Читать онлайн Код уверенности. Почему умные люди бывают не уверены в себе и как это исправить бесплатно

Роберт Келси
Код уверенности. Почему умные люди бывают не уверены в себе и как это исправить

Robert Kelsey

What's Stopping You Being More ConfidenT


Copyright © 2013 What’s Stopping You Ltd. All Rights Reserved.

Authorised translation from the English language edition published by Capstone Publishing Limited. Responsibility for the accuracy of the translation rests solely with EXMO Licence Limited and is not the responsibility of Capstone Publishing Limited. No part of this book may be reproduced in any form without the written permission of the original copyright holder, Capstone Publishing Limited.


© Грудницкая Е.А., перевод на русский язык, 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Посвящается Люси, Джорджу и Эдди


«Уверенность – это ключ к успеху во всех сферах жизни. В своей книге Роберт Келси рассказывает, как взрастить в себе уверенность и повысить шансы на успех. У каждого человека бывают моменты сомнений, и те полезные советы, что даны в книге, помогут избавиться от внутренних демонов и воспрянуть духом. Весьма ее рекомендую».

Люк Джонсон, председатель RSA, колумнист Financial Times и автор книги «Запускай свое дело!» (Start It Up!)


«Сочетание искренности и неподдельного любопытства Роберта Келси по отношению к тому, каким образом формируется наша жизнь, вылилось в книгу для увлекательного чтения, а его уверенное утверждение, что контроль над своей судьбой находится в наших руках, весьма обнадеживает. Его книги подобны станциям техобслуживания на автостраде жизни (к счастью, без черствых булочек), так что если вы просто проезжаете мимо – то на свой страх и риск».

Фай Гловер, лауреат многочисленных журналистских премий в области радиовещания и ведущий программ на радио BBC


«Наконец-то книга о том, как обрести уверенность, написана человеком, который сам боролся с неуверенностью. Личный опыт Роберта Келси помог ему добраться до сути основных правил, позволяющих обрести уверенность в себе».

Роман Крознарик, автор книги «Как найти работу, приносящую удовлетворение» (How to Find Fulfilling Work) и соучредитель «Школы жизни»


«Это вам не банальное «средство от всех болезней», способное помочь лишь тому, кто его продает, – с помощью Келси вы действительно добьетесь значительных перемен».

Оливер Джеймс, автор книги «Они вас достали!» (They F*** You Up!)


«Роберт Келси извлек суть из трудов многочисленных признанных авторов и добавил идеи, основанные на собственном опыте. В результате было создано бесценное руководство для тех, кому не хватает уверенности в себе».

Джон Каунт, автор книги «Подними свою самооценку»


«Если вы хотите перестать говорить и начать действовать, уверенность важна. В своей легко читаемой и основанной на личном опыте книге Роберт Келси исследует истоки неуверенности – включая собственные – и объясняет, почему неуверенность способна серьезно тормозить прогресс личности. Своим видением и практическими советами он указывает читателю надежный путь вперед».

Ричард Ньютон, соавтор книги «Хватит строить планы, пора действовать»

Эта книга поможет вам найти ответы на следующие вопросы:

Как понять природу неуверенности в себе – глава 1

Как наши потребности и образ мышления влияют на самооценку – глава 2

Как стать увереннее с помощью когнитивно-поведенческой терапии – глава 3

Как изменить свое мышление – глава 4

Как научиться оптимизму – глава 5

Какие методы помогают уверенно себя чувствовать в стрессовых ситуациях – глава 5

Как повысить личную эффективность – глава 6

Как развить свои таланты – глава 6

Как преодолеть свои страхи – глава 7

Как справиться с предательством – глава 8

Как развить критическое мышление – глава 8

Какие шаги помогают достичь успеха – глава 9

Как построить свою иерархию ценностей и с пользой применять ее – глава 9

Как правильно ставить себе цели – глава 10

Какие пункты должен включать в себя план развития – глава 11

Как бороться с застенчивостью – глава 12

Как увеличить свое влияние на работе – глава 13

Как научиться отказывать на работе – глава 14

Как научиться делегировать полномочия – глава 14

Как не злить своего руководителя – глава 14

Как общаться с «трудными» коллегами – глава 14

Как побороть страх быть отвергнутым на свидании – глава 15

Как чувствовать себя уверенно в любовных отношениях – глава 15

Как справиться с предубеждениями – глава 16

Как воспитание влияет на поведение человека в будущем – глава 17

Как бороться с чувством вины и негативными мыслями – глава 18

Как контролировать уровень стресса и тревожности – глава 19

Как не перепутать уверенность в себе с самоуверенностью – глава 20

Введение

«Думаете ли вы, что можете или что не можете, – вы правы в обоих случаях», – сказал американский промышленник Генри Форд. Этот содержательный афоризм от человека, который сделал автомобиль массовым средством передвижения, указывает на пропасть, существующую между высокой и низкой степенью уверенности. А еще на тот факт, что возможные результаты могут настолько различаться, что даже выражение «как день и ночь» покажется недостаточным. Скорее «Венера и Марс», хотя и здесь мы сравниваем две далекие скалистые планеты. Как насчет сравнения богатой Швейцарии и Сомали, где неуверенные обречены жить в нищем пиратском государстве, которое сами создали?

Впрочем, утверждение Форда идет еще дальше. Вовсе не объявленные несостоятельными, неуверенные люди фактически сбрасывают себя со счетов. Их слабая вера в свои силы означает, что они остаются персональным воплощением Сомали, при этом не имеет никакого значения, что они делают или насколько меняют свое поведение. Пугающий вывод. Но верный ли? Может ли Сомали надеяться однажды стать Швейцарией, если немного разберется с сигаретными окурками и жевательной резинкой – уверенно-спокойным, высокопродуктивным, довольным и мирным государством? И можем ли мы, люди, стать уверенными в себе, если нас раздирают сомнения? Кажется, все совсем не по Форду, потому что сомнения и низкая самооценка приводят к неправильным оценкам, недальновидности, принятию кошмарных решений и – да, к самоподдерживающемуся катастрофическому поведению, которое подтвердит наши опасения, подкрепляя неуверенность в себе.

Однако немедленно вспоминается Сингапур, некогда бывший болотистым малярийным островом, на котором обитали несколько дюжин местного населения, китайские эмигранты и странные британцы, пьющие джин. А ведь теперь это богатый, сверкающий огнями город-муравейник! Далее, Коста-Рика: джунгли на задворках Испанской империи без каких-либо природных ресурсов, а теперь здесь устойчивая демократия по соседству со странами, известными нестабильным режимом и ведущими гражданские войны. А как насчет Ботсваны, некогда бывшей пустыней с воинственными племенами, а теперь являющейся процветающей демократической жемчужиной Африки?


ИНДУСТРИЯ УВЕРЕННОСТИ

Таким образом, страны могут становиться Швейцарией, это означает, что и люди, несомненно, способны развить в себе атрибуты уверенности тех, кто на счастливой половине ребуса Форда. Так ли это? Согласно индустрии самопомощи, да. Существуют горы книг, ДВД-дисков, коучинг-курсов, методов психотерапии и разных других прибамбасов, предназначенных для избавления от неуверенности. Гипноз, акупунктура, йога, пилатес, медитация, даже лекарственные препараты (официально разрешенные и не очень): все гарантируют чудеса, когда дело касается уверенности в себе. Мы даже идем на хирургические операции, в ходе которых изменяют, удаляют или добавляют какие-либо части тела – и это не что иное, как попытка повысить уверенность.

Увы, ничто из вышеперечисленного не способно переместить нас на постоянное жительство в позитивную часть цитаты Форда. Все эти методы содержат одну и ту же ошибку, предполагая, что мы являемся не более чем сырым материалом для последующей обработки. Согласно им, мы – чистые листы, готовые к росписи красочными (и общепризнанно полезными) методологиями и рекомендациями для обретения более уверенного будущего.

Если бы это было так! Мы вовсе не являемся чистыми листами. Жизненные холсты неуверенных в себе людей расписаны мучительными детальными изображениями болезненных воспоминаний. Наши картины на холсте напоминали бы произведения Пикассо: искривленные линии унижений, поражений и оскорблений, проигранных сражений и отвергнутых возможностей. Путешествие к уверенности неуверенных в себе людей не начинается с нуля. Оно начинается с минус ста.

Мы являемся сложными личностями, при этом совокупность пережитого – для людей с низким уровнем уверенности в себе – обычно является негативным, если не сказать – болезненным, опытом. Попытка нарисовать уверенность поверх подобных искажений, на мой взгляд, бесполезна. Это рецепт, который приводит к дальнейшей путанице и искажениям, а также потенциально болезненной расплате по мере нашей борьбы. А в итоге – к провалу попыток уравновесить прошлые унижения пропагандируемыми назойливо-жизнерадостными инструкциями.

Уверенность не похожа на укол для иммунизации. Она не передается через витиеватые экзерсисы и мотивационные упражнения. Уверенность приходит с опытом, и почти всегда только с ним. С тем, что вы делаете правильно и – это важно – понимаете, каким образом и почему это правильно, что побуждает вас делать так снова (это известно как личная эффективность). Уверенность – это сундук с личными инструментами, в котором хранятся преимущественно позитивные и проверенные достижения, но также и то, что было получено методом проб и ошибок. Такой сундучок помогает достигать успешных результатов и справляться с неудачами, не сбиваясь с курса. Воспринимать отрицательные суждения других людей, оставаясь при этом сосредоточенными на собственных положительных результатах.

В связи с этим, если копнуть глубже, для обретения устойчивой уверенности в себе требуется лишь одно – самопознание. Это означает быть в курсе того, в чем мы хороши, осознавая и принимая почему, включая тот факт, что талант, как мы увидим, может иметь мало общего с успехом. Однако также стоит знать, в чем мы не хороши, признавая это и понимая почему. Уверенность имеет отношение к доверию, храбрости, оптимизму и психологической устойчивости, а также к отсутствию заносчивости и высокомерия. Уверенность более всего на свете дает нам возможность действовать, но и дает возможность не действовать. Говорить, но также знать, когда лучше помолчать. Хвалить и принимать критику. Быть открытыми идеям и учиться. Быть благоразумными, справедливыми, скромными, милосердными и сопереживающими.


УВЕРЕННОСТЬ – ЭТО…

Это то, чего у меня нет, или, во всяком случае, не было. Вообще моя собственная история – это история недоверия, трусости, слабости и пессимизма. Наверное, с самого рождения или, что более вероятно, с обретением раннего жизненного опыта моя жизнь представляла собой сценарий неуверенного в себе человека: казалось, моя судьба была высечена в камне с младенческих лет и весьма соответствовала пророчеству Форда. И это несмотря на усилия моей матери повысить мою уверенность в себе. Записывался ли я в секцию дзюдо, или в клуб скаутов, или в сельский драмкружок – всякий раз, когда я обращал внимание на способности тех, кто меня окружал (или на цвет их поясов, как в случае с дзюдо), то считал, что изменить что-либо в своем случае я не в силах. Каждый раз, пытаясь в чем-либо участвовать, начинал искать способ уйти, и моя неуверенность в себе усугублялась пережитым опытом.

Неуверенность привела к тому, что в одиннадцать лет я плохо сдал отборочные экзамены, не успевал в старших классах – кое-как мне удалось окончить среднюю школу, но я не прошел тест по приему на работу и «пролетел» с первым трудоустройством в качестве строительного инспектора. Я подходил к каждому испытанию со страхом, недоверием и внутренним убеждением, что наиболее вероятным исходом будет неудача. Естественно, вскоре я доказывал себе свою правоту. Что бы это ни было, окружающие казались лучше меня: умнее, привлекательнее, замечательнее, популярнее.

Только сейчас, став более уверенным (по крайней мере, в одной области), я могу оглянуться назад и ясно увидеть то, что происходило, определить в чем именно заключались некоторые препятствия. Одним из них, довольно значимым, была мотивация. Невысокое качество образования, унылые развлечения пригородных районов, даже будничное стремление получить должность инспектора на безликих болотах Эссекса – ничто из этого не вдохновляло меня, не пробуждало желания во что бы то ни стало достичь успеха. Лишь только появилась мотивация получить то, чего я действительно желал, и способность противостоять трудностям развилась. Это произошло во время сдачи экзамена по истории на вечерних курсах, когда я получал степень в области политики и современной истории в университете Манчестера и добивался устойчивого положения в качестве журналиста экономического журнала.

Тем не менее в каждом случае оставались сомнения. Мой пережитый опыт – неуверенность в себе, подкрепляемая неудавшимися попытками чего-то достичь, – проявлял себя, стремясь подорвать значимость достижений. В ключевые моменты уверенность оставляла меня. Она казалась какой-то неуместной, проявляющейся неустойчиво и временно, а потому легко опровергаемой. А когда это было не так, мои комплексы приводили к тому, что я раздувался от гордости, но вскоре очередной удар низвергал меня с небес на землю.

К примеру, «успех» в качестве редактора экономического журнала в конечном счете привел меня к работе в инвестиционном банке. Я работал и в родной стране, и в США, однако моя неуверенность в себе превращала мои довольно поверхностные поначалу профессиональные навыки в явную некомпетентность (не лучшее качество для банкира). Вскоре это заставило меня признать свое поражение и ретироваться, укрывшись за журналистской деятельностью, в которой у меня имелись соответствующие навыки, – я стал писать книгу о своем опыте жизни в Нью-Йорке. Тем не менее прохладный прием книги читателями снова пошатнул мою уверенность. Вместо того чтобы взглянуть на это как на решительный первый шаг в качестве автора, я убедил себя в собственном абсолютном провале: таким образом, моя точка зрения, как верно заметил Форд, полностью оправдалась.


ПРАВДА ОБ УВЕРЕННОСТИ

Итак, в отличие от многих авторов, которые руководствуются принципом «помоги себе сам» (значительное их число в дальнейшем процитированы на страницах этой книги), я жил с неуверенностью на протяжении большей части своей взрослой жизни. Даже сейчас – с «успешным» пиар-бизнесом за плечами и авторством «бестселлера» «Что вас останавливает?» (о страхе неудачи) – моя неуверенность в себе легко активизируется – возможно, в тех областях, в которых я по-прежнему ощущаю себя менее чем состоятельным. Каждая первая бизнес-встреча, каждое выступление – да что там, любой телефонный звонок от клиента или общение с журналистом – пробуждает моих внутренних демонов и приводит к результатам, которых я больше всего опасаюсь. Даже описания своих достижений кажутся мне фальшивыми (обратите внимание на использование кавычек в вышеупомянутых заявлениях), словно приобретенными каким-то обманным путем или же временными.

Это мотивировало меня написать книгу, которую вы держите в руках. Неуверенному в себе нужно рассказать правду об уверенности: что она собой представляет, почему не является тем или этим, как ее развить и – что важно – как поддерживать. Конечно, пришлось учиться делать каждый шаг так, как будто идешь по канату. И шаг все еще не устойчив, я чрезмерно беспокоюсь по поводу легчайшего ветерка – возможно, именно это беспокойство делает положение угрожающим. Но вот в чем дело. Это не та истина, которую способен передать вам мотивационный гуру, просто ударив ладонью о вашу ладонь. Пока вы испытываете глубокий, грызущий, безмолвный (но кричащий внутри вас), клаустрофобный ужас перед неуверенностью в себе – и тем, как она влияет на каждое высказывание или встречу, – вы не можете мотивировать себя на лучший исход.

В конце концов, из правой части прогноза Форда можно понять, что немногое предлагается тем, кто обречен. Тем не менее здесь он не прав. Более точный афоризм оканчивался бы так: «Если вы думаете, что не сможете, тогда придется немало потрудиться», – хотя признаю, что это звучит не столь эффектно.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Слабая вера в себя порождает самоподкрепляемое поведение, которое приводит к ощущению, что вы обречены на жизнь в неуверенности и мало чего сможете достичь. Однако уверенность приходит с положительным опытом, помогающим познать себя. А это необходимо для формирования устойчивого ощущения уверенности в себе.

Часть первая. Что Такое Неуверенность В Себе

1. Сценарии

Никто не способен вселить в человека уверенность. Ее невозможно, скажем, перенять у наставника, и тем более это не дар свыше. Уверенность в себе не врожденное свойство личности. Это то, что вы развиваете начиная с самых пеленок. При этом, по большому счету, в том, станет человек уверенным или, как я, неуверенным в себе, решающую роль играют родные и близкие люди. Нетерпеливые родители, придирчивые братья и сестры, некомпетентные учителя – кто угодно может повлиять на впечатлительного и восприимчивого ребенка так, что ему не будет хватать набора основных средств для обретения уверенности в себе (см. часть вторую). Но это не значит, что ничего нельзя изменить. Это значит только то, что мы должны развить необходимые качества для обретения уверенности в себе, будучи уже взрослыми. Конечно, подобное намерение осуществляется осознанно, поэтому предстоящий путь довольно сложен. Тем не менее уверенности можно научиться.

В моей жизни свою роль сыграли и родители, и другой ребенок в семье, и учителя. На первый взгляд меня воспитывали, как и всех остальных детей. Мы жили на обычной для 1960-х тупиковой улице на краю «поселения» (если точнее, ряда жилых массивов) в скучном спальном районе Эссекса. Мои родители ничем не отличались от других взрослых из нашего района: две машины, два источника дохода, два ребенка. Таким образом, они жили вполне благополучно, дав продолжение поколению из Ист-Энда, разрушенного бомбардировками. И все же моя семья не была единым целым. Отец души не чаял в сестре, она была его любимицей и находилась в более выгодном положении, из-за чего мой статус определялся как «надоедливый братишка».

Как мы увидим далее, подобный статус порождает неуверенность в себе и соответствующие «сценарии» жизни. Безусловно, сценарий моей жизни был написан даже раньше, поскольку мать пыталась защитить меня, не позволяя отцу и сестре пренебрегать мной, тем самым еще сильнее отдаляя нас друг от друга. Между нами пролегла пропасть, как будто семья раскололась и отец с сестрой переехали на другую тупиковую улицу, затерявшись среди других жилых массивов.

Однако они вернулись в том же году. Все возвратилось на круги своя, и сценарий (который временно назывался «неуправляемый сорванец») стал прежним, хотя теперь мои преступления стали распространяться и на сторонние взаимоотношения. Напористые друзья сестры, старавшиеся снискать ее расположение, и даже мои школьные сверстники брали пример с членов нашей семьи, копируя происходящие процессы, так что моя неуверенность только росла. И к тринадцати годам неверие в собственные силы прочно укоренилось во мне: настолько прочно, что я так и не усвоил правил поведения в обществе. По сути, постоянно пересекал границы социальных норм – очень медленно реагировал и не понимал, почему так происходит. Что бы я ни делал, что бы ни говорил, все было не к месту, и каждый промах усиливал мою неуверенность в себе.


УКРЕПЛЕНИЕ НЕУВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ

Место, где я жил, также являлось своеобразным барьером. Наш дом располагался на тупиковой улице, оторванной от жилых кварталов, где множество обычных детей радостно играли вместе. Я неизменно оставался в стороне от ребят. Чувствовал себя изгоем, белой вороной. Следствием явилось антисоциальное поведение: надеясь кому-то понравиться, я воровал товары в магазине, хулиганил. Вскоре местные жители стали меня презирать, а я пытался обороняться, грубил, все сильнее отдаляясь.

Между тем ключевой фигурой в сложившейся ситуации оставался мой отец, который явно демонстрировал, что не желает меня признавать. Возможно, слепо любить старшего ребенка, особенно дочь, – черта, которая неизбежно проявляется у людей, не имевших братьев или сестер, выросших в суровых условиях, проведя первые пять лет жизни в полной заброшенности. Поэтому подобное поведение можно простить. Вероятно, отцу было досадно, что мое детство протекало намного благополучнее, или, может быть, он придерживался устаревших (даже для 1970-х годов) взглядов относительно дисциплины и воспитания мальчиков. Какова бы ни была причина, сравнивая то, как отец обращался с сестрой и со мной, я вижу с его стороны полное безразличие, которое приводило в недоумение, вызывало подозрение и, конечно, убивало уверенность в себе.

Что касается учителей – им следовало глубже владеть знаниями. В нашем поселении всего было в достатке, но было сложно потому, что мне больше нравился творческий поиск, нежели традиционное образование. Однако его не могли дать некомпетентные учителя, более того, их уроки, казалось, предназначались только послушным девочкам.

Я был отстающим учеником, и мое поведение было соответствующим. Учителя недолюбливали меня (все они были местные, и поэтому разделяли взгляды жителей поселения), причем до такой степени, что незаслуженно обвиняли в очень серьезных проделках, к которым я не имел никакого отношения, и это сказывалось на моей самооценке.


ПОЖИЗНЕННОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как бы то ни было, вряд ли грустная история детства может выступать в качестве оправдания неуверенности в себе, ломающей целую жизнь. Вероятно, в моем рассказе проскальзывает жалкое самооправдание полного провала: взрослый человек живет по сценариям детства и не способен выйти за их рамки. Он приговорен к наказанию и теперь навсегда останется маленьким мальчиком, пойманным в ловушку, в мире, где его никто не понимает и не любит. Где царит жестокое обращение, насилие, война или бедность.

Но следование нормам характерно для большинства британцев и жителей других развивающихся стран. А неуверенность в себе распространена не меньше, чем сопряженные с бедностью грязь и лишения. Ведь мы все должны быть счастливыми и воспитанными, правда? А если что-то не так – что ж, это наша вина, которая подчеркивает разницу между теми, кто уверен, и теми, кто не уверен в себе. Кроме того, к смятению и робости присоединяются чувство вины, неопределенность и оторванность.

В то время как уверенные в себе люди добиваются блестящих успехов, неуверенные барахтаются в море нерешительности, и зачастую в наших невзгодах нас винят те самые люди, которые украли нашу уверенность в себе. Мы хотим добиться понимания, а они отделываются плоскими фразами типа «не бери в голову», «не унывай», «ты и не представляешь, насколько счастлив», которые с каждым разом все сильнее и сильнее раздувают ненависть к прочно утвердившейся и процветающей неуверенности в себе. Одни постоянно получают подтверждение уверенности в себе, а другим приходится молча страдать – они находятся во власти сомнений, которые скрываются под маской тактики уклонения, охватывающей целый ряд нерешительных поступков.

Человек может стать зубрилой или приносить жертвы ради других и существовать лишь на радость окружающим. Или может бунтовать, притворяясь, что его ничего не волнует, – как бы то ни было, данные ответные жесты все-таки лучше. Раздражение, депрессия, ожесточенность, неадекватное поведение – все это может скрывать глубоко таящиеся сомнения. Безусловно, если сравнивать уверенных и неуверенных в себе, последние в большей степени подвержены беспокойству и стрессу и переносят более серьезные виды психических расстройств. У таких людей наблюдается склонность к разводу (или они вовсе не связывают себя узами брака), их чаще увольняют, исключают из учебных заведений, обвиняют в преступлениях. Они нередко разоряются, попадают в зависимость от наркотиков, алкоголя, имеют проблемы с весом, а потому более подвержены заболеваниям сердца, имеют никотиновую зависимость (вследствие чего подвержены заболеванию раком), попадают в крупные аварии, совершают самоубийство. Неуверенные в себе живут куда хуже, просто отвратительно, подобно животным, и их средняя продолжительность жизни ниже. Между тем им приходится жить с мучительным комплексом, который по неизвестной причине является их собственной виной, и поделом.

Неуверенность в себе – это пожизненный (а иногда даже смертный) приговор, и кажется, что кричащие, но дающие освобождение принципы уверенности в себе не помогут от нее избавиться.


ПОВТОРНОЕ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ СЦЕНАРИЕВ ДЕТСТВА

Однако надежда есть. Как было сказано выше, уверенность в себе не дается от рождения. Мы можем измениться, но прежде необходимо осознать свое состояние. Мой собственный пример иллюстрирует, что особенности отношений в детстве возводят стену между уверенными и неуверенными в себе людьми. Уверенность (или ее отсутствие) развивается из ролей, которые разыгрываются между родителями и ребенком, братьями и сестрами или сверстниками, учителями и учеником. Этот ранний опыт общения служит фоном для дальнейших отношений и почти всего остального.

«Чуть ли не во всем, что касается психологии взрослого, например, в манере общения с друзьями, в выборе того или иного человека для любовных отношений, в наших способностях и интересах на работе, наше детство отражается каждый день, каждую секунду», – пишет Оливер Джеймс в своей широко признанной книге «They F * * * You Up» (2002) о том, как выжить в семье.

Мы переживаем события детства снова и снова, играя ту же роль, находя тех же персонажей, заставляя их (и себя) воспроизводить те же ответные действия, поэтому Джеймс, описывая ранние ролевые игры, говорит о «сценариях». Кажется, будто нас навсегда поглотил стремительный вихрь знакомых реакций, которые будут повторяться до тех пор, пока все текущие взаимоотношения не выстроятся в один ряд с прежними. Всему виной наши сценарии.

Я боюсь, что меня не примут, стесняюсь противоположного пола, выбираю линию защитного поведения при общении с авторитетными лицами и часто в мягком упреке (или даже в совете) усматриваю беспощадную критику – все это родом из детства, из моих отношений с отцом, сестрой, сверстниками и школьными учителями. Каждому, с кем я вступаю в контакт, отводится одна из центральных ролей, которая рано или поздно будет исполнена.


ОДНИ РОДИТЕЛИ, РАЗНОЕ ВОСПИТАНИЕ

Безусловно, социализация имеет существенное значение, но некоторые личностные особенности генетически передаются от родителей, не так ли? Согласно Джеймсу, не так. Он считает, что личность человека формируется только под влиянием раннего опыта, а вовсе не генов.

Он пишет: «Набор электрохимических реакций, протекающих в мозге и придающих уникальность мыслям и чувствам каждого, во многом определяется тем, как к человеку относились в детстве».

Джеймс приводит в пример депрессию и отмечает: «Если мать была подавлена, ее состояние вызвало у ребенка определенные мысли и чувства и соответственно наметилось возникновение особых электрохимических реакций, происходящих в лобной доле правого полушария. Психологи знают, что наборы электрохимических реакций не передаются по наследству, потому что отсутствуют при рождении, но появляются, если мать не скрывает своей подавленности при общении с ребенком».

Джеймс также утверждает, что чем раньше сформируется подобный набор, тем сложнее от него будет избавиться и что, безусловно, эти психологические расстройства имеют более широкую зону воздействия, чем сама депрессия: сюда входит и беспокойство, и стресс, и защитное поведение, и неприятие (для всего вышеперечисленного отправной точкой служат ранний опыт и отношения). Хотя опыт подросткового периода – и даже зрелости – тоже имеет значение, именно до шести лет определяется набор электрохимических реакций, говорит Джеймс, подразумевая, что основы личности закладываются тогда, когда сам человек не может вмешаться в процесс.

Это и вправду может объяснить, почему я так не похож на сестру. Хотя мы росли в одно и то же время, в одном и том же доме, воспитывали нас разные родители. Моя сестра была папиной дочкой, и любовь отца служила ей поддержкой, а меня отвергали, не желая со мной ни общаться, ни даже видеть меня. Отец был тихим, сдержанным и самоуверенным, что оказало огромное влияние на мою сестру, которая стала такой же. А я был шумным, неуравновешенным, неуверенным: весь шум и гам можно объяснить тем, что «надоедливый братишка» также хотел, чтобы на него обратили внимание.

«Каждый родитель воспитывает ребенка по-своему, с тем же успехом дети могли бы воспитываться в совсем разных семьях, – говорит Джеймс. – Верите вы или нет, но наша уникальность определяется именно данными условиями, а вовсе не генами».


ОКАЗАНИЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ

Такого же мнения придерживается психолог Джеффри Клугер, автор недавно вышедшей книги «The Sibling Effect: What the Bonds Among Brothers and Sisters Reveal About Us» (2011). «Каждый родитель любит одного из детей сильнее, но данное семейное обстоятельство держится в глубочайшей тайне», – отмечает Клугер (в статье для журнала «Time»). – И признается везде одним и тем же образом: любимчики подтверждают свой статус и не подают виду, что что-то изменилось, а дети, впавшие в немилость, скулят, как побитые собаки». Но родители ни в чем не признаются даже под страхом смерти.

Клугер приводит результаты исследования, проведенного Кэтрин Конгер в Калифорнийском университете относительно 384 семей, в которых имеется два ребенка. Более трех лет она изучала взаимоотношения родителей и детей и пришла к выводу, что 65 % матерей и 70 % отцов отдают предпочтение одному ребенку, обычно старшему.

«Но эти показатели почти наверняка занижены, – считает Клугер, – поскольку родители стараются скрывать свои предпочтения особенно тщательно, когда за ними наблюдают».

Согласно Клугеру, зоологи часто становятся свидетелями проявления фаворитизма среди животных (и снова обычно по отношению к самому крупному или старшему отпрыску), что, по большому счету, имеет смертельные последствия: пингвины отодвигают мелкие яйца, чтобы уделить больше внимания крупным; орлы ничего не имеют против того, что крупные птенцы съедают мелких. И таких примеров великое множество.

«В функции второго птенца входит подстраховка, и если первый здоров, то линия поведения не меняется», – говорит Дуглас Мок, зоолог, профессор университета Оклахомы (приводит цитату Клугер).

Очевидно, это оказывает влияние на уверенность в себе. У любимых детей самооценка выше, поэтому они более уверены в себе, а для нелюбимых детей истинны обратные утверждения.

«Если ребенок чувствует, что его брата или сестру любят больше, то он стоит перед угрозой того, что у него разовьются тревожность, угнетенное состояние, низкая самооценка, а вослед неизбежно придет и неуверенность в себе», – говорит Клугер.


ПОБЕДИТЕЛЮ ДОСТАЕТСЯ ВСЕ

Безусловно, не только соперничество с любимчиками родителей и невнимательность со стороны вторых создают благоприятную среду для развития неуверенности, хотя это определенно самая распространенная причина. Если ребенок полный, низкий, долговязый, рыжий (ботаник, если на то пошло) – словом, если он не такой, как все, – это может вызвать в окружающих отчуждение. Мы – изгои, те представители рода человеческого, которых приносят в жертву, когда кончаются запасы еды, тонет судно или того требуют боги.

Кто-то совершенно бездарен в спорте (таким был я). Кому-то медведь наступил на ухо (это тоже обо мне). У кого-то совсем плохо с учебой (да, и это также относится ко мне). На самом деле, возможно, была нужна хотя бы какая-нибудь опора, чтобы развить уверенность в себе, в частности, из-за недостатка уверенности мы совсем по-другому понимали, как приобретаются навыки, не так, как уверенные в себе дети. У них была уверенность, и они брались за задание, ожидая, что, освоив новый навык, они получат награду (в основном это была похвала). А неуверенный ребенок думает о провале как о вероятном исходе любой попытки приобрести навык (и в итоге унижение), ищет способов избежать участия и ведет себя так, что неудача почти неизбежна. Этот сценарий называется «победителю достается все», или, скорее, «проигравший остается ни с чем». Если мы не хотим провести всю жизнь, мучаясь от неуверенности в себе, то должны измениться, хотя это довольно сложно. Кроме всего прочего, из-за неуверенности в себе со значительной долей вероятности растают перспективы карьерного роста, разрушатся отношения (со сверстниками, товарищами, выше– и нижестоящими по положению и даже собственными детьми), восторжествует несчастье, и нашему благополучию настанет конец.

Уверенность – это источник самоуважения, как его причина, так и следствие. Поэтому ее нельзя оставлять без внимания людям, достигшим зрелости, которые понимают, что испытывают недостаток в этом отношении. За это мы должны бороться – руками и ногами, – если не хотим жизни, полной дурных предчувствий, беспокойства, разочарования, страдания и огорчения.


ПОДСПУДНАЯ ПРОБЛЕМА – НИЗКАЯ САМООЦЕНКА

Конечно, корень зла кроется не в неуверенности в себе – она является лишь симптомом, хотя и ключевым. Основная проблема – это низкая самооценка. И именно здесь начинается наше путешествие по дороге к освобождению.

«Если вы чувствуете, что ваша истинная сущность – слабая, неполноценная, ничтожная и ущербная, если вы – неуверенны и нерешительны, если вы излишне самокритичны и жестоки к себе, если вы не чувствуете, что обладаете истинными ценностями и имеете право на лучшее в жизни, имейте в виду, что это верные признаки низкой самооценки. А низкая самооценка может губительно сказаться на вашей жизни», – пишет Мелани Феннел в своем бестселлере «Overcoming Low Self – Esteem» (1999).

Самооценка зависит от того, какие суждения мы о себе составляем и как себя оцениваем. Мы представляем эти суждения как факты, не подлежащие обсуждению, и это приводит к тому, что каждое событие в нашей жизни истолковывается как доказательство в пользу негативных представлений о самом себе.

«Однако на самом деле речь идет скорее об убеждениях, нежели об истинных фактах, – говорит Феннел. – Выводы и заключения относительно самого себя, к которым приходит человек, определяет предыдущий жизненный опыт, в частности, то, каким его воспринял окружающий мир».

Разумеется, положительный опыт, особенно полученный в юности, приводит к формированию положительных убеждений, а отрицательный опыт, напротив, – отрицательных убеждений

Негативные представления о самом себе и образуют сущность низкой самооценки, которая могла повлиять на множество аспектов, составляющих вашу жизнь.

Согласно Джону Конту, автору «Boost Your Self – Esteem» (2002), низкая самооценка может иметь множество обличий, например, она проявляется, когда человек:

• совершает те или иные действия только для того, чтобы получить одобрение окружающих;

• постоянно сравнивает себя с окружающими;

• возмущается успехом окружающих;

• чувствует себя неудачником;

• фокусирует внимание только на собственных негативных впечатлениях;

• расстраивается из-за критики (даже конструктивной);

• уступает чужим желаниям;

• не предпринимает действий из-за страха перед неудачей или боязни глупо выглядеть;

• стремится к недостижимому совершенству;

• чрезмерно беспокоится, но ни к кому не обращается за помощью;

• использует других в собственных интересах, даже с помощью угроз;

• унижает и оскорбляет других;

• унижается сам – открыто либо вне посторонних глаз;

• теряет над собой контроль и чувствует, что неспособен принять решение;

• уходит в себя и избегает светских мероприятий;

• становится агрессивным или совершенно бездеятельным;

• становится хвастливым или пытается занять господствующую позицию;

• занимается самобичеванием, и посему всегда пребывает в плохом настроении.


Некоторые пункты, кажется, противоречат друг другу – в действительности так оно и есть. Людям с низкой самооценкой крайне сложно найти золотую середину. Например, Феннел соглашается с Контом, что эти люди зачастую самокритичны – даже при знакомых и в то же время если дело ладится, они безмерно хвастают. Не хватает спокойной уверенности, внутреннего знания того, что мы обладаем необходимыми умениями на должном уровне, и поэтому не нуждаемся в том, чтобы делать публичные заявления о своих способностях и достижениях.

Точно так же мы можем быть стеснительными и замкнутыми и в то же время напористыми и пробивными – мы как будто кидаемся из одной крайности в другую. И снова отсутствует внутренний координатор: человек, способный эффективно общаться и не нарушающий социальных границ, на самом деле знает, что эти границы существуют и где они пролегают.

Людьми с низкой самооценкой часто овладевает грусть, которая может стремительно перерасти в депрессию (см. часть пятую). Однако из-за слабого контроля над эмоциями мы в равной степени бываем вне себя от радости, и определенное событие может привести нас в восторг. Кроме того, случается, что люди с низкой самооценкой испытывают безотчетный страх и наряду с этим мы безрассудны и рады ввязаться в рискованное предприятие (даже когда дело касается личной безопасности), потому что неадекватно оценивают ситуацию (а также собственное состояние). Осуждение – другой вопрос. Мы молча глотаем обвинения и, как правило, рассыпаемся в извинениях и тем не менее постоянно обвиняем других. Нам представляется, что окружающие состоят в заговоре против нас, и в то же время мы чересчур доверчивы, даже наивны, и способны проникнуться верой буквально ко всему. Наша преданность не знает границ, а критика – пощады; мы ведем себя безнравственно, но поучаем других; мы – щедрые на людях, но жадные в душе; умеем сопереживать, будучи безжалостными.

Словом, у людей с низкой самооценкой страдает умение анализировать и оценивать ситуацию, поэтому они не умеют контролировать свои чувства, ответные действия и даже мысли. Разве удивительно, что уверенность испустила дух?


РАЗВИТИЕ И СОХРАНЕНИЕ НИЗКОЙ САМООЦЕНКИ

Феннел различает две стадии, которые проходит низкая самооценка: стадию развития (обычно в детском возрасте) и стадию сохранения (в зрелости). Она описывает следующие процессы развития:

 Ранний опыт: события и отношения, ставящие под угрозу представления о «себе», например неприятие, пренебрежение со стороны окружающих, нетипичное поведение, за чем следует…

 Ключевой момент: оценивание самого себя как личности, присваивание убеждений: «я никчемный», «я отвратительный», что влечет за собой…

 Правила жизни: инструкции, которым нужно следовать, чтобы выжить, такие как «мне надо избегать этого», «я должен всегда думать о других», «меня не примут, если я буду самим собой», что обуславливают…

 Подрывные ситуации: когда вышеупомянутые правила нарушаются, вследствие чего человек чувствует, что его отвергли, что он потерпел поражение, утратил над собой контроль.

Тем не менее подобный ход развития должен обеспечиваться посредством самоподдерживающего механизма, который Феннел представляет в виде следующего наброска:

• Активация чувства никчемности (ключевой момент), за которым следует…

• Негативное прогнозирование, влекущее за собой…

• Беспокойство и бесполезное поведение (склонность избегать действий или не доводить дело до конца), которые вызывают…

• Утверждение ключевого момента, что порождает…

• Самокритичность, которая обуславливает…

• Депрессивное состояние, которое, в свою очередь, активирует ключевой момент.

Негативный ранний опыт так и проник, не вызывая возражений, во взрослую жизнь, более того, он породил постоянно приводимый в действие механизм, способный восстанавливаться и укреплять собственные силы, производя на первый взгляд непреодолимый разрушающий вихрь, который захватывает неуверенного в себе человека.

Звучит знакомо? Для меня однозначно – да. Ранний опыт господствовал над моей жизнью, но, когда мой возраст стал приближаться к сорока годам, я наконец решил обратиться за помощью к профессионалам. Однако, как подчеркивают и Феннел, и Джеймс, низкая самооценка – это состояние, находиться в котором мы научились. Оно не имеет никакого отношения к генетике, а овладевает нами с первых минут жизни. Действительно, Джеймс делает все возможное, чтобы опровергнуть выводы широко известного исследования 1990-х годов, в ходе которого изучали сходства личных психологических особенностей близнецов, разлученных при рождении (предполагалось, что черты характера были генетически обусловлены). Он зашел так далеко, что даже выстроил догадку, будто научную работу финансировали последователи евгеники, выступающие в защиту расового различия. Разумеется, в не столь давних исследованиях (в том числе те, в которых проводился анализ возможных последствий внутриутробных повреждений плода) поддерживается предположение Джеймса, заключающееся в том, что на наш характер и в особенности взгляд на жизнь оказывают влияние условия социализации, а вовсе не гены.


ПОВЫШЕНИЕ САМООЦЕНКИ – ПУТЕШЕСТВИЕ, НО НЕ ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ

Виноваты ли в том гены или что-то другое, но мы, похоже, каким-то образом запрограммированы. Итак, можем ли мы что-нибудь сделать с низкой самооценкой, а следовательно, и с неуверенностью в себе? Возможно ли перепрограммировать себя? Важно то, что достижение желаемого не конечный пункт, а всего лишь направление путешествия. Не будет такого, что вы проснетесь и воскликнете «Эврика, я исцелен!» – стоит отметить, что такое ощущение, если оно все-таки возникнет, может сигнализировать о высокомерии (см. часть пятую). Стоит только устремиться к позитивному, и самовосполняющееся самоотрицание, присущее людям с низкой самооценкой, пойдет на убыль независимо от того, достигнете вы места назначения под названием «Высокая самооценка» или нет. А понимание того, что гены не причастны к данной ситуации, поскольку ваши убеждения и набор ответных действий выросли из негативного опыта, поможет изменить направление движения.

Неприятно осознавать, что в некоторой степени мы сами виноваты в том, что с нами происходит, тем не менее эта мысль снимает ограничения, и это потрясающе. Более того, мы, таким образом, получаем подтверждение следующего: ничто не предопределено. Мы не обязаны идти путем неуверенного в себе человека. Мы научились неуверенности в себе, будучи беспомощными, но теперь, став опытнее, можем научиться чему-то новому. Безусловно, некоторые пагубные последствия будут присутствовать в нашей жизни постоянно. Однако их станет меньше, чем мы думаем, и одна из главных причин состоит в том, что, добравшись до этой страницы и значительно расширив знания о себе, можно прекратить наносить себе вред. На самом деле можно предпринять первые попытки нивелировать ущерб прямо сейчас.

Что вам мешает быть более уверенными в себе?

Уверенность развивается в человеке с первых дней жизни и зависит от сценариев взаимоотношений, которые могут обречь играть одну и ту же роль всю жизнь. В основе этого кроется проблема низкой самооценки. Уникального средства, способного навсегда избавить от неуверенности в себе, не существует, однако возможно изменить направление пути.

2. Образ мышления

Если самооценка – скорее направление пути, чем пункт назначения, то уверенность в себе – не более чем вспомогательное средство, к помощи которого мы прибегаем во время путешествия. Однако сама мысль о «бесконечном путешествии» может показаться недостаточно убедительной и даже отпугнуть неуверенного в себе человека, который прежде всего желает достичь осязаемой цели, нежели выбраться из оков своего на первый взгляд обреченного состояния. Здесь пригодится понятие самореализации.

Самореализация – это «стремление развиваться», по словам Абрахама Маслоу, одного из известнейших психологов, представляющих самореализацию как основную потребность человека, «а именно стремление индивидуума реализовать весь свой потенциал, достичь наивысшей ступени саморазвития».

Разумеется, от нас требуется провести своего рода грани, поскольку мы не можем раскрыть свой потенциал полностью абсолютно во всем. Однако займемся этим позже (см. часть третью). На данном этапе нужно только признать самореализацию своей целью. Действительно, согласно психологам вроде Маслоу, потребность в самореализации заложена в нас точно так же, как и потребности в выживании и продолжении рода (тем не менее существует множество философских доводов из области теологии: например, стремление к цели относится к человеческой природе).


ИЕРАРХИЯ ПОТРЕБНОСТЕЙ

Таким образом, самореализация – важное понятие, которое стоит уяснить неуверенному в себе человеку, потому что только в этом случае он сможет понять, насколько велика роль уверенности в нашем путешествии, а также причины, по которым ее тяжело приобрести. Маслоу объясняет явление самореализации с помощью своей знаменитой «иерархии потребностей». В своей статье «Мотивация и личность» Маслоу намечает маршрут, ведущий к самореализации: чтобы получить доступ к следующему уровню, необходимо удовлетворить потребности предыдущего, и потребность в самореализации – это высшая цель.

Обычно иерархию изображают в виде пирамиды, в основании которой лежат базовые потребности, заключающиеся, например, в дыхании, утолении голода, жажды. Только если первичные потребности удовлетворены, актуальными становятся потребности следующего уровня, который называется «безопасность»: человек нуждается в чувстве защищенности, здоровье, стабильной работе. Ступенью выше размещается потребность в принадлежности и любви, т. е. мы желаем дружить, иметь семью, общаться.

Но и этого недостаточно, чтобы достичь самореализации. Следующий уровень – это «самоуважение»: здесь представлены потребности в уверенности, достижении успеха, признании и уважении со стороны окружающих. Вершина пирамиды – «самореализация»: человек удовлетворяет потребности высокого порядка – духовные и творческие – и, кроме того, приобретает некоторые черты – у него нет предубеждений, он испытывает сострадание и любовь ко всему человечеству (которые Маслоу обозначил как «трансцендирование», т. е. выход самореализующегося человека за пределы собственного «я»).

Эта теория, представленная в упрощенном виде, значима для тех, кто стремится обладать уверенностью в себе, поэтому изложу ее повторно:

Самореализация. Духовные и творческие потребности, стремление сострадать и смотреть на мир непредубежденно испытываются, когда у нас уже есть…

Самоуважение. Потребности в уверенности, достижении успеха, признании испытываются, когда у нас уже есть…

Любовь и принадлежность. Дружба, семья и общение нужны, когда у нас уже есть…

Безопасность. Защищенность, здоровье и стабильная работа нужны, когда удовлетворены…

Базовые потребности. Дыхание, утоление голода, жажды.

Людям, желающим повысить самооценку и уверенность в себе, пирамида потребностей Маслоу служит прекрасной наглядной иллюстрацией. Она демонстрирует и то, зачем нужна уверенность в себе, – а без нее невозможно достичь самореализации и раскрыть свой потенциал, – и то, почему у нас отсутствует уверенность: ведь мы не перешли на ступень «самоуважения», так и не удовлетворив потребности низшего порядка – любовь и принадлежность. Мы не станем обладателями высокой самооценки и крепкой уверенности, пока не испытаем чувства принадлежности и не найдем поддержку в любви.

Маслоу подтверждает следующее: сценарии прошлого подавляют уверенность в себе в зрелом возрасте.


НЕДОСТАТКИ ПИРАМИДЫ МАСЛОУ

Когда я обнаружил эту простую иерархию Маслоу, меня буквально озарило. Но, безусловно, жизнь намного сложнее обычной схемы. Из любого обобщения исключение составляют частные случаи. Однако простота описания Маслоу и предписывающий, по моему убеждению, характер представленной модели потребностей смутили меня. И так я сидел с печальным видом, испытывая потребность в любви и принадлежности, недоумевая, почему я не верю в себя, а ответ был прост: как я могу быть уверенным в себе, если все еще добиваюсь любви? Не удовлетворив потребности в любви и принадлежности, об уверенности в себе и самоуважении не может быть и речи. И, очевидно, не имея самоуважения и уверенности в себе, я не смог бы прийти к творческому или духовному самовыражению.

Но довольно скоро обнаружилось, что в пирамиде потребностей Маслоу имеются слабые места. Примером могут служить гении: у многих величайших в истории мужчин и женщин была низкая самооценка – они не признавали собственные достижения, не верили в свои силы и испытывали ненависть к себе, страдая от депрессии, а в результате и мыслей о самоубийстве. Можно даже сделать вывод, что их самые значительные работы появились только благодаря неуверенности в себе. Это идет вразрез с концепцией Маслоу, не так ли?

Действительно, жизнь таких людей не вписывается в предложенную модель. Ван Гог, в частности, однозначно является исключением. Хотя, кто знает, возможно, гениев всегда сопровождают сомнения (часть вторая проливает свет на истинную природу таланта и гения). Тем не менее для простых смертных самореализация – продукт самоуважения, которое, в свою очередь, появляется благодаря любви и чувству принадлежности (обрести которые можно, имея чувство полной защищенности). И это значит, что переход на каждую последующую ступень иерархической лестницы Маслоу является показателем нашего прогресса.


НЕЗАЩИЩЕННОСТЬ КАК ЛОВУШКА

Есть и другая неувязка в концепции Маслоу, с более серьезными последствиями для тех, кто стремится повысить уверенность в себе. Может быть, наше предположение о том, что мы застряли на уровне «любовь и принадлежность» – неверное. Возможно, наше детство сложилось так, что нас все еще интересует безопасность, и из-за этого мы не можем перейти на следующую ступень (что уж говорить о той ступени, на которой мы можем начать уважать себя).

«Некоторые невротичные взрослые, составляющие наше общество, ведут себя как беззащитные дети. Они настроены враждебно к пугающему их миру, им все кажется неизвестным и опасным, и реагируют они соответствующе. Такой человек ведет себя так, будто ему почти всегда угрожает катастрофа, и реагирует на обычные ситуации так, как если бы происходили чрезвычайные события», – пишет Маслоу.

Я, безусловно, узнаю себя в представленном выше описании – так как постоянно испытываю страх, что произойдет нечто ужасное, и чувствую настоящее облегчение, когда ожидаемое случается со мной (мне это приносит удовлетворение, ведь «я же говорил»), не допуская возможности того, что «катастрофа» случается, потому что ее ожидают или она вовсе надуманна.

Согласно Маслоу, подобное восприятие действительности – это отражение страхов, сформировавшихся в годы становления, и оно не дает нам развить чувство принадлежности, стать любимыми. Что касается меня, хотя вступление в брак и материальная обеспеченность помогли исправить ситуацию, до сих пор случается, что запускаются и проигрываются сценарии незащищенности.

«Можно сказать, что поведение невротичного взрослого таково, будто он боится, что родители его отшлепают, отругают, бросят или отнимут десерт», – говорит Маслоу, добавляя, что подобное реагирование на «опасность» остается с человеком даже в зрелости.

В таком окружении нам, прежде всего, нужно добиться обеспечения безопасности. Только когда мы чувствуем себя защищенными, мы можем удовлетворить потребность в принадлежности, а затем развить уверенность в себе и самоуважение. Маслоу подчеркивает, что невротик отчаянно стремится к тому, чтобы «окружающий мир стал упорядоченным и стабильным и чтобы в нем никогда не случалось ничего странного, неожиданного и такого, с чем нельзя справиться».

Также, согласно Маслоу, люди, глубоко погруженные в религию, мистицизм – во все, что предлагает порядок в хаотичном и опасном мире, – пытаются удовлетворить потребность в безопасности и защищенности, в основном потому что у них этого не было в детстве.


ТЕРАПИЯ ПЕРВИЧНЫХ ТРАВМ

Значит ли это, что по причине чувства своей незащищенности, невозможности вернуться в прошлое и предотвратить отрицательные последствия нам не суждено достичь вершины пирамиды Маслоу? Существует первичная терапия – психотерапия, которая строится на том, что человек должен заново пережить первичную травму, испытать подавленную в детстве боль и выразить ее, уже будучи взрослым.

Согласно Артуру Янову, основоположнику терапии, вынося боль на поверхность, мы проникаем в такие уголки центральной нервной системы, до которых невозможно добраться при помощи разговорной психотерапии. В результате процесса мы освобождаемся от боли через «полное погружение и слияние». Боль вырывается наружу, вместо того чтобы таиться внутри человека, и значит, на нее можно воздействовать, а со временем унять и уменьшить последствия детских травм, дающих о себе знать в зрелости.

Безусловно, в теории это звучит прекрасно – множество неуверенных людей смогут получить желаемое и перепрограммировать себя, как только осознают главную причину своего состояния. Тем не менее большинство психологов отвергают принципы первичной терапии, считая, что теория поверхностна и наивна и представляет собой не что иное, как веяние моды (ее последователями были такие известные личности, как Джон Леннон и Йоко Оно). Также полагают, что она зиждется на силе внушения (что подобно технике гипноза, имеющей дело с воспоминаниями о прошлой жизни) и неопровержимости (т. е. теория построена таким образом, что невозможно доказать ее ошибочность).

По моему мнению, намного лучше попытаться справиться с болью, доставляемой детскими травмами, приняв ее как часть нашей истории. Лежащая в руинах страна не может повернуть время вспять и избежать ошибок, которые привели к войне. Так же и мы не в силах ничего изменить. Однако войну можно признать историческим фактом и извлечь из нее урок, а знания, приобретенные благодаря столь печальному опыту, применять с пользой.


ОБРАЗ МЫШЛЕНИЯ, НАПРАВЛЕННЫЙ НА ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

И правда, нельзя стать другим человеком или изменить прошлое, но вы можете изменить свое будущее. Ничто не предопределено. Страницы будущего чисты, и все, что требуется – это выбрать конструктивный образ мышления, чтобы на страницах появилось то, что нам нужно. «Убеждения, которые присваивает человек, оказывают сильное влияние на его образ жизни», – пишет Кэрол Двек, ведущая научную деятельность в области психологии в Стэнфордском университете, автор книги «Mindset» (2006), имеющей для нас большое значение.

Двек утверждает, что на протяжении многих лет исследователи соотносили различия в мировоззрениях, мотивах, способах приобретения навыков с окружением человека, его психологией и генетикой, но присутствует и другой фактор, по ее мнению, более существенный – обладание застывшим или ориентированным на личностный рост образом мышления. Большинство людей думают, что у них устоявшиеся черты характера (которые зависят от генов). Двек облекает данное обстоятельство в другую форму, подразумевая, что у них устоявшийся, застывший образ мышления – т. е. человек убежден в том, что свойства его личности и разума предопределены (или, по меньшей мере, заложены в детстве) и поэтому с ними ничего нельзя сделать. Между тем другие считают, что могут улучшить или изменить свои качества, в том числе умственные способности, но на это нужно время, обучение и практика. Согласно Двек, последние имеют образ мышления, ориентированный на личностный рост. И благодаря такой установке можно побороть неуверенность в себе и обрести самоуважение.

По моему мнению, если неуверенные в себе люди будут разделять этот революционный взгляд, они смогут выбраться из своей духовной темницы. Двек не просит отказаться от прошлой боли или ее последствий. Она даже не говорит о необходимости ставить целью достижение уверенности в себе. Все, о чем просит Кэрол, – это перенаправить мышление в сторону личностного развития (и соответственно обучения), а не искать доказательства наличия или отсутствия тех или иных черт характера, что заставит нас принять свои прочно укоренившиеся свойства или попытаться их спрятать.

Согласно Кэрол Двек, люди с образом мышления, ориентированным на личностный рост, верят в следующее:

• Обучаясь, они могут измениться.

• Практикуясь, они могут развить талант.

• Провалы и неудачи служат им уроком.

• Победа имеет для них значение, но только как часть процесса, а не конечный пункт (поражение тоже играет важную роль).


Двек подкрепляет свою точку зрения примером калифорнийских старшеклассников, которые в один и тот же день плохо сдали экзамен и получили штраф за парковку в неположенном месте (два неприятных, но не связанных друг с другом события). Однако учащимся с застывшим образом мышления удалось объединить эти два случая при помощи утверждений вроде «я хуже всех», «я полный неудачник». А настроенные на развитие ученики, отреагировали на ситуации, пообещав себе упорнее работать и аккуратнее парковаться.

«Каким бы ни был склад ума, человек, конечно, расстроится. Однако люди с образом мышления, ориентированным на личностный рост, не навешивали на себя никаких ярлыков и не воздевали в отчаянии руки к небу – они были готовы пойти на риск, принять вызов и продолжать работу», – говорит Кэрол Двек.


В ПРОЦЕССЕ РАБОТЫ

Концепция Двек служит освобождением, тем, кто хочет побороть неуверенность в себе, хотя сначала некоторые могут к ней отнестись отрицательно, полагая, что у них застывший образ мышления. Однако их вероятные сомнения по поводу развития образа мышления можно с легкостью развеять. В конце концов, вы же выбрали эту книгу и уже прочитали до текущей страницы.

• Я трачу слишком много времени, стремясь найти подтверждение своим умственным способностям. Временами они кажутся более важными, чем способности эффективно общаться и слушать.

• На самом деле зачастую всем моим действиям требуется внешнее подкрепление. Раньше я получал его от матери (возможно, потому, что от отца мне оно не доставалось), а теперь – от жены, коллег, клиентов. В будущем ожидаю его от детей.

• До нынешних пор каждая неудача укрепляла веру в то, что мои собственные убеждения относительно ограниченности способностей в определенной сфере (на самом деле в их подавляющем большинстве) истинны. Провал сигнализирует мне не о том, что необходимо оттачивать мастерство, а о том, что не надо позориться. Нужно заставить себя переосмыслить этот пункт.

• Я недоверчиво отношусь к переменам – более того, они меня страшат. Я терпеть не могу переезды, праздники и боюсь старости. По сути, чем старше я становлюсь, тем сильнее становятся мои опасения, возрастая до такой степени, что осложняют принятие решений по поводу, например, инвестирования и заключения партнерства.

Разумеется, я научился тому, как одержать верх над течением мыслей: их нужно повернуть в другое русло. Именно конструктивный образ мышления помог вычислить собственные цели (а также понять необходимость постановки задач). Кроме того, именно благодаря мышлению, ориентированному на развитие, я обучаюсь новым навыкам и приобретаю новые знания, потому что поиск содействует продвижению к целям. И именно этот настрой ума помогает мне идти дальше и учиться, даже когда приходится претерпеть провал или неудачу, и преодолеть скрытое желание все бросить.

«Человека с мышлением, ориентированным на личностный рост можно узнать по следующему признаку: он стремится пересилить себя и придерживаться позитивного настроя, даже (и в особенности) когда все идет из рук вон плохо», – подчеркивает Двек.

Если это высказывание к вам относится, то каждый день начинается в буквальном смысле с того, что вы фокусируете все свое внимание не на том, что собой представляете, а на том, чему можете научиться. Перед вами лежит чистый лист бумаги, на котором можете написать все, что сами пожелаете. Прошлое не должно вас тревожить, хотя надо поразмышлять и составить план на будущее (см. часть третью).


ВЕРНЫЙ НАСТРОЙ ДЛЯ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ

Важнее всего то, что с мышлением, ориентированным на личностный рост, человек преодолевает самое значительное, по его мнению, препятствие на пути к успеху: неуверенность в себе. По сути, Двек просто «переворачивает» идею о том, что людям с застывшим мышлением не хватает уверенности в себе, утверждая, что сам образ мышления предопределяет наличие или отсутствие уверенности в себе.

Двек приводит в пример исследование, проведенное Джозефом Марточчио среди обучающихся компьютерной грамотности. Половину из них убедили в том, что овладеть компьютером можно только при наличии способностей. Остальным сказали, что в этом деле самое главное – практика. К концу курса те, кто получил установку на рост, практикуясь, стали намного увереннее в своих способностях и после окончания курса продолжили обучение. Между тем получившим установку на данность пришлось с самого начала не просто бороться, но и постепенно утрачивать уверенность.

Что такое уверенность? Выходит, она вовсе не связана с владением некими навыками или превосходством в определенной области? Может, уверенность зависит от того, насколько мы допускаем мысль о собственном несовершенстве, но готовы продолжить путь во что бы то ни стало? Развитие и рост идут рука об руку, и у вершины пирамиды Маслоу нас поджидает опасная ловушка: если вы признаете, что достигли совершенства и полностью самореализовались (т. е. достигли уверенности в себе в определенной сфере), у вас определенно застывший образ мышления. Это может привести к тому, что вы станете проявлять высокомерие и что вам придется терпеть унижения (см. часть пятую).


ОБРАЗ МЫШЛЕНИЯ НЕ ОГРАНИЧИВАЕТСЯ РАМКАМИ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ

Двек всячески подчеркивает, что охват образа мышления намного шире, чем у уверенности в себе.

«При образе мышления, ориентированном на личностный рост, уверенность порой и не нужна, – заявляет она. – Нужно только желание расти».

Это утверждение снимает все ограничения с тех, кто изо всех сил борется за то, чтобы добиться успеха, и объясняет неудачи неуверенностью в себе. Сама борьба в каком бы то ни было смысле просто оповещает о том, что вы находитесь на начальном этапе обучения.

«Имея установку на рост, вы не всегда нуждаетесь в уверенности, – говорит Двек, – вам просто нужно желание расти и совершенствоваться».

Эта мысль позволяет вздохнуть с облегчением всем тем, кто изо всех сил стремится достичь прогресса и, как правило, обвиняет в своих неудачах неуверенность в себе. Трудности – в любом смысле этого слова – просто сообщают о том, что вы в начале процесса обучения.

«Даже если вы думаете, что не слишком хорошо с чем-то справляетесь, то все равно можете отдаться этому делу всем умом и сердцем и продолжать им заниматься», – добавляет Двек.

На самом деле это, наверное, самая удивительная особенность гибкого сознания: нам не нужно думать, что мы уже достигли в чем-то величия, чтобы получать удовольствие от того, чем занимаемся. Ключевым является желание расти и совершенствоваться.

Конечно, это работает для положительных событий, как, например, при появлении интереса к спорту. Однако действует ли это в случае неприятностей, таких как потеря работы? Согласно Двек, действует. Понятно, что в первую очередь мы сосредотачиваемся на своих ощущениях от увольнения (или других ситуаций, когда нас отвергают), что едва ли можно назвать приятным. И все же мы способны спросить себя: что мы вынесли из этого опыта и как можем его использовать в качестве основы для будущего роста.

Когда мы находимся в водовороте событий, это может показаться сложным, поскольку наш подход требует невозможного – рациональной оценки в эмоционально заряженном состоянии. Тем не менее после того, как первоначальные эмоции поутихнут, нам стоит сосредоточиться на этом. Мы должны дать оценку ситуации для нашего будущего. Своевременное знание о том, как мы должны реагировать на подобные события, поможет переносить неприятные события в ускоренном темпе. И это гораздо более подходящий вариант развития событий, нежели типичный способ реагирования, когда проходят годы, прежде чем мы осознаем урок, обычно после негативного подкрепления.

В то же время гибкое мышление имеет еще одно огромное, на мой взгляд, преимущество. При правильном подходе мы даже можем оказаться благодарны тем, кого воспринимаем как мучителей на ранних этапах своей жизни. Они дали нам возможность в полной мере постичь свою личность: каким образом наши психические установки влияют на внутреннюю мотивацию и реакции по отношению к другим людям. И это позволило нам сознательно принять более целенаправленные меры для создания лучшего будущего, наполненного самосовершенствованием и лучшими возможностями для самореализации. И, наверное, именно такой вариант – лучшее, на что могут надеяться люди независимо от их уверенности в себе.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Уверенность является важной составляющей на пути к самореализации, хотя обрести ее можно лишь при обретении любви и чувства причастности (при этом требуется ощущение безопасности). Основным атрибутом служит «гибкое сознание», которое заключается в принятии того факта, что не бывает ничего неизменного и что жизнь состоит в непрерывном обучении.

3. Реакции

Изменить установку явно недостаточно. В конце концов, очень просто делать пустые заявления, полные намерения и желания расти. Намного сложнее подкреплять их действиями на протяжении лет, приносящих невзгоды и разочарования, которые наполняют новой силой наши отрицательные и устоявшиеся суждения о себе. Избавиться от неуверенности в себе, а также ее влияния на самооценку (и наоборот) – это, боюсь, основная задача, разрешить которую ни одна книга не сможет. И правда, совет окруженному проблемами, неуверенному в себе человеку изменить установку звучит не намного лучше наставлений типа «выбрось это из головы», звучащих из уст супермегауверенных в себе личностей.

Как мы отвечаем на подобные высказывания или ведем себя в тех ситуациях, когда чувствуем, что нас проверяют на прочность? Мир неуверенной в себе личности – это мир сопротивления, жизнь в котором порождает нерешительность и бездействие, а также защитное поведение и даже гнев. Это ответные реакции, вызываемые эмоциями, и они никогда не приносят ничего хорошего.

Зачастую именно эти мгновенные реакции, словно якорь, тянут неуверенных людей на дно, не давая выбраться из моря нерешительности. Бывало, я выходил из дома в приподнятом настроении, но на работе одно-единственное ругательное письмо от клиента или раздражительная фраза, брошенная коллегой, сводили на нет мое развитие, и от уверенности в себе не оставалось и следа. В такие минуты с лица спадает маска и всплывает неуверенность, которую мы отождествляем со своим истинным лицом. Это похоже на настольную игру «Змеи и лестницы», в которой каждая змея тянет игрока обратно вниз.


КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ И ДИСФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ УБЕЖДЕНИЯ

В данном случае может найти себе применение когнитивно-поведенческая психотерапия (КПТ). По сути, с точки зрения КПТ наши убеждения способствуют формированию таких мыслей, которые обуславливают определенные реакции. Например, если знакомый не поздоровался с вами на улице, вы можете решить, что не нравитесь этому человеку, и начать избегать его. Точно так же вы могли бы подумать, что он был не в себе и поэтому не заметил вас, и, беспокоясь, поговорите с ним. Так, мы имеем дело с двумя противоположными реакциями, продиктованными отрицательным и положительным убеждением. Цель КПТ – выявить негативные мысли и заменить когнитивные ошибки, такие как сверхобобщение, преувеличение (см. ниже), более реалистичными и конструктивными мыслями и реакциями.

Аарон Темкин Бек (психотерапевт, профессор психиатрии Пенсильванского университета) широко признан как создатель КПТ. Он объединил когнитивную терапию, работающую с дисфункциональным мышлением, и поведенческую терапию, направленную на устранение негативной реакции, дающей толчок развитию проблемного поведения. У этих двух терапевтических традиций есть нечто общее, как заявляет Бек: обе они имеют дело с тем, что происходит «здесь и сейчас», а не разбираются с прошлым, тем более с детством, как в подходе Фрейда (чтобы узнать о точках зрения других психологов, смотрите «Что говорят психологи» в конце книги).

Когнитивно-поведенческая психотерапия представляет интерес для желающих приобрести уверенность в себе, ибо позволяет взглянуть и проанализировать наши немедленные реакции.

«Если при использовании методов Зигмунда Фрейда важно извлечь подавленные в прошлом конфликты», – пишет доктор Стивен Брайерс в «Brilliant Cognitive Behavioural Therapy» (2009), – то Бек уверен, что корень проблем многих пациентов лежал в их нынешних убеждениях».


ХАРАКТЕРНЫЙ СТИЛЬ МЫШЛЕНИЯ

Как мы видим, исследование поведения в прошлом может многое объяснить, помочь вникнуть в суть укорененных и упрочившихся негативных представлений о себе. Но оно не предлагает избавления, и на самом деле прошлое может поймать в ловушку: человек будет заново переживать проигранные сражения, надеясь добиться более благоприятного исхода (что, конечно, невозможно).

А что касается сценариев, описанных Оливером Джеймсом и упомянутых в первой главе, Бек отмечает, что каким бы ни было их происхождение, отягощенные беспокойством утверждения, звучащие в голове у пациентов, приводили в действия их эмоции и реакции сейчас. Возможно, это не более чем мимолетные мысли, однако именно характерный стиль мышления господствует над характером оценки, даваемой текущим событиям, и определяет реакции (обычно негативные или защитные) владельцев. Бек пришел к тому, что более «здоровые» мысли могут бросить вызов недоброжелательному и подрывающему силы внутреннему голосу, донимающему его пациентов.

КПТ стала самой широко распространенной в мире психотерапией, которую используют как профессионалы, так и отдельные люди, находящиеся в поиске причин их заниженной самооценки, беспокойства и нарушений состояния, связанных с неуверенностью. В ее пользу выступает Национальная служба здравоохранения Великобритании и планирует подготовить 10 000 специалистов для работы в 250 центрах по всему Соединенному Королевству. Предпочтение отдается именно этому методу не в последнюю очередь потому, что, по словам приверженцев терапии, ее основными принципами можно овладеть всего за несколько семестров (возможно, даже за один), а не разбирать подолгу пройденный материал, как того требует традиционная терапия.

При этом не стоит ожидать мгновенных результатов.

«КПТ – это не быстродействующее лекарство и не волшебная палочка, – подчеркивает Брайерс. – Она действует, только если вы упорно работаете. Плотный график и бешеный ритм жизни будут мешать извлечь максимум пользы из предложенных техник, так что приготовьтесь выделить им место и делать домашнюю работу».

Если у вас есть предубеждения – относительно вас самих, окружающих, мира, – вам также предстоит упорная работа. Нужно будет пересмотреть каждое верование, и этот процесс, по словам Брайерса, может как будоражить, так и нервировать.

«Зачастую мы всецело поглощены собственными гипотезами, даже теми, которые доставляют один лишь вред, – пишет Брайерс. – Нередко нас удерживают самые непоколебимые верования, и если вы максималист или относитесь к тому типу людей, которые стремятся одержать верх в любом споре, оставить за собой последнее слово, возможно, применение техник когнитивно-поведенческой психотерапии дастся нелегко».

КПТ предписывает взглянуть со стороны – и увидеть себя во всей красе. Но это не значит, что нужно просто уметь отчитывать самого себя: в этом неуверенные люди – настоящие эксперты. Это способность бросить вызов представлениям, скрывающимся за мышлением, порой сбивчивым и обремененным эмоциями, которое, по сути, и виновато в ужасных мгновенных реакциях.


ПРИНЦИПЫ КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

В книге, направленной на освещение множества вопросов, связанных с неуверенностью в себе, невозможно изложить все концепции, которых придерживается КПТ. И все-таки Брайерс с пользой выделил пять ключевых принципов когнитивно-поведенческой психотерапии.


Принцип первый. Всегда существует другая точка зрения.

Все люди получают информацию по-разному, т. е. то, как мы интерпретируем «факты», может в корне отличаться от чьей-либо еще интерпретации той же самой информации. Мы часто наблюдаем данную картину в политике, когда два человека (или две партии) смотрят на одно и то же событие совершенно по-разному. Одни могут обвинять других во лжи, но, скорее всего, отличаются их углы зрения, что относится к основной функции социализации.

КПТ предлагает принять это, скажем, заронив зерно сомнения в правомерности прежде неизменного взгляда на какое-то место, ситуацию, человека. Если мы уясним, что не существует так называемой истины, а есть только способ восприятия и угол зрения, то будем хорошо подготовлены к тому, чтобы оспорить негативные предположения относительно событий и собственного места под солнцем, что положительно скажется на реакциях. Нам не бросают вызов и на нас не нападают: просто обнажают существование другой точки зрения (о чем, безусловно, мне время от времени надо напоминать).


Принцип второй. События не отвечают за наши чувства.

Как восприятие одного и того же события может меняться, так и наши реакции на события могут быть разными. Одни не обращают внимания на незначительный случай, неудачу, даже грубое замечание друга или коллеги, а другие рассматривают это как подтверждение неспособности располагать людей к себе, низкому положению, невезению (либо и тому, и другому, и третьему). Что более важно, некоторые дают разумное объяснение событиям (и плохим, и хорошим) как неотъемлемой части недружелюбного мира, а другие реагируют эмоционально, даже не пытаясь увидеть иррациональности своих ответных действий. Так, положительные эпизоды поднимают им настроение, а отрицательные – расстраивают и приводят в уныние.

КПТ объясняет это тем, что мы судим о событиях предвзято. Поэтому чувства, которые вызывает то или иное событие, обусловлены не самим событием, а тем обстоятельством, что мы проводим параллель между событием и сценарием, который сами себе выбрали – опять-таки, скорее всего, в ходе социализации, – и постоянно подтверждаем нынешними мыслями. Если событие негативное, оно послужит подтверждением низкого статуса, а если позитивное – значит, мы, возможно, «заслужили» это событие, потому что прежде нам пришлось многое перестрадать. Или мы его «не заслужили» – т. е. заключаем, что должны будем за него «заплатить», чтобы восстановить равновесие.

Брайерс приводит пример мужчины, ожидающего возлюбленную, которая опаздывает на свидание. Безусловно, он может решить, что его отвергли. Также он может вынести суждение обо всех женщинах: «на них нельзя полагаться». Но может объяснить ситуацию и пробками на дорогах, и тем, что даму задержали на работе или она перепутала место встречи и ждет его в другом месте. Разумеется, каждая реакция порождает разные чувства (грусть, раздражительность, беспокойство). Однако не само событие, а именно интерпретация события и соответственно реакция на единственный известный факт (что они еще встретятся) вызывает те или иные эмоции.

По крайней мере до тех пор, пока не станут известными новые обстоятельства, у мужчины есть выбор: он может отдать предпочтение той или иной интерпретации или ни одной из них, а также реакции на интерпретацию.


Принцип третий. Со временем у нас развиваются определенные способы видения мира.

Большая часть мыслей, вызывающих нежелательные эмоции, возникает непроизвольно. Бек именует их негативными автоматическими мыслями – «расстраивающие мысли, непрошено вторгающиеся в наш разум».

Однако мы научились переживать эти эмоции еще в детстве, и они прочно укоренились в нас, и, согласно психотерапевтам, практикующим когнитивно-поведенческую терапию, от них можно «отучиться». Это поведенческий элемент терапии, заимствованный у бихевиоральной школы психологии.

Как утверждают бихевиористы, события определяют наши будущие действия, потому что человеческий мозг ориентирован на определенные модели поведения, основываясь на которые делает выводы. Например, если ребенок обожжется, в будущем он будет избегать плиты.

«Его картина мира обогатилась новыми сведениями. И это универсальное ответное действие (суждение, что любая плита представляет собой опасность, основано на негативном опыте) обеспечивает ребенку безопасность в будущем, – комментирует Брайерс. – Изучение эмоций ничем не отличается. Ребенок, которым пренебрегают или с которым плохо обращаются, может на подсознательном уровне составить собственные суждения и прийти к поспешным и неутешительным выводам насчет окружающего мира, например, что и другие будут обижать его или что взрослые – злые».

«Со временем эти воззрения превращаются в твердые верования – основополагающие компоненты нашей внутренней рабочей модели мира, обычно невероятно устойчивы к изменениям, однако все-таки поддаются им», – заявляет Брайерс.


Принцип четвертый. Реакции и убеждения составляют механизм возвратно-поступательного движения (реакции подкрепляются убеждениями).

Если мы идем ночью по улице и нас охватывает тревога, тело, ведомое инстинктом самосохранения, откликнется таким образом, что она только окрепнет. Мы испытаем прилив адреналина, нами овладеет смятение, и мы заострим внимание на незнакомых объектах и звуках и, возможно, еще мрачнее интерпретируем окружающее. Нас может даже охватить паника, мы побежим, и, таким образом, страх еще более окрепнет, а между тем в действительности ничего особенного и не произошло.

Стоит оказаться в «безопасности», и станет ясно, что мы вели себя неразумно, так как сами себя накрутили. Тем не менее во многих случаях мы ведем себя подобным образом и даже не осознаем нерациональности своих действий – например, если ведем себя словно защищаясь от кого-то, потому что считаем, что человек составил о нас определенное мнение (или мы имеем о нем определенное мнение). Реакция объекта и вправду может подтвердить наше предубеждение, хотя ее причиной, возможно, явился именно подход, основанный на предубеждении.

В моем случае классический пример – это плохое обслуживание в магазинах или ресторанах. Сразу срабатывает негативный сценарий, в соответствии с которым персонал предвзято относится к моей персоне, полагая, что я недостоин хорошего обслуживания, вероятно, по причине некоторой доли снобизма с его стороны. Безусловно, я выбираю защитное поведение, из-за чего со мной обращаются таким образом, что мое мнение подтверждается. Когда думаешь о худшем, оно случается на самом деле, и в этот ужасный разрушительный водоворот, подпитывающий сам себя, неуверенные в себе люди рискуют попасть на всю жизнь.


Принцип пятый. В глубине души мы все естествоиспытатели (или все мы ищем обобщенные объяснения).

«Человеку свойственно строить теории. Мы ничего не можем с собой поделать. Мы постоянно выдвигаем гипотезы о себе, о мире и часто этого не сознаем», – утверждает Брайерс.

Мы пытаемся объяснить устройство мира (то, каким мы его видим), а теории оказываются бесполезными, предлагая искаженные и негативные представления, которые вредят самооценке и чувству уверенности в себе. Так почему бы не развить новые теории, которые будут действовать противоположным образом?

Разумеется, в основе КПТ лежит предпосылка, что мы разумные люди и можем приспособиться к новым верованиям, в том числе к тому обстоятельству, что разум намеренно искажает события, чтобы уже существующие суждения оставались в силе. Кроме того, мы можем привыкнуть к идее, что новая информация стимулирует формирование новых представлений.


ТЕХНИКА «ЭКСПОЗИЦИЯ»

Безусловно, осознание нерациональности мыслей, борьба с негативными суждениями, обуславливающими соответствующие реакции, – все это просто прекрасно, но может ли КПТ предложить что-нибудь особенное тем, кто хочет стать увереннее? Корин Свит дает положительный ответ в книге «Сам себе психотерапевт. Как изменить свою жизнь с помощью когнитивно-поведенческой терапии».

«На самом деле повысить уверенность в себе посредством КПТ относительно просто, – заявляет она. – Нужно только глубже проникнуться духом действий, которые уже совершаешь, и отталкиваться от них».

Свит приводит пример того, как водитель становится уверенным: сначала он садится за руль, разбирается, как с ним следует обращаться, какие сведения ему сообщает приборная панель. Далее он запускает двигатель или проезжает небольшое расстояние (с инструктором, разумеется!) – и все это Свит называет экспозицией.

«Так уверенность и растет, – объясняет Свит. – Практикуясь, вы понимаете, что более умелы, более способны, чем можете себе представить».

Если вы полагаете, что человек способен в секунду овладеть в каком-то (каком угодно) деле уверенностью в себе – это нелепое заблуждение, основанное на неблагоприятных суждениях и застывшем мышлении.

Возможно, другие овладевают навыком быстрее вас. Не исключено, что они использовали технику экспозиции, сами не сознавая того, что сразу же продвинуло их на несколько шагов вперед. Это не значит, что они способнее: просто они немного вас опередили на пути к знанию, однако убеждение, что они более способные, на самом деле может сбыться.


УСЛОВИЯ ПЕРЕМЕНЫ

Свит утверждает, что для эффективного использования КПТ и воспитания уверенности в себе необходимо выполнить три условия (с приложением собственных мыслей):


Преодолеть «Парадокс Перемены»

Парадокс заключается в том, что, признавая необходимость перемен – с виду даже желая измениться, – многие люди начинают колебаться, когда дело действительно доходит до перемен, т. е. мы хотим измениться, пока не приходится ничего менять. И впрямь, повседневность создает комфортные и надежные условия, а любое изменение неизбежно вызывает чувства неудобства и опасности.

Однако перемены происходят все время, и, значит, нам следует не сопротивляться (из-за страха), а идти к ним навстречу, строя планы и стремясь измениться всей душой (см. часть третью). Видеть перемены в черном свете – значит и потерять над ними контроль (потому что мы пытаемся сопротивляться или уклониться от них) и способствовать их неблагоприятному течению.


Принять себя

А вот и другой парадокс. Как мы можем одновременно стремиться к переменам и принимать себя такими, какие есть? Не правда ли, что неуверенность рождает неприязнь к самому себе, даже злость и подавленное состояние из-за того, что мы такие? А разве это позитивное чувство, толкающее к переменам, не играет на руку тому, кто так плохо к себе относится?

Разумеется, играет. Способности принять себя и позитивно мыслить не просто направлены в одну и ту же сторону – они идут рука об руку. Мы принимаем себя такими, какие есть, а также допускаем возможность самосовершенствования. Чувство безысходности, которое доставило нам недавнее бедственное состояние, – верный признак того, что мы способны на большее; также оно необходимо для развития мышления, ориентированного на личностный рост. Однако еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем преодолеть пораженческие взгляды и перестать приписывать себе такие характеристики, как «никчемный», «недостойный любви» или даже «злой». Ничего из вышеперечисленного нам не свойственно, если только мы не позволяем подобным негативным убеждениям одержать над собой верх. Опять-таки, то обстоятельство, что вы читаете эту книгу, означает, что у вас есть как желание измениться, так и определенная степень уверенности в своей способности измениться, а это как раз своего рода принятие себя.

«Некоторые люди боятся, что, приняв себя, они станут ленивыми, высокомерными и самодовольными, – говорит Свит. – Но обычно это просто страх – повод бездействовать, возникающий по причине приговора, который мы выносим сами себе, будто не можем измениться».

Принимая во внимание пагубное влияние, которое, скорее всего, окажет на самооценку и благополучие отрицательное отношение к себе, его вряд ли можно назвать самопринятием – это больше похоже на самопоражение.


Взять на себя ответственность.

И снова парадокс. Мы хранители собственного будущего. Никто не придет на выручку, так что придется самим нести ответственность за свои действия. Между тем многие неуверенные люди уже чувствуют ответственность за собственное печальное положение – часто вменяя незавидный статус себе в вину (вероятно, воспроизводя сценарий, зародившийся при ранней социализации).

«Непрекращающееся чувство ответственности за все и вся может лечь тяжелым грузом на человека, – утверждает Свит. – Оно служит источником непреодолимых чувств, таких как стыд, угрызения совести, ненависть к самому себе».

Брать на себя ответственность и предаваться чувству вины – разные вещи. Они в корне отличаются: самобичевание, как правило, подразумевает использование языка побежденного: «я плохой человек», «я просто такой и есть», «я не могу ничего поделать». Здесь ответственность едва проявляется, поскольку мы сами себя избавили от необходимости действовать. Также причина кроется в господстве застывшего мышления, в то время как при мышлении, ориентированном на личностный рост, текущее положение (возможно, затруднительное) принимается, равно как и признается ваш собственный вклад в то, что оно сложилось именно так. Кроме того, осознается как потребность в перемене, так и то, что мы ответственны за ее осуществление.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? «Характерный образ мышления» главенствует над вашими реакциями, укрепляя негативные убеждения. Но с этим можно справиться, используя техники когнитивно-поведенческой терапии. Тем не менее нужно смириться с тем, что изменения не будут протекать спокойно. Кроме того, придется взять на себя ответственность за происходящие перемены.

4. Наше путешествие

Как видно, на пути к самореализации пригодится такое орудие, как уверенность в себе, и отсюда вытекает следующее: чтобы подвергнуть сомнению наши представления (возможно, прочно закрепившиеся) относительно собственных способностей, нужно обладать мышлением, ориентированным на личностный рост, и использовать принципы КПТ.

Разумеется, для развития уверенности в себе необходимо иметь некоторые качества, которые надо либо приобрести, либо, по меньшей мере, понять (см. часть вторую). Но если вы надеетесь, что наступит момент истины, благодаря которому ваша жизнь навсегда изменится, то можно и дальше ждать у моря погоды. Хуже того, все может закончиться тем, что вы будете впустую тратить время и деньги (и наблюдать, как тают возложенные надежды) на техники, дающие быстрый результат, такие как гипноз и иглоукалывание: с их помощью уверенность в себе повышается, но только временно. Безусловно, они могут подарить чувство эйфории, которое вы ищете. Однако алкоголь и кокаин дают тот же эффект, за которым неизбежно следует головная боль.

Техники наподобие гипноза побуждают к имитации чужих личностных качеств, не более того. Вас просят стать другим человеком: кем-то, похожим на вас не более, чем тот, кем вы становитесь в состоянии опьянения. По крайней мере, эта перемена в поведении вызывается силой внушения. Разумеется, есть те, кто говорит, что это приносит пользу. На самом деле отражение безупречных способов поведения, наблюдаемых у других, может оказаться действенным. Однако ваши внутренние установки так и не изменятся.

Мы остаемся неуверенными в себе, но теперь нам необходимо получать новую «дозу» или, по меньшей мере, подчиняться чьим-то (возможно, воздействующим на подсознание) указаниям. Несмотря на то что данные техники способны поднять настроение и зарядить энергией, чувства эти ненастоящие. Они заимствованы и при первой серьезной неудаче растворятся: и мы, возможно, еще сильнее отстранимся от окружающих, еще глубже замкнемся в себе и станем еще неувереннее.

Такие эмоции приносят удовлетворение мгновенно, при этом вызывая выброс гормонов, за что со временем придется заплатить.


ПЕРЕСТРОЙКА МЫШЛЕНИЯ

Если лекарства, дающего мгновенный и продолжительный результат, не существует, бесполезна ли эта книга? Не питаете ли вы слишком радужных надежд на приобретение уверенности в себе? Если ищете быстрое средство, боюсь, что мой ответ – да. Но если хотите понять сущность уверенности, а также ловушек разума, разрушающих ее, тогда – нет. Осознание сути уверенности и неуверенности может со временем, если вы проявите настойчивость, перенаправить мышление. Мы можем перестать наращивать слой за слоем нашу неуверенность, а, напротив, начать соскребать эти слои. Можем проложить пропасть между тем человеком, коим являемся сейчас, и той неуверенной в себе личностью, плывущей по течению нерешительности, которой были.

Какова бы ни была причина, взгляд неуверенного человека искажен. Более того, он выносит суждения, полагаясь на искаженное восприятие. Книга ставит своей целью указать на это, а также помочь сделать набросок того, как мир выглядит на самом деле. Но эту тяжелую работу – настоящую работу – придется проделать вам. Вы должны поставить под сомнение каждое выстроенное вами предположение и оспорить все, что считаете «истиной».

Ваши взгляды, ценности – даже принципы – возможно, искажены той реальностью, которую вы выстроили себе в качестве самозащиты. И правда, для неуверенных людей даже ненависть к себе может служить утешением – вы изолируетесь, заслоняетесь от окружающего мира. «Такой у меня характер», «я не могу измениться», «я всегда буду таким»: все утверждения – психически нездоровые замечания – принадлежат сдавшемуся человеку и служат оправданием нежеланию участвовать в любого рода деятельности.


ПОРВАТЬ С НЕКОНСТРУКТИВНЫМИ ЗАМЕЧАНИЯМИ

Теперь пришло время избавиться от подобных убеждений. Безусловно, ваши ранние действия, скорее всего, были неловкими и неуклюжими. Но осознание того, что вы выбрали не тот путь и что нужно изменить направление – это первый мощный скачок. Его сложно совершить, и, возможно, потребуется подкрепление, ведь мышление не так просто перевернуть на 180 градусов. Итак, представляю вашему вниманию топ-10 советов, помогающих подтвердить правильность новой, более конструктивной, направленной на развитие траектории (и, хотя название звучит довольно легкомысленно, все нижеследующее написано только с серьезным намерением).


1. Это ваша ноша

Уверенность в себе нельзя привлечь со стороны. Никто не станет проявлять ее от вашего имени. Не думайте, будто Белый Рыцарь поспешит на помощь или ангел-хранитель, желая вам счастья, огородит от всех бед. Вы одиноки, и ответственность за любые действия лежит на ваших плечах.

Не важно, как вы оказались в таком положении. Сможете ли из него выбраться – зависит от вас. Безусловно, это кажется само собой разумеющимся. Но чтобы усвоить этот очевидный урок, мне пришлось потратить целые годы. Каждый раз, когда я встречал успешного или более уверенного человека, в силу вступал сценарий «спасите меня», в котором я тайно – даже бессознательно – взывал о помощи.

Я не думал, что спасение таилось в моих руках и лежало в пределах моих способностей. Мне требовалось вмешательство более уверенного в себе человека, которому бы я, возможно, нравился, а возможно, и нет, который хотел бы мне помочь или знал бы, как это сделать. У меня не было ориентиров, я был неразборчив, и мне настолько не хватало веры в собственные силы, что я неосознанно молил о спасении незнакомцев.


2. Даруйте прощение

Чтобы приобрести уверенность в себе, вы должны освободиться от того, что изменить невозможно: от прошлого. И это подразумевает прощение тех, кто, как кажется, разрушил вашу уверенность, когда вы были наиболее уязвимы. Но обвинять окружающих за недостаток уверенности в себе в настоящем – это ловушка, потому что так вы перекладываете ответственность на тех, от кого помощи ожидать можно меньше всего.

Действительно, ожидать, что других озарит и они, осознав вину, посвятят себя возмещению убытков – это тщетная надежда и инструкция по пробуждению затяжного отчаяния, злости и даже депрессии. Тех, кто ищет уверенности в себе, обвинение обездвиживает, и с ним стоит бороться. А прощение, напротив, мощное оружие, помогающее смотреть в будущее. Тем не менее прощать нужно искренне. Прощение должно быть преднамеренным, безусловным и абсолютным.

Конечно, я прощаю своего отца: человека, которого воспитывали намного жестче, чем меня. В нем, лишенном любви и брошенном (в пять!), укоренился предрассудок относительно моего воспитания, и он просто обращался к принятым нормам своего времени. И я должен поблагодарить отца за то, что во мне живет исследовательский дух, за любовь к истории и трудовую дисциплину.

«Никто не должен тебе куска хлеба», – частенько говорил он, хотя ему следовало бы добавлять «или вообще чего-либо».

И вправду, в моей жизни дела сдвинулись с мертвой точки, только когда значение этого принципа прояснилось в полной мере.

Что касается моей сестры, ее и не нужно прощать, ведь она не сделала ничего плохого. Она была немного старше меня – всего лишь невинный ребенок, окунувшийся в омут событий и бравший пример со взрослых. Кроме того, в течение многих лет она относилась поразительно терпимо к своему шумному, капризному, зацикленному на себе братцу.

Однако придется сделать нечто большее, чем просто простить. Нужно научиться сочувствовать тем, кто укрепил в вас неуверенность в себе. Каждое падение, после которого на личность нарастал новый слой неуверенности в себе, требует повторного рассмотрения, причем также и с их точки зрения. Возможно, беспокоясь о том, к каким последствиям привели их действия, вы и не заметили, какое влияние сами оказали на них. В конце концов, они такие же люди – с теми же слабостями, независимо от того насколько хорошо удается их скрывать. Вам нужно выявить мотивы поведения каждого, с кем имеете дело, – и даже тех, кто причиняет вам боль.


3. Расстаньтесь без сожаления

Конечно, в воспоминаниях из прошлого таится опасность: сожаление. Перенаправляя свое мышление и работая над позитивным настроем ума, я развил такое состояние, которое называю «съежиться». Я впадаю в него, когда негативное событие прошлого врывается в мои воспоминания. Глаза закрыты, лицо перекошено, ловлю воздух ртом или даже вздыхаю. Нет-нет, неужели я на самом деле так поступил? И так сказал? Это же ужасно, так стыдно, я совсем не понимал, каким идиотом выгляжу? Очевидно, нет.

И, с другой стороны, да. Я вспоминаю крошечные происшествия, которые случались со мной на протяжении всей жизни при взаимодействии с окружающими, и большинство из них разум не счел необходимым запоминать. Редкие негативные моменты четко отпечатались в моей памяти, потому что они породили страх и эмоции, а между тем положительные явления более заурядного порядка не запомнились, потому что казались частью обыденного общения рядового человека.

Сожаление – это самовредительство, доведенное до крайности. Оно вещает, будто перед вами был открыт миллион путей, и все они привели бы к успеху, и что вы упустили возможность идти по ним, каким-то образом умудряясь на каждом перекрестке поворачивать на единственную ухабистую дорогу. Это, конечно, вздор. Каждый человек в своей жизни принимает несметное количество хороших и плохих решений и совершает эффективные и неэффективные ответные действия, которые уравновешивают друг друга, и потому о них не сожалеют и почти не вспоминают. Тем не менее пожизненный приговор неуверенного в себе человека состоит в том, что он сосредоточен только на своих промахах – на неверных решениях и реакциях, случаи которых с годами учащаются, парализуя наше будущее.

Конечно, перестать сожалеть – непростая задача, и многие наставники-самоучки ходят вокруг да около, обращаясь к идеям мистицизма и самогипноза, чтобы обеспечить ее решение. Однако есть более полезные способы: например, записать на лист бумаги 10 самых крупных ошибок или тех вещей, о которых вы жалеете больше всего на свете. Описать, почему они заставляют так ужасно себя чувствовать (возможно, потому что более зрелая оценка случившегося подсказывает, что можно было ответить лучше, но теперь возможность упущена). А затем нужно выявить, какие полезные уроки можно извлечь из того или иного события. Конечно, это не гарантирует того, что вы больше не будете «съеживаться», но наделит новой силой мышление, ориентированное на личностный рост.


4. Сосредоточьтесь на настоящем

В знаменитой книге Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить» (1948) прозвучал призыв «отгородиться от прошлого и будущего и жить настоящим, поскольку оно – самое ценное, что у нас есть». Хотя большинство из того, на чем следует сосредоточиться, вырабатывая уверенность в себе, ориентировано на будущее (см. часть третью), именно нынешний день действительно имеет значение, потому что, согласно Карнеги, «для мудрого человека каждый день открывается новая жизнь».

Мы не стремимся к тому, чтобы заменить сожаления о прошлом беспокойством о будущем. Самую важную роль играет именно настоящий момент, когда дальнейшее эффективное действие предпринимается в надежде, что оно, быть может, будет выполнено хорошо, благодаря чему прибавится уверенность в себе, нежели плохо, из-за чего пошатнется (возможно, и без того хрупкая) решительность.

В данном предприятии не обойтись без вспомогательных инструментов, важнейший из которых – это ведение дневника. Это существенный пункт, необходимость выполнения которого признают практически все наставники-самоучки или техники, в особенности КПТ. Заведите тетрадь и каждый день записывайте туда свои мысли, чувства, эмоции, победы, неудачи, причины радости и отчаяния, триумфы и поражения. Потрясающе отмечать, как вы развиваетесь. Это также довольно эффективная тактика улучшения аналитических способностей. Кроме того, это полезная привычка.

Уинстон Черчилль вел журнал, в котором записи о новом дне предварялись заголовком: «Дело дня». Ниже он записывал свои мысли относительно желаемой цели и как лучше всего ее добиться. Он воплощал намеченные планы в жизнь и записывал свои успехи. Черчилль делал так каждый день на протяжении долгого времени, и этот процесс, словно талантливый организатор, повышал продуктивность его деятельности, превращая неуклюжего и нерешительного школьника в величайшего политика двадцатого века.

На самом деле пример Черчилля не вяжется с представлениями о том, что дневники ведут только неуравновешенные подростки. По сути, всем самым выдающимся и успешным людям в истории человечества была присуща данная привычка: они записывали не только ежедневные занятия, но и планы на будущее, а также текущие тактические приемы, которые использовали. И хотя ведение дневника среди взрослых зачастую рассматривается как жест тщеславия и раздутой важности, эту мысль можно устремить в другое русло и сказать, что многие люди становятся важными лишь потому, что применили один из самых эффективных и доступных им инструментов: ведение дневника, помогающего сопоставить текущие мысли и действия с целями и желаниями (см. часть третью).


5. Смотрите в будущее

Разумеется, в центре внимания Черчилля лежало настоящее, но у него были планы и на будущее. Он всегда верил в неотвратимость собственной судьбы, и его действия представляли собой не что иное, как исполнение воли судьбы. И именно благодаря плану, и ничему больше, ее нельзя было избежать. Когда я оглядываюсь на свое прошлое, сопряженное с неуверенностью в себе – особенно на свои академические и профессиональные поиски, – в первую очередь вижу человека, не имеющего определенного плана.

Как можно добиться успеха, если не имеешь понятия, что он из себя представляет? Никак, безусловно. В части третьей этот вопрос будет подробно освещен, а на данном этапе важно понять, что определение успеха существенно как для развития позитивного мышления (ведь нужно уяснить, к чему вы стремитесь), так и уверенности.

Уверенности в чем? Обладать уверенностью ради нее самой бессмысленно и невозможно (просто мир слишком многогранен). Уверенность требует умения видеть различия. Делать выбор. А для этого необходимо посмотреть в свое идеализированное будущее – и развить уверенность в том, что будет его частью.

И это вовсе не противоречит тому, что надо сосредоточиться на настоящем. Когда сформулированы ваши будущие планы, можно фокусироваться на настоящем с точностью лазера, поскольку это позволит безошибочно определять, согласуются ли ваши текущие умозаключения с будущими потребностями.


6. Уничтожьте вредоносные пленки

У каждого из нас в голове проигрываются своеобразные пленки. Это и есть сценарии, которые у неуверенных в себе людей обычно негативные, вроде «ты не сможешь этого сделать», «ты идиот, и скоро об этом все узнают», «ты никому не нравишься».

Само собой, пленки со всей вероятностью меняют поведение таким образом, что сценарий воплощается в жизнь, а значит, от них просто необходимо избавиться, и эта задача трудная, но интересная.

Чтобы ее реализовать, вам всего лишь нужно изучить факты. Как и в примере о мужчине, ожидающем свою возлюбленную, объясненном с точки зрения КПТ, многие люди делают поспешные выводы – и даже слишком поспешно отвечают на сделанные выводы, – несмотря на то что в их распоряжении имеется совсем незначительная доля информации. Из-за того обстоятельства, что она еще не пришла, музыкальный автомат, находящийся у мужчины в голове, нашел и начал проигрывать мелодию «меня (снова) отвергли». На самом деле кассету с пленкой, возможно, уже поставили, и она была на паузе – оставалось только нажать на «пуск», что и произошло на минуту позднее (или даже за минуту до) согласованного времени.

Хуже того, у многих – и, безусловно, у меня – кассета стояла бы на паузе, даже если бы возлюбленная пришла вовремя. На свидании я бы искал в ее словах и жестах знаки того, что она меня не принимает, и соответственно шанс запустить пленку. Причем я бы обязательно их нашел или, решив, что девушка тщательно их скрывает (возможно, из вежливости), заставил бы ее признаться, или просто выдумал бы их.

По сути, эти кассеты живут своей жизнью. И единственный способ сделать так, чтобы они перестали играть – уничтожить. Этого можно добиться, всего лишь взглянув правде в глаза.

В приведенном примере:

• Это свидание не похоже на остальные и не повторит ни одного предыдущего происшествия, если только вы того не допустите.

• Она согласилась прийти на свидание.

• Она пришла!

На данном этапе все факты положительные, и просто нелепо усматривать в них нечто негативное. Психологи называют это «катастрофицированием» – на основании заведомо иррациональных мыслей преувеличивать сложность создавшейся ситуации. Во многих случаях, когда необходима уверенность в себе, мы действуем под диктовку именно этих записей на пленке, имеющих отвлеченный характер и причиняющих вред обладателю.


7. Будьте независимы

Доныне я тратил свою жизнь, пытаясь угодить определенному человеку. В детстве этим человеком был мой отец. В дальнейшем это были различные начальники или девушки. Теперь я стараюсь радовать свою жену. Их похвала для меня как монета, и мое поведение направлено на то, чтобы завоевать их благосклонность. Я задумываю проект, планирую и выполняю его, представляя себе, как меня похвалят, и, отталкиваясь от этого, оцениваю результаты. Однако если меня мало похвалили, я сержусь или впадаю в депрессию.

Классический симптом неуверенности в себе – усиленный поиск признания, причем в основном признание и побуждает к действию. Почему? Потому что из-за наших негативных установок мы отдаляемся от стандарта. Какова бы ни была причина, мы не умеем судить о том, что есть хорошо, а что – плохо, и хотим получить подтверждение от тех, кто всегда здраво рассуждает.

Разумеется, это сумасшествие! Мы не только наделяем людей властью, которой они, возможно, не хотят и которая им наверняка не нужна, но и ставим крест на своей независимости. Мы становимся не кем иным, как рабами чужих прихотей.

Собственно, преодолеть все это довольно просто – намного сложнее сохранить независимость. Чтобы выбраться из давящих объятий, нужен всего лишь надежный план на будущее (см. часть третью). Тогда вы станете служить своему плану, а не чужой похвале. Если действуете согласно плану, необходимость в дальнейшем одобрении отпадает сама собой и похвала перемещается из разряда важнейших задач в категорию «приятное дополнение».


8. Примите установку, что вы находитесь в процессе создания

Всю свою оставшуюся жизнь вы будете находиться в процессе создания. Конечной остановки не существует. Даже в результате самореализации возникают новые потребности, такие как трансцендентирование (например, ориентация на окружающих). Без сомнения, это может вызвать разочарование, хотя так не должно быть. Что интересно, снимается множество ограничений. Если вы не нуждаетесь в совершенствовании, то открывается широкий выбор действий. Вы можете пытаться – терпеть неудачу – извлекать уроки – и пробовать снова. По сути, даже если все удалось, можете пробовать снова и подниматься все выше и выше.

Само собой, нужно задать направление. Мы это уже осознали, и оно наметится, как только появится толчок к действию. Очень важно решить действовать, направление появляется только потом, и только затем вы убеждаетесь, что делаете успехи. Это благоприятная траектория с особым встроенным механизмом, который срабатывает при поражении и служит сигналом для дальнейшего обучения и средством совершенствования.


9. Заточите пилу

Это один из навыков, предложенных Стивеном Кови в книге «Семь навыков высокоэффективных людей» (1989). Автор отталкивается от притчи о леснике, которому никак не удается спилить дерево тупой пилой. «Почему бы вам не заточить пилу?» – спрашивает прохожий и слышит в ответ: «Нет времени».

Зачастую у неуверенных в себе людей бездействие уступает место чрезмерной активности, которую Стивен Кови именует «занятостью». Их приводит в восторг необходимость действовать. Ими движут эмоции, и они погружаются в омут с головой, часто применяя неподходящие инструменты (навыки, например). Однако действовать нужно, и если не хочется потерпеть неудачу (в решающий момент мы обычно не готовы ее пережить), энергию следует направить на «заточку пилы», например, приобрести навыки и орудия, необходимые для путешествия.

Безусловно, в действительности это еще один способ подчеркнуть важность планирования и практики. Однако, кроме всего прочего, такая методика помогает сдерживать страсть. Мне часто попадается на глаза совет «следовать своей страсти» в поисках. Тем не менее страсть – это эмоциональное топливо, которое иссякает, как только познаются первые тяготы пути. Конечно, маршрут нужно выбирать с учетом собственных желаний (см. часть третью), но неразумно рассчитывать на то, что страсть поможет удержаться на долгой и неизвестной тропе – она скорее оставит вас в изможденном, издерганном и даже озлобленном состоянии (что вряд ли можно назвать рецептом приобретения уверенности в себе). Только импульс, вырабатываемый маленькими, но твердыми шагами навстречу хорошо спланированной цели, превращает бегуна на короткие дистанции в марафонца, который наращивает уверенность в себе, а не растрачивает страсть.


10. Блефуйте, пока не добьетесь своего

Казалось бы, это противоречит тому, что вы находитесь в процессе работы. Сложно допустить, что вот вы находитесь в процессе создания и одновременно с этим притворяетесь уже готовым изделием? Действительно, можно ли быть честным с собой и лгать всему миру?

Нельзя, но не в этом смысл. Идея заключается в том, что невозможно двигаться по направлению к уверенности, прячась за оболочкой неуверенного в себе человека. Застенчивость, умаление собственного достоинства, даже скромность – это черты характера, призванные отводить от себя чужие взгляды и скрывать нерешительность. Их необходимо заменить на нечто более эффективное.

Разумеется, ничуть не лучше быть напыщенным, развязным, возвеличивать себя, прежде всего потому, что очень скоро обнаружится – эти характеристики вам не свойственны. Однако открывая свое истинное лицо, не корректируя поведения, того как вы преподносите себя, вы позволяете окружающим подтвердить не происходящие изменения, а попытку преодолеть неуверенность.

Возьмем, к примеру, отношение персонала магазина или ресторана: если рассчитываем на плохое обслуживание и ведем себя соответствующе, исходя из предположения, что служащие определили наш низкий статус и руководствуются данным наблюдением, то не стоит удивляться, что сервис окажется скверным. А если мы притворимся, «наколдовав» уверенность в себе (предварительно, если нужно), то ожидание хорошего обслуживания отразится на поведении персонала.

Соглашусь, что симуляция не должна управлять людьми. Тем не менее это происходит, и нужно иметь в виду данное обстоятельство и действовать соответствующе. Поначалу вас не будет покидать чувство, что все это нелепо и странно. Но вы воодушевитесь, как только заметите, что окружающие теперь реагируют совсем по-другому – и каждая маленькая победа будет укреплять уверенность в том, что вы движетесь по верному пути.

На самом деле создать ложное впечатление довольно просто (и теперь я понимаю, что уверенные в себе люди в совершенстве владеют этой техникой). Нужно:

 Улыбаться. Это обычно вызывает ответную улыбку. Точно так же на сдвинутые брови отвечают хмурым взглядом.

 Быть опрятным. Если ваша одежда будет кричать об уходе, вы получите соответствующее обращение. Одевайтесь хорошо, и ожидание хорошего отношения немедленно передастся окружающим.

 Держаться уверенно. Расправьте спину, ступайте уверенной походкой, смело входите и говорите четко. Сказанное с достоинством «доброе утро» вызовет любезность со стороны окружающих, точно даст о себе знать безусловный рефлекс.

 Вести себя как желанный гость. Опять-таки со всей вероятностью окружающие будут действовать сообразно вашей имитации и радушно вас примут.

Похоже, что все это изматывает? Хорошо, почему бы не последовать моей ранее применяемой тактике и не избегать посещения любого магазина или ресторана, в котором, как мне казалось, я столкнусь с плохим обращением? Не то чтобы вы будете ограничены, но территория вашего мира со временем точно уменьшится, и вы станете растеряннее, озлобленнее и нерешительнее, чем когда-либо. Намного лучше обзавестись мышлением, ориентированным на личностный рост, поэкспериментировать с идеей, что вы берете на себя ответственность за свои поступки, и даже воодушевить других на совершенствование своих ответных действий.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Вы должны порвать с неконструктивными замечаниями и перестать устраняться от участия. Для этого необходимо отойти от прошлого (в частности, простив тех, кто, по вашему мнению, причинил вам вред) и обрести независимость, сосредоточившись на будущем.

Часть вторая. Магия уверенности

5. Оптимизм и психологическая устойчивость

Уверенность в себе – это не простое отсутствие неуверенности. Это магия позитивных качеств, сочетание которых создает нечто большее, чем просто сумму всех составляющих. Поэтому, чтобы развить уверенность в себе, мы должны понимать, что она складывается из многих аспектов. Я имею в виду, следует в полной мере осознать это – вычислить, что должно быть приобретено, что просто необходимо понять и даже то, что, возможно, не стоит принимать во внимание, поскольку это является мифом.

Конечно, в зелье уверенности присутствует несколько могущественных иллюзий. И также существуют качества, которые нельзя игнорировать, – наверное, наиболее важным из них является оптимизм. Уверенные в себе люди не только надеются на лучшее, они предполагают именно такой вариант развития. И именно это – помимо всего прочего – позволяет им действовать.

Пессимизм (в отличие от оптимизма) кажется мне врожденным состоянием – ярмо вокруг шеи, которое находилось там в течение всей моей жизни. Конечно, на самом деле это не так. Я стал пессимистом из-за негативного опыта в раннем возрасте. Как бы то ни было, пессимизм действует как мощный тормоз: что бы я ни предпринимал, он убеждал меня, что даже «обычное», скорее всего, мне не по силам и что это обычное наверняка приведет меня к ужасной расплате.

Подобно многим вещам в жизни, мой пессимизм самореализуется. Я создаю условия, которые подтверждают негативный прогноз, – даже путем поиска соответствующих новостей. Постоянно находясь на своем метафорическом мостике в поисках айсбергов на горизонте, я могу изменить курс или даже покинуть корабль, увидев едва заметное белое пятнышко на горизонте, что, разумеется, добавляет еще один слой к моей неуверенности в себе.

Учитывая подобную деструктивную перспективу – и то, что она кажется прочно укоренившейся, – можно ли найти тут место для оптимизма? Согласно психологу университета Пенсильвании Мартину И. П. Селигману, вполне. В своей новаторской книге 1990 года «Как научиться оптимизму» Селигман исследует понятие оптимизма и выдвигает его определение, исходя из того, каким образом мы внутренне объясняем свои успехи и неудачи – он называет это присущим человеку «стилем объяснения».

По Селигману, поиск айсбергов является частью моего пессимистического стиля объяснения, – впрочем, это классическая черта неуверенного в себе человека. Однако, по его словам, и пессимистичный, и оптимистичный стиль является нашим выбором, поскольку – даже при пессимизме – у нас возникает убеждение относительно наших слабых способностей, что имеет мало общего с реальностью (по крайней мере, поначалу): то, что Селигман называет «выученная беспомощность».

Пессимисты воспринимают неудачи как «неизменные, распространяющиеся на все, что бы они ни делали, и они считают, что сами виноваты в этих неудачах», говорит Селигман. Неудачи являются отражением и подтверждением пессимистической неуверенности в себе и, таким образом, воспринимаются как окончательный вердикт. Оптимисты, напротив, объясняют неудачи не более чем неприятными временными препятствиями.

«Взгляните на связь между вашими убеждениями и последствиями, – говорит Селигман. – Пессимистические объяснения заключают в себе пассивное отношение и унылую безысходность, тогда как оптимистичные побуждают к действию».


СВЯЗЬ С КОНТРОЛЕМ

Пессимизм происходит из глубоко укоренившегося ощущения, что происходящие события не подвластны нашему контролю и потому, вероятнее всего (а то и неизбежно), неблагоприятны. Опять же, оптимисты уверены в обратном: они по большей части способны контролировать происходящее, а то, что не поддается контролю, не имеет значения или не стоит того, чтобы об этом размышлять.

Однако, как утверждает Селигман, оптимизму возможно научиться. Основной проблемой для пессимистов, по его словам, является теперь уже знакомая нам неуверенность в себе, вызванная негативным прошлым опытом: одно нагромождается на другое, выстраивая не вызывающую сомнений повесть о выученной беспомощности. Тем не менее если мы подвергнем сомнению такие негативные оценки (как в случае с примерами когнитивной поведенческой терапии (КПТ) в первой части), мы сможем «привить» себя от ощущения беспомощности, повернув ручку регулировки пессимизма/оптимизма в правильном направлении. В этом отношении оптимизм – подвергнутое сомнению пессимистичное повествование о неудачах. Следует «отучиться» от бессознательных, автоматических негативных реакций, чтобы сознательно идти в наступление.

«Эффективно оспаривая убеждения о грядущих неприятностях, вы способны изменить обычную реакцию уныния и готовности сдаться на оптимистичные активность и хорошее настроение», – утверждает Селигман.


ОПТИМИСТИЧНЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ

Оптимизм способствует психологической устойчивости (см. ниже), а психологическая устойчивость (или наоборот), по сути, сводится к объяснениям, которые люди дают себе, когда дела плохи. Если эти объяснения не приносят пользы, мы можем активно менять их на противоположные, говорит Селигман.

Его советы, как это сделать, включают следующее (с некоторыми моими мыслями на этот счет):


1. Изменение восприятия временных и постоянных факторов. Пессимисты воспринимают позитивные события как временные (и даже какие-то ненастоящие), а негативные – как возобновление «нормального обслуживания»: отсюда мой поиск «неизбежных» (хотя и метафорических) айсбергов. Оптимисты поступают наоборот. Оптимистичный победитель лотереи поясняет, что ему всегда везет, тогда как пессимист увидит в этом «счастливый день» и даже может беспокоиться насчет цены, которую ему придется заплатить за везение. Предположение, что некое мистическое восстановление равновесия неизбежно, – это очевидная ерунда и не более чем суеверие. Подобные предположения необходимо подвергать сомнению.

2. Оспаривание распространенности негативных факторов на все сферы жизни. Пессимисты предполагают, что негатив проходит через различные аспекты их жизни. Между тем оптимисты способны ограничивать негатив, рассматривая его в качестве «сложной ситуации» в одной области, в то время как другие остаются незатронутыми. Поразмыслив над этим (разделить зоны поможет использование ежедневника), пессимисты в силах достичь того же.

3. Деперсонализация. Пессимистичный «стиль объяснения» включает принятие вины на себя за негативные события. При этом постоянное самообвинение, когда что-то идет не так, может привести к неуверенности в себе и даже депрессии (см. часть пятую), в то время как способность видеть причины во внешних обстоятельствах предотвращает нанесение вреда самооценке и поддерживает оптимистичный взгляд на мир (и, конечно, на самих себя). Несмотря на то что мы обязаны брать на себя ответственность за свои действия, мы не должны автоматически погружаться в самообвинение каждый раз, когда происходит что-то плохое, и, уж конечно, не должны относиться к этому как к чему-то «обычному» или «заслуженному». Произошел всего лишь единичный случай или череда не связанных между собой событий, так что это только собственный нелепый выбор, когда мы принимаем случившееся на свой счет.

4. Борьба с навязчивыми мыслями. «Неудачи заставляют каждого ощутить свою беспомощность хотя бы на мгновение, – говорит Селигман, – однако боль уходит, причем у некоторых людей почти сразу… Другие продолжают испытывать боль; она бурлит и катится волнами, застывая внутри». Селигман считает, что навязчивые размышления о прошлых неудачах больше свойственны женщинам, чем мужчинам (хотя меня точно можно в этом обвинить). По его словам, женщины больше склонны к самоанализу, в то время как мужчины меньше задерживают внимание на совершаемых ошибках – возможно, отвлекая себя таким манером, и это нарушает негативный цикл. Исходя из этого, следует подражать типично мужскому поведению, поскольку Селигман отмечает, что бесцельное «пережевывание переживаний» может привести к депрессии и, конечно, поддерживает пессимизм.

5. Разрыв порочного круга. По словам Селигмана, людям, несущим на себе груз негативных жизненных событий, свойственно изнурение. В конечном итоге они пессимистически реагируют даже на позитивные события (например, задумываются о «цене» выигрыша в лотерею, как упоминалось ранее), и это, несомненно, означает, что у пессимистов неизбежно большее количество негативного опыта (который, как и неуверенность в себе, делает пессимизм самореализующимся). Со временем многие пессимисты становятся склонны к пассивности и самоизоляции или ведут нездоровый образ жизни, что практически неизбежно приводит к негативным событиям. Тем не менее изменить это так же просто, как начать ходить в тренажерный зал или заниматься спортом. Превратите физическую или психическую активность в привычку, которая поможет изменить образ жизни и предотвратить дальнейшее ухудшение состояния.


ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ВЫУЧЕННОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ

Так или иначе, самый простой для пессимиста способ раскрутить в обратную сторону спираль «выученной беспомощности» заключается в том, чтобы сформировать новое отношение к жизни, которое Селигман называет «гибкий оптимизм». Этот подход значительно отличается от слепого оптимизма, который Селигман также расценивает как нездоровое состояние. Гибкий оптимизм просто расширяет диапазон «оптимизм-пессимизм», так что мы считаем возможным наступление оптимистичного исхода, учитывая в то же время пределы возможных пессимистичных последствий.

К примеру, если нас преследуют мысли о потенциальных неблагоприятных сторонах того или иного действия, стоит поразмышлять о крайних негативных последствиях (избегая катастрофических предположений), а также задать себе дополнительные вопросы, такие как «возможна ли альтернатива?».

Важнейшее преимущество «гибкого оптимизма» заключается в том, что он усиливает, а не бьет самую сильную карту пессимиста, которой является реализм. Пессимист не должен игнорировать возможные доказательства, основанные на своем представлении о реальности. Нам просто следует убедиться, что это представление сбалансировано: приняты во внимание пределы пессимистичной точки зрения с учетом оптимистичных сторон.


ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ – БОЛЬШЕ ЧЕМ УМЕНИЕ СПРАВЛЯТЬСЯ СО СТРЕССОМ

Важно, что гибкий оптимизм не дает нам стать фантазерами. Мы не должны игнорировать тот факт, что при определенных обстоятельствах дела в самом деле могут пойти плохо. И это способно помочь справиться с неожиданными последствиями, что имеет огромное значение для другого ключевого требования, необходимого для обретения уверенности, – психологической устойчивости.

«Психологическая устойчивость подразумевает большее, чем просто умение справляться со стрессом, – пишет Шарлотта Стайл в книге «Позитивная психология» (2011 год). – Психологическая устойчивость происходит из правильного умения справляться со стрессом».

Опять же, это та область, где я постоянно спотыкаюсь. Кажется, я не способен принимать удары и неудачи, чтобы они не оставляли глубокого следа в самооценке. Опираясь на радостные события – например, на привлечение нового клиента, – я мог немедленно прийти в состояние психического упадка от самых незначительных плохих новостей или даже от перспективы их появления на горизонте. Конечно, это является противоположностью психологической устойчивости, которая неутомимо принимает на себя удары, не позволяя влиять на уверенность или отношение к жизни в целом.

Как и многое другое, психологическая устойчивость формируется в детстве: часто этому способствуют (прямо или опосредованно) родители, которые сами имеют сильные или слабые навыки преодоления трудностей. И все же понятие психологической устойчивости часто понимают неверно. Дело не в выживании, которое может быть достигнуто ценой тяжелой эмоциональной травмы для психики с нанесением возможного вреда уверенности в себе или даже с развитием посттравматического стрессового расстройства. Речь идет о том, чтобы выйти из негативных или стрессовых ситуаций с большей, а не с меньшей уверенностью.

При этом тоже требуется осторожность. Как и в случае с оптимизмом, для психической устойчивости важен реализм.

«Это не призыв к самообману!» – восклицает Стайл.

Видение мира сквозь розовые очки способно помочь справиться с негативом, отрицая при этом необходимую истину. Психологическая устойчивость – это нечто большее, чем конструктивность: это поиск позитива и более широкий взгляд на него, сосредоточение на том, как возможно достичь успеха в данных обстоятельствах, невзирая на негатив.

«Как и во всем, – говорит Стайл, – фокус заключается в том, чтобы подавить мысли, уводящие в сторону негатива, и поддержать те, что ведут к позитивному настрою. Просто нужно соответствующим образом щелкнуть переключателем».


ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ В УСЛОВИЯХ СТРЕССА

Когда мы ограничены по времени, психологическая устойчивость переходит в иную плоскость. В конечном счете не важно, насколько мы устойчивы. Приходится собрать все свое мужество в тот самый момент, когда уверенность проверяется на прочность. Конечно, такие моменты могут застигнуть врасплох – именно тогда, когда мы едва ли к ним готовы. Но в этом-то и заключается смысл психологической устойчивости. Надо проявлять ее под давлением, быть способным справиться со стрессовыми ситуациями, когда они случаются, а не после того, когда мы успокоимся, пережив эмоциональный крах.

«Реальность такова, что большинство людей в экстремальных ситуациях терпят неудачи, – говорит писатель Пол Салливан в своей популярной книге «Решающий момент: Почему некоторые люди под давлением достигают успеха, а другие – нет» (2010 год). – Когда они находятся в условиях психологического давления, способности им изменяют. Их заклинивает».

Под понятием «решающий момент» Салливан подразумевает термин из американского спортивного сленга, который означает способность хорошо сыграть в условиях экстремального давления – или в «решающий (т. е. ключевой) момент». «Выполнить то, на что вы способны в обычных условиях, совсем нелегко, когда вы напряжены, – говорит Салливан, – когда словно зажаты в тиски».


МОЖНО НАУЧИТЬСЯ ДЕЙСТВОВАТЬ В ТИСКАХ

Салливан утверждает, что можно научиться действовать в условиях психологического давления, если сначала справиться с эмоциональными аспектами стрессовых ситуаций. Согласно Салливану, серьезное значение имеют следующие факторы.


1. Фокусирование. «Большинство людей путают фокусирование и концентрацию», – заявляет Салливан. Однако в решающий момент требуется иметь под рукой «лазерный луч», чтобы направить его на кризисную ситуацию или проблему. Это важно для оценки ситуации в целом. Концентрация же может означать зацикливание на каком-то одном аспекте – возможно, в качестве защитного механизма от перегрузки. Салливан приводит в пример судебных адвокатов (барристеров в Великобритании), которые фокусируются на всех аспектах судебного дела, постоянно (и эффективно) обращаясь то к одному, то к другому по мере нарастания напряжения.

2. Дисциплина. Чтобы принимать решения в напряженных условиях, требуется ясная голова и способность исключать несущественное. По словам Салливана, недисциплинированные люди обременяют принятие решений эмоциональным и интеллектуальным багажом. Понятно, что их действия становятся менее рациональными в условиях стресса, то есть они принимают решения инстинктивно, возможно, исходя из своих страхов.

3. Адаптация. Стрессовые ситуации являются теми самыми моментами, когда разваливаются хорошо спланированные стратегии. Тем не менее фокус на целях (см. часть три) позволит составлять здравые суждения, помогая адаптироваться к ситуации в пылу сражения. Согласно Салливану, как раз отсутствие подобной гибкости в критические моменты чаще всего приводит к тому, что наша хрупкая решимость разбивается вдребезги.

4. «Быть здесь и сейчас». В битве все определяет «здесь и теперь». «Прими настоящее», – говорит Салливан, ссылаясь на сценических актеров, которым постоянно приходится примерять на себя чужие эмоции, играя различных персонажей. По словам Салливана, если их разум станет блуждать где-то за пределами настоящего момента, вероятнее всего, они не смогут играть уверенно. Хотя для меня это менее впечатляющий пример, чем просмотр телевизионных новостей: журналист мгновенно переключает фокус на новый объект после агрессивного интервью с политическим тяжеловесом.


ЗАКЛИНИВАНИЕ

Крайне неприятным в решающий момент является заклинивание, то есть крах в условиях психологического давления. Как утверждает Салливан, это происходит из-за того, что человек не берет на себя ответственность за свои действия, а также из-за того, что слишком много размышляет, вместо того чтобы действовать. Страх «быть ответственным за неудачу» вместо действий выдвигает на первый план поиск оправданий (сбивается фокус, нарушается дисциплина и адаптация). Слишком много думать тоже вредно, поскольку это нарушает ход мыслей и их ясность, что заставляет сомневаться в правильности принимаемых решений.

Больше всего известных примеров заклинивания встречается в спорте – яркий пример – финал Уимблдона 1993 года. Этот инцидент настолько известен, что Малкольм Гладуэлл приводит его в своей книге 2009 года «Что видела собака» в качестве основного случая, иллюстрирующего исследование по предмету.

«Это был момент третьего, решающего сета… Яна Новотна казалась непобедимой, – писал автор. – Она вела со счетом 4:1 и 40–30 на своей подаче, ее отделяло одно очко от победы в игре и всего пять очков от самой желанной для теннисистов награды, и тут что-то произошло. Яна отправила мяч прямо в сетку. Остановилась, взяла себя в руки и сделала вторую подачу… но на этот раз вышло еще хуже… Двойная ошибка. При розыгрыше гейм-пойнта с высокой подачи она послала мяч прямо в сетку. Вместо 5:1 счет стал 4:2. Граф на подаче – легкая победа, счет 4:3. Новотна на подаче. Она недостаточно высоко подбросила мяч. Голова опущена. Движения заметно замедлились… 4:4. Осознала ли она вдруг в тот момент, насколько близка была к победе? Вспомнила ли, что никогда еще не выигрывала такое важное соревнование? Бросила ли взгляд на другую половину корта и увидела ли там Штеффи Граф – Штеффи Граф! – величайшую теннисистку своего поколения?»

Конечно, Граф продолжала выигрывать, и в результате того знаменитого выступления Новотна рыдала на плече герцогини Кентской.


КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ЗАКЛИНИВАНИЕ

Итак, какие шаги способны помочь справиться с заклиниванием – что поможет развить способность действовать в критических, стрессовых ситуациях? Салливан предлагает следующее.

 Признать. Не стоит отрицать, что ситуация критическая. Ни надежда, ни отрицание не заставит ее измениться. Вы находитесь там, где вы есть, так справляйтесь же с этим.

 Перестроиться. Злиться, сожалеть или испытывать жалость к себе – значит мешать увидеть реальное положение вещей, что может привести к поражению. Оцените ситуацию спокойно и здраво: как ее позитивные стороны, так и негативные. Определитесь, что возможно сделать, учитывая нынешние обстоятельства, а что – нет.

 Расставить приоритеты. Другая важная потребность заключается в том, чтобы разобраться, какой выбор необходимо сделать, какие решения нужно принять и когда. И сделать это. Когда вы находитесь под давлением, то должны управлять изменениями, а не позволять им быть вам навязанными.

 Принять ответственность. Сейчас не время для поиска виноватых, поскольку это вредит мыслительному процессу. Принимая на себя ответственность, вы также становитесь решительными, что весьма полезно.

 Сосредоточиться на результатах. Крайне важно смотреть вперед, а не назад и, следовательно, необходимо знать, что представляет собой это «вперед». Быстро определив, каким должен быть результат, – и сосредоточившись на данном исходе – вы обретаете рассудительность и необходимую адаптивную устойчивость.


В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ

Конечно, многое из вышеупомянутого проще сказать, чем сделать, особенно в пылу сражения, когда переполняют гормоны и захлестывают эмоции. В подобных обстоятельствах мы можем поступать именно так, как не должны: отвергать нынешнее положение вещей, сосредотачиваться на сожалениях вместо результатов, раздраженно обвинять других (и добиваться исхода, который подчеркнет их вину).

Тем не менее не стоит быть столь строгими к себе. Чтобы эмоции не отключили способность мыслить, лучше не держать их внутри. К тому же они могут быть полезны для осознания новой реальности: в конце концов, такова наша истинная реакция, которая, согласно Салливану, является шагом по направлению к необходимости принятия ситуации. При этом эмоциональная реакция выступает в роли оповещения об опасности, что быстро изменяет отношение к новой реальности, требующей безотлагательного вмешательства. Такой подход более благоприятен в отношении психологической устойчивости (и, следовательно, уверенности в себе), чем отрицание, даже если в последнем случае удается произвести первоначальное впечатление устойчивости и уверенности.

Как и многие из тех качеств, что необходимы для построения уверенности в себе, психологическая устойчивость не обретается в одночасье. Чтобы выстроить устойчивую конструкцию, требуется время. В конечном счете пять лет спустя Новотна выиграла Уимблдон.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Слабая адаптация к ситуации порождает пессимизм, «выученную беспомощность». «Выученный оптимизм» позволяет поставить под сомнение и ограничить негативное толкование событий, а психологическая устойчивость требует концентрации, дисциплинированности и гибкости мышления.

6. Талант и личная эффективность

Это понятие снова и снова всплывает в книгах из серии «помоги себе сам» – несомненно, с изложением критичных различий между теми, кто уверен в себе, а кто – нет. Итак, что же такое «личная эффективность» (по-английски это «self – efficacy», произносится как «селф-эф-и-ке-си»)? И почему она так важна для развития уверенности в себе?

Определение в словаре описывает личную эффективность как «способность добиваться желаемого результата». Таким образом, личная эффективность, согласно фундаментальной работе Дэниела Гоулмана «Эмоциональный интеллект» (1996), не более чем «вера человека в то, что он имеет власть над событиями своей жизни и способен справиться с любыми грядущими испытаниями».

Таким образом, понятие личной эффективности более емкое, чем словарное определение компетентности – способность заниматься определенной деятельностью и вера в себя. Это признание нами того, что у нас есть хорошие навыки в определенной области, а также того факта, что мы действительно обладаем такими навыками. Наши представления о себе не построены на иллюзиях.

Конечно, развитие компетентности в определенной сфере должно повышать личную эффективность, как и готовность брать на себя больший риск – расширять границы талантов или приобретенных навыков, усиливая желание совершенствоваться в соответствующих областях. Все это добавит нам уверенности в себе.

«Представления человека о своих способностях оказывают глубокое влияние на эти самые способности, – пишет психолог Стэнфорда и ведущий авторитет в области личной эффективности Альберт Бандура в своей книге «Самоэффективность: тренировка контроля» (1997 год). – Способности не являются неизменным свойством; существует множество возможностей показать себя».


ВЕРА В СВОИ УМЕНИЯ

«Исследования показывают, – говорит Бандура, – что лучшие результаты тестирования перед началом работы или курса обучения у тех, кто имеет более высокий уровень личной эффективности, чем у тех, у кого выше IQ, лучший уровень профессиональной подготовки или квалификации. Недостаточно только иметь навыки. Мы должны верить в то, что мы умеем делать».

Конечно, люди более склонны приниматься за дело, когда считают, что смогут добиться успеха, и с большей вероятностью будут стараться избегать заданий, если опасаются неудачи. Это может казаться очевидным, однако мы должны помнить, что связь личной эффективности с фактическим уровнем профессионального мастерства осуществляется посредством веры в себя. Две половинки личной эффективности (компетентность и вера в себя) должны находиться в равновесии. Переоценка возможностей способна привести к попытке взяться за решение задач, которые находятся за пределами того, что мы умеем, причем с катастрофическими последствиями (в том числе и для уверенности в себе). Таким образом, оптимальная личная эффективность – это уровень выше наших нынешних способностей, но не потенциальных возможностей, которые, конечно, мы еще можем в себе обнаружить.


ЛИЧНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ – ЭТО САМОВОССТАНОВЛЕНИЕ

Тогда как личная эффективность с учетом вышесказанного, состоящая из веры в себя и фактической компетентности, является полностью самоподдерживающейся, то же самое характерно и для ее противоположности.

«Мысль «я не могу сделать это» сокрушительна», – говорит Гоулман, перечисляющий следующие признаки низкой личной эффективности:

• Парализующий страх публичного унижения (страх неудачи).

• Неспособность озвучить потенциально ценные идеи.

• Готовность отказаться от собственных мнений и оценок или отказ при первой (даже незначительной) проблеме даже от тех идей, которые расценивались как весьма сто́ящие.

• Хроническая нерешительность – особенно в условиях психологического давления.

• Стремление избегать даже малейшего риска.


Низкая личная эффективность может так или иначе заставить человека поверить, что задача сложнее, чем является на самом деле. Кроме того, у людей с низкой и высокой личной эффективностью наблюдаются резкие различия в ходе выполнения заданий. Люди с низкой личной эффективностью подходят к решению задач хаотично – возможно, углубляясь в ее изучение без планирования перед неоднократной сменой направления. Между тем люди с высокой личной эффективностью склонны сдержанно относиться к принятию решений, стараясь шире взглянуть на задачу, прежде чем предпринять более точные и эффективные шаги.

Еще одно различие состоит в преодолении препятствий. Люди с высоким уровнем личной эффективности могут даже считать их благоприятными, расценивая трудности как тест для проверки методов – возможно, требующих больших усилий или усовершенствования. Напротив, люди с низкой личной эффективностью расценивают препятствия как признак необходимости изменить направление или даже сдаться, признав задачу «невыполнимой». Когда люди с высокой личной эффективностью при решении задачи терпят неудачу, вероятнее всего, они объяснят это такими факторами, как неважное самочувствие или плохая подготовка. Как и следует ожидать, человек с низкой личной эффективностью обвинит в неудаче присущую ему неспособность справляться с заданиями.


ОСНОВЫ ЛИЧНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ

Гуру методик «помоги себе сам» так или иначе правы. Личная эффективность является одним из основных требований для обретения уверенности. Тем не менее, как и в случае с оптимизмом, это то, чему следует научиться, хотя сначала необходимо понять, каким образом мы пришли к нашему нынешнему уровню личной эффективности. Бандура описывает четыре возможных источника.


1. Опыт. Совершенно очевидно, что, когда мы в чем-то достигаем успеха, уровень нашей личной эффективности возрастает. Когда мы терпим неудачу – понижается. Дети, которые преуспели в развитии уверенности в себе, мотивированы продолжать. Между тем потерпевшие неудачу приходят в уныние.

2. Подражание. Мы постоянно сравниваем себя с другими. Когда видим, как кто-то другой преуспевает, то также наблюдаем, что их личная эффективность повышается, и копируем поведение этих людей, чтобы получить выгоду из этого опыта. В самом деле наблюдения за человеком, успешным в значимой для нас сфере, часто бывает достаточно для повышения личной эффективности – не в последнюю очередь потому, что пример усиливает желание и решимость тоже справиться с задачей. Да, нетрудно вообразить отчаяние, когда мы терпим неудачу в попытке подражания.

3. Общественное мнение. Поощряли нас или, наоборот, отбивали к чему-то охоту, когда мы были детьми? Большинство способны вспомнить те времена, когда родители или сверстники оказывали сильное влияние на их личную эффективность. Например, помню, как отец сказал, что однажды я стану отличным водителем. Я сдал экзамен по вождению с первого раза и в течение многих лет считал себя более чем компетентным водителем. На самом деле я не более чем обычный человек за рулем. Тем не менее одно утверждение имело огромное значение для моей личной эффективности на первых порах в качестве водителя.

4. Психологические факторы. Стрессовые ситуации способны вызывать реакции организма, которые мы ошибочно расцениваем как низкую личную эффективность. В моем случае это выступления с лекциями, которые всегда заставляют меня нервничать. В венах бушует адреналин, с меня льется пот, и раньше я считал это признаком некомпетентности (относительно манеры выступления и содержания лекций). Теперь я более опытен в плане выступлений – и более уверен в их содержании – и осознал, что физиологические реакции можно интерпретировать как волнение ожидания.


ЛИЧНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЗАВИСИТ ОТ КОНКРЕТНОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ

Как бы то ни было, личная эффективность имеет свои пределы, причем не последнюю роль играет тот факт, что она, согласно Бандуре, зависит от конкретной области деятельности. Это означает, что мы можем достичь выраженной личной эффективности в одной области, но это никак не повлияет на нашу уверенность в других. К примеру, то, что мы среди лучших представителей своей профессии, не делает нас лучшими игроками в гольф – отсюда эти знаменитые дилеммы, когда мы на поле с начальником.

Тем не менее полезно достигнуть личной эффективности в одной области, если мы сможем понять, как это произошло, и применить методологию обретения самоэффективности в других сферах. Это не происходит автоматически, так что потребуется приложить столько же усилий. И все же поскольку мы знаем, как стали весьма компетентными в чем-то одном (в основном потому, что считали себя способными этого достичь и упорно работали над этим), разве не сможем расширить диапазон своих талантов?


МИФ О ТАЛАНТЕ

А теперь о том, как личная эффективность пересекается с талантом. Конечно, талант кажется очевидной составляющей обретения уверенности – если не считать, что он, прежде всего, является мифом. По крайней мере того же мнения придерживается ряд авторов, исследовавших данный предмет. В их числе Джефф Колвин («Талант ни при чем! Что на самом деле отличает выдающихся людей», 2008), Дэниел Койл («Код таланта: великими не рождаются, ими становятся», 2010 год), Мэттью Сайед (Заблуждение: миф о таланте и сила практики», 2011 год), Джон Максвелл («На одном таланте далеко не уедешь», 2007 год) и Малкольм Гладуэлл («Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?», 2008 год).

Названия говорят сами за себя. Как утверждают исследователи, те, кто достигает высот, не талантливее многих. Тем не менее эти люди более сосредоточенные, более целеустремленные и, прежде всего, чрезвычайно работоспособные, готовые снова и снова выполнять рутинную работу в своем стремлении к совершенству.

Моцарт, Тайгер Вудс, Уоррен Баффетт – все они были очень способными детьми (по утверждению Колвина в книге «Талант ни при чем!»), однако каждый из них трудился с невероятным усердием, чтобы выделиться из толпы. Кстати, согласно этой же книге, исследования, проводимые с участием студентов-музыкантов, не выявили связи между их одаренностью и последующими успехами. Вместо этого была обнаружена связь с количеством часов практики.

«Различие между выдающимися и обычными взрослыми людьми отражает период продуманных усилий, направленных на улучшение работы в конкретной области, и этот период длится всю жизнь», – говорит Колвин. И ссылается на скрипачей, которые стали лучшими, занимаясь игрой на скрипке около 24 часов в неделю, тогда как скрипачи с хорошим уровнем уделяли занятиям только девять часов.

К восемнадцати годам за плечами лучших студентов-скрипачей, по словам Колвина, было больше практики на тысячи часов по сравнению с их сверстниками: в среднем 7000 часов против 5000 (или около того) у тех музыкантов, которые считались хорошими, и 3400 часов для музыкантов третьего уровня. Это создает мощную связь с уверенностью, для обретения которой требуется четкое фокусирование на том, чтобы овладеть необходимыми навыками. Также необходима и самоотверженность, чтобы повторять выполнение задания, пока это не станет естественным и привычным, словно вы родились с этим умением. Здесь нет коротких путей, не существует альтернативных маршрутов. Колвин утверждает, что необходимо практиковаться снова и снова – возможно, поначалу разделяя навык на отдельные элементы, пока не только не научишься выполнять его правильно, но и сможешь продемонстрировать при необходимости тот же уровень мастерства.


IQ ИМЕЕТ НЕ СЛИШКОМ БОЛЬШОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Это справедливо как для музыкальных навыков, так и для получения знаний. Конечно, IQ у выдающихся людей иногда действительно высок, но зачастую не выше среднего, а во многих случаях даже ниже. Несомненно, что величина IQ не особо влияет на достижения в определенной области, к которым мы пришли за годы деятельности. Вообще Колвин утверждает, что может оказаться как раз наоборот. Тогда как IQ имеет небольшое влияние на производительность, время и усилия, потраченные на запоминание соответствующих материалов, могут иметь благоприятное воздействие на когнитивные (т. е. умственные) способности.

Колвин приводит в пример чемпионов по шахматам, которые со временем способны предсказывать ходы, чего не может делать средний игрок, а также певца, способного расширить свой диапазон путем тренировки. В обоих случаях делается предположение (созвучное гибкому мышлению по Дуэк), что не существует такой точки, которая бы считалась пределом компетентности.

«Великие исполнители никогда не позволяют себе работать на автомате, переставать совершенствоваться в выбранной сфере, – говорит Джефф Колвин. – Их цель – избежать автоматизма путем непрерывной, целенаправленной практики».

Колвин указывает на другое качество, присущее выдающемуся исполнителю, – то, что работает на неуверенного в себе человека. Талантливые люди невероятно строги к себе. Независимо ни от чего, их недовольство не уходит. Они считают, что могут и должны достигнуть большего. Многие из них чувствуют себя не заслуживающими одобрения самозванцами в выбранной сфере, несмотря на похвалы и явные проявления профессионализма. Именно это часто заставляет их двигаться вперед, практиковаться все усерднее, чтобы становиться лучше и лучше.

Конечно, вышесказанное не гарантирует немедленного обретения уверенности в себе и, возможно, указывает на то, что абсолютная уверенность так и не будет достигнута, независимо от того, какой уровень профессионализма наработан. И все же, как видно из сказанного, уверенность в самом широком смысле слова – это миф или в лучшем случае тупик, который может привести к раздутому самомнению и катастрофическим последствиям (см. часть пятая). Истинная уверенность, т. е. личная эффективность, – это осознание нынешних возможностей и вера в способность к совершенствованию. Это долгий путь, который подкреплен принципом, что талант – это то, над чем мы работаем, а не то, чем изначально обладаем.


МОЦАРТ – ЭТО ИСКЛЮЧЕНИЕ?

Последний разрушенный миф относится к таланту, связанному с возрастом и гениальностью. В том, чтобы начинать молодым, существуют очевидные преимущества, но почему тогда, спрашивает Колвин, одаренные люди встречаются в математике и музыке чаще, чем в физике и литературе? Его ответ таков – дети приобретают одаренность в тех областях, которым возможно обучиться. «Тайгер» Вудс стал заниматься гольфом в двухлетнем возрасте по инициативе своего отца Эрла, большого поклонника гольфа. Чемпионки по теннису Серена и Винус Уильямс должны, опять же, благодарить отца (Ричарда) за свою карьеру в спорте. Льюису Хэмильтону тоже нужно сказать «Большое спасибо, пап» своему отцу Энтони за гоночную карьеру в «Формуле-1».

Конечно, все названные были «талантливы» в своей способности к обучению и обладании достаточной выносливостью, чтобы справиться с интенсивными тренировками. Однако все они обязаны своими успехами амбициозным и непреклонным родителям, которые заставили деток взяться за дело, когда те были еще малышами, а не какой-то там волшебной пыли, просыпавшейся на них при рождении.

А что же с Моцартом, спросит большинство, ведь он сочинял произведения для скрипки в пять лет, выступал перед публикой в шесть, а к десяти годам обрел профессиональное признание?

«Конечно, это пример человека, который родился с выдающимися способностями, – пишет Мэттью Сайед в своем «Заблуждении». – Человек, который пришел в мир, уже отмеченный гениальностью».

Затем Сайед переходит к исследованию отношений Моцарта с отцом Леопольдом. Признанный композитор Моцарт-старший был известен среди современников за написание руководства по обучению детей игре на скрипке. Властный и настойчивый Леопольд начал заниматься со своим сыном по интенсивной программе игры и написанию музыки с трехлетнего возраста. Еще стоит отметить, что первая работа Моцарта, прославившая его повсеместно как «гения», была написана им в возрасте 21 года (не менее чем после 18 лет от начала обучения).


ОПЫТ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

Стоит отметить заключительное наблюдение Колвина: несмотря на явную одаренность некоторых людей, мы понимаем, что талантам, которыми они обладают, можно научиться – в музыке, или спорте, или в сфере, требующей техничного изучения (например, математика). Тем не менее во многих областях настоящий профессионализм приходит с мудростью. А она, в свою очередь, требует опыта.

Существует несколько проявлений одаренности в разных видах искусства, но не в профессиях (включая разные науки и право) или научно-университетских кругах. Юные предприниматели, как правило, поднимаются и проигрывают с одинаковой скоростью, так же как слишком рано продвигаемые бизнесмены и политики (хотя многие из них поднимаются снова). В этих областях жизни опыт ценится так же высоко, как талант, поскольку опыт дает специалисту мудрость, а мудрость является ключевым атрибутом уверенности – тем, что не сможет дать подростку ни настойчивый родитель, ни тренер, настроенный превратить молодого таланта в звезду.

Это хорошая новость для неуверенных в себе взрослых людей, которые желают обрести уверенность настойчивым стремлением к совершенству. Конечно, если начать играть в теннис в возрасте за тридцать или в гольф, когда вам за сорок, наверное, это слишком поздно для того, чтобы сделать карьеру чемпиона «Большого шлема». Однако существует множество областей, в которых можно преуспеть, если только взять на себя определенные обязательства и уделить этому занятию достаточно много времени.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Личная эффективность – это сочетание компетентности и веры в себя. Она является ключевым атрибутом уверенности, делая ее обретение стоящим усилий. Тем не менее личная эффективность остается зависимой от области деятельности, как и талант, который почти всегда является результатом упорного труда.

7. Мужество и экстраверсия

Смелость, присутствие духа, выдержка, твердость характера, дерзость, отвага, храбрость – как бы вы ни назвали мужество – это то самое качество, которым уверенные в себе люди обладают в избытке, а вот неуверенным его не хватает. Действительно, стремление вперед кажется характерным качеством уверенных в себе людей, так же как неуверенным свойственно колебаться и соответственно томиться чувством бессилия и неполноценности.

Тем не менее «мужество» – довольно запутанное понятие. К примеру, многие люди считают меня храбрым, потому что я имею смелость делать разные вещи (например, написание книг о собственной неуверенности в себе). Между тем другие считают, что довольно глупо действовать без стратегии, потому что это может повредить благополучию по жизни. Так как же нам отличить мужество, которое является благородным качеством, поддерживающим уверенность в себе, от глупого безрассудства, которое в конечном счете подрывает нашу уверенность?

«Мужество – это глубинная, фундаментальная компетентность, которая позволяет максимально использовать другие способности, – пишет Гус Ли в своей книге «Мужество» 2006 года о том, что он называет основой лидерства. – Она побуждает становиться лучшим вариантом себя».

Это делает мужество еще одной составляющей личной эффективности: компетентность и вера в себя в обертке способности действовать. Настолько далеко от безрассудной бравады, насколько это вообще возможно. Тем не менее, по крайней мере внешне, мужество и бравада выглядят одинаково, при этом различать их необходимо. Смысл таков: если внутренняя (то есть в нашем сознании) разница неочевидна, то, должно быть, это глупость (потому что компетентность явно отсутствует). Конечно, тут не за что рвать на себе волосы – это всего лишь означает, что есть над чем поработать.

«[Мужество] – это не дар, ниспосланный провидением редким людям, – пишет Дейл Карнеги в книге «Как развить уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично» из серии, которая уделяет наибольшее внимание мужеству. – Это как умение играть в гольф. Любой человек способен развить свои скрытые возможности, если имеет достаточное желание сделать это».

И тогда как Карнеги говорит о способностях в связи с публичными выступлениями (и, возможно, игре в гольф), он неожиданно выходит на ключевую концепцию развития мужества – практику. По словам Карнеги, с ростом профессионализма, с часами и годами подготовки и практики уменьшается ощущение страха и крепнет мужество, что побуждает нас действовать – несмотря на опасения и неуверенность. И хотя это может показаться поверхностно-упрощенным решением от старомодного писателя, в то же время это правда. Как я узнал на собственном примере публичных выступлений, при хорошей подготовке и после некоторой практики перед каждым таким мероприятием страх становится гораздо меньше. А ведь перед первым выступлением было настолько страшно, что я чуть было не решил вообще на него не являться.


ДЕЙСТВОВАТЬ ВОПРЕКИ СТРАХАМ

Важно отметить, что этим определением (обретение мужества путем повышения компетентности) мы не избавляемся от страха. Мы просто даем себе возможность действовать вопреки нашим страхам – что-то вроде того, о чем вела речь Сьюзен Джефферс в своей тотемной работе «Бойся… но действуй!» (1987 год).

«Мы не можем убежать от страха, – пишет она. – Мы можем лишь превратить его в попутчика, сопровождающего нас во всех увлекательных путешествиях. И это будет вовсе не якорь, который держит нас на приколе, не давая сдвинуться с места». Другими словами, если мы стремимся добиться прогресса, страх – в большей или меньшей степени – почти всегда сопутствует нам.

Джефферс приводит пять «истин о страхе» (вот они с некоторыми моими мыслями по этому поводу).


1. «Все время, пока мы продолжаем совершенствоваться, страх никуда не исчезает». Это возвращает нас к принципу гибкого мышления Кэрол Дуэк и тому факту, что единственный способ избавиться от страха – это прекратить свой личностный рост, хотя, по моему мнению, страх будет преследовать нас даже тогда, заставляя нас жить по нисходящей и постоянно побуждая к регрессу. Если страх неизбежен, мы с таким же успехом можем заставлять себя двигаться дальше – по крайней мере, это будет позитивный страх, сопровождающий прогресс.

2. «Единственный способ перестать бояться делать что-то – взяться и сделать». И хотя это кажется очевидным, многие неуверенные в себе люди игнорируют бесспорную истину, избегая следовать ей.

3. «Когда мы что-либо делаем, то чувствуем себя лучше, а когда избегаем действий, то хуже». Несомненно, когда мы что-то делаем и падаем в грязь лицом, это совсем не весело, однако мы можем извлечь из этого падения положительный урок, усвоив полезный опыт (конечно, когда готовы его усвоить и сделать еще одну попытку). А вот уход от проблемы из-за недостатка мужества – это верный способ разрушить уверенность в себе и поддержать низкую самооценку.

4. «Каждый испытывает страх, оказавшись на незнакомой территории». Возможно, другие способны более ловко прятать свой страх, развив умение скрываться за искусными масками. Тем не менее некоторый страх перед неизвестным дает знание (и ощущение): возможно, именно эти опасения удерживают нас от совершения поступков, которые не стоит совершать.

5. «Бороться со страхом не так страшно, как жить в постоянном страхе, порождаемом чувством беспомощности». Как следует из названия книги Джефферс, дело не в том, чтобы избегать страха, а в том, чтобы не позволять ему мешать нашим устремлениям, – и это требует мужества.


РАЗВИТИЕ МУЖЕСТВА – УПОРСТВО

Психологи неизбежно предлагают более формально относиться к страху. Выдающийся британский психолог Стэнли Рэчмен в книге «Оксфордский попутчик разума» (под редакцией Ричарда Л. Грегори, 1987 год) рассматривает страх и мужество в одной направляюще-подкрепляющей связи. И все же проводит важное различие между острым страхом, который провоцируется «реальным стимулом» и быстро проходит после исчезновения этого стимула (например, страх перед змеями) и хроническим страхом, не зависящим от чего-то реально существующего и поэтому являющимся более сложным. Страх старения, одиночества или неудачи являются примерами хронических страхов, каждый из которых обусловлен долговременными отклонениями в поведении, основанными на желании избежать активации страха.

Согласно Рэчмену, мужество – это «настойчивость вопреки страху», что согласуется с требованием Джефферс «действовать, несмотря ни на что» и с мнением Ли относительно максимального использования профессиональных возможностей. Конечно, необходимо развивать мужественность таким профессионалам, как солдаты и пожарные, для их опасной работы. Для них обычно проводится обучающий тренинг от введения в опасные ситуации до их разрешения. Психологи называют его «десенсибилизацией» – пошаговым разбором страхов на составляющие элементы, которые затем прорабатываются в процессе обучения и практики (не отличается от «метода экспозиции» в когнитивно-поведенческой терапии).


РАЗВИТИЕ МУЖЕСТВА – МОТИВАЦИЯ

Помимо десенсибилизации к страху Рэчмен указывает на необходимость другого фактора «тренировки мужества» – мотивацию или «желание» применять к себе наиболее волнующую часть цитаты Карнеги. Если мы желаем чего-то в достаточной степени, то, конечно, сможем развить в себе мужество действовать, чтобы добиться вожделенного.

Тем не менее следует остерегаться безрассудства, которое может быть побочным эффектом желания. Наличие долговременных целей должно помогать нам (см. часть третью), поскольку мы становимся мотивированными, причем не желаниями, а планами по достижению целей, что также улучшает рассудительность (см. ниже), помогая оценить разницу между мужеством и бравадой.

А вот бесстрашие не в чести, вопреки Рэчмену, приводящему в качестве примера парашютистов и рассматривающему подобное состояние возможным. По его мнению, ветераны прыжков способны достичь бесстрашия, только когда действуют в рамках своей зоны комфорта и больше «не раздвигают границы». Однако для того чтобы добиться прогресса, мы должны принять страх в качестве постоянного спутника, возведя мужество в ранг основной необходимости.


ЭКСТРАВЕРСИЯ – БЕСПЕЧНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Тем не менее мужество не следует путать с экстраверсией (также пишется «экстроверсия»), несмотря на, казалось бы, аналогичные внешние проявления в поведении. На самом деле экстраверсия является типом личности: разделение на интровертов и экстравертов популяризировал легендарный психолог Карл Юнг (см. «Что говорят психологи» в конце книги).

Экстраверт излучает энергию во внешний мир, что делает его общительным и беспечным энтузиастом, но также потенциально поверхностным, легкомысленным и неуравновешенным. Личная энергия интроверта обращена вовнутрь, наделяя его воображением, делая самодостаточным и склонным к размышлениям, но также потенциально застенчивым, сомневающимся и замкнутым.

Конечно, для сомневающихся в себе людей это может немедленно стать откровением. Вот в чем причина нашей неспособности к социальной адаптации и недостатка уверенности в себе на протяжении всей жизни: мы просто интроверты! Тип личности Юнга, основанный на древнем культурном наследии.

Конечно, интроверты «как правило, более сдержанны и менее склонны высказываться в больших группах, – пишет Рос Тейлор в своей книге «Уверенность на работе» (2011 год). – Они зачастую получают удовольствие от уединенных занятий, таких как чтение, писательство, рисование и работа на компьютере».

Тейлор отмечает, что архетипичный художник, писатель, композитор или скульптор, как правило, интроверты, что делает интроверсию потенциально желательным качеством.

«Интроверты склонны получать удовольствие, проводя время в одиночестве, и находят менее приятным нахождение в кругу большого количества людей, хотя обычно получают удовольствие от общения с близкими друзьями», – говорит Тейлор.

Тем не менее, несмотря на очевидные преимущества того, чтобы неуверенные в себе люди причислили себя к интровертам, нас беспокоит уверенность, которая – по крайней мере, внешне – должна обладать качествами экстраверта. Во многих случаях обществу по-прежнему кажется, что интроверсия – это такой недуг, требующий лечения, поэтому, будучи интровертом, вряд ли удастся повысить уверенность в себе.

«Наша культура ценит и поощряет качества экстравертов», – утверждает психоаналитик Марти Ольсен Лэйни в книге «Преимущества интровертов» (2002 год), вторя Юнгу, который говорил, что, к сожалению, общество благоволит экстравертам.

Описывая современный мир как рок-концерт, а не как музейную экскурсию, Ольсен Лэйни полагает, что мы «активно взаимодействуем с экстравертами, но отсеиваем интровертов». С раннего детства интровертов заставляют чувствовать себя не в своей тарелке – как будто с ними что-то не так и их сдержанность при взаимодействии с миром необходимо преодолевать. Ольсен Лэйни частично обвиняет в этом современную психологию, включая даже теорию (экстраверта) Зигмунда Фрейда, утверждающую, что «социально-психологическая состоятельность» возможна лишь для тех, кто взаимодействует с внешним миром. Фрейд считал интроверсию расстройством, даже патологическим состоянием, хотя его утверждения противоречили более интровертированному Юнгу.

Тем не менее нам также стоит повременить с вынесением вердикта о том, что экстраверсия необходима для обретения уверенности в себе. Ольсен Лэйни стремится подчеркнуть, что быть интровертом не то же самое, что быть застенчивым (см. часть четыре). Это просто тип темперамента. И предпочтение уединения или ограниченного социального общения, по словам Ольсен Лэйни, не делает нас «одиночками», а самососредоточенность, внимание к деталям и способность к концентрации являются достоинствами, которые следует ценить. Согласно Ольсен Лэйни, интроверты достигают успеха столь же часто, как экстраверты, причем даже в таких областях, в которых экстравертированность считается необходимым качеством. Она приводит в пример Грейс Келли и Клинта Иствуда, и даже комедийного артиста Стива Мартина, известных интровертов, наверняка использующих свою интровертированность, чтобы преуспеть в сферах, занятых экстравертами.


ЭКСТРАВЕРТЫ И ВЛИЯНИЕ АДРЕНАЛИНА

По словам Ольсен Лэйни, химия мозга может влиять на предрасположенность к экстраверсии или интроверсии. Такие химические вещества, как допамин, адреналин и ацетилхолин, регулируют кровоснабжение головного мозга. Зарегистрированы существенные различия между балансом химических веществ и как следствие кровоснабжением разных отделов мозга. У интровертов доминирует ацетилхолин, который повышает кровоток в областях мозга, ответственных за внутреннюю обработку информации: запоминание, решение проблем и планирование. Что касается экстравертов, у них преобладает влияние допамина и адреналина, при этом усиливается кровоснабжение областей мозга, отвечающих за обработку внешних сигналов: зрительных, слуховых, осязательных и вкусовых ощущений.

Эти различия химических процессов в головном мозгу становятся причиной того, что у экстравертов, по словам Ольсен Лэйни, преобладает «система включения полной скорости» – такое состояние нервной системы позволяет активно расходовать энергию. Что касается интровертов, их нервная система нацелена на торможение и, следовательно, сохранение энергии. «Система включения полной скорости» реагирует преимущественно по принципу «сражайся или беги», она увеличивает частоту сердечных сокращений и усиливает отток крови от мозга, что в социальных ситуациях может поставить экстравертов в затруднительное положение, обычно с ужасом наблюдаемое интровертами.

Интроверты действительно могут вынуждать экстравертов испытывать дискомфорт и наоборот. Осторожность и осмотрительность интроверта создают у беспечного экстраверта впечатление, что его осуждают. Между тем медлительная и более глубокомысленная речь интровертов контрастирует с порой бездумными высказываниями экстравертов, которые зачастую «говорят, что думают» и тем самым могут ненароком обидеть интровертов. Это может оказывать значимое влияние на партнерские отношения: мужчина-интроверт часто чувствует себя подавляемым женщиной-экстравертом, а интровертированная женщина считает, что мужчина-экстраверт ее игнорирует. Между тем два экстраверта могут конкурировать за внимание окружающих к себе, тогда как двое интровертов рискуют стать изолированными от общения с окружающими и даже друг от друга.


АСОЦИАЛЬНЫЙ ТИП ТЕМПЕРАМЕНТА

Тем не менее при всем стоицизме интровертов мы по-прежнему сталкиваемся с тем, что интроверсия – это тип темперамента, являющийся отклонением от социального поведения. Она может пагубно повлиять на чувство собственного достоинства, подорвав уверенность в себе. Согласно Ольсен Лэйни, если интроверты хотят добиться успеха, они должны быть готовы выйти за пределы своей зоны комфорта – особенно в социальных ситуациях (в том числе при взаимодействиях на рабочем месте), сохраняя при этом достоинства интроверта.

Предложения следующие (с некоторыми моими мыслями по этому поводу):

 Сохраняйте спокойную уверенность. Знайте, что вы, как интроверт, наверняка обладаете навыками, способностями и талантами, намного превосходящими шумных экстравертов вокруг себя. Это осознание должно привести вас в состояние спокойной уверенности (чувство удовлетворения), но не высокомерию или раздутому самомнению. Впрочем, гипертрофированное самолюбие никогда и не было характерно для интроверта.

 Слушайте. Помните, что способность концентрироваться, сосредотачиваясь на конкретной области, делает вас сильным слушателем, а это крайне важное качество в любой социальной ситуации (см. часть четыре). Экстраверты всегда слишком заняты, чтобы слушать, – они говорят сами, несмотря на то что умение слушать является ключевым социальным фактором достижения успеха, на что указывает, к примеру, Дейл Карнеги в своей книге «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» (1936 год). И в этом преимущество интровертов.

 Наблюдайте. Будьте тем, кто замечает детали о мире и людях вокруг – например, старания персонала гостиницы или новую прическу подруги. Опять же, Карнеги это одобряет. Как правило, экстраверты склонны мчаться с одного общественного мероприятия на другое, мало на чем фокусируясь при этом. А вот интроверт тем временем замечает больше и соответственно получает больше удовольствия.

 Будьте осведомленным. Не забывайте и об экстравертах: о социальных минах, которые он или она могут не заметить и наступить – это поможет вам, как интроверту, ловко увести экстраверта прочь и предотвратить катастрофу. Даже если им удастся обойти опасность или принять ее, все равно ваши умения могут пригодиться.

 Мыслите нестандартно. Предмет беседы нередко диктуют экстраверты, однако у них нет монополии в этом отношении. Забавное замечание, способное увести беседу в другое русло (или так называемое «гугли» – термин в крикете, означающий подачу мяча, который вращается и им трудно играть), зачастую становится тем самым способом дать окружающим возможность оценить ваше остроумие или мудрость. И все-таки когда вы резко обрываете экстраверта, это может быть чревато ответным ударом (подрывающим вашу уверенность в себе), так что лучше не злоупотреблять.


СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА, НЕОБХОДИМАЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ

Как бы то ни было, уверенность происходит также от того, находитесь ли вы в правильной части социального уравнения относительно ожиданий экстравертированности (или наоборот). Если господствует культура экстраверсии, интровертам наверняка добавят душевных ран вдобавок к их острому чувству неловкости, хотя это может иметь и обратное влияние. Иногда я всерьез считал себя истинным экстравертом, когда был ребенком, хотя и не соответствовал своему социальному окружению. Как и у большинства англичан, выросших до восьмидесятых годов, мое воспитание было направлено на избавление от экстравертированности, или «показушности», как это называли, что, конечно же, внесло вклад в мое уже сформировавшееся представление о себе как о неуверенном и одиноком человеке.

Таким образом, у воображаемой оси «интроверт – экстраверт» не существует правильной стороны для тех, кто хочет обрести уверенность. В то время как экстраверсия способна дать мужество, интроверсия поддерживает личную эффективность – оба этих качества являются необходимыми составляющими для обретения уверенности. Лучший выход заключается в том, чтобы решить, с какой стороны данной оси находитесь вы, принять это и сосредоточиться на преимуществах своего положения.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Мужество означает способность действовать вопреки страху, что возможно путем применения метода «десенсибилизации» и при наличии сильной мотивации. Интроверты могут чувствовать себя неполноценными относительно шансов обрести уверенность, однако на самом деле они обладают многими преимуществами.

8. Доверие и суждения

Как поведает вам любой справочник, слова «доверие» и «уверенность» содержат общий корень. Однако доверие, о котором мы ведем здесь речь, связано с отношениями. Это означает наличие внутренней уверенности в отношении других людей. В этой связи доверие является крайне необходимым строительным элементом для возведения уверенности – не в последнюю очередь потому, что недоверие разрушает уверенность в себе гораздо эффективнее, чем почти все другие рассматриваемые внешние факторы.

Доверие, безусловно, является моей проблемной областью – сначала я был слишком доверчив (пожалуй, чересчур эмоционально вкладывался в конкретного человека), прежде чем отклониться в сторону недоверия, как будто действия окружающих подтвердили мое бессознательное убеждение, что предательство неизбежно. Подобные колебания были характерны как для моей профессиональной, так и личной жизни, уничтожая дружеские и партнерские отношения на протяжении многих лет. Опять же, внося при этом сумятицу и усугубляя мою изолированность от окружающих, формируя личность неуверенного в себе человека.

Как бы то ни было, я прав в одном: доверие важно.

«Доверие является «клеем», на котором держится вся наша жизнь, – говорит Стивен Кови в книге «Восьмой навык» (2004 год). – Его нельзя подделать, при этом [истинное доверие] редко достигается с помощью одного значительного усилия».

Кови рассуждает об отношениях как об эмоциональном банковском счете, на который можно делать вклады и с которого снимаются средства – доверие валюта подобного счета. Когда мы пытаемся кого-то понять, то делаем вклад, тогда как стремление найти понимание других – это снятие со счета. Извинения (за что угодно) – это вклад, так же как и прощение. Гордыня, обман, затаенные обиды – все это снимает доверие со счетов.

Когда мы снимаем со счета слишком много, то попадаем в овердрафт. Продолжите снимать средства – и ваш счет могут закрыть или же кредиторы потребуют возмещения ущерба – возможно, опустошая другие счета доверия (тем самым подрывая наше положение внутри группы). Поэтому, чтобы преуспевать, мы должны стремиться оставаться в плюсе, пополняя банковский счет своих отношений. Это окажет самое благотворное влияние на уверенность в себе.


ШКАЛЫ ДОВЕРИЯ

Аналогия Кови не для всех, однако в ней есть здравое зерно: чтобы другие нам доверяли, сначала требуется заслужить доверие. Мы должны вести себя таким образом, чтобы вызывать доверие, прежде чем ожидать от других, что они станут нам доверять или пытаться заслужить доверие.

Потенциально это серьезный барьер для неуверенных в себе людей, не в последнюю очередь из-за их прошлого, которое наверняка полно примеров (зачастую с субъективной оценкой) преданного доверия. Тем не менее, изменив направление движения, – доверяя и являясь достойными доверия, прежде чем просить о доверии к себе или ожидать, что нас будут считать заслуживающими доверия, – мы можем начать ослаблять влияние обратных доказательств, причиной которых стал отрицательный опыт.

По крайней мере, так считает Кови, хотя многие неуверенные в себе люди по-прежнему настроены скептически – вероятно, потому, что знают: уверенные в себе люди редко делают вклады и постоянно снимают средства со счетов отношений. Конечно, сложно проверить наличие уверенности у других людей, исключая случаи хорошо замаскированной неуверенности. Мы можем рассматривать доверие как неизменное понятие, и потому оно, вероятнее всего, разрушится при первом же событии, которое будет расценено как предательство. Такова позиция консультантов по управлению изменениями Денниса С. Рейны и Мишель Л. Рейны. Их прагматичный подход в книге «Доверие и предательство на рабочем месте» (1999 год) заключается в утверждении, что способность доверять снижается по четырем основным шкалам.


1. Идеализм – прагматизм. Быть идеалистом означает слепо доверять (иногда такое слепое доверие называют верой), тогда как прагматичность означает более рассчитанное доверие. Низкая уверенность в себе часто сопровождается идеалистическим подходом к доверию, и это делает его хрупким. Мы доверяем безраздельно, слепо, а затем полностью теряем доверие, когда наши нереальные ожидания оказываются обманутыми (это определенно мой опыт).

2. Реалистичность – абстракция. Реалистичное доверие требует убедительных доказательств в качестве основания доверять кому бы то ни было. Это настороженное отношение к другим с необходимым условием, чтобы окружающие развеяли подозрения, доказав, что они стоят доверия. Абстрактное доверие допускает неясность и неопределенности, в этом случае не существует каких-то общих правил в отношении доверия. В таком случае человек доверяет кому-либо, пока события не докажут обратное.

3. Простота – сложность. Простое доверие делит мир на черное и белое. Между тем сложное доверие замечает оттенки серого и воспринимает различные качества одного человека.

4. Дифференциация – отсутствие дифференциации. Аналогично недифференцированное доверие рассматривает группы людей (например, все мужчины или все христиане) либо заслуживающими доверия, либо нет. Это обобщение часто негативно. Дифференцированное доверие обращено к отдельным людям с тонкими различиями внутри групп.


Исходя из вышеизложенного легко сделать вывод, в чем допускают ошибку относительно доверия неуверенные в себе люди. Мы слишком часто идеализируем (слишком много инвестируем в веру/доверие), ищем конкретных доказательств, прежде чем довериться, делим вещи на черное и белое и относимся недифференцированно – то есть склонны обобщать. Устойчивое (и, следовательно, способствующее возведению уверенности) доверие происходит из прагматичного подхода, принятия неопределенностей и сложностей доверия, а также отказа от обобщений.


КАК СПРАВИТЬСЯ С ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ

Понятно, что главный аспект доверия (конечно, я имею в виду себя) – это восстановление доверия после предательства – реального или воспринятого нами как оное. Речь идет о моментах, которые разрушают способность доверять, снижая уверенность в себе, причем не в последнюю очередь потому, что не зависят от нас: разрушена наша вера в других – это лишает нас независимости и ощущения безопасности.

«Предательство как мигрень. Оно забирает энергию и жизненные силы», – пишут Рейна и Рейна. Тем не менее мы не бессильны. Согласно данным авторам, существует семь этапов исцеления (опять же, с включением некоторых моих мыслей).


1. Осознайте, что произошло, и признайте случившееся. Невозможно что-либо решать, пока вы отрицаете очевидное.

2. Примите боль. Да, ваша утрата горька. То, что случилось, расстраивает, так что расстраивайтесь. Однако существуют пределы как для глубины боли, так и для продолжительности ее переживания, и стоит подумать об этих границах, чтобы боль не навредила нашим дальнейшим действиям.

3. Найдите поддержку. Поговорите со сверстниками, которым вы можете доверять. Остерегайтесь возможного подсознательного стремления создать коалицию против того, кто предал.

4. Пересмотрите полученный опыт. По крайней мере, вы получили урок, так что хотя бы попытайтесь быть объективными. Например, это не должно стать уроком недифференцированного недоверия. Не доверять всем мужчинам/женщинам или всем начальникам/работникам нелепо и чревато тем, что вы навредите самим себе, даже если избежали «полосы неудач», связанной с этой группой.

5. Примите на себя ответственность. Признайте свой вклад в ситуацию предательства: возможно, вы слишком многое обещали, у вас были нереалистичные ожидания или двусмысленные заявления.

6. Простите. И себя, и вашего противника, да и любого, кто имеет к этому отношение. Конечно, это может занять некоторое время, однако осознание, что прощение необходимо, поможет ускорить процесс. А еще поможет избежать следования тем «правилам жизни» (что обсуждались в части первой), которые наносят вред неуверенным в себе людям вследствие их непреклонности.

7. Установите новые правила. Установите свои правила, позволяющие дифференцированно действовать в будущем и по меньшей мере избегать установления стандартов, которые вынуждают вас и других людей действовать исходя из крайностей шкал доверия.


Да-да, все это очень хорошо в теории. Реальность может быть слишком болезненной, чтобы сосредоточенно обдумывать ее, по крайней мере, сразу. Тем не менее существует золотое правило, которое можно применить относительно доверия – общение. Почти всегда потерянное доверие становится внутренним монстром, который кормит нас преувеличенной информацией о степени утраты и вреде для благополучия. Эти внутренние послания необходимо оспаривать – не отрицанием, но общением с другой стороной. Если мы перекроем каналы, то подтвердим свои худшие страхи: возможно, потому, что увидим то, чего ожидаем (в результате нанося вред своей уверенности).


СМЕЩЕНИЕ СУЖДЕНИЙ

Конечно, проблемы с доверием оказали влияние на мои суждения. Это неудивительно, потеря доверия может разрушить способность к формированию суждений, при этом мы будем принимать потенциально вредные, но самореализующиеся решения, основанные на страхах и неуверенности.

Понятие самореализующихся суждений известно как «смещение суждений» – склонность людей оказывать предпочтение информации, которая подтверждает их предвзятые мнения с потенциальным игнорированием или уменьшением значимости информации, которая способна оспорить эти предположения.

Почти все позволяют себе смещение суждений. Для очень уверенных в себе людей это часто приводит к принятию желаемого за действительное – они более удачливые или опытные, чем есть на самом деле. Это такой благой (в основном) самообман, хотя он может поощрять поведение, способное навредить, – например, пристрастие к азартным играм или склонность принимать плохо продуманные, рискованные решения.

У неуверенных в себе противоположная проблема: смещение суждений нарушает способность рассуждать и действовать. Такое смещение суждений касается всего, что мы делаем. Когда идешь в магазин с уверенностью, что не заслуживаешь внимания как покупатель, а торопливый продавец действительно не уделяет особого внимания (возможно, потому, что его отвлекают), то судишь об этом как о подтверждении своего низкого статуса.

Смещение суждений причиняет вред даже воспоминаниям о прошлых событиях, заставляя переписывать собственные истории, чтобы они соответствовали потенциально негативным представлениям о себе. Даже на встречи в прошлом мы глядим сквозь новую призму: предвзятость переделывает все в угоду нашим поздним суждениям.

Пожалуй, самыми разрушительными видами смещения суждений (по крайней мере, внешне) являются расовые стереотипы – мы видим определенную этническую группу и замечаем лишь то, что подтверждает наши предвзятые представления об этой группе. Впрочем, такие же смещения действуют и внутри сформировавшейся группы и даже внутри группы друзей, особенно когда кто-то из них раздражает (см. подробнее о предвзятости в части пятой).


ЭВРИСТИЧЕСКОЕ ПРИНЯТИЕ НЕВЕРНОГО РЕШЕНИЯ

Смещения суждений известны под названием «эвристики». Еще их называют «правилами большого пальца», и они являются «кратчайшими мыслительными путями», которые используют для ускорения принятия решений. Однако у неуверенных в себе людей они присутствуют и в случае, когда что-то идет не так. Как показывает эвристическое смещение суждений, мы способны использовать негативные представления для принятия решений, которые их подтверждают. Осознание является важным шагом на пути к предотвращению подобных отклонений, нарушающих формирование суждения.

Еще одним видом эвристики, способным влиять на формирование оценок и суждений, является «эвристика представленности», когда имеется тенденция распределять смещение суждений по категориям (возможно, на основании случайных событий или вероятностей). Психолог Скотт Плаус объяснил «эвристику представленности» в своей книге 1993 года «Психология оценки и принятия решений», используя пример Линды, «активной приверженки идей о социальной справедливости». Исследуемой группе задали вопрос, что наиболее вероятно: «Линда является кассиром в банке» или «Линда – кассир в банке и в то же время активистка феминистского движения»? Большинство выбрали второй вариант. Несмотря на то что существует несоизмеримо большее число банковских кассиров, нежели кассиров-феминисток, респонденты обратили внимание на слова «идеи социальной справедливости» и «активистка феминистского движения», выведя из этого нелогичную связь.

Еще одним примером «эвристики представленности» может служить пример «заблуждения игрока» по поводу того, что прошлые события влияют на исход будущих: классическое предположение о том, что шарик рулетки будет продолжать выпадать на красное (или что должен наконец выпасть на черное), тогда как предыдущие результаты не влияют на будущие. Конечно, тогда как уверенные в себе люди могут предполагать, что удача их не оставит, неуверенные будут основываться на «эвристике представленности», чтобы подтвердить убеждение в своей неудачливости.

Третий распространенный вид эвристики, согласно Плаусу, относится к «доступности», – т. е. информация, которую мы используем для оценки вероятности наступления событий. Это та самая эвристика доступности, что заставляет людей покупать лотерейные билеты из-за широкой известности больших выигрышей, заставляя неверно оценивать вероятность собственного выигрыша. И это та самая эвристика доступности, вызывающая страх полетов, поскольку авиакатастрофы широко освещаются в СМИ и кажутся более частыми, чем происходят на самом деле.


РАЗВИТИЕ КРИТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Таким образом, выход за рамки эвристики является важной частью развития уверенной способности к рассуждению. Однако в мире, в котором так много сложностей, делать это все труднее, и мы остаемся заложниками автоматических (и, как правило, негативных) оценок, которые с раннего детства давят бременем на неуверенных в себе людей. Один из способов обойти это (по крайней мере, согласно педагогам-психологам Ричарду У. Полу и Линде Элдер) заключается в развитии «критического мышления».

В своей знаковой книге 2002 года «Критическое мышление» Пол и Элдер описали людей с критическим мышлением (т. е. способных формировать здравые суждения) как тех, кто обладает «интеллектуальными добродетелями», стимулирующими принятие положительных решений. К таким добродетелям относятся: скромность, мужество, сочувствие, честность, настойчивость, способность рассуждать, автономность (т. е. способность мыслить независимо) и беспристрастность. Обладать всеми этими составляющими кажется непосильной задачей для неуверенного в себе человека, жизнь которого омрачена постоянными суждениями, основанными на подтверждении своих негативных представлений. Но на самом деле это лишь немного сложнее, чем развить гибкое мышление по Дуэк. Это путь к здравым рассуждениям, который изменит многое. И его можно логически обосновать, разделив суждение на составляющие.


Согласно Полу и Элдер, составляющие таковы.

 Цель. Чего вы стремитесь достичь своим суждением?

 Точка зрения. С какой позиции вы рассматриваете вопрос в настоящий момент?

 Предположения. Какие предположения вы делаете в настоящий момент и какие следует рассмотреть?

 Последствия. Каковы вероятные последствия какого-либо суждения?

 Информация. Какая информация требуется и имеется ли она в вашем распоряжении?

 Выводы. Какие выводы можно сделать из уже имеющейся информации?

 Основные понятия. Какие «принципы» или «теории» (или даже эвристики) имеют место и заслуживают ли они быть рассматриваемыми?

 Вопросы. О чем вам на самом деле стоит спросить себя на протяжении всего процесса принятия суждения и в какой его части вопросы остаются без ответа?


Создается впечатление, что мы просим слишком многого от человека, пытающегося улучшить процесс принятия суждений. Однако критическое мышление на самом деле является естественным процессом, который, согласно Полу и Элдер, развивается с опытом. Применяя приведенное выше логическое обоснование, мы просто заставляем сознание активно участвовать в мыслительном процессе.

«Критическое мышление во время формирования суждения увеличивает его рациональность посредством того, что повышается уровень паттерна принятия решения с выведением на сознательный уровень. А это приводит к обдуманному выбору», – говорят Пол и Элдер.

И если это звучит как трактат о принятии отсроченных решений, возможно, так оно и есть. Хорошие решения принимаются медленно – не в последнюю очередь потому, что быстро принимаемые решения часто кажутся пугающими и провоцируют противодействие.


ОСНОВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ФОРМИРОВАНИЯ СУЖДЕНИЯ: ОПЫТ

Спешу сказать то, что является спасительной благодатью для чувствующих, что им не хватает способности к формированию суждений – она улучшается с возрастом. В своей ставшей хитом книге «Тайны мозга взрослого человека» Барбара Страук утверждает, что способность формировать суждения и мудрость являются одними из основных неврологических даров старения.

К примеру, в одной главе она фокусируется на работе Томаса Гесса, психолога государственного университета Северной Каролины, который провел десятки социальных исследований и пришел к выводу, что в среднем возрасте (45–60 лет) «мы формируем суждения об истинных качествах других гораздо лучше, чем в более молодом или старшем возрасте».

Согласно Страук, это не просто показатель опыта, хотя он способен помочь. Это функция долгоживущих мозговых клеток, призванных управлять перемещениями по «человеческому ландшафту сознания», как выражается автор. «Исследования с проведением сканирования мозга показывают, что области лобных долей коры, которые преимущественно отвечают за регуляцию эмоций, с возрастом атрофируются медленнее, чем другие отделы мозга», – пишет Барбара.

Это подкрепляется еще одним «приятным бонусом» среднего возраста – мудростью. Да, клише, но также и истина – и одна из крайне необходимых составляющих для суждения, требующихся для повышения уверенности в себе. Понятие о мудрости как об «особом сочетании состояния ума и сердца» (хотя некоторые нейробиологи с подозрением относятся к данному утверждению) глубоко укоренилось в большинстве культур. Обучаясь и приобретая опыт, большинство, кажется, согласны с тем (даже если это не подтверждено), что способность формировать оценочные суждения улучшается едва ли не волшебным образом.

Страук приводит известную цитату Уильяма Джеймса о том, что «искусство быть мудрым состоит в умении знать, на что не следует обращать внимания», и я думаю, что это имеет прямое отношение к уверенности. В зрелом возрасте мы уже научены, что негативные последствия использования всей полученной информации нужны для того, чтобы попытаться получить преимущество – даже если это просто распространение сплетен с целью насолить коллеге или приятелю. Однако неиспользование такой информации является тем, что Лаура Карстенсен и Мара Мэзер называют эмоциональной регуляцией. Как по мне, это звучит как альтернативное сильное описание и мудрости, и способности эффективно формировать суждения; и не только потому, что распространение сплетен и пакостничество являются характерными качествами неуверенных в себе людей.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Доверие важно для уверенности, однако требует прагматизма, способности мыслить абстрактно и в то же время учитывая сложности и дифференциацию. При формировании суждений требуется знать о «правилах большого пальца», которые способны нарушать процесс объективного принятия решений, а также о гибкости мышления. Кроме того, эта способность улучшается с возрастом.

Часть третья. Успех

9. Самоопределение

В фильме 2010 года «Социальная сеть» о создании Facebook есть сцена, происходящая в ночном клубе. Основатель Napster Шон Паркер обращается к Марку Цукербергу. Привлекательный, хорошо одетый, потягивающий дорогие коктейли, крайне уверенный в себе, он рассказывает неуверенному, странноватому, социально неадаптированному Цукербергу об открывающихся перспективах. Однако, несмотря на всю уверенность, в голосе Паркера звучит нотка болезненного сожаления, когда он вспоминает эффектный взлет и падение Napster.

«Napster не был провалом, – говорит Шон. – Он изменил историю музыки навсегда, и изменил к лучшему».

Тем не менее Паркер признает, что вызвал раздражение у многих, а это не назовешь хорошим бизнесом. Но в любом случае, это было Нечто – а следовательно, большое-большое достижение.

«ВК [венчурные капиталисты] хотели сказать что-то типа «хорошая идея, малыш, но взрослые начнут прямо сейчас», – уныло замечает Шон и тут же восклицает, склоняясь к Цукербергу: – Не в этот раз! Это наше время. Ты вручишь им визитную карточку, на которой будет написано: «Я генеральный директор, уроды!»

Эта сцена восхищает меня тем, что Паркер полностью, до самой глубины, уверен в себе и пытается передать эту уверенность Цукербергу. И это несмотря на провал с Napster! Такую уверенность порождает лишь успех. Она делает Паркера хладнокровным, ярким и слышимым даже сквозь громкую музыку и в тусклом свете. Она увеличивает его привлекательность (хотя в этом есть и заслуга Джастина Тимберлейка, исполнителя роли). Ситуация демонстрирует основное различие между двумя мужчинами, когда Шон говорит Марку: «Взгляни на меня: я – это ты в будущем».

«Вот как выглядит и пахнет успех, – улыбается он. – Разве это не круто?»

Конечно, Голливуд не обращает внимания на нюансы, а рисует основными цветами палитры, играя на резком контрасте. Однако для того, чтобы быстрее понять основную идею, нельзя выразиться более удачно: если вы желаете обрести уверенность, пойдите и что-нибудь сделайте. Достижение. Успех. Потому что ничто не способно заменить уверенность от достигнутого успеха.

Когда дело касается уверенности, достижение является и золотом, и серебром, и бронзой. вместе взятыми.


ТАМ, ГДЕ НАЧИНАЕТСЯ ТРУД

Как быть с этим удручающим для неуверенных в себе людей утверждением, ведь они, возможно, считают, что успех – это не для них? Не стоит расстраиваться. Вы правы, если понимаете, что вот здесь-то и начинается работа. Здесь мы переходим от теории к практике, метафорически сменив листок с ручкой на каску и сапоги.

Как уже говорилось, никто не собирается вручать вам уверенность. И, понятно, она не сойдет к вам со страниц книги. Конечно, есть вещи, которые необходимо знать, однако многое придется сделать самим. Вот в чем суть: разобравшись с мыслями, которые выводят нас из строя (или, по крайней мере, осознав их), и развив в себе положительные качества уверенности, надо действовать. Потому что, лишь действуя и добиваясь успеха, вы обретете истинную, устойчивую уверенность в себе. Только тогда вы сможете – подобно Шону Паркеру – узнать, как выглядит и пахнет успех.

Находясь в третьей (из пяти) части книги, вы нацелены на достижение успехов. Тем не менее это все еще подножие самой высокой горы, на которую вы однажды подниметесь, рассуждая, удастся ли добраться до вершины (особенно если, как и я, не уверены в себе и у вас довольно слабый опыт в достижении успеха). Однако при наличии решимости, усилий и планирования нет ничего невозможного. Единственный путь к вершине – это продвигаться к ней шаг за шагом, так же как единственный способ достичь прогресса – начать работать, используя все средства, что у вас есть, чтобы добиться цели.


ЦИКЛ СОВЕРШЕНСТВА

«Ум переоценен, – пишет психиатр Эдвард М. Хэллоуэлл в своей книге об успехе «Блистать» 2011 года. – Хорошие манеры, престижное образование, опыт, остроумие, красноречие, привлекательность – все это имеет значение, но слишком переоценено. Действительно важно то, как вы обращаетесь с тем, что имеете».

Хэллоуэлл исследовал, что же заставляет людей преуспевать на работе. Он заинтересовался недавними открытиями в области неврологии, которые указывают на пластичность мозга взрослого человека. То есть мозг обладает замечательной способностью изменяться, что позволяет «блистать» даже самым проблемным людям.

Применяя методический подход, Хэллоуэлл выделяет пять шагов в «цикле совершенства», которые могут быть сделаны теми, кто желает обрести уверенность путем достижения успеха.


1. «Подберите для себя подходящее занятие». Это ключевой фактор: никто не сможет достигнуть высот, занимаясь не своим делом и не на своем месте. Отправьте жокея участвовать в гонках «Формулы-1», и дело закончится аварией. То же самое и с нами: жизненно необходимо определиться, что есть «наше» и что нам следует делать. Как будет видно, это отчасти зависит от восприятия себя, а также от убеждений и ценностей, с которыми мы все еще продолжаем определяться.

2. «Устанавливайте связи. Самый значимый шаг». Как уже говорилось, неуверенные в себе люди могут обнаружить, что они изолированы от других. Они находятся в постоянном сужении круга общения, что еще больше подрывает их уверенность в себе. Между тем сильная, возрастающая уверенность формируется лишь благодаря расширению сети наших связей (см. часть четыре). От этого никуда не деться: даже такие помешанные на компьютерах личности, как Цукерберг и Паркер, нуждались в связях, чтобы добиться успеха.

3. «Старательно ищите у себя таланты, «откапывайте» идеи». Здесь Хэллоуэлл призывает к творчеству. Успех приходит из нестандартных мыслей. Это не означает быть бунтарем, а только лишь способным свободно мыслить и находить эффективные и оригинальные идеи.

4. «Борьба и совершенствование – усилия окупятся». Это означает, что нужно учиться справляться со стрессами, которые неизбежно сопутствуют росту и совершенствованию. Если вы решили достигнуть прогресса, добивайтесь. Если это поставит вас перед новыми проблемами, решайте и их тоже. Стресс является одной из таких проблем (см. часть пять).

5. «Блистайте: признание придает сил». Подобно философскому вопросу о падающих в лесу деревьях (издает ли дерево при падении какой-либо звук, если никого нет вокруг?), успех требует признания окружающих. Хэллоуэлл призывает руководителей (его основная аудитория) признавать достижения работников: публично, безошибочно, во всеуслышание. Впрочем, это справедливо для всех. Чтобы успех был действительно признан таковым, он должен иметь какую-то форму внешнего признания. Это не лишает нас автономности (которую мы должны усердно лелеять, чтобы уменьшить зависимость от чужого одобрения). Однако это означает человеческую потребность получить от кого-то одобрительное похлопывание по спине – возможно, от наставника или приятеля. Тем не менее мы по-прежнему остаемся главными судьями в отношении собственных достижений, так что анализ прогресса также крайне необходим.


НА ПУТИ К ЧЕМУ-ТО ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ

С чего же начать? Кажется, мы снова завязли в теории, но это лишь потому, что все еще работаем с самоопределением, без которого не встать на верный путь. Как утверждает Хэллоуэлл, вероятно, самой распространенной сегодня причиной отсутствия значимых успехов является то, что мы находимся не в том месте, вынужденные делать не свою работу. И это катастрофа для нашей уверенности, поскольку подобное положение дел приводит не только к тому, что мы обречены на провал. При этом снижается уверенность в себе, что может помешать нам когда-либо найти правильный путь.

На самом деле основная опасность на данном этапе заключается в том, что многие решения фиксируются на одной цели – свернуть с нынешнего курса, а не на активных поисках верного пути. Исходом становится череда изнурительных взлетов и падений, когда душевный подъем от того факта, что мы выбрались из своей тюрьмы, сменяется навалившейся усталостью от внезапного осознания, что нам нужно нечто другое.

Это настолько распространенная проблема для неуверенных в себе людей, что должна стать объектом самого пристального внимания на ранних этапах работы по обретению уверенности. Мы обязаны выяснить, кто мы и в чем должна заключаться наша деятельность. Только тогда сможем двигаться к позитиву, вместо того чтобы убегать от негатива.

«Важность анализа с целью истинного самоопределения до постановки целей трудно переоценить», – пишет мотивационный гуру Джим Кайро в своей эпохальной книге «Мотивация и самодисциплина» (1998 год).

Вообще Кайро указывает на то, что он называет «восемь шагов к успеху».


1. Займитесь самоопределением.

2. Определите свои ценности.

3. Поставьте перед собой цели.

4. Создайте общий план действий.

5. Изучите мотивацию.

6. Будьте дисциплинированны.

7. Добивайтесь результата.


Согласно Кайро, подобному развитию движения нельзя помешать, отсюда необходимость пристальной концентрации на самоопределении. Этого невозможно достигнуть в одночасье, так как неуверенные в себе люди часто имеют проблемы с самоопределением, у них возникает сложность с пониманием, кто они и что собой представляют. Конечно, можно быть в чем-то весьма уверенным, но чаще это не более чем маска, которая разрушается при встрече с более уверенным в себе человеком.


КАК НЕ НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ САМООПРЕДЕЛЕНИЕМ

Итак, как решить, кем вы являетесь? Прежде всего, Кайро призывает избегать самоопределения через внешние объекты. Автомобили, одежда, названия занимаемых должностей – все это хорошо и способно обеспечить недолгое повышение уверенности в себе. Однако проводить свою жизнь, собирая небольшие внешние подтверждения статуса, до крайности мелочно, и это лишь незначительно повысит уверенность, оставляя ее хрупкой.

Этот урок я усвоил на собственном опыте. Начиная работать в банке, был поражен общей одержимостью внутренними названиями должностей – не теми, которые указывают на сферу деятельности (как, например, руководитель отдела логистики), а теми, что обозначают звание, например, вице-президент. Достаточно скоро я тоже был заражен этой одержимостью, поскольку званием определялось, как другие относились ко мне. И в то время те, кто был отмечен более высокими званиями и внешне был более уверен в себе по сравнению с теми, кто ниже, в действительности имели лишь шаткую опору, маскирующую неуверенность. Ко мне настоящая уверенность в себе пришла не тогда, когда я полз вверх по скользкому столбу корпоративной иерархии, а после моего достижения, когда начал собственный бизнес. И каждый из нас должен найти эквивалент такого пути.

Существуют примеры куда мельче, чем стремление заполучить должность. Помню свой вечерний выход в оживленный отельный бар с видом на море в Коннектикуте. Он был слегка испорчен высокомерным и загорелым до бронзового оттенка владельцем яхты, который важничал и кичился своим внушительных размеров судном, пришвартованным прямо напротив. Мужчина излучал невероятную уверенность в себе: это было видно по тому, как он говорил и что делал, поскольку, конечно, имел на это право – вы только посмотрите на размер его игрушки! Однако вскоре, к ужасу героя вечеринки, в гавань скользнула яхта, которая возвышалась над его жалким суденышком, словно лебедь над куропаткой. Мужчина притих, его улыбка застыла, загар слегка поблек. И когда владелец большей яхты его не заметил, извинился и мрачно удалился в сторону своей теперь сильно уменьшившейся яхты – наверное, для того, чтобы в уединении проклясть свою бедность.

В чем суть? Хорошо иметь яхту, но не для того, чтобы использовать ее для самоопределения, словно костыль для уверенности в себе, – это рецепт скорее для обострения неуверенности, нежели для избавления от нее. На самом деле, подобно желанию избавиться от неуверенности, это нечто большее, чем негативная цель, – это болеутоляющее, а не платформа для роста.


ЛОВУШКА СТЕРЕОТИПОВ

Другой ловушкой для самоопределения, по мнению Кайро, является то, что мы прячемся за ярлык или стереотип: жена, отец, сын или даже добытчик или даритель. Это распространяется на любой стереотип: я черный (в обществе с преобладающей белой расой), или шотландец (живущий в Англии), или представитель рабочего класса (хотя теперь специалист). Опять же, подобное может поначалу утешать и казаться выгодным – возможно, ярлык позволяет другим классифицировать нас (это кажется основной потребностью человека). Однако это потенциальное ограничение, хотя бы потому, что большинство стереотипов основано на негативных обобщениях.

Конечно, я попал и в эту ловушку (причем увяз гораздо глубже, чем в определениях, связанных с материальными показателями). Я был озабочен негативным стереотипом «мальчик/мужчина из Эссекса» и в то же время достаточно часто прятался за ним, когда это было удобно. И по сей день я люблю описывать себя как «папа Джорджа» или «папа Эдди» со всеми приятно-положительными ассоциациями, с которыми это связано в моем сознании. Тем не менее оба этих определения могут выступать в качестве альтернативы развития реального меня, что становится понятным только из глубокого, осознанного исследования – кто же я и кого из себя представляю.

Это непростая задача, как вы можете видеть из того факта, что многие люди полагаются на идентификационные ярлыки, связанные с материальными благами или стереотипами. Даже предложение Кайро записать ответы на следующие вопросы имеет свои ограничения (хотя это упражнение стоит выполнить).

• Когда думаю о себе, чем я горжусь?

• Как бы меня описал лучший друг?

• Каковы три самые важные области моей личной жизни?

• Какие три самые важные функции я выполняю на работе?

• Как бы я описал свою «идеальную» карьеру?

• Позволяет ли нынешняя работа выразить мою истинную сущность?

• Таким ли видят меня коллеги, каким я вижу себя сам?

• Каким образом можно было бы реструктурировать мою нынешнюю работу?


На мой взгляд, неадекватность поставленных выше вопросов вполне очевидна, что вовсе не является критикой Кайро, скорее признание того факта, насколько сложно точно определить свою суть. А это означает, что не стоит ожидать, что все сказанное сработает сразу и по полной программе, что проработанное самоопределение прыгнет на вас на данном этапе (и, понятно, не после того, как вы ответите на ряд ограниченных вопросов). Как уже говорилось, это путешествие, а не пункт назначения, и такое упражнение поможет настроить компас, хотя понадобится корректировать направление на протяжении всего пути.


ОПРЕДЕЛЯЕМСЯ С ЦЕННОСТЯМИ

С учетом этого упражнение Кайро является полезным стартом, пока мы не перейдем к следующему этапу, на котором будем определяться с ценностями. По мнению автора, это «необходимый шаг к постановке полноценных целей». Необходимо определиться с нашими фундаментальными убеждениями, чтобы заложить основу и структуру для активной деятельности. В противном случае, говорит Кайро, жизнь не будет «гармоничной», то есть, по существу, мы будем жить во лжи с большой вероятностью разрушения уверенности в себе, когда тайное станет явным.


Кайро предлагает взглянуть на следующий список и поставить напротив каждого пункта оценку от 1 до 10.

• Безопасность

• Отношения с супругом/супругой

• Слава

• Счастье

• Собственный бизнес

• Уважение сверстников

• Богатство

• Отношения с детьми

• Работа/карьера

• Дружба

• Долгая жизнь

• Духовная самореализация

• Хорошее здоровье

• Семейные отношения

• Власть

• Уход на пенсию

• Путешествия

• Благотворительность


Тем ценностям, которые вы оценили выше всего, следует уделять восемьдесят процентов своего времени, они должны стать основой для постановки целей (см. ниже) и управлять действиями по их достижению.


ПРИНЦИПЫ, А НЕ ЦЕННОСТИ

И все же здесь нас подстерегает одна опасность – и как раз ее обозначил Стивен Кови в своей книге 1989 года «Семь навыков высокоэффективных людей».

«Банда воров может разделять какие-то общие ценности, – пишет Кови, – однако они являются нарушением основополагающих принципов… Принципы – это территория. Ценности – это карты».

Этим Кови показывает, что ценности имеют значение, помогая определиться с постановкой целей, однако если они не основаны на строгих принципах, то могут направить по неверному пути.

Да, утверждения Кови могут показаться нравоучительными и, возможно, слишком наставительными для тех, кто пытается обрести уверенность и для этого готов к компромиссам в отношении своих принципов. Но Стивен убежден, что только принципиальность поможет обрести устойчивую и постоянную уверенность в себе, а не ту хрупкую и ненадежную ее разновидность, что использует в качестве опоры материальные блага или громкие названия должностей.

Вообще автор рассматривает принципы как само собой разумеющееся.

«Они присущи всем людям, – утверждает он, – независимо от социальных условий». При этом признает, что их значимость может потускнеть вследствие отрицательного опыта. Это принципы справедливости, добросовестности и честности, а также человеческое достоинство и даже стремление к совершенству.

«Одним из способов быстро постичь очевидную природу принципов является простое рассмотрение абсурдности попытки жить эффективной жизнью, основанной на их противоположностях, – говорит Кови. – Я сомневаюсь, что кто-то будет всерьез рассматривать несправедливость, обман, подлость, бесполезность, посредственность и упадок в качестве прочной основы для стабильного успеха и счастья [и уж точно не для уверенности]».

Как мы уже увидели из примера с владельцем яхты в гавани Коннектикута, погоня за поверхностными или безнравственными ценностями может кратковременно повысить уверенность в себе (хотя это легко опровергнуть). Однако то же самое даст прием кокаина или стопка алкоголя, а ведь никто не предлагает подобные сильнодействующие средства в качестве средства для повышения уверенности в себе. Значит, советы Кови, хотя и принять их не так уж просто, остаются актуальными. Мы не можем убрать этические нормы из потребности в успехе – даже если неэтичное достижение цели поначалу сработает, это не будет обретением устойчивой уверенности в себе. Вместо этого придется провести свою жизнь, скрывая от окружающих, что мы мошенники и наша уверенность была достигнута путем уловок и махинаций.


А ЧТО С ЦУКЕРБЕРГОМ?

Итак, что же тогда с Цукербергом и Паркером, ведь их обоих можно обвинить в попрании принципов ради достижения цели? В конце концов, Napster часто упоминалось в связи с музыкальным пиратством, тогда как (согласно картине «Социальная сеть») Цукерберг был единственным главным героем, стоящим за идеей создания Facebook, которая в соответствии с фильмом в то время распространялась несколькими группами и единомышленниками Цукерберга на территории кампуса Гарвардского университета.

На самом деле фильм дает ответ по поводу обоих: предприятие Паркера потерпело неудачу (отсюда его чувство сожаления в ранее описанной сцене), хотя он изо всех сил старался отстоять благоприятное влияние изобретения на музыкальную индустрию (что в то время вряд ли можно было отрицать). А сражения Цукерберга с теми, кто был способен или неспособен сгенерировать идею, а также теми, кто мог или не мог ему помочь, стали легендой (и вокруг них закручен весь сюжет фильма). В конечном счете и Паркеру, и Цукербергу пришлось столкнуться с собственными демонами и дорого заплатить за сделку с ними – подтвердив таким образом, что принципы являются неотъемлемым требованием для достижения успеха.

Следовательно, когда мы преследуем цели для достижения успеха, следует убедиться, что принципы остаются главным приоритетом. Впрочем, на данном этапе нужно всего лишь отчетливо сформулировать их – например, записав (возможно, в своем ежедневнике). К примеру, мои принципы включают в себя веру в самосовершенствование (развитие гибкого мышления по Дуэк, не меньше), заботу о справедливости (то есть добиваться целей только честным путем) и стремление загладить вину, когда я веду себя не лучшим образом (а такое случается часто).

И мне просто нужно убедиться, что постановка целей совместима с этими принципами. Либо так, либо придется или пересмотреть принципы, или понять, что, несмотря на мои достижения, они не могут дать мне уверенность.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Когда дело касается уверенности, ничто не сравнится по эффективности с достижением успеха, хотя это означает, что придется усердно потрудиться. Для начала следует решить, кем вы хотите стать, избегая ловушек самоопределения, таких как материальные блага или эффектные должности. Кроме того, решающее значение для неуверенных в себе людей имеет приверженность строгим принципам.

10. Цели

Спросите, чем я зарабатываю на жизнь, и официальным ответом будет «управляю компанией по связям с общественностью». Спросите, в чем это заключается, и я скажу, что одним из важных аспектов моей работы является обучение юных выпускников писать сильные тексты – мне нравится этот процесс, потому что он дает мне чувство удовлетворения и как следствие повышает мою уверенность.

Однако суть в том, чему я учу их, и в центре этого процесса находится важность умения структурировать информацию. Выражение мыслей в логической, динамической и убедительной композиции придает им удивительную силу – хорошее структурирование материала способно оживить даже посредственную прозу. То же самое верно в отношении стремления к успеху. Структурирование имеет настолько большое значение (особенно для следующего этапа пути, на котором происходит определение целей), что способно помочь в преодолении других наших недостатков при стремлении к цели, таких как низкая уверенность в себе.

Как и в случае со статьями, постановка целей нуждается в некоем стержне, который проходит прямо через их центр. В этом заключается основное достижение – каждый элемент работает на продвижение вперед. Кроме того, необходим убедительный рассказ, в котором наши действия будут располагаться в порядке, обеспечивающем динамику и почти неизбежный прогресс. И, наконец, есть еще кое-что, называемое перевернутой пирамидой. В статье это вводная часть, которая дает представление о наших выводах – изменим в обратном порядке схему школьного эссе, состоящую из введения, основной части и выводов, и начнем сразу с заключения перед написанием последующих параграфов, в которых будет изложена основная информация. Конечно, это идеальная аналогия для постановки целей, когда требуется сформулировать заключение о результатах до того, как наметить путь движения к ним.


СОЗДАНИЕ ЧЕРНОВОГО ПЛАНА

Вообще нам следует объединить оба занятия и написать статью о наших целях: о том, чего желаем достичь и как собираемся это делать. Это будет нашим черновым планом, созданным документом, который мы должны написать, если желаем обрести уверенность посредством достижения успеха. Как только появляется точный и подробный план, из чего должны складываться наши достижения, возникает возможность воплотить их в жизнь.

Конечно, успех невозможен без постановки целей. Они должны соответствовать нашим принципам, поддерживать ценности и предлагать долгосрочное видение будущего. Также наш черновой план заполнит пробел между днем сегодняшним и субъективно воспринимаемым будущим. Поэтому следует не только изложить, что в конце концов должно представлять собой достижение, но и убедиться, что каждое наше действие станет уверенным шагом в нужном направлении.


НАЧИНАЙТЕ, ПРЕДСТАВЛЯЯ КОНЕЧНУЮ ЦЕЛЬ

Несмотря на некоторую креативную аналогию, я далеко не одинок в распространении идеи перевернутой пирамиды при постановке целей. В версии Стивена Кови, изложенной в книге «Семь навыков высокоэффективных людей», тот же принцип звучит как «начинайте, представляя конечную цель» (второй навык).

«Чтобы начать, представляя конечную цель, необходимо иметь ясное представление о пункте своего назначения, – пишет он. – Это означает знать, куда вы направляетесь, с тем чтобы лучше понимать, где находитесь сейчас, и чтобы предпринимаемые шаги всегда вели в правильном направлении».

Кови добавляет, что «начало с представления конечной цели основано на принципе, по которому все вещи создаются дважды: первый раз – в уме, второй – физически».

Достижение результата в уме крайне важно для неуверенных в себе людей, поскольку ответом многих на классический вопрос «Чего вы хотите?» будет: «Уверенности». Тем не менее это отрицательная цель, так как на самом деле ответом является «Перестать быть неуверенным в себе». И, несмотря на искренность этого желания, оно неэффективно, потому что не продвигает нас ближе к вполне реальным достижениям, которые как раз и способны помочь обрести уверенность.


ИЗБЕГАЙТЕ БЕСПОЛЕЗНЫХ ДЕЙСТВИЙ

Кови предостерегает против того, чтобы одерживать пустые победы – успех без учета пункта назначения будет быстро сброшен со счетов как бессмысленный. Конечно, прогресс может на время ободрить нас, но не сможет поддержать в моменты неизбежных неудач, поскольку, как утверждает Стивен, «мы прислоняем лестницу не к той стене». Что делает каждый наш шаг движением в неправильную сторону – мы можем осознать это лишь спустя годы, и это станет катастрофой для формирования продолжительной уверенности.

Следовательно, начиная с представления конечной цели, мы вынуждены провести немедленную и глубокую оценку поставленных целей, чтобы понять, что важные и обоснованные достижения значат для нас. Следует игнорировать достижения исключительно ради денег, власти или, возможно, влияния, поскольку этот голод неутолим. Подобные бесцельные победы не помогут обрести уверенность, потому что всегда найдутся те, у кого больше власти, денег и влияния. Успех, оцениваемый этими параметрами, ведет, словно по уровням в компьютерной игре, все глубже в лабиринты собственной уязвимости, и это будет не укреплять, а подрывать уверенность в себе.

Вместо этого стоит сосредоточиться не на безделушках, а на сути: не на яхте, как у мужчины в баре, и не на подруге-модели, а на своем достижении, которое изменит мир. Это наша версия Napster, которую необходимо создать, наш вклад в мировые достижения с успешным исходом предприятия, а не какая-нибудь ерунда, предлагаемая другим за деньги.


ПРИМЕНЕНИЕ НЛП ДЛЯ ПОСТАНОВКИ ЦЕЛЕЙ

Опять же, наверное, это все просто теория. Будущее сокрыто от взора – так, может, вообразим, что именно скрывается за завесой? На самом деле эта книга не сможет дать ответы, которые вы должны найти для себя сами, хотя и способна подсказать, где искать помощи в попытках заполнить пробелы созданием связного и последовательного плана.

Наиболее известная техника постановки целей использует метод нейролингвистического программирования (НЛП), которое представляет собой подход личностного развития, созданный в 1970 году Ричардом Бендлером и Джоном Гриндером. С тех времен НЛП выросло в доминирующий метод индустрии самопомощи (не важно, признает это сама индустрия или нет). Однако, так же как и в случае с первичной терапией (упомянутой в части 1), НЛП подвергается нападкам. Его называют всего лишь модным направлением психотерапии с малым наличием клинических данных о его эффективности в лечении психических расстройств (например, фобий и депрессии), при которых, как утверждается, НЛП облегчает состояние больных. Конечно, я считаю, что любой вид терапии, утверждающий, что способен исцелить глубоко вросшую в психику неуверенность, рискует быть чересчур многообещающим, но здесь рассматривается лишь подход НЛП к постановке целей.

Согласно британскому эксперту НЛП Робби Штейнхаузу, написавшему в 2010 году книгу «НЛП-коучинг», постановка целей должна включать в себя следующее (с некоторыми моими мыслями на этот счет).


1. Позитивность цели. Штейнхауз согласен с тем, что цели должны продвигать нас к позитиву, а не удалять от негатива (еще раз – «желание обрести уверенность» является негативной целью). Однако также он заявляет, что следует пойти еще дальше и перенести положительные желания на следующий уровень, задавая вопрос: «Что наиболее важно?» Некоторые «хотелки» (как яхты) – это всего лишь бутафория для кратковременного избавления от неуверенности, что делает их, опять же, не более чем негативным желанием.

2. Сенсорная конкретизация цели. То, в чем НЛП особенно преуспевает, – необходимо задать себе вопрос: что в точности мы будем видеть, слышать и чувствовать (и даже какой будет запах и вкус), когда достигнем своей цели. Это выражается в формате «как будто» – визуализация достижений, что обеспечивает нас отличным навигационным средством. Тренеры НЛП предлагают проводить некоторое время с закрытыми глазами, полностью сосредоточенными на визуализации своего будущего – например, в течение десятилетнего периода. Но, опять же, избегайте визуализации только общепринятых символов успеха. Поразмыслите над самим достижением: что будет представлять собой наш офис, коллеги, рабочее окружение и повседневная деятельность. Если возникают проблемы, избегайте думать о пустяках – почему бы не подумать о получении награды? По крайней мере, это имеет отношение к достижениям.

3. Самоподдержание целей. Достижение успеха возможно только в том случае, если вы можете сами начать продвижение к цели (то есть когда не существует непреодолимых барьеров для начала движения – нужно просто «действовать») и самостоятельно поддерживать это движение, что означает необходимость разделить путь достижения цели на семь практических этапов, проходимых последовательно. Этапы необходимо спланировать, затем определиться с ресурсами и приняться за их выполнение (см. главу 11).

4. Установление сроков. Как утверждает Штейнхауз, без временных рамок стремление к цели быстро теряет запал и скорость продвижения снижается. В следующей главе разберемся с этим более подробно (с акцентом на ближайших по времени целях), однако здесь следует отметить, что всегда требуется осторожность, когда речь заходит о временных рубежах. Если устанавливать слишком жесткие сроки, то может возникнуть надобность внести серьезные изменения в свои планы, когда они уже на грани осуществления. Сроки являются ориентирами, не более того. Это не жесткие ограничивающие рамки, заставляющие производить изменения со скоростью падающей гильотины. Это направление движения, которое имеет значение наряду с общим темпом прогресса. Вспомните: «Титаник» столкнулся с айсбергом, потому что капитан слишком усердно гнал судно вперед (хотя и знал о риске), несмотря на то что оно и без того успевало вовремя прибыть в Нью-Йорк.

5. Правильный контекст. Штейнхауз приводит в пример царя Мидаса и его неспособность изложить желание в правильном контексте. По словам эксперта, «если бы царь пожелал, чтобы золотом становилось все, к чему он прикасается в понедельник между шестью и семью часами вечера, его история была бы совершенно другой». Таким образом, контекст является не чем иным, как дополнительным условием к основному желанию: что, когда, где и с кем? Как бы то ни было, желанию заполучить яхту в любом случае не хватает контекста, поэтому оно остается проблематичным, даже если его конкретизировать. Здесь нужно добавить вопрос «зачем?» И если ответом будет «это позволит мне обрести уверенность в себе», то мы знаем, с какими ограничениями связано владение яхтой в отношении повышения уверенности.

6. Что мы теряем? Штейнхауз поднимает интересный вопрос: дело в том, что по мере удаления во времени от нынешней ситуации мы можем потерять некоторые из сегодняшних преимуществ. И это действительно способно заставить нас сомневаться или даже отложить стремление к цели. Отказ от курения является классическим примером: многие курильщики связывают табачную зависимость с выгодами контроля веса. Более значимым примером может служить отношение коллег к младшему по должности сотруднику или невысокий уровень стресса на неруководящих должностях. Иногда это описывается как боязнь успеха. Такая проблема должна активно решаться, если мы не намерены тратить время на пути к цели, тоскуя по потерянному и тем самым потенциально саботируя свой прогресс. Штейнхауз предлагает разделить положительные результаты на «необходимо иметь» и «желательно иметь». Следует решить, чем можно заменить что-то из категории «необходимо иметь» на другое, способствующее нашему прогрессу. А вот пунктами из категории «желательно иметь» можно пожертвовать, сосредоточившись на преимуществах нового курса.

7. Цена. Данный пункт сводится к трем вопросам, потенциально способным создать затруднения. Во-первых, нас ждут расходы (денежные и прочие). Готовы ли мы потратить эти средства? Во-вторых, достижение цели займет время (которое может быть потрачено на другие проекты). Действительно ли вы рады распорядиться своим временем таким образом? В-третьих, с точки зрения нашего «самоощущения» (что включает ценности и принципы), считаем ли мы свою цель достижимой? Честный ответ способен вытащить на свет «нет» на любой из этих вопросов, а это может означать, что у нас неправильные цели – основанные на ценностях, которые на самом деле не являются таковыми, или на принципах, которых мы, по правде говоря, не придерживаемся. И хотя это может означать, что нам придется заново продумать цели, по крайней мере мы обнаружили это в начале процесса (а не через несколько лет).

8. Цели, создающие новый сценарий. Это ключевое требование для неуверенных в себе людей. Необходимо использовать цели, доминирующие над старыми сценариями, которые (см. часть первую) приковали нас к цепи с грузом неуверенности. Конечно, если мы движемся к чему-то, что (после глубоких и содержательных размышлений), как полагается, приведет к чувству удовлетворения, крайне необходимого для поддержки уверенности в себе, тогда появится и новый сценарий. Мы обретем мужество, чтобы действовать, и сможем выносить суждения, исходя из своих позитивных устремлений, а не негативных страхов и комплексов.


Вообще практически все атрибуты уверенности должны при правильно поставленных целях выйти на передний план. Оптимизм (поскольку мы движемся по пути, в который верим и, следовательно, считаем возможным), талант (поскольку мы готовы трудиться над развитием своих навыков выше уровня нынешней компетенции), личная эффективность (потому что профессиональный опыт повысит веру в себя), психологическая устойчивость (поскольку знание о том, что мы находимся на верном пути, поможет справиться с препятствиями), доверие (потому что открытость миру является побочным продуктом позитивного отношения к будущему) и даже экстраверсия (поскольку, что естественно, уверенность в себе крепнет по мере роста и совершенствования).


ЭКСТРАПОЛИРУЙТЕ СВОИ ЖЕЛАНИЯ

Все еще испытываете затруднения? Это действительно непросто. Понимание, что ключевой необходимостью для формирования уверенности является достижение успеха (и что при этом требуется создание чернового плана, в котором не только обрисовывается в общих чертах ожидаемое, с учетом расширенных сроков, но также детализируется, и даже визуализируется), – это потенциально пугающая перспектива. Для того чтобы помочь в этом деле, вот мои собственные соображения о постановке целей.


1. Экстраполируйте свои желания. Конечно, ценности важны, и вам следует записать их и придерживаться (и понять, что те из них, которых вы не можете придерживаться, возможно, не являются вашими ценностями). Однако желания тоже важны. Надо заниматься тем, что вас увлекает, иначе мотивация быстро сойдет на нет. Какие предметы интересовали вас в школе? Что вам интересно в новостях или телевизионных программах? Кто ваши герои? Вы творческая личность или интересуетесь техникой? Вас интересует математика или лингвистика? Люди или предметы (животные или концепции?) Возьмите на заметку свои интересы, потому что достижение успеха требует усилий, а выполнять тяжелую работу намного легче, когда вы занимаетесь тем, что интересно и доставляет удовольствие.

2. Проведите исследование. Если вы хороши в чем-то, от чего получаете удовольствие, шансы на достижение успеха вырастут в геометрической прогрессии. Однако другие люди могут отговаривать от желанных занятий, говоря «художники всегда бедные» или что-нибудь в этом роде. Базовым ответом на подобные выпады обычно служит «я не заинтересован в деньгах», и на данный момент это сойдет. Впрочем, ситуация способна измениться, так что стоит провести исследование на предмет того, как ваши желания могут помочь выстроить устойчивую карьеру. Например, искусство является крупнейшей отраслью с широким диапазоном возможностей – не только в области создания предметов искусства, но и работе в галереях, розничной торговле, полиграфии, издательствах, лицензионной деятельности, устройстве ярмарок и выставок, частных или государственных закупках, хранении, реставрации, коммерческом использовании, журналистике или в качестве альтернативных инвестиций (уверен, мы пропустили еще несколько возможностей). На самом деле в каждой области, которая приносит удовлетворение, можно построить прибыльную карьеру (спорт, мода, музыка, драматическое искусство) – тщательно исследуйте эти возможности и соответствующим образом разработайте свой черновой план.

3. Превратите черновой план в бизнес-план. Почему бы не перейти на следующий уровень и не превратить черновой план в персональный бизнес-план? Итак, вы желаете сделать карьеру в искусстве и, возможно, случайно обнаружили возможность продавать произведения молодых художников крупным корпорациям в качестве вложения средств (и для того чтобы разнообразить интерьер вестибюлей и залов заседаний)? Отлично! Однако сначала необходимо понять особенности отрасли: каковы суммы, основные покупатели, их вкусы, предпочтения (и бюджет!), а также мотивы и стимулы. Кроме того, следует выяснить, кто уже делал это, причем не лидеры, а вообще все, кто работает в данном секторе. Вскоре возможности для долговременной и успешной деятельности проявят себя – ваши желания используются в качестве цели, а исследование отрасли выступит как средство их достижения.

4. Запишите. Это обязательное условие. Вы должны записать, чего хотите достичь, а не только вообразить это. Конечно, проект может быть в любом формате, каком предпочитаете: не обязательно словесном, но, возможно, в виде эскиза, схемы или даже фотографии. Как бывший журналист, предлагаю формат хорошо структурированной статьи. Тем не менее даже здесь я мог бы удариться в крайности в попытках выразить свою креативность (именно так подумала бы моя жена-архитектор). Однако каким бы ни был формат, выражайте его на бумаге. Я имею в виду, именно на бумаге, потому что электронные файлы могут потеряться или позабыться (хотя сделать распечатки – отличная идея).

5. Вносите поправки в свой черновой план. Не бывает такого успешного рабочего плана, который бы не требовал внесения изменений до начала составления – а также во время, при испытаниях и даже после начала выполнения работ в соответствии с планом. Тем не менее история знает немало неудач, когда составители плана использовали слишком жесткий подход или оказывались не в состоянии добавить изменения к первоначальному видению. Изобретатель Джеймс Дайсон произвел более 5000 прототипов своего революционного вакуумного пылесоса, основанного на принципе двойного циклона. И вам тоже следует проявить подобную гибкость, помня о том, что рабочие планы – это не более чем черновые материалы. Они не вырезаны в камне. Вы приметесь за создание второго плана – особенно после того как начнете искать обратной связи (еще одна крайне важная потребность), – и почти неизбежно пожелаете усовершенствовать и добавить нюансы. Это позитивное изменение – вы на верном пути.

6. Используйте ежедневник. Последние страницы ежедневника идеально подходят для написания чернового плана – возможно, его «окончательной» версии после неизбежного и существенного редактирования. Одно из преимуществ использования ежедневника заключается в том, что вы вынуждены сократить объем чернового плана – где-то до пятисот слов. Другим преимуществом является то, что ежедневник с вами всегда – можно обращаться к нему постоянно, чтобы убедиться, не отклонились ли вы от курса, или перечитывать, если столкнулись с принятием трудного решения и требуется руководство по направлению. Третья выгода – это необходимость ежегодной замены ежедневника, что даст возможность контролировать прогресс и вносить изменения. Так или иначе, дневник для ежедневных записей является вашим другом: это записи о поездках, бухгалтерская книга, журнал. Это доверенное лицо, когда вы принимаетесь за что-либо, и основной инструмент для обратной связи, который способен поздравить с триумфом и помочь извлечь уроки из поражений (и то и другое просто неизбежно).

7. Делайте все по порядку. Это третий навык Кови, который практически говорит сам за себя. Стать экспертом по приобретению предметов искусства для крупных корпораций является отличной долгосрочной целью и достижением, которое наверняка придаст уверенности. Однако не стоит рассчитывать сделать всего один рывок. Это будет серия шагов, и следует выяснить, какими будут шаги, спланировать их. Одно из преимуществ заключается в том, что к конечному пункту назначения вы избавитесь от страха. Попросту начнете игнорировать его, как только создадите черновой план, поскольку будете сосредоточены на выполнении следующего шага. Нет смысла тревожиться о том, как достигнуть горного пика, пока еще стоишь в морских волнах. Мы видим гору и наметили маршрут, теперь единственная актуальная задача – это как взобраться на скалистый утес, затем планирование следующего шага пути.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Постановка целей крайне важна для достижения успеха, поскольку это придает амбициям значение и направление действия. Однако постановка целей требует создания чернового плана, описывающего, каким будет наш конечный продукт. Это должно быть подробное видение того, что вы «начнете, представляя конечную цель».

11. План

Видеть гору – это хорошо, однако, если занятие альпинизмом не является желанным достижением, это не более чем метафора. Необходимо придерживаться реального видения положения вещей, что требует внимания к процессу, – особенно когда речь идет о непосредственных планах. Усилия, которые мы прикладываем, и сам процесс продвижения действительно являются двумя ключевыми составляющими достижения успеха, при этом одна полностью зависит от другой. Усердная работа без тщательно продуманного плана исполнения приводит к пустой трате времени и уничтожает решимость. В то же время только планирование без каких-либо действий – это просто мечты.

Мир пиара, в котором я работаю, предполагает создание потенциально полезной структуры, когда речь идет о планировании непосредственной деятельности – не в последнюю очередь потому, что выполнение пиар-проектов прописано в плане кампании, с подробными сведениями обо всех мероприятиях и основных этапах на год вперед. Такой план обеспечивает доверие клиента – мы знаем, что делать и по каким признакам определяется успех. Кроме того, план побуждает к действию. Нам не нужно набираться решимости, настойчивости, страстного желания или даже развивать в себе силу воли. Просто нужно следовать плану кампании.


ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ПЛАНА КАМПАНИИ

В отличие от чернового плана, в котором изложено наше видение конечного результата (а также примерный маршрут продвижения к цели), план кампании является абсолютно практическим документом, рассчитанным на ближайшие двенадцать месяцев. Как правило, он состоит из следующих разделов:


1. Формулирование основной миссии

2. Этапы/цели

3. Сроки

4. Идеи/послания

5. Аудитория

6. Стратегия

7. Тактика/действия


Хотя названия разделов говорят сами за себя, могут быть полезны некоторые дополнительные разъяснения по каждому из них.


1. Формулирование основной миссии

Здесь целью является сосредоточение на черновом плане (уже записанном на последних страницах ежедневника) с тем, чтобы свести его к одной фразе, отражающей основную долгосрочную цель. Конечно, она должна быть запоминающейся, – такой, чтобы вспомнить ее, когда мы, к примеру, окажемся в «тисках» Салливана или в других случаях, когда решимость ослабнет. Если использовать пример о приобретении предметов искусства, наверное, нашей миссией станет «создание компании, объединяющей талантливых художников и ведущих коллекционеров». Такое утверждение одновременно лаконично и говорит само за себя. Также оно является многоцелевым и запоминающимся, что делает его привлекательной фразой-декларацией о намерениях, подходящей для названия плана кампании.

На самом деле можно пойти еще дальше – свести формулирование к нескольким словам или слогану, который станет не только названием для плана кампании, но некоей мантрой – достаточно краткой, чтобы она отпечаталась в сознании, и достаточно концентрированной, чтобы побудить к действиям. В качестве примера может подойти, пожалуй, «колледж искусств для компаний» или «инвестирование в художников будущего», что добавляет преимуществ, будучи позитивной идеей, – охватывающей как наши ценности, так и ценности целевой аудитории (см. ниже об идеях и аудитории).

Однако формулирование миссии не должно стать конспектом чернового плана. Вместо этого оно должно взывать к самой вашей сути – или, по крайней мере, той личности, которой вы стремитесь стать. В былые времена сутью мог являться семейный девиз. К примеру, девизом, который я люблю за краткость (сведение миссии к одному слову действительно впечатляет), семьи моей жены было «Вперед». К себе же я применяю девиз Уинстона Черчилля ПБ («Продолжай бороться») – мне нравится решительное наступление и зубчатая стена с бойницами – именно такие образы вызывает девиз в моем воображении.

Названия судов, такие как «Отважный» или «Стойкий», часто дают хорошие примеры, как и некоторые корпоративные слоганы (например, «всемирно любимая авиакомпания») – им удается сочетать в себе информацию о том, кто мы и как себя оцениваем (хотя со слоганом «не будь злым» можно оказаться заложником судьбы). Каждое утро я проезжаю на велосипеде мимо складского комплекса викторианской эпохи (ныне реконструированного) с надписью «Терпение и труд – это наша работа», которая тоже мне нравится. Как и в случае с ПБ, девизом может быть игра слов или что-нибудь забавное, но в любом случае он должен обозначать нечто действительно значимое и соответствующее: то, что выражает нашу внутреннюю суть таким образом, чтобы это запомнилось и мотивировало.


2. Этапы/цели

Постановка целей уже рассматривалась при создании чернового плана, однако теперь следует переписать их с учетом годичного срока, что даст возможность практически заново оценить их. Цели, преследуемые без энтузиазма и решительности, или, возможно, поставленные с внутренним убеждением в конечном поражении, бессмысленны. На самом деле они даже могут являться не вашими целями, а сформированными под влиянием кого-то из родителей или учителей или под впечатлением от прочтенной статьи в журнале. Кроме того, цели должны быть достижимыми – не сразу, но в конечном итоге, что делает цели на грядущий год важным критерием для оценки и объектом, на котором следует сосредоточиться. Что должно быть достигнуто в течение ближайших двенадцати месяцев, чтобы знать, что произошедшие перемены стабильны, соответствуют намеченному и, что немаловажно, способствуют обретению уверенности посредством достижения успеха? Как и в случае с личной эффективностью, о которой шла речь в части второй, следует ставить перед собой амбициозные цели, но не выходящие за рамки ваших возможностей.

Для этого имеет смысл работа в обратном направлении. Смотреть вперед на уходящее за горизонт будущее бывает почти невозможно, поскольку даже при незначительных изменениях мы можем существенно отклониться от курса (об этом сообщит любой навигатор). Однако если мы мысленно отправимся по направлению к цели и затем оглянемся на нынешнее положение дел, будет гораздо легче разработать верный путь между двумя этими точками.

Это ничем не отличается от рекомендации Кови начинать, представляя конечную цель, хотя для вашего плана кампании «конец» должен означать прохождение годового периода, что можно записать в виде ряда основных тезисов. Например, пример с предметами искусства может содержать следующие цели на год:

• Компания, названная «Искусство будущего Лтд.», зарегистрирована как торговая фирма.

• Десять перспективных художников подписали договора и поставляют предметы искусства на эксклюзивной основе.

• Определена вся клиентская база, начаты переговоры.

• Первый корпоративный клиент дал согласие – проект выполнен.

• Сделан сайт компании, выпущен рекламный буклет с информацией о первом завершенном проекте.


Следует сказать еще одно по поводу описания целей: сейчас самое время изменить языковые формулировки, исключив негативные выражения. Как вы видите из вышесказанного, цели больше не «цели», а этапы. Поэтому они должны быть записаны в настоящем времени: не будут достигнуты, а просто достигнуты. Это не повод фантазировать – недостижимые цели в конце концов подорвут уверенность в себе. Это просто заявление о намерениях. Конечно, у дороги могут появиться изгибы, но с ними разберемся по мере появления. Формирование уверенности требует от нас быть смелыми и доверять себе, что выражается через реализацию планов и с помощью языковых формулировок, которые мы используем.


3. Сроки

Большинство пиар-фирм ставят сроки в конце плана кампании, но, по моему личному убеждению, стоит перенести их вперед – просто потому, что последовательность достижения успеха (мы же строим уверенность в себе) имеет решающее значение. Заявив о своих целях на год, вы заполняете пробелы между временными точками настоящего и будущего. Это можно даже выразить визуально – с помощью циферблата с месяцами вместо часов, отражающими определенные этапы: один час/месяц – организация компании и создание полной базы данных потенциальных клиентов; два часа/месяца – подписание договора с первым художником и т. д., что также поможет определиться с квартальными и полугодовыми этапами.

Весь путь карьерной или личной самореализации можно разделить, создавая определенные этапы. Это поможет понять, что вы идете по верному пути, двигаясь в правильном темпе, и уверенность будет возрастать по мере продвижения вперед. Важно увидеть, что представляет собой успех, это придаст смысл всему вашему пути, а без него вы вряд ли продвинетесь далеко.

Вообще определение сроков, таким образом, наиболее эффективно развивает гибкое сознание по Дуэк. Вы стимулированы постоянно продолжать движение, поскольку, как только достигаете определенного этапа, уже сосредоточены на следующем. Это позволяет признать факт ваших достижений и обрести уверенность в себе, а также отметить, что еще многого предстоит достичь.

А если вы отстали от графика и движетесь три месяца, чтобы достичь двухмесячной отметки? Не важно – временные отметки являются просто маршрутом к будущему на дорожной карте: то, что вы находитесь в пункте X, будучи на отметке месяца Y или Y + 1, не имеет особого значения (однако стоит позаботиться о том, чтобы подобные отставания не вошли в привычку).


4. Идеи/послания

Для пиар-фирм идеи являются важной составляющей любого плана кампании. В сущности, пиар-компании пытаются внедрить свои послания в сознание целевой аудитории, чтобы восприниматься клиентами в выгодном для себя свете. Многие считают, что это нечестно. И в худшем случае это так. Однако нечестные послания обычно в итоге обнажают свою суть, что подрывает репутацию компании или вовсе приводит к ее закрытию. Таким образом, если хотите сделать идеи-послания эффективными, то они должны отражать реальные ценности и принципы.

А главное, точно отражать нашу подлинную сущность. Это тот образ, возникновения которого в сознании других людей при упоминании нашего имени мы желаем. Конечно, он должен заслуживать доверия – хвастовство просто-напросто приведет к провалу. Но учитывайте: образ также должен повышать нашу уверенность, а не подчеркивать страхи. Слишком часто неуверенные в себе люди прибегают к самоуничижению, представляясь (определенно моя черта). Однако обычно это не скромность, а представление слабостей как достоинств – возможно, для того, чтобы оппонент не успел отметить их в качестве недостатков.

Сосредоточенность на достижении успеха является исключительно важной составляющей правильного послания, поскольку исключает общие соображения о вас как о личности. Идеи, содержащие только цели, проще описывать (а также нет необходимости в скромности или самоуничижении). Опять же, пример с предметами искусства мог бы прояснить момент создания посылов:

• Мы находим новых интересных художников и продвигаем их творчество.

• Мы также продвигаем современное искусство в качестве альтернативной инвестиции для корпораций.

• Мы предлагаем инвесторам сделать достойные вложения в предметы искусства, давая при этом уверенный старт талантливым художникам.

• Это увлекательный процесс, в котором мы действуем честно: в конце концов, доверие будет иметь важное значение для наших обеих целевых аудиторий.


Кроме того, обратите внимание, что не включено:

• Я уверенная в себе личность.

• Я популярен.

• Я лучший.

• Я преуспею во что бы то ни стало.

• Вы уже видели, какая большая у меня яхта?


Как уже говорилось, данные идеи на сто процентов сосредоточены на достижениях. Они заявляют о фактах и намерениях; возможно, выстраивая соответствие желаемых достижений с вашими основными ценностями – главное, что не с неуверенностью (которое выражается в хвастовстве) или безделушками мнимого успеха.

Конечно, нельзя заставить людей думать о вас именно таким образом. Однако по крайней мере можно запустить процесс, чтобы вы сами думали о себе таким образом, а это приведет к изменениям в вашем поведении. Это важно, потому что мы постоянно отправляем посылы себе и окружающим: так мы одеваемся, говорим, действуем, общаемся и отвечаем другим людям. Наша манера говорить, мимика, манеры, осанка, походка (и практически все остальное) – крайне важные сообщения о том, кто мы есть и какими нас будут воспринимать окружающие (см. часть четыре). Следует четко осознавать это, поскольку послания окружающим, которые создаются под влиянием негативных качеств, бесполезны и способны навредить. Например, если мы упоминаем честность в качестве значимой идеи, то должны вести себя и думать соответствующим образом. Это сознательный акт, который мы признаем написанием основного послания.


5. Аудитория

В процессе достижения успеха требуется участие других людей. Без этого не обойтись, хотя взаимодействие с окружающими может представлять основное затруднение для тех, кто не уверен в себе (см. часть четыре). Тем не менее все, что нам здесь нужно, – это отметить значимых для достижения успеха людей. При этом стоит стремиться выйти за рамки очевидного: клиенты, покупатели, начальники и т. д. – следует рассматривать всех основных участников, которые могут влиять на достижение успеха, в том числе тех, кто может стать препятствием на пути вашего прогресса.


Продолжая пример с предметами искусства, рассмотрим следующую аудиторию.

 Художники. Это основные поставщики, без них не будет и достижений. Понадобится убедить художников, что мы с пониманием относимся к творчеству и способны помочь вывести их на рынок, представив покупателям. Неубедительная речь может дорого вам обойтись.

 Инвесторы. Здесь неумелость и неубедительность может оказаться столь же катастрофической. Инвесторы смотрят на мир совершенно иначе, нежели художники. Способны ли мы предложить правильные идеи тем и другим, не настроив против себя каждую из сторон? Ключевым навыком для тех, кто стремится к достижению успеха, будет являться хорошее ориентирование в представлении потенциально противоречивых идей столь различным целевым аудиториям.

 Посредники. Однако могут быть и другие люди, с ними придется взаимодействовать, используя особые послания, которые тем не менее необходимо выражать в форме основанных на ценностях предложений. Например, журналисты хотят знать, держим ли мы руку на пульсе, преподаватели колледжа интересуются, действуем ли мы в интересах студентов, а поставщики желают быть уверены, что мы сможем оплачивать счета, и т. д.

 Конкуренты. Это значимый контингент, который нельзя игнорировать, как бы этого ни хотелось. В чем наше отличие? Наше преимущество перед ними? Каким образом мы поддерживаем свое преимущество или подражаем им? Имеется ли возможность партнерства?

 Союзники. Люди, которые знают нас, наверное, являются нашими самыми важными союзниками в первое время, когда мы пытаемся колотить в закрытые двери. Тем не менее они также могут (тайно) быть нашими самыми ярыми критиками, потенциально саботируя прогресс недобрыми словами или просто многозначительными взглядами и вскидыванием бровей. Наши идеи должны привлечь как можно больше людей, хотя бы потому, что достижение успеха почти всегда требует создания новых дружеских связей, а не их потерю. Это основной урок для самоуверенных людей (в том числе порой и для меня) – необходимо учиться (просто спросите Шона Паркера). Как я говорю коллегам, которые иногда бывают слишком воинственными на собраниях (отражая мое поведение в прошлом): дело не в том, чтобы победить, а в том, чтобы убедить.

 Семья. Вы не можете убежать от своей семьи. Ну, вообще можете, но будет гораздо лучше, если они останутся с вами. Поэтому некоторые из посланий также должны быть обращены к вашим родным и близким. Склоните на свою сторону семью, и это будет победа с участием самой сложной аудитории, какую когда-либо доведется убеждать. Не сможете сделать этого, и семья может быстро стать самым большим препятствием.


Аудитория всегда имеет значение для достижения успеха в любых областях – как для компании, так и для тех, кто действует в одиночку. Кстати, еще одним навыком Стивена Кови является «синергия», что означает стремление эффективно сотрудничать с максимально возможным количеством людей в поисках истинного партнерства на всех уровнях. Как выяснил Шон Паркер, «бесить» людей – неэффективный способ добиваться успеха.


6. Стратегия

Раньше я боролся с понятием «стратегия», но теперь осознал, что это основной пункт – превращение планов в эффективные действия. Она также является элементом плана кампании, позволяя убедиться, что все действия правильны с точки зрения поставленных целей.

Учитывая это, стратегии имеют большое значение. Однако они могут оказаться теми составляющими плана кампании, которые обычно труднее всего сформулировать и не менее сложно реализовать. Действительно, многие люди применяют тактические приемы, которые не являются стратегическими (см. ниже о занятости), то есть нет уверенности, что такие действия ведут к желаемому результату или направлены на достижение успеха.

Если взять аналогию с войной, приведем простейший пример. Сравним две войны двадцатого века: Вторую мировую и холодную войну. Обе имели целью победу и – для союзников – в обеих присутствовали тоталитарные противники, перед которыми стояла экзистенциальная угроза. Тем не менее тогда как во время Второй мировой войны применялась стратегия «тотальной войны» (с тактическими маневрами, развернутыми на земле и воде, а также с воздушными атаками), в холодной войне применялась выжидательная позиция (включая такие тактические приемы, как пропаганда, гонка вооружений и проведение малых опосредованных войн в различных постколониальных странах).

Если совсем упростить исторические факты, излагая их в общих чертах, эти противоположные стратегии применялись вследствие различий в военной мощи и поведении союзнических противников. Нацистская Германия была слишком большой оккупационной державой (как и японская империя), что делало ее уязвимой, особенно учитывая производственный потенциал Соединенных Штатов, тогда как в период холодной войны Советский Союз обладал ядерным оружием, что делало полноценное вторжение потенциально суицидальным шагом. Тем не менее существовал и риск экономической уязвимости, что делало стратегию «окружать-и-ждать» способной принести плоды в долгосрочной перспективе. Различные оценки ситуации привели к множеству стратегий, осуществляемых посредством разнообразных тактических приемов, несмотря на то что обе войны преследовали одну и ту же цель: одержать победу.

Таким образом, нам следует сделать то же самое, чтобы определить, какая стратегия окажется наиболее эффективной. Каковы наши сильные и слабые стороны? Что мы должны сделать прямо сейчас (не просто можем сделать), а что требует дальнейшего осмысления и, возможно, приобретения каких-либо навыков?

В то время как компания по приобретению предметов художественного искусства хорошо развивается (при достаточном старании с нашей стороны) – выбрана ли правильная стратегия развития, особенно в мире, где репутация – это все? Если мы еще раз взглянем на идеи-посылы, то увидим, что годовой план кампании включает в себя энергичную атаку на корпоративную вселенную приобретения предметов искусства, гарантирующую, что все потенциальные инвесторы узнают о том, кто мы такие. Однако «стать известными» – это только одна стратегия, и, возможно, неверная. В художественном искусстве предостаточно снобов, а приобретение предметов искусства – это целая история, так что любой серьезный промах при применении настолько масштабной стратегии способен нам навредить.

Возможно, лучшей стратегией является нахождение конкретного художника (после активных поисков) и одного надежного покупателя, который бы полностью соответствовал тому, что нужно художнику, – важно игнорирование прочих форм маркетинга. Тогда информация об «открытии» распространится, сделав нас эксклюзивными посредниками между основными персонами, которые хотят иметь с нами дело, вместо того чтобы быть компанией, которая вызывает интерес в широких кругах.


7. Тактика/действия

В какой-то момент обсуждение и планирование должно прекратиться, настанет пора действовать. Что ж, этот момент настал, хотя не раньше чем напишем еще один список. На этот раз – список непосредственных действий, то, что нам необходимо выполнить в течение одного-двух месяцев. Однако на данный момент задачи должны быть просты и понятны.

• Убедиться, что у нас есть все необходимое для выполнения ближайших задач.

• Проверить, чтобы рабочее место отвечало соответствующим требованиям и было подготовлено для работы.

• Создать шаблон базы данных с соответствующими разделами.

• Начать составление «большого списка» потенциальных клиентов и поставщиков.

• Перейти на веб-сайт регистрационной палаты и заполнить регистрационную форму.

• Заказать полиграфическую продукцию, в том числе визитные карточки.


Тот факт, что приведенный выше список кажется вполне обыденным, прозаичным и довольно очевидным, – хорошая новость. После всего этого планирования мы разделили свои задачи на практические, выполнимые действия, которые образуют надежную структуру достижения успеха. Мы свели потенциально пугающий скачок к маленьким и почти не вызывающим опасения шагам.


КАК ИЗБЕЖАТЬ ЛОВУШЕК ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Как бы то ни было, при ежедневном выполнении рабочих задач существуют некоторые подводные камни для неуверенных в себе людей – отсюда необходимость сверяться с планом кампании, чтобы убедиться, что мы не сбились с курса. Следует избегать следующих ловушек.

 Занятость. Стивен Кови называет это «ловушкой активности»: усердный труд над какой-нибудь – любой – задачей с получением удовольствия от генерируемой энергии. При этом малое внимание уделяется стратегической ценности деятельности. В умеренной степени это неплохо – даже хорошо. Однако слишком выраженное отклонение от плана может быть просто формой прокрастинации, уклонения от деятельности (см. часть пятую), когда мы одержимы мелочами конкретной тактики, чтобы затянуть выполнение значимого шага (который, к примеру, способен обострить неуверенность). Поможет ведение ежедневника – использование его для записей, указывающих на ежедневный прогресс, и для предотвращения слишком продолжительного выполнения определенного (и, возможно, имеющего мало отношения к делу) действия.

 Простои. Простои в работе – один из самых болезненных аспектов любой деятельности. Как мы узнаем из части четвертой, следует прилагать усилия, чтобы люди оставались на нашей стороне, а для этого необходимо находить время и силы, учитывая их потребности так же, как и свои собственные. Четкое расписание является единственным способом согласовать одни с другими. Простои в работе обычно случаются из-за одних и тех же людей, в одни и те же моменты рабочей недели, так что, изучив расписание, мы можем заранее принять меры и распланировать время. Спросите виновников простоя, в чем и когда они нуждаются, прежде чем они озадачат вас своим, казалось бы, срочным запросом. Затем можете попросить их об обратном одолжении – с пониманием отнестись к вашей потребности и поторопиться. Вообще составление еженедельного графика с временными интервалами между семью часами утра и семью часами вечера семь дней в неделю является надежным способом восстановления контроля над временем. В конце концов, у вас есть 84 часа в неделю, чтобы найти время для работы над самым важным проектом в жизни.

 Крушение планов. Ключевым моментом работы по любому плану является первая неудача. Когда мы делаем звонок и получаем в ответ «нет» или когда представляем идею, которая наталкивается на пренебрежение, – что тогда? Именно так могут быть сорваны реалистичные, тщательно продуманные и хорошо структурированные планы, иногда приходится и вовсе от них отказаться. Все же это не более чем одна (временная) неудача, один сорванный пункт. Опять же, стоит использовать ежедневник для записи любых неудач – сосредоточьтесь на получении опыта. Неудача действительно способна помочь в решении последующей задачи (однако остерегайтесь превращать свой проект в квест ради «да» – любого «да»).

 Стоимость. Когда из виду упускается стоимость проекта, это самый верный, быстрый и, безусловно, один из самых распространенных способов привести к краху всю кампанию. Так что просчитывайте планы настолько далеко наперед, насколько это возможно. Затем добавьте двадцать процентов в качестве возможного перерасхода и – самое главное – будьте готовы его оплатить. Причем не только деньгами. Время, силы, эмоции, слезы, унизительное положение – необходимо быть готовыми заплатить цену за достижение успеха – в любом отношении это обходится недешево. Тем не менее колебания на этом этапе (когда приходится решать вопрос о затратах) могут обнаружить ваши истинные мотивы (или их отсутствие).


Самое важное из всего, что следует делать, – постоянно сверять свои действия с планом кампании (чтобы убедиться, что вы на верном пути), а также выполнять по мере деятельности небольшую корректировку различных идей, посылов, тактических приемов или необходимых ресурсов. В отличие от чернового плана, это рабочий документ, который требует детализации и оценки на каждом новом уровне. В Moorgate (моя пиар-компания) мы считаем, что планы компании позволяют эффективно работать на протяжении полугода, хотя мы осуществляем контроль прогресса работы с клиентом ежемесячно. Перед началом следующего шестимесячного этапа проводим повторную оценку всей кампании, меняя при необходимости тактические приемы (возможно, даже стратегию в целом). А по окончании девятого месяца мы с клиентом планируем цели, идеи, стратегии и тактические приемы на второй год работы.

Что мешает вам быть более уверенными в себе? Черновой план требует создания плана кампании по меньшей мере на год. Он должен содержать непосредственные цели, ключевые идеи-посылы, целевую аудиторию, стратегию и тактические приемы для осуществления деятельности. Следует остерегаться попадания в ловушки избегания действий, такие как «занятость», и не позволять перебоям в работе сбивать вас с курса.

Часть четвертая. Ситуации

12. Застенчивость

Выполнение планов означает постепенное обретение уверенности в себе: не в глубине души или на бумаге, а с реальными людьми в реальных ситуациях. Тем не менее то же самое способно обострить застенчивость у неуверенных в себе людей – очаровательная черта у детей, но деструктивная для взрослых. В те самые моменты, когда нам нужно говорить, застенчивость лишает нас дара речи. Когда необходимо двигаться, крепкие корни застенчивости удерживают нас на месте, а когда нужно действовать, застенчивость заставляет колебаться.

Опять же, в отношении того, откуда берется застенчивость, бушуют споры – является ли это качество врожденным или развивающимся в течение жизни, вероятно, под влиянием негативного опыта в раннем возрасте. Так или иначе, возможно сочетание обеих причин, при этом одна может усиливать влияние другой.

Безусловно, я всегда рассматривал свою застенчивость как связанную с прошлым опытом. Например, я помню нападки мальчика по имени Гэри в мой первый день в начальной школе Writtle (мне было пять) – это событие стало причиной моей неуверенности при общении со сверстниками на игровой площадке. Тогда как меня нельзя было назвать смелым ребенком, у меня начали завязываться крепкие дружеские отношения – иногда с ребятами, которые были старше меня – вследствие того, что я провел два семестра в более маленькой школе в Челмсфорде. Старшие ребята бывали довольно грубы, так что отношение Гэри ко мне поначалу казалось таким же безобидным. Я улыбнулся и засмеялся, когда он толкнул меня к низкой стенке, и понял его агрессивные намерения, только когда взглянул вверх и увидел его искаженное лицо. А когда на довольно тщедушного меня посыпались удары, моя растерянная непринужденность превратилась в униженный страх.

Благодаря Гэри оптимизм, с которым я приветствовал мое новое окружение, исчез, заменившись на более настороженное и недоверчивое отношение. Не будучи уверенным, как именно реагировать, я начал испытывать дискомфорт при любых попытках сближения, опасаясь новых атак. И в то время как внешне это выглядело как застенчивость, внутреннее ощущение было гораздо менее привлекательным – это был страх.


РОЛЬ МОЗЖЕЧКА

Конечно, нападки Гэри вряд ли целиком и полностью виновны в моей застенчивости. Тем не менее такие инциденты важны, поскольку они способствуют формированию нашей оценки окружающих людей – это эпизоды, которые превращают открытое расположение в опасливое отношение, что запускается (вероятно, бессознательно) негативными воспоминаниями. Как пишет Дэниел Гоулман в «Эмоциональном интеллекте» (1996 год, со ссылкой на таких экспертов, как Деннис Чарни из Йельского университета), это является не чем иным, как легкой формой посттравматического стрессового расстройства (ПТСР): влияние психотравмирующих событий, что приводит к возникновению тревожности и фобий в отношении социального взаимодействия.

Конечно, нападки Гэри отпечатались в моей памяти, поскольку такие события сохраняются для нас благодаря взаимодействию двух основных элементов лимбической системы головного мозга. Во-первых, включается активность мозжечка. Эта часть мозга отвечает за эмоции и состояние дистресса. Она дает сигнал о критической ситуации всей нервной системе, в результате чего происходит выброс гормонов с их массивным поступлением в головной мозг и приведением организма в полную боевую готовность (проявления классической реакции по типу «сражайся или смывайся»: выброс адреналина, дрожь и усиленное потоотделение). Этот процесс оставляет глубокий отпечаток в гиппокампе (части лимбической системы), отвечающем за долговременную память.

Подобное взаимодействие между мозжечком и гиппокампом запускает автоматическую (и пугающую) реакцию всякий раз, когда ситуация косвенно напоминает то самое событие. Вообще у многих страдающих ПТСР развивается состояние, называемое психологами социальным тревожным расстройством (СТР), которое, согласно диагностическому и статистическому справочнику психических расстройств (2000), включает следующие симптомы:

• частый, непрекращающийся страх социальных ситуаций, особенно при контакте с незнакомыми людьми;

• панические атаки в связи с перспективой столкнуться с такой ситуацией – возможен немедленный поиск оправданий, чтобы избежать подобной ситуации;

• страх перед появлением тревожности или необходимостью действовать, если это приводит к смущению или неловкому положению.


ПЛОСКОСТЬ «СМЕЛЫЙ – РОБКИЙ»

СТР наверняка имело место в моей социальной фобии. Тем не менее другие склонны рассматривать свою застенчивость просто как интроверсию, которая – как мы уже выяснили – является врожденным типом личности (по Юнгу) и отличается от экстраверсии всего лишь балансом химических веществ в головном мозгу, что определяет ту или иную схему проявления эмоций.

Как бы то ни было, стоит упомянуть об открытии психологов лаборатории развития ребенка Гарвардского университета. Психологи под руководством Джерома Кагана (с описанием Гоулмана) изучали типы психической деятельности детей с целью классифицировать их согласно проявлениям храбрости и робости.

«В произвольной игре друг с другом некоторые малыши проявляли энергичность и спонтанность без малейших сомнений, – пишет Гоулман. – Другие, однако, проявляли неуверенность и сомнения, пятясь назад и цепляясь за своих матерей, спокойно наблюдавших за игрой».

Четыре года спустя команда Кагана снова наблюдала за детьми, теперь в детском саду (начало официального образования). Психологи заметили, что все прежде наблюдаемые, уверенные в себе дети сохраняли эту уверенность. Между тем примерно две трети из тех, кто ранее проявлял робость, по-прежнему имели признаки «поведенческого торможения». Согласно Кагану, робкое отношение распространяется на все незнакомое, при этом дети неохотно едят новые продукты и посещают новые места, но особенно отчетливо это проявляется среди незнакомых людей.

«По-видимому, робкие дети появляются на свет с особенностями протекания химических процессов в нервной системе, что делает их более активно реагирующими даже на небольшой стресс, – говорит Гоулман. – С самого рождения в ответ на странные или новые ситуации их сердца бьются быстрее, чем у других детей. К 21 месяцу от роду, когда необщительные малыши воздерживаются от игры, их пульс учащается от тревоги… Они расценивают каждого нового человека или ситуацию как потенциальную угрозу».


НИЖНИЙ ПОРОГ ВОЗБУДИМОСТИ

По словам Гоулмана, примерно пятая часть детей попадает в категорию робких, при этом страдают дети, когда сталкиваются с чем-то неизвестным. «Страх незнакомца» особенно острый, как отмечает Каган: робкие дети демонстрируют высокий уровень стресса, если мать ребенка выходит из комнаты, а незнакомец остается. «Одной из потенциальных причин, – говорит Каган, – является то, что ребенок унаследовал высокий уровень норэпинефрина (известного как норадреналин за пределами США), одного из нескольких нейромедиаторов, химических веществ, активирующих мозжечок и вызывающих снижение нижнего порога возбудимости ребенка. Это подтверждают повышенные уровни норэпинефрина/норадреналина, обнаруженные исследовательской группой Кагана в моче робких детей.

При этом у робких детей, исследуемых в группе Кагана, наблюдались и другие симптомы, в том числе повышенное артериальное давление в состоянии покоя и более расширенные зрачки по сравнению со смелыми детьми. В самом деле, обычной реакцией робкого ребенка на непосредственное обращение является то, что он замолкает и замыкается в себе. Это, согласно Кагану, может служить признаком интенсивной нейронной активности, которая превалирует над способностью мозга к выражению эмоций и мыслей вслух.

По мере взросления чувствительные дети попадают в группу высокого риска развития тревожных расстройств или панических атак. Внешние триггеры, такие как напряженные социальные ситуации, могут вызывать учащенное сердцебиение, одышку или чувство удушья, а также ощущение надвигающейся катастрофы. Даже став взрослыми, те дети, что были робкими, склонны становиться тихонями: не любят вечеринки, им становится страшно, когда их просят выступить публично или сделать презентацию, и они даже упрекают и обвиняют себя за свои социальные недостатки, как они их воспринимают.


ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ

«Эмоциональный интеллект» Гоулмана в самом деле является откровением для неуверенных в себе людей. По мере того как я перелистывал страницы, я начал все больше сомневаться в своих предположениях относительно конкретных событий и их последствий. Возможно, мой первоначальный анализ ситуации был неверен и я зря обвинял Гэри в возникновении у себя страхов в стиле СТР. Мог ли я просто заполнять пробелы, предполагая, что моя робость при общении с людьми вызвана какими-то событиями, и потому искал (и, конечно, находил) то самое событие, которое лучше всего подходило, чтобы стать причиной?

Может, я родился таким. Мне сказали, что я был плаксой, больше нуждался в эмоциональной поддержке, чем моя сестра, и, конечно, был более прилипчивым. В детстве любые, даже незначительные стрессовые события всегда гораздо легче вызывали у меня эмоциональную реакцию по сравнению с моими сверстниками.

И по сей день сложные ситуации вызывают у меня большую эмоциональную реакцию по сравнению с окружающими людьми – особенно когда эта ситуации непосредственно связана со мной и, в частности, когда приходится иметь дело с людьми, кажущимися компетентными и уверенными в себе. Когда меня в чем-то обвиняют, или слегка упрекнут, или даже просто поставят на место, я могу среагировать настолько эмоционально, что теряю способность мыслить здраво. Обычно это выливается в молчание, что другие ошибочно расценивают как обиду, тогда как на самом деле происходит яростная внутренняя борьба в попытке вернуть себе контроль над эмоциями. Бушует адреналин, пульс зашкаливает, а любые здравые мысли затмевает смущение, гнев, тревожность и чувство несправедливости. При этом молчание – определенно лучший вариант наряду с имеющимися альтернативами: гневом или слезами.

Впрочем, социальные ситуации не лучше. Абсолютно счастливые сцены, от которых я ожидал получить удовольствие, также способны вызвать негативную внутреннюю реакцию. Я могу почувствовать панику – например, фантазируя о возможной враждебности по отношению к себе, или полагая, что мне не рады, или что я не нравлюсь компании окружающих людей, или что я ее недостоин. Я становлюсь уверенным, что мне нечего сказать, или что мое мнение не имеет значения, или вовсе неправильное. Опять же, кажется, что здравые мысли покидают меня – я в самом деле теряю способность высказываться, хотя лишь несколько мгновений назад был способен внятно вести осмысленную беседу.


СОЦИАЛЬНЫЕ СИТУАЦИИ, ОБОСТРЯЮЩИЕ ЗАСТЕНЧИВОСТЬ

Будучи далеко не самой привлекательной чертой, застенчивость может маскировать внутреннее смятение, которое приводит к деструктивным внешним реакциям. В принципе люди являются социальными животными, так что стержнем нашей уверенности является способность успешно взаимодействовать с окружающими. При потере этой способности почти каждая дверь останется запертой перед нами, поэтому у нас нет иного выхода, кроме как улучшить свои социальные навыки. А это значит, мы должны бороться с робостью – хотя бы потому, что она подрывает основы нашего благополучия и снижает вероятность достижения успеха.

Однако вместо лобовой атаки (которая может иметь неприятные последствия, еще сильнее ослабив уверенность в себе) нам необходимо применить аналитический подход. Мы должны понимать, что робость обычно зависит от ситуации, т. е. обостряется в определенные моменты. Немногие застенчивы всегда и везде. Таким образом, нам просто нужно расширить границы комфорта, чтобы они включали в себя и те сферы, которых мы боимся.

Для большинства застенчивых людей самой пугающей является ситуация, когда приходится встречаться и общаться с незнакомыми людьми – например, на вечеринке, или официальном мероприятии, или на новом месте работы. Конечно, знакомства с новыми людьми имеют важное значение – в конце концов, мы же не можем добиваться прогресса, запершись в шкафу. Тем не менее это моменты, которые заставляют нас желать спасаться бегством или в лучшем случае «прицепиться» к одному человеку, которого мы знаем, не смея сделать шаг из своей зоны комфорта. И хотя мы можем сказать себе, что это иррациональная реакция, основанная на детских страхах, от этого она не делается менее реальной. А это означает, что у нас нет другого выбора, кроме как разработать стратегию для преодоления страхов при встрече с незнакомыми людьми.

Однако для начала давайте отнесемся к себе помягче, хотя бы потому, что наша застенчивость вряд ли является редкостью. Согласно гуру саморекламы Ллисе Бенун и ее книге 2006 года «Хватит мной помыкать!» о застенчивости на работе, около сорока процентов американцев считают себя застенчивыми, а в Великобритании эта цифра, вероятно, еще выше из-за особенности нашей культуры поощрять интроверсию.

Такая статистика может удивить застенчивых – особенно если учесть социальные ситуации, в которых, казалось бы, все уверенно взаимодействуют друг с другом. Тем не менее это не значит, что сорок процентов избегают таких ситуаций. Это означает, что другие сумели выйти за пределы своих страхов, возможно, путем их маскировки. Как сказала бы Сьюзен Джефферс, они испытывают страх и все равно взаимодействуют – отчасти потому, что используют ключевую стратегию для достижения успеха в социальных ситуациях: они применяют правило не быть собой.


НЕ БУДЬТЕ СОБОЙ

Конечно, это противоречит общепринятой житейской мудрости, которая советует застенчивым «просто быть самими собой» при новых знакомствах. Однако социальные ситуации являются, наверное, самыми мощными из всех пусковых механизмов по обострению робости, так что позиция «быть собой» может подразумевать активизацию наших страхов. Причем до такой степени, что мы приходим к мысли: избегание является единственным логичным выходом.

В социальных ситуациях, когда мы должны войти в комнату, полную враждебно глядящих на нас незнакомцев, и действовать так, словно нам нравится быть там, – это и есть фальшивая уверенность. Тем не менее следует избегать приклеенной улыбки и стремительного прыжка в толпу (такая тактика вероятнее подтвердит наши враждебные намерения). Вместо этого мы должны бросить вызов своим предположениям и применить стратегию с целью расположить к себе людей. Ллисе Бенун дает робким следующий совет, как действовать при знакомстве с людьми (в сочетании с некоторыми моими мыслями).


Не воспринимайте враждебность на свой счет

Ну да, легче сказать, чем сделать. Группы людей, занятых разговором, имеют привычку сигнализировать, что они не нуждаются в том, чтобы вы подключались к беседе, делая паузы вынужденными и потенциально неловкими. Однако толпа выглядит враждебно, поскольку вот так ваш мозг интерпретирует ситуацию. Порядочное количество людей как раз окажутся из этих сорока процентов, которые упоминала Бенун, – они будут чувствовать себя так же странно, как и вы. Так почему бы не взглянуть на них? Это означает, что комната может на девяносто процентов состоять из тех, кто настроен враждебно, но это не имеет никакого значения, потому что вы просто ищете оставшиеся десять процентов, которые настроены иначе. Понятно, что даже при самой устрашающей интерпретации ситуации невозможно признать, что все в комнате враждебно настроены. Так что найдите свою родственную душу – даже если придется немного выбирать.

Конечно, всегда найдутся те, кто настроен враждебно, или по крайней мере считают себя слишком важными персонами, чтобы говорить с такими, как вы. Ничего страшного, к тому же обычно это больше говорит о них, чем о вас. Например, всякий раз, когда я встречаю по-настоящему важных персон, они излучают искренность, которая, конечно, может быть нарочитой, но от этого человек не становится менее внимательным и приветливым. Они слушают и производят хорошее впечатление своей заинтересованностью – хотя бы потому, что большинство успешных людей обладают гибким мышлением. Следовательно, любой, открыто показывающий свою незаинтересованность, не столь и важен. Возможно, будучи неуверенными в себе, они оглядывают комнату в поиске важных персон, чтобы впечатлить их, не замечая того, что тем самым производят дурное впечатление.


Констатируйте очевидное

Первый шаг, который может сработать, – это честность. Если вы пытаетесь найти дружелюбное лицо в толпе враждебно выглядящих людей, почему бы так и не сказать – хотя бы для того, чтобы этот человек почувствовал себя польщенным, что вы высмотрели дружелюбного именно в нем?


И вообще – почему бы не начать с комплимента или позитивного замечания? Это может быть выбранный вами человек…

«Вы выглядите как человек, с которым стоит побеседовать».

…или место проведения мероприятия…

«Какая замечательная комната/здание/сад».

…само событие…

«Какое потрясающее мероприятие, отлично организовано».

…или даже напитки…

«Великолепные коктейли».


На самом деле подойдет все, что настраивает на позитив и позволяет начать беседу, а также избежать введения в стиле «Привет, я Джон, а вы?». Вообще в смелости нет ничего плохого, хотя застенчивым может быть трудно пойти в лобовую атаку. Однако фраза: «Могу я присоединиться к вашей беседе?» – это отличный шаг, который поможет вам «зацепиться», а участникам беседы – приветливо встретить вас. Тем не менее необходимо правильно выбрать собеседников. Если оживленно беседуют генеральный, финансовый директор и президент, возможно, стоит вклиниться в разговор менее пугающей компании, если у вас нет желания немедленно обострить неуверенность в себе.


Будьте любопытны

Следует отметить действительно важное умение слушать и развивать эти навыки. Робость может заставить вас поверить, что вы никому не интересны. Отлично: давайте предположим, что вы правы, и вместо этого начнем интересоваться другими. Станьте любопытными. Задавайте много вопросов и слушайте ответы. Один прием (применяемый знатоками общественных отношений) заключается в развитии умения, известного как «эмпатическое слушание». Иногда его еще называют активным слушанием: вы просто используете уже сказанное для углубления уровня беседы. Таким образом вы сможете вовлечь в общение даже тех, кто не заинтересован или, возможно, настроен враждебно.


«Привет, я Дэвид из «Форд моторс», – говорим мы, упоминая дополнительную информацию, чтобы выпытать то же самое у собеседника.

«Джон – «Вольво», – возможен краткий ответ.

«Что нового в «Вольво»?» – спрашиваем мы, используя открытый вопрос (чтобы получить более развернутый ответ, чем «да» или «нет»).

«Много всего», – говорит Джон, оставаясь краток.

«Много плохого или много хорошего? – спрашиваем мы. – Понятно, в «Форде» хватает и того и другого».

Это добавление всего лишь для того, чтобы собеседнику не казалось, что его «допрашивают с пристрастием». Это показывает, что вы тоже рады поделиться информацией, что может немного разговорить собеседника, и в то же время беседа по-прежнему ведется о нем.

«Главным образом хорошего, – говорит Джон. – Хорошо продается новая модель…»…И мы стартуем. Далее Джон упоминает продажи и новую модель – два маршрута, которыми может следовать активный слушатель (возможно, прикинув, что представляет для Джона больший интерес).

Тем не менее нет необходимости активно подталкивать Джона к беседе. Если он останется незаинтересован в ее продолжении – что ж, вы установили факт, что он не слишком важная персона, так что лучше всего отправиться дальше, для общения с кем-то, более достойным вашего внимания.


Умейте вести интересную светскую беседу

Это определенно представляет для меня проблему. Будучи псевдоинтеллектуалом, я чувствую себя наиболее комфортно, предаваясь целенаправленной критике с углублением в предмет. Однако мало того что это озадачивает тех, кто пришел заводить новые знакомства, а не решать глобальные проблемы, но и способно настроить их против себя. Серьезные беседы обычно содержат противоречивые мнения. И это катастрофа для попытки преодолеть робость, склоняя людей на свою сторону.

На самом деле многие чересчур серьезные люди всего лишь маскируют свою неуверенность, сосредотачиваясь на глубине темы вместо разносторонней беседы – возможно, пытаясь направить разговор в сторону области, в которой являются специалистами. Это переводит светскую беседу в разговор, требующий определенных навыков: поддержания ее остроты и увлекательности. Опять же, помогут комплименты и эмпатическое слушание.


Приходите пораньше

Как ни странно, робкие люди часто задерживаются с прибытием на мероприятие, не желая приезжать первыми. Однако у более позднего появления больше шансов активизировать ваши страхи и неуверенность. Большинство бесед уже ведутся, и порядок мирно идущего своим чередом вечера уже установлен без вас. Так почему бы не приехать пораньше? Особенно в том случае, когда вы хотите увидеться с хозяином, который в начале вечера будет определенно в меньшем напряжении (и более склонным «раскачать лодку»).

Конечно, теперь это стало моей уловкой – хотя бы потому, что, встретив хозяина, я обычно вооружаюсь информацией, что поднимает уверенность в себе. Я чувствую себя своим человеком, способным передавать свои знания тем, кто приходит позже.


Изучите обстановку

Просмотр списка приглашенных может показаться слегка чрезмерным, однако бегло ознакомиться с тем, что за люди появятся на мероприятии, и изучить в Google интересную информацию, которая может быть упомянута в разговорах, бывает весьма эффективным ходом. Чем больше вам известно об устроителе и его мероприятии, тем меньше вы будете чувствовать себя как в джунглях среди диких животных. Даже если вы не станете использовать полученную информацию, это повысит вашу уверенность при входе в зал.


Поработайте над рассказом о себе

Итак, какое впечатление вы хотите произвести на окружающих? Поработайте над парой фраз, которые описывают вас (и, возможно, объясняют ваше присутствие), и постарайтесь, когда вас спросят, избегать моей обычной манеры прятаться за самоуничижением. Это может включать вредные заявления типа «ой, да я никто» или «я скучный, не стоит говорить со мной» – мои классические утверждения, в результате чего я обычно доказываю себе свою правоту.

Тем не менее не стоит и выдвигать себя на первый план. Ваша цель состоит в том, чтобы обрести уверенность в себе, а не выиграть крупный контракт или получить предложение о работе. Итак, с заготовленной историей (просто на всякий случай) сосредотачиваемся на получении удовольствия от мероприятия и улучшении навыков общения с людьми.


Следите за языком своего тела

Как скажут вам последователи НЛП, наше тело постоянно отправляет многозначительные сообщения о вашем состоянии, так что постарайтесь, чтобы этот язык тоже сигнализировал о вашей уверенности, а не о робости. Плечи назад, спина прямая, голова поднята, руки не скрещены, ладони развернуты наружу – и все такое. Стоит поработать над уверенным зрительным контактом – не в последнюю очередь потому, что слабый зрительный контакт говорит о робости больше, чем все прочие сигналы тела. Потренируйтесь улыбаться так, чтобы улыбка выглядела по крайней мере искренне, а еще постарайтесь хорошо одеваться. Неправильный выбор одежды способен лишать уверенности почти мгновенно, тогда как аккуратный костюм и стильная стрижка, наоборот, помогают ее обрести и сообщить об этом окружающим. Подходящим выбором одежды будет соответствие правилам общества, в котором вы находитесь. Тогда как эпатажные наряды привлекают внимание, они для тех, кто достаточно дерзок, чтобы успешно с этим справиться. Слишком приметные наряды застенчивых людей способны не поддержать, а подорвать их уверенность в себе.


Избегайте средств «для храбрости»

Будьте осторожны с употреблением средств «для храбрости». С помощью спиртного можно повысить уверенность в себе, однако при этом алкоголю свойственно быстро уменьшить вашу продуктивность. Если вам требуется бокал вина, чтобы промочить горло, – отлично. Если вы чувствуете необходимость выпить два или три бокала, возможно, стоит проконтролировать, не обгоняете ли вы других. С тех пор как я отказался от алкоголя, возросла моя осведомленность относительно привычек употреблять спиртное на мероприятиях: я заметил, что те, кто довольно много пьет, обычно повторяются в разговоре, находят несмешные шутки веселыми, становятся слишком склонны к тактильным контактам, болтают без умолку и даже отличаются невнятной речью и шатающейся походкой. Тем, кто не склонен к неумеренным возлияниям на мероприятиях, вышеперечисленное не свойственно, причем среди них практически все важные персоны, на которых, возможно, вам захочется произвести впечатление.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Робость – это распространенная форма социальной паники, возможно, она является результатом дисбаланса химических веществ в головном мозге. Тем не менее застенчивость возможно преодолеть путем психической перестройки, которая включает в себя тщательную подготовку, любопытство и развитие навыков успешно вести светскую беседу.

13. Развитие уверенности на работе

Когда мы осознали, какие качества необходимы для обретения уверенности, разработали план по достижению успеха и обошли ограничения, связанные с застенчивостью, то уверенность в себе стала чем-то большим, чем просто необходимой составляющей для поддержания прогресса. Это отличный результат, однако сложности остаются – в частности, на работе, и особенно в плане взаимодействия с теми людьми, с которыми мы работаем.

Итак, что мы можем сделать, чтобы поддерживать уверенность в себе на работе? Изменить свое отношение, вот что! Необходимо последовательно рассмотреть через увеличительное стекло, какое влияние мы оказываем на тех людей, с которыми работаем, избавившись от типичной, но вредной черты неуверенного человека – своей одержимости мыслью, что это другие имеют на нас влияние. Одно это изменение способно фантастическим образом повысить эффективность в работе, поскольку немедленно воодушевляет нас, укрепляя нашу самооценку. Внезапно мы оказываемся ответственными за собственную судьбу, потому что имеет значение то, что мы делаем, а не то, что другие делают с нами. На самом деле это справедливо и по отношению к руководству.

Осознание значимости собственной личности на рабочем месте, безусловно, является гигантским скачком вперед для неуверенных в себе людей – пока мы эффективно пользуемся своей значимостью. Начнем пользоваться ею неумело – и сразу же натолкнемся на сопротивление окружающих. Между тем ловкое управление позволяет встать на верный путь.

Бесспорно, многие люди, прочитав приведенный выше отрывок, придут к выводу, что они бессильны, что сводит на нет понятие об управлении собственной значимостью. Однако подобное ощущение просто доказывает тот факт, что неуверенные в себе люди тратят профессиональную жизнь, будучи зацикленными на влиянии окружающих на свою жизнь (вручая власть над собственной жизнью другим людям), не замечая того влияния, которое они сами оказывают на других. Понаблюдайте внимательно, какое воздействие на других оказываете вы – и достоинства вашей позиции на рабочем месте станут очевидными. Единственным исключением может быть только потеря этого самого места, и в этом случае следует взглянуть на ситуацию объективно и срочно найти что-то более подходящее.


ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ

Заметить силу своего влияния – даже если ваша должность предполагает зависимость. Это фундамент, на котором в дальнейшем вы станете возводить свою личную эффективность, подкрепляя ее талантами и навыками. Конечно, это требует такта и любезного обхождения – как и всегда. Также потребуется распределить тактические приемы по двум областям: те, что направлены на то, что вы можете сделать для улучшения своего положения (предмет данной главы), и те, что направлены на то, что вы можете сделать при взаимодействии с другими, преследующими ту же цель (предмет главы 14).


УПРОЧИВАЙТЕ СВОЕ ВЛИЯНИЕ

Как уже говорилось, многие неуверенные люди ощущают себя маловлиятельными, особенно на работе. Это неправильно. Возможность упрочить свое влияние на рабочем месте в большей степени находится в наших собственных руках. Многие стратегии, тактические приемы и установки могут применяться без участия других людей. Вот некоторые из них:


1. Примите решение, что вы не позволите себя эксплуатировать

Слишком многие считают, что на работе их эксплуатируют. Что так или иначе начальство крадет время, силы и творческий потенциал. И после того как такое отношение установилось, его сложно изменить. Подобно поклонникам теории заговора, мы тратим время на поиск доказательств своей теории – и, как правило, находим (впрочем, как и все последователи теории заговоров).

Однако действительно ли нас эксплуатируют? Крепостных крестьян средневековой Европы, вынужденных бесплатно работать на землях хозяина, понятно, эксплуатировали, так же как и наемных рабочих в XVIII веке, которых принудительно заставляли трудиться, чтобы оплатить переход в Новый Свет. И маленькие дети сегодня в бедных странах не посещают школу, а лущат орехи для супермаркетов – вот их определенно эксплуатируют. Почему вы решили, что вас эксплуатируют? Потому, что кому-то удалось договориться о лучших условиях выполнения той же самой работы (на ваш взгляд)?

Чувство, что вас бессовестно обманули, крайне губительно, потому что приводит к постепенному регрессу вместо наращивания потенциала. Это кандалы для психики, которые не дают хорошо выполнять свою работу, способствуя закреплению вашего незначительного (как вы сами его определяете) статуса. И это только один взгляд на положение вещей, который вы способны изменить, если станете рассматривать свою работу – любую работу – как лестницу, ведущую в лучшее место. Я считаю, что лучший психологический настрой – это всегда рассматривать себя находящимся «в процессе самосовершенствования». Так что вместо того, чтобы считать свою работу тяжелой и нудной (а свой вклад – недооцененным окружающими), стоит развить в себе гибкое сознание по Дуэк и взглянуть на работу как на профессиональное обучение, необходимое для перехода на следующий уровень.

Ваша работа – далеко не кража времени и сил. Это дар, обучение профессиональным навыкам (а значит, и личной эффективности) в определенной области. И если вы в пределах своей должности достигли пика профессионального роста, что ж, это сигнал отправляться дальше, по ступенькам вверх. При этом начальство может заметить негативное отношение и прийти к выводу, что вы не в состоянии (или недостойны) занять более высокую должность.


2. Будьте добросовестны

Добросовестное выполнение обязанностей продолжает отвергать убеждения об эксплуатации. И это крайне необходимо для обретения уверенности. Глубоко внутри вы знаете, когда делаете все возможное, а когда расслабляетесь. Но, опять же, работа спустя рукава (возможно, потому, что вы чувствуете себя эксплуатируемыми) – это улица с односторонним движением в неправильном направлении. Это ведет к критическому падению уровня вашей личной энергии: ослабляет мотивацию, нарушает благополучие и подрывает уверенность в себе. Так что поступайте наоборот: работайте усердно.

«Уверенность является прямым результатом, но не успеха, а приложенных усилий», – говорит Ллисе Бенун (2006 год), имея в виду, что усердная работа стимулирует работу мозга и выброс адреналина. Это тонизирует организм и расширяет потенциал человека. Наше настроение повышается, когда мы чувствуем, что добились чего-то, и это, понятное дело, поддерживает уверенность в себе.

Добросовестное выполнение обязанностей действительно настолько важно для уверенности в себе, что Рос Тейлор посвятила этому моменту целую главу своей книги «Уверенность на работе» (2011 год), хотя она утверждает, что быть добросовестным – нечто большее, чем просто усердно работать. Это значит работать над видением, чего мы хотим достичь. Как только мы разберемся с планами достижений, она просит определить основную миссию нашей работы, возможно, на последующие несколько месяцев. Миссия должна быть конкретной, ориентированной на действия, амбициозной и выраженной в благозвучной форме.

Как только у нас появляется миссия – например, «усердно работать и добиться, чтобы меня заметили», – нам следует взяться за выполнение задачи. Перестать жаловаться, создавать себе препятствия, прекратить искать оправдания, поскольку подобное поведение укрепляет неуверенность в себе.


3. Создайте план (но не спешите)

Конечно, заявление Рос Тейлор о необходимости определиться с миссией указывает верное направление и, хотелось бы надеяться, должно мотивировать достигнуть цели. Тем не менее нам следует думать о сроке, значительно превышающем полгода. Как уже говорилось, мы нуждаемся в подробных планах на следующие пять или даже десять лет. Понятно, неуверенные в себе люди могут испытывать трудности с составлением долгосрочных планов, в возможность исполнения которых они бы всецело верили.


Итак, если вы все еще испытываете трудности, вот ускоренный метод.


Ключевым аспектом планирования является связь желанного будущего с нынешними обстоятельствами, с прокладыванием маршрута между двумя этими точками. Если вы можете определиться с пунктом назначения, куда хотите попасть, то соответственно сможете соединить эти точки посредством ряда этапов, каждый из которых будет приближать к цели и мотивировать извлечь максимальную выгоду из нынешнего положения (наблюдая при этом за появлением возможностей для продвижения).

Например, если сейчас вы уборщик в офисе и хотите через пять лет стать актером (и, может быть, телезвездой через десять), как вы соедините эти точки?

Точка/год первый: сменить место работы уборщиком с офиса на театр.

Точка/год второй: стать главным по уборке, в то же время расширяя свои возможности. Вы узнаете театр и заявляете о своих намерениях (см. главу 14), а также становитесь участником любительской театральной студии.

Точка/год три: вы стали работать за кулисами (и теперь можете слышать актеров и режиссеров) и уже играете ведущие роли в театральной студии.

Точка/год четыре: да! Вы дублер исполнителя главной роли и репетируете с актерами. И теперь отвечаете за организацию закулисной работы. О, и еще вам дали небольшую роль в рождественской пантомиме.

Точка/год пять: вы получили важную роль в новой постановке!

Учитывая траекторию развития событий, следующие пять точек до достижения известности на телевидении должны оказаться для вас пустяком. А если вы читаете вышесказанное и думаете: «От уборщика до телезвезды – ага, как же», – то стоит заметить, что до того, как стать журналистом, я продавал рекламные объявления для национального общественно-политического издания, а затем получил редакторскую должность, сочиняя статьи на тему окружающей среды и вручая их редакторам на рассмотрение.

Следовательно, такой маршрут не только выполним (поскольку требуется только добраться до следующего этапа), но также укладывается в реальные сроки, что должно уменьшить разочарование и повысить терпение (хотя некоторое разочарование и немного нетерпения полезно для прогресса).


4. Не подрывайте мнение о себе

Саботаж по отношению к самим себе является общей чертой неуверенных людей. Мы часто сообщаем о своей неуверенности окружающим, заставляя их перенимать негативный взгляд на нашу персону. Это может показаться невинной завесой скромности или самоуничижения, что тем не менее приводит к одинаковому результату: намеренному занижению ожиданий других на наш счет. В действительности, однако, это мольба о пощаде: мы сообщаем факт, что не представляем никакой угрозы, в надежде избежать нападения.

Понаблюдайте за стадом/стаей животных на ферме или блуждающих по саванне, и вы увидите, что среди них разыгрываются те же игры по делению власти. Поза сильных – демонстрация осознания опасности: попытка напугать, угроза. Поза слабых – съеживание: стремление не попасть в поле зрения вожака или альфа-самца из страха перед нападением. Ситуация на работе ничем не отличается. Сильные и амбициозные бьют себя кулаком в грудь, в то время как те, кому не хватает уверенности, демонстрируют свою слабость в надежде, что их оставят в покое.

Однако такой естественный анималистический ответ тормозит наш прогресс и усиливает неуверенность в себе. Мы не бессловесные животные. Мы люди, сложные личности, и трудимся в современном обществе, а это значит, мы способны разработать более эффективную линию поведения.

Нам просто нужно стать сообразительнее: не принижать себя, но в то же время не слишком превозносить свои достоинства (и то и другое в равной степени является признаками неуверенности в себе). У нас есть как долгосрочные, так и среднесрочные планы, а также тактические приемы для их непосредственного выполнения. И нужно просто следовать этим планам по мере возможностей. Со временем нас заметят, и даже если этого не произойдет – что ж, на психологическом уровне мы все равно окажемся на лучшем месте. Помните, что достижения являются достижениями, поскольку они приближают нас к цели и участвуют в строительстве нашей личной эффективности, а не потому, что какой-то начальник одобрительно хлопнул нас по плечу. Как уже говорилось, признание достижений важно, но ставить в фокус только лишь получение одобрения означает бесцельно тратить собственную жизнь в попытке угодить другим.

Что касается «оленьего гона», то почему бы не добиваться, чтобы все были в выигрыше (подход выиграл/выиграл), когда вы помогаете другим добиться их целей? Это снизит напряженность, поможет образовать союзы и облегчит ваш путь к достижению успеха – и все это без необходимости ломать рога в поединках, что в условиях офиса неизбежно вредит всем участникам распрей.


5. Узнайте свою компанию

Крайне важно понять, на какую организацию или компанию вы работаете. Я имею в виду, действительно узнать это.

 Кто управляет вашей организацией? Здесь важны не просто имена президента компании, генерального директора и совета директоров, но всего правления и даже руководителей отделов. А также сведения об их образовании, опыте и прочем. Откуда они все пришли, какие продвигают проекты, какова их жизненная философия? Каждый кусочек информации сделает вас более эффективным исполнителем на рабочем месте, что повысит уверенность в себе. Также это поможет определиться с возможностями и – что не менее важно – позволит не тратить впустую рабочее время. Такая информация, как правило, находится в открытом доступе или ее легко выяснить, просто прислушиваясь к окружающим людям.

 Как насчет вашего отдела? Каждый отдел является «вертикальной Вселенной» – ограниченным миром с собственной историей, географией и политикой. В нем есть чемпионы и их соперники, те, кто идет вверх, и те, кто вниз, знаменитости и герои: в наши дни все они находятся в доступе одного клика мышки. Нет оправдания тем, кто не знает о последних инновациях, юридических правилах, слияниях или специальных предложениях или даже просто сплетнях. История вашего отдела изложена, доступна для прочтения и должна быть пристально изучена теми, кто желает обрести уверенность на работе, хотя бы потому, что это позволит вам с руководством одинаково смотреть на вещи. Конечно, выражение «информация – это власть» является клише. А еще это правда.

 И не забывайте о технических деталях. Понятно, что значение имеют не только сами игроки и сплетни, но и то, чем на самом деле занимается ваша организация. Стоит заглянуть под капот и поинтересоваться, хотя бы потому, что это может выявить ваше полное равнодушие к отделу, в котором вы трудитесь. Я обнаружил это в Moorgate, у наших новых выпускников. Финансы восхищали меня, поскольку раньше я писал о них, будучи журналистом, и осознал реальные возможности системы финансов как средства для создания социальных льгот (идея, потерянная с началом кризиса 2008 года). Однако для ознакомления с системой финансов мне пришлось овладеть необходимой информацией. Среди принятых новичков были и те, кто просто не мог это освоить, что всегда подрывало их уверенность в себе. Безотносительно системы финансов я неизменно утверждаю, что непременно следует найти именно то, что вас интересует, чтобы вникнуть в технические детали. Кому-то больше по душе отдел здравоохранения в пиар-компании, кто-то больше склонен к потребительскому брендингу… Любой вариант хорош, если новый мир захватывает настолько, что возникает интерес изучать любые мелочи своей области деятельности.


6. Сообщите о себе другим

Чтобы о вас узнали, нет необходимости в первый же рабочий день бегать по лестницам и представляться всем руководителям (хотя это эффективный ход, если удастся набраться смелости). Просто знакомьтесь с окружающими: представляйтесь тем, с кем вы пока не знакомы (применяя тактические приемы, которые обсуждались для общественных мероприятий). Это не должно быть вынужденным маневром – просто будьте дружелюбны и открыты для знакомств с другими людьми. Почти все организации представляют собой разветвленную структуру, и большинство людей стремятся узнать тех, с кем работают в одном здании (те, кто этого не желает, опять же позиционируют себя персонами недостойными особого внимания). Кроме того, это отличный способ использовать собранную информацию, превращая имена в лица, а отделы – в людей.

А что, если мы окажемся в лифте с боссом? Что ж, можно спросить о контракте Джонсона, или постановлении Джефриса, или конференции Брайтона, на которой тот выступал, – о чем угодно, что позволит разговорить начальника и продемонстрировать вашу заинтересованность благосостоянием компании.

Тем не менее мы также должны быть приятны в общении с администраторами, секретарями, офис-менеджерами и даже охранниками. Эти люди имеют представление о геополитике организации на самом детальном уровне. Они знают, где находятся (метафорические) мины, а также «секретные тоннели и лестницы» для продвижения. Многие из них являются привратниками того или иного рода и чаще всего вхожи в кабинет по крайней мере одного начальника, так что лучше иметь таких людей среди друзей, чем среди врагов.


7. Избегайте называться несостоятельными

Принципиальное установление границ является тормозом для личной эффективности. Строгое разграничение обязанностей в отношении работы может помешать развитию профессионализма и расширению горизонтов, особенно если вы столкнетесь с теми, кто считает себя вправе распоряжаться по долгу службы. И вообще мы слишком склонны отгораживаться от выполнения каких-либо задач, неохотно выходя за рамки своих инструкций или вообще отказываясь это делать, потому что проводим четкую границу между своими и чужими обязанностями. Особенно часто это происходит, когда нам кажется, что заниматься решением проблемы недостойно нашего положения. Слишком часто опускаем руки и полагаем, что кто-то другой должен поменять тонер-картридж, загрузить в принтер бумагу, разобраться с проблемой, почему перестала работать электронная почта и т. д.

Однако каждым таким случаем мы демонстрируем свою несостоятельность перед теми, с кем работаем. Конечно, мы можем не знать некоторых технических вопросов. Однако существует открытая реакция, когда мы обращаемся за помощью, чтобы приобрести навык. И есть закрытый ответ, которым мы признаем собственную несостоятельность, когда мысленно складываем руки и отказываемся работать, пока кто-нибудь все не исправит. На самом деле это означает, что вы просто дуетесь: когда мысленно сигнализируете об отказе, даже если все равно выполняете задачу – как оно иногда и бывает, – это расценивается как введение в заблуждение или даже кокетливое жеманство.

Что касается вопроса, кто должен готовить чай, покупать печенье, отвечать на телефонные звонки или выполнять другие обязанности для поддержания комфортных условий на рабочем месте, – будьте тем, кто ведет, а не следует. Ничто не производит лучшего впечатления на окружающих, чем демонстрация готовности сделать нечто требующее усилий. На самом деле, как и вежливое обращение с людьми, это простой и незатратный способ произвести сильное впечатление. Я вызывал изумление людей тем, что отвечал на телефонные звонки или готовил чай.


8. Любите свою работу

Взгляните на сотрудников офиса и сразу заметите, насколько выделяются люди, любящие свою работу. Они увлеченные, позитивные, общительные, оптимистичные, открыты для предложений и рады внести свой вклад, инициативны и по большей части жизнерадостны. Кроме того, их личная эффективность всегда на высоте – как результат довольства выполняемой работой. Те же, кому не нравится их работа, тоже явно выделяются. Они рассеянные, настороженные, отчужденные, пессимистичные, раздражительные, с преимущественно сварливым и негативным отношением. Если копнуть глубже, большинство из них также испытывают глубокие сомнения по поводу своей компетентности, что зачастую маскируется постоянным обвинением других за каждый промах или даже восприятием своей организации как бесполезной.

Находиться на неправильной стороне уравнения печально, губительно и саморазрушительно. Потому что демонстрирует вашу беспомощность и разрушает доверие к себе. На мой взгляд, на такое можно пойти только затем, чтобы избежать голодной смерти, хотя обычно в таких крайностях нет необходимости. По большей части, нужно просто изучить, что нас интересует, создать план будущего и определиться со стратегией действий. А затем следует взяться за дело и найти работу, которая будет мотивировать.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Уверенность на работе требует изменения отношения к проблеме озабоченности влияния на вас окружающих с изучением того воздействия, которое вы сами оказываете на других людей. Также следует расширить свое влияние путем добросовестного отношения к обязанностям и отказа от саботирования собственных возможностей. Кроме того, необходимо изучить обстановку на работе и рассказать другим о себе.

14. Работа с другими людьми

Итак, мы способны сделать довольно многое для усиления влияния на работе без каких-либо действий со стороны окружающих. Тем не менее существует немало того, чего мы не в силах изменить. Окружающие тоже играют свою роль, будь то начальство или подчиненные, коллеги или клиенты. Имеет значение как непосредственное подчинение, так и люди, имеющие к нам лишь косвенное отношение.

Следовательно, важно развивать навыки общения с людьми, если мы хотим стать более уверенными в себе на рабочем месте. Учитывая, что именно другие люди по большей части ответственны за нашу слабую уверенность в себе, стремиться найти с ними общий язык абсолютно необходимо. Сделаем это правильно – и значительно продвинемся вперед. А если потерпим неудачу, то по-прежнему будем обречены ходить по мукам неуверенности в себе.

Опять же, здесь важно планирование и разработка стратегии, но этим мы уже занимались. Имеет значение то, что мы делаем и как ведем себя изо дня в день – даже, казалось бы, мелочи способны постепенно усугубить неуверенность в себе. Вот мысли по развитию навыков общения с людьми на рабочем месте, основанные на опыте того времени, когда я делал это преимущественно неправильно.


1. УЧИТЕСЬ ГОВОРИТЬ «НЕТ»

Это любимый совет сферы самопомощи. Известно, что многие люди считают неспособность сказать «нет» крайне вредной для своей самооценки. Поэтому если вы ищете уверенность в себе, то придется приобрести этот навык. Мнение Ллисе Бенун (2006) по этому поводу является стандартным.

«Умение сказать «нет» необходимо для достижения успеха в бизнесе, – говорит она. – Это имеет значение для управления, реалистичных ожиданий и установления доверия, а также это означает способность стать профессионалом».

Конечно, я согласен с этим. Однако я также озабочен тем, чтобы наш подход оставался стратегическим, при этом следует держать в уме долгосрочные цели. Резкий отказ способен повредить нашему положению и не укрепить, а, скорее, ослабить уверенность в себе. Возможно, следует разобраться, почему хочется сказать «нет». Нет свободного времени? Что ж, можно рассказать о решаемых нами задачах и крайних сроках сдачи проектов, вежливо указав на необходимость расставить приоритеты. Или мы отказываем потому, что считаем, что эта работа нас недостойна? Отлично, но тогда кто должен ее выполнять? Возможно, мы могли бы открыто (т. е. прямо) передать задание этим людям, выстраивая свою компетентность в области передачи полномочий (см. ниже), а также проявить уверенность в общении с окружающими (только остерегайтесь называться несостоятельными».

Или дело в том, что мы чувствуем скрытое в просьбе неуважение или данный человек манипулирует нашими страхами, чтобы эксплуатировать нас (вероятный сценарий, развивающийся в связи со слабой уверенностью в себе)? В этом случае требуется деликатность. Возможно, следует выполнить задание, но с вежливым замечанием (на момент сдачи), что это выходит за рамки ваших обязанностей и в то же время как вы рады выполнить это в качестве одолжения – на этот раз, – но не имеете возможности делать это на регулярной основе. Отлично, если выполнение задания будет на высоте, а примечание будет создано с правильным посылом – в этом случае уверенность в себе будет укреплена, а не подорвана.


2. ЗАЯВИТЕ О СВОИХ НАМЕРЕНИЯХ

К сожалению, нас судят по действиям, а не по намерениям. А в действиях неуверенных в себе людей часто сквозит смирение и кротость. Мы действуем, как будто нам не хватает честолюбия и целеустремленности. Как будто не заслуживаем ничего, кроме игнорирования и даже неуважения. Конечно, если мы выглядим беспомощно, неубедительно говорим и излучаем нерешительность, неудивительно, что низкая уверенность в себе столь часто подтверждается действиями других в отношении нас.

Чтобы изменить это, требуется смелое и мощное заявление о намерениях. Возможно, стоит встретиться с руководством и сформулировать свою цель: «Это мои замыслы, которые я собираюсь реализовать в этой компании». Конечно, придется объяснить произведенное прежде слабое впечатление о себе, так же как и рассказать о целях «нового вас». Да, прежний я вел себя неправильно, однако такое поведение уже неактуально.

Таким образом, вы заявляете прямо: пожалуйста, судите обо мне по-новому. Это также устанавливает планку, которую необходимо держать, – новый стандарт, по которому можем оценивать себя и ожидать быть оцениваемыми другими. И мы не можем сделать это, а затем продолжать действовать по-старому как кроткие, стенающие и кажущиеся эксплуатируемыми личности. Мы должны измениться. Однако это означает, что о переменах уже заявлено и, будем надеяться, замечено окружающими. А если это не так? Тогда мы получаем сигнал, что работа в данной организации может оказаться вредной для долгосрочной уверенности в себе, а значит, стоит сохранять позитивный настрой, но планировать смену работы.


3. УЧИТЕСЬ ПЕРЕДАВАТЬ ПОЛНОМОЧИЯ

Кен Бланшар прославился написанием книги «Одноминутный менеджер» (1981), в которой расхваливает достоинства передачи полномочий: при истинном делегировании мы просто соглашаемся с видением относительно результата конкретной задачи или проекта, а затем отходим в сторону, предоставляя другим независимость в работе над достижением цели. Люди могут совершать ошибки, но на них они будут учиться, в то время как те, кого мы инструктируем на каждом шагу, не научатся ничему, кроме как умению следовать инструкциям.

Важно помнить, что Бланшар писал не просто для менеджеров, пытающихся учить младших. Его философия распространяется на любого, кто работает вместе хотя бы с одним человеком, чтобы иметь возможность передать задания кому-то еще, ведь эта область представляет собой довольно острую проблему для неуверенных в себе людей. В то время как они считают себя эксплуатируемыми, тем не менее могут занять оборонительную позицию при просьбе передать часть своих полномочий младшему сотруднику или коллеге, который подчиняется тому же руководителю. Мы можем воспринять просьбу о передаче полномочий как угрозу – попытку лишить нас даже такого невысокого уровня власти или автономии.

Тем не менее нам стоит видеть в этом совершенно обратное. Это шанс расширить свои полномочия: либо путем привлечения других в сферу нашего влияния, либо посредством освобождения от бессмысленной задачи, которую, скорее всего, мы бы все равно расценили как эксплуатацию. Передача полномочий должна приветствоваться, хотя правильное делегирование является приобретенным навыком, включая в себя (согласно Бланшару) меньшее, а не большее инструктирование других.

Однако это также требует доверия. В конце концов, те, кому мы передаем полномочия, могут быть более опытными, что может нанести удар по нашему престижу. Поэтому необходимо верить, что путем делегирования полномочий мы освобождаем себе пространство для роста, а не расстаемся с частью своей жалкой империи. Мы привлекаем людей в наше общее дело, не теряя значимости выполнения собственных обязанностей, – следует признать, что к подобному заключению сложно прийти неуверенным в себе людям, поскольку оно включает в себя вопрос о доверии (как обсуждалось ранее в части второй).


4. ПРЕОДОЛЕЙТЕ НЕРЕШИТЕЛЬНОСТЬ

Ключевые моменты, определяющие наш прогресс, встречаются не только во время стрессовых тисков Салливана. Возможности, требующие мгновенного реагирования, появляются из ниоткуда и исчезают почти так же быстро. Возможно, генеральный директор неожиданно обратится к нам или мы встретим на каком-нибудь мероприятии босса компании-мечты.

«Вся жизнь сводится к нескольким моментам – это один из них», – говорит Бад Фокс (Чарли Шин) в фильме «Уолл-стрит» 1987 года перед встречей с Гордоном Гекко (Майкл Дуглас), изменившей всю его жизнь. Поэтому со случайными счастливыми моментами необходимо считаться.

Вот мой совет, как это сделать.

 Подготовьте «речь в лифте». Это речь предпринимателя для «моментов удачи» – например, если вы оказались в лифте с боссом. Есть буквально несколько секунд, чтобы изложить свою бизнес-идею человеку, от которого может зависеть все. Придумать что-то с ходу в такой момент практически невозможно, так что нужно заготовить фразы типа: «Здравствуйте, мистер Уолш, я Дженни. Я работаю в бухгалтерии, но нацелена как можно скорее перейти в отдел продаж». Удержитесь от добавления: «Вы можете мне в этом помочь?» Они получат информацию о вашем намерении, а вот если вы станете загонять их в угол, это не повысит шансы. Просто с улыбкой заявите о своих намерениях, используя положительные формулировки. А еще следует мысленно сказать спасибо своему давешнему решению всегда, будучи в офисе, придерживаться делового стиля в одежде. Такой стиль усиленно сигнализирует о ваших амбициях.

 Примите несовершенные обстоятельства. Для меня ключевой момент наступил, когда я работал в отделе производства журнала экономической тематики, но хотел получить редакторскую должность. О чем и сказал редактору, когда мы случайно оказались вместе в такси на пути к офису. У меня хорошие достижения в производственном отделе (вообще разговор начался с комплимента редактора моим навыкам и трудолюбию), и я также могу доказать свою полезность на редакторском поприще, если получу шанс. Редактора впечатлила моя готовность откровенно заявить о своих амбициях, причем в такси, в котором ехал еще один сотрудник. Конечно, я бы предпочел, чтобы не было свидетелей моего неловкого демарша. Однако не собирался упускать свою возможность.

 Заявите о своих намерениях. Важные персоны многое держат у себя в голове, так что выкладывайте все как есть. Большинство руководителей хорошо разбираются в нюансах (это их работа), поэтому нет необходимости напрямую просить их о помощи. Однако они также ценят ясность речи, а не витиеватую прозу, поскольку их время ценно, а способность изъясняться кратко и по существу многое говорит о вас. А что касается тех, кто не способен оценить подобную смелость? Что ж, это многое говорит о них самих.

 Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. Даже если ваш шаг не увенчается успехом, даже если все закончится тем, что вас станут дразнить в раздевалке, – ну и что? Как однажды сказал английский футбольный тренер Терри Венейблс, «лучше сделать и пожалеть, чем пожалеть, что не попробовал сделать» – отличная мантра для неуверенных в себе людей.


5. УЧИТЕСЬ УБЕЖДАТЬ

Конечно, Терри Венейблс обладал качеством всех успешных людей – умел убеждать. Он был способен очаровать каждого встречного, и не в последнюю очередь потому, что излучал дерзкое обаяние. И все же даже те, кто менее одарен природной убедительностью при рождении, могут развить подобные навыки.

«Хорошее умение убеждать… предполагает понимание истинных потребностей и желаний человека, которого вы убеждаете, понимание критериев, согласно которым он действует, и, наконец, представление информации таким образом, чтобы произошло совпадение данной информации с его или ее обозначенными желаниями», – пишет Дейв Лахани в книге «Искусство убеждения, или Как получить то, что хочешь» (2005 год).

Лахани спешит отметить, что убеждение не является манипуляцией, поскольку в этом нет никакого обмана. Убеждающий просто пытается указать на общие интересы, которые, возможно, могут стать причиной установления долгосрочных и взаимовыгодных отношений. Этим умение убеждать схоже с навыком «синергии» Стивена Кови (поиск общности между нами и каждым, кого мы встречаем, – еще одно продуктивное качество уверенности), хотя следует помнить, что в конечном счете мы склоняем людей к принятию наших взглядов в угоду собственным интересам и потребностям.

Лахани выделяет основные качества мастера убеждений (с некоторыми моими мыслями на этот счет).

 Приятный голос. Это нечто большее, чем громкая речь и назойливый тон. Это означает умение отчетливо выговаривать слова, сохраняя зрительный контакт и позитивный язык телодвижений. В конечном счете мастера убеждений просят следовать за ними – так что голос должен звучать так, словно вы знаете, куда идете.

 Развитая сеть связей. Мастера убеждений почти всегда могут назвать контакт или человека, который способен заполнить пробел между собой и вами. Это повышает авторитет и доверие к убеждающему, делая его недостающим звеном, которого вам не хватало годами.

 Грамотный рассказ о себе. Мастера убеждений способны интересно излагать свои истории. Лахани отмечает три необходимых составляющих: ваша биография (как вы оказались здесь); ваша компания (или должность/отдел, в которой вы работаете) и ваше предложение конкретному человеку. Каждая часть должна звучать убедительно.

 Авторитет. Его невозможно подделать. Необходимо определиться с областью знаний, в которой вы намерены стать экспертом, усердно учиться, развивать умение делать заключения (или высказывать мнение) и верить в то, что говорите и делаете. Лишь те, кто верит в то, о чем говорит, могут рассчитывать убедить других.

 Сопоставление точек зрения. Мастера убеждений стараются сначала понять точку зрения тех, кого стремятся убедить, а затем пытаются максимально сблизить ее с собственной. Если ваша цель заключается в переубеждении кого-либо, начните с точек соприкосновения, медленно стараясь расширить их таким образом, чтобы они охватывали и вашу точку зрения. Начинать с глубокого моря, разделяющего точки зрения, и считать, что ваша сила убеждения не подведет, – значит, почти наверняка прийти к провалу.


Другой метод, предложенный Лахани, предполагает использование «подарка», когда мы сначала предлагаем что-либо для поощрения взаимодействия (любимая уловка продавцов отдела сыров в гастрономах); предпринимаем непоследовательные шаги по достижению желаемого результата (я называю это «движение от А до Я через Б», когда мы сосредотачиваемся на привлечении других, казалось бы, безобидным Б); и «социальное сопоставление», когда мы показываем примеры людей, уже убежденных нами, и полученную ими при этом выгоду.


6. ДАРИТЕ КОМПЛИМЕНТЫ, А НЕ ЖДИТЕ ИХ

Каждому нравится получать комплименты. Однако неуверенные в себе люди могут быть просто одержимы стремлением их получить, а вот делать комплименты для них зачастую является проблемой, приводя в состояние беспомощности. Несмотря на ощущение воодушевления, которое дарит сделанный комплимент, не стоит забывать, что получатель впитывает власть дарителя, увеличивая зависимость от него.

Следовательно, обретение уверенности в себе происходит не тогда, когда мы получаем комплименты, а когда дарим их. Даритель определенно более важен, чем получатель, – говорят, когда мы раздаем комплименты, это самый дешевый из эффективных способов воодушевления, так что стоит активно его применять.

Конечно, многие люди считают комплименты чем-то слащавым или льстивым, даже низкопробным. Поэтому надо быть искусным в этом деле – возможно, делая комплименты путем косвенных замечаний типа «какой фантастический торт» или «удивительная креативность», вместо того чтобы сказать: «Сандра, ты та-а-ак восхитительно печешь торты!» В любом случае, понаблюдайте реакцию Сандры на чистую лесть, и сила комплимента станет очевидной.


7. НЕ ПРОВОЦИРУЙТЕ БОССА

Попросите неуверенных в себе людей назвать одного человека, обрекающего их на столь низкое положение, и наверняка это будет начальник. Руководство действительно способно свести на нет самый значительный прогресс, прямо-таки стремясь к этому, уничтожая последние наши крупицы уверенности в себе.

Чтобы обрести доверие, мы должны обуздать начальника. Однако при этом требуется осторожность. Сражаясь против своего босса, вы можете стать Давидом, победившим Голиафа, бурами, перехитрившими Британскую империю, или вьетконговцами, одержавшими победу над американцами. Однако более вероятно, что станете одним из тысячи позабытых героев, которые выступили против более сильного врага и проиграли, что станет катастрофой для уверенности в себе.

Поэтому поступайте наоборот. Вместо того чтобы ненавидеть своего начальника, сотрудничайте с ним. В своей чудесной книге 1998 года «Не парьтесь на работе по мелочам» Ричард Карлсон предлагает следующие приемы работы с нашими «уважаемыми руководителями» (как обычно, с моими мыслями на этот счет).

• «Не провоцируйте требовательного босса». Как утверждает Карлсон, существует два способа иметь дело с требовательным начальником. Мы можем жаловаться на него (возможно, за его спиной) или попытаться выяснить, в чем заключается его влияние. Автор просит отметить, что требовательные люди склонны вести себя так со всеми, так что не стоит принимать все на свой счет. Карлсон также утверждает, что у них, скорее всего, нет никаких скрытых мотивов, поэтому не стоит их выдумывать. Многие, по словам психотерапевта, застряли в роли требовательных, что означает (подобно личному тренеру, который заставляет выкладываться по полной), что начальник может быть тем самым человеком, который желает, чтобы вы добились большего. Даже если все это сомнительно, такой настрой определенно более благоприятен, когда пытаешься справиться с требованиями.

• «Не участвуйте в сражениях, которые не можете выиграть». Как уже говорилось, сражение против начальства обычно является верным способом проиграть. Начальник может ошибаться и целенаправленно стремиться унизить, однако Карлсон предостерегает от ведения слишком активной борьбы с целью предотвращения такого отношения. С учетом вашего взгляда на ситуацию все-таки бывают случаи, когда следует помнить, что на кону репутация руководителя, а не ваша. Таким образом, ему приходится выбирать собственный путь. Если он окажется прав, а вы поддержали его (но были не правы), вас простят (наслаждаясь победой). Если он был не прав, а вы указали на его ошибку (но остались в игре) – что ж, возможно, в следующий раз к вам прислушаются.

 «Прежде чем занять оборонительную позицию, примите сказанное начальником к сведению». Я бы хотел осознать это еще тогда, когда был журналистом или банкиром. Если бывших начальников попросить описать меня одним словом, полагаю, слово «обороняющийся» прозвучит не раз. Для человека, занявшего оборонительную позицию, даже конструктивная критика вызывает непроизвольную мгновенную реакцию. Конечно, с течением времени, когда утихают страсти, осознаешь, что слова руководства имели смысл. Так почему же я был не в состоянии услышать их раньше? На самом деле начальник говорил дельные вещи, наверное, в девяноста процентах случаев – и должен был пробиваться сквозь мою оборону, чтобы быть услышанным. А те десять процентов, когда он вел себя как болван? Что ж, уберите с глаз пелену, возникающую из-за оборонительной позиции, и неразумность начальника станет очевидной.

 «Не забывайте ценить людей, с которыми вы работаете». Да, это утверждение справедливо и для начальника, хотя основное внимание Карлсон уделяет коллегам и даже уборщикам. На мой взгляд, все изученные тактические приемы общения с окружающими людьми – что касается того, как делать комплименты и быть приветливыми, – также относятся и к начальству. Конечно, если один из сотрудников делает мне комплимент, бывает очень приятно. В конце концов, это ведь я иду по джунглям, и это моя голова виднеется над бруствером. И то, как подчиненные меня воспринимают, очень для меня важно, если таково их истинное мнение. Некоторые коллеги могут счесть это подхалимажем – ужасная интерпретация, удел озлобленных и неуверенных в себе людей, по моему мнению. Тем не менее если комплимент сделан удачно (и, возможно, не напрямую), это чрезвычайно повышает авторитет.


8. ЭЛЕГАНТНО УПРАВЛЯЙТЕСЬ СО СЛОЖНЫМИ ЛИЧНОСТЯМИ

Вот если бы начальник был единственным сложным персонажем нашей трудовой жизни – но, увы, это не так. Сложные люди присутствуют в каждом офисе – множество неуверенных в себе буквоедов, чьей судьбы мы столь отчаянно пытаемся избежать.

Согласно книге специалиста по разрешению конфликтов Мюриэль Соломон «Работа со сложными людьми» (2002 год), офисные антагонисты бывают представлены в различных ипостасях, и каждому типу соответствует свой стратегический подход (как обычно, присутствуют мои собственные мысли).

 Враждебные. Обремененные личными проблемами, враждебно настроенные личности обычно сердиты и подавленны. Они высмотрят ваши слабые места и используют их в качестве мишеней для атаки. Согласно Соломон, следует избегать попадания в их ловушки, оставаясь спокойными. Антагонисты хотят вывести вас из себя, так не позволяйте им нажимать на кнопки. Оставайтесь спокойными, и пусть переключатся на других, которые не так уверены в себе.

 Бесцеремонно-напористые. Высокомерные коллеги хотят впихнуть вам свои идеи, так не позволяйте этого. Большинство из них не уверены в себе и хотят, чтобы их любили – классическая черта хвастунов и задир. Мы просто должны понять, что они ведут себя так со всеми и остаются открытыми и поддающимися влиянию, несмотря на свое поведение. Не поддавайтесь давлению и не идите на открытый конфликт – просто держитесь в стороне. Если зазнайки не смогут воздействовать, это будет сигналом о вашей уверенности в себе, делая вас все более и более желанным союзником. Наслаждайтесь властью!

 Лжецы. Обманщики хитрят и искажают факты. Они могут быть лицемерными: рассыпаться в любезностях в лицо и говорить ужасные гадости за спиной. Опять же, таким образом они выражают свою неуверенность. Нам необходимо быть выше таких людей, стараясь не опускаться до их уровня. А что, если ваш начальник – один из них? Всегда оставайтесь профессионалом и старайтесь получать распоряжения в письменном виде. Кроме того, утешьтесь тем фактом, что в этом обмане нет ничего личного – это их неуверенность заставляет поступать таким образом.

 Изворотливые. Тогда как лжецы не уверены в себе, изворотливые обычно обладают высокой степенью уверенности и используют ваши слабости для получения того, чего хотят. Обратите внимание, как они ведут себя, – возможно, оказывают прямое давление, заставляя сделать что-то и притворяясь удивленными, когда вы сопротивляетесь. Они могут быть в курсе ваших желаний и предлагать их исполнение в качестве награды, хотя это может оказаться пустым обещанием. Хорошо, почему бы не поменяться ролями и тоже стать прямолинейными? Старайтесь распознать игры изворотливых и обратите внимание, когда они меняют тактику (или становятся враждебными, потому что вы раскрыли их уловки). Однако будьте осторожны: изворотливые люди очень жестко обращаются с неуверенными в себе оппонентами.

 Грубые. Вообще с грубиянами просто иметь дело. Даже если они набрасываются, когда вы действительно некомпетентны, их отношение является для вас лучшей защитой. В ряде современных компаний явная грубость или неуважение считаются приемлемыми. Во многих западных странах это незаконно. Так что дайте грубиянам понять, что их оскорбления выходят за рамки приличия. Установите четкие границы приемлемого поведения и вежливо попросите не преступать черту. При этом многие успокоятся и извинятся. Вам следует элегантно принять извинения – возможно, тоже извиниться независимо от обстоятельств. Ведь победа одержана и ваше великодушие поможет привлечь союзников, тогда как упрямство превратит успех в поражение.

 Эгоистичные. По словам Соломон, самолюбивые люди стремятся привлечь к себе внимание. Они эгоистичны и желают покрасоваться. Тем не менее они царствуют в автономной вселенной, которая редко имеет непосредственное влияние на вас (но способна раздражать). Однако «всезнающие» коллеги или подчиненные могут серьезно досаждать, что требует разработки некоторых тактических приемов для борьбы с ними. Задавайте уточняющие вопросы, которые требуют исчерпывающих ответов. И не принимайте на веру то, что они говорят, – эгоистичные люди склонны преувеличивать. Оставайтесь объективными. И помните, что большинство эгоистов в глубине души не уверены в себе, независимо от того, насколько хорошо это скрывают. Таким образом, кривая улыбка может быть лучшей тактикой, нежели оскорбление в лоб (а периодическое снисхождение к их слабостям даже лучше того).

 Прокрастинаторы. Приходится иметь дело и с такими личностями с проблемной самооценкой – с теми, кто неспособен принимать решения. Впрочем, несмотря на связанное с ними разочарование, подобная неуверенность дает возможность нам – не для того, чтобы нападать на этих людей, а чтобы понять их страхи и помочь. Вняв их озабоченности, вы можете стать доверенным советником, который (если эта характеристика относится к начальнику) является одним из самых важных лиц в любой организации. Что касается подчиненных, мы можем научить их тому, что сами знаем о превращении срыва проекта в удвоение очков, помогая окружающим обрести уверенность в себе (что также поможет повысить и собственную).

 Критики. Некоторые люди не способны выразить удовлетворение и придираются к малейшим недочетам, лишь бы покритиковать. Если так поступает ваш начальник, конечно, это может крайне выматывать, хотя прямой конфронтации (как обычно) стоит избегать. Мы должны принять критику к сведению, но в то же время не следует позволять ей подрывать уверенность в себе. Осознаем, что наши горизонты простираются гораздо дальше непосредственного неудовольствия начальника. К сожалению, постоянно критикующие люди удручают, так что мы не можем оставаться абсолютно безучастными, если хотим предотвратить нанесение ударов по нашей уверенности. Я разработал тактику, которая может служить ироничным ответным выпадом. Утверждение «спасибо за ваш позитивный подход» (в то время как вы осознаете истинное обращение) без переигрывания заставляет критикующего удивиться. А вы улыбаетесь – и ущерб вашей уверенности нейтрализован.


Общаясь со сложными людьми, стоит стремиться к взаимодействию под девизом с известного плаката, посвященного Второй мировой войне: «Сохраняйте спокойствие и продолжайте в том же духе». Если вы способны держать под контролем свои эмоции (и язык), продолжая беседу независимо от причины раздражения, то вам стоит и далее совершенствовать навыки виртуозного общения с людьми. Это невероятно помогает выстраивать уверенность в себе.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Развитие навыков общения с людьми имеет решающее значение для обретения уверенности. Могут оказаться эффективными некоторые тактические приемы, такие как заявление о своих намерениях, умение делегировать полномочия, преодоление нерешительности и умение убеждать. Однако также следует научиться элегантно взаимодействовать с начальством и сложными людьми.

15. Свидания

Одной из областей, слишком часто игнорируемой гуру уверенности, становится зона романтических интересов. И даже тогда, когда она не остается без внимания, в этой теме часто используются обобщения, которые, несмотря на их полезность, далеки от сути наших потребностей. Я не могу винить в этом авторов, поскольку это весьма спорная область, в которой могут запросто упрекнуть в гендерных стереотипах и даже сексизме. Следовательно, мое желание говорить об этой проблеме прямо должно содержать «предупреждение о вреде для здоровья»: идущий далее текст может вызвать ваше недовольство.


ДЛЯ НЕУВЕРЕННОСТИ ХАРАКТЕРНЫ ПОЛОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Конечно, у обоих полов имеется немало совпадений касательно романтики и свиданий. Однако совпадения менее очевидны, когда речь идет о причинах неуверенности в себе в этой сфере отношений. Неуверенность мужчин и женщин, как правило, происходит из разных источников, основываясь (если я могу взять на себя подобную смелость заявить это) на разных ролях, предназначенных природой. Итак, не делая каких-либо выводов о целесообразности этих ролей – или о том, насколько они могут казаться устаревшими, – я сосредотачиваюсь на том, что может быть полезным для всех.

Искренне полагаю, что неуверенные в себе мужчины имеют больше всего проблем при знакомстве с женщинами и общении во время первых свиданий. А неуверенные в себе женщины, по моему мнению, испытывают трудности с переходом от тех самых коротких первых свиданий в полноценную и устойчивую связь.

Я мог бы не говорить о различиях во взглядах или потребностях – как большинство авторов книг о самопомощи, – оставив читателям возможность самим определиться с половыми различиями на основании нейтральных советов типа «поддерживайте огонек в отношениях» и «приходите вовремя». Однако думаю, что это нечестно. Понятно, я находил такие советы малопригодным для себя, наблюдая сверстников, преуспевающих в привлечении женщин, в то время как сам стоял в стороне, расстроенный тем, что острая нехватка уверенности в себе не дает мне даже заговорить с противоположным полом.

Подобно многим мужчинам, когда я был молод, моя слабая уверенность в делах романтических и сексуальных усугублялась ощущением собственной непривлекательности: я считал, что мне не хватало кое-чего, что имело решающее значение для привлечения женщин. В моем случае это был рост – около 173 см, в то время как более успешные сверстники казались выше, что немедленно добавляло им уверенности в отношениях с женщинами.

Вряд ли это является редкостью. Мгновенные суждения о привлекательности делаются представителями обоих полов. А это означает, что, если мы чем-то отличаемся от стереотипного образа красоты, будучи низкорослыми, полноватыми, неуклюжими или обладающими не слишком привлекательной внешностью (в действительности или как нам кажется) – мы вероятнее всего будет испытывать недостаток уверенности в себе в те решающие моменты, когда нас впервые будет оценивать представитель противоположного пола.


СТРАХ БЫТЬ ОТВЕРГНУТЫМ И УНИЖЕННЫМ

Для мужчин это особенно болезненно. Даже сегодня именно мужчина обычно должен делать первые шаги на тех самых значимых первых порах, встречая перспективную партнершу для романтических отношений, и потеря уверенности весьма мучительна. Мужчинам приходится подвергать себя риску быть отвергнутым, униженным, и невысокий, полноватый или «уродливый» парень убежден, что именно это ему и предстоит, что неизбежно понижает уверенность в себе.

Неудивительно, что столь многие решают выйти из игры – сторонятся отношений или даже вовсе избегают социальных ситуаций. Колонки психологических советов изобилуют грустными рассказами отвергнутых мужчин. Один я прочел в оставленном в метро таблоиде, текст был примерно такой:

«Мне 19, мой рост 170 см, и думаю, что мой рост – это главный недостаток, который мешает мне в жизни. Друзья ходят по клубам и общаются с девушками, а я потерял уверенность в себе и теперь избегаю общения, потому что беспокоюсь, что девушки отвергнут меня и станут надо мной смеяться».

Я посочувствовал этому пареньку всем сердцем, однако мое сочувствие превратилось в гнев, и я порекомендовал ему проконсультироваться у специалиста, чтобы выяснить, почему рост стал причиной потери уверенности в себе.

Вот так! На мой взгляд, это был совершенно неадекватный ответ – более чем пренебрежительный, как если бы консультант тоже считал, что неуверенным в себе невысоким парням слегка не повезло. Я понял, что мог бы ответить лучше, и поместил ответ в своем блоге. И по сей день этот пост является получившим больше положительных отзывов, чем любой другой. Мною было предложено десять рекомендаций, которые, хотя и сосредоточены на проблемном росте, при некоторой корректировке можно отнести и к другим «физическим недостаткам», уничтожающим уверенность мужчин в себе в тот самый момент, когда она им больше всего необходима.

Вот моя версия – скорректированная для всех мужчин, сражающихся с собственной неуверенностью в период ухаживаний за девушками.


1. Сначала плохие новости. Ты еще можешь вырасти (или иным образом измениться физически), а может, и нет. На самом деле думаю, что потеря уверенности в себе является естественной реакцией на осознание неприятного факта, при этом ты видишь, что привлекательность для противоположного пола – центральный объект внимания сверстников. Тем не менее столкновение лицом к лицу со своими внутренними демонами – это хорошо. А вот отказ или фантазии были бы нелепы.

2. Это имеет значение? Да, имеет. Не стоит отрицать, что физическая красота важна при попытках привлечения женского пола, а рост для мужчины является весьма значимой составляющей этого «комплекта» (включающего телосложение и привлекательное лицо). Так что твой круг девушек для потенциального привлечения сокращен. Однако со временем этот имеющий значение недостаток перестанет быть таковым.

3. В девятнадцать лет чувствовать себя физически непривлекательным в глазах женщин – настоящая трагедия. Однако женщины, как правило, больше восхищаются самоуверенными мужчинами. При этом физическая привлекательность не единственное, что способно повысить уверенность мужчины. Как мы уже видели, достижение успеха имеет тот же эффект. А в девятнадцать лет у тебя впереди вся жизнь, чтобы обрести уверенность вторым методом.

4. Время меняет внешний вид. В девятнадцать я был худым и невысоким. К тридцати поправился, что повысило мою уверенность в себе, но это также означало необходимость прикладывать усилия, чтобы оставаться стройным, – заниматься в спортзале, а это впоследствии сделало меня еще увереннее. В то время как мои страхи по поводу физических недостатков уменьшались, я заметил, что прежние «короли ночных клубов» начали стареть: набирали вес или теряли волосы (невзирая на рост или внешний вид). Нет смысла сравнивать, главное – понять, что достигнуть уверенности в себе можно в любом возрасте, причем как с помощью физической привлекательности, так и с помощью прочих достижений. А если сейчас ты испытываешь недостаток уверенности – возможно, потому, что считаешь себя непривлекательным, – значит, следует приложить усилия, чтобы изменить это.

5. Кроме того, всего через несколько лет значимость внешности (хотя она остается весомым фактором) будет уменьшаться. В юном возрасте мало у кого устанавливаются долговременные отношения, так что в целом знакомства чаще всего не более чем эпизод из «90210» или «Холлиоукс». Данный период непродолжителен, и достаточно скоро мимолетные увлечения сменятся долговременными отношениями, в которых будет важен совсем другой набор атрибутов. Честность, целеустремленность, юмор, терпение – вот что имеет значение в долгосрочных отношениях. В то время как рослый парень с привлекательной внешностью может обладать качествами, в числе которых высокомерие, тщеславие и эгоизм. Это делает его уродливым в глазах женщин, ищущих спутника жизни (даже если эти черты изначально казались привлекательными).

6. Тем не менее вышеупомянутые преимущества появятся в будущем. Какой совет способен помочь, когда тебе всего девятнадцать? В этом возрасте я жил в Эссексе – царстве гламурных ночных клубов и мелкого тщеславия. Моя уверенность была на уровне ниже некуда. Однако когда я стал учиться в университете Манчестера, все совершенно изменилось и меня уже судили по личности, а не по внешности. Комплекс по поводу роста исчез – не в последнюю очередь потому, что та самая черта моего характера, которую в Эссексе считали странной (желание вести содержательные беседы), теперь была оценена.

7. Также стоит помнить, что весь сценарий развития событий в ночном клубе, – парень подходит к девушке и пытается ее разговорить, – это сущее наказание для всех, кроме разве что самых поверхностных девушек. Достойные партнерши не оценят заигрываний, потому что решат, что ты просто еще один балбес, играющий в игру «у кого было больше девчонок». Так что не будь таким балбесом. Наоборот, старайся найти среду для общения, в которой возможны хотя бы какие-то из форм вербального взаимодействия. Лучший выбор – это теннисные клубы, так же как и открытие художественных галерей и ведение вечерних бесед (возможно, в музеях). Более того, практически все красивые и умные женщины избегают появляться в кишащих донжуанами ночных клубах, поскольку заинтересованы встретить не их, а умных мужчин.

8. Работай над развитием своей личности. Понятно, что внешность делает тебя несчастным. Однако стоит помнить, что главное – это твое восприятие себя непривлекательным, а не сами особенности внешности. Невысокие парни всегда находят себе девушек, так же как и странные, «некрасивые» или полноватые – между тем ненавидящие себя, угрюмые и депрессивные привлекают лишь людей с похожими комплексами. Наряду с уверенностью большинство женщин просто в восторге от дерзкой улыбки и шуток, а ведь и то и другое невозможно, пока ты сосредоточен на проблемах внешности.

9. Никогда не носи приспособлений для маскировки своей внешности. Для невысоких парней это обычно каблуки или специальные стельки для обуви, хотя часто в качестве радикальной маскировки своей (чаще кажущейся) непривлекательности делается эпатажный пирсинг, татуировки на лице или прически в стиле панк. Даже если поначалу это сработает, в конечном итоге понизит уверенность в себе. А вот занятия в тренажерном зале и умение хорошо одеваться способны ее повысить. Я не имею в виду фигню от дизайнера, перенесшего лоботомию. Просто соответствующим образом подобранную одежду, улучшающую внешний вид и способствующую повышению уверенности (возможно, стоит нанять на день личного шопера или консультанта по стилю). Уход за собой, а также за своей прической тоже важен – возможно, ты пренебрегаешь этим из-за неуверенности.

10. Наконец, рекомендую по-новому взглянуть на насмешки и оскорбления в свой адрес от окружающих мужчин и женщин. Не один ты переживаешь по поводу своей внешности, почти у всех есть тяготящие комплексы, даже если они успешно это скрывают. Это выявляется главным образом по стремлению оскорбить других или посмеяться над чужой бедой. И нам стоит видеть подобных людей именно такими, какие они на самом деле. Однажды я встретил очень уверенного в себе невысокого мужчину и спросил его, задевали ли его когда-нибудь негативные замечания окружающих по поводу роста. «Вы имеете в виду, от неуверенных в себе высоких мужчин? – ответил тот. – Этим они всего лишь демонстрировали свои недостатки». Мне потребовались годы, чтобы осознать фундаментальную истинность этого утверждения, однако теперь я принял это за непреложный факт: если вас беспокоит свой рост или внешность, то вы начинаете цепляться к невысокому, полноватому или некрасивому парню в отчаянной попытке навязать ему свое извращенное мнение об иерархии.

А как быть с женщинами, которые делают неприятные замечания или смеются? Что ж, они могут принимать вас за надоедливого зануду (несправедливо, но понять можно). Если это не так (и особенно в случаях оскорблений на публике ради привлечения внимания), значит, таким образом они выражают собственные комплексы, что больше говорит о них, чем о вас. Тем не менее, по моему собственному опыту, такое встречается не слишком часто – никогда не сталкивался с таким поведением за ограниченными пределами окрестностей родного графства.


ИЗБЕГАЙТЕ «ПРАВИЛ»

Итак, мужчинам стоит избегать «игр», когда дело касается ухаживаний. Вместо этого следует найти способы повысить свою уверенность в отношениях с противоположным полом, развивая личные качества вне гладиаторской арены ночного клуба. А что насчет женщин, многие из которых более озабочены привлечением надежного и постоянного партнера? Что ж, в этом случае женщинам следует избегать играть «по правилам».

«Правила: как выйти замуж за мужчину своей мечты» – книга Эллен Фейн и Шерри Шнайдер (1995 год), возможно, является самой популярной на поприще личных отношений из написанных для одиноких женщин. А также наверняка самой вредной для женского прогресса (со времен изобретения уздечки с кляпом для сварливых женщин).

Я ненавижу эту книгу. Не только потому, что она усложнила мою амурную жизнь в Нью-Йорке и Лондоне, когда я заводил отношения в далеких девяностых. Но и потому, что, на мой взгляд, ужасные рекомендации в этой книге уничтожают уверенность тех самых людей, которым они призваны помочь: женщины ищут сто́ящих отношений с относительно достойными мужчинами.

«Правил» всего 35, некоторые из них приведу здесь.

 Не смотрите пристально на мужчин и не говорите слишком много. Это не совет для поездки в общественном транспорте. Авторы имеют в виду бар или общественное мероприятие. И под «пристальным взглядом» имеется в виду любой зрительный контакт с любым мужчиной. Женщине следует просто «улыбаться в никуда». Между тем любая женщина, которой хочется поговорить, также должна осознать, что ее словоохотливость явно расстраивает планы привлечения потенциального жениха, так что забудьте о том, чтобы найти общность в ходе беседы.

 Не звоните ему и редко перезванивайте. В то время как я согласен с важностью не показывать свою чрезмерную заинтересованность (что заставляет мужчину усерднее трудиться, привлекая ваше внимание), только зануда станет придерживаться правила не перезванивать, отправляя столь явные сигналы отторжения.

 Не принимайте приглашение на субботнее свидание после среды. Действительно, женщины могут уступить яростной активности мужчины только по самым строгим обстоятельствам. Опять же, в пределах разумного это работает. Однако, по моему мнению (как и в приведенном выше правиле), это глупо, когда выходит за грани разумного, – хотя бы потому, что лишает женщину независимости.

 Не платите за себя на свиданиях. Причем имеется в виду не только первое свидание. Независимо от статуса женщины по сравнению с мужчиной ей запрещено делать финансовый вклад на ранних стадиях отношений. Вместо этого ей следует вести себя как принцесса (или как «женщина, не похожая на других»), принимая щедрость мужчины в качестве цены за возможность быть с ней.


ЦЕНИТЕ СЕБЯ

Как по мне, Фейн и Шнайдер смотрят с другого конца в телескоп времен Эдуардов. Кажется, они говорили: «Будьте пассивны и заставьте его делать всю работу, тогда он оценит вас». Быть оцененной действительно является ключевым требованием для женской уверенности в игре ухаживаний. Однако лишение женщин активного участия в отношениях, на мой взгляд, вредит женской уверенности, а не укрепляет ее.

Вместо этого в «Правилах» следовало сказать женщинам (слегка намекнуть): «Не позволяйте никому использовать себя». На мой взгляд, женщины должны принимать активное участие, стремясь быть с тем, с кем они хотят. Они даже могут сделать первый шаг и – не приведи Господь – заплатить за ужин. Однако никакому мужчине не стоит питать иллюзий, когда дело касается ваших привязанностей: ему очень повезло быть с вами. Один промах – и он вне игры.

Например, на первом свидании с моей будущей женой я был уставшим, ворчливым и менее внимательным, чем обычно. Она решила, что я принимаю ее внимание как должное, и просто ушла, сказав, что не хочет видеть меня снова. Пришлось выпрашивать прощения и на следующих свиданиях вести себя гораздо лучше. В другой раз я настоял, чтобы мы куда-то пошли пешком, вместо того чтобы взять такси, и был брошен снова. Через неделю я совершил другой небольшой проступок в отношении этикета, и меня опять бросили. В каждом случае моя будущая жена не играла в игры – она считала, что мое дурное поведение было признаком того, что я недостаточно ее ценил, и поэтому не была заинтересована в продолжении отношений.

Учитывая это, вскоре я исправился. Начал ценить наши отношения выше всего остального: не потому, что девушка не отвечала на звонки или ожидала от меня оплаты ужина, а потому, что у нее было присутствие духа и смелость не терпеть даже незначительного плохого обращения с собой.

Поведение моей жены в те дни преподало мне важный урок романтических отношений с противоположным полом, и я советую его всем одиноким женщинам в период ухаживаний: будьте дьявольски непреклонны. Любой проступок мужчины, малейший признак того, что он проявляет к вам неуважение, – давайте ему отставку. Если он просит прощения, убедитесь, что он усвоил урок, прежде чем принять обратно. А если он не вернется – что ж, вы надежно защитили себя от потенциальных страданий и освободили время для более достойных занятий.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? У мужчин такие «непривлекательные» черты, как невысокий рост или «некрасивое» лицо, могут подорвать уверенность в отношениях с противоположным полом. Следует избегать ночных клубов и развивать свои личностные качества. Женщинам, ищущим устойчивых отношений, не стоит играть «по правилам», однако не следует терпеть неуважение мужчины. Или он ценит ваши отношения, или не стоит тратить на него свое время.

Часть пятая. Препятствия

16. Предубеждения

Предубеждения существуют. Нет смысла отрицать это, некоторые люди будут дискриминировать вас на основании того, кто вы есть, вместо того чтобы оценивать по делам. Из всех препятствий, более всего мешающих обретению уверенности в себе, подозрения в предубеждениях против нас могут быть самыми труднопреодолимыми. Ни одно другое предположение не способно настолько радикально изменить поведение, делая нас чересчур восприимчивыми и ожидающими нападения, и даже заставляющими вести себя таким образом, который подтверждает предубеждения окружающих.

У большинства неуверенных в себе людей имеется в голове вариант развития событий, который проигрывается в стрессовых ситуациях. Зачастую это происходит в те самые моменты, которые имеют самое большое значение в жизни, – когда нам больше всего хочется произвести впечатление – например, на корпоративных мероприятиях, собеседовании или даже каких-то общественных событиях, когда мы выходим за пределы своего обычного круга общения. Тревожность, возникающая в подобных ситуациях, усиливает восприимчивость к сигналам внешнего мира – позитивным или негативным – относительно того, каким образом о нас судят – или как осуждают.

Пол и расовая принадлежность являются двумя наиболее явными предубеждениями, за ними следует социальный класс, способности, возраст, комплекция, национальность, сексуальная ориентация и, уже менее явно, красота (или что-то в этом роде). Каждое способно повлиять на непосредственное восприятие нас другими людьми. Это заставляет чрезмерно фокусироваться на отношении окружающих, которые судят нас по внешним характеристикам, а не «внутреннему содержанию», если говорить словами Мартина Лютера Кинга из его выдающейся речи «У меня есть мечта».

Внезапно мы уже не просто нервничаем в той или иной ситуации. Мы чувствуем себя приговоренными окружающими – причем сами мысленно выносим себе приговор, основанный на различиях (обычно внешних) с другими людьми. Конечно, предубеждения бывают и в нашу пользу – люди могут благожелательно судить о наших различиях (например, как выяснилось, положительным предубеждением на нью-йоркской арене ухаживаний служит то, что ты британец). Однако в большинстве случаев мы (справедливо) полагаем, что предвзятые суждения вредны.

Речь Кинга описывает одно из самых актуальных предубеждений двадцатого века – ужасную и официально поддерживаемую дискриминацию афроамериканцев в некоторых штатах США. Наверное, расовая дискриминация является эталоном предубеждений. Быть афроамериканцем в то время и в том месте означало испытать на себе всю глубину предвзятости, которая наверняка легла тяжким бременем на ответное поведение тех, в отношении кого были направлены предрассудки.

Конечно, мой прежний совет (игнорировать враждебное отношение к себе) показался бы нелепым для афроамериканской девочки из Миссисипи шестидесятых годов, которая приближается к группе белых мужчин на углу. Учитывая историю жестокого обращения и насилия при подобном взаимодействии, что наблюдалось из поколения в поколение, иная реакция, кроме страха и недоверия, была бы неосмотрительной. Восприятие предубеждения как такового в данном случае имеет веские основания, что делает любые изменения поведения естественной защитной реакцией.


ПРЕДУБЕЖДЕНИЯ РЕАЛЬНЫ

Тем не менее есть один момент, касающийся восприятия нами предубеждений. Зачастую они основаны на убедительных фактических данных, вот почему мы столь глубоко меняем свое поведение, когда воспринимаем себя в качестве объекта, на который направлено предвзятое мнение. Предубеждения реальны, и во многих случаях инстинкты самозащиты срабатывают верно. Мы чувствуем, что на нас нападают за то, кто мы есть, и это может заставить выставить оборону, действуя в отчетливо недружелюбной и даже агрессивной манере, что гибельно для желающих обрести уверенность путем достижения успеха.

В моем случае это были классовые предрассудки, которые настолько же глубоко укоренились в Великобритании, как и расовые в США (хотя их проявления не столь отчетливо заметны). Будучи представителем социального класса ниже среднего и окончив непрестижную государственную школу в бездушных жилых районах Эссекса, я обнаружил, что акцент и манеры весьма отличали меня от большинства студентов университета. И тогда как в университете восьмидесятых, в эру политики идентичности, отличаться было вовсе не плохо – наоборот, это подчеркивало твою особенность, – то после окончания университета, в среде лондонской медиа-индустрии, это привело к тому, что я ощущал предвзятость по отношению к себе, несмотря на то что моя квалификация была ничуть не ниже, чем у других, претендующих на аналогичные должности.

С широко раскрытыми наивными глазами от осознания своих сил и способностей (ведь я получил хорошее высшее образование в хорошем университете, несмотря на слабое среднее образование), я столкнулся с ситуацией, когда ко мне в лучшем случае относились снисходительно, а в худшем откровенно игнорировали или унижали и – да, дискриминировали. И это происходило в учреждениях, которые позиционировали себя бастионами либерального прогресса. Конечно, это коренным образом изменило мое поведение. Я потерял уверенность, притих и занял оборонительно-настороженную позицию. И, полагаю, у меня развилось состояние, которое привилегированные называют «лезть на рожон» (ужасное выражение, которое отказывает объекту предубеждений в любом законном проявлении негодования по поводу дурного обращения с собой).

Тем не менее подобное состояние раздражительности является катастрофой для уверенности в себе, поскольку это самореализующееся признание поражения. Конечно, мы должны бороться с безмолвным врагом – виновные отрицают вину, а невинным трудно это осмыслить (и открыто об этом сказать). Однако прежде всего следует выработать более эффективную реакцию на подобные предубеждения, чтобы уменьшить вред, потенциально наносимый уверенности.


ФЕНОМЕН САМОЗВАНЦА

Крайне необходимо самоосмысление изменений в поведении, вызванных тем, как мы воспринимаем направленные против нас предубеждения. Например, важнейшей психологической основой для изменения поведения является феномен, которые многие называют синдромом самозванца – когда кажется, что у нас нет законного права находиться в определенной группе или месте. Об этом написано довольно много литературы, но выделяются два психолога: Паулина Кланс и Сюзанна Аймс.

Их научный доклад 1978 года «Феномен самозванца среди успешных женщин» был первым, описывающим специалистов – в данном случае женщин, – которые, достигнув значительных успехов в карьере, оказались не в состоянии чувствовать себя уверенно среди сверстников. Зачастую это происходило вследствие ощущения, что коллеги негативно судят о них из-за их половой принадлежности.

«Они считают себя «самозванцами», – пишут психологи. – Несмотря на многочисленные выдающиеся научные и профессиональные достижения, женщины с феноменом самозванца [авторы избегают слова «синдром»] продолжают считать, что на самом деле вовсе не являются незаурядными личностями, и поэтому обманывают тех, кто считает иначе. Многочисленные достижения, которые должны были бы представлять собой вполне достаточное объективное доказательство их незаурядных умственных способностей, не влияют на убеждения «самозванца».

Феномен самозванца, или IP, как его называют психологи, является самореализующимся состоянием, поскольку наше восприятие предубеждений приводит к развитию негативного мнения о себе в отношении возможности быть наравне с другими, что, в свою очередь, становится причиной поведения, которое может подтвердить предубеждение (то есть мы считаем себя глупыми и поэтому начинаем делать глупости). И тогда как IP был обнаружен у женщин-специалистов, большинство психологов в настоящее время считают, что он может встречаться у любого, кто взаимодействует с очевидно умными сверстниками. При этом человек чувствует себя неуверенно из-за того, кто он есть, несмотря на то что заработал право занимать свое место путем выдающихся интеллектуальных или научных достижений.


КАК СПРАВИТЬСЯ С ПРЕДУБЕЖДЕНИЯМИ

Способны ли неуверенные в себе люди противостоять влиянию IP и изменениям поведения, вызванным тем, как мы воспринимаем предубеждения на наш счет (особенно как уже упоминалось, если предрассудки укоренились в обществе)? На мой взгляд, да. Вот десять шагов, способных предотвратить крушение планов из-за предубеждений в социальных установках или межличностном взаимодействии. В них повторяются знакомые темы из предыдущих глав, что оправдывается моей озабоченностью тем, чтобы в полной мере справиться с проблемой, которую считаю главным препятствием на пути к обретению уверенности.


1. Сосредоточьтесь на том, что можно изменить. Тогда как более широкая кампания по борьбе с предубеждениями одновременно является вполне оправданной и ее можно только приветствовать, Стивен Кови (1989 год) рассматривает проблему с позиции «круга забот», а не «круга влияния». Это означает, что, хотя предубеждения явно влияют на наш прогресс, все же они остаются неподвластными нашему контролю. Важно осознать это и действовать в пределах своего «круга влияния» – изменять то, что вы можете изменить, и игнорировать то, что не можете. Если не хотите потратить свою жизнь на войну с теми, кто может вам помочь, важно мысленно провести такое разделение.

2. Не давайте своего согласия. Вспомните известную цитату Элеоноры Рузвельт: «Никто не заставит вас почувствовать себя неполноценным без вашего согласия». Конечно, это легче сказать, чем осознать, однако об этом стоит напоминать себе всякий раз, когда чувствуете предвзятое отношение.

3. Выясните, чего вы хотите. Стремитесь, когда есть возможность, выяснить заранее, чего хотите от ситуации, в которой о вас могут судить предвзято. Какова здесь ваша цель? Затем сконцентрируйтесь исключительно на достижении этой цели. Во время каждой беседы необходимо постоянно держать в голове именно эту мысль, вместо того чтобы отчаянно пытаться вычислить, как вас кто-либо воспринимает. Это даст преимущество независимо от того, с кем вы говорите. Также это способно помочь в подавлении запускаемых в мозжечке эмоциональных реакций, если вы подозреваете предвзятое отношение.

4. Если захочется уйти – уходите. Когда вы заранее определились с целями будущего взаимодействия, то можно пойти на крайние меры: вы вправе уйти. Однако это должен быть позитивный выбор, а не проявление опрометчивости. Следует основываться на целях, а не на чувствах, при этом стоит быть практичными и даже корыстными. Если вы ничего не получаете от взаимодействия с теми, кому не нравитесь всего лишь за то, кто вы есть, тогда зачем даром терять время и терпеть унижение? Однако не уходите обиженным на несправедливость. Уходите с осознанием, что время, потраченное на невежественных людей, не просто уходит впустую, но и отнимается от того времени, которое вы способны потратить на достижение успеха.

5. Одевайтесь консервативно. Пытаться быть провокационным хорошо. Но тогда слегка несправедливо обвинять людей за их предвзятость, связанную с вашим внешним видом. Выражайте свои желания посредством надевания соответствующей случаю одежды. А лучше пойти еще дальше: стоит одеваться безупречно, исходя из принятого в той среде стиля, поскольку это будет сообщать окружающим о вашей уверенности.

6. Представьте себя. Вторя идее главы двенадцать о необходимости практиковаться в рассказе о себе, чтобы преодолеть робость, заготовьте пару фраз о том, кем вы являетесь. Такие фразы окажут существенную помощь, поскольку в любой беседе они объясняют причину вашего присутствия и предоставляют инициативу, когда вы пытаетесь перейти ко второму этапу (находящемуся за пределами расы/пола/социального класса). Ваше самопредставление должно быть положительным, но не хвастливым, – таким, чтобы им можно было уверенно заявить о своем праве быть там, где вы находитесь. Избегайте занимать оборонительную позицию. А в Великобритании не будет ошибкой проявить скромность. При этом следует избегать чрезмерного самоуничижения – учитывая предубеждения на ваш счет, это может быть воспринято буквально.

7. Улыбайтесь. Да, это старая присказка. Стоит постараться выглядеть жизнерадостно, даже если на самом деле это не так. Даже если вы безумно нервничаете и все вокруг ненавистно – прикиньтесь радостным и беззаботным. Угрюмый вид подтвердит худшие из предубеждений, тогда как улыбающееся лицо заставит предположить, что вы довольны своей жизнью и что о вас стоит узнать побольше. Быть забавным даже лучше, однако, опять же, не переусердствуйте, особенно в официальной обстановке, например, на интервью. Не забывайте: вашей целью является быть воспринятыми всерьез, поэтому остроумие и умение развлечь предпочтительнее, чем исполнение роли клоуна.

8. Стремитесь раскрепостить людей. Существует шанс, что в данной ситуации как раз вы относитесь с предубеждением, и это ваше беспокойство заставляет их нервничать. И есть еще большая вероятность, что это не пропагандируемая дискриминация, а их беспокойство по поводу того, что они говорят с кем-то, кто «отличается» от них самих. Собеседники могут чувствовать, что им нечего сказать, что представляло бы интерес для вас. Так почему бы не взять на себя инициативу и заинтересоваться ими, чтобы они расслабились, ведя игру на своем поле? И, может, это их собственные комплексы заставляют проявлять холодность, когда они нервничают? Это нелегкое испытание, но предположить подобное абсолютно в ваших интересах.

9. Найдите друга. Предубеждения могут вызывать ощущение изоляции (как составляющее предвзятого отношения). Однако любой, против кого направлено предубеждение, вряд ли один такой. Займитесь поиском других, которые, возможно, чувствуют себя подобным образом, но не стремитесь привлечь их на свою сторону. Тогда наверняка будут созданы негласные товарищеские отношения, и вы испытаете облегчение от того, что найдете «дружескую поддержку». Однако здесь тоже существуют определенные пределы – хотя бы потому, что люди могут быть не заинтересованы в присоединении к вашей команде (не желая стать «изгнанниками»). Как бы то ни было, они по крайней мере будут приветливы с вами, так что стоит попробовать найти общий язык хотя бы ради преимущества разделить свои опасения и беспокойство.

10. Стремитесь к доброжелательному отношению. Помните, что все предубеждения являются проявлением неведения. Поэтому стоит снисходительнее относиться к невежеству людей – в конце концов, такой манерой поведения они объявляют о своих заблуждениях. Кроме того, над другими наверняка довлеют собственные комплексы и иерархические структуры, вызывающие страхи. На самом деле существует довольно высокая вероятность того, что в основе предубеждений лежит как раз сниженная самооценка (то есть люди чувствуют угрозу) – даже если ведут себя словно члены эксклюзивного клуба. Имейте это в виду.

Что мешает вам быть более уверенными в себе? Предубеждения реальны и могут вызывать ощущение, будто вы являетесь самозванцем даже при высокой квалификации и полном соответствии занимаемой должности. Оставайтесь сосредоточенными на цели и помните, что все предубеждения происходят из неведения и часто основаны на страхе.

17. Прокрастинация

Тогда как предубеждения являются внешним значимым фактором, который следует учитывать, прокрастинация касается наших собственных решений. Тем не менее это одно из самых значительных препятствий, которое придется преодолеть неуверенным в себе людям, в особенности когда дело касается обретения уверенности путем достижения успеха. Прокрастинаторы – это люди, которые откладывают выполнение дела на завтра, зачастую используя кажущиеся уважительными причины в качестве оправдания собственного бездействия. Однако все отговорки – это намеренные задержки, маскирующие настоящие причины повторяющегося откладывания дел.

«Эмоционально прокрастинация происходит из внутренних переживаний, страхов, надежд, воспоминаний, мечтаний, сомнений и комплексов», – пишут психологи Джейн Б. Бурка и Ленора М. Юэн в своей авторитетной книге «Прокрастинация» (1983 год).

Бурка и Юэн представляют идею «Теории прокрастинатора»: ошибочное мнение «все-или-ничего», которое в конечном счете разрушает способность прокрастинатора к прогрессу. Утверждения согласно данной теории могут включать:

• «Я должен быть безупречным», когда прокрастинатор предпочитает отказаться от выполнения задачи, лишь бы не рисковать выполнить ее неидеально.

• «Когда я что-то делаю, все должно получаться легко», когда прокрастинатор не способен справиться даже с самым незначительным препятствием.

• «Я должен избегать вызова», когда прокрастинатор избегает соревновательных задач из страха оказаться в унизительном положении.

• «Безопаснее ничего не делать, чем рискнуть и потерпеть неудачу», когда главной проблемой снова является страх унижения в случае неудачи.

• «Если я сделаю это хорошо на этот раз, я всегда буду должен делать не хуже», когда прокрастинатор опасается, что о нем будут судить по его прошлой деятельности.


ОСУЖДЕНИЕ ОКРУЖАЮЩИХ

Согласно Бурка и Юэн, на самом деле прокрастинаторы больше всего боятся осуждения окружающих, хотя также встречаются «внутренние критики».

Поэтому мантрой прокрастинатора служат фразы: «ты не сможешь допустить ошибку, если никогда не будешь пытаться что-либо сделать» или «кто не рискует, тот и не проигрывает». Многие перфекционисты не способны вынести неидеальное выполнение задачи даже как этап на пути движения к цели. Другие, помешанные на контроле, становятся несговорчивыми, когда их просят что-либо сделать. Однако многие просто боятся неудачи и публичного унижения в случае провала. В большинстве случаев прокрастинатор скрывает свои страхи обычно под оправданиями подобно «я поздно принялся за проект, поэтому мне не хватило времени», что означает, они могут продолжать считать себя вполне способными, просто внешние факторы (такие как время) помешали проявить свой потенциал.

«Пока вы откладываете выполнение задачи, вам не приходится выяснять пределы ваших способностей, независимо от их диапазона», – говорят Бурка и Юэн. Для прокрастинатора это может распространяться даже на отношения, в которых они боятся «подпускать к себе близко», – возможно, здесь идут в ход такие бессознательные приемы, как постоянные опоздания, чтобы «установить границы» отношений с друзьями.


РОДИТЕЛЬСКОЕ ВЛИЯНИЕ

Неудивительно, что прокрастинация берет начало в детстве. Бурка и Юэн приводят в пример родительское влияние. Оно может выражаться в том, что родители возлагают на ребенка нереалистичные ожидания или заставляют его чувствовать себя неудачником, когда он еще даже не принялся за дело. Конечно, это переносится во взрослую жизнь, при этом в нашем мозгу четко отпечатывается убеждение, что мы не способны выполнить задачу. Отсюда и самооправдания, и маски, защищающие наше хрупкое эго.

Подобным «программированием» можно объяснить, почему прокрастинатор становится настолько строптивым по отношению к выполнению повседневных рутинных дел, даже тех, которые, возможно, кажутся другим довольно приятными. Опять же, мозжечок и гиппокамп объединяются для создания болезненных ассоциаций, что делает поведение прокрастинатора в лучшем случае иррациональным, а в худшем он становится ленивым или упрямым.

Учитывая возможные глубокие психологические причины, каким образом можно научиться победить прокрастинацию или хотя бы не позволить ей стать главным препятствием на пути к обретению уверенности в себе? Бурка и Юэн предлагают следующие стратегии (плюс мои мысли на этот счет).

 Анализируйте. Эмоции очень важны для прокрастинаторов, поскольку они ответственны за их бездействие, хотя это может быть не очевидно (и возможно, даже подавляться). Когда эмоции всплывают на поверхность, то обычно проявляются нездоровой реакцией – например, заявлением: «Я ненавижу себя, потому что откладываю дела». Однако это возможно заменить на более рациональные мысли или вопросы, такие как: «Почему я откладываю выполнение дела?» Использование ежедневника для того, чтобы помочь себе обнаружить негативные эмоции, может быть полезным для развития аналитического мышления.

 Будьте реалистами. Слабая уверенность в себе является одной из основных проблем многих прокрастинаторов (независимо от того, насколько хорошо они это скрывают), поэтому важна постановка реалистичных целей. В этом отношении долгосрочные цели неуместны, поскольку содержат элемент «выдачи желаемого за действительное» или «когда-нибудь – никогда» в качестве классической отговорки прокрастинатора, что позволяет отложить действие. Поэтому для того, чтобы вывести прокрастинатора из тревожного бездействия, необходимо сосредоточиться на краткосрочных целях, которые могут быть определенно (и быстро) достигнуты. Конечно, в дальнейшем горизонты можно будет расширять.

 Осознайте сложности саморегулирования. Бурка и Юэн утверждают, что достижение целей более вероятно, когда и разум, и тело находятся в расслабленном состоянии. Конечно, беспокойство является проблемой прокрастинаторов, поскольку вызывает рассредоточение внимания и способно привести к неудаче (возможно, с целью устранения необходимости продолжать). Тем не менее, на мой взгляд, расслабление имеет свои пределы. Я знаю прокрастинаторов, которых можно упрекнуть в излишнем расслаблении или чрезмерной сосредоточенности на своем внутреннем спокойствии. Вообще некоторое разочарование может оказаться полезным, выступая в качестве прямого сигнала, что следует активнее продвигаться вперед. Так что, пока мы способны переводить разочарование в направленное действие, не будучи расслабленными умом и телом, это до определенных пределов приемлемо: просто еще один день, проведенный «в медитации» перед телевизором.

 Справляйтесь с неприязнью к выполнению задачи. Ощущение неприязни не обязательно означает, что прокрастинатору не нравится задание. Это могут быть негативные чувства по отношению к задаче, вызывающие отвращение к ней, а не к самому процессу выполнения как таковому. Опять же, с помощью ежедневника можно обнаружить истинную подоплеку своих эмоций в отношении отсрочки выполнения конкретной задачи вследствие неприязни (возможно, иррациональной) к ней. По словам Бурки и Юэн, это способно привести к открытию, что вы даже получаете удовольствие от выполнения задания.

 Просто примитесь за дело. Ожидать, пока вы почувствуете, что оно вам нравится или вам хочется им заняться, значит, просто придумывать себе оправдания, подтверждая теорию прокрастинации. Так что возьмитесь за дело. Погрузитесь в него с головой, несмотря на неидеальные обстоятельства.

 Просчитайте свой первый шаг. Это распространенная проблема – не начинаем, потому что не знаем, из чего должно складываться начало деятельности. Почему бы не написать самому себе письмо, изложив в нем проблему? Этот классический прием писателей, помогающий преодолеть «словесный затор», также работает и у прокрастинаторов, помогая мыслям течь свободно и выйти из психологического тупика.

 Установите интервалы рабочего времени. Один полезный прием по управлению временем был изобретен итальянцем Франческо Чирилло в конце восьмидесятых годов. Названный методом «Помидора» в честь вездесущих итальянских кухонных таймеров – томатов, этот прием предполагает, что мы должны: а) определиться с тем, что должны сделать; б) установить таймер на 25 минут; в) активно работать, пока не прозвучит сигнал таймера; г) сделать короткий перерыв, включающий небольшое вознаграждение и д) переустановить таймер через пять – десять минут.

 Сделайте публичное заявление о своих обязательствах. Друзьям, семье, коллегам: вам следует заявить другим о своих намерениях, с тем чтобы как можно больше усилить эффект от возможного унижения в случае, если не справитесь. Как уже говорилось, перспектива публичного унижения является сильным демотиватором для прокрастинаторов, поэтому, публично объявив о своих намерениях, вы превращаете его в мотиватор (поскольку теперь будете стремиться избежать смущения, вызванного публичной неудачей). А что до тех, кто избегает объявлять о своих целях? Что ж, возможно, они уже подготовили почву для того, что рассматривается ими как «неизбежный» провал.

 Оптимизируйте свои шансы. Это просто утверждение, что ваше рабочее окружение имеет крайне важное значение. Найдите место, которое работает на вас, а не против, в отношении выполнения задач. Понятно, что я не могу писать, когда рядом играют дети или меня отвлекает радио – мне необходимо тихое и удобное рабочее место.

 Ожидайте неудач. Дела не могут всегда идти гладко, неизбежны трудности и препятствия. Если вы сможете принять их как часть процесса – не как барьер, который убивает прогресс (возможно, как вы ожидали этого с самого начала), – тогда будете морально готовы предотвратить возникновение небольших задержек, связанных с «обострившейся» прокрастинацией.

 Награждайте себя. Для прокрастинатора целью является не столько выполнить задание, сколько достигнуть прогресса. Так почему бы не поставить такие цели, которые просто приведут к следующей передышке? Я буду работать до утреннего кофе, вкусного ужина или даже послеобеденного сна – все это крайне важные для прокрастинатора элементы награды.


Прокрастинаторы не способны взяться за дело, поскольку не могут увидеть его окончание (или рассматривать официальное завершение дела в качестве действительного окончания). Таким образом, требуется определенная доля самообмана – в этом случае, чтобы просто работать до получения следующей награды. В конечном счете есть только один способ борьбы с прокрастинацией – действовать. Каким образом вы это сделаете, остается на ваше усмотрение. Единственный выбор, который не стоит реализовывать, – это продолжать откладывать дела – по крайней мере, если все-таки хотите обрести уверенность в себе.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Прокрастинация имеет эмоциональные корни. Обычно она родом из детства и часто с участием страха или психологического давления. Для преодоления прокрастинации важно быть реалистом, а также установить строгий график работы с определенными временными интервалами и наградами. Однако в конечном счете для того чтобы действовать, вам просто необходима достаточная мотивация.

18. Депрессия

«Депрессия – это вор, который крадет у людей, лишая их энергии, жизненной силы, чувства собственного достоинства», – пишет доктор Тони Бейтс в книге «Понимание и преодоление депрессии» (2001 год).

Бейтс называет депрессию «простудой психиатрии», настолько она распространена, и при этом депрессивное состояние часто игнорируется теми, кто нуждается в помощи. Большинство страдают в одиночестве, зачастую изолировавшись от семьи и друзей. Часто это состояние возникает после таких событий, как потеря работы или ссора с близким человеком. Однако это жестоко: продолжать поддерживать состояние депрессии, которая, кажется, не пройдет никогда, и тем самым разрушать уверенность в себе. Депрессия может свести на нет месяцы упорной и конструктивной работы по формированию уверенности. По словам Бейтса, депрессия является «глубоким психологическим страданием, которое нарушает ощущение физического благополучия».

Симптомы взаимосвязаны и включают в себя следующее.

 Мысли. По словам Бейтса, для людей в состоянии депрессии мысли являются врагами. Мы постоянно критикуем себя и становимся безнадежными пессимистами.

 Чувства. К ним относится страх, чувство вины, беспокойство и почти полная потеря уверенности в себе.

 Физические изменения. Нарушается сон, мы теряем аппетит и интерес к жизни (в том числе либидо).

 Поведение. У детей депрессия проявляется расстройствами социального поведения, взрослые становятся раздражительными и нетерпеливыми, или невнимательными, или апатичными.


НЕГАТИВНЫЕ НАВЯЗЧИВЫЕ МЫСЛИ

Наиболее важным проявлением депрессии является то, что Бейтс называет «негативными навязчивыми мыслями». Это, пожалуй, самый распространенный признак того, что мы в депрессии, хотя бы потому, что это неустраняемо и разрушает уверенность в себе. При этом люди по-разному переживают депрессию. Самой легкой формой депрессии (иногда даже незаметной) является состояние дистимии, которое сохраняется в течение длительного времени (возможно, месяцами). Между тем тяжелые депрессии длятся не менее двух недель, и при этом даже могут возникать суицидальные мысли. Также существует маниакальная депрессия или даже биполярная, характеризующаяся перепадами настроения от душевного подъема и гиперактивности до тяжелого депрессивного состояния.

«При депрессии больше всего страданий причиняет стойкое ощущение того, что мучения никогда не закончатся», – говорит Бейтс.

Конечно, подобное ощущение безнадежности является самоподдерживающимся и саморазрушительным. Этот барьер не только препятствует прогрессу, но и ослабляет волю к дальнейшим действиям. Чтобы депрессия не разрушила начавшую крепнуть уверенность, следует немедленно начать борьбу с этим состоянием. Депрессия – враг, с которым следует сражаться агрессивно, не в последнюю очередь потому, что пассивное отношение является ее союзником, поддерживая негативный настрой.


ПРИЧИНЫ

Как и можно было предположить, депрессия родом из детства. Ранний негативный опыт может привести к тому, что во взрослом возрасте у нас разовьется предрасположенность к возникновению депрессии. Жестокость, насилие или пренебрежительное отношение к ребенку, психотравмирующие события (такие как потеря или уход из семьи одного из родителей), нападки братьев-сестер или сверстников могут стать предпосылками для развития депрессии во взрослом возрасте. Согласно Бейтсу, подобные переживания приводят к появлению у многих «правил поведения» в качестве средств контроля над жизнью (аналогично поведению людей с низкой самооценкой, о чем говорилось в части первой). Например, если ребенком мы были отвергнуты, бессознательно можем принять за правило, что «для того чтобы чувствовать себя хорошо, я должен стараться нравиться другим людям». Конечно, это строгое правило время от времени будет нарушаться – хотя бы незнакомцами в магазине или ресторане. И это станет ударом для нашей уверенности в себе, приводя к депрессии.

Нельзя игнорировать тот факт, что депрессия бывает вызвана биохимическими изменениями в мозгу или нейрохимическим дисбалансом. Подобные изменения могут развиться в детском возрасте или быть обусловлены генетически (или «эволюционно» – согласно Бейтсу, некоторые люди по сравнению с другими более «генетически предрасположены» к развитию депрессивных состояний, это же делает их более восприимчивыми к медикаментозному лечению депрессии).


ЧУВСТВО ВИНЫ И ДЕПРЕССИЯ

Бейтс утверждает, что «состояние депрессии – это не ваша вина», однако, на мой взгляд, сбросить со счетов чувство вины не так легко. Вообще, по-моему, оно является основной составляющей депрессивного состояния: ведь так или иначе я являюсь причиной окружающего меня негатива, и это вызывает заслуженный пессимистичный настрой.

Конечно, для неуверенных в себе людей депрессия является и ответом на негативные события, и их причиной. Незначительные инциденты могут пошатнуть и без того хрупкую уверенность, выбивая из колеи и оставляя в «свободном полете», в котором ощущение депрессии является первым выступом, за который мы хватаемся при падении. Я имею в виду действительно незначительные инциденты. Только вчера в кафе-баре я поблагодарил сотрудницу, сообщившую, что мой заказ готов. Дело в том, что в этом заведении не принято сообщать о готовности заказов и они остаются остывать (отсюда мое «спасибо» сотруднице за сообщение).

«Я объявила, когда можно забрать заказ», – отрезала она, видимо, уловив в моем тоне саркастичность.

Однако вместо того, чтобы увидеть в этом осознание вины персоналом за прежнее плохое обслуживание, у меня включились эмоции (и соответственно отключилась логика), я интерпретировал это как собственный промах: возможно, тон моего «спасибо» передал негативное отношение. За несколько минут химические вещества в моем мозгу сделали свое дело, и мной начало овладевать депрессивное состояние, отравляя настроение в течение всего оставшегося дня.

Звучит жалко, да? Конечно, но вам вполне могут оказаться знакомы подобные реакции, так же как и понимание крайней необходимости бороться с этими ощущениями.


кАК УНИЧТОЖИТЬ ВНУТРЕННЕГО МОНСТРА

Бейтс говорит о «победе над депрессией», и я думаю, что такая ассоциация с ведением боя вполне справедлива, когда речь идет о депрессии. Мы захвачены внутренним монстром, которого нужно уничтожить. И это вовсе не глупый подход, такие образы важны, поскольку побуждают относиться к депрессии как к захватчику. Как утверждает Энтони Роббинс в фундаментальной работе 1987 года «Неограниченная власть», многие люди считают депрессию своим естественным состоянием. Невероятно, но некоторые депрессивные люди даже находят свое состояние комфортным – вероятно, из-за получения вторичных выгод, таких как сочувствие родственников или получение послаблений от сверстников.

Для любого, кто желает обрести уверенность, подобный пораженческий настрой – настоящая катастрофа. Так что, представляя образ рыцаря, убивающего депрессивного монстра (или любой другой подходящий воинствующий образ), мы, по крайней мере, готовы дать отпор. При этом нам следует разделить свои тактические приемы на те, что уничтожают нынешнюю депрессию, и те, что препятствуют ее возвращению.

Ниже я перечислил некоторые из своих излюбленных тактик для победы над меланхолией. Тем не менее стоит помнить (на это указывает и Бейтс), что тяжелая депрессия является клиническим состоянием, требующим профессиональной помощи.


1. Осознайте, что это временное состояние. Как уже говорилось, депрессия может служить потаканием своим слабостям. Также она способна приводить к формам поведения, которые ее усиливают, – например, люди начинают слишком много пить или слушать меланхоличную музыку. Ничего страшного, погрузитесь на время в уныние – в конце концов, любой поклонник прыжков на тарзанке или парашютист скажет вам, что ощущение падения приятно. Однако вскоре эластичный провод пружинит, а парашют открывается. Так что постарайтесь, чтобы психологический спад оказался всего лишь временным эпизодом.

2. Обратите внимание на положительные стороны. Проведите минут десять, ощущая себя неудачником, а следующие десять минут заставьте себя сосредоточиться на позитивных сторонах, какими бы незначительными и легко опровержимыми они ни казались. Здоровье, дружба, семья, материальный доход, тот факт, что вы живы и, следовательно, наступит завтра, – все, что угодно. Просто отметьте, что даже в самые мрачные времена можно найти что-то хорошее. Запишите, что именно (там, где вы обычно записываете).

3. Опишите свои проблемы. Поразмышляйте немного над написанным, поскольку это может помочь и с описанием ваших неудач. Почему вы так сильно переживаете об этом? Что пошло не так? Когда вы допустили ошибку? Какие уроки можно из этого вынести, чтобы предотвратить повторение событий? Вот если бы я описал раньше тот незначительный инцидент в кафе, то, конечно, увидел бы его с другого ракурса и последствия были бы менее разрушительными.

4. Подумайте, что можно сделать для того, чтобы реабилитироваться. Всегда есть второй шанс. Конечно, может казаться, что это не так, как я думал после «неудачи» с моей первой книгой, а сейчас я пишу третью! Однако прошло десять лет, прежде чем я написал вторую, и сейчас я расцениваю это как потерю времени из-за самовнушений. Мысль, что пути назад нет, следует отвергнуть самым решительным образом. Почему бы не продумать необходимые шаги, чтобы дать себе второй шанс и воплотить его в реальность, независимо от того, насколько сейчас это кажется неосуществимым?

5. Создайте план на следующие десять лет. Нет необходимости повторять это, хотя стоит отметить, что сам процесс планирования на столь далекую перспективу уводит от нынешнего состояния, помогая превратить, казалось бы, непоколебимый пессимизм в умеренный оптимизм. В конце концов, неужели через десять лет вы все еще планируете пребывать в депрессии? В самом деле? Вообще во многих случаях уныние представляет собой всего лишь нетерпение или разочарование, причем и то и другое при правильно заданных целях является позитивным ощущением. Так что используйте планирование для настройки своего компаса и, установив верное направление, констатируйте прогресс.

6. Поддерживайте свою обычную повседневную деятельность. Пребывая в депрессии, важно вести повседневную деятельность, как бы тяжело это ни казалось. Принимайтесь за работу, навещайте родителей по выходным, отправляйтесь на встречу с другом. Предположение, что вы составите неважную компанию и потому лучше от этого отказаться, способно невероятно ухудшить ваше состояние. Конечно, на несколько минут вы можете быть не лучшим компаньоном – и что с того? Большинству людей нравится слушать о бедах других людей (до определенных пределов), потому что это позволяет им быть сопереживающими. Кроме того, продолжайте тщательно бриться, мыться, одеваться и особенно уделять время физической нагрузке (если вы не занимаетесь фитнесом, отправляйтесь на продолжительную пешую или велосипедную прогулку – или просто сходите в музей). Жизнь – это не кино, так что было бы странно пытаться выглядеть и вести себя так, как вы себя чувствуете.

7. Внесите изменения в повседневную рутину. Нет, я не противоречу сам себе. Найдите возможность разнообразить свою жизнь. Сто лет не были в кино? Так сходите (только выберите комедию). Никогда не слушали оперу? Отправляйтесь в театр. Всегда хотели научиться ездить верхом? Это ваш шанс (правда, следует понимать, что это потребует практики). Инвестируйте в свой счастливый настрой.

8. Будьте вежливы с незнакомыми людьми. Не заставляйте других страдать из-за своей депрессии, грубя и срывая на них раздражение, особенно по отношению к незнакомым людям. Если по утрам вы обычно здороваетесь с охранником, заставьте себя продолжать это делать. Позитив возвратится к вам. Если же негатив сильнее вас, придется проявить фальшивые эмоции. В какой-то момент это способно разрушить боль.

9. Откажитесь от чего-нибудь. Сахар, кофеин, сигареты, шоколад, мясо, порнография, дрянные романы, телевизор, алкоголь, курение трубки, жирная пища – все, что не способствует здоровью и благополучию. Только от чего-то одного – я не прошу вас стать монахом. Избавление от вредной привычки немедленно заставит вас почувствовать себя лучше и пересмотреть отношение к негативным событиям (поскольку вы одержали небольшую победу), отвлекая вас от нынешних переживаний.

10. Пожертвуйте на благотворительность. Что-нибудь небольшое, но существенное: например, десять фунтов. И не будьте пристрастны в отношении причины (иначе это наверняка усилит негативные переживания). Почему бы не положить десять фунтов в первый попавшийся ящик для сбора пожертвований? Нет ничего более стимулирующего выброс эндорфинов (за исключением физической нагрузки), чем доброе дело. И не ищите благодарности. На этот раз вообще стоит поступить наоборот: убедитесь, что никто не знает, что это сделали именно вы. Это ваша маленькая тайная победа над тем, что Уинстон Черчилль называл «черной собакой» депрессии.


ПРОФИЛАКТИКА ЛУЧШЕ ЛЕЧЕНИЯ

Подобная тактика, без сомнения, поможет обезвредить вашего внутреннего угнетателя. Однако что нужно делать, чтобы предотвратить возвращение депрессивного состояния? Как уже говорилось, вы можете иметь генетическую предрасположенность к развитию депрессии, что делает невозможным ее полное искоренение (подобное состояние требует медицинской помощи). Однако стоит укрепить свои защитные силы, чтобы не позволить депрессии завладеть вами.


Вот несколько советов.

 Самопознание. Это и краткосрочная, и долговременная потребность. Мы можем оказаться в непрерывном цикле негативных мыслей, критики, депрессии и отвращения к себе. Цикл может развиваться двумя путями: по спирали вниз, к самому основанию, с последующим медленным подъемом настроения, или в ожидании позитивных внешних событий, способных раскрутить спираль в обратном направлении. Однако оба этих пути являются деструктивными, поскольку лишают вас независимости. Вместо этого следует пойти по пути самопознания, анализируя, что стало причиной вашего состояния, идентифицируя возможные иррациональные реакции, записывая то, что Бейтс называл «автоматическими негативными мыслями», и прислушиваясь к реакциям организма, таким как учащенное сердцебиение или выброс адреналина. Когда вы поймете, что с вами происходит (и почему), это поможет разорвать порочный круг.

 Работайте над своей самооценкой. Как уже говорилось в части первой, у неуверенных людей часто занижена самооценка. И это также является значимой и продолжительной причиной депрессии. Низкая самооценка и депрессия имеют общие свойства, так что вы не сможете бороться только с одной из них. Опять же, решающее значение имеет гибкое сознание, так же как пересмотр негативных мыслей и употребляемых в разговоре формулировок.

 Выстраивайте круг общения. Никогда не изолируйте себя от других людей, каким бы заманчивым это в тот момент ни казалось. Определенно моя любимая реакция такова: «Да ну все к черту, стану-ка я отшельником». Как уже говорилось, депрессия может казаться перманентным состоянием. Поэтому избегать любой формы общения, тем самым поддерживая это ощущение, было бы абсолютным безумием. Вместо этого следует поступить наоборот: попытаться расширить круг общения, каким бы странным и неуместным это ни казалось на первых порах.

 Боритесь с тревожностью и стрессом. Для меня и многих других людей тревожность и стресс являются обычными пусковыми факторами депрессивного состояния, что делает крайне важным умение справляться с ними. Настолько важным, что этому вопросу посвящена вся следующая глава.

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Депрессия проявляется навязчивыми негативными мыслями, которые способны разрушить волю и уверенность. Причины этого состояния родом из детства, и оно возникает не по вашей вине. Тем не менее депрессию возможно победить путем самопознания и сосредоточенностью на позитивных сторонах жизни. Также очень важно гибкое сознание.

19. Стресс и тревожность

Интересно, что стрессовое состояние является единственным недугом неуверенных в себе людей, в наличии которого они с радостью готовы признаться. Когда мы доведены до крайности давлением извне, когда терпение лопнуло и мы просто неспособны справиться со всем этим, то открыто заявляем, что находимся в состоянии стресса и даже можем обратиться за медицинской помощью. Тем не менее нередко мы ошибаемся. Стресс не причина наших проблем. Это симптом.

До недавнего времени я считал, что стресс неотступно следовал за мной всю мою взрослую жизнь, и, конечно, это касалось и карьеры. Сталкиваясь со странностями собственного поведения, дурным обращением с другими людьми или просто с поступком, достойным сожаления, я с готовностью обвинял в этом стресс, не принимая во внимание никакие другие проблемы или особенности характера.

Действительно, фраза «Прошу прощения [добавляем имя], в последнее время я испытываю сильный стресс» являлась одним из самых распространенных оправданий, изрекаемых мною.

Однако я был не прав. Подобное поведение является классическим проявлением неуверенности. И это как раз мои комплексы вызывали состояние стресса – осознание этого, на мой взгляд, должно предшествовать всему остальному при попытке справиться со стрессом. Для неуверенных в себе людей стресс является не причиной проблем, а еще одним отрицательным результатом.


КОГДА ДАВЛЕНИЕ СИЛЬНЕЕ СПОСОБНОСТИ СПРАВИТЬСЯ С НИМ

Из всех определений стресса лучшим считаю то, что услышал в ходе краткого курса (о том, как справляться со стрессом), проводимого в институте Бишофсгейт в Лондонском Сити.

«Стресс, – сказала женщина, читавшая курс (нарисовав на доске обычные весы), – это состояние, когда мы считаем, что оказываемое на нас давление выше, чем способность с ним справиться».

Затем она изобразила еще одни весы, на этот раз склоненные под весом на одну сторону. Я вспоминаю этот образ каждый раз, когда чувствую, как адреналин циркулирует по организму, или кровь бурлит в жилах, или возникают другие проявления реакции «сражайся или смывайся», которые говорят мне: да, я снова в стрессовом состоянии.

Однако справедливость этого мысленного образа обрела более позднюю реализацию в связи с моим первоначальным игнорированием ключевого элемента фразы консультанта по стрессу (которую она написала на доске под изображением весов). Подобно многим находящимся в стрессовом состоянии людям, я предпочитал использовать осторожное «мы думаем» – полагая, что каждый будет испытывать стресс, находясь в условиях чрезмерного психологического давления. Однако имеет значение оценка нашей способности справляться с давлением, вот почему одним это удается, а другие, неуверенные в себе люди, поддаются этому влиянию.


ЦЕНИТЕ МОМЕНТ

Итак, что нужно сделать, чтобы снять стресс? Конечно, существует немало книг и курсов по предмету (благодаря этому мы рады признаться в нашем состоянии) – не в последнюю очередь потому, что они хорошо продаются. В конце концов, когда мы покупаем книгу со словом «стресс» в названии, это означает, что мы занятые люди с множеством обязанностей. Однако большинство из этих книг предлагают не более чем резонные общие советы по физическим упражнениям, отдыху, питанию и в лучшем случае десенсибилизации, когда любое задание превращается в серию небольших шагов (как мы проделывали с мужеством в части второй). Это мир «целебной силы дневного сна» и ромашкового чая: рафинированный сахар – плохо, сложные углеводы – хорошо, дыхательные упражнения – хорошо, швыряться телефоном и рвать на себе волосы – плохо.

Вы получили общее представление.

Существует ли лучший способ? Вообще есть «психическая вовлеченность», которая подводит здравые общие рекомендации профессионалов по борьбе со стрессом к их логическому завершению. Это веганский вариант вегетарианской диеты, предлагаемый в тех же книгах, думал я на основании имеющихся предрассудков. Конечно, кое-что раздражало меня больше, чем медитирующие хиппи, поедающие чечевицу в позе лотоса во время тантрических песнопений, – и вот тут взгляд зацепился за упоминание о «психической вовлеченности». Человека в стрессе раздражает сама мысль о том, что кто-то другой живет себе мирно, в то время как он находится в состоянии войны, хотя оба «варятся» в одном и том же, справляясь (или не справляясь) с аналогичными проблемами.

Возможно, в конце концов хиппи смогли бы чему-нибудь меня научить, если бы только я остановился и послушал внимательно.

На самом деле вот в чем штука: быть психически вовлеченным означает ценить настоящий момент. И именно эта мысль лежит в основе буддистской концепции медитации. Звучит просто, как в принципе и сама концепция. Психическая вовлеченность – это осознание понятия теперь, обращение внимания на то, что происходит: я мыслящий, живой, увлеченный. Тем не менее это оборотная сторона того, что называют «отвлечься от стресса», что может быть волнующим, но, как мы знаем, напряженным, психотравмирующим и нездоровым.

Психическая вовлеченность – это осознание, вызванное не сенсорной перегрузкой, а недостаточной сенсорной загрузкой. Например, каяк проходит ряд порогов и мы полны энергии: наше внимание повышено, чувства обострены. Время, кажется, ускоряется, когда мы лавируем в волнах мимо скал, прокладывая себе дорогу в бушующей воде и избегая при этом множества опасностей. А вот когда мы сидим на берегу, глядя на одинокую скалу, происходит обратное. Время замедляется, когда мы глядим на пузырьки воды, поблескивающие в солнечных лучах, и на скалу, неподвижно стоящую в потоке. Совершенно разные взгляды на одно и то же место. Это применимо и для состояния стресса.

«Лучший способ запечатлеть в памяти момент – это сосредоточить на нем свое внимание, – пишет практикующий психическую вовлеченность Джон Кабат-Зинн в своей книге 1994 года «Куда бы ты ни шел – ты уже там», которая в настоящее время считается классическим руководством по психической вовлеченности и медитации. – Медитация не призвана менять ваше мышление, советуя думать больше. Медитация предполагает наблюдать за самой мыслью».


КАК НАУЧИТЬСЯ ПСИХИЧЕСКОЙ ВОВЛЕЧЕННОСТИ

Удивительно, но психическая вовлеченность (и даже медитация) полезны для неуверенных людей, причем вовсе не с позиции «измени-свою-жизнь-в-буддистском-смысле». Предлагаются весьма практические рекомендации для оценки окружающего мира, причем многие из них не столь далеки от советов, которые уже встречались вам на страницах этой книги.


 Терпение. Эта добродетель приобретает значение лишь в те самые моменты, когда мы больше всего рискуем ее потерять. Психическая вовлеченность здесь может оказать преобразующее действие: мы мысленно покидаем каяк и усаживаемся на берегу реки.

 Непредвзятость. Еще одна крайне важная необходимость, особенно когда мы наиболее склонны к предвзятому отношению (так бывает в состоянии стресса). Правы мы или ошибаемся, сам факт возникновения суждения (особенно в отношении других) затуманивает наше видение, лишая независимости и наращивая напряжение. Следовательно, если мы не будем делать никаких выводов, то уменьшим выраженность стресса.

 Великодушие. Стресс делает нас мелочными, когда нам более всего следует проявлять великодушие. Осознание того, что мелочность духа является интеллектуальной нищетой, усиливающей психологическое давление, а великодушие делает нас богаче, несомненно, помогает снять душевное напряжение. Всего лишь изменение отношения способно уменьшить стресс, особенно когда мы на кого-то сердиты.

 Скромность. Будучи вовсе не проявлением слабости, скромность делает нас сильнее. Слабыми нас делают напыщенность и стремление занять оборонительную позицию, не в последнюю очередь потому, что мы пытаемся защитить свое хрупкое эго. Между тем скромность не связана с сопротивлением, она позволяет приспособиться, предотвращая унижение, и поэтому открывает наш мир свободным от стресса рискам.

 Сознательное стремление к простоте. Нам следует не ускоряться, а замедлиться. Мы должны не усложнять, а стремиться упрощать; не искать большего, но видеть больше, сосредотачиваясь на основных потребностях и отбрасывая второстепенные.


Итак, решили вы или нет принять позу лотоса и зажечь благовония, вышесказанное является отличными советами по выходу из стрессового состояния. И я даже не высказываю сомнений по поводу того, что в их список входит призыв употреблять меньше мяса и кофеина: уверен, это все помогает, хотя не настолько, как совет просто «быть там, где вы есть».


ТРЕВОЖНОСТЬ – ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

Борьба с тревожностью, однако, требует большего, нежели только психической вовлеченности. Кажется, беспокойство глубоко коренится в нашем сознании. Это механизм выживания, являющийся проявлением инстинктов, как когда-то у животных, которые были частью цепи питания. Наша нервная система требует, чтобы мы были готовы к опасности путем запуска реакций «сражайся или смывайся», когда нам угрожают хищники. И тогда как подобные реакции теперь кажутся неуместными, их остаточные проявления в виде беспокойства вполне соответствуют современному миру, полному сложностей, стрессов и обстоятельств, неподвластных нашему контролю.

Конечно, неуверенные люди склонны беспокоиться, порой даже не осознавая почему. А когда охватывает страх, мы не оказываемся способны действовать, а выдумываем возможные бедствия, которые проигрываем в своем воображении, подобно фильмам катастроф, пугающих до ступора или заставляющих впасть в панику и отступить.

Тревожность бывает реактивной: возможно, вызванной фобиями или иррациональным страхом. Но также это может быть неотступное ощущение дискомфорта или даже просто легкого замешательства. Конечно, умеренная тревожность является мотивирующей. Страх потерять способность платить по счетам или отстать от преуспевающих ровесников может побудить к действиям. Страх способен помочь спланировать будущие события (например, выход на пенсию) и даже повысить на данный момент наши возможности, поскольку адреналин обостряет чувства и ускоряет реакции. На самом деле беспокойство может даже быть в удовольствие – например, в парке аттракционов. Это можно объяснить тем фактом, что люди, по сути, являются животными с пристрастием к прогрессу, и это делает умеренное ощущение тревоги неизбежным – и даже желательным.

«Люди перестают быть довольными, достигая стазиса, или равновесия, при котором отсутствует какая-либо нагрузка или трудности, – пишет кандидат наук Юджин К. Уолкер в своей книге 1975 года «Учитесь расслабляться», в которой рассказывает, как научиться справляться со стрессом и тревогой. – Они чувствуют себя наиболее довольно и счастливо, когда приходится сталкиваться с проблемами и со всей ответственностью их решать – вот тогда жизнь кажется наполненной смыслом».

Вообще это хорошая новость для неуверенных в себе людей – или по крайней мере для тех, кто беспокоится настолько, чтобы желать что-нибудь изменить. Тревога – это выражение желания добиться прогресса. Она волнует нас и является положительным ощущением. Однако бывает так, что мы переступаем черту, за которой полезные страхи – возможно, именно те, что помогают решать проблемы, – становятся деструктивными. Чрезмерное беспокойство добавляет проблем (не исключено, что придуманных) и нарушает выполнение даже элементарных повседневных задач. Оно может исказить способность к формированию суждений, ухудшить наши навыки и уничтожить мотивацию.

Подобное состояние требует внимания, что означает (как и в случае со стрессом), что следует изменить свою точку зрения. Согласно Уокеру, основным источником тревоги является интерпретация наших прошлых переживаний. Это не событие заставляет нас тревожиться, а то, как мы относимся к этому событию.


НЛП И ТРЕВОЖНОСТЬ

Здесь способно помочь НЛП. Беспокойство, как правило, является паттерном, что отмечает Иан Макдермотт в книге 2010 года «Как повысить уверенность в себе с помощью НЛП» – и по возникновению тревоги, и по ее развитию.

«Когда вы беспокоитесь, зачастую создаете рассказ, – пишет он. – Рассказываете себе историю, которая и вызывает чувство тревоги». Он просит нас задать себе следующие вопросы:


• Что запускает тревожность?

• Какие истории вы продолжаете повторять?

• Какие темы часто упоминаются?

• Что изменяет ваше состояние, избавляя от беспокойства?


Согласно Макдермотту, некоторые «тревожные рассказы» имеют реальную основу для беспокойства, хотя большинство – нет. И, по его словам, беспокойство легко способно стать привычным состоянием, особенно когда не оспаривается. Оно может явиться предвестником депрессии, которая, как мы уже знаем, разрушает уверенность в себе, поэтому очень важно справиться с тревогой как можно раньше.


Макдермотт предлагает сделать это за семь этапов (я привычно добавляю свои мысли).


1. Подумайте, имеет ли тревога реальную основу. Чего именно я боюсь и насколько это реально?

2. Еще раз подумайте! Понаблюдайте, имеются ли привычно негативные мысли, которые вызывают уныние и беспокойство? Возможно, существует повторяющийся паттерн мышления, который необходимо устранить – например, переключением внимания на что-либо другое.

3. Прекратите зацикливаться на одном и том же! Макдермотт рекомендует технику «остановки потока мыслей» – буквально кричать: «Хватит, прекрати!» (это лучше выполнять в уединении).

4. Дышите. Страх велит затаить дыхание (возможно, потому, что первобытные инстинкты таким образом прячут нас от хищников), так что не забывайте делать глубокие вдохи.

5. Выполните физические упражнения. Это клише, но физические упражнения помогают «перегореть» лишнему адреналину и высвободить эндорфины – следовательно, это даст нам ощущение хорошего самочувствия, пусть и временное.

6. Будьте щедры и великодушны. Когда вы сосредотачиваете внимание на других, это является недорогим антидотом для нейтрализации тревоги.

7. Где безопасно? Выясните, где находится ваша зона безопасности или комфорта. Затем мысленно определите, какие шаги нужно сделать по направлению к ней. Такой план должен предлагать психологическое убежище – подобно пожарным лестницам в пожароопасном здании. При этом он сработает лишь в том случае, если будет являться реально достижимым, так что может понадобиться потренироваться в его осуществлении.


И все же порой мы можем чувствовать себя раздавленными тревогой по поводу очень большой проблемы. В таких случаях Макдермотт предлагает еще две стратегии. Во-первых, следует найти в пределах проблемы элемент, который в какой-то мере подвластен нашему контролю: все, что угодно для уменьшения чувства мучительной беспомощности, ухудшающего самочувствие. И, во-вторых, спросите себя, готовы ли вы «отпустить» – освободить перед собой путь, просто решив «знать, что вы ничего не знаете».

«Учитывая, что мы не способны контролировать мир вокруг себя, мы могли бы научиться контролировать свои страхи, – говорит Макдермотт. – Быть способным реально оценить угрозу, принять меры для решения проблемы, а затем изменить внутреннее состояние, чтобы снова стать хозяином своей судьбы, означает необыкновенно повысить самооценку. Это способно творить чудеса по отношению к уверенности в себе!»

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Стресс – это состояние, когда вы считаете, что оказываемое давление сильнее вашей способности справиться с ним, и это общая проблема для неуверенных в себе людей. Освобождение приходит с психической вовлеченностью, когда вы осознаете свое пребывание «здесь и сейчас». Между тем тревога является механизмом выживания; она основана на потребности человека расти как личность.

20. Заносчивость

Приблизительно в 2000 году я был на нескольких свиданиях с одной интеллигентной женщиной. Однако на третьем свидании она сказала мне, что пора прекратить. Леди решила, что я многое о себе мнил и что с меня нужно сбить спесь. Она высказалась, сообщив мне, что я «высокомерный, заносчивый и вообще неимоверно горд собой».

Однако на это намеренное оскорбление получила искренний ответ, которого не ожидала.

«Спасибо, – сказал я. – Это самая приятная вещь, которую кто-нибудь когда-либо говорил обо мне».

И в самом деле раздулся от гордости. Будучи столько лет неуверенным в себе человеком, ненавидевшим свою неспособность чувствовать, видеть и делать правильные вещи из-за комплексов, которые угнетали мой рациональный мозг на каждом шагу, заставляя в лучшем случае быть застенчивым, а в худшем – раздраженно занимать оборонительную позицию… И тут кто-то оскорбляет меня, наделяя противоположными качествами! Я был в восторге.

Однако тогда мне было далеко до счастливого финала в отношении пути к обретению уверенности в себе. На самом деле это был полный крах. Заносчивость или самоуверенность – это катастрофа. Это обратная сторона уверенности, причем не более эффективная, несмотря на внешний лоск. Мы не продвигаемся к обретению уверенности, поскольку неуверенность замещается тем, что гораздо хуже, – глупостью.

Самоуверенность льстит нам, вводя в заблуждение. Мы создаем ложь против самих себя: объявляем о нашем превосходстве, тогда как на самом деле срываемся в пропасть с обрыва, который тем выше, чем сильнее раздуто самомнение. Мы по-прежнему не имеем никакого контроля над уверенностью. Наше положение шатко как никогда, ведь лишь неуверенный в себе человек прячется за маской высокомерия. Конечно, возможно, мы достигли определенных успехов – отсюда и тщеславие. Однако какова же глубина нашей неуверенности, раз мы демонстрируем тот жалкий успех каждому, кого встречаем!

Это рай для глупцов. Это крах, облаченный в богатый наряд – хотя бы потому, что мы не сумели извлечь урок, и наша уверенность в себе почти наверняка будет сокрушена. Может быть, мы и сами не будем знать почему.


«ЭНРОН» – САМОУВЕРЕННОСТЬ ЭПИЧЕСКОГО МАСШТАБА

Не верите мне? Все еще полагаете, что успех – это все, что нужно, – возможно, из-за демонстрации людям показной скромности, благодаря чему думаете, что не произведете на других отталкивающее впечатление? Да, так считал и я, что было непростительным – ведь я был непосредственным свидетелем того, к какому сокрушительному поражению способна привести заносчивость.

Когда я работал в США банкиром в конце девяностых, моим любимым клиентом была компания «Энрон», собственник газопровода, ставшая международным многофункциональным супертрейдером. Ее участие в каждой области, представлявшей интерес для моего мира, – от дебиторской задолженности и финансирования проектов до фондирования, – делало компанию моим потенциальным спасителем, поскольку я сражался за сделки на суровом рынке Северной Америки.

Все, кого я встречал в головном офисе компании, излучали уверенность и доброжелательность. Мне никогда не приходилось посещать офис, который изобиловал бы настолько счастливыми, улыбающимися людьми, такими увлеченными, так радостно меня приветствовавшими и стремящимися пожать мне руку и встретиться со мной взглядом. От охранников и администраторов до руководителей – небоскреб был просто переполнен потенциалом. Это как если бы чистый кислород закачивался внутрь через кондиционеры – настолько был пронизан перспективой воздух огромных площадей в органичных изгибах глянцевого «Энрон»-центра.

Каждый, кого я там встречал, выглядел невероятно преуспевающим, так что по сравнению с ними наша банковская группа казалась командой любителей. Сотрудники «Энрон» были хорошо одеты (повседневной корпоративной униформой мужчинам служили стильные брюки чино и рубашка поло от «Ральф Лорен») и свободно поддерживали любые темы независимо от их сложности. Я был действительно поражен глубиной и объемом их знаний – это просто гипнотизировало. Эти парни (собирательное понятие, включающее меньшинство женщин-руководителей) были самыми талантливыми людьми, которых я когда-либо встречал, и они работали в здании, которое, казалось, собрало их всех под своей крышей, чтобы всецело использовать таланты и вознаграждать их обладателей – неудивительно, что все улыбались.

И все же это была «Алиса в стране чудес» для MBA (приношу извинения Льюису Кэрроллу). Это было царство фантазий, в котором каждый жаждущий власти «талант» проваливался в кроличью нору под столом конференц-зала, работая впоследствии с Безумным Шляпником и Мартовским Зайцем, хотя им еще только предстояло осознать свою судьбу.


МАСТЕРСКАЯ ТАЛАНТА

Это зазеркалье было почти полностью создано за счет накопления больших объемов дешевых внешних заимствований с целью выйти на незрелые рынки путем переплаты за активы. «Энрон» просуществовал около года после того, как я оставил работу в банковской сфере в начале 2000-х. Даже когда я встречался с представителями компании, велся разговор о структурах, которые помогли бы им избавиться от некоторой части огромных долгов, что выдавалось за обеспокоенность кредитным рейтингом. На самом деле они жадно впитывали информацию о наших скромных планах по поводу внебалансовых структур дебиторской задолженности и всего остального, что позволило бы увести долг из материнской компании.

Мы были слишком очарованы, чтобы обратить внимание на сигналы опасности, хотя в ретроспективе они отчетливо заметны. Далекие от того, чтобы подозревать «Энрон» в шаткости положения (отсюда заинтересованность компании в привлечении мелких торговых финансистов, работающих на непрестижный британский банк), мы тоже поддались на их обаятельные улыбки и оказались в числе тех, кому было дозволено войти в Страну чудес.

Однако начиная с 2000 года компания понесла ряд потерь, которые повлияли на неустойчивое состояние многих из их внебалансовых структур. А в 2001 году «Энрон» потерпела крах, что напрямую лишило работы двадцать тысяч человек (и еще большее количество косвенным путем). Это было названо крупнейшим банкротством в корпоративной истории.

«Энрон» совершила фатальный демарш, – пишет Кэрол Дуэк в «Мышлении» (2007 год). – Она создала культуру, которая поклонялась таланту, тем самым вынуждая сотрудников выглядеть и действовать чрезвычайно талантливо».

Дуэк приводит «Энрон» в качестве одного из примеров для объяснения причин и последствий фиксированного мышления. Профессор делает вывод, что поощряемая самоуверенность сотрудников привела к развитию фиксированного мышления, которое должно было демонстрировать их финансовое всемогущество. Все в компании были вынуждены действовать в соответствии со званием «самых смышленых парней в комнате», говоря словами из названия знаменитой книги Бетани Маклин о крахе «Энрон» (2004 год). Здесь не было места скромности или процессу постоянного самосовершенствования. Они должны были верить, что являются идеальным, законченным произведением – интеллектуальными богами, не меньше.

Например, вот мнение Дуэк о генеральном директоре (в том числе выделенное курсивом): «Как «штатный» гений, [Джефф] Скиллинг безгранично верил в свои идеи. Он оценивал их столь высоко, что был убежден: как только он или его люди выдвинут идею, сулящую прибыль, «Энрон» может сразу объявлять о ее получении. Это уже крайнее проявление фиксированного мышления: «Мой гений делает великим не только меня – он делает великой всю компанию. Именно он создает стоимость. Мой гений и есть прибыль, круто!»

Конечно, это работало – особенно с неуверенными в себе банкирами, крайне нуждавшимися в заключении сделок. Впрочем, это срабатывало и с финансовыми аналитиками с Уолл-стрит, которые обвинялись в том, что они «просто не въезжают», если те начинали задавать вопросы. Однако на самом деле Скиллинг и его соратники являли собой характерный пример раздутого самомнения. Они теряли всякую связь с реальностью из-за общепринятой в корпорации заносчивости и гордыни. «Энрон» обрек себя на самый сокрушительный провал в корпоративной истории – это было эффектное фиаско компании, непосредственным свидетелем которого я являлся. И потому могу сказать, как выглядит заносчивость в таком эпическом масштабе, а также к чему она приводит.


ЭЛИКСИР СОБЛАЗНА

На самом деле поддаться соблазну легко. Чрезмерная уверенность в себе является опьяняющим эликсиром, вы надеетесь, что он никогда не закончится, – отсюда широкие улыбки сотрудников компании «Энрон». Однако это чувство заманивает в ловушку, в которой каждый вызов встречается не с открытым сознанием, не с готовностью учиться и меняться (другими словами, не гибким сознанием), а с обманом, поскольку вы пытаетесь остаться «наверху». Одна ложь накладывается на другую до тех пор, пока ваша уверенность не становится чрезвычайно шаткой и не способной противостоять проблемам. При этом уже само осознание того, что воплощение ваших сильнейших страхов совсем близко, способно сокрушить вас подобно мощной приливной волне.

Согласно консультанту по вопросам управления и преподавателю Мэттью Хейварду, писавшему о заносчивости в своей книге «Проверка эго» (2007 год), самоуверенность проявляется четырьмя наслаиваемыми друг на друга качествами, которые в совокупности создают токсичную смесь. И хотя Хейвард обеспокоен корпоративной культурой Америки, его книга просвещает всех, кто пытается впервые справиться с самоуверенностью.


 Действия, основанные на чрезмерной гордыне. Возможно, становясь более обеспокоенными по поводу внешнего имиджа, вы не можете позволить себе проявить слабость или признать свою вину.

 Отказ от обращения (и от предложенной) за помощью – включая стороннее мнение. Это может быть результатом (как в случае со Скиллингом) предположения, что не существует мнения более правильного, чем ваше, или же из-за внутреннего страха противоречий (допускается и боязнь того, что о ваших комплексах станет известно окружающим).

 Неспособность надлежащим образом оценить реальность. При этом могут игнорироваться риски, связанные с определенным действием, – может даже появиться склонность рисковать.

 Неспособность принять последствия ошибки. Как говорится, гордость предшествует падению, но лишь когда скрывают допущенные ошибки. Это ведет к дальнейшему возведению лжи, пока не обрушивается все здание (как и во всех этих финансовых скандалах с участием «неконтролируемых биржевых маклеров», что начинаются с малых потерь, когда поначалу убытки покрываются).


Как говорит Хейвард, деловые люди время от времени утрачивают восприятие ситуации, если дело касается уверенности. Многие не в состоянии найти баланс, необходимый для того, чтобы успешно справиться с опасностью чрезмерной самонадеянности, и становятся чересчур высокого мнения о себе. Хейвард приводит в пример историю переменного успеха компании «Эппл», взлеты и падения, связанные с проявлением гордыни Стива Джобса. Первоначальный успех компании был сведен на нет вследствие ошибок, связанных с его эго, таких как отказ сотрудничать с «Майкрософт». Тем не менее Джобс извлек урок из этой ошибки и впоследствии во главе «Эппл» занялся созданием союзов, превозмогая даже неприязнь «ко всему, что связано с [Биллом] Гейтсом».


КАК ИЗБЕЖАТЬ ЗАНОСЧИВОСТИ

Неизбежна ли заносчивость для тех, кто восходит по лестнице уверенности (по крайней мере, до усвоения уроков о чрезмерном самомнении)? Является ли она тем, что видно лишь в ретроспективе, уже после падения? Не всегда, хотя скромность, безусловно, служит в то время основным помощником.

Чтобы избежать заносчивости, Хейвард рекомендует следующее (с поправками относительно отдельных личностей вместо компаний).

• Обдумайте последствия каждого решения, прежде чем двигаться вперед.

• Убедитесь, что ваши решения хороши не только для вас, но и для окружающих (коллег, семьи, друзей).

• Будьте последовательны в своем поведении и выборе (возможно, используя долгосрочные цели в качестве ориентира).

• Сконцентрируйтесь на выполнении работы, а не на представлении себя в выгодном свете, чтобы произвести впечатление на высшее руководство.

• Делайте скидку на выражение восторженного одобрения от людей, которые имеют скрытые мотивы (к примеру, от специалистов, связанных с продажами).

• Всецело и немедленно разделите похвалу с теми, кто вам помогал.

• Отделите ваше вознаграждение (т. е. деньги) от чувства гордости.

• Избегайте приукрашивания и не преувеличивайте свои способности.

• Не думайте, что у вас есть способности во многих областях – работайте над высокой компетентностью в одной сфере.

• Убедитесь, что ваша «гордость» не оторвана от реальности – то есть имеет реальные основания.


РАДОСТИ ССВУ

Конечно, вышесказанное легче написать, чем выполнить. Если бы это были необходимые правила, позволяющие избежать заносчивости, несомненно, я бы провалил каждое; причем не единожды, а несколько раз, и не в далеком прошлом, а совсем недавно. Не отрываться от реальности для неуверенных в себе людей, когда они достигли определенного успеха (после жизни, наполненной неудачами и несбывшимися надеждами), кажется непосильной и даже несправедливой задачей.

Тем не менее, как мы видели, заносчивость подрывает уверенность в себе и разрушает достижения. Кроме того, это ложное чувство. Мы делаем свои лучшие ставки на метод структуризации в той или иной форме, что позволяет концентрироваться не только на сохранении скромности, но и на том, чтобы стабильно испытывать гордость по мере прогресса. И, как мне думается, лучшим методом является ССВУ – создание списка, в котором отражены сильные и слабые стороны, возможности и угрозы.

В Moorgate мы беремся за ССВУ перед началом каждой пиар-кампании, хотя поражаюсь, насколько часто клиенты противятся думать о слабостях или угрозах – некоторые даже встают в позу, когда мы вносим такое предложение. Тем не менее важно понять, что у каждого человека имеются элементы всех составляющих ССВУ. И если вы думаете, что это не так, то просто недостаточно усердно ищете.

Однако ССВУ никогда не должен рассматриваться в качестве барьера на пути к прогрессу. Это помощник, указывающий, где можно действовать немедленно (наши сильные стороны), что следует постараться улучшить (слабые стороны), какие области находятся в центре нашего внимания для достижения прогресса (возможности) и что способно помешать прогрессу (угрозы). И, главное, ССВУ должен быть динамичным документом, что означает регулярное его обновление – возможно, когда мы меняем ежедневник в начале каждого года (когда также пересматриваем свои долгосрочные цели). Только тогда мы сможем увидеть, что сильных сторон, как и возможностей, становится больше, но также и то, что в ходе прогресса обнаруживаются новые слабые стороны и возникают новые угрозы.

А если вы настолько «горды собой», что не можете указать ни единого недостатка или угрозы? Тогда под словом «недостатки» гигантскими буквами напишите ВЫСОКОМЕРИЕ/ГЛУПОСТЬ, а в графу «угрозы» впишите ГОРДЫНЯ, КОТОРАЯ НЕ ДОВЕДЕТ ДО ДОБРА. Таким образом, вы будете знать, что находитесь в зоне риска и сделаете все возможное, чтобы избежать негативных последствий путем переоценки угроз и слабых сторон.

Те, кто изо всех сил сражается за обретение уверенности в себе, могут после прочтения вышесказанного прийти к выводу, что они застрахованы от подобного, поскольку достаточно долго боролись в одиночку, чтобы стать скромными. Однако это не так. На самом деле, вероятнее всего, это привело к высокомерию – не в последнюю очередь потому, что существующая неуверенность, как уже обсуждалось, не была устранена и могла потенциально развиться в уродливое, самодовольное тщеславие.


В КОНЦЕ КОНЦОВ, СТАНЬТЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ

Тем не менее, на мой взгляд, существует один способ гарантировать обретение уверенности в себе и не столкнуться с заносчивостью. Идеальный способ обрести стабильную и не оторванную от реальности уверенность – это начать собственное дело. Однако, учитывая общепринятый самодовольный и не ведающий страха образ предпринимателя, я должен разъяснить. Вопреки распространенному мнению, большинство тех, кто работает на себя, не являются тщеславными эгоистами, пытающимися захватить власть над миром, – обычно так кажется при наблюдении за рискованными ходами Стива Джобса или Ричарда Брэнсона с их «была не была!». Предприниматели просто пытаются начать свое стабильное дело, которое приведет к тому, что им больше не придется работать на кого-то.

Многие предприниматели обладают талантами или навыками в конкретной области – как мы видели, личная эффективность специалиста обычно строится на усердном труде и значительных вложениях личного времени. Это неизбежно приводит к желанию изучать свой талант – не для босса или крупной компании, но для собственных нужд. Конечно, возможно развиваться и в крупной корпорации или учреждении (действуя при этом независимо). Однако более вероятно, что предпочтительнее все-таки фирма «Я Инкорпорейтид» или «Я Лтд» с офисом, расположенным где угодно (даже в спальне или сарае), с именной табличкой на двери.

Чтобы осуществить подобное, понадобится оптимизм и определенное мужество. Также следует соблюдать осторожность. Тогда как уверенность в себе способна помочь сделать первый шаг на пути к независимой карьере, покрытие (или, по крайней мере, осознание) отрицательных рисков также является крайне необходимой составляющей предпринимательства. Это делает доверие и способность к формированию суждений важными атрибутами, когда придется отважиться на создание и реализацию в одиночку долгосрочных планов.


ЛИЧНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ САМОЗАНЯТЫХ ЛЮДЕЙ

Тем не менее если при старте бизнеса требуется немного уверенности для начала работы (хотя обычно помогает надлежащее планирование), это мелочь по сравнению с уверенностью, обретенной от того, что вы работаете на себя. Всегда удивлялся, почему мойщик окон беззаботно насвистывает или лондонский таксист настолько рад предложить свой непрошеный взгляд на мир – или даже почему мелкий предприниматель может вести себя столь бесцеремонно? Это потому, что они ни перед кем не отчитываются. В пределах разумного они могут делать и говорить, что им заблагорассудится.

Действительно, стоит понаблюдать за любым предпринимателем, поскольку при этом становятся очевидны три вещи. Во-первых, они работают очень усердно. Во-вторых, несмотря на это, они кажутся счастливыми. И третье, они излучают уверенность в себе. Это не шаткая и самодовольная уверенность от осознания своего могущества, ведущая к заносчивому поведению, а спокойная уверенность независимости, которая происходит из того факта, что они зарабатывают на жизнь посредством собственных усилий. Они добились самореализации по Маслоу и личной эффективности в определенной области, работая исключительно на себя. Более того, они обладают гибким сознанием по Дуэк, всегда действуя в соответствии с ним, поскольку им приходится быть на высоте и искать возможности для расширения.

Если вы все еще сомневаетесь, проведите сравнение с уверенностью тех, кто трудится в системе официально утвержденной иерархии: возможно, в вашей компании или в политике. Обратите внимание, какое тревожное ощущение власти исходит от них: начальников, истолковывающих приказы других и пытающихся сохранить власть над собственными подчиненными. Также обратите внимание на их потребность в дутых доказательствах успеха – должность, офис, автомобиль, полеты в бизнес-классе – все, что выставляет напоказ их шаткую власть. И еще обратите внимание на их поведение: не внутреннюю силу независимых людей, а тревожное и обостренное ощущение мимолетного превосходства.

Уверенность, достигаемая подобным образом, часто вообще не является уверенностью. Это неуверенность в красивой упаковке, которая может выглядеть как значимое достижение, однако вряд ли способна улучшить благополучие, поскольку ставки выше, а стресс острее – неудивительно, что это приводит к образцовой заносчивости.

Конечно, стресс предпринимательства тоже реален, но он, по крайней мере, сочетается с подлинной, устойчивой уверенностью. При этом самоуверенность конструктивно устранена, поскольку ведение собственного бизнеса требует наличия клиентов и (в большинстве случаев) персонала, в чьей поддержке вы нуждаетесь, причем обычно без вознаграждения со стороны окружающих. Да, существует много потенциальных клиентов и кажущийся бескрайним рынок труда: и есть такие предприниматели, которые, кажется, рады использовать тактику «выжженной земли», заставляя персонал и клиентов терять доверие из-за своего высокомерия или раздражительности (возможно, из-за обладания «творческим темпераментом»). Однако их компании вряд ли преуспевают в масштабе их потенциала (хотя они могут быть вполне довольны). В крайнем случае они процветают несмотря на свои качества, а не благодаря им.

Однако для нас, испытывающих сильную потребность в развитии стабильной уверенности в себе, подобная маскировка неприемлема. Нам необходима устойчивая, глубокая уверенность. А для ее обретения требуется гибкое сознание по Дуэк, когда уверенность дополняется скромностью. Это способность осознавать, что мы чего-то не знаем, и это более чем готовность стремиться к достижению успеха, больше чем готовность учиться. Способность считаться с другими и привлекать их к участию в своем личностном росте.

И это может стать заключительной мыслью об уверенности. Дело не в большом офисе, или новом автомобиле, или в более роскошном доме, или даже в восхищении тех, на кого стремимся произвести впечатление. Дело в принятии себя – в самопознании и обретении счастья, к которому приводит подобное знание. Это не рывок по отношению к вашим обстоятельствам, но прорыв по отношению к вашему мнению о себе. Как сказал мастер дзэн: «Перед просветлением я рубил дрова и носил воду, после просветления я рубил дрова и носил воду». А уверенный в себе человек наверняка добавит: «Однако на этот раз я радостно насвистывал».

Что вам мешает быть более уверенными в себе? Заносчивость или самомнение – это рай для глупцов и на самом деле является не более чем замаскированной формой неуверенности. Также это может привести к катастрофе. Анализ ССВУ способен помочь избежать заносчивости, хотя лучшим средством является гибкое сознание и принятие того, что вы находитесь в постоянном процессе самосовершенствования.

Семь шагов для обретения уверенности

ШАГ ПЕРВЫЙ: ИЗУЧИТЕ ПРИЧИНЫ СВОЕЙ НЕУВЕРЕННОСТИ

Возможно, события в детстве сформировали у вас негативное представление о себе или, может быть, вы естественным образом более интровертированы, чем окружающие люди? Также необходимо изучить все основные отношения в раннем возрасте: с родителями, братьями-сестрами, учителями и сверстниками. Какие сценарии содержали те отношения? Подрывал ли тогда кто-либо вашу уверенность в себе – возможно, чрезмерной критикой или оказанием предпочтения кому-нибудь вместо вас? Ощущали ли вы себя непонятым или отвергнутым или, может быть, к вам испытывали неприязнь или унижали?


ШАГ ВТОРОЙ: ОПРЕДЕЛИТЕСЬ С ВЛИЯНИЕМ ПРОШЛОГО ОТНОШЕНИЯ НА ВАШ НЫНЕШНИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ

Каким образом появившиеся в том возрасте сценарии отношений проявляются до сих пор? Повторяются ли они в ваших отношениях с другими людьми? Есть ли у вас определенная роль (возможно, критик или миротворец)? Основана ли эта роль на негативных представлениях о себе, которые были сформированы в юности во время взаимодействия с другими людьми? Какие поведенческие черты во взрослом возрасте могут прослеживаться в связи с этими основными отношениями: настороженность, робость, пораженчество, отверженность, страх, тревога, гнев, даже депрессия?


ШАГ ТРЕТИЙ: ОСОЗНАЙТЕ МАГИЮ УВЕРЕННОСТИ

Наблюдайте за уверенными людьми вокруг себя. Какими качествами они обладают? Верят ли в свои силы и достоинства? Они мотивированы, оптимистичны, отзывчивы? Они способны рассуждать здраво? Они заслуживают доверия и умеют ладить с людьми? Они психологически устойчивы – в состоянии хорошо справляться с неудачами? Кроме того, они способны планировать наперед и принимать меры без бесконечных размышлений и колебаний? Это магия уверенности, каждой составляющей которой можно научиться и затем применять, независимо от того, насколько недостижимым это кажется сейчас.


ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ: СОСРЕДОТОЧЬТЕСЬ НА ТОМ, В ЧЕМ ХОТИТЕ ОБРЕСТИ УВЕРЕННОСТЬ

Никто не уверен абсолютно во всем. Нам следует определиться, в какой сфере жизни наиболее важно обрести уверенность? Это досуг (возможно, спорт) или, что более вероятно, карьера? Если так, то это касается карьеры в той области, где вы работаете сейчас или совершенно новой области деятельности? Что интересует и мотивирует вас настолько, чтобы помочь справиться с негативными мыслями о прошлых неудачах? На этом этапе вам нужно думать о положительных, а не отрицательных целях. То есть о том, чего вы хотите достичь, а не о том, от чего желаете убежать (к примеру, от неважного нынешнего положения).


ШАГ ПЯТЫЙ: ПЛАНИРУЙТЕ ДОСТИЖЕНИЕ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ

Уверенности никогда не достигнуть за один гигантский скачок. Это происходит посредством ряда небольших шагов, которые по большей части возможно спрогнозировать. Следует понять, в чем будут заключаться эти этапы, – настолько подробно, насколько это возможно. Также необходимо поразмыслить над способами достижения цели на каждом из этапов. Требуется сосредоточиться на текущей деятельности, так же как и на общей картине – конечном пункте назначения. Находясь в области своих интересов, вы узнаете, что представляет собой уверенность. Следует просчитать, какие шаги потребуются, а также то, каким образом их выполнить.


ШАГ ШЕСТОЙ: ДЕЙСТВУЙТЕ

Организуйте психически и физически пространство для деятельности, а затем действуйте, записывая свой прогресс в ежедневник. Одержав победу, изучите полученный опыт и спланируйте следующий маленький шаг. Потерпев поражение, подумайте, почему это произошло, извлеките урок, чтобы попытаться снова. И непременно попытайтесь – никогда не считайте, что вы не сможете добиться лучшего или что вы уже «сделали это». Несмотря на достигнутый успех, скромность всегда имеет значение во избежание саморазрушительной заносчивости. Неудача не особо важна, поскольку мы способны усвоить урок и продемонстрировать психологическую устойчивость: в конце концов, мгновенно обретаемая уверенность в себе – это не более чем миф.


ШАГ СЕДЬМОЙ: УВЕРЕННО ОБЩАЙТЕСЬ С ЛЮДЬМИ

Окружающие являются посредниками между вами и вашей уверенностью в себе, поскольку они обеспечивают необходимую обратную связь. Вам следует научиться успешному общению с людьми: преодолевать застенчивость путем соответствующей подготовки, игнорируя враждебный настрой и сосредотачиваясь больше на потребностях и чувствах других людей, чем на собственных. Несомненно, необходимо осознать влияние, которое вы оказываете на других, всегда проявлять такт и любезное обхождение. Важно избегать фиксированного мышления, когда вы постоянно пытаетесь доказать свою значимость. Вместо этого стоит развить «гибкое сознание», воспринимая каждого человека как способного чему-то вас научить.

Слово психологам

Эта книга написана от всего сердца: она о моем собственном опыте неуверенного в себе человека, о предпринятых физических и умственных усилиях, для того чтобы вырваться из клетки своих страхов. Что же касается головы (и места, которое занимает все это в мире официальной психологии), то я не психолог, а любопытный страдалец. И ниже кратко изложены ключевые убеждения великих умов этого мира.


ЗИГМУНД ФРЕЙД (1856–1939) И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Конечно, мы должны начать с Фрейда, крестного отца психоанализа. Бессознательное восхищало австрийского невролога. Он полагал, что это значимая составляющая разума, объясняющая, каким образом человек воспринимает и познает реальность. Важно, что, хотя бессознательное содержит наши воспоминания, мысли и чувства (иногда приводящие к иррациональным реакциям), оно неподвластно контролю и даже осознанию.

Фрейд вместе с Жозефом Брейером (современником Фрейда из Вены) популяризировали психологическое лечение, основанное на убеждении, что психотравмы прошлого способны вызывать иррациональные страхи, паранойю, беспокойство и истерию. Психоаналитики добивались высвобождения вытесненных в бессознательное воспоминаний, что позволяло пациентам противостоять пережитому опыту и освобождать сдерживаемые эмоции.

Фрейд и Брейер расстались вследствие разногласий относительно сексуального происхождения психологических недугов, но в любом случае это стало прорывом в изучении бессознательного. По мнению Фрейда, активное состояние сознания – рабочий разум, то, что мы осознаем, – ответственно лишь за малую часть психических процессов. Он выделял три уровня: сознательное, предсознательное (неосознаваемое, но и неподавленное) и бессознательное (возможно, болезненные и оттого подавленные воспоминания, которые тем не менее определяют наше поведение).

Согласно Фрейду, болезненные мысли могут перемещаться из сознательного в бессознательный разум (он называл это вытеснением). Наш мозг вытесняет травмирующие воспоминания детства (возможно, о насилии) или запретные желания (например, связанные с женой друга), хотя их эмоциональный заряд не теряет своей силы. Бессознательный разум действительно ответственен за инстинктивное поведение, в том числе за реакции в ответ на угрозу.


АЛЬФРЕД АДЛЕР (1870–1937) И КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ

Воззрения Фрейда ограничивались бессознательным, тогда как другой его современник из Вены, Альфред Адлер, учитывал сознательные влияния, в том числе внешние социальные и экологические факторы. Адлер был тем, кто ввел понятие комплекса неполноценности, будучи впечатленным позитивным и негативным влиянием самооценки на психику.

Чувство неполноценности он считал универсальным. Все дети рождаются неполноценными, поскольку они окружены взрослыми, более сильными и способными людьми. Однако неполноценность мотивирует их совершенствоваться с противоположными для психики результатами. У одних успех устраняет чувство неполноценности, у других нет, выливаясь в комплекс с низкой самооценкой.

Труднее всего справиться с чувством неполноценности, связанным с физическими отличиями от общепринятой нормы. Если мы ниже ростом, некрасивее, полнее сверстников или отличаемся от них каким-то другим образом, то, по словам Адлера, у нас может развиться общее чувство неполноценности, ведущее к личностным нарушениям. В таких случаях чувство неполноценности невозможно искоренить.

Основным предметом исследования Адлера являлось влияние физических дефектов на самооценку и достижения человека. Он обнаружил существенные различия между людьми с ограниченными физическими возможностями, которые добились больших успехов в спорте, и теми, кто чувствовал себя побежденными и не предпринимали особых усилий для улучшения ситуации. Адлер пришел к выводу, что основным критерием этих различий являлась самооценка.


КАРЛ ЮНГ (1875–1961) И АРХЕТИПЫ

Юнг расширил представления Фрейда о бессознательном, тщательно проанализировав детали и внутренние механизмы. Он отметил, что мифы и символы высокоразвитых и географически удаленных друг от друга культур тем не менее поразительно схожи. Это привело к предположению об общей психике – «коллективной памяти». Юнг полагал, что пласты наследственных воспоминаний начали формироваться на заре существования человечества, создавая «архетипы»: типы личности или некие психические модели, согласно которым происходит интерпретация личного опыта.

Архетипы представляют собой наследуемые эмоциональные и поведенческие паттерны (модели). Согласно им, люди делятся на группы со схожими качествами и мировоззрением. Каждый тип содержит элементы, которые являются частью коллективного и личного, сознательного и бессознательного. Он также имеет как мужские, так и женские элементы и может быть как нравственным, так и безнравственным. Согласно Юнгу, то, что мы называем инстинктами, является выражением бессознательного действия архетипов. Существующая субструктура заполняет пробелы знаний человека унаследованным опытом, что имеет огромное влияние на восприятие нами событий.

Юнг предполагал, что самореализация является важнейшей целью человеческого существования: проявление архетипа «истинной самости». Это упорядоченная и гармонизированная характерная особенность поиска просветления, хотя Юнг утверждает, что оно может быть найдено лишь теми, кто сознательно ищет его.


КАРЕН ХОРНИ (1885–1952) И «ДОЛЖЕНСТВОВАНИЯ»

Любая социальная среда, по словам немецкого психоаналитика Карен Хорни, развивает культурные нормы. И это подрывает наши самоопределяемые убеждения. «Токсичная» окружающая среда приводит к двум формам воздействия на психику: «реальное Я» и «идеальное Я», продиктованные культурными «долженствованиями» (такими как «я должна быть худой» или «я должен быть общительным»). «Идеальное Я» заполняет разум несоответствующими целями, создающими отрицательную обратную связь для «реального Я». И это создает третье: несчастное «презираемое Я».


ФРИЦ ПЕРЛЗ (1893–1970) – ФОРМЫ ВОСПРИЯТИЯ РЕАЛЬНОСТИ

Перлз является основателем гештальт-терапии и предшественником когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), согласно которой сложность человеческого опыта рассматривается сквозь призму индивидуальности – это означает, что мы сканируем и выбираем из всех влияний и образов то, что наполняет наш личный мир. Таким образом, наша реальность является не более чем восприятием, а опыт не может служить абсолютной истиной, а лишь собственной точкой зрения на событие.

Перлз восставал в сороковых годах против того, что ему виделось как «жесткие» психоаналитические нормы, когда пациенты отдавались во власть бессознательного до своего «спасения» психоаналитиком. Перлз говорил, что мы способны изменить собственную реальность путем поощрения личностного роста через ощущение внутреннего контроля – сознательного игнорирования норм окружающей культурной среды.

Для Перлза «почему» не является важным по отношению к нашим страхам, имеет значение только «как» и «что». Использование соответствующих языковых формулировок также критично для терапии: например, изменение утверждений «не могу» на «не буду», чтобы подчеркнуть, что у нас есть выбор.

Согласно гештальт-терапии, наши действия – это инструменты, которые затем могут использоваться для сознательного изменения реальности. Существует два слоя: то, как мы интерпретируем происходящее и как на него реагируем. Например, цитата Элеоноры Рузвельт «никто не может заставить вас чувствовать себя неполноценными без вашего согласия» является классическим примером гештальт-терапии в действии. Мы ответственны за то, как мы реагируем и ведем себя, и даже за то, как чувствуем.


ЭРИХ ФРОММ (1900–1980) – «ПОЗНАЙ САМОГО СЕБЯ»

Как утверждает американо-немецкий психоаналитик Эрих Фромм, людей определяет необходимость найти смысл в жизни. По его словам, жизнь бывает мучительной, но способна стать терпимой при стремлении к истинному «я», обнаружение которого позволяет нам «любить жизнь».

По словам Фромма, люди живут в состоянии борьбы, поскольку постоянно пытаются привести к балансу, совместить свои желания и личные потребности. Мы хотим жить в согласии с природой и в мире с другими людьми, а когда воспринимаем себя в изоляции от природы и окружающих, становимся несчастными. По мнению Фромма, наша способность мыслить отгораживает нас от природы и заставляет осознавать изоляцию, привнося в жизнь напряженность, тревожность, чувство одиночества и безысходности.

Чтобы преодолеть эти негативные чувства, мы ищем общности с другими людьми, что, в свою очередь, означает, что мы должны соответствовать социальным нормам. Данный подход Фромм считает ошибочным, утверждая, что важно обрести свое внутреннее «я», вместо того чтобы считать ответственными за наши решения какие-либо условности или авторитеты. Главной целью нашей жизни является самоопределение путем осознания «личной уникальности».

Многие люди вкладывают время и деньги в то, чтобы получить признание других людей посредством следования моде или приобретения материальных благ или путем вступления в соответствующий клуб. По словам Фромма, это нецелесообразно, поскольку только человек с сильным чувством собственного достоинства способен занимать твердую позицию и свободно утверждаться перед другими. Если ваше отношение ориентировано на то, чтобы получать любовь, а не дарить ее, вы по-прежнему будете неуверенны в себе и потерпите неудачу в своих стремлениях. Ваша независимость окажется потерянной, поскольку потребности основаны на вмешательстве других людей, а значит, находятся вне вашего контроля.


КАРЛ РОДЖЕРС (1902–1987) И КЛИЕНТ-ЦЕНТРИРОВАННЫЙ ПОДХОД

Американец Карл Роджерс приобрел весомое влияние благодаря своей критике психологических практик двадцатого века, подход которых с учетом всего жизненного опыта человека он считал механистическим. Согласно Роджерсу, психическое благополучие не является неизменным состоянием, которое внезапно достигается путем следования конкретной программе. Наоборот, здоровая самооценка предполагает гибкий и открытый, способный к изменениям разум.

По словам Роджерса, у самоактуализализации не существует финального пункта назначения (как по Маслоу), когда мы «окончательно» находим себя. На самом деле цель существования заключается в том, чтобы бесконечно расти и совершенствоваться до самой смерти. Необходимой составляющей жизни является способность оставаться «в фокусе бытия», использовать опыт, будучи при этом открытым новым возможностям, позволяя пережитому формировать свою личность. Это означает, что нам следует доверять себе: брать на себя ответственность за свой выбор и развивать «безусловное позитивное отношение» к себе и другим.

Если мы придерживаемся представления, каким должен быть мир, вместо того чтобы принять его таким, какой он есть, то станем воспринимать собственные потребности несоответствующими тому, что нам доступно, и это приведет к конфликту, стремлению занять оборонительную позицию и ощущению себя несчастными. По словам Роджерса, мы даже можем искажать или отрицать происходящее, чтобы защитить свои предвзятые представления. Чтобы противостоять этому, нам следует быть открытыми для нового опыта, а не ожидать постоянного нападения.

Как и «гибкое сознание» Кэрол Дуэк, открытость, согласно Роджерсу, предполагает скачок восприятия. При этом альтернативой является чувство отчуждения от окружающего мира (словно «квадратный колышек в круглом отверстии, по словам Роджерс) – возможно, придется столкнуться с препятствиями или новыми условиями, перед тем как принять себя или получить одобрение других.


ВИКТОР ФРАНКЛ (1905–1997) – ПРЕКРАЩЕНИЕ СТРАДАНИЙ СО СМЫСЛОМ

Переживший холокост Франкл писал, что люди обладают двумя проявлениями духовной силы, позволяющими пережить болезненные ситуации и двигаться вперед: свобода принимать решения и свобода выбора отношения. Независимо от обстоятельств мы не сдаемся на их милость, потому что вольны решать, как реагировать, и, возможно, тогда страдание обретет смысл. Франкл приводит в пример мужчину, скорбящего по своей умершей жене. Когда мужчину попросили подумать над тем, что бы чувствовала его жена, если бы он умер первым, пациент признался, что она бы страдала. Скорбящий муж смог осознать, что страдание миновало ее, потому что все произошло как раз наоборот, и его боль ослабла. «Страдание перестает быть страданием, когда обретает смысл», – говорит Франкл.


АЛЬБЕРТ ЭЛЛИС (1913–2007) И ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

По словам американского психолога Эллиса (первый авторитет популярного направления когнитивно-поведенческой терапии), рациональные убеждения выражаются в здоровых эмоциональных реакциях. Его версия – рационально-эмоциональная поведенческая терапия (РЭПТ), или рациональная терапия. Согласно ей, определенные эмоциональные реакции возникают не под влиянием пережитого опыта – толчком к их развитию служат личные убеждения. Это не люди и события расстраивают нас; скорее, мы сами огорчаем себя вследствие убеждения, что нас должны расстраивать события и люди.

Таким образом, изучив свое детство, мы можем получить представление об этих убеждениях. Наши реакции сохранятся, поскольку потребностью является концентрация на способе, как думает человек сейчас. Иррационально мыслящие личности делают доходящие до крайностей выводы, которые обычно бывают негативны. Тем не менее в соответствии с Эллисом это нелогично и приводит к самопричиняемому вреду. Между тем рациональное мышление полезно, поскольку оно основано на устойчивости и способности справляться со стрессом, не принимая негатив как нечто катастрофическое. Потеря работы не означает, что вы ничего не стоите, – это просто событие, и, возможно, даже положительное.

На взгляды Эллиса оказало влияние понятие «тирании долженствований» Карен Хорни, которое заключается в убеждении человека, что нечто должно происходить так, а не иначе. Между тем рациональное мышление фокусируется на допущении, что «все возможно». При этом дело также в обретении контроля над реакциями. Наши проблемы являются только нашими, а это означает, что мы имеем контроль над собственной судьбой. Если мы найдем время, чтобы рассмотреть свою реакцию (вместо того чтобы реагировать «автоматически» и, вероятно, иррационально), у нас будет возможность изучить свои «безграничные возможности» при каждом произошедшем событии.


ВИРДЖИНИЯ САТИР (1916–1988) – СЕМЕЙНАЯ «ФАБРИКА»

«Модель Сатир» оказала мощное влияние на развитие психологии посредством своего семейно ориентированного подхода к самооценке. Этот подход частично основан на личном опыте воспитания отцом-алкоголиком на ферме в Висконсине. Сатир предположила, что в неблагополучных семьях за членами семьи закреплены определенные роли, что оказывает влияние на формирование личности ребенка и его последующую взрослую жизнь.

В благополучной семье приветствуется открытое и взаимное проявление чувств, выражение любви и безусловное взаимоуважение. Между тем неблагополучные семьи (что выражается в отсутствии проявлений взаимного сочувствия) причиняют вред потенциальному развитию ребенка в уравновешенную взрослую личность.

Члены таких семей часто играют легко опознаваемые «роли». Согласно Сатир, их пять:


• «Обвинитель» – тот, кто постоянно находит промахи и критикует.

• «Компьютер» – хладнокровный интеллектуал.

• «Отстраненный» – часто младший ребенок в семье, провоцирующий конфликт.

• «Миротворец» – часто мать, которая старается угодить всем.

• «Сторонник равенства» – часто старший ребенок в семье, прямолинейный и открытый.


Кроме роли сторонника равенства, остальные связаны с низкой самооценкой, а также с необходимостью скрывать истинное чувство своей незначительности. При этом также может подавляться собственное «я», что приводит к деструктивным отношениям во взрослом возрасте (не в последнюю очередь из-за очевидной связи со «сценариями» Оливера Джеймса – см. часть первую).

По словам Сатир, для исцеления требуется, чтобы в семье ценность каждого члена семьи воспринималась как неотъемлемое право. Следует начать с честного общения (что прежде являлось прерогативой исключительно «сторонника равенства») и поощрения отношений, основанных на участии и сострадании. Сатир убеждена, что любовь и благожелательное отношение являются самой мощной исцеляющей силой, хотя их, вероятнее всего, придется искать в другом месте – обычно устоявшиеся роли в структуре семьи слишком укореняются.

О Роберте Келси

В 2011 году издательство Capstone John Wiley & Sons, Ltd, опубликовало книгу What’s Stopping You? исследующую причины, по которым умные люди часто оказываются не в состоянии реализовать свой потенциал. Это была первая успешная книга Роберта Келси после (как он сам считал) неудачи с его дебютным комедийным произведением, описывающим жизнь юного инвестиционного банкира в Нью-Йорке. Вообще эта книга – The Pursuit of Happiness – повествует о неудачной, по утверждению автора, деятельности в качестве банкира, продававшего проблемные финансовые продукты компаниям вроде Enron.

В предыдущем абзаце не зря дважды употреблена ссылка на мнение самого Келси. Дело в том, что в обоих случаях он полагал, что дело обречено на провал, что выразилось в действиях, которые и в самом деле подтвердили это убеждение. Однако это абсолютно противоположно его состоянию в момент прежней карьеры. Когда Роберт работал экономическим журналистом, у него развилось самодовольство относительно собственных довольно скромных качеств – преимущественно из-за лести тех, с кем были связаны его статьи. Это привело к заносчивости и переоценке возможностей, вследствие чего Роберту пришлось пережить провал попытки преуспеть в инвестиционно-банковской деятельности.

Между этой неудачей в карьере и успехом книги What’s Stopping You? существует связь, заключающаяся в благородной попытке Келси исследовать и объяснить собственную неуверенность. Он пришел к выводу, что за каждым карьерным или научным крахом, а также за любым кажущимся неустойчивым успехом стоит выраженный недостаток уверенности в себе. Также автор осознал, что его опыт в раннем возрасте стал результатом низкой самооценки, приведшей к малой способности достичь чего-либо (что в дальнейшем усугубляло неуверенность в себе), либо к незначительным достижениям (что стало причиной заносчивости и чуть было не произошедшей катастрофы).

Наконец, скромной целью Роберта стало занятие предпринимательством с использованием своих знаний в финансовой сфере и экономической журналистике для создания Moorgate Communications, специализированной компании по связям с общественностью. Изучив свой прошлый опыт предпринимательства (предсказуемо закончившегося неудачей), а также книги о самопомощи и психологические тренинги (к которым Келси пристрастился), Роберт определил и спланировал будущее, которое отражало его ценности и использовало полученные навыки и опыт. Результатом стал успех, помогший повысить уверенность в себе и избежать заносчивости.

«Код уверенности» – вторая книга Роберта, посвященная неуверенности, которая разрушает жизнь и карьеру весьма умных и кажущихся очень способными людей. Келси также рассказывает, как преодолел боязнь публичных выступлений.

Сейчас Роберт живет со своей женой и двумя сыновьями в Лондоне и Саффолке.

Библиография[1]

Бланшар, Кен. Одноминутный менеджер. Попурри, 2013.

Диагностический и статистический справочник психических расстройств. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация, 2000.

Гладуэлл, Малкольм. Что видела собака. Альпина Паблишер, 2013.

Гоулман, Дэниел. Эмоциональный интеллект. АСТ, 2010.

Гоулман, Дэниел. Эмоциональный интеллект на работе. АСТ, 2010.

Джефферс, Сьюзен. Бойся… но действуй! Альпина Паблишер, 2013.

Дуэк, Кэрол. Гибкое сознание. Манн, Иванов и Фербер, 2013.

Кабат-Зинн, Джон. Куда бы ты ни шел – ты уже там. Открытый Мир, 2006.

Кайро, Джим. Мотивация и самодисциплина. Феникс, 2004.

Карлсон, Ричард. Не переживайте по пустякам. Рипол Классик, 2004.

Карнеги, Дейл. Как выработать уверенность в себе и влиять на людей. выступая публично. Попурри, 2012.

Карнеги, Дейл. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей, Попурри, 2013.

Карнеги, Дейл. Как перестать беспокоиться и начать жить. Попурри, 2014.

Каунт, Джон. Подними свою самооценку. Нева, 2004.

Кови, Стивен. Восьмой навык. Альпина Паблишер, 2014.

Кови, Стивен. Семь навыков высокоэффективных людей. Альпина Паблишер, 2013 год.

Койл, Дэниел. Код таланта: великими не рождаются, ими становятся. АСТ, 2010.

Колвин, Джефф. Талант ни при чем! Что на самом деле отличает выдающихся людей? Альпина Бизнес Букс, 2012.

Лахани, Дейв. Искусство убеждения, или Как получить то, что хочешь. Эксмо, 2005.

Максвелл, Джон К… На одном таланте далеко не уедешь. Попурри, 2009.

Маслоу, Абрахам. Теория человеческой мотивации. PSYLIB, 2004.

Ольсен Лэйни, Марти. Преимущества интровертов. Манн, Иванов и Фербер 2002.

Плаус, Скотт. Психология оценки и принятия решений. Филинъ, 1998.

Роббинс, Энтони. Книга о власти над собой. Попурри, 2012.

Роджерс, Карл. Клиент-центрированная психотерапия. Эксмо-Пресс, 2002.

Сатир, Вирджиния. Как строить себя и свою семью. М.: Педагогика-Пресс, 1992.

Свит, Корин. Как изменить свою жизнь с помощью когнитивно-поведенческой терапии. Претекст, 2013.

Селигман, Мартин. Как научиться оптимизму. Альпина Паблишер, 2013.

Стайл, Шарлотта. Позитивная психология. Претекст, 2013.

Страук, Барбара. Тайны мозга взрослого человека. Карьера Пресс. 2013.

Фейн, Эллен и Шнайдер, Шерри. Правила. Эксмо, 2012.

Франкл, Виктор. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс,1990.

Фромм, Эрих. Искусство быть. АСТ, 2013.

Фромм, Эрих. Искусство любить. АСТ, 2014.

Хорни, Карен. Невроз и рост личности. Академический Проект, 2008.


Adler, Alfred. Understanding Life: An Introduction to the Psychology of Alfred Adler. Oxford: Oneworld Publications, 2009.

Bandura, Albert. Self-efficacy: The Exercise of Control. New York: Worth Publishers, 1997.

Bates, Tony. Understanding and Overcoming Depression. Freedom, CA: Crossing Press, 2001.

Benun, Ilise. Stop Pushing Me Around! Franklin Lakes, NJ: Career Press, 2006.

Briers, Dr Stephen. Brilliant Cognitive Behavioural Therapy. Harlow, UK: Pearson Education, 2009.

Burka, Jane B. and Yuen, Lenora M. Procrastination. Cambridge, MA: Da Capo Press, 1983.

Cirillo, Francesco. The Pomodoro Technique. Raleigh, NC: Lulu.com, 2009.

Clance, Pauline and Imes, Suzanne. The Impostor Phenomenon Among High Achieving Women. Atlanta, GA: Georgia State University (научная публикация), 1978.

Clarkson, Petruska. Gestalt Counselling in Action. London: Sage Publications, 2004.

Clarkson, Petruska and Mackewn, Jennifer. Fritz Perls. London: Sage Publications, 1993.

Ellis, Albert. Overcoming Destructive Beliefs. Amherst, NY: Prometheus Books, 2001.

Ellis, Albert and Harper, Robin. A Guide to Rational Living. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1961.

Fennell, Melanie. Overcoming Low Self-esteem. London: Constable &Robinson, 1999.

Gladwell, Malcolm. Outliers: The Story of Success. New York: Little Brown & Co., 2008.

Gregory, Richard L. (ed.). The Oxford Companion to the Mind. Oxford: Oxford University Press, 1987.

Gross, Richard. Psychology: The Science of Mind and Behaviour. London: Hodder Arnold, 2005.

Hallowell, Edward M. Shine. Cambridge, MA: Harvard Business Press, 2011.

Hayward, Matthew. Ego Check. New York: Kaplan Publishing, 2007.

Hoffman, Edward. The Drive for Self: Alfred Adler and the Founding of Individual Psychology. Cambridge, MA: Da Capo Press, 1997.

James, Oliver. They F * * * You Up. London: Bloomsbury, 2002.

Janov, Arthur. Primal Therapy. London: Abacus, 1990.

Johnson, Paul. Churchill. New York: Penguin, 2010.

Jung, Carl. The Archetypes and the Collective Unconscious. New York: Routledge, 1991.

King, Paul W. Climbing Maslow’s Pyramid. Leicester, UK: Matador, 2010.

Kluger, Jeffrey. The Sibling Effect. New York: Riverhead Books, 2011.

Lee, Gus. Courage. San Francisco: Jossey-Bass, 2006.

McDermott, Ian. Boost Your Confidence with NLP. London: Piatkus, 2010.

McLean, Bethany. The Smartest Guys in the Room. New York: Penguin, 2004.

Paul, Richard W. and Elder, Linda. Critical Thinking. Harlow, UK: Prentice Hall, 2002.

Rachman, Stanley. Fear and Courage. New York: W.H. Freeman & Co., 1989.

Reina, Dennis S. and Reina, Michelle L. Trust and Betrayal in the Workplace. San Francisco: Berrett-Koehler, 1999.

Solomon, Muriel. Working with Difficult People. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall Press, 2002.

Steinhouse, Robbie. How to Coach with NLP. Harlow, UK: Prentice Hall Business, 2010.

Stevens, Anthony. Jung: A Very Short Introduction. Oxford: Oxford University Press, 2001.

Storr, Antony. Freud: A Very Short Introduction. Oxford: Oxford University Press, 1989.

Storr, Anthony. The Essential Jung: Selected Writings. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1993.

Strachey, James. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud. London: Vintage, 1999.

Sullivan, Paul. Clutch: Why Some People Excel Under Pressure and Others Don’t. New York: Portfolio, 2010.

Syed, Matthew. Bounce: The Myth of Talent and the Power of Practice. London: Fourth Estate, 2011.

Taylor, Ros. Confidence at Work. London: Kogan Page, 2011.

Walker, Eugene C. Learn to Relax. Harlow, UK: Prentice Hall, 1975.

Примечания

1

На русском языке представлены книги, изданные в России.

(обратно)

Оглавление

  • Эта книга поможет вам найти ответы на следующие вопросы:
  • Введение
  • Часть первая. Что Такое Неуверенность В Себе
  •   1. Сценарии
  •   2. Образ мышления
  •   3. Реакции
  •   4. Наше путешествие
  • Часть вторая. Магия уверенности
  •   5. Оптимизм и психологическая устойчивость
  •   6. Талант и личная эффективность
  •   7. Мужество и экстраверсия
  •   8. Доверие и суждения
  • Часть третья. Успех
  •   9. Самоопределение
  •   10. Цели
  •   11. План
  • Часть четвертая. Ситуации
  •   12. Застенчивость
  •   13. Развитие уверенности на работе
  •   14. Работа с другими людьми
  •   15. Свидания
  • Часть пятая. Препятствия
  •   16. Предубеждения
  •   17. Прокрастинация
  •   18. Депрессия
  •   19. Стресс и тревожность
  •   20. Заносчивость
  • Семь шагов для обретения уверенности
  • Слово психологам
  • О Роберте Келси
  • Библиография[1]
  • Teleserial Book