я все же нервничала, оказавшись в машине незнакомца, но больше смотрела на его крепкие руки, которые сжимали кожаный руль. 

Меня подмывает вытянуть сотовый из сумочки и написать Лене “спасибо” с сотней восклицательных знаков, но все же уговариваю себя не торопиться. Вдруг еще накосячу и первая встреча станет последней. А шанс накосячить есть огромный, я не люблю ночные клубы и чувствую себя неловко в них. Я с большим удовольствием посидела бы в кафе или прогулялась где-нибудь, да просто поболтала бы на лавке в парке. 

Но Андрей старался и готовился, и мне неудобно кривить носик. Да и выглядит он, как парень, который предпочитает именно пафосные места с приглушенным светом. Я же говорю сексуальный он, даже моих знаний о мужчинах хватает, чтобы разглядеть в нем любимчика девушек. И взгляд у него переливается уверенностью, знает гад, что прекрасен, неотразим и может, что угодно делать, хоть нечаянно, хоть специально.

— Только не оставляй меня одну, —  шучу, а на самом деле ни черта.

— Ни на секунду, Тая.

Он берет меня под руку и ведет к черной двери, на которой позолоченными буквами выведено название и часы работы. Андрей пропускает меня вперед и вводит в темное помещение, которое удивляет обстановкой. Или я давненько не бывала в ночных клубах и пропустила момент, когда они стали напоминать рестораны с выключенным светом.

Музыка не гремит, а наплывает расслабляющими волнами, чувствуется запах табака и различные нотки кальянов. Повсюду разбросаны низкие диванчики темно-синего цвета, а официантки ходят в коротеньких юбочках. 

— Пойдем в отдельный зал, — предлагает Андрей, оглядываясь ко мне. — Тут дышать нечем от сигарет. Ты же не куришь?

— Нет.

Он не дает мне время ответить на предложение и утягивает в коридор, крепко сжимая мою вспотевшую ладонь.

— Я тоже не курю. Но выпиваю иногда, каюсь, — мужчина тормозит у раскрытой дверцы и указывает ладонью на проход. — Тут будет уютно, и можно выбрать музыку на свой вкус. Ты что слушаешь?

Я делаю нерешительный шаг внутрь и не поспеваю, чувствуя, как Андрей грудью наталкивается на мою спину. Он легонько подвигает меня, чтобы я не мешкала, а потом закрывает за нами дверь. 

Тут еще темнее, чем в главном зале, но глаза со временем привыкают и я различаю квадратное помещение с барной стойкой, полукруглыми диванами, образующими мягкий островок в центре комнаты, и пустующей сценой. Первая ступенька подсвечена розоватыми огоньками и кроме них света почти нет. Лишь рассеянные лучи спускаются с потолка и едва позволяют разглядеть очертания зала.

— Так что? — Андрей не останавливается ни на секунду и подводит меня к дивану. — Я закажу музыку.

— Не знаю…

Я согласилась на клуб, но эта комната сбивает меня с толку. Я пытаюсь понять, как мы пришли к столь интимной обстановке… Слишком быстро. Мы только что были в торговом центре, где кружили десятки незнакомых людей, а теперь наедине в закрытой комнате.

— Тогда я выберу, — он широко улыбается и заводит ладонь мне за спину, обжигая тягучим прикосновением.

Но он не убирает ее в следующее мгновение, как делал раньше, а поглаживает кожу, вдавливая сильные длинные пальцы в мое тело. Сминает ткань легкого платья и рисует жаркие круги, от которых вмиг пересыхает в горле.

— Расслабься, малышка. Просто расслабься.

Расслабиться?

Как, господи?!

Он так близко и вновь называет меня “малышкой”, и мне это нравится, уже нравится, только хочется поправить его ради приличия. Или чтобы не думал, что мои просьбы ничего не значат. Я беру побольше воздуха в легкие и стараюсь отвлечься от массирующих чертовски приятных прикосновений, запрокидываю голову, ища его привлекательное лицо, но Андрей опережает меня.

Мужчина вдруг ускользает в сторону, выпуская меня из рук.

— Я сейчас, — бросает он с улыбкой. — Сделаю заказ и вернусь. 

Он ныряет за дверь, но не уходит. По приглушенному разговору я понимаю, что он натолкнулся на официантку прямо за дверью. Тогда я вновь оглядываюсь по сторонам, различая новые детали. На диванах лежат бордовые подушки треугольной формы, барную зону отделяют нити стекляруса, которые спускаются с потолка и переливаются в сумраке, а стеклянный столик стоит на ножках, напоминающие женские обнаженные силуэты.

Порочная атмосфера в каждом сантиметре…

Я ощущаю ее все сильнее и угадываю, как внутри нарастает закономерный вопрос — какого черта я здесь делаю? Это ведь вообще не про меня. Какие еще клубы и сексуальные незнакомцы?! Мои первые свидания заканчивались поцелуями в щечку и обещаниями ждать звонка. Ко мне даже не приставали и не лезли с предложениями максимально ускорить знакомство и переместиться к кому-нибудь домой. Ни разу в жизни. Я давно привыкла, что произвожу на мужчин впечатление примерной девочки. А Андрей как будто не замечает, что мы совершенно разные, и делает то, что привык делать на своих первых свиданиях.

И разве мне плохо с ним?

Черт, наоборот! Мне только немного страшно, потому что я не чувствую твердую почву под ногами. И дело не в туфлях, а в моей голове. В непозволительных мыслях, которые никогда раньше не приходили ко мне столь стремительно после знакомства с новым мужчиной. Я не ошиблась, когда подумала, что Андрей так красив, что опасен. Он почти что летален, черт возьми.

Я всё понимаю, но не могу ничего поделать. И пусть внутри гуляет трезвое сомнение, что, может быть, ему нужен всего лишь секс, поэтому он так напорист и щедр на прекрасные комплименты, мне все равно не хочется уходить. Да, мне неловко, чуть-чуть боязливо, но я четко понимаю, что буду страшно жалеть, если сейчас развернусь и уйду прочь.

Мне ведь хорошо с ним. А еще безумно волнительно. 

— Я уже здесь, — он возвращается ко мне беззвучными шагами и сразу же оказывается рядом. — О, вот и музыка.

Он указывает пальцем в потолок, откуда идет мягкий звук из нескольких колонок. Музыка постепенно нарастает и наполняет комнату ритмичной клубной пульсацией. Странно, но мне нравится и я вдруг вспоминаю, что Андрей обещал мне мастер-класс по танцам.

— Сейчас принесут напитки, — добавляет он, наклоняясь к моему уху, чтобы перекрыть мелодию. — Ты голодна? Можно еще…

— Нет, — мотаю головой и случайно задеваю лбом его подбородок.

Он наклонился слишком низко, и я чувствую, как легонько чиркаю по его коже. Почему-то именно это прикосновение обжигает меня настоящим огнем и я зависаю на мгновение, а потом слышу мужской расслабленный смех. Андрей не тушуется и кладет ладонь мне на лицо, проводя пальцами по лбу. 

 — Я не поранил тебя? — по его улыбке слышно, что он знает, что нет. — Или ты не хрупкая девушка?

— Не хрупкая, — возвращаю ему его улыбку и отклоняюсь назад, выбираясь из-под горячих сильных пальцев. — Но немного неуклюжая.

— Уверен, ты себя недооцениваешь.

Андрей смотрит так пронзительно и глубоко, что у меня вновь начинаются проблемы с дыханием. Он же напротив, ничего не смущается и продолжает любоваться моими глазами, словно может разговаривать всю оставшуюся ночь именно так, без слов и лишних движений. Он стоит напротив и незаметно окутывает своей преступной крепкой как шотландский виски аурой. 

Я не знаю, как бороться.

Да и нужно ли… Он всего лишь заигрывает со мной. И показывает, что хочет меня.

— Я хочу увидеть, как ты танцуешь.

— Нет. Это ты обещал показать мне.

— Но мне нужно сперва понять, с кем я имею дело. И сколько моих уроков понадобится.

Он вообще не прячется и говорит развратным густым голосом с проявившейся хрипотцой, которая действует на меня, как разряды тока. 

— Иди сюда, — он тянет руки к моей талии, но его останавливает скрипнувшая дверь.

В зал с разрешения входят двое официантов. Девушка сразу же проходит к стеклянному столику и переставляет с подноса на него напитки. А вот парень нерешительно осматривается по сторонам, словно ищет что-то, а потом глядит на Андрея. Тот кивает ему на диван и парень идет навстречу. Когда официант приближается, я различаю в его ладонях компактный чемоданчик, который поблескивает металлическими замочками.

Глава 6

Я завороженно наблюдаю, как холодным светом переливаются хромированные вставки чемоданчика, и провожаю его взглядом. Официант опускает короб на дальний диван и молча уходит вслед за другой девушкой. Мы вновь остаемся с Андреем одни, и его новый аксессуар в комнате не волнует совершенно.

Он даже не смотрит в ту сторону.

Вместо этого он продолжает с того места, на котором мы остановились. Кладет широкую ладонь мне на талию и зажигает дьявольские огоньки в темном взгляде.

— Хочешь, я поведу? — спрашивает он, усмехаясь, а сам делает первый шаг в сторону, увлекая меня на импровизированный танцпол. — Если ты, наконец, расслабишься, то у нас всё получится. 

— Я заметила, что принесли… Что там? — указываю ладонью на диван, но Андрей прочитывает мой жест по другому.

Обхватывает мои пальцы и мягко вплетает в них свои, как будто собирается танцевать вальс или что-то классическое. Его вторая ладонь отпускает мою талию и плавно заходит за спину, стягивая ткань платья так, что я чувствую аккуратный шов. А еще я чувствую мужскую силу его прикосновений.

Правильную, дозированную и возбуждающую.

— Ты не ответил на вопрос, — уступаю ему еще один шаг в сторону и легонько покачиваюсь, словно раздумываю начать танцевать или нет.

Хотя уже не смущаюсь. Здесь темно, а он смотрит такими глазами... я даже не могу описать, но на меня никогда так не смотрели, во мне просыпается странная уверенность, что я делаю всё правильно, если он тянется ко мне и всем видом показывает, что хочет быть ближе. 

Еще ближе.

— Маленький сюрприз, — Андрей улыбается и перестает изображать старомодный танец. — Уверен, тебе понравится.

Мужчина заводит мою руку мне за спину и приближается вплотную, соприкасаясь телами. Черт, он знает, то делать… Он очень большой и массивный, как скала, которая вдруг надвигается на тебя и закрывает все вокруг. Остаются только его тугие мускулы и спокойное дыхание, которое наплывает теплыми волнами сверху. Я запрокидываю голову, чтобы видеть его лицо, и следом вытягиваю ладонь из его цепкого захвата, Андрей медлит пару секунд, не отпуская, но потом все же разжимает пальцы и подмигивает мне. 

— Положи ладони мне на плечи, — подсказывает он учительским тоном. — Так делают, когда танцуют.

О. Значит мастер-класс уже начался.

— Точно? — чуть-чуть капризничаю, но потом опускаю ладони на крепкие покатые плечи.

И вот это определенно зря. Одно дело, когда он прикасался ко мне, а теперь я чувствую его натренированные идеальные мышцы под подушечками пальцев и не могу понять, света не осталось совсем или потемнело именно перед моими глазами. Нельзя быть таким совершенным, это противозаконно и должно хоть как-то караться. Не знаю, как именно, но той же Ленке стоило предупредить меня, что меня ждет встреча, которую я запомню на всю жизнь в любом случае.

А она обошлась стандартным набором. Хороший и симпатичный. Это Андрей симпатичный? А какие парни тогда божественны? Прекрасны по-голливудским меркам? 

А, Лена?!

— Откуда ты знаешь, что мне понравится?

— А черт его знает, — Андрей легонько ведет плечами, так что под моими пальцами играют его мускулы. — Обычные догадки… Но мне кажется, я знаю, что ты любишь. Успел понять за то время, что мы знакомы. 

Мне мерещится неясный намек в его фразе, к тому же он заостряет взгляд, сообщая ускользающий от меня смысл поверх слов. 

— Впрочем, можно проверить. Зачем тянуть? — он вскидывает брови и заговорчески улыбается. — Давай начнем с коктейлей, узнаем, угадал я твой вкус или нет. 

Андрей шагает к столику и ласкает пальцами мою поясницу прежде, чем отпустить меня. Именно ласкает, это точное слово, он по-хозяйски вжимает пальцы в мое тело и ласково поглаживает, перебирая пальцами.

— Я сделал ставку на вермут, — он поднимает красивый бокал с розовым напитком и протягивает его мне. — Тягучий, сладкий и в меру крепкий.

Я принимаю коктейль из его ладони, но мешкаю, и Андрей замечает мои сомнения. Мне неловко показывать, что я не доверяю ему и во мне живет тревожная барышня, которая иногда поднимает голову и начинает вспоминать истории из криминальных сводок, но сделать глоток боязно, да я и редко выпиваю. 

Но Андрей так легко разрешает ситуацию, что я на мгновение прикрываю глаза. Он наклоняется к моему бокалу и ловит губами трубочку.

— Прости, не смог удержаться, — произносит он, пригубив. — Стоп, подожди. Тебе нельзя это пить, он вообще не крепкий, малышка.

— А ты хотел напоить меня?

— Конечно. Я-то пьян тобой и не жалуюсь.

Ох...

Я делаю небольшой глоток и киваю, ощутив приятный фруктовый вкус. Алкоголя действительно совсем чуть-чуть и он приходит последней завершающей нотой. 

— Угадал? 

— Да, вкусно. 

Я перевожу взгляд на чемоданчик, который не дает мне покоя, и думаю, что самое время проверить его сюрприз.

Глава 7

В голове сталкиваются противоположные посылы. 

Я хочу ее до блядского тумана перед глазами и в то же время не хочу торопиться. Ловлю каждую секунду с ней наедине, как изголодавшийся пацан, и пялюсь на ее сочную фигурку. Малышка шикарна, другого слова не подобрать, и нежный голосок, которым она произносит обаятельные фразочки, лучше всего. Я давно не видел таких девушек, да и где… Я работаю сутками и не привык тратить редкое свободное время на нормальные свидания, мне все равно сейчас не до отношений, а приличные девушки выставляют дикий ценник на секс. И дело не в деньгах, дело во времени. В проклятых трех свиданиях, а то и больше. 

Поэтому я привык видеть в своих руках совсем другой типаж. Слишком доступных и с зовущим взглядом, в котором нет ни малейшей загадки. А Тая… Бля, да она уже залезла мне в душу своими большими глазами со смешинками! Я то тону в них, то представляю, как они затянутся грязной поволокой, когда я насажу ее на свой член и жестко трахну.

Все-таки я хочу испортить ее. Она слишком чистая и дико смотрится в полутемном вип-зале, на диванах которых происходило столько всего, что даже я стараюсь не задумываться.

Именно между этих двух огней меня и шатает. То любуюсь ею, то вспоминаю, что мы вообще-то играем заранее выбранные роли и подходим к грубому сексу. И она первой намекает, что пора заканчивать с прелюдией и переходить к делу.

Девушка смотрит на чемодан, который набит фетишиской дрянью из ее списка. Я впервые заказывал доставку из секс-шопа и копался в БДСМ-разделе сайта для взрослых. Хорошо, что она кинула мне ссылки на нужные покупки, иначе бы я плюнул на эту херню на второй секунде и не увидел бы Таю собственными глазами. 

А сейчас смотрю на нее, и в голове не укладывается, как она рассматривает ошейники с шипами и кожаные плетки с резными рукоятками. Подбирает на свой извращенный вкус и отсылает незнакомцу, чтобы он хорошенько обработал ее при встрече. Эта картинка совершенно не состыкуется с ее милой внешностью, к которой скорее подходит ванильный латте и романтичные комедии под общим одеялом.

Но самое главное, я до сих пор не понимаю, в чем прикол. Зачем вообще все эти ебанутые приспособления? Для каких импотентов? Я голыми руками могу оттрахать так, что она себя забудет и будет дрожать и вздрагивать без всяких пощечин. 

— Так что? — девушка игриво улыбается и проводит пальцем по крышке чемодана. — Покажешь?

После чего отщелкивает замочки.

Да, пора начинать. Она практически просит прямым текстом, и я киваю с нахальной улыбкой, хотя проклятый короб не вызывает во мне ни одной приятной эмоции. Я чуть отклоняюсь в сторону и подхватываю со столика свой виски, опрокидываю его залпом, а потом возвращаюсь к Тае, заходя ей за спину. 

Черт…

Как же она пахнет, сумасшедше и пряно, стоит подойти ближе и аромат сносит напрочь. И меня сносит, я кладу ладони на ее тонкую талию и тесно прижимаю девушку к себе, заставляя ее откинуться на свою грудь. Ну не совсем на грудь, она совсем малышка и проигрывает мне сантиметров сорок в росте. Мне приходится сгибаться пополам, чтобы найти губами ее висок, влажно веду губами по горячей коже и вдруг понимаю, что практически запер ее в своем теле.

Какая же маленькая и хрупкая…

Сладкая...

Обвиваю жадными руками и вбиваю ее в свою грудную клетку, желая ощутить как можно ближе. Почти что своей… Она подрагивает в моих руках и откликается, выгибаясь навстречу, а через секунду сама поворачивает головку и ловит мой глубокий поцелуй. Да, девчонка совсем поплыла, провалившись в ту же ловушку желания, что и я. 

Толкаюсь ей в рот глубже и настырнее, и она принимает меня так сочно, что в брюках становится тесно без всяких метафор. Ее же дыхание сбивается к черту и начинает обжигать мои скулы, за которые она цепляется тоненькими пальчиками и не может решить, что делать. То попытается оттолкнуть меня, то, наоборот, притянет и раскроет рот шире, насаживаясь на мой язык со всем рвением.

— Может, нам не нужен сюрприз? — спрашиваю осторожно, чувствуя правильный момент, я завел ее так, что могу взять как захочу. — Может, потом?

— Что… нет…

Хмурится, отрываясь от моего рта. Ее взгляд начинает проясняться из-за вопросов, и я поспешно забиваю на свои условия. Впиваюсь в ее раскрасневшиеся губы, а ладонями очерчиваю косточки бра через тонкую ткань платья, не давая ей задуматься о происходящем вновь. 

Пусть, хорошо… Первый раз возьму, как она просила.

Я поднимаю ладонь и грубо зажимаю ей рот.

Глава 8

Нажимаю пальцами на пышные губки и чувствую, как она замирает. Даже перестаёт дышать, превращаясь в натянутую струну в моих крепких руках. Я чуть ослабляю хватку, хотя изначально контролировал силу, и прислушиваюсь к ней ещё секунду. Что с ней? Почему не сопротивляется? Откуда такая тишина… Словно она потерялась от шока и не может пошевелиться.

А мне чертовски нужна подсказка, во что мы теперь играем, я до последнего сомневаюсь и боюсь сделать ей больно. Перейти проклятую границу. В голове настойчивым шумом кружатся фразы из нашей недельной переписки, но сейчас, в темном вип-зале, она вдруг теряет значение. 

Я с жадностью сминаю ее в объятиях и как будто чувствую еще острее. По-настоящему. И ни хера не могу совместить грязные сообщения и ее милое личико, список секс-игрушек и тихое затравленное дыхание, которое обжигает мои пальцы.

Да блять!

В десятый раз напоминаю себе, что в моих руках девушка, которая просила жестко натянуть ее на большой член и выебать как последнюю шлюху.

Именно такими словами.

Грубо.

На грани насилия.

Чтобы слезы из глаз.

Заткни рот и трахни!

Да, да… Она так писала. Это ее фантазии, не мои.

Опускаю вторую ладонь ниже и сминаю ткань платья на животе. Она по-прежнему не отвечает на мои переходящие все границы прикосновения, но и не противится.

Ничего.

А потом меня сносит встречным потоком и становится плевать, потому что она так близко и обжигает жаром тугого сумасшедшего тела. По-хозяйски толкаю ее вперёд и, не размыкая рук, увожу нас на диван. Заставляю ее встать на него коленями и делаю то же самое, вжимая девчонку животом в спинку дивана. Она прогибается под меня и шумно выдыхает, опаляя сжатые в надёжный замок пальцы. По телу пробегает предательская дрожь, которая нехорошо удивляет меня.

Да, ты сам поплыл, приятель.

Да так, что можешь кончить прямо в штаны.

Она что-то делает со мной, я и забыл, что можно так хотеть женщину. Буквально до зубного скрежета и слепых вспышек перед глазами. Ничего не вижу и не понимаю, только надавливаю сильнее и впечатаю ее хрупкое тело в своё, чтобы напитаться ее жаром и лёгкой дрожью.

Она подрагивает, да. И неожиданно резко дёргается, словно, наконец, вспоминает слова своей роли. Вернее, жесты. Тая начинает биться, пытаясь вырваться из жесткого капкана, в который я ее загнал. И делает это с душой, толкаясь и царапаясь, так что я вмиг узнаю в ней ту буйную и поехавшую девчонку из переписки. Именно такого представления я ждал, ещё прикидывал, сколько ссадин она мне наставит и сколько раз сможет полоснули ногтями.

Ноготков кстати нет. Она чиркает по моим запястьям пальцами, но я ничего не чувствую. В ней нет и грамма необходимой силы, чтобы заставить меня хотя бы поморщиться. Тем более я успел зафиксировать ее, вдавив в диван до скрипа кожаной обивки. Ей некуда деться, и она лишь беспокойно вскидывает плечами, ища лазейку, да цепляется тонкими пальчиками с коротким маникюром за мои ладони.

-Тише, малышка, не упрямься.

Я концентрируюсь на ее дурманящем запахе, потому что борьба меня не возбуждает. Она слишком хорошо играет и это не напоминает буйную прелюдию, чтобы разогнать скорости, нет, она именно что нарывается на насилие. Бьется об меня, как об бетонную стенку, и вынуждает отклонять корпус, чтобы чуть смягчить удары.

Глупая. Будет же в синяках.

- Тише, - повторяю грубовато, потому что ей действительно стоит сбавить обороты. - Чего такая дикая? А, малышка?

Протискиваю ладонь между ее животом и диваном и собираю край платья, находя пальцами кружевное белье. О да, она мокрая… Я довольно улыбаюсь и целую с неуместной нежностью в висок, а потом запускаю ладонь под трусики. Провожу по влажным складочкам и выдыхаю с рычанием, когда она резко сводит ноги вместе и зажимает мои пальцы. Так тесно и плотно, что я закапываюсь лицом в ее плечо и тягуче веду губами по бархатистой коже.

- Сладкая, - сбиваюсь вновь и выдаю ласковую интонацию.

Но контроль послан к черту! Бля, да я хочу целовать ее и пробовать языком, хочу плавно водить ладонями по упругому телу и прижимать к себе, а не изображать насильника!

Хочу, чтобы она кончила от одних прикосновений моих пальцев.

Продолжаю удерживать лицо Таи левой рукой, а правой ласкаю ее между ног, наталкивая пальцы на самые чувствительные точки. Я знаю, как нужно, и девчонка проигрывает мне, затихает и перестаёт искать зубами мои пальцы. В конце концов, она откидывается на мою широкую грудь и жадно вбирает воздух, не зная, как ещё справиться с моей умелой лаской.

Я раскатываю ее пальцами и развратно поглаживаю. Надавливаю и массирую. Даю прочувствовать свою силу и напор, погружая в неё пальцы и толкаясь глубже. Влажно целую ее шею и плечи, собираю языком дрожь с девичьего тела, которая проступает все сильнее и вот-вот станет лавиной.

Она близко.

Да…

Убираю ладонь с ее губ и поворачиваю к себе за подбородок, чтобы поцеловать с языком. Тая тянется ко мне в пьяной истоме и приоткрывает рот, но когда наши губы соприкасаются, вдруг широко открывает глаза и прикусывает мою губу.

До крови!

- Ай!

Реально больно и я вскрикиваю!

За что тут же получаю град пощёчин и толчков. Резких, гневных, лихорадочных! Я ничего не понимаю и выставляю руки, чтобы закрыться. Даже не решаюсь перехватывать ее выпады, в ней столько лютой злости, которая искажает миловидное личико и заставляет меня отступать. 

От греха подальше. 

Она сама приходит в себя и замирает, смотря на меня беспокойным взглядом. Медленно отодвигается, скользя по гладкой обивке, и не отводит глаза от моего силуэта. Я же убираю руки от лица и выглядываю из укрытия, пытаясь понять улеглась буря или будет ещё прилив.

Повисает неуютная пауза, и я открываю рот, чтобы что-то сказать, но Тая вдруг вскакивает на ноги и спринтерским рывком кидается к дверям. 

Так я остаюсь в зале один.

Что это, мать твою, только что было?!

Ей настолько не понравилось?

Я сижу на диване и чувствую, как в рот заливается кровь из свежей раны. Цапнула она от души, прям клацнула как хищник.

Вот девка…

Дикая.

Странная.

Первая такая.

Я поднимаюсь на ноги и слышу, как коротким переливом отзывается сотовый. Достаю его из кармана и вижу сообщение от Таи, которое она кинула в личку на форуме только что.

- Прости. Я потом все объясню.

Глава 9

Пулей вылетаю в коридор и иду по памяти, тут тоже чертовски темно, да я ничего и не вижу перед собой из-за шока!

В висках стучит молотком, а пальцы шалят настолько, что я с трудом подхватываю маленькую сумочку. Слава богу, я перебросила ее через голову и не успела кинуть на диван или столик, сейчас бы осталась без денег и телефона. Мне нужно вызвать такси или позвонить кому-то… все равно как, но главное, побыстрее выбраться из ночного клуба!

Оглядываюсь через плечо и беспокойно смотрю в темноту. Кажется, не идет… Не преследует.

Урод!

Не потому что не преследует, а потому что урод! 

— Вам что-то принести? — девушка-официантка, которая заходила к нам с подносом, выныривает из-за угла и встречает меня на входе в главный зал. 

Любуюсь ее кукольным лицом с подведенными глазами и зависаю на месте, как идиотка. Она сбила меня с толку неожиданным появлением, я не могу ничего ей ответить и лишь небрежно отмахиваюсь, чтобы она ушла с дороги и дала мне уйти прочь.

— Такси, — запоздало вспоминаю и вновь поднимаю на нее глаза. — Мне нужно…

— Справа от входа всегда стоят, — она сбивает меня с толку во второй раз вкрадчивым мягким тоном, а потом еще и сострадательно кивает. — Я покажу, пойдем.

И тут я понимаю, в чем дело. На моей губе осталась кровь Андрея. Я его укусила со всем старанием, когда появилась возможность хоть чуть-чуть изувечить идеальную рожу красавчика, который умеет втираться в доверие и не вызывать никаких подозрений до поры до времени. Вообще-то ему не помешала бы парочка глубоких шрамов по скулам, чтобы девушки задумывались, когда встречали его.

Я вот не задумалась и чуть не поплатилась.

Провожу пальцами по губам, стирая свежую кровь, и отворачиваюсь от девушки, потому что она смотрит на меня как на потерпевшую. Мне, конечно, пришлось вытерпеть скверные минуты, но всё не так плохо, как можно подумать по ее большим, налитым сочувствием, глазам.

— Да, спасибо, — рассеянно киваю ей и пропускаю вперед, чтобы она показала дорогу.

Я выдыхаю полной грудью, когда выхожу на улицу и оставляю нехорошее место за спиной. Тем более тут же на глаза попадается ниссан с желтой наклейкой такси. Я киваю официантке на прощание и запрыгиваю на заднее сиденье, откуда диктую водителю свой адрес.

Домой.

Забывать и приходить в себя.

А еще проклинать свою природную тупость и доверчивость, с которой уже нужно что-то делать. Мне не семнадцать все-таки, чтобы можно было списать на отсутствие опыта или розовые очки, что не успели свалиться с переносицы. 

Как можно было так вляпаться?!

Как я вообще оказалась в ночном клубе с ужасным названием? Марго! Хорошее свидание не может привести в “Марго”, еще рядом с неоновой вывеской стоило догадаться! Или рядом с его машиной, к которой он меня уверенно и, не давая время на раздумья, потащил. Какой же подонок! И ловкий же, за ручку и вперед, и вопросами сыпет, чтобы отвлекать внимание, и улыбается во всю пасть, не забывая комплименты бросать.

Одни честные глаза чего стоят!

И горячие прикосновения… Сбиваюсь на воспоминания, в которых вдруг запутываюсь. Во мне бушует закономерная злость и странный жар, который приливает к щекам и напоминает о хороших моментах.

Твою мать! О каких хороших, Тая?!

Он хотел изнасиловать тебя! Сдавил в руках, пользуясь тем, что намного сильнее , и не обращал внимание на сопротивление, вместо этого он задирал юбку и засовывал свои пальцы…

Закрываю лицо ладонями и смущаюсь от ярких картинок, что мельтешат перед глазами. Особенно от одной из них — финальной, когда я бурно кончила в его крепких руках и ответила на поцелуй в губы. Это потом я проснулась и “обласкала” его зубами, а не языком, но было же мгновение, когда я сама потянулась к нему и не знала, как дышать от накатывающего удовольствия.

Господи! Господи!

Мне нужно лечиться.

Или чаще встречаться с парнями, чтобы не бросаться в объятия идеальных незнакомцев. Не влюбляться в них за пять минут и не позволять делать, что взбредет им в голову. Черт, он же небось сразу увидел, что перед ним простушка, которая челюсть на ходу ловит, не веря, что ей вдруг достался такой самец. Красивый, накаченный и живой!

Я ненавижу себя даже больше, чем его.

А еще у меня есть пара ласковых для Лены. Так что я достаю телефон из сумочки и пишу ей в чат.

— Ты откуда его достала?

Подруга молчит всего минуту, а потом начинает набирать сообщение.

— Кого?

— Андрея!

— Какого еще Андрея?!

Глава 10

Что значит “какого еще Андрея”?!

Я смотрю на сообщение подруги и угадываю, как внутри с новой силой полыхает раздражение. Проклятый вечер не думает заканчиваться и придумывает новую возможность позлить меня. 

— Который хороший и симпатичный.

Отправляю ей ее же слова, которыми она коварно заманила меня на сегодняшнее свидание. Хотя свалить вину на другого не получается, ведь Лена не тащила меня в злачное местечко и не подталкивала в темную комнату, где нет посторонних. Сама пошла на своих ножках, а потом позволяла незнакомому парню нагло обжимать себя и водить длинными пальцами по телу. Наверное, он решил, что это “да”... Нет, ну какая я дура! С таким же успехом можно было согласиться поехать к нему, а после удивляться, что меня повалили на двуспальную кровать.

Вот нежданчик. Мужчина оказывается хочет необременительного секса от девушки, которая послушно идет за ним и улыбается на неуместные предложения для первого свидания.

Дальний угол парковки — почему нет? Ночной клуб — ок! Отдельный зал с кожаными диванами — всегда мечтала! Клади ладони на мои бедра и начинай!

Щеки краснеют вновь, буквально наливаются адским жаром и не думают потухать.

Он принял меня за шлюху?

Да?

Как противно-то. Никогда не думала, что произведу впечатление девушки, согласной на всё. Он даже не стал заморачиваться с прелюдией, жестко сдавил и заткнул рот ладонью, устав от моего глупого щебетания. И хорошо, что так, будь он понежнее и хоть на градус не такой самоуверенный, наша близость могла зайти намного дальше. Кому врать? Я могу честно признаться себе, что хотела его. Чувствовала, как внутри всё отзывается на его горячие и тягучие прикосновения, которыми он как будто игрался с моим истосковавшемся по мужской ласке телом. Завлекал и очаровывал. 

Да, я хотела большего, но не так. 

— Вы уже встретились? Подожди, но его зовут Степан.

Лена, наконец, возвращается в диалог и присылает ответ, который рождает в моей голове столько вопросов, что лучше бы она молчала. Я потерянно смотрю на смс и пытаюсь пристроить его ко всему случившемуся. 

Не выходит. Точек пересечения нет никаких.

— О чем ты вообще?! — снова злюсь. — Конечно, уже. Ты написала в 20.00, а сейчас сколько? Взгляни на часы. Я эти полтора часа на всю жизнь запомню!

— И он представился Андреем, а не Степаном, — добавляю.

— Урод! — еще вдогонку. 

В мессенджере загораются галочки, подсказывающие, что Лена прочитала мою истерику. Только она опять молчит, и я проклинаю замысловатым матом ее домашние дела или ее мужа, на которого она отвлекается. Правда, проходит всего секунд десять, как телефон в моей руке начинает вибрировать. Лена плюнула на переписку и решила позвонить.

— Да, — устало выдыхаю, выплеснув весь эмоциональный запал на буквы.

Я протягиваю таксисту купюру без сдачи и выхожу из машины. С искренней радостью смотрю на родную новостройку, в которой снимаю студию, и иду к двери подъезда.

— Ты была на свидании? — голос подруги звучит растерянным и одновременно взволнованным. — На том, которое я устроила?

— У меня нет другого, ты же знаешь, я на сайтах знакомств не сижу.

— Но, Таечка, я договорилась со Степаном на завтра. Я написала тебе в блокноте. 

Что? Как? 

Стоп.

— Как завтра? 

— У тебя завтра выходной, и я решила так будет лучше… Но ты была на свидании? Сейчас? Я правильно поняла?

— Подожди, — сворачиваю на лестничную площадку, чтобы не потерять сеть в лифте, и лезу в сумочку. — Не понимаю, какое завтра…

Я вырвала листок из блокнота и взяла его с собой на всякий случай. В сумочке кроме него только малюсенький кошелек, который я купила специально для ее крошечных габаритов, пудреница и ключи. Я выуживаю листок и раскрываю, после вглядываюсь в почерк Лены и прочитываю вслух.

— Свидание твоей мечты. 20.00. В “Акварели”, будет ждать у стойки информации.

— Верно. Где там слово сегодня? 

— А когда?

Черт!

Я понимаю, где ошиблась, и наваливаюсь на стенку, зажмуриваясь от бессилия. Нет, я всегда знала, что могу талантливо тупить и в упор не видеть очевидные вещи, но чтобы вот так...  Ведь я даже заметила стрелочку, которую пририсовала Ленка, но так запаниковала из-за неожиданного свидания, что приняла ее за глупое художество.

— А стрелка для кого? — осведомляется Лена.

Это значит завтра. Мы так обозначаем завтрашнюю доставку в цветочной лавке.

— Я сейчас приеду и ты мне расскажешь, кто такой Андрей, — добавляет подруга после минуты моего потрясенного молчания. — И почему он урод.

Глава 11

Лена приезжает через полчаса, вооружившись бутылкой красного полусладкого и жгучим любопытством. Она по-хозяйски проходит на кухню и достает бокалы, подруга прекрасно знает, где они стоят, как и то, что в моем холодильнике нормальную закуску не найти. Поэтому она прихватила оливки, которые через мгновение перекочевывают в прозрачную тарелочку.

Она ставит ее на барную стойку и смотрит на меня как строгий учитель. 

— Чего молчишь? — произносит она удивленно. — Сколько мне ждать подробностей?

— Я перепутала день, — устало выдыхаю и забираюсь на высокий стул, а потом смотрю, как Ленка наполняет бокалы. — Свидание то есть.

— Ты познакомилась с другим парнем?

Ох, если бы познакомилась… Пока Лена ехала ко мне, я припомнила много деталей и пришла к выводу, что Андрей принял меня за другую девушку. Он тоже пришел на свидание и поэтому так уверенно принялся за дело и повел в “Марго”. Небось, и зал заранее забронировал, чтобы ничего не сорвалось, и тот чемоданчик со стальными заклепками приволок. Сюрприз он приготовил… Теперь я понимаю, что могла бы упасть в обморок, только приоткрыв крышку. Как хорошо, что мы не дошли до его сюрприза! Не хочу даже гадать, что извращенцы хранят в металлических боксах, которые таскают на свидания на одну ночь.

— Может, там гонорар был, — подшучивает подруга, когда я заканчиваю рассказ о том, как провела сегодняшний вечер и как убегала из ночного клуба, сверкая пятками. — Стянутые пачки банкнот, как в фильмах.

— Проститутки столько зарабатывают?

— Если нам с тобой не попадались щедрые мужчины, это не значит, что их нет, — она подшучивает и делает глоток терпкого вина.

Я же молчу и пытаюсь выкинуть из головы поблескивающий замочками чемоданчик. Не дай бог еще приснится! Будет хищно клацать крышкой и подвигаться ко мне всё ближе и ближе… Бррр!

— Андрей, — задумчиво произносит Лена, возвращая меня в комнату. — Значит, ты кончила?

— Господи, Лена! А больше тебя ничего не заинтересовало?!

— Меня заинтересовал парень. Одними пальцами… Талант, — она подмигивает мне и заставляет краснеть сильнее, чем в такси.

Впрочем, я сама виновата. Я поймала себя на мысли, что в моей голове история получалась более драматичной и оскорбительной, чем то, что выходило вслух. Я описала Ленке Андрея, схватив ее мечтательный взгляд, который сразу же заиграл порочным огоньком, а потом зачем-то повторила все его красивые комплименты. И подруга так игриво заулыбалась, что я быстро уловила, что сострадания в ней не найти. Она скорее за обломанный вечер красавчика будет переживать, чем за мои потраченные нервы.

— Свидания бывают разные, Тайка, — произносит Лена так, что я вдруг чувствую себя несмышленым ребенком. — Ты пришла знакомиться с парнем для отношений, а талантливый Андрюша явно приехал за другим.

— Да, парень ему не нужен, — глупо огрызаюсь. — Я заметила.

— Даже интересно, к кому он приехал, — Лена задумывается на мгновение и собирает морщинки на лбу. — Что там за нимфа… Подожди, он тоже не понял, что ошибочка вышла?

— Теперь мне кажется, что нет. 

— Значит, он ее не видел. Наверное, переписывались в закрытом чатике с интимными фоточками. Или даже без них, чтоб полет фантазии не прерывать.

— Лена, я смотрю тебе весело.

Она выпила всего полбокала, но есть такие люди — с рождения увеселительная доза гуляет по кровотоку, не нужен им ни алкоголь, ни другие стимуляторы. Хотя нет, вру, один стимулятор она уважает. Сексом называется.

— Блин, да будь я свободной, я бы пылкого Андрюшу не упустила. Он бы от меня убегал, а не я от него! И еще неизвестно, убежал бы!

— Такие самцы не убегают, тем более если в специальных чатиках сидят. Знаток и ценитель мне попался.

Провожу указательным пальцем по контуру бокала и пытаюсь понять, куда подевалось настроение. Ни злости, ни облегчения, ничего… Пустота какая-то, да еще с неприятным горьковатым послевкусие.

Господи, неужели это сожаление? 

— И адекват, — кивает Ленка. — Он же остановился, когда понял, что ты против? И не пошел за тобой?

— Он был ошарашен.

Эмоции улеглись, и я припоминаю его вытянутое от удивления лицо. И то, как он закрылся руками, терпя мои хлесткие удары, и даже пальцем не пошевелил, чтобы остановить меня силой. Он обжег меня ею, когда сковал в жарких объятиях и начал задирать юбку, но потом как другой человек. Включил стоп и по-мужски спокойно ждал, когда я перестану буйствовать.

Слова не сказал.

— Черт, — упираюсь лбом в стойку и едва удерживаюсь, чтобы не постучаться об нее хорошенько. — Он мне понравился, Ленка. Сильно.

Запасть на парня, от которого бежала, сломя голову, и которому нужен только секс. Причем грубый и, черт его знает, какой еще. Он может фетишист какой и любитель подвешивать девушек к потолку на специальных тросах. На этом мои познания в этой сфере заканчиваются и я не могу напугать себя, как следует, представив противную картинку из порно. Не смотрю я порно. 

Меня пугает обычное насилие. Именно из-за него я и рванула из клуба, помня, как он зажал меня в тиски тренированных стальных рук. Но сейчас я вижу другую сторону и понимаю, что Андрей не собирался бить меня или растягивать на диване под прессом своего тела. 

Принуждать. Насиловать. Нет.

Грязно поиграть и заняться сексом. Это да.

А мне хотелось секса с ним. Даже сейчас, стоит вспомнить, как футболка обтягивала его мускулы, а в низкий голос впивались хриплые интонации.

— Я больная, да? —  все-таки отрываю лоб от стойки и хочу уже стукнуть себя, но Ленка успевает просунуть под мою голову ладонь.

— Тебе нужен мужик, Тайка. Пора заканчивать с затворничеством.

Глава 12

Я уехал из клуба минут через десять, которые потратил на изучение экрана мобильного. Думал, Тая напишет еще что-нибудь, но она пропала из сети и больше не появлялась. Тогда я вышел за дверь и подозвал официантку, чтобы закрыть счет. Девушка странно на меня посмотрела, будто я оскорбил ее желанием расплатиться, и угрюмо кивнула, после чего исчезла в темноте коридора. 

Мне еще померещилось, что официантка шепнула “ублюдок” в мой адрес, когда развернулась…

Проклятый денек какой-то. 

И прокушенная дамскими зубками губа по-прежнему ноет. 

Я завожу мотор, а потом поворачиваю зеркало заднего вида, чтобы проверить свой видок. Налилось и опухло знатно, конечно, но выжить должен. Нужно только придумать отмазку для многозначительных взглядов коллег. Мне завтра в клинику ехать на дневную смену, а я хоть и начальник, но общаюсь со всеми без короны. Замучают вопросами, а медсестры заботой.

— Что? — сердито бросаю в приоткрытое пассажирское окно, рядом с которым вдруг вырастает парень с бейджиков клуба.

— Вы забыли, — он поднимает руки к груди и демонстрирует чертов чемодан.

Да блять!

Я о его существовании до конца жизни забыть хочу! Напрочь!

— Бросай, — хмыкаю парню и наклоняюсь к дверце, которую открываю. — Вот, держи.

Даю парнишке на чай и со смешанными эмоциями наблюдаю, как тот ставит металлический чемодан на пассажирское кресло. Не думал, что моя жизнь докатится до такого, что я буду кататься с секс-игрушками в выходной вечер. Мне противно, злобно, а еще становится смешно. Надо мной как будто насмехаются, испытывая природное терпение, и заодно щелкают по носу, чтобы не зазнавался. 

Вот тебе горячий вечер, Андрюша! Оригинальный и незабываемый, как заказывал. Ты же такого не ожидал? Хотел попробовать новенькое? Подоминировать… 

Пораненная губа резко дергает и я усмехаюсь, ловя себя на мысли, что сегодня отдоминировали меня. 

Впервые в жизни.

А значит мне нужен реванш.

— По всему твоему списку пройдемся, малышка, — кидаю короткий взгляд на телефон и выруливаю с парковки “Марго”. — Теперь я уловил, как ты любишь.

Меня сбила с толку ангельская внешность, но ее последний закидон с моей кровопотерей расставил все точки над i. На ласковую улыбку вестись не стоит, у нее в голове реально черт ногу сломит и не мне разбираться, что там к чему и почему коротит сумасшедшим фейерверком. Я трахнуть ее хочу, а не перевоспитать на свой вкус. Я же вариант для необременительного секса искал, а не жену или подругу, а для диких встреч Тая подходит идеально. 

Объездить только надо хорошенько и выкинуть из башки всю джентельменскую херь, которая только портит дело.

Ей это не нужно. Она хочет в кровь и в мясо. 

Ок. Не идиот, со второго раза понял.

Но самое удивительное, что я не могу отвлечься ни на что другое. Думаю о ней по кругу и запоздало понимаю, что девчонка успела залезть под самую кожу. Глубоко и прочно. Мне будет мало одного раза, да и двух тоже, я хочу провести с ней целую ночь или сутки, чтобы насытиться и закрыть все вопросы.

По всему списку, да.

Чтобы стонала и выкручивалась. 

Рвалась прочь и не знала, как дышать.

Как сегодня, когда я раскрыл ее пальцами и насадил. 

Дома я отключаюсь после контрастного душа и просыпаюсь по будильнику. Первым делом проверяю сообщения на форуме, но там по-прежнему тишина, если не считать двух приглашений от студенток. Одна предлагает заехать за ней и вместе с адресом бросает фотку обнаженной груди третьего размера, а вторая намекает на денежное вознаграждение.

Я никогда не платил за секс и не собираюсь. Так что это точно мимо, но крутая грудь тоже не вызывает особого прилива тащиться через половину города. И плевать, что меня вчера обломали с сексом и мотивация должна зашкаливать. 

Она вся утекает в другое место. Я вновь проверяю профиль Таи и смотрю на ее аватарку, роль которой выполняет кожаная плетка. Она не заходила с прошлого вечера и мне это не нравится, последнее сообщение по-прежнему горит одиноким огоньком.

“Прости. Я потом все объясню.”

И сколько будет длиться “потом”?

— Жду, — отправляю короткий ответ, хотя не собирался ничего писать и ухожу в дела.

День выходит обычным и скучным, консультации идут по расписанию и я принимаю одну пациентку за другой. Помощница записывает мои уточнения в медкарту и пытается втиснуть в нерезиновый график очередное “срочно”. Импланты, подтяжки и переделки чужих работ, которые я не люблю больше всего и берусь лишь в крайнем случае.

Мне редко попадались ошибки других хирургов, а вот на капризных и избалованных клиенток, которые просто-напросто не могут жить со своей внешностью и лепят из себя каждый месяц новый образ, я насмотрелся на сто лет вперед. Мне выносили мозг тоненьким голоском столько раз, что я ни одну женщину не приводил к себе в квартиру. Дома я отдыхаю от капризов и закидонов, очертив мелом и святой водой свой порог.

— Андрей?

Поднимаю глаза на помощницу, которая нависает над столом к концу рабочего дня и смотрит на меня внимательным взглядом.

— Мм.

— Все нормально? Ты какой-то не такой… витаешь где-то.

— Я накосячил?

— Нет, — она уверенно качает головой и сбивает темную челку на другой бок. — Но ты не улыбаешься, как бог. Тамара Владимировна даже занервничала и спросила у меня за дверью, что у тебя случилось.

И правда, что у меня случилось?

Может то, что мое “жду” до сих пор не прочитано?

— Настроение дерьмо, — небрежно отмахиваюсь и встаю с кресла. — Бывает.

— Бывает. Но у тебя впервые.

Глава 13

Смена плавно перетекает в ночную, как бывает по несколько раз в неделю. Я валюсь с ног, когда открываю дверцу внедорожника и забираюсь в салон. Пару минут тупо смотрю на лобовое стекло, а потом завожу мотор и еду домой. 

Снова душ, сон, завтрак, консультации, одна операция и вечерний обход.

Непрочитанное “жду”.

Я добавляю к нему “Не надо ничего объяснять, лучше скажи когда?” 

С тем же успехом. Тишина и игнор. И черт с ним, ухожу с головой в работу, но время от времени проверяю чат и подумываю о том, что пора завязывать. Все равно придет оповещение, когда Тая отзовется. 

Если отзовется.

А поздним вечером решаю наведаться в бар неподалеку, в котором частенько тусуется наш брат и белые воротнички ближайших бизнес-высоток. Поэтому там крутятся девушки модельной внешности, которые выглядывают перспективные отношения. А я не против отношений на одну ночь. С форумом пока связываться не хочу, лучше по старинке, глаза в глаза, не доверяя анонимным предложениям.

Иду к стойке и заказываю виски. Кивком отвечаю знакомому, с которым пересекался в ординатуре, и поворачиваю голову в другую сторону. Туда, откуда льется мелодичный женский смех с игривыми нотками. Ловлю искрящийся взгляд зеленых глаз, в которых столько порока и жарких обещаний, что я даже не смотрю на ее подруг. 

Стройная брюнетка в черном мини забрасывает ногу на ногу и с любопытством наблюдает за мной. А я не теряю время, отталкиваюсь от стойки и иду к их столику. Я привык получать зеленый свет и знаю, что природная удача с внешними данными + спортзал + правильный гардероб позволяют пробить высокомерную преграду, которой женщины частенько отгораживаются от незнакомцев. Меня спокойно подпускают ближе, а там уже опыт делает свое нехитрое дело.

— Какой коктейль самый сладкий? — нависаю над их столиком и обвожу розовое разнообразие, которое плещется в бокалах девушек. — Мне срочно нужно разбить свой виски.

Делаю последний глоток и ставлю квадратный стакан на стол, небрежно подвигая его вплотную к коктейлю брюнетки. Она легонько закусывает нижнюю губу, заметив мой красноречивый жест, а потом профессиональным взглядом сканирует бренды моей одежды. Остается довольна общим ценником и смотрит на меня шелковой лаской.

— Вы…

— Ты, — тут же мягко поправляю ее.

— Ты угадал, — она обхватывает тонкими пальцами ножку своего бокала. — Этот самый сладкий.

Терпкий и обжигающий нутро.

Я знаю этот тип. Девушек, не коктейлей. 

— Как называется? Хочу себе такой же.

— А он в единственом экземпляре, — она открыто флиртует, набивая себе цену, и постукивает пальчиками с золотыми кольцами рядом с моей ладонью, которой я облокотился на стол. — Больше не разливают.

Я усмехаюсь, смотря ей в глаза, и доволен, что выбрал именно ее. Она сразу подхватывает мою инициативу и даже неосознанно поворачивает корпус в мою сторону, отвернувшись от подруги, что сидит рядом с ней.

— Не верю, — медленно качаю головой и обхватываю бокал над пальцами девушки, легонько задевая их. — Вернее, не помню, когда в последний раз слышал “нет”.

— Я могу напомнить.

Огрызается. Хорошо. Так интереснее.

— Не слышал от бармена, — поправляю себя и оборачиваюсь через плечо, чтобы найти взглядом парня, который крутит шейкер в крепких ладонях. — Хотя он такой угрюмый… Может, поможешь? Мужчины не умеют отказывать сногсшибательным красоткам. 

Выпрямляюсь и протягиваю ей ладонь, чтобы увести прочь от подруг. За барной стойкой разговор пойдет живее и прямолинейнее, и я поглядываю на наручные часы, прикидывая сколько времени займет случайная интрижка. 

Нисколько.

В моей жизни настала полоса обломов. Брюнетка-то поднимается мне навстречу, но  следом гремит мужской бас. На кресло одной из девушек наваливается массивный мужик, впереди которого идет запах перегара.

— Сколько? — бросает он нагло и обводит ладонью притихших девушек, выбирая. — Вот ты! — тычет в соседку брюнетки. — Или ты, пупсик! — теперь в брюнетку. 

— Приятель, — выставляю руку вперед, чтобы оградить девчонку, над которой он наклонился и пару раз чуть не заехал по голове, когда махал на манер охамевшего клиента. — Ты бы…

— Да забирай свою бабу и вали! Я на твою не претендую!

Он ниже меня на голову и старше лет на пять-восемь, но габаритный и напоминает шкаф. Брит наголо и носит пиджак на размер больше, так что хер поймешь носит он с собой травмат или нет. 

— Давай я тебя заберу, — киваю ему на выход. — Пойдем поговорим. 

— О! — он вскидывает брови и выдыхает с противной оттяжкой от удивления. — Из-за шмар? Ты чего, приятель… Она тебе без этого даст.

— Ты перепутал заведение.

Кладу ладонь на его плечо и разворачиваю. Он перепугал девчат, которые обомлели и побледнели лицами при виде пьяного мужика, напоминающего боксера-тяжеловеса. И он хорошо прям закинулся, потому что вскипает моментально и выбрасывает кулак в мою сторону. Я уворачиваюсь и перехватываю его выпад, встречая ответным ударом. Рефлексы из спортивного прошлого дают о себе знать, и я смачно попадаю в его рожу, разбивая ее в кровь.

Мужик пошатывается на ногах и хватается за спинку стула. Только девушка уже встала с него от греха подальше, поэтома опора выходит хлипкая и боксер заваливается на бок вместе со стулом. Он не отрывает от меня бешеного взгляда и явно собирается продолжить, отдышавшись.

— Ты бы присел, — советую ему, встряхивая правой рукой.

У него челюсть как булыжник.

— Убью, сука!

Это он мне. Но дальше дело не идет, к нам подскакивают сразу трое парней из персонала и девушка-официантка, которая уже вооружилась пачкой льда. Она зависает между мной и боксером и беспокойно переводит взгляд с его разбитого носа на мои поцарапанные костяшки. Мне определенно досталось меньше, но ей совсем не хочется тянуться к пьяному озлобленному мужику. 

До меня же вдруг доходит, что я знаю ее. Именно она обслуживала меня с Таей в “Марго”.

Забылся называется. Развеялся. 

Охеренно...

Смотрю на официантку и понимаю, что могу через нее достать адресок своей любительницы жесткого секса с плетками. Тая ведь на чем-то уезжала из клуба… Скорее всего, на такси или на частнике, которые вечно пасутся у таких мест. Официантка должна их знать или сведет с ребятами из охраны “Марго”, а там записи камер можно посмотреть за красную купюру.

Как я раньше не догадался?

Глава 14

Мне на руку играет, что я успел показать себя хорошим парнем, который заступился за девушек в зале. Официантка растерянно смотрит на меня, но того презрения, которое читалось в ее взгляде в “Марго” больше нет.

Я забираю пачку льда из ее рук и перебрасываю раненому боксеру. А потом киваю ей в сторону и делаю шаг.

— Можно на пару слов? 

Она соглашается и оглядывается по сторонам, после чего проводит к служебной двери и уверенно толкает ее. Мы проходим всего пару шагов и останавливаемся друг против друга в узком коридоре с бордовыми стенками. 

— Что вы хотели? — она поднимает на меня внимательный взгляд.

Я замечаю, как девушка вдруг находит мою прикушенную губу и зависает на ней на добрые полминуты.

Хотя уже почти прошло, да и рана была пустяковой.

— Я узнал тебя… Давай на ты? — дожидаюсь ее разрешительного кивка и продолжаю. — В “Марго”, помнишь?

— Да, конечно. Я подрабатываю там иногда.

— Я приезжал с девушкой и снимал отдельный зал. Ты же видела ее?

— Наверное, — она ведет плечами, чувствуя себя неуютно под моим прессом.

Тогда я откидываюсь на противоположную стенку, давая ей побольше воздуха. 

— Она уехала раньше меня. Если честно, мы повздорили из-за пустяка, и я хочу найти ее. Извиниться и все дела.

— А я тут причем?

— Ты видела, как она уезжала? Или, может, подскажешь, у кого спросить из ваших?

Официантка сомневается и смотрит угрюмо, собрав морщинки на лбу.

— Вы ее ударили? — она решается и неожиданно задает прямой хлесткий вопрос.

— Что?

— У нее была кровь на лице.

— Черт, правда? … Нет, я…, — зависаю на мгновение, но потом нахожу разгадку. 

— Это моя, — показываю на губу, которая не дает ей покоя. — Я же говорю, повздорили мы. Мне нужно найти ее, для меня это очень важно.

Честнее и вкрадчивее тона я еще не выдавал. И девчонка начинает оттаивать, во всяком случае расцепила руки, что лежали на груди в глухом замке.

— Вот возьми, — тянусь к заднему карману за бумажником, чтобы достать из него купюру. — За беспокойство.

— Не надо…

— Надо. И за пачку льда, ты ведь мне хотела ее отдать, а не тому уроду? — легонько улыбаюсь и вкладываю купюру в ладонь девушки. — Помоги мне. Я больше не знаю, где искать.

Она шумно выдыхает и несколько раз переводит взгляд туда-сюда. То на чуть припухшую губу, то на мои честные глаза. 

— Она к Алику села, — официантка начинает говорить через себя, но постепенно ее молодой голосок теплеет. — Это таксист, он часто у “Марго” стоит, особенно по выходным.

— Алик.

— У него белый ниссан. Госномер не скажу, но могу поспрашивать его мобильный.

— Ты меня спасешь.

Беру в ладонь свой сотовый и прошу продиктовать ее номер, чтобы сбросить звонок. Теперь остается ждать от нее сообщения и надеяться, что она не передумает. Впрочем, я опять тогда приеду. В любом случае дожму, во мне просыпается давно забытый азарт, который разгоняет кровь не на шутку.

Я все же ее увижу.

Вновь.

Придумаю, что сказать и как получше появиться в ее жизни снова. Если она не отвечает на мои сообщения, значит есть причины, а непрошенных гостей никто не любит. Но я должен попытаться, даже если она встретит меня новыми укусами и поставленными пощечинами.

Пусть бьет и царапается.

Плевать.

Я с самого начала был согласен поиграть в ее игры. Правда, не ожидал, что так западу на малышку и что она окажется настолько в моем вкусе. Если не считать приступы безумия, конечно.

Удивительно, но это впервые срабатывает. Мысли материализуются, мать их! Я думаю о Тае и слышу, как пиликает сотовый в кармане. Приходит сообщение в чат форума, на которое я уже не надеялся.

— Ты не обижаешься? — пишет Тая, прячась за аватаркой с кожаной плеткой.

Смотрю на коротенький вопрос и слышу ее мелодичный голос с застенчивыми смешинками.

Да бля… Реально? Тело реагирует так, словно в кровь впрыснули дозу чистого кайфа.

— Нет, малышка. 

— И хочешь встретиться? Я боялась, что ты меня заблокируешь.

— Я безумно хочу встретиться! Ты раззадорила меня и пропала. Не стыдно?

— Стыдно, — буквально вижу перед собой ее красивую и обаятельную улыбку. — Стыдно так, что я позволю тебе всё. Нужно только выбрать, с чего начать…

От ее многообещающего многоточия приливает кровь.

Перед глазами начинает маячить яркая картинка, как Тая тянется ко мне, вставая на носочки, и спрашивает “Так что ты выбрал? Что хочешь?” А я запускаю ладонь в ее каштановые волосы с вьющимися кончиками и притягиваю к себе до ломоты в теле.

— А еще нужно поймать меня, — добавляет Тая в чат.

— То есть?

— А ты как думаешь? — она отвечает вопросом на вопрос и присылает подмигивающий смайл.

Я думаю о том, что согласен на любой сценарий. 

Теперь точно.

Мне охереть как нужно выбить ее из своей башки. Поставить проклятую галочку. Потому что я думаю о ней с каждым днем больше и скоро докачусь до того, что сниму другую девчонку и трахну ее, представляя Таю.

Прямо с плеткой. 

Я даже не уверен, что шучу сейчас…

В любом случае с косяками пора завязывать, лучше подыграть ей. Утром я просматривал нашу переписку и встретил пару упоминаний секса в машине. Вскользь и среди рассказов погорячее, так что я совсем забыл, но Тая явно намекала мне. 

Черт, да малышка ждала, что я еще на парковке начну активные действия. Не зря же она отыгрывала беспокойство и боязливо косилась на мой внедорожник, как наивная глупышка. На его заднем сиденье и стоило начать, дотащить до дверцы силой и запихнуть внутрь. Подогнуть под себя и нащупать трусики под юбкой, не обращая внимание на театральное сопротивление.

Вот чего она ждала от свидания.

— Я думаю, что хочу связать тебя и растянуть на заднем сиденье авто.

Пишу то, что она хочет прочитать.

— Да… И?

— Ты не сможешь ничего сделать и я трахну тебя, как захочу. Много раз трахну, пока ты не перестанешь всхлипывать и поймешь свое место. 

— Я вещь?

— Просто дырка.

По большому счету я отправляю ей ее же сообщения, которые она писала ранее.

— А если я буду царапаться?

— Не выйдет, малышка. Я сниму ремень с брюк и сделаю петлю вокруг твоих рук. Жестко стяну за спиной.

— Тогда я буду кричать.

— Ты же знаешь мой ответ.

— Кляп? Пальцы… Лучше пальцами, хочу чувствовать твою злость.

Значит хоть что-то ей понравилось в “Марго”. Я же зажал ей рот рукой.

— Ты ее почувствуешь. Я не обижен, но чертовски зол на тебя.

— Тебя никогда не обламывали?

— Нет. Ты первая.

— Значит меня нужно наказать. Очень сильно, котик.

Котик… Да хер с ним!

— А меня не насиловали. Ты тоже будешь моим первым. 

— Ты не захочешь повторить. Ты вообще пожалеешь, что связалась со мной.

— Оу… Мне уже не терпится.

— Куда? Я подъеду.

— Тише, я сейчас не могу. Я напишу тебе, когда приеду с работы.

— Завтра?

— Да, заберешь меня из дома. У нас тут темный и жуткий по вечерам квартал.

— Девушкам не стоит ходить по таким в одиночку.

— Конечно, вокруг столько извращенцев. Могут запихнуть в машину и развлекаться до утра, натягивая на всю длину. 

— Много, что может случиться.

— О, да. Обожаю сюрпризы. Правильные сюрпризы. Жду, котик.

Она набирает еще что-то, но потом выходит из сети. Словно ее отвлекли и не дали завершить беседу, как она хотела. Я же иду к своему внедорожнику и понимаю, что завтрашний день можно сразу вычеркивать из памяти. Ничего я не запомню, буду думать о предстоящей ночи с Таей и ждать от нее адреса, на который приеду пунктуальным маньяком.

Глава 15

Дело плохо.

Он мне приснился.

Андрей.

Подонок, который взял свое тупой физической силой. Засунул в меня свои пальцы и трахнул.

Длинные, крепкие пальцы с резко очерченными костяшками...

Черт! Пытаюсь разозлиться как следует и прикрепить к нему ярлык урода и последнего мудака, но ни черта не выходит. Я сбиваюсь и вспоминаю те мгновения, когда мне было хорошо с ним. Он сладко и проникновенно целовал, лаская меня языком так, как ни один мужчина до него. По телу гуляла чувственная дрожь и я откликалась, желая почувствовать его еще острее и глубже.

Да, сама…

Я помню. 

Цеплялась за него пальцами и тянулась навстречу. Я хотела его. Это честно. 

Ему стоило положить ладонь на мой живот и легонько надавить, чтобы я послушно выгнулась, как ему хочется. Утянуть на диван и продолжить также нежно целовать и раскатывать обжигающей лаской уверенного в себе мужчины, который знает как надо до мелочей. Всё бы случилось. Я бы позволила ему и впервые в жизни занялась бы сексом с парнем, которого почти не знаю.

Но он положил ладонь на мой рот. И не положил, а стянул в жестком грубом зажиме. Заткнул, как шлюху. 

И все равно добился своего. Я дрожала в его руках, проигрывая сумасшедшим ощущениям и его дикой нереальной сексуальности. 

Он настолько лучше знает, как надо?

Лучше меня?

Я люблю силу и грубость?

— Вот я нашла, — Ленка встречает меня довольной улыбкой, стоит мне перешагнуть порог цветочной лавки. — Если бы ты знала сколько всего я насмотрелась, чтобы найти ссылки.

— Что еще?

Подруга мучает меня уже второй день. Я отказалась идти на свидание со Степаном, решив, что с меня хватит знакомств с мужчинами, лучше притормозить и разобраться со странными мыслями, которые остались после свидания с Андреем.

Но Ленка скривилась, будто я ее оскорбила до глубины души отказом, и прочитала очередную нотацию на тему ужасов одиночества. Я слушала вполуха и пару раз поймала себя на мысли, что если Лена так боится остаться одной, то мне необязательно поддаваться ее паранойе.

У меня своя жизнь. И свои тараканы.

Первым пунктом идет недоверие к мужикам. Спасибо моему бывшему со стояком на каждую юбку, о чем я узнала слишком поздно. А вторым пунктом идет… Андрей и идет.

— Я прикинула, где он мог подцепить незнакомку для такого свидания, — Лена подходит ко мне вплотную и сует под нос экран своего сотового.

— Да где угодно.

— Думаешь? Я что-то не видела объявлений на столбах. Да ты и не выглядишь, как проститутка с богатой биографией. Если он спутал тебя, значит там обычная дамочка с недотрахом. 

— Господи, Лена, — устало выдыхаю и смотрю на нее с искренним удивлением, ее бы рвение и в мирное русло. — Не получилось со свахой, решила поиграть в детектива?

— В лучшую подругу, — она обижается. — Ты ходишь бледная и грустная, смотреть больно.

И убирает телефон. Отходит на шаг, возвращаясь к рабочим делам.

— Черт, я дура, — кладу ладонь ей на плечо. — Прости, я не хотела… Ты стараешься помочь, я понимаю, но мне самой нужно разобраться. 

— От тебя останется тень, пока ты разберешься.

— Я такая глупая? — улыбаюсь подруге, замечая, как оттаивает ее взгляд старшей недовольной сестры. — Показывай, что ты там нашла.

— Я просто представила, что вот мне взбрело в голову найти любовника и приключение на пятую точку в одном флаконе. Чтоб не с кем-то из своего круга, а вот так… с незнакомцем. Без имен и ограничений, — Лена подмигивает мне. — Я нашла два форума для таких знакомств. Вот главный, на нем намного больше народу и даже приложение для телефона есть. 

— Dik? — читаю название форума и смотрю подруге в глаза. — Серьезно?

— А как он должен называться? “Завтра свадьба”?

**

Dik - измененное от англ. dick - член, мудак.

Глава 16

Я нервничаю и смущаюсь, стоит начать открывать мужские профили. Лиц нет, а вот остальное представлено крупным планом. К счастью, многие ограничиваются проработанным прессом и не хвастаются сразу всем природным богатством. Вот всем-всем, без купюр.

И Андрей тусуется в таком месте? 

Он точно больной!

О чем я думаю?!

Забыть, вычеркнуть и держаться подальше даже мысленно.

И завести кота, черт с ним!

— Ладно, ты меня стесняешься, — замечает Ленка и миролюбиво улыбается. — Сама потом посмотришь.

— Не буду.

— Как хочешь, — она уловила, что лучше не давить и демонстрирует редкую для нее обходительность, прям как будто я клиент, который пожаловал за сотней роз. — Но я тебе уже кинула ссылку на приложение и учетку.

— Что?

— Я зарегистрировалась. По-другому никак, — пожимает плечами, — иначе нет доступа к фоткам. А я любопытная. Мне учетка не нужна, а тебе, если надумаешь поискать своего красавчика, пригодится.

— И как я его найду?

— По пальцам, — Ленка зажигает пошлейшую улыбку, напоминая в сотый раз, что не стоило ей рассказывать, как умело Андрей пользуется своими крепкими пальцами. — Не знаю, Тайка. Но попытка не пытка.

— Думаешь? Там же каждый второй извращенец.

— А каждый третий с кольцом, — она кивает с профессорским видом, так что не остается сомнений, что на самом деле в курсе. — Было у меня время, знакомилась… не на таких, на обычных сайтах. Мотай на ус, если настаивает на вирте, то либо женат и боится спалиться на измене, либо сексоголик. А им живая баба не нужна, слишком много затрат.

— Ты о чем?

— Сама подумай, ехать куда-то, деньги тратить. Лучше порно или вирт. Это как пищеголики, они себе утонченные блюда фрацузской кухни не готовят, а жрут фаст-фуд тоннами. Лишь бы насытиться побыстрее до следующего приступа голода.

— Так, всё! — резко отмахиваюсь. — Ты меня пугаешь.

— Жизни боишься? — Ленка непробиваемая и даже не смущается. — Если будут вопросы, звони. А сейчас у тебя заказ, как раз время подошло.

Она права, пора делами заниматься, а не о форумах больной направленности размышлять. Хотя бы на работе я перестала путать адреса и числа. Видно, стоило один раз косякнуть по-настоящему и прийти на чужое свидание, чтобы научиться внимательно смотреть в календарь. 

И я приняла большой заказ на украшение цветочными композициями юбилея. Повезло, я привезла букет на адрес и услышала обрывок разговора хозяйки с дочерью о предстоящем празднике, после чего достала каталог и попробовала себя в роли консультанта. Успешно, к счастью. Мне выписали небольшую премию и я теперь знаю, как покрыть хотя бы половину аренды квартиры. 

Но ничего. Появился первый просвет, значит и дальше разберусь.

Вот только Ленкин форум куда записать? Тоже просвет или новая жирная черная тучка?

Впервые открываю его в обеденный перерыв. Я сижу в минифургончике и допиваю горячий кофе, случается свободное время и пальцы сами тянутся к ссылкам подруги. Сердце начинает биться так, будто стоит открыть профиль, как рядом появится обладатель мощного торса собственной персоной. 

Хочу уже закрыть, не по мне это все-таки, но делаю усилие и вбиваю логин и пароль, которые прислала Ленка, в нужные поля сайта. 

Ох, она даже аватарку выбрала. Какая-то изнеженная фея с невинной улыбкой, но одна деталь рушит образ — расстегнутое платье открывает прозрачный лиф и торчащие соски под ним. 

Лена, Лена…

Мой ник — Ласточка_69. 

Перелетная что ли? 

Я вновь захожу в общий раздел и безучастно листаю мужские профили. Напитываюсь пессимизмом и убеждаюсь, что тупее затею придумать сложно. Как тут можно найти определенного мужчину? Будь даже фотки с лицами… Это сколько профилей нужно просмотреть? 

Бред.

И становится хуже. Сайт показывает, что я онлайн, и мне начинают сыпаться сообщения от мужчин.


Привет, красотка!

...

Ох, какая… Хочу себе!

...

Вечер свободен? 

...

Мур. Да, я ласковый. Как раз для такой крошки))

...

Хочешь на мой хуй?

...

Добрый день.

...

Я знал, что найду тебя здесь! Привет!

...

Поиграем, моя ласточка? 

...

Анал?


Ну нет! К черту!

Не так уж Андрей мне понравился. Ни один мужчина не стоит таких испытаний!

Глава 17

Я развожу пышные букеты один за другим, подходя к концу рабочего дня. Мне везет и не приходится крутиться туда-сюда по всему городу, заказы располагаются кучно и я никуда не опаздываю. Ни кого не проклинаю и не краснею перед клиентами. 

А ближе к вечеру приходит смс-ка от приятеля, который вызывает меня, когда ему нужен вместительный фургончик. Он занимается фотографией и платит мне пару раз в месяц, чтобы съездить в типографию на окраине города и забрать распечатанные большие экземпляры в красивых рамках. 

Я бывала в его личной студии и любовалась на стильные фотокарточки с пафосными названиями. Он делает черно-белые портреты, которые продает для интерьеров. А еще он сам всё грузит и обычно молчит всю дорогу, разглядывая один и тот же маршрут через лобовое стекло. Я зову парня про себя “Художник” и списываю его нелюдимость на творческую сложную натуру. 

— Только обратно на другой адрес, — бросает он неожиданно, когда затаскивает в салон последний бумажный пакет, перетянутый клейкой лентой красного цвета. — Я поменял студию.

Молодец.

Точно отсутствуют малейшие навыки коммуникации. Вообще-то о таком стоит сообщать сразу.

— И куда надо?

Он протягивает мне свой сотовый с отмеченной точкой на карте.

— Ого, в разных концах… В следующий раз предупреждай сразу, пожалуйста.

— Понял.

Кивает и идет к пассажирской дверце. А мне деваться некуда, иду в том же направлении, только сворачиваю к водительской. Я уже взяла деньги, да и терять постоянного клиента не хочется. Хорошая подработка, непыльная и стабильная. Проблема в том, что я приеду домой поздно. Не высплюсь и прокляну будильник завтра, когда он настойчиво попросит разлепить веки.

А я и так плохо сплю из-за истории с Андреем. А последней ночью мало того, что спала урывками, так еще отбивалась от его горячих губ, когда заснула. Пришел прямо во сне и начал целовать с языком! И ни черта я не отбивалась, если честно, очень даже наоборот.

Вот как у него так получилось?

Всего одна встреча и я думаю о нем, как ненормальная.

Стоит зазеваться, как возвращаюсь мыслями к нашей случайной перепутанной встрече.

Не могу выбросить его из головы и уже полезла на сайт для повернутых.

Попробовала то есть.

Но в любом случае от прошлой злости не остается даже тени. Я по второму кругу объясняю себе произошедшее в “Марго” и раскладываю его поступки по логическим полочкам. У Андрея был уговор с другой девушкой, с которой он познакомился с определенной горизонтальной целью, и поэтому он позволил себе то, что позволил.

Мне хочется верить в это.

И мне вдруг становится интересно, какой он в переписке на форуме? 

Не могу представить, как он пишет грязные низости и последние грубости. Нет, он другой. Такой же летальный в переписке, как в жизни. Я бы хотела попробовать… С ним да. Пусть на всем сайте останется он один и я бы тогда переступила через природную скромность и нашла, что ответить на его откровенные сообщения.

Черт…

Меня это волнует. Я представляю себя на месте той девушки и думаю о том, каково играть в грязную развратную игру с Андреем. У меня перехватывает дыхание… Я не боюсь его, потому что он тогда отпустил меня, а без страха не остается других преград. Еще чуть и я начну фантазировать в красках, представляя наши диалоги и последующие встречи, на которых он только играет в грубость, чтобы дать прочувствовать мужскую силу без остатка.

Каток желания.

Меня приятно и лениво любили, но не трахали. 

Чтобы задыхаться от страсти и обжигаться мужским животным нетерпением.

Стонать и дрожать всем телом под ним. 

Так никогда.

Каково это?

— Угу, — кивает Художник, когда вытаскивает последнюю фотографию и захлопывает дверцу авто. 

— Давай, до следующей поездки.

— Да, — снова кивает, — давай.

Я уже хочу домой и придавливаю педаль газа, радуясь, что поздний вечер щедр на пустые дороги и мигающие желтые светофоры. В свой квартал я въезжаю через полчаса и, конечно же, не нахожу нормального места для парковки. Всё уже забито до отказа и приходится делать круг, рассматривая узкие пятачки. В конце концов, я отыскиваю место у соседнего дома, где и бросаю фургон. 

Я сворачиваю с бетонной дорожки, чтобы сократить путь к своему подъезду, и иду бодрым шагом, мечтая о мягкой подушке. Сзади находит световая волна фар и я, не оборачиваясь, сторонюсь. Еще один бедолага, которого задержали на работе, а ему теперь машину хоть на детской площадке бросай.

Шум мотора остается, но шелест колес уходит. 

Так быстро? И где он там приткнулся?

С любопытством оборачиваюсь, но не успеваю сделать движение. Вдруг оказываюсь в крепких бетонных руках, которые стягивают со всех сторон разом и начинают тянуть назад. Уверенно, четко, по-хозяйски. Жестокий удар шока проходит дрожащим эхом по всему телу и я глухо вскрикиваю в широкую мужскую ладонь.

Ни звука.

Он цепко держит меня и дотаскивает до дверцы большого внедорожника. Он оставил ее раскрытой и я вижу кожаный салон…

Стоп!

Его пальцы на моем лице… Ослепляющей вспышкой вспоминаю прикосновение его сильных рук, а потом и машину.

Да, это он...

Андрей.

— Нельзя ходить так поздно, малышка, — произносит он над ухом, вжимая меня в свое массивное тело. — Знаешь, сколько извращенцев вокруг?

И влажно целует жесткими губами в висок, смешивая страх и полыхнувшее желание в неразрешимый коктейль.

— Мне придется наказать тебя, чтобы ты выучила урок. И я не хочу слышать ни звука. Ляжешь, как послушная девочка, и будешь ждать, когда я закончу с тобой. 

Он силой толкает меня вперёд и у меня подкашиваются ноги, я теряю себя на мгновение и чувствую, как жар мужского массивного тела заливается под мою одежду и запускает странную пульсацию. Я пытаюсь выгнуться и чуть отстраниться, чтобы унять ее, но ничего, я в его руках и в его власти.

— Не смей, — Андрей реагирует на мои рывки. — Ничего не поможет, в этот раз я трахну тебя по-настоящему. 

Глава 18

У него прохладный, уверенный голос с возбуждающей хрипотцой, которая бьет меня током. Он говорит неправильные вещи, но выбирает безотказный тон. Властный, знающий и зовущий подчиниться. Я теряюсь в ощущениях и запутываюсь в них столь безнадежно, как в его стальных руках. А они тянут меня дальше, увлекая внутрь салона и прижимая к скользкому сиденью.

Хлопает дверца за нашими спинами. Внутри тонированной машины становится совсем темно.

Зачем я свернула с освещенной дорожки?

Зачем...

Андрей давит обжигающим катком и с легкостью растягивает меня, мне лишь удается немного вывернуться и уткнуться лбом в кожаную обивку. В нем столько рвущейся прямиком мне навстречу силы, что я чувствую себя песчинкой, которую вдруг подхватил порывистый мощный ветер. Повсюду его налитое, выточенное из камня, тело и крепкий запах, которым я дышу вместо воздуха. 

Он словно уже во мне.

А губы сминают его длинные пальцы, намного жестче, чем в прошлый раз, и мне сложно отличить сегодня от сумасшедшего вечера в “Марго”. Я столько думала о нем, вспоминая всё, что случилось между мной и Андреем, что на мгновение кажется, что я опять сплю.

Фантазирую.

Тоскую по нему.

Нет, господи, нет…

Или да?

Что со мной?

Я ведь плавлюсь под ним. 

— Молодец, — Андрей раскатывает слова на языке и делает влажной от дыхания прядку над моим ухом, — моя девочка. Моя послушная горячая девочка.

Он неожиданно убирает ладонь с моего лица.

— Андрей…

Больше ничего не успеваю, он прикладывает к моим губам и тут же проталкивает глубже гладкий шарик, который надежно закрывает мой рот. А потом стягивает ремешки на моем затылке, защелкивая их за секунду. Так ловко и умело, словно делал это сотни раз.

Во мне полыхают остатки разума и включаются здоровые рефлексы, я пытаюсь вырваться и скинуть мужчину с себя, но куда там. Я почти что лежу под ним и ощущаю, как напрягаются его мышцы и стягивают меня в безнадежном капкане с каждым моим неуверенным рывком наружу.

— Тише, тише, — подсказывает Андрей, ловя руками мои запястья. — Тебе понравится, не противься. Ты кончила в прошлый раз, помнишь? 

Снова ужасные слова, против которых бунтует каждая клеточка моего тела, но от его низкого голоса перехватывает дыхание, а в голове появляется душный сводящий с ума морок. Он затягивает разум напрочь и уводит в параллельную реальность, где плохо — это хорошо. 

А ужасно — восхитительно. 

Я слышу, как звонко щелкает застежка мужского ремня, и отворачиваюсь, чтобы спрятать лицо в сиденье. Не хочу, чтобы он видел мои реакции, потому что я им больше не доверяю. Я не понимаю, что чувствую, но не могу пошевелиться. Андрей стягивает мои руки ремнем за спиной и разгибается, мужские ладони по-хозяйски обхватывают меня за ягодицы и тянут на себя.

Он подстраивает меня, наталкивая на свою ширинку. Я угадываю сквозь джинсовую ткань платья металлическую пуговицу и жесткую полоску, которая пошло топорщится. 

— У меня встал. На тебя, малышка. На твою узкую тесную дырочку.

Зажмуриваюсь и свожу ноги вместе, словно это может помочь. 

Нет, делает хуже!

От резкого движения ткань белья перетягивается и мне кажется, что он уже дотрагивается до меня, лаская между ног. Я со стоном выдыхаю в кляп и веду подбородком по кожаной сидушке, не зная, как еще сбросить нарастающее напряжение. Внизу живота скручивается мучительная пружина, а отголоски мыслей, что я плохая и пропащая, если возбуждаюсь от насилия, нисколько не помогают, наоборот, разгоняют скорости и повышают блядский градус порочности.

— Ты опять ерзаешь, — он нагло усмехается. — Так хочешь на мой член?

У меня нет ответа.

У моего тела есть.

— Натолкнись сама, — Андрей ослабляет хватку и переносит ладони на поясницу, задирая юбку. — Попробуй, малышка.

Мотаю головой. Ищу воздух, хоть каплю…

Его сильные пальцы на моем теле, уверенно ходят по обнаженной наэлектризованной коже и массируют, сминая и оставляя горячие ноющие отметины. Андрей переносит их ниже и стаскивает с меня трусики хищным рывком, шумно выдыхает сквозь зубы и запускает ладонь между ног. Без примерок раскрывает меня и большим пальцем нащупывает вход.

— Какая мокрая, — хрипло произносит он, — уже готова… 

Он надавливает большим пальцем сильнее, проникая в меня, и следом замирает. 

— Хочешь, да? Давай, малышка, я здесь, натолкнись сама.

Нет. Нет.

Как в болото, отказы проваливаются в него и исчезают. А его дикий жар остается, как и дрожь и сводящая низ живота тяжесть.

Безумие.

— Хорошо, я помогу тебе, — Андрей убирает ладонь. — Испорчу мою скромную девочку.

Трещит молния ширинки.

Потом упаковка защиты.

Как в тумане.

Он.. Он…

Сейчас.

Входит в меня таранящим толчком, растягивая до болезненного предела. У него слишком большой для меня и я проскальзываю по скрипящему сиденью, чтобы ослабить ощущения, но мужчина не отпускает. Наоборот, Андрей грубо взвинчивает темп и впивается обеими ладонями в мою задницу, наталкивая на себя раз за разом.

С рычанием и перекрученными выдохами.

Он имеет меня.

Как вещь.

Последнюю шлюху.

Жестко трахает, заставляя принимать себя, как он хочет, и ударяет об мощные бедра, которые я чувствую сзади. Чувствую его большой толстый член, он врывается в меня на всю длину снова и снова. Я привыкаю к его размеру, но не к животной механике. Я по-настоящему задыхаюсь и схожу с ума, выворачиваясь тесными жгутами, стягиваю узел на запястьях до боли, потому что безотчетно рвусь куда-то.

К разрядке.

Мне нужно… Нужно! 

Я больше не могу...

Она накрывает меня жестоким штормом. Прокатывается по всему телу, оглушая, и распадается на миллион отголосков, что разлетаются по чувствительным точкам и бьются сладким током.

Да, господи, так никогда.

Даже близко…

Даже...

Андрей судорожно отстраняется и кончает, навалившись на спинку сиденья. Меня же не отпускает лихорадочная пульсация, и я с трудом улавливаю, что происходит вокруг. Не хочу возвращаться… Лишь слышу его тяжелое загнанное дыхание, а потом грязные словечки полушепотом. Он смачно выплевывает мат, приходя в себя после оргазма, и вновь тянется ко мне.

Аккуратно обхватывает за талию и поворачивает, помогая лечь на сиденье в нормальной человеческой позе. Андрей нависает надо мной, заглядывая в глаза с тихой улыбкой, и отбрасывает мокрые от пота прядки от лица.

— Теперь так? Ты так хотела, малышка?

Глава 19

Она не слышит меня. У нее поплывший от удовольствия взгляд, который отлично отвечает на мой вопрос.

Да, так она и хотела. Жестко, грубо и внезапно.

Я, наконец, не протупил и правильно прочитал ее сообщения. Мы успели обговорить только день и примерное время — вечером после работы, а потом Тая вновь пропала из сети, забыв о своем обещании дать точный адрес. Когда стало попахивать очередным обломом, я сперва разозлился, едва не разбив подвернувшийся под руку телик, но выдохнул. Открыл чат с ней за последний день. Прошелся по ее фразам и со второй попытки перевел их на человеческий язык.

На мужской.

Значит меня нужно наказать. Очень сильно, котик.

Трахни. Грубо.

А меня не насиловали. Ты тоже будешь моим первым. 

Реально грубо. Тебе можно.

Да, заберешь меня из дома. У нас тут темный и жуткий по вечерам квартал. 

Приезжай ко мне. Буду в темном переулке.

Конечно, вокруг столько извращенцев. Могут запихнуть в машину и развлекаться до утра, натягивая на всю длину. 

Можем развлекаться до утра. Но тебе придется потрудиться. И когда я говорю “грубо”, я не шучу! Запомни уже, я хочу изврат! 

Обожаю сюрпризы. Правильные сюрпризы. Жду, котик.

Адрес ищи сам. Удиви.

Я нашел адрес через таксиста Алика, телефон которого мне скинула официантка еще днем. Я, как пацан, сорвался к дому Таи в обеденный перерыв, просто осмотрелся по сторонам, прикинул на местности что к чему. Заодно почувствовал себя самым настоящим извращенцем.

Но с этим решил разбираться после. Вот трахну малышку от души и буду искать путь исцеления, а пока рано. 

Во второй раз тоже приехал рано. Проторчал в машине почти два часа, выучив до миллисекунд с какой периодичностью мигает фонарный столб над дверью ее подъезда. Задолбался так, что начали закрадываться предательские мысли, что секс сильно и незаслуженно переоценивают и вообще пошло оно всё, но стоило малышке появиться на горизонте, как они испарились вмиг.

Она перечеркнула их все.

Тая вынырнула с другой стороны и я чуть не проглядел ее, хорошо что она прошлась под нормальным не мигающим фонарем и дала заприметить себя. А следом свернула в кромешную темноту.

Всё, как договаривались в переписке.

И теперь она лежит подо мной, часто дышит и смотрит мутным взглядом, пытаясь, наконец, сфокусировать его на моем лице. Я сам только пришел в себя, охерев от того, как тесно в малышке. Смотрю на нее сверху вниз и стоит задержаться на пышных губках, которые плотно обхватывают розовый шарик…

Да бля!

Меня как будто держали на голодном пайке вечность! Сшибает напрочь!

Только кляп лишний. Я хочу засунуть ей в рот свой язык и вспомнить какая она на вкус. Я помню, как сладко она целовала в клубе. И как распутно. У нее очень умелый ласковый язычок, которому лишь нужно помочь найти направление. Ниже и ниже. Я хочу, чтобы она влажно спустилась им по моему телу и точно также старательно обхватила... и заглотила… пробуя уже меня на вкус…

У меня снова встает. 

Она была права насчет до утра. Нужно только перепарковаться, найдя место поукромнее. Впрочем, я знаю, куда можно отъехать, не зря же крутился здесь днем.

— Я еще вернусь, — произношу, обводя пальцами ее подбородок, на что она неуверенно качает головой. — Я быстро, не бойся, ты не успеешь соскучиться.

Тая запрокидывает голову, и я подвигаю ее ближе к спинке кожаного сиденья. Пару секунд думаю насчет ремня на ее запястьях, но она хотела грубо. И она бурно кончила, когда я трахал ее со связанными руками.

Пусть.

Застегиваю джинсы и, не выходя из авто, перебираюсь в водительское кресло. Завожу мотор и сворачиваю в первую же арку, которая выводит к задней стороне дома. Я приметил там поворот на недостроенную дорогу, что приглашает в глухой тупик. Самое оно сейчас, так что я вырубаю фары и еще раз выкручиваю руль. На минимальной скорости, чтобы не схватить яму в темноте, доезжаю до бетонного блока и останавливаюсь.

— Приехали.

Я оборачиваюсь и замечаю, что Тая решила подняться. Девушка забилась в угол, подобрав под себя ноги, и смотрит на меня настороженным взглядом. Я подвисаю, пытаясь понять, что теперь, но она делает движение первой. Поворачивает корпус и показывает мне руки, стянутые за спиной.

— Снять? — спрашиваю, хмурясь.

Она кивает.

Это тест?

— Точно? Я же сниму…

Тая изгибается сильнее и подставляет запястья под слабый огонек панели, который отливает синеватым оттенком. Но его оказывается достаточно, чтобы разглядеть то, что я не заметил раньше. На ее нежной коже появились красные отметины от жесткого мужского ремня.

Идиот!

— Черт, прости, — резко тянусь к ней, вклиниваясь между двумя передними креслами. — Я перетянул, да? Больно?

Тая издает неопределенный звук и я останавливаюсь. В такой позе я скорей наставлю ей новых ссадин, чем справлюсь с проклятым узлом.

— Сейчас, малышка, — чертыхаюсь и открываю водительскую дверцу. 

Лампочка под потолком загорается автоматом и, когда я возвращаюсь на заднее сиденье, на ситуацию можно любоваться во всей красе. Тем более у меня прояснилось в башке, мысли перетекли из штанов повыше и я вспоминаю, что вообще-то умею думать башкой, а не членом. 

Смотрится дело скверно. 

Вот вообще плохо.

Девчонка со связанными руками и кляпом во рту жмётся к кожаной спинке и отворачивается от меня, пряча лицо. Ее платье измялось и больше напоминает бесформенную футболку, а кружевные трусики спущены до колен.

Со стороны это реально выглядит, как изнасилование.

Блять...

А если бы нас увидели?

Или она бы решила меня подставить, срубив бабла с идиота с неконтролируемым стояком?

Но всё отходит на второй план, когда я обхватываю полоску ремня и аккуратно вытаскиваю из жесткого захвата ее левую ладонь. Тая легонько вздрагивает, справляясь с неприятными ощущениями, а я вижу, что ссадины все же останутся. Я определенно перестарался, когда затягивал ремень в два слоя на тоненьких запястьях. 

Она хотела грубо и жестко, да? Я чуть надавил, и она уже в синяках.

— Я осторожно, — ловлю ее вторую руку, которую она уже тянет к груди, — у меня лучше получится.

Прижимаюсь к ней и обнимаю со спины, чтобы ей не приходилось больше заводить руки назад. Смотрю на наши пальцы поверх ее макушки и распускаю последний узел, высвобождая правое запястье девушки из тугого захвата ремня. Малышка затихает и смотрит строго вниз, так что мне приходится наклоняться и заглядывать ей в лицо, чтобы понять, что с ней.

— Я реально первый? — спрашиваю и переношу ладони на ее затылок, чтобы расстегнуть замок кляпа. — По-другому представляла? 

Вытаскиваю розовый шарик из ее рта и отбрасываю прочь. Мне не нравится, что она такая тихая — очень напоминает шоковое затишье перед буйным штормом, который я пытаюсь уловить на подступах, а еще лучше удержать. 

— У тебя есть вода? — она неожиданно произносит на выдохе.

А у меня по телу проходит разряд тока, я совсем забыл, какой у нее ласковый и приятный голос. Все из-за переписки, Тая использует в чате словечки, которые в голове звучат грубоватым тоном опытной нимфоманки. 

— Должна быть, сейчас…

Обхватываю водительское кресло и тянусь к подставке, в которую бросил минералку. Я заезжал заправляться и взял из холодильника в маркете. Пока достаю, слышу, как она шуршит платьем, и поэтому не тороплюсь разворачиваться. Если ей вдруг стал важен приличный вид, то черт с ним, пусть приводит себя в порядок.

И она умело обводит меня вокруг пальца! Тая отщелкивает дверцу и выскакивает на улицу. Я резко поворачиваюсь и вижу, как она ныряет в темноту. Правда, тут же соскальзывает вниз и, судя по глухому шуму, падает с порожка внедорожника.

У меня нет слов. 

Наше первое свидание оказывается не было чем-то странным и выходящим за рамки. Нет. С ней всегда так. В конце встречи начинается фирменный незабываемый неадекват — это, твою мать, правило, которое пора запомнить. 

Я тоже выбираюсь на улицу и обхожу машину. Иду на легкие шорохи, потому что рассеянный свет из салона гаснет, когда Тая с противным скрежетом захлопывает дверцу. 

Сообразительная. 

И дикая.

— Ушиблась? — включаю крайне миролюбивый тон, да я на самом деле беспокоюсь, шлепнулась она знатно. — Малышка? 

Улавливаю приглушенное дыхание и поворачиваю чуть в сторону от машины. Можно, конечно, достать телефон из кармана, но не хочу устраивать идиотские поиски. Сама сейчас успокоится, справившись с внезапным приступом шизофрении, и выйдет ко мне. 

— Хочешь, опять укуси меня? — бросаю в повисшую тишину и выставляю ладонь вперед.

Еще налечу на нее всем весом, не разглядев, будут новые травмы. С ней надо осторожнее.

— Не подходи ко мне!

О.

Я близко.

— Тая, чего ты испугалась? Иди сюда… Если что-то не так, просто скажи, я тебя до дома довезу или куда захочешь. 

Ее шумный выдох разрезает черный воздух где-то справа, и я поворачиваю корпус к ней. Неожиданно набредаю пальцами на ее длинные волосы. 

— Мал…

В меня летит смачный удар, который свистит над ухом и обрушивается мне в плечо. Как тупой укол! И тут же еще десяток хлестких пощечин по груди и предплечьям, которые напоминают очень неумелый корявый массаж девушки с тяжелой рукой.

— Ты повторяешься, — в конце концов, перехватываю ее ладони и прижимаю их к ее же телу. — Или ты всех парней так благодаришь за оргазм?

— Нет, только тебя!

— Значит я особенный?

— Ты мудак! 

— Но хоть особенный? 

Машинально пригибаюсь, угадав, что она сейчас сотворит чудо и все же вырвется.

— Отпусти меня! Сейчас же!

— Сперва скажи, что на этот раз не так?

— Ты трахнул меня!

— Да, я старался, — киваю и притягиваю ее к себе, чтобы держать покрепче. — Тебе нравится бить меня? Просто так, без причины? 

— Отпусти…

Упрямо выставляет локти, но сопротивляется без прежнего азарта, оказавшись в моих руках.

— Ты же хотела силой. Вот, пожалуйста, я намного сильнее и могу делать с тобой, что хочу. Даже крепко обнимать на заброшенном пустыре. 

— Андрей…

— И поцеловать могу.

Тянусь к ней, ожидая встретить податливые пухлые губки, но Тая продолжает упрямиться.

— Я не укушу, а откушу твой язык к черту! 

Глава 20

Дикие качели из эмоций, меня бросает от восторга к ярости и я пытаюсь выдохнуть, чтобы хоть чуть понизить градус и оглядеться по сторонам. Я не помню, как оказалась на улице… На автопилоте выскочила из машины, отойдя от первого шока, а потом запуталась в темноте. У меня ведь не было никакого плана, просто-напросто захотелось убежать подальше и не оглядываться, словно от проблемы можно отмахнуться как в детстве. 

Но от Андрея очень сложно отмахнуться, он сильный, ловкий и с длинными ногами, он нашел меня прежде, чем я пришла в себя. Взял, схватил и теперь сжимает в тесных собственнических объятиях, пока я зачем-то кричу на него. 

Зачем?

Черт… 

Я только сейчас начинаю осознавать, что происходит между нами. За короткий промежуток случилось столько всего, что мысли спутались в неразрешимый клубок и я смогла выдать лишь злость. Как первая здоровая реакция организма. Мне действительно хотелось его укусить, к пощечинам сукин сын привык и даже не чувствует толчков. Во всяком случае по спокойному тону не скажешь, что его беспокоят мои удары.

А мне они помогают. Я банально выбиваюсь из сил и неожиданно вспоминаю, что еще можно думать головой, а не только махать руками.

— Тая? — Андрей улавливает мою перемену и понижает голос. 

И когда он научился так чувствовать меня?

Когда… когда трахнул? Мне до сих пор не верится, что это случилось. И сложнее всего от воспоминаний, как слабо и недолго я сопротивлялась. 

— Откуда ты узнал мой адрес? — поднимаю лицо и ловлю его резковатые черты, которые смотрятся как густые тени в сумраке позднего вечера.

— У таксиста, который увозил тебя из “Марго”.

Устало выдыхаю и прикрываю глаза на мгновение. Узнать мой адрес оказалось легче простого.

— И ты приехал и решил подкараулить меня? 

— В точку.

— Ты нормальный?

— А что надо было делать? — в его голосе неожиданно полыхает раздражение. — Ты написала сегодня, написала, чтобы выкрал из дома и катал до утра со связанными руками. Расшифровка на чем именно “катал” нужна или припомнишь сама?

Он молниеносным рывком переносит ладони с моих плеч на мою же задницу и буквально впечатывает меня в свой пах.

— Припомнила? — приподнимает брови и смотрит с такой нахальной самоуверенностью, что я жалею, что глаза привыкли к темноте и я отлично вижу его. — Черт, Тая, хватит выносить мне мозг… Просто хватит.

Он хочет сказать еще что-то, но вместо этого смотрит мне в глаза и замирает, словно пребывает в том же тесном от сталкивающихся мыслей шоке, что и я. А потом он вновь тянется ко мне и накрывает жесткими губами мои губы. Сладко и приятно, обжигая нежностью, которая впервые просыпается в его мужских прикосновениях. Именно по ней я скучала после первого свидания, вспоминая, как он обнимал и умело ласкал меня.

— Или твой фетиш как раз в этом? — произносит Андрей, оторвавшись от меня на миллиметр. — Любишь бить парней и смотреть, как дымятся их мозги? Тебя кто-то обидел? Мстишь…

Он случайно набредает на мое больное место, о котором я разговаривала только с Леной. Даже маме не сказала ни слова правды о расставании с парнем, вместо этого придумала глупейшую историю о несовместимости характеров. Мама посмотрела на меня с плохим удивлением и попыталась напомнить, что они с отцом уже готовились к моей свадьбе, откладывали деньги и в ближайшем будущем собирались нянчить внуков. Хотя бы одного внука или внучку. Я лишь развела руками и все равно ничего не рассказала ей. Язык не повернулся признаться маме, моей идеальной и во всем успешной маме, что год ходила слепой идиоткой и верила наспех придуманным отмазкам. И что пойманный с поличным женишок начал не с извинений, а с лекции о мужской природе, которая требует разнообразия.

Его я не ударила ни разу. Побрезговала.

Но злость-то осталась. Зрела. 

Может быть, Андрей в чем-то прав?

Ведь из-за чего-то я молчу? Вот сейчас, когда отдышалась и пришла в себя, я стою перед ним и не произношу правду, о которой он никак не догадается. Он путает меня с другой девушкой, с любительницей острых ощущений и своеобразных свиданий с применением силы. А я же совсем другая… Я запутавшаяся и уставшая от одиночества, которое накрывает по вечерам глухим черным одеялом. И, черт возьми, мне легче рядом с Андреем! Да, это так. Он умеет слишком многое, чтобы я смогла выбросить его из головы за один вечер.

Он умеет в тончайшую нежность.

Он умеет в животный секс. 

Он умеет справляться с моими гневными вспышками.

И самое главное.

Он умеет быть честным. Только секс, без лживых обещаний и признаний в вечной любви. 

— Черт с ним, мне плевать, — выдыхает Андрей, не добившись от меня ответа. — Если тебе от этого легче, то пусть. Ты что-то делаешь со мной, малышка, я думал о тебе…

Видно, что он заставляет себя заткнуться и не придумывает способа лучше, как продолжить меня целовать. Он обнимает ладонями мою шею и мягко поглаживает, помогая запрокинуть голову ему навстречу. Ближе, теснее, жарче… Андрей проталкивает язык мне в рот и я просыпаюсь, отодвигаясь от него.

— Нет, — качаю головой. — Не так…

— Хорошо, как?

— Ты можешь быть нежным?

Он усмехается, решив, что я прикалываюсь, но я молчу и до него постепенно доходит. Андрей стирает противную ухмылку к черту и поднимает ладонь, чтобы поправить выбившуюся прядку моих волос.

— Признайся, ты путаешь значения слов? В твоих сообщениях не было ни слова о нежности.

— Не было, — соглашаюсь, а потом выдаю первое объяснение, которое приходит в голову. — Я хочу удалить тот аккаунт, у меня есть другой… Новый.

Глава 21

Новый аккаунт.

Вообще-то он единственный и девственно чистый, я ведь никому не писала с него и просмотрела одним глазом всего десяток мужский профилей, пытаясь найти Андрея среди богатого разнообразия Dik`ов. Но Андрей пришел ко мне сам. Ворвался даже и теперь возвышается надо мной на правах двухметрового роста и странно улыбается.

— Другой акк,  — повторяет он за мной. — И как тебя там зовут?

Вот сейчас шуточка Лены вообще не в тему.

— Ласточка_69.

Он ухмыляется. Естественно.

— 69?

— Ты долго будешь за мной повторять? — встряхивой головой, чтобы он перестал нагло скалиться. — Где твой телефон? С собой?

— Да, — он хлопает по карманам, но те оказываются пусты. — Значит в машине оставил.

Я разворачиваюсь и делаю быстрый шаг в сторону огромного внедорожника, черная покраска которого смотрится как мастерский камуфляж. Агрессивные очертания квадратного кузова выдают лишь блики и металлические порожки, которые как будто парят в воздухе. Именно к ним я направляюсь, взяв блестящие полоски за ориентир, но со вторым шагом вдруг чувствую резкую боль в колене.

Черт!

Пробирает насквозь, я шумно выдыхаю с жалобным стоном и замираю на месте, пытаясь понять какого черта. Я ведь только что ходила нормально, даже отбежать на несколько метров от рослого спортивного мужика смогла.

— Все-таки ушиблась, — голос Андрея ускользает куда-то вниз и следом я чувствую, как его горячее дыхание наплывает на мою кожу в районе бедра. — Ты можешь не дергаться хотя бы секунду.

— Ты все равно ничего не увидишь в темноте…

— Ты разбила коленку, — он перебивает меня твердыми интонациями, которыми неожиданно напоминает врача из поликлиники. — Наверное, когда неудачно вышла из машины.

Он разгибается, закончив осмотр, и тут же подхватывает меня на руки, как пушинку. Я не успеваю дать разрешение, вообще ничего не успеваю и с опаской наблюдаю, как он начинает продвигаться сквозь темноту. Если он споткнется или найдет яму ботинком, то падать нам вместе.

— Ты живешь одна? — спрашивает Андрей, когда до машины остается пару шагов.

— Зачем тебе?

— Хочу проводить. Но так, чтобы не получить по морде от твоего мужа.

— Думаешь, у меня есть муж? И я хожу на такие встречи...

— Значит мужа нет, — подытоживает он. — И парня тоже. Мама? Сестра?

— Фикус.

Он усмехается и кивает, задевая подбородком волосы на моей макушке. После он раскрывает пассажирскую дверцу и предельно аккуратно усаживает меня в кресло. И это чертовски удивительно, как в нем уживается животная страсть, граничащая с настоящей разнузданной грубостью, и джентльменские привычки. Он же даже не рисуется. Фальшивку видно сразу, с моим небогатым послужным списком и то легко отличить, когда мужчина на волевых усилиях изображает из себя галантного представителя сильного пола и держит в уме методичку онлайн-курсов, что обещают доступ к трусикам на первом же свидании, и когда мужчина действительно привык так держаться.

— Второй подъезд? — уточняет Андрей, когда садится за руль и заводит мотор.

Я киваю и коротко смотрю в его сторону. Вокруг приглушенное освещение и я с трудом вспоминаю черты его красивого лица. В клубе был примерно такой же свет, интимный и разбрасывающий таинственные тени направо и налево, так что мне безумно хочется найти нормальное освещение и увидеть его, как есть. Мы знакомы всего несколько часов, если суммировать, и я видела его по-настоящему лишь в торговом центре, в котором мы провели минут пятнадцать.

Я лучше знаю его прикосновения, чем лицо.

— Там в бардачке есть аптечка, — Андрей коротким жестом указывает на панель передо мной. — Достань пока.

— У меня дома есть.

— Моя лучше, — он кивает подбородком на бардачок. — Не упрямься, малышка.

Он точно доктор.

Отщелкиваю крышку бардачка и среди стопки глянцевых журналов нахожу серый строгий коробок с красным крестом. Достаю его и прижимаю к груди, попутно наблюдая, как Андрей проявляет чудеса водительского мастерства. Он притыкается к фонарному столбу, занимая последнее свободное место на всей улице.

— Болит? — Андрей перегибается через коробку передач и заглядывает вниз, ища глазами мою покалеченную коленку. — Свезла, конечно, на отлично.

Я не стала смотреть, что сотворила с собственным телом, чтобы не добавлять себе болезненных ощущений. Я мнительная и восприимчивая, да и вид крови переношу с трудом. Поэтому я смотрю куда угодно, но не на свои ноги, и стараюсь игнорировать дергающие покалывания, которые терзают мою коленку.

И нарастают, черт возьми!

— Значит, фикус, — выдыхает Андрей с улыбкой. — Тогда мне можно подняться к тебе…

— Я не приглашала.

Я не собиралась никого принимать в гости. И уж парней тем более. Но мой отказ вырывается машинально, если рассудить здраво, еще меньше мне хочется прыгать на одной ноге до двери своей квартиры.

— У меня высшее медицинское образование, ты зря отказываешься.

О, я отгадала. Иногда интуиция меня не подводит.

И я вспоминаю, что хотела получить его телефон. Я совсем забыла из-за дурацкой раны, но наспех нарисованный план постепенно обрастает деталями и всё больше кажется верным решением. Да, осталось только найти подходящий момент и вновь заговорить и его сотовом.

— Хорошо, — киваю ему и обхватываю ладонью ручку дверцы. — Нам на третий этаж.

Глава 22

Я вновь в его горячих руках. Ничего не могу поделать с собой и держу локоть наготове, словно собираюсь истыкать ему всю грудь, если он сделает одно неверное движение. Андрей делает вид, что не замечает, и теснее прижимает меня к себе, когда я подношу магнитный ключ к двери подъезда. Я открываю дверь, наклоняясь в сторону, но он не отпускает далеко.  

— Мне нечем дышать. Андрей.

— А вдруг ты опять упадешь.

Его вечные шуточки. И смотрит с таким видом, что мне чертовски хочется ответить ему взаимной шпилькой. В нем есть ужасная самоуверенность, которая распаляет и задевает меня одновременно. Я качаю головой и сжимаю пальцами аптечку из его машины так, что пластиковый корпус жалобно скрипит. 

Мужчина вносит меня в пустующий лифт и делает шаг к панеле, чтобы я нажала нужную кнопку. 

— Новый дом? — Андрей задает пустой вопрос, словно хочет завести светскую беседу. — Только сдали, наверное?

— Да, в этом году. Еще много пустых квартир и шум ремонта постоянно. Хотя его сдавали с отделкой, поэтому шумят без перфораторов, слава богу.

 — Странно. Я думал, всегда найдется человек, которому надо снести все стены до единой.

— Тут мне повезло.

— А где нет? — он опускает голову и заглядывает мне в лицо с хитрой улыбкой.

А я неожиданно ловлю себя на том, что совершенно забылась и положила голову на его широкую грудь. Он заболтал меня и я расслабилась, поддавшись согревающему теплу, что исходит от него как от переносного радиатора. И низкий окутывающий голос тоже делает свое привлекательное дело… Надо будет уточнить, на сайте для извращенцев переписываются только текстовыми сообщениями или можно слать голосовые. Если второе, то мне придется туго. Это же дикое и жестокое искушение — иметь под рукой записи его фраз и заставлять себя не слушать их на повторе как маньячка. 

Я смогу удержаться?

Я ведь никогда не слышала столь по-мужски красивые голоса, как у Андрея. Вернее, красивые может и встречала, но чтобы все интонации были как на подбор, такого точно не случалось. А у Андрея нет ни одной фальшивой или слабой ноты, наоборот, в его ровном спокойном голосе читается расслабленность сильного. Он может подшутить, может потворить мои резковатые интонации или зажечь искреннее удивление, но общим фоном слышно мужскую уверенность. Словно его ничего не может сбить с толку и заставить делать заикающиеся паузы.

Но должно же быть слабое местечко? 

Идеальных людей не существует. Даже идеальных мудаков.

Я показываю ладонью на металлическую дверь и выбираю нужный ключ на синем брелке.

— Где ванна? — спрашивает Андрей, стоит нам переступить порог.

Я нащупываю выключатель, который удачно оказывается под рукой, и радуюсь, что недавно затеяла уборку, решив, что пусть всё вокруг валится, но дома-то я могу поддерживать идеальный порядок. Андрей коротко осматривается по сторонам, бросает “мило” себе под нос и повторяет свой недавний вопрос.

— Сразу за углом, вторая дверь.

Он отпускает меня лишь в тесной комнате с дельфинами на стенах. Мужчина усаживает меня на край ванны и аккуратно перебрасывает мою ногу через борт. 

— Я могу сама.

— Верю.

Андрей включает воду и некоторое время воюет с температурой, которая его не устраивает и заставляет хмуриться. В конце концов, он направляет лейку в мою сторону и мягким потоком смывает грязь и выступившую кровь с моих ног. Мне почему-то неловко и кажется чертовски странным, что едва знакомый парень, у которой аккаунт на сайте под названием Dik, возится со мной и всем видом показывает, что лучше планов на сегодняшний вечер у него нет.

— Я вся перепачкалась, — ловлю его ладони и подхватываю мочалку, чтобы продолжить самой. 

— Ты стесняешься меня? — Андрей приподнимает брови. — У тебя точно сбиты все ориентиры, малышка. 

Он отклоняется в сторону и берет с раковины аптечку, после чего опускается на колени и отщелкивает крышку. Андрей перебирает лекарства и быстро находит нужный тюбик и запечатанную упаковку салфеток. 

— Никогда бы не подумала, что ты врач. Я себе их по-другому представляла. 

— Я пластический хирург.

— Аа… Тогда нормально.

Господи, что я несу?!

И откуда это косноязычие?

— Щипать не будет, не бойся.

Андрей не врет и обрабатывает свежую рану совершенно безболезненно. Да и выглядит она уже пустяковой, мне даже неловко, что я устроила драму из-за дурацкого ушиба. В детстве по пять раз на дню можно было так свалиться и ничего. 

После Андрей переключается на мои запястья, которые пострадали от его жесткого ремня. И тут я замечаю, как на его высокий лоб наползает хмурая тучка. Теперь неловко ему… Черт, он чувствует себя виноватым. Это так очевидно! И ему как будто не по себе, да так, что он замолкает и дышит другими отрезками, чаще и напряженнее. 

И зачем ему повернутая на жесткаче любовница? 

В чем тогда его кайф?

— Всё, — подытоживает он после того, как в последний раз по кругу обводит мои запястья умелыми длинными пальцами. 

— Ты всегда такой заботливый?

— Нет. Но я хочу остаться у тебя на ночь.

О.

Какая честность. 

— Ты спрашивала мой телефон, —  он первым вспоминает о нем и достает сотовый из кармана джинс,  зажимает его между пальцами. — Зачем? 

— Хочу, чтобы ты удалил нашу переписку. 

— Я удалил ту фотку сразу же, как ты попросила. Если ты беспокоишься за нее...

— Нет. Я хочу попробовать по-другому, как будто ничего не было до.

— Хорошо, — произносит он задумчиво, постепенно свыкаясь с моим предложением. 

— Ты можешь открыть нашу переписку?

— Не доверяешь? — он криво улыбается, но нажимает нужные кнопки и протягивает мне свой сотовый. 

— Я удалю и вобью свой новый аккаунт. 

Именно это я и делаю, проскальзывая взглядом по грязной переписке, которая хвастается целыми абзацами со стороны девушки и короткими ответами от Андрея. А он не очень активен в чате, о чем не скажешь по свиданиям. Наверное, копит силы… Я блокирую профиль с кожаной плеткой на аватарке и нахожу свой ник, который показываю мужчине, возвращая ему телефон.

— Неожиданно, — произносит Андрей, смотря на мою новую аватарку. — И какие сексуальные фантазии у хорошеньких фей?

Глава 23

Я и сексуальные фантазии…

Андрей сбивает меня с толку, смотрю в его глубокие, никогда не смущающиеся глаза и не знаю, что ответить. У меня язык не повернется произнести вслух хоть частичку того, что они себе позволяют в чате. Я краем глаза захватила некоторые слова и до сих пор перевариваю столь откровенную информацию.  

Как хорошо, что я закрыла чат к черту в первые же минуты и не стала пытаться завязывать диалог с незнакомцами. Ведь от простого «привет» там сразу переходят к делу.

— У тебя есть вино? - вдруг спрашивает Андрей.

Он поднимается на ноги и ставит аптечку на стиральную машинку, после чего обхватывает мою руку и мягко обнимает пальцы. И продолжает смотреть прямо в глаза, словно решил взять пронзительные взгляды за привычку.

- Тебе нужно расслабиться, - добавляет он. - Ты слишком напряжена…

- Вина нет.

- Что покрепче?

- Ничего нет.

Это чистая правда.

- Хорошо, - он заостряет улыбку и она начинает нести что-то таинственное.

Или даже опасное. Для столь неискушенной девушки.

- Я сам справлюсь, - Андрей медленно заводит ладонь мне за спину и согревает надавливающим прикосновениям. - Я сейчас подниму тебя, отнесу на кровать и оттрахаю до судорог.

Ведет рукой дальше и приближается, готовясь обхватить меня за плечи, но медлит и продолжает поглаживать. У него невозможно умелые и знающие как нужно руки, в его пальцах чувствуется правильная сила, которая как мужское обещание взять и подчинить, но в то же время в них чарующая нежность и невесомая ласка.

Ему хочется подчиниться. Дать вести, потому что он определенно знает «дорогу» лучше и выберет направление по самым живописным местам.

Там совершенно точно перехватывает дыхание и случаются судороги. Он не приукрашивает. Я в деталях помню, как дрожала под ним в машине.

У меня никогда не было таких парней. Напористых, самоуверенных, крутых, раскрепощённых, сексуальных… Они предпочитают других девушек, и я не вру себе, что могу заинтересовать его дальше секса. Мы могли пересечься лишь в закрытом чатике, куда такие как Андрей приходят за острыми ощущениями, а не кандидатками на долгие и романтические ухаживания.

И я тоже хочу острых ощущений. Хочу его, черт возьми. Вообще попробовать и узнать закрытую от меня сторону жизни. Почему нет? Я столько всего в жизни упустила из-за страхов и неуверенности, что противно вспоминать. Как будто тени своей боюсь!

Может, я и выбрала не лучший способ для расширения жизненных горизонтов, но что случилось, то случилось. Идиотское стечение обстоятельств и моя ошибка, как шанс познакомиться с парнем из другой жизни. Я не упущу его и не буду потом кусать локти, что опять зациклилась на последствиях и забыла что мне всего двадцать три и если совершать глупейшие ошибки, то сейчас.

Нет уж. Я хочу распробовать Андрея как следует. И секс тоже.

А ещё пора определяться с сексуальными фантазиями. У меня есть любимый сорт мороженого, а любимой позы нет. Есть удобная и та, которая с большей вероятностью подарит оргазм, а что-то такое, как вишенка на торте или как сногсшибательное вечернее платье для самых главных или для самых отвязных вечеров - такого нет.

С Андреем как раз можно найти.

- Тебе нравится, малышка, - он понижает голос и сгущает сумрачные интонации, которые вторят моему настроению.  

Андрей поднимает вторую ладонь и кладёт ее на мое лицо, очерчивая контур губ. Уверенно ведёт, надавливая, и наклоняется ко мне. На смену его тёплым пальцам приходят жёсткие наглые губы. Он сразу раскрывает языком мой рот и толкается, заполняя меня без остатка. И жадно грязно целует, раскатывая распущенной лаской. Я открываю рот шире и принимаю его…

Я хочу сильнее и острее, хочу слышать его низкий хрипловатый голос прямо над ухом и наполняться пульсирующей липкой дрожью от каждой интонации.

- Скажи ещё что-нибудь…

- Что именно? - усмехается с терпкой ноткой. - Как собираюсь трахнуть тебя? Сколько раз и как глубоко?

Он надавливает большим пальцем и проникает им между моих губ. У меня перехватывает дыхание от столь красноречивого намёка. Черт… я всё-таки подсела на чатик. Только в режиме реального времени. Мне нравятся грязные словечки и подтексты ещё грязнее.

Я не собираюсь делать ему минет, не сегодня уж точно, но сама игра меня заводит. И я уже чувствую, что ему понадобится всего ничего, чтобы свести меня с ума в постели. Я уже на взводе.

Хочу его в себя.

Его толстый большой член…

— Оближи, - Андрей делает лёгкое круговое движение пальцем в моем рту.

Я качаю головой, хотя упрямиться ему чертовски сложная задача. Мужчина же расслабленно усмехается и отнимает руку от моего лица, когда понимает, что не добьется своего так легко.

- У тебя слишком скромный язычок, - он качает головой, изображая недовольство. - Тебя нужно научить…

- Нет, лучше показать. Я постараюсь запомнить.

Глава 24

Уголки его жестких губ ползут вверх и выходит кривая улыбка, которая идёт ему больше всего. Андрей повторяет прежний фокус и ловко поднимает меня на руки. Он дурачится и порывисто поворачивается вокруг оси, кружа меня. Хотя мне не до веселья, я напитываюсь густым теплом его рук и каменного тела и пытаюсь хоть чуть унять беспокойное дыхание. В голове уже тесно от предположений, что сейчас может случиться.

Что я могу попросить…

Или просто позволить ему показать мне. Пусть научит меня плохому.

- Куда? - он приподнимает брови и перехватывает меня, чтобы я оказалась повыше и поближе к его идеальному лицу.

- Андрей, это однокомнатная квартира, ты не заблудишься.

- Андрей, - он повторяет с дразнящей интонацией, - как официально.

- Котик?

Я заметила в переписке, что Плёточка его так звала между делом. Вернее, между горячими призывами поиметь ее поизвращеннее. Мне так не надо, но и в миссионерскую рутину я играть не собираюсь. Это все равно, что использовать спорткар для утренних городских пробок. Нет уж, черепашьим темпом я накаталась, спасибо, и если мне так повезло в жизни и достался гоночный Мустанг, то я хочу педальку в пол и прокатиться с ветерком!

С головокружительными виражами!

- У тебя есть презервативы?

Я вспоминаю о такой «мелочи» и спокойно спрашиваю его. Без наводящих вопросов и дурацких стеснительных намеков, Королевой которых вообще-то являюсь. Это тоже к черту! Не буду больше стесняться, буду другой девушкой рядом с ним. Той, которая четко знает чего хочет и не боится прямо сказать об этом.

Андрей кивает и из коридора поворачивает в противоположную сторону. Я снимаю симпатичную современную студию, так что мы попадаем в прямоугольную комнату, где справа устроен кухонный уголок, а слева - диван со столом и теликом.

- Он раскладывается, - подсказываю мужчине.

Я поднимаю ладонь и закапываюсь в его густых волосах. Черт, я же могу его трогать сколько захочу и где захочу. Могу облизать его отфотошопленный спортзалом пресс, медленно пересчитав каменные кубики. Могу сжать ладонями крепкую задницу, отодвинув брендовые боксеры. Могу попросить обнять так крепко, что он впечатает в меня тугие налитые кровью мускулы. Могу спуститься ниже и подразнить его приоткрытыми губами на уровне его ширинки…

Интересно, как он тогда посмотрит на меня? Что станет с его нахальными искорками в темном взгляде? Потухнут же. Я уже видела, как он проигрывает дикому желанию и начинает смотреть на меня совсем по-другому. Иногда ему тоже не до веселья.

- Не уходи так далеко, - он опускает меня на диван, который не стал раскладывать, и не даёт прилечь.

Андрей сжимает мое плечо и наталкивает на мягкую спинку, чтобы я поудобнее устроилась перед ним. После чего вбивает кулак между моих ног и вынуждает развести их пошире.

- Умничка, - и улыбается довольным профессором. - Не своди их больше.

-  А если мне не понравится?

- Сколько раз ты кончила со мной?

Он нависает надо мной и постепенно продвигает ладонь навстречу...

Черт!

Последние сантиметры он проходит стремительно и ныряет пальцами под мою юбку, дотрагиваясь до влажных трусиков. И во мне нет ни капельки смущения, от Андрея буквально исходит порок и им так быстро напитываешься, что становится плевать на прежние привычки. Я наслаждаюсь тем, как отзывчива на его ласки и как быстро прелюдия становится мучительной.

И для него тоже.

В его взгляде смола… Тягучая, чёрная, грязная…

Он хочет испачкать меня. Подмять под себя и сделать очень плохой девочкой.

- Два, - выдыхаю честный ответ ему в лицо. - Два раза.

- Хочешь ещё?

Он отодвигает указательным пальцем край трусиков, но не торопится прикоснуться. И немного разрывает близость, отодвигаясь на пару сантиметров. Тогда я обхватываю его запястье и сама наталкиваю его руку на себя. Шумно выдыхаю, ощущая, как мужские сильные пальцы скользят по моим влажным складочкам и погружаются внутрь меня. Глубже, теснее, скользя… Я направляю его и подстраиваюсь, прикрывая глаза от сумасшедшего удовольствия.

Господи...

- Тише, тише. - Он все-таки заставляет меня откинуться на спинку и опускается на колени передо мной.

Андрей перехватывает инициативу и продолжает ласкать меня, надавливая и растягивая мою дырочку. Он двигается двумя пальцами внутри меня и мне непозволительно хорошо от его умелых касаний, от безумия всей ситуации и от того, как тесно ему во мне.

- Андрей…

Мне тоже тесно. В груди. В мыслях. В комнате, которая начинает исчезать… Перед глазами остаётся лишь морок из неясных силуэтов, возбуждающих картинок и вспышек, набирающих животную силу.

Одни инстинкты. Рефлексы.

Я пошло выкрикиваю, когда мужчина опускается ниже и накрывает меня своими губами. Андрей ласкает меня между ног и проводит языком по самому чувствительному месту. Мне приходится накрыть губы ладонью, чтобы не разбудить соседей, а второй рукой погружаюсь в его волосы. Глажу его и прижимаю к себе, чтобы почувствовать ещё острее и глубже.

Хочу насадиться на его язык. Раскрыться сильнее и принять теснее.

- Да, да… Сильнее.

Он делает, толкаясь в меня длинными пальцами и обводя горячим языком набухшую горошину. Мне нечем дышать, а каждый глоток как будто царапает горло, изводит... Я резко выныриваю из густого моря импульсов от скрипа. Я сама на заметила, как стянула кожаную обивку дивана между пальцами до противного скрежета, но я отвлекаюсь всего на мгновение.

Андрей меняет положение и превращает ласку в изощрённую пытку. Он входит в меня языком и толкается, подхватывая меня в бездну. Я на рефлексах подаюсь вперёд и с перекрученным сотню раз стоном кончаю, обхватывая его покатые плечи дрожащими пальцами.

Глава 25

Не могу оторваться от нее. Хочу трахать, иметь, натягивать сильнее и заставлять дрожать…

Ебанное безумие.

Помешательство.

Все мысли крутятся вокруг ее сумасшедшего и податливого тела, я отпускаю ее лишь на мгновение, чтобы привести дыхание в порядок и продолжить. Запереть в своих руках потуже и на практике показать, что может быть ещё горячее и безумнее.

Я так и не разложил дурацкий диван и теперь вжимаю девушку в его спинку, беря ее сзади. Тая тихонько постанывает и царапает мои пальцы, которые лежат на ее горле. Я не душу, но жестко фиксирую на месте, чтобы она не двигалась и не отклонялась, а принимала меня на всю длину. Раз за разом, каждый таранящий ее узкую дырочку толчок.

Как же хорошо...

Она такая тесная, что мне приходится то и дело притормаживать, чтобы не кончить раньше неё. Она сладкая и тугая, и постоянно куда-то рвётся, пытаясь ослабить то, что я делаю с ней. Но я не отпускаю ее и вскоре она начинает подрагивать, позволяя мне размашисто и сильно толкнуться и, наконец, перестать сдерживаться.  

- Андрей, - Тая поворачивает голову и ее горячее дыхание проскальзывает по моей щеке, - пожалуйста… я больше не могу…

Она с трудом проталкивает звуки и я скорее интуитивно понимаю ее, чем разбираю смысл слов охрипшим шепотом. Целую девушку в мокрый висок и вдруг понимаю, что мы и правда увлеклись марафонским темпом. Мы оба взмокшие и уставшие, и когда-то успели освободиться от всей одежды.

Я оглядываюсь через плечо и замечаю тряпки, валяющиеся на полу. Моя футболка порвана… Да, точно, она скрутилась на плече и не хотела покидать мое тело, вот я и дернул со всей дури.

- Тебе хорошо? - возвращаюсь к малышке и провожу ладонями по хрупким плечам.

Пытаюсь вспомнить, что позволял себе, но воспоминания тонут в блядском тумане. Помню лишь кайф и ее ласковые поцелуи.

- Мне так хорошо, что трудно дышать, - она обаятельно мурлычет себе под нос и я на рефлексах тянусь к ней.

Слышу нежный голосок и как бетонная стена падает, меня буквально вжимает в неё и хочется медленно целовать бархатную кожу, чувствовать дурманящий вкус и наш общий запах.

- Я мокрая, - она смущается и старается поймать мои губы, чтобы накрыть их ладонями и закрыться. - Из-за тебя кстати.

- Мне нравится… ты так слаще.

- Дурак, - Тая смеётся и отворачивается, пряча лицо от моего языка подальше.

Я же прижимаю ее к себе крепче и чувствую, как она послушно подгибается под меня. Как мягкий пластилин, который тает под моими настырными ладонями. Она ещё не отошла от последнего оргазма и не может ничего противопоставить мне, хотя я угадываю, что это затишье ненадолго. Скоро проснется ее несносный характер и тогда можно будет ожидать любой сюрприз на мою голову.

Но сейчас хорошо. Она прикрыла глаза и неспешно вбирает воздух в легкие, который потом отпускает так, что он течет по моей коже. И это чертовски приятно.

Я вырубаюсь, не успев решить, останусь ли на остаток ночи или все же пойду к машине и поеду к себе. И просыпаюсь от ее тихого голоса в том же положении. Она бормочет неразборчивые слова сквозь сон и кривит носик, которым ведет по моим пальцам, когда опускает лицо. А я по-прежнему обнимаю ее за плечи и вжимаю в грудную клетку, стараясь согреть. В квартире прохладно, одежды нет, одеял тем более, так что Тая ласково жмётся ко мне и даже не думает скидывать мои руки прочь.

Затишье затягивается и я, как дурак, несколько минут медитирую в абсолютной тишине и сероватой темноте, пялясь на ее красивое личико. Просто смотрю на неё и чувствую, что надо что-то делать, встать с дивана, например, и перестать смотреть на ее приоткрытые губки, с которых иногда слетают отдельные слоги. Как сломанный конструктор, из них не собрать слова, но я все равно лежу рядом и слушаю бред.

На наручных часах уже шесть утра, и наступившее утро отрезвляет меня. Надо ехать к себе и собираться на работу, тут без вариантов. Я аккуратно забираю свою руку из-под ее головы и поднимаюсь, подхватываю свои вещи с пола и иду в душ, чтобы смыть чертово наваждение.

Мне не нравится, как я смотрю на неё… Так тупо, если подумать, что мне хочется вмазать самому себе, чтобы выбить дурь из головы. Вспомнить, что я взрослый мужик, который развлекается с девкой, согласившейся на жесткий секс с незнакомцем, а не зелёный пацан с кашей вместо мозгов. Малышка хороша в постели и точка, а ещё ей досталось от природы ангельское личико, которое и путает карты.

- Сука, - ругаюсь сквозь зубы, когда меняю тёплый напор на холодный.

Контрастный душ приводит меня в чувства, и вместе с холодом во мне просыпается здоровый цинизм. Я же помню, с кем переписывался в чате. Пусть она завела новый аккаунт, но на старом она сидела долго. Может, ей просто наскучила прежняя роль и приелся грубый секс с плетками. Или может нарвалась на кого… Вариантов масса, ведь я ничего толком о ней не знаю, кроме того, что подцепил ее на форуме с говорящим названием.

Dik.

Она любит члены. Как нимфоманка с грязными шуточками или как нежная фея, это неважно, суть остаётся прежней. Таких баб трахают, а не пересчитывают их выдохи на рассвете.

Проснись, Андрей. И даже не думай попробовать без презервативов.

Стоит ступить через порог ванной, как меня окутывает крепкий запах свежесваренного кофе. Я иду в комнату и верчу футболку в руках, ища нужную дырку. Тая уже накинула легкий халат, который раскрывается на груди и уводит мой взгляд в откровенный вырез.

Она специально?

Думает, у меня слюна потечёт?

- Тебе, наверное, на работу пора? - спрашивает, сжимая ручку чашки, от которой исходит лёгкий дымок. - Кофе будешь? Чёрный или…

- Чёрный, - киваю и рывком натягиваю футболку на голову. - Без сахара.

- Ещё есть тосты.

- Я рядом с работой поем.

Подхожу к ней и забираю кружку из маленькой ладони. Сделаю пару глотков кофе, чтобы проснуться, и поеду. И так задержался.

- Боишься, что отравлю? - улыбается, но по глазам видно легкое беспокойство, словно уже уловила мой не самый добрый настрой.

- Ты уже.

- Даже так, - Тая оттаивает, угадав комплимент, и смелеет.

Девушка поднимает ладонь и проводит тёплыми пальцами по моим волосам, улыбаясь ещё шире и нежнее.

Дело херово.

Совсем.

Я залипаю и лишь на волевых заставляю себя очнуться и перестать изображать ручного котика, которого она ещё чуть и отдрессирует на свой больной вкус. Ночью она точно также лучезарно улыбалась и застенчиво уводила глаза как вчерашняя девственница, пока я раздевал ее, но не позволила ничего лишнего. Я пару раз попытался надавить на плечи и подсказать ей дорогу вниз, но ничего не добился.

Она же только играет в наивную простоту.

- Ты был таким нежным ночью…

Чистая патока.

- Ты берёшь в рот? - перебиваю ее и заодно спускаюсь с небес на землю, чтобы напомнить ей для чего мы познакомились.

И себе заодно.

- Что…

Девушка округляет глаза и явно меньше всего ожидала от меня услышать прозвучавший прямой вопрос.

- Минет, малышка. Ты проигнорила ночью, а я не привык к такому. Я хочу попробовать твой ротик.

Глава 26

Возвращаю чашку с кофе обратно на столешницу и надвигаюсь на девушку, разглядывая ее милое лицо с правильными чертами. Хотя сейчас на нем грозовые тучи и всполохи чистого изумления, а уголки пышных губ опущены строго вниз. Тая кривится и ищет хлесткие слова, чтобы ответить мне со всей разгневанной душой. Она пока не нашла их, но я угадываю каждое слово по выражению ее лица, даже гневную интонацию могу угадать в красках.

— Ты удивлена? — картинно хмурюсь, беря пример с ее актерского таланта. — Зачем тогда обещала? Мужики не умеют выбрасывать столь крутые обещания, хоть десяток новых аккаунтов заведи.

— Андрей…

Выставляет ладонь и пытается поймать мое движение навстречу, но вскоре понимает, что ничего не сможет поделать с моим прессом и поэтому делает шаг назад, пятясь от меня. Только я быстрее и прижимаю ее спиной к столешнице, наваливаясь всем весом. Наши тела соприкасаются, и девушка шумно выдыхает, закусывая нижнюю губу, из-за чего испытывает мое терпение ужасной пыткой под названием “скромница выпрашивает наказание”. 

Ей намного лучше подходит вторая роль. Грязная стерва из нее никакая, а вот развратная девственница очень даже. Идеальное попадание… Я верю в эту постановку и безумно хочу поучаствовать в ней вновь, на мгновение становится плевать, что я вообще-то никогда не опаздываю на работу, как и то, что я трахал ее всю ночь, пока она обессилено не попросила остановиться и дать ей передохнуть. 

— Этого не будет, — Тая включает строгий голосок и выставляет локти.

Не могу удержать глупую улыбку. Она правда надеялась сделать мне больно своими крошечными локотками? Мне плевать и я резко опускаюсь вниз, обхватываю ее тугую задницу ладонями и ловко подсаживаю на столешницу, заставляя сесть передо мной и развести ноги так, чтобы я оказался точно между ними. Девушка замирает и лишь загнанными выдохами обжигает мое лицо, словно я принудил ее пробежать стометровку на скорость, а не принять позу пособлазнительнее.

— Чего не будет? — усмехаюсь и наклоняю голову вбок, чтобы оказаться с ее глазами на одном уровне. 

— Хватит крутить меня как куклу!

О!

Проснулась. И бьет меня по корпусу, пытаясь отодвинуть прочь.

— Ночью ты была не против. Я тебя крутил во все стороны, вдоль и поперек…

Получаю хлесткую пощечину, которая тут же звонким эхом опускается и на вторую щеку. Приходится отклониться и спрятать усмешку подальше, а заодно выставить ладонь вперед, чтобы перехватить следующий злой выпад. Девчонка собралась опробовать на мне свои заточенные ноготки, но мне удается перехватить ее руки над локтями и защелкнуть своего рода наручники. Спускаться ниже не хочу, хотя так бы было удобнее, но я помню, что наделал ей ссадин на запястьях еще вечером. 

— Тише, тише. Ты тратишь энергию не в том направлении...

— Мне не смешно, Андрей.

Интересно, почему не котик? 

Малышка не любит, когда играют не по ее правилам?

— Давай всё проясним, — даю ей воздуха и ослабляю хватку. — Тебе нравится дразнить меня? Обещаниями, грязными сообщениями... А потом забывать о них?

— Это называется прелюдия.

— Скорее, динамо.

Она фыркает на мое замечание и капризно вскидывает плечами. 

— Хочешь опять связать меня? — Тая опускает глаза на мои пальцы, которые силой удерживают ее. — Как в машине.

— В машине всё было так, как ты хотела, малышка. 

— О, я уловила. Ты выполнил мое желание и решил, что теперь твоя очередь. Мы заведем календарик и будем вести строгий учет? Кто кому сделал хорошо и сколько раз? 

У нее ядовитый и нахальный язычок. И ей уже плевать на мой захват, ведь она чувствует, что я контролирую себя и не позволяю мужской силе перейти границу, допустимую для женского тела. Она читает и видит меня, и, кажется, зря я ночью произносил ее имя на ласковом выдохе. Прозвучало слишком интимно, так что девчонка поверила в свои сексуальные силы и явно собралась выбрать мне подходящий ошейник в кратчайшие сроки. 

Но ни хера… Не на того попала.

Бесцеремонно опускаю глаза вниз и ныряю в запах легкого халата, который раскрылся сильнее от ее ленивого сопротивления. Аккуратная высокая грудь как на ладони, можно пялиться сколько угодно. Тая рефлекторно вскидывает руки, чтобы прикрыться, но я не позволяю, перехватывая ее движение. 

— Ты специально хамишь? Хочешь разозлить меня?

Молчит.

Потерянно и с новыми непонятными нотками в глубоком взгляде. 

— Я хочу, чтобы ты ушел.

— Мы уже играли в трепетную лань, хватит, — резковато отмахиваюсь, чтобы не повестись на ее затравленный голосок как идиот.

Это мое слабое место. Когда она начинает говорить тонкими чарующими интонациями и смотрит тихим взглядом, я напрочь забываю, с кем имею дело. Как в глубокую яму проваливаюсь, но только не сейчас. 

Сейчас я на самом деле хочу расставить все точки над i, чтобы больше не сбиваться, и заодно приструнить малышку. Обозначить правила игры, по которым мы будем играть дальше.

— Ты пугаешь меня, — скребет шепотом и опускает глаза, когда я переношу ладони на шелковые полы ее халатика и уверенно развожу их в стороны.

— Тебя ведь это заводит. Чтобы грубой силой, на излом…

— Нет. Я сказала, что больше не хочу так.

— И сказала, что отсосешь. Ты путаешь в словах, крошка, тебе лучше пока помолчать.

Глава 27

Я чувствую угрозу в его словах.

Впервые.

Настоящую и заползающую под кожу. Я вдруг задумываюсь, что впустила в свой дом незнакомого мужчину и вообще-то плохо понимаю, что можно от него ожидать. А еще я назвалась ему озабоченной дамочкой, которая предпочитает раскрашивать поздние вечера хриплыми стонами и тугими узлами.

Черт! 

Я идиотка. Это точный диагноз, с которым никак не поспорить. 

— Ты оставил кляп в машине, — поднимаю подбородок повыше и делаю над собой нечеловеческое усилие, чтобы звучать уверенно. — Так что я вряд ли буду молчать.

В его глубоких темных глазах загорается усмешка. Ему смешно, словно мы тут собрались, чтобы я его позабавила. Внутри поднимается волна раздражения, и его прикосновения больше не кажутся мне горячими и распаляющими грязное воображение, наоборот, мне тесно и душно от его близости и хочется отодвинуть этот мускулистый шкаф подальше. Можно даже в другой город.

— Не смей, — произношу ледяным тоном и прикидываю под каким углом нужно выбросить колено, чтобы угодить ему по яйцам.

Это точно охладит его пыл, а заодно выиграет мне время, чтобы придумать достойный план для отступления. Хотя отступать и не хочется… Какого черта, вообще? Вокруг моя квартира, а не его! И если я пригласила его на ночь, это не значит, что я давала обещание на утреннее горизонтальное продолжение.

Смотрю в его глаза и чуть успокаиваюсь. И я ведь замечаю, что он старательно избегает мои запястья, которые до сих пор дерьмово выглядят. Не знаю, какого альфа-самца он тут собрался изображать, но он не продумал образ до конца и прокалывается на обычных мелочах. Смотрит-то грозно, а сам высчитывает степень нажима стальных пальцев и явно меньше всего хочет добавлять мне синяков.

Джентльмен. 

— Ай! — вскрикиваю так, будто получила хлесткий удар, и морщусь, изображая ужасную муку. — Ты с ума сошел?!

— Что…

И убирает руки. Как предсказуемо и благородно. Точно джентльмен. 

— Больно, вот что! Раскачался и сам не замечаешь, как делаешь больно.

Андрей собирает морщины на высоком лбу и смотрит с подозрением. Все-таки к галантному воспитанию идиотизм не прилагается и он довольно быстро соображает, что я симулирую. Но сомнение остается и он не торопится хватать меня снова, а мне больше и не надо. Я слетаю со столешницы и шагаю к обеденному столу, ища безопасную дистанцию между нашими телами.

Сердце бьется в бешеном ритме, а в голове сталкиваются десяток мыслей. Давненько у меня не было столь захватывающих аттракционов, это не встреча с любовником, а чертов экзамен на сообразительность. И мне даже нравится, если отвлечься на мгновение, я же сама недавно жаловалась на рутину и ставшую в унылый цикл жизненную ситуацию. 

А еще я вспоминаю, что вообще-то собиралась развлечься с Андреем. Он сказал, что крутил меня всю ночь во все стороны, ну что ж, никто его за язык не тянул. Я девушка злопамятная, а если еще креативность прокачать, то я ему устрою запоминающийся и бьющий фейерверком прямо в лоб романчик. Я жесткий секс не практикую и кожаные плетки избегаю всеми частями тела, но могу придумать что-нибудь этакое. Тем более ради новых ощущений я его и пустила на порог, так чего теперь отступать.

Вот вечно у меня так. Первая трудность и в кусты. Конечно, двухметровый амбал с желанием дать мне в рот — это не разборки с соседом, от которого я теперь прячусь и старательно выглядываю в глазок перед выходом, чтобы не столкнуться с ним в лифте, но с чего-то нужно начинать. Ведь есть же девушки, которые крутят парнями как хотят, а они только добавки просят, и не с другой же планеты эти счастливицы падают, значит и я так могу.

Нужно только попробовать. Начать.

С Андрея и начать.

— Нам нужно стоп-слово.

— Да бля… Кому-то нужна последовательность и всего.

— Я не буду тебе отсасывать, — повторяю его противное словечко, которое дается мне с трудом. — Это в стоп-листе.

Мужчина хочет что-то произнести, но ловит фразу, оставляя ее при себе. А по густому взгляду видно, что в его голове проскальзывает что-то из разряда “хорошо, малышка, еще посмотрим, кто кого”. 

— Слово выбрала? — он ухмыляется и облокачивается на столешницу, играя покатыми плечами, которые бугрятся налитыми мышцами.

Он словно дразнит меня. И натянутая на выпуклостях футболка чертовски помогает ему.

— Акварель, — произношу задумчиво, — мы же в ней познако… встретились впервые.

— Не долго выговаривать?

— Тогда аква. 

— Или просто вода?

— А вдруг я попрошу обычной воды? 

— Когда я буду трахать тебя? Боишься, что остановлюсь?

Он бывает самоуверенным настолько, что начинает сводить челюсти. Мне даже хочется посмотреть на бесконечную вереницу девушек, которые убедили его в маскулинной неотразимости. Ведь не за пару встреч он набрался привычек обаятельного нахала, не знающего отказов. 

— Аква, — повторяю слово, которое выбрала. — Ты же сможешь запомнить?

— Запишу в заметках. Или в новом чатике.

Черт, точно. С ним же теперь и переписываться нужно. 

Назначать встречи.

Выбирать сценарии.

— Крепкий, — комментирует Андрей, когда вспоминает о налитом кофе и делает первый глоток. — Может, теперь обсудим стоп-лист?

Он продолжает насмехаться, напоминая избалованного мажора, который готов немного поторговаться, но, в конце концов, собирается назначить свою цену. И мне не удается ответить ему достойно, потому что наш разговор прерывает звонок в дверь.

Неожиданный звонок в дверь. Я никого не ждала и не приглашала. 

— Только не говори, что у тебя все-таки есть муж.

Глава 28

Мужа у меня мет, и Андрей то ли чувствует это, то ли ему становится плевать. Он выглядит до противного спокойным. Словно возможная драка с моим благоверным перестала волновать его и теперь он выказывает обычное любопытство. Поворачивает голову в сторону коридора, выводящего к входной двери, и ждет, когда я пойду по прямому маршруту и открою ее. 

Я иду, не дожидаясь настойчивого стука. Да и там терпеливый гость попался, мама бы уже точно позвонила во второй раз, а Лена начала бы стучать кулаком по стальной поверхности. Я распахиваю дверь и замираю на месте, чувствуя, как расширяются мои зрачки от удивления.

— И... Игорь…

Выдыхаю имя своего бывшего, у которого хватило наглости завалиться ко мне на порог после всех измен и вытекающего из них момента моего прозрения. Момента очень мучительного и противного, так что меня от одного его вида передергивает и я с трудом глушу здоровый рефлекс — захлопнуть дверь обратно тут же! Но он уже положил ладонь на косяк, да и смотрит крайне миролюбиво, даже виновато…

О, виновато! Да неужели? В последнюю встречу он упорно стоял на своем, доказывая, что я устроила скандал из бытовой мелочи, которая случается в каждой паре. Ну обратил он мужское внимание на соседку и на еще одну девушку, это же со всеми бывает, да и вообще я напридумывала себе глупостей и из одного процента правды раздула выдуманную историю его нечестности. 

— Что ты здесь делаешь? — перевожу взгляд на его пальцы, по которым, если разговор затянется, придется закрывать дверь.

— Твоя мама дала мне твой график. Решил заскочить, пока ты дома, поговорить.

Моя мама.

Я зла, но не удивлена.

— Нет, — решительно качаю головой и сжимаю ручку. — Тебе лучше убрать руку, я закрываю дверь.

— Тай, давай поговорим, — он убирает ладонь, но переносит ее выше и обхватывает дверной торец. — Сколько можно ругаться? Мне плохо без тебя… 

— Зато мне хорошо без тебя!

— Да кому ты врешь, — он сперва произносит хлесткую фразу на эмоциях, а потом прикусывает язык.

Но Игорь не из тех, что признает свои ошибки. Он ничего не добавляет, даже банального и пусть фальшивого “извини”, нет, вместо этого он шагает вперед и нажимает на дверь, силой вырывая пространство. Я не могу ничего поделать с нажимом его крепкой ладони и беспомощно цепляюсь на ручку, которая постепенно выскальзывает из моих пальцев. 

— Видишь, небеса не обрушились? — он еще и шутит и перешагивает порог, оттесняя меня в сторону. — Мы всего лишь поговорим. Как взрослые люди.

Но я не хочу с ним разговаривать! Как не хочу видеть его в своей квартире, я специально съехала подальше из района, в котором мы жили вместе и перебралась в другое жилье, чтобы ничего не напоминало и не выбивало из равновесия. Но куда там? Он явился собственной персоной и видно решил, что достаточно писал коротких сообщений и пытался дозвониться, упираясь в черный список. Я заблокировала его везде, но круг-оберег от мудаков вокруг подъезда начертить забыла.

Сначала один приехал, а вот и второй нарисовался.

Черт!

Андрей…

Он стоит прямо напротив коридора, по-прежнему сжимая чашку с кофе в руках. И по его сосредоточенному лицу я понимаю, что он слышал мой разговор с незваным гостем. Андрей коротко смотрит в мою сторону и цепляется глазами за мой взгляд, словно ищет подсказку. Он ждет, что я попрошу его что-то сделать, а я гляжу на его ручищи-молоты и боюсь даже представлять, с какой мощью он может приложиться об чужую челюсть. С другим парнем он точно не будет церемониться и устроит смачный замес, тем более я позлила и потрепала ему нервы совсем недавно. 

— Это кто? — Игорь просыпается первым и злобно смотрит на Андрея, который ставит чашку на обеденный стол и делает шаг в коридор. — Курьер?

Конечно! Кроме него же в моей квартире из мужчин может появиться только курьер. Или слесарь, на крайний случай. И я вспоминаю все самовлюбленные фразочки Игоря, которые он иногда позволял себе. Он советовал держаться за него и не упускал случая напомнить, как мне нереально повезло с ним. 

Но сейчас я перевожу взгляд с Игоря на Андрея и вижу, что между ними пропасть. Эволюционная, харизматичная, сексуальная… Да какая угодно! Но с Андрея переводить взгляд на Игоря не хочется.

— Я стар для курьера, — Андрей усмехается и подходит вплотную. — Андрей.

Он протягивает ладонь для рукопожатия и терпеливо дожидается реакции Игоря, который никак не может уложить в черепную коробку факт наличия огроменного мужика рядом с его бывшей. Он тут, видно, утешать меня приехал и спасать от черного одиночества, а вышло по-другому. И я даже рада, что не успела выставить Андрея к черту.

— Игорь.

Бывший накрывает ладонь мужчины и тут же болезненно ухмыляется, но все же не может спрятать судорогу. Я стою в шаге от них и то понимаю, что Андрей нашел применение своим перекаченным рукам. Он сотворил из рукопожатия надежный захват и передавил пальцы Игоря до мучительного предела.

— Он раздражает тебя? — спрашивает Андрей, поворачивая голову в мою сторону. — Я услышал, что ты не хотела впускать его. 

Глава 29

Игорь раздражает меня в безумных пропорциях. У него, черт возьми, врожденный талант! Но Андрею свою степень злости я доносить не хочу, уж слишком угрюмо и грозно он смотрится. Он настроился на драку? Так быстро? Или ему лишь дай повод, чтобы размять огромные кулаки и покрасоваться перед восхищенными дамскими глазками?

Я вновь упираюсь в тот факт, что почти не знаю его. Какой у него характер и какие предпочтения, повадки и слабые места… Хотя нет, одно знаю, он с трудом переносит отказ в минете. Тут у него и голос начинает резать неприятными нотками и на лбу собираются недовольные морщинки.

— Он уже уходит, — перевожу взгляд на Игоря и пытаюсь донести до него пожелание счастливой дороги, а заодно намек на путевку в ближайший травмпункт в противном случае. — И забывает этот адрес навсегда.

— Я провожу.

Андрей все же подключает вторую артиллерию — левую руку, и обхватывает Игоря за плечи, подталкивая его на выход. Парень вдруг вскипает от бесцеремонности и резко вскидывается, то ли уходя от хозяйского захвата, то ли замахиваясь для ответного толчка. Андрей не дает времени, чтобы разобраться, он молниеносным перехватом остужает пыл парня и проделывает завораживающую магию. Я даже не успеваю проследить, что именно происходит, какая конечность куда движется, но Игорь вдруг исполняет полуоборот в воздухе и оказывается прижатым спиной к груди Андрея. Тот запирает его в жесткий захват и сглатывает все неуклюжие попытки соперника вырваться собственным корпусом. Андрей не переходит к ударам, все-таки он в другой весовой категории, но делает шаг вперед и почти что за шкирку вытаскивает парня за порог моей квартиры.

Как провинившегося котенка.

Я слышу злое сопение Игоря, но он стихает, когда Андрей толкает дверь. Они скрываются за ней и остаются наедине на лестничной площадке. Я пару секунд пребываю в полной растерянности, разглядывая белую плоскость входной двери, за которой только что потерялись два парня. Бывший и настоящий… То есть настоящий с определенной натяжкой, но прошедшей ночью он точно был реальнее некуда.

И сейчас вон реальными делами занят. 

Черт!

Я просыпаюсь и хватаюсь за ручку, чтобы проверить обстановку. Дергаю дверь и вижу Андрея, который стоит над створкой лифта и хмуро смотрит в кабинку. Видно, Игоря он в нее уже загнал и теперь провожает, как и обещал. 

Какой исполнительный.

— Думаю, больше не появится, — бросает он мне, когда лифт трогается вниз. — Но если что звони.

 На языке крутится вежливое “спасибо”, но Андрей никак не распрощается со своей надменной ухмылочкой, так что прошлое бойкое настроение возвращается ко мне молниеносно. Да так, что я вспоминаю жгучее желание выколоть ему глаза.

Вот что с ним делать?!

Он тоже талантливый! Почти как Игорь!

Или даже хуже! Или это не талант окружающих меня мужчин, а мое личное проклятие. 

— В любое время приедешь?

— Если не будет операции, приеду, — он кивает и проводит ладонями по карманам брюк. — Телефон я взял… Аптечка пусть у тебя будет, я мазь из нее на полочку в ванной бросил. 

— Мазь?

— Кисти, — он коротко обводит пальцами собственную кисть и едва заметно морщится. — Я переборщил вчера.

— Говори тише.

Я стучу по виску, чтобы он перестал посвящать в мою интимную жизнь всех соседей. Я мнительная, Андрей говорит вполголоса, но у меня в голове сидит прочная картинка, как любопытствующие припали к дверным глазкам на шум. Тем более он выводил Игоря силой, а я знаю как минимум одну квартиру, в которой живет склочная и вечно бывающая дома женщина.

— Извини, — он неожиданно вспоминает о воспитании и отвлекается на приехавший обратно лифт. 

— Ты опаздываешь, —  киваю ему, чтобы он перестал топтаться на месте.

Но Андрей меняет направление и вновь поворачивается ко мне. Подходит вплотную за пару мгновение и опускает широкие ладони на мои плечи.

— Также соседи не услышат? — он наклоняется, запирая меня со всех сторон, и переходит на хриплый сводящий меня с ума шепот. — Со связыванием мы завязали, у тебя слишком нежная кожа.

— Ты для этого возвращался? Мог написать…

— Не для этого.

Он поддевает горячими пальцами мой подбородок и заставляет поднять лицо. Наглая усмешка, наконец, пропала и смотрит он теплым глубоким взглядом. Хотя чертята в темных глазах угадываются, но они всегда при нем, тут ничего не поделаешь. А еще я вновь чувствую его крепкий запах, который приносит сотню отголосков прошедшей безумной ночи. Господи… И с кем я собралась тягаться? Да он съест меня и не подавится. Я уже едва стою на ногах.

— Моя очередь придумывать свидание, — произносит Андрей, раскатывая слова с подтекстом на языке. — И место.

— Да?

— Вот это я точно напишу. Жди, малышка.

Он проходит последние сантиметры и накрывает мои губы жестким уверенным поцелуем. Он ласкает меня и раскрывает языком, проскальзывая между губ и заполняя до сладковатой дрожи. Как в нереальной сказке, я проваливаюсь в его близость с головой и совершенно забываю о недавнем приходе Игоря, о любопытных соседях и о том, что собиралась пройтись маникюром по его нахальному лицу.

Но торможу я первой, выныривая из опасной глубины и отодвигаясь от него.

— Придумай, — киваю. — А я подумаю.

Глава 30

Подумает она.

Ну ок.

Нравится ей кислую мордочку по утрам изображать и на здоровье, главное, чтобы по вечерам не испытывала терпение. Я оставляю ее и еду к себе, недовольно поглядывая на электронные часы. Приходится гнать, где нет камер, а на пути в клинику все-таки собрать пару штрафов. 

Я проваливаюсь в свою обычную жизнь с головой, из которой выныриваю лишь к позднему вечеру, когда нахожу себя на кушетке в комнате отдыха. На автопилоте дошел сюда и на полчаса вырубился, даже не погасив свет. Прошлая ночь без сна дает о себе знать. Сколько я поспал, когда Тая была под рукой и обжигала мягким телом? Рядом с ней я точно заработаю хронический недосып, нужно переносить встречи на день. Снять номер в гостинице и не вылезать из кровати несколько часов.

Меня же отпустит? Еще десяток поз в ее исполнении и пройдет… Приестся.

Ловлю себя на мысли, что специально грубовато думаю о ней, хотя на меня это не похоже. Словно хочу выставить барьер и приучить себя размышлять о ней, как о секс-игрушке. Когда она была Кожаной Плеточкой, такого не было. А как заделалась Нежной Феей, так меня понесло. Что за обратная реакция? 

Или защитная?

К черту. Еще париться из-за каждого пустяка, встречу нужно назначить и отель забронировать, а остальное неважно. Не вставая с кушетки, достаю сотовый из кармана и открываю приложение, которое бьет по глазам красной цифрой непрочитанных сообщений. Пора поменять настройки, чтобы ко мне не стучались новые девушки, я все равно не читаю, что они пишут, а залипаю на один-единственный чат.

На два, вернее. 

Переписку с Плеточкой Тая стерла и даже закинула старый аккаунт в мой черный список, что только подстегивает мое любопытство. Захожу на ее профиль для секса пожестче и вижу, что она недавно была онлайн. Интересно… 

И предсказуемо. Вообще девчонка молодец, фильтрует кандидатов и раскладывает их по полочкам. А первое свидание у нее, наверное, вместо кастинга. Я вот не подошел на роль властного ебаря и она помариновала меня игнором и перенаправила на другой профиль, где собирает парней понежнее. 

Мне пофиг, но внутри полыхает нехорошее уязвленное чувство. И следом приходит идейка разочаровать Нежную Фею и попроситься назад в садисткий ряд. Я что, херово трахаю? Ей показалось мало? Поэтому злилась вчера?

Бля, да что там за варвары ее натягивают? Она ведь дрожала как сумасшедшая и совершенно обессиленным голоском просила остановиться. Это мне неизвестно, а вот мысль засунуть во все карманы презервативы отливается в бронзу. 

— Ты тут? — пишу ей на новый аккаунт, отмечая, что сюда она не заходила с обеда. — Малышка?

Десять минут в пустоту. 

— Тут.

Ура! Наконец-то!

— Завтра свободна?

— Нет, послезавтра. А может никогда, смотря что ты придумал.

— Я сниму номер. Хочу заехать за тобой в час. Дня.

— И?

— Что и?

— Это только место. Кинь адрес кстати.

— Не доверяешь?

— Не доверяю.

— Трахаешься с теми, кому не доверяешь?

Ушла. Огонек “в сети” гаснет и я проклинаю свой идиотизм. Я трахнуть ее хочу или разозлить? Вот это точно на меня не похоже. Я умею ни на что не обращать внимание, когда хочу затащить девушку в постель. Любые закидоны и идиотские шуточки, отключаю слух к черту и концентрируюсь на зрении, просто пялюсь с улыбочкой и жду, когда можно будет начать раздевать.

— Я перепутал чат. Прости.

Молчит.

— Без грубостей, я запомнил. 

— И без минета, — она отвечает. 

Да-да, конечно. Но это не пишу, оставляю уверенность, что еще увижу ее пышные губки на своем члене при себе. 

— Без связывания и пощечин. Что еще?

— Нахальная улыбка тоже мимо.

— Это обещать не могу.

Я погорячился, когда сказал, что придумаю свидание. То есть я могу придумать его на месте, увидеть Таю и наимпровизировать до ее обморока, но писать дурацкие обещание в чат — это не мое. Раньше она вела наш диалог, наоборот схема не работает. Я не люблю трепаться и ездить по женским ушам, будет встреча, будет секс. Что еще?

Я скидываю ей адрес отеля. Выбираю дорогий вариант рядом с центром, чтобы она не нервничала лишний раз, и бронирую номер на двоих на ночь.

— Ок.

Она непривычно коротко отвечает и я жалею, что она поудаляла старую переписку. Хочется припомнить ей пару строчек и спросить, что стало с ее стилем? Впрочем, я помню многие ее сообщения наизусть, подобные откровения врезаются в память помимо воли. 

— Значит в час. В том же переулке?

— Да. Только не хватай меня, я сама сяду.

— Я не дурак, чтобы похищать девушек при дневном свете. 

— Радует.

— Машина будет та же.

— Я ее не помню.

— А заднее сиденье?

Опять ушла.

Глава 31

Тая то ли дуется, то ли набивает себе цену весь следующий день. И я придумываю лишь один действенный способ заставить ее тонкие пальчики вновь коснуться клавиатуры — обещаю приехать на известный мне адрес и подняться на известный мне этаж.

— Тогда было в первый и последний раз!

Я не претендую. Не хочет у себя, ок. 

— Значит отель тебя устраивает? Посмотрела ссылку?

Пока она раздумывает над ответом, бросаю марку и цвет своей машины, на случай если она действительно не помнит. Хотя я подвозил ее дважды. И оба раза трахал после. 

На новую встречу план тот же. И она случается, когда я подъезжаю к ее подъезду и смотрю на черную входную дверь. Жду, что Тая изведет меня идиотским капризом и заставит сидеть в машине, нетерпеливо постукивая пальцами по кожаному рулю, но девушка появляется вовремя. На ней легкое платье непонятного цвета и джинсовая куртка, которая топорщится накладными карманами. 

И портит ее соблазнительный силуэт.

Надо будет снять.

— Привет, — киваю и смотрю, как Тая забирается в салон.

Она садится рядом, как на первом свидании и я узнаю тонкий аромат цветочных духов. Реально вспоминаю… Хотя упустил момент, когда запомнил ее запах. Она коротко улыбается и поправляет ладошкой выбившиеся прядки, после чего проводит прямую полоску по моему лицу и телу. Как сканером. Что-то высматривает, проверяя, хотя сбивается, когда возвращается к моим глазам и замечает, что я не отвел их.

Как отвести? Смотрю на нее и, черт возьми, зависаю. Красотка же! 

— Что? — спрашивает, неосознанно поворачивая корпус ко мне. — Ты так смотришь…

— Может, соскучился, — произношу с гадкой усмешкой, хотя шутки в этом дерьме мало.

Я реально доволен, как придурошный, что она сидит рядом и в любой момент можно протянуть к ней руку. Пусть хоть расцарапает к черту, мне плевать. 

— Как запястья? — киваю вниз, а потом, не дожидаясь ее ответа, подношу ладонь к рукаву ее плотной куртки и задираю край. — Блядство…

Стало чуть лучше, но не зажило.

— Ты фарфоровая, малышка, — добавляю, качая головой. — Тебя если и привязывать, то к мягкой кроватке…

— Ты обещал, больше никаких связываний.

— Я шучу. Глупо шучу. 

Она по-прежнему смотрит на меня и как будто дышит через раз. А потом неожиданно мягкой лаской дотрагивается до моей руки, что застыла на рукаве ее куртки. Проводит по моим пальцам и едва заметно закусывает нижнюю губу. Можно подумать, что нервничает или завелась из-за какого-то пустяка и берет тайм-аут, чтобы выдохнуть. 

У нее теплые нежные пальцы, которые легкой тропинкой доходят до моего стального браслета и стопорятся. Девушка замирает и начинает смотреть сквозь меня, ненадолго проваливаясь в свои мысли.

— Ты другой сегодня, — произносит она, когда я ничего не делаю и не тороплю ее. 

— Или ты.

Она точно другая. 

Как села в машину, окутала всё пространство сладковатым ароматом, так и принялась запутывать. И еще девичье наивное платьице, как на первом свидании, которое невозможно идет ей. Я вспоминаю, как размышлял тогда есть ли на ней белье или нет и, не откладывая в долгий ящик, положил ладонь ей на плечо и проверил бретельку. Она тогда смотрела на меня точно таким же чистым и открытым взглядом. 

Прям зовет обмануться и поверить в глупый мираж невинности...

На хер! 

Пора разгонять этот морок.

— Ты часто бываешь онлайн, — завожу мотор и выруливаю с тесного двора. — Любишь разнообразие?

Она щурится и теперь смотрит недобро.

— Или уже ищешь замену?

У меня тьма вариантов в голове, потому что я заводился каждый раз, как замечал ее в сети под старым ником. Пытался убедить себя, что мне нет до этого дела, и почти получилось, но потом во мне проснулся врач и увел беспокойство в практичное русло. 

— Тебя это не касается, — произносит девушка и тоном красноречиво показывает, что тему стоит закрыть.

— Касается, — нажимаю холодным голосом. — В прошлый раз я связал тебя и мог поиметь без защиты. Мы взрослые люди и такие вещи стоит обговаривать… Ты трахаешься с другими?

Откуда-то появляется пауза, которую я не планировал. Я собирался задать другой вопрос.

— Даешь без резинки? — все-таки добавляю.

И вижу, как она на рефлексах тянется к ручке дверцы, которая заблокирована центральным замком. 

— Нет…

Так тихо, что я не могу разобрать. Мне кажется, что я просто-напросто слышу то, что хочу услышать.

— Я не расслышал.

— Нет, я не трахаюсь с другими, — поворачивает голову и бросает со злым вызовом, почти что выплевывает слова в мою сторону. — Вообще ни с кем кроме тебя! 

Перестроение отвлекает меня и позволяет прокрутить ее фразу в голове еще пару раз. 

Что она несет?

Что за бред…

— Господи, какой же ты мудак, — выдыхает с гневным и разочарованным отголоском и прячет лицо, вспоминая, что за окном красивый город с ухоженными улицами. — А показался нормальным… В твоей голове никак не укладывается, что переписка — это всего лишь слова?!

Опять в меня. Словами как ударами. 

— Игра, обычная игра! Я не трахаюсь со всем списком контактов! Встретилась только с тобой и в первую же встречу убежала! Ты напугал меня…

— Оу, отлично.

Теперь я тоже злюсь. 

— Куда ехать? — бросаю ладонь к лобовому стеклу, указывая на дорогу. — В полицейский участок? Давай, напиши на меня.

— Останови машину!

— Тут негде!

Поворачиваюсь к ней, ловя ледяной взгляд, за которым стоят бушующие проклятья и легко считываемое желание расцарапать мне лицо. 

— Ты что не видишь меня? — произносит она приглушенным голосом, чем сбивает меня с толку окончательно. — Не видишь, какая я? Тут, рядом с тобой, а не на сайте.

Она собралась всхлипывать?

Я не успеваю перестроиться от гневных реплик к тонкому голоску, за которым то ли угадываю слезы, то ли они мне мерещатся. Хер разберешь, она снова отворачивается и кажется собралась ждать, когда я все-таки найду место для остановки. Я тоже отворачиваюсь, чтобы следить за дорогой, хотя вижу ее так себе. Как в дымке…

Думаю и кручу последние фразы, пытаясь понять, что только что произошло. Она ведь сейчас сказала, что спит только со мной. Со всего сайта выбрала меня единственного и согласилась на встречу… С которой свалила, потому что я видишь ли испугал ее. А потом написывала мне в чатике, что ждала, что я разозлюсь на динамо. И это была нормальная реакция. Она ведь расцарапала мне щеку за то, что я повторил ее пошлые фантазии и зажал посильнее, а на такое мужики злятся. Всё правильно, не зря ждала негатива.

Но сейчас то что? Оказывается, она убежала в панике перед грозным неотесанным мужиком. И слова ему об этом не сказала, наоборот, сама прощение просила в сообщении.

Она нормальная?

Или как все красотки, с вывернутыми наизнанку мозгами?

— У меня голова кругом, — говорю, как есть. — Я ни хера не понимаю, чего ты хочешь.

Молчит.

— Ты, наверное, меня за другого приняла… Я не умею включать галантного кавалера по щелчку пальцев. Если мы трахаемся по расписанию, я не собираюсь таскать с собой цветы и комплименты. Для этого и знакомятся в том чате, чтобы не выносить мозг друг другу. 

— Спасибо, что объяснил.

— То есть ты не знала?

Слышу по ее интонации, что она огрызается и выгуливает сарказм по моим ушам, но отвечаю так, словно принимаю ее реплику за чистую монету. Мы петляем как слепые и только запутываемся сильнее из-за того, что не говорим прямо. 

— Тая? Ты реально искала нормального парня? В приложении с названием Dik? — шумно выдыхаю и качаю головой, не веря в происходящее. — Ну хватит уже, я же даже не выгляжу как идиот, чего ты мне тут постановки начинающего театра устраиваешь? Да и зачем? Тебе скучно со мной? Хорошо, давай разбежимся, если у нас без вспомогательных средств не выходит. То кляп, то истерика… 

Коротко смотрю в ее сторону и замечаю, что девушка неотрывно смотрит на свои ладони. Она бросила их на бедра и делает вид, что ничего больше вокруг нет.

— Как с девушкой, — усмехаюсь, ловя себя на мысли, что проклят и умудрился подцепить головомойку на сайте, где люди тусуются, чтобы как раз ее избежать, ведь свободные нравы и все такое. — Можно подумать у нас отношения… Мне это дерьмо не нужно, мне на работе проблем хватает. 

Тая издает неясный звук и просыпается от странного оцепенения, девушка открывает окно сильнее и делает пару глотков свежего воздуха.

— Нет у нас отношений, — отзывается она после паузы. — Я для тебя никто. Одна из тысячи, которую можно перепутать или заменить на другую.

Мне не нравится ее тон. Холодный и выхолощенный.

— И ты для меня, — добавляет с нажимом. — Хорошо… Но зачем оскорблять, Андрей? Мне не нужен галантный кавалер, просто не будь мудаком. Можешь не верить мне, но я действительно не сплю с другими парнями. С сайта, да и вообще. Ты мой единственный партнер, так что тебе нечего бояться. Хотя, если хочешь, могу кинуть справку в личку. 

Она тянется рукой к ремню безопасности, который отщелкивает.

— Ты тут много говорил, но по итогу хотел назвать меня шлюхой. Пожалуйста, пусть. Только если ты трахаешь шлюху, чего кривить нос? 

Тая медленным взмахом чертит полукруг между нашими телами, привлекая мое внимание, и указывает на автобусную остановку, которая показывается впереди. 

— Я быстро выскочу. Если придет штраф, я оплачу.

— Значит выходишь?

Идиотский вопрос, но другой в голову не приходит. В черепной коробке вдруг случается пугающий штиль от перенапряга, потому что я был уверен, что она понакаляет обстановку да позволит отвезти себя в гостиницу. Скандал же помогает зажечь в постели, если его вовремя и по правильному поводу устроить. Но она явно не шутит и настроена покинуть мою машину. 

— Выхожу, — коротко и ясно, и больше не смотрит в мою сторону, будто уже попрощалась. — Это было ошибкой, я действительно приняла тебя за другого.

Глава 32

Я слишком много навыдумывала на свой счет, что смогу отключить чувства и довольствоваться горизонтальными отношениями. Как будто есть шанс выставить невидимый барьер и не позволить себе думать о большем. Не задерживаться взглядом на его волевом лице и не вслушиваться в хриплые обаятельные интонации.

Нет, я так не умею.

Хотела попробовать, но я не способна играть в изощренные игры, для которых создают специальные чаты. Какой только секс? Я ведь думаю о нем и вчерашний день прошел в душном беспокойстве и войне с самой собой. Я запрещала себе размышлять о нашей встрече и отвечать ему по первому зову, а потом подолгу вела целые диалоги в своей голове. Придумывала его хлесткие реплики и свои остроумные ответы.

Доостроумничала…

Сама не заметила, как поселила глубоко в сердце надежду, что еще всё может быть иначе. Ужасная глупость! Как можно так противоречить самой себе? То я играю с ним и делаю вид, что опытный и искушенный самец мне по зубам, то переживаю по каждому пустяку и ищу в его взгляде что-то настоящее… Откуда там этому взяться? Я для него девица легкого доступа, с которой не надо заморачиваться на тему букетов и комплиментов. Удобный вариант на выходной.

Вот и всё влечение с его стороны.

Я дура, да, но поумнеть же еще не поздно? Открыть дверцу машины и уйти, оставив его в другой жизни, в той, в которой я не знаю как себя вести и как не быть бедным родственником на золотом пороге. Андрей мне понравился, да так, как ни один парень за очень долгое время, но это же не повод выслушивать его скептические замечания и тыканья в мою биографию из строчек переписок. Тем более он входит во вкус и с каждым разом повышает градус и произносит откровенные низости деловым тоном.

Или не низости?

Может, это нормально для него. А у меня судорога по всему телу идет, когда он спрашивает, с кем я еще трахаюсь и пользуюсь ли презервативами. Я не привыкла к такой прямоте, банально переоценила свои силы, когда решилась на авантюру с чужим аккаунтом.

У девушки с сайта оказалось слишком неподходящее для меня амплуа. Мне не подстроиться… Да и к черту! Не хочу подстраиваться! И строить из себя другого человека. Да, это было ошибкой!

— Тая…

Он зовет, но я быстро дергаю ручку и выпрыгиваю на улицу. Тут же захлопываю дверцу и направляюсь к пешеходной дорожке, чтобы скрыться в мельтешащей толпе, а уже потом решить, что делать. Я боюсь, что он начнет догонять меня, но через десяток шагов понимаю, что погони нет. Оглядываюсь через плечо и вижу, что машины тоже нет. Уехал. И слава богу.

— Осторожнее, девушка, — на меня цыкает высокая женщина в брючном костюме, на которую я чуть не налетела, отвлекшись.

— Простите.

Иду дальше, смотря строго под ноги и стараясь унять шторм из мыслей, что поднимается из звонкой внутренней тишины. В ней начинают звучать его холодные слова. Самые главные, именно те, которые задели меня и заставили отказаться от наивной придумки. Он сказал, что ему не нужны отношения… и даже больше, он назвал это дело дерьмом, и скривился так, будто ничего противнее в жизни не испытывал. Вот тут меня торкнуло и все мои установки полетели к черту. Одно дело, догадываться, что ему не нужна девушка и поэтому бояться признаться, что ты как раз и есть обычная девушка, а не секс-игрушка с богатым послужным списком, а другое — услышать из его уст. 

Как приговор.

Точки над i.

Он начинает звонить. Я не достаю сотовый из кармана куртки, но знаю, что это Андрей. Я поставила на его телефон девчачью песенку Taylor Swift, чтобы не реагировать на его звонки, когда он наговорил мне первую дозу грубостей в переписке. Я успеваю дойти до следующей автобусной остановки и решить поехать домой или к Ленке, когда сотовый переходит на короткие переливы. Теперь Андрей вспомнил о чате. 

Он умеет в слова и я боюсь открывать его новые сообщения. Не доверяю себе и выдерживаю минут десять, занятая выглядыванием нужного автобуса. Но в салоне руки сами лезут в карман и проверяют приложение. Впрочем, я не открываю его, а смотрю уведомления на главном экране.

— Я все равно ни черта не понимаю.

— Ты странная.

— Забрать тебя? Выдохнула?

— Тая?

Ничего интересного, поэтому я зажимаю иконку приложения Dik и раздумываю еще пару мгновений. А потом все же удаляю его к черту. И думаю, что проклята, ведь мне вновь придется менять адрес. Я переезжала после прошлых отношений, а теперь хватило всего трех встреч, чтобы прийти к тому же итогу. Черный список и новый арендодатель.

Отлично, Тая. Умеешь.

Я сперва добираюсь до дома Лены, а потом понимаю, что не предупредила ее и не позвонила. Перешагиваю с ноги на ногу у входной двери, а потом все же трогаю звонок. С той стороны отзываются не сразу и я успеваю повторить про себя график работы Лены. Ведь должна быть выходной, и она не говорила, что собирается куда-то идти.

— Ой, — она встречает меня странным возгласом, когда раскрывает дверь и бросает встревоженный взгляд в мою сторону.

А через мгновение оборачивается, смотря через плечо вглубь квартиры.

— Не вовремя, да? — догадываюсь по ее поведению, что ей сейчас не до меня, и виновато опускаю глаза. — Прости, я забыла позвонить.

— Да, сейчас…

— Кто там? — из-за ее спины гремит грубоватый мужской голос, который совершенно точно принадлежит Илье.

Я не так часто пересекалась с ее мужем, но высокий голос и нос с горбинкой запомнила. Он приятный парень, показался мне обаятельным и мягким, так что я закрепила ведущую роль в браке за Ленкой, но вот сейчас по раскатам гневных молний, что слышатся в его коротком вопросе, готова предположить обратное.

Да и Лена притихла. И голову в плечи засунула.

— Ой, не вовремя ты, Тайка, — добавляет она быстро и хочет произнести еще что-то, но муж не дает.

Он кладет широкую ладонь ей на плечо и без всякой осторожности отодвигает в сторону. Рослая Ленка вдруг становится невесомой пушинкой в его руках и уплывает назад, а передо мной появляется перекошенное от злости лицо Ильи.

— Ты, — шипит он и сдавливает пальцами мое запястье, после чего утягивает меня в квартиру. — И пришла, не постеснялась!

Дверь захлопывается, отсекая лестничную площадку вместе с путями бегства. А бежать хочется, сломя ноги, и даже не разбираясь в причинах безумия чужого мужа. От него исходит столько эмоций разом и все они раскаленно-красные, будто я главный предатель во всей его жизни.

— Тая, я призналась Илюше…

— Молчать! — рявкает Илюша и Лена шумно выдыхает, сглатывая последние слоги. — Я уже наслушался тебя! Ты что мне скажешь?

Он вновь возвращается взглядом палача ко мне и уводит руки подальше. Я же замечаю, что на его белках лопнули сосуды и по ним теперь тянутся тонкие красные ниточки. Я завороженно смотрю на него, прогибаясь под гнетом мужской агрессии, и не сразу могу сообразить, что вообще здесь происходит и что мне делать. Я ждала совсем другой прием и не в состоянии перестроиться за мгновение.

— Илья, я не понимаю, — говорю как есть и по его дерганно-нервной реакции понимаю, что не угадала со словами. — Я лучше пойду…

— Пойдешь? — он ухмыляется. — Теперь она пойдет! Отлично просто! А ничего забрать не хочешь?

Столько слов и ни одной подсказки. Осторожно перевожу взгляд на подругу, ища подсказку, но та сосредоточенно рассматривает розовые домашние тапочки, которые валяются под обувной полкой. 

— Принеси ей, Лен! Быстро! — командует и раздувает ноздри как ненормальный. — Чтобы этой грязи в моей доме больше не было!

Чего? 

Но вслух не произношу.

— И тебя чтобы не было! Моей жене такие подруги не нужны!

— Громкий ты, — не выдерживаю и отвечаю ему спокойным голосом, потому что уши уже на самом деле закладывает. 

— Огрызаешься, да? Стыдно?

Он так смотрит на меня, как на грязную тряпку, что во мне все-таки зажигается первая догадка. Я уже чувствовала на себе такое… Не взгляд, но тоже пренебрежение, только через интонации. Андрей колол меня ими, когда неожиданно задавался целью уколоть меня посильнее. Заводился он не так бешено, но тоже переставал напоминать себя. Как другой человек, понесло и не остановить, пока всю программу не исполнит.

— Вот, — еле различимо шепчет Ленка и протягивает мне телефон.

Она принесла его из кухни и теперь тычет мне в ладонь, чтобы я взяла побыстрее. Глаза по-прежнему прибиты к полу. Хотя нет… Вот! Она поднимает их на меня и на секунду пересекается взглядами со мной. И там мольба, она буквально заклинает меня то ли подыграть, то ли еще что, но совершенно точно — не спорить с ее мужем.

— Да бери уже, — подгоняет Илья, сбавляя тон.

Кажется, он накричался и даже чуть выдохнул, хотя смотреть в его сторону по-прежнему нет никакого желания. Я беру телефон, который никогда не видела, из ладони в подруги и перенаправляю его в карман джинсовой куртки.

— А теперь уходи, — заключает Илья. — И больше не втягивай мою жену в свои извращения. Она по доброте душевной не смогла отказать и не поняла, во что ты ее втягиваешь. А ты… ты…

Он не придумывает больше слов, а я по-прежнему ни черта не понимаю. Но главное мне теперь можно уйти, парень самолично раскрывает дверь и резким взмахом указывает на выход.

Вот что за день сегодня?

Глава 33

Она уходит. Спокойно закрывает дверцу машины, хотя я ждал злого хлопка прямо по новому кузову, и уплывает прочь. В толпу.

Туда и дорога.

К черту! Заебался…

Я хирург, а не психотерапевт, чтобы разбираться, что не так с ее мозгами. Сейчас поеду в бар и сниму нормальную девчонку, которой не надо объяснять для чего знакомятся наспех и ищут, где уединиться. 

— Черт, — бью по рулю и противно усмехаюсь, понимая, что вообще-то день на дворе и нормальные бары закрыты.

А те, которые открыты, крутят футбол или регби, и хвастаются не соблазнительными женскими телами, а пивными кружками с фирменными эмблемами. Может, напиться тогда? Заделаться фанатом местного клуба и поддержать спортивную истерию, коль у меня облом в другой сфере. Или в спортзал поехать, вышибить дерьмо из башки с помощью штанги. Обычно помогает. Проторенная дорожка, я вечно, как навалятся на работе конфликты и перспектива оказаться в “Пусть говорят” за не ту форму носа, которую нарисовала себе клиентка и плевать она хотела на дооперационные договоренности, так иду в качалку. Тупо, но действенно.

Я вообще не умею развлекаться. Секс да тренировки. Всё.

Наверное, я скучный тип. Настолько, что, в конце концов, еду домой, чтобы выспаться. А потом начинается привычная карусель из консультаций, осмотров и процедур. Два дня мне удается забивать голову одними делами и отключаться точно в назначенный час, чтобы утром подорваться с трелью будильника и отправиться в клинику. 

Но все же наступает критичный вечер и я даже не изображаю из себя стоика. Появляется идея и я беру телефон в руки, открываю то самое приложение и проверяю чаты. Тая не писала и даже не заходила онлайн, появившись последний раз как раз в тот день, когда я назначил ей последнее наше свидание. 

Я немного удивлен и хмурюсь, пытаясь понять, в чем подвох. Забила на нежный аккаунт? Я так ее взбесил? Или подумала, что я буду написывать ей и даже черный список меня не остановит? Открываю нашу переписку и смотрю на мигающую полоску, которая предлагает набрать сообщение. Нет, писать я не буду… Да и что? Да и кому?

Ее нет.

А Плеточка?

Интересно, Кожаная Плеточка на месте? Лезу в свой черный список и нахожу контакт, который Тая собственноручно сюда забросила. Делаю разблокировку и замечаю, что она даже всю нашу переписку подчистила. Отлично. Сразу видно опытного игрока, замела все следы и свалила в закат.

— Да, Андрей, — произношу вслух, как поехавший. — Наивные глаза ничего не стоят. Это приманка для таких идиотов, как ты.

Я почему-то злюсь и чувствую себя обыгранным по всем статьям. Мне бы плюнуть и забыть, но что-то непонятное тянет назад и не дает закрыть проклятое приложение. А заодно включить хваленое благоразумие и запечатать странную историю под седьмым заключительным замком. Но нет… не получается. Туплю в горящий экран и вспоминаю, как она ласково улыбалась мне.

А еще огрызалась, обаятельно фыркая.

Закусывала губы, когда подбирала слова и тянула паузы.

Слишком резко оборвалось. Я не наигрался и тупо не натрахался с ней. Да, дело в этом. Я ведь собирался развлечься с ней, как следует, а вышло вон как. 

Херово вышло.

Отбрасываю телефон прочь, так что бедняга проскальзывает по мраморной столешнице и утыкается в банку кофе. Я забыл включить блокировку, и от кульбитов на экране загорается галерея моих фоток. Маленькие иконки офисных моментов и посиделок с друзьями, конференция в соседнем городе, расписания смен… и, чего скрывать, стандартные снимки из душевой спортзала. 

Я использовал их для сайта Dik. Показывал жилистые руки и тренированное тело. На низ как раз запала Плеточка и написала мне первой. И теперь я смотрю на другие свои фотографии и постепенно прихожу к простой и, может быть, не самой умной идеи. Я возвращаю телефон в ладонь и регистрирую новый профиль. За секунду придумываю дурацкий ник Властелин Твоей Задницы и нахожу свою Кожаную Плеточку. 

На этот раз пишу ей сам. Держу в уме все ее предпочтения и стопроцентно уверен, что раскручу ее на встречу за пару дней. Тем более она была он-лайн час назад и выложила новые фотки. Разные бдсм-непотребства, которые стоит воспринимать, как инструкцию к применению. 

— Это твой пресс? — она отвечает почти сразу, подсвечивая свою аватарку зеленым огоньком. — Или фотошоп?

— Хочешь проверить?

— Нет, сперва хочу услышать твой ответ.

— Мой, крошка. А задница твоя?

Ни хера. Я видел ее формы, и на фотке под прозрачным кружевом точно не ее попка.

— Смотря, что ты хочешь с ней сделать.

— Отшлепать?

— Ну… Еще?

— Я нагнуть тебя хочу. Вдавить лицом в подушку и делать всё, что захочу. И чтобы ни звука от тебя.

Вот и момент икс. Я и так уже понимаю, что она мне глупости в машине несла, изображая из себя невинную овечку… пользовательницу секс-чата. Но сейчас все становится настолько очевидным, что я улыбаюсь нездоровой улыбкой. 

— Ты грубый?

— Я выебать тебя хочу. Как думаешь, я грубый?

— Черт… Ты совсем плохой.

— Не соскочишь? У меня времени на глупости нет.

— И серьезный еще.

— Адрес давай.

Глава 34

Мы общаемся весь следующий день, я каждую свободную минуту трачу на чат. Я уже знаю, что она любит и исполняю партию голодного неотесанного мудака как по нотам. 

23.00. Отель “Seven Hills”.

Как итог.

Приезжаю раньше времени и оплачиваю бронь. Время есть, поэтому первым делом иду в душ, когда захожу в просторный люкс. Не королевский, но хороший, и пахнет свежестью с примесью легкого цветочного ароматизатора, а не затхлым спертым воздухом, как во второсортных гостишках. И душевая кабина радует размером, ничего не подпирает и не дает пожалеть, что не родился тайцем или еще каким доходягой. 

Стою под массирующими струями душа и думаю, что на этом вечере нужно будет поставить точку. Завершить дурацкую историю… Сейчас Тая придет, удивится, что это опять я, может пофыркает и покривится ради приличия, а потом я покажу ей, где здесь стоит двуспальная огромная кровать.

Кровать.

Секс.

Черт!

Я понимаю, что забыл презервативы. Хер его знает, как можно было так облажаться, но факт остается фактом. Со злостью закручиваю вентиль и выхожу из кабинки, чтобы все-таки проверить карманы джинс. И заодно рубашку, хотя там вообще без шансов. Нет у меня привычки класть упаковки в нагрудные карманы. 

Сука! 

Точно нет!

Еще подскальзываюсь на мокром кафеле, когда сдергиваю с полки наручные часы, и чуть не валюсь головой вниз. Отлично, просто отлично… с шишкой на башке и без презервативов я ее точно уломаю. 

Проверяю время и прикидываю, куда можно сгонять за десять минут, чтобы исправить косяк. Ладно, по дороге решу, а сотовый как раз кину в нагрудный. Так не пропущу ее сообщение, если задержусь. Я быстро накидываю на себя одежду и выхожу в коридор, гуглю ближайшую аптеку и облегченно выдыхаю, замечая красный крест на карте неподалеку. Надо только включить дополнительную скорость.

В холле я уточняю направление у девушки на ресепшн, которая смотрит на меня заговорческим взглядом. Словно у меня не могла разболеться голова или какое другое недомогание случиться… Хотя я же попросил оставить второй электронный ключ от номера на стойке, чтобы другой гость мог открыть дверь сам. 

— Спасибо, — киваю ей и разворачиваюсь к двойным высоким дверям с эмблемой сетевого отельного гиганта.

— Всегда пожалуйста.

И мелодичная усмешка в голосе. Легкая, на грани “померещилось”, но девушку реально позабавил мой спринтерский рывок в ближайшую аптеку. Я тоже над собой посмеюсь, но потом. 

Нужный круглосуточный магазин находится через дорогу, я провожу несколько минут в компании странных полуночников, одному зачем-то нужен бинт в поздний час, другому — витаминный комплекс и поболтать с милой продавщицей. Я отгоняю его прочь нетерпеливым возгласом, а потом подключаю ладони и просто-напросто оттаскиваю в сторону вместе с покупкой. А потом прошу презервативы и запоздало догоняю, как это всё выглядит со стороны.

Как будто меня там ждет последний шанс на секс, который я никак не могу упустить.

Дожили, блять…

Уже вторая девушка за короткий вечер смотрит на меня с усмешкой. Молоденькая продавщица пробивает упаковку и ставит ее на ребро, корябнув острым ноготком по прозрачной пленке. 

— Наличные, карта?

— Карта, — протягиваю телефон к терминалу оплату и сваливаю к черту уже без всяких “спасибо”.

Тороплюсь назад и открываю чат на всякий случай, проверяя последние сообщения. Я немного опаздываю, уже две минуты двенадцатого, но она вряд ли придет вовремя, так что запас должен быть. Игнорю лифт с пассажирами и поворачиваю к лестничной площадке, мне нужен третий этаж и это занимает еще пару минут.

Всё. Можно выдохнуть. Я на месте.

Прикладываю ключ к двери и толкаю. Сразу чувствую чужое присутствие, незнакомый женский аромат с резковатыми активными нотами. Слишком густой и сильный… Мне больше нравились другие ее духи, легкие и весенние, которые она держит для встреч в образе Нежной Феи. Я вхожу в номер и закрываю за собой дверь, остаюсь на месте и жду, когда глаза привыкнут к темноте.

Свет включать не хочу. Она не включила… да и есть в этом что-то. Сумрак вокруг и лишь запах духов, и наплывы учащенного дыхания. Я начинаю различать ее вдохи и выдохи, которые подсказывают направление — в главную комнату, где я раньше успел заметить кожаный диван, стеклянный столик и минибар. 

— Малышка, — зову ее и приближаюсь.

Не спешу, делая один размеренный шаг за другим. А дымка тем временем рассеивается и я начинаю различать очертания предметов мебели. И ее шикарную фигурку в центре комнаты. Наверное, на ней высоченные каблуки, она кажется выше. Тая стоит ко мне спиной и лишь коротко оглядывается через плечо, смазанно выдыхает и вновь отворачивается. Соблазнительно ведет плечами, а потом поднимает ладони и кладет их на тонкую талию, которую начинает поглаживать.

Дразнится.

И пока не узнает меня. Видит меня лишь как массивный силуэт. Я тоже не разбираю ее лица, но додумываю и вспоминаю ее красивые правильные черты, которые, как оказывается, запомнил до малейших деталей.

— Будешь молчать? — останавливаюсь в нескольких шагах от нее и кладу ладонь на дверной косяк. — Мне так даже лучше.

Специально произношу больше слов, чтобы она уже поняла, кто перед ней. То есть позади нее. Но девушка прячет все эмоции и лишь вскидывает рукой, указывая пальцами на глубокое кресло.

Она хочет, чтобы я сел в него.

Ок.

Я шагаю к нему, неотрывно смотря на волнующий силуэт в тесном облигающем платье. И она как будто прочитывает мои мысли, заводит руку назад и нащупывает молнию на спине. Ловко подцепляет крошечный замочек и уверенно тянет вниз, раздеваясь.

Зря я не врубил свет.

Сейчас бы было кстати. Малышка скидывает бретельки с плеч и ловит ткань лишь на бедрах, после чего спускает платье еще ниже и перешагивает через край. Она остается в одном белье, цвет которого я не могу разобрать. Откидываюсь на мягкую спинку кресла и широко расставляю ноги, смотрю, как она изящно вытанцовывает и начинает приближаться, выстукивая четкий ритм каблучками.

Цок-цок.

Прямо по нервам.

Она становится ближе, но вижу я ее хуже. Девушка стоит против света и разжигает мое желание одним своим присутствием. Она делает последний шаг и опускается передо мной на колени. Черт побери, так просто и ни одной лишней ужимки, у меня чувство, будто я заказал профессионалку с хорошими рекомендациями. Нет ни смущения, ни зависаний в воздухе, когда ты понимаешь, что девушка стесняется или боится показаться неуклюжей, ничего подобного, она уверена в каждом своем движении и беззастенчиво хвастается богатым опытом.

Вряд ли ее так раскрепостил полумрак, не бывает таких чудес. Я неотрывно смотрю на нее, пытаясь пробиться через темноту и заметить знакомые черты. Не только очертания и общие штрихи, а что-то ее… то, что какого-то черта глубоко запало в душу…

Тая устраивается у меня между ног и обжигает коротким касанием, я уже хочу потянуться к ней, чтобы протиснуться между ее губок и вспомнить их сумасшедший вкус, но она плавно отодвигается назад.

Вот черт… Опять?

Но она уплывает недалеко, остается напротив и тонким пальчиком показывает сперва на одну ручку кресла, а потом на вторую.

— Боишься моих рук? — усмехаюсь, но кладу ладони на подлокотники, обитые шершавой тканью. — Тогда давай сама. 

Ее не нужно уговаривать, она приподнимается и прижимается лицом к ширинке. Туго ведет щекой по паху и жарко выдыхает, выкручивая и мое дыхание к черту. Блять! 

Вот так бы сразу. 

— Расстегни ширинку.

Тая чуть-чуть отодвигается от меня и послушно переносит пальчики на застежку ремня. Находит ноготками металл и ловко подцепляет, выуживая язычок из петли. С ее губ слетает томный выдох и, мне кажется, что он расходится прямо по моему кровотоку. Становится невыносимо жарко и тесно в груди, я подаюсь вперед, к ней ближе и с трудом оставляю ладони на подлокотниках. Пальцы уже болят от напряжения, я безотчетно вжимаю их в твердую поверхность сильнее и сильнее.

Малышка распускает молнию и заводит указательный палец под резинку боксеров. Снова дразнится и обводит ее по кругу, задевая меня легким касанием. Мне надо сильнее и жестче. Мне…

Мыслей не остается, когда она подносит ладонь к своим губам и проводит языком по пальцам, смачивая, а потом вновь тянется ко мне и оголяет. Она обхватывает ладонью мой стояк и нажимает, взрывая всё к чертовой матери! Ее влажная ладонь скользит по моему члену, и меня на рефлексах бросает к ней. Хочу сдавить в руках и почувствовать ее шелковую кожу на себе, ее жар и податливость...

— Иди ко мне, — бросаю хрипло и выбрасываю ладонь вперед.

Нахожу ее длинные волосы, которые кажутся мне другими, словно она парик надела на встречу, и спускаюсь ниже. По плавному изгибу к хрупкому плечу…

Стоп, не хрупкому.

Какого?

Но она точно рослее и шире в плечах.

И выше.

Вспышкой вспоминаю, что девушка показалась мне выше Таи.

— Эй! — идиотский возглас слетает сам собой.

Я резко выпрямляюсь, отбрасывая от себя ладони незнакомки, и замираю на мгновение. 

Да что за черт?!

Что, блять, происходит?

— Что не так? — девушка сбивчиво шепчет и добивает меня совершенно незнакомым высоким голосом. — Ногтями задела?

Мне нужен свет, чтобы разобраться. 

Да! Точно.

Рывком направляюсь к стене и со второго раза попадаю по выключателю. Разворачиваюсь назад и не вижу ни одного пересечение с внешностью, которую только что рисовал в воображении. Только пол совпадает, за что, конечно, спасибо.

— Кто ты такая? — в моем голосе столько злости, что девушка поднимает на меня испуганный взгляд и подумывает уползти за кресло. 

Передо мной худощавая брюнетка с длинными ногами и накаченными губами. Она хорошо выглядит, но от тренированного взгляда пластического хирурга не уходят откровенные мелочи и я понимаю, что она старше меня. Ей сорок, даже немного за. На ней темно-синее полупрозрачное белье, которое состоит из жестких вульгарных ремешков. Отсылка к БДСМ-тематике, видимо.

— Я? — она вновь говорит и переводит взгляд на мои руки, как на главную угрозу.

Черт! Она на самом деле боится меня. И уже коротко осмотрелась по сторонам, пытаясь понять, как ей выбраться из передряги.

— Плеточка, — выдыхает она через мгновение. — Мы переписывались в чате и ты пригласил меня в номер. 

— Как давно у тебя этот профиль?

Девушка вскидывает брови, словно я пин-код от банковской карточки потребовал.

— Ммм… А зачем тебе?

— Мне нужно знать, — делаю шаг к ней без задней мысли, но этого оказывается достаточно, чтобы развязать ее язык. 

— Полгода уже. Я могу месяц не заходить, а потом опять появиться… Ты меня пугаешь. Я не понимаю, что не так. 

Здесь всё не так. Но самое главное - где моя Фея?!

Глава 35

— Как тебя зовут? — приподнимаю раскрытые ладони и медленно подхожу к незнакомке. — На самом деле? Ну или придумай, что хочешь, чтобы я мог к тебе обращаться.

Кожаную Плеточку можно трахать, а вот диалог с ней вести затруднительно. Тем более диалог нелегкий и важный для меня. Мне нужны ее ответы, чтобы разобраться в ситуации. До меня потихоньку начинает доходить что к чему, но отдельными вспышками, хаотичными и нервными.

Я застегиваю ремень на джинсах и жду, когда она перестанет подозрительно коситься на меня и поймет, что распускать руки я не собираюсь. С доверием у нее сложно, я замечаю смачные синяки на предплечьях, которые не получается списать на грязные игры и доминаторские замашки. Скорее, у любовника отказали тормоза и он решил показать ей настоящее насилие, без эротично-возбуждающего привкуса.

Тупая физическая сила. Ей явно досталось… Как же надо любить секс, чтобы рисковать и не бояться нарваться во второй раз? И видно, поэтому она погасила свет, чтобы не портить томный вечер своими побоями. Это же чертовски несексуально.

Все-таки я злюсь, хотя и пытаюсь спрятать негодование вместе с гадким раздражением поглубже в себе.

— Марина, — она, наконец, выбирает себе имя и неуклюже хватается за сидушку кресла.

— Я помогу.

Наклоняюсь и обхватываю ее за талию, после чего усаживаю в кресло, в котором мне почти обломился хороший рабочий минет. 

— Итак, Марина, — отпускаю ее и отхожу на шаг. — Где твой телефон? 

Она прикусывает нижнюю губу и выдает направление торопливым взглядом в сторону комода у дальней стены. Я смотрю в ту же сторону и вижу маленькую женскую сумочку с золотой кнопкой. 

— Не надо, — шепчет она, понимая мое намерение. — У меня муж… Пожалуйста…

— Твоя жизнь меня не касается и не интересует, мне нужна только твоя учетка. Наша переписка.

— Я удалю, — она кивает и нервно сглатывает. — Не вопрос, всё удалю. Хотя ты ничего не присылал такого.

Я сперва поворачиваю назад и поднимаю с пола платье, которое кладу ей на бедра.

— Оденься пока. 

Когда в моих руках оказывается ее сумочка, я пару секунд медлю, а потом все же раскрываю ее сам. Вижу зеркальце, тоналку, интимную смазку и пачку презервативов (черт!), и айфон. Я достаю его и возвращаюсь к Марине, чтобы она разблокировала экран. 

— Я проверю переписку и верну тебе его. Вызову такси. И мы забудем друг об друге и этом вечере. 

Она машинально кивает, хотя видно, что все равно сомневается. Но она послушная, даже немного забитая, впрочем, как иначе? Она в слабой позиции сейчас, я понимаю, что ей есть, что терять, если странные сексуальные пристрастия выплывут наружу и перестанут быть секретом отельных комнат. 

— Готово, — Марина протягивает мне телефон, на экране которого горит открытое приложение Dik. 

Я быстро нахожу нашу переписку, к счастью, та еще не успела уползти вниз, заваленная сообщениями других озабоченных, и замечаю, что мой профиль она кинула в папку “избранное”. У меня же в голове одна сплошная папка “какого хуя”. Я прочитываю наши сообщения за последние два дня и понимаю, что соблазнял на номер в отеле “Seven Hills” именно ее.

Тогда я листаю ее чатики дальше, поражаясь их количеству и трехзначному числу сообщений в почти каждом из них, и набредаю на свой первый профиль. 

Сука…

Да, это он.

Именно с ней я договорился о встрече в торговом центре.

— Почему ты не пришла?

— Что?

— Вот, смотри, — тычу в экран. — Это тоже я. Ты не пришла…

— Я же извинилась. 

— А во второй раз? 

— Я запозднилась, не смогла войти в сеть из-за мужа. А когда появилась возможность, ты уже кинул меня в черный список. Я решила, что ты обиделся. 

Отворачиваюсь от нее и логичных простых слов и продолжаю крутить нашу первую переписку, где девушка фантазирует и просит взять ее жестко и грубо. 

Насильно. Как последнюю шлюху. Как вещь.

Тая не писала мне этого.

Нет.

Ни одного грязного слова.

Блять!

Она вообще тут не при чем...

А что тогда в машине?

Я ведь связал ее и трахнул.

Насильно. Как последнюю шлюху. Как вещь.

Глава 36

Меня штормит… Странное непонятное ощущение, словно башку заволокло густым туманом и я с трудом пробиваюсь сквозь него. На автомате достаю бумажник и вытаскиваю две пятитысячные, которые кладу на комод рядом с ее сумкой.

— На такси, — бросаю Марине и отталкиваюсь от комода, стараясь придать себе ускорение.

Задвигаться, наконец!

— Вызови сама, — подхватываю свою рубашку и отворачиваюсь, чтобы больше никогда не видеть девушку из чата, хватит с меня дурацких переписок и никнеймов, за которыми может скрываться кто угодно

Иду на выход, а потом по коридору отеля и постепенно прихожу в себя. Запрещаю себе думать о всякой ерунде, когда нужно что-то делать. Решение приходит внезапно, вспоминаю адрес Таи и на парковку спускаюсь уже бегом, запрыгиваю в салон и чиркаю бампером по стальному ограждению, которое мешает сделать крутой маневр. Не отвлекаюсь на навигатор и мысленно прокладываю путь к точке назначения, заодно поглядывая на электронные часы. Уже полдвенадцатого, не самый ранний и гостеприимный час, но до утра все равно не дотерплю.

Мне нужно увидеть ее. 

До стиснутых зубов нужно!

Посмотреть в глубокие глаза и понять, что в них. Увидеть ее трезво, а не через строчки чатов, которые я вел не с ней. Сука! Как же так… Почему она молчала? И слова не сказала, я ведь не глухой, ничего не было, ни разу не заикнулась, что я путаю ее с другой и бросаю намеки на всякое совершенно мимо. Я ведь помню, что припоминал откровенные сообщения много раз, давил на нее и ждал, когда она уже перестанет ломать комедию невинной дурочки и перейдет к исполнению своих обещаний.

Ни хера не понимаю.

Впрочем, как всегда с Таей.

Я нервно смеюсь и сжимаю кожаный руль до противного скрипа.

Я сбит с толку, но если подумать, ничего не поменялось. Всё, что касается Таи, как скрученный клубок, где не разобрать, где начало, где конец. Рядом с ней я каждый раз кручу в голове новый ребус и то злюсь, то решаю послать всё к черту.

Хотя сейчас есть ощущение, что послали меня. 

Она заблокировала меня на аккаунте Нежной Феи и с тех пор ни разу не появилась в сети. Вообще. Ее больше нет на сайте. Так что кроме адреса у меня нет других ниточек… впрочем, это же канат. Что может быть лучше домашнего адреса? Его не заблокируешь и дверь на месяц не запрешь, чтобы отгородиться от гостя.  

А я упрямый.

Уже во дворе узнаю знакомую местность и выруливаю к арке, через которую выезжал на другую сторону дома. Бросаю машину так, что вообще-то можно получить спущенные колеса, но плевать. Сейчас не до поисков нормального места для парковки, я уже всеми мыслями на ее этаже. Стою у входной двери и мучаю звонок с маниакальным упорством. 

Мне везет с подъездом, домофон почему-то отключен и серая дверь едва прижата к металлической раме. Я дергаю ее за ручку и иду к лифту, в который вносил ее той ночью… Черт, откуда столько воспоминаний? До проклятых реалистичных 3D деталей. Тая напряженно дышала и немного кривилась из-за пораненной коленки, а еще выставляла локти, будто больше всего боялась, что я подумаю, что ей хорошо в моих руках. 

И пахла весной.

Сладко, вкусно…

— Кто?

Из прошлого меня вырывает грубый мужской голос, который раздается из-за двери. Я машинально оглядываюсь по сторонам, проверяю, в ту ли дверь позвонил, и понимаю, что ошибки нет.

Может, тот мудак?

Которого я выставлял за порог и обещал сделать хуже, если он появится еще раз на ее пороге. Храбрости набрался что ли? Или решил, что я шучу?

Ничего не отвечаю и звоню еще раз, дольше и наглее.

— Да чего тебе надо?!

С этим возгласом дверь резко распахивается, едва не задевая меня, и в проеме вырисовывается массивная фигура крайне недовольного мужика. Он не брит, не рад и неосторожен. Тут же тянет ко мне кулак и сотрясает воздух в паре сантиметрах от моего лица.

— Попутал?! Чего названиваешь?!

Я его разбудил. И видимо, после суточной смены. 

— Тая дома?

— Кто?

— Тая, — заглядываю в квартиру через его плечо, но там мрак и лишь мерцающий отблеске от работающего телевизора. — Девушка лет двадцати, она здесь живет.

— А девчонка, — он чуть выдыхает и растирает лицо крупными ладонями работяги, — я подумал, ты из… Нет ее, она съехала, теперь я снимаю.

— Куда съехала?

— Бля, да откуда мне знать! Ты время видел?

— Мне нужно ее найти, это очень важно…

— А, ну если важно, то подожди.

Мужик поворачивается, переводя взгляд на прихожую, и выдает окрик басом.

— Тая! — зовет он, решив заодно перебудить остальных жильцов. — Эй, Тая! 

Тишина.

И мужик, как ни в чем не бывало, пожимает плечами и вновь смотрит на меня.

— Все-таки нет ее. Съехала.

После чего тянет за ручку и собирается захлопнуть дверь у меня перед носом. Я в последний момент вклиниваю ладонь в проем, рискуя фалангами, но с трудом удерживаю его смачный хлопок.

— Дай номер хозяйки. 

Мужик чертыхается и злится, что я хозяйничаю и не даю закрыть его дверь. 

— Мне очень нужно. Послушай... Никогда не косячил перед бабой? Помоги, приятель. Я правда больше не знаю, где искать.

Глава 37

Мужик дает мне телефон хозяйки, но вот та не может ничем помочь. Тая постаралась и обрубила все связи, хозяйка не может найти ее телефон в записной книжке, хотя точно помнит, что Тая перед прощанием должна была вбить новый номер. Или удалить к черту всё! А фамилию девушки хозяйка не знает, ведь не было никакого договора, Тая платила залог и лишних документов не предоставляла.

Конечно, хозяйка может врать мне, скрывая правду, но не щипцами же тащить из нее. Я и так убил целый час у нее, просил, предлагал деньги, давил на жалость.

Ноль.

Давненько меня так не обламывали. Напрочь забытое чувство, когда что-то идет строго перпендикулярно моему плану и звонко щелкает по носу. Неужели, я ее так обидел? Или все-таки напугал? Что Тая поспешила съехать и оборвать контакты… Я вел себя как мудак, я не спорю, но я был уверен, что не захожу за границы. И больше всего меня мучает главный вопрос — Почему она мне ничего не сказала?

Ни в первую встречу в торговом центре.

Ни после секса в машине.

Особенно после машины… Хотя она была зла тогда. Да, точно! Выскочила из салона как ошпаренная и попыталась убежать, скрывшись в темноте. И еще кричала на меня… Бля! Запоздалый состав из воспоминаний ударяет в голову и мне становится не по себе. Я ведь связал ее до кровавых ссадин и накинулся как оголодавший, не дав и слова произнести. 

— Да, — после гудков, наконец, отзывается знакомый голос.

— Леха, привет. Тут дело есть по твоей части. 

— Слушаю.

— Надо чужой аккаунт взломать. 

— Чего-то не похоже на тебя…

— Да, знаю. Забей. Только сайт специфичный. Я тебе ссылку кину на профиль, но сильно не ржи. Если что достанешь данные о владельце странички, буду обязан. 

— Давай, жду. 

— И по срокам. Дело срочное. Очень надо.

Слава богу есть знакомый, потому что идти с таким к чужакам — еще то наслаждение. Леха и то не сдерживается, и через пару минут, как я отсылаю ему ссылку на аккаунт Нежной Феи, кидает мне голосовое сообщение. И в нем нет ни единого слова, только раскатистый грубый смех. Он ржет надо мной, как над последним идиотом, но потом присылает нормальное сообщение, где обещает управиться за пару дней.

Пару дней.

Сперва мне кажется, что это пустяк, пролетят и не замечу. Но ни хера, даже работа не спасает. Вернее, она выжимает меня физически, но чертов организм откуда-то берет запасы энергии, чтобы гонять противные мысли по кругу. Нет сил, чтобы пойти и принять душ, но для догадок и флешбэков они находятся. 

Тая.

Да чтоб тебя! 

Помню ее улыбку и смущенный смех, и мутный взгляд, с которым она поцеловала меня, когда я остался у нее на ночь, и попросила пощады. Такая маленькая, нежная и ласковая, она жалась ко мне, а я был рад, что мы не достали одеяло, и я могу согревать ее своим телом. Чувствовать ее тугое сумасшедшее тело и тесно обнимать, угадывая, как она довольно улыбается сквозь сон.

Она мирно дышала и иногда опускала лицо и целовала мои пальцы, которыми я обнимал ее за плечи. Странно, ведь в то мгновение я верил ей, ни о чем другом не думал, сам замирал от ее нежности и не верил, что мне так повезло. 

Это потом меня понесло… Но в тот момент всё было идеально.

Я беру внеочередное дежурство, чтобы уж наверняка отключиться после рабочих часов. Не проверять телефон и не доставать Леху, а тупо вырубиться, как только коснусь подушки. План удается лишь после трех порций виски. На уставший организм алкоголь действует решительно, я даже ловлю легкое дежа-вю, будто вернулся на первый курс, когда еще не умел пить и “плыл” раньше всех в закаленной компании.

Я не раздеваюсь и остаюсь на диване в своей гостиной, растягиваясь во весь рост. И сквозь пьяное мельтешение все равно вижу ее лицо. Только не то открытое и счастливое, а другое, когда она сидела рядом со мной в машине и слушала мои вопросы, после которых взорвалась и сказала столько всего, что мне тесно в собственной голове.

“Ты что не видишь меня? Не видишь, какая я? Тут, рядом с тобой, а не на сайте”. 

С размаху ударяю кулаком по подлокотнику, заставляя тот треснуть, и злобно выдыхаю. Яркая вспышка агрессии помогает ненадолго, только ладонь теперь саднит и ноет глухой болью. 

Отлично.

Бля, Леха! Чего ты так долго? Я же сопьюсь...

Глава 38

Я сижу в глубоком кресле и смотрю по сторонам. Правда, ничего не замечаю, только мельтешение и приглушенные цвета вечернего заведения. Вокруг люди, незнакомые и довольные, они сидят за соседними столиками и негромко переговариваются. Джазовые проигрыши наплывают сверху, где-то под потолком спрятаны колонки, которые скрашивают мой вечер как могут.

Я в сотый раз провожу пальцами по светлой скатерти и утыкаюсь в аккуратную вазочку с полевыми цветами. Рядом с ними стоит высокая прозрачная колба, в которую поставили мой изящный букет. Чайные розы с приятным тонким ароматом.

— Не заскучала? — мужской голос напирает сзади и я оборачиваюсь через плечо. 

Степан коротко взмахивает сотовым, показывая, что завершил важный разговор, который заставил его выйти из-за стола. Прервать наше свидание.

— Ты быстро, — улыбаюсь и смотрю, как он садится напротив.

Степан типичный программист с легкой небрежностью в одежде, раскованностью и снобскими шуточками, которыми то очаровываешься, то раздражаешься. Он поправляет очки на переносице и самым наглым образом подмигивает мне.

— Больше никаких звонков, — обещает он. — У босса может хоть конец света приключиться, не отвечу.

— Сколько бед из-за одной девушки.

— Пусть запоминает. А то привык, что я всегда в доступе и готов подменить, подхватить, переделать проект. 

Ему тридцать. Степан холост, без детей, судимостей и вредных привычек, но с ипотекой, котом по кличке Брысь и хорошим карьерным ростом. Я знаю строчки его анкеты наизусть. Хотя анкету составлял не он, а Лена, когда я отказалась вновь идти на свидание неизвестно с кем. Она записала строчки прямо в мой телефон и с довольным видом наблюдала, как я их читаю.

— Видишь какой? Идеальный. Кредит и тот по делу, а не на мазду, которую он уже помял в трех местах! И фоточки, фоточки посмотри! Кареглазый блондин, ммм? Очки дать? А то точно проглядишь свое счастье.

Мое первое свидание со Степаном не задалось. Вернее, не состоялось. Я самым идиотским образом запуталась в днях и познакомилась с Ан… со случайным мужчиной, о котором стараюсь больше не вспоминать. 

Мне и так пришлось трудно. Я не ожидала, что успела втрескаться по полной программе в красавчика с низким голосом, и только после расставания поняла, как надежно поселила его в своих мыслях. Он ни в какую не хотел уходить, крутился в воспоминаниях и звал передумать и выйти на связь. Я два дня провела в строго горизонтальном положении и с ощущением, что на меня упала кирпичная стенка. 

Не подняться, не вздохнуть полной грудью… И больно так, словно нанесли настоящие удары, а не грубыми фразочками прошлись по слуху. 

Ленка приехала ко мне на третий и хмуро сказала, что дальше так дело не пойдет. Она организовала мне скорый переезд, перетащила все вещи и договорилась с хозяевами, а потом села на кухне и расплакалась. Сквозь скорбные завывания просила прощение за историю с мужем, называла себя словами, которыми я даже думать не умею, и смотрела на меня преданными глазами. 

Ну как не простить? 

Ленка призналась, что не удержалась от соблазна и тоже завела себе аккаунт. Пока лазила по приложению и пыталась помочь мне в поисках Андрея, втянулась сама и поставила приложение на свой телефон. Потом правда одумалась и достала из дальнего ящика пыльный смартфон, которые не видел свет божий пару лет. На нем она и переписывалась ради острых ощущений, но на встречи не ходила. А, когда муж нашел телефон, обмерла от страха и перспективы остаться без брака из-за развратных чатиков и не придумала ничего лучше, как свалить вину на холостую подружку.

Лена сказала мужу, что я давно попросила у нее старый телефон, а Ленка по привычке его прихватила, когда была у меня в гостях. Идиотская легенда, конечно, но муж поверил. И к истории больше не возвращался, как захлопнул тогда со злостью дверь квартиры, так и отпустило.

И черт с ним.

— Тебе все-таки нужен мужик.

Она заметила мои красные глаза на работе и начала со второй попытки продавливать тему со Степаном. Давила, давила и убедила. Я согласилась и подумала, что мне действительно нужно отвлечься, выбить образ одного мужчины другим, нормальным и воспитанным. Хоть бы воспитанным, мне больше ничего не хотелось.

И Степан не разочаровал. Он, может, не самый веселый и легкий парень, но первое свидание прошло без его грубых поползновений. Ничего такого, чтобы мне пришлось царапать его до крови и бежать сломя голову прочь.

А сегодня у нас уже третье свидание. 

Ключевое.

Я задерживаюсь взглядом на его длинных пальцах и пытаюсь поймать правильное настроение. Мне нужно решиться… Степан не будет давить, он согласиться и на четвертое и на пятое, только целовать будет дольше и спускаться по спине ниже, но это не то. Я хочу определенности, хочу решиться и окончательно перевернуть прошлую страничку. Мне нужны свежие воспоминания, потому что я ничего не могу поделать с собой и то и дело мысленно возвращаюсь в те дни, когда Андрей был рядом. Я скучаю по нему и мне не хватает его сильных рук…

Черт!

Опять!

Я устала от него.

Просто устала…

— Степ, — зову парня, который высматривает официанта в зале.

— Да?

— Ты говорил, у тебя новая кофемашина? Какая-то особенная.

— Да, я заказывал на том сайте, помнишь…

— Я хочу взглянуть на нее.

Глава 39

Степан заметно воодушевляется, услышав красноречивую просьбу. Он берет меня под руку, когда ведет к своей машине, и щедро улыбается. Рассказывает смешные мелочи и то и дело останавливается густым взглядом на моих губах.

Мне льстит его желание, которое уже можно ощутить как покалывающие разряды. Я чувствую, как скручивается порочное напряжение между нашими телами, и в просторном салоне немецкого кроссовера вдруг становится тесно. Мне нравится аромат его туалетной воды, резковатый и солоноватый, я стараюсь думать о нем и представлять, как он останется на моей коже после всего…

Хочу пахнуть мужчиной. 

Другим, реальным. Тем, который рядом, а не в навязчивых воспоминаниях.

Степан поворачивает голову и протягивает ко мне ладонь, опуская ее на мои пальцы. Он мягко поглаживает кожу и легонько усмехается, словно сумел прочитать мои нескромные мысли. А я и не хочу их прятать, пусть в нем не останется сомнений и он крепко возьмет меня в руки, как только мы останемся наедине, и поведет в спальню. Пусть всё сделает правильно и уверенно, чтобы у меня не осталось и шанса на сомнение. 

Иначе я снова буду крутиться в своей постели и думать всякие глупости по кругу, лишь бы не дать себе сбиться и не начать вспоминать другие свидания.

— Сейчас, — Степа придерживает меня и щелкает выключателем. — Прохладно… я окно оставил.

— Всё отлично.

Он закрывает входную дверь, а я опускаюсь на симпатичный пуфик, чтобы снять туфли. Застежка заедает или у меня подрагивают пальцы, но изящного ритуала не выходит. К счастью, Степа приходит мне на помощь и опускается на колени. Я смеюсь на его галантный жест и взлахмачивую густые светлые волосы, водя пальцами по его голове. Он же не отвлекается и снимает с меня телесные узкие туфли один за другим.

Я же хотела воспитанного? Вот. Как по заказу.

Мужские ладони продолжают обнимать мою голень, и я закусываю нижнюю губу, чувствуя, как по мне начинает течь чистый ток. Легкие покалывания, которые только усиливаются из-за его потемневшего взгляда. Степан проводит ладонями по моим ногам, мягко массируя, и постепенно забирается выше и выше. К краю юбки.

— А кофемашина? — я усмехаюсь и опускаю глаза на его наглые ладони, которые уже собрали юбку и дошли до моих бедер.

— Кто пьет кофе на ночь?

— Я хотела только взглянуть…

— Утром, я покажу тебе. И покажу, как пользоваться.

Он подвигается ближе и целует меня в губы. Жарко и глубоко, заставляя на мгновение забыть обо всех пустяках и причинах, я впускаю его язык и позволяя ему ласкать меня так грязно, как никогда прежде. Он откровенно хозяйничает в моем рту и надавливает сильнее с каждой минутой. Он продавливает меня, так что я натыкаюсь на стенку и беспомощно сползаю по ней, чувствуя, как его пальцы нетерпеливо обхватывают бедра и подстраивают меня в удобную позу. Я сама не заметила, как развела ноги, вернее он вбился между ними и теперь упирается стальной пряжкой ремня в мой живот.  

Он очень страстный.

Или голодный?

Я так завожу его? И какого черта я сейчас думаю об этом?! Снова анализирую и пытаюсь думать головой? Как ее уже отключить? Вновь забыться…

— Дотронься до меня, — выдыхаю ему в висок и провожу языком по пульсирующей венке.

Ему не нужны точные координаты. Степа понимает, о чем я, и ведет широкой ладонью по внутренней стороне бедра. Медленно и распаляюще, я могу прочувствовать каждую секунду и каждый шажочек, вот, вот… Он наталкивается на кружевное белье и проводит по тончайшей ткани, выкручивая из моих легких жаркие выдохи. Я обхватываю его за плечи и утыкаюсь лицом в шею, пытаясь справиться с дыханием. 

Мне жарко и тесно, но волна спадает слишком быстро. Как всплеск, который поднял капли высоко в небо, но они тут же оседают на землю. Всего секунда, жалкая секунда. Я трусь лицом об его светлую рубашку и вбираю крепкий приятный запах, о котором думала в машине, но он как будто выцветает… 

Остается просто запах.

Просто мужчина.

— Иди сюда, — он сбивчиво шепчет и резко поднимается на ноги, подсаживая меня.

Я машинально обвиваю его бедрами и поднимаю голову, смотря на парня сверху вниз. Снова рвусь к его умелым губам и ищу чертов спусковой крючок. Я хочу, чтобы вернулись раскаленные краски ощущений, чтобы меня тянуло к нему животными канатами, чтобы ни о чем не думать и только чувствовать! Сходить с ума от желания и быть любимой малышкой в его крепких руках! И чтобы снова и снова, всю ночь!

Как с Андреем.

— Тая? 

Голос Степана вырывает меня из странного забытья и я вдруг понимаю, что он держит меня на руках и обеспокоенно смотрит на мое лицо.

— У тебя слезы, — произносит он потерянно.

Черт, зря я пила… Два бокала вина дают о себе знать, хотя я выпила их, чтобы расслабиться, а не расплакаться. Тем более перед перспективным парнем. 

— Да? — наигранно удивляюсь и провожу ладонями по векам, пытаясь экстренно вспомнить какую тушь наносила, водостойкую или обычную.

— Я что-то сделал не так?

— Нет, нет, — отчаянно мотаю головой. — Что ты…

— Но ты плачешь. ...  Подожди, я дам тебе воды.

Он прижимает меня к груди и проносит через красивую арку, украшенную диким камнем. После сажает на стул с высокой спинкой и отлучается к столешнице. Я смотрю за его корявыми нервными движениями, пока он наполняет стакан, и проклинаю себя. 

Разве так заканчиваются романтические вечера, Тая?

Какая вода?

Только если после третьего оргазма.

Что ты устроила тут?!

Глава 40

Я пытаюсь изобразить свою лучшую улыбку и попутно успокоить Степу. Но он хмурится и явно успевает подумать на свой счет плохие вещи. Он не может объяснить мою странную реакцию и витает в пасмурных мыслях, хотя и делает вид, что слушает меня.

— Спасибо, — благодарю за стакан воды и делаю несколько глотков, после чего ставлю его на красивый овальный стол.

Я коротко оглядываюсь по сторонам, отмечая стильный дизайн и свежий ремонт, которому Лена точно бы поставила твердую пятерку. Она бы оценила каждый рубль, вложенный в будущее семейное гнездышко, и навела справки о стоимости недвижимости за квадратный метр.

— Я испортила наше свидание, да? — поднимаю на него глаза и закусываю нижнюю губу. — Сама не знаю, что на меня нашло…

— Это правда? — Степа сбивает меня с толку и задает прямой вопрос. — Или причина есть?

Ох.

Он смотрит мне в глаза и не собирается отпускать, будто хочет получить честные ответы именно так, минуя слова, из которых можно сложить любую небылицу. Мне становится не по себе, и во многом из-за того, что мне нашли отличного парня, а я мучаю его неадекватом. А потом такие парни становятся угрюмыми мудаками и привередливыми к женскому полу принцами, которым легче в микроволновке обед разогреть, чем рисковать психическим здоровьем ради нормального питания. Ну и ради остального.

— Обычная усталость, — я качаю головой, чтобы он не хмурился так серьезно, — не выдумывай на пустом месте…

— Тебя кто-то обидел? На работе?

Он намекает на стресс, который как раз отлично подходит к внезапным слезам, и приближается ко мне вплотную. Кладет горячую ладонь на плечо и ласково проводит, успокаивая. А мне, наоборот, как наждачкой… Нет, он мне не противен, но вся ситуация. Бррр. Он так искренне тянется ко мне, а я мысленно уговариваю себя благосклонно дать ему шанс и потерпеть еще чуть-чуть. Мне становится противно от самой себя, а еще я злюсь на свою идиотскую влюбчивость, которая нашла момент проявиться во всей красе. Вернее, нашла экземпляр! Ну почему не Степан, почему не в него? 

Он же хороший. Добрый и заботливый. Даже симпатичный и высокий. Нужно только приглядеться и привыкнуть к нему, и почаще смотреть на его крепкие сухие пальцы. Я же маньячка до мужских рук, а у него есть на что полюбоваться и представить, как будет сладко и тесно в груди, если им позволить зайти дальше. И еще дальше.

Я все-таки уговариваю себя. Сижу рядом с парнем, напитываясь его теплом, и подвожу сумму его благородных качеств. 

— Хочешь уехать? — Степан прочитывает мое тяжелое молчание по своему и наклоняется ко мне, заглядывая в лицо. — Я отвезу, если надо. Без проблем.

— И где ты потом припаркуешься? 

— Да найду. В соседнем квартале на крайний случай.

— Или в соседнем городе.

Он обаятельно улыбается на мою шутку и смелеет, заводя широкую ладонь мне за спину. Я угадываю надавливающее касание и напор его темных глаз, он высматривает мою реакцию и до сих пор пытается разобраться в происходящем между нами. Кто бы за меня разобрался? А, может, правда, пусть Степа и разбирается? Довериться ему и дать довести третье свидание до логического конца.

Я специально томно выдыхаю и чуть выгибаюсь, словно ежусь от его жарких прикосновений. А потом запрокидываю голову и приоткрываю губы… Прямолинейнее некуда, только если самой накинуться на него и обвить руками с ног до головы. И парень отзывается в ту же секунду, накрывает мои губы своими и словно продолжает тот сумасшедший поцелуй, который мы зачем-то прервали в холле.

Я помогаю ему и приподнимаюсь со стула, чтобы не задерживаться на промежуточной остановке, хочу снова в его руки и под сминающий пресс массивного и сильного мужского тела. К черту глупости! Как глупая девочка, честное слово, которая начиталась сказок и думает, что ураган страсти и сбитое дыхание от одного вида парня полагается ей по закону. Не фига… Приятно — это уже хорошо. 

 — Так я могу поднять тебя? — с легкой издевкой спрашивает Степа, крепко обнимая мою талию и сминая ткань блузки до заломов. — Или не стоит?

— Стоит, — киваю и целую его в шею, обвожу короткими поцелуями линию его воротника и помогаю себе пальцами, расстегивая верхние пуговицы. — Уже можно нести.

— Черт, точно… Туплю.

Он рывком подхватывает меня на руки и разворачивается так, словно хочет, чтобы у меня закружилась голова. Я смеюсь глупым искренним смехом, но тут же возвращаюсь к нему губами и продолжаю пробовать его на вкус. Целую его, сталкиваясь языками, и выкручивая одежду нетерпеливыми пальцами. Я никогда так не спешила, и гонит меня не безумное желание, а боязнь вновь остановиться и закатить неожиданную истерику.

Хватит с меня слез! Воспоминаний, одиноких вечеров и красного вина. Перевернули страницу и забыли.

Степа старается и целует так глубоко и томно, что у меня все же сбивается дыхание. Мне нравится напористость, которая вдруг просыпается в нем и заставляет его буквально вжимать мое хрупкое тело в свой торс. Я закрываю глаза от удовольствия, ярко полыхнувшего внутри, когда он ставит меня на кровать и кладет ладони на мою грудь. Ласкает и мнет, снимает блузку и уверенно опускает лиф вниз, оголяя меня…

— Черт, — он зло выдыхает, когда из кармана его пиджака раздается звонок. — Я же ставил на беззвучный.

Степа кривится, чертыхаясь на свою оплошность, а я не могу ничего поделать с собой и раздражаюсь от резкого звука. Всё меняется за мгновение, и его длинные пальцы, сжимающие мой сосок, перестают воодушевлять меня.

— Ответь, — прошу коротко. — Это твой босс.

— Плевать.

Он тянется ко мне губами, желая лизнуть грудь, но я отстраняюсь и прячу свое второе динамо за вечер за строгим взглядом. Смотрю на его пиджак и указываю подбородком на вибрирующий карман.

 — Он все равно раздражает. Ответь.

Степа шумно выдыхает, но делает, как я говорю. Он, не глядя, подносит сотовый к уху и отзывается. А потом по его лбу проходят морщинки непонимания. Одна за другой, добавляя ему лишних пять лет к возрасту.

— Какой еще Андрей? — бросает Степа со злыми интонациями, будто ему кредит решили предложить. — Я не трогаю ничью Фею… Эй, приятель!

Андрей?

Степан сейчас произнес это ужасное имя?!

И еще сказал что-то о Фее?!

Я истерической вспышкой вырываю у него телефон из рук, слышу вспышку до боли знакомого голоса из динамика и сбрасываю звонок к черту! А потом кидаю сотовый на кровать так, словно от него можно заразиться смертельной болезнью. Или заработать порчу на всю оставшуюся жизнь. Степан смотрит на меня, не мигая, и кажется начинает подумывать, что я скрыла от него занимательную строчку из своей медкарты.

Веду я себя, как человек нездоровый, это точно. Причем, психически!

— Что он сказал? — я начинаю соображать и даже оглядываюсь через плечо, словно на самом деле жду, что Андрей сейчас заявится в квартиру, если не через дверь, то через окно на шестом этаже непременно. — Он знает твой адрес?

И откуда он взял телефон Степы?!

Откуда он вообще взялся на мою голову?!

Не хочу, не хочу, не хочу… Пусть исчезнет и вернется назад в прошлое, где я его собиралась схоронить и присыпать сверху поцелуями Степы. И не только поцелуями, мы же уже дошли до спальни, а с меня успели снять лифчик… Черт! 

Я поспешно поправляю свою одежду, потому что стоять полуобнаженной перед хмурым парнем — так себе удовольствие. А к Степану в ближайшее время мысли о сексе не постучатся, парень ошарашенно смотрит то на меня, то на телефон, который через мгновение начинает вновь названивать.

Ненавижу! Ведь это он! Снова! 

А я услышала его голос еще в первый звонок! Не разобрала слов, но низкий тембр с сделаю-тебя-влажной хрипотцой зацепила и уже чувствую, как в памяти всплывают его наглые словечки и кривые усмешки, с которыми он нависал надо мной и позволял крепким мускулистым рукам непристойные вещи.

Стоп! Стоп!

— Степа, — зову парня, отвлекая его от трели телефона. — Так он знает адрес?

— Вроде да, — он встряхивает головой, отгоняя первый шок, и смотрит мне в глаза. — Да, он сказал, что хочет поговорить и подъедет…

— Нет, только не это, — вырывается жалобный стон, с которым хочется упасть на кровать и натянуть одеяло на голову, спрятавшись от всех проблем, как в детстве.

От ужасного недоразумения в моей жизни, что собралось аукаться мне, несмотря на все мои меры предосторожности. Я поменяла квартиру, номер телефона, даже сам телефон, черт возьми! А толку ноль.

Андрей снова тут. Врывается в мою жизнь, как в прошлый раз. Я помню, как он тогда приехал, схватил и затащил в свою машину. Он же небось уверен, что и в этот раз получится, что нужно только надавить и показать себя хозяином. Он же до сих пор думает, что я та девица с кожаной плеткой вместо фотографии, которая как раз ловит кайф от доминаторских замашек.

А я от него ловила кайф! А все эти ужасы терпела, пока не устала. Но я не смогу снова, я не выстою перед ним, если он захочет продолжить и поиграть еще раз в свои больные игры. Слишком мало времени прошло, еще ничего не зажило и сделанные выводы не отлились в бронзу. Я же махну на них рукой, если мерзавец включит свое фирменное обаяние и найдет верные слова. Я по-настоящему скучаю по нему, да так, что иногда хочется по стенкам ползать и на счастливые парочки бросаться. А если он прикоснется ко мне… Скажет “прости”. Господи, где мне взять столько сил? Он же умеет говорить “прости” и заботливо хмуриться на ссадины, которые наставил в порыве страсти. 

Они кстати не так давно зажили и выцвели до конца.

— Нам надо уехать, — знаю, что Степа не разделит моего энтузиазма, и сразу тяну к нему ладонь, обхватывая за локоть. — Степа, пожалуйста.

— Я не буду бежать из своей квартиры. Что за бред? Объясни мне, кто это и что происходит?

— Я объясню, объясню, — киваю как заведенная и все же пытаюсь сдвинуть его с места, но это невозможно без его желания. — Всё расскажу… Только увези меня. Я не могу видеть его, даже слышать через дверь не хочу.

— Тая, не бойся. Я же рядом.

— Увези меня, я очень прошу тебя.

Обхватываю ладонями его шею и заглядываю в лицо снизу. Против такого у Степана не находится слов, он нервно сглатывает и кивает через себя. Я прекрасно понимаю, как противно мужчине куда-то бежать, срываясь с места, но он делает над собой усилие и соглашается. Степа забирает телефон с кровати, а потом приобнимает меня за плечи и ведет на выход. 

— Спасибо, — шепчу сбивчиво и встаю на носочки, чтобы поцеловать его в щеку. 

— Но ты мне всё объяснишь.

— Да, конечно.

Я хватаю с тумбы свою сумочку, а Степан берет ключи, после чего мы выходим из его квартиры.

— Куда поедем? 

— Не знаю… Может, просто покатаемся немного? Я соберусь с мыслями и пойму, что делать дальше.

— Хорошо.

Я выдыхаю, потому что в его голосе мужская непоколебимая уверенность. Я постепено напитываюсь ее и начинаю спокойно и размеренно дышать. А, когда оказываюсь в его кроссовере, моя паническая истерика вдруг кажется мне странной. 

Чего я так разнервничалась? Степа не дал бы меня в обиду. Выставил бы его, как Андрей однажды выставлял моего бывшего. Очень так доходчиво, что тот больше ни разу не вернулся, не позвонил, на улице не встретился. 

Хотя Андрея силой не напугаешь, он очень сильный и рослый и небось завтракает одними белками и протеиновыми батончиками. Но должно же быть средство от него и его насильственных приставаний?

— О! — мысленно произношу, когда в мозгу загорается яркая лампочка новой идеи.

Он боялся, что у меня есть муж. Точно! Аж два раза переспросил. 

Муж… 

— Степа?

— Да?

Глава 41

Я раздумываю пару мгновений, а потом выкручиваю руль и преграждаю путь инормарке. Шумно выдыхаю и смотрю через лобовое стекло на хмурого парня, которому не пришелся по вкусу мой резкий маневр. Но он успел отреагировать и ударить по тормозам. Впрочем, плевать на него, на его кислую рожу и едва не помятый бампер, главное, что я нашел ее. 

Вот она. Прямо передо мной. Сидит на пассажирском сидении и потерянно смотрит перед собой, словно не меня увидела, а привидение. Я киваю ей и ловлю огненные всполохи в глубоких невозможно красивых глазах. Тая резко разворачивается и отстегивает ремень безопасности, что-то коротко бросает парню за рулем и открывает дверцу.

Я быстро делаю то же самое и вытягиваюсь во весь рост. 

Черт!

Это реально она… Мне даже не верится, что идиотские поиски с подключением всех связей какие есть и шпионскими страстями подошли к концу, и я все-таки нашел ее. Нашел! 

Тая… Моя малышка...

Шагаю к ней и слышу, как хлопает еще одна дверца. Наверное, парень очнулся и задвигался, но я больше не смотрю в его сторону, не могу оторвать жадный взгляд от хрупкого силуэта. Тая нервно ведет плечами, скидывая напряжение, и перестает прятаться, впервые смотрит мне прямо в глаза и обдает лютой дозой злости. Я был готов к ней и улыбаюсь как ни в чем не бывало. Чувствую, что пялюсь на нее как последний идиот, который впервые увидел женщину за много лет, но ничего не могу поделать с собой.

Ее глаза… губы… Черт, как же я скучал!

— Андрей, — она первой подает голос, реагируя на мой очередной шаг навстречу. — Что ты здесь делаешь?

— Тая, давай я, — вмешивается парень и пересекает путь по диагонали, останавливаясь между мной и Таей.

Вот за это ему очень сильно хочется вмазать! Он большой и крупный и закрывает ее от меня полностью. 

— Ты перегородил дорогу, приятель, — бросает парень в мою сторону. 

— Да, я заметил.

— Ты звонил мне?

— Степан? Значит тебе, хотя я хотел поговорить с Таей, но она не брала трубку.

Тая дергается в сторону и я вновь вижу ее. Она судорожно начинает ощупывать свои карманы, а потом вспоминает о маленькой сумочке. Раскрывает ее со звонким щелчком и достает телефон, на экран которого сосредоточенно смотрит пару мгновений и следом прикрывает глаза, произнося немые ругательства.

— Она не хочет с тобой разговаривать. И видеть тоже, — парень нетерпеливо машет ладонью, указывая мне направление куда подальше. — Давай, приятель.

— Андрей я, я же представился.

— Хорошо, Андрей, если ты такой непонятливый, давай поговорим. Ты заставил нервничать мою невесту и это последний раз, когда я терплю твое присутствие рядом с ней. Если у тебя есть какие-то вопросы или претензии, — сукин сын усмехается, — то можем встретиться после…

— Не надо, — Тая вмешивается и кладет ладонь на локоть парня, — Степа, нет.

Меня сносит от ее нежного тихого голоса, которым она называет чужое мужское имя. Бля, да я впервые в жизни узнаю, какой жгучей и удушливой бывает ревность. Не легкие уколы и обычные сомнения, а так, чтобы по всему нутро прокатилось жестокой лавиной и опалило дотла. До боли сжимаю кулаки и уже ненавижу этого Степу до вспышек ярости перед глазами. Хочу его уничтожить и заодно изувечить, сделать так, чтобы он исчез и ни одного напоминания не осталось. Меня останавливает только она, она стоит рядом с ним и явно боится нашей драки.

У малышки даже голос дрогнул, когда парень намекнул, что согласен “поговорить” со мной один на один. Ее голос отрезвляет меня вмиг, прокручиваю ее полустертое “не надо” в голове еще раз и ощущаю, как спадает волна агрессии. Меня немного отпускает и даже кулаки удается разжать.

Но есть кое-что похуже.

— Невеста? — я повторяю слово, которое врезалось в память тараном.

— Да, невеста, — Тая рывком выходит из-за мужской спины и бросается в меня новым гневным взглядом, там теперь пылает целый инквизиторский огонь. — У нас скоро свадьба. 

— Тая, я всё знаю. О том, что не ты писала...

— Бля, ты глухой?! — Степан вдруг взрывается и показывает, что не шутил насчет возможности помахать кулаками. — Отцепись от нее! Она вся сжалась, когда твое имя услышала. Я не знаю подробностей, но может я тебя завтра сам найду. 

Тая ловит его за корпус и заглядывает в лицо, что-то шепчет неразборчивое и ласковое, поглаживая его плечи. На это невыносимо смотреть, она тянется навстречу парню и чертовски боится за него, как боятся за дорогих людей. А потом переносит тонкие ладони на его заостренное лицо и мягко проводит по скулам, успокаивая нежностью, она гладит его и встает на носочки, чтобы оказаться ближе к его губам...

Блять!

Я запрыгиваю в салон и разворачиваюсь резким маневром, чудом не сгребаю пару припаркованных машин, и вдавливаю педаль газа в пол. Сам не знаю, куда гоню, но лишь бы убраться подальше и оставить за спиной картинку, как малышка ласково трогает другого мужика.

Жениха.

Да нет… Как так? Сколько дней прошло? Дне недели же… Дне недели назад она была в моих руках и соглашалась на свидания, которые я вообще-то назначал другой девушке. Она стонала и влажно целовала меня в висок, дрожала подо мной и мягкими ладонями собирала испарину с моей спины. Ведь было же… Было! Не привиделось.

Глава 42

Андрей уезжает. Смотрю вслед черного внедорожника, который за пару мгновений скрывается за поворотом, и замираю на месте. Андрей стремительно появился в моей жизни вновь, и столь же стремительно исчез. Как будто ничего и не было.

— Тай, — Степа зовет меня и кладет ладонь на плечо.

А у меня проходит первый шок, невидимая пружина разжимается в груди и оставляет после себя непонятное ощущение. Пустоты? Горечи? Я решительно встряхиваю головой, надеясь побыстрее прийти в себя и разогнать странный мираж, но ничего не выходит. В груди по-прежнему стоит ком, а перед глазами его растерянное лицо. Красивое растерянное лицо… 

— Пойдем в машину, — Степа тянет к себе и подталкивает к машине.

Я отдаюсь его уверенным рукам и сама не замечаю, как оказываюсь в салоне, а потом наблюдаю, как мимо проплывает приятный дворик новенького жилого комплекса. Молчу, хотя понимаю, что делаю хуже и потом Степан задаст столько вопросов, что я пожалею, что не завела разговор первой. Но на слова банально нет сил, я потихоньку прихожу в себя и прокручиваю в голове в десятый раз случившуюся встречу.

Андрей вышел из машины и так ласково посмотрел на меня. Он был рад? Да же? Его темные глаза вспыхнули чистой искренней радостью… Я же не придумываю? Сейчас, в тишине и безопасности, я угадываю, что он повел себя не так, как я ожидала. Я боялась, что ему захотелось вновь грязно сыграть и спустить еще одного моего молодого человека вниз по лестнице. Он хамским маневров появился перед нами и перекрыл дорогу, и он нашел меня, хотя любой бы догадался, что я не желаю “находиться”. Но Андрей сделал по-своему, приехал и навязал новую встречу.

Поэтому я сжалась и подумала, что дальше будет хуже.

Но нет. Обошлось.

Он лишь зло выдохнул и сорвался с места. И произнес одну фразу, которая не дает мне покоя. “Тая, я всё знаю. О том, что не ты писала…”

— Останешься у меня? — Степан глушит мотор и поворачивает голову в мою сторону. — Мне будет спокойнее, если ты будешь рядом. 

— Я не напугала тебя?

— Чем?

— Странным прошлым, — прячусь за усмешкой и не выдерживаю его внимательного взгляда, отворачиваюсь и нащупываю ручку дверцы. — Странными парнями.

— Он был один, — Степа подшучивает и тоже открывает дверцу. — Пойдем в квартиру, там поговорим.

Он выходит, бросая мне подсказку, которой я следую. Я беру его широкую ладонь, переплетая наши пальцы, и иду туда, куда он меня ведет. Вхожу в подъезд с черной стильной дверью второй раз за вечер, но на этот раз нет ни веселой легкости, ни покалывающего нервы предвкушения, ни приятного очарования. 

Я думаю о другом мужчине. Держу Степу за руку, а думаю о словах Андрея, которые он произнес на выдохе. Что они значат? Он все-таки разгадал тайну наших секс-чатов? Понял, что в них была другая девушка, которая стала отправной точкой и случайно свела нас в торговом центре? Ведь так… Как еще можно расшифровать его слова?

— Степа, — я останавливаюсь, когда до лифтов остается пару шагов. — Прости, я все же хочу поехать домой.

Он удивлен и поднимает на меня ужасно проницательные глаза. Не знаю, как много он прочитает по моему лицу, я пытаюсь улыбнуться ему и провожу пальцами по его широкому запястью.

— Я вызову такси, не беспокойся. И напишу, как буду дома. 

— Ты уверена? 

Да. Мне нужно побыть одной. На грани потребности, мне нужно остаться наедине с собой и понять, что происходит, а не следовать за чужими шагами. 

— Я позвоню, — киваю парню и достаю из сумочки телефон, чтобы вызвать машину. — Спасибо тебе огромное, что помог. Я правда благодарна…

— Пустяки.

— Тогда спокойной ночи.

Прижимаюсь к нему и горячо целую в губы, желая хоть как-то загладить вину. Степа отвечает, раздвигая мои губы языком и делая из горячего поцелуй глубокий и томный. Он уверенно ласкает меня, раскатывая и пробуя на вкус, словно хочет, чтобы за ним осталось последнее слово. Последнее яркое воспоминание.

Через пару минут я уже оказываюсь в бюджетном седане, откидываюсь на спинку и беспокойно кручу в ладонях сотовый. Проклятая пустота в груди не хочет проходить, как вдруг открылась, так и ноет! И мне становится страшно, что это только начало, что постепенно вернутся все черные ощущения, которые мучали меня после того последнего свидания с Андреем. 

Только не снова… 

На экране горят его пропущенные, которые я не слышала из-за поцелуев Степана. Он позвонил трижды, но писать не стал, что даже странно. Я смотрю на цифры его номера и неосознанно запоминаю последовательность. У меня раньше не было его номера, мы переписывали через приложение и прятались за дурацкими никами, но теперь по-другому. 

Андрей звонит вновь. 

Я вздрагиваю от вибро и сбрасываю его звонок. Черт! 

Он замечает хоть какую-то мою реакцию, а не холодное игнорирование, и вскоре присылает сообщение. 

— Выслушай меня. Один разговор, я прошу тебя. 

Я прочитываю слова его голосом, эхом из прошлого слышу его волнующие кровь интонации и шумно выдыхаю, прикрывая глаза на мгновение.

Господи, Андрей…

— Тая. Я принимал тебя за другую, я не знал раньше.

— Откуда мне было знать?! Тая!

— Не молчи…

Столько интонаций. Его бросает от злости к нежности.

— Я схожу с ума, малышка.

Глава 43

Он умеет в слова. Всегда умел, как сказать приятное, так и задеть хлесткой формулировкой. Я смотрю на его сообщения, которые горят на экране сотового, и нервно сглатываю. Во рту пересыхает, а пальцы то находят клавиатуру, то отпускают ее. В конце концов, я решаюсь отправить вопрос, который беспокоит меня.

— Как ты нашел меня?

Андрей тут же начинает набирать сообщение.

— Через твой аккаунт… Только не бей. Мой друг взломал его, там были gps-координаты мест, где ты входила в приложение. Я объездил несколько адресов и нашел цветочный магазин.

Черт! Так просто… Или нет, сложно. Он подключил специального человека, чтобы взломать мой профиль, а потом проверял адреса. Я даже не могу предположить сколько их там было, я редко заглядывала в приложение, но в первое время просматривала ленту, пока ждала заказчика или застревала в пробке. Там координаты должно быть по всему городу разбросаны и, чтобы их объехать и понять, что к чему, нужно очень много свободного времени.

— В магазине поговорил с Леной. Она дала телефоны.

— Какие телефоны?!

— Твой и Степана.

Что?! Нет, не может быть! Он лжет… Вот сейчас точно сочиняет! Или Ленке надоело жить, иначе как объяснить, что она дала контакты парню, из-за которого я как минимум два раза сделала мокрой ее блузку. У нее же на плече и плакала, так что она точно в курсе, сколь далеко мне надо держаться от Андрея и его дьявольского обаяния.

— Я еле уговорил ее. Но она поверила мне.

Ах, вон оно что. Поверила.

— Можно я позвоню? Прямо сейчас наберу тебя?

Я беру паузу, чтобы подумать, и он неожиданно проявляет терпение. Не шлет еще несколько сообщений вслед и не звонит без разрешения, словно хочет показать, что действительно может вести себя по-другому. И это действует на меня, тем более мне не хочется откладывать решение на другой день. Я в любом случае буду сегодня ворочаться и искать мягкий, а не бетонный край подушки, но все же лучше разобраться с ним побыстрее. 

Я нажимаю кнопку вызова сама и утыкаюсь лбом в окно машины, слушаю гудки… Гудок. Андрей отвечает тут же и шумно выдыхает, будто не успел перевести дыхание.

— Тая?

Я тут же прикрываю глаза. Это точно было ошибкой… У него нежный красивый голос, в котором сидят иголки тревоги и так легко поверить, что ему чертовски важен этот разговор. Он даже как будто нервничает, хотя я привыкла видеть Андрея избалованным и наглым самцом. Ему везде открыты двери, приготовлены лучшие места, а девушки провожают влажными и долгими взглядами.

— Да, Андрей. Что ты хотел сказать?

— Что с голосом? 

— То есть?

— Ты грустная, — по его откровенным интонациям можно читать мимику, вот сейчас он совершенно точно нахмурился и собрал морщины на высоком лбу. — Это из-за меня? Черт, малышка…

— У меня всё нормально с голосом.

— Да, прости. Я видно напугал тебя, когда вот так появился.

— Шокировал. 

— Я просто так долго искал, что сразу сорвался на адрес, не подумав. У меня не было никакого плана, только хотел приехать и увидеть тебя. Поговорить… Мне столько нужно объяснить и спросить, что в голове тесно. Черт, надо было список составить!

Он нервничает, теперь это отчетливо слышно. И злится на себя, что не может нормально сформулировать, что хочет сказать. Моментами я едва узнаю его, произнесенные слова не подходят спортивному красавчику с дипломом пластического хирурга. Или пусть подходят, но тогда он говорит их не той девушке. Не такой простой и неискушенной, ведь мне не под силу вскружить ему голову.

— Главное, я должен извиниться. Я не знаю, как сказать, как вообще просить прощение за то, что связал и кинул в машину. Это дико звучит. 

Я горько усмехаюсь и запоздало прикусываю язык, понимая, как это может прозвучать на том конце. Как грубая насмешка. Без глаз же не видно полутонов и подтекстов, и Андрей сбивается, он замолкает на пару секунд и то ли вслушивается в мою тишину, то ли ищет другие слова, чтобы не злить меня. 

— Прости, — наконец, произносит он на выдохе.

Просто слово, которое подкупает искренней интонацией. Мне никогда не говорили “прости” таким тоном, что ты чувствуешь и настоящее раскаяние и горечь, что уже не поменять прошлые решения, и надежду, что еще есть время. 

— Я боюсь наговорить глупостей, — он продолжает давить обезоруживающей прямотой. — Или что мы друг друга не поймем по телефону. Мне трудно без твоих глаз, я не понимаю, как ты реагируешь… Да, и я тупо соскучился! Я жалею, что сорвался и уехал, хотя, наверное, должен был, но мне мало. Мне нужно увидеть тебя. Тая, мне очень нужно увидеть тебя.

Глава 44

Странно, как легко может поменяться решение. Я почти что клялась себе больше не испытывать судьбу и держаться подальше от всего, что хоть как-то связано с тем ужасным сайтом. От Андрея в первую очередь. Но стоило ему позвонить и подобрать правильные слова, как во мне поселилось сомнение, которое только усилило его спокойное согласие. Я сказала, что мне нужно подумать, и он уступил мне, было слышно, как трудно ему далось воспитанное “да, конечно” и как за ним стоят проклятья, но Андрей не стал навязывать новые уговоры.

Да и зачем? Он успел сказать так много, что у меня в груди тесно. И больше всего ему удалось донести своим голосом, тревожными и честными интонациями, которые вонзились прямиком в сердце и не дают отпустить случившийся разговор. Я кручу его в голове и вижу перед собой лицо Андрея, его правильные черты и глубокие глаза с янтарным отблеском, когда он доволен и широко улыбается, или с густой порочной дымкой, когда он брал меня и нависал сверху, смотря, как меня забирает сладкая дрожь и как отзывчиво мое тело на его старания. 

Черт, да… Я до сих пор в сочных красках помню, как хорошо мне было с ним. Как прекрасно и удивительно правильно, словно сложилась картинка из тысячи кусочков, когда находишь своего человека и достаточно чуть приоткрыться ему и посмотреть прямо в глаза. Хватило одного того раза, чтобы он так прочно засел у меня в душе.

Ведь по большому счету у нас была всего одна ночь, на фоне которой меркнут все мои другие ночи. Он сотворил что-то нереальное со мной, я словно впервые узнала, что мое тело умеет испытывать столько всего в одно мгновение. Наслаждение, страсть, нежность, жажда, трепет… Правда, утром Андрей познакомил меня с чистой злостью, когда спросил беру ли я в рот. Произнес так буднично и просто, словно собрался договориться о цене с проституткой. 

— Это будет сидеть в тебе, — отзывается Ленка, когда замечает, что я не пью чай, а медитирую над кружкой. — Если не поговоришь с ним нормально, так и продолжишь крутить диалоги в голове. 

— Наверное, — киваю и обвожу пальцем ручку кружки, она уже остыла и можно трогать без осторожности. — Ты поэтому дала ему телефоны? 

— Ну, во-первых, я его впервые увидела, — Ленка актерничает и мечтательно закатывает глаза с игривым придыханием. — Ты говорила, что он видный и симпатичный, но я не знала, что Секс умеет ходить. 

— Господи, Лена!

— Ох, извини, но есть такие мужики, от них аура исходит и хочешь — не хочешь, но мысли сразу начинают вертеться вокруг одного дела, а глаза сами опускаются на ширинку. Или задницу. Она у него отличная, кстати. Ширинка тоже, сразу видно, что там не пятнадцать…

Я поднимаю на Ленку гневный взгляд и она прикусывает язык, а следом приподнимает ладони, изображая поспешную капитуляцию. После она встает с места и забирает мой холодный чай, ставит заново чайник и через пару минут передо мной дымится не черный, а уже зеленый напиток. Видимо, для расслабления и успокоения. 

— Крутой твой Андрей, вот и всё, что я хотела сказать. 

— Наверное, и машину из окна проверила?

— Проверила. Хорошо зарабатывает, молодец. Ты говорила, он врач…

— Пластический хирург.

Ой, зря! Лучше было сказать, что он терапевт в районной поликлинике. 

— А знаешь, не ходи, — неожиданно выдает подруга. — Зачем тебе этот хам? Я ему сама позвоню и объясню твою позицию, а потом еще раз позвоню, чтобы посочувствовать, а потом еще, вдруг ему утешение женское понадобится.

— Ты не помогаешь.

— А ты чай пей, — Ленка щурит глаза и можно с легкостью увидеть, как она меняет тактику, гладить по головке она закончила и решила подкалывать меня. — Советы я давать не умею, буду брать гостеприимством.

— Ладно, черт с тобой. Что он крутой — это было первое. Что во-вторых?

Подруга молчит, пытая мое любопытство, но надолго ее не хватает, она протяжно выдыхает и кладет локти на стол, придвигаясь поближе ко мне.

— Да влюбленный он! — в сердцах бросает она и едва не хлопает по столу ладонью, будто не может поверить, что до меня до сих не дошло.

Или она даже злится за то, что я ей нервы трепала, пока она помогала мою депрессию унять и вещи со старой квартиры перевозила. Она-то думала, что спасает меня от наглого подонка, который умудрился окрутить меня как дурочку и перед которым я так слаба, что мне надо срочно менять адрес и заодно мозги. А на деле увидела совсем другого Андрей, который произвел на нее противоположное впечатление.

Впрочем, чему удивляться. Очаровывать Андрей умеет.

— И потерянный, — добавляет Лена. 

— Ты путаешься Лена. Так к тебе сексуальный красавчик приходил или запутавшийся паренек?

— Он же мужик, плакаться не будет и на жалость давить тоже, но по глазам-то видно, что переживает человек. Я сейчас серьезно, Тай. Он, когда понял, что я тебя знаю, вытянулся весь, а в глазах огонек загорелся. Радость, что нашел… Он видно замучился ходить по адресам и спрашивать одно и то же, и тут наконец-то я, твоя подруга. Он почти придавил меня на эмоциях! Надвинулся, словно боялся, что я исчезну куда, и давай расспрашивать. А у самого голос шалит. 

Я отрываю взгляд от стола и смотрю на подругу, которая кивает мне примирительно и зажигает легкую улыбку на губах. 

— Дай ему шанс, Тайка. Парень искал тебя и заслужил. 

— Он позвонит сегодня вечером.

— Да?

— Я попросила время, чтобы подумать. Он согласился и добавил, что не выдержит и позвонит после десяти, если я не напишу ему.

— После десяти, — Ленка смотрит на наручные часы. — Он там, наверное, уже минуты считает.

— Не преувеличивай.

— Сходи с ним на свидание. На нормальное, человеческое, — она усмехается и следом кривится мне, чем смешит. — Если вы ничего не перепутаете на этот раз, то вам удастся поговорить, а там чем черт не шутит. Хотя, на всякий случай, не садись в его машину.

— Не буду, — отвечаю серьезно, хотя она продолжает подшучивать. — Зря я тебе столько рассказала, теперь постоянно будешь прикалываться.

— Я буду прикалываться, если ты опять надумаешь плакать. А если я не ошиблась в Андрюше, то я только рада за тебя. 

— Я тоже хочу не ошибиться в нем, — протягиваю задумчиво и подвигаю ближе сотовый телефон. 

— Есть только один способ узнать. Пиши.

— Что?

— Хочу вас увидеть там-то в таком часу.

— Вас? — я возвращаю подруге ее наглую усмешку и следом смахиваю блокировку экрана. — Он будет не один?

— Ты как сказала, что он пластический хирург, так я невозможным уважением к нему прониклась.

— Лена? Я чего-то о тебе не знаю?

— Ты видела мою горбинку на носу?! Это же проклятье!

— О, господи! Лена!

Глава 45

Я выбрала прежнее место. Не знаю почему, само сорвалось с губ, когда Андрей перезвонил и спросил, где мы можем встретиться. Торговый центр — хорошее место для свидания, прошлый раз я думала также и крутила в голове разные варианты — рестораны на втором этаже или же парк, который занимает всю левую сторону от выхода из “Акварели”.

Наверное, я хочу переписать нашу первую встречу. Хочу, чтобы она пошла по-другому сценарию и не привела нас в ночной клуб “Марго” с отдельными залами и прокуренными коридорами. Мне нужно узнать Андрея с чистого листа, попробовать с ним, как с новым парнем, с которым обменялась телефонами и уже предвкушаю первое настоящее свидание.

Но платье выбираю другое. Вернее, никакого платья. Телесный топ, синие джинсы и удлиненный пиджак на одной пуговице. Я приезжаю к торговому центру на своей машине и сворачиваю на парковку. Усмехаюсь, посматривая на задние ряды и непроизвольно выглядывая там огромный внедорожник Андрея. Он же тогда бросил свой танк почти под бетонной стенкой, выбрав самый темный уголок. Наверное, в этот раз решил ближе ко входу, а может и вовсе заехал с другой стороны. 

Мне везет и находятся места в первой линии, я заруливаю и глушу мотор. Недолго сижу в машине, поглядывая на электронные часы и отмечая, что время уже подошло. Но девушкам же можно опаздывать, даже нужно, пожалуй. Я подхватываю сотовый с соседнего кресла и кладу его в сумочку, звонко щелкаю замочком и улыбаюсь себе в зеркало заднего вида. 

Нюдовый макияж в полном порядке, а волосы сделали мне одолжение и легли локон к локону именно так, как я захотела. Я подмигиваю себе, подбадривая, все-таки я нервничаю. По телу разливается сладковато-горькое напряжение, которое иногда прорывается сильной волной наружу и мне приходится выдыхать полной грудью. Я разгоняю его решительным жестом, открываю дверцу и выхожу наружу. Нажимаю сигналку на брелке и иду к автоматическим дверям.

В прошлый раз я заходила через главных вход, теперь стучу невысокими каблуками по левому крылу и постепенно приближаюсь к атриуму. Шаг за шагом, мимо брендовых бутиков и отрывков чужих разговоров… 

Я вижу Андрея рядом со стойкой информации, он прохаживается по залу, крутя сотовый в пальцах. На нем светло-коричневая рубашка и выбеленные джинсы. И это смешно, если не считать моего пиджака, то мы случайно оделись в одни и те же цвета. Различие лишь в оттенках, и, чтобы рассмотреть их, нужно подойти максимально близко. Что я и делаю.

Андрей замечает меня почти сразу. Необъяснимым образом поворачивает голову в правильном направлении и поднимает глаза. Черт! По телу проходит легкая дрожь от его прямого взгляда, я выдавливаю из себя улыбку и вижу, как он зависает на мгновение и лишь со второй попытки делает ко мне шаг. Но следом перемахивает разделяющее нас расстояние молниеносно, я успеваю сделать всего один шаг, как парень оказывается передо мной. Надвигается с высоты двухметрового роста и закрывает собой всё вокруг, впрочем, меня больше не волнует, что происходит по сторонам. Я замираю, угадывая его удивительную близость, снова так близко, что можно протянуть руку и коснуться его тела… Лица, на котором хранится обаятельная улыбка. Его темные глаза кажутся светлыми от радости, такой чистой и искренней, что у меня перехватывает дыхание. Он светится от того, что я согласилась на встречу и пришла к нему, и что-то мне подсказывает, что мои глаза тоже сейчас предательски блестят.

— Здравствуй, — он протягивает ладонь и чуть наклоняется, чтобы подхватить мои пальцы.

Андрей тормозит в последний момент и высматривает мою реакцию, а она такая, что я не могу оторвать взгляд от его длинных пальцев с очерченными костяшками. Он смелеет и обнимает мою руку, согревая приятным теплом. Легкий разряд тока набирает силу и становится ощутимой сладкой волной. Мое тело так ярко реагирует на него, что я проклинаю каждый вечер, когда думала об Андрее, скучала и накручивала! Вот и результат, теперь приходится экстренно прятать глаза и неспешные жестом возвращать себе свою руку.

И благоразумие заодно.

— Здравствуй, — отвечаю ему и вновь смотрю на лицо, продохнув.

— Я забронировал столик в ресторане, — он указывает на верхний этаж и сводит брови на переносице. — Ты не против?

— Нет. То, что надо.

— Отлично, — Андрей вспыхивает яркой улыбкой.

И он хочет мне подмигнуть, поддаваясь нагловатым привычкам, но тоже вспоминает о благоразумии. Он поворачивается и ладонью указывает мне дорогу. Не кладет мне ее на спину, чтобы подтолкнуть, а заодно растереть кожу хозяйским прикосновением, ничего подобного… Он чертовски скован и пытается нащупать, как ему нужно себя вести. Его обычный шаблон не работает и он не может позволить себе замашки любимчика девушек, но и скромняга из него никакой. С прорисованной мускулатурой и блядским эхом во взгляде, которое не скрыть никаким раскаянием, от него все равно идет сминающие импульсы мужской уверенности.

— Ты на машине? — спрашивает он и я тихонько улыбаюсь, понимая, что он заводит светский безопасный разговор, чтобы прощупать почву.

— Да, кинула на парковке.

— Я в пробку попал на выезде с моста, там полосу ремонтируют и нагнали технику.

— Но ты успел.

— Да, я с запасом выехал, — он становится позади меня на эскалаторе и на мгновение нажимает широкой грудью на мою спину, черт его знает, случайно или специально, по кирпичику разрушая дистанцию между нашими телами, но он отстраняется и я остро чувствую пустоту. 

Я оборачиваюсь и замечаю, что он все равно выше меня, хотя стоит на следующей ступеньке. 

— Какой у тебя рост?

— Рост? 197.

— Ох. А отчество какое?

Андрей зажигает подозрительный взгляд, в котором плещутся смешливые огоньки.

— Мы же ничего толком не знаем друг о друге.

— Да, ты права, — Андрей задумывается над моими словами, а потом кивает. — Хотя главное я знаю.

— Ты о чем?

— О том, что меня тянет к тебе. Безумно просто, — он вспоминает себя до полутонов и смотрит так, как смотрел на других встречах, с уверенностью и сумрачным отблеском, отчего его взгляд кажется чертовски притягательным. — Но я Владимирович, это тоже важно.

Он подшучивает и выставляет ладони, приобнимая меня за талию и помогая перешагнуть через последнюю ступеньку. Я прозевала момент, как мы поднялись, так что Андрей подстраховал меня и нет ни одного шанса списать его прикосновение на непозволительное. Тем более он тут же отнимает ладони от моего тела, но яркое ощущение от его крепких сильных ладоней не хочет покидать меня так быстро. Я слышу томное эхо и заставляю себя отвлечься, переводя взгляд на вывеску итальянского ресторанчика.

— Он? — указываю на вывеску. — Или японский?

— А ты какой хочешь?

— Ты же забронировал.

— Можно переиграть, и мне интересно, угадал я или нет.

— Итальянский.

— О, да я молодец!

Я выставляю ладонь и хлопаю по его плечу, чтобы смахнуть самодовольную улыбочку прочь с его лица. Да, самодовольную… Очень быстро. Передо мной уже прежний Андрей, только в глазах другие отголоски. Все-таки нам предстоит сложный разговор сейчас, Андрей готовится завести его и я почему-то уверена, что на это раз он подготовил список. Может, не строгие пункты, которые нужно произнести, но он точно обдумывал фразы. То, что скажет мне, и что спросит.

— Ты не носишь кольцо? — Андрей сбивает меня с толку на пороге ресторана, когда внезапно ловит шаг и шумно выдыхает, словно спросил то, что долго решался. — Вообще или чтобы не смущать меня?

— Кольцо?

Боже, я идиотка! Я вот ничего не репетировала и валюсь на мелочах!

— Обручальное, — подсказывает Андрей.

— Он всего лишь парень. Я попросила сказать его о свадьбе, чтобы ты ушел. Подумала, это должно подействовать.

Мне становится легче. Я уже один раз обманывала его, решив выдумать остроумную легенду на свой счет, больше не хочу. 

— Это подействовало, — произносит Андрей негромко. — Оглушающе.

Глава 46

Я смущенно улыбаюсь ему, но в сердце ликую. Поспешно, конечно, но что поделать с эмоциями? Особенно, когда он смотрит таким искренним и глубоким взглядом.

— Озеров, — Андрей называет фамилию, на которую забронировал столик и ведет меня вслед за высокой девушкой-хостес.

— Это твоя настоящая фамилия? — запрокидываю голову и смотрю на его красивое лицо.

— Да, а что? Не нравится?

— Почему? Красивая… Просто в копилку фактов, к 197 сантиметрам.

Мы отвлекаемся на столик у окна, к которому как раз подошли. Хостес с любезной улыбкой откланивается и мы остаемся наедине. Я смотрю на уютное место, которое предлагает прямоугольный столик и два мягких диванчика с двух сторон. Переминаюсь с ноги на ногу, не понимая, как лучше сесть, но Андрей берет неловкость на себя. Он помогает мне сесть слева, а сам уходит на место напротив, за что я ему искренне благодарна. У меня бы путались мысли, если бы он сел рядом и ненавязчиво обжигал прикосновением крепкого плеча.

— Ты бывала здесь? — спрашивает он и принимает меню из рук официанта в черной стильной рубашке.

— Нет.

Он, кажется, удивленным, ведь я живу совсем рядом. То есть жила.

— Я домоседка, Андрей, — сознаюсь и неглядя перелистываю пару страничек меню, после чего отодвигаю папку подальше от себя. — Закажи мне что-нибудь сам. 

— Не пожалеешь?

— Ты выглядишь искушеннее, — подшучиваю и сама же жалею, что несу всякую чушь. — Я буду слишком долго выбирать, я себя знаю.

Он ненадолго погружается в заказ, который запоминает официант, и кладет широкие ладони на стол, разглаживая белую скатерть. На секунду вновь прорывается его нервозность и я отчетливо вижу, что он считает последние минуты до нашего разговора. До главной его части, а не светской прелюдии, где можно спокойно друг другу улыбаться и обмениваться разными пустяками.

И тут звенит первый тревожный звоночек. Я вглядываюсь в его резковатые жесты и чертовски хочу накрыть ладонью его пальцы, чтобы он перестал накручивать себя. Я сама больше всего на свете хочу, чтобы он подобрал правильные слова и принятое приглашение — не стало ошибкой. 

— Андрей? — зову его, потому что устаю любоваться на его высокий лоб.

— Ммм?

Парень поднимает глаза и рассеянно смотрит на меня, не успевая перестроиться так быстро.

— Ты репетируешь речь? Да? Вот прямо сейчас сидишь и повторяешь слова, которые решил сказать?

— Это так заметно?

— Ты хмуришься, как на экзамене.

— Черт, — он выдыхает со смехом, спасаясь обаятельной улыбкой, хотя глаза по-прежнему серьезные. — Хотя я был отличником. И закончил мед с красным дипломом.

— Здесь тебе это не поможет, — качаю головой и поджимаю губы на манер строгого учителя.

— Взятка? Я могу заказать самое дорогое вино. И всю страницу морепродуктов.

Его прерывает официант, который начинает расставлять заказ на столе. И я сразу же вижу креветки и мидии в створках, которые украшают салат “Портофино”, чему глупо улыбаюсь и смотрю на Андрея с красноречивым посылом, что разгадала его игру. Он лишь пожимает плечами и расправляет салфетку, после чего благодарит официанта. 

На него легко засмотреться. Статный, с идеальными манерами и плавными спокойными жестами, он отвлекается от предстоящего разговора или же, в отличие от меня, чувствует себя в ресторанах как рыба в воде, и стирает недавнюю нервозность. Я рада, что так, он больше мне нравится, когда раскован и даже, черт с ним, развязан! 

— О, минутку, — Андрей приподнимается с места и смотрит куда-то позади меня.

Я, как идиотка, успеваю подумать тревожное, но вскоре я вижу еще одного официанта, вернее только его худые руки, которые передают Андрею элегантный букет чайных роз. 

— Это же свидание, — произносит он и чуть кривится, подразнивая меня. — Как ты сказала? Нормальное и человеческое?

— Именно так, — протягиваю руки и принимаю пышный букет, от которого ярко пахнет густым цветочным ароматом. — Они прекрасные, Андрей.

На столе тут же образуется ваза с водой, в которую отправляются розы. Я все равно смотрю на них и пытаюсь припомнить, дарили ли мне когда-то букет красивее? Дьявол в деталях, черт возьми. Вроде бы такая мелочь, букет и букет, но на душе тепло и настроение делает плавную солнечную дугу. Я чувствую, что сейчас переливаюсь от счастья. И от облегчения, что Андрей шаг за шагом нащупывает правильную тропинку, ту самую, по которой я смогу оставить наши прошлые встречи за спиной и не оглядываться.

Главное, чтобы он не сбился.

— Тая, — он неожиданно присаживается рядом, касаясь меня плечом. — Видишь, я могу быть обычным парнем, —  он вымученно усмехается и поворачивает голову, проскальзывая горячим дыханием по моей щеке. — Я не урод.

Господи!

Я резко поднимаю на него глаза и теряюсь от замешательства. Такого я о нем точно не думала, ну может в приливе ярости могла назвать разными нелестными словами. Но я считала его избалованным бабником и ужасным хамом с доминаторскими замашками. Но урод… Такого не было.

У него напряженный серьезный взгляд, будто он не понимает, что говорит глупости.

— Я бы никогда не сделал то, что сделал… Черт… Я не знал, что ты не та девушка и что на заднем получилось насильно, — он сглатывает слюну, а я завороженно наблюдаю, как ходит его кадык. — Я напугал тебя, да? Ты поэтому тогда побоялась признаться?

Глава 47

Ловлю ее неуверенный взгляд и пытаюсь понять, что она думает. Тая молчит, подбирая слова, а я успеваю решить, что зря так. Сразу в лоб и еще уселся рядом, будто хочу придавить ее. Черт! Все это неосознанно, меня тянет к ней стальными канатами и я с трудом сдерживаю рефлексы. Хочу обнять ее и провести ладонью по волосам. Вспомнить сумасшедшие ощущения, которые она дарила мне в наши короткие встречи. Я ведь нашел ее, но легче стало лишь чуть, как оказалось. 

Вот сейчас сижу рядом с ней, чувствуя ее неуверенные тихие выдохи, и понимаю, что держать ее перед глазами — лишь малая толика того, что мне нужно на самом деле. Меня разматывает и выкручивает, приходится сцеплять руки в каменный замок, чтобы не выдать непозволительный жест. Не напугать малышку.

Она до сих пор молчит.

И смотрит на воротник моей рубашки. Нашла безопасную точку и смотрит, как будто целую вечность! Хотя это меня так сбоит, что пара секунд до ответа кажутся бесконечным отрезком. 

— Ты и сейчас боишься меня? — не выдерживаю первым и задаю другой вопрос.

— Что?

— Ты напряглась, я же чувствую.

Киваю ей и приподнимаюсь с места, чтобы вернуться на диван напротив, но Тая неожиданно выбрасывает руку и сжимает мой локоть. Ее тонкие горячие пальцы… Меня обжигает и самому не верится, что я могу так реагировать на простое прикосновение. Меня прошибает насквозь, с пульсирующим покалыванием, так что приходится перемалывать пальцы в замке, чтобы не перехватить ее ладонь и не послать к черту всю осторожность. 

Вот же было лучше. Пока шли сюда… Да, было, а как обхватил ее за талию, чтобы перенести через последнюю ступеньку эскалатора, так и заволокло башку блядским туманом. Джентльменство иногда боком выходит, а самоуверенность добивает. Думал, напомнить девушке, как ей хорошо было в моих руках, а вышло ровно наоборот. Вспомнил, что хочу ее, и как дерьмово было все дни, пока я перебирал ниточки, которые могут к ней привести. 

— Что за глупости? — она поднимает глаза на мое лицо и легонько кривится, будто я и правда сказал отчаянную глупость. — Андрей, я бы не пришла на свидание, если бы боялась тебя. 

Она тянет меня назад и я вновь сажусь рядом с ней, чувствуя, как ее пальчики коротко проходят по рукаву рубашки и покидают меня. Тая кладет ладонь на диван между нашими бедрами и нервно сжимает его обивку.

— У меня была опаска, но ты все-таки развернулся и уехал, когда увидел меня со Степаном. И потом нормально общался. Поэтому я сейчас спокойна.

Она примирительно мне улыбается, а я как идиот зависаю на ее пышных губках. Легкий прозрачный блеск делает их невыносимо соблазнительными. Притягательными. Тая по привычке, которую я запомнил, тихонько закусывает нижнюю губку, и у меня встает.

Блять!

Сколько мне лет?!

Я все-таки хочу ее напугать. С цветами и со стояком, свидание точно удастся.

— А вот ты нервничаешь, — она включает мелодичный нежный голос и мне начинает казаться, что она реально хочет меня успокоить. — Нужно было ехать на такси и заказывать вино.

— Нет, не хочу легких побед.

Она чуть сгущает взгляд, обдавая новой эмоцией, да я и сам понимаю, что погорячился.

— Не то сказал, да?

— Ну на грани, — Тая кривит носик и переводит взгляд на букет роз. — Впервые вижу тебя таким, Андрей. У нас было мало встреч, но, мне казалось, я поняла, какой ты. И ты частенько говорил не то, если честно, у тебя вообще такая манера общения. 

— Какая?

— Очень самоуверенная.

— Я очень самоуверенно налажал. 

Самовнушение не работает. Понимаю, что делаю хуже, но протягиваю руку и накрываю ее пальцы, которые совсем недавно держались за меня. Тая выпускает перекрученный выдох через губы, и дергается от неожиданности, но я слышу сладкое эхо в ее движении. Она не собиралась отпрянуть, а, как и я, чувствует разряды тока от нашей близости. 

Ведь так, ведь я не ошибаюсь?

— Андрей…

Я провожу большим пальцем по ее тонкому запястью и задеваю красивый браслет с выпуклыми сердечками. Они тихонько бьются друг об дружку и слышится мелодичный перезвон. 

— Когда ты ушла, я побесился, а потом создал другой аккаунт и решил снова написать тебе. На тот, с кожаной плеткой.

— На чужой, — отзывается Тая.

— Да. Я так злорадно обрадовался, когда ты ответила. Подумал, ну вот, и чего она мне мозги парила, ведь всё ясно как день, и девчонка обычная искательница острых ощущений…

— Так и подумал? — Тая подлавливает меня и усмехается.

— Да, хуже я подумал. И договорился о встрече, чтобы убедиться окончательно. Трахнуть и забыть. Мне чертовски надоели качели тогда, я переживал…

— Из-за чего?

— Ты в машине сказала мне, что я не вижу тебя. Тая, я видел. Видел, что ты другая, постоянно спотыкался об твои слова, взгляды, прикосновения, черт, ты же идеальная! Это сразу видно, нежная, красивая, — шумно выдыхаю, чтобы унять прилив. — Но потом я вспоминал переписку и экстренно откатывал назад. И злился-злился, поэтому грубил, как ублюдок. Чувствовал, что влюбляюсь, и пытался тормозить себя. Ну кто влюбляется в девушку, у которой два аккаунта на сайте Dik? Я себя таким идиотом чувствовал и не понимал, что делать.

Я запоздало замечаю, что увлекся и обнял ее ладонь теснее. Переплел наши пальцы и сжал. Ей не больно? Я же херово себя контролирую. Разжимаю хватку и вдруг понимаю, что она сама держится за мои пальцы. Крепко и одновременно ласково.

— Как прошла встреча с Плеточкой? — спрашивает Тая.

— Встреча сразу кончилась, как я понял, как ошибся. Я был шокирован.

— Она оказалась не красоткой?

— Она оказалась не тобой.

Глава 48

Тая обаятельно смущается, опуская взгляд на воротник моей рубашки. Она безумно красивая… до жестокого. Мне трудно даются секунды ее молчания, но я хотя бы могу трогать ее. Обнимаю ладонь, которую она по-прежнему не забирает, и переплетаю наши пальцы. Тесно и прочно, чтобы почувствовать ее острее.

Моя малышка.

Я сдохну, если она не станет моей. Черт, как же я хочу называть ее малышкой и подминать под себя. Раньше не понимал, какой я счастливчик. 

— Андрей. 

— Да?

— Я еще ничего не решила, — девушка осторожно вытягивает ладонь из моего захвата. — Понимаешь, я встречаюсь с парнем… Ты появился внезапно и я пока только пытаюсь понять, что со всем этим делать.

— Но ты приехала… Прости, я давлю. 

— Немного, — она кивает и вновь закусывает нижнюю губу. — Я потеряла нить разговора.

— Давай поедим сперва. А то мы накинулись на вопросы, а тут отличная кухня.

— Давай.

Я привстаю, чтобы взять свою тарелку с другого края стола, следом прихватываю приборы и возвращаюсь к Тае. Она не отодвигается от меня подальше, на что я внутренне счастливо скалюсь и посылаю “горячий привет” ее парню. Черта с два, он увидит ее еще раз. Нет, приятель! Я один раз лажанул, позволив тебе на ее горизонте появиться, но больше глупостей не допущу. Можешь, уже сейчас регистрироваться на Тиндере, Мамбе или том же Dik и искать себе пару, потому что девушки у тебя больше нет. Любая другая — пожалуйста, но к Тае ты на метр больше не подойдешь. Урод.

— Ты когда-нибудь был в Италии? 

— Нет, — качаю головой, — не сложилось. А ты?

— Из меня никакая путешественница.

— Мне в Австрии безумно понравилось. Не страна, а ухоженная деревушка. 

— Вот у них точно кухня на любителя.

— Да, точно, — смеюсь и замечаю, как наши улыбки перекликаются, она поворачивает голову и улыбается сильнее, понимая, что развеселила меня. — Не помню в какой стране, нас угощали супом прямо из буханки хлеба. Срезается верхняя корочка, вынимается мякиш и суп наливается в импровизированную тарелку.

— Которую тоже надо съесть?

— Именно, иначе хозяйка обидится.

Тая тихонько толкает меня плечом, чтобы я перестал сочинять. А я рад, как идиот, что она поймала легкое настроение и кажется забыла, что нам нужно непременно сегодня во всем разобраться. Да и зачем? К чему торопиться? Нет, я безумно хочу ее назад и молнией, но так ведь не сработает. Я чувствую, что она тянется ко мне, а это уже много.

— А мы можем прогуляться по парку? — неожиданно спрашивает Тая. — Потом?

— Я не заказывал зал в “Марго”, если ты этого боишься.

— Господи, Андрей!

— Даже мысли не было заказать, честно. Сам хотел в парк предложить.

— Не хотел.

— Да? Почему ты так думаешь?

— Ладно, — она поворачивает корпус, чтобы лучше видеть меня. — Расскажи мне, как обычно проходят твои свидания. Куда ты зовешь девушек?

— Эм…

— Что “эм”?

— Это надо еще вспомнить, когда было в последний раз. Мы же об обычных свиданиях говорим?

Она закатывает глаза и выдыхает так, словно больше не хочет дышать со мной одним воздухом.

— Нет, подожди. Я не злопоупотребляю встречами с сайта, но бывает. Это быстро и потом никто не обижен.

— И такое дерьмо, как отношения, никто не требует, — она кривится, поддразнивая меня.

Но я неожиданно замечаю новый отголосок в ее взгляде. Ей не удается спрятаться за подшучиванием и я запоздало понимаю, как Таю задели те мои неосторожные слова.

Точно!

— Так это из-за этого? — спрашиваю прежде, чем успеваю обдумать стоит поднимать тему или нет. — Ты тогда выскочила из машины и ушла. 

— Не поняла.

— Я назвал отношения дерьмом, которое мне не нужно. У меня вырвалось в сердцах… Черт, Тая! Когда мы начнем говорить нормально? Просто скажи мне, где я наделал делов, я ведь мужик, у меня прицелы сбиты.

— Отличная отговорка.

— Я не в том смысле. Но больше половины того, что я говорил тогда, надо выкинуть на свалку. Я же не тебе это говорил, а девушке, с которой вел грязные переписки. 

— Больше половины, — она задумчиво повторяет и кажется, уже пытается отделить нужное от чужого. — И что ты говорил мне?

— Что ты красивая и горячая — точно тебе.

— Какой же ты, Андрей! От тебя бывает скулы сводит. Даже секунду не размышлял, у тебя рабочие комплименты прямо здесь записаны, — она дотрагивается до моего лба и нажимает указательным пальцем. — Наверное, даже есть из чего выбрать, чтобы не повторяться.

— А это сейчас комплимент от тебя или нет? Я запутался.

— Всё ушло в обаяние, — она наигранно выдыхает и качает головой, пораженная моей глупостью. 

— И в еще одно место.

— Ааав, — она издает неопределенный звук и качает головой. — Как быстро ты вспомнил себя. А я уже обрадовалась, что поужинаю с воспитанным и галантным молодым человеком.

— Не заскучаешь с воспи…

Меня обрывает звонок сотового и я лезу в карман рубашки.

— Извини. Видно это срочно, — смотрю на экран и заранее понимаю, что вечерняя программа идет к черту.

Так и происходит. Звонит моя мама, к которой надо срочно ехать. Я обещаю быть минут через двадцать, с трудом прорываясь через ее встревоженный и наполненный слезами голос.

— Тая, прости, мне нужно будет уехать.

— Что-то случилось?

— Мою тетю сбила машина… Вроде, обошлось, но мне нужно посмотреть, что там и как. Маму успокоить. Я же врач.

— Да, да, конечно.

Тая встает с места вслед за мной и смотрит с искренним беспокойством. Мне становится неловко, что я еще и ее заставил нервничать.

— А поехали со мной? — вырывается, потому что чертовски не хочется расставаться с ней, только увиделись и опять по разным углам, и я плохо понимаю, в плюс или в минус засчитано наше сегодняшнее свидание. — Хотя, наверное, глупость… Что тебе делать в больнице…

— Поехали, — она уверенно кивает и поднимает ладонь, чтобы подозвать официанта. — Я просто побуду рядом.

Глава 49

Я просто счастлив, что она соглашается поехать. Тая садится в свою машину и пристраивается за моим внедорожником, чтобы миновать пару районов и немного попетлять, направляясь к медицинскому центру. Когда я выхожу из машины, я беру ее под руку и веду внутрь. Тая спокойно реагирует на мой жест, который я выдаю на автомате, и сам удивляюсь, как легко и просто получилось. Без всяких ужимок и подтекстов, что вот я наглею и прибираю ее к рукам.

Тая идет чуть позади и крепко держится за мою ладонь, пока я осматриваюсь по сторонам и ищу нужное крыло.

— Андрей! Милый! — меня останавливает непривычно высокий голос мамы. — Ты приехал, слава богу, ты приехал.

Тая отпускает меня и отходит чуть в сторону. И вовремя, я делаю шаг к матери и она буквально налетает на меня и обессиленно оседает вниз. Я ловлю ее и тесно прижимаю к себе, пытаюсь заглянуть в лицо, чтобы она чуть успокоилась. Она всегда успокаивается от моей улыбки, но сейчас она цепляется пальцами за мой пиджак и пытается протолкнуть слоги сквозь прерывистое дыхание.

— Мама, тише, я тут.

— Да, да, — она кивает как заведенная и поднимает ладони, обнимая мое лицо.

— Всё будет хорошо.

— Я так боялась, что у тебя смена... или операция, и ты не сможешь приехать. Не сможешь…

— Мама, я здесь.

— Да, милый, да.

— Где палата? Куда идти?

Я приобнимаю маму за плечи и жду, когда она покажет направление. Потом мы идем вместе по коридору, я оглядываюсь через плечо и смотрю на Таю, которая ловит мой взгляд и смотрит по-новому. Я не могу разгадать, что это значит, только чувствую ее перемену. Голова все-таки забита другим и я возвращаюсь к маме, помогаю ей опуститься на ближайший стул и поправляю сбившийся воротник светлой блузки.

— Я сейчас найду врача и всё выясню. А вы пока побудьте тут. Мама, это…

— Андрей, иди, — вмешивается Тая, она кивает мне и поворачивает к кулеру, чтобы наполнить пластиковый стаканчик водой. — Я пригляжу, всё хорошо.

— Спасибо.

Черт, как же хорошо, что она поехала со мной! Она позаботится, и у Таи мягкий и ласковый голос, она любого может усыпить нежной мелодией. Сам не замечаешь, как проваливаешься с головой. Маме должно помочь.

Я отлучаю минут на двадцать. Нахожу сперва медсестру, потом заведующего и узнаю необходимые детали. Внутренне выдыхаю, понимая, что понадобится госпитализация и долгое восстановление, но мои связи излишни. Не нужно искать бригаду или вертолет, больницу лучшего класса и обзванивать всех знакомых и однокурсников медицинского университета. И, самое главное, не придется врать матери, смягчая углы и обещая то, что от меня не зависит. 

Я беседую с дежурным врачом, проверяю палату, а потом возвращаюсь к маме с Таей. Они сидят вместе: мама что-то рассказывает девушке, а Тая держит ее за руку, так ласково и по-домашнему, что я зависаю, любуясь на их идиллию. А следом вспоминаю все укоризненные и долгие разговоры, мама уже года три меня мучает на тему брака и скорых внуков. Жалуется, что не доживет, пока я созрею и обзаведусь семьей, как все нормальные люди. Красный диплом и частная клиника — это отлично, но ей не будет спокойно, пока я не найду достойную девушку и не куплю кольцо.

Да…

Я помню эти разговоры до деталей. Мама смогла записать мне их прямиком на подкорку.

— Андрюша, — мама замечает меня первой и вздрагивает всем телом, боясь, что я принес плохие новости. — Ну что там? Что они говорят?

Тая проводит второй рукой по ее ладони и тоже смотрит в мою сторону.

— Всё поправимо, — я подхожу к ним и присаживаюсь на корточки, чтобы не нависать всем ростом. — Переломы и ушибы.

Я говорю без конкретики, чтобы не давать маминому беспокойству факты.

— Но организм молодой, справится. Она сейчас спит, я заглянул на пару минут, там сейчас делать нечего. И тебе тоже, — надавливаю голосом, готовясь к протестам. — До утра точно. Я отвезу тебя домой…

— Нет, я останусь.

— И какой в этом толк? Лучше я останусь. Тем более сейчас другие родственники приедут. 

Я кладу ладони на ее колени и заглядываю в глаза, в которых стоят тихие слезы.

— Всё будет хорошо, я обещаю тебе. Нет смысла сидеть в больничном коридоре и нервничать. Здесь отличные врачи, а завтра будут результаты анализов, мы приедем и обговорим лечение. 

— Он прав, — отзывается Тая осторожно. — Лариса Анатольевна, зачем вам ночевать здесь? Давайте я вас отвезу домой? 

— Она хорошо водит, — я криво улыбаюсь и получаю усталый выдох Таи, которая считает, что я вновь выбрал “отличный” момент для шутки. — Мам, соглашайся. А я попозже приеду, встречу Поровых, они уже едут…

— Они звонили тебе?

— Написали. Они в курсе, им тетя Лена сообщила.

— Хорошо, — мама кивает и замирает на мгновение, но потом поворачивает голову к Тае и сжимает ее ладонь крепко-крепко. — Я же не создам затруднений, мне неловко отвлекать тебя…

— Нет, конечно, нет! Я с радостью! Скажите адрес и я отвезу. Андрей не приукрашивает, я действительно хорошо вожу.

— Спасибо, Тая. Мне только нужно найти мою сумку. Я куда-то задевала ее…

— Вот она, Лариса Анатольевна, — Тая опднимает черную сумку с соседнего места и закидывает ее к себе на плечо, после чего поднимается на ноги, показывая, что полностью готова.

— Я помогу.

— Не надо, Андрюша, я в порядке.

— Узнаю свою упрямую маму.

Но она позволяет Тае ей немного помочь. Девушка продолжает придерживать ее за ладонь и делает первый шаг. Тая поднимает на меня глаза на прощание и коротко улыбается.

— Я приеду, — киваю ей. — Звони, если что-то будет нужно.

— Я позвоню, как мы доедем.

— Отлично. 

Я на мгновение прикрываю глаза, показывая, как я ей благодарен, а Тая дарит мне самый ласковый взгляд в моей жизни.

Глава 50

Наверное, не стоит больше назначать свидания с Андреем. Лучше использовать кодовое слово и как-то иначе обозначать наши встречи. Потому что со свиданиями у нас тихий ужас, и вторая попытка удивляет еще сильнее. Если в первый раз я оказалась в полутемном зале клуба “Марго”, то теперь в квартире его мамы.

Лучше, но столь же неожиданно. Как говорится, ничего не предвещало.

Черт, я же познакомилась с его мамой! И, кажется, понравилась ей, хотя она сейчас в таком состоянии, что ей простое доброе слово сразу в сердце отзывается. И она засмущалась из-за того, что малознакомая девушка вздумала о ней заботится и тратить свое время, чем поселила в моей голове изводящий вопрос. Как у тихой и скромной женщины вырос наглый до скрипа на зубах сын? Вот как? Весь в отца пошел?

Следы мужчины кстати не видно. Лариса Анатольевна явно живет одна, у нее современная красивая квартира с просторной гостиной в голубых тонах. Впрочем, мы в ней не задерживаемся, я отвожу ее в спальню и помогаю стащить тяжелое покрывало с большой кровати.

— Спасибо, Тая, — кивает женщина. — Иди на кухню, там чай, кофе, в холодильнике я оставила запеканку…

— Я разберусь, не беспокойтесь. Я Андрея дождусь, а потом поеду домой.

— Если что в гостиной есть комод, там постельное белье в третьем ящике.

Она суетится и никак не может опустить голову на подушку. Мне приходится положить ладонь ей на плечо и улыбнуться.

— Вам нужно отдохнуть. А еще лучше поспать. Уже поздно.

Я ухожу на кухню и ставлю чайник. Удивительно быстро осваиваюсь на чужой кухне и нахожу всё необходимое — кружку, банку кофе и сахар. Над круглым обеденным столом стоит торшер на изогнутой, как удочка, ножке. Я оставляю включенным только его и устраиваюсь на диванчик с подушками, обхватывая горячую кружку ладонями. Так тихо и спокойно, а чтобы стало совсем хорошо, я вспоминаю слова Андрея в больнице и уговариваю себя, что он говорил правду. Не успокаивал мать, а всё так на самом деле, и настоящая беда обошла их семью стороной.

Мне нравится вспоминать, как он держался. Он крепко обнял маму и тут же сориентировался, куда идти, с кем говорить и что делать дальше. И с искренней любовью смотрел на мать… Он совсем другой в реальной жизни. Я понимаю, что видела его на слишком коротких и редких встречах, чтобы по-настоящему понять его характер, но мне всегда казалось, что за нахальной улыбочкой должен быть живое. Как предчувствие, которое впервые сбылось. Я увидела его таким, каким надеялась увидеть однажды. И мне становится тепло на душе, словно на этот раз наше свидание перепуталось в правильную сторону. 

Андрей приезжает где-то через час. Осторожно открывает дверь и сразу идет ко мне на свет. 

— Черт, я забыла написать тебе, — я спохватываюсь и бью себя по лбу. — Извини.

— Я так и понял, — он стаскивает с плеч пиджак и бросает его стул. — Мама спит?

— Да, вроде тихо.

— И славно, — он проходит к столешнице и подхватывает кружку. — Я встретил родственников по линии отца, вроде всё разрулил… Нужно утром с юристом созвониться насчет ДТП, водитель не скрылся, вроде адекватный. На магнитолу отвлекся, а потом с испуга перепутал педали. 

— Ужас…

— Паренек молодой. Только права получил.

Андрей наливает себе чай и садится рядом со мной. Он выглядит уставшим и его ужасно хочется обнять, вот прям стиснуть в руках и согреть собственным теплом. Вместо этого я кладу ладонь на его запястье, касаясь манжета рубашки, и легонько сжимаю.

— Так херово выгляжу? — он тут же шутит, улавливая подтекст.

— Ты вымотался, это видно.

— Наверное… Столько всего сразу, у нас еще проверка в клинике. Обычные войны конкурентов.

— Ты не рассказывал.

— В ресторане? Да как-то не к месту.

— Не хотел грузить? А мне, наоборот, интересно, что происходит в твоей жизни. 

— Я не привык делиться проблемами, если честно. Я их просто решаю.

— Хочешь оставаться идеальным красавчиком? — поддеваю его и кривлюсь на идеальную улыбку, которую он тут же демонстрирует, как эталонный красавчик. — Ты невыносим, Андрей. Официально.

— А ты официально прекрасна, — он перестает улыбаться во все тридцать два зуба и выдает совсем другую улыбку, легкую и честную. — И что-то мне подсказывает, ты самым жестоким образом покорила мою маму. 

— Нет…

— Да, Тая. Ты это зря, она же тебя из квартиры не выпустит, пока не приберет такую завидную девушку в нашу семью. 

— Не похоже на правду, — уверенно качаю головой. — Она очень милая, я даже решила, что ты приемный.

Андрей смеется, опуская голову, и так и забывает ее поднять, уткнувшись подбородком в грудь. Ему совершенно точно пора поспать, он, конечно, весь такой большой и сильный, но лимит есть у каждого. И, кажется, последние недели он вообще не отдыхал.

— Я поздний и единственный, — отзывается он после паузы. 

— Избалованный значит.

— Чертовски.

Я не удерживаюсь и протягиваю ладонь, касаясь его волос. Закапываюсь глубже и слышу, как Андрей довольно выдыхает, проваливаясь в мою осторожную ласку. Он чуть наклоняется ко мне, словно засыпает и заваливается на бок, но через мгновение открывает глаза и ловит мой взгляд. А потом он тянется ко мне навстречу и накрывает губами мои губы. Дает секунду, чтобы я могла отодвинуться, но я никуда не бегу, и он заводит ладонь мне за голову и подвигает к себе еще ближе. 

Его горячее дыхание опаляет меня и я приоткрываю губы, впуская его. Андрей проталкивает язык и неспешно ласкает меня, словно хочет по крупицам вспомнить мой вкус и каждый мой уголок. Так сладко и томительно, что по телу бегут мурашки. Я цепляюсь за его покатые плечи и углубляю поцелуй, проигрываю внутренней жажде, что сбивает мое дыхание к черту и разгоняет кровь. Он рядом и он мой, я читаю столь восхитительную правду в каждом жесте.

Андрей обнимает меня и ловко перетягивает к себе. Через мгновение я оказываюсь на его коленях, окруженная его горячим сильным телом со всех сторон. Он не переходит границы и не спорит с моей одеждой, но тесно и безумно правильно обнимает. Я напитываюсь его желанием и сумасшедшим запахом, плыву и едва сдерживаюсь, чтобы не укусить его за губу. Он преступно хорошо целуется, можно вечность потратить на его дьявольские искушенные пороком губы.

— Мне нечем дышать, — признаюсь и уплываю в сторону, ведя лбом по его щеке.

— Ты просто не умеешь. Давай покажу как.

Андрей с хитрой улыбкой вновь лезет к моим губам, но я выставляю локти и со смехом качаю головой. Он ловит мое лицо руками и аккуратно приручает, пока я не устаю противиться и замираю. Но он тоже перестает тянуть меня и останавливается, смотря мне в глаза. Мы так и сидим, цепляясь друг за друга, и молча рассматривая. Трещинки на радужке, плавные изгибы губ, легкие морщинки вокруг глаз… Столько деталей, новых и неожиданных.

— Я же не отпущу тебя, — произносит Андрей хрипло, словно увидел намного больше деталей, чем я, ему тяжело говорить из-за них. — Мама запрет тебя в квартире, а я в руках. И всё, никуда не денешься.

Он шутит, но тем самым тоном, за которым стоит признание. Я ничего не отвечаю, но опускаю голову на его плечо и почти что мурлычу себе под нос. Он горячий как батарея, и это чистое наслаждение — сидеть в его крепких руках и чувствовать, как он тянется ко мне. 

— Не отпускай, — произношу на выдохе.

Глава 51

Я не знаю, как так происходит. Я правда собиралась уехать, всё говорило, что стоит поступить именно так — спуститься вниз, сесть в свою машину и поехать домой. Но я не смогла… Как представила оглушающую тишину в квартире, в которой живу одна, так внутренне вздрогнула. А тут был Андрей, его сильные горячие руки. Его милая мама и возможность ей помочь. Мне хотелось позаботиться о ней, бывают такие люди, ты незаметно к ним проникаешься и одна минута общения идет за год.

Андрей приобнял меня и повел в другую спальню. Я хотела подколоть его, не была ли она его детской раньше, но я видела дом, когда мы въезжали в квартал. Новенький кирпичный монолит, которому от силы лет пять. Скорее всего, Андрей перевез сюда мать, когда заработал достаточно денег и смог позволить себе столь крутые подарки.

Теперь я вижу его таким. Заботливым и надежным… Может, глупость. Но я впервые вижу его в семье и не могу отделаться от мысли, что он совершенно другой в настоящей жизни. Я видела его в роли крутого самца, который приезжает в абсолютной боевой готовности, чтобы успеть за одно свидание оторваться по полной программе. 

Потом видела его сбитым с толку и пытающимся найти правильные слова и перестроиться так, чтобы не оттолкнуть меня. Но это ведь тоже не он. А какой он, можно разглядеть прямо сейчас. Он тихо улыбается и приобнимает меня за плечи, отпускает лишь на пороге, чтобы войти первым и включить свет.

— Она пустует обычно, — говорит Андрей, обводя чистенькую комнату взглядом.

Она обставлена по минимуму и немного напоминает гостиничный номер. Кремовые обои и белая мебель, да одна картина с красивым женским профилем.

— Ты купил эту квартиру маме?

— Да, — он кивает. — Еле уговорил, не хотела уезжать из хрущевки, представляешь? Говорила, что привыкла уже, а мне и так есть куда потратить.

— Ты молодец, Андрей. Правда.

Провожу ладонью по его плечу и иду к кровати, чтобы снять покрывало.

— Там есть белье?

— Я разберусь, не бойся, — улыбаюсь на его заботу и поворачиваю назад. — Пойдем лучше назад, я тебе постелю. Твоя мама сказала, где всё лежит.

— Да я так, — он отмахивается.

— Что так?

— Я неприхотливый.

— Ну уж извини, я не засну, если буду знать, что ты спишь без простыни и одеяла.

— Так ты о себе заботишься?

— Конечно, — уверенно киваю, не мешкая. — А ты думал?

— Думал, что заслужил капельку твоей заботы. 

— Капельку? 

— Да, Тая, самую малость.

Он понижает голос и его хочется назвать сукиным сыном за это. Знает слабое место и бьет, или на самом деле не может говорить прежним тоном, когда задерживается взглядом на моих губах. Я не тороплюсь сомкнуть их и вскоре вновь чувствую его губы. Напирающие и требовательные. Они дарят столько ласки и терпкой сладости, что я собираю всю волю в кулак, чтобы оторваться от них.

— Андрей…

— Да, да. Сейчас я вспомню, как держать себя в руках, — а руки ни черта не убирает, сомкнул их на моей талии и надавливает. — Вот сейчас…

— Помнишь, как я укусила тебя за губу?

— Черт! — он вспыхивает смехом и тут же убирает ладони, которые поднимает к груди, делая вид, что сдается. 

— Больно было, да? — спрашиваю уже без всякой шутки, потому что помню, что цапнула его от души, приняв за озабоченного урода. 

— Я не помню твои зубки, только язычок.

Ну вот такой он. Хоть убейся. 

И мне ведь это нравится. Я люблю закатывать глаза на его фирменные шуточки и фыркать, чтобы он понимал, что родился с ужасным чувством юмора. А ему нравится поддразнивать меня и раскачивать фразочками, которые то ли комплимент, то ли наглая наглость.

— Тебе точно пора спать, — отзываюсь после паузы. — Ты начинаешь нести чушь из-за усталости.

Я помогаю расстелить ему диван, наливаю себе стакан воды и ухожу в гостевую спальню. И так крепко засыпаю, что ночь пролетает короткой вспышкой. Меня будит осторожный стук в дверь, я открываю глаза и отзываюсь. В приоткрытую дверь заглядывает смущенная Лариса Анатольевна.

— Доброе утро, Таечка. Извини, что так рано…

Я нахожу взглядом часы и понимаю, что вообще-то уже десятый час!

— Ой! — я резко поднимаюсь, сгребая одеяло в охапку. — Я проспала, да?

— А тебе нужно на работу?

— Нет, я выходная. Может, вас куда-то отвезти?

Она же из-за чего-то постучала. А для скромной женщины — это подвиг. По себе знаю.

— Андрей уехал в больницу, и он еще с юристами должен встретиться.

— Да, он говорил.

— А мне нужно в квартиру сестры съездить, нужны ее документы и кое-какие вещи. Я могу сама, но хотела предупредить.

— Я соберусь за пять минут.

Я провожу с мамой Андрея полдня, помогая решать семейные неурядицы. Вообще вскоре звонит другая родственница с водительскими правами и свободным временем, но мы с Ларисой Анатольевной уже столь слаженная команда, что я остаюсь с ней. Мы не молчим, что даже странно, темы для разговора рождаются сами собой, и постепенно добираются до Андрея. Она не задает никаких вопросов, проявляя удивительное чувство такта, но рассказывает о нем.

Я смеюсь, потому что нет ничего милее материнских рассказов. Андрей оказывается увлекался шахматами в школе и ездил по областным соревнованиям, на следующий уровень у их семьи не нашлось денег и увлечение постепенно сошло на нет. А с класса девятого он понял, что пойдет в медицинский и взялся за учебу. 

— Он вдруг повзрослел, — говорит Лариса Анатольевна. — Вот именно что вдруг. У него не было папы, и он видимо понял, что он и есть мужчина в семье. Не знаю, что на него повлияло и так рано, но он начал учиться, на первом курсе подрабатывать, и так пошло-пошло… Он трудоголик. Тая, можно я скажу по секрету?

— Конечно, Лариса Анатольевна.

— Я удивлена, что у него есть ты. Удивлена и по-настоящему счастлива. Он утром сказал, что ты осталась и легла в гостевой. Он с такой любовью произнес твое имя, что у меня в груди защемило. Я уже не верила… Господи, Тая, я так рада, что ты есть! Что он нашел тебя. Ты, наверное, из клиники? Медсестра? Он же больше ничего не видит, операции да консультации.

— Нет, мы в другом месте познакомились. 

И как не покраснеть?

Вот как?! 

И что мы с Андреем потом будем рассказывать детям?

Так стоп! Тая! Что за мысли на пару световых лет вперед?!

Глава 52

Мама звонит около шести и сообщает, что она замучала Таю и чтобы я забрал девушку и отвез ее домой. За ней же смотреть не надо, она поедет к подруге, которая давно приглашала. 

В общем, я вновь узнаю свою маму. Но не признаю ее довольный голос, она даже смущается, понимая, что момент неподходящий. Я ее поправляю, напоминая, что последний разговор с лечащим врачом оказался лучше любых ожиданий. 

— Да, Андрюша, спасибо тебе, мой милый.

Слышу слезы в ее голосе и чувствую предательский ком в горле.

— Это не мне, мам. 

— Да, да… Тогда за Таю, она так помогла мне! Она прекрасная девушка…

— Она рядом сидит?

— Да.

— Красная?

Мне удается развеселить маму, из-за чего я чертовски доволен. Я обещаю скоро подъехать и звоню второму хирургу, который задолжал мне смены и прошу подменить меня до конца дня. Фокус удается, и я сразу еду к маме, чтобы забрать Таю. 

Они встречают меня на кухне, на которой пахнет свежесваренным кофе и сладкой выпечкой. Все-таки приходится задержаться, потому что эти запахи буквально приколачивают к стулу и не дают сдвинуться на голодный желудок. Да и от мамы не оторвать взгляда, она светится и кажется моложе на десяток лет. И ее можно понять, всё обошлось и сестре обещают выписку уже в конце месяца, а Тая… Что Тая? Да, она прекрасная девушка, и это еще слабо сказано.

Я не могу упустить ее. Это точно. 

В мыслях скребет неприятный вопрос, писала ли она тому парню? Меня не было сегодня рядом и, если там не последний идиот, он бы названивал или придумал, что получше, чтобы не потерять свою девушку. Смотрю на нее и пытаюсь прочитать мучающий меня ответ в красивых глазах. Она не таится и смотрит прямо на меня, подмигивает, когда я задерживаюсь. 

Меня чуть отпускает, но на секунду.

Я ревную. Черт, его нет поблизости и вообще-то, если смотреть на статусы, то это я увожу чужую девушку, но приходится вновь отвлекаться на ласковый голос мамы, чтобы не надумать лишнего. Притормозить.

— Вот, возьмите с собой, — мама суетится и не может отпустить нас с пустыми руками. 

Тая улыбается и помогает закрыть контейнер с доброй половиной яблочного пирога.

— Я еще один поставила. К подруге возьму, она сказала не пустит на порог, если забуду.

Тая приобнимает маму и поворачивается ко мне, зажимая в руках контейнер, который запотевает от жара. Мы прощаемся и идем к машине Таи, за руль которой она разрешает мне сесть.

— Устала?

Я смотрю на нее поверх крыши седана и отключаю сигнализацию с брелка.

— Это хорошая усталость, — признается девушка. — С твоей мамой очень интересно.

— Небось, наслушалась обо мне хорошего?

— Не скажу, — она кривит меня и открывает дверцу, ныряя в салон.

Я делаю то же самое, с разгона и не подумав, чем заслуживаю заливистый девичий смех. Кресло отрегулировано под ее небольшой рост, и я вдруг оказываюсь в глупейшей позе, сжатый со всех сторон и с коленками у подбородка.

— Да, Андрей, это не твой внедорожник, — замечает она, не в силах отсмеяться. — Тут тебе в любом случае будет тесно, кстати.

— Я уже понял.

Дергаю рычаг до упора и все равно чувствую себя в консервной банке, которую проектировал карлик!

— Забытые ощущения, судя по твоему лицу, — Тая продолжает хихикать надо мной. 

— Забытые, забытые… И дело не в кресле.

— Да? А в чем?

— В ком, — я завожу мотор и выруливаю с тесного пятачка.

Тая неожиданно замолкает и опускает голову, разглядывая свои пальцы, которыми терзает рукав пиджака. Она размеренно дышит, и я неосознанно прислушиваюсь к ее плавным выдохам. Сам не понимаю, как это происходит, но вдруг ловлю себя на том, что дышу теми же отрезками.

Приплыли, в общем.

И даже сопротивляться нет никакого желания. Куда-то бежать и спасать себя. Наоборот, хочется навстречу и наотмашь. Еще сильнее и ближе.

— Я бы хотел куда-нибудь сходить вместе. Но у меня завтра смена и послезавтра тоже.

— А после послезавтра?

— Свободен, — киваю и улыбаюсь до ушей. — А ты?

— Вроде да… После шести точно буду свободна. 

— И отлично. Я как что-нибудь придумаю, так напишу. Сейчас голова скверно работает.

— И что ни одного заготовленного сценария? — она легонько толкает меня локтем в бок и смотрит на меня, закусив нижнюю губу. — Ладно, я шучу. И больше не буду на эту тему.

— Вот врешь же.

— А если дам слово?

— Давай!

— Даю, — она торжественно бросает ладонь на грудь.— Теперь твоя очередь.

— Что? То есть какое?

— Придумай, Андрей. Мне интересно, что ты скажешь.

— Эм… Сейчас, — я притормаживаю на светофоре, который вот-вот загорится красным, и смотрю ей в глаза. — Черт, я же сейчас какую-нибудь глупость ляпну!

— Я привыкла, не бойся.

— Ты такая язва.

— Вот видишь, ты узнаешь меня ближе. Лучше.

Тая указывает мне на новый огонек светофора, и я трогаюсь. Я кручу в голове обещание, но ничего не идет в голову. Лишь банальности или вымученные шутки, но Тая меня не подгоняет, а вскоре вовсе переводит тему, замечая закрытый магазин конкурентов. 

А там еще несколько поворотов, и мы оказываемся у ее подъезда. Я паркуюсь рядом с детской площадкой и выбираюсь из салона. Смотрю, как она обходит машину, и протягиваю ключи на смешном брелке с Бэтменом. 

— Спасибо, — она сжимает связку и смотрит строго на карман пиджака, в который прячет ключи. — Значит спишемся?

Я протягиваю ладонь и касаюсь ее подбородка. Тая вздрагивает от неожиданности, но потом замирает и поднимает на меня бездонные глаза. Я пропал в них давно и безвозвратно, наверное, еще с первой встречи. Если не с первой минуты.

— Я придумал, — веду пальцами дальше и переношу на ее щеку, наслаждаясь бархатом кожи. — Я даю слово, что сейчас подниму тебя на руки и отнесу в квартиру.

— Нет, Андрей, это не так работает…

— Прости, я никак не могу нарушить данное слово. 

Я сгребаю ее в охапку и поворачиваю в руках, прижимая к груди.

— Вот что ты делаешь? — она упирается ладонями мне в корпус, но без злости и раздражения. — Пользуешься силой? Не стыдно?

— Ты сама хотела, чтобы я дал слово. И чтобы выбрал сам тоже. Так что всё на твоей совести, малышка.

— Малышка, — она устало выдыхает и прикрывает глаза, словно я вновь отвязно пошутил. — А я всё ждала, когда ты вспомнишь.

Глава 53

Андрей ставит меня на ноги, лишь когда мы оказываемся у моей двери. Я достаю ключи из кармана и отпираю замки. Вхожу первой и включаю свет, а потом наблюдаю, как он снимает кроссовки и коротко оглядывается по сторонам.

— Мило, — произносит он неуверенно.

— Ни черта, — качаю головой с легкой усмешкой. — Не было времени выбирать, поэтому, что попалось, то и сняла.

— Из-за меня? Торопилась?

— Ты знал прошлый адрес, — я пожимаю плечами, не зная, что добавить. — Будешь чай?

— Мы только что пили, — он хитро улыбается и подходит ближе. — У тебя нет ничего покрепче?

— Ты уверен? Тебе же завтра в клинику.

— Знаешь, как от тебя пахнет? — Андрей наклоняется и мажет носом по моей макушке, задевая прядки волос. — Пьянит...

— Это такой ответ на мой вопрос?

— От бокала вина хуже не будет.

— У меня только вишневый ликер.

— Тогда от рюмки.

Андрей говорит со мной, а сам надвигается, и в какой-то момент прижимает меня к стенке. Мягко и тягуче… Он надавливает тугим телом, и я судорожно выдыхаю, когда меня затапливают знакомые ощущения. Его жар и его сила, и, черт возьми, крепкий мужской запах со свежими нотками одеколона. Ничего не могу поделать с собой и прикрываю глаза от удовольствия, хотя он ничего не делает по большому счету. Лишь изводит тесной близостью и своим горячим дыханием, которое находит сверху ритмичными волнами.

— Малышка, — Андрей говорит грубее с хриплыми нотками, проигрывая полыхнувшему желанию. — Посмотри на меня, не прячься…

— Слишком быстро, Андрей.

Я все же поднимаю лицо и смотрю в его темные глаза, в которые сейчас опасно смотреть. Он едва сдерживается, чтобы не накинуться на меня, а я едва не признаюсь себе, что хочу этого больше всего на свете. Он вбил ладони в стенку над моими плечами и приблизился лицом, чтобы лучше видеть, так что он так близко, что это чертова пытка.

— Быстро или правильно? 

Он не дает мне ответить и ведет губами по моим волосам, ниже и ниже, задевает мой висок и целует с влажным выдохом. А пальцами находит мой подбородок, чтобы перейти к губам в следующую секунду. Только я успеваю выставить ладонь и создать корявый барьер. Я касаюсь его лица, и Андрей останавливается, он вглядывается в меня и улавливает мое сомнение за мгновение. Ласково улыбается, а потом наталкивается на мою ладонь сильнее и коротко целует пальцы, дразня.

— Хочешь извести меня хорошенько? — он кивает с наглой улыбочкой, отвечая себе самостоятельно. — А вдруг я свихнусь? Я ведь близко, малышка. Меня уже сбоит, я сегодня весь день думал о твоих сладких губках. Как ты целуешься… На кухне, помнишь?

Он опускает ладони вниз и кладет их на мою талию, сдавливая. Растирает кожу сквозь одежду и продолжает смотреть прямо в глаза, и я замечаю как “грязнеет” его взгляд. Я вдруг вижу перед собой прежнего Андрея и тоже “пьянею”. Мне нравится нежная прелюдия, но ведь я хочу той же убийственной страсти, что была между нами. Хочу вновь попробовать лучший секс в своей жизни, потому что мне от одних воспоминаний тесно в груди.

И в одежде тоже.

— Ты закусила губу, — сукин сын насмехается и легонько встряхивает головой, чтобы освободиться от моей ладони. — Давай лучше я.

— Анд…

Он проходит жалкие сантиметры, разделяющие нас, продавливая мою несостоятельную защиту, и дотрагивается губами. Смазанно, словно хочет извести меня и наказать за затянувшиеся отказы, и безумно горячо. Мое тело откликается на него и мне никак не спрятать, что я уже подрагиваю рядом с ним и вдыхаю слишком много воздуха за раз. Я так часто дышу, что грудь ходит туда-сюда. и задевает его. Андрей же чуть наклоняется и закусывает мою нижнюю губу. Он осторожно прихватывает ее зубами и оттягивает, выбивая из-под моих ног последние крупицы земли.

Всё.

Я плыву и выдыхаю уже с предательским стоном. Прямо ему в рот. И прямо в его довольную наглую усмешку.

— Тебе же нравится, когда я такой.

— Нет.

Он смеется. Расслаблено и красиво, чуть откидывая голову назад и сбивая прическу. Но он дает мне воздуха всего на мгновение, следом смыкает ладони на талии сильнее и приподнимает меня. Накрывает жесткими губами и проталкивает язык в мой рот. Он вдруг забывает все улыбочки и почти что рычит, целуя меня. Проваливается в жажду с головой и раскатывает меня умелой лаской. Я поддаюсь и обхватываю его язык, рвусь к нему и пробую на вкус, который ни черта не изменился. 

Даже отголосок ментоловой жвачки один в один. 

А его сильные пальцы заходят мне за поясницу и заставляют выгнуться, прильнув к нему. Я всхлипываю, не готовая к огненной буре, и обхватываю его покатые плечи, вонзаясь в черный пиджак ногтями. 

— Дикая, — улыбается Андрей и проводит влажную полоску языком по моей скуле. — Соскучилась? Ну признайся.

— Нет.

— Нет? А почему тогда дрожить?

— Холодно.

— Черт, тогда тебя надо получше согреть. 

Он жадно обхватывает ладонями мою задницу и подсаживает меня. Я обхватываю его бедрами и откидываюсь на стенку, чтобы чуть выдохнуть и получше разглядеть его. Я каким-то чудом заставляю его притормозить, он словно чувствует мое секундное настроение и делает уступки. Я вытягиваю ладонь вперед и касаюсь его лица, обводя пальцами правильные черты. 

Андрей чертовски привлекательный, по его лицу хочется “гулять” взглядом. Переулок за переулком - черточка за черточкой. Особенно, когда он смотрит на меня с огромным желанием и одновременно с нежностью. Черт, раньше такого не было… В его стальных руках прежний голод, а вот в глазах столько всего нового, что можно заглядеться. Утонуть и пропасть.

— Всё хорошо? — он все же начинает сомневаться из-за моей паузы и дьявольские огоньки во взгляде потухают. — Тая?

— А ты как думаешь?

— Я думаю, тебе прекрасно.

— Почему тогда остановился?

И снова. Он замирает еще на несколько мгновений и даже уводит глаза вниз, но следом возвращается и смотрит на меня глубоким тихим взглядом.

— Потому что забыл сказать одну вещь, — Андрей выдыхает, как перед важным признанием, и я успеваю занервничать. — Я влюбился в тебя, как пацан. Я это окончательно понял, малышка. В машине и понял, где-то на полпути.

Глава 54

Андрей несет меня вглубь квартиры. Я не подсказываю направление, только смеюсь, когда он поворачивает к кладовке.

— Черт…

— И кто кого изводит? — говорю ему в грудь, потому что отрываться от него нет никакого желания, и так я чувствую как бьется его сердце. — Ты умело тянешь момент.

— Твоя прошлая квартира была лучше.

— Меньше, — киваю со смехом, понимая, что там на самом деле было легче найти диван.

В конце концов, от справляется с планировкой новой квартиры и находит спальню. Андрей опускает меня на кровать и наклоняется, сладко целуя и подгибая под себя. Не разрывает объятий и выставляет локти, чтобы не навалиться на меня всем своим немаленьким весом. Я теряюсь под ним во всех смыслах. Перестаю понимать, в какую сторону крутится планета и вообще, где мы сейчас, потому что за единственный ориентир остается сумасшедшее наслаждение, которое дарят его горячие губы и длинные пальцы. И я чувствую себя такой маленькой и хрупкой. Или это Андрей слишком большой и сильный?

Черт, меня это заводит. Вернее, докручивает последний оборот и я резко выставляю руку, выбивая его локоть. Андрей падает на меня от неожиданности, придавливая, и я шумно выдыхаю, хватая губами тягучий воздух. Я чувствую тугие налитые мускулы, которые продавливают мое мягкое тело, и впиваются в меня так, что моя чувствительность начинает жалобно скулить. 

Да…

Да.

Господи!

Как же я скучала по нему! Как мне вообще удалось продержаться хоть сколько рядом с ним? Я же схожу с ума от одного его запаха, терпкого и грубоватого, я вожу носом над расстегнутым воротом рубашки и вдыхаю его глубже. Уже знаю, что скоро буду пахнуть им, его потом и его поцелуями, и от этого мысли становятся совсем грязными. Пульсирующими.

— Иди сюда, — Андрей подтягивает меня выше и начинает раздевать.

Я спорю с его крепкими руками и тянусь навстречу, чтобы расстегнуть его проклятую рубашку. Почему не футболка? Ну почему?! Мы мешаем друг другу и целуемся сквозь дурацкие улыбки, когда вновь сталкиваемся руками и заставляем ткань трещать.

— К черту, — я не выдерживаю и сдаюсь на второй (всего на второй из-за дрожащих пальцев!) пуговице и опускаю ладони намного ниже.

— К черту, — повторяет Андрей хриплым эхом.

Он обхватывает меня широкими ладонями и подтаскивает к себе, вынуждая раздвинуть ноги. Платье из джинсы само задирается наверх, и Андрей запускает ладонь под него, находя мои трусики. 

— Ни слова, — шиплю на него, потому что и без самодовольных мужских вставочек в курсе, что мокрая. 

Да и его взгляд плывет в ту же секунду, и становится совершенно черным, когда он отодвигает кружевную ткань и проводит пальцами по моим складочкам.

— Боже… милый…

Он водит пальцами, лаская и раскрывая меня, и чуть подвигается, любуясь тем, что делает со мной. Он снова смотрит на меня пьяным взглядом, как делал в наш первый нормальный раз. Не в машине, а в прошлой квартире. Андрей также надвинулся сверху и ловил каждое мое движение, мою отзывчивость на его ласки и спертое перекрученное томными отголосками дыхание. 

— Малышка, — он толкается в меня пальцами и впивается в губы, забирая в глубокий безумный поцелуй, — моя...

Я бьюсь в его руках, не зная, как справиться с раскатывающим напором. Его пальцы и язык во мне и я наталкиваюсь сама, проигрывая его животному желанию. Напитываюсь им вместе с его запахом и дергаю молнию ширинки. Андрей накрывает мои ладони своими и помогает оголить себя. Я провожу ладонью по возбужденному члену и срываю свистящий рык с его губ.

Ему больше не до улыбок и не до шуток, он судорожным движением надавливает на мою поясницу, заставляя пройти последние сантиметры и натолкнуться. Принять его в себя, всхлипнув от безумных... слишком сильных и прекрасных ощущений.

Меня разматывает от чувства наполненности и я ловлю секунды, привыкая к нему, а потом Андрей начинает двигаться. Он входит в меня глубже и сминает сильными руками мою талию, направляя на себя. Он не торопится и дает прочувствовать каждое мгновение наедине с ним. Вбивается и тягуче откатывает назад, чтобы вновь пронзить жестким толчком. Как током. Как в другой реальности, невозможной и откровенной. Он целует мое лицо, зацеловывает даже, собирая выступившие капельки пота и опускаясь к ушку, чтобы вновь назвать “малышкой” и добавить грязноватых комплиментов, от которых хочется стонать в голос.

От которых нужно стонать в голос.

 Я обнимаю его крепче, руками, ногами, всем телом и слышу, как внутри поднимается высокая волна. Такая высокая, что я вряд ли вынесу ее, я зажмуриваюсь на подступах и вся сжимаюсь, обмирая, а потом падаю в нее всем естеством. 

Да…

Как же хорошо, как же сладко…

— Прости.

Короткое слово Андрея вырывает меня из миража и я замечаю его взгляд вниз.

— Я забылся… 

Накрываю ладонью его губы, чтобы он прекратил. Да, мы забыли о защите. Напрочь, накинувшись друг на друга, как оголодавшие. У меня впервые такое, я прежде и не знала, что голова может отключаться, как по щелчку.

— Я в порядке, — Андрей принимает мое пораженное молчание за другое молчание, нервное и ошарашенное, и видно вспоминает все мои подколы насчет сайтов для одноразового секса. — Я недавно проверялся.

— Я не спала с ним, — я улыбаюсь и поднимаю на него глаза. — Со Степаном… Мы только начали встречаться. 

— Да? — он выдыхает с вселенским облегчением.

— Хотел попросить справку?

— Господи, Тая! Я не об этом…

— Я знаю, — веду носом по его щеке. — Ты иногда начинал дышать ревностью, я не слепая.

— Я его иногда убить подумывал.

— Не надо.

Андрей ложится рядом и прижимает меня к себе, он кладет ладонь на мою спину и воюет со складками сбившегося платья, пытаясь отыскать под ним мое тело. Я же нахожу оголенный клочок над единственной пуговицей, которую успела расстегнуть.

— Поэтому, Андрей, — вдруг признаюсь ему, хотя ничего не планировала.

— Что? Ты о чем?

— Поэтому я молчала, что я другая девушка. Я на первом свидании подумала, что нарвалась на озабоченного придурка. Это я сейчас знаю, что не ошиблась...

Он устало усмехается, но молчит на шпильку.

— … но после него догадалась, что мы пришли на разные свидания. Я перепутала день, мое свидание было назначено на следующий день.

— Серьезно?

— Да, я криво посмотрела в блокнот.

— Охренеть…

— Именно. Мы познакомились из-за моей рассеянности, — запрокидываю голову и кривлюсь ему. — А потом ты нашел меня и затянул в машину. И случилось примерно то же, что сейчас. Я не могу это объяснить, но когда мы наедине, когда вот так… Я подумала пусть. Решила подыграть.

— Но не смогла.

— Да, мне оказалось слишком. А признаться, что это не я, не смогла. Было стыдно. 

— Дурочка, — он лениво перекатывается и оказывается рядом с моим лицом. — Мне стыдно за каждое грязное слово, что я тогда произнес. Ты простишь меня?

— Да, — киваю и целую его в губы. — Конечно, Андрей.

— Я снова хочу тебя.

— Я чувствую.

Я веду бедром и закусываю нижнюю губу, издеваясь над ним.

— Нам все-таки понадобится стоп-слово, — выдыхает Андрей, подминая меня под себя после короткой передышки. — Аква, да? Что-то такое ты предлагала...

Эпилог

За спиной у Андрея большой спортивный рюкзак. Он тащит меня за руку в гору и обещает сумасшедший вид, если я сделаю над собой заключительное усилие и протопаю уставшими ногами еще чуть.

“Еще чуть” уже длится бесконечное время и во мне крепнет убеждение, что он меня обманывает. Мы весь день на ногах, и после канатной дороги поднимаемся в гору и мне уже кажется, что широкие ступени, которые мастерски вписаны в природный ландшафт, будут подниматься и подниматься еще неделю.

— Иди на руки, — он притягивает меня крепче, готовясь поднять, но я противлюсь.

Он тоже устал. Куда ему еще меня тащить?

— Не надо, — решительно качаю головой. — Просто в следующий раз я буду составлять маршрут.

— Три шага от отеля?

— Пять. 

Нам удалось совместить наши отпуска, хотя у меня вышел не отпуск, а увольнение, и организовать первую общую поездку. Репетиция свадебного путешествия, как я это называю. Я ушла из цветочного магазина, потому что Андрей уговорил меня работать в его клинике. Им как раз нужна была милая девушка на ресепшн. Милая, это он так сказал и многозначительно посмотрел на мое отражение в зеркале. А еще у него далеко идущие планы на счет меня. Мне кажется, он хочет со временем пересадить меня в отдельный кабинет, там где проводят ознакомительные встречи с клиентами и подготавливают документы. 

Так что после отпуска мы будем ездить на работу вместе. Может, не каждый день, но графики все равно будут совпадать. Андрей уже познакомил меня с коллегами, успокоив насчет дружного коллектива, он вообще оказался общительным парнем. Я устала запоминать его знакомых и друзей, с которыми он редко видится, но каким-то чудом поддерживает связь.

— Ты пластический хирург, милый, — сказала я ему как-то, решив подколоть. — Никто не теряет такие связи.

— А сам по себе я невыносим?

— Нет, ты прекрасен, но скальпель — отличный бонус. Лена, например, разглядела у себя горбинку на носу…

— О, господи.

— Я так и сказала ей. Но ты ей только заикнись, и она тебя завалит цветами по закупочной цене, сделает десять кругов по городу, раздавая визитки клиники, и будет сторожить твое парковочное место вечерами. 

— За одну операцию?

— За один красивый носик. 

— Хорошо, я подумаю. Ты же сейчас на самом деле заикнулась о ее проблеме?

— Друзьям надо помогать, а она моя лучшая подруга.

Семьями мы тоже познакомились. Случилось локальное чудо, и моей требовательной и капризной маме безумно понравился Андрей. Она не ожидала, что я приведу голливудского красавчика, который к тому же умеет зарабатывать деньги и разговаривает сложноподчиненными предложениями, и обмерла прямо на пороге. Я специально не показывала его фотографии, чтобы не испортить эффект. И тот меня чертовски порадовал, особенно, когда она крепко обняла меня, а следом притянула Андрея как родного. 

Тем более я пришла с помолвочным кольцом. Он сделал мне предложение, которое я приняла со слезами на глазами. Я знала, что он готовит его, приметив как-то квадратную коробочку в его кармане брюк. Она вызывающе выпирала и подсказывала, что иногда у Андрея случаются серьезные проблемы в интеллектом. Я не стала говорить ему, да и меня захлестнула столь искренняя радость, что ничего не пришлось изображать.

К такому невозможно подготовиться.

Особенно к его счастливым глазам с солнечными бликами чистой радости, когда я сказала “Да!”

К самому сладкому и трепетному поцелую.

К его сбитому дыханию, которое гуляло по моим щекам, когда он обнимал меня и радовался, что я согласилась. Андрей закружил меня, не зная, куда еще деть радость, и чуть не заработал мне обморок от перегрузок. Я шлепнула его по плечу, намекая, что хочу дожить до свадьбы и с трудом остановила.

— Да, малышка, да, — он смеется и поворачивается ко мне, когда делает последний шаг к вершине и замирает, дожидаясь меня.

Я отстала всего на пару шагов и тяну к нему руки, чтобы он перенес меня через выступ.

— Если оно того не стоило, я тебя уб…

Я замолкаю, когда взгляд проходит по смотровой площадке, обнесенной серым забором, и уплывает прочь. К сумасшедшему простору и невыносимой красоте. Вокруг Альпы и ледник Дахштайн. Андрей загорелся идеей показать мне свою любимую Австрию, от которой действительно захватывает дух. Он подхватывает мою ладонь и ведет вперед, ныряя в один из проходов. 

— Смотровая площадка называется “Пять пальцев”, — произносит он над моим ухом, прижимая ближе к себе. — Видишь?

Вижу, конечно. В пропасть уходят пять металлических вытянутых конструкций, которые как мостики на огромной высоте. Туда страшно идти, но Андрей делает уверенный шаг и подталкивает меня вперед.

 — Мамочки, — выдыхаю и слышу его приглушенный смех.

— Мы идем на второй палец, — сообщает он, когда это уже становится очевидным. — Там пол стеклянный.

— Нет!

— Да, малышка. Ты же не трусиха у меня?

— У тебя, может, нет, а у себя очень даже. 

— Я буду держать тебя.

— Крепко?

— Крепче всех.

И он в подтверждении своих слов отрывает меня от земли, подхватывая за талию. Он буквально вносит меня к проходу, и я забываю как дышать. Не чувствую пола под ногами и не вижу его, обмираю и на секунду зажмуриваюсь. Но Андрей начинает говорить глупости низким сексуальным голосом, которые настолько не к месту, что я смеюсь и шиплю на него. Но глаза открываю и привыкаю к виду.

Проникаюсь им.

Я не смотрю под ноги. Ну ее, эту пропасть!

— Четыреста метров, — тут же произносит Андрей, отмечая с какой высоты придется падать, если по стеклу пойдет трещина. — Высоковато, не спорю.

— Тут безумно красиво, — я оглядываюсь вокруг и понимаю, почему сюда стремятся толпы туристов.

Гордые горы, темно-синие воды и кромки лесов, как штрихи величия северной природы. Сдержанной и поражающей мощью. Внизу угадывается город, который обнимает выступ горы и расползается в стороны.

— Как он называется? — оборачиваюсь через плечо и ловлю взгляд Андрея.

— Гальштатт.

— Ты все знаешь?

— Нет, я подготовился, — он обаятельно усмехается и целует меня в висок. — В нем живет восемьсот человек.

— Реально?

— Если Википедия не врет. Но можем спуститься, пересчитать.

— А можно спуститься и найти гостиницу?

— Устала?

— От одежды, — шепчу ему на ухо, вытягиваясь на носочках.

Мне никогда бы не хватило роста, хоть вытянись три раза, но Андрей выработал смешную привычку. Он на автомате наклоняется ко мне, стоит мне чуть приподняться или задрать голову к нему. 

И мне иногда становится отчаянно интересно, сколько еще привычек появится между нами? Сколько принесут общие дни, когда они будут копиться год за годом? 

Мы решили расписаться в конце года, когда получится вырваться на отдых не на пять дней, а скопить полноценный отпуск. Я боюсь загадывать, но Андрей любит путешествовать, он показал мне десятки фотографий из разных мест, в которых побывал или отметил у друзей, чтобы тоже посетить. Так что мы точно не проведем медовый месяц на берегу моря, валяясь под солнышком и слушая прибой, ну или всего пару дней и вперед, к впечатлениям! Я не против, тут мы тоже подходим друг другу. Мне больше нравится словосочетание свадебное путешествие, которое лучше описывает нашу ситуацию. 

— Я замучил тебя? — спрашивает он, когда мы переходим в следующий палец, где устроен телескоп. 

— Я впервые вижу столь красивое место, если без шуток. Правда, это прекрасно… Спасибо!

— Ну всё, главное я услышал, теперь можно в отель!

Он шутливо тянет меня назад, но я с легкостью останавливаю его. Мы проводим на площадке еще полчаса, а потом возвращаемся к канатной дороге. Я кутаюсь в сильных руках Андрея, не веря собственному счастью, когда мы садимся в кабинку. И иногда я читаю то же самое в его глазах — Ты здесь? Ты есть? Мне не снится?

Я сплетаю пальцы в замок на его запястье и ловлю его довольную улыбку. Начинаю улыбаться столь же глупым образом, не зная, как остановиться. 

— О чем задумалась? — спрашивает Андрей, утыкаясь подбородком в мое плечо. — Устала?

— Думаю, что было бы, если бы я не перепутала день свидания.

— Ох, черт…

— Ты никогда не думаешь об этом?

— Я не люблю кошмары.

Толкаю его в бок, чтобы он перестал подшучивать, пусть и под видом комплиментов.

— Мы бы перепутали что-нибудь другое, — уверенно произносит Андрей после паузы. — Например, доставку. Ты бы привезла мне цветы в клинику, перепутав заказы. 

— О, это даже похоже на меня.

— Вот видишь, — он тихо смеется, делая прядки моих волос горячими и влажными дыханием. — Высокие красные розы, да? Внесла в кабинет и сказала бы мне — “Ольга, это вам от Валентина! Ой, Ольга?”

— Дурак.

— Я бы вставал из-за стола и поблагодарил за цветы. 

— Нет, Андрюша. Ты бы сказал что-нибудь из разряда — цветы, конечно, класс, но твоя попка меня интересует больше.

— Да, — он довольно улыбается и кивает. — Ты отлично меня изучила.

— И получил бы букетом прямо по роже.

— Опять синяки? Там шипы, малышка, не жалко? Ты и так прикусила мне губу на первом свидании. Давай хоть помечтаем без моих увечий?

— Ладно, пусть. Я бы кинулась в твои руки и отдалась бы прямо на рабочем столе. Так?

— Отлично. Про стол можно молчать, но история отлично подходит для приличной легенды. Будем детям рассказывать.

Я целую его в губы, горячо и коротко, смущаясь чужих взглядов.

— Я уже очень хочу в номер, — признаюсь ему на ухо. 

— Можешь говорить громче. Тут никто не понимает по-русски.

— Ты услышал и главное. 

Андрей проводит ладонью по моим волосам и встает с места, когда кабинка останавливается. Он утягивает меня за собой и ведет дальше, направляя в толпе и обнимая за плечи горячими руками. Я то и дело запрокидываю голову и смотрю на его красивое и мое самое любимое лицо. Родное лицо будущего мужа. Он подмигивает мне и криво улыбается, напоминая, что я полюбила нахального красавчика с замашками плейбоя.

— Знаешь что? — произносит он, помогая мне снять шарф, который уже давно не нужен. 

— Ммм?

— Я люблю тебя, малышка. Так сильно, что у меня на высоте голова не кружится. Привык уже, это мое обычное состояние.

— Долго придумывал?

— А еще я забронировал номер с огромной кроватью. И с огромной ванной. На балконе тоже кстати просторно. 

— А стол есть? Рабочий?

— Надо будет, я его из России притащу.

Андрей разворачивается и впивается в мои губы, показывая, что ему на посторонних как раз плевать. Он раскатывает меня горячей лаской и ласкает языком, проталкиваясь в мой раскрытый рот. Безумно сладко и терпко… И, черт возьми, мало!

— Отель, малышка, — он читает мои мысли и переплетает наши пальцы, утягивая вперед. — Нам срочно нужен номер!

Я с ним совершенно согласна, смеюсь и утыкаюсь лицом ему в грудь. Счастье есть, и я определенно заслужила его, запутавшись в строчках подруги, но разобравшись в себе.

Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Эпилог
  • Teleserial Book