Читать онлайн Невеста для тирана бесплатно

Пролог

Я смотрю в заснеженное окно, мимо которого с вихрем проносится клубок колючих ажурных снежинок и причмокиваю губами – хорошо, что я сейчас в тёплом помещении приёмной, а не на пронизывающем до костей ветру, на улице.

И, хоть здание, в которое мы с отцом пришли, навевает на меня волнительные, тоскливые мысли, я изо всех сил пытаюсь найти в этой ситуации хоть какие-то плюсы.

Здесь, по крайней мере, тепло и сухо.

– Проходите, Игорь Дмитриевич, вас ждут.

Блондинка улыбается голливудской улыбкой, кивая моему отцу, и тот быстро встаёт с насиженного места, радостно кивая.

– Наконец-то…

Я вижу, как трясутся его руки, и у меня внутри всё леденеет – как же мужчина напряжён. Он, скорее всего, в шаге от панической атаки и держится из последних сил, пытаясь улыбаться.

В его возрасте это опасно…

Хотя, он, у меня, вроде ещё не старый. Правда, для семнадцатилетней девушки все мужчины после тридцати лет – настоящие старики. А сорокалетние – тем более.

– Дорогая, посиди тут пока.

Отец ласково проводит по моим тёмным волосам, и скрывается за дверью кабинета. Его сумбурное волнительное настроение передаётся мне, и я сглатываю вязкий комок, стоящий в горле, осматривая дубовую дорогую дверь.

Интересно, почему папа пришёл сюда?

Нет, в свои семнадцать, я, конечно, знала, что у отца настали очень тяжёлые времена в бизнесе – он едва держался на плаву и вот-вот мог обанкротиться. Нам даже пришлось потуже затянуть пояса – тем летом мы не поехали заграницу на отдых, как делали это постоянно, а осели в пригороде столицы, в каком-то небольшом посёлке со смешным названием Перхушково.

Папа всецело отдал нас в заботливые руки тётушки, а сам постоянно мотался по различным предприятиям и банкам, в надежде поправить своё шаткое положение.

Но почему он всё же, решил пойти на поклон сюда, к своему вечному противнику?

Это так странно…

Блондинка напрочь забывает обо мне, не предложив ни кофе, ни воды, и всецело отдаётся власти интернета, углубившись в свой новенький смартфон со стразами.

Что ж, мне это только на руку – терпеть не могу, когда пристают с дурацкими расспросами. И сейчас я могу спокойно обозреть пространство, в котором, по воле судьбы, я нахожусь.

«Юрий Александрович Митрофанов» – значится на золотой прямоугольной табличке, прибитой к створке двери.

Да-да, это он.

Я уже не раз читала в глянцевых журналах об этом молодом преуспевающем бизнесмене, который резко поменял курс после смерти своего отца и встал у руля затухающего предприятия.

Какой молодец!

За один год он сумел так развернуться и расшириться, что потеснил с рынка многих гигантов. И даже мой отец теперь едва сводил концы с концами, постоянно отбиваясь от нападок кредиторов.

А кредитов он взял немало в последнее время.

Уж я-то знаю.

Ох, что-то мне эта затея отца совсем не нравится.

Оглядываю небольшую приемную, отделанную в светло-бежевых тонах. У стены – столик секретарши, рядом – всевозможная аппаратура типа многофункциональной техники, кофейного аппарата и кулера с прохладной водой.

Меня от глаз блондинки слегка скрывает стеллаж, заставленный всевозможными статуэтками, привезёнными с разных концов света. Вот – Эйфелева башня, выполненная из какого-то блестящего металла, на другой полке, повыше, стоит статуэтка негритянки, которая несёт на плече корзину с фруктами. А вот там, поодаль, красный двухэтажный автобус наподобие тех, что возят туристов по Лондону.

Интересно, Митрофанов сам собирал эту коллекцию, или это – благодарности всевозможных клиентов и бизнес – партнёров?

Или… Партнёрш?

Ведь Юрий Александрович – один из завиднейших холостяков страны. Он даже попал в официальный список самых желаемых мужчин, проводимых одним из глянцевых изданий и, вроде бы, умудрился войти в «золотую десятку».

И, наверняка, вокруг него вьётся огромное число интересных светских дам, мечтающих заполучить этого мужчину в своё безраздельное пользование.

Но, вроде бы, он пока не собирается жениться и обзаводиться потомством.

Ведь у него есть свои взгляды на жизнь.

Кхм…

В противоположном от меня углу в белоснежной кадке высится раскидистое дерево с широкими листьями. Рядом – небольшое кресло и журнальный столик со стопкой, лежащих на нём журналов. Этакий уютный уголок.

Так что мы тут делаем?

Испуганно смотрю на секретаршу Митрофанова, которая, ничуть не интересуясь мной, самозабвенно листает страницы в инстаграмме, и аккуратно встаю со стула.

Хочу подслушать, о чём идёт речь в кабинете.

Блондинка даже не посмотрела в мою сторону – её намного больше увлекают фотографии друзей и новинки модных дизайнеров. Она приоткрывает свой аккуратно накрашенный ротик и увлечённо скользит пальцем по экрану смартфона, не обращая на меня никакого внимания.

Стараюсь не дышать, чтобы стук собственного сердца не мешал мне подслушивать разговор за дверью, и откидываю тёмный локон своих волос с лица.

– Это смешно!

Из-за двери я слышу незнакомый мужской голос, полный гнева и иронии, и останавливаюсь, как вкопанная.

Что? На папу кричат?

– Пожалуйста!

– И слышать ничего не хочу! Это – ваши проблемы.

На цыпочках подкрадываюсь вплотную к двери, и понимаю, что она приоткрыта. Видимо, когда отец заходил, то неплотно закрыл за собой дверь, и теперь я стала невольным свидетелем происходящего.

Хочу хоть одним глазком посмотреть на того, кто так свысока разговаривает с папой.

Конечно, я видела Митрофанова на страницах газет и журналов. Но – одно дело видеть фото незнакомого человека, а совсем другое – увидеть его воочию.

Неожиданно дверь, просвистев у меня перед носом, распахивается, и я утыкаюсь носом в стальную мужскую грудь, одуряющее пахнущую свежим древесным парфюмом с тонкими нотками бергамота.

Приятный аромат.

Наследнице цветочной фирме подобает разбираться в цветах и запахах.

Что я и делаю, собственно.

Поверх белоснежной рубашки мужчины накинут дорогой тёмно-синий пиджак от Версаче, а на шее болтается криво повязанный галстук – видно, его владелец нервничал и слегка позволил себе развязать тугой узел.

Это придаёт ему слегка вальяжный вид, от созерцания которого заходится сердце…

– А это кто у нас?

Сглатываю слюну, и поднимаю голову на мужчину, который сверлит меня пронзительными серыми, с зеленцой, глазами.

Орлиный нос, твёрдый подбородок и густая тёмная шевелюра завершают образ самого знаменитого холостяка города, за сердце которого идёт борьба многих достойных и именитых девиц.

По крайней мере, так пишут в журналах.

Митрофанов собственной персоной.

– Алина! Почему в офисе посторонние?

Блондинка испуганно прячет смартфон под бумагами, лежащими на столе, и, потупив взор, тараторит, как пулемёт, выпучивая свои голубые глаза.

– Простите, Юрий Александрович. Это не посторонняя, это дочь Игоря Дмитриевича Кулагина, который сейчас у вас в кабинете. Ожидает отца. Прикажете выгнать?

– Дочь?

Похотливый взгляд бизнесмена аккуратно прогуливается по моей фигурке, обжигая каждую клеточку моего тела страстным похотливым взглядом, останавливаясь на пухлых губах.

Прячу руки за спину, тяжело дыша.

Мне становится жутко страшно от этого наглого сексуального взгляда, которым никто и никогда не смотрел на меня, и я отступаю назад, закусив нижнюю губу.

Конечно, некоторые мальчишки из класса и пара старшеклассников, обращают на меня своё внимание, пытаясь завлечь в свои амурные сети, но я упрямо избегаю парней, проводя все ночи напролёт за чтением любовных романов, которыми набит стеллаж в моей комнате.

Ох, как мне хочется этой настоящей, искренней и чистой любви!

Подружки наперебой рассказывали о своих амурных похождениях и мимолётном сексе в ближайшем подъезде, смотря на меня, как на дурочку, по-прежнему остававшуюся невинной.

Но мне их искренне жаль.

Разве о таком сексе пишут в романах? Нет, я хочу выйти замуж невинной, за любимого человека, жить с ним долго и счастливо, и умереть в один день.

Как в сказке.

– Здрассти.

Даже с опущенными глазами я ощущаю на себе пристальный взгляд бизнесмена Митрофанова, и провожу влажными потными ладошками по своим бёдрам. Сердце бешено стучит, а пульс зашкаливает – мне страшно и волнительно одновременно.

Какое-то доселе незнакомое чувство тревоги поселяется в душе.

– Впрочем, Игорь Дмитриевич, я готов вас выслушать ещё раз.

Бизнесмена задумчиво скользит по мне взглядом, растягивая слова. У папы загораются глаза.

– Да?

Отец оказывается рядом, с надеждой глядя на своего соперника, дрожа от волнения. По его багровой шее я понимаю, что он сильно волнуется и совсем близок к гипертоническому кризу – вон его как трясёт.

Нужно немедленно дать папе таблетку, которая, как назло, осталась в бардачке автомобиля. Но, я могу сбегать, если папочка меня отпустит.

– Да. Но я хочу, чтобы при разговоре присутствовала ваша дочь.

Чёрт…

Зачем я ему, интересно?

Ведь я совершенно не разбираюсь в кредитовании и различных бумагах, важных для ведения бизнеса.

Что он задумал?

– Конечно, не вопрос.

Папа тотчас втаскивает мня в рабочий кабинет Юрия Александровича и глазами указывает на кресло, стоящее в отдалённом углу. Я понимаю его полуслов – мне не требуется повторять дважды, ведь я стараюсь не расстраивать папу никогда.

Он – самое дорогое, что у меня осталось после смерти матери.

Конечно, есть ещё брат и сестра – близнецы, но они слишком маленькие, чтобы мы могли с ними подружиться. Между нами целая пропасть – двенадцать лет. И, честно говоря, именно их я считаю невольными убийцами мамы – ведь после родов двойни мать быстро сгорела.

Отец садится перед рабочим столом, вытирая пот со лба белоснежным платком, и с надеждой устремляет свой потухший взгляд на более удачливого бизнесмена.

Какое унижение.

Митрофанов захлопывает дубовую дверь и, не сводя с меня пристального взгляда, прищуривается. Я готова провалиться сквозь все этажи этого здания, чтобы немедленно оказаться на улице и вздохнуть, наконец, свежий майский воздух.

Но, приходится сидеть, опустив взгляд в тёмный ковёр, лежащий на полу и считать лепестки вышитого белоснежного лотоса. Кресло, впрочем, весьма удобное, но я не позволяю себе расслабиться – слишком неуютно чувствую себя под обжигающим взглядом незнакомца.

– Итак, Игорь Дмитриевич, вы просите меня о некой помощи? Я вас правильно понял?

– Да, после того, как вы вышли на рынок, мои дела пошли совсем плохо. А ведь у меня на иждивении трое несовершеннолетних детей и престарелая сестра.

– Ваши семейные проблемы меня не должны волновать, разве нет?

Отец понуро кивает, свистяще выдыхая воздух изо рта.

– Зачем вы всё же пришли ко мне?

– Я подумал, может быть, вы захотите объединить наши фирмы? Моё имя – довольно известное на цветочном рынке, я в этом бизнесе уже тридцать лет, заработал неплохую репутацию. Но сейчас я совсем на мели. Ещё пара-тройка месяцев, и я буду окончательно разорён. Банки отказывают мне в кредитах, денег взять неоткуда. И поэтому я пришёл к вам.

– Мне не нужна ваша фирма. Цветы постоянно напичканы, цены завышены. Покупатели вами недовольны. Увольте.

– Тогда мы можем объединить наши капиталы, создать альтернативную фирму по изготовлению, скажем, букетов для невест? Я не могу обанкротиться, это – дело всей моей жизни.

Папа молебно поднимает глаза на более молодого и удачливого бизнесмена и у меня болезненно щемит в груди. Я всегда думала, что мой отец – этакая непотопляемая глыба, залог нашего семейного благополучия и счастья, после того, как умерла мама. Ан нет, оказывается, у нашей семьи огромные долги и проблемы.

– То есть, вы хотите, чтобы деньги для раскрутки дал вам я?

– Да. Два наших имени смогли бы создать отличную конкуренцию на рынке, и это бы принесло вам ещё больший доход, а мне – помогло бы удержать имя на плаву.

Кажется, в воздухе витают искры электрического разряда. Лицо отца очень напряжено, а костяшки пальцев, которыми он держится за ручки кресла, побелели.

Митрофанов же, напротив, чересчур спокоен. По его породистому лицу очень трудно понять, о чём он сейчас думает. Да я и предпочитаю на него не смотреть.

Сколько ему лет?

Наверное, тридцать – тридцать пять. Ростом, примерно, метр восемьдесят пять, с тёмной шевелюрой и серыми глазами. Красивый? Скорее, вселяющий страх и неуверенность. По крайней мере, в меня.

Опасный.

– Я готов пойти на эту сумасшедшую сделку, которая не принесёт мне ничего, кроме проблем и геморроя, взамен на одно условие.

– Какое?

– Я женюсь на вашей дочери.

– Что?

Отец подскакивает со своего стула, потрясая в воздухе рукой.

– Я, по-вашему, должен вложить серьёзные деньги в сомнительное предприятие просто так? Нет, не выйдет. А так – я стану вашим зятем и мы оба будем полноправными владельцами.

– Но, Миле только семнадцать!

– Я подожду до совершеннолетия.

– Моя дочь – не разменная монета!

– У вас ещё двое малолетних детей, подумайте о них.

– Никогда!

– Тогда – прощайте!

Отец, пылая от праведного гнева, хватает меня за руку, и в тот же миг мы оказываемся в приёмной. Я осторожно перебираю ватными ногами, двигаясь к выходу, вслед за отцом, и внимательно смотрю на его лицо. По нему невозможно прочесть, о чём сейчас думает папа, и мне жутко от этого.

Что там говорил Митрофанов? Что хочет жениться на мне?

Но, он же старик!

И, кроме вселенского страха я ничего к нему не почувствовала. Разве о таком муже я мечтаю? Разве для него храню себя?

О, Боже!

– Папа, но как же мы тогда рассчитаемся с долгами?

– Ничего, милая, я что – нибудь придумаю.

1


Мила

*****

– Милочка, ты просто красавица!

Тётушка разворачивает меня лицом к напольному зеркалу и всплёскивает сухонькими руками, испещрёнными глубокими морщинами.

Её губы дрожат от нервного напряжения, и она быстро-быстро проводит языком по верхней губе, чтобы немного успокоить себя и привести в чувство. В конце концов, я понимаю, что сегодняшний день очень важен не только для меня, но и для всех моих родственников.

– Обворожительна, посмотри!

Киваю.

Ну да, красиво.

Правда, на мне сейчас очень дорогое платье, сшитое на заказ у именитого дизайнера, а над моим лицом и причёской в поте лица с самого утра трудилась целая бригада профессиональных мастеров, заказанных отцом из Милана.

А уж сумму, которую выложил мой отец за всех этих мастеров, лучше не озвучивать вслух. Но папа решил, что его любимая дочурка заслуживает самого лучшего, и постарался.

Думаю, что они бы и из обезьяны сделали Мисс Мира, если бы перед ними поставили такую задачу. Так что это вполне ожидаемый результат.

Хотя я, конечно, буду посимпатичнее любой макаки.

Надеюсь…

Растягиваю губы в обворожительной улыбке, чтобы тётушка перестала на меня ворчать. Она и так напряжена сверх меры. Хватит.

– О, Господи, да не стой ты истуканом!

Выдыхаю, опуская плечи, и понимаю, что корсет сидит довольно плотно, обхватывая мою грудь железным обручем. Но дышать я всё-таки могу.

Это обнадёживает.

Значит – не упаду в обморок прямо в объятия своего муженька под улюлюканье злопыхателей.

– Аня, поди сюда!

В комнату влетает смешная полная девчушка в длинном цветастом платье и останавливается на пороге моей комнаты, как вкопанная. На её голове криво сидит венок из настоящих полевых цветов, и я понимаю, что моя двоюродная сестрица оборвала пару букетов, стоящих в гостиной.

– Ой, Милочка Игоревна, какая же вы красивая!

– Я ей то же самое говорю, а она всё чем-то недовольна.

Тётя сердито хлопает себя по полному бедру, насупливая кустистые выцветшие брови.

Ну да, им-то не понять, что своего жениха я не люблю и боюсь. А мысли о предстоящей брачной ночи наводят на меня ужас до болей в животе. Как мне вынести всё это?

– Дай-ка мне шпильки с белыми цветами с того столика, заколю ей причёску повыше.

Аня радостно подлетает к туалетному столику, стоящему у стены, и сгребает пухлой ладошкой несколько шпилек. Я наблюдаю за неловкими движениями своей двоюродной сестрицы, которая, почему-то, предпочитает называть меня исключительно на «вы», и до боли закусываю нижнюю губу.

Страшно…

– Вот, посмотри, как чудесно вышло.

Тётя аккуратно приподнимает пучок на затылке, выпуская несколько локонов наружу, создавая тем самым шикарную свадебную причёску, и Аня с восторгом закатывает глаза.

– Просто изумительно, маменька!

– Вот-вот, а Миле всё не так.

– Она просто волнуется. Свадьба же.

– Так радоваться должна! Вон, какого жениха себе отхватила! Богат, умён, красив! Да пол страны девушек с ума сходят из-за его предстоящего бракосочетания, рыдая ночи напролёт в подушку. А Мила… Неблагодарная!

– Так он старый, её можно понять.

– Много ты понимаешь! Он в самом расцвете сил. Состояние сколотил, нам всем помог не обанкротиться. По женщинам набегался, теперь и о семье можно подумать.

Крякаю в кулачок, поднимая домиком брови. Вот, даже моей тётушке известно, что за фрукт – Митрофанов. А уж они-то с папой, наверняка, навели о нём множество справок.

И с чего вдруг такая уверенность, что он уже набегался?

– Ему всего тридцать два!

– Так разница в четырнадцать лет! По нынешнему времени он её отцом мог бы быть.

– Много ты понимаешь! Программ всяких непристойных по телевизору насмотришься, а потом языком мелешь! Кыш отсюда!

Аня испуганно приседает, и, потупив глаза в пол, скрывается за дверью, оставив щёлочку. Наверняка, сестрица никуда не ушла – предпочла не злить свою мать, и сейчас стоит, прислонившись ухом к створке.

Они с тётей переехали к нам из покосившегося деревенского домика, расположенного в глухой провинции после смерти моей мамы, чтобы воспитывать грудных близнецов. Но Аня по-прежнему не научилась жить в современном городском ритме, предпочитая не выходить за пределы квартиры, а целыми днями вышивать крестиком разнообразные картины.

Правда, она исправно посещает школу, расположенную не так далеко от дома, и даже, вроде, неплохо учится.

Сколько ей лет? Вроде тринадцать. Мы не сумели подружиться с двоюродной сестрой и не стали подругами.

Жаль, конечно.

Я в задумчивости опускаю глаза в пол. Покачиваю бёдрами, слыша тихое шуршание пышной юбки, от которого по телу бегут мурашки. Ох, правильно ли я сделала, десять месяцев назад заставив отца принять предложение Митрофанова?

Да, конечно, благодаря слиянию двух фирм наша семья словно вынырнула из омута, получив дополнительный глоток свежего воздуха, так необходимый нам.

Но… какой ценой?

*****

Отец долго пытался найти лазейки, которые бы позволили фирме держаться на плаву, но окончательно нас добил праздник «Восьмое марта», когда все покупатели ринулись ни к нам, а к нашему конкуренту.

И тогда, поняв всю печальную суть, происходящего, я расправила плечи и отправилась в кабинет Юрия Александровича.

Секретарша спокойно пропустила меня к Митрофанову, поведя остреньким плечом и снова зависнув надолго в инстаграмме, а я, выдохнув, рванула на себя тяжёлую дубовую дверь.

Досчитала до трёх, пытаясь растянуть на своём лице голливудскую улыбку. А что, если он уже передумал? Или нашёл более достойный объект, чем я?

До сих пор я помню его глаза…

С насмешкой.

Словно он победил в главной битве своей жизни, а я – самый дорогой и желанный трофей. По идее, мне должно льстить внимание взрослого опытного мужчины, от которого у многих девушек рвёт крышу.

Но… Это не про меня…

Ещё никогда я не чувствовала себя такой униженной – словно пришла просить милостыню у всесильного босса, предлагая при этом себя взамен.

– Что ж, проходите, Мила Игоревна. Извините, не знаю вашего полного имени. Милана? Или, возможно, Милена? Или, вовсе Людмила, как в сказке?

– Вы читаете сказки? Похвально.

Нос мужчины заостряется, и из узких ноздрей вырывается шипение, как у кипящего чайника. Он возмущён, что я так ехидно и нагло с ним разговариваю.

Ещё бы, какая-то пигалица.

– Я в вас не ошибся. Вы – крепкий орешек.

– Это точно. Не сломайте зубы.

– Постараюсь. Если что, у меня хороший стоматолог, починит.

– Рада за вас.

Митрофанов нагибается чуть вперёд, сверля меня пристальным взглядом серо-зелёных глаз, в которых читается интерес.

– Итак, что вас привело ко мне?

– Отец на грани разорения, и это – ваша заслуга.

– Звучит как похвала. Очень лестно.

Откидывается в кресле, закидывая руки за голову, принимая при этом расслабленную позу победителя.

Чёртов наглец!

– Ваш отец и так многие годы оставался единственным поставщиком цветов, так что пора уйти ему на заслуженный отдых, вы не находите?

– Вовсе нет. Я не боюсь остаться в нищете, я боюсь, что банкротство погубит папу. Он не сможет жить без бизнеса.

– Я предлагал ему единственный путь решения, он отказался.

– Я согласна.

– Что?

Серые, с зеленцой, глаза, смотрят на меня удивлённо, а брови приподнимаются домиком.

– Да-да, я согласна выйти за вас замуж. Но вы вытаскиваете нашу фирму из долгов и делаете всё так, как просил отец.

– Не сомневайтесь, я никогда не обманываю. Но… Можно спросить, отчего вы решили принять моё предложение?

– Не скрою, дело не в любви. Я очень беспокоюсь за отца.

– Хорошая дочь. Вы станете чудесной преданной женой и заботливой матерью моих детей.

Меня передёргивает от этих слов. Мысли о том, что я должна буду регулярно укладываться в постель к этому мужчине, меня пугают и вводят в состояние транса. А насчёт детей я ещё вообще не помышляла.

Киваю.

– Ну что ж, я согласен.

– А можно и я вас спрошу?

– Отчего ж нет? Я не кусаюсь, спрашивайте, юная леди.

– Почему вы хотите жениться на мне? Насколько мне известно, у вас были романы с более красивыми и более именитыми девушками нашего города, да и не только города.

– Хороший вопрос. Скажем так – я навёл о вас справки, и вы полностью подходите на роль моей жены. Молода, умна и, не спорю, красива. Именно о такой жене я и мечтал – не замешанной ни в одном скандале, с идеальной репутацией и красивой внешностью.

Выдыхаю, усмиряя биение сердца, и еле-еле киваю.

– Тогда едем. Думаю, отец будет шокирован нашим совместным появлением, но я не вижу другого выхода.

Юрий Александрович подходит ко мне, прищуриваясь, и наклоняет голову на бок, как хищная птица, готовящаяся прыгнуть и сожрать неловкого маленького зверька.

– Едем. Но, всё же, как вас зовут, душа моя?

– Эмилия.

*****

Отчуждённо смотрю в зеркало, словно не замечаю всего происходящего вокруг меня. Мой жених постарался на славу – заказана выездная церемония, шикарный ресторан, лимузин, и на нашу свадьбу должны съехаться многочисленные сливки общества.

Список подарков исчислялся сотнями тысяч, а в свадебное путешествие мы должны отправиться завтра, после обеда, в Париж. Точнее, после бурной брачной ночи, о которой, наверняка, так грезил этот опасный мужчина.

Ведь каждую нашу встречу я инстинктивно чувствовала, как он раздевает меня взглядом, и делает со мной всё то, о чём даже авторы моих любовных романов стыдливо не упоминают.

Но… Мне это всё не нужно…

Не с ним…

Я хотела только того, чтобы отец, наконец-то, снова ожил, получив назад свой любимый бизнес, своё детище. А сейчас – мне придётся расплачиваться за всё своей собственной шкурой.

Чёрт…

Сбежать уже не получится.

В комнату влетают близнецы – Даша и Рома, одетые в дорогие наряды от ведущих кутюрье. На сестре длинное, в пол платье нежно-фиалкового цвета, а на брате – чёрный смокинг. Эти шестилетние сорванцы так и норовят перевернуть весь дом вверх дном, носясь, как хомяки в колесе по всему дому.

– А ну-ка вышли отсюда!

Тётушка разом выгоняет малышей из комнаты, распахивая дверцу. Подслушивающая у створки Аня неловко шлёпается на пятую точку, округляя глаза. Дети испуганно выбегают, оставив после себя кучу раскиданных вещей, и я закусываю нижнюю губу.

Ох…

– А теперь, самое главное – подарок твоего жениха.

Тётя подходит к тумбочке и достаёт из верхнего ящика бархатную плоскую коробочку тёмно-синего цвета. Аня, неловко переминаясь с ноги на ногу, издаёт завистливый вздох, и картинно прикрывает рот пухлой ладошкой.

Ну, прям как сказочная принцесса.

– Открывай.

Щёлкаю затвором и распахиваю коробочку, осматривая её содержимое. Да, Митрофанов не поскупился – этот комплект стоит целое состояние, и вряд ли я его ещё куда-либо надену кроме своей свадьбы.

Хотя…

Вроде жёны бизнесменов иногда сопровождают их на деловые встречи? Не запрёт же меня, в конце концов, супруг в своём особняке?

На синем бархате лежит изумительной красоты бриллиантовое колье и такие же серьги, переливающиеся в свете дневной лампы неким загадочным светом.

– Красиво, да?

Тётя, не дожидаясь от меня какой-либо реакции, аккуратно достаёт колье, держа его двумя пальчиками, и торжественно поднимает в воздух.

– Да.

Я не могу с этим не согласиться. Комплект просто шикарный, и стоит, небось, целое состояние.

Холодный металл прочно располагается на моей шее, заставляя поморщится. Этакое своеобразное ярмо надел на меня Юрий Александрович. Серьги завершают образ, и я вынуждена признать – украшения сделали меня похожей на принцессу, я словно вышла со страниц своих любимых любовных романов.

Юрий. Юра.

Пора привыкать называть супруга просто по имени, отбросив официальное отчество, ведь он уже давно называет меня просто «Мила».

– Просто обворожительна!

– Да.

– Правильно, лучше молчать побольше, да мужа слушать. Это ж надо – такого жениха отхватить!

Молчу.

– Мужчины любят покорных. Ты в постели глаза закрой да охай, ему и понравится.

Тётя даёт мне наставления, заботливо нанося на губы очередной слой блестящей красной помады. Но я словно не слышу её – мне до ужаса страшно остаться в одиночестве, рядом с незнакомым мужчиной, наедине.

О, Боги…

– Маменька, там жених приехал!

Анька влетает в комнату, заливаясь пунцовым румянцем на пухлых щеках, и нервно сжимает ручки в кулачки. Я смотрю на двоюродную сестру – она как будто только что приехала из деревни, ну ничего не изменилось – ни манера речи, ни привычки.

– Милочка почти готова.

– Она – как бутон розы!

– Да-да, иди, Аня, я ещё не все наставления племяннице дала.

Девчушка покорно исчезает за дверью, оставляя за собой шлейф сладкой сдобы, и я покорно обращаю внимание на тётю.

– Мила, скажи мне, ты сохранила невинность для супруга?

Краснею.

– Да.

– Это очень хорошо. Думаю, такой ценитель женщин, как Юрий Александрович, оценит это.

– Вы что-то знаете? У него было много женщин?

– Дорогая, он, как и любой мужчина – завоеватель. Но тебя не должны волновать его прошлые победы. Выше нос.

Да-да, уж я-то знаю, как часто мелькал мой жених в журналах светской хроники. Даже чересчур часто. И, каждый раз, с новой спутницей. Но, надо отдать ему должное, как только я дала своё согласие на брак, журналы перестали пестреть сообщениями об интрижках Митрофанова.

То ли он действительно решил хранить верность мне до свадьбы, то ли стал более осторожным, чтобы не ранить моё самолюбие.

Хотя… Могу ли я ему что-то предъявить? Ведь, это сделка.

Стук в дверь, и в комнату заходит отец.

Тёмно-серый костюм сидит на нём, как влитой, а бледная шея пошла багровыми пятнами – он очень нервничает по поводу предстоящего бракосочетания, нервно хрустя пальцами.

– Дорогая, ты готова?

– Да.

– Чудесно. Я могу поговорить с тобой наедине?

Ирина Дмитриевна, фыркнув, улетает из комнаты, словно баба Яга на помеле, и мы с папой остаёмся одни. У отца очень грустные глаза, и он нежно берёт меня за прохладную ладонь, проводя мозолистым пальцем по коже.

– Эмилия, ты точно хочешь этого?

Выдыхаю.

– Я же знаю, что ты решилась на брак с Митрофановым только из-за семейного бизнеса. Но мы не в средневековье живём, дочка, всё можно переиграть. Зачем тебе портить себе жизнь?

–Я точно решила.

– Ты ведь его не любишь, между вами – целая пропасть. Да вы толком за эти десять месяцев и не пообщались, не узнали друг друга. Те несколько встреч в ресторане и в кино – не в счёт.

– Всё хорошо, папа, правда.

Опускаю глаза, стараясь не смотреть на отца и пряча слёзы.

Нет, только не сейчас. Если отец поймёт, как я боюсь этого замужества, он ни за что не отдаст меня Юрию Александровичу, разорвёт договор и погрязнет в ещё больших долгах.

А что дальше?

Кредиторы? Банкротство? Полный крах? Смерть?

Ох, нет, лучше об этом не думать.

– Всё хорошо, папа, не волнуйся. Я хочу выйти замуж за Митрофанова.

– Ну, ладно. Тогда идём. Твой жених приехал.

Кидаю прощальный взгляд в напольное зеркало, и сглатываю вязкую слюну – я больше не буду прежней. После свадьбы я должна буду родиться заново, как птица Феникс, ради своей семьи.

2


Юрий

*****

– Пошла вон!

Я сталкиваю девицу с кровати, быстро натягивая на себя трусы тёмно-синего цвета. Рыжеволосая призывно чмокает силиконовыми губами и похлопывает по грязной простыни, на которой ещё недавно выделывала немыслимые па, постанывая подо мной.

– Ну, малыш! Давай ещё поваляемся.

– Отвали!

Выдираю из-под тела проститутки свои брюки, фыркая от негодования. Бросаю беглый взгляд на часы и морщусь, как от боли – чёрт, уже слишком поздно.

– Собирайся, мне пора!

– Ну, котик! Ты обещал мне ещё разок!

– Не хочу, отстань!

Выставляю руки вперёд, как бы защищаясь от этой рыжеволосой фурии. Что, если ей придёт в голову меня изнасиловать? А что, от этих шлюх что угодно можно ожидать!

Даже странно, что она рядом. Как я мог так крепко заснуть? Да ещё рядом с этой…

Я вообще редко просыпаюсь с женщинами рядом, предпочитая необременительные отношения, которые ни к чему не обязывают. Ведь я отлично знаю, что стоит переночевать с какой-нибудь глупышкой, и она сразу начинает думать о длительных отношениях, мысленно примерять на себя свадебное платье и придумывать имена нашим совместным детям.

А тут – проснуться с проституткой! Это уже ни в какие ворота!

Ещё решит, что можно мной крутить, как захочет.

Кхм…

– Тогда дай ещё денежку.

Размалёванная девица ложится поперёк кровати, призывно смотря на меня своими алчными глазами. Её грудь выкатилась из неудобного дешёвого паралонового лифчика и обвисла, как старая тряпка.

Ё-моё, кого я сюда приволок?

Это ж сколько же я вчера выпил, что клюнул на эту красотку? Ей, наверное, лет сорок, не меньше.

Бррр.

– Мне кажется, ты получила сполна. Уматывай.

Вот ещё, мне пора одеваться, а эта потаскушка не желает уходить, прося свои чаевые и при этом глупо улыбаясь, пытаясь принять позу посексуальнее.

Но у неё это вряд ли получится – я уже протрезвел.

– Ну, котик, плати ещё, как договаривались.

Кидаю на пол ещё одну купюру, брезгливо морщась.

И зачем я связался с ней? Вчера перепил, провожая свою холостяцкую жизнь, и где-то умудрился снять проститутку.

Надеюсь, я хоть предохранялся? Не хватало ещё подцепить что-то от этой уличной девки и притащить всю эту грязь в постель своей молодой невинной жены.

Вот чёрт!

Оглядываю тумбочку, и замечаю под кроватью несколько использованных презервативов. Молодец, Юра. Даже в таком состоянии не дал слабины, уже хорошо.

Выдыхаю.

Друзей у меня нет, и я глушил виски один, сидя в баре на окраине города. Сам не знаю, что привело меня в это захолустье. А потом пристала эта… Бабочка лёгкого поведения. А по поведению – настоящая муха – назойливая и прилипчивая. Ну, я и не стал отказываться.

А что такое?

В последний раз, между прочим, имею право.

Хотя, насчёт последнего раза я, конечно, погорячился. Но Милочка не должна ни о чём даже подозревать. Её дело – принимать меня с радостью всякий раз, когда я захочу и исправно рожать наследников.

А с моим состоянием я могу себе их позволить.

– Может, ещё встретимся?

Бабочка лениво растягивает слова, натягивая но бледные ноги чулки «в сетку». Я быстро застёгиваю ширинку на брюках, давая понять, что мой ответ – отрицательный.

Но, шлюха не отстаёт.

– Ты был таким классным. Ещё никогда мне…

– Не было так хорошо! Знаю я все ваши уловки! Проваливай!

– Фу, какой ты грубый.

Проститутка напяливает на своё рыхлое тело ярко-красное платье с глубоким декольте. Чёрт, неужели вчера она показалась мне хоть мало-мальски привлекательной?

Сколько же я выпил?

А может эта стерва подсыпала мне что-то? А что, с них станется – сделают всё, чтобы получить выгодного клиента да пошире расставить ноги в обмен на щедрые чаевые.

Мерзко.

– Да, убирайся.

– А если твоя жёнушка узнает о сегодняшней ночи? Думаешь, она обрадуется?

– Я не женат.

– Ну, сегодня же женишься.

– Откуда ты знаешь?

– Так ты сам мне вчера всё рассказал. Что отхватил какую-то бедную невинную овечку, и собираешься сожрать ей ночью, как большой Серый волк. Хотя, у тебя и, правда, большой…

Бабочка растягивает свои губы в фальшивой улыбке, и многозначительно опускает взгляд на мой член, который я уже надёжно спрятал в штаны. Чтобы успокоился и не подавал знаков.

Подхожу к девице, хватая её за всклокоченные рыжие волосы, и больно оттягиваю назад, шипя ей прямо в лицо.

– Только попробуй пискнуть, и ты – покойница.

– Да ладно тебе.

– Я предупредил.

– Я пошутила, отпусти, больно!

Отпускаю прядь волос, отталкивая от себя ночную девку. Ещё никогда проститутки не пытались шантажировать меня. Может, потому что я предпочитал не связываться с ними?

Обычно вокруг всегда крутилась стайка мало-мальски симпатичных девиц, мечтающих прыгнуть в мою постель, а потом получить за свои ласки колечко, шубку или знакомство с известным продюсером.

Все бабы продаются.

Просто – нужно найти подход. С моими деньгами это не так трудно.

А вчера… Просто захотелось, и под рукой оказалась эта…

Как её зовут?

Хрен с ней, какая разница?

Рыжая поспешно одевается, и, подобрав купюры с пола, шмыгает за дверь, сексуально виляя задом. Ещё хочет? Перебьётся. Мне нужно готовиться к первой брачной ночи и накопить силы.

Говорят, моя невеста невинна, как нераспустившийся бутон белой розы.

И это факт.

Три недели назад, преподнеся ей новый айфон на совершеннолетие, я был поражён чистотой её глаз и слов. Она была благодарна, но не более.

Не как все эти шлюхи, мгновенно расставляющие ноги за приличный подарок.

Отнюдь.

Мила просто поблагодарила и пригласила выпить чаю с тортом. Чай с тортом! А не виски с содовой!

Мне повезло, я откопал настоящий бриллиант.

И, если она не сможет выделывать такие же фортели в постели, как легкодоступные шлюшки, я не разочаруюсь в ней. Эмилия станет достойной матерью для моих детей. Непременно – сына и дочери. А секс я всегда смогу добрать на стороне.

Без угрызений совести.

Встаю с кровати, подбирая с пола мятую рубашку. Вот чёрт, рыжая вчера была такой горячей, что сорвала с меня её прямо с пуговицами.

Дрянь!

Достаю из кармана смартфон и вызываю такси. У меня всего пара часов на то, чтобы доехать до особняка и привести себя в порядок.

Так мало.

Милочка, наверно, уже вовсю крутится перед зеркалом, примеряя на себя свадебное платье, которое она заказала у известного парижского кутюрье. Да – да, я видел счёт.

Но, мне пофиг.

У этой белой розы должно быть всё, как в сказке. А я, пусть и не прекрасный принц, а всего лишь жеребец, ей об этом знать совершенно необязательно.

Тысячи мужиков изменяют своим жёнам и те об этом ничего не знают. Или предпочитают не знать, прикрывая глаза. Главное – не палиться. А я палиться не буду.

Только никаких проституток, они слишком алчные, продаются всем и всегда. Лучше завести себе какую-нибудь малышку на стороне, и ездить к ней время от времени, вешая на уши лапшу про смертельно больную жену.

Вроде, именно такие отмазки мужики всегда придумывают?

Да-да, именно так.

*****

В особняке горит свет. Ну, конечно, прислуга, наверняка, начистила дом до блеска к приезду молодой хозяйки.

Как я и приказал.

Они ведь не хотят меня расстроить. Тем более, за то жалование, которое они регулярно получают. До чего же алчные эти бедные. Так и норовят откусить кусок побольше, как голодные цепные собаки.

Так – так, посмотрим, как они подготовились.

В прихожей ко мне подскакивает горничная, с поклоном забирая из рук пальто, и почтительно трясёт передо мной головой, стараясь улыбнуться как можно ласковее.

Фальшивка, я чувствую.

– Юрий Александрович, вас ожидают.

– Какого чёрта?

– Простите.

Женщина аж приседает передо мной, вмиг делаясь ниже ростом на целую голову, и я выдыхаю. Что ж, можно с ней помягче – вон, как старается.

Ещё удар хватит.

– У меня на сегодня нет никаких деловых встреч, я должен явиться в дом невесты через полтора часа.

– Я знаю, я предупреждала, что вы не примете его, но…

Горничная бледнеет, а над верхней губой появляются капельки влаги. Похоже, она доведена до отчаяния и просто не знает, что ещё сказать, чтобы её с позором не уволили.

Ладно.

– Кто там?

– Я не знаю, он никогда ранее не бывал в вашем доме. Ожидает вас в кабинете.

С раздражением оттопыриваю нижнюю губу, устремляясь по направлению к своему рабочему кабинету. Луиза остаётся стоять, как вкопанная, с моим пальто в руках, прижимая его излишне крепко, как родное.

Ну что ж, посмотрим, кто там такой смелый. Кто бы там ни был – пусть катится ко всем чертям! Мне сейчас не до бизнес – переговоров.

Если, конечно, там не президент.

Но его-то, наверное, горничная бы узнала. Она и так слишком часто пялится в голубой экран телевизора от нечего делать.

Что ж, скоро у неё прибавится забот.

Я обещаю.

Толкаю дверь внутрь, вмиг останавливаясь – у окна, сложив руки за спину, стоит какой-то высокий мужчина спортивного телосложения. На вид – моего возраста. Взгляд у него суров, а губы сложены в тонкую нитку, спрятавшись под волосками каштаново – рыжей бороды.

Интересно, кто это? Ранее я его не видел.

На незнакомце надет серо-голубой свитер на «молнии», что создаёт некое уютное, домашнее впечатление. И располагает к себе.

Даже странно.

– Доброе утро, Юрий Александрович, как поживаете?

– Вы пришли, чтобы спросить меня именно об этом?

Сверлю взглядом незнакомца, который так бесцеремонно ворвался в мой дом, напугав Луизу, и захлопываю за собой дверь.

Нет, я никогда его ранее не видел – это точно.

– Да, хотел посмотреть на вас, так сказать, воочию.

– Польщён. Ко мне ранее проявляли интерес лишь женщины.

Незнакомец фыркает, прищуривая тёмно-синие глаза. А может быть, это линзы? Никогда не видел в природе таких ярких, как сапфиры, синих глаз. И от этого становится немного жутковато.

– Уж о ваших амурных похождениях я наслышан.

– Рад за вас.

Скрещиваю руки на груди, подсознательно заслоняясь от наглого взгляда незнакомца, который, похоже, чувствует себя в моём кабинете чересчур вольготно.

Кто он такой и что ему, чёрт возьми, от меня нужно?

– Итак, что привело вас с утра в мой дом? Извините, у меня мало времени и играть в шарады я не намерен.

– Я знаю, что у вас сегодня свадьба.

– Это так.

Осторожно киваю.

– Но мне не прислали приглашение, и я решил прийти за ним лично.

Смотрю на странного мужика, всматриваясь в его глаза. Кто он, чёрт возьми? Спросить? Да как-то неудобно. Это значит – расписаться в собственной плохой памяти на лица.

Чёрт…

Возможно, и вправду секретарша забыла кому-то отправить приглашения, от Алины всего можно ожидать. Уволить бы её, да она благотворно влияет на меня своими сиськами, которые я регулярно могу лицезреть.

И ведь раньше у нас был роман, о котором, впрочем, и я, и она, предпочитаем не вспоминать.

Пофиг.

От меня не убудет, пусть приходит.

– Прошу прощения, Алина такая забывчивая. Всё собираюсь её уволить, да тоже забываю. Ха-ха-ха!

– Это лишнее, пусть девушка работает спокойно. Тем более, такая красивая.

– Вы правы, благодарю.

– Да не за что.

– Вот ваше приглашение, буду непременно вас ждать.

Вытаскиваю из ящика стола ажурный конверт в жутких розочках, который выбирала Милочка, и протягиваю рыжебородому незнакомцу.

– Благодарю, я обязательно приду. И принесу с собой подарок.

– Не стоит.

– Оставьте, так принято. До встречи.

Мужик, так и не представившись, сжимает приглашение в своём кулаке, и выходит из моего кабинета.

Смотрю ему вслед, чувствуя непонятное душевное волнение, которое, как червяк, начинает съедать меня изнутри. Довольно-таки неприятное ощущение провала.

Даже странно.

Подхожу к шкафу, в котором у меня спрятана початая бутылка коньяка, и быстро делаю глоток. Второй. Третий.

Горячее тепло проносится по венам, и я выдыхаю, блаженно закрывая глаза. Нет-нет, я не алкоголик, просто мне необходимо расслабиться после разговора со странным рыжебородым мужчиной, который, отчего-то, так взволновал меня.

Странно.

До этого меня волновали лишь красивые женщины.

Понимая, что эффект достигнут, я убираю бутылку назад в шкаф. Отлично, а теперь – наверх, принять душ и переодеться. Милочка, наверное, меня заждалась.

*****

Прыгаю в белоснежный лимузин, поправляя запонку на левом рукаве, и вынимаю смартфон из кармана. Отлично, я почти не опаздываю. Ну, у моей невесты было лишних десять минут на прощание с отчим домом.

Потому что вскоре она станет моей женой и полноправной хозяйкой моего особняка. А папочку будет проведывать лишь по праздникам. Ни к чему это. У Милы теперь будет другой дом, в котором она будет руководить.

Слуги, а их у меня трое – уже предупреждены о прибытии молодой хозяйки и с нетерпением ожидают её появления.

Как, впрочем, и я.

Скоро получу этот белоснежный цветок в своё безраздельное пользование и смогу упиваться её пухлыми губами и точёной фигуркой.

Мммм…

Завожусь, представив перед собой обнажённую Милу, и отчётливо ощущаю, как в штанах зашевелился член.

Спокойно, лежать.

Ещё не время.

Лимузин подкатывает к дому, на верхнем этаже которого, в пентхаусе, живёт моя невеста. И как Кулагину удалось так воспитать дочь? Сейчас днём с огнём не найдёшь девчонку, которая бы оставалась невинной до своего совершеннолетия, а тут… такой подарок судьбы.

Не скрою, именно её девственность стала для меня решающим фактором в выборе будущей супруги. Это очень сексуально и волнительно.

Умница, красавица, читать любит, готовит. Набью библиотеку её любимыми любовными романами – пусть сидит у камина с книжкой в руках, руководит домом да растит детей.

Идеальная жена.

Подхожу к подъезду, и захожу в светлый холл. Консьержка тут же кивает и с поклоном приседает.

– Сейчас доложу, что жених приехал.

Киваю и самодовольно отворачиваюсь к стене. Даже эта матрона лет сорока пяти дрожит передо мной, краснея и расплываясь в глупой улыбке.

Я хорош. Я знаю.

– Игорь Дмитриевич, жених Эмилии приехал. Хорошо.

Откашливаюсь и поворачиваюсь к консьержке, сверля её глазами.

– Ну что?

– Спускаются.

– Хорошо.

Опускаюсь на кожаное кресло, стоящее в холе, рядом с кадкой, в которой расположился раскидистый цветок, и исподтишка наблюдаю за женщиной. Она, не отрываясь, смотрит на меня, облизывая пересохшие губы.

Ох уж эти бабы.

А ещё кольцо на пальце.

А сама, как течная сучка уже готова наставить муженьку рога.

Мда.

Хорошо, что Мила не такая. Я не прогадал, сделал отличную ставку и непременно выиграю. Мне уже порядком осточертели все эти продажные бабы. Авось, моей невесте удастся завоевать моё сердце, и я смогу оставаться ей верен.

Конечно, последнее – из области фантастики, ну, мало ли.

Над лифтом загораются кнопки, и я встаю с насиженного места, ощущая лёгкое волнение. Вот-вот увижу её, свою белоснежную розу.

Кулагин выходит из лифта первым, и я устремляю на него свой взгляд. Будущий тесть выглядит уставшим и потухшим. Ну, как же – небось не хочет отдавать свою малышку в мои лапы.

Но у него нет другого выхода.

Следом выходит Эмилия.

Нежная, будто распустившийся цветок.

Шикарное белоснежное платье подчёркивает точёную изумительную фигурку моей невесты. Лиф на бретелях открывает высокую аккуратную грудь, которую не касался ещё ни один представитель мужского пола. Она не поднимает взгляд на меня, смотря в пол, и мне никак не удается, что-либо прочитать в её глазах.

Приоткрытые пухлые губы накрашены ярко-красной блестящей помадой, и из них вырывается свистящее дыхание.

Волнуется?

Моё воображение тут же рисует, как сегодня ночью я буду упиваться этими пухлыми губками, а возможно, мне повезет, и я смогу ощутить их мягкость и теплоту на своём пенисе.

Лежать. Надо успокоиться.

Пожимаю Кулагину руку и ободряюще похлопываю его по плечу.

– Едем?

Милочка, наконец-то поднимает на меня свои бездонные карие глаза, и я читаю в них совсем не то, что бы мне хотелось. Там нет ни любви, ни нежности, ни страсти.

Там страх и ужас.

3


Мила

*****

Лифт привозит нас с папой вниз, и я вся леденею, хватаясь за поручень. Там, в холле подъезда ждёт нас Митрофанов. Жених, в будущем – муж.

Богатый, влиятельный и очень опасный.

Все последние перед свадьбой ночи, я напролёт пыталась представить Юрия рядом с собой. Взять его за руку, положить голову ему на плечо, поцеловать. И всякий раз мне никак не удавалось это даже мысленно увидеть.

Я просматривала старые журналы, где на глянцевых фотографиях он был изображён непременно с очередной пассией, и пыталась представить себя на месте этих красоток.

И каждый раз боролась с очередным приступом тошноты, который подкатывал к горлу при малейшей мысли о поцелуях с этим мужчиной.

Невозможно…

Я даже повесила его портрет над кроватью, чтобы просыпаться и видеть именно это лицо рядом с собой, но в первый же день не выдержала этой пытки и сорвала со стены фото, яростно скомкав его в руке.

Идиотка.

И как я собралась за него замуж, чувствуя к этому холодному мужчине лишь животный страх?

Не могу сказать, что Юрий Александрович за всё это время от помолвки до свадьбы не попытался хотя бы подружиться со мной. Вовсе нет, он старался. Мы посетили вместе несколько театральных премьер, сходили пару раз в кино и даже сидели в ресторане за столиком, взявшись за руки.

Мужчина каждый раз одаривал меня подарками, будь это шикарное кольцо, дорогой суперсовременный телефон или новенькая сумочка. Но, всякий раз я, смущаясь, принимала этот подарок и краснела, уставившись в пол, позволяя клюнуть себя в щёчку.

Юрий не нажимал, не лез с жаркими поцелуями, видно давая мне возможность всё-таки привыкнуть к нему и полюбить. И вот, перед свадьбой я могу с уверенностью сказать, что я привыкла к присутствию этого мужчины в своей жизни, но, ни о какой любви и речи быть не может.

Ужасно…

Отец выходит первым, и я замешкалась, неловко переминаясь с ноги на ногу, стоя в кабине лифта. В душе теплится надежда – вот-вот лифт закроется и уедет, дав мне возможность передохнуть хотя бы минуту перед встречей с женихом, но нет – отец ждёт меня, выжидательно протягивая руку.

Ох, Мила, смелей.

Выхожу, не поднимая взгляда на Юрия Александровича, аккуратно переступая ногами, обутыми в белоснежные лодочки, по кафельному полу холла.

Но он тут – я отчётливо слышу шлейф его парфюмерной воды. Буравлю затравленным взглядом обувь жениха – чёрные лаковые остроносые ботинки, и сглатываю вязкую слюну.

Я вся дрожу от страха перед предстоящим бракосочетанием и слышу, как мелодично позвякивают в мочках моих ушей дорогие серьги.

Юрий…

Здоровается с отцом, прожигая меня до костей выразительным опасным взглядом, в котором читается немой вопрос. Закусываю нижнюю губу и, наконец, смотрю на жениха.

Спокойно.

Он выглядит как вселенское зло – нос заострился, а тонкие губы растянулись в фальшиво-заботливой улыбке. Точно так же смотрит хищный зверь на маленькое животное, готовясь к решительному прыжку перед победой.

Бррр…

Тёмные волосы, очевидно уложенные гелем, лежат волосок к волоску, как на картинке, а серо-зелёные глаза смотрят на меня внимательно, изучая каждый миллиметр моего тела.

Видно, уже готовится к брачной ночи.

Ох…

– Едем?

Киваю, не в силах сказать ни слова, и сглатываю комок, стоящий в горле. Просто не представляю, во что я вляпалась.

Отец, ни слова не говоря, берёт меня под руку, и тащит к выходу, нагибаясь к моему уху дрожащими от волнения губами:

– Дорогая, ещё не поздно отказаться, подумай.

– Нет-нет, папа.

Как он себе это представляет?

Нет, уж раз я на это пошла, то должна идти до конца. Глупо останавливаться на полпути. Вдруг, Митрофанов и вправду – мой прекрасный принц, просто я этого ещё не поняла?

Ох, хоть бы так…

Перебираю ногами, выходя вместе с отцом на улицу. Белоснежный лимузин, приветливо моргнув фарами, подъезжает ближе, тихо шурша шинами. Отец распахивает передо мной дверцу, не дав Митрофанову даже возможности поухаживать за мной, и устраивается рядом на сидении.

Впрочем, Юрий Александрович не стал спорить.

Хорошо.

– В ЗАГС.

Короткая фраза моего жениха заставляет моё сердце стучать чаще, и у меня перехватывает дыхание. Папа держит меня за руку, но я почти не ощущаю его прикосновений – настолько я сосредоточена на своём внутреннем разрозненном состоянии. Будто меня разобрали по кусочкам, как пазл.

На подъезде к дворцу бракосочетаний я замечаю людскую толпу. Боже, неужели на свадьбе будет столько приглашённых? И все они будут смотреть на меня, оценивать и смаковать каждую деталь?

Просто ужасно.

В толпе я различаю журналистов, которые снуют туда-сюда, от гостя к гостю.

Страх и ужас просто сковывают моё тело железными тисками, и я начинаю жадно ловить ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

– Дорогой тесть, вы позволите мне самому помочь Миле выйти?

Митрофанов изучающе смотрит на папу свои серыми глазами, насупив кустистые брови, между которыми пролегла глубокая морщина. Очевидно, мой жених сдвигает так брови чересчур часто.

Отец спокойно кивает, но я – то знаю, какая буря бушует в его душе сейчас, ведь он понимает, что я не от великой любви согласилась на этот брак.

– Чудесно.

Лимузин останавливается перед красной ковровой дорожкой, которую раскатали специально для нас, и дрожу всем телом, ожидая выхода. Юрий Александрович ловко выскакивает из лимузина, и я слышу, как взрывается людская толпа.

Подаёт мне руку.

Я подаюсь телом вперёд, чуть приподнимаясь над сидением, и в тот же миг попадаю в горячие объятия жениха. По телу проносится необъяснимая волна дрожи, и я прикрываю глаза дрожащими от страха ресницами.

Выносит меня на руках, под ликование гостей.

Ищу глазами отца – где он? Но, почему-то, не нахожу. Видимо, он смешался с толпой, отправился к тётушке и близнецам, чтобы быть с ними рядом в такой важный момент.

Жених ставит меня на ноги и берёт меня за ледяную ладонь, внимательно вглядываясь в глаза. Чёрт возьми, я никак не могу посмотреть на него – мне просто не хватает решимости.

– Мила?

Поднимаю глаза, ловя на себе обеспокоенный взгляд.

– Ты готова?

– Да.

– Тогда идём. Сейчас нас быстро распишут, а потом поедем в ресторан. В лимузине я припас фляжку с коньяком, можем немного расслабиться после церемонии.

Отрицательно качаю головой.

– Я не пью.

– Придётся. Ты вся зажата.

Фраза, не требующая сопротивлений.

Очевидно, Митрофанов привык общаться в приказном тоне. Но, если он хочет вылепить из нашего союза семью, ему придётся прислушиваться к моему мнению. Я – вовсе не безмолвная мышка, какой он меня представляет.

Торопливо идём по направлению к ЗАГСу, оставив позади многочисленных гостей. Я еле успеваю перебирать ногами, идя рядом с Юрием Александровичем, и постоянно пытаюсь разглядеть в толпе позади отца и тётушку.

Где же они?

Регистратор, облачённая в светлый костюм, состоящий из жакета и юбки, добродушно встречает нас у дверей, разводя руками.

– Добрый день, очень рада вас видеть, проходите. Нужно поставить росписи в документах.

Мой жених открывает дверь, и пропускает меня вперёд. В помещении одуряющее пахнет лилиями, а многочисленные лампы больно бьют по глазам холодным синим светом.

Бррр.

Скидываю с плеч пушистую шубку, которая не дала мне замёрзнуть на улице, и убираю выбившуюся прядь волос за ухо.

– Какую фамилию берёт невеста после замужества?

– Мою, естественно.

Митрофанов быстро отвечает на вопросы регистратора, ставя подпись под каждым документом, даже не спрашивая моего согласия. Но, по сути, мне всё равно. Я до сих пор не понимаю, на что иду, и как изменится моя жизнь после сегодняшнего дня.

– Проходите в зал, гости вас ожидают.

Звучит марш Мендельсона, и Юрий Александрович буквально втаскивает меня в зал, под одобрительное перешёптывание гостей. Вижу отца с тётушкой и успокаиваюсь. Всё хорошо, они тут и поддерживают меня. Остальных гостей я не знаю.

Наверняка, это партнёры по бизнесу моего удачливого жениха, а их жёны – бывали ли они в постели Митрофанова? Вон та пышногрудая красотка уж больно пристально таращится на моего жениха, не замечая рядом своего плюгавого мужчину.

Наверняка, мечтает оказаться на моём месте.

– Эмилия Игоревна Кулагина, согласны ли вы взять в мужья Юрия Александровича Митрофанова?

– Согласна.

Мой ответ эхом прокатывается по залу, и я вижу, как отец прикрывает глаза. Видно, он до последнего надеялся и боялся, что я могу передумать. Но, я не из тех, кто отступает назад.

Да и что бы это изменило?

Мой жених бы только разозлился, прилюдно высмеял меня с отцом, разорвал контракты, повесил бы неустойку, которую мы бы не смогли выплатить ещё многие годы.

Нет, так лучше.

– Юрий Александрович Митрофанов, согласны ли вы взять в жёны Эмилию Игоревну?

– Да, конечно.

Мужчина расплывается в нежной улыбке, обнажая ровные белые зубы, а по моему телу прокатывается волна озноба.

Вот и всё?

– Объявляю вас мужем и женой! Можете скрепить узы брака поцелуем.

Митрофанов наклоняется ко мне, пытаясь прикоснуться своими влажными похотливыми губами моих губ, но я быстро подставляю щёчку. Ему ничего не остаётся, как чмокнуть меня в подставленную бархатистую кожу.

Пусть так. Я ещё не готова.

Видимо, придётся и правда выпить.

Гости начинают подскакивать к нам, вручать шикарные букеты и конверты с деньгами, а я тут же оказываюсь в объятиях отца. Он прижимает меня к себе и нежно проводит пальцем по лицу.

– Девочка моя, если что, ты всегда можешь развестись, помни об этом.

Киваю.

Конечно, я так и сделаю, если Юрий Александрович сделает что-нибудь не так. Ну, не будет же он удерживать меня силой? У нас – развитое государство, я всегда могу обратиться в полицию или в суд. Думаю, скандалы не в интересах моего муженька.

Он же идеальный, чёрт возьми.

По крайней мере, все вокруг уверены в этом.

Только не я…

– Всех приглашаю в ресторан!

Муж подхватывает меня на руки и выносит из ЗАГСа на руках, под многочисленные вспышки фотокамер. Я зажмуриваюсь, пытаясь изобразить на своём лице подобие улыбки.

Никто не должен догадаться о моих истинных чувствах.

*****

Дорогу до ресторана я предпочитаю проделывать молча. Супруг уткнулся в смартфон и выложил в сеть наши первые семейные фотографии, интересуясь, какую из фотографий лучше показать на всеобщее обозрение.

Какая глупость.

– Мне всё равно.

Я отворачиваюсь к окну, не глядя на мужчину. Что за бред? Вроде, взрослый мужчина.

– А ты? Не выложишь в инстаграмм фото своей счастливой замужней мордашки?

Мои брови взлетают вверх, и я с раздражением покачиваю головой:

– Меня нет в соцсетях, даже не представляю, о чём ты говоришь.

Юрий Александрович подавленно крякает, и поспешно убирает смартфон во внутренний карман своего пиджака. Берёт меня за руку, заставляя повернуться и посмотреть на него.

– Я же подарил тебе новейшую модель телефона. Неужели не разобралась?

– Почему? Я скачала множество любовных романов. Спасибо.

– Эмилия, я понимаю, что ты не любишь меня, но поверь, я очень хочу создать с тобой идеальную семью.

Шумно вдыхаю воздух носом, и смотрю в его серо-зелёные глаза, с интересом блуждающие по моему лицу. Интересно, о чём он сейчас думает? Любит ли он меня?

– Хочешь?

Откуда-то в руках мужа появляется небольшая пузатая фляжка с коньяком, и он откупоривает крышку, протягивая мне ёмкость.

– Я не употребляю алкоголь.

– Мила, ты не понимаешь. Нам предстоит долгий вечер с поздравлениями от гостей и бизнес – партнёров. А ещё нам предстоят поцелуи, хочешь ты этого, или нет.

Меня передёргивает от его последней фразы, и тело сковывает страх. Я и не предполагала, что мне будет так трудно принять этого мужчину. Он абсолютно не соответствует тому типажу прекрасного принца, который я себе нарисовала.

Наивная.

– Выпей, тебе станет легче.

– Не хочу.

– Глоток.

Перед моим лицом оказывается пузатая фляжка, и я вдыхаю носом крепкий запах напитка. Властные руки Митрофанова не собираются отступать, и заливают мне в горло отвратительное горькое пойло.

– Хватит!

Откидываю голову назад, отталкивая фляжку, и несколько горячих капель попадают на мою шею, обжигая каждый миллиметр моей кожи. Юрий Александрович делает несколько глотков, и, издав рычание, припадает жадными губами к моей шее, слизывая с неё остатки коньяка.

Меня всю передёргивает от этого незнакомого мужского рычания, издаваемого моим супругом, и я вжимаюсь в сидении лимузина, испуганно защищаясь руками.

Супруг же, распалённый донельзя, хватает мои тонкие запястья и с силой наваливается на меня, впечатывая в кожаное сидение. Что я могу сделать против его железной хватки?

– Нет, пожалуйста, остановитесь!

Перехожу на «вы», чуть не взвыв от отчаяния. Мужчина слегка отстраняется от меня, прерывисто дыша, и грубо шепчет на ухо, обдавая меня обжигающим дыханием.

– Нам пора перейти на «ты», не находишь?

– Хорошо.

– Назови меня по имени!

– Юрий.

– Нежнее!

– Юра.

– Хорошо, молодец, девочка.

Митрофанов отпускает мои руки, позволяя мне тут же скрестить их на груди, и отстраняется, отсаживаясь подальше.

Слава Богу…

Меня всю трясёт, как будто я попала на тридцатиградусный мороз, будучи полностью раздетой, и я прикрываю глаза дрожащими нарощеными ресницами.

Боже, я не вынесу сегодняшней ночи.

– Посмотри на меня.

Снова этот угрожающий приказной тон.

Выдыхаю, и приоткрываю глаза, сглатывая вязкий комок, стоящий в горле. Супруг сверлит меня своим тяжёлым опасным взглядом, смотря из-под насупленных бровей.

– Мила, если ты будешь во всём меня слушаться, то у нас всё будет хорошо. Понимаешь?

– Да.

– Мне нужна покорная жена, исполняющая все мои прихоти. Я не обижу тебя никогда, подарю всё, что ты захочешь, в обмен на одно – повиновение. Я люблю властвовать.

– Но я думала, мы будем на равных.

– Равных? Нет, милая. Я – мужчина, хозяин Вселенной, а ты – женщина. Твой удел – подчиняться.

У меня во рту пересохло от этих неприятных суровых слов и я, молча, киваю. М-да, у меня совсем другие понятия о счастливом браке. И я вовсе не феминистка. Просто я не давала согласие становиться рабыней.

Но, мне сейчас нет смысла с ним спорить, ведь тётя учила, что от супруга всего нужно добиваться лаской. Но смогу ли я хотя бы стать ласковой с этим демонически опасным мужчиной?

Змея ужаса сковывает моё тело, но тут автомобиль останавливается на парковке у ресторана, в котором нас уже ждут гости. Нужно навесить на лицо милую улыбку и выйти с супругом из автомобиля.

Нужно постараться.

4


Мила

*****

– Поздравляем!

Гости прогуливаются между столиками, накрытыми в едином бело-бирюзовом стиле, и поднимают бокалы за здоровье молодых. Я мило улыбаюсь всем этим незнакомым людям, а в голове испуганной птицей бьётся только одна мысль – что же будет дальше?

Мои губы дрожат от натянутой фальшивой улыбки, и я понимаю, что мечтаю сейчас забиться под стол, как маленькая девочка, и вдоволь выплакаться.

Чёрт побери, я не представляла, что мне будет так тяжело.

– Очень красивое платье.

Какая-то брюнетка плотного телосложения благосклонно кивает мне, обнажая ряд белоснежных зубов. Сама она втиснулась в платье-футляр нежно-кофейного цвета, очевидно для надёжности ещё утянувшись корсетом, который вот-вот лопнет на её талии.

Её супруг, излишне толстый мужчина, держащий в руках бокал с шампанским, смотрит на меня пьяным взглядом и громко икает.

– Благодарю.

– В Милане покупали?

– Нет, заказывала в Париже.

–Ах, Юрочка сама щедрость! Такое платье! Вам очень повезло с мужем, дорогая. Искренне поздравляю!

Припадает своей надушенной щёчкой к моим волосам, шепча при этом, какой Митрофанов, оказывается, замечательный человек.

Киваю, пытаясь улыбнуться.

А брюнетка цепляет за локоток своего благоверного и уводит прочь, к закускам. Я же исподтишка наблюдаю за супругом. Как он ведёт себя, как двигается, что говорит.

И понимаю, что он выглядит очень счастливым и довольным сейчас на этом празднике, рядом со мной.

Но, отчего?

От того, что женился на любимой женщине, или просто хвастается мной перед друзьями и партнёрами, как выгодным вложением денег?

Я совсем не привыкла к светскому лживому обществу и не понимаю, как мне следует себя вести. Но стойкое ощущение, что все готовы сожрать меня с потрохами за малейшую провинность, никуда не исчезает, и от этого становится вдвойне неуютнее.

Ох…

Садимся за главный стол, предназначенный для нас с Юрием, и я бросаю быстрый взгляд на отца, пытаясь скрыть страх в своих глазах. Если папа догадается, как я напугана, он может предпринять попытку похищения из лап супруга, но это негативно скажется на его бизнесе.

Нет-нет, нельзя об этом даже думать.

Я уже замужем, в паспорте стоит штамм о регистрации брака, на безымянном пальчике правой руки красуется золотое колечко, стоящее баснословно дорогих денег.

Надо успокоиться.

Ведь я всегда воспринимала свадьбу, как самый прекрасный в жизни праздник, которая должна пережить девушка.

Так и должно быть.

Гости поочерёдно начинают подходить к нашему столу, говорить какие-то речи, сыпать пожеланиями, а рядом с нашим столиком растёт, как снежный ком, гора подарочных коробок разнообразных форм и размеров.

Интересно, что в них?

Мои глаза загораются как у маленькой девочки, окидывая взглядом гору этих разноцветных коробок. Точно так же, как и в детстве, в Новогоднюю ночь. Я всегда любила подарки и осталась даже сейчас в душе маленьким ребёнком.

Только, это не Новый Год. Это – моя свадьба.

Даст ли мне мой супруг возможность распечатать все эти подарки и рассмотреть, что в них? Или, это – удел прислуги, и новоиспечённый муж тут же с порога потащит меня в спальню, мечтая, наконец, получить свой супружеский долг?

Боже…

Митрофанов со всеми разговаривает, приветственно жмёт руки, а я лишь молча киваю, и улыбаюсь, как китайский болванчик. Только когда перед нами возникает отец с тётушкой, я ощущаю теплоту в своей истерзанной душе и расплываюсь в нежной умиротворённой улыбке.

Всё хорошо.

Гости сменяются другими гостями, и перед нами оказывается семейная пара, состоящая из плюгавенького лысого мужичка и эффектной стройной красотки, которая всю церемонию кидала на моего мужа страстные импульсы.

Она и сейчас сверлит его пристальным взглядом, кокетливо поправляя светло-русые локоны, явно побывавшие в руках опытного стилиста. В ушах колышутся огромные бриллиантовые серьги стоящие, небось, целое состояние.

А что Юрий?

Кошусь на мужа, и прекрасно вижу, что его тоже ничуть не интересует поздравление мужичка – взгляд устремлён в пышное декольте красавицы, которое так некстати она выставила на всеобщее обозрение.

Так – так.

Ревную? Вряд ли.

Скорее, мне до ужаса неприятно видеть, как мой супруг пожирает взглядом красотку, стоящую напротив и мысленно укладывает её в постель, наслаждаясь её телом во всевозможных позах.

Мда…

Набегался ли муж по бабам, как уверяла меня тётушка, или мне предстоит делить его с постоянно меняющимися любовницами?

Нет, такого унижения я точно не стерплю.

Наконец, речь мужичка иссякает, и он кидается к Митрофанову с рукопожатием. Затем – ко мне с дружественным поцелуем в щёчку. Но я прекрасно вижу, как светло-русая барышня трётся пышной грудью о пиджак Юрия Александровича и в её глазах блестят демонические огоньки.

Скулы моего супруга слегка вспыхивают румянцем, а тонкие ноздри начинают интенсивно раздуваться. Неужели я не ошиблась, и они с этой красавицей – любовники?

Тем временем красотка подходит ко мне, и, наклонившись, еле слышно, шепчет:

– Дорогая, Юра – просто секс-машина, завидую тебе.

Всё ясно.

Опускаю взгляд в стол, а супружеская чета уже отходит от нашего столика. Супруг провожает девушку странным прищуренным взглядом, и с придыханием спрашивает:

– Что она тебе сказала?

– Ничего. Просто поздравила.

Пытаюсь выдавить из себя подобие улыбки, сжимая под столом руки в кулаки. Не устраивать же сейчас скандал?

Да и мой супруг, возможно, уже давно разорвал отношения с этой интересной особой и хранил мне верность со времён нашей помолвки. По крайней мере, мне очень хочется в это верить.

– Ну, ладно.

Супруга, похоже, мой ответ вполне устроил. Ещё бы.

Кобель.

– Можно я отойду ненадолго? Хочу подышать воздухом.

– Конечно.

Поднимаюсь из-за стола и выскальзываю за дверь, обойдя гостей. Перехватываю грустный взгляд отца и ободряюще ему улыбаюсь – ничего, всё хорошо.

Не нужно ему знать о моих переживаниях.

Выхожу на улицу, накинув свою пушистую белоснежную шубку на плечи, и выдыхаю облако свежего воздуха. С неба хлопьями валит снег, опускаясь на мою фату, и я вытягиваю руки, стараясь поймать ажурные снежинки, и рассмотреть их красивые очертания.

Спокойно, Мила, нужно всё хорошенько обдумать.

– Вас можно поздравить?

Разворачиваюсь, испуганно спрятав руки за спину, и вижу за своей спиной незнакомца.

Очень высокий, в тёмно-сером костюме, который так подходит к его ярко-синим глазам. Белоснежная рубашка без галстука. Каштановые волосы, зачёсанные на бок и аккуратная борода с рыжим отливом.

Мужчина стоит совсем близко от меня, непозволительно близко. Разве так можно стоять рядом с незнакомой девушкой, одетой в платье невесты? Но я не ощущаю исходящей от него опасности, скорее, наоборот – от незнакомца веет какой-то спокойной грустью.

Так странно.

С чего бы грустить гостю на чужой свадьбе? Только, если он влюблён в невесту. Но я его вижу в первый раз.

– Можно.

– Поздравляю. Вы вышли замуж за настоящего принца.

Сарказм? Не знаю.

– Я хочу вручить вам подарок.

– Но подарки вручают в зале, при гостях.

– Это – подарок лично для вас.

Мужчина вынимает из внутреннего кармана пиджака какой-то конверт, перевязанный кружевной чёрной ленточкой. Траурной. И вручает мне в руки.

Так жутко.

– Но…

– Посмотрите, что внутри. Одна, без мужа. Это будет вам интересно.

Разворачивается на каблуках и, ни слова не говоря, уходит прочь, оставив меня наедине с таинственным конвертом. Оглядываюсь по сторонам, и, не заметив никого, аккуратно сдираю кружевную чёрную ленту.

В конверте нет ни письма, ни денег, ни подарков. Там – несколько фотографий.

Вытаскиваю фотокарточки, и устремляю взгляд на глянцевые прямоугольники. На первом фото – очень красивая темноволосая девушка, сидящая в каком-то бордовом кресле. Её поза расслаблена, а на губах растянута мечтательная улыбка. Видно, что она очень счастлива.

На втором фото – эта же девушка рядом с … моим супругом. Юрий аккуратно обнимает брюнетку за тонкую талию, и её глаза при этом снова сияют счастьем абсолютно искренне. Митрофанов же, как будто вдыхает запах её волос, слегка прикрыв глаза.

Так-так, значит, это – его любовница?

На третьем фото – эта же девушка с крошечным ребёнком на руках. Белоснежный конверт, перевязанный голубой ленточкой, и я понимаю, что, скорее всего, у моего мужа есть незаконнорожденный ребёнок.

Странно, я об этом не знала.

Четвёртое фото парализует меня, и внутри всё леденеет, замирая от ужаса. На фотографии запечатлен простой деревянный крест и небольшой холм земли, усыпанный цветами. Прищуриваю взгляд и читаю надпись:

« Купцова Жанна Борисовна и Купцов Сашенька».

Ниже – даты рождения и смерти, из которых я понимаю, что мать и сын умерли в один день. Девушке на тот момент было всего двадцать семь, а малышу – три месяца.

И, дата смерти совсем не давняя – почти месяц назад. Вот почему на могиле ещё нет памятника, и вся она доверху завалена свежесрезанными цветами.

Какой ужас!

Я поспешно рву фотографии, чувствуя поднимающуюся внутри бурю боли и жалости к неизвестной девушке. Что с ней и малышом случилось? Автоавария? Как же так, такая молодая! А малыш – совсем ещё крошка!

Мне во что бы то ни стало нужно разыскать этого таинственного мужчину с рыжей бородой и спросить у него, что это всё значит? Причём тут мой супруг?

Вдруг, это глупый розыгрыш, чтобы вывести меня из себя?

Но, сначала мне просто необходимо зайти в туалет, чтобы слегка ополоснуть лицо прохладной водой – так я приду в себя.

Кидаю обрывки фотографий в стоящую у входных дверей урну и бегом направляюсь к санузлу ресторана. Мне срочно нужно помыть руки с мылом, чтобы смыть с себя негативную информацию, исходящую от таинственных фотокарточек.

*****

Вбегаю в туалет и слышу весьма недвусмысленные ахи и охи, доносящиеся из одной кабинки. Женские стоны весьма активно намекают мне, что она там не одна, и ей настолько хорошо, как это только может быть.

Брезгливо морщусь, оглядываясь вокруг.

Ну, неужели, какой-то парочке гостей настолько припёрло, что они решили уединиться в туалете, не дожидаясь приезда домой?

Чёрт, вот не повезло. Ведь я только хотела умыться, чтобы привести себя в порядок, и вернуться к мужу.

Женщина начинает с силой бить по хлипким пластиковым стенкам кабинки, и стонет, захлёбываясь от удовольствия.

– Юраааааа!

Подпрыгиваю на месте, оглядываясь на кабинку.

Девушка буквально бьётся в конвульсиях, выдыхая имя своего пылкого любовника, и я прирастаю ногами к полу.

Сколько мужчин из числа гостей, носят имя Юрий? Я не знаю. Но, мне хорошо известно, что именно это имя у моего опасного и пользующегося успехом у противоположного пола, мужа.

Неужели?

Мужской стон разносится по санузлу эхом, и у меня внутри всё переворачивается.

Это ведь не он?

Или…

Я не могу поверить…

Нагибаюсь так, что мне видны две пары ног. Мужские – в чёрных остроносых лаковых ботинках, начищенных до блеска, и женские – в ярко-красных лодочках на тонкой шпильке.

Подобные ботинки я видела на ногах своего супруга, когда он забирал меня из родительского дома. Но ведь это может быть простым совпадением, правда?

Ох, я ни в чём не уверена…

– Юрочка, давай ещё?

– Отстань, у меня впереди брачная ночь, мне нужно быть в форме.

Холодею.

Боже, это Митрофанов! Ошибки теперь быть не может, этот бархатный опасный голос я узнаю из тысячи других.

– Ты всегда в форме. А твоя молоденькая жёнушка не сможет удовлетворить тебя так же, как я. Говорят, она ещё девственница?

– Отвали.

– Зачем тебе этот нераскрытый бутон? Ты же любишь разврат, а она прям как монашка себя ведёт. Что ты в ней нашёл?

– Не смей так говорить про мою жену! Одевайся!

Я резко выпрямляюсь, ощущая, как какая-то неведомая сила толкает меня к выходу из туалетной комнаты.

Господи, что я тут делаю?

Мой новоиспечённый супруг жарит за стенкой кабинки какую-то девицу, и ещё собирается при этом оставить запас энергии на меня! А не жирно ли ему будет? Думаю, это отличный повод, чтобы разорвать брак с минимальными потерями, и сбежать отсюда.

Раньше я испытывала к мужу только страх, а теперь – мне противно даже сидеть рядом за одним столом с этим человеком и, тем более, носить его фамилию.

Фу!

Вылетаю из санузла, жадно глотая ртом прохладный воздух. Такое чувство, что в туалете всё пропитано жарким запахом секса, мерзостью и подлостью. Как мог этот мужчина так поступить? Ведь мне даже на секунду показалось, что он испытывает ко мне что-то нежное.

Ошиблась. Идиотка.

Останавливаюсь в нерешительности у зала ресторана. Нет, я не желаю туда возвращаться, лучше просто сбежать, исчезнуть, оставить всех в неведении.

Куда? Да пофиг.

Благо, отец дал мне карточку, на которой лежит приличная сумма денег – чтобы его дочурка ни в чём себе не отказывала, даже будучи замужем за богатым человеком. Так что вполне могу воспользоваться этой суммой.

Быстрей!

В мозгу бьют молоточки, и я с яростью рву на себя дверную ручку.

Вылетаю на улицу, и утыкаюсь взглядом в того самого рыжебородого незнакомца, который полчаса назад отдал мне конверт с фотографиями. По моему сумбурному взгляду ему, наверное, много становится ясно, и он, прищурившись, спрашивает:

– Вы куда?

– Хочу сбежать. Поможете?

Незнакомец растягивает губы в саркастической улыбке.

– Конечно. Раньше я не занимался похищением невест, но сейчас с удовольствием сделаю это.

Он вынимает из кармана тёмно-серых брюк брелок от автомобиля, и нажимает на кнопку. Тут же чёрная «Тойота», приветливо мигнув фарами, подала знак своему хозяину.

– Идём?

Киваю.

– Бежим.

Мне всё равно, кто этот человек и какие у него счёты к моему супругу. Главное сейчас – убраться подальше от этого ужасного места и раствориться в мегаполисе, чтобы никогда больше не слышать мерзкого голоса Юрия Александровича Митрофанова.

5


Юрий

*****

Искоса наблюдаю за Милой, сидящей рядом со мной за свадебным столом. Её глаза полуопущены и, очевидно, разглядывают кипенно-белую скатерть, пытаясь заметить на ней малейшее пятнышко.

О чём она сейчас думает?

Может, жалеет о том, что вышла за меня?

Но у этой малышки не было выбора – она слишком любит своего мягкотелого отца, который спасовал перед трудностями бизнеса и сам пришёл в мой кабинет, подложив тем самым под меня свою девственную дочурку.

Мммм…

Наконец-то я вскоре сорву с неё это вызывающе дорогое платье невесты и припаду губами к набухшим розовым соскам. Проведу по них языком, заставив набухнуть, и услышу стон, вырвавшийся из зажатой груди. Уверен, так и будет. Уже скоро.

Чёрт возьми, что она уткнулась в скатерть?

Меня начинает это бесить.

Обычно она не была такой грустной. И я-то прекрасно знаю, что у этой милой невинной кошечки есть зубки и коготки. Так чего же она тут строит из себя недотрогу?

Ладно.

Вскоре она уже запоёт по-другому. Я заставлю её кричать от страсти и наслаждения, или я не буду Митрофановым.

Кладу свою горячую ладонь на тонкое, подрагивающее запястье супруги и ощущаю, как часто бьётся пульс под тонкой бледной кожей.

Милочка неожиданно вздрагивает, видно, не ожидая от меня такого жеста, и испуганно поднимает на меня свои бездонные глаза, обрамлённые пышными чёрными ресницами.

Шумно выдыхаю, чувствуя, как в моей душе всё переворачивается от взгляда этих красивых глаз.

Боже, да пусть она ведёт себя так, как хочет – она прекрасна в любом виде. И, если ей комфортно сидеть, как мумия, ради Бога. Я не стану на неё больше давить.

– Всё хорошо?

– Да.

– Хочешь чего-нибудь? Положить тебе канапе с рыбой? Они свежайшие.

– Нет, спасибо.

Её пухлые губы вздрагивают и слегка растягиваются в мягкой нежной улыбке. Представляя, как этот прелестный ротик скоро будет шептать мне различные нежные слова и, возможно, порадует меня минетом, я рычу от удовольствия.

Господи, скорей бы.

– Отдыхай и наслаждайся праздником. Здесь всё – только для тебя.

– Спасибо.

Она благосклонно кивает лёгким движением головы, и я удовлетворённо хмыкаю. Я сделал чудесный выбор. Мила выглядит, как английская королева – достаточно сдержанная и невероятно красивая, но я уверен, что внутри она – само пламя.

И я обязательно его зажгу.

Чуть-чуть подождать.

Начинаются поздравления от коллег по бизнесу, и на сцену выходит чета Амораловых. Да-да, Егор и его развратная жёнушка Инна, которую я частенько имел в разных позах, пока её муженёк делал вид, что ничего не замечает. Или, он и вправду такой недотёпа?

Впрочем, меня этот тип мало интересует, в отличие от супруги. Его вклад в моё дело не такой уж большой, в отличие от жены. Инна умеет хорошо выкладываться, по-полной, как я люблю.

Аморалова Инна.

Ей подходит фамилия супруга, чёрт возьми. Те фортели, которые она выкидывала, вбирая своими пухлыми губами мой член, заставляли меня биться в конвульсиях от удовольствия.

Есть же бабы.

Интересно, она делает это со своим мужем?

Хотя, думаю, нет. Егор – из тех мягкотелых мужиков, которые довольствуются единоразовым походом в постель к супруге, остальное время, не подходя к ней даже на пушечный выстрел, наивно полагая, что жене и так нормально.

Кретин.

А Инне не нормально. Уж я-то знаю, какой горячей бывает эта штучка, если её хорошенько зажечь. А уж мой фитилёк зажигать умеет. И Инна горит, сгорает по пять-шесть раз за ночь.

Хм…

Я почти не слышу слов поздравления от Егора, потому что все мои органы чувств заняты Инной. Чёрт возьми, зачем она нацепила на мою свадьбу такое вызывающе короткое платье, обтягивающее все её прелести?

А ещё эти красные туфли на умопомрачительных шпильках… В них её ноги кажутся ещё длиннее. Ох, закинуть бы их мне на плечи, и я покажу ей небо в алмазах.

Член в штанах начинает вставать, как солдат по приказу «смирно», и я сглатываю вязкий комок, стоящий в горле.

Чёрт.

Ведь специально оттрахал ночью ту проститутку, неужели моему младшему товарищу всё мало?

Поздравление закончено, пожимаю крепкую руку Егора, мысленно поздравляя его с тем, что он носит весьма ветвистые рога и уже довольно долгое время.

Тюфяк.

И тут же оказываюсь в жарких объятиях Инны, которая, ничего не смущаясь, трётся об меня своей пышной грудью, которая вот-вот вывалится из тесного декольте.

Сучка.

А почему бы не воспользоваться?

Я смотрю на жену и вижу некую отстранённость в её глазах. А ещё что-то, похожее на испуг. Этой девочке, во что бы то ни стало нужно выпить алкоголь, чтобы, наконец, раскрепоститься. Пожалуй, я заставлю её опрокинуть пару бокалов шампанского, чтобы она перестала походить на красивую фарфоровую куклу.

Догадалась ли она о моих мыслях, относительно Инны?

Надеюсь, что нет. Хотя Милочка не раз мне доказывала свою необыкновенную проницательность. И мне нужно быть осторожнее, иначе её отец сожрёт меня с потрохами.

– Можно я отойду ненадолго? Хочу подышать воздухом.

Голос моей жены слегка дрожит, и я расплываюсь в довольной улыбке. Хорошая девочка. Она поняла, что теперь я – не только её супруг, надежда и опора, но и хозяин.

Повиновение – то, что я люблю.

И, не только в постели, вообще по жизни.

– Конечно.

Киваю, смотря, как Эмилия бодро шагает к дверям, стараясь как можно быстрее сбежать из зала. Ладно, пусть остынет. Всё равно ей некуда деваться с этого праздника – она уже моя жена. И ей я займусь чуть позже.

А пока её нет, я вполне могу остудить свой пыл.

Делаю знак Инне и поднимаюсь со своего стула. Сейчас эта сексапильная красотка прибежит ко мне, как покорная собачка, и будет повизгивать подо мной, принимая всего, без остатка.

Уж я-то знаю.

А её муженёк пусть и дальше поглощает еду со стола, в упор ничего не замечая. За всё заплачено.

Двигаюсь к сцене, искоса глядя на с готовностью встающую из-за стола Аморалову. Она нагибается к своему муженьку и что-то шепчет ему на ухо, отчаянно жестикулируя.

Ещё и отпрашивается! Вот сучка.

Егор невыразительно кивает, продолжая пережёвывать отбивную, лежащую на тарелке. Инна довольно кивает и тут же вылетает за дверь, аппетитно виляя упругим задом.

Ну, сейчас ей не поздоровится.

– Пусть гости немного подвигаются, поставь музыку.

Ди-джей кивает мне и тут же начинает щёлкать пультом, включая танцевальную мелодию.

Отлично.

Почти бегом направляюсь в туалетную комнату, натыкаясь в женской половине на Инну. Она уже готова принять меня целиком – я вижу это в её горящих от похоти глазах.

– Никого?

– Да, пошли.

Меня никогда не нужно приглашать дважды.

Вталкиваю Аморалову в кабинку и быстро щёлкаю шпингалетом. Член в штанах буквально рвёт тесную ткань, и я быстро опускаю ширинку вниз.

Ну, сейчас она у меня поплатится.

И за короткое платье, и за шпильки, и за эту ярко-красную помаду. Я вытрахаю из неё все мысли так, что она будет просто стонать, превращаясь на глазах в течную сучку.

Быстро задираю платье Инны вверх, и с треском разрываю кружевные чёрные трусики, которые намокли от возбуждения.

Вот же шлюха.

– Ах!

– Молчи!

– Что я мужу скажу?

– Можно подумать, он будет проверять – в трусах ты, или нет!

– Но…

– Заткнись, я сказал, или останешься без оргазма!

Провожу пальцем по её складочкам, и красотка тут же податливо выгибает спину, как мартовская кошечка. Слегка касаюсь клитора, и из её груди тут же вырывается вздох.

Так-так, она готова.

Одним яростным движением вхожу в Инну, с силой наклоняя её над унитазом, и начинаю вбиваться внутрь, по самые яйца, не слыша ничего вокруг. Аморалова что-то кричит, стонет подо мной, но мне пофиг.

Главное – кончить поскорее. Вот так, ещё, ещё.

– Ююююраааа!

Ага, значит, ей тоже понравилось.

Ну ладно, я не жадный.

Быстро выхожу, заливая спермой её упругий зад, и запрокидываю голову, тяжело дыша.

Отлично. Теперь я спокойно дотерплю до первой брачной ночи и смогу не растерзать бедную Милочку. Ей и так придётся несладко.

– Юрочка, давай ещё?

Инна облизывает пересохшие губы, и пытается вытереть зад туалетной бумагой.

– Отстань, у меня впереди брачная ночь, мне нужно быть в форме.

Рву вверх «молнию», застёгивая ширинку, и качаю головой. Вижу, что она недовольна моим ответом, но мне уже всё равно – пора возвращаться в зал, пока Эмилия и остальные гости не заметили моего долгого отсутствия.

Инна что-то говорит про Милу, пытаясь задеть меня, но лучше бы она этого не делала. Конечно, Милочка слишком наивна и неопытна, вряд ли сможет удовлетворить меня в постели, но я выбрал её потому, что она идеально подходит на роль матери моих детей.

И уж не Инне меня судить.

– Не смей так говорить про мою жену! Одевайся!

Прищуриваюсь, дав этой шлюшке понять, что ей лучше не переходить черту, если она хочет и дальше со мной трахаться.

Мухи – отдельно, котлеты – отдельно.

Толкаю дверь кабинки, и вылетаю в туалетную комнату, подойдя к раковинам. Входная дверь санузла жалобно скрипнула, свидетельствуя, что здесь только что кто-то был и стал свидетелем нашего страстного секса.

Или, мне показалось?

Да и хрен с ним.

В зале – более сотни гостей, никто не подумает, что в туалетной кабинке заперся жених с жёной своего бизнес-партнёра.

Мою руки, тщательно намыливая в ладонях мыло. Я должен смыть с них запах Инны, чтобы ничем не выдать себя.

Аморалова подходит сзади и аккуратно поправляет выбившиеся из причёски пряди, плотоядно улыбаясь при этом.

Шлюха. Все готовы прыгнуть ко мне в постель.

Обвивает меня за плечи и припадает своим ротиком к мочке моего уха:

– Мне было хорошо. Не злись.

Подмигиваю Инне, и поспешно выхожу из санузла, полностью довольный собой. Мне тоже было хорошо, но я не собираюсь отпускать комментарии Инне. Ведь я прекрасно знаю, что девочкам нравятся плохие мальчики.

А я очень плохой мальчик.

Не хватало ещё, чтобы меня тут кто-нибудь заметил. Поспешным шагом захожу в зал, устремляя взгляд за стол, за которым должна находиться моя молодая жена и насупливаю брови.

Пусто.

Неужели, Эмилия ещё не вернулась со свежего воздуха? Что-то она долго дышит. Вопросительно смотрю на тестя, но тот лишь пожимает покатыми плечами – мол, не знает, где дочь.

Тюфяк.

Ладно, подождём.

Сажусь за стол, опрокидывая в себя стопку коньяка. Какой-то идиот, сидящий за дальним столиком, выкрикивает пьяным голосом:

– Горько!

Ага, я бы с радостью, да только не с кем. Гости испуганно переглядываются и я слышу шушуканье за своей спиной. Только этого не хватало! Что Мила себе позволяет?

Накалываю на вилку кусок буженины, обводя взглядом гостей. Может, кто-то из них что-то видел?

Дверь в ресторан распахивается, и моё сердце предательски ёкает – наконец-то вернулась!

Но, в зал, аккуратной поступью, входит Инна, стуча каблучками по полу.

Чёрт возьми!

Не та!

В ярости подскакиваю со стула. Что ж, придётся отправиться на улицу, поискать свою сбежавшую невесту, отправившуюся так некстати дышать воздухом.

Выхожу на улицу, напряжённо оглядывая парковку перед рестораном. Куда могла подеваться Милочка?

Сплёвываю себе под ноги, выдыхая морозный воздух, и подхожу к парнишке, который охраняет парковку.

– Невесту не видел?

– В белом платье, с фатой?

– Да! Неужели, невесты выглядят как-то по-другому?

Рявкаю с такой силой, что парнишка испуганно округляет глаза. Спокойно, Юра, а то он сейчас испугается и замолчит.

– Так она уехала.

– Когда?

– Минут десять – пятнадцать назад.

– На чём?

– На машине. Тут стояла. «Тойота» чёрная. Вот на ней и усвистела.

Сверлю охранника придирчивым взглядом. Насколько мне известно, у Эмилии нет прав. И откуда бы она взяла автомобиль?

Если только…

Догадка пронзает мой мозг, и я рычу, оттопырив нижнюю губу:

– С кем она уехала?

– Да чёрт знает. С мужиком каким-то.

Выдыхаю воздух носом, плотно сжимая губы в чёткую линию. Парнишка испуганно отшатывается от меня, а я сжимаю руки в кулаки.

Как это так?

Моя невеста, мой нераскрывшийся бутон белой розы сбежала со свадьбы?

Бросив меня одного, в ресторане, перед толпой пьяных гостей? Да ещё и с незнакомцем?

Почему?

– Что за мужик? Как он выглядел?

Парнишка пожимает плечами, слегка склонив голову набок.

– Обычный мужик. В костюме.

– Камеры на парковке есть?

– Конечно, мало ли что.

– Пошли, смотреть будем запись.

Охранник кивает, и разворачивается, направляясь к своей будке. Я спешу за ним, не отставая ни на шаг.

Я должен найти свою жену, во что бы то ни стало!

6


Мила

*****

– Проходи.

Свет в прихожей загорается, и я оглядываю небольшую прихожую, выполненную в стиле «лофт». Стены выложены белоснежным кирпичом, а с потолка свисают лампочки на длинных шнурах.

Как странно.

Раньше мне не доводилось бывать в квартирах одиноких мужчин, и я абсолютно не представляла, как выглядит настоящий «мужской» стиль. Но, по этой квартире слишком заметно, что рыжебородый живёт один. Не спасает положение даже рыжая шубка в пол, одиноко висящая на вешалке, как бельмо на глазу.

Интересно, кому она принадлежит?

Скидываю белоснежные лодочки, и выдираю из волос гребень, которым приколота фата к волосам. Я больше не невеста, хватит ходить как разряженная кукла.

Если бы у меня была другая одежда, я бы и это свадебное платье с удовольствием бы скинула, ведь его оплатил Юрий Александрович, а я ничем не хочу быть ему обязанной. Но, переодеться мне не во что.

Надоела эта игра.

Кидаю беглый взгляд на своё отражение в зеркале, и с раздражением прищуриваюсь. Боже, кого я всё это время пыталась обмануть? Разве что себя. Остальные, в особенности папа, ни на секунду не верили в счастливый исход этого брака.

И были правы.

Оставляю фату на комоде в прихожей, и провожу пятернёй по уложенным волосам, закусывая пухлую губу.

– Проходи в гостиную, устраивайся. Я сейчас заварю чай.

Бородач кивает мне и уходит по коридору, явно направляясь на кухню. Вытягиваю шею, провожая этого незнакомого мужчину благодарным взглядом.

Как хорошо, что он встретился мне на пути и увёз из этой клоаки.

Ступая босыми ногами по светлому ламинату, я прохожу в гостиную, отделанную в серо – белых тонах, и останавливаюсь, как вкопанная. На белоснежном диване развалился шикарный котяра палевого окраса. Его жёлтые глаза чуть прищурены, а розовый треугольный нос подёргивается, принюхиваясь к незваной гостье.

У меня никогда не было животных…

– Кис-кис-кис…

Я приседаю возле дивана, оглядывая пушистый комок, и аккуратно подношу прохладную ладонь к мордочке животного. Кот переворачивается, встав на лапы, и на его ленивой мордочке читается искреннее удивление. Белоснежные усы чуть подрагивают, а глаза смотрят внимательно и недоверчиво, будто изучаю непрошеную гостью.

– Привет, как тебя зовут?

Шепчу, тут же понимая глупость своего вопроса. Как будто, кто сможет мне ответить.

– Его зовут Босс.

Оглядываюсь, узрев позади себя хозяина квартиры, с подносом в руках, и вскакиваю на ноги.

– Ого, какое у него серьёзное имя.

– Да, это Жанна его так назвала.

Покрываюсь мурашками, тупо кивая.

Жанна – именно это имя было написано на деревянном кресте с фотографии. Любопытство раздирает меня, но я не решаюсь сразу задать вопрос в лоб, интересуясь:

– А как вас зовут?

– Никита.

– Просто Никита, без отчества?

– Разве я такой старый? Мне едва исполнилось тридцать.

Смущённо опускаю глаза, качая головой.

Боже, ну я и дура.

Протягиваю хозяину квартиры руку для приветствия, извиняющее улыбаясь. Нет, он совсем не старый, просто уставший. А борода делает его строже и брутальнее. Но, наверное, если сбрить эти жёсткие рыжие волоски, Никита будет смотреться намного моложе.

– Спасибо, что спасли меня и увезли со свадьбы.

– Не за что. Мне казалось, что вы любите своего жениха. Так чего же сбежали?

Веду острым плечом, сдвигая брови на переносице. Я не готова об этом сейчас говорить. Это чересчур личное. Да и как объяснить, что супруг предал меня через пару часов, запершись в туалетной кабинке с одной из приглашённых.

– Жанна – это ваша жена?

– Жанна – моя сестра, а Саша – племянник. Очевидно, вы хотите послушать их историю?

– Да, простите. Но конверт с фотографиями напугал меня.

– И не зря. Вы вышли замуж за опасного человека. Неужели вы настолько его любите?

– Да.

Моё тело вибрирует, но я продолжаю врать. Не хочу сейчас распространяться об истинных причинах моего замужества перед этим незнакомым мужчиной. Я ведь не знаю, кем он приходится Митрофанову, и с какой целью решился мне помочь.

– Тогда я думаю, вам будет неприятно узнать, что ваш любимый супруг – отпетый негодяй, мерзавец и убийца.

Моё тело дёргается от этих суровых слов, но я пытаюсь сохранять спокойствие.

– Я думаю, вы преувеличиваете.

– Ничуть.

Мужчина прищуривается, и ставит поднос на кофейный столик. Я наблюдаю за его спокойными отточенными действиями и машинально поглаживаю кота за ушком.

На столик выставляет чайник со свежезаваренным ароматным чаем, вазочку с шоколадными конфетами и пару маленьких фарфоровых чашек.

– Митрофанов убил мою сестру вместе с крошечным племянником. И я его за это ненавижу. И просто мечтаю отомстить.

В глазах Никиты блестит что-то похожее на боль, и у меня в груди начинает болезненно щемить сердце.

Не похоже, что он врёт.

– Расскажите, пожалуйста.

Мужчина садится на кресло, закидывая ногу на ногу, и смотрит на меня прищуренным взглядом.

Какие же у него проницательные синие глаза!

– Жанна познакомилась с Митрофановым три года назад, на одной светской тусовке. Тогда он только начинал свой цветочный бизнес с нуля и был ещё никем. У нас же с сестрой было своё небольшое дело в виде пары парфюмерных магазинов. Юрий заинтересовался моей сестрой, но, как позже оказалось, не только ей. На раскрутку бизнеса ему понадобились деньги.

– Всё было не так! Я читала во многих изданиях его интервью. Он начал бизнес почти с нуля, использовав капитал отца.

– Ну да, конечно, отца…

– На что вы намекаете?

Мужчина разливает чай по чашкам, и я внимательно наблюдаю за ним. Его руки слегка дрожат, выдавая напряжение, а на шее запульсировала венка. Хозяин квартиры перехватывает мой взгляд и хмыкает.

– Нет, деньги Митрофанову на раскрутку дала Жанна. Она продала один из магазинчиков, влезла в долги и всё вручила этому мерзавцу. Я предупреждал её, но она была слепо влюблена и ничего не хотела слышать.

– А что потом?

– А потом Юрий взлетел, раскрутился и стал известным. Жанночка была рядом, она мечтала выйти за любовника замуж, построить с ним семью, родить детей.

– И?

– Её мечтам не суждено было сбыться, как вы уже успели заметить по фотографиям.

Содрогаюсь.

Глупый вопрос. Скорее всего, Никите очень больно вспоминать про сестру и племянника. А тут я свалилась на его голову.

Чёрт…

Мужчина отпил ароматный напиток и вздохнул, буравя меня тяжёлым взглядом ярко-синих глаз. Мне от этого становится не по себе, и я поспешно опускаю глаза в пол, дотягиваясь до вазочки с конфетами. Мне срочно нужно съесть что-то сладкое, чтобы подпитать свой мозг глюкозой.

– Сначала Жанна узнала об одной интрижке, потом – о другой, о третьей. Оказалось, что за полтора года её любимый переспал не только со всеми её подругами, но и многими дамами из общества, куда, наконец-то, вошёл, благодаря моей сестре.

Выдыхаю.

Ну да, о том, что мой супруг имел связи со многими женщинами я, конечно же, знала. Но я наивно полагала, что всё это осталось в прошлом. И теперь в его жизни буду только я. Но, люди не меняются, к сожалению. Ведь даже мне он изменил на собственной свадьбе!

– В общем, Жанна решила уйти от Казановы. Но оказалось, что она ждёт ребёнка.

– Она сказала об этом Юре?

– Конечно. Она-то наивная полагала, что он тут же женится на ней и все их проблемы отступят на задний план, но не тут-то вышло.

– Почему?

–Потому что Митрофанов ребёнка отказался признавать и сообщил ей, что он вскоре женится.

– Ох.

Из моей груди вырывается подавленный вздох, и я понимаю, что теперь речь косвенно пошла обо мне. Ведь именно на мне решил жениться этот мужчина, отвергнув бывшую возлюбленную.

– Жанна решила рожать. Она была твёрдо уверена – как только сын родится, Юра приползёт к ней на коленях. Из роддома она тут же позвонила Митрофанову, сообщила, что у него родился сын, которого она назовёт Александром, и спросила, не хочет ли он забрать их из роддома.

– И что Юрий?

– Отказался. Причём в весьма грубой форме. И сказал, что он действительно женится, и Жанне пора забыть его.

Во рту пересохло, и я жадно начинаю глотать остывший чай.

– Ну, а когда Жанна узнала о дате регистрации брака, то у неё словно крышу сорвало. Сначала она хотела явиться к вам с младенцем на руках, рассказать всё о Митрофанове, сорвать свадьбу, а потом перегорела.

Подпираю голову руками.

Ох, если бы сегодня на церемонию явилась эта девушка с грудничком на руках и поставила бы меня перед фактом, то я, не задумываясь, разорвала бы помолвку. Ведь человек, способный бросить своего ребёнка не может стать хорошим мужем и отцом для кого-то другого.

Он насквозь гнилой, а я и не знала.

– В ней как будто что-то щёлкнуло, оборвалось. Она села в автомобиль и сиганула с моста в реку. Вместе с Сашей.

– О, Боже. Какой кошмар.

– Кошмар – это твой муж! Это он погубил моих родных людей!

Хозяин квартиры лупит кулаком по столику, и тот, в тот же миг разваливается на части, обрушив на пол град осколков. Я испуганно поджимаю ноги под себя, глядя, как разливается ароматный напиток по белоснежному ковру.

– Мне очень жаль…

– Жаль? Что ты знаешь о жалости? Выросла в окружении нянек, любимая дочь богатого папеньки, выгодная невеста!

– Нет, всё не совсем так.

– А как? Я тоже навёл о тебе справки. Всё именно так! Ни дня нигде не работала, училась в элитной школе, занималась хореографией.

– Я рано потеряла мать, папа стремился дать мне всё, окружив заботой и любовью.

– Забота и любовь? Да твой отец продал тебя Митрофанову в обмен на свой цветочный бизнес!

– Нет!

– Да! Посмотри правде в глаза!

Лицо Никиты багровеет, а на лбу выступают капельки пота. Похоже, он сильно нервничает, смотря на меня испепеляющим взглядом синих глаз.

Я приоткрываю рот, жадно ловя воздух.

– Всё не так, ведь я сама, по доброй воле согласилась на этот брак. Вы ничего не знаете.

– Юрий Александрович выкупил тебя из родительского дома! Ты – его игрушка, его вещь! Он будет использовать тебя так, как захочет, и ты не посмеешь пикнуть.

– Не правда.

– Именно так! Он тебя купил!

– Юрий любит меня, он хочет от меня детей.

– Чушь! Он решил жениться на тебе, потому что ты – хороший вариант для жены. Не замешана ни в одном скандале, идеальная дочь, умница и красавица. Но самое главное…

– Что?

У Юрки было много баб. Так много, что он со счёту бы сбился, если бы попробовал сосчитать всех. Но на роль жены, ни одна из них не подходила, знаешь, почему?

– Почему?

– Ты – девственница! Ведь так?

Опускаю взгляд вниз, мгновенно краснея при этом. И как этому бородачу удалось выяснить такие пикантные подробности?

Чёртовы журналисты…

– Он ведь не успел тебя испортить?

Незнакомец прищуривается, хватая меня за тонкое запястье, и я вскрикиваю от боли и неожиданности.

– Ну, конечно, ты бы не далась. Ты же умница, настоящее сокровище. Он, наверняка, ждал брачной ночи, трахаясь с более сговорчивыми женщинами мечтая, наконец, получить в своё полное владение целочку. А тут – такой облом. Невеста-то сбежала.

Я поднимаю взгляд на мужчину, и моё тело сковывает ледяная змея ужаса. В этих синих глазах горит такая жгучая ненависть и боль, что мне становится страшно.

– Извините, я, наверное, пойду. Спасибо за чай.

Вскакиваю с дивана, намереваясь тут же бежать в прихожую. Напор хозяина квартиры взбудоражил мой мозг, а новая информация разбередила старые раны.

Поеду лучше в какой-нибудь отель и постараюсь, наконец, уснуть.

Но Никита неожиданно преграждает мне путь к отступлению.

Широкоплечий, он загородил своим накачанным телом дверной проём и молниеносно расстегнул верхнюю пуговичку на белоснежной рубашке – очевидно, чтобы не сдавливала шею и не мешала дышать полной грудью.

– Ты никуда не уйдёшь.

Рычит, как раненый зверь и мне становится страшно.

– Что?

– Я сказал, что ты останешься здесь, хочешь ты этого, или нет!

В моей груди начинает болезненно щемить, а сердце заходится в бешеном ритме. Что задумал этот ненормальный?

Никита же со всей силы хватает меня за тонкую кружевную бретельку, которая поддерживает лиф свадебного платья, и молниеносно рвёт её на себя.

Треск разошедшейся ткани заставляет меня прирасти ногами к полу.

– Что вы делаете?

Закрываю порванный лиф дрожащими руками, пытаясь защититься от повторных нападок хозяина квартиры.

– Я же сказал, что мечтаю отомстить Митрофанову.

– И причём тут я? Разбирайтесь между собой!

– Нет, так не пойдёт. Юра до дрожи мечтает получить в своё безраздельное пользование девственницу – жену. Такую умницу, которую никто и никогда даже пальцем не тронул.

Никита с силой хватает меня за запястье так, что я охаю. Округляю глаза, моля о пощаде, но мужчина, словно не слышит моих просьб.

Он одним быстрым движением с треском рвёт лиф моего дорогущего свадебного платья, и расплывается в дрожащей улыбке.

Боже, да он – сумасшедший!

Моё белоснежное одеяние с шумом падает к ногам, тихо шурша многослойными юбками, и я остаюсь в одном нижнем белье, которое заботливо выбирала для меня тётушка.

– Что вам нужно?

– Я не позволю ему получить тебя девственно чистой.

Синие глаза Никиты смотрят на меня в упор с каким-то сумасшедшим вожделением, и я отчаянно пытаюсь защититься от этого странного взгляда своими ледяными ладошками.

Как же мне сбежать отсюда?

7


Мила

*****

– Ты никуда не уйдёшь.

Никита рычит, и его ноздри широко раздуваются, а каштановые волосы на голове становятся дыбом. Мне становится по-настоящему страшно, ведь ещё никогда мне не доводилось стоять в одном белье перед незнакомым мужчиной.

Который хочет от меня что-то необъяснимое, пугающее и будоражащее мою кровь.

Ненормальный.

– Пожалуйста, не надо…

– И не мечтай.

Сказал, как отрезал.

Хозяин квартиры быстро рвёт на себе хрустящую белоснежную рубашку, пахнущую цитрусовым кондиционером для белья, вмиг оголяясь до пояса. Я зажмуриваюсь – не привыкла видеть на опасном расстоянии рядом с собой обнажённых мужчин.

Никита нагло расхохотался, а у меня волосы прилипли к голове от волнения, а щёки запылали румянцем.

Какой кошмар!

– Открой глазки, не бойся. Я не хочу, чтобы ты меня боялась.

– Тогда отпустите меня.

– Не сейчас.

Закусываю нижнюю губу и вся дрожу перед этим странным мужчиной. А он, с нескрываемым удовольствием скользит тяжёлым, как бензовоз, взглядом, по моему хрупкому телу в кружевном белье.

Вот так чёрт.

Попала от одного извращенца к другому.

Сегодня прямо мой день – везёт, как никогда.

Пытаюсь закрыться ладошками, но мужчина ловко запрокидывает меня, как пушинку, на своё массивное плечо и начинает двигаться по коридору. В отчаянии я бью кулаками по его широкой спине, но это не приводит ни к какому результату – накачанный хозяин квартиры не обращает на мои вялые попытки никакого внимания.

Дрыгаю ногами в воздухе, пытаясь лягнуть своего рыжебородого похитителя, но в тот же момент получаю звонкий шлепок по попе, и затихаю.

Блин…

Глухой щелчок выключателем, и в тот же момент под потолком загорается современная люстра в стиле хай-тек, освещая спальню мужчины холодным белым светом.

Обозреваю серый пушистый ковёр на полу, продолжая висеть вниз головой, как безвольная тряпичная кукла в руках опытного Карабаса-Барабаса.

Шлёп!

И я, как мешок с картошкой, оказываюсь на кровати, заправленной тёмно-синим шёлковым пледом.

Подтягиваю колени к груди, пытаясь хоть как-то скрыть свою наготу от хозяина квартиры. Покрываюсь мурашками, смотря в ярко-синие глаза Никиты, и стараюсь не дышать, отчаянно соображая, что можно предпринять.

Вряд ли он передумает и отпустит меня просто так.

– Если ты не будешь сопротивляться, всё пройдёт безболезненно.

Ну да, конечно.

Эта фраза напоминает мне фразу и детства, когда я впервые пошла к стоматологу с отцом. И я уже по собственному опыту знаю, что всё это – миф и сказки.

Будет больно.

Адски.

А подружки ещё рассказывали, что идёт кровь.

Брррр.

Мужчина рвёт молнию на брюках вниз и тут же остаётся передо мной в чёрных полосатых боксерах, под которыми явно обозначился выступающий детородный орган.

Сглатываю слюну, пытаясь не смотреть на мужское достоинство, заливаясь при этом краской, как нашкодившая школьница.

Чёрт побери…

– Хочешь меня раздеть?

В синих глазах Никиты вспыхивает сексуальный интерес, и я вижу, как он слегка проводит языком по пересохшим от возбуждения губам.

– Нет, спасибо.

– Ну что ж, тогда я всё сделаю сам.

Вмиг одним прыжком он оказывается на кровати и прижимает меня спиной к прохладному шёлку. Девяносто килограмм против моих пятидесяти. Да, совсем неравная схватка. По моему телу проносится новая волна дрожи, а светлые волоски на руках встают дыбом от ужаса и страха.

Что сейчас будет?

Мужчина наваливается на меня всем своим весом, а его член со всей мощью упирается во внутреннюю поверхность бедра, вызывая во мне какое-то непонятное тепло внизу живота, нарастающее с каждой секундой.

– У меня стоит на тебя. Колом. Ты чувствуешь?

Киваю вместо ответа.

Ещё бы не чувствовать – да он готов сделать прямо сейчас во мне столько отверстий, сколько это вообще возможно.

– Я не хочу тебя насиловать, я не насильник.

Бородач останавливается, зависнув над моим лицом и буравя сапфировыми яркими глазами. Сглатываю комок, стоящий в горле, и пытаюсь растянуть на своей физиономии приветливую улыбку.

Может, удастся всё перевести в шутку?

– Тогда слезь с меня, а?

Но мужчина отрицательно качает головой, цокая при этом языком, и у меня в душе рушится последняя надежда.

– Я хочу, чтобы ты меня хотела.

Странный тип.

Да я вижу его всего второй раз в жизни и, похоже, он ничем не отличается от моего сумасбродного муженька, решившего, что все женщины мира непременно должны желать их.

Какая самоуверенность!

– Не получится. Пожалуйста, дай мне одеться, и я уйду.

– Нееет.

Он мягко заглядывает в мои глаза, приподнимая подбородок. От этого странного действия у меня заходится сердце, а внизу живота как будто нарастает огненный шар.

Ё-моё, что же делать.

– Я сделаю так, что ты сама подаришь мне свою девственность.

Хмыкаю.

До чего же наглый!

Да я изо всех сил мечтаю оказаться сейчас подальше и отсюда и от моего ненавистного супруга. Сбежать, раствориться в людском море, чтобы никто из этих опасных мужчин никогда меня не нашёл.

Ну, надо же было так влипнуть!

Я обязательно должна что-то придумать, чтобы выиграть время.

– Ну, попробуй.

Вздёргиваю подбородок кверху, сжимаясь в сплошной комок нервов.

Боже, и откуда во мне взялась такая решимость? Ведь этому рыжебородому мужчине ничего не стоит разорвать на мне нижнее бельё и сделать меня податливой игрушкой в своих горячих руках.

Никита прищуривается, одаривая меня нежной приятной улыбкой, и тут же наклоняется к моей шее, щекоча и покалывая кожу своей бородой. Я прикрываю глаза, и выгибаю спину, подставляя себя этим странным возбуждающим ласкам.

Мои соски под кружевной тканью бюстгальтера твердеют, и меня неожиданно накрывает жаркой обжигающей волной, сводящей с ума и заглушающей сознание.

Как же так…

– Открой глаза, я хочу видеть, что тебе хорошо.

Бархатный голос откуда-то сверху нежно просит меня, и я подчиняюсь, смотря на своего мучителя.

– Молодец.

В тот же миг он ловко просовывает руку под мою спину и одним щелчком расстёгивает крючки на лифчике, мгновенно накрывая влажным ртом розовый сосок.

– Ах!

Из моего рта вырывается блаженный стон, и до меня, наконец, доходит, что я уже не могу сопротивляться этим первобытным искусным ласкам своего змея – искусителя.

Но ведь я хотела добиться совсем не этого.

– Подожди, дорогая. Это только начало.

Начало?

Да я уже с ума схожу от какого-то нарастающего желания, сконцентрированного у меня между ног. А этот рыжебородый пират говорит, что это только начало.

Теперь я понимаю, о каком неземном удовольствии наперебой рассказывали мне подружки, закатывая глаза и смакуя каждую деталь после секса с очередным мужчиной.

Глупая…

Никита молниеносно срывает с меня крошечные трусики, нещадно разрывая их по шву, и проводит своим горячим пальцем по моим складочкам, пытаясь ворваться глубже внутрь.

Стону, пытаясь сконцентрироваться на чём-то другом, но моё тело, похоже, решило играть против меня, подставляясь под ласки этого незнакомого мужчины.

– Раздвинь ноги, чтобы я смог поцеловать тебя.

Поцеловать? Туда?

О, Боже, конечно нет.

Стискиваю бёдра, трясясь от сексуального желания. На мой взгляд, это неприемлемо, аморально, грязно. Но, мужчина, похоже, не привык к женским отказам.

Одним сильным нажимом он разводит мои бёдра, расставляя ноги в стороны, и мгновенно припадает губами и языком к разгорячённому клитору.

Я заливаюсь краской от переполняемого меня смущения, и открываю глаза, отчаянно моргая.

– Нет!

Рывком подтягиваю к себе ноги, отползая в сторону.

Живот нестерпимо ноет и я внутри вся мокрая от голодного желания. Хозяин квартиры с недоумением смотрит на меня тяжёлым взглядом, отрывисто дыша.

Он явно не понимает, откуда я черпаю силы на то, чтобы отказать ему в любовных утехах. Да даже я не понимаю, ведь в моём мозгу громко бьют металлические молоточки.

– Ты же хочешь меня, я чувствую.

Сказать – нет?

Он же не дурак, и прекрасно видит, какой отклик находит в каждой клеточке моего тела. Нет, нужно действовать умнее, если я хочу отсюда выбраться целой и невредимой.

– Да, хочу.

Киваю, и взгляд Никиты тут же смягчается.

Он уже чувствует себя победителем.

Наивный.

Я смогу сыграть на этом. Ведь он уже доволен своим превосходством надо мной и Митрофановым и чувствует запах победы.

Но не получит.

Я не дамся. Ни за что.

– Тогда в чём дело?

Глаза мужчины скользят по моему обнажённому телу, запоминая каждый изгиб и каждую клеточку, которую он ещё не успел поцеловать.

И не поцелует.

– Я хочу принять душ.

– Ты прекрасно пахнешь.

– Пожалуйста.

Мужчина поджимает губы, и отстраняется, садясь на кровать. Его трусы готовы лопнуть по швам от сексуального возбуждения, а на груди выступили капельки пота.

– У тебя пара минут. Ванная – рядом со спальней по коридору.

Выдыхаю и вскакиваю с кровати.

Я получила двухминутную передышку! Может, сейчас получится сбежать?

Конечно, на мне нет никакой одежды, но я видела в прихожей длинную рыжую шубку, очевидно принадлежащую покойной Жанне. Вот в ней я вполне смогу добежать до такси.

Проскальзываю в коридор, пугливо озираясь, и вижу, как Никита следует за мной.

– Но… Я бы хотела остаться одна.

– Неужели ты считаешь, что я оставлю тебя одну?

Хватаю открытым ртом воздух, соображая, что же делать.

– Ладно, иди одна, но я пожду тебя здесь, в коридоре. Имей ввиду – не выйдешь через три минуты – я выбью дверь. Я и так уже достаточно распалён, и во что бы то ни стало, хочу получить все причитающиеся мне дивиденды.

Тоже мне, акционер выискался.

Да моя самая главная акция стоит столько, что тебе и не снилось. И она не будет принадлежать ни тебе, ни Митрофанову.

Киваю, щёлкая задвижкой, и прислоняюсь спиной к прохладной двери. Мужчина, словно надзиратель, стоит снаружи и ожидает того момента, когда он сможет продолжить свои сладкие пытки. И он знает, что я поддамся ему. Ведь моё тело говорит громче моего мозга, пища от восторга.

Хм.

Быстро дёргаю смесителем, включая прохладную воду, и прислоняю мокрые ладони к своим разгорячённым щекам. Поднимаю голову, смотря на себя в зеркало, и замечаю небрежно висящую на полотенцесушителе футболку хозяина квартиры.

Вот и одежда!

Не закрывая крана, срываю изумрудного цвета футболку и быстро напяливаю её на себя. Объёмная одежда велика мне на пару размеров и отлично исполняет роль мини-платья.

Вот так-то лучше.

Бегло осматриваю ванную в поисках ещё чего-нибудь подходящего. И тут мне на глаза попадается вертикальный пылесос, стоящий на зарядке. Он чуть больше метра в длину, имеет удобную ручку и весьма увесистую часть со щётками для поглощения пыли.

Что ж, я могу попробовать использовать это как оружие.

Конечно, противник намного выше меня и сильнее, но у меня есть против него главное оружие – внезапность. И я постараюсь выжать из этого максимум.

Другого случая не представится.

Срываю пылесос с зарядки и тот, мигнув практически полным индикатором, прочно улёгся в мою руку, наподобие меча. Аккуратно нажимаю на дверную ручку, обозревая пространство коридора в еле видную щель.

Никита стоит примерно в трёх метрах, лениво прислонившись к стене и скрестив руки на груди. Спиной ко мне. Я приоткрываю дверь пошире и, убедившись, что хозяин квартиры не слышит моих движений из-за льющейся воды, выбегаю из ванны.

– Что за чёрт?

Только и успевает произнести рыжебородый мучитель, как я тут же опускаю на его голову пылесос.

Мужчина издаёт стон, и как подкошенный падает на пол, сползая по стене.

– Ой.

Откидываю пылесос в сторону, осознавая, что натворила. Но мужчина жив – его веки чуть подрагивают, и он морщится, чуть слышно застонав.

– Вот так-то. Хорошего сна, дорогой.

Понимая, что я смогла вырубить Никиту всего на несколько минут и вскоре он очнётся, припускаю бегом в прихожую. Нельзя медлить ни минуты. Кто знает, через какое время Купцов очнётся и обнаружит пропажу драгоценной птички?

Срываю с вешалки длинную рыжую шубку, очевидно принадлежащую ранее сестре хозяина квартиры, подхватываю свою сумочку, в которой лежит кредитная карточка отца и разряженный мобильный телефон, и выбегаю из квартиры.

Конечно, я почти обнажена – ведь, кроме футболки Никиты и шубы Жанны на мне ничего нет. А мои белые свадебные лодочки совсем не предназначены для бега по заснеженному городу. Но другого выхода у меня нет. Нужно как можно скорее вызвать такси и затеряться в мегаполисе.

Теперь – от двух мужчин. Митрофанова и Купцова.

8


Юрий

*****

Снова и снова просматриваю видеозапись в каморке охранника ресторана, сжимая с каждым разом всё плотнее свои губы. Прокручиваю до тридцатой минуты и повторно смотрю побег своей невесты.

Или, правильнее сказать, супруги?

Вот Милочка бежит к чёрной «Тойоте», слегка приподнимая хрупкими пальчиками подол своего свадебного платья, и с отчаянием рвёт на себя ручку дверцы автомобиля, вмиг устаиваясь на заднем сидении. Мне кажется, на её миловидном личике читается грусть, отчаяние и тревога. Хочется обнять и защитить её от всех невзгод.

От самого себя.

Чёрт…

В душе я до конца надеялся, что сейчас увижу на видеосъёмке что-то другое, свидетельствующее о похищении моей второй половинки. Думал, что Милочку кто-то насильно увёз с праздника, чтобы насолить мне и спутать все карты. И это – происки моих конкурентов.

Тогда бы я всенепременно поднял бы на уши всю службу безопасности и тотчас бы отбил супругу у мерзавцев, посягнувших на моё белоснежное сокровище. Но, к сожалению, ситуация оказалась иной.

Её никто не принуждает к бегству.

Она сама.

Крякаю, выдыхая воздух через полуоткрытый рот, продолжая неотрывно смотреть на экран монитора. Может быть, там мелькнёт что-то ещё? Доселе мной незамеченное?

Камера снимает «Тойоту» так, что мне видна лишь задняя часть машины, куда именно села сбежавшая невеста. Но ведь мотор взревел и унёс мою нераспустившуюся розу в ночную мглу!

Вряд ли по городу ездит автомобиль без водителя за рулём.

Значит, в автомобиле был кто-то ещё.

И не зря, охранник сказал, что Милочка уехала с каким-то мужиком. Значит, мне необходимо посмотреть другие видеозаписи, чтобы узнать, какому будущему покойнику принадлежит чудо японского автопрома.

Это просто камикадзе какой-то!

Похитить невесту у Юрия Митрофанова!

– Мы можем найти более раннюю запись, чтобы узнать, кто приехал на этом автомобиле?

– Конечно, раз плюнуть.

Парнишка непринуждённо кивает и начинает бодро щёлкать кнопками в поисках нужной видеозаписи. Я удручёно слежу за его действиями, потирая сжатые кулаки.

Мне уже хочется применить на похитителе один из боевых приёмов…

– Вот, смотрите.

Охранник приветливо разворачивает ко мне монитор, отъезжая на кресле от стола, чтобы не мешать, и я впериваюсь в экран, прищурив взгляд.

«Тойота» въезжает на стоянку и, тихо шурша шинами, останавливается на месте. Фары гаснут, и водитель выбирается наружу. На нём – серый костюм и белоснежная рубашка без галстука. Мужик щёлкает брелком, на мгновение, задержав взгляд на камере, и я до хруста сжимаю компьютерную мышь в кулаке, узнав похитителя.

– Осторожно!

Парнишка делает взмах рукой, но хрупкое устройство уже рассыпается на части, обрушившись градом пластика на пол каморки.

Сплёвываю на пол и вынимаю из бумажника пятитысячную купюру:

– Возмещение ущерба. И спасибо за помощь.

– Да не за что.

Охранник быстро кивает и прячет купюру в карман потрёпанных джинсов. Итак, я нашёл того ублюдка, который без спросу взял то, что я так тщательно берёг именно для этой ночи.

Сукин сын. Он пожалеет о своём поступке.

Снова смотрю на экран, пытаясь рассмотреть получше черты лица, которое я уже скоро, очень скоро изуродую. Он будет просить меня о пощаде, но я не прощу. Это не просто уличная девка, которую может оприходовать любой желающий. Это – моя супруга. Моя невинная овечка.

Рыжебородый.

Это тот самый странный тип, что ворвался в мой дом без спроса за приглашением на свадьбу. Тогда я посчитал некрасивым спрашивать у него имя и фамилию, а теперь они бы мне здорово пригодились.

Чёрт побери.

На хрена я выдал ему пригласительное?

Идиот.

Наверняка, он явился на мою свадьбу только с одной целью – увести у меня из-под носа Эмилию.

Но почему, зачем? Ведь я абсолютно уверен, что никогда не видел его ранее и не переходил ему дорогу, трахнув его жену. Так кто же это такой, чёрт возьми?

– Ещё раз отмотать?

Охранник без энтузиазма цокает языком, не смотря на экран. Конечно, в сотый раз это уже не интересно наблюдать, понимаю. Парнишка сидит на потёртом кресле, сжимая в руках пульт от телевизора, на экране которого пляшут голые девицы.

– Нет, довольно.

– Это – ваша невеста?

– Жена!

– А тот мужик?

Сплёвываю на пол, не удостоив парнишку ответом, и в последний раз взглянув на экран монитора, покидаю будку охранника. Довольно смотреть, как Милочка, эталон нежности и невинности наставляет мне рога, сбежав со свадьбы с незнакомым мужиком.

Но я его разыщу. Обязательно.

И он будет не рад, что встал у меня на пути.

В первую брачную ночь.

Выругавшись, сжимаю руки в кулаки, покачиваясь на пятках. Совершенно не так я представлял себе эту ночь. Каждый раз представлял в мыслях, как нежно сниму со своей жены платье, как буду наслаждаться её бархатной кожей, осыпая поцелуями и как, наконец, возьму то, что не принадлежало ещё никому до меня.

Выбегаю на улицу, выдыхая колечки пара в морозный мартовский воздух и до боли закусываю нижнюю губу.

Набираю номер жены и слушаю, как приветливая девушка на автоответчике отвечает, что абонент недоступен.

Чёрт!

Интересно, Мила сама отключила телефон, или это сделал кто-то за неё?

Именно сейчас я должен трахать свою малышку, которую я купил у её отца, во всевозможных позах, и наслаждаться её красивыми, по-детски наивными серыми глазами. Но вместо этого я вынужден стоять тут, посреди парковки, в полном одиночестве.

Сука.

Что же случилось с Эмилией?

Она всегда была настолько тихой и покорной, что я не ожидал от неё такого фортеля.

Быстро набираю номер Павла Дмитриевича Колымского, начальника службы безопасности. Думаю, он сможет быстро узнать, на чьей машине уехала моя супруга и кто тот придурок, который посмел перейти мне дорогу.

– Чёрная «Тойота», номер АК707Н. Поторопись, это важно. Плачу тройной тариф, если сделаешь это мгновенно. Мне нужны паспортные данные и адрес этого смертника.

Отключаюсь, засовывая смартфон во внутренний карман пиджака, и обнаруживаю там початую фляжку с коньяком.

О, это как раз кстати.

Опрокидываю в себя остатки крепкого напитка, который мгновенно возвращает мне бодрость духа, и откидываю фляжку на землю.

Так, на праздник я не вернусь – без невесты мне там попросту нечего делать. Пусть все гости и в том числе мой тесть думают, что молодые решили уйти, не попрощавшись.

Единственными людьми кто расстроится от нашей пропажи, будут Инна и мой тесть.

Аморалова – потому что, наверняка, ревнует меня к супруге и не прочь рассказать ей о нашем маленьком секрете, а тесть – от того, что хотел бы подольше видеть дочь в её прежнем состоянии духа.

Хрен с ними.

– Юрий Александрович, автомобиль принадлежит Купцову Никите Борисовичу.

– Как ты сказал? Купцову?

В моей голове тут же складывается пазл, и я крякаю от понимания того, что сам привёл крысу на свой корабль.

– Да, ему. Адрес – Пролетарский проезд, четырнадцать. Дом…

– Спасибо, не продолжай.

Отключаюсь.

Жанна Купцова.

Моя давняя любовь и довольно-таки приставучая барышня, которая во что бы то ни стало, хотела стать моей женой. Даже забеременела специально для этого.

Сучка.

Но я не купился. Что за бред?

Я старался всегда предохраняться, а эта шатенка вообразила, что именно я – отец её сына. И ещё пыталась меня в этом убедить. Пришлось сообщить ей, что я вскоре женюсь, и ей ничего не светит.

И что сделала эта истеричка?

Покончился с собой. И с пацанёнком. Идиотка.

Не спорю, она была очень красива, молода, сексапильна. И у меня всегда стоял на неё, колом. Но в ней не было той невинности, которую я хотел видеть в супруге.

Ведь всё-таки, я – собственник. И мне было бы неприятно осознавать, что до меня мою жену имел ещё полк солдат, или хотя бы парочка тех мужиков, с кем я постоянно вынужден сталкиваться по работе.

Нет уж, извините. Тут неловкостей не избежать.

Значит, хозяин чёрной «Тойоты», который так бесцеремонно похитил Милочку со свадьбы – её родственник?

Что ж, я переломаю ему руки и ноги, чтобы неповадно было похищать чужих жён. Это могу делать только я. Юрий Митрофанов.

Прыгаю в лимузин, который должен был доставить нас с Милочкой до моего особняка, и диктую ему адрес Купцова.

Прикрываю глаза.

Мила шла к автомобилю на своих двоих, вполне осознанно. Значит, этот придурок наговорил ей что-то такое, что моя малышка просто решила сбежать, воспользовавшись услугами этого ненормального.

Конечно, он рассказал ей о Жанне.

И о сыне…

Бля…

Она поверила? Похоже…

Откидываю голову назад, упираясь затылком в кожаный подголовник, и выдыхаю. Я покалечу этого Никиту Борисовича собственными руками. И он пожалеет, что когда-то додумался прийти в мой дом.

Конечно, тихая скромная Милочка пришла в негодование от того, что я посмел таким образом поступить с девушкой. Она слишком наивна, и не понимает, что в мире полно акул, готовые раздвинуть ноги ради собственной выгоды.

Мерзкие шлюхи.

Хотя, о мёртвых лучше ничего не говорить…

Лимузин тормозит перед подъездом Купцова и я поднимаю голову наверх.

Ну, так и есть. Вон те три окна на двенадцатом этаже – окна будущего покойника. Я частенько приезжал в эту квартиру к Жанне, которая в последнее время жила с братом, в его квартире.

Ведь свою жилплощадь, как и часть бизнеса, она продала.

Для меня.

Но, это не важно. Это было её решение, и я отблагодарил её за это, как мог – вылизал дочиста. И не раз. Она была только счастлива от этого обмена, всучив мне напоследок ещё несколько сотен тысяч на раскрутку.

Наивная дурочка.

Рассчитываюсь с водителем за весь свадебный день, чтобы он не ждал меня, и поднимаюсь на нужный этаж.

Ну, сейчас этому рыжебородому незнакомцу не поздоровится.

Я выбью из него информацию о том, где находится моя супруга. Даже, если мне придётся его убить. И пусть отправляется вслед за своей нерадивой сестричкой.

Никита

*****

Стою, трясясь от возбуждения, у дверей ванной.

Может быть, я зря выпустил Милу на волю, дав ей глоток свежего воздуха? Ведь о том, что она хочет меня, так громко кричали её серые огромные глаза.

Лучше любых слов.

И нужно было срочно этим воспользоваться. Прижать сильнее к кровати и не отпускать больше.

До утра.

Но, я джентльмен, чёрт возьми.

Раз девушка попросила передышку, значит, так тому и быть. В конце концов, куда она денется из ванной? С двенадцатого этажа? Не реально.

Ладно, пусть постоит под струями воды, успокоится, придёт в себя. Ведь наверняка, она испытывает сейчас страх и неуверенность.

Ну, ничего.

Она скоро выйдет из ванной. И тогда я снова начну обволакивать её своими нежными ласками. Буду шептать на ухо что-то возбуждающе – приятное, чтобы успокоить. А потом молниеносно войду внутрь её мягкого девственного лона.

Уверен, она влажная внутри.

Её кожа нежная и бархатистая, словно персик. А пахнет… Возбуждающей свежестью, как гроза в начале мая. Алые губы похожи на лепестки розы, а бездонные серые глаза смотрят на меня с такой грустью, что хочется тут же прижать её к своей груди, ощутить свежее дыхание и зарыться в мягкие волосы.

Чёрт…

Давно у меня не было женщины…

А девственницы – вообще никогда…

Возбуждённый донельзя член начинает вставать колом от пошлых мыслей, и я медленно потираю шею.

Ну, где же она?

По идее, я должен был оттрахать эту невинную овечку прямо там, на парковке у ресторана, чтобы она явилась за стол к своему жениху в порванном и окровавленном платье.

Вот это бы была настоящая месть.

Но я поступил как тюфяк.

Привёз домой, приготовил чай и попробовал соблазнить.

Мда…

Митрофанов был гораздо более крут с моей сестрой. И мне не следовало разводить китайские церемонии с его пассией. Ведь она, в конце концов, теперь тоже носит его фамилию, и заслуживает получить мою месть за Жанну сполна.

Но, я так не могу.

Отчего-то мне кажется, что Эмилия не до конца понимает, с кем решила связать свою жизнь и за какое чудовище вышла замуж. Но, ничего. У неё будет время узнать. Если, конечно, этот напыщенный болван примет её обратно после того, как я первым сделаю её своей.

Оглядываюсь на дверь ванной, недоумевая, почему Мила так долго не выключает воду. Может, она решила утопиться?

А что, с её станется.

Эта кисейная барышня, выросшая на любовных романах, наверняка не представляет, что её ждёт дальше. Ещё решит, не дай Бог, покончить с собой, чтобы сберечь свою честь.

Мда…

И почему Митрофанов выбрал себе в жёны не какую-нибудь наглую девицу, на которой проб ставить негде, а этот экзотический неприступный цветок? Первый вариант было бы оприходовать намного проще. С такой я бы точно не церемонился.

Нервно поглядываю на часы, мерно тикающие на стене, и поджимаю губы.

Ладно, мысленно досчитаю до ста и потребую, чтобы Эмилия немедленно вышла.

В конце концов, сколько можно мыться?

Прикрываю глаза, начиная считать, и скрещиваю руки на груди, прислонившись к стене. Слышу тихое постукивание стрелок часов и шумно выдыхаю, начиная отсчёт.

Один, два, три…

Интересно, Митрофанов уже кинулся искать свою сбежавшую невесту? И поймёт ли, кто похитил Милочку?

Хотя, я, вроде бы, не оставил следов.

Четыре, пять, шесть…

Внезапно ощущаю резкую боль в затылке, и рот сам по себе приоткрывается:

– Что за чёрт?

Пытаюсь повернуться к источнику удара, но это не так просто сделать к горлу подкатывает тошнота. Перед глазами пляшут разноцветные мячики и я, шумно втягивая носом воздух, падаю на пол, как подкошенный.

Бля…

9


Юрий

*****

Поднимаюсь в лифте на двенадцатый этаж, потирая сжатые кулаки. Интересно, этот придурок Кулагин приволок Милочку к себе домой, или увёз её подальше, чтобы спрятать от меня?

Что ж, надеюсь, ума у него не хватило на последнее, иначе мне придётся изрядно постараться, чтобы найти свою белоснежную розочку. Но, вряд ли он думал, что я так быстро найду его, и, скорее всего, мерзавец должен быть дома. Там, где я неоднократно бывал.

И тогда я попросту выбью дверь в его квартиру и заберу то, что принадлежит мне по праву.

Выхожу из лифта, обозревая приоткрытую входную дверь и радостно присвистываю. Что ж, её даже выбивать не пришлось. Значит, Никита Борисович дома. Наверняка так торопился позабавиться с моей женой, что забыл запереть дверь на ключ.

Смертник.

Достаю из внутреннего кармана пиджака свой пистолет марки «Беретта», и, ощущая прохладную гладкость металла, толкаю дверь в квартиру. Прихожая пуста. Ни следов борьбы, ни разбросанной одежды – ничего.

Ладно.

Возможно, неприятное меня ждёт впереди. А самое странное, что из квартиры не доносится ни звука. Это наталкивает меня на невесёлые мысли о том, что мерзавец успел совершить своё чёрное дело, и сейчас весьма доволен собой.

Делаю шаг к гостиной, и тут же буквально прирастаю ногами к полу.

На полу лежит белоснежное свадебное платье. То самое, за которое я выложил почти миллион рублей. Именно оно было сегодня на моей невинной супруге. И именно его я должен был сорвать вот так нагло и по-хозяйски небрежно.

Скотина!

Он сделал это за меня.

Быстро поднимаю платье, оглядывая его лиф, и покрываюсь мурашками – обе бретельки оторваны. Безжалостно. Чьими-то сильными руками. Всё понятно.

Отбрасываю платье в сторону, оглядывая гостиную.

Тут явно всё началось.

Поломанный кофейный столик, сервиз на полу и разорванное свадебное платье свидетельствуют о том, что моя Мила сопротивлялась, как тигрица. Хорошо, что крови нет – хотя бы она цела. Но, один Бог знает, что ей довелось пережить из-за этого мерзавца.

Бедненькая…

Отшвыриваю платье ногой и бегу по коридорчику, из которого я наверняка попаду в спальню этого урода.

Я так сильно сосредоточен, что едва не просвистел мимо него самого, лежащего на полу в углу коридора в одних трусах.

Что, чёрт возьми, тут произошло?

Нагибаюсь над Кулагиным, оглядывая его сморщенное от боли лицо. Видно, ему пришлось не сладко – вон, какая здоровая шишка проступает на голове.

Так ему и надо.

Со злостью пинаю рыжебородого в живот, врываясь в ванную, из которой слышен плеск воды. Неужели, Эмилия решила помыться после бурного секса?

Но, там пусто.

Тяжело дыша, оглядываю холодные стены помещения и закрываю кран, возвращаясь к Кулагину. Он, по-прежнему, лежит на полу, не шевелясь. Но его веки подрагивают, а из груди вырывается стон – значит, скоро придёт в себя.

Отлично.

Тогда и поговорим.

Быстро взваливаю на себя тушу Никиты, отбрасывая ногой, лежащий неподалёку вертикальный пылесос.

Он-то что здесь делает, чёрт возьми?

Неужели он заставил мою супругу ещё убраться в квартире? Унижать, так полностью?

Тащу хозяина квартиры на кухню и усаживаю на один из стульев. Тяжёлый боров. И пресс, вон какой – с кубиками, как будто только что сошёл со страниц модного журнала.

Ну, ничего, скоро он будет красоваться только в некрологе.

Скотина.

Оглядываюсь в поисках каких-нибудь инструментов.

Я частенько бывал в этой ранее гостеприимной квартире, когда ночевал с Жанной. И отлично знаю, где у неё хранились всякие хозяйственные вещи. Надеюсь, после её смерти ничего не изменилось.

Открываю нижний ящик комода, стоящего в прихожей, и расплываюсь в змеиной улыбке.

Отлично! Моток бечёвки лежит именно там, где я его запомнил. Он-то мне и пригодится, чтобы связать этого мерзкого донжуана, посмевшего перейти мне дорогу.

Быстро обвиваю бечёвкой руки и ноги мерзавца, который уже начинает очухиваться. Ну что ж, я подожду, пока он придёт в себя, а потом отстрелю ему член, чтобы неповадно было посягать на мою собственность.

Оставив Никиту на кухне, устремляюсь в спальню.

Хочу убедиться, что Милочки там нет.

Хотя, по вырубленному Кулагину я понимаю – моей девочке удалось сбежать.

Но успел ли он её испортить – вот вопрос?

Врываюсь в спальню, вдыхая греховный аромат секса, и брезгливо морщусь. На смятой постели лежит белоснежное кружевное белье, которое, без сомнения, принадлежит моей невесте.

Дрожащими от волнения пальцами я приподнимаю расстёгнутый бюстгальтер и порванные по шву трусики, крякая от досады.

У меня внутри поднимается настоящая буря негодования, которая захлёстывает меня целиком, не оставляя выбора.

Убить. Немедленно.

Сжимая в кулаке разорванные белоснежные трусики, вбегаю на кухню и приоткрываю рот, со злостью сплёвывая на пол. Брат моей бывшей пассии уже пришёл в себя, и смотрит на меня спокойным и наглым взглядом.

– Сукин ты сын!

С размаху бью Никиту по лицу кулаком, и тот, тут же падает на пол, вместе со стулом, к которому я его надёжно привязал.

Подхожу ближе и с наслаждением смотрю, как из нижней губы ублюдка вытекает тоненькая, сладко пахнущая струйка крови. Одним движением я возвращаю стул в вертикальное положение вместе с хозяином квартиры, и присаживаюсь на корточки, вглядываясь в его глаза.

В них нет ни отчаяния, ни страха!

Этот ненормальный похитил мою невесту, изнасиловал, лишил девственности и наверняка теперь доволен собой!

Козлина!

С размаху бью Кулагина по щеке ладонью, царапая руку о рыжую щетинистую бороду, и рычу, как раненый зверь:

– Где Мила?

– Не знаю.

– Как не знаешь?

– Ты же видел, она меня вырубила ударом по голове. Видно, сбежала твоя принцесса.

Тяжело дышу, поскрипывая челюстью. Ух, как мне хочется сейчас спустить курок и выбить этому рыжебородому проходимцу его мозги.

Но, нельзя.

Нельзя, пока я не найду жену.

Вдруг, он говорит неправду?

– Развяжи меня, давай спокойно решим вопрос.

– Нечего мне с тобой решать. Ты похитил мою жену!

– А ты убил мою сестру и племянника!

– Да ты умом тронулся? Я, что ли, столкнул машину в реку? Это сделала Жанна своими собственными руками!

– Ты добил её своим сообщением о женитьбе! И сына отказался признавать!

– Мальчишка мог родиться от кого угодно! Мы на тот момент уже не встречались!

– Он был твой! И ты это знал! Просто не хотел жениться на моей сестре и платить алименты на Сашу. Подлец!

С яростью толкаю ногой в грудь Купцова, и тот отлетает вместе со стулом на почтительное расстояние, падая на пол. При этом творение мебельной фабрики рассыпается в пыль, неожиданно освобождая моего пленника.

Бля, к этому я готов не был.

Никита вмиг оказывается на ногах, и хватает с кухонного стола настоящий тесак. Видимо, для разделки мяса.

Нож против пистолета?

Он явно проиграет, дурак.

– Ты виноват в смерти моих самых близких людей! Поэтому я решил тебе отомстить!

– Ты не в себе, ненормальный. Последний раз спрашиваю, где Мила?

– Не знаю.

Выдыхаю, взводя курок. Он у меня на мушке. Сейчас я задам самый важный для меня вопрос, и этот сукин сын должен будет ответить на него правду. Под дулом пистолета все говорят правду.

Мда…

– Ты тронул Эмилию?

На лице Кулагина расползается ехидная улыбка, а в глазах тут же зажигаются весёлые огоньки. Он рад? Значит…

– Ты поэтому не женился на Жанне – потому что она была не невинной. Я знаю. Ты оприходовал всех женщин города, но в жёны мечтал взять целочку…

В руках врага по-прежнему сжат нож, и он просто издевается надо мной, видя, как с моего лица, наверняка, сползают все краски.

Наглец.

– Я спрашиваю, ты лишил её девственности?

Разжимаю кулак, в котором по-прежнему были зажаты разорванные по шву трусики моей жены, и нежное кружево тихо падает на пол, мне под ноги.

Звенящая тишина.

– Отвечай, чёрт побери!

Никита утвердительно кивает, поднимая внутри меня новую волну гнева.

– Да, я трахнул твою жёнушку.

Тварь…

Нажимаю на курок, и вижу, как в тот же момент Кулагин сжимается от боли, а на его груди начинает расплываться багряное кровавое пятно. Медленно оседает на пол, смотря на меня ненавистным взглядом, но мне всё равно.

– Передай привет своей мерзкой сестричке.

Сплёвываю на пол, мгновенно убирая «Беретту» в карман пиджака. Нужно немедленно убираться отсюда, пока на звуки выстрела не прибежала какая-то всевидящая соседка.

Бабы, они такие.

Смотрю, как хозяин квартиры медленно опускается на пол, пытаясь зажать пульсирующую рану, и разворачиваюсь на каблуках остроносых туфлей.

Пора уходить.

Выбегаю из квартиры Кулагина, прикрыв за собой дверь. Но, не до конца, чтобы осталась щёлочка, и кто-нибудь обязательно туда заглянул, найдя окоченевший труп.

Я в это время буду уже далеко.

Спускаюсь на лифте вниз, и мысленно радуюсь, что в подъезде нет сидящей на входе бдительной консьержки – мне везёт, как никогда. Но такси к подъезду я вызывать не стану, чтобы не вызвать подозрения. Пройду немного пешком, пораскину мозгами и подышу свежим воздухом.

Мне нужно привести нервы в порядок.

Оказываюсь на улице и тут же подставляю лицо падающим с неба снежинкам. Они падают на кожу, мгновенно обжигая её, оставляя мокрую лужу.

Вот так и моя жена. Была такой красивой ажурной снежинкой, а теперь – мокрая, ничего не значащая лужа.

Эх…

Я так мечтал о жене-девственнице, что выбрал Милочку для этой роли из сотни других кандидаток. А что теперь? Она побывала в постели Кулагина, и больше не невинна.

Понравилось ли ей?

Хотя, какая разница? Рожать детей я ей не доверю. Наслышан о телегонии. И, хоть эта скандальная теория не подтверждается, я всё же не могу рисковать своим будущим. Мои дети – должны быть только моими. Точка. Никаких примесей. Никаких других связей, даже изнасилования.

Так что с Эмилией я, совершенно точно, разведусь.

Мне не нужен испорченный фрукт.

Но…

Разве я не мечтал трахнуть её как следует все эти долгие месяцы? Разве не бредил её пухлыми губами и тонкой талией? А её упругий зад не выходил у меня из головы каждую ночь!

И, как законный муж я всё ещё могу ей обладать.

Теперь – даже проще, не нужно заботиться о том, больно ли ей. Я всё сделаю быстро, технично и жёстко, как я люблю. И пусть она верещит подо мной и извивается ужом – пофиг.

А потом разведусь.

*****

Подъезжаю к дому Милочки и, сделав взмах рукой консьержке, впрыгиваю в лифт.

– Не надо предупреждать о моём визите. Я уже не гость.

Женщина кивает, возвращаясь за стол, а я уже несусь вверх, к квартире своего тестя.

Почему я решил, что Мила здесь?

Потому что ей больше некуда деться.

И я специально попросил консьержку не предупреждать домочадцев – так я застану Милочку мирно спящей в своей постельке после разврата с Купцовым.

Если же глупая бабища всё же позвонит моему тестю, то он может попытаться спрятать дочь от меня.

Ну, не буду же я обыскивать квартиру?

Вспомнив о том, что я стал рогоносцем уже в первую брачную ночь, на меня накатывает волна злобы. Если бы сейчас передо мной был Никита Борисович, я бы прострелил ему ещё и башку, не задумываясь.

Контрольный в голову ему бы не повредил.

Козлина.

Сжимаю руки в кулаки и сплёвываю на пол. Спокойно, о мёртвых либо хорошо, либо ничего. Так что пусть горит в аду.

Звоню в дверь на протяжении минуты и мне, наконец, открывает дверь заспанный тесть, в наспех накинутом халате. Из-под тёмно-синего махрового шлафрока выглядывают кривоватые волосатые ноги, обутые в коричневые тапки.

И, видно мой ночной визит поднял Игоря Дмитриевича с постели – его ноги обуты в коричневые тапки, но правый – на левой ноге, а левый – на правой. Видно, впопыхах мужчина даже не сообразил, в чём дело.

Что ж, это мне только на руку.

Главное – внезапность.

– Юра? А почему ты тут?

– Соскучился!

– А Мила где?

Смотрю на Кулагина с лёгкой иронией и недоверием. Он что, издевается надо мной? Или его доченька действительно тут не появлялась? Уж больно дурацкое у тестя лицо.

– Я за ней и приехал! Зовите Милу.

– Ты пьян? Вы же вместе ушли с праздника.

– Это не так!

Ну, не объяснять же этому старому маразматику, что пока я трахал в туалете Инну, Милочка куда-то исчезла. Да не одна, а с Никитой Купцовым, которому она тут же и отдалась, как продажная сучка.

Ну, уж нет…

Отталкиваю тестя, широким шагом вбегая в прихожую. Этот старый идиот решил поглумиться надо мной? Если я сейчас найду его дочурку в бодром здравии, спящую в своей девичьей кровати, то оттащу её в свой особняк за волосы!

Никто не смеет вставать на моём пути!

С шумом распахиваю дверь комнаты, которая ранее служила Эмилии спальней, и останавливаюсь на пороге. Звенящая тишина и заправленная кровать чётко свидетельствуют о том, что моя супруга после свадьбы сюда не возвращалась.

– Где моя дочь? Вы что, поссорились?

Кулагин стоит позади меня, сверля взглядом. Смог бы – дырку прожёг в моей воспалённой черепушке. Но я не собираюсь ничего ему рассказывать.

Не сейчас…

– Ничего страшного, я её найду. Непременно.

Оставляю Игоря Дмитриевича стоять на пороге спальни, и, покачивая головой, устремляюсь к выходу. На пути мне попадается перепуганная тётушка Милы, облачённая в длинную белоснежную сорочку. В таком виде она похожа на привидение.

– Юрий Александрович, не поздновато для визита?

– Уже ухожу.

Киваю ей на прощание, и вылетаю за дверь, поджимая губы.

Ладно, сейчас я не буду ничего предпринимать – уже поздно. Мне лучше успокоиться и выспаться как следует, а с утра я начну поиски жены.

Никуда она не денется от меня.

10


Юрий

*****

Нехотя поднимаю голову с подушки, морщась от дневного света, проникающего через закрытые жалюзи.

Что за чёрт?

Кто посмел меня разбудить в такую рань?

Смотрю на циферблат часов, стоящих на прикроватной тумбочке и удивлённо поджимаю губы – начало первого. Что ж, уже, конечно, не утро, но со стороны горничной не этично будить меня после такой кошмарной ночи.

Которая должна была быть брачной.

И ведь она, наверняка, знает, что я явился домой под утро, и без молодой жены. Да, слуги всегда всё знают о хозяевах. Но, главное, чтобы они молчали.

Стук в дверь повторяется, и я нехотя сползаю с кровати, пригладив пятернёй свои тёмные волосы.

На пороге стоит Луиза и смущённо теребит свой накрахмаленный передник пальцами. На её лице застыло такое извиняющееся выражение, что мне сразу расхотелось кричать на неё.

Ладно, уж.

– Я же сказал, чтобы меня не беспокоили.

– Простите, Юрий Александрович, но к вам гостья…

Глаза мигом открываются, и я, схватив небрежно лежащий на кресле халат, отталкиваю горничную, не дав ей договорить. Неужели, Милочка сама пришла ко мне? Нашла, наконец, дорогу домой, как заблудшая овечка?

Отлично.

Вприпрыжку преодолеваю расстояние до гостиной, едва не поскользнувшись на лестнице, и вбегаю в светлое помещение. На тёмно-сером диване, положив ногу на ногу, вольготно устроилась Инна Аморалова.

На ней – чёрная юбка карандаш и нежно-розового цвета блузка, расшитая жемчужинами. Зелёные глаза похотливо и нежно смотрят на меня, сканируя полуголое тело, а рот слегка приоткрыт в соблазнительной улыбке.

Оглядываюсь по сторонам в поисках Эмилии или супруга Инны, но никого не наблюдаю.

Эта потаскушка пришла одна!

В мой дом!

– Что ты здесь делаешь?

Подлетаю к русоволосой красавице и фыркаю, приподняв верхнюю губу. Инна, как ни в чём не бывало, расплывается в довольной улыбке, обнажая ровный ряд белоснежных зубов:

– И я рада тебя видеть, котик.

– Не смей меня так называть!

– Почему?

– Потому что нас могут услышать!

– И что? Насколько я знаю, первую брачную ночь ты провёл в полном одиночестве и, судя по перегару, изрядно накидался коньяком. Я права?

Хватаю Аморалову за тонкое запястье и с силой поднимаю её с дивана, рыча в лицо:

– Не твоё дело! Проваливай!

Инна аккуратно одёргивает юбку, которая неожиданно задралась до бедра, показав мне кружевную резинку от чулок, и я выгибаю бровь.

– Ну, как хочешь. Просто пришла тебя предупредить. Всё-таки, не чужие друг другу люди.

Сглатываю слюну и смотрю туда, где ещё недавно мелькала резинка от чёрного чулка. Интересно, они с подвязками? Было бы интересно посмотреть. Но, вслух спрашиваю:

– О чём предупредить?

– Скорее всего, вскоре к тебе нагрянут полицейские.

– Почему?

Инна, соблазнительно виляя округлыми бёдрами, подходит к журнальному столику и, нагнувшись, медленно берёт с него пульт от телевизора. Я же, не отрываясь, смотрю на юбку, которая тут же поползла вверх, показав мне кружевные резинки на чулках и очертания упругих ягодиц.

Член в трусах зашевелился.

Аморалова же, не обращая на меня никакого внимания, выбрала канал и снова уселась в кресло, сексуально закинув ногу на ногу.

Боже, она, по-моему, без трусиков!

Экран мигнул, и мне пришлось переключиться на блок новостей, который зачем-то для меня включила Инна. Возникло лицо миловидной ведущей, и она тут же затараторила приятным низким тембром.

– Итак, мы продолжаем вводить вас в курс дела относительно покушения на жизнь известного парфюмера, Купцова Никиты Борисовича. Как мы уже докладывали, этой ночью его нашла соседка, истекающего кровью в своей собственной квартире, и вызвала «Скорую помощь». На место происшествия тут же выдвинулись бригада медиков и полицейские.

Чёрт!

Ну, почему эти вездесущие соседи в многоквартирных домах всегда оказываются там, где их не ждут? Что этой любопытной бабке понадобилось ночью в соседской квартире?

– Никита Борисович был доставлен в реанимацию без сознания, где за его жизнь борются врачи. Полицейские же обнаружили на месте преступления одну маленькую деталь – свадебное платье. И, как нам стало известно, именно в этом платье минувшим днём вышла замуж Эмилия Игоревна Митрофанова. Ведь её супруг, Юрий Александрович ещё днём выложил в сеть фотографии супруги в этом платье.

Тут же на экране телевизора показалось фото из ЗАГСа, которое я залил в сеть собственными руками. На нём я и Мила, взявшись за руки, стоим у алтаря. И на ней это злосчастное платье!

Чёрт побери!

Почему я не забрал его?

– Как оказалась невеста Митрофанова в свою первую брачную ночь на квартире Купцова, будет узнавать следствие. А мы лишь можем строить догадки. Следите за нашими дальнейшими выпусками. Служба новостей, Ирина Пахмутова.

Инна торжественно выключает телевизор и победно смотрит на меня, улыбаясь змеиной улыбкой.

– Ну что, дорогой? Отдалась твоя целочка другому, да?

– С чего ты взяла?

– Не трудно сопоставить дважды два. Ты ведь сегодня проснулся один, в гордом одиночестве. Так?

– Не твоё дело!

Ору так, что у Инны должно было заложить барабанные перепонки. Но, она стойко перенесла мой порыв ярости, лишь сладко улыбнувшись.

Встаёт с дивана и подходит ко мне, обвивая шею своими тонкими руками, на которых позвякивают золотые браслеты, как у танцовщицы, и я замираю в ожидании продолжения.

Да, Егор не жалеет на свою жёнушку и мою любовницу денег.

Тюфяк.

– Как она посмела обидеть моего котика…

Мурчит, как кошечка, мгновенно превращаясь в тигрицу, сверкая своими зелёными глазищами.

Ах, эта девочка всегда хорошо знает, как меня успокоить.

Что ж, я не могу упустить этот момент. Ведь брачной ночи у меня так и не было. И мне нужно хорошенько опустошить свои яйца, чтобы мозг заработал на полную силу.

Прижимаю Аморалову к себе, упираясь ей в бедро своим членом, и хватаю за волосы:

– Пошли!

Другая бы стала сопротивляться, но только не Инна. Она хорошо усвоила – если я зол, я буду жесток в постели, как инквизитор, пока не выложусь по-полной. Но, взамен она получит щедрый подарок.

Мне не жако.

Закрываю дверь спальни на ключ и кидаю Инну на кровать. На её месте должна была быть Милочка, но она решила отдаться другому. Так почему я должен хранить ей верность?

Око за око.

А в нашем случае – секс за секс.

*****

Спускаюсь вниз к столу, ведь до сих пор у меня маковой росинки не было, стараясь не глядеть на горничную. Наверняка, увижу в её глазах какое-то осуждение по поводу секса с Инной на брачном ложе. Но, какое мне дело до её взглядов?

Аморалова была сегодня как никогда покладиста и покорна. И я смог полностью отомстить Миле за её ошибку.

До конца.

Даже три раза.

Потом Инне позвонил её муженек, и она с радостью унеслась в ресторан, на встречу к нему, получив от меня шикарный золотой браслет. Который я, между прочим, покупал для жены.

Ну, ладно.

Сегодня она заслужила.

Не каждая вытерпит меня, когда я зол. Очень зол.

Смотрю, как Луиза вносит горячее, я киваю. Надеюсь, у неё хватит ума промолчать и ни о чём меня не спрашивать. Хотя, наверняка, она тоже слушала утренние новости и теперь понимает, почему я приехал домой в гордом одиночестве.

Потому что Эмилия мне изменила!

Цокаю, накалывая на вилку нежное мясо кролика в горчичном соусе. Что ж, надо хорошенько обо всём подумать. С минуты на минуту в мой дом должны нагрянуть полицейские в поисках Милы, которую они, похоже подозревают, в покушении на убийство.

Хм.

Удачное ли это стечение обстоятельств для меня?

Пока не знаю…

Жаль, что Купцов не сдох. Мёртвые – молчат. А живой он может придти в себя и выдать меня с потрохами, указав своим корявым пальцем на того, кто в действительности стрелял из пистолета.

Ладно, пока он в реанимации, мне не о чем беспокоиться. Но я должен найти Милу до того, как это сделает полиция.

Во-первых, чтобы, наконец, трахнуть. Ведь именно ради этого затевался весь спектакль с поддержкой бизнеса её безответственного папаши. Не зря же я вложил столько миллионов в его прогорающий цветочный бизнес, нанеся, тем самым, урон себе?

А во-вторых, чтобы подставить её, в случае чего. Ведь она оставила столько улик в квартире парфюмера, что ей сложно будет отмыться от клейма преступницы. Но, надо ли мне это? Или, я всё же должен спасти её от тюрьмы? Ладно, об этом я подумаю позже.

Главное – найти её немедленно!

Вытаскиваю из кармана халата смартфон и набираю номер начальника службы безопасности. Он сделает за меня любую грязную работу и из-под земли достанет Милочку быстрее любого оперативника. Ведь он работает не за зарплату полицейского, а за приличные чаевые, которые я ему перевожу на карточку за каждую хорошо проделанную работу.

– Тимур, слышал новости? Да, я понял. Мне нужно найти Эмилию как можно быстрее.

– Она не вернулась в отчий дом?

– Там я посмотрел в первую очередь. Нет, её там нет.

– А мобильный?

– Отключён, ещё с вечера. С того момента, как она пропала.

– У неё были с собой деньги?

– Не знаю. Я не проверял её сумочку, да и вообще не уверен, была ли она у неё. Но все свадебные конверты с деньгами остались в ресторане, она ничего не тронула.

– А документы?

– Паспорт, наверное. Но я не уверен.

Сжимаю кулак левой руки так, что от волнения вздулись вены. Я никак не могу понять, что заставило Милу сбежать со свадьбы, да ещё и с моим заклятым врагом. Почему она предпочла ему меня?

Как такое может быть? Как?

– Ладно, я всё понял. Буду держать вас в курсе, перезвоню через час.

Кидаю смартфон на стол, наливая себе кофе. Конечно, Инна взбодрила меня лучше любого кофейного напитка, но всё же.

Сейчас Тимур будет носом землю рыть в поисках моей супруги. И, если эта глупышка воспользовалась пластиковой карточкой или паспортом – а это у неё обязательно спросили бы в любом отеле, то моя ищейка быстро её разыщет.

Думаю, я смогу принять пока душ в ожидании новостей.

*****

Смартфон подпрыгивает на стиральной машине, и я смотрю на запотевший экран – Тимур. Отлично, я как раз закончил свои банные процедуры и готов ехать за своей супругой хоть к чёрту на кулички.

Как раз успел смыть с себя запах кожи Амораловой и готов к новым подвигам.

Быстро оборачиваю вокруг пояса махровое белоснежное полотенце и отвечаю на звонок.

– Нашёл?

– Нет, Юрий Александрович.

– Не понял…

Похрустываю шеей, напряжённо вглядываясь в своё лицо через запотевшее от пара зеркало. Не смог пробить отели города? Он что, издевается?

– Что это значит?

– Ни в одном отеле не зарегистрирована женщина с паспортными данными Эмилии Игоревны. Ни на девичью фамилию, ни на вашу.

– А карточкой она не платила?

– На неё оформлено несколько платёжных средств, и ни одним она не воспользовалась. Ни вчера, ни сегодня.

Крякаю от неожиданности и провожу рукой по замутнённому отражению, вмиг ощущая капельки влаги на своих пальцах.

– Может быть, можно ещё за что-нибудь зацепиться?

– Не знаю. Насколько мне известно, у Милочки ни подруг, ни друзей нет. Она всегда была довольно замкнутой. Даже на свадьбе с её стороны не было никого, кроме родственников.

– Что ж…

– Ищи лучше! Я отлично заплачу, только найди мне её немедленно!

– Слушаюсь…

Подчинённый отключается, а я с раздражением откидываю смартфон на стиральную машинку, сжимая челюсти.

Как это так? Что произошло с моим белоснежным цветком лотоса?

Мне она всегда казалась тихоней, не способной на импульсивные поступки. А тут…

С Купцовым переспала, сбежала и скрылась так, что даже Тимур не может её найти.

Очень странно.

Стук в дверь ванной заставляет меня закрыть кран. Луиза сошла с ума? Почему она никак не может оставить меня в покое? Лучше бы скрылась на кухне и готовила ужин. Возможно, Эмилия посетит мой дом уже сегодня вечером, при оперативной работе Тимура.

Так должно быть.

Распахиваю дверь, намереваясь высказать горничной всё, что я о ней думаю, ведь никогда ранее она не врывалась ко мне в ванную с настойчивым стуком. Неужели, снова что-то произошло? Прищуриваю взгляд и тут же замечаю позади женщины людей в форме.

Теперь понятно, почему Луиза буквально ворвалась в ванную.

Значит, полиция добралась и до меня.

– Юрий Александрович?

– К вашим услугам.

– Майор Ходоков.

Полицейский раскрывает у меня перед носом бордовое удостоверение, оглядывая меня с ног до головы.

– Могу я с вами побеседовать?

Киваю, срывая с вешалки халат. Похоже, переодеться мне тоже не удастся.

И, навесив на лицо самую доброжелательную улыбку, иду вслед за майором в гостиную.

Посмотрим, что скажет мне эта полицейская ищейка.

И кто кого перехитрит.

11


Мила

*****

Выбегаю из квартиры поверженного Никиты Борисовича и подлетаю к лифту. Тот, как назло задерживается на одном из этажей, а я категорически не могу медлить – вдруг рыжебородый вскоре придёт в себя?

Что ж, придётся убегать по лестнице.

Успеваю спуститься на пролёт, и слышу, как лифт, звеня внутренностями, как ведро с болтами, приехал на верхний этаж. Раздались шаги.

Значит, кто-то вышел.

А вдруг, это к Купцову?

Тогда его вскоре найдут.

Полуголого, и с шишкой на затылке. Вызовут скорую помощь и, возможно, полицию. Ох, этого мне ещё не хватало.

Надо бежать, скорее.

Сердце бьётся где-то в горле, а в висках стучат маленькие молоточки, отбивая какой-то причудливый такт. Но я не могу задерживаться, чтобы перевести дух. Я совершенно не представляю, что будет дальше, но, совершенно точно – я должна бежать.

Быстрее.

Кроме меня самой сейчас больше мне никто не поможет. Кругом – одни враги, а к отцу за помощью я боюсь обращаться.

Ужасно…

Выбегаю из подъезда, отчаянно крутя головой в разные стороны. Совершенно не представляю, куда бежать и что делать. Я ведь даже не знаю, который час – смартфон уже давно разрядился и не подавал признаки жизни.

У меня с собой – небольшой клатч, внутри которого лежит паспорт со штампом о браке и карточка со средствами, которую подарил отец перед церемонией.

Что же делать?

Ощущаю себя мышью, загнанной в клетку и понуро бреду, куда глаза глядят, уставившись в вязкую мокрую кашу под ногами. На улице поднялся ветер и он нещадно трепет мои волосы, пытаясь забраться под длинную шубу. Ноги от мокрого снега уже насквозь промокли, ведь вряд ли найдётся ещё одна сумасшедшая, способная гулять по улице в туфлях.

Неожиданно передо мной открывается площадка для дрессировки собак, огороженная сеткой.

На ней – небольшой рыжий пёсик с радостью выполняет команды своей хозяйки, укутанной в ярко-красный пуховик. Собака носится по бревну с громким лаем – видимо, испытывает от дрессировки щенячий восторг. Его хозяйка мгновенно кидает голубой мячик в дальний угол площадки, и пёс, радостно визжа, бросается вдогонку.

Как здорово…

Я приближаюсь к сетке и пропускаю пальцы сквозь прутья, прижимаясь носом к прохладному металлу. Я всегда любила животных, но папа не разрешил мне завести, ни щенка, ни котёнка.

– Эй, ты чего там стоишь?

Девчонка оборачивается ко мне, приветливо смотря своими тёмными глазищами. Я опускаю взгляд:

– Извини, просто шла мимо и притормозила.

– Иди сюда!

Она не шутит? Я действительно могу зайти?

Аккуратно захожу на площадку сквозь калитку, и приближаюсь к краснощёкой от ветра девушке. У неё круглое, как луна, лицо и прищуренные тёмные глаза, над которыми нависают угольно-чёрные, словно нарисованные, брови.

– Привет, тебя как зовут?

– Мила.

– Прикольно. Это Людмила, что ль?

– Нет, Эмилия.

– Ого! Имя – то какое вычурное. Ну, а меня просто – Оля.

Приветливо улыбаюсь, отвечая на крепкое рукопожатие девушки. От неё не исходит никакой агрессии, только доброта и спокойствие, и я облегчённо выдыхаю.

Хоть один адекватный человек за сегодня.

– А почему ты ночью тренируешь свою собаку?

– С дневной смены пришла, и гулять с Тайсоном потопала. Ему тоже надо побегать и попрыгать, жирок растрясти, устал на подушках валяться. А ты почему ночью гуляешь?

– Мне просто некуда идти.

– Как это?

Опускаю взгляд в мокрую кашу, отчаянно ковыряя носком туфли талый снег. Ноги уже заледенели в белоснежных лодочках невесты, и пальцев на ногах я уже не чувствую.

Оля следит за моим взглядом, и ахает:

– А ты чего в туфлях? Ты на градусник смотрела?

– Да, так вышло.

– Он тебя выгнал, что ль?

– Кто?

– Муж!

Оля упирает руки в полные бока и наклоняет голову вбок, став похожей на громадного снегиря.

– С чего ты взяла?

– Да уж не дура, догадалась. Кольцо на пальце есть – значит, замужем. На ногах – туфли, расшитые бисером, свадебные. Значит… Ты что, со свадьбы сбежала?

– Почти.

– Ого! Так, быстро, пойдём ко мне, всё расскажешь.

– Да как-то неудобно. Твои-то не будут ругаться?

– Некому ругаться. Я в отличие от тебя, не замужем. С бабушкой живу, но она уж точно будет не против.

Киваю, стуча зубами.

В конце концов, мне всё равно некуда пойти. В любом отеле или гостинице спросят паспорт, а его я показать не могу – Юрий мгновенно найдёт меня, обзвонив гостевые дома. Значит, я вполне могу переночевать у Оли.

А что делать дальше, я придумаю утром. В конце концов, я же не смогу скрываться вечно. Да и папа будет волноваться. Значит, мне придётся вернуться домой и предстать перед грозными очами Митрофанова, обвинив его в измене.

– Тайсон, домой!

Рыжий пёсик, подобрав с земли мячик, вильнул хвостом и пулей полетел нам навстречу.

*****

Бедно обставленный коридор с обшарпанными стенами заставляет меня сдвинуть брови к переносице. Похоже, ремонт в помещении не делался очень давно – сверху обои отошли от стен, покрывшись грибком, а снизу их кто-то явно подрал, оставив свисать длинные, как лапша, лохмотья.

Неужели Тайсон поразвлекался?

– Нет, это дело когтей кошки. Её Машка зовут.

Оля проследила за моим недоумённым взглядом и сразу расставила всё по местам, ничуть при этом не смутившись.

– Понятно.

Кто я такая, чтобы критиковать чужую жилплощадь?

Да я готова переночевать даже на этом грязном полу, в обнимку с рыжим Тайсоном, лишь бы в безопасности и подальше от своего ненавистного супруга.

Аккуратно снимаю промокшие насквозь лодочки, и тут же надеваю уютные домашние тапочки с помпонами, чувствуя, как озябшие ноги медленно начинаю отогреваться.

– Проходи на кухню, я сейчас чайник поставлю.

Оля вешает на крючок свой огненно-красный пуховик, и идёт вглубь по узкому коридору.

– Ба, я пришла.

Останавливаюсь.

Вдруг незнакомая мне женщина сейчас заартачится нашествию ночной гости и вынудит меня уйти? Но из комнаты ответа не последовало, и Оля, ласково улыбаясь, поманила меня пальцем.

Может, старушка уже спит и не услышала внучку?

Снимаю длинную шубу Жанны, которую я прихватила из дома Купцова, и вижу, как угольные брови Ольги поползли вверх. И не мудрено, ведь на мне всего лишь футболка изумрудного цвета, принадлежащая Никите Борисовичу, найденная у него в ванной.

Наверное, вид у меня не самый презентабельный, не смотря на дорогие серьги, переливающиеся в ушах. Ещё бы, мало когда встретишь девушку, на которой надета мужская футболка, еле закрывающая задницу и свадебные туфли-лодочки.

Но, как ни странно, хозяйка квартиры ни о чём меня не спросила, молча закусив нижнюю губу.

Ладно.

– Проходи.

Я вхожу на тесную крохотную кухоньку, заставленную разнообразной утварью, и осторожно опускаюсь на обшарпанный табурет. Бедность на кухне, так же, как и в коридоре, кричит из каждого угла, и я пытаюсь не обращать внимания на тошнотворный запах тушёной капусты, томящейся на плите.

– Кушать хочешь?

– Нет – нет, спасибо.

Качаю головой, чтобы хозяйке квартиры не пришло в голову попотчевать меня своим скромным ужином. Да я и не была голодна, хоть в ресторане почти ничего не съела.

Оля пожимает плечами, набирает воду из крана в металлический чайник, и ставит его на плиту. Я подпрыгиваю на месте:

– Он же сгорит!

– Ты чего? Он не электрический, а обычный. Ничего ему не будет. Мы всегда так воду кипятим, не дрейфь.

Сглатываю слюну, и опускаюсь на насиженное место.

Ох, и, правда. Что это я?

– А почему электрический не купишь? Удобнее же.

– Бабушка не хочет. Да и привыкли мы так, сподручнее. Да и денег лишних нет, на глупости тратить. Вся зарплата на бабулю уходит.

– Она болеет?

– Пойдём, покажу.

Оля хватает меня за запястье, и тащит по грязному коридору, к дверям самой последней комнаты. Аккуратно толкает створку внутрь, и я перестаю дышать, осматривая убранство спальни.

Я ожидала увидеть что-то наподобие коридора и кухни – такую же обшарпанную комнату с выцветшими обоями и ветхой мебелью, а в воздухе, небось, витает терпкий запах лекарств.

Но, я ошиблась.

Спальня старушки была светлой, с дорогим и современным ремонтом. На полу лежит тёмный ламинат, который аж блестит от чистоты. Светлые стены с недавно поклеенными обоями, натяжной потолок, и огромное окно с белоснежным тюлем ещё более расширяют пространство.

Мебели немного – большая двуспальная кровать, застеленная светлым бельём, кресло, шкаф-купе для одежды и огромный телевизор.

– А где бабушка?

– На кровати.

Прищуриваюсь, пытаясь рассмотреть пожилого человека и, наконец, натыкаюсь взглядом на бледно-синюю костлявую руку, выглядывающую из-под одеяла.

Отступаю на шаг назад, хватая ртом воздух.

На плечо ложится тёплая ладонь Оли, и она широко улыбается:

– Да ты не переживай, бабушка не больная, она просто старенькая. И с кровати почти не встаёт, устаёт сильно.

– А сколько ей лет?

– Девяносто.

– Ого…

– Да, она длинную жизнь пожила, повидала всякого. Вот я ей на старости лет комнату отремонтировала, чтобы ей хорошо было. Она ж мне вместо всех родственников. Никого в живых не осталось, только она.

– А тебе сколько лет?

– Двадцать пять. Бабушка мою маму родила поздно, в сорок пять лет.

– А где твоя мама?

– Умерла. Они с отцом оставили меня на даче, у бабули, а сами возвращались домой в дождь. Папа не справился с управлением, и автомобиль столкнулся с большегрузом. Мгновенно погибли.

– Ужас. Прости.

– Да ничего. Это давно было, я уже и не помню. Меня бабушка воспитывала и растила, как родную дочь. У неё же кроме меня никого не осталось. А теперь я ей дань отдаю.

Ольга аккуратно закрывает межкомнатную дверь, и вновь уводит меня на кухню. Только теперь на табурете, на котором я сидела, расположилась огромная чёрная кошка с жёлтыми глазищами.

– О, Боже!

Я отступаю назад, шарахаясь от пушистого монстра, и тут же наступаю на лапку рыжему пёсику, который, взвизгнув от неожиданности, шмыгает под стол.

– Ах, ты мой маленький.

Оля аккуратно достаёт Тайсона из-под стола, нацеловывая его в мокрый кожаный нос.

– Испугался? Ну-ну, всё хорошо, дорогой. Тётя просто тебя не заметила, не обижайся, мой мальчик.

– Блин, прости, пожалуйста. Я просто кота испугалась.

– Машка – не кот, она – кошка.

Киваю, пытаясь не смотреть на чёрного монстра, который по-прежнему лениво развалился на табуретке, словно не из-за него сейчас начался этот сыр-бор.

– Хороша Маша, да не наша…

Бормочу, сглатывая слюну.

Кошка же, услышав свою кличку, лениво отвела ухо в сторону и покосилась на меня.

Оля пожала плечами:

– Придётся тебе сесть на другой стул, а я постою.

– А кошку нельзя выгнать?

– Машку? Нет, конечно.

– Почему?

Хозяйка квартиры бесхитростно улыбнулась, и поставила Тайсона на пол, напоследок погладив его по жёсткой шёрстке.

– Вот сразу видно, что у тебя животных никогда не было, особенно кошек.

– Правда. Папа не разрешал заводить.

– Если ты Машку сейчас выгонишь, она, конечно, уйдёт, но потом отомстит тебе.

– За что?

– Кошки – очень злопамятные. Особенно персы. Ты её выгонишь, она запомнит. Потом – в тапки тебе нассыт, или одежду когтями подерёт. С ними так нельзя.

– Я не знала.

– Ещё бы. Однажды я Машку случайно в ванной закрыла, когда уходила. Она там полчаса дверь скребла, пока я её не выпустила. Так она сразу же пошла и на джинсы мне нассала, которые на кровати лежали. Так что лучше её не трогать, сама уйдёт.

– Понятно.

Кошусь взглядом на страшную Машку, которая к тому же, обладает дурным характером, и аккуратно сажусь на другой табурет, стоящий ближе к окну. Отвожу лопатки – из деревянной обветшалой рамы нещадно дует, и я передвигаю табурет к стене.

Заболеть мне совсем не хочется.

– Ну, как раз чайник вскипел, давай теперь чай пить. Только у меня ничего нет вкусного, кроме батона. Будешь?

Киваю, ощущая острую жалость ко всем обитателям данной квартиры. Им и так, похоже, живётся не сладко – на одной тушёной капусте далеко не уедешь. Интересно, чем питаются пёсик и кошка? Неужели, тоже капустой? Похоже, Оля их очень любит – вон, как заботится. Не удивлюсь, если себе она тушит капусту, а четвероногим даёт элитный корм.

Но, денег в семье явно не водится – ремонт сделан только в спальне бабушки, а тут ещё я свалилась со своими проблемами.

Ну, ничего. Завтра встану пораньше и куплю в магазине кучу вкусной еды, чтобы отблагодарить мою спасительницу.

– Ну, рассказывай, что у тебя приключилось.

Оля плюхает в чашку, наполненную до краёв обжигающим кипятком, чайный пакетик, и устраивается с чашкой в руках у раковины.

Киваю, и начинаю рассказ.

12


Мила

*****

Открываю глаза, и отчаянно дышу – на меня, не мигая, смотрят два жёлтых глаза. Приоткрываю рот, пытаясь заорать, но звук не идёт – до того я напугана.

Вдруг, мне снится кошмар?

Щипаю себя за запястье, пытаясь придти в себя, но страшилище не уходит. Тогда я нашариваю, попавшуюся под руку, маленькую подушечку-думку, и с силой запускаю в омерзительного чёрного монстра.

– Мяяяааааау!

Страшный зверь издаёт протяжный обиженный вопль и исчезает из комнаты, подняв пыль столбом. Сажусь на диване, обалдело крутя головой в разные стороны.

Чёрт возьми, совсем забыла, что я не дома.

Вчера на улице меня подобрала добрейшая девушка Оля и приютила у себя на ночь, постелив мне в своей спальне, на диване. И пусть моя спина сейчас нещадно ноет от неудобного продавленного ложа, это всё равно лучше, чем спать под открытым небом на какой-нибудь картонной коробке.

Ну, конечно.

Вон, на продавленной старой кровати, стоящей у противоположной стены, спит сама хозяйка, разметав по подушке свои тёмные локоны. А я, небось, заняла то место, на котором любит спать кошка Машка, да ещё и жестоко прогнала её, запустив подушкой.

Чёрт.

Надо идти извиняться, а то, не ровен час, нассыт она в мои свадебные туфли, как предрекала Оля.

Выхожу из комнаты, поглядывая на часы – начало восьмого утра. Да, рановато меня разбудила Машка, но ничего не поделать. Я же всё равно собиралась встать пораньше, чтобы сбегать в магазин за продуктами. Так что кошка функцию будильника выполнила на «отлично».

Обвожу взглядом полутёмную прихожую и замечаю чёрного пушистого монстра возле моих туфель.

Блин, неужели, правда?

– Машка!

Кошка недовольно поворачивается ко мне, сверкая жёлтыми глазищами, словно говоря:

«Что, испугалась»?

– Кис-кис-кис! Не надо, пожалуйста!

Чёрная наглая морда отводит одно ухо в сторону и прищуривается левым глазом. Я ощущаю себя персонажем какой-то нелепой комедии. Неужели, эта котяра меня понимает? Или я схожу с ума, разговаривая с нахалкой?

– Машка, не злись, я не специально. Прости, пожалуйста.

Кошка отпрыгнула в сторону, гордо посмотрела на меня, и, задрав хвост трубой, прошествовала на кухню походкой, принадлежащей королеве, никак не меньше.

Подхожу к своим лодочкам и ощущаю едкий запах мочи. Ну, так и есть, злопамятная Машка мигом привела наказание в исполнение, не пощадив моих красивых туфелек.

Ну что ж, всё равно я их больше не собиралась надевать. Нужно найти мусорный пакет и аккуратно выкинуть обувь в помойку, не вылив содержимое.

А в чём же я теперь пойду в магазин?

Оглядываю прихожую, и замечаю две пары обуви, сиротливо стоящие под стулом. Одни – поношенные полуботинки из кожзама, принадлежат Оле. Именно в них она вчера гуляла с Тайсоном. Но Оля, девушка грузная, носит сорок первый размер. В то время как я, тридцать восьмой.

Очень не хочется стать Золушкой и потерять на полпути поношенный грязный ботинок.

Вторая пара, скорее всего, принадлежит миниатюрной бабушке. Это аккуратные чёрные ботиночки с натуральным мехом, а на подошве значится как раз мой размерчик.

Отлично!

Надеюсь, старушка не решит в ближайшее время выйти из квартиры. А я вполне успею сбегать до ближайшего магазина. Насколько я видела, он расположен в соседнем доме.

В санузле я обнаружила тёмно-серые драповые брючки, которые мирно сохли на бельевой верёвке. Пощупав сухую ткань, я с удовлетворением отметила, что таинственная бабуля Оли носит точно такой же размер одежды, что и я.

Отбросив в сторону сомнения, я быстро нацепила брюки на себя и отметила, что они сшиты на совесть в далёком восьмидесятом году – так было написано на ярлычке. Да и не где-нибудь, а в Польше. Значит, брюки изготовлены сорок лет назад, а выглядят почти идеально!

Да, раньше качество было намного лучше.

Бирюзовая футболка, позаимствованная у Кулагина, вновь завершала мой наряд. В конце концов, под верхней одеждой её всё равно никто не увидит. Вот только жаль, что на мне нет бюстгальтера.

Трусики Оля вчера выдала мне из своих запасов – новые, абсолютно не ношеные. А вот бюстгальтера для меня не нашлось.

– Ты бери трусы, я их не носила. Подарили на Днюху, а я не влезла. Даже на жопу натянуть не получилось. Вот так и лежали в упаковке. Выкинуть жалко было, всё-таки, фирма дорогая. Вот тебе и пригодились. А уж с лифчиком, прости, ты в пролёте. У меня четвёрка, а тебя, небось, только двойка.

Вот так я обрела полкомплекта белья и была весьма счастлива. Но, ничего. Сейчас всё можно купить в магазине. Особенно, с той карточкой, которую для меня сделал заботливый отец.

Нежно провожу правой рукой по футболке, вспоминая о Никите. Как ни странно, вчерашний мандраж прошёл, оставив место только приятным нежным ощущениям, от которых по телу невольно бегут мурашки.

Ведь, даже, несмотря на то, что он всего лишь хотел отомстить злейшему врагу, он отнёсся ко мне с пониманием и очень бережно. Ведь он не взял меня силой, хотя мог это сделать прямо в гостиной, а пытался сделать так, чтобы мне, всё же, было приятно и хорошо.

В первый раз.

Закрываю глаза, представляя перед собой лицо этого рыжего пирата, который как-то по особенному, варварски, вторгся в мою жизнь, оставив на сердце рваный шрам. Может, мне всё же не следовало бить его по голове? Вдруг, после этого удара он напрочь забудет обо мне?

А мне бы этого не хотелось.

Хм…

Одёргиваю руку от футболки, и шумно выдыхаю, собирая мысли в кучу и возвращаясь в реальность. Что ж, пора одеваться.

Шубу в пол, принадлежащую покойной Жанне, я надеть не рискнула – слишком я буду заметна в этой дорогой одежде, а мне лучше не привлекать к себе внимание. Да и странно она будет смотреться с аккуратными ботиночками и польскими брючками.

Поэтому, сдёрнув с вешалки красный пуховик Оли, я мигом преобразилась. Из наследницы цветочного бизнеса – в обычную девчушку, живущую в блочной пятиэтажке.

Хватаю на кухне первый попавшийся пакет и быстро засовываю в него свои туфельки, безбожно пахнущие кошачьей мочой.

Ох, просто ужас. Машка постаралась на славу.

Свободной рукой быстро вытаскиваю из клатча банковскую карточку, и сую её в карман пуховика. Вот так, отлично, я готова.

Хлопнув дверью, и убедившись, что замок закрылся, я спустилась вниз и побрела к ближайшему масс-маркету.

*****

Бродя между полок, заставленных товарами, я мысленно возвращалась к вчерашнему разговору с Олей, в котором ей рассказала всё – от замужества с Юрием, который изменил мне в общественном туалете ресторана, до бегства от Кулагина, который, отчего-то, решил отомстить врагу странным способом.

Несколько отрешённо складываю товары в тележку, вспоминая, как менялось круглое лицо Ольги в течение моего рассказа. Сначала она просто сидела молча, с выпуклыми глазами, а затем спросила:

– Неужели он так тебе понравился, что ты решилась выйти за незнакомого мужчину?

– И вовсе нет. Ни сначала, ни потом, он не казался мне каким-то особенным. Просто папины долги можно было погасить только так.

– Но тебе бы пришлось с ним спать! И, судя по твоему рассказу, он ещё тот ходок. Подцепить какую-нибудь венерическую бяку от избранника не слишком приятно.

– Да, я это понимала. Но, не была готова к его постоянным изменам. Этого я стерпеть бы не смогла.

– А этот, второй… Как его звали?

– Никита Борисович.

– Ага, вот он. Он какой из себя?

– Не смотря на то, что он хотел отомстить Юрию, он был весьма нежен со мной. И мне… даже понравилось…

– Ого!

Я загораюсь, как маков цвет, и отворачиваюсь к стенке, смущённо пряча глаза. Бог мой, я сама себе боялась признаться в том, что сексуальное мастерство Кулагина затронуло меня за живое.

А ведь это так и есть.

– Так почему же ты не дошла с ним до конца, судя по рассказу? Да ещё и решила жестоким образом съездить ему по голове?

– Не знаю. Испугалась.

– Глупо.

– Понимаешь, с детства я представляла свою жизнь и брак совершенно иначе. И изнасилование от незнакомого рыжебородого мужика никак не вписывалось в рамки моей сказки.

– Вряд ли можно назвать изнасилованием то, что доставляло тебе удовольствие. Ну да ладно. Что ты собираешься делать дальше?

– Не знаю. Мне нужно переждать какое-то время, чтобы всё успокоилось. И подумать, как развестись с мужем.

– Ты вполне можешь пожить у нас.

– Правда?

– Ага. Ты нам ни сколько не помешаешь, даже наоборот. Я работаю по сменам, в мои рабочие дни будешь с Тайсоном гулять, бабушку кормить, давление ей измерять.

– Запросто.

– Отлично. Живи здесь, сколько влезет.

Да, незнакомая Оля приняла меня с распростёртыми объятиями и уложила спать на диване в своей спальне. Надо сказать, что её комната тоже давно не видела ремонта, а ведь это было пристанище не только Ольги, но и Тайсона, и бедной Машки, чьё место я, очевидно, заняла.

Надо бы им помочь с ремонтом.

Вспомнив о четверолапых друзьях, я подхожу к полке с товарами для животных, и начинаю складывать в тележку разнообразные сухие и влажные корма, несколько косточек для чистки зубов, предназначенных для пёсика и кошачий шампунь. Вдобавок хватаю с полки пищащий мячик и забавную мышку с бубенчиком.

Теперь готово!

Толкаю битком набитую тележку к кассе и замечаю удивлённое лицо девчонки, сидящей за кассовым аппаратом. Наверное, жители окрестных домов не часто могут позволить себе тележки, доверху набитые дорогими продуктами.

– Ого!

Нужно срочно придумать какую-нибудь правдоподобную легенду, чтобы не вызвать подозрения белокурой нимфы.

– Мммм, просто гости приехали, вот, теперь всех кормить надо.

– Они с животными, что ли?

Кассирша пробивает пищащую мышку, удивлённо заглядывая мне в глаза и отбрасывая со своего лица блондинистый завитой локон. Правда, корни волос уже нещадно отросли, и выдают истинный тёмный цвет волос девушки.

Ну, ладно.

– Ага.

– Вот, бывают же беспардонные люди. Мало того, что на всё готовенькое едут, так ещё и свою блохастую живность тащат. Ужас!

– Да нет, я люблю животных.

– Что в них хорошего? Одна грязь, шерсть и вонь. А с собаками ещё и гулять надо. Ну, их нафиг.

– С ними весело.

– Детей у вас, видимо, нет. Вот с ними не соскучишься.

– Вы правы, детей пока нет.

– Сочувствую вам.

– Спасибо.

Складываю всё в огромные пакеты, искренне надеясь, что любопытной девушке не придёт в голову поинтересоваться ещё чем-нибудь. И радуюсь, что я отлично загримировалась, надев Ольгин пуховик. Он такой ярко-красный, как пожар, что кассирша, наверняка, запомнит именно его огненный цвет, а не моё лицо.

А это мне только на руку.

– С вас шесть тысяч триста.

Прикладываю банковскую карточку к терминалу и быстро набираю пин-код. Платёж совершён! Ура!

– Как же вы всё дотащите?

– Я тут неподалёку живу, нормально.

– Что-то я вас раньше не видела.

Блин!

Быстро засовываю чек в карман, подхватывая многочисленные пакеты. Зря я сболтнула, что недалеко живу. Можно было бы соврать, что случайно оказалась в этом районе. Хотя, мало кому может доставить удовольствие переть мешки пешком даже пару кварталов. А автомобиля у меня нет.

– Мы недавно с мужем переехали. И в основном он ходит по магазинам.

Кассирша кидает беглый взгляд на обручальное кольцо, и кивает. Похоже, мой ответ её полностью удовлетворил.

– На новоселье, значит, гости съехались?

– Какая вы догадливая!

– Спасибо. Небось, от свекрови – грымзы съехали?

– Точно!

– Это отлично! А то я со своей три года жила, чуть умом не тронулась! А вам повезло, быстро разъехались. Теперь и о детях подумаете.

– Обязательно.

– Ну, хорошо отметить, заходите к нам ещё.

Благодарю словоохотливую девушку, и бочком протискиваюсь к выходу. Оказавшись на улице, я облегчённо вытираю пот рукой. Наконец-то, вырвалась! Да ещё и в разговоре сообщила столько неверной информации, что меня будет трудно опознать.

Отлично вышло!

*****

Звоню в дверь квартиры, искренне надеясь, что Оля уже встала и мне не придётся будить её. Створка распахивается, и девушка облегчённо выдыхает, глядя на меня:

– Слава Богу, пришла! А я уже беспокоюсь, куда ты подевалась. Проснулась – нет тебя. Шуба, главное, на вешалке висит, а мой старый пуховик пропал. Уж думаю, не случилось ли что.

– Прости, пожалуйста. Пришлось воспользоваться вашей с бабушкой одеждой. Просто Машка нассала мне в туфли…

– Машка? А что ты ей такого сделала?

– Спросонья запустила в неё подушкой.

– Блин!

– Ну, она и отомстила. Всё случилось так, как ты и говорила.

– Вот, ё-моё, горемыка!

– Да ничего страшного. Мне свадебные туфли всё равно не нужны. Пришлось надеть обувь твоей бабушки. И брюки её, видимо, в ванной сушились. А вот пуховик позаимствовала твой.

– А что ты принесла?

– На, разбирай пакеты, сейчас завтракать будем.

– С ума сошла? Куда нам столько еды? Стухнет же!

– Там не только нам. Но и пёсику, и Машке, и консервы всякие про запас. Ещё макароны, крупы, мука, сахар. Чтобы всё в доме было.

– Но это же, очень дорого!

– Ерунда. Мы же с тобой договорились. Я – помогаю тебе, а за это поживу пока у вас. Так что давай, действуй. А я пойду пока с Тайсоном погуляю.

– Правда? Тебе не сложно?

– Нет, конечно.

– Ну, хорошо!

Ольга нагибается, цепляя пёсика на поводок, и протягивает мне рулетку.

– Тайсон, пошли гулять!

Собачка посмотрела на хозяйку, потом – на меня, и радостно вильнув хвостом, полетела к выходу из подъезда.

13


Юрий

*****

Проводив майора до дверей, с раздражением прислоняюсь спиной к косяку. Мне нечего было сказать этому неприятному мужику с проницательными глазами.

И вообще я избегал его взгляда.

Такие быстро продвигаются по служебной лестнице, я знаю, видал подобных. У них, что называется, чуйка есть. И срабатывает она в самый неподходящий момент, по себе знаю.

Вот, припёрся ко мне, заставил врасплох, даже трусы надеть не дал. И давай вопросами сыпать. Да ещё заковыристыми, гад, с подтекстом каким-то. Пришлось отвечать односложно – да, нет, не знаю.

Мало ли.

– Мы разыскиваем вашу супругу, Эмилию. Вы можете сказать, где она находится?

– Нет, к сожалению.

– Ну, как же так, Юрий Александрович? Супруга же.

Иронизирует, гад.

И по его удивлённому лоснящемуся лицу, очевидно, что он пытается мне досадить своим вопросом. Ведь прекрасно знает, что в квартире Купцова вкупе со свадебным платьем лежало нижнее бельё моей супруги.

И не трудно догадаться, почему.

Качаю головой, придавая своему голосу как можно более трагичный оттенок.

– Мы женаты всего несколько часов. У меня предположение, что она просто сбежала от меня.

– Когда вы видели её в последний раз?

– На празднике, после ЗАГСа. Жена вышла из ресторана, сославшись на головную боль. Сказала, что подышит свежим воздухом, и вернётся.

– И долго она отсутствовала?

– Не знаю, я не засекал. Минут пятнадцать, наверное.

Пожимаю плечами, в упор, глядя на майора Ходокова.

– Что дальше?

– Прождал её, потом отправился искать – не нашёл.

– То есть, её не было на улице?

– Нет.

– И, что вы предприняли?

Снова тот прищуренный, изучающий взгляд. В чём он меня подозревает, интересно?

Свой пистолет я унёс с собой, и он никогда нигде не фигурировал, меня не в чем заподозрить. Никаких камер на подъезде рыжебородого козла я не видел, да и темно было, на них никого невозможно опознать. А все следы за собой я тщательно замёл – на всякий случай протёр дверную ручку внутри и снаружи.

Так что, я чист.

– Кинулся к охраннику, посмотрели с ним записи с камеры видеонаблюдения. На них отчётливо было видно, как Мила уехала с каким-то мужиком. Всё.

– И вы не поехали за ней?

Майор кашлянул, слегка наклонив голову на бок.

Не верит, что ли?

– Я не знаю этого мужика.

– Но он же, был на вашей свадьбе.

– Да? Не знаю, там было более двух сотен гостей.

– Вы хотите сказать, что не знаете всех приглашённых?

– Да, это так.

– Очень странно.

Полицейский нервно дёргает себя за мочку уха, и я вижу, что он не верит мне. Ну, конечно, ему невдомёк, с каким размахом празднуют свадьбы люди моего круга. Придётся ему это объяснить, иначе заберёт меня в кутузку до выяснения обстоятельств.

А мне нужно искать жену.

– Послушайте, я – деловой человек, бизнесмен. У меня много партнёров, заказчиков, поставщиков и постоянных клиентов. Я не могу упомнить всех, вы не находите?

– Но вы рассылали им приглашения.

– Отнюдь. Это за меня делала секретарша.

– И вы не проверяли?

– Зачем? У неё под рукой была база данных. Самым виповым гостям она отправляла приглашения, мне не жалко для них пары бутербродов с икрой. Потом они принесут мне ещё большую прибыль за такое внимание.

Майор посмотрел на меня с некоторым раздражением, в котором читалось, что я – зажравшийся буржуй.

Но мне пофиг на его мнение.

Пусть идёт, опрашивает секретаршу, смотрит видеокамеры, в общем, работает. У меня одна цель – поскорее найти Милочку, где бы она ни была.

И, мент, кряхтя и качая головой, наконец, отправился восвояси, ничего толком от меня не узнав.

Слышу звонок смартфона из гостиной, и отлипаю от косяка.

Очень надеюсь, что это Тимур. Новостей от него я жду больше всего.

Но, это Инна.

Чёрт, что ей опять от меня нужно?

– Алло, котик не заскучал без своей киски?

– Нет, какого чёрта ты мне названиваешь?

– Я просто не поблагодарила тебя за браслет, так поспешно убежала из твоих объятий. Он – просто волшебный, а ты – настоящее чудо!

Довольно хмыкаю.

Ещё бы, он стоил действительно как чудо природы. Но мне не жалко было отдавать его Амораловой. Вот только интересно, как она объясняет своему муженьку-рогоносцу появление у неё новых цацек? Или ему действительно на всё наплевать?

– Не за что.

– Не нашлась твоя жёнушка?

– Отвали. Тебе не следует лезть в мою семью, поняла?

– Фу, какой ты грубый. Поняла. Соскучишься – сам позвонишь, я тебя больше беспокоить не буду.

В трубке раздаются частые гудки, и я с отвращением бросаю смартфон на диван. С большим бы удовлетворением я бы швырнул его об стену, чтобы выплеснуть всю свою злость, но здравый смысл подсказывает мне, что с минуты на минуту может позвонить Тимур и я не должен оставаться без связи.

Ладно, хрен с ним.

А Инне давно пора дать отставку. Слишком она уже по-хозяйски чувствует себя со мной. А хозяин и повелитель – всегда я. И только я.

Конечно, даёт она мастерски и всегда с улыбкой на лице.

Но, ничего.

Неужели я не найду другую малышку, способную раздвигать ноги с таким же удовольствием? Да запросто!

Снова звонок.

И на сей раз, это Тимур. Наконец-то!

– Да!

Рявкаю я с такой силой, что в окнах гостиной задрожали стёкла.

– Появился след, Юрий Александрович.

– Рассказывай.

– Мобильный телефон Эмилии Игоревны по-прежнему отключён, но она воспользовалась своей карточкой и я уже получил данные того магазина, где она оплатила покупки на шесть тысяч триста рублей.

Морщусь.

Значит, моей драгоценной пассии что-то понадобилось в магазине. Ну, конечно, одним воздухом сыт не будешь. Ей нужно одеваться, есть и где-то жить.

– Это какой-то магазин шмоток?

– Нет, это продуктовый магазин в одном из спальных районов города.

– Адрес!

– Я могу заехать за вами через пятнадцать минут и всё выясним на месте.

– Отлично, жду.

Откидываю смартфон на диван и счастливо прищуриваюсь. Наконец-то я напал на след моей нерадивой супруги. Она очень плохо поступает. Сначала – связалась с Купцовым и отдалась ему, как продажная девка, а затем – продолжает скрываться от меня, не выходя на связь и проживая неизвестно где и неизвестно с кем.

Ох, плохо я знаю свою жёнушку.

Похоже, Кулагин меня обманул, когда просватал за меня свой белоснежный цветок. А может, она и вовсе не была девственницей?

Чёрт. Похоже, меня провели, подсунув самую обычную шалаву.

Но я же наводил справки. И сам беседовал с гинекологом, осматривающим Эмилию. Или, этому проходимцу щедро заплатили за ложные сведения?

Ладно, посмотрим.

В любом случае я не хочу остаться в дураках и без брачной ночи. Слишком давно я грежу об этой девочке.

Быстро одеваюсь перед напольным зеркалом в тёмной раме и вглядываюсь в своё отражение. Недосып и нервное потрясение плохо на меня влияет – на висках проглядывают несколько седых волосков.

Ох, Мила ответит мне за всё.

*****

Прыгаю на переднее сидение и захлопываю дверцу автомобиля, приветливо кивая Тимуру.

– Странно, что она отправилась в продуктовый, ведь насколько я знаю, она ушла от Купцова голой! Свадебное платье-то он порвал. И где она ночевала?

– Слишком много вопросов. Может, у неё есть жилплощадь?

– Если есть, то я о ней ничего не знаю. Но ты узнай.

– Понял.

– Но, раз она купила продукты на шесть тысяч, то она затарилась по-полной. Не могу представить Милочку, несущую огромные мешки с продуктами. Квартира должна быть где-то рядом.

– Логично.

Фыркаю, утыкаясь в смартфон. Как же так, я женился на девчонке, полностью навёл о ней справки и не нашёл ничего подозрительного. А тут всплывает целый букет неожиданностей.

Мда…

Заруливаем в коробку, состоящую из блочных пятиэтажек, и я сразу же обнаруживаю тот самый продуктовый, в котором сегодня утром, по заверению Тимура, отоварилась Мила.

Самый обычный магазин – сетевик, которые заполонили города страны, располагается на первом этаже серого безликого здания. Пьяный дворник с одутловатым лицом, одетый в ватник, заботливо чистит крыльцо у магазинчика.

Сплёвываю на землю и прохожу мимо мужика, пытаясь заглянуть в его серые заплывшие глаза. Но абориген не слишком приветливо кривится, глядя на меня.

– Чего надо?

– Девчонку эту видел?

Достаю смартфон и показываю пьянчужке свадебные фотографии Эмилии.

– Красивая.

– Сам знаю. Мне твоё одобрение не нужно.

– А чего тогда привязался? Иди куда шёл.

Хватаю дворника за куцый воротник из искусственного меха и тут же брезгливо прищуриваюсь.

– Заработать хочешь, на бутылку?

– Я не пью.

– Ну да, охотно верю.

– Правду тебе говорю! Не пьющий я! Болею просто сильно. И выпиваю иногда, по праздникам.

Откашливаюсь, начиная всё сначала. Тимур аккуратно трогает меня за рукав, но я не привык отступать. Если дворник видел Милочку, то непременно запомнил, в какую сторону она пошла.

– Окей, на лекарство дам, если вспомнишь эту девчонку.

Мужик отставил лопату в сторону и потянулся трясущимися руками к моему дорогому смартфону. Но я быстро отодвинул телефон от его жадных лап.

– Ещё чего! Так смотри! И вспоминай.

– Не было невесты в магазине.

Крякаю от досады, засовывая смартфон в карман пальто.

Чёртов алкаш!

Я уверен на сто процентов, что он прекрасно видел Милу, но из-за своих постоянных алкогольных возлияний ничего не может вспомнить. Может, стоит купить ему в магазине «лекарство»? Вдруг, увидев вожделённую бутылку беленькой, его мозг заработает с утроенной скоростью?

Толкаю дверь магазина и осматриваюсь по сторонам.

Ну, так и есть – обычный продуктовый.

Для среднестатистических людей.

Что могло понадобиться Милочке в этом рассаднике плесневелых продуктов, вони и хамства?

Нагибаюсь к Тимуру, искоса поглядывая на продавщицу. Молоденькая крашеная блондинка, лениво сидящая за кассой, уже сделала стойку, увидев двух состоятельных мужчин, и кокетливо сбросила толстовку, оставшись в одном топике, оголяющим покатые плечи.

Ещё одна шлюха.

Я же говорил – все готовы переспать со мной за бабки. И даже эта богиня просрочки – не исключение.

– Во сколько Мила отоварилась?

– С карты было списано шесть тысяч триста рублей в восемь часов тридцать две минуты утра.

– Какого чёрта она проснулась так рано?

– Не могу сказать.

Отодвигаю Тимура в сторону.

И, правда, чего это я? Уж кто-кто, а начальник службы безопасности не обязан знать распорядок дня моей супруги. Уж если я его не знаю.

Подхожу к кассирше, не замечая бабульку, стоящую рядом. Она медленно, словно вековая черепаха, выкладывает свои продукты на ленту. Но мне не до неё, успею перекинуться с девчонкой парой слов:

– Могу я с вами поговорить?

Блондинка расплывается в счастливой улыбке, и замирает по стойке смирно, оборачиваясь на очередь.

– Извините, у меня люди.

Прищуриваюсь.

Что ж, если нельзя поговорить с ней просто так, то я тоже встану на кассу. Поспешно киваю и, схватив с ближайшей полки пачку презервативов, пристраиваюсь в конец очереди.

Ко второй кассе подлетает полная продавщица, и начинает зазывать зычным голосом к себе людей:

– Проходите на первую кассу!

Стоящие передо мной аборигены быстро хватают свои корзинки и, наступая мне на ботинки, уносятся прочь.

Прикрываю глаза, чтобы не выругаться матом.

Спокойно, Юрец, сейчас ты подождёшь, пока бабка рассчитается за своё молоко, и спокойно поговоришь с белокурым созданием.

Не кипятись.

– С вас триста семьдесят рублей.

Блондинка кивает старухе, посматривая в мою сторону умело подведёнными глазами, и я слегка опускаю взгляд – это точно произведёт на неё впечатление.

– Как триста семьдесят? Я же по акциям всё брала.

– Ну, смотрите, всё точно. Сахар…

Кассирша терпеливо начинает разъяснять бабульке цены на купленные ей продукты и та хватается за голову.

– Вот ведь цены у вас! И не напасёшься пенсии!

– Зато всё свежее, не как в соседнем магазине.

– Ну, не знаю.

Старушка достаёт из холщёвого мешка простенький кошелёк и высыпает на свою морщинистую ладошку гору мелочи.

– Вот, считайте.

Монетки, стуча и подпрыгивая, сыпятся на ленту водопадом. Блондинка округляет глаза, глядя на это безобразие, и выдыхает:

– Я ж тут до вечера считать буду. Бумажных-то нет денег?

– Это последнее, что осталось. А пенсия только на следующей неделе. Так что не ругайся, дочка, а считай. Больше нет ничего.

– Да тут всё равно не хватит.

Кассирша виновато пожимает плечиками, собирая рассыпавшиеся монетки, и протягивает их пожилой женщине.

Я утираю пот со лба, смотря на это безобразие, и достаю из кармана пальто портмоне.

– Девушка, вот, возьмите, это за бабушку.

Кидаю на блюдечко пятитысячную купюру, улыбаясь голливудской улыбкой. Блондинка ахает, и я вижу, как загораются её глаза восторженным огоньком.

Нет, ну какой я принц!

Отсчитывает сдачу, и я протягиваю купюры пожилой женщине, которая недоверчиво складывает купленные продукты в пакет.

– Это вам.

– Что это?

– Сдача.

– Но ведь, она ваша.

– Нет-нет, возьмите, пожалуйста. У вас ведь пенсия не скоро, а это – поможет вам выжить.

Бабулька недоверчиво берёт из моих рук мятые ассигнации и продолжает буравить меня взглядом.

– А вот ещё, мой помощник, Тимур, поможет вам донести пакет до дома.

– Да я тут рядом живу.

– Не переживайте, он поможет.

Щёлкаю пальцами, подзывая к себе помощника.

Не знаю, зачем я это всё делаю, но уверен – бабулька нам ещё может пригодиться.

Тимур, навесив на лицо радостную улыбку, как будто он просто рождён таскать за всякими бабками пакеты, быстро кивнул. Поражённая пожилая женщина расплылась в улыбке и отправилась на выход, оставив меня, наконец, перед белокурой кассиршей в полном одиночестве.

Кладу пачку, состоящую из двенадцати презервативов на ленту, и перехватываю смущённый взгляд девушки.

Ага!

– Какой вы молодец, за бабушку расплатились, да ещё и денег дали.

– Это всё для того, чтобы поговорить с вами, прекрасная леди.

– О чём?

– Вы можете закрыть кассу и отойти на улицу, поговорить по душам?

Девушка пробивает презервативы и смущённо протягивает их мне, отсчитывая сдачу. Я замечаю, что её тонкие пальчики трясутся от радости.

Ещё бы, такой мужчина!

– А презервативы вам зачем?

– Странный вопрос. Но, мало ли нам захочется после разговора продолжить общение в другом месте?

Блондинка краснеет, как перезрелый помидор, а я мысленно потираю руки. Молодец, Юра. И про Милочку всё разузнаешь, и девчонку трахнешь.

Удачно!

– Хорошо, пойдёмте.

Кассирша сглатывает слюну, и я вижу, как заплясали в её глазах огоньки.

– Кать, я отойду ненадолго.

Улыбаюсь.

Эта девчонка уже готова встать раком передо мной прямо в подсобке магазина. Отлично. Грех этим не воспользоваться.

14


Юрий

*****

Иду за кассиршей в подсобку, оглядывая её упругую попку, обтянутую слишком узкими джинсами, готовыми вот-вот треснуть по шву.

Что ж, она ничего. Очень даже.

Сойдёт для одного раза.

– Проходите.

Девчонка закрывает дверь на ключ, оставив его в замке, и поворачивается ко мне, соблазнительно облизывая губки.

Сама нарывается.

Не смотря на то, что с утра у меня был довольно жёсткий секс с Инной, мой младший товарищ уже хочет продолжения. И эта незнакомая блондинка вполне сойдёт для разовой встречи.

– Так что у вас за разговор?

Опускаю глаза в пол, и начинаю на ходу сочинять душещипательную историю. По-другому – никак.

Девочки любят сказки.

– Понимаете, моя сестра, Милочка, сбежала из дома. Да не одна, а с каким-то упырём, который ей и в подмётки не годится. Отец с матерью от такой новости грустят постоянно, а у отца сердце стало пошаливать, понимаете?

– Чем же я могу помочь?

– Хочу я Милу домой вернуть. Непутёвая она. И на хахаля глаза открыть. Только вот найти не могу.

– И? Я никакой Милы не знаю.

– Понимаю. Просто я волнуюсь, простите.

Откашливаюсь и опускаю глаза в дощатый пол, выкрашенный бордовой краской. Так-так, спокойно, мне нужно выждать драматическую паузу, как в театре.

Что за чудо-строитель так постарался? Впервые вижу бордовый пол.

Мой жест был принят кассиршей благосклонно – она осмелела и подошла чуть ближе, по-хозяйски, положив руку мне на плечо.

Отлично, клюнула.

– Сегодня мне удалось запеленговать списание средств с банковской карты Милы. И этим местом оказался ваш магазин.

– Да?

На лице блондинки читается искреннее удивление, а в глазах незамедлительно загораются огоньки.

– Ага. В восемь часов тридцать две минуты утра. На сумму – шесть тысяч триста рублей.

– Ах!

– Вспомнили?

Девушка кивает, а я с надеждой сбившегося с ног братца, начинаю трясти её, как грушу.

– И, как она? Расскажите!

– Нормально. Вот только…

– Что?

– Она мне рассказала совсем другую историю.

– Какую?

– Про свекровь – грымзу, новоселье и алчных родственников, приехавших со всеми своими омерзительными животными, которых она вынуждена кормить, поить и одевать, бедняжка.

Не понимая, останавливаюсь.

Что, если кассирша вспомнила совсем не Милочку? Ведь, насколько я успел узнать свою супругу, она ненавидит ложь и сама никогда не врёт. Неужели, она успела так измениться и придумать такую историю?

Вынимаю из кармана пальто смартфон и протягиваю его блондинке.

– Вот, взгляните, это моя Мила.

Специально выбрал фото, где моя жена одна, без супруга. И снята довольно крупным планом, чтобы не осталось никаких сомнений.

Блондинка поджимает губки и вперивается взглядом в фотографию, сводя нарисованные брови на переносице.

– Ну, я даже не знаю.

– Не она?

– Я не уверена. Тут такая разодетая фифа, а в жизни она совсем другая – в затрапезной, порванной на рукаве куртке, допотопных брюках и удобных ботиночках, которые любят носить бабульки.

Шумно втягиваю носом воздух и закатываю глаза.

Чёрт, как же так?

Эта болонка не может идентифицировать личность Милы, хотя смотрела на неё в упор.

Полная идиотка.

– Извините.

Кассирша кокетливо берёт меня за руку, смотря на меня с нескрываемым восторгом, снизу вверх. Видимо, ей хочется заполучить такого мужика, как я, в свои владения.

– Да ничего. Это вы меня простите. Пристал к вам с глупыми расспросами.

– Ничего, бывает.

Блондинка расплывается в самой сексуальной улыбке, которую она, по всей видимости, нашла в своём арсенале, и аккуратно проводит влажным язычком по своей верхней губе.

Всё понятно.

Поломаться, как девка на сеновале, или трахнуть её без долгой прелюдии прямо тут, на одной из коробок?

– Вы так напряжены.

Проводит по моему плечу, закатывая глаза от вожделения.

Скидываю пальто, прищуривая глаза.

Что ж, она сама этого хочет. Так чего ради, я должен отказываться?

– Что-то жарко тут у вас.

– Так вы снимайте пальто. И давайте я ещё раз взгляну на фото. Вдруг, вспомню что-то интересное.

Ну-ну…

Последнее, что запомнит твой мозг, будет мой член. Потому что я все остальные мысли просто вытрахаю из твоей крашеной головки.

Шлюха.

*****

Выхожу из магазина, выдыхая колечком свежее облако пара изо рта, и прищуриваю глаза, как довольный мартовский кот.

В моём кармане лежит пачка презервативов, в которой не хватает двух штук. И это обстоятельство придаёт мне силы и поднимает настроение.

Неплохо, совсем.

Вынимаю из кармана номер телефона кассирши, написанный на обрывке старой газеты, и, ни минуты не раздумывая, отправляю в мусорное ведро, стоящее у двери.

Она мне больше не нужна.

Оборачиваюсь, и вижу сквозь панорамное стекло округлившиеся глаза блондинки, которая вновь вернулась на своё рабочее место, за кассовый аппарат. Её щёки горят пунцовым огнём, а рот слегка приоткрылся в немом удивлении. Наверняка она видела, что я сделал с её бумажкой, на которой она ещё зачем-то приписала слова любви.

Какая любовь, детка?

Это – просто секс.

И пофиг, что она сейчас обо мне думает. Главное – что шептали её губы, когда я был с ней. Это – намного важнее.

Как её зовут? Саша, кажется… Да пофиг. Я не запоминаю имена случайных партнёрш. А к этой диве кассового аппарата я больше не вернусь.

К чему она мне?

Вижу Тимура, который идёт мне на встречу и спускаюсь со ступеней, снова натыкаясь на алкоголика – дворника, держащего в руках лопату.

– Что тебе?

– Вспомнил я девушку.

– Да?

Оглядываю его с ног до головы, качая головой. Сомневаюсь, можно ли ему верить. Он, возможно, уже тяпнул рюмашку – другую за углом, пока я раскручивал на разговор кассиршу.

– Точно говорю, вспомнил. Утром она в магазин приходила. В первый раз, между прочим. Раньше я её тут не встречал.

Киваю.

Это – уже интересная информация. Пожалуй, можно остановиться и выслушать, что расскажет этот маргинал.

– Рассказывай.

– Э, нет. Давай, как договаривались. Ты мне – деньги, я тебе – сведения. Помнишь, как говорил великий Остап Бендер?

Морщусь.

Этот мужик не так прост, как кажется. По крайней мере, он не пропил весь ум и вполне может цитировать роман «Двенадцать стульев».

Интересно. Но и я не прост.

– Ну, к чему тебе деньги? Пропьёшь ведь.

– Не пью я, который раз говорю!

Дворник поджимает губы, почёсывая щетину на подбородке. Но я не собираюсь отступать.

– По тебе и не скажешь.

– Умный больно?

Прищуривается, вздёргивая подбородок.

Надо же, работает дворником, а самомнение, как у короля. Ещё и приструнить меня пытается. Но я примирительно поднимаю руки вверх – ссориться с мужиком мне нет никакого резона.

Вдруг, и вправду что-то вспомнил?

– Да нет, не обижайся.

– Тогда давай пять тысяч, и всё-всё расскажу!

Мужик протягивает мне грязную мозолистую ладошку, отчего-то пахнущую рыбой, и я презрительно оттопыриваю верхнюю губу.

– Пять тысяч? Не жирно ли? Может, ты ничего и не видел?

– Тогда десять!

– Эй, эй, полегче. Торгуются обычно в обратную сторону, понижая ставку.

– Пятнадцать тысяч!

– Чёрт!

– А ты не чертыхайся, а деньги давай!

Вынимаю из внутреннего кармана пальто портмоне и отстёгиваю дворнику пятнадцать тысяч.

Может, его следует взять ко мне на работу, коммерсантом? Вон, как лихо он поднял ставку за свои слова в три раза! А ведь ещё ни слова ни сказал! Рта не раскрыл!

Вот это я понимаю, опыт.

Мужик хватает жадными чёрными ручонками красные ассигнации и суёт их в карман потрёпанного ватника. Потом, оглядевшись по сторонам и понизив голос на полтона, начинает рассказ.

– Смена моя начинается в семь утра. Вышел я, как обычно, лопату взял, и давай ей махать, дорожку от снега чистить.

Фыркаю. Ладно, пока ничего интересного.

– Снега за ночь навалило – просто прорва! Вот врут синоптики про глобальное потепление! То лужи, то снег. Невозможно же так жить. Устал я одежду менять с весенней на зимнюю!

Окидываю алкоголика быстрым взглядом, и приподнимаю брови вверх, иронично выдыхая:

– А что, есть демисезонный ватник?

– А то! Это ж рабочая форма. У нас – всё строго. Весна – весенняя, зима – зимняя роба. У начальства не забалуешь.

Сплёвываю на землю, цокая языком:

– Ты не отвлекайся. А то деньги получил, а ничего существенного не сказал.

– Это так, для полноты картины.

– Пофиг мне на твою картину. Про девчонку рассказывай.

– Ну, как хочешь.

Шумно вздыхая, насупливая взгляд. Но мне пофиг на тонкую душу дворника. Меня интересует только Мила, а не обиды незнакомого пьянчужки, который нашёл лишние уши для своих философских рассказов.

– Вдруг вижу, бредёт по тропинке барышня. Вроде симпатичная, а одета уж больно плохо. Куртка ещё такая яркая, как пожар. У меня аж в висках заломило от цвета и в глазах зарябило.

– Утром, небось, выпил?

– Только рюмочку, для хорошего дня.

– Ну, вот поэтому и зарябило у тебя в глазах.

– Ты врач, что ли?

– Нет.

– Тогда молчи и слушай.

Закатываю глаза.

О, Боже, Митрофанов…

Когда такое было, чтобы полупьяный бомж смел затыкать мне рот, да ещё и ставил на место? Это уже дно, наверное. Самое дно. А кто меня туда опустил?

Милочка.

Чёртова девка. Найду – трахну так, что у неё самой в глазах зарябит, как у этого алкаша.

– Ну, я посторонился, дал девушке пройти. Я ж всё-таки мужчина, джентльмен. А она даже на меня не взглянула. Шла, глаза в тропинку уткнула. Молча так, нелюдимо.

Что ж, это поведение похоже на Милочку.

– Потом в магазин – шмыг. Ну, а мне что? Я дело свою делаю – дорожку чищу, для людей стараюсь. Где-то полчаса прошло, она и выходит. С пакетами в обеих руках. Я ещё подумал – не надорвётся ли?

– Почему?

– Так она хрупкая такая, как тростиночка. Того и гляди – пополам переломится. Аж жалко её стало.

В моей душе поднимается какая-то волна. Тростиночка. Моя хрупкая Мила, которую я в ЗАГСе обещал оберегать и защищать. Да я сам переломлю её пополам, как только поймаю.

Стерва!

– И много пакетов было?

– Да штук пять. Я ещё подумал – не помочь ли? Но она глазки скромно потупила и к дому побрела.

– И ты промолчал? Джентльмен!

– Так кольцо на пальце у неё блестело. Явно, девка замужняя. Чего на рожон лезть? Вдруг, мужик у неё с норовом, решит, что я клинья к его бабе подбиваю?

– Испугался, значит.

Подвожу я черту, радостно ухмыляясь тому, что колечко с безымянного пальца моя жена не сняла. Почему, интересно? Если уж я такой плохой супруг, от которого она сбежала в первую же брачную ночь и прыгнула в постель к первому попавшемуся типу.

Сомневается, значит.

– Есть немного. Старый я уже для разборок.

– И куда она пошла?

– Вон в тот дом. В третий подъезд зашла.

Расплываюсь в радостной улыбке, прищуриваясь, как мартовский кот.

Что ж, дворник полностью отработал свои деньги – и Милочкино поведение описал, и дом заметил, и подъезд.

Просто находка!

– Помог я вам?

– Да-да, благодарю!

Дружелюбно киваю мужику и наблюдаю, как он буквально расцветает от моей искренней похвалы – плечи распрямляются, и подбородок чуть приподнимается от гордости за себя.

Прямо преображение.

– Слушай, ты же умный мужик. И мысли хорошо формулируешь. Отчего пьёшь?

– Да не пью я. Так, для здоровья. Рюмочка с утра, рюмочка на ночь. От бессонницы.

– Один живёшь?

– Ага. Жена в том году померла, так я один и кукую.

– А лет тебе сколько?

– Сорок пять.

Крякаю от неожиданности. Этот мужик ненамного меня старше, а выглядит, как замшелый дед. Вот если его отмыть да приодеть – картинка, небось, будет.

– Возьми.

Протягиваю ему визитку, наблюдая за реакцией. Дворник осторожно поднимает на меня выцветшие глаза, и спрашивает:

– Зачем?

– Дело доброе хочу сделать. Не знаю, не спрашивай. Зацепил ты меня чем-то. Есть в тебе то, что я ценю в людях – честность, стойкость, деловую хватку. Если захочешь выбраться из этой помойки – позвони, помогу.

Вижу, как дрожит верхняя губа у собеседника, и шумно выдыхаю воздух через нос, раздувая ноздри. Странно. Сам от себя не ожидал, что когда-то смогу так растрогаться.

Что кто-то сможет меня зацепить вот так. Сразу.

И это не баба.

– Спасибо, я подумаю.

Дворник прячет визитку в карман ватника и вновь хватается за рукоятку лопаты. Отхожу на шаг назад, оборачиваясь к Тимуру.

– Идём? Надо обследовать третий подъезд и выяснить, кто там живёт. Только вот, не знаю, как.

Начальник службы безопасности ведёт бровью:

– Просто не узнаю вас сегодня, Юрий Александрович. Сразу два добрых дела за день.

– Что ты имеешь ввиду?

– Ну, сначала старушке помогли, денег дали. Потом – дворнику работу предложили. Такими шагами и до рая недалеко.

Смотрю на улыбающееся бесхитростное выражение лица Тимура. Он и вправду думает, что я изменился? Если так, то всё это от огромного желания скорее найти Милочку и за волосы притащить её в свой дом.

– До рая, говоришь, недалеко? Вот ты скоро там и окажешься, если не перестанешь отпускать свои дурацкие комментарии.

– Простите.

– То-то же.

Киваю. Отлично. Поставил распоясавшегося подчинённого на место. Не ему меня судить.

– Есть идеи, как осмотреть каждую квартиру?

– А осматривать не надо.

– Как это?

– У нас есть вскормленный вами информатор, который всё и про всех знает.

– Не понял.

Прищуриваюсь, вдыхая воздух ртом. Эта недосказанность начинает жутко действовать мне на нервы.

– Вы сегодня помогли с деньгами бабульке. Пока я нёс её пакет до дома, разговорились. Зовут её – Мария Алексеевна, и живёт она как раз в этом доме, только в соседнем подъезде. А кто знает всё и про всех?

– Старухи, конечно.

– Именно! А Мария Алексеевна уж очень рвалась отблагодарить нас за помощь. Так почему бы не воспользоваться?

Сжимаю губы в твёрдую нитку. Тимур – просто молодец, разработал прекрасный и легко исполнимый план. Бабка ведь уже воспылала к нам признательностью, так почему бы теперь не использовать её в своих целях?

– Отлично! Идём к старухе.

Тимур распахивает передо мной дверь соседнего подъезда, и я шагаю в темноту.

15


Юрий

*****

– Вот эта дверь?

Киваю подбородком на створку, оббитую коричневым потрёпанным дерматином, и брезгливо морщусь – даже от двери исходит тошнотворный запах кошачьей мочи.

Отвратительно.

– Ага, звоните, Юрий Александрович. Точно вам говорю.

С сомнением смотрю на своего помощника, пренебрежительно фыркая. Если бы не Мила, ни за что бы не пошёл общаться с той старухой.

Хватило с меня случая в магазине.

И вообще, что-то я сегодня очень сердобольный. Всем помогаю, деньгами сорю – не хорошо.

Нажимаю на чёрную пупочку, и слышу весёлую трель соловья, раздавшуюся за створкой. Слышу шаркающие шаги, и дверь незамедлительно распахивается, явив мне ту самую Марию Алексеевну, встретившуюся мне в магазине.

– Батюшки, сынок! Проведать решил?

Сглатываю слюну, пытаясь улыбнуться. И незамедлительно попадаю в объятия сухопарой женщины.

– Ну, проходи.

Выныриваю из объятий, выдыхая.

Обниматься со старухой совсем не входило в мои планы. Я вообще давненько не обнимал женщин старше тридцати лет, а тут – семидесятилетняя баба-яга.

Отвратительно.

Надеюсь, Тимур не будет трепать об этом на каждом углу.

– Нет-нет, спасибо. Я только спросить хотел.

–Что случилось?

– Мария Алексеевна, посмотрите на эту фотографию. Это – моя сестра. Вроде бы её видели тут сегодня.

Вытаскиваю смартфон и показываю фото Милочки бабульке, которая с сомнением смотрит на фото, шамкая сухими губами.

– Где ж тут?

– Ну, около дома, в магазине, на улице.

Поднимает на меня глаза, с сомнением качая головой.

– Прости, но я такую красавицу тут не видела.

– Точно? Мне вот дворник на улице сказал, что Мила в соседнем подъезде живёт.

– Семёныч, что ли? Ну, не знаю.

Сжимаю руки в кулаки, опуская голову в грязный бетонный пол.

– Можно, я вам визитку оставлю? Если увидите Милу, то не говорите ей, что я её ищу, а то она убежит и спрячется. А лучше сразу же позвоните мне.

– Ага.

– Спасибо.

Сую бабульке золотистый прямоугольник и почти бегом спускаюсь на нижний этаж, хватая ртом весенний воздух. Боже, я думал, что задохнусь от этой смеси зловонных запахов, стоящих в обычном подъезде блочной пятиэтажки.

Тимур тут же оказывается рядом, по-щенячьи преданно заглядывая мне в глаза:

– Что дальше будем делать, Юрий Александрович?

– Не знаю.

– Так может, весь подъезд прошерстим? Всего-то пять этажей, по четыре квартиры на площадке.

– Тимур, это незаконно. Не нужны мне проблемы, у меня и так менты на хвосте висят.

Поднимаю глаза вверх, осматривая окна соседнего подъезда в надежде увидеть хорошенькое личико супруги. Но, глупо было рассчитывать на подобное везение.

– Так может, нам охрану выставить? Прислать пару людей, пусть караулят.

С уважением смотрю на начальника службы безопасности. Котелок у него варит, даже я до такого не додумался, решив пока отступить. А вот Тимур нашёл выход.

– Отлично! Так и сделай. Думаю, она ничего не боится и беспрепятственно выходит из квартиры. Так что твои люди быстро её засекут.

– Тогда я сейчас поеду в офис, распечатаю фотографию Эмилии Игоревны, возьму ребят, и сюда – изучить обстановку. Думаю, через пару дней мы её поймаем.

Смериваю Тимура злобным взглядом.

– Никаких рук! Никакого насилия. Скажи своим головорезам действовать аккуратно, всё-таки, это моя жена.

– Конечно, Юрий Александрович. Мои парни будут аккуратны.

– Тогда действуй. Я хочу наказать её самостоятельно.

– Понял.

– Едем.

Киваю головой в сторону автомобиля.

Пусть Тимур действует сам, а я, пожалуй, поеду домой. Отдохну, приму душ и высплюсь. А то я насквозь пропах неприятными зловонными запахами этого депрессивного района.

Устал.

Мила

*****

– Ну что, заварила чай?

Вхожу на грязную кухоньку, после прогулки с Тайсоном и обозреваю стол, заваленный разными продуктами и растерянно стоящую Ольгу.

– Что случилось?

– Ты зачем столько накупила? Да я некоторое даже не знаю, как есть.

– Ничего страшного, научишься.

– А Машке с Тайсоном! Им-то зачем столько корма?

– Пусть едят. Может, кошка перестанет на меня злиться из-за ночного недоразумения.

– Да брось.

Оля аккуратно берёт пакет с замороженными мидиями и пристально изучает моллюсков через полупрозрачный пакет, брезгливо округлив глаза.

– Боже, что это?

Я не успеваю ответить своей новой знакомой ценность мидий, как тут же за моей спиной раздаётся моложавый звонкий голос:

– Олька, неужто ракушку никогда не видела? А внутри мяско нежное, высококачественный белок.

Оборачиваюсь, оглядывая щуплую старушку, стоящую позади меня. Её гладкие седые волосы уложены в высокую причёску, как у английской королевы, абсолютно прямая спина и осиная талия.

– Бабуль, ты чего с кровати встала?

Оля кидается к пожилой женщине, и хватает её за сухую крохотную ладонь, подводя к колченогой табуретке.

– Устала лежать. Вот и встала, решила познакомиться с нашей гостьей.

Женщина смотрит на меня ясными карими глазами, а на её породистом лице блуждает нежная улыбка.

– Здравствуйте, я – Мила.

– Очень приятно, Агния Ивановна.

– И мне тоже. По вам ни за что не скажешь, что вам девяносто лет.

Бормочу я, и тут же захлопываю рот.

Чёрт возьми, что за бестактность? Наверное, я обидела старушку упоминанием о возрасте. Ведь пожилые леди столь обидчивы.

Но, женщина лишь расплывается в довольной улыбке и грозит внучке артритным пальчиком:

– Олечка ошиблась в подсчётах, Милочка. Конечно, мне не девяносто. А всего лишь восемьдесят девять!

И она тотчас начинает заливисто смеяться, как юная девушка, заражая нас всех своим непомерным весельем.

– Ох, бабушка!

Ольга качает головой, ставя чайник на плиту и пододвигая поближе к старушке блюдо с пирожными.

– Ольга, ну что ты! Я не ем сладкое. У меня фигура!

Округляю глаза, обозревая хрупкое, даже тщедушное тельце пожилой женщины.

– Да-да, Милочка. Я всю жизнь играла в театре. И привыкла быть в отличной форме. Не хочу под конец жизни разжиреть, как на дрожжах.

– Вы и так отлично выглядите.

– Спасибо. Я всегда питаюсь правильно, в отличие от моей внучки.

– Ну, ба!

Ольга насупливается, заслоняя руками выпирающий живот.

– Не ба! Уже на бочку стала похожа! Сколько можно тебя наставлять!

– Это всё гены!

– Уж кому-кому, а мне не смей врать. Какие гены? Твоя матушка покойная была тростиночкой!

Старушка со всей силы лупит ладонью по столу, и я бледнею, вжимаясь в стену. Да, похоже, в этом тщедушном теле есть несгибаемая сила и мощь. И она переедет любого на танке, сбивая всех на своём пути.

Даже странно.

– Не бойтесь, Милочка. Я просто желаю добра своей внучке. Не хочу, чтобы она умерла старой девой, без мужа и детишек.

– Ну, у меня же есть кавалеры.

– Молчи! Замуж берут только красивых и статных. Вот, посмотри на свою новую подругу. Мила, вы замужем?

– Да, к сожалению.

– Отчего же так горестно?

– Брак не задался, муж мне изменил прямо на свадьбе.

Старушка всплёскивает руками, картинно прижимая ладонь к открытому рту, и горестно качает головой.

– Ну, надо же, какие мужики бывают. Козлы – одним словом. Ну, ничего. Ты молодая, красивая, найдёшь ещё себе достойного мужчину. А вот на мою Ольгу кто посмотрит?

Полная девушка подходит к окну и печально смотрит вдаль, тяжело вздыхая. Мне становится невыносимо обидно за Олю, которой, похоже, постоянно достаётся от бабушки за внешний вид.

– Оля – очень добрая. Обязательно найдётся мужчина, который её полюбит за внутреннюю красоту.

– Ох, это – сказки для бедных, милая.

Женщина берёт в руки крохотный пультик, и под потолком загорается экран старенького чёрно-белого телевизора, который я даже не сразу заметила.

– Напоминаю вам, что в городе объявлен розыск Эмилии Игоревны Митрофановой, которая подозревается в нападении на известного парфюмера Купцова. Того, кто обладает хоть какой-то информацией о местонахождении девушки, мы просим позвонить по телефону, который вы видите на своём экране.

Тут же экран моргает, и я вижу свою собственную фотографию, сделанную за несколько дней до свадьбы. Видимо, полиция её изъяла у отца, немного увеличив.

– Ого! Тебя полиция ищет!

Ольга отходит от окна, всматриваясь в моё фото, изображённое на экране.

Сглатываю комок, стоящий в горле и шмыгаю носом.

– Похоже.

– А что, собственно произошло, милая леди? Вы скрываетесь от полиции?

Агния Ивановна встаёт с табуретки, опираясь на край стола, выгибая левую бровь.

Мне становится жутко неприятно от создавшейся ситуации, ведь можно подумать, что я – какая-то преступница. Женщина смотрит на меня недоверчиво, нетерпеливо барабаня пальчиками по столу.

– Ольга, ты кого в дом привела?

– Бабуль, всё в порядке. Мила просто шандарахнула этого Купцова по голове, когда он пытался её изнасиловать.

– Что же в полицию не побежала? Или к мужу?

– Так вышло. Вы не беспокойтесь, я вам сейчас всё расскажу.

– Охотно послушаю. Ольга, наливай чай!

Женщина опускается обратно на табуретку, и устремляет на меня свои яркие глаза. А я начинаю свой рассказ.

*****

– Ох, дорогая. Ну и натерпелась же ты!

– Да нет, нормально всё.

Качаю головой, допивая уже остывший чай.

– Нормально? Да тебя полиция ищет! Ты не можешь вечно скрываться, это не хорошо!

–Я вообще не понимаю, почему меня ищут, ведь Купцов, совершенно точно, был жив, когда я сбежала от него.

– Значит, ему поплохело. Говорят же, что он в реанимации, потерял много крови.

– Но этого просто не может быть! Я ударила его по голове и смылась, он был жив. Ни о каком кровотечении и речи быть не может.

– Значит, кто-то попытался его грохнуть вместо тебя.

Ольга качает головой, смотря в окно.

– Оля права. Что ты там у окна всё стоишь? Кого высматриваешь?

– Да два мужика каких-то странных у подъезда крутятся. Я их раньше не видела.

Холодею.

– Два мужика?

Аккуратно пробираюсь к окну и смотрю вниз, прирастая ногами к грязному линолеуму. Возле подъезда стоит мой супруг и начальник его службы безопасности, которого я неоднократно видела в офисе Митрофанова.

Чёрт!

– Это – мой муж.

– Который?

Ольга заинтересованно вперивается взглядом в хорошо одетых мужчин, сверля их глазами.

– В пальто.

– Я так и думала. Статный такой. Видно, денег дофига. Быстро же он тебя нашёл.

Прижимаюсь спиной к стене и прикрываю глаза, шумно выдыхая. Значит, он следил за карточкой, которой я расплатилась в близлежайшем магазине и тотчас примчался.

– Ужасно.

– Тебе нельзя тут оставаться.

Агния Ивановна качает головой, решительно составляя чашки в раковину.

– У нас тут народ бедный живёт. Тотчас тебя сдадут, чтобы вознаграждение какое получить. Уходить тебе надо.

– Ну, бабушка!

Ольга молебно складывает руки, по-прежнему не отрываясь от окна.

– Куда же она пойдёт? Без денег и одежды? А мужики эти, похоже, уходят. Вон, к машине идут.

Аккуратно высовываюсь и смотрю, как Юрий садится в автомобиль, припаркованный у магазина.

Выдыхаю.

– Может, они успокоятся? А то куда ж Миле идти?

– В полицию пусть идёт. Сама расскажет, как всё было – меньше дадут.

– За что? Она ничего не сделала.

– Раз так, то ей и бояться нечего. Пусть уходит.

Агния Ивановна решительно разворачивается на каблуках и выходит прочь из кухни. Ольга жалобно кричит ей вслед:

– Бабушка!

– Я всё сказала. Не нравится мне эта ситуация. Если Мила невиновна, никто её не осудит. Завтра утром чтобы её не было. Не уйдёт, так я сама в полицию позвоню.

– Ба!

– Не ба! Вознаграждение и нам не помешает. Хоть липосакцию себе сделаешь!

Бросив последнюю жёсткую фразу, женщина скрывается за дверью, а я в изнеможении опускаюсь на табурет. Ольга подходит ко мне, обхватывая мои плечи своими пухлыми руками.

– Не обижайся на бабушку. Она просто не понимает, чего ты боишься.

– Так я просто не знала, что меня полиция ищет. Купцов был жив и здоров, когда я уходила.

– Я понимаю.

– Я к мужу не хочу возвращаться, мне на развод нужно подать. Не собираюсь жить с этим мерзавцем.

– Так возвращайся к отцу. Он-то тебя не выдаст.

Растягиваю вымученную улыбку.

Меньше всего я бы хотела впутывать в свою неприятную историю отца. Он и так переживал за меня, когда я решилась выйти за Митрофанова, чтобы спасти его бизнес. А сейчас и вовсе рассвирепеет, узнав, как поступил со мной супруг в ресторане.

Сдаться полиции? Но как я докажу, что я ни при чём? Да я толком и не знаю, что произошло с Никитой после моего ухода.

Но, похоже, другого выхода нет.

Отец, небось, уже поседел от горя.

– Ты прости, но тебе и правда придётся уйти. Бабушка у меня строгая очень.

– Не переживай. Я вечером уйду, когда стемнеет. Чтобы меня никто не увидел. Хорошо?

– Конечно. А мы пока вещи тебе подберём. Не голой же тебе идти.

Ольга похлопывает меня по плечу и извиняющее улыбается. Я встаю с табурета. Да, похоже, мне придётся сдаться в полицию – ночевать мне всё равно негде.

16


Никита

*****

Бреду по какой-то заснеженной снегом поляне, всматриваясь вдаль. Пурга не даёт дышать свободно, каждым порывом ветра парализуя моё дыхание. Я ожесточённо всматриваюсь вперёд, пытаясь разглядеть на горизонте хрупкую фигуру красавицы-брюнетки, за которой я собственно и бреду всё это долгое время.

И вот, наконец, она.

Стоит посреди усыпанной снегом поляны, обречённо заламывая руки, из которых струится кровь, заливая багряными пятнами белоснежное свадебное платье.

Ужасная картина.

Достойная фильма ужасов.

Сердце заходится в бешеном ритме, а в ушах начинает звенеть, будто мне на голову натянули тёплую шапку-ушанку.

Надо идти дальше.

Не дать ускользнуть.

Я проваливаюсь в рыхлый снег, пытаясь рассмотреть лицо девушки. Но она по-прежнему стоит ко мне спиной, держа в руках завядший букет нежно – розовых пионов.

Она так похожа на Жану. На мою покойную сестрёнку.

Ведь её я похоронил в свадебном платье, которое она так мечтала надеть когда-нибудь. И Жанна любила пионы с их нежными бархатистыми лепестками и нежным ароматом.

Но, она ли это?

Сейчас я осознаю, что Жанна и Эмилия очень похожи между собой – обе стройные шатенки и обеим жутко не повезло встретить на своём пути Митрофанова.

Мерзавец.

Вспомнив о враге, я испытываю огромный прилив сил и сжимаю руки в кулаки. С большой бы радостью сейчас я бы почесал их о его надутую физиономию.

– Эээээээй!

Кричу изо всех сил, надрывая лёгкие, и заставляю невесту обернуться. Леденею, замирая от счастья – сестра.

Жанна стоит посреди полянки, и нежно мне улыбается, качая головой. Как и при жизни. Те же черты, те же ужимки. Ничего со смертью не поменялось. Она рядом.

А может, это я умер?

– Не подходи.

Сестра предостерегающе вытягивает руку вперёд, преграждая мне путь, и я покорно останавливаюсь.

– Мне так тебя не хватает.

– Живи для себя.

– Я не могу, мне плохо, я устал.

Качаю головой, впериваясь взглядом в грязный снег под ногами.

– Ты должен.

– Я хочу пойти с тобой.

– Нельзя. Ты должен отомстить за меня. И за Сашеньку.

Тут же на руках сестры появляется малыш, и она заботливо укрывает его от метели, прикрывая личико карапуза руками. И, хоть я не вижу черт лица мальчика, я заранее знаю, что это мой племянник.

Сашка.

Боже, он ведь не пожил. И в этом тоже виноват Митрофанов.

Сволочь…

– Я пытался! И не смог.

– Спаси Милу. Только ты можешь это сделать. Спаси, спаси Милу.

Сестра отворачивается и начинает быстро-быстро бежать, утопая в снегу. Её тёмные волосы развеваются на ветру, и она мгновенно пропадает в метели, закружившись ворохом колючих снежинок.

*****

– Мила!

Охаю, и приоткрываю глаза, дрожа всем телом. До подбородка натянута какая-то белая простынь, а под ней я, похоже, полностью обнажён. Невыносимый холод проникает до костей, и по коже проносится волна озноба.

Где я?

Смотрю на свою правую руку, к которой идёт какие-то провода, и с ожесточением пытаюсь пошевелить ей, разрабатывая затёкшую конечность.

– Тихо, тихо!

Рядом со мной оказывается молоденькая медсестра в коротком белоснежном халатике, и кладёт маленькую влажную ладошку на мой лоб.

– Вам нельзя нервничать, вы потеряли много крови. И температура, похоже, ещё есть.

Крови?

Удивлённо смотрю на этого белоснежного ангела, порхающего возле моей кровати, и рычу:

– Освободите меня!

– Нет, нельзя, лежите.

– Немедленно!

– Я сейчас позову врача!

– Чёрт возьми! Зови хоть Сатану, только освободи меня!

Пытаюсь встать, замечая над своей головой пикающий монитор, выдающий какие-то кривые.

Ё-моё, я совершенно не понимаю, где я и почему тут оказался. Но, раз этот ангел что-то твердит мне о враче и о крови, то, стало быть, я в больнице. Но, какого чёрта?

– Вам нельзя вставать!

Медсестричка подскакивает ко мне, пытаясь уложить назад, на жёсткую неудобную койку, от которой у меня болит каждая клеточка тела, но я небрежно спускаю ноги вниз.

Хватит. Я прекрасно себя чувствую.

Мне необходимо разобраться, что происходит, и что я делаю в больнице.

Хочу встать, но тут замечаю в руках у белоснежного создания шприц с тонкой иглой, и тут же, ощущаю болезненный укол в бедро.

– Что за чёрт?

Голова мгновенно тяжелеет, а перед глазами начинают мелькать разноцветные мячики. Заботливое лицо медсестры склоняется надо мной, и я чувствую, как она нежно проводит рукой по моему лицу.

– Лежите, вот так. Вам нельзя вставать.

Мои веки тяжелеют, будто наливаясь свинцом, и я проваливаюсь в какую-то чёрную дыру.

Мила

*****

– Вот так, отлично.

Оля придирчиво оглядывает меня с ног до головы, утвердительно кивая при этом. Я смотрю на своё отражение в зеркале и облегчённо выдыхаю – вроде ничего. Конечно, юбка новой знакомой мне явно великовата, но, утянувшись пояском на талии это почти незаметно, а шуба в пол вообще должна скрыть все имеющиеся огрехи.

– Да, спасибо. Ты мне очень помогла.

Провожу потными ладошками по футболке, украденной из ванной Купцова, которую я решила не менять, и вымученно улыбаюсь.

Бедный рыжебородый парфюмер, ведь он тоже пострадал из-за меня. Если бы я не вырубила его пылесосом то он, конечно же, смог бы дать отпор нападавшим, и остался бы, цел и невредим.

А так…

Что там произошло?

Вполне вероятно, что в приоткрытую квартиру проникли воры, надеясь унести что-то ценное, и наткнулись на хозяина. Только вот я никак не могу понять, зачем они попытались его убить. Почему просто не заперли в ванной, рядом с которой он лежал на полу?

Зачем такая жестокость?

Ох, пожалуй, я всё узнаю из уст полицейского. Ведь именно в участок я и собираюсь отправиться, решив последовать наставлениям Агнии Ивановны.

– Ты точно решила не оставаться на ночь?

– Нет-нет, в темноте мне будет легче уйти незамеченной.

Качаю головой, кидая беглый взгляд в окно. Оля нервно заламывает руки, то и дело, прокручивая на своём пальце простенькое серебряное колечко.

– Но твой супруг больше не появлялся.

– Это не означает, что он не установил за домом слежку.

– Тогда тем более тебе опасно выходить.

– Не переживай, я справлюсь.

Кладу ледяную ладонь на плечо подруги, пытаясь её успокоить. Не следует так за меня переживать, ведь ничего плохого эти пешки Митрофанова мне сделать не посмеют. Всё самое ужасное сделает их главарь. И как он накажет сбежавшую со свадьбы невесту, одному Богу известно. Но я постараюсь не попасть в его руки.

Ольга всплёскивает руками, качая головой:

– В полицию пойдёшь?

– Ну да. Раз уж меня ищут. Не буду же я скрываться как преступница, твоя бабушка права. Невиновному человеку нечего бояться.

Подхожу к окну и замечаю какого-то мужика с газетой, сидящего на лавочке у подъезда. Кажется, он так сидел ещё пару часов назад, когда мы с Олей начали моё переодевание.

Сейчас же на город опустилась мгла, и во дворе горят только уличные фонари, тусклым светом освещая территорию у подъезда. Как-то странно – читать газету при таком свете.

– Оль?

– А?

– Вон тот мужик на лавочке. Он тебе не знаком?

Девушка подскакивает к окну и внимательно обводит взглядом незнакомого мужчину, качая при этом головой.

– Нет.

– Может, жилец? Присмотрись.

– Да он с этой газетой давно сидит, примелькался. Но я его не знаю.

– Может, жена из дома выгнала, вот он и сидит.

– Жена? Вот этого, в дублёнке? Не, у нас таких не водится. Иначе мигом бы ушлые бабы подобрали.

Вздыхаю.

Понятно. Тимур прислал своих парней, чтобы схватить меня при первой возможности. И выслужиться перед Митрофановым в очередной раз.

Присматриваюсь, и понимаю, что права – именно этого головореза я не раз видела с Тимуром. Его правая рука и вроде, отъявленный негодяй.

Мда…

– Ну что, идёшь?

– Надо мужика отвлечь. Справишься?

– Легко. Пойдём с Тайсоном гулять и его с собой уведём.

– Отлично. Но будь осторожна. Вроде он опасен.

– Ну, не станет же он меня убивать прямо во дворе дома, правда?

Растягиваю грустную улыбку.

Ох, я ни за что не могу поручиться и уже ни в чём не могу быть уверена. Но Ольге лучше об этом не говорить.

Обнимаю полную девушку, которая за этот короткий промежуток времени стала мне дороже сестры, и провожу рукой по её тёмным волосам.

– Спасибо тебе. Когда всё закончится, я найду тебя, обещаю.

– Хорошо.

– Вот, возьми.

Девушка протягивает мне обрывок старой газеты, на которой записаны какие-то цифры.

– Что это?

– Мой номер телефона. Позвони, как всё будет хорошо.

– Обязательно.

Сую клочок бумаги с номером телефона в кармашек юбочки, и, расправив складки, выдыхаю. Пора идти. Ольга смахивает слезинку, и сдёргивает с вешалки поводок-рулетку.

– Тайсон, гулять!

*****

Спускаемся на первый этаж, стараясь не шуметь. Я прячусь за входной дверью – чтобы тут же выскользнуть, как только мужик, приставленный Тимуром, отвернётся, а Ольга, откашлявшись, вылетает на улицу, таща на поводке рыжего пса.

Тайсон тут же кидается к постороннему мужику, припадая мокрым кожаным носом к его начищенным ботинкам.

– Убери псину!

Мужчина нервничает и принимается топать ногами по земле, чтобы прогнать от себя рыжего пёсика. Тайсона же эта игра только позабавила – он радостно подпрыгнул, опустил голову в землю и начал облаивать ботинки, отчего-то топающие при этом всё яростнее.

– Я сказал, убери!

– Я пытаюсь, пытаюсь!

Ольга делает старательное выражение лица, высунув кончик языка, и натягивает рулетку, пытаясь оттащить развеселившего пса.

Я понимаю план подруги – сейчас она попросит мужчину отойти, отвлечёт его обаятельной улыбкой и спокойным разговором о погоде, а я тихо проскочу позади них, скрывшись за углом дома.

Ведь так?

– Такая жирная и не можешь с этой козявкой справиться?

Мужик вскакивает на ноги и откидывает газету на лавочку, поворачиваясь к подъезду спиной. Я понимаю, что второго шанса может и не представиться – этот наглец, похоже, не собирается оставлять свой пост даже из-за Тайсона, и аккуратно выхожу из подъезда, задерживая дыхание.

Двигаюсь вплотную к стене, не сводя глаз с затылка мужчины. Что, если он сейчас обернётся? Непременно заметит меня, и тогда пиши, пропало.

– А вы не имеете права меня оскорблять!

Ольга топает ножкой, обутой в удобный полуботинок и сдвигает свои кустистые брови на переносице, обращаясь к хамоватому мужчине.

Конечно, она не ожидала, что всё пойдёт не по плану. И вместо приятного разговора о погоде ей предстоит словесная перепалка с опасным человеком, который ничего в своей жизни не боится.

Ох…

– А ты должна надевать на свою шавку намордник, раз она такая агрессивная!

– Тайсон – не агрессивный, он просто поиграть хотел.

– Поиграть? Сейчас поиграем.

Я замираю у стены и замечаю, как мужчина вытащил из кармана электрошокер. Ольга испуганно приседает и подхватывает Тайсона на руки, защищая пёсика от нападающего.

– Я сейчас полицию вызову.

– Вызывай. Только не успеешь.

Мужик начинает надвигаться на перепуганную девушку, и у меня внутри всё холодеет. Конечно, до спасительного угла дома, когда я смогу запросто ускользнуть незамеченной – каких-то пятнадцать метров.

Но разве я могу оставить Олю и Тайсона в опасности, когда они так выручили меня?

Нет, так друзья не поступают…

– Эй, вы чего?

– Выбесила меня, жирная. И ты, и твоя мерзкая псина.

Оля делает ещё шаг назад, и я вижу, как с её полного круглого лица сползли все краски. Сейчас она действительно похожа на Луну – такая же бледная.

Яростно дышит, всё ещё пытаясь отвлечь мужчину от подъезда.

Бедняжка…

– Мы вас больше не трогаем, отстаньте.

– Зато я вас трону. Чтобы больше тут не ходили.

Мужчина поднимает руку вверх и нажимает на кнопку шокера. В воздухе звенит электрический разряд, и Оля мгновенно ойкает, испуганно приседая. Больше я не могу наблюдать эту сцену.

Я должна спасти друзей.

Пусть даже ценой собственной шкуры.

– Оставь их в покое!

Мужик мгновенно разворачивается на каблуках, расплываясь в злобной ухмылке, обнажая ряд жёлтых зубов.

– А кто это у нас? Милочка Игоревна, именно вас я и жду.

– Знаю.

– Вечер добрый.

– Отстань от моих друзей.

Отлипаю от стены, мгновенно оказываясь перед мужчиной, и сверлю его пристальным взглядом.

Ничего он мне не сделает. По крайней мере, приказа на это мой супруг явно не отдал.

Пока что…

– Какие у вас неприятные друзья. Юрий Александрович в курсе?

– Не ваше дело.

– Вы правы, у меня есть другое дело, поважнее ваших друзей. Давайте, я отвезу вас к мужу, и всё будет хорошо.

Делаю шаг навстречу, прищуриваясь.

Конечно, я хорошо знаю этого мужика – подчинённый Тимура, его правая рука и, насколько я знаю, в прошлом – отъявленный убийца, отсидевший несколько сроков. Тягаться с ним мне не по зубам, а подвергать жизни Ольги и Тайсона опасности я тоже не хочу.

Киваю.

Другого выхода у меня нет.

– Мила, не надо.

Оля шепчет, отчаянно жестикулируя за спиной у мужика, и я испуганно приоткрываю рот. Головорез тут же разворачивается и молниеносно прислоняет электрошокер к плечу подруги.

Девушка выдыхает, и падает в мокрый снег, смешанный с грязью.

– Ах!

Тайсон, оказавшись в снегу, тотчас начал оглушительно лаять, пытаясь поднять с земли свою хозяйку, которая, отчего-то, не двигалась.

– Тихо!

Мужик делает шаг вперёд, угрожая псу шокером, и я взвизгиваю, мгновенно повисая на его руке.

– Не надо!

Смеривает меня циничным взглядом, от которого я вся съеживаюсь в комок.

– Ну, ладно.

– Можно, я осмотрю Олю?

– Ничего твоей туше не сделается. Это тоже самое, что слона травинкой хлёстнуть. Очухается через пару минут.

Нагибаюсь над подругой, и выдыхаю – она начинает приходить в себя, морщась и постанывая.

– Поехали. Шеф ждёт.

Киваю, поглаживая Тайсона по жёсткой шёрстке, пытаясь успокоить. Пёсик, не понимающий, что произошло, продолжает тыкать мокрым носом в ладонь Ольги.

– Быстро!

Мужчина хватает меня под руку и подбородком кивает на припаркованный недалеко чёрный внедорожник.

– Вас донести, Эмилия Игоревна, или дойдёте ножками?

– Дойду.

– Отлично.

Подталкиваемая в спину головорезом, я преодолеваю расстояние до внедорожника и пыхча, забираюсь на заднее сидение. С облегчением наблюдаю, как Оля, пошатываясь встаёт с земли и принимается крутить головой в разные стороны, очевидно, ища меня.

Мужик выжимает педаль газа и проносится мимо расстроенной Ольги, обдав её комьями мокрого снега. Оборачиваюсь и вижу глаза подруги, полные решимости отомстить.

Ох, Олечка, прости, что ввязала тебя в это.

И прощай.

17


Юрий

*****

– Спишь, Алиночка?

Нежно шепчу в трубку, лёжа в своей постели.

Луна сиротливо заглядывает в моё окно, а мне не спится – ведь я ещё не дал наставления своей секретарше. Что, если тот пронырливый мент уже встретился с ней в офисе, пока я ездил искать жену, и попытался узнать, кому она отсылала приглашения на свадьбу?

Конечно, Алина глупа, но список приглашённых гостей у неё явно сохранился на компьютере. И, к несказанному удивлению майора, там нет того рыжебородого мерзавца, который посмел увезти из ресторана мою невинную супругу.

Что же получается?

Купцов не мог придти на праздник без приглашения, значит, кто-то его пригласил. Это могли быть или я, или Мила.

Но жену я подставлять не хочу. И так её свадебное платье было найдено на месте преступления, и именно её подозревают в покушении. Но ещё больше топить свою жёнушку я не собираюсь.

Всё-таки, иметь в родственниках супругу-убийцу никак не входит в мои планы. Это – моветон.

Зачем мне лишние подозрения со стороны органов?

Я ведь мог сотрудничать с Купцовым по работе, не обязательно вмешивать в это дело покойную Жанну. Надо внести этого рыжего парфюмера в список, и попросить Алину, чтобы не распространялась, откуда я его знаю, и дело с концом.

Значит, нужно поговорить с этой силиконовой блондинкой и вбить ей в голову нужные сведения.

Деньгами или членом.

Чем захочет.

Она, вроде бы, сейчас одна. Значит, не откажется ни от того, ни от другого. Ведь мы были любовниками ещё два года назад, и расстались весьма мирно, друзьями.

И я даже сохранил за ней пост личного секретаря, не посягая более на её сексуальное тело.

Но, можно всё возобновить.

– Ещё нет, Юрий Александрович. Что-то случилось?

– Чудесно. Мне нужно с тобой поговорить.

– Давайте завтра побеседуем, уже поздно. А с утра в офис должна нагрянуть полиция, меня будут о чём-то спрашивать.

Крякаю.

Значит, я не могу ждать до утра – алиби нужно готовить уже сейчас.

– Нет, детка, так не пойдёт. Ты должна быть в офисе через час, усекла? И мы поговорим. Это важно.

– Но…

– До встречи.

Отключаюсь, выпрыгивая из-под одеяла. Легко успею принять душ, вдруг Алина окажется благосклонной и не откажет мне в интиме?

*****

– Сладкая, как вишенка.

Целую Алину в приоткрытые пухлые губы и с придыханием провожу по её полной груди указательным пальцем. Завитые кудри блондинки разметались по моим деловым бумагам, и красивыми волнами обрамляют её хорошенькое, будто кукольное, личико.

И какого чёрта я с ней расстался?

Нам же было хорошо вместе, насколько я помню.

Но Алина всегда хотела замуж, а я боялся этого, как огня, укладывая в свою постель каждый раз всё новую и новую женщину. Блондинке это всё надоело, и она завела шашни с одним из моих деловых партнёров, оставив меня без качественного секса.

Но я утешился Инной Амораловой.

А Алина, покрутив роман с Олейниковым, так до ЗАГСа его не довела, перепрыгнув в постель к какому-то другому папику. Но я, честно говоря, больше ни разу не приближался к ней и не знаю, с кем она сейчас.

Но, кольца на пальце нет.

Хотя, это никогда меня не останавливало.

– Ты чудесна.

– Правда, Юра? Ты любишь меня?

– Конечно, дорогая.

Киваю, говоря лживые слова, и ехидно прищуриваю глаза.

Пусть так, раз она хочет это услышать.

Секретарша растекается по моему рабочему столу, радостно хлопая накладными ресницами, и призывно оттягивает резинку кружевных трусиков, предлагая мне продолжить начатую прелюдию.

Ну, я же не дурак.

Я не буду отказываться.

Тем более, что эту малышку надо как следует обработать, чтобы она дала нужные свидетельские показания тому менту.

– А почему же ты женился на Эмилии? Ведь я была два года рядом с тобой.

Крякаю.

Как мне надоела эта женская глупость.

Отчего они поголовно все хотят замуж?

Почему нельзя просто трахаться и быть довольными этим? Ведь с браком вся пылкость и влюблённость куда-то исчезают.

Запечатываю рот блондинки жарким поцелуем, чтобы она, наконец, перестала болтать. Выдавать свои пристрастия я не намерен, как и обсуждать свою сбежавшую супругу.

Пусть Алина, как и все остальные дурочки, будут уверены, что это – лишь часть моего бизнес плана, а на самом деле я люблю только её одну…

Глупышка.

– Ты сейчас одна? Так и не вышла замуж?

Качает головой, мгновенно грустнея. Так-так, понятно, я наступил на больную мозоль.

– Нет, рассталась неделю назад с очередным проходимцем, который обещал мне золотые горы.

– Отчего же?

Алина слегка приподнимается и призывно заглядывает мне в глаза, соблазнительно приоткрывая пухлый ротик:

– Наверное, я всё ещё люблю тебя.

Мммм…

Приятно, конечно, но это лишнее. Не собираюсь выступать в роли жилетки, в которую можно выплакаться и не хочу слышать слова любви. Они мне не нужны.

Только секс.

Припадаю губами к призывно стоящему соску и ощущаю вибрацию в штанах.

И это не член.

Вытаскиваю телефон, смотря на экран – правая рука Тимура. Что ему нужно от меня сейчас, в полпервого ночи? Насколько я знаю, у подчинённых не должно быть номера моего телефона, если только это не какой-нибудь особо срочный вопрос.

Пофиг. У меня сейчас есть дело поважнее.

Ведь я так занят сейчас своей ласковой секретаршей, которой мне просто необходимо вдолбить в голову нужные слова для приставучего полицейского.

– Кто там, дорогой?

– Работа.

Быстро отбрасываю смартфон в сторону, скидывая вызов. Не желаю прерываться ни на секунду.

– Уууу, ты даже ночью работаешь. Устаёшь, небось, сильно?

– Достаточно.

– Давай, я всё сделаю сама.

Алина вскакивает со стола, тотчас толкая меня в офисное кресло, и мигом встаёт на колени, разводя в сторону мои бёдра.

А она действительно профессионал своего дела. Настоящий секретарь всегда заботится о душевном состоянии босса.

Надо будет прибавить ей зарплату.

Расстёгивает дрожащими, отчего-то ледяными пальцами пряжку ремня, и быстро опускает «молнию» на штанах вниз, призывно приоткрывая свой пухлый ротик.

Мммм…

Телефон тотчас начинает снова вибрировать, и я морщусь от того, что кто-то посмел нарушить мою прелюдию с секретаршей.

Опять пешка Тимура.

Какого чёрта?

Если что-то случилось, пусть звонит своему непосредственному начальнику, а не мне.

Кидаю смартфон на стол, покорно избавляясь от брюк, которые находчивая Алина тотчас откидывает подальше.

Член в трусах уже стоит колом, готовясь вот-вот порвать ткань плавок и выбраться наружу, в ласковые миниатюрные ручки этой офисной нимфы.

– Так хочу тебя…

Мой голос звучит довольно хрипло, и я сам морщусь от этого. Алина расплывается в голливудской улыбке и хитро прищуривается.

– Ну, это же не то, что я хотела услышать, дорогой.

– А что ты хочешь?

Замираю, боясь, что она захочет снова услышать слова любви или, того хуже, заверения о скорой женитьбе.

– На острова, с тобой. Полетели на выходных? Пожалуйста!

Киваю.

– На отдых? Да раз плюнуть.

Я и так должен был сейчас находиться в Париже с молодой супругой, а не томиться в городской суете, ища сбежавшую жену. Так почему бы не воспользоваться подсказкой Алины и не устроить и вправду себе небольшие каникулы?

На пару дней.

– Бронируй. Любая страна, любой отель. Но только на два дня, больше я не могу отлучиться.

– Правда?

– Конечно. Но ты должна поговорить с полицейским, который придёт к тебе с расспросами и сказать ему то, что я тебе скажу.

– Всё, что захочешь.

– Чудесно. А теперь не отвлекайся.

Алина запускает руку в мои трусы и обхватывает влажную от смазки головку члена, скользя пальчиками вниз.

Охаю от неожиданности.

– Больно?

– Нет-нет, хорошо, не останавливайся.

Тут на столе начинает вновь вибрировать мобильный телефон, и я со злостью фыркаю.

Если это снова пешка Тимура, то тут же его уволю, к чёртовой матери, без выходного пособия.

Потому что никто не смеет прерывать мой секс.

Мягко отстраняю Алину и подхватываю мобильный со стола, убеждаясь, что звонит тот самый дегенерат, который через секунду станет безработным. Секретарша обиженно встаёт с колен и накидывает на свои обнажённые плечи мою рубашку, тихо отойдя к окну.

– Подожди, детка, я сейчас.

Кивает, мягко улыбнувшись, и я чувствую в душе небывалый подъём от этого грустного взгляда. Она чем-то похожа на Милочку – такая же спокойная и милая.

Жаль, что не девственница.

И у неё нет бизнеса, пусть даже плохонького.

А то я бы ещё подумал над рокировкой.

Может, я всё-таки зря расстался с ней два года назад, предпочитая оставаться независимым и свободным? Тогда бы она принадлежала только мне.

А сейчас – слишком поздно.

За эти пару лет Алина побывала в руках многих моих партнёров, а это уже нифига неприятно. Пару раз потрахаться – отлично. Но жениться надо на девственнице, чтобы не видеть на себе красноречивые взгляды других мужиков.

– Да!

Грубо рявкаю, обращаясь к невидимому сотруднику Тимура, который порядком надоел мне своими звонками.

– Юрий Александрович? Это Одинцов.

– Одинцов? Отлично, я запомню твою фамилию, чтобы знать, кого увольнять. Какого чёрта ты названиваешь мне последние пятнадцать минут?

– У меня в машине ваша супруга, Эмилия Игоревна.

Шумно выдыхаю.

Милочка? Неужто нашли?

Сердце отчаянно начинает колотиться, и я сильнее прижимаю смартфон к уху, стараясь не пропустить ни одного слова.

– Так что, может вместо увольнения, я заслужил премию?

– Заслужил, Одинцов.

– Хорошо. Куда прикажете её везти? В офис, или к вам домой?

– Нет-нет, только не в офис.

Замолкаю, обдумывая ситуацию.

У меня ещё тут дела с Алиной. И присутствие жены здесь явно не желательно. Думаю, она не поймёт.

Ощупываю взглядом стройную фигурку секретарши, прорисовывающуюся под тонкой тканью моей белоснежной рубашки, и чертыхаюсь.

Похоже, Мила умудрилась обломать мне секс. Отличная жёнушка! Не даёт супругу даже вильнуть налево.

Хотя, я могу стребовать его с жены.

Алина тотчас оборачивается ко мне, и на её хорошеньком личике читается разочарование, будто она прочла мои мысли. И я сразу же отметаю идею секса с женой.

Ещё не время.

Во-первых, мне нужно удовлетворить Алину, чтобы она дала в полиции нужные мне показания. И найти файл на компьютере, чтобы внести в него Купцова. Это – главное.

С Милой я всегда смогу поговорить, никуда она не денется. Наверное, даже будет полезно пока пожить в каком-нибудь непривлекательном месте, чтобы сломить её строптивую натуру.

– Так что мне делать, Юрий Александрович?

Выдыхаю, отворачиваясь от Алины. Эта хорошенькая полуголая блондинка сбивает меня с нужных мыслей.

Так нельзя.

– У тебя есть какое-нибудь уединённое место? Дом заброшенный, или квартира?

– Конечно.

– Определи её туда и запри хорошенько. Пусть посидит и подумает над своим поведением.

– Прикажете остаться там? Для охраны?

– Нет-нет, не нужно. Она у меня тихая.

Рычу, вспоминая измену жены с Купцовым. Нет, ну как она посмела со мной так поступить?

– Понял.

– Ключ от хаты и адрес привези в офис утром. Тогда и получишь премию, понял?

– Замётано.

Отключаюсь, ставя телефон в беззвучный режим.

Наконец-то всё получилось так, как задумано. Супруга найдена, сейчас её спрячут в надёжном месте, и она будет ожидать моего приезда, как манны небесной.

Купцов ещё, кажется, в реанимации. По крайней мере, никакой информации из больницы не поступало. Хотя, я и не узнавал особо, чтобы не навлечь на себя какие-либо подозрения со стороны органов. Но, по телевизору, ни о кончине, ни о выздоровлении этого бородача не говорили. А это значит, что этот рыжий чёрт может и не очухаться.

Отлично. Так ему и надо.

А рядом со мной офигенная красавица-блондинка, которую я сейчас незамедлительно отымею, пока ещё кто-нибудь не вздумал отвлечь меня от этого важного и очень приятного дела.

А потом займусь компьютером.

Ох, ночка сегодня предстоит тяжёлая.

– Иди ко мне.

Шёпотом подзываю секретаршу к себе, смотря ей прямо в глаза, и быстро срываю с плеч свою рубашку, утыкаясь носом в ключицу.

Алина соблазнительно вдыхает, запуская пятерню в мои волосы, и призывно выгибает спину, как похотливая мартовская кошечка.

18


Мила

*****

Вжимаюсь в сидение автомобиля, слыша приглушённый разговор головореза со своим супругом. Конечно, мне слышны лишь обрывки фраз моего похитителя, а вот то, что говорит муж – вне досягаемости. Но по сухому тону мужчины, у меня по спине бегут мурашки, размером с огромную кошку.

Кажется, Митрофанов не слишком обрадовался, что его разбудили посреди ночи. По крайней мере, никаких радостных возгласов, доносящихся из трубки, я не услышала.

А может, он и не спал вовсе?

Ведь меня в постели супруга нет, а я уже поняла, что верность – не является его добродетелью. Так кто же ему запретит развлекаться со своими многочисленными любовницами?

Мда, ну я и принца себе отхватила. Хуже не придумаешь.

Одинцов.

Такую фамилию, кажется, назвал приспешник Тимура? Как бы попробовать его разговорить и узнать, куда он меня везёт? Вдруг, получится договориться и перебить премию, обещанную моим супругом?

Премия за мою поимку.

Конечно, наличных средств у меня нет, но на карточке, выданной отцом есть достаточная сумма денег для откупа. Надо попробовать предложить их мужчине при удобном моменте.

Как больно и грустно. А я-то, наивная, полагала, что Юрий Александрович меня полюбил.

Глупая…

Смотрю в стекло, пытаясь рассмотреть очертания тёмной ночной улицы, и понимаю, что мы едем в совсем другую сторону – за город. Начинаю часто дышать, пытаясь рассмотреть глаза похитителя в зеркало заднего вида.

Что, если Митрофанову я уже не нужна? И он отдал приказ о моём уничтожении?

– Куда мы едем?

Не поворачивая головы, мужчина сухо кивает:

– Скоро узнаете.

Озноб охватывает моё тело, а подбородок начинает трястись мелкой-мелкой дрожью. Но я изо всех сил пытаюсь совладать с собой – ни в коем случае нельзя показывать своему похитителю, как я напугана.

– Это что, тайна?

– Почти. Не мешайте мне вести автомобиль, Эмилия Игоревна, и успокойтесь. Всё будет хорошо.

Ну да, ну да.

Выйдя замуж за Митрофанова, я уже тем самым подписала себе приговор. И, если не смертный, но мне эта ночная поездка явно ничего хорошего не сулит.

Вижу, как автомобиль сворачивает в один из спальных районов города, и сжимаю губы в плотную нитку. Не представляю, куда везёт меня этот головорез, но уж точно не в особняк супруга.

Значит, всё плохо.

Наконец, внедорожник притормаживает возле обычной девятиэтажки, и мотор послушно затихает.

– Приехали, выходите.

Опускаю ноги на землю, обалдело крутя головой. Вообще не представляю, куда привёз меня Одинцов и что мы тут делаем. Насколько мне известно, в данном районе у моего супруга нет никаких дел и никакой недвижимости.

Или, я чего-то не знаю?

– Эмилия Игоревна, пойдёте сами, или отнести вас на руках?

– Не нужно романтики! Сама дойду.

– Как у годно. Прошу.

Одинцов указывает рукой направление, куда мне следует идти, и я аккуратно ступаю к подъезду по припорошенной талым снегом тропинке. Оборачиваюсь – не удастся ли сбежать? Но мужчина не отстаёт, следя за мной своими неприятными, какими-то жёлтыми глазами.

Бррр. Неприятный тип.

Головорез идёт следом, небрежно чиркая зажигалкой, и я набираю полные лёгкие воздуха, стараясь не дышать отвратительно вонючим дымом.

Тут же в руке мужчины блеснул ключ от домофона, и железная дверь с лёгким попискиванием, распахнулась.

– Входите.

– На лифт?

– Нет, лифт нам не понадобится, второй этаж. Вы надеюсь, не против прогуляться пешком?

Мотаю головой, не удосуживаясь даже ответить Одинцову. Меня гложет любопытство – чья эта квартира и кому она принадлежит? Но я пока не хочу ничего спрашивать, боясь вызвать лишний интерес.

Ведь пока я покорна и спокойна, я смогу договориться с этим опасной мужчиной, не боясь быть связанной и брошенной в углу комнаты с кляпом во рту.

Оказываемся на втором этаже, и мужчина бодро проворачивает ключ в замочной скважине одной из квартир.

Щёлк.

Створка с шумом распахивается, и на меня тут же пахнуло дорогим парфюмом, которым некогда любил пользоваться отец. Кажется, он обожал этот парфюм ровно до того момента, как умерла мама – именно она снабжала его этими пузатыми флакончиками из коричневого стекла. А потом, мир для него будто померк. При мыслях о родителях к горлу подкатили сдавленные рыдания, и я быстро сглотнула комок, стоящий в горле.

Нет, нельзя.

Вдыхаю такой знакомый до боли аромат, и судорожно трясу головой, пытаясь освободиться от грустных воспоминаний. Одинцов не должен заметить перемены моего настроения.

Нужно успокоиться.

– Входите, Эмилия Игоревна, располагайтесь.

Над потолком вспыхивает трёхрожковая старая люстра, освещая небольшой коридорчик тусклым светом, и я оборачиваюсь на своего похитителя.

– Что дальше?

– Дальше – вы останетесь в этой квартире до приезда супруга. Юрий Александрович приедет к вам завтра утром.

– И вы оставите меня одну?

– Да, надеясь на ваше благоразумие. Митрофанов сказал, что вы не способны на дурные поступки, и я могу оставить вас без присмотра.

– Спасибо.

Утыкаюсь взглядом в пыльный пол, скидывая ботиночки, и аккуратно делаю шаг по направлению к гостиной. Юрий думает, что я не способна высунуться в окно и кричать, чтобы меня спасли?

О, он глубоко заблуждается.

Главное – дождаться, пока его приспешник благополучно уйдёт, надеясь на моё спокойствие. В таком случае, я могу даже не давать ему взятку – легко освобожу себя сама, без чьего-либо участия.

Прохожу в единственную комнату, оглядываясь по сторонам.

М-да, негусто. Старый продавленный диван с парой круглых засаленных подушек, допотопный обшарпанный шкаф и телевизор на трёхногой тумбочке, поверх которого лежит грязно-серая салфетка, связанная крючком.

Это – явно не квартира Юрия Александровича, а, скорее всего, халупа, принадлежащая самому Одинцову. Митрофанов бы не позволил жилплощади находиться в такой бедственном положении.

– Я вас поняла, можете идти.

Оборачиваюсь, смотря на головореза, пытаясь придать своему тону самое беззаботное звучание. Но, на самом деле, сердце готово выпрыгнуть из груди от нетерпения, а щёки залились румянцем.

Мужчина качает головой.

– Извините, Эмилия Игоревна, но я не оставлю вас.

Холодею.

– В смысле?

– Уж больно у вас глаза горят. Юрий Александрович зря думает, что вы – невинная беззащитная овечка, это не так. А мне очень не нужны проблемы с законом, если вы решите устроить дебош. Так что, я лучше тут покараулю, пока супруг не приедет за вами.

Опускаю плечи и закусываю нижнюю губу.

Чёртов Одинцов! И как он так легко раскусил мой план?

– Тут только один диван, насколько я вижу.

Нервно оглядываю комнату, пытаясь хоть как-то повлиять на твёрдое решение мужчины.

– Я не буду спать, посижу на кухне, кофе попью. А вы устраивайтесь. Всё равно раньше десяти утра Юрий Александрович не приедет.

Выдыхаю.

Что ж, побег не удастся. Но, возможно, сон всё же, сломит противника? Ведь до утра ещё уйма свободного времени.

– У меня голова болит.

– На подоконнике коробка с лекарствами, посмотрите там что-то подходящее. А я пока воды принесу.

Радуясь, что Одинцов наконец-то оставил меня в одиночестве, я не спеша подхожу к окну. Из него открывается вид на соседний дом и небольшую детскую площадку, погрязнувшую в лужах талого снега.

Если даже я и буду кричать – вряд ли кто-то меня услышит.

Слышу шаги мужчины в коридоре и поспешно запускаю руку в коробку с лекарствами. Сделаю вид, что ищу что-то подходящее – не нужно привлекать к себе внимание.

Рука аккуратно переставляет коробочки с лекарствами, и тут взгляд цепляется за привычную ярко-жёлтую упаковку.

Что это?

Ну, так и есть – сильное снотворное! Именно его использовала тётушка, чтобы уснуть, когда наша семья переживала непростые времена в связи с кризисом отца. Именно это лекарство пил папа, перед моей свадьбой очевидно сильно нервничая в последние дни.

Это оно!

– Нашли таблетку?

Одинцов вырастает за моей спиной, и я, стараясь скрыть радость от такой важной находки, возбуждённо киваю головой.

– Вот вода.

Быстро выдавливаю в ладошку таблетку, и зажимаю её в кулаке. Это – моё единственно спасение выскользнуть из этой ужасной квартиры. И отсрочить встречу с собственным супругом.

Делаю вид, что запиваю таблетку водой, а сама незаметно опускаю белый кругляшек в карман юбки.

Отлично.

Нужно только придумать, как подсыпать таблетку хозяину квартиры. Но с этим торопиться не нужно – времени у меня ещё предостаточно для побега.

– Вы выпили кофе?

– Ещё нет, поставил чайник кипятиться.

– Можно, и мне чашечку?

С надеждой смотрю в глаза этого неприятного мужчины, как можно приветливее улыбаясь при этом.

– У меня растворимый, дешёвка. Вы вряд ли будете такой пить, Эмилия Игоревна.

– И всё же.

– Как хотите. Мне не жалко.

Одинцов разворачивается на каблуках и уходит в направлении кухни, откуда слышно бульканье кипящего чайника.

Отлично!

Теперь осталось только отвлечь этого неприятного головореза светским разговором и кинуть в его чашку таблеточку. И пусть спит сладко.

На кухне такой же минимализм, как и в единственной комнате. Очевидно, эту квартиру редко используют для житья, в основном – для каких-нибудь тёмных делишек.

Ну ладно, меня это не касается.

Стеклянный мутный чайник громко щёлкнул и отключился, оповестив нас о том, что вода вскипятилась. Одинцов берёт с сушилки две одинаковые огромные кружки с какими-то нарисованными довольными рожицами, и громко ставит их на пустой липкий от грязи, стол.

Я внимательно слежу за его движениями, стараясь выбрать удобный момент для того, чтобы подсыпать снотворное в чашку негодяя.

Без паники.

Мужчина наливает в чашки кипяток и бросает в каждую из них по чайной ложке растворимого кофе. Жидкость мгновенно окрашивается в коричневый цвет, и в воздухе зависает аромат дешёвого бодрящего напитка.

– Сахар?

– Если можно. Две ложечки.

– Отчего ж нельзя? Я знаю, женщины любят сладкое.

Он игриво подмигивает мне, и я поспешно опускаю глаза в пол.

Ещё чего не хватало!

Чтобы пешка супруга заигрывал со мной!

– Простите.

Он тут же робеет, понимая, что нарушил невидимую границу между нами. Всё-таки, я не его подружка, а супруга его босса, хоть и провинившаяся.

Отворачивается от стола, открывая зеркальный шкафчик, висящий на стене. В это мгновение я быстро вынимаю таблетку из кармана юбки и опускаю её в огромную чашку с кофе, стоящую в отдалении от меня.

Бульк!

Белый кругляшек быстро опускается на дно, не подавая никаких признаков своего нахождения в огромной кружке.

Замечательно!

Одёргиваю руку, уставившись в другую от стола сторону, как будто ничего и не было. Очень надеюсь, что таблетка не придаёт горькость напитку – а то охранник заподозрит что-то неладное и решит не допивать своё пойло до дна.

Одинцов возвращается к столу с круглой стеклянной ёмкостью, до краёв наполненной белым сахарным песком, и подаёт мне ложечку.

– Пожалуйста.

Кладу одну чайную ложку сахара и быстро размешиваю её ложкой, наблюдая, как мужчина повторяет мои движения.

– Воде бы вы говорили, что только женщины любят сладкое. А я смотрю, сами не прочь полакомиться сахаром?

Мой охранник обнажает жёлтые кривые зубы, радостно улыбаясь при этом и быстро кивает.

– Да вот, на вас посмотрел, Эмилия Игоревна, и тоже решил себя сладким побаловать. Оно, говорят, для ума полезно.

– Отлично.

Замолкаю, чтобы не сморозить какую-нибудь колкость про умственную деятельность мужчины. Нет, мне не нужно его злить – пусть расслабится и спокойно выпьет кружку с сильнодействующим снотворным. А потом я сбегу, и мы посмотрим, кому для мозга действительно нужно сладкое.

Откладываю ложку, которой я только что размешивала кофе, и та со звоном падает на пол.

Чёрт!

Придётся лезть под стол.

Отодвигаю стул, и нагибаюсь за столовым прибором, мгновенно выпрямляясь. Одинцов невозмутимо пёт кофе из своей кружки, причмокивая при этом губами.

Вот так, прекрасно вышло.

Мне известно, что эти таблетки действуют очень быстро – значит, не пройдёт и десяти минут, как этот бравый охранник будет храпеть без задних ног, откинувшись на стуле. В такой изумительной позе его и найдёт Митрофанов, который приедет разбираться со своей строптивой женой.

Ну-ну, посмотрим.

Хотела бы я посмотреть на округлившиеся глаза супруга, когда он не найдёт меня в этой обшарпанной клетке.

Отпиваю глоток горячего напитка и морщусь – слишком приторно. Я вообще не любитель добавлять сахар во всевозможные напитки, но сейчас мне нужно было это сделать для отвлечения внимания Одинцова. Поэтому, нельзя отказываться – нужно выпить этот кофе, не привлекая внимания.

Мужчина тоже тем временем молча допивает кофе, и широко улыбается:

– Вкусно?

Киваю, с надеждой смотря на него. Может, снотворное уже начало действовать?

– Редко встретишь такую отчаянную барышню, как вы, Эмилия Игоревна.

– Почему?

– Не знаю. От Митрофанова бабы обычно сами не сбегают, в отличие от вас.

Допиваю кофе, отставляя кружку на стол. В желудке начинает плескаться это отвратительное сладкое пойло, но я сдерживаю себя, иронично выгибая бровь.

– Правда? Отчего же?

– Не знаю. Хорош он, наверное, я не проверял. Вот и вешаются все на него, как мухи на мёд слетаются.

– Мухи обычно на другое слетаются.

Замолкаю, сверля мужчину взглядом. Мой охранник небрежно ставит кружки в раковину, и открывает воду, споласкивая их прохладной водой.

– И вы, наверное, думаете, что самая умная?

Приоткрываю рот, не решаясь ничего сказать. Мало ли. Мужчина намного сильнее меня физически и ему не составит никакого труда прихлопнуть меня, если я вдруг скажу ему что-то неприятное.

– Но, это не так.

Одинцов закрывает кран, скрещивая руки на груди, гадко ухмыляясь при этом, и продолжает свою фразу, чеканя каждое слово.

– Я видел, как вы интересовались таблетками. И заметил, что вы кинули в мою кружку сильнодействующее снотворное.

Молчу, начиная яростно дышать.

Что делать? Отнекиваться? Просить прощения?

Боже…

– И я подменил кружки.

Мои брови выгибаются, и я каменею, прирастая ногами к грязному полу квартиры. Охранник выжидательно смотрит на часы, висящие над дверью, и разводит руками:

– Выхода нет. Сейчас вы заснёте.

– Но…

Моё дыхание становится ровным, и я понимаю, что злосчастная таблетка уже начала действовать, затормаживая мою реакцию.

– Предпочитаете спать стоя, как жираф, или всё-таки, самостоятельно дойдёте до дивана?

Ироничный тон Одинцова выводит меня из себя, но я оказываюсь не в силах противостоять лекарственному средству. Не чувствуя ног, я медленно иду в комнату, понимая, что у меня нет сил даже огрызаться.

Последнее, что доносится до моего сознания – это громкий противный хохот охранника, а затем на голову будто натянули меховую шапку, и всё погасло.

19


Юрий

*****

Отрываю голову от подушки, нехотя смотря на пищащий смартфон. Вчера допоздна разбирался со списком гостей на компьютере у Алины, потом подвозил её до дома и принимал очередную порцию благодарностей, когда она демонстративно стащила с себя трусики прямо на переднем сидении моего автомобиля.

Это было заманчиво, чёрт возьми.

И, не смотря на поздний час, я не смог устоять.

Потом отпустил эту малышку домой, а сам, немного постояв на улице, постарался привести мысли в спокойное состояние. Хороша чертовка, ничего не скажешь.

Но, главное, что Купцов занесён в список гостей, а Алина подтвердит перед полицейским каждое сказанное мной слово.

Это отлично.

Смотрю на экран смартфона, проклиная того безумца, который решился меня разбудить в девять утра, ведь я собирался приехать сегодня в офис попозже, после общения со строптивой супругой.

На экране высвечивается имя Амораловой, и я с раздражением приподнимаю верхнюю губу, морща переносицу.

Какого чёрта нужно от меня этой потаскушке?

Разве она не должна сейчас лежать под крылышком своего супруга?

Хрен с ней.

Нервно провожу пальцем по экрану, сбрасывая вызов. Не желаю с ней беседовать и, тем более, я не готов сейчас к новым постельным подвигам. Вчера Алине удалось выжать меня без остатка.

Переворачиваюсь на другой бок, слыша попискивание телефона, и с головой зарываюсь под одеяло, смыкая веки. Если эта мадам сейчас же не перестанет меня осаждать, мне придётся её послать. И в довольно грубой форме.

Сто процентов, это ей не понравится. Но я умею быть жёстким.

Мелодия прекращается, и я с наслаждением втягиваю носом свежий аромат постельного белья. Луиза начала использовать какой-то другой кондиционер, пахнет довольно приятно.

Тишина.

Вот, так-то лучше.

Раздаётся громкий удар колокола, и я понимаю, что это телефон оповестил меня о пришедшем сообщении. То есть, Инна решила всё-таки взять меня измором?

Глупая баба.

«Юра, нам нужно срочно поговорить».

Удаляю. Мне не о чем с ней разговаривать, тем более сейчас.

С раздражением опускаю босые ноги на коврик, и, нашарив тапки, встаю с кровати, кидая грозные взгляды на телефон. Инне удалось меня разбудить, но это не значит, что я горю желанием с ней разговаривать.

Вовсе нет.

Лучше съезжу в офис, посмотрю своими глазами на допрос Алины и позвоню Одинцову. Надо же мне, наконец, предстать перед очами Милочки и задать ей пару вопросов перед наказанием.

Вхожу в душевую кабину, слыша очередной вызов на смартфоне. Амораловой всё неймётся. Неужели, её муженёк настолько плох в постели, что она решила сегодня просто достать меня своими звонками?

Ненавижу назойливых женщин.

Выхожу из душа, оборачивая полотенце вокруг бёдер, и провожу пятернёй по своим влажным тёмным волосам – я уже в форме, замечательно. Сейчас выпью кофе, приготовленный покорной Луизой, и заскочу на пару минут в офис, по дороге к Милочке.

Луиза не подвела – на столе уже высилось блюдо со свежими оладушками, а в кофейнике стоял горячий ароматный напиток.

– Благодарю.

– Юрий Александрович, вам звонили.

– Кто ещё в такую рань?

– Инна Викторовна. Она просила вам передать, что у неё есть важная информация.

– Стоп.

Выставляю поднятую руку перед собой, буравя горничную тяжёлым суровым взглядом.

– Никакой Инны Викторовны я не знаю. И, если она вздумает позвонить ещё раз, ответь ей то же самое. И не смей мне ничего передавать!

– Поняла, извините.

Со вздохом ставлю чашку с бодрящим напитком на стол и с раздражением бью кулаком по накрахмаленной скатерти. Луиза вздрагивает от глухого удара и отступает на шаг назад, приседая.

Сжимаю губы в грубую нитку и морщу нос. В конце концов, горничная не виновата, мне не следует себя так вести.

– Луиза, вы ни в чём не виноваты, не переживайте. Просто некоторые женщины не понимает своего места, пытаясь прыгнуть выше головы.

Отодвигаю стол, вытирая губы салфеткой.

– Вы не будете завтракать?

– Аппетит пропал. Всего хорошего.

Разворачиваюсь на каблуках, оставляя служащую стоять по стойке смирно, и иду по направлению к прихожей. Какой талант у Инны пропадает! Её вполне можно посадить на входе в офис, чтобы она отпугивала посетителей, докучая свей пустой болтовнёй.

Надо предложить Егору, пусть пристроит жёнушку на работу.

Чтобы занялась делом и отстала, наконец, от меня.

*****

В офисе работа кипит и без начальника.

Толкаю дверь в приёмную и тут же замечаю того неприятного полицейского, который опрашивал меня, ворвавшись без спроса в мою ванную.

Сейчас он нависает над рабочим столом Алины, которая поспешно шлёпает пальчиком по левой клавиши мыши, открывая для стража порядка нужные документы. Но, я-то вижу, что липкий взгляд майора сосредоточился вовсе не на экране монитора, а на декольте моего секретаря.

Ладно, мне пофиг. Алина мне не принадлежит, и я не имею на неё далеко идущих планов. Так – всего лишь восстановление утраченных связей, исключительно ради дела.

Вот взгляд майора всё же отрывается от сисек девушки и перемещается на экран. Отлично, там всё в порядке – я лично доработал документ.

– Доброе утро, Юрий Александрович. А ваш секретарь сказала мне, что вас сегодня не будет.

– Появилось одно непредвиденное дело. Я заехал всего на минутку.

– Понятно. Тогда я надеюсь, вы не будете возражать, если я посмотрю список гостей, приглашённых на вашу свадьбу?

– Нисколько.

– Благодарю.

Майор благосклонно кивает мне, вновь утыкаясь глазами в экран монитора, а я прохожу в свой кабинет, внутренне ликуя. Что ж, я оказался хитрее и умнее этого опытного лиса и уже внёс в списки имя Купцова. Так что, ничего этот мент мне предъявить не сможет.

Никита Борисович приехал на свадьбу по приглашению моей секретарши. Я же вполне могу его не помнить, так как он значится в моей базе данных, как вип-клиент. Ну не могу же я знать в лицо всех своих клиентов?

Так что всё закономерно.

А уж, почему он уехал с моей супругой, и как она оказалась в его квартире – я точно не могу знать. Как и то, кто стрелял в этого рыжебородого мужика.

Устраиваюсь в кожаном кресле, откидываясь на спинку, и набираю номер Одинцова, с которого он звонил мне ночью.

– Всё хорошо?

– Да, Эмилия Игоревна в полном порядке, вы можете приезжать.

– Чудесно.

– Надеюсь, вы не забыли про премию, Юрий Александрович?

– Помню. Поверь, я никогда не забываю о своих долгах.

– Тогда я вас жду.

Хмыкаю и отключаюсь.

Опасный малый. Но я хитрее.

То, что у этого отморозка в лапах моя жена, меня ничуть не смущает. Сейчас я заберу Милу и увезу её подальше, чтобы не вмешивать в наши семейные дела больше никого.

А потом хорошенько накажу.

И за Купцова, и за побег, и за потерю девственности. А потом отправлю этот отработанный товар назад, к папочке, плакать в жилетку.

Сама виновата.

Одинцов скидывает мне смс-сообщение с адресом, где ждёт меня Милочка, и я, поспешно схватив портфель со стола, выхожу из кабинета.

Майор по-прежнему занят, рассматривая список гостей и я, сухо кивнув Алине, выхожу из приёмной. Эта малышка сделает всё так, как я задумал – не сомневаюсь. Правда, за это придётся свозить её на острова, но я как-нибудь впихну эту поездку в свои семейные разборки.

Спускаюсь на парковку и щёлкаю брелком. Мой тёмно-синий «БМВ» коротко моргнув фарами, приветливо щёлкнул, и я расплываюсь в довольной улыбке. Совсем скоро я увижу Милу и смогу, наконец, насладиться ей полностью. Теперь мне нечего её беречь.

А потом брошу.

Потому что на роль матери моих детей она больше не подходит.

Распахиваю дверь, чтобы прыгнуть за руль, и тут же прищуриваюсь от злости – возле автомобиля тут же нарисовалась Инна, одетая в ярко-красное пальто и высокие чёрные сапоги. Её русые волосы крупными локонами ниспадают на плечи, а ярко накрашенные губы искривились в ухмылке.

– Ты за мной следишь?

– Фу, как грубо. И это вместо приветствия?

– Раньше тебя не волновала моя грубость. Ты с восторгом пищала, не смотря ни на что.

Иронично выгибаю бровь, подтрунивая над Амораловой, и прыгаю за руль. У меня нет ни малейшего желания выяснять отношения с этой вздорной бабёнкой, тем более, сейчас, когда меня ждёт жена, сгорая от нетерпения.

– Юра, нам нужно поговорить!

– Кому это нам?

– Нам – это тебе и мне!

– Ты не права. Мне это не нужно.

Захлопываю дверцу автомобиля, и вставляю ключ в замок зажигания. Инна морщится от досады, и пытается открыть дверцу автомобиля, ломая ногти.

Блокирую двери, приоткрывая окно.

– Говори. У тебя минута. Я спешу.

– Я беременна!

Аморалова вытаскивает из своей чёрной сумочки пластиковую палочку, на которой нарисован жирный плюс и суёт мне её под нос.

– Вот, смотри!

– И? Поздравляю.

– Митрофанов, очнись! Я беременна от тебя!

Хмыкаю.

Господи, сколько у меня было таких баб, которые уверяли меня в том, что я вскоре стану отцом их ребёнка. Но меня не проведёшь.

Во-первых, я всегда предохраняюсь, а во-вторых, Инна давно замужем, и отцом малыша вполне может быть её законный муж.

– Иди и сообщи эту радостную новость Егору!

– Он тут ни при чём, это твой ребёнок!

– Да ладно? Ты мне ещё скажи, что хранишь мне верность и не прикасаешься к супругу.

– Это так. Егор постоянно на работе, у нас с ним не было секса уже месяца два. Только с тобой!

– Ну, тогда у тебя произошло непорочное зачатие.

– Юра!

– Минута закончилась. Всего хорошего.

Нажимаю на кнопку стеклоподъёмника и, довольно ухмыляясь, выворачиваю с парковки. Смотрю в зеркало заднего вида, как рассерженная Инна топает ногами, обутыми в чёрные сапожки, и включаю музыку.

Нет, ей меня не провести.

*****

Паркуюсь возле девятиэтажки и оглядываю спальный район. Надеюсь, тут всё тихо, и у моего верного «коняшки» не проткнут колёса.

Ну и местечко выбрал Одинцов!

Поднимаюсь на второй этаж, испуганно прислушиваясь к дребезжанию старого лифта, и нажимаю на кнопку звонка. Не хватало ещё, чтобы меня кто-нибудь заметил в этом зловонном месте.

То-то писаки взвоют от радости!

Пешка Тимура распахивает дверь, пропуская меня в захламлённый коридор и кивает подбородком в сторону единственной комнаты.

– Эмилия Игоревна там.

Потирая руки от радости, я вбегаю в комнату и замечаю свою супругу, лежащую на узком засаленном диване. Её волосы разметались по грязной обивке, и слегка заслоняют фарфоровую кожу, но, даже почти не видя лица Милы, я с грустью понимаю, что она спит.

– Какого чёрта?

Оборачиваюсь к Одинцову, сжимая кулаки.

– Что ты с ней сделал?

– Это не я. Ваша супруга хотела заставить меня выпить снотворное, но я подменил кружки, и она сама приняла дозу.

– Когда?

– Ночью.

– И почему она до сих пор спит?

– Ну, рассчитывала-то она свалить с ног меня, вот и не рассчитала дозировку. С её весом ей хватило бы и половинки таблетки. Ничего, очухается, дыхание ровное.

Подхожу к дивану, присаживаясь на корточки.

Милочка даже в таком состоянии, в странной, неподходящей по размеру одежде, очень красива, как нежный бутон розы.

Аккуратно убираю тёмную прядь волос с лица и провожу пальцем по щеке. Моя жена морщит свой хорошенький носик и чуть приоткрывает пухлые губы, просто созданные для поцелуев.

Моих поцелуев, чёрт возьми!

Член в штанах бодро зашевелился, пытаясь вырваться из тесной ткани, и я с горечью морщусь.

Чёрт возьми, всё должно было получиться совсем не так.

Запрокидываю голову назад, и прикрываю глаза, считая до трёх, чтобы не разразиться матерной руганью. Ну, как посмел Купцов сорвать этот цветок раньше меня? Ведь я так мечтал о ней!

Сволочь.

Поднимаюсь с корточек, коротко оборачиваясь на Одинцова:

– Я приеду за ней вечером.

– Мы так не договаривались.

– Но это же ты напоил её снотворным!

– И что? Забирайте, вот она.

– Не тупи! Как я потащу спящую жену посреди дня, у всех на виду? Да меня мигом заметут в отделение!

Головорез Тимура грозно сдвигает насупленные брови и прищуривает свои почему-то жёлтые глаза. Небось, у мужика больная печень – вон как он плохо выглядит.

– У меня другие дела, я не могу караулить вашу жену до вечера.

– Не карауль, она всё равно спит. Запри квартиру и иди по делам, куда она денется?

Разворачиваюсь на каблуках, направляясь в прихожую, и тут же оказываюсь остановленным этим неприятным типом. Он выставляет свою мозолистую ладонь вперёд, грозно щурясь.

– Премия, Юрий Александрович.

– Вечером.

– А не обманете?

– Я приеду, как стемнеет. Моя жена тут. Не нужно, чтобы кто-то видел меня, понимаешь?

Рву дверную ручку на себя, и выбегаю в подъезд.

Пожалуй, мне нужно вернуться в офис, чтобы расспросить Алину о допросе. Никуда Милочка не денется из этой убогой квартиры, можно не волноваться.

А я слишком напряжён.

Несмотря на холодность, я никак не могу выбросить из головы разговор с Инной. Что, если эта глупая баба не врёт? Тогда мне лучше позаботиться о том, чтобы дать ей денег на аборт. И тогда я забуду о ней навсегда.

Да, пожалуй, лучше поехать в офис. Алина сумеет меня успокоить и остудить мою голову. Я всегда привык решать проблемы после хорошего секса.

– Юрий Александрович!

Оборачиваюсь.

Одинцов выходит за мной следом, держа ключ от квартиры в руках. Он уже успел одеться, значит, и вправду решил покинуть квартиру.

– Что тебе?

– Вот ключ от квартиры. Я сейчас запру Эмилию Игоревну, и она не сможет открыть квартиру снаружи.

– Ну и отлично. Пусть очухивается и ждёт меня, я же сказал.

– Я положу ключ под коврик. На случай, если вы приедете раньше меня.

– Ты собрался гулять до ночи?

– Простите, но у меня свои планы на этот день.

– Ладно.

Смотрю, как мужик дважды щёлкает замком, затем быстро наклоняется, и кладёт ключ под пыльный половой коврик с надписью «Welcome», лежащий у двери. Какое-то смутное волнение защемило в груди при мысли о том, что Мила остаётся без присмотра, но я быстро отгоняю его прочь – из квартиры ей не выйти, а со второго этажа она прыгнуть не рискнёт.

Ничего с ней не сделается.

– Поехали, подвезу до метро.

– Спасибо.

Одинцов окидывает меня дружелюбным взглядом и обнажает ряд жёлтых зубов. Меня передёргивает от вида этого бандита и я, брезгливо морщась, начинаю спускаться по ступенькам.

20


Мила

*****

Слышу громкий хлопок, и испуганно открываю глаза. Такое чувство, что кто-то закрыл входную дверь, громко хлопнув створкой о косяк так, что задрожало окно в старой раме.

Приподнимаю голову с засаленной ткани старого дивана, и морщусь от громкого щелчка – неизвестный дважды провернул ключ в замке.

Значит, я одна.

Наконец-то!

Спускаю ноги на пол, втягивая носом воздух и цепенею – мне не показалось, я явственно ощущаю запах туалетной воды Митрофанова.

Значит, он тут был. Только что.

И, найдя меня в сонном состоянии, решил пока оставить тут.

Но, надолго ли?

И где Одинцов?

Озираюсь по сторонам, боясь увидеть неподалёку следящие за собой жёлтые глаза, но никого не нахожу. Отлично. В таком случае мне нужно попытаться сбежать.

На ватных ногах, качаясь, как пьяная, подхожу к грязному окну, забранному пыльной шторой, и выглядываю на улицу. Уже день – на улице светит солнце, но людей у дома я не наблюдаю. Небось, в разгар дня все на работе или учёбе.

Оглядываюсь – комната почти пуста и мне не из чего даже свить верёвку, чтобы спуститься из окна.

Тут хлопает дверь подъезда, и я испуганно приседаю – на улицу выходят мой супруг вместе с Одинцовым и, пройдя по двору, садятся в тёмно-синий автомобиль. Значит, они уехали вместе. И у меня есть немного времени, чтобы попытаться сбежать. Не думаю, что Юрий Александрович оставит меня здесь.

Но, сначала мне нужно в туалет.

Срочно.

*****

Спускаю воду, и подхожу к мутному зеркалу, висящему на выкрашенной краской, стене. На меня оттуда смотрит бледное до синевы уставшее лицо. Как будто, я за эти пару дней постарела лет на десять.

Кошмар.

До чего довёл меня этот необдуманный поступок. Зря я согласилась на этот брак, который не принёс мне ещё ничего, кроме разочарования и сожаления.

Но, мне не до пустяков – нужно выбираться из этой квартиры, и как можно скорее. Вряд ли мужчины уехали надолго, а это значит, что совсем скоро они оба вернутся.

И тогда мне несдобровать.

Митрофанов непременно попытается исполнить свой супружеский долг, не смотря ни на что.

Бррр.

Быстро ополаскиваю руки и лицо прохладной водой, и затихаю – возле входной двери доносятся какие-то шаркающие шаги.

Неужели кто-то из мужчин вернулся?

Выключаю воду, прижимаясь спиной к грязной стене ванной, и быстро щёлкаю выключателем, оказываясь в кромешной тьме. Если вошедший сразу пройдёт в комнату, то я смогу попытаться сбежать – ведь санузел находится совсем рядом от входной двери.

Ключ дважды поворачивается в замке, и я цепенею.

Словами не описать, как я напряжена. Кажется, что все мои мышцы стали тугими, как тетива лука, готовые вот-вот распрямиться, чтобы лететь к входной двери, на волю.

Дверь распахивается, и я отчётливо слышу шаги, раздавшиеся в прихожей.

Боже…

Я не выдержу этого напряжения.

Кто там? Митрофанов, или Одинцов?

На удивление, дверь не закрывается, а шаги в нерешительности топчутся на месте, приводя меня в ещё более волнительное состояние.

Наконец, мои нервы не выдерживают и я, аккуратно выглядываю в прихожую сквозь приоткрытую дверь.

На пороге стоит симпатичная девушка, одетая в ярко-красное пальто, и в нерешительности вытягивает шею, пытаясь рассмотреть комнату. Она аккуратно переступает длинными ногами, обутыми в длинные чёрные сапоги. Похоже, она тоже боится войти в квартиру, боязливо закусывая красную губу.

Морщусь.

Где-то я ранее видела эту девушку, определённо. Мне знакомо её лицо. Только вот ни имени, ни фамилии, не приходит мне на ум.

– Эмилия, вы тут?

В тишине раздаётся её свистящий шёпот, и я, клацнув от страха зубами, приоткрываю дверь. Вроде бы, мне нечего бояться.

– Да.

– Здравствуйте. Как здорово, что я вас нашла!

– Здравствуйте, а зачем я вам?

Аккуратно выхожу из санузла, сканируя нежданную гостью взглядом.

– Вы извините меня за вторжение, но, вроде бы, вас тут держат насильно.

– Это так!

– Тогда поехали?

Красавица тряхнула крупными локонами, и в её ушах тихо звякнули золотые серьги. Это движение тут же отрезвило меня. Ну, конечно, именно эта девушка на моей свадьбе буквально пожирала Юрия глазами, а потом мне шептала на ухо, как мне повезло с супругом.

Она. Точно.

Но что ей тут нужно, чёрт возьми?

– Куда?

– Отвезу вас за город, у меня там дом. Там вас точно не станут искать.

Топчусь на месте, в нерешительности глядя на девушку. Могу ли я ей доверять? Или её послал Митрофанов, чтобы ещё больше запугать меня и запутать следы?

– Там вы будете в безопасности.

– С чего вы взяли, что мне грозит опасность?

– Я следила за Юрой. Он сказал, что приедет вечером сюда и вас накажет. Вы этого хотите?

– Я? Нет. Я вообще мечтаю с ним развестись.

Красавица расплывается в дружелюбной улыбке и подаёт мне руку. Я вижу, как загорелись её глаза, сверкнув зелёным светом в полутьме прихожей.

– Тогда я – лучший помощник в этом деле.

Окидываю взглядом пустую квартиру Одинцова.

В любом случае, мне здесь делать нечего. Ни охранника, ни супруга я видеть не желаю. Скрываться у отца слишком опасно – там Юрий найдёт меня в первую очередь и, не дай Бог, причинит вред кому-нибудь из семьи, пытаясь забрать меня силой.

А он попытается, в этом я уверена.

Идти мне больше некуда, паспортом и банковской карточкой я больше не смогу воспользоваться. Значит, остаётся только одно – довериться этой незнакомой девушке и поехать с ней.

– Поехали, быстрей!

– Поехали.

Киваю, и первой выбегаю из квартиры, слыша, как сзади дважды щёлкает дверной замок. Побег удался, но одному Богу известно, что меня ждёт дальше.

*****

Устраиваюсь на переднем сидении автомобиля своей спасительницы, и вжимаюсь в спинку кресла, прикрывая глаза.

Я снова сбежала от Митрофанова, уже в который раз. То-то он удивится, когда не найдёт меня в своей обшарпанной клетке.

Так ему и надо!

Приоткрываю один глаз, подглядывая за моей новой спасительницей. Какие цели она преследует? Почему ей тоже выгодно расторжение моего брака?

Шумно вздыхаю, приоткрывая глаза.

Красотка ободряюще улыбается, но я вижу, как дрожат её губы.

Волнуется? Почему?

Протягивает мне ладонь для приветствия:

– Инна. Ты меня помнишь?

– Мила.

Киваю.

– Ты была на моей свадьбе вместе с супругом. Я помню. Юра ещё так смотрел на тебя…

– Как?

– Похотливо.

– Прости.

Девушка внимательно смотрит на дорогу, шмыгая аккуратным носом, и я понимаю, что здесь есть какая-то тайна, которая наводит на мою собеседницу грусть и тоску.

– Но…

Инна качает головой, приподнимая аккуратно нарисованные брови, и просит:

– Давай поговорим, когда приедем. Я боюсь расплакаться и потерять контроль над дорогой.

– Хорошо.

Закусываю губу.

Ох, чувствую, и у этой красотки есть какие-то неприятные тайны от меня, которые, я надеюсь, она мне расскажет. И это, без сомнения, ещё больше раскроет мне глаза на моего отвратительного супруга, с которым, по воле Судьбы, я связала жизнь.

*****

Автомобиль въезжает в посёлок, утыканный разномастными особняками и виллами, и вскоре подъезжает к двухэтажному хорошенькому, словно игрушечному, домику, с белыми колоннами и красной черепичной крышей.

– Приехали.

Инна аккуратно паркуется у ворот и вытаскивает ключ из замка. Я отстёгиваюсь и с наслаждением выбираюсь из тесного автомобиля, разрабатывая затёкшие мышцы.

Всю остальную часть дороги до особняка мы с Инной молчали, и у меня в голове промелькнуло много вопросов, которые я очень хочу задать этой знакомой Юрия Александровича.

Или, не просто знакомой.

– Пойдём?

Девушка поправляет ремень на красном пальто, и, очаровательно улыбаясь, указывает мне рукой на дом.

Киваю, и иду следом за хозяйкой.

– Мы с Егором, моим мужем, редко бываем в этом доме. Он достался мне от родителей – поэтому мне так жаль продавать его.

– По-моему, чудесный дом.

– Маленький, нет бассейна и гаража. Слишком простой. Но ты можешь пожить тут, если захочешь.

– С удовольствием, спасибо.

Инна быстро закрывает входную дверь на ключ, и скидывает свои сапожки, проходя в просторную, светлую гостиную. Из неё простирается изумительный вид на заснеженный сад, и я мечтательно прикрываю глаза.

– Наверное, тут очень красиво летом.

– Да, моя мама обожала выращивать цветы. Тут и оранжерея в саду есть, но она давно не функционирует.

– Жаль.

Оглядываюсь, аккуратно опускаясь на краешек белоснежного дивана. Я прям ощущаю тут теплоту, которая исходит от этого небольшого, но уютного дома. Очень приятная атмосфера.

Я бы здесь хотела жить.

– Выпьешь что-нибудь?

Инна подходит к бару и вынимает оттуда бутылку «Мартини», потрясая ей в воздухе. Я морщусь, отрицательно качая головой:

– Нет-нет, я не пью.

– Совсем? Молодец. Я теперь тоже.

– Болеешь?

– Нет, говорят, что беременность – не болезнь.

Инна убирает бутылку назад в бар и садится в кресло, напротив меня, положив ногу на ногу.

– Ты беременна? Поздравляю!

– Угу, спасибо.

Девушка утыкается взглядом в пушистый полосатый ковёр, лежащий на полу, и начинает задумчиво гладить его ворсинки голой ступнёй.

– А чего так не весело? Или ты не от мужа беременна?

Холодею, сжимаясь в комок. В душе я уже понимаю, что ответит мне девушка, и от этого мне становится горько и больно.

– От мужа. Только от твоего.

Вдох – выдох.

– Понятно. Значит, я не ошиблась. Вы с Юрой – действительно любовники?

– Да, были. Только уже несколько дней он и видеть меня не хочет. Видимо, нашёл себе другой объект для секса.

– А ты сказала ему о ребёнке?

– Ага, сегодня. Да только этот кобель и слушать меня не захотел, сказал, чтобы я возвращалась к мужу и оставила его в покое.

Инна подскакивает с кресла, и начинает мерить шагами гостиную, нервно заламывая руки. Я слежу за ней с некоторым беспокойством – мало ли, что придёт ей в голову?

– И? Что ты хочешь дальше делать?

– Я не знаю. Раньше я очень любила Юру, прощала ему все закидоны. Но ребёнок. Это серьёзно. С ним нельзя вот так поступать.

Молчу, наблюдая за любовницей своего супруга. В другой ситуации я бы, наверное, набросилась на эту бабёнку и повыдёргивала ей все волосы, но не сейчас. К своему супругу я ничего не чувствую, боюсь и презираю его. И, если он сможет сделать счастливой хоть какую-то женщину, пусть так и будет.

Только вот, сдаётся мне, Юрий Александрович не способен на любовь.

– И, когда я проследила за ним, то подслушала разговор с каким-то типом. И узнала, что он тебя держит в запертой квартире. Вот тогда я и решила тебя освободить. Ведь ты тоже пострадала от рук этого сердцееда.

– Ещё не пострадала. И надеюсь никогда с ним больше не увидеться.

– Вот поэтому я хочу тебя попросить – поживи тут пока, а я постараюсь Митрофанова обработать всё-таки. Если ты исчезнешь, он, возможно, снова обратит на меня своё внимание.

– Да, пожалуйста, обрабатывай.

– Спасибо!

Инна подпрыгивает на месте и радостно хлопает в ладоши, радуясь как ребенок, получивший желаемый подарок.

– Тогда располагайся. Я сейчас посмотрю, какие продукты закупить, и съезжу в магазин, затарю тебе холодильник.

Она радостно уносится на кухню, оставляя после себя лишь шлейф дорогих духов, и я с каким-то разбитым чувством внутри, включаю огромный, висящий на стене, телевизор.

Тут же экран моргнул, и я увидела Никиту Борисовича, лежащего на больничной койке. Его лицо слегка осунулось, а рыжая борода растрепалась, но тот непередаваемый шарм никуда не исчез.

«А мы сейчас находимся в палате Купцова Никиты Борисовича, на которого несколько дней назад было совершено нападение».

Камера приближается, и Купцов, слегка пошевелившись на кровати, приоткрыл сапфировые глаза. У меня тут же бешено застучало сердце, а ладошки вмиг вспотели, увидев этот пронзительный взгляд красивых глаз.

Чёрт возьми.

«Никита Борисович, добрый день. Вас перевели в обычную палату, вы можете сказать пару слов? Вы помните момент нападения»?

Рыжебородый чуть приподнимает руку и, морщась от боли, слегка качает головой:

– Нет, простите, я пока ничего не могу сказать.

– А что вы скажете о Эмилии Игоревне? Как её свадебное платье оказалось в вашей квартире?

Глаза Никиты широко распахиваются, и я вижу, как он буравит невидимую мне корреспондентку цепким взглядом.

Замираю.

Что он сейчас скажет обо мне?

– Простите, я не помню девушку, о которой вы говорите.

Качает головой, и у меня подкашиваются ноги. Если бы я сейчас стояла, то непременно бы упала, как мешок с картошкой, до того хлёсткими и обидными оказались эти слова.

Он не помнит меня? Как же так?

– Поправляйтесь, Никита Борисович. С вами была служба новостей.

Экран моргнул, тут же переключившись на другую тему, и я поспешно выключила телевизор, сцепив руки в замок. В голове билась только одна мысль – почему. Почему Никита меня не помнит? Как то, что было между нами в его квартире можно забыть?

Или, для него это ничего не значит?

– Ого, очнулся?

Поворачиваю голову и вижу Инну, стоящую в дверном проёме, и слегка киваю, опустив взгляд в пол.

– Так ты не хочешь с ним побеседовать? Напомнить о себе? Я ведь так понимаю, он тебе запал в душу, раз ты решилась провести первую брачную ночь не с супругом, а с этим Никитой.

– Я не…

Осеклась.

Не буду говорить Инне, что между нами так ничего и не было. Пусть это останется моей тайной.

– Что? Не хочешь?

– Да, я хотела бы с ним поговорить.

– Ну и отлично. Я всё устрою.

Во все глаза смотрю на любовницу своего супруга, испытывая к ней непонятные тёплые чувства. Инна проходит в прихожую, начиная одеваться.

– Я в магазин, скоро вернусь. Не скучай.

– Почему ты мне помогаешь?

Девушка разводит руками:

– Потому что хочу, чтобы Юра был свободен. А если ты ещё и с Никитой соединишься, вообще классно получится. Вряд ли он тогда от меня сбежит. Пока!

Дверь распахивается, впуская в дом клубок ажурных снежинок, и я зябко поёживаюсь, грустно смотря вслед своей новой знакомой.

21


Юрий

*****

– Умница, девочка.

Чмокаю Алину в щёчку, трепетно глядя в её глаза, и перевожу взгляд на упругую грудь третьего размера, выглядывающую из тесного топика.

Я понимаю, на что пялился тот приставучий майор. Но это – моя девочка, по крайней мере, пока. И я её танцую.

Алина хлопает накладными ресницами, и надувает свои губки, накручивая на свой длинный пальчик мой галстук.

– Теперь мы полетим отдыхать?

– Конечно. Ты это заслужила.

Секретарша расплывается в голливудской улыбке, призывно проводя языком по верхней губе, чем вызывает в моём теле тут же сильный отклик. Но я всеми силами осаждаю себя.

Не время.

Мне нужно вернуться на квартиру Одинцова, забрать оттуда Милу и, наконец, устроить себе брачную ночь.

Хоть уже и не первую, чёрт возьми.

– Может быть, пойдём в твой кабинет?

Алина призывно встаёт из-за стола, виляя бёдрами, но я сжимаю руки в кулаки, навешивая на лицо серьёзное выражение.

– Нет, не могу. Прости, дорогая.

– Почему?

– У меня ещё деловая встреча. Мне нужно спешить.

– Но я твой секретарь и отлично знаю, что у тебя нет никаких встреч.

Алина прищуривается, барабаня наманикюренными пальчиками по принтеру, и я с досадой крякаю.

Да, с ней такая отмазка не прокатит. Она не Инна – чётко знает мой календарь.

– Встреча появилась внезапно, и мне нужно спешить.

– А я?

– А ты бронируй отель на выходные. Я же обещал.

– Хорошо, котик.

Девушка закатывает глаза и призывно улыбается. Член в штанах вновь начинает беспокойно себя вести, и я понимаю, что мне нужно срочно покидать офис, иначе я снова не смогу устоять перед прелестями этой малышки.

– До встречи, киска.

Махнув рукой, быстро исчезаю за стеклянной дверью, вытирая пот со лба. Уф, давненько мне не приходилось избегать секса с одной девушкой, чтобы потом как следует оттрахать другую.

Может быть, я старею?

Раньше меня хватало и на двух, и даже на трёх малышек за день. А тут…

Сбежал, как последний импотент.

И в этом снова виновата Милочка.

Ух, я её накажу. За всё.

Завожу мотор, и выезжаю со стоянки, думая о прелестях своей супруги. Да, я вполне мог бы быть с ней счастлив, если бы в дело не вмешался Купцов со своей рыжей бородой. И чем он так привлёк мою невинную овечку, что она отдалась ему тут же, без разбора?

Сукин сын!

Шлёпаю пальцем по кнопкам магнитолы, включая радио, и тут же затихаю – как раз передают информацию об этом наглом мужике, который ещё, почему-то, не отправился в ад после моей пули.

«А мы рады сообщить вам, нашим радиослушателям, что Никита Борисович Купцов, в которого стреляли несколько дней назад, пришёл в себя и был переведён в обычную палату. Скоро с ним побеседуют следователи, и, мы надеемся, мы, наконец, узнаем имя преступника».

Бью по тормозам, едва не врезаясь в «Бентли», двигающийся впереди меня. Сзади раздаётся визг тормозов, и мимо моего «БМВ» проносится красная «Ауди», с блондинкой за рулём. Девушка нервно вскидывает руку, показывая мне средний палец, и уносится вперёд, оставляя меня глотать клубы дыма.

Будь я в другой ситуации, сейчас бы догнал эту размалёванную курицу и вставил бы этот палец ей в одно место, но сейчас мне не до этого. Кажется, у меня возникла проблема.

Купцов очухался. Переведён в палату.

С ним скоро будет беседовать тот неприятный майор, копающий под меня.

И Никита, без сомнения, выдаст меня с потрохами.

Чёрт!

Кидаю взгляд на часы, морща переносицу. Пять вечера. Как там Милочка? Ждёт ли меня?

Набираю номер Одинцова и слышу противное: «Абонент находится вне зоны действия сети».

Со злостью бью ладонью по рулю.

Кому отдать предпочтение – супруге, или рыжебородому?

Прикрываю глаза, пытаясь рассуждать трезво.

Если я сейчас заберу Милу с квартиры Одинцова, то не смогу её оставить в одиночестве. А вот съездить в больницу и как следует припугнуть этого парфюмера, чтобы держал язык за зубами, я могу.

А Мила подождёт меня ещё часок. Никуда не денется.

Выдыхаю, и, развернувшись через двойную сплошную, уношусь в сторону больницы. Где так некстати пришёл в себя Купцов, в который раз, обламывающий мне секс с моей собственной женой.

Козлина…

*****

– Где палата Купцова?

Рявкаю, смотря на пожилую бабульку, сидящую на посту. Она смотрит на меня поверх бифокальных очков с толстыми стёклами, и что-то шамкает сухими губами, продолжая перебирать градусники в коробке.

– Не слышу!

– И нечего так орать! Вам тут не санаторий, тут больные лежат.

Встаю по стойке смирно, оглядывая пустой коридор. Ох, лучше бабке бы меня не бесить – я в таком состоянии, что могу прихлопнуть её, как назойливого комара.

– Я знаю, что больные. И хочу навестить своего друга, Никиту Купцова. Я узнал, что он пришёл в себя.

– Да, пришёл. Но к нему никого не пускают, он слишком слаб для посещений.

– И всё же?

Что ж, попробуем воздействовать на эту старую грымзу по-другому.

Достаю из внутреннего кармана пальто портмоне, и, заискивающе открываю его перед пожилой женщиной.

– Нельзя, говорю ж. С ним сначала полиция должна побеседовать.

– Я не могу ждать, уезжаю завтра из страны. Хочу напоследок хоть увидеть друга.

Вынимаю из портмоне красную пятитысячную купюру, и кладу её на стол перед медсестрой.

– Ну ладно. Я вас провожу. Но только на пять минут. А то врач скоро придёт, мне влетит, если вас заметят.

– Очень вам благодарен.

– Бахилы наденьте!

Расплываюсь в слащавой улыбке, которая, без сомнения, всегда приводила женщин всех возрастов в щенячий восторг, и быстро хватаю бахилы из коробки.

Женщина толкает внутрь дверь одноместной палаты, и шепчет:

– Пять минут.

Киваю.

Захожу в полутёмное помещение, освещаемое тусклым светом настенного бра, и смотрю на мужчину, лежащего на больничной койке.

Купцов спит.

Присаживаюсь рядом с ним на край кровати и пристально смотрю на осунувшееся лицо землистого оттенка. Похоже, ему не очень хорошо. Так ему и надо, нечего чужих жён портить.

Веки больного вздрагивают и тут же приоткрываются.

– Ну, здравствуй.

Сверлю Купцова ядовитым взглядом. Будь моя воля, я бы придушил его прямо тут, в палате. И мне хватило бы на это пяти минут, отведённых неулыбчивой медсестрой. Но – это слишком опасно. Попробуем пока поговорит и припугнуть этого недоумка. Надеюсь, поймёт.

Рыжебородый нахмуривает свои кустистые брови, не сводя с меня утомлённого, ничего непонимающего взгляда.

– Здравствуй.

– Помнишь меня?

Наклоняю голову на бок, наблюдая за реакцией соперника. Никита чуть приподнимается и, окинув меня спокойным взглядом, слегка качает головой:

– Прости, нет.

– Как же так?

Почти рычу, выплёвывая слова в лицо этого мужика, который перешёл так некстати мне дорогу. Купцов слегка пожимает плечами, морщась при этом. Видно, рана на груди всё ещё даёт о себе знать.

– Врач говорит, что у меня амнезия.

Хмыкаю.

Что ж, это отлично. Надеюсь, что этот парфюмер никогда ничего не вспомнит. Но, мне нужно ещё кое-что проверить. Если ему так понравилась Милочка, то он должен сейчас хоть что-то вспомнить.

Достаю из кармана пальто смартфон и показываю Никите фотографию своей супруги, замирая от нервного напряжения:

– А её?

Купцов внимательно ощупывает синими глазами хрупкое тело моей супруги, приводя меня в бешенство, останавливается на лице, и небрежно пожимает плечами:

– Нет. А кто это?

– Неважно. Но тебе лучше её и не вспоминать.

– Почему?

– Так будет лучше. Тебе вообще лучше всё забыть. Понимаешь?

– Не очень.

– Главное – запомни это.

Убираю смартфон в карман и вскакиваю с кровати больного. Купцов выглядит неважно, осунувшийся и подавленный. Левая часть торса перебинтована, очевидно, там – рана от моей пули. Так что, я искренне надеюсь, что он так ничего и не вспомнит.

Ну, а если вспомнит, мне придётся его снова навестить. Как я уже успел убедиться, охраны в больнице нет никакой, а бабуля – божий одуванчик – не в счёт, она легко покупается шуршащими бумажками, которых у меня завались.

Моя «Беретта» дома, надёжно спрятана. И в её обойме есть ещё несколько пуль, на Никиту хватит.

И на этот раз я не промахнусь.

Пожилая медсестра распахивает дверь, и входит в палату, испуганно махнув рукой:

– Уходите, скорее. Врач идёт.

– Я и так ухожу. Спасибо.

Киваю ей и, не оборачиваясь на Никиту Борисовича, выбегаю из палаты. Мне здесь больше делать нечего. Купцов для меня не опасен.

По крайней мере, пока.

*****

Подъезжаю к дому, где в захламлённой квартире Одинцова томится моя Милочка, и кидаю на себя взгляд в зеркало.

Отлично выгляжу!

Вынимаю из бардачка флакончик со своей туалетной водой и щедро наношу её на шею. Вдруг, жена так обрадуется моему приходу, что бросится осыпать её поцелуями?

Так-так.

Освежитель дыхания завершает мой образ и я, полный решимости, хлопаю дверцей своего верного «коняшки» и направляюсь к подъезду.

После разговора с никчёмным Купцовым я вообще будто обрёл второе дыхание. Этот убогий парфюмер завтра ничего не сможет сказать против меня майору Ходокову, и этот полицейский сядет в лужу с раскрытием преступления.

А я пока заберу Милу из этой квартиры, увезу в свой особняк и, наконец-то, заставлю её покричать подо мной, наслаждаясь её юным телом.

Вхожу в пыльный подъезд, отвратительно воняющий кошками, и буквально взлетаю на второй этаж, напряжённо оглядываясь. Никого. Позвонить в звонок? Может, Мила уже проснулась и сможет открыть мне дверь самостоятельно?

Это было бы приятно.

Ведь жена всегда должна встречать своего мужа после тяжёлого рабочего дня, не так ли?

Нажимаю на чёрную кнопку, слыша за дверью противное позвякивание, и удручённо морщусь. Никто не спешит открывать мне дверь.

Неужели, Мила до сих пор спит?

Наклоняюсь, приподнимая уголок грязного приддверного коврика, и поднимаю с пола ключ.

Ну, ладно. Открою дверь сам и вытащу супругу силой, если она вздумает сопротивляться.

Замок дважды щёлкает, и створка призывно распахивается.

Оглядываюсь по сторонам, проходя в единственную комнату, и остаюсь стоять на пороге, как вкопанный.

Диван, как и комната, абсолютно пуст.

Со злостью стискиваю губы, врываясь в санузел, и с тоской оглядываю пустое пространство. Кухня – тоже безлюдна. Если Милочка и была тут, то она испарилась, не оставив после себя ничего, даже записки.

Чёрт!

Я мог бы снова обвинить в похищении супруги Купцова, но этот раненый боец совершенно точно находится сейчас на больничной койке, перемотанный бинтами. Значит, Мила ушла самостоятельно. Но как она смогла открыть дверь?

Или ей кто-то помог сбежать?

Со злостью опускаюсь на колченогий табурет, стоящий на кухне, и подпираю подбородок рукой. Неужели Одинцов забрал Милу, и куда-то перепрятал? Зачем? Неужели из-за того, что я отказался сразу выплатить ему премию?

Тогда я сейчас же позвоню Тимуру и поручу ему четвертовать его пешку, которая осмелилась сделать королю «шах».

Бью кулаком по столу и вдруг слышу шаги в прихожей.

Явился!

Влетаю в прихожую, натыкаюсь на Одинцова, стягивающего с лысой макушки старую шапку, и хватаю его за грудки:

– Где Мила?

– Так тут она, куда ей деться?

– Где? Покажи!

– Вы о чём, Юрий Александрович?

Мужик с нескрываемым удивлением смотрит на меня своими жёлтыми глазищами, и убирает мои руки от своей куртки.

– Нет её! Сам посмотри!

Вместе проходим в комнату, оглядывая помещение. Впрочем, можно было этого и не делать, потому что спрятаться здесь абсолютно негде.

– Но… Как же так?

Одинцов выпучивает свои мерзкие глазищи, выдающие хронически больного человека, и подлетает к окну, дёргая на себя оконную раму.

– Закрыто. Как же она сбежала тогда?

– Не знаю. И дверь была заперта, и ключ под половиком лежал. Всё, как ты оставил.

Нахмуриваю брови, не сводя пристального взгляда с бывшего уголовника.

– Вы чего, Юрий Александрович? Я же с вами уехал.

– Не знаю.

– Да и зачем мне это?

– Чтобы выкуп потребовать.

– Глупо. Вы и так мне премию обещали.

С остервенением топаю ногой, поднимая в воздух клубок вонючей пыли, и обращаюсь к пешке Тимура:

– В общем так. Носом рой, но доставь мне девку домой. И как можно скорее.

– Премию сначала заплатите.

– Обойдёшься!

Сплёвываю на пол, не сводя глаз с нагло ухмыляющегося головореза.

– Нельзя так с людьми, Юрий Александрович. Ой, нельзя.

По телу бежит холодок, и я согласно вытаскиваю портмоне из внутреннего кармана пальто, кидая на пол стопку купюр. Ладно, с этим уголовником лучше е связываться – себе дороже выйдет.

– Забирай! Найдёшь Милу – получишь вдвое больше.

– Ясно, сделаю.

Одинцов расплывается в довольной улыбке, обнажая жёлтые зубы, а я, разворачиваясь на каблуках, несусь вон из квартиры.

22


Никита

*****

Приоткрываю глаза, слыша рядом с собой чьё-то напряжённое сопение, и вижу дьявольски ухмыляющегося Митрофанова. Его лицо перекошено от злобы, а серо-зелёные глаза в свете тусклого бра горят каким-то магическим светом.

– Ну, здравствуй.

– Здравствуй.

Слегка киваю, отчаянно соображая, что здесь нужно этому убийце. Хотя, я и так знаю, что – добить меня, раз я, по его недосмотру, иду на поправку.

Чёрт…

Но я же, специально придумал сказку, что у меня амнезия и даже рассказал об этом репортёрше, которая умудрилась просочиться в палату днём. Всё для того, чтобы усыпить бдительность этого ненормального.

Но, он, похоже, не поверил и решил проверить самостоятельно. А может, и вовсе не смотрел новости, валяясь в постели с какой-нибудь очередной потаскушкой.

А что, с этого станется. Он и Жанне всё время изменял, так отчего же Милочка должна стать для него какой-то особенной женщиной?

Кхм.

– Помнишь меня?

Чуть приподнимаюсь на кровати, чтобы не выглядеть таким уж беспомощным, и слегка качаю головой, пытаясь придать своему лицу отрешённое, слегка опечаленное выражение.

– Прости, нет.

– Как же так?

Верхняя губа Юрия Александровича чуть оттопыривается, придавая ему ещё более неприятный вид, а я равнодушно пожимаю плечами.

– Врач говорит, что у меня амнезия.

Стараюсь говорить размеренно и очень спокойно, ведь я прекрасно понимаю – пойду на конфликт сейчас, и Митрофанов прихлопнет меня, как муху. А я ещё слишком слаб для силовой борьбы. Да и раненая грудь, признаться, ещё чертовски болит.

Лучше усыпить бдительность противника и подкопить силы. Тогда выиграть в схватке будет намного легче – от меня удара он точно не будет ожидать. А я нападу. Исподтишка.

Мой несостоявшийся убийца вынимает из кармана смартфон, и, пролистав фотографии, суёт мне в лицо телефон, не сводя с меня внимательного, тяжёлого взгляда. На экране высвечивается свадебное фото Милочки, и у меня от волнения пропадает голос.

Делаю рваный вздох, изо всех сил стараясь привести себя в спокойное состояние.

Нет, нельзя сейчас всё завалить.

Я ещё не готов.

Сканирую фотографию Эмилии нежным, внимательным взглядом, запоминая каждую деталь её тела и лица. Боже, как она прекрасна, чудесна и чиста! И как она могла выйти замуж за это чудовище, пожирающее всё на своём пути, без разбора?

– А её?

Рычит, тыкая смартфоном мне в лицо, и я яростно сжимаю руки в кулаки, пытаясь усмирить отчаянно бьющееся сердце. Если сейчас хоть чем-то выдам себя, то я пропал. Юрий Александрович просто придушит меня прямо тут, на больничной койке.

Ведь он уверен, что я переспал с его женой.

Идиот.

– Нет. А кто это?

Хриплю, пытаясь не смотреть в глаза Митрофанова, ощущая прокатившуюся по телу волну жара, и, наконец, одариваю соперника равнодушным взглядом.

– Неважно. Но тебе лучше её и не вспоминать.

В его голосе звучит угроза. И я понимаю это с полуслова, с полувзгляда. Но сейчас, как бы я не был беспомощен, я должен играть роль до конца. Я же ничего не помню, так? Ничего и не должен понимать.

– Почему?

– Так будет лучше. Тебе вообще лучше всё забыть. Понимаешь?

Соперник нависает надо мной, заглядывая мне в глаза, и я спокойно качаю головой, пытаясь играть свою роль без запинки.

– Не очень.

– Главное – запомни это.

Вскакивает с моей кровати, приближаясь к двери. Я старательно удерживаю на губах улыбку на тот случай, если противник вдруг захочет обернуться и проверить, не напуган ли я.

О, нет, я не напуган. Нисколько.

Но мне нужно выиграть время.

Тут же дверь в палату распахивается, и входит пожилая медсестра, прогоняя моего соперника прочь. Уходит, не оборачиваясь и я, слыша удаляющиеся шаги, расслабляюсь.

Уф, наконец-то.

Кажется, поверил?

Но, Юрий Александрович чересчур хитёр и опасен. Вряд ли он так просто оставит меня в покое после того, как я попытался переспать с его супругой. Видимо, просто ещё не время для реванша.

Ладно.

В больнице я слишком беззащитен – Митрофанов с лёгкостью ворвался в палату, подкупив медсестру на посту. Думаю, с такой же лёгкостью он подкупит кого угодно, если я вдруг перестану страдать амнезией и вспомню, кто выпустил ту пулю.

Значит, нужно убираться отсюда.

Вот только я ещё слишком слаб для прогулок, а адрес моей квартиры тоже известен Юрию Александровичу.

Но, пара дней для восстановления сил у меня есть.

А потом – нужно что-то придумать.

И я бы хотел ещё раз увидеть Милу…

Хотя бы одним глазком.

*****

– Никита Борисович, расскажите, пожалуйста, кто в вас стрелял?

Майор Ходоков сидит напротив меня с включённым диктофоном и яростно скрипит ручкой по листу бумаги.

– Я не помню этого момента.

Нахмуриваю брови и шумно выдыхаю воздух через нос, чуть запрокидывая голову назад.

Ну, уж нет. Сейчас я ничего ему не скажу.

Сначала я хочу поговорить с Милой. Спросить – неужели она действительно счастлива с этим моральным уродом, ломающим чужие судьбы.

– Мы нашли в вашей квартире свадебное платье Эмилии Игоревны Митрофановой. Вы можете это как-то прокомментировать?

Митрофановой.

Чёрт.

Ей абсолютно не подходит эта дурацкая фамилия.

– Не знаю, что вам сказать.

Качаю головой, искривляя рот. Майор перехватывает мой цепкий взгляд, всматриваясь в глаза, и поднимает брови вверх:

– Это Эмилия Игоревна в вас стреляла?

Это предположение царапает мне душу, и я округляю глаза, поднимая голову с подушки.

– Нет, конечно, что за бред?

Внутри всё трясётся от несправедливого обвинения, и я сверлю Ходокова взглядом. Он что, вздумал повесить моё несостоявшееся убийство на Милочку?

Идиот!

– То есть, Эмилия Игоревна здесь ни при чём?

– Разумеется.

– Но она была в вашей квартире в тот вечер?

– Да.

Глупо отрицать очевидное.

Полицейский в задумчивости шевелит губами, всматриваясь в моё лицо ледяным взглядом, и выдыхает:

– Вы можете рассказать всё с самого начала?

Киваю.

Что ж, я расскажу этому менту всё, что он хочет, только бы он не повесил на Милу причастность к покушению на меня. Она не заслужила такого. Хотя, может, для Юрия Александровича это было бы хорошим выходом из положения – убить одновременно двух зайцев – избавиться от меня и посадить осквернённую супругу в тюрьму.

Но я этого не допущу. И сам воскрес благодаря врачам, и Милочку не дам оклеветать.

– Я был на свадьбе у Митрофановых в тот вечер.

– Дальше. Это я уже выяснил. Вам было отправлено официальное приглашение, как вип – клиенту Митрофанова.

Вип-клиент? То есть, соперник не решился раскрывать ни историю с погибшей Жанной, ни моё пришествие к нему домой за приглашением. Ну ладно.

– На камерах видеонаблюдения отчётливо видно, как вы приехали на праздник, и как уехали с него с невестой Юрия Александровича.

Отлично. Значит, и это они выяснили.

– Да, я уехал с праздника с Эмилией Игоревной.

– Почему? Ведь она только что вышла замуж. Как так вышло? Вы организовали похищение невесты?

– Она сама захотела уехать. И попросила меня о помощи. Я не стал отказываться.

– Вы были раньше знакомы?

– Нет.

Сжимаю руки в кулаки, опуская взгляд. Кажется, я уже знаю, о чём меня дальше будет спрашивать этот дотошный полицейский.

Но никаких пикантных подробностей ему не узнать.

– То есть, она решила уехать со своей свадьбы с абсолютно незнакомым человеком?

– Да.

Ходоков крякает, а его брови взлетают вверх. Похоже, для него это несколько неожиданно. Ну да, особенно, если учесть, что они наверняка нашли в моей спальне нижнее бельё невесты.

– И, что дальше?

– Я привёз её к себе. Приготовил чай, мы мило пообщались и она уехала.

– Без свадебного платья?

– Да, я дал ей вещи своей покойной сестры, чтобы она смогла переодеться. Не разгуливать же ей по городу в образе невесты.

Полицейский смотрит на меня в упор, а я сильно сжимаю челюсти, не желая больше ему ничего рассказывать.

Но, Ходоков упрям. А моё молчание и не желание рассказывать некоторые жареные факты, о которых джентльмен обязан промолчать, провоцирует любопытного полицейского на новый вопрос.

– Между вами с Эмилией Игоревной были интимные отношения?

– Это вас не касается.

Обрубаю, сверля тупым, как отвёртка, взглядом наглого полицейского. Тот слегка кривит рот, делая какую-то пометку на своём листе, и исподлобья смотрит на меня, задавая новый вопрос.

– Вы знаете, что Эмилия Митрофанова пропала после той ночи?

Моё лицо вытягивается, а рот приоткрывается. Ледяная змея ужаса охватывает мои связки, и я не в силах сдержаться, хриплю.

– Как?

– Очень просто. Она не пользовалась мобильным телефоном, не звонила отцу, сбежала от мужа. И последний, кто её видел, были вы.

– Я не знал.

Мысль о том, что Милочка пропала, цепляет меня за живое, и в душе всё переворачивается, вспоминая её бездонные карие глаза, обрамлённые пышными ресницами.

Боже…

– Что было потом, после того, как она ушла? В каком часу это было?

– Потом я ничего не помню. Как отрезало. Очнулся уже в реанимации.

– Да, я знаю. Мне сказали, что во сне вы бредили и звали Милу, то есть Эмилию Игоревну.

Киваю.

А ещё мне виделась Жанна, которая просила меня спасти Милочку. Но об этом пронырливому полицейскому я рассказывать не собираюсь.

– Хорошо, если что-либо вспомните, позвоните. Это очень важно.

Мужчина кладёт на прикроватную тумбочку белый прямоугольник, на котором выведены его данные и телефон и я согласно киваю.

– Теперь у меня появилось предположение, что тот, кто в вас стрелял, мог похитить Эмилию Игоревну.

– С какой целью?

– Возможно, выкуп. Мы попробуем проработать эту версию.

Киваю.

Что ж, я пустил полицейскую ищейку по ложному следу. Но это только для того, чтобы выиграть время, а вовсе не для спасения Митрофанова.

Он ещё обязательно получит своё.

Но позже.

– До свидания, выздоравливайте.

– Спасибо.

Майор собирает вещи в портфель и, прихватив с собой диктофон, уходит, небрежно хлопнув дверью.

Прикрываю глаза.

Нет, я – то отлично знаю, что Милочка сбежала, шандарахнув чем-то тяжёлым меня по голове. А потом явился Юрий, который попытался меня убить за то, что я переспал с его женой.

Но куда делась Мила?

Наверное, эта малышка чересчур напугана, что постаралась скрыться, чтобы её никто не нашёл.

Боже!

Я поступил ничем не лучше, чем Митрофанов. Я был настолько опьянён жаждой мести, что готов был сделать Милочке больно и горько, в надежде хоть чем-то зацепить её супруга.

А она, бедняжка, испугалась и скрылась.

От всех.

Спускаю ноги с кровати, чувствуя необыкновенный прилив сил.

Ну, уж нет. Я Милочку испугал, я её и найду. Ведь ясно, что она не любит Митрофанова, раз сбежала с собственной свадьбы.

Завтра же поговорю с врачом о выписке и постараюсь найти Эмилию.

Я должен перед ней извиниться, чтобы ещё раз посмотреть в её красивые глаза и понять, показалось мне тогда или нет, что между нами существует какое-то невидимое притяжение.

*****

– Ну, нет, молодой человек, какая выписка?

Пожилой врач с грозным видом качает головой, держа в руках мою историю болезни, и подскакиваю на кровати.

– Но я уже хорошо себя чувствую.

– Вы с ума сошли? Несколько дней назад вы перенесли тяжёлую операцию, потеряли много крови, а сейчас страдаете потерей памяти! И вы говорите, что здоровы?

– Да, именно так.

Доктор иронично выгибает левую седую бровь, смотря на меня сквозь стёкла очков, и потирает переносицу.

Ну, не говорить же ему, что ещё вчера медсестра за мзду пропустила ко мне в палату моего убийцу, и мне каждый день угрожает опасность. Ведь, судя по тому, что мне рассказал полицейский, Митрофанов тоже разыскивает свою супругу и очень обозлён на меня.

Но пока меня спасает несуществующая амнезия.

– Нет-нет, о выписке не может быть и речи.

– Почему?

– Вы ещё слишком слабы. Полежите пару недель, восстановим вам память, проколем необходимые лекарства. Потом сдадите анализы, и, если всё будет в порядке, отпустим домой.

– Через две недели?

Доктор задумчиво пролистал мою историю болезни, и согласно покачал головой, добавив:

– А может, и три.

У меня внутри всё упало и похолодело.

Это очень долго! За это время Митрофанов точно отыщет Милочку и тогда и ей, и мне несдобровать.

– Я не могу так долго тут лежать.

– Почему?

– У меня бизнес.

Врач кашлянул и посмотрел на меня, как на умалишённого, иронично растянув губы.

– Какой бизнес, молодой человек? Мы вытащили вас с того света!

– Я вам премного благодарен и, без сомнения, профинансирую ваше отделение, но мне нужно срочно выписаться.

– Нет-нет. Раньше, чем через неделю, я на это не пойду.

Крякаю, сжимая губы в нитку.

Чёрт побери, ну не сбегать же мне отсюда, прям в пижаме?

– Что нужно купить вашему отделению? Томограф? Аппарат УЗИ? Кардиограф? Скажите!

– Вы меня не так поняли, Никита Борисович…

– Нет, это вы меня не так поняли. Это не взятка, это – благодарность отделению за мою спасённую жизнь.

Вижу, что врач колеблется.

Ещё бы! Сколько ещё эта муниципальная больница будет работать со стареньким оборудованием, дышащим на ладан? А тут я, такой щедрый и благородный, согласен проспонсировать данное лечебное учреждение.

Шанс выпадает редко. Вряд ли врач откажется.

Он же советской закалки, радеет за родную больницу.

– Мы, конечно же, были бы вам благодарны за рентгеновский аппарат…

– Чудесно! Напишите на бумажке фирму и необходимый артикул, я сделаю заказ.

– Но…

– Не переживайте, это – не взятка, это, как я уже вам говорил, благодарность за оказанную помощь.

Мужчина кивает, поправляя на своём носу очки, и в нерешительности сворачивает мою историю болезни в трубочку.

– Насчёт выписки, Никита Борисович…

– Как можно скорее. Я не могу долго ждать.

– Я вас понял.

Доктор разворачивается на пятках и выходит прочь из моей палаты, заботливо прикрывая за собой дверь. Я же сползаю на подушки, блаженно прикрывая глаза.

Очень надеюсь, что вскоре я выберусь из этой богадельни и смогу, наконец, поговорить с Милой. Мне очень нужно перед ней извиниться и доказать, что я совсем не такой плохой человек, каким бы мог ей показаться.

23


Юрий

*****

Шарю рукой по подушке, пытаясь нащупать нежную, фарфоровую кожу Эмилии, и с раздражением приоткрываю левый глаз.

Её нет.

Ну, конечно!

Закрываю глаза, с шумом выдыхая воздух, и бормочу про себя проклятия в адрес супруги, которая в очередной раз сбежала от меня, снова оставив без секса. А я ведь специально дал вчера отпор Алине, чтобы вечером как следует наказать жену за все провинности.

И вот… Что мы имеем в сухом остатке?

Холодную холостяцкую постель и неудовлетворённое сексуальное желание.

Чёрт…

Слегка покачиваясь, прохожу вдоль зеркального шкафа – купе и бросаю взгляд на своё отражение. Мда, я выгляжу совсем неважно, ведь вчера я хорошенько набрался виски, чтобы позабыть Милочку и выкинуть её из головы.

И вот теперь я, помятый, осунувшийся и злой.

Давненько меня так не обламывали.

Может, от этого мне ещё сильнее хочется отыскать свою неверную супругу? Да-да, пожалуй, именно поэтому. Меня всегда привлекали недоступные женщины, увиливающие от меня.

Но Мила оказалась самой стойкой.

Кхм…

Прохожу в ванную комнату и закрываюсь в душевой кабинке, прикрывая глаза. Горячие струи стекают по моему напряжённому телу, расслабляя каждую мышцу, и усталость потихоньку начинает спадать.

Ну вот, теперь я пришёл в форму.

Осталось только выпить кофе, и переодеться.

В фирме уже все меня заждались, я совсем забросил дела с этой свадьбой. И мои компаньоны начинают потихоньку паниковать, видя, как халатно я сейчас отношусь к бизнесу. Ещё акции начнут продавать, паникёры.

Спускаюсь вниз, слыша бодрящий аромат свежесваренного кофе и горячих булочек с повидлом, и мои губы сами по себе растягиваются в доброжелательной улыбке. Луиза постаралась на славу для меня. Что ж, она тоже заслужила небольшие выходные – ведь она давно уже просила у меня отгул, чтобы навестить своих внучек.

Так и сделаю. Сам улечу на острова с Алиной, а слуг распущу на выходные. То-то они будут рады!

И мне плюс стопятьсот к карме.

*****

– До свидания, Луиза.

Киваю горничной, выходя на улицу, и хлопаю входной дверью. От яркого солнца мигом поднимается настроение, и в душе я очень надеюсь, что этот день принесёт мне только положительные эмоции.

Хватит с меня передряг.

Но, выйдя за ворота, улыбка мигом сползает с моего лица, а глаза становятся ядовито-зелёными. Рядом с моим автомобилем стоит Инна Аморалова и нервно поглядывает на наручные часики, усыпанные кристаллами Сваровски.

– Долго же ты спишь!

Красотка обиженно надувает губки, барабаня пальчиками по капоту «БМВ», чем сильно нервирует мня.

– И это вместо приветствия?

– Своим отвратительным поведением ты его не заслужил!

– Что же не так?

Иронично выгибаю бровь, бросая портфель на заднее сидение автомобиля. Инна сглатывает комок, стоящий в горле и шипит, как рассерженная тигрица:

– Наш ребёнок!

Хмыкаю.

– У меня нет детей, прекрати нести чушь.

– Юра, ты прекрасно понял, о чём я говорю!

– Нет.

Качаю головой, распахивая дверцу автомобиля, и прыгаю за руль. Но Аморалова не так проста, как кажется. Она быстро устраивается рядом со мной на пассажирском сидении и пристёгивается ремнём безопасности.

– Я еду на работу. И очень тороплюсь.

– Ну и чудесно, трогай.

– Нам не по пути, Инна.

– Ты ошибся.

Красотка не желает вылезать, упрямо сверля меня своими зелёными кошачьими глазищами, и я трогаюсь с места, приоткрывая окно. В салон автомобиля врывается свежий весенний воздух, и я с наслаждением вдыхаю эту смесь природных запахов. Уж лучше так, чем дышать парфюмом Инны.

– Закрой окно. Ты хочешь, чтобы меня продуло?

– Я мечтаю, чтобы ты убралась из моей машины.

– Какой же ты моральный урод, Митрофанов!

Бью по тормозам, и прищуриваюсь, глядя на эту красивую женщину. Ведь ещё недавно Инна была совсем другой – покладистой и милой, исполняющей все мои прихоти и готовая в любой удобный для меня момент.

Так что же изменилось?

Куда подевалась та грязная шлюшка, игнорирующая звонки от своего рогоносца-мужа, и стонущая подо мной в оргазме?

Неужели, её так изменила эта незапланированная беременность?

Но тогда…

Вынимаю из кармана пальто бумажник и вытаскиваю из него банковскую карточку:

– Возьми.

– Что это?

– Деньги. Там хорошая сумма. Хватит и на аборт и на восполнение морального ущерба.

Звонкая оплеуха тут же отпечатывается красным пятном на моей щеке, и я с ненавистью перехватываю тонкое запястье Амораловой.

– Дрянь!

Инна вскрикивает от боли, морща свой хорошенький носик, и я быстро убираю свои руки от неё. Не хочу мараться об эту потаскушку. Пусть идёт на аборт и проваливает из моей жизни, больше я с ней никаких дел иметь не желаю.

– Убирайся!

– Я не стану убивать ребёнка!

– Тогда повесь его на своего недотёпу – муженька! Он всё равно не заметит подмены! Только отстань от меня!

Нижняя губа Амораловой начинает дрожать, а красивые зелёные глаза, которые всегда сверкали сексуальным светом, начинают наполняться слезами.

– Не смей реветь!

Нагибаюсь к бардачку, и достаю упаковку бумажных платков, кидая её Инне на колени. Красотка быстро извлекает один, и начинает громко в него сморкаться, прям как Иерихонская труба.

– Где ты оставила свой автомобиль? Давай, подвезу.

– Не надо. Я вызову такси.

– Мне не трудно, правда.

Инна качает головой, закусывая нижнюю губу.

– Юра, ты меня больше не любишь?

Крякаю.

Ну вот, опять эти сказочки про любовь. Когда уже эти ненормальные бабы перестанут везде вставлять это слово? Как они не понимают, что нет никакой любви, всё это – сказочки для бедных, чтобы не было так обидно жить с каким-то моральным уродом.

Надеюсь, это наш последний разговор. И я должен расставить все точки над «i», не боясь обидеть эту особу.

Она мне больше не нужна. А ребёнок от неё – тем более.

– Нет, конечно. Я тебе больше скажу – я тебя никогда и не любил.

– Но… Нам ведь было хорошо вместе.

– Это не любовь, Инна. Это – просто секс. Качественный, страстный секс. И ничего больше, пойми.

Девушка начинает нервно крутить обручальное кольцо на своём пальчике и приоткрывает ротик, как рыба, выброшенная на берег.

– А наш малыш?

Качаю головой.

– Не наш, а твой. Мне он не нужен. Как и ты. Не нужна.

– Мерзавец!

Аморалова кидается на меня с кулаками, но я уже готов к нападению, и больше удара от этой дамочки я не пропущу. Довольно она уже поиздевалась надо мной, используя, как боксёрскую грушу.

– Успокойся!

Сжимаю её запястья, вглядываясь в глаза, горящие ненавистными огоньками.

– У тебя кто-то появился? Юра! Скажи!

– Да, у меня есть другая девушка. И она не взрывает мне мозг, как ты!

– И ты её … любишь?

– Дура, что ли? Я её трахаю!

Нажимаю на кнопку, отстёгивая ремень безопасности, и распахиваю дверцу перед Амораловой:

– А теперь убирайся. И больше не смей меня тревожить. Что ты сделаешь со своим ребёнком – меня не касается, запомни это.

Инна выбирается из автомобиля, не глядя на меня. Вижу, как она ошарашена моим признанием – её кожа бледная, как полотно, а изо рта вырывается свистящее дыхание.

Но, мне всё равно.

Это – уже отработанная девчонка. Больше она мне дать ничего не сможет. Одну головную боль.

А с эмбрионом пусть делает, что угодно. Денег я ей дал предостаточно.

Прыгаю за руль и мгновенно срываюсь с места, оставив Инну посреди дороги, на обочине. Ничего, не маленькая девочка, доберётся как-нибудь до дома. Может быть, до неё хоть дойдёт, что я её больше не желаю видеть.

Какие же всё-таки бабы – дуры.

Всё им любовь мерещится.

Ну, ладно. Меня ждёт Алина и первоклассный секс…

*****

В офисе кипит работа и я с наслаждением зарываюсь в отчёты, которые забросил за эти несколько дней.

Да, теперь надо навёрстывать.

Сквозь приоткрытую дверь кабинета мне видны длинные ноги Алины, обутые в красивые чёрные босоножки с тонкими ремешками на умопомрачительно длинных шпильках.

И это только отвлекает меня от работы.

А может?

Нет-нет, нельзя. Я и так потерял уйму времени, бегая за супругой по различным квартирам, так что нужно, наконец, проверить отчёты. Скоро выпускные экзамены, нужно позаботиться о поставках цветов заранее.

Телефон нервно начинает подпрыгивать на столе, издавая тихое урчание, и я кошусь на экран, сжимая губы в плотную нитку.

Кулагин. Мой дорогой тесть.

– Да?

– Юрий, есть какие-нибудь новости о Милочке?

Голос этого старого дурака дрожит, как струна на гитаре и я расплываюсь в дьявольской ухмылке. Хоть кому-то ещё так же плохо, как и мне от побега Эмилии. Нет, ему – даже хуже. Ведь он совсем ничего не знает.

Видно, дочурка не очень-то о нём беспокоится, не давая о себе знать.

– Добрый день, Игорь Дмитриевич. Нет, я ничего о ней не знаю.

Слышу, как отдаётся болью каждое моё слово в душе этого старикана, и радостно потираю руки – может быть, его удар хватит, и он решит откинуть тапки, оставив жирный кусок своего бизнеса в моих руках?

Что ж, в таком случае я ещё подумаю, разводиться с его строптивой дочуркой, или нет.

У Кулагина крутятся серьёзные деньги. А он сам настолько потерял хватку, что никак не может сообразить, как ими распорядиться.

Хорошая идея…

– Ну, как же так, Юра?

– Откуда мне знать, что пришло в голову вашей безумной дочурке?

– Я так раздавлен. Журналисты оборвали мне все телефоны, постоянно караулят у дома – им не терпится узнать, почему свадебное платье моей дочери оказалось в квартире постороннего мужчины в брачную ночь.

– И что вы ответили?

– Что Мила, возможно, там просто переоделась. А что ещё я мог им сказать? Ведь Эмилия исчезла, а Купцов в реанимации.

Хмыкаю.

Значит, он не в курсе, что Никита Борисович уже пришёл в себя и находится в обычной палате.

Ладно.

– Понимаю. Хорошо, что они не пронюхали, что там же найдено её нижнее бельё.

Растягиваю слова, смакуя каждую деталь.

Вот сейчас Кулагина точно удар хватит.

– Бельё? Какое бельё?

– Майор Ходоков не сообщил вам?

– Нет…

– Ну, так слушайте, мой дорогой тесть. В квартире Купцова Никиты Борисовича вместе с платьем ещё были найдены трусики и лифчик Эмилии. И они лежали на кровати.

– Боже…

Радостно прищуриваюсь. Похоже, тестю поплохело от такой новости. То-то полицейский решил ничего ему не сообщать, пожалеть старика. Ну, уж нет. Раз он всучил мне некачественный товар, то пусть сам и отдувается.

– Вам плохо?

– Ох… да… Юра… сердце болит…

Скидываю вызов.

Пусть теперь Кулагин помучается. И, если у него получится – вызовет себе сам «Скорую помощь».

Меня это не касается.

Встаю с кресла и прохожу в приёмную, ощупывая длинные ноги Алины, обутые в шикарные босоножки. Разговор с тестем поднял мне настроение, и я готов немного расслабиться, выпустив пар на эту шикарную секретаршу.

– Как ты?

– Почти закончила. У нас проблемы с поставкой тюльпанов, вы в курсе, Юрий Александрович?

– Ещё нет. Что с ними?

– Звонил поставщик, они подняли цены в связи с падением рубля. Я отправила вам смету на почту.

Плотоядно улыбаюсь.

– Мне нравится, что ты называешь меня официально и на «вы». Это так заводит.

– Ну, мы же на работе. И сейчас – рабочее время, за которое я получаю заработную плату.

– Ты права, малышка.

Хмыкаю.

– Я забронировала нам билеты на ночной рейс.

– Куда?

– Сейшелы. Пятизвёздочный отель на берегу океана, номер люкс, на два дня. Как ты и просил.

– Мммм. Отлично.

Переход на «ты» охлаждает мой пыл, и я обиженно поджимаю губы. Ну вот, взяла и всё испортила.

– Мне зайти к тебе?

– Нет-нет. Давай тогда оставим это на потом. Я ещё поработаю.

Ухожу к себе, на сей раз, плотно закрыв за собой дверь, чтобы длинные ноги Алины не сбивали меня с рабочего настроения. А затем, взглянув на часы, набираю номер Тимура.

– Слушаю, Юрий Александрович.

– Одинцов не появлялся?

– Нет.

– Поставь всю свою службу на уши. Как моя супруга до сих пор не найдена?

– Простите.

– Засунь это слово себе в задницу! За что я плачу тебе такие деньги? Чтобы ты постоянно извинялся?

Молчание.

– В общем так. Я уезжаю на пару дней. По моему возвращению Эмилия должна быть у меня! Ты всё понял?

– Да.

– Не слышу!

– Я всё понял.

– Отлично.

Отбиваю звонок, швыряя мобильник на стол.

Тимур со своей командой уже начинает меня раздражать. Как Эмилия, не имея никаких связей в городе и особого интеллекта, постоянно ускользает от этой банды?

Чертовка…

И этим она меня ещё больше цепляет. Своей непокорностью.

Прищуриваю глаза, слегка склонив голову на бок.

Что ж, надеюсь, за эти выходные всё, наконец, наладится. Я отдохну с Алиной, Милочка найдётся, а мой тесть и наглец Купцов отправятся к праотцам.

Пусть так и будет…

24


Мила

*****

Сижу на диване, обхватив руками колени, и в задумчивости смотрю в панорамное окно, за которым протекает жизнь. Туда-сюда, тихо шурша шинами по асфальту, проезжают респектабельные автомобили, ходят слуги из соседних домов и раздаётся визгливый лай соседского пекинеса.

Только я сижу тут, на диване.

В чужом доме.

Практически без средств связи. И единственное, что меня хоть как-то связывает с миром – это телевизор, из которого я узнаю последние новости.

Тут к калитке подъезжает белоснежный автомобиль, и я с облегчением узнаю в нём машину Инны.

Наконец – то!

Интересно, ей удалось всё-таки поговорить с моим муженьком?

Любовница моего мужа входит на участок и громко хлопает калиткой так, что соседский пекинес сразу замолкает. По разочарованному лицу девушки я тотчас понимаю, что разговор с моим мужем не принёс ей желаемого результата, и чувствую от этого горькое разочарование.

Неужели, Юрий настолько чёрствый?

– Как ты?

Выхожу к двери, встречая хозяйку дома, окидывая её обеспокоенным взглядом, сжимая руки в кулаки за спиной.

Инна неопределённо пожимает худенькими плечами и вешает своё пальто на вешалку, разражаясь нецензурными выражениями. Понимая, что дело плохо, я участливо спрашиваю:

– Чай успокаивающий заварить?

– Вот знаешь, лучше бы коньячка стопочку.

– Ты беременна.

– Знаю. Тогда неси свой чай.

Уношусь на кухню, быстро нажимая на кнопку кипячения на чайнике. Сейчас Инна выпьет чаю, немного успокоит расшалившиеся нервы и всё мне непременно расскажет.

И мы с ней придумаем, как действовать дальше.

*****

– Нет, ты представляешь, какой козёл?

Инна отставляет чашку с чаем в сторону, и громко всхлипывает, уронив голову на грудь. Её обычно аккуратно уложенные локоны сейчас спадают на плечи рваным водопадом, а тушь оставила на скулах чёрные грязные подтёки.

Киваю.

Я сама не представляла, что Митрофанов окажется таким подонком. Сначала – бросил беременную Жанну и даже не приехал в роддом, увидеть сына. А сейчас – точно так же отрёкся от Инны и её ещё нерождённого малыша, дав денег на аборт.

Моральный урод.

– А ты знаешь, почему?

– Нет.

– У Юры бзик – его дети непременно должны родиться от девственницы, представляешь?

Крякаю от досады, крутя на безымянном пальчике обручальное кольцо, и сжимаю губы в плотную нитку.

Ну, значит, прав был Купцов, говоря мне об этом же.

Вспомнив о рыжебородом мужчине, которому, не смотря ни на что, удалось затронуть струны моей души, я закусываю нижнюю пухлую губку, устремляя взгляд в пол.

При мыслях о Никите у меня появляется печать нежности на лице, и я понимаю, что сейчас не время для подобных воспоминаний.

– Он наслушался бредней какого-то профессора по поводу телегонии, представляешь?

Киваю, слушая свою собеседницу в пол-уха.

– Типа если ребёнок рождается от женщины, у которой уже были мужчины, то у малыша непременно будут гены от предыдущего любовника.

– Но… Этого же не может быть.

– Конечно. Телегонию никто из учёных не подтверждает. Это – антинаучно. Но Юра упёрся! Ему в качестве матери детей нужна непременно девственница.

– Идиот.

Инна замолкает, закусывая нижнюю губку, и сканирует меня пристальным взглядом, останавливаясь на моём животе. Затем округляет свои зелёные красивые глаза и вопрошает, тыкая на меня пальцем.

– А ты?

– Что?

– Ведь именно поэтому он решил жениться на тебе, да?

Киваю. Ну, а что я должна сказать? Что Митрофанов неожиданно воспылал ко мне пламенной любовью? Да нет, конечно. Ведь сам-то он и не думал хранить мне верность, просыпаясь каждое утро с очередной девушкой.

Фу, как же мерзко.

– Похоже на то.

Инна прыскает со смеху, растягивая губы в ухмылке, и тут же начинает заливисто смеяться, хлопая ладонью по своему бедру. Я непонимающе слежу за переменой настроения девушки, с опаской поглядывая на аптечку, стоящую в кухонном шкафчике.

Может, у неё началась истерика?

– А ты его уделала, молодец!

– Почему?

– Ну, переспала с Купцовым, лишила Юрочку сладкого. Да ещё в первую брачную ночь! Теперь-то он точно побрезгует от тебя детей иметь, разведётся, как пить дать!

Аморалова хлопает себя по коленям, выдыхая последнюю фразу, а я холодею, покрываясь липким потом. До меня наконец-то доходит весь смысл сказанного девушкой.

Значит, Юрий Александрович и вправду решил на мне жениться не из-за великой любви, а лишь потому, что я сохранила девственность. И, сейчас он уверен, что я отдалась Никите в ту ночь.

Но… Это же не так!

Я до сих пор невинна.

Что будет, если Митрофанов узнает об этом? Скорее всего, он сделает всё, чтобы я как можно быстрее забеременела от него и родила «генетически чистых от примесей» детей.

Чёрт…

Подскакиваю на диване, озираясь по сторонам. Мой мозг напряжённо работает и от этого волосы просто прилипают к черепу.

Что делать?

Так я и развода не получу. Он просто меня изнасилует и заставит забеременеть.

Кошмар…

– Ты представляешь, я ему не нужна. Он сказал, что у него есть другая, более сговорчивая и интересная женщина.

Инна продолжает рассказывать мне о разговоре с моим мужем, но я почти не вслушиваюсь в её слова, думая о своей проблеме. Какое мне дело до её отношений с Юрием?

Странно, что я не чувствую к этой симпатичной женщине ничего, кроме сочувствия.

Её ждёт та же участь, что и Жанну.

И Митрофанова я абсолютно не ревную. Мне всё равно, чем он занят, и с кем. Больше всего на свете я хочу, чтобы этот мужчина оставил меня в покое.

Навсегда.

– Почему бы тебе не сказать мужу, что это – его ребёнок? И жить дальше, растя малыша. Ведь у вас с Егором почему-то детей нет.

– Боюсь, муж не поверит.

– Почему?

– У нас с ним… нет интимных отношений. Почти.

– Как это?

Удивлённо поднимаю брови вверх, понимая всю глупость и нетактичность своего вопроса. Сейчас Инна вполне может обрубить наш разговор на полуслове, и будет права.

Кто я такая, чтобы влезать в их семью?

– Понимаешь… Егор – он очень хороший, добрый, понимающий. Мне с ним легко и комфортно. И меня он любит и никогда не отказывает ни в чём. Но в постели… мы просто спим.

Молчу, утыкаясь в пол взглядом. Должна ли Инна сейчас открывать передо мной душу?

Пожалуй, что нет.

– У нас, конечно, бывает секс. Но, это что-то стихийное, быстрое и очень редкое. Как погодное явление, типа смерча. Налетел раз в пятилетку, и снова исчез. Вот так.

– И, как давно у вас был этот … ммм … смерч?

– Давно, месяца два – два с половиной назад.

– А срок?

Любовница моего супруга нервно заламывает руки, запрокидывая голову вверх, и делает рваный вздох.

– Четыре недели.

– А если соврать?

– Как?

– Подкупить врача, написать в справке на месяц больше и ходить счастливой, осыпанной бриллиантами?

Боже, это я сказала?

Смотрю в радостные глаза Инны и понимаю, что она воодушевилась моей подсказкой. Отлично! Юрий не достоин, быть отцом малыша после того, как обошёлся с бедняжкой Жанной. А Егор, видимо, очень любит Инну. И, судя по его наивности, ему даже в голову не придёт сверить сроки.

Ну, родит жена раньше на месяц, ну и что?

С кем не бывает?

– А это идея! Правда, Юра настаивал на аборте, но его мой ребёнок абсолютно не волнует. Так почему бы мне не сохранить его?

– Конечно!

– Егор будет отличным отцом, я уверена.

– Правильно.

Аморалова подскакивает на месте, принимаясь мерить шагами гостиную, и запальчиво машет руками, отчаянно жестикулируя.

– Я так и поступлю!

– Умница.

Мягко улыбаюсь, выдыхая.

Это хорошо, что у Инны, наконец, открылись глаза на Митрофанова. Ведь к его смазливой внешности прилагается довольно-таки чёрствая и чёрная душа. И вряд ли он сможет научить своего ребёнка чему-нибудь хорошему, в отличие от спокойного и уравновешенного Егора.

Пусть так.

– Мне нужно подготовиться. Устроить мужу сюрприз.

– Точно!

– Он так любит креветки… Может, мне пригласить его сегодня в рыбный ресторан?

– Хорошая идея.

Глаза Инны горят счастливыми огоньками, и она возбуждённо облизывает пересохшие губы, прикидывая возможные варианты предстоящего романтического ужина.

– Нет, не сегодня. Мне нужно подготовиться, сходить на маникюр. Возможно, завтра. Или, послезавтра.

Аморалова хватает меня за плечи и слегка трясёт меня, как грушу. Затем прижимается к моей груди, закрывая глаза, и шепчет:

– Прости меня, я никогда не забуду твоей доброты.

– Да ну, перестань.

Отмахиваюсь.

Мне неловко принимать слова благодарности от Инны. Я хорошо отношусь к этой девушке, особенно, после того, как она спасла мне из лап ненавистного муженька и его опасной пешки.

Но подругами мы вряд ли смогли бы быть.

– Нет, правда. Не каждая жена так будет обращаться с любовницей своего мужа.

Инна становится серьёзной, заглядывая мне в глаза.

– Ты могла надавать мне пощёчин, выставить на всеобщее обозрение, рассказать всё Егору, а ты… Ещё и помогаешь мне!

– Ерунда.

– Вовсе нет.

– Так поступила бы каждая на моём месте. Ты ведь знаешь, что я не испытываю к Юрию Александровичу ничего и не желаю больше быть его женой.

Инна кивает, подмигивая мне левым глазом, и расплывается в голливудской белоснежной улыбке.

– Знаю. И потому я тоже должна для тебя кое-что сделать.

– Что?

– Скоро узнаешь!

Девушка быстро чмокает меня в щёчку и, схватив с кресла свою красную сумочку, уносится прочь, на ходу застёгивая алое пальто.

Я в задумчивости смотрю ей в след и размышляю, что могло придти в голову этой взбалмошной девице, которой Господь послал изумительного мужа. И которого она, к сожалению, совсем не ценит.

*****

Осматриваю себя в зеркало, любуясь точёной фигуркой, одетой в шикарную ночную сорочку, купленную Инной специально для меня.

Красавица.

Жаль, что меня некому оценить.

Чёрный полупрозрачный шёлк нежно струится по моему обнажённому телу, прорисовывая все изгибы. Тонкие кружевные бретели прочно сидят на плечах, а лиф, украшенный стразами, слегка приоткрывает небольшую, по-девичьи упругую грудь.

На участке раздаётся какое-то шуршание, и я аккуратной поступью подхожу к окну, слегка отодвигая плотную портьеру.

Кто это там, на ночь глядя?

Хоть Аморалова и предупреждала, что этот дом её родителей и никому в голову не придёт искать меня тут, мне всё равно немножко не по себе. Я не дома, участок не охраняется, а Митрофанов, наверняка жаждет добраться наконец-то до меня.

К дому подъезжает белоснежный автомобиль, и я с облегчением выдыхаю – это снова Инна.

Небось, захватила мне что-нибудь вкусненькое из магазина. Ведь впереди выходные и она не будет приезжать, всецело отдаваясь времяпрепровождению с супругом и подготавливая для него сюрприз с беременностью.

Интересно, как всё пройдёт?

Решая не надевать на плечи шёлковый халатик, я быстрой ланью выбегаю из комнаты, спускаясь вниз по винтовой лестнице, и замираю, как вкопанная у нижней ступеньки.

В дом действительно входит Инна.

Но она не одна.

Рядом с ней, опираясь на её плечо, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, и морщась при резком движении, стоит … Купцов Никита Борисович, собственной персоной.

– А вот – мой сюрприз!

Инна расплывается в глупой довольной улыбке, иронически выгибая левую бровь, и я перевожу ошарашенный взгляд на её спутника.

Довольно-таки неожиданный сюрприз, ничего не скажешь.

Я не ожидала.

Мужской взгляд скользит по моему практически обнажённому телу вверх-вниз и, наконец, останавливается на лице. Из носа вырывается то ли свист, то ли шипение, а в глазах загораются сапфировые огоньки совсем как тогда, в его квартире.

– Добрый вечер.

Голос Никиты Борисовича звучит хрипло и глухо, и у меня тут же по телу начинают бегать мурашки от какого-то неожиданно возникшего нарастающего желания.

Мммм….

Старательно удерживаю дружелюбную улыбку на губах, и сглатываю вязкий комок, стоящий в горле.

– Добрый.

К лицу прилипает краска и по телу прокатывает волна жара, нарастая с каждой секундой. Внизу живота неожиданно теплеет, но я тут же понимаю, что почти обнажена – совсем как в ту злополучную ночь.

А мужчина, похоже, ничуть не смущён моей наготой – он жадно сканирует каждый миллиметр моего юного тела, обжигая страстным взглядом синих глаз.

Возбуждение расходится волной по телу, и я понимаю, что нужно бежать и хотя бы одеться, лишив мужчину возможности глазеть на меня. Скрестив руки на груди, инстинктивно прикрываясь от властного наглого взгляда Купцова, я пячусь назад, как краб, поднимаясь по лестнице.

– Простите, я не одета.

Инна ухмыляется, приглашая Никиту пройти в гостиную, и я понимаю, что гость у нас решил задержаться, не смотря на поздний час, в который я обычно почиваю в постельке.

Исчезаю на верхнем этаже дома, и наконец, обретаю возможность дышать спокойно.

Хлопнув дверью своей спальни, я прислоняюсь к стене спиной и понимаю, что это – не сон, Инна привезла в дом мой ночной кошмар, того мужчину, который, не смотря ни на что пробудил во мне доселе дремлющие непонятные чувства.

Вдох – выдох.

Чёрт…

Что же делать? Как снова осмелиться и посмотреть рыжебородому в глаза после того, как я вырубила его пылесосом?

– Мила!

Инна нетерпеливо выкрикивает моё имя, стоя на лестнице, и я понимаю, что задерживаться дольше не имеет смысла – нежданный гость ждёт меня внизу с горящими синими глазами.

Быстро сбрасываю пеньюар и начинаю напяливать на себя платье-рубашку глубокого синего цвета, перехватывая талию длинным кожаным поясом. Волосы поднимаю наверх, закалывая их в высокую причёску, обнажая длинную шею. А по губам быстро провожу блеском, придавая им соблазнительный вид.

Вот так. Теперь – я готова.

Отбрасываю помаду на туалетный столик и, послав своему отражению в зеркале воздушный поцелуй, и начинаю спускаться по лестнице назад, в гостиную.

Туда, где ждёт меня Никита Борисович.

Мужчина, сумевший зацепить меня за живое и затронуть самые дальние уголки моей души.

25


Мила

*****

Спускаюсь по лестнице, держась за перила, чтобы не упасть от нервного напряжения, и старательно растягиваю на губах голливудскую улыбку. Никита Борисович не должен заметить моего страха и неуверенности в глазах, я не могу этого допустить.

– Милочка, а мы тебя уже заждались.

Инна расплывается в приторно-сладкой улыбке, подмигивая мне правым глазом, в котором плещется хитринка, и я выдыхаю:

– Извините, я старалась одеться как можно быстрее. Просто вы застали меня при отходе ко сну.

– Чудесно выглядишь.

Аморалова похлопывает меня по плечу и подталкивает к дивану, на котором, в вальяжной позе развалился Купцов.

– Дорогая, надеюсь, ты не будешь против. Никите Борисовичу понадобилась моя помощь, и я не смогла ему отказать.

– Помощь? В чём?

– Он не хотел возвращаться домой, и ему нужно было снять жильё. И я, как радушная хозяйка, просто не смогла отказать ему в пристанище.

В панике оборачиваюсь на Инну, округляя глаза и искривляя рот. Но хозяйка дома, похоже, не шутит.

– Вы же не против, Эмилия?

Купцов обращается ко мне, с какой-то особой обволакивающей нежностью произнося моё имя. Во рту пересохло, и я просто киваю, не сводя умоляющего взгляда с Инны.

Что она делает, чёрт возьми?

– Она не против, Никита, не переживайте.

Аморалова небрежно делает взмах рукой и поднимает глаза на часы, мерно тикающие на стене.

– О, уже так поздно! Мне пора ехать, а то муж меня будет искать.

Она подхватывает сумочку, лежащую на кресле и, активно мне подмигивая, уносится в прихожую. Я спешу за ней, не в силах оставаться с Купцовым наедине и хватаю за рукав ярко-красного пальто.

– Ты что творишь?

– Домой уезжаю. Егор уже дважды звонил, пришлось соврать ему, что я встретилась с подругой в ресторане и скоро приеду. А мне его злить нельзя, мне ему о беременности ещё нужно сообщить.

– А я?

Делаю рваный вздох, рыча на неё как разъярённая тигрица.

– А ты давай, не тушуйся.

– В смысле?

Инна проводит по нижней губе кончиком помады и, довольная своим отражением, убирает её в сумочку.

– Ну, я же понимаю, что вы давно с Никитой не виделись после той ночи. Неспроста же ты с ним переспала. Так что можете продолжать, только аккуратнее. Я забрала его из больницы под свою личную ответственность.

– Ты серьёзно?

– Конечно! Не забудь, что у него серьёзное ранение. Но, думаю, вы справитесь.

Аморалова шикарно улыбаясь, распахивает входную дверь и, махнув рукой на прощание, уносится в ночную мглу. Я испуганно закрываю дверь на все замки и, досчитав до трёх, отряхнувшись как мокрая собака, возвращаюсь в гостиную.

Купцов по-прежнему сидит на диване, откинувшись на подушки. В правой руке мужчина держит пульт от телевизора, без энтузиазма переключая каналы. Увидев меня, он слегка наклоняет голову и бросает пульт на журнальный столик, стоящий рядом.

– Всё в порядке?

Сапфировые глаза возбуждающе опасно мерцают в тусклом свете настенных бра, и я сухо киваю, сглатывая слюну. Хотя, всё моё естество кричит – нет, не в порядке, чёрт возьми! Я жутко боюсь находиться рядом с тобой, потому что ты вызываешь в моей душе какие-то непонятные вибрации, а от твоего бархатного голоса я вся покрываюсь мурашками.

Но хорошее воспитание не даёт мне возможность сказать такое гостю, пусть и непрошенному, и мне приходится согласиться.

– Да, конечно.

– Но ты не рада меня видеть.

Это констатация факта?

Я, пожалуй, даже не представляю, что должна сказать. Нет, я не рада. Но вовсе не потому, как думает этот мужчина.

Я панически боюсь… Не его, а себя. Свои ощущения.

– Давай, я провожу тебя в спальню. Уже довольно-таки поздно.

– Надеюсь, мы будем спать вместе?

Ошарашено молчу, сверля Никиту боязливым взглядом. Ох, мне кажется, что Инна всё это подстроила нарочно, и Купцов в этом доме оказался вовсе не случайно.

– Нет, на втором этаже есть ещё спальни. Займёте вторую. Насколько я помню, там уже постелено бельё.

Купцов, сжимая губы в плотную нитку, аккуратно поднимается с дивана, опираясь на подлокотник, и я ощущаю острый укол жалости.

– Кстати, о белье. На тебе был чудесный шёлковый пеньюар. Он мне очень понравился.

Молчу, судорожно выдыхая носом.

– Может быть, ты снова наденешь его?

Вот наглец!

– Непременно, как только уложу вас в постель.

Подхожу к Никите Борисовичу, подав ему руку. Так, в первую очередь я должна позаботиться об этом раненом мужчине, а затем хорошенько закрою дверь своей спальни на замок, чтобы ему не пришло в голову, лечь мне под бочок.

Купцов опирается на моё плечо, и, нежно прижимаясь, преодолевает расстояние до лестницы.

Меня всю трясёт от близости этого мужчины, и я сама еле передвигаюсь, шевеля ватными ногами. Аккуратно поддерживаю Никиту под локоть и он поднимается по лестнице, смотря на меня с какой-то особенной нежностью.

Хорошо, хоть молчит.

Подвожу рыжебородого мужчину к двери, за которой располагается небольшая ухоженная спальня для гостей, и толкаю створку вперёд:

– Проходите. Спокойной ночи.

– И всё?

Купцов не сводит с меня опасных синих глаз, и я судорожно киваю. Но, видимо, мой ответ не удовлетворил мужчину. Он поворачивается ко мне и, не сводя с меня глубоких сапфировых глаз, мягко берёт рукой за подбородок.

– Я хочу извиниться перед тобой. За своё поведение в ту ночь. Прости, я повел себя как варвар.

– Ничего.

Чувствую себя подопытным кроликом перед великим мастером, владеющим искусством гипноза. Или, как иначе объяснить то, что я не в силах сопротивляться сейчас этому харизматичному мужчине?

– И всё же. Прости меня, Эмилия. Я был не прав.

– И вы меня тоже.

Никак не могу отбросить сухо-официальное «вы», хотя Никита уже давно перешёл со мной на «ты», ещё с самой первой нашей встречи.

– За что?

– За пылесос.

– Не понял.

– Ну, я огрела им по вашей голове, чтобы сбежать.

Я вся сжимаюсь, ожидая гнева мужчины, но Купцов неожиданно расплывается в довольной улыбке.

– Так вот, какое оружие ты использовала. А я-то всё гадал, чем я получил по черепушке. Ну, молодец, так мне и надо.

Что? Он не злится?

Не мигая, смотрю в сапфировые глаза, ощущая невидимое притяжение. Я-то знаю, что под этой рыжей бородой скрываются довольно-таки мягкие и чувственные губы.

– Спокойной ночи.

Мужчина нежно прикасается к моей щеке губами, царапая кожу своими жёсткими рыжими волосками, и тут же отстраняется.

– Приятных снов.

Я остаюсь стоять, как вкопанная, видя, как за Никитой захлопывается дверь спальни для гостей, и ощущаю жёсткое разочарование. Он не попытался поцеловать меня в губы, чтобы снова постараться сблизиться со мной.

Неужели, он ничего ко мне не чувствует, кроме обычного сексуального желания?

Потоптавшись на месте, я выдыхаю и ухожу в свою спальню, на всякий случай всё же закрывшись на замок.

*****

– Мила!

Вскакиваю с кровати, испуганно озираясь.

Мне почудилось, или действительно я слышала крик? И, мне кажется, это был голос Никиты Борисовича.

– Нет!

Сердце испуганно колотится об рёбра, и я подскакиваю к двери, прижимаясь ухом к закрытой створке. Что, если в дом кто-нибудь забрался? Что, если Митрофанов всё-таки узнал, где я скрываюсь?

Сдёргиваю лежащий на кресле шифоновый халатик, и быстро накидываю его на свои дрожащие хрупкие плечи, подпоясавшись пояском. Прислоняю ухо к створке, затаив дыхание. Из-за неё не доносится ни звука, и я всё-таки решаюсь распахнуть дверь.

В коридоре никого нет.

Абсолютная тишина немного успокаивает меня, и я аккуратной поступью подхожу к закрытой двери гостевой спальни, из которой доносился крик, полный боли и отчаяния.

Нажимаю на дверную ручку и легонько толкаю створку внутрь, обозревая тёмное пространство.

Ни следов борьбы, ни следов посторонних. Никого.

Только Купцов разметался по кровати, сбив одеяло в огромный комок, и на его лице появилось выражение мучений и страданий. На дрожащих от страха ногах подхожу ближе, осматривая мужчину.

Похоже, ему нехорошо.

На лбу выступили капельки пота, ноздри шумно втягивают спёртый воздух давно нежилой комнаты, а подбородок слегка трясётся. Трогаю лоб – не горячий ли, и с облегчением выдыхаю – температуры нет.

Значит, это не бред, а просто сон.

Шлёпаю рукой по настольной лампе, и тут же загорается тусклая лампочка, накрытая коричневым пыльным абажуром. Комнату озаряет тускло-голубой свет, освещая лицо Никиты Борисовича землисто-серого оттенка. По шее Купцова бегут судороги, и я понимаю, что ему снится какой-то кошмарный сон, причём я в нём играю явно не последнюю роль.

Нужно его разбудить.

Оглядываюсь по сторонам в поисках какой-нибудь тары, и замечаю стакан с графином, стоящие на подоконнике. Быстро набираю прохладной воды и начинаю аккуратно смачивать лицо мужчины, проводя мокрыми подушечками пальцев по носогубным складкам и прикрытым векам.

Никита начинает еле слышно постанывать и, вздрогнув, открывает свои ярко-синие глаза.

– Мила? Это сон?

– Да вроде нет.

– Что ты здесь делаешь?

– Эммм… Просто вы кричали во сне.

Лицо Никиты мгновенно грустнеет, как будто он переносится во времени назад, в свой сон и я замечаю, какая глубокая морщина залегла на его лбу от постоянно сдвинутых бровей.

– Да, снова приснился кошмар.

– И часто вам они снятся?

– Каждую ночь, с тех пор, как твой муженёк чуть не прикончил меня.

В сердце тут же начинает болезненно щемить, а воздуха катастрофически не хватает – мой мозг отказывается воспринимать только что полученную информацию.

– Юрий? Это он? Стрелял?

Купцов сухо кивает и садится на кровати, хватая меня за запястье левой руки.

– Он мне отомстил таким образом. Правда, не ожидал, что я всё-таки выживу.

– Отомстил? За что?

Меня потряхивает от нервного напряжения, и я не верю своим ушам. Я никак не ожидала, что к этому может быть причастен Юрий Александрович.

Боже, за кого я вышла замуж?

Я думала, что он узнал как и все – из новостей, что моё свадебное платье найдено в квартире Купцова, и из этого сделал вывод, что я с ним переспала. А оказывается, всё совсем не так.

Он откуда-то узнал, что я поехала к Никите Борисовичу, и явился к нему, чтобы увести меня силой, под дулом пистолета. И, найдя ворох нижнего белья на постели, предположил, что я уже не девственница, выпустив со злости пулю в соперника.

– Но ведь по новостям сказали, что вы не помните того, кто стрелял в вас. Что у вас амнезия.

– Я сказал это специально, чтобы он расслабился и оставил меня в покое. По крайней мере, пока. Я сейчас слишком слаб для открытого противостояния.

– И поэтому вы решили сбежать, скрыться?

– Ну, в общем-то, да. И как раз мне попалась твоя подруга с любезным предложением.

Я хотела возразить, что Инна не является моей подругой, а скорее наоборот – она моя соперница, но решила отложить это откровение на потом. В конце -концов, сейчас это не так важно.

– Простите.

Дрожу, проводя рукой по колючей щеке Купцова.

– Это из-за меня Юрий выстрелил в вас.

– Может быть, нам пора всё же перейти на «ты»? Мне кажется, мы достаточно уже знакомы для этого.

Киваю, испытывая глубочайшее раскаяние за то, что я подставила этого мужчину под дуло пистолета своего мужа.

– Хорошо.

– Ну и отлично. Предлагаю все разговоры перенести на завтра и, наконец-то, поспать.

Встаю с кровати, облегчённо выдыхая.

– Спокойной ночи.

– А ты куда?

Купцов смотрит на меня горящим прищуренным взглядом, и моё сердце ухает куда-то в область живота.

– К себе.

– А я могу тебя кое о чём попросить? По дружбе?

Киваю, инстинктивно понимая, куда клонит этот мужчина. Неужели он снова попытается заманить меня в свою постель? Интересно, под каким предлогом?

– Мне так страшно спать одному. Митрофанов постоянно является ко мне во сне и мучает, мучает. Ты бы не могла меня защитить?

– Как это?

– Ложись рядом. Я обещаю, что не буду приставать.

Губы мужчины слегка подрагивают в заискивающей улыбке, и мне почему-то становится тепло-тепло на душе.

– Ты не тронешь меня, точно?

– Ну, только если ты сама об этом не попросишь.

Чувствую, как часто стучит моё сердце, и расползаюсь в хитрой улыбке. Очевидно, Никита Борисович решил подъехать ко мне с другой стороны, понимая, что я очень жалостливая чувственная натура.

Ну что ж, посмотрим.

– Не попрошу.

– Тогда тебе нечего бояться.

Видит, что я всё же колеблюсь, и призывно откидывает край одеяла.

– Прыгай! И представь, что этим ты излечишь меня от постоянных кошмаров.

Чётко ощущаю, что попадаю в хитро подстроенную ловушку, но не нахожу в себе сил, чтобы отказаться от этого заманчивого предложения. Провести ночь в одной постели с мужчиной, который всецело завладел моим мозгом – что может быть приятнее?

Но притронуться к себе я ему не позволю.

Мы ещё слишком мало знакомы.

– Выключи свет, мне нужно снять халат.

– Я бы не хотел пропустить это действо.

– И не мечтай!

– Это бы благотворно повлияло на моё выздоровление.

Подхожу к настольной лампе и шлёпаю ладошкой по выпуклой чёрной кнопке. Комнату тут же накрывает мгла, и я поспешно срываю с себя шифоновый халатик.

Никита издаёт протяжный вздох на своей половине кровати, и я закусываю краешек губы, чтобы не рассмеяться в голос.

Какой же он интересный. И, несмотря на его наглость, я понимаю, что Никита мне чертовски симпатичен. Иначе бы я, без сомнения, не оказалась в его постели.

Аккуратно сажусь на кровати и, под пристальным взглядом сапфировых глаз, забираюсь под одеяло. Белая полная луна с интересом заглядывает в окно спальни, освещая мерцающим светом всё вокруг, и я быстро натягиваю одеяло до подбородка.

– Спокойной ночи.

Отворачиваюсь, чтобы не смотреть на мужчину, лежащего рядом, и закрываю глаза, затаив дыхание. Надеюсь, что Никита сдержит слово и не станет приставать ко мне, дав время привыкнуть к себе.

– Сладких снов, Милочка.

Слышу нежный бархатный голос и радостно зажмуриваюсь.

26


Мила

*****

Отчаянно морщусь, пытаясь увернуться от золотистых лучей солнца, проникающих в спальню, и приоткрываю глаза. Вспомнив, что ночью я перебазировалась в гостевую спальню, спасать от бессонницы Купцова, я начинаю испуганно озираться. Но присутствия мужчины в комнате не наблюдается.

Очень странно. Куда он мог деться?

Этой ночью мы действительно спали, несмотря на то, что нас, совершенно точно, тянуло друг к другу. Но Никита – человек слова, не посмел ко мне даже притронуться, тем самым завоевав расположение и доверие.

На рассвете я сама решила прижаться к нему, но Купцов неожиданно отстранился, сдвинувшись на самый краешек просторного ложа. И в итоге мне пришлось оставить мужчину в покое – ну, не ночевать же ему из-за меня на полу?

Нашариваю под кроватью пушистые тапочки и, накинув на плечи шифоновый халатик, начинаю спускаться по лестнице в гостиную, ожидая увидеть мужчину перед телевизором. Но и там, на мягком диване гостя не оказалось.

Неожиданно…

Ледяная змея ужаса медленно стала заползать в душу, опутывая меня с ног до головы липким потом. Но, неожиданно, мой нос уловил едва различимый запах выпечки, доносившийся с кухни.

Что же это?

Направляюсь на кухню, отчаянно надеясь, что мне не чудится этот запах вкусняшек, и останавливаюсь на пороге. Возле плиты стоит Никита и жарит на сковороде тонкие румяные блинчики, которые источают потрясающе вкусный аромат.

– Доброе утро. Уже проснулась?

Киваю.

– А я решил тебя не будить. Вот, завтрак решил приготовить.

– Ты умеешь печь блины?

– А чего там уметь? Я считаю, что любой мужик, у которого есть руки, должен уметь не только деньги зарабатывать, но и баловать свою женщину завтраком.

Улыбаюсь.

При упоминании Купцова, что я являюсь его женщиной, внизу живота неожиданно теплеет, разливая блаженство по всему телу. Но, надо собраться и взять себя в руки.

– Тогда я умоюсь и вернусь, чтобы позавтракать.

– Хорошо, я тебя жду.

Никита обаятельно улыбается и ловко подкидывает блестящий блинчик вверх. Тонкое кружевное тесто умудряется перевернуться в воздухе и тут же шлёпается обратно на раскалённую сковороду, издавая призывное шипение.

Пальчики оближешь!

Прикрываю дверь кухни и, улыбаясь мечтательной улыбкой, начинаю подниматься по лестнице наверх. Папа тоже любил побаловать нас с мамой чем-нибудь вкусненьким по выходным. Но, так как он не любит готовить, то обычно это были свежеиспечённые булочки с маком и сахаром, купленные в ближайшей булочной. Но даже это казалось маме необычайно романтичным.

Вспомнив об отце, я закусываю нижнюю губу, и смотрю на своё отражение в зеркале. Он, наверняка, очень беспокоится обо мне, ведь мы не виделись со дня моего бракосочетания.

Однако Юрий наверняка рассказал ему, что видел меня совсем недавно на квартире Одинцова, и что со мной всё в порядке. Он же не смог бы утаить такую важную информацию. Уж не настолько он плохой человек.

За время своего исчезновения я неоднократно порывалась позвонить отцу и сказать ему, что со мной всё хорошо, но каждый раз останавливалась из опасения, что меня тут же отследят по этому звонку.

Из этих же соображений я вообще отказалась включать мобильный. Мало ли. На фирме у Митрофанова хватает разных специалистов, а я вовсе не хочу, чтобы мой звонок запеленговали.

Опасно.

Но сейчас я могу попросить мобильный телефон у Инны или Никиты, чтобы сделать этот важный для меня звонок самому близкому человеку на Земле, который, без сомнения, с ног сбился в поисках меня.

Быстро переодеваюсь в платье-рубашку, которое купила Инна специально для меня в ближайшем супермаркете, и, забрав волосы на затылке в высокий хвост, выхожу из своей комнаты.

*****

– Вот, накладывай. Не знал, с чем ты любишь есть блины, захватил и клубничный джем, и сгущёнку.

Никита подает мне блюдце, заглядывая в глаза, и я буквально млею от этого сильного, уверенного взгляда. Вот таким, в моём понимании, и должен быть настоящий мужчина – сильный, наглый, уверенный. Эти же черты характера есть и у Митрофанова, но он вдобавок ещё эгоистичный и жестокий. А ещё Юрий Александрович жуткий бабник, трахающий всё, что попадётся под руку.

Или под другое место.

А это я уже терпеть не намерена.

Купцов же спокойный, способен сопереживать другому, и очень нежный. А от одного взгляда его сапфировых глаз у меня начинает громко стучать сердце, как несущаяся по путям электричка.

Неужели, влюбилась?

Ведь именно такими качествами обычно обладал принц во всех сказках и любовных романах, которыми я зачитывалась с раннего детства.

Хлопаю ресницами, исподлобья смотря на своего собеседника.

– Спасибо. Я съем любые блины. Главное, что ты их приготовил для меня.

– Ну, не только. С твоего позволения, я и сам ими позавтракаю.

– Конечно.

Расплываюсь в улыбке, понимая, что это шутка, и тут же вспоминаю о том, что хотела позвонить отцу. Никита ведь не откажет мне в телефонном звонке?

– Никита, я могу тебя попросить об одной услуге?

– Конечно.

– Ты можешь мне дать свой мобильный телефон? Я хочу позвонить папе, ведь я не общалась с ним с той самой ночи.

Я многозначительно распахиваю глаза, но мужчина извиняющее разводит руками, и я понимаю, что он не сможет мне ничем помочь.

– Прости, Эмилия, не могу. Мой телефон остался в квартире. Сотрудники «Скорой помощи» не подумали о том, что мне может понадобиться смартфон, и я тоже остался без средств связи, как и ты.

– Блин.

– Может быть, попросить Инну купить телефон с левой сим-картой? Это было бы удобно.

– Слишком долго ждать.

Горестно поджимаю губы, понимая, что Никита не виноват ни в чём и тут слышу шум подъезжающего автомобиля. Быстрее лани я подбегаю к панорамному окну и, выглянув во двор, с облегчением выдыхаю – это Инна.

Странно.

Она говорила, что не посетит нас на выходных. Неужели, что-то случилось? Что-то важное?

– Привет!

Хозяйка дома небрежно скидывает грязные ботиночки в прихожей и, перешагнув через грязно-мутную лужу, растекающуюся на полу, бодрым шагом входит в гостиную.

– О, вы вместе завтракаете? Отлично! Значит, не поубивали друг друга и всё у вас хорошо, да?

– Конечно.

– Может, вы и спали вместе?

Инна хитро прищуривается, а я, покраснев как перезрелый помидор, опускаю взгляд в пол.

– Конечно вместе. Куда я отпущу эту красавицу?

Никита подмигивает мне, и ободряюще берёт за руку, поглаживая ладонь большим пальцем правой руки.

– Отлично. Рада за вас. Я к вам на десять минут заскочила, новости рассказать.

Напрягаюсь, испуганно глядя на Аморалову, а девушка, схватив тонкими пальчиками ароматный блинчик, начинает вываливать на нас свежие новости.

– Муженёк твой, Милочка, не соврал. У него действительно появилась новая бабёнка.

Хмурюсь, закусывая нижнюю губу:

– Меня это не интересует.

– И всё же. Я считаю, что ты должна быть в курсе. Сегодня ночью он улетел на Сейшельские острова со своей секретаршей.

– Ну, мало ли какие у них дела.

– Какие дела, дорогая? У Юры только одно дело в жизни – перетрахать как можно больше баб.

Содрогаюсь от очередной неприятной информации и исподлобья смотрю на Никиту. Тот, как ни в чём не бывало, намазывает сгущёнку на блинчик, абсолютно не интересуясь нашим разговором.

– Поэтому, я окончательно решила выбросить Митрофанова из своей жизни. Сегодня записалась в салон на различные процедуры, а на завтрашний вечер забронировала столик в ресторане. Расскажу Егору, что беременна.

– Правильное решение, умничка.

– Жутко волнуюсь, конечно. А вдруг, он не поверит?

– Будь убедительна.

– Ладно.

– Ты раздобыла справку о сроке беременности, на всякий случай?

– Пока нет. Если у мужа возникнут подозрения, то сразу же сделаю её.

Инна широко улыбается, и машет Купцову рукой:

– Никит, хватит есть. Я вам там кое-что привезла из магазина, чтобы вы не умерли с голоду за два дня.

– Мы будем питаться любовной пищей.

– Романтик? Неплохо, но кушать хочется всегда. Сможешь принести пакет из машины? Он не тяжёлый.

Мужчина поднимается со стула, а я ойкаю, понимая, что ему не следует перенапрягаться – он ещё слишком слаб.

– Донесу. Я потихоньку.

– Ну и чудесно.

Аморалова дожидается, пока Купцов исчезнет из виду и хватает меня за руку, облизывая пересохшие губы:

– Ну, как у вас с ним?

– Ты о чём?

– Ну, любовь-морковь, все дела?

Киваю.

Совершенно не представляю, какие подробности от меня хочет услышать Инна, да я и не собираюсь ей ничего рассказывать.

– Какая же ты скрытная! Ну, ничего. Там в пакете и для вас кое-что есть интересное.

– Что?

– Увидишь.

Бывшая любовница моего супруга подмигивает левым глазом и расплывается в довольной улыбке, сканируя мою недоумённую физиономию.

Я вижу, что она уже готова уйти, но мне не терпится позвонить отцу. Хотя бы сообщить ему, что со мной всё в порядке. А Инна – единственный человек, у которого я на настоящий момент могу попросить телефон.

– Инна, дай мне свой смартфон, пожалуйста.

– Зачем?

– Хочу позвонить отцу.

Русоволосая красотка согласно кивает и, тряся мелодично позвякивающими серьгами, вынимает из сумочки усыпанный стразами, телефон.

– Ради Бога.

– Спасибо!

Хватаю пальчиками смартфон и быстро набираю заветный номер, который я помню наизусть. Сердце гулко стучит в районе желудка, и я понимаю, что сейчас, наконец-то, услышу голос папы.

Но бездушный голос оператора разбивает все мои надежды, отвечая, что абонент временно недоступен.

Сбрасываю вызов, возвращая смартфон хозяйке.

– Не берёт трубку?

– Не доступен.

– Бывает. Может, в метро спустился.

– Папа не ездит в метро, там ему душно и укачивает.

– Ну, может, тоже улетел отдыхать.

Аморалова ободряюще похлопывает меня по плечу, но червячок тревоги в моей душе никуда не исчезает. Отец никогда не отключает мобильный. Даже ночью он на связи, уж я-то это точно знаю.

Что могло случиться?

– Не переживай. Если тебе нужен телефон, ты всегда можешь воспользоваться стационарным.

– Он тут есть?

– Ну да, в моей спальне. Неужели не видела?

– Я туда не заходила.

– И зря, между прочим. В шкафу есть полно одежды, которой ты можешь при желании воспользоваться, ведь размеры у нас с тобой совпадают. К спальне пристроен небольшой кабинет, и там стоит телефон.

– Он работает?

– А почему нет? Я регулярно оплачиваю все счета.

Ошарашено киваю, решая чуть позже обязательно наведаться в заветную комнату, и нежно обнимаю Инну.

Кто бы мог подумать, что я так прикиплю душой к любовнице своего мужа?

Даже странно.

Но Аморалова, не смотря на свою горячность, оказалась очень добрым и чутким человеком, способной придти на помощь совершенно незнакомым людям. Сначала вот меня из самого пекла вытащила, а затем и Никиту приютила.

И всё это безвозмездно.

В прихожую входит Никита с небольшим пакетом в руках и кидает на хозяйку дома вопросительные взгляды:

– Ты уверена, что нам это понадобится?

– А что, ты уже засунул в пакет свой любопытный нос?

– Конечно.

– Ну и ладно. Дерзай.

Красотка чмокает меня в щёчку и, оставив после себя лишь шлейф дорогих духов, уносится прочь. Я кошусь на пакет, который мужчина доставил из багажника Инны, и вопрошаю:

– Что в нём?

– Сама открой. Тебе будет интересно.

В голосе Купцова слышится неприкрытая ирония, и начинаю выкладывать на стол покупки. Бутылка белого вина, пачка апельсинового сока, несколько ароматических свечей, сыр, гроздь винограда, миндальное масло для массажа и упаковка презервативов.

– Ой.

Смущённо отбрасываю пачку презервативов, словно это ядовитая змея и покрываюсь красными пятнами. Ну, Инна, ну выдумщица!

– И кто ей сказал, что нам понадобятся презервативы?

Никита подходит почти вплотную, сверля меня своими сапфировыми глазами, и я быстро сглатываю вязкий комок, стоящий в горле. Моё тело вибрирует от того, что этот мужчина стоит так близко ко мне, непозволительно близко. И вот он уже нежно проводит своим мозолистым пальцем правой руки по моей щеке, оставляя на коже раскалённый ожог.

– Не знаю. Зачем они нам?

Пожимаю плечами, пытаясь сбросить с себя оцепенение, и шумно втягиваю носом воздух. Мои щёки горят, как будто мне дали пощёчину и я не свожу взгляда с губ Никиты.

– Не нужны.

Купцов неожиданно кивает, соглашаясь со мной, и из моей груди вырывается стон – то ли разочарования, то ли облегчения. Я никак не могу понять, чего хочу сама, ведь мои мысли лихорадочно путаются, находясь так близко от этого рыжебородого пирата.

– Правда?

– Конечно. Ведь я хочу от тебя ребёнка. Так к чему нам эти ненужные преграды?

Делаю рваный вздох, чуть наклоняя голову, и пытаюсь понять – не послышалось ли мне всё это?

Никита с нажимом проводит пальцем по моим губам, чуть приоткрывая их, и я с наслаждением вижу, как загораются в его глазах сексуальные огоньки. Мои ладошки мигом потеют, и я инстинктивно провожу ими по бёдрам, пытаясь одновременно успокоить отчаянно бьющееся сердце.

– Ты любишь массаж?

– Что?

Смотрю в его синие глаза, которыми он без сомнения свёл с ума не одну представительницу женского пола, и пытаюсь сконцентрироваться на вопросе.

– Ну, не зря же Инна купила масло для массажа. Надо бы его использовать в деле, как ты считаешь?

– Возможно.

– Идём! Здесь было бы уместнее взять тебя на руки и отнести в спальню, но, как ты понимаешь, я ещё не готов на подобный подвиг.

Сапфировые глаза Купцова смеются, а я, подталкиваемая в спину сильными властными руками, начинаю подниматься по лестнице в спальню. У меня нет ни ужаса, ни отчаяния, ни мыслей о побеге и я понимаю, что я тоже хочу, чтобы это всё наконец-то случилось.

Именно сейчас.

Именно с ним.

– Можно, я сам тебя раздену?

Глухой баритон за спиной заставляет меня покрыться мурашками, и я спокойно киваю, осматривая широкую кровать, на которой мы вместе провели спокойную ночь.

Сильные руки Никиты очень бережно развязывают узелок на поясе, а затем, одним движением, срывает с меня платье. Я зажмуриваюсь, сгорая от стыда совсем как тогда, в его квартире.

– Это будет просто массаж, не переживай.

Моё тело кричит, что я согласна не только на массаж, а трусики мгновенно становятся влажными от нарастающего возбуждения.

Укладываюсь на живот, аккуратно убирая волосы с обнажённой спины, и прикрываю глаза. В воздухе плывёт запах миндаля, и я понимаю, что Никита действительно собрался делать мне массаж.

И только?

Ощущаю горячие ладони на своих плечах и закусываю губу. Этот массаж превратится в пытку, если Никита не попытается свести всё, наконец, к интимной близости.

Потому что я уже его хочу.

Очень…

27


Мила

*****

– Ну, вот и всё.

Глухой баритон рыжебородого мужчины раздаётся над моим ухом, и я призывно закусываю нижнюю губу до крови. Не могу поверить – неужели, он и правда, решил сделать мне только массаж?

Ведь раньше он делал недвусмысленные намёки, а сейчас, когда я готова на всё, решил удрать в кусты?

Переворачиваюсь на живот, сканируя Купцова взглядом, и он крякает он неожиданности – ведь на мне нет бюстгальтера, и моя аккуратная грудь мерно вздымается.

– Одевайся, я закончил.

Никита смущённо отворачивается, отодвигаясь от меня, и я понимаю, что сейчас всё в моих руках. Без моего решительного действия Купцов не посмеет ко мне притронуться – ведь он ещё совсем недавно извинялся за свою прыть в ту злополучную ночь.

Значит, если я хочу, наконец, познать прелести любви, то должна сделать первый шаг. А я не просто хочу – мне это нужно. Митрофанов рано или поздно найдёт меня, и тогда он непременно захочет уложить меня в свою постель. И только то, что я не девственница сможет остановить фанатика телегонии.

Поэтому…

– Я не хочу одеваться. Наоборот.

Купцов разворачивается ко мне, поднимая кустистые брови домиком, и я тут же расплываюсь в глупой улыбке. Совершенно не представляю, как нужно обольщать мужчину.

– Не понимаю.

– Помнишь, когда я была у тебя дома, ты пытался сделать так, чтобы я отдалась тебе по доброй воле?

– Да. Но я уже извинился за это.

– Дело не в этом.

Беспечно делаю взмах рукой, поднимаясь с кровати. Никита Борисович по-прежнему сидит на краю постели, взирая на меня с придыханием, и я понимаю, что его мозг сейчас лихорадочно соображает – где же подвох?

– Ты добился того, чего хотел.

– Чего?

– Ну, я согласна.

– На что?

Тупость рыжебородого пирата начинает меня раздражать, и я возмущённо топаю босой ногой, а Купцов тут же расплывается в довольной улыбке.

Ах, он играет со мной.

Что ж.

– Я согласна стать твоей женщиной. Здесь и сейчас.

Никита с облегчением выдыхает и нежно касается моей руки, обжигая каждый миллиметр кожи. Моё сердце ухает куда-то вниз и сладко замирает от каждого поглаживания, а из груди вырывается стон.

– Ты уверена?

Киваю.

– А как же твой горячо любимый супруг?

– Больше всего на свете я мечтаю его больше никогда не увидеть.

Купцов ухмыляется и нежно оттягивает резинку моих трусиков, слегка спуская их с покатых бёдер. Мягкое кружево, без всякого сопротивления сдаётся на милость победителя и падает на пол, скользя по моим длинным ногам.

Вспыхиваю, как от порывистого морозного ветра и зажмуриваюсь.

– Тсссс. Не стесняйся. Ты такая красивая.

Сглатываю слюну и решаюсь, наконец, взглянуть на бородача. Сапфировые глаза Никиты горят возбуждёнными огоньками, и он аккуратно облизывает пересохшие губы.

– Помоги мне раздеться.

Глухой баритон опутывает меня и я, согласно кивнув, наклоняюсь перед Никитой, помогая ему освободиться от футболки. От созерцания оголённого торса со стальными кубиками пресса у меня начинает бешено стучать сердце, а между ног всё становится влажным.

А когда этот симпатичный волевой мужчина оказывается передо мной в одних боксерах тёмно-зелёного цвета, то я вся покрываюсь мурашками

Хитро прищуривается.

– Хочешь снять их сама?

Закусываю нижнюю губу и отрицательно мотаю головой, томно выдыхая. Нет, я, пожалуй, ещё не готова к такому экстриму.

– Ну, хорошо.

Никита быстро стягивает с себя нижнее бельё и откидывает его на стоящее в углу кресло. Я же стою, не в силах пошевелиться и никак не могу отвести свой бесстыдный взгляд от выдающегося мужского достоинства, стоящего колом.

Купцов перехватывает мой смущённый взгляд и нежно берёт меня за руку, притягивая к себе поближе.

– Вот, потрогай.

Тут же моя ладонь накрывает головку стоящего полового члена, и я покрываюсь липким потом, одновременно краснея как перезрелый помидор.

– Ой.

Одёргиваю руку, смущённо пряча её за спину, и поднимаю взгляд на лицо мужчины.

Он, похоже, ничуть не смущён создавшейся ситуацией. Наоборот, в его глазах пляшут задорные огоньки, а на губах играет ехидная улыбка. Кажется, моя робость, и неуверенность только забавляют его.

– Он не кусается.

– Знаю.

Киваю, отходя от Никиты на шаг назад. Но мужчина тут же, ловко укладывает меня в постель, нависая надо мной:

– Тогда я всё сделаю сам, хорошо? Я очень постараюсь, чтобы тебе не было больно.

– Хорошо.

– Тебе понравится, но ты должна расслабиться.

– Не могу.

– Ни о чём не думай. Только чувствуй.

Сглатываю слюну. Не думать? Легко сказать.

Но, я постараюсь.

Мужчина припадает своими влажными губами к моей шее и, лаская её языком, аккуратно движется к моей упругой груди, тут же накрывая своим жадным ртом розовый сосок.

Из его груди вырывается сумбурное дыхание, и это распаляет меня гораздо больше собственных приятных ощущений.

– Ты божественно красива.

Прикрываю глаза дрожащими ресницами и шумно втягиваю носом воздух, чуть выгибая спину. Никита же уже осыпает поцелуями мой живот, незаметно приближаясь к моему горячему лону.

Поцелуй. Ещё.

И вот я уже сама податливо выгибаюсь вперёд, разводя ноги. Никита выпрямляется, устраивая мои ноги на своей талии, и аккуратно проводит пальцем у меня между ног, исследуя каждый миллиметр.

Я неловко ёрзаю под ним, боясь даже взглянуть в глаза рыжебородому пирату.

– Я хочу тебя. Не могу больше терпеть.

До меня доходит смысл последней фразы, и я тут же ощущаю его обжигающий член в себе. Вскрикиваю скорее от неожиданности, чем от боли, и распахиваю глаза, натыкаясь на обеспокоенный взгляд Купцова.

– Больно?

– Нет. Вроде нет.

– Я аккуратно, ты сейчас привыкнешь.

Повинуясь порыву, вновь прикрываю глаза, а мужчина начинает аккуратно двигаться во мне, с каждым движением ускоряясь всё более. Наше единение приводит меня в щенячий восторг и я, наконец, расслабляюсь, позволяя ему войти в меня целиком.

– Ты вся мокрая… Девочка моя…

Бредит он, словно во сне, тоже закрывая глаза, и я крепче обвиваю его ногами, утыкаясь лицом в широкую горячую грудь.

*****

Смотрю на Никиту, испытывая необычайный прилив нежности, и аккуратно провожу рукой по его небритой щеке. Из груди мужчины вырывается хрип, и я осторожно убираю руку, чтобы не разбудить его.

До самого вечера мы провели в постели, отлучаясь только в душ или попить чего-нибудь охлаждённого. Запасов сока, который привезла заботливая Инна, не хватило нашим горячим натурам, и мы были вынуждены перейти на воду, так как ни я, ни Никита, спиртное не употребляем.

И вот, наконец, полностью обессиленные, мы уснули в объятиях друг друга, не заметив, как на город опустилась тьма.

Смотрю на электронный будильник, стоящий на тумбочке и, пошатываясь, поднимаюсь с кровати. Девять вечера. А ведь с момента завтрака ни у меня, ни у Никиты, маковой росинки не было. Надо бы спуститься вниз и приготовить ужин, а потом разбудить любовника.

Накидываю на плечи шифоновый халатик и, прикрыв за собой дверь, аккуратной поступью выхожу из спальни. Я, конечно, понимаю, зачем Инна привезла нам упаковку презервативов, но, ни я, ни Купцов не решились ей воспользоваться.

Да и зачем?

Я и так поняла, что судьба столкнула нас с Никитой не просто так. И я искренне полюбила этого человека, не смотря на все непонимания, которые были между нами с самого начала.

Так что, я бы очень хотела малыша от этого рыжебородого красавца.

С такими же пронзительными синими глазами.

И только печать в паспорте омрачает моё видение светлого будущего с этим мужчиной. Митрофанов не оставит меня в покое. По крайней мере, это всё будет очень непросто. А для бизнеса отца – возможно, катастрофично.

Мечтая о светлом будущем, я прохожу мимо спальни Инны, и останавливаюсь, как вкопанная. Пожалуй, я могу заглянуть в комнату и найти стоящий там стационарный телефон, который, по заверению хозяйки дома, всё ещё работает.

Осторожно нажимаю на дверную ручку и тут же на меня пахнуло тяжёлым запахом женской парфюмерной воды. Если так раньше душилась Инна, то, без сомнения, она наконец-то, нашла свой аромат. Потому что от запаха, стоящего в запертой спальне, у меня мгновенно заломило виски.

Чёрт…

Вхожу в спальню, оглядывая богатый интерьер в спокойных миндальных тонах, и тут же натыкаюсь взглядом на огромный шкаф-купе с фотопечатью, который занимает полстены.

Кажется, Инна разрешила мне воспользоваться её гардеробом?

Отодвигаю одну дверцу, видя разномастные коробочки с нижним бельём, колготками, чулками и носочками. Я, пожалуй, смогу надеть кое-что из этого. Например, вот то красное бельё – оно ещё в упаковке, а размерчик явно мой, на удивление. Инне оно, наверняка, безбожно мало.

Вторая часть шкафа отведена полкам с тёплыми вещами – на них аккуратной стопкой лежат брючки и джинсы всех цветов и оттенков, а на верхних полках лежат свитера и кофты. Из этих вещей я тоже смогу что-нибудь подыскать.

За третьей дверцей оказался длинный рейлинг, на котором, на вешалках и плечиках, висят шикарные платья. Коктейльные, вечерние, строгие для официальных приёмов, длинные в пол для похода в театр и несколько повседневных для выхода в магазин.

Красота!

Провожу ладошкой по нарядам, мысленно примеряя на себя всё это богатство, и закрываю дверцы. Ещё усею побаловать себя обновками, а пока мне не терпится, наконец, найти телефон и связаться с отцом.

Оглядываюсь по сторонам, и, заметив небольшую дверцу, толкаю её внутрь. Инна не обманула – я оказалась в узком помещении без окна, которое служило кабинетом. И, на дубовом дорогом письменном столе, стоит раритет – чёрный стационарный телефон, с диском.

Привет из прошлого.

Подхожу к этой реликвии, и осторожно снимаю трубку с рычажка, с недоверием слыша гудки.

Работает!

Выдыхаю, и, затаив дыхание, начинаю набирать номер мобильного телефона отца, который я помню наизусть.

«Абонент временно недоступен, или находится вне зоны действия сети».

Чёрт!

С раздражением опускаю трубку на рычаг, прижимая ладонь к груди. Сердце готово вот-вот выпрыгнуть – до того я напугана неопределённым ответом оператора.

Нет, папа не может так долго держать телефон отключенным. Это не в его правилах. Тем более сейчас, когда он, наверняка, ежедневно ждёт хоть каких-то новостей от меня.

Значит, с ним что-то случилось. А я сижу тут, не имея никакой возможности с ним связаться.

Плюхаюсь на стул и подпираю голову кулаком – кому бы позвонить? Номера телефона тётушки я не помню, а дома стационарного телефона давно нет. С появлением в нашей жизни мобильных телефонов отец сразу же обрезал всю стационарную связь дома, говоря, что это прошлый век. А сейчас бы мне это здорово пригодилось.

Можно было бы позвонить в офис и попытаться что-то разведать у секретарши, но, во-первых, сейчас выходные, а во-вторых, секретарь, наверняка тоже куплена Митрофановым. А это очень опасно.

Так с кем я могу поговорить и попытаться хоть что-то выяснить?

Ольга!

Вспомнив о круглолицей девушке, которую я оставила в полном неведении относительно своей судьбы, я подскакиваю на стуле. Ну, конечно! Она ведь дала мне номер своего мобильного телефона, и он не потерялся – лежит в кармане той юбочки, которая ранее принадлежала моей спасительнице.

Значит, я вполне могу ей позвонить и обо всём рассказать!

Наверняка, она переживает за меня.

Подскакиваю с места и спешу в спальню, которую я заняла с самого начала – там, на полке комода лежит юбочка, которую я одолжила у Оли. И, точно, обрывок газеты с написанными на нём цифрами, лежат в кармашке юбки.

Сжимаю заветный номер в кулачке и возвращаюсь в кабинет.

Мне не терпится связаться с Олей и всё ей рассказать.

Она-то, наверняка, беспокоится за меня. Ведь последнее, что она видела и слышала – это электрошокер злобного Одинцова и отчаянный лай Тайсона.

– Да?

Слышу голос своей спасительницы, и у меня перехватывает дыхание. Горло сдавливает невидимая рука, и я бормочу в трубку, хрипя от волнения:

– Олечка, привет.

– Ага, а это кто?

– Мила.

Сглатываю вязкий комок, стоящий в горле, и стараюсь не дышать. Неужели, Ольга уже позабыла обо мне, раз не может вспомнить моего имени?

Это как-то странно.

– Кто?

– Эмилия. Ты меня приютила, помнишь?

Секундное молчание повисает в телефонной трубке, и тут моя подруга словно оживает, громко воскликнув:

– Мила! Ну, конечно! Ты как?

– Нормально.

– Это супер – пупер здорово! С мужем помирилась?

Морщусь.

Такое чувство, что Оля всё же не понимает, с кем общается. Ведь она прекрасно знает мою ситуацию.

– Ээээ… Нет. Я и не собиралась.

– Ну, отлично. Рада за тебя. Ты извини, я просто сейчас не могу болтать. Давай, позже созвонимся, хорошо?

– Ну, ладно. Пока.

Я в растерянности кладу трубку на рычаг, сдвинув брови на переносице. То ли Оля и вправду была очень занята в данный момент, то ли я ошиблась, считая, что девушка с ума сходит, ожидая от меня хоть какой-то весточки.

Она задавала непонятные вопросы, будто забыла о том, что у меня произошло.

И голос у неё был какой-то странный. Как будто испуганный.

Непонятно.

Закусываю губу и аккуратной поступью выхожу из кабинета.

Ладно, попробую перезвонить Оле завтра и всё выяснить. А пока мне нужно приготовить ужин для Никиты, который, без сомнения, уже очень проголодался.

28


Юрий

*****

Зарываюсь лицом в ароматно пахнущую шевелюру Алины и целую её в макушку, расслабляясь в кресле самолёта. За иллюминатором проплывают пышные, как свежие булочки, мягкие облака, а рядом со мной сидит эффектная блондинка, обещающая не скучные выходные.

Да, если бы не Мила, я бы ещё подумал над тем, не остановиться ли мне на Алине. Но, эта чёртова телегония никак не выходит из моей головы. Разве я вправе рисковать своими отпрысками?

Нет, я хочу чистых от примеси детей.

Только моих.

Выпрямляю длинные ноги, вытянув их под впередистоящим сидением, и прикрываю глаза. Мигом передо мной встаёт ухмыляющееся наглое лицо рыжебородого Купцова, который, смакуя каждое слово, признаётся, что он сумел сорвать мой белоснежный цветок до меня.

Сволочь!

Морщусь, постанывая, как от зубной боли, и перевожу взгляд на рядом сидящую блондинку. Ну, и чем теперь моя супруга отличается от моей секретарши? Пожалуй, только тем, что у Милы был только один парфюмер, а через постель Алины прошла добрая сотня мужиков.

Прикрываю глаза.

Чёртовы шлюхи.

Неужели, так сложно дождаться брака и быть верной только одному мужчине?

Отрываю голову от подголовника и смотрю в иллюминатор, представляя рядом с собой Милу. Что, если Купцов мне всё-таки соврал, чтобы ущипнуть побольнее? И Милочка до сих пор девственна?

Ведь она сбежала от этого рыжебородого пирата, съездив ему по голове пылесосом. Страстной любовью тут и не пахнет.

Так что, если секса всё же не было?

Захлёбываюсь от переполняющего меня чувства радости и пытаюсь вскочить с кресла, совсем позабыв о привязном ремне. Симпатичная стюардесса, призывно виляя плоским задом, заботливо склоняется надо мной, выпятив вперёд грудь первого размера.

– Вам что-то нужно, Юрий Александрович?

– Да, принесите воды.

– Сию минуту.

Стюардесса быстро-быстро моргает нарощеными ресницами, пытаясь придать своему лицу хоть мало-мальски привлекательное выражение, но меня это мало волнует. Во-первых, плоские, будто подростки, бабы, совсем не в моём вкусе – там и подержаться не за что. А во-вторых, рядом со мной Алина. И выслушивать её брюзжание по поводу измены с первой попавшейся стюардессы, я не намерен.

Пусть всё идёт своим чередом.

Моя секретарша выглядит намного аппетитнее, чем эта сушёная вобла.

– Ты даже не обратил на неё внимание.

Алина благосклонно улыбается, сверля меня умиротворённым взглядом. Я развожу руками, пытаясь быть галантным. Наверняка, моя спутница это оценит.

– Ну, конечно. Ты ведь со мной. И больше мне никто не нужен.

– Правда?

– Да, малыш.

– О, Юра, это так приятно.

Блондинка розовеет от удовольствия, положив свою мягкую ладонь на мой пах, и я дёргаюсь от нарастающего возбуждения.

– В таком случае, в номере тебя ждёт приятный подарок.

Облизывает верхнюю губу, и я понимаю, что терпеть до отеля у меня нет никакого желания.

– А можно мне получить мой подарок сейчас?

– Где?

– Идём.

Хватаю Алину за руку, и, не замечая стюардессу со стаканом воды в руках, тащу спутницу в туалет самолёта. Нужно как следует выпустить пар, чтобы всё хорошенько обдумать.

А для этого мне нужен качественный секс.

*****

Прохожу в холл отеля, небрежно таща за собой чемодан на колёсиках, принадлежащий Алине, и осматриваюсь. М-да, моя секретарша выбрала довольно-таки красивый отель, на самом берегу моря. И цена за два выходных дня вышла астрономическая, я помню.

Но, оно того стоит.

Алина – та малышка, которая достойна такого уровня. Она шикарна в постели, безропотно принимая все мои извращённые правила, и в ней нет той склочности, которая меня всегда раздражала в Амораловой.

Вспомнив об Инне, содрогаюсь.

Хорошо, что эта глупая бабёнка решила меня больше не беспокоить, упорхнув под крылышко своего супруга – рогоносца. Но, карточку, которую я ей сунул в нашу последнюю встречу, она не взяла – я нашёл её потом под сидением. А это значит, что Инна от отпрыска избавляться не собирается.

Что ж. Как хочет.

Меня это не волнует.

В этом ребёнке, согласно телегонии, будут гены и мои, и Егора. Так что он может не беспокоиться.

Пусть растят и радуются, только бы меня больше не трогали.

– Дорогой, смотри, какая прелесть!

Алина обращает моё внимание на шикарную скульптуру льва, стоящую посреди холла отеля, и восторженно хлопает чёрными пышными ресницами. Я спокойно киваю, направляясь к стойке администратора, как вдруг слышу частую речь портье, стоящего у входа.

– Пары, кто мечтают о ребёночке, совершают в полночь обход у статуи льва.

– И помогает?

– А то! Многие возвращаются, благодарят.

Оборачиваюсь, сверля свою спутницу тяжёлым, как бензовоз взглядом и оттопыриваю верхнюю губу. Неужели, Алина такая же, как и все эти идиотки, мечтающие о семье и детях? Я-то думал, она более умна. Ан нет, она тоже из их числа. И, наверняка, уже прикидывает, как заманить меня в полночь в холл.

Что ж, я прекрасно видел этот взгляд, горящий надеждой. Моя секретарша решила словить такую акулу, как я, на свою удочку.

Зря надеется. Наивная.

Теперь я буду ещё осторожнее.

Быстро объясняю администратору, кто я такой и подаю свой паспорт. Администратор, загорелый парень спортивного телосложения, которому бы больше подошло ходить в любовниках у престарелой леди, быстро начинает оформлять документы.

Алина подскакивает ко мне, и начинает возбуждённо тыкать рукой в сторону того злосчастного льва:

– Дорогой, там такой лев прикольный, ты видел?

– Угу.

– Представляешь, тут существует поверье относительно его!

– Да ладно?

Иронично выгибаю левую бровь, слушая свою секретаршу в пол-уха. Что она придумает для того, чтобы заманить меня в полночь в холл, к этой жуткой статуе?

– Ага! Нужно в полночь обойти этого льва по часовой стрелке восемь раз, взявшись за руки.

– Зачем?

– Для богатства!

– Неужели?

Стараюсь не рассмеяться в голос, склонив голову на бок. Неужели Алина думает, что я такой наивный тюфяк, которому можно внушить всё, что угодно?

– Ага! Портье сказал, что всем этот способ помогает разбогатеть.

– А зачем держаться за руки во время обхода?

Алина на секунду задумывается, запнувшись, но вмиг находит ответ на мой вопрос:

– Чтобы усилить связь.

– Чью?

– Ну, мы же вдвойне будем хотеть этого. Значит, больше получим.

– Ясно.

Киваю, выходя из лифта. Наш номер «суперлюкс» занимает довольно-таки внушительную площадь на верхнем этаже здания. Прикладываю карточку для входа в номер к считывателю, искоса наблюдая за секретаршей.

– Так что?

Алина неловко топчется рядом, переминаясь с ноги на ногу.

– Ты о чём?

– Ну, о льве. Спустимся сегодня вниз?

– Пожалуй, нет.

Прохожу в номер, кидая на кровать солнцезащитные очки, и потирая переносицу. Номер действительно довольно-таки впечатляющего размера, а панорамные окна, задёрнутые белоснежным тюлем, выходят на бирюзовую водную гладь.

– Тогда завтра. У нас же всего две ночи.

Алина кивает, и шлёпается на диван, стоящий в зоне гостиной, принимаясь растирать затёкшие пальце на ступнях.

– Нет. И завтра тоже я не собираюсь этого делать.

– Почему?

– Потому что я не желаю становиться отцом твоего ребёнка, неужели не ясно?

Кидаю грозный взгляд на блондинку, выплёвывая едкие слова, и срываю с себя белоснежную футболку, пропахшую потом и дорожной пылью. Глаза девушки медленно наполняются слезами и я сплёвываю на пол, кривя рот.

– Ах, вот ты какой.

– Какой?

– Ты – мерзавец!

– Отчего же? Я просто предпочитаю быть честным с тобой. И, чтобы ты не тешила себя надеждами о ребёнке и счастливой семье со мной, решаю говорить правду.

Алина закусывает нижнюю губу, с ненавистью смотря на меня, а я непринуждённо избавляюсь от брюк, оставшись в одних плавках. И почему все женщины такие дуры?

С чего Алина взяла, что именно она – самая исключительная, и что я ради неё перешагну через теорию о телегонии?

Наивная.

– Но ты же говорил, что любишь меня!

– Я врал.

– Врал?

Лицо красотки вытягивается, и она чуть не задыхается от переполняющего её чувства ненависти.

– Ну да. Чтобы ты мне дала. Когда вы слышите слова любви, вы трахаетесь намного качественнее.

Ухмыляюсь, и прохожу мимо Алины в спальню. Мне всё равно, о чём она сейчас думает. Но дальше тянуть это не имело смысла – если уж у неё появились мысли о детях, значит, пора ставить эту девчонку на место.

Скидываю плавки, и закрываюсь в душевой кабине, намыливая волосы. Пока Алина приходит в себя после моего заявления, я пока смогу привести себя в порядок.

Пусть знает, что я вовсе не осёл, которого она может водить на верёвочке.

И пусть, наконец, очнётся.

*****

Слышу звонок смартфона, и выключаю душ, оборачивая бёдра белоснежным фирменным полотенцем отеля. Кто бы это мог быть? Все мои подчинённые в курсе, что я на отдыхе, и тревожить меня не рекомендуется, так, кто же посмел нарушить моё отпускное состояние?

На экране высвечивается незнакомый номер телефона и я, откашлявшись, хватаю трубку.

– Алло?

– Юрий Александрович, здрассти.

– Добрый день. Кто это?

– Дульцев Илья Семёнович.

С сомнением кошусь на экран телефона, прикидывая, кто бы это мог быть? Но, покопавшись в глубинах своей памяти, я понял, что никак не могу вспомнить никакого Дульцева.

Что за хрень?

– Извините, я вас не припомню.

– Так и не удивительно, не знакомились мы.

В глубине памяти начинает что-то шевелиться. Где-то ранее я уже слышал этот интересный говор.

– Тогда откуда у вас мой номер телефона?

– Так вы сами дали визитку, на случай, если я что-нибудь вспомню.

– О ком?

– О девушке. И ещё на работу предлагали устроить. Вспомнили?

– Не очень.

Провожу пятернёй по влажным волосам, зачёсывая их назад, и мотаю головой, уставившись на себя в зеркало.

– Дворником я работаю, у магазина дорожки чищу. Вы со своим другом приезжали, с Тимуром, кажется.

Выдыхаю.

Так это просто тот пьянчужка, сумевший раскрутить меня на пятнадцать тысяч за ценную информацию о Милочке. И, благодаря ней, мы её и поймали.

Ну, конечно!

– И что ты хочешь?

– Вы девушку-то нашли?

– Нашёл, но она снова сбежала.

– А я знаю, у кого она скрывалась эти дни. И, мне кажется, они поддерживают связь.

Нахмуриваю брови, пытаясь не разразиться нецензурными словами. Как я сам не подумал об этом? Ведь Мила где-то жила эти дни, пока её не поймал Одинцов! Значит, она вполне может поддерживать связь с теми людьми.

– С чего ты взял?

– Пятьдесят тысяч.

– Чего?

– Рублей, естественно. Доллары и евро мне без надобности.

Расплываюсь в улыбке, представляя сейчас простое бесхитростное лицо дворника. Всё-таки, я не ошибся, Семёнович – просто находка, бесценный кадр.

– Заплачу, будь уверен. Если информация того стоит.

– Стоит, стоит. Её ведь Мила зовут?

– Кого?

– Девчонку вашу.

– Да.

– Ну, тогда жду деньги. Знаете, где меня найти. Будут деньги, будет и рассказ.

– Жди у магазина через час. Тимур привезёт.

Отключаюсь и быстро набираю номер начальника службы безопасности, обрисовывая ему всю картину.

– В общем, вытряси всё из него, но не трогай. Заплати по-честному, мне проблемы не нужны.

– Понял, Юрий Александрович.

– Потом перезвони, я тоже хочу слышать рассказ дворника.

– Слушаюсь.

Выхожу из ванной комнаты, оглядывая пустую спальню. Значит, Алина предпочла лить слёзы в гостиной, где я её и оставил? Ну, как хочет. Ничего плохого я этой глупышке не сказал, зря она так расстроилась.

Прохожу в гостиную, ожидая увидеть на диване зарёванную секретаршу, и нахмуриваю кустистые брови – девчонка как будто испарилась. Нет никаких признаков пребывания Алины в моём номере, будто и не было.

Кидаю беглый взгляд в угол, где я оставил чемодан с вещами блондинки, и изумлённо крякаю – его тоже нет. Значит, эта белокурая бестия обиделась и исчезла, прихватив с собой все свои вещи.

Подхожу к бару, откупоривая бутылку коньяка, и наполняю пузатый фужер игристым напитком. Что ж, погуляет и вернётся, поняв, что я был предельно честен с ней.

Никуда не денется.

Слышу телефонный звонок от Тимура, и хватаю трубку, мигом позабыв о сбежавшей любовнице.

– Алло?

– Я с Ильёй Семёновичем, шеф. Слушайте, что он рассказывает.

Тут же в трубке раздаётся сиплый голос дворника и я с напряжением начинаю вслушиваться в каждое сказанное им слово.

– Пятьдесят тысяч получил, спасибо. Отрабатываю. В общем, мету я дорожку возле магазина, как обычно. Темно уже, вечер. Глаза устали. Ну, я и остановился передохнуть. А тут мимо меня Ольга идёт, пакет тащит, из магазина. И мобильный у неё зазвонил. Она на меня зыркнула глазищами, трубку взяла и давай с какой-то Милой беседовать, про мужа спрашивать. А потом заметила, что я за ней иду, подслушиваю, быстро попрощалась и домой побежала.

– И с чего ты взяла, что Мила – это та, кого я ищу?

– Так с чего бы Ольге так тихушничать? Она сначала обрадовалась страшно, что эта Мила ей позвонила, а потом жутко испугалась, что я рядом был.

– Молодец, спасибо.

Прикрываю глаза, чувствуя, как во мне нарастает злоба. Ах, Мила, ах, стерва. Думала, что обманет меня и скроется? Но, нет, невозможно скрыть все концы в воду. И я обязательно за этот кончик потяну.

– Что делать, Юрий Александрович?

Слышу в трубке голос Тимура, и с яростью выплёвываю:

– Бери эту Ольгу в оборот. Делай с ней, что хочешь, но выбей из неё координаты, где находится моя жена.

– Понял.

Кидаю смартфон на диван и подхожу к панорамному окну, спрятав руки за спину. Ну, что за напасть? Аморалова забеременела и решила меня захомутать, Милочка сбежала, Алина обиделась и ушла.

Все бабы решили от меня отвернуться.

Какие же они дуры…

29


Мила

*****

Аккуратно поддеваю ароматную яичницу лопаточкой, и, мурлыкая себе под нос какую-то ненавязчивую мелодию, переворачиваю блюдо на сковороде.

– Доброе утро.

Глухой баритон, переполняемый нежностью, заставляет меня подпрыгнуть на месте от неожиданности и я, улыбаясь, поворачиваюсь к любимому мужчине.

– Доброе утро, дорогой.

– Ответный ход?

– Да, тоже решила о тебе позаботиться.

– Спасибо.

Купцов садится за столик и не сводя с меня ярко-синих глаз, продолжает наблюдать за моими действиями.

– Ты прости, но я только яичницу умею готовить.

– Ничего. Я всеядный.

– Правда? Я научусь, обещаю.

Поворачиваюсь к плите, снимая с огня сковородку, и достаю из шкафчика две аккуратные белоснежные тарелочки квадратной формы. Никита же берёт в руки пульт, и начинает щёлкать каналами, очевидно, в поисках выпуска новостей.

«Вчера в Городскую больницу был доставлен Кулагин Игорь Дмитриевич, известный бизнесмен, основатель цветочной фирмы «Фарм оф Фловерс» и тесть Митрофанова Юрия Александровича. Мужчина был найден дома, с подозрением на инфаркт. Сейчас он находится в реанимации, его состояние оценивается как тяжёлое. А мы продолжаем выпуск».

Белоснежная тарелка падает из моих рук, взрываясь фейерверком осколков, и я запечатываю рвущийся наружу крик ледяной ладонью.

Что? У папы инфаркт?

Мой мозг отказывается воспринимать информацию и тут же ко мне подскакивает Никита, обнимая меня за талию, предостерегая от обморока.

– Тсссс.

Шипение слегка отрезвляет меня, и я смотрю, не мигая, в его сапфировые глаза.

– Ты это тоже слышал?

– Угу, не волнуйся.

– Я должна быть рядом с папой!

– Не сейчас.

Купцов до боли сжимает мои тонкие запястья, усаживая на стул, и я выдыхаю. Присутствие любимого мужчины придаёт мне силы, и я согласно киваю, слушая его доводы.

– Игорь Дмитриевич в реанимации. Туда не пускают и поговорить ты с ним не сможешь. Зато, Митрофанов с удовольствием сцапает тебя, как только заметит возле лечебного учреждения.

– И что ты предлагаешь? Всю жизнь жить тут, в доме Инны? Трястись от любого шороха? Оглядываться по сторонам и позабыть обо всех родных?

Кричу, срываясь на ультразвук.

Мой подбородок трясется, и я с силой вырываю руки из цепких тисков рыжебородого мужчины.

– Успокойся, это не так.

– А как?

– Я тебе предлагаю не пороть горячку. Сейчас выходные, в понедельник его осмотрит врач. И, как только переведут в палату – мы тут же поедем в больницу.

– Мы?

– Ну да, мы. Одну я тебя не отпущу.

С благодарностью смотрю на Никиту, прижимаясь лицом к его груди, и прикрываю глаза. Как хорошо, что он рядом.

Аппетит уже пропал, и я с неохотой выпила чай, отправив в рот несколько долек шоколада.

– Я пойду, полежу.

– Хорошо.

Мой рыжебородый пират с нежностью смотрит на меня, окутывая своим тёплым взглядом, как пушистым пледом и я поднимаюсь в спальню, ныряя под одеяло.

Сворачиваюсь клубочком, как маленькая девочка, и прикрываю глаза. Успокаивающий чай, который заварил мне Никита, сделал своё дело, и я уснула, обняв руками подушку.

*****

– Милочка, проснись.

Настойчивый голос Никиты раздаётся где-то над ухом, и я с неохотой разлепляю тяжёлые, будто свинцовые, веки. Мужчина сидит на кровати рядом со мной и обеспокоенным взглядом сканирует моё лицо.

– Что случилось? Папе плохо?

– Я не знаю. По новостям больше ничего нового не сказали. Думаю, до понедельника у них не появится никакой новой информации. Если только…

Купцов запинается, сжимая губы в плотную нитку, и прячет их в рыжей бороде, а я быстро сажусь на постели, потряхивая волосами.

– Если только – что?

– Ничего.

– Ты хотел сказать – если только мой папа не умрёт, да?

– Мила, я не…

Подскакиваю на постели, как ужаленная, и начинаю мерить шагами спальню, бросая на любовника колкие взгляды. Затем останавливаюсь, и, чеканя каждое слово, заявляю.

– Папа не умрёт, слышишь?

Кивок.

– Этого не будет.

– Конечно, милая. Успокойся. Я об этом и говорил. Раз новостей нет – значит, уже хорошо.

Оказываюсь в объятиях Никиты и, зарывшись в его мускулистую грудь, рыдаю, как маленькая девочка. Нет, всё будет хорошо. Бог не допустит, чтобы мы с папой больше не встретились.

– Кушать будешь?

Мужчина ласково убирает прядь волос с моего мокрого от слёз лица, и я согласно киваю.

– Тогда приводи себя в порядок, и спускайся.

– Я только Оле позвоню, хорошо?

– Это та девушка, которая приютила тебя после того, как ты огрела меня пылесосом?

Купцов расплывается в ехидной улыбке, сверля меня сапфировыми глазами, и я согласно киваю.

– Конечно, позвони. Поговоришь с ней и успокоишься.

Встаю на цыпочки, прижимаясь к тёплым губам любимого. Жёсткие рыжие волоски нежно щекочут мою кожу вокруг губ, и я прикрываю глаза, смакуя каждое прикосновение.

Никита слегка отстраняется и осторожно поправляет член под брюками, с укоризной качая головой:

– Если ты сейчас продолжишь свои ласки, я за себя не отвечаю.

Смущённо краснею и, развернувшись на пятках, выбегаю из спальни в сторону комнаты, принадлежащей хозяйке дома. Очень надеюсь, что сейчас нам удастся поговорить с Олей, и я немного успокоюсь.

Набираю номер телефона круглолицей девушки и с замиранием сердца прислушиваюсь к длинным гудкам. Но Олечка не спешит снимать трубку. Горестно выдыхаю и уже собираюсь сбросить вызов, как тут слышу в трубке неожиданно тихий, дрожащий голос подруги:

– Алло?

– Ольга, привет, это Мила.

– Привет.

– Узнала?

Отчаянно прижимаю трубку к уху, пытаясь расслышать ответ подруги. Голос Оли звучит тихо и как-то неуверенно. Это совсем на неё не похоже, обычно девушка была энергичной и весёлой.

А тут… Как будто варёная.

– Да, узнала, конечно.

– Как дела?

– Всё хорошо, Мила. Спасибо, что поинтересовалась.

– Как Агния Ивановна?

– С ней тоже всё в порядке.

Односложные ответы подруги ставят меня в тупик, и я чувствую себя жутко неуверенной, как будто навязываюсь. Может быть, мне показалась забота Оли обо мне? Ведь когда мы с ней жили вместе, она была совсем другой.

Очень странно.

– А я снова сбежала от мужа, представляешь?

– Да? Поздравляю.

Безликий, безучастный голос Ольги начинает меня жутко раздражать, и я уже жалею, что так старалась дозвониться до неё.

Видно, я ошиблась.

И Оле всё равно.

– Спасибо. И я нашла свою настоящую любовь. Просто потрясающего мужчину моей мечты! Моего прекрасного принца!

Молчание.

Неожиданно Ольга ойкает в трубку и плаксивым голосом, неуверенно растягивая слова, спрашивает:

– И кто он?

Радуюсь, что девушка, наконец-то заинтересовалась темой моего разговора, и с горящими от страсти глазами, начинаю вываливать на неё информацию:

– Помнишь того мужика, которого я огрела пылесосом по голове и сбежала?

– Да.

– Ну, так это он. Мы снова встретились и теперь живём вместе. Я очень счастлива с ним!

В трубке повисает молчание, а где-то на отдалённом расстоянии раздаются всхлипывания. Я не понимаю, кто это плачет, и морщу свой носик – мало ли Оля на улице, в окружении детей?

– Оль? Ты тут?

– Да-да.

Подруга быстро отвечает каким-то слегка заложенным носом, и я обеспокоенно смотрю на трубку стационарного телефона. Эх, жаль, я не могу увидеть Олю сейчас.

Что там происходит?

– А как его зовут? Ну, твоего принца?

– Никита. Он такой замечательный! Чуткий, понимающий, нежный!

Продолжаю описывать качества своего любовника, в надежде услышать от подруги хоть какую-то заинтересованность. Но Ольгин голос остаётся каким-то безликим и грустным.

– В общем, я тебе позвонила, чтобы сказать, что у меня всё хорошо. Не волнуйся за меня.

– Очень за тебя рада. А что с мужем?

– Ой, не напоминай мне об этом изверге. Это ведь он, оказывается, стрелял в Никиту.

– Да ты что?

– Ага.

Совершенно искреннее удивление Ольги подстёгивает меня всё ей выложить сиюминутно, чтобы описать все прелести своего нелюбимого супруга, от которого я скрываюсь совершенно небезосновательно.

– Вроде, по новостям говорили, что Купцов в больнице, и у него амнезия.

– Это Никита всё придумал, чтобы Юрий Александрович оставил его в покое.

– Ого!

– На самом деле Никита всё помнит, это Юрий стрелял в него и, к счастью, пуля прошла чуть выше, ничего жизненно важного не задев.

– В рубашке родился.

– Это точно. Поэтому Никита сбежал из больницы и приехал ко мне.

Расплываюсь в улыбке, вспоминая тот самый момент, когда я спустилась в прихожую в одном пеньюаре, и, увидев перед собой Купцова, тут же зарделась как маков цвет.

В трубке повисает неловкое молчание, а затем я слышу ещё более грустный, чуть всхлипывающий голос Ольги:

– Так, а ты где сейчас?

– Одна знакомая приютила меня в своём доме, за городом. И потом привезла сюда Никиту. Теперь мы и спим и живём вместе, как семья.

– Здорово. Прости, Мил, я больше не могу разговаривать. Давай потом я сама тебе позвоню, хорошо?

– Ладно.

В трубке раздаются частые гудки, и я осторожно кладу раритетную трубку на рычаг, задумчиво глядя на допотопный аппарат. Ольга вела себя и разговаривала довольно странно. Ни интонация, ни всхлипывания на неё не похожи.

Может быть, у неё всё же что-то стряслось? Просто она не захотела меня посвящать в свои проблемы?

Ладно, разберусь с Митрофановым, поставлю отца на ноги и обязательно наведаюсь к подруге. Хочу посмотреть своими глазами, что у неё всё нормально.

Вздыхаю, и выхожу из импровизированного кабинета. Наверное, Никита меня уже заждался.

*****

Прижимаюсь плотнее к любимому, забравшись с ногами на диван. Вечерний выпуск местных новостей мы посмотрели вот так – в обнимку, не разделяясь, как попугаи – неразлучники.

Ничего нового о состоянии папы не сказали. Может быть, и правда, что говорит Купцов – отсутствие информации – уже хорошая информация. Ведь, если бы отцу стало хуже, или его подключили к ИВЛ, то СМИ не стали бы молчать.

А так – тишина.

Никита нагибается к моему лицу и аккуратно проводит мозолистым пальцем по щеке, с небольшим нажимом. Я вся цепенею, предвкушая дальнейшие ласки, а трусики в одно мгновение становятся влажными.

– Ты прекрасна. Тебе кто-нибудь это говорил?

– Нет.

– Интересно, почему? Неужели, вокруг были только слепые мужчины?

Краснею, смущённо закусываю уголок губ, и качаю головой, с нежностью смотря в сапфировые глаза любимого мужчины.

– Нет. Я просто никого не замечала вокруг. И не позволяла за собой ухаживать.

– Почему?

Пожимаю плечами.

– Всегда хотела выйти замуж один раз и на всю жизнь, как в сказке.

– Это похвально. Бывает, конечно, и такое. Но, крайне редко.

– Знаю.

Прижимаю язык к нёбу, стараясь не смотреть на Никиту.

– Не переживай. Ты разведёшься с Митрофановым, и выйдешь замуж за меня. Вот у тебя и получится всё так, как ты хотела.

Сажусь, не переставая сверлить Никиту взглядом. Он смотрит мне в глаза, совершенно спокойно улыбаясь при этом, и у меня внутри нарастает напряжение вместе с беспокойством.

– Ты пошутил?

– Какие шутки? Разве я похож на клоуна?

Отрицательно качаю головой, облизывая пересохшие губы. Меня окатывает волной жара, и я, вибрируя от напряжения, всё-таки решаюсь переспросить:

– Ты хочешь на мне жениться?

– А почему нет?

Никита расплывается в улыбке, растягивая губы под рыжей бородой, и я вспыхиваю, как пожар:

– Чёрт возьми, Купцов, это не ответ!

Мужчина вмиг принимает серьёзный вид и проводит пальцем по линии декольте, оттопыривая при этом край моего топика, найденного в шкафу у Инны.

У меня во рту всё пересыхает, как в самой жаркой пустыни Африки, и я пытаюсь дышать спокойно, открывая рот, как выброшенная на берег рыба.

Чёрт побери…

– Конечно, я хочу на тебе жениться. Неужели ты ещё этого не поняла, глупышка?

Никита сканирует меня своими ярко-синими глазами, и я понимаю, что начинаю таять под этим горячим обжигающим взглядом.

– Но, у меня совсем нет никакого приданного. И бизнес отца, скорее всего, после развода Митрофанов спустит под откос, желая мне насолить напоследок.

– Это ерунда.

– И своих денег у меня нет, ведь я нигде не работаю.

– Пофиг.

Мужчина нежно сжимает мою руку и подносит тыльную сторону ладони к своим горячим губам.

– Мне всё равно на деньги и твоё благосостояние, разве ты этого ещё не поняла?

Киваю, перехватывая его обеспокоенный серьёзный взгляд.

– Тогда успокойся и иди ко мне.

Любимый мигом притягивает меня к себе, обвивая сильными руками мою талию, и запрокидывает голову назад, покрывая шею поцелуями. От этих необузданных ласк у меня начинает кружиться голова, и я покорно прикрываю глаза, отдаваясь всецело порыву.

Шум открываемых ворот заставляет меня открыть глаза и прижаться к оголённому торсу Никиты.

Кого это чёрт принёс ночью?

Мужчина тоже напрягся – я вижу, как вздулись вены на его загорелых накачанных руках и понимаю, что если это Митрофанов, любимый будет защищать меня до последней капли крови.

Замок на входной двери щёлкает и в прихожую вваливается потрёпанная Инна, скидывая на ходу своё ярко-красное пальто.

Выбегаю девушке на встречу, озабоченно смотря на неё, и констатирую факт – Аморалова пьяна, не смотря на свою беременность.

– Что случилось?

Инна смотрит на меня своими зелёными шальными глазищами, в которых пляшут огоньки бесноватости, и переводит взгляд на полуобнажённого Никиту, пьяно икая при этом:

– Простите, что помешала, но теперь я буду жить с вами.

– Что случилось?

– Сказала Егору о том, что беременна.

– И?

– Сама-то не видишь? Выгнал меня муженёк, только шмотки разрешил собрать.

Аморалова заливается горючими слезами, сидя на кушетке, и принимается размазывать их по щекам. Я ахаю, и сажусь на корточки подле горюющей девушки, проводя по её спутанным волосам ладошкой.

– Ну-ну. Успокойся.

– Не могу. Кончено всё, понимаешь? Юре я не нужна, Егор меня выгнал. Куда мне идти одной, с ребёнком?

– Одна ты не останешься, мы с Никитой тебя всегда поддержим. А жить будешь тут, в родительском доме. Подашь на алименты, устроишься на работу.

– Чтоооо?

Инна поднимает на меня свои заплаканные глаза, и я понимаю, что ляпнула что-то не то.

– Я ни дня в своей жизни не работала!

– Ладно-ладно, успокойся.

– Я пропаду!

– Не придумывай. Можно продать драгоценности. Я уверена, за них ты сумеешь выручить кругленькую сумму. Часть – положишь в банк, на проценты, а часть…

– Я бедная!

Понимая, что Инна сейчас не способна ни воспринимать информацию, ни выдавать её, я, спокойно кивая, делаю знак Никите. Уж вдвоём-то мы должны проводить пьяную Аморалову наверх, в её спальню, и уложить в кровать.

Пусть проспится, а поутру, узнав, наконец, все детали, мы что-нибудь придумаем.

30


Юрий

*****

– Всё в порядке, Юрий Александрович.

Чешу в затылке, стоя у окна и смотрю на бескрайнюю лазурную водную гладь, простирающуюся до самого горизонта.

– В смысле?

– Мы установили круглосуточную слежку за этой девушкой, Ольгой, у которой несколько дней после свадьбы скрывалась ваша супруга.

Крякаю от досады, понимая, что Тимур перестал ловить мышей. Может быть, я рановато прибавил ему жалованье?

– Нахрена мне эта слежка?

– Ну, она может навести нас на след Эмилии Игоревны.

Выдыхаю.

– Тимур, ты же не глупый мужик. Подумай сам. Она что, не сможет с ней связаться по телефону, за закрытой дверью квартиры?

– Ээээ…

– Сможет! Она что, не сможет ей рассказать, что вы за ней следите?

– Ээээ…

– Сможет!

– Но…

– Чёрт возьми, Тимур, какая слежка? Один раз вы почти облажались с этой слежкой. Хватит сюсюкаться! Берите девку в оборот и выясняйте, где прячется Мила!

На том конце провода доносится сосредоточенное дыхание, и я понимаю, что начальник службы безопасности и не думал переходить к решительным действиям.

Ну, нет. Так не пойдёт.

Струсил, что ли?

Один раз эта толстая девчонка чуть не перехитрила Одинцова, а ведь он довольно-таки опытный человек в этих делах. Нельзя допустить, чтобы она снова смогла предупредить Милу.

– И, какое распоряжение будет?

– Похищайте девчонку и ждите звонка от Эмилии.

– А если она не позвонит?

– Заставьте, чтобы позвонила. Или найдите тот номер, с которого звонила Мила уже однажды, согласно доносу дворника. Действуйте!

– Слушаюсь.

– Тимур?

Решаю внести полную ясность картины, а то вдруг мой нерадивый сотрудник снова решить заняться самодеятельностью.

– Да?

– Никакой мокрухи. Мне не нужны проблемы с законом, усёк? Тихо, без лишнего шума похищаете эту Олю, узнаёте, где Мила и докладываете мне.

– Девчонку отпустить?

– Пока нет. Спрячьте в надёжном месте. Вдруг, она мне ещё понадобится. Не бить, кормить нормально, усёк?

– Будет исполнено.

Отключаюсь, смотря на мгновенно погасший экран смартфона. Очень надеюсь, что жалостливая Милочка обязательно попытается выйти с подружкой на связь, и тогда я буду начеку.

Смотрю на наручные часы – время ужина.

Что ж, пока пешки Тимура собираются для проведения операции, я смогу спокойно поужинать в ресторане отеля. Может, увижу какое-нибудь знакомое лицо?

Ведь Алина не могла исчезнуть бесследно.

Чёртова девчонка…

*****

Вхожу в ресторан отеля, поправляя тугой узел на галстуке, затянутый у горла чересчур сильно.

Что ж, посмотрим.

Тут же ко мне подскакивает метрдотель и провожает к дальнему столику, расположенному у окна. Почтительно склоняется передо мной, расплываясь в белозубой улыбке, и протягивает кожаную синюю папку с меню.

Ну-ну…

Пробегаю глазами по строчкам, решая заказать что-нибудь этакое, как тут слышу треск открываемых дверей, и невольно поднимаю голову, уставившись на вошедшую парочку.

Первым идёт мужчина.

Солидный, лет сорока пяти, в дорогом костюме от «Версаче». На галстуке красуется дорогой зажим, выполненный из платины и чистейших бриллиантов, которые под лампами блестят разноцветными ровными гранями. Его идеально отутюженные брюки плотно сидят на округлой талии, перехваченной кожаным стильным ремнём.

Конечно, толстяку не мешало бы походить в спортзал – уж больно толстое брюхо он успел наесть. Но, судя по дорогущим золотым часам, выглядывающим из-под рубашки, мужик привык работать головой и зарабатывает ей баснословные деньги.

Интересно…

Перевожу взгляд на лоснящееся от радости лицо и отмечаю про себя, что это, ни кто иной, как владелец крупного состояния, обладатель крупнейшей сети фармацевтики, уроженец Франции, мсье Робер Легран.

За ним, осторожно перебирая стройными длинными ножками на пятнадцатисантиметровых шпильках, входит сногсшибательная красотка. Она облачена в мятно – зелёного цвета платье в пол, из струящегося материала, а бриллиантовое колье, располагающееся на упругой груди, стоит, наверняка, целое состояние.

Пальчики унизаны сверкающими кольцами, а в миниатюрной руке она непринуждённо держит клатч от «Дольче» – новинку этого сезона, который я присматривал в подарок Эмилии, но из жадности всё же, не купил его.

Не дурно.

Девушка благосклонно кивает метрдотелю и нежно поглядывает на своего спутника, с улыбкой поправляя выбившийся из высокой причёски локон белокурых волос. В мочках ушей звякают длинные серьги, которые стоят неприлично дорого, уж я-то знаю.

И я бы перестал пялиться на эту девушку, и уткнулся бы в свою тарелку с лобстером, если бы это была не Алина.

Моя секретарша и шикарная любовница.

Та, которую я, именно я, Митрофанов, привёз сюда. Который оплатил поездку и отель, в надежде на неутомимый секс. И от которого она сбежала, как только услышала, что ей ничего, кроме статуса любовницы не светит.

Чёрт…

И как она умудрилась подцепить этого французишку? И, главное, где?

Грязная шлюшка…

Опрокидываю в себя бокал с вином, сверля красавицу злобным взглядом. Алина же, не обращая на меня никакого внимания, хлопает накладными ресницами, обольщая своего собеседника.

Мсье Легран осторожно проводит по руке Алины толстым сарделеобразным пальцем, и она вся краснеет, как девственница перед первой брачной ночью, продолжая обольстительно улыбаться.

Вот же шлюха!

Знает, чем зацепить богатого папика! Невинностью и неопытностью!

Да она вытворяла со мной такое, что даже сказать стыдно! А когда делала минет, то глотала мой член полностью, по самые яйца!

Сучка…

Фармацевт подзывает к себе официанта и делает заказ, хитро поглядывая на свою спутницу. Они сидят неподалёку от меня, боком, и мне отлично видно, как пухлая рука мужика опускается на колено моей секретарши и начинает подниматься всё выше, ныряя в разрез на бедре.

Жирный боров…

Багровею, и мои глаза наливаются кровью. Отдать ему Алинку просто так, без боя?

Ну, уж нет.

Я привёз её на Сейшелы не просто так. Для себя. Для постоянного, качественного секса.

И я не откажусь без хороших отступных.

Опрокидываю в себя ещё один стакан, до хруста сжимая в руке вилку, смотря, как наглый француз нежно поглаживает мою секретаршу по бедру. При этом Алинка строит ему глазки, заливаясь румянцем, а толстяк призывно хохочет.

Как пылкие влюблённые.

Аж мерзко смотреть.

Им приносят салаты и горячее, и француз, наконец-то, оставляет спутницу в покое, накидываясь на еду. Ну, конечно, он-то, наверняка, может за раз съесть целого барана, судя по жирному брюху!

Ей самой-то не противно?

После меня, накачанного обольстительного красавца прыгать в постель к этому мерзкому толстяку? Да он, небось, и в постели-то уже ничего не может!

Алина начинает ковырять вилкой в пиале с салатом, а я опрокидываю в себя очередной бокал коньяка, сверля её взглядом.

И, этот приём неожиданно срабатывает.

Блондинка отправляет в ротик очередную порцию салата с морепродуктами и поднимает бездонные глаза на меня, застыв с вилкой во рту.

Ага!

Сжимаю губы в плотную нитку и выдыхаю воздух через нос, раздувая при этом свои узкие ноздри. Она поймёт, что я очень зол на неё.

Алина быстро опускает глаза в стол и, непринуждённо улыбаясь толстому фармацевту, начинает что-то шептать ему на ухо. Значит, испугалась и хочет сбежать.

Ну, нет, детка. Не так быстро.

Быстро прокидываю в себя очередную порцию коньяка и, на шатающихся ногах, направляюсь к столику жирного борова. Мне плевать, как его зовут и кто он такой, но я никому не позволю забирать мою женщину, пока я сам ещё с ней не наигрался.

Блондинка вжимается в стул, закусывая при этом нижнюю пухлую губку, и испуганно смотрит на меня. А она знает, что я могу как ударить, так и разнести этот ресторан к чёртовой матери.

– Бонсуар!

Почтительно склоняюсь перед французом, сверля Алину испепеляющим взглядом. Что ж, сейчас я заберу свою секретаршу из липких ручонок толстяка и как следует её накажу – оттрахаю так, что она забудет все языки на свете, даже родной.

– Бонсуар.

Француз слегка кивает головой, и встаёт со стула, прокатываясь по мне тяжёлым, как бетономешалка, взглядом. Таким взглядом обычно смотрю я на своих подчинённых – так неужели, этот наглый боров возомнил, что он пуп Земли?

Скотина.

Мой запас французских слов неожиданно выветривается из головы, и я, молча хватаю Алину за тонкое запястье. Золотой браслет с изумрудами, тихонько звякнув, упал на пол к ногам красавицы, а из ё груди вырвался неожиданный стон, полный боли и отчаяния.

Так-то лучше.

Фармацевт тихонько щёлкает пальцами, и к нам тут же начинают приближаться парочка бравых охранников, стоящих у двери в ресторан. Этот придурок даже не пытается разобраться со мной самостоятельно!

– Отпусти меня!

Алина извивается, и с силой выдёргивает свою руку, с ненавистью смотря на меня своими прекрасными бездонными глазами, в которых я привык видеть только любовь, страсть и нежность.

Что с ней произошло?

Когда она успела так измениться?

– Ты принадлежишь мне!

Рычу, сплёвывая на пол, но тут же, оказываюсь в руках двух амбалов, которые ловко скручивают руки мне за спиной, заставляя при этом нагнуться. Наглый французишка проходит мимо меня, отвешивает мне «щелбан», и произносит какое-то грязное ругательство в мой адрес.

Вот наглец!

Да я его в порошок сотру при личной встрече!

Я пытаюсь вырваться из сильных рук охранников, но мне это не удаётся – справиться с двумя качками мне слабо, несмотря на мою хорошую физическую подготовку.

Слышу топот каблучков и понимаю, что жирный боров уводит Алину из ресторана, заманивая в свой номер, в свои золотые сети. Он уводит мой шикарный секс!

Рычу, как раненый тигр, смотря вслед удаляющейся парочке, и понимаю, что эта девчонка потеряна для меня.

Шлюха.

*****

Возвращаюсь в свой номер, растирая затёкшие мышцы на руках. Чёртова девка! Она даже не захотела поговорить со мной, позволив двум амбалам этого жирного борова поставить меня в позу повиновения. А сама, наверняка, наслаждалась моим униженным положением.

Ну, ничего.

Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. И очень скоро я буду ржать в лицо этому французу, забирая Алину с собой. Ведь она, не смотря ни на что, любит меня. А значит, её показушная нежность к едва знакомому мужику – всего лишь фальшивка.

Ну-ну, посмотрим.

Завтра же я разузнаю, в каком номере остановился этот чёрт, и наведаюсь к нему с нежданным визитом.

А пока нужно успокоиться.

Слышу звонок мобильного телефона и вижу высветившееся на экране имя Тимура. Если этот кретин звонит мне по какой-нибудь ерунде, то я его прикончу – я слишком зол, чтобы отвечать на его дебильные вопросы.

– Алло?

– Юрий Александрович, я вас не разбудил?

Вдох – выдох.

Спокойно, Юра, ты вполне сможешь убить его по приезду.

– Ты позвонил, чтобы пожелать мне спокойной ночи?

– Нет. Просто я не знаю, сколько у нас разница во времени.

– Разница между тобой и мной – огромна! Потому что я – вершина эволюции, а ты долбанный неандерталец, бегающий с палкой по диким прериям!

Молчание.

Ладно, нужно с ним полегче, а то ещё обидится. А он сейчас должен заниматься важной работой для меня – поиском моей сбежавшей супруги. Я ещё успею над ним поиздеваться, потом.

– У нас разница – всего час. В столице сейчас девять вечера, а на Сейшелах – десять. Я не сплю в такое время.

– Ясно, Юрий Александрович, простите.

– Тогда зачем ты позвонил?

Сжимаю левую руку в кулак так, что под бронзовой кожей вздулись тугие вены. Как мне хочется сейчас избить кого-то. И, если уж француза не вышло, то вполне можно отыграться на Тимуре.

– Ольгу взяли без шума и пыли. Всё в порядке.

– Рад за вас. Узнали что-то?

– Пока нет. Будем ждать звонка от Эмилии Игоревны.

– Хорошо. Я завтра днём вылетаю обратно. Адрес Милы должен быть к моему возвращению.

– Понял.

Отбиваю звонок и плюхаюсь на диван, похрустывая костяшками пальцев. Очень надеюсь, что Мила сама позвонит своей подружке – мне так не хочется заниматься пытками, девяностые давно прошли.

Но Эмилия своей строптивостью не оставляет мне иного выбора. Как же плохо Кулагин воспитал свою старшую дочурку. Сбегает от супруга, спит с кем попало, подставляет друзей.

Ай-ай-ай, как нехорошо.

Но я это скоро исправлю.

Мила впитает правила хорошего поведения вместе со своим потом и кровью. Я буду безжалостен. Надоело быть хорошим.

31


Юрий

*****

Выхожу из душа, похрустывая шеей. Ночь я провёл просто ужасно – сильно ныли мышцы на руках, безжалостно скрученные бравыми охранниками толстого фармацевта. Да ещё и мысли о предательстве Алины не давали мне покоя.

Неужели она так просто смогла разлюбить меня и лечь в постель к этому золотому французу? Продажная девка. Не зря я привык только использовать баб – они все мерзкие шлюхи, готовые раздвинуть ноги перед более богатым и влиятельным мужчиной.

А списывают всё на любовь.

Мда…

Затем я долго не мог уснуть из-за ахов и вздохов, доносившихся из соседнего номера. Какая-то бабёнка за стенкой возбуждённо орала так, будто её трахал полк солдат, никак не меньше. Её любовник только рычал в ответ, ещё яростнее принимаясь бить кроватью о стену.

Я уже собирался выйти и намекнуть этому горячему любовнику, что за стенкой пытаются уснуть люди, как, неожиданно, всё стихло. И это – спустя сорок минут. Нормальный забег.

Что ж.

Надеваю футболку с джинсами, собираясь позавтракать, и выхожу из номера, бросая беглый взгляд на дверь соседнего номера.

Интересно, что за парочка там обитает?

Мне было бы интересно на них взглянуть.

Небось, какие-нибудь горячие итальянцы.

Как вдруг, створка соседнего номера распахивается и оттуда, потрясывая завитыми белокурыми локонами, выплывает Алина, облачённая в коктейльное платье нежно-голубого цвета. За ней идёт довольный собой фармацевт, разглаживая на пивном животе белоснежную рубашку.

Крякаю, сверля любовников ненавистным взглядом. Так вот, кто не давал мне спать сегодня ночью!

Алина краснеет и начинает судорожно хватать ртом воздух при виде меня, оборачиваясь на своего пузатого француза. Тот непринуждённо кивает мне, отбивая мой гневный взгляд и, взяв красотку под локоток, направляется к лифту.

Вот козлина!

Догоняю мсье Леграна и хватаю его за рукав рубашки. Сейчас, без охранников, он будет не таким уж и сильным и упадёт, я надеюсь, с первого удара.

Замахиваюсь и сосредоточенно посылаю удар справа в толстую физиономию француза. Тот явно не ожидал удара и стал для меня лёгкой мишенью. От удара жирный боров делает шаг назад и неловко падает на свой толстый зад, запрокинув голову.

– Юра, не надо!

Алина подлетает ко мне и начинает яростно отталкивать своими тонкими ручками меня от своего нового любовника. Она впивается своими острыми длинными коготками в мои руки, оставляя на них длинные красные полосы, как дикая кошка, и я с остервенением отбрасываю её на пол.

– Шлюха!

Внезапно фармацевт достаёт из кармана брюк миниатюрный пистолет, и, приторно улыбаясь, нацеливает дуло на меня. У меня холодеет в висках, как будто кто-то рядом со мной открыл окно, а наглый боров, хитро улыбаясь, бормочет что-то на своём.

– Робер, силь ву пле!

Блондинка подползает к мужику, умоляюще заглядывает в его глаза, и пытается забрать из его рук пистолет. Глаза француза наливаются кровью, и он, держа меня на мушке, обращается к ней:

– Ты его любишь?

О, оказывается, этот жирный боров неплохо говорит по-русски, правда с сильным акцентом. Но, это ему не мешает общаться с моей секретаршей.

Алинка мотает головой, припадая губами к руке своего любовника, которая по-прежнему сжимает пистолет. Я испытываю при этом рвотный рефлекс – ещё чего! Вот как она выпрашивает у него всё!

Робер Легран медленно поднимается на ноги не без помощи Алины, и, сканируя меня уничтожающим взглядом заплывших жиром блеклых глаз, царственно кивает:

– Убирайся. И не смей больше здесь быть!

Сплёвываю на пол, отчётливо понимая, что имел ввиду француз. Ну, ладно. Посмотрим, как быстро ему надоест эта прилипчивая блондинка. А ведь ей ещё предстоит вернуться на работу. И тогда я буду беспощаден.

Уволю её нафиг с отвратительной рекомендацией.

*****

Возвращаюсь после плотного завтрака в свой номер, и плюхаюсь на диван. После драки с фармацевтом у меня окончательно испортилось настроение, и я отчаянно искал, кому бы испортить его в ответ.

С Леграном я больше решил не связываться – смотреть, как Алинка лижет ему руку, у меня нет никакого желания. Да и нарываться на мушку пистолета мне тоже неинтересно.

Бросаю беглый взгляд на смартфон, который я оставил в номере на подзарядке, я отмечаю, что мне кто-то звонил. Щёлкаю на экран, и во рту сразу же пересыхает – пропущенный звонок от Тимура.

Интересно, как у них дела?

Очень надеюсь, что у этого придурка есть новости об Эмилии, а то я просто сотру его в порошок.

– Алло?

– Юрий Александрович, у нас для вас хорошие новости.

– Наконец-то!

Выдыхаю, сосредоточенно прижимая телефонную трубку к уху.

– Эмилия Игоревна вчера вечером вышла на связь.

– Отлично, что удалось узнать?

– Ну, немножко пришлось эту девчонку, Ольгу, прессануть. Не хотела она подругу сдавать…

–Придурок, я же просил без мокрухи!

– Нет-нет, с ней всё в порядке.

Расслабляюсь, подходя к панорамному окну, из которого открывается чудесный вид на песчаный пляж с золотым песком и бирюзовую водную гладь. Надо хоть искупаться для приличия.

– И?

– У меня по этому поводу для вас две новости.

Тимур отвечает нехотя, с опаской подбирая слова. Поведение начальника моей службы безопасности начинает раздражать, и я фыркаю, задёргивая штору.

– Слушай, давай без прелюдии.

– В общем, мы примерно знаем, где искать вашу супругу. Она сказала, что её приютила у себя какая-то знакомая, в одном из коттеджных посёлков Столицы.

– Какая, блин, знакомая? У Милы нет никаких подруг!

– Мы пока это не выяснили. Сейчас как раз этим занимаемся. Думаю, к вечеру я доложу вам адрес дома, где скрывается Эмилия Игоревна.

– Ясно.

Собираюсь отключиться, как тут же вспоминаю, что ничего плохого Тимур мне не сообщил. А ведь новостей было две. Значит, это была лишь хорошая новость.

– Что ещё?

– Эммм… Не знаю, как вам сказать, Юрий Александрович…

Свирепею.

Эти недомолвки Тимура жутко меня бесят. Неужели, нельзя рассказать всё, что ему удалось узнать от той толстухи?

– Говори, твою мать!

– Эмилия Игоревна живёт в этом доме не одна.

– А с кем? С этой бабой?

– Нет…

– Тимур…

Рычу, дав понять, что я уже на пределе.

– Со своим любовником. И она долго расписывала Ольге, как счастлива с ним и как ей хорошо.

Последняя фраза Тимура цепляет меня за живое, и я непроизвольно сжимаю кулаки. Волна жара прокатывается по моему телу от висков до пяток, и я яростно рычу, как раненый тигр.

– Кто этот смертник?

– Никита Борисович Купцов.

Ответ моего собеседника заставляет меня выдохнуть. Да нет, Тимур, очевидно, что-то перепутал – я лично ездил в лечебное учреждение и видел его на больничной койке, бледного и слабого.

Какой с него любовник?

К тому же, он страдает потерей памяти – не смог вспомнить ни меня, ни Милу. Нет-нет, тут что-то не вяжется.

– Этого не может быть.

– Но это так.

– Он в больнице!

– Уже нет. Я лично звонил в отделение, и медсестра на посту мне сообщила, что Никита Борисович выписался под личную ответственность.

Последняя фраза Тимура припечатывает меня, и я на миг перестаю дышать, ловя ртом воздух.

Вдох-выдох.

Неужели, этот придурок ловко обманул меня?

И после моего приезда отправился трахать мою жену?

Не может быть…

– А как же амнезия?

– Не было её. Он притворялся, чтобы вы его не убили.

– Сукин сын!

Жаль, что я не добил его тогда, в больнице! Придушил бы голыми руками, и всё было бы кончено. Но нет, пожалел, пригрозил и успокоился.

Бью с размаху кулаком в стену, и картина, висящая неподалёку, жалобно скрипнув, обвалилась на пол. Рамка вмиг разлетелась в пыль, подняв кучу щепок в воздух.

Вот так и моя жизнь разлетелась на кучу осколков с момента моего бракосочетания.

Милочка всё испортила.

– В общем, так, Тимур, слушай меня внимательно. Я прилечу завтра, в пять утра. К этому времени мне нужен адрес того дома, где счастливо живут Милочка с этим рыжебородым козлом.

– Вас встретить?

– Не нужно. Оставайся, стереги Ольгу. Возможно, вы приедете туда чуть позже. Я хочу, чтобы Милочка видела свою подружку, которая сдала её. Мне надо подумать.

– Понял.

Отключаюсь, со вздохом опускаясь в кресло.

Значит, моя дражайшая супруга решила продолжить отношения с Купцовым после той ночи, и даже рассказала своей подружке, что она счастлива с ним. Грязная шлюха.

Чем же её не устроил я?

Да все бабы города и страны мечтают заполучить меня в свое сети страсти, а я почему-то умудрился выбрать ту, которая от меня нос воротит!

Как же так?

Ну что ж, Купцов после такого точно не жилец. Я не могу допустить, чтобы он ещё и ментов навёл на меня. Пусть уж лучше отправляется в ад, к своей отвратной сестричке.

Запрокидываю голову на подушку, прикрывая глаза.

План я разработаю сидя в самолёте. Я ещё не решил, как лучше всё провернуть. Одно я знаю точно – я наведаюсь в дом с самого утра, застану всех тёпленькими, в своих постельках.

Но мне нужно взять из сейфа «Беретту». Значит, придётся ещё съездить домой. А это совсем не укладывается в мои планы.

Чёрт…

Ладно, посмотрим. Пока схожу на пляж, позагораю и поплаваю – не зря же я приехал на отдых. А потом поеду в аэропорт. До Москвы путь неблизкий, успею еще, как следует всё продумать.

*****

Сижу в аэропорту, ожидая посадку, и лениво листаю глянцевый журнал с фотографиями острова.

Да, не такой отдых рисовало мне моё воображение.

Я-то думал, что буду все ночь проводить с горячей Алиной, трахая её в самых разных позах в номере отеля и на пляже, а вместо этого был вынужден слышать её крики за стенкой, когда она стонала и извивалась под жирным французом.

С этой парочкой я решил больше не связываться. Посмотрим, что блондинка будет лепетать мне в понедельник, по выходу на работу.

Дура.

А вдобавок к этому я ещё узнал о неверности супруги и о хитром ходе со стороны, как я надеялся, поверженного Купцова. Ох, он дорого заплатит за свой обман. Мне терять нечего.

Слышу объявление о посадке и отбрасываю журнал в близлежащую урну. Отдых испорчен. И, кто в этом виноват?

Конечно, Мила!

Может, пристрелить её вместе с Купцовым? Мне чертовски надоела эта канитель с её постоянными исчезновениями.

Вспоминаю пухлые губы своей супруги и осиную талию, которую я имел счастье сжимать своей стальной хваткой, и выдыхаю. Да нет, этой мерзавке придётся ответить за своё отвратительное поведение. Она меня ещё сама умолять будет, чтобы я её прикончил.

Ненавижу…

Протягиваю улыбчивой девушке свой билет и она, медленно скользнув по нему внимательным взглядом, пропускает меня в самолёт.

Прохожу на своё место в салоне бизнес – класса, и слышу вибрацию мобильного.

Тимур.

Отлично, он успел до взлёта. Значит, я успею обдумать всё в мельчайших деталях и дать необходимые распоряжения.

– Да?

– Юрий Александрович, я всё выяснил.

– Выкладывай. Что это за знакомая, и откуда, интересно, Милочка её знает? Ведь, насколько я знаю, у моей жены нет друзей.

Начальник службы безопасности еле слышно кашляет, и с осторожностью произносит:

– Да вы тоже её хорошо знаете, Юрий Александрович.

Внутри всё закипает от новых загадок Тимура. Если бы я сейчас был не в самолёте, я бы высказал своему подчинённому всё, что я думаю о его тупых играх.

Но здесь нельзя терять лицо.

Выдыхаю, выпуская воздух носом.

– Говори.

– Дом в коттеджном посёлке принадлежит Амораловой Инне Викторовне.

– Вот же тварь!

Сцепляю зубы, свистя последнюю фразу. Значит, хитрая Инночка решила напоследок мне всадить нож в спину?

– Это вы мне?

– Нет!

– Адрес вышлю смс – сообщением.

– Жду!

Отключаюсь, с ненавистью глядя на экран.

Как же так получилось, что Мила и Инна вдруг стали подругами? И Аморалова, конечно, всё разболтала моей супруге. И о сексе на свадьбе, и о своей беременности.

Вот почему Мила меня даже видеть не хочет!

Интересно, а её супруг – рогоносец в курсе, что отец этого ребёнка – я? Значит, нужно чтобы узнал. Чтобы отбить у Инны привычку лезть в чужую семью.

Сучка.

Прикрываю глаза, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы, как на моё плечо тут же опускается чья-то тёплая рука. Сглатываю слюну, пытаясь придать своему лицу спокойное выражение.

– Что случилось?

– Пристегнитесь, пожалуйста, мы готовимся к взлёту.

Улыбчивая стюардесса, сверкая голливудской улыбкой, благосклонно кивает мне, нагибаясь чуть ниже, чем этого требуют правила этикета. В декольте виднеется упругая налитая грудь второго размера, и я тут же благодарно выдыхаю.

Да, Инна, Алина и Эмилия оказались неблагодарными тварями. Бросили меня на произвол судьбы, оставив без секса и тепла. Но, в мире ещё достаточно глупых баб, готовых прыгнуть в мою холодную холостяцкую постель.

И я обязательно этим воспользуюсь.

Ведь я – Юрий Александрович Митрофанов.

32


Мила

*****

– Ну, что случилось?

Провожу мягкой рукой по волосам Инны и аккуратно вытираю капли растёкшейся туши со скул.

– Всё кончено.

Хозяйка дома горестно заламывает руки, как настоящая актриса, и утыкается лицом в подушку, сотрясаясь в рыданиях.

С того момента, как Инна приехала, мы с Никитой проводили её до спальни и я помогла девушке раздеться, чтобы лечь в постель. Мужчина остался в гостиной, ждать меня, чтобы продолжить наш романтичный вечер.

Но мне, похоже, будет не до этого.

– Это ты мне уже раз десять сообщила, но я так и не поняла, почему.

Инна отрывает лицо от подушки, и, уставившись на меня укоризненным взглядом, выдыхает:

– Я подготовила настоящий сюрприз. Позвала Егора в его любимый ресторан, приготовила коробочку с бантом, вручила. Как полагается.

– И?

– Он увидел тест на беременность и растерялся, представляешь. Всё сверлил меня взглядом и молчал. Я ему говорю, мол, поздравляю тебя, любимый, ты скоро станешь папой.

– Молодец.

– Да только он скривился, как будто я ему таракана в праздничной упаковке подсовываю, тест на стол бросил, и заявил, что я ему изменила.

– Но, почему?

– Оказывается, он не может иметь детей, представляешь? Типа он давно об этом знает и уже свыкся с мыслью, что ему никогда не стать отцом, а тут … моё заявление.

– А ты что?

– Отрицала, конечно.

Инна шмыгает носом и горестно опускает уголки рта. У меня начинает болезненно щемить сердце, и я сажусь рядом с ней, положив руку на плечо.

– Только Егор и слушать меня не захотел. Обвинил в измене. Сказал, что лучше бы я призналась во всём, чем так подло врать. А потом сказал, чтобы я убиралась из дома, а сам уехал в офис.

– Так может и правда лучше сказать правду?

– Я не знаю. Он же выгнал меня, беременную, без денег, из дома. Хорошо, хоть машину не забрал и я сюда приехала.

Девушка запрокидывает голову назад, судорожно вздыхая.

Я понимаю, что она сама во всём виновата, но не стоит сваливать всю вину только на неё. Мой муж – ужасный человек, виноват ровно столько же, сколько и она.

– И что ты думаешь делать дальше?

– Не знаю. Поживу пока тут, с вами.

– Конечно. Это же мы у тебя в гостях, а не наоборот.

Целую Аморалову в макушку и тут слышу тихую мелодию мобильного телефона, доносящуюся из сумочки девушки. Подаю Инне красный ридикюль, задумчиво закусывая губу.

Хозяйка дома вытаскивает смартфон двумя пальчиками и брезгливо кидает его на кровать, презрительно фыркая.

– Кто там?

– Егор.

– Так возьми трубку. Он, наверное, переживает.

Инна переводит взгляд с меня на телефон и обратно, упрямо мотнув головой.

– И не подумаю.

– Но почему? Он же сам позвонил, значит, ему не всё равно.

– Он выгнал на мороз свою беременную жену! Без денег и кредитных карточек! И даже не поинтересовался, где я, со своим малышом буду ночевать!

Хмыкаю.

Инна в собственном репертуаре. Значит, она уже отошла и теперь подумывает, как бы вернуться к мужу без особенных потерь. Это хороший знак. А я помогу ей в этом.

– Во-первых, у тебя есть дом, и он об этом знает. Во-вторых, твой малыш ещё не родился, и за ним никакого особого ухода сейчас не требуется. А в-третьих, твои драгоценности стоят столько, что продав их, ты сможешь безбедно существовать не один месяц!

Аморалова косится на меня, понимая, что я права, но гордость и самомнение мешают ей сделать правильные выводы. Другая бы в ноги падала к такому изумительному мужу, как Егор и раскаивалась, а эта ещё и нос воротит!

И как только мужики влюбляются в подобных женщин?

Парадокс.

Смартфон вновь начинает проигрывать тихую мелодию, и я призывно кладу его рядом с Амораловой.

– Ну же.

– Нет.

Девушка отрицательно мотает головой, и длинные серьги в ушах, усыпанные бриллиантами, начинают издавать мелодичный перезвон, словно колокола на церкви.

– Блин, да почему? Вам надо поговорить! Расскажи ему всё!

– Нет, никогда!

– Егор простит. Он же понимает, что сам не сможет подарить тебе ребёнка. И поймёт. Он хороший.

– Если он узнает про Юру, он его убьёт.

Холодею, сглатывая слюну.

Видела я супруга Инны на свадьбе. Он произвёл на меня самое наилучшее впечатление – спокойный, уравновешенный, добрый. Отлично гармонирует со своей взбалмошной и страстной жёнушкой.

– Ты преувеличиваешь.

– И вовсе нет.

– Ну, тогда не говори ему, кто отец. Просто признай факт измены. Покайся, попроси прощения. Я уверена, Егор поймёт.

Аморалова ехидно хмыкает, поднимая нарисованные аккуратные брови домиком.

– Откуда такая уверенность?

– Чувствую. Он тебя очень любит.

Собеседница нахмуривается и проводит язычком по верхней губе – явно нервничает. Но строптивость мешает ей отчего-то сделать правильный выбор.

Мобильный телефон вновь начинает содрогаться от входящего звонка, но Инна, зло цокнув языком, убирает его назад, в недра сумки. Я разочарованно развожу руками. Из-за своего упрямого характера Аморалова сейчас только ускорила свой развод.

– Спасибо тебе за участие, но я не хочу с ним разговаривать. По крайней мере, не сейчас. Пусть до утра помучается.

– Ты уверена, что так нужно?

– Да. Егор добрый, ему будет легче простить, когда он понервничает из-за моего ухода. Пусть переспит с этой мыслью.

– А почему ты выпила? А потом ещё за руль села! Ты ж беременна! Совсем головой не думаешь?

– Не занудничай! Я всего-то стопочку коньяка хлопнула. А вожу я отлично в любой ситуации.

– Ну-ну, все так говорят. Тебе просто повезло.

Инна вспыхивает, а её зелёные глаза загораются недобрыми огоньками:

– Так, спасибо за заботу, мамочка, я буду спать.

Понимая, что разговор окончен и непонятно, что решит Инна к утру, и сухо киваю. Пусть делает, что хочет. Господь дал Амораловой чудесного мужа, а она его совершенно не ценит, совершая ошибку за ошибкой.

Ну что ж, посмотрим.

– Сладких снов.

Щёлкаю выключателем, погасив свет, и выхожу в коридор. Никита, наверное, уже уснул на диване в ожидании меня.

*****

– Как поговорили?

Никита обеспокоенно вглядывается в мои глаза, пытаясь прочитать в них всю имеющуюся информацию.

– Егор при мне трижды звонил ей на телефон. Очевидно, в порыве гнева он её выгнал, а потом одумался, спохватился.

– И что она?

– Не стала брать трубку, мотивировав это тем, что она слишком обижена.

Глаза Купцова расширяются, а потом он начинает неистово хохотать, утирая катящиеся из глаз слёзы.

– Вот это да! Инна – редкий самородок. Вот увидишь, она дожмёт своего муженька, и он сам приползёт к ней на коленях.

Киваю.

Я сама об этом подумала.

– Ладно, пошли спать. Посмотрим, что будет утром.

– Ну да. Или Егор не выдержит и пустится на поиски неверной жены, или Инна смягчится.

– Конечно.

Мой рыжебородый пират притягивает меня к себе, нежно поглаживая мозолистой рукой по щеке, и нежно целует. Внизу живота тут же предательски теплеет, и я понимаю, что спать мы ляжем ещё нескоро.

*****

– Ага, так я и думал, что ты тут!

Морщусь, смотря на часы – одиннадцать утра. Ничего себе, как долго я сплю! Это на меня не похоже, но вчера мы с Никитой уснули только под утро, в объятиях друг друга.

А что это за незнакомый мужской голос?

– А куда мне нужно было идти, если ты меня выгнал?

Раздаётся визгливый тембр Инны и до меня доходит, что в дом ворвался Егор. Очевидно, у него были ключи от особняка, и он точно знал, где искать беременную супругу.

– И ты решила поселиться здесь, со своим любовником?

– Окстись, Егор! Это Никита Борисович Купцов, и он вовсе не мой любовник!

Подскакиваю с кровати, накидывая на ходу шифоновый халатик, и выбегаю из комнаты. Крики идут с первого этажа, из гостиной. И мне немедленно нужно бежать спасать Никиту, пока разъярённый Егор не прибил его за прелюбодеяние с его женой.

– Простите, но мы с Инной Викторовной не любовники. Она просто поселила нас тут, с моей девушкой.

– С какой девушкой? Тут никого больше нет!

– Со мной.

Вбегаю в гостиную, на ходу роняя тапки, и испуганно машу руками, заслоняя собой заспанного Никиту.

Егор смотрит на меня, не мигая, и переводит удивлённый взгляд на свою супругу, растягивая слова:

– Но это же – Эмилия Игоревна.

– Ага, она самая.

– Она ж замуж вышла за Митрофанова, мы на их свадьбе гуляли, забыла?

– И ничего я не забыла.

Инна пожимает плечами, тут же с оборота наскакивает на супруга, сжимая кулачки. Егор приподнимает одну бровь и внимательно смотрит на меня, как на невиданное доселе экзотическое животное.

Эта игра в «гляделки» начинает меня жутко раздражать, и я решаю всё прояснить.

– Инна, сделаешь всем кофе? А я пока объясню всю твоему супругу.

Аморалова, неожиданно, с лёгкостью соглашается покинуть поле брани, и уносится на кухню, оставляя после себя лишь шлейф дорогих духов. Егор в задумчивости опускается в кресло, положив ногу на ногу, и выжидательно смотрит на меня.

Откашлявшись, я начинаю свой рассказ.

– Я выходила замуж за Митрофанова по расчёту. Думала, он спасёт фирму отца от банкротства. Не любила его и даже боялась. Но, в день свадьбы, я застукала мужа с другой, в туалете ресторана.

– Это похоже на Митрофанова, к сожалению.

– И я решила покинуть свадьбу. Как раз Никита уезжал с праздника, и любезно согласился меня подвезти. Привёз к себе, я там переоделась, и мы разговорились, познакомились. Потом я уехала.

– А кто в вас стрелял?

Егор обратился к моему любимому, насупив белёсые брови. Купцов решил ничего не скрывать, и открыл правду:

– Митрофанов. Он увидел по камерам видеонаблюдения, что это я увёз Милочку, и решил мне отомстить, пристрелив.

– Вот же скотина.

Егор вздохнул, побарабанив костяшками пальцев по подлокотнику кресла.

– Ну, а потом я вышла на Инну, попросила у неё убежища – уж очень не хотела возвращаться к мужу. И Никиту она из больницы забрала, и сюда привезла. И вот, мы теперь вместе.

Тут в гостиную вплывает хозяйка дома, внося на подносе кофейник и несколько фарфоровых чашек. Я замечаю, что Инна каким-то образом умудрилась нанести макияж – ресницы густо намазаны тушью, а на ярко-красных губах играет блуждающая улыбка.

– А вот и кофе. Давайте попьём и успокоимся.

Инна сразу начинает играть роль добропорядочной хозяйки дома, аккуратно расставляя чашечки на кофейном столике. Я смотрю, с каким немым обожанием смотрит на неё супруг и понимаю, что всё у них будет хорошо – он уже простил ей измену, и будет лучше, если она будет с ним поласковее.

– Тебе нельзя кофе.

Мужчина говорит с придыханием, убирая со стола одну чашку. Инна тут же подскакивает, как ужаленная.

– Почему это?

– Беременным кофе е рекомендуется.

– Кто сказал?

– Я всё узнал. Полночи провёл на различных сайтах, посвящённых беременности. И знаю, что это плохо для нашего малыша.

От последней фразы, сказанной бизнесменом, у меня начинает щипать в носу, а к горлу подкатывает комок. Всё понятно. Перевожу взгляд на Инну – красотка стоит возле супруга с широко раскрытым ртом. Она явно не ожидала, что Егор так быстро примет ситуацию.

– Нашего? Ты сказал, что это – наш малыш?

– Ну, конечно. Или ты хочешь воспитывать ребёнка в одиночестве?

Мужчина насупливается и скользит по безупречной фигурке жены тяжёлым взглядом. На лице Инны тут же появляется довольная улыбка, а зелёные глаза загораются счастьем:

– Нет-нет, дорогой. Только с тобой.

Беру Никиту за руку, и осторожно нагибаюсь к его уху:

– Пойдём, им нужно поговорить наедине.

Любимый согласно кивает и мы, сославшись на неотложные дела, уходим наверх, в спальню. Наконец-то можно отдохнуть и расслабиться, не ожидая, что кто-то снова нас потревожит.

*****

Вечером мы решили устроить торжественный ужин. Инна с Егором – по случаю своего воссоединения, а мы с Никитой – по случаю нашей помолвки. Да-да, после произошедших событий я только укрепилась в своём желании стать супругой этого рыжебородого мужчины.

И сейчас, стоя на кухне и мелко-мелко нарезая свежий огурец для салата, я украдкой смотрю на светящиеся глаза Амораловой.

– Поговорили?

– Ага.

– И как ты ему всё объяснила?

– Ну, сказала, что он всё время пропадал на работе, а мне стало так грустно и одиноко, что я по собственной глупости ему изменила. Всего один разик!

Хмыкаю.

Ну да, Инна во всей красе. Снова обвинила во всём бедного Егора. Что он работает не покладая рук, совершенно не обращая внимания на свою благоверную. И только поэтому она решилась на разовую измену.

– И что он? Поверил?

– А то! Обнял меня, сказал, что и сам хотел мне предложить искусственной оплодотворение от другого донора. Типа сам-то он бесплодный. А ребёночка ему уже давно хотелось, представляешь?

– Тебе повезло!

– И не говори! Он попросил, конечно, чтобы настоящий отец ребёнка не появлялся больше в нашей жизни, и я пообещала.

– То есть, ты не сказала про Юрия Александровича?

– Конечно, нет. Егор же с ним работает. Это наш хлеб. Пусть думает, что я забеременела от какого-нибудь фитнес-инструктора или разносчика пиццы. Так всем будет проще.

Киваю.

Так-то оно так.

Лишь бы правда не вылезла наружу, а то у Инны снова будут неприятности, а я не знаю, сможет ли Егор простить ей очередной обман.

В кухню засовывается улыбающееся лицо Никиты и он, оглядев несколько приготовленных салатов, радостно вопрошает:

– Девочки, вы готовы? Мы уже с Егором аперитив выпили, хотим есть.

– Тогда давай, неси на стол. Я последний салат доделываю.

Приглашаю любимого на кухню, следя за ним нежным взглядом. Как я счастлива, что Судьба подарила мне именно его. Хочется, чтобы Митрофанов никогда больше не появлялся в нашей жизни и просто оставил меня в покое.

Навсегда.

33


Мила

*****

Нечеловеческий женский визг раздаётся совсем близко от меня, и я подскакиваю на кровати, как ужаленная. Сканирую комнату ошеломлённым взглядом, отрывисто дыша, и пытаюсь понять, мне привиделся этот крик, или это – пугающая явь?

Смотрю на Никиту, который в одних боксерах стоит у двери, и испуганно вращаю глазами. Похоже, это всё же не сон – любимый сосредоточен и прислушивается к каким-то шагам в коридоре.

Хлоп!

И створка в одно мгновение распахивается, явив моему взгляду моего ехидно улыбающегося супруга с пистолетом в руках. Купцов от удара дверью отлетел на метр и, больно ударившись копчиком о кушетку, осел на пол, держась за рану от огнестрельного ранения.

Подскакиваю с кровати, стремясь помочь Никите, но супруг останавливает направленным на меня пистолетом. Приходится сесть назад и наблюдать за хладнокровными жестокими действиями Юрия.

– Добро утро, голубки.

Бросаю беглый взгляд на часы – шесть утра. Откуда здесь, чёрт возьми, взялся Митрофанов? И как он нас нашёл? Я ведь даже с отцом не смогла поговорить, и единственный человек, который знал, где я – Инна.

Но, ей – то зачем меня выдавать?

Мой ненавистный муж одним прыжком настигает Никиту, хватая его за руку, и заламывает её за спину, сгибая любимого пополам.

– Отпусти его!

– Отпущу. Всех скоро отпущу, не переживай, родная.

Юрий расплывается в дьявольской улыбке, заливисто смеясь, и, тыча пистолетом в голову Никиты, приказывает:

– Быстро спускайся вниз.

Испуганно вскакиваю с кровати, и, срывая со стула шифоновый халатик, бегу по ступенькам в гостиную, осматривая собравшихся там людей.

Господи! Да Митрофанов провернул целую операцию!

На кресле, с обречённым лицом, сидит Оля. Её руки связаны за спиной, а на правой щеке расплылся сине-фиолетовый огромный синяк. Кошмар, её били, очевидно, пытаясь выбить сведения о моём местонахождении!

Подруга поднимает на меня свои заплаканные красные глаза, и шепчет:

– Мила, прости, я не хотела.

На диване, неловко прислонившись к подлокотнику, пытаясь развязать связанные руки за спиной, полулежит Инна. На ней – изумительной красоты шёлковая ночнушка, расшитая бисером. В её рту вставлен кляп, чтобы не кричала.

Значит, это её визг я слышала по пробуждению.

Привязанный к стулу, возле обеденного стола, смирно сидит Егор. На мужчине – смешные плавки с изображением совокупляющихся Микки-Маусов. Очевидно – подарок заботливой развратной жёнушки. Кляпа у него во рту нет, лицо мужчины сосредоточенно и спокойно.

Даже странно.

У окна стоит ухмыляющийся Тимур, который, увидев меня, расплывается в облегчённой улыбке. Так вот, кто помог моему муженьку связать всех ни в чём неповинных, мирно спящих людей.

– Доброе утро, Эмилия Игоревна, очень рад вас видеть в добром здравии.

– А я не очень.

– Ну, уж извиняюсь. Присаживайтесь.

Начальник службы безопасности отодвигает стул, стоящий у окна, и кидает на него ухмыляющийся взгляд. Мне не нужно повторять дважды. Осторожно сажусь, и тут же мою талию прочно перехватывает верёвка.

– Кричать будете?

– Нет.

– Чудесно, тогда обойдёмся без кляпа.

С моего места отлично видно всю комнату, как в зрительном зале. Скорее всего, Тимур специально выбрал именно это место для меня.

Значит…

Испуганно смотрю на лестницу и вижу, как там появляется довольный Митрофанов с пистолетом в руках. Вслед за ним появляется Никита – измученный, с расплывающимся синяком под глазом, и я испуганно ахаю. Он с ненавистью смотрит на своего соперника, но покорно идёт следом, находясь на мушке.

Тимур подскакивает к Никите, и быстро связывает ему руки за спиной, вставляет какую-то старую тряпку в рот, а потом, как мешок с картошкой, небрежно кидает на диван, рядом с Инной.

– Всё готово, Юрий Александрович.

Пешка почтительно кивает боссу, отстраняясь к окну.

– Хорошо, Тимур, можешь быть свободен.

– Не понял?

– Я сказал – уезжай, ты мне не нужен.

– Но…

– Пошёл вон!

Начальник службы безопасности задумчиво пожевал губами, окинув нашу компанию обеспокоенным взглядом, и спросил:

– Может, я хотя бы снаружи покараулю?

– Ты глухой? Я сказал – убирайся. И не смей караулить у ограды. Не нужна мне твоя помощь.

– А как же вы?

– Я как закончу, сам тебя наберу. Поможешь мне трупы вывозить.

– Слушаюсь.

От небрежно брошенной последней фразы мои волосы прилипли к голове, а ладошки в одно мгновение стали влажными. Господи, если до этого мне всё казалось какой-то игрой или дурным сном, то сейчас это всё переросло в пугающую реальность.

Не может быть, чтобы Юрий оказался таким жестоким…

Тимур разворачивается на каблуках и уходит, захлопнув за собой дверь особняка. Мне отлично видно в окно, как он проходит по дорожке к воротам, с сомнением оборачиваясь на дом, и понуро покидает участок, захлопнув ворота.

Через минуту взрывается рёвом его чёрный внедорожник, поднимая кучу грязного снега в воздух.

Я перевожу взгляд на супруга, и сглатываю вязкий комок.

Что же будет дальше?

*****

– Иди сюда.

Юрий, потрясая пистолетом в воздухе, подзывает к себе Ольгу, и моя подружка, нервно скуля, как побитая собака, встаёт с кресла. У меня сжимается сердце от чудовищности этой ситуации, и я выдыхаю, не в силах сдерживать рвущуюся наружу ярость:

– Оставь моих друзей в покое! Тебе же нужна я, так забирай!

– Ах, как трогательно! Какое самопожертвование!

Митрофанов иронично кривляется, играя с пистолетом возле головы рыдающей Оли, и я замираю, холодея от ужаса.

– Только твои друзья, как ты, моя любимая жена, успели порядком меня разозлить. Поэтому отвечать за свои поступки вы будете вместе. Сначала я расправлюсь с ними, на твоих глазах, а затем займусь тобой.

Уф!

Оля неожиданно обваливается на пол, как спелая груша, и я понимаю, что подружка в обмороке. Мой муж аккуратно трогает её ботинком, и, удостоверившись, что она больше не опасна, иронично хмыкает:

– Ну вот, одна готова. Надеюсь, она не наделала в штаны, что немудрено для такой туши.

Я подавлено молчу, наблюдая, как Митрофанов оттаскивает Олю к стене, и потирая руки, возвращается на середину комнаты. Девушка даже не шелохнулась при этом, оставаясь в забытьи.

– Ну, что ж, продолжим?

Юрий Александрович взводит курок, и поочерёдно нацеливаясь на нас, заводит детскую считалку:

– На золотом крыльце сидели…

Я испуганно хватаю ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, и сжимаюсь в комок нервов, когда пистолет вновь нацеливается на меня. Наконец, считалка заканчивается, и выбор супруга останавливается на испуганно дрожащей Инне.

Одним рывком мужчина поднимает бывшую любовницу с дивана и ставит перед собой.

– Ну что, дорогая, наигралась?

Аморалова что-то мычит в ответ – кляп мешает ей высказать мужчине всё, что она о нём думает. А я понимаю, что она бы сейчас с удовольствием расцарапала Митрофанову всю его физиономию.

– Думала перехитрить меня? Это же ты каким-то образом умудрилась увезти Милочку из квартиры, где я её надёжно запер?

Инна смотрит на бывшего любовника наглым взглядом и с яростью кивает.

– И ведь потом именно тебе пришло в голову привезти в своё семейное гнёздышко Купцова, чтобы он трахнул мою жену?

Снова кивок.

– Сука!

В тот же миг Митрофанов отвешивает Инне звонкую пощёчину и девушка, неловко сделав шаг назад, плюхается снова на диван.

– С тобой я поговорю чуть позже, посиди пока, подумай над своим поведением.

Я смотрю на Егора.

Думала, он вскочит на ноги, заорёт, будет защищать жену хотя бы словесно, но мужчина остаётся спокойным. Неужели, он настолько подавлен создавшейся ситуацией, что даже не предпримет ничего, чтобы защитить жену?

Или он и вправду такой тюфяк, что спасовал перед лицом опасности, затравленно смотря в пол?

А Митрофанов, тем временем, хватает с дивана Купцова и ставит его на ноги, перед собой. Моё тело обвивает змея ужаса и я закусываю нижнюю губу, боясь, что мой крик только разозлит Юру.

– А ты, мерзавец? Что ты хочешь мне сказать перед тем, как я, наконец-то, тебя убью?

Муж вынимает кляп изо рта моего возлюбленного, и Никита сжимает губы в плотную нитку. Затем, переведя на обидчика спокойный взгляд сапфировых глаз, плюёт прямо в лицо Митрофанову.

– Сукин сын!

Юрий наотмашь бьёт Купцова в лицо кулаком, и я истошно визжу, видя, как мой любимый кубарем пролетев пару метров, падает на пол.

– Неееет!

Захлёбываюсь в рыданиях, пытаясь встать вместе со стулом, чтобы помочь любимому. Митрофанов подскакивает к Никите и снова начинает его избивать, нанося удары один за другим по лицу, торсу и ногам.

– Пожалуйста, Юра, не надо!

Падаю вместе со стулом на пол, суча ногами по ковру, не в силах смотреть за избиением любимого мужчины. Юрий Александрович останавливается, и, сплюнув на пол рядом с соперником, делает шаг назад.

Я смотрю на Купцова – он жив, согнувшись пополам, отрывисто дышит, не открывая глаз. Я вижу, как ему плохо – из нижней губы струйкой течёт кровь, а на руках вздулись вены от напряжения.

– Приходи в себя и умри, как мужчина – от пули.

– Нееет!

Кричу, отчаянно вертя головой в разные стороны. Муж подходит ко мне и поднимает в вертикальное положение одним рывком, вместе со стулом. Затем, заглядывает в глаза, и растягивает слова:

– Ну что, нравится тебе это? А ведь ты сама это всё натворила, сделала собственными руками.

– Я не хотела!

– Если бы ты не сбежала со свадьбы и отдалась бы мне, как положено хорошей жене, мы бы смогли построить счастливую семью, дурочка. Я действительно этого хотел.

Юрий ласково проводит рукой по моей щеке, и я замираю, стараясь не дышать. Только бы ему не пришло в голову меня изнасиловать, на глазах у поверженного Никиты.

Уж лучше пусть меня пристрелит.

– Ты мне изменил! Прямо на свадьбе! Я видела это собственными глазами и слышала собственными ушами! Ты мерзавец!

– Ах, да, я же тебе изменил.

Митрофанов оборачивается к Егору, смотря на него ухмыляющимся взглядом победителя:

– А известно ли тебе, дорогой мой компаньон, кого я трахал на своей свадьбе в туалете ресторана?

Отрицательное движение головы.

– Твою жёнушку!

Инна, лежащая на диване, начинает мычать что-то нечленораздельное и извиваться, как змея, а Егор приоткрывает рот, нахмуриваясь. Видно, он совсем не ожидал такого развития событий.

Митрофанов же, радуется, что нашёл новую жертву, начинает в красках описывать события того вечера.

– Да-да, Егорушка. Мы с твоей любезной Инной некоторое время назад были любовниками. И она счастливо отдавалась мне каждый раз, испытывая при этом невероятное блаженство. Знаешь, как она берёт в рот? О, это шедевр! И она всегда не переставала рассказывать, какое ты ничтожество, полный ноль в постели.

Я вижу, как меняется лицо Егора.

Из мертвенно-серого, оно становится багровым, а глаза, всегда спокойные, наливаются кровью. Мне становится страшновато от таких перемен, произошедших в облике Аморалова, и я понимаю, что он уже на грани.

– Не может быть.

– Может! А знаешь, почему мы расстались? Потому что Инна забеременела и решила возложить на меня обязанности по воспитанию своего крикуна. Но, мне не нужны эти проблемы. Воспитывай сам, если хочешь, и каждый раз вспоминай, какое ты ничтожество и рогоносец!

Инна что-то визжит сквозь кляп, и сучит ногами в воздухе, пытаясь лягнуть Юрия, а Егор просто немеет, сидя на стуле.

Митрофанов подходит к очнувшемуся Никите и прислоняет к его виску пистолет.

– Ты будешь первым. Я всегда заканчиваю начатое до конца.

– Нет, Юра, пожалуйста!

Я истошно кричу, мотая головой, и со всего размаха снова шлёпаюсь вместе со стулом на пол. Стоящий диван скрывает мне обзор, и мне совершенно не видно того, что происходит в комнате.

– Юра, не делай этого, умоляю!

Сучу ногами, пытаясь перевернуться, и тут слышу раскатистый громкий выстрел и протяжное мычание Инны, всхлипывающей на диване.

– Никитааааа!

Всхлипываю и отключаюсь, уронив голову на пол.

*****

Похлопывания по щеке становятся всё настойчивее, и я со стоном приоткрываю дрожащие веки. Надо мной, склонившись, нависло лицо испуганной Инны.

– Никита!

Мигом сажусь, морщась от головной боли, и понимаю, что мои руки свободны – Аморалова уже позаботилась о том, чтобы освободить меня.

– Всё в порядке. Его сейчас осматривает доктор.

Она грустно кивает, протягивая мне руку, и помогает встать.

Я мгновенно оказываюсь на ногах, и вижу стоящего неподалёку врача в белоснежном халате, который обрабатывает ссадины и гематомы на лице и оголённом торсе любимого. Я кидаюсь к Никите, заливаясь слезами, и понимаю, что последнее, что я помню – это громкий, холодящий вены, выстрел.

– Малыш, не волнуйся, я сейчас.

Киваю, понимая, что мой мужчина передо мной – живой, правда, покалеченный. Но это пустяки, всё заживёт.

А где мой ненормальный супруг, который затеял это побоище?

Оглядываюсь, в поисках Юрия и вижу тело, накрытое белой простынёй, а рядом – сурового полицейского, опрашивающего Ольгу. Ищу глазами Егора и Митрофанова и понимаю, что ни одного, ни второго мужчины в гостиной нет.

Сколько же я провалялась в обмороке?

– Мы никак не могли тебя разбудить. Никита будил поцелуями, как прекрасный принц, доктор – нашатырём, и только от моих пощёчин ты очнулась.

Перевожу ошеломлённый взгляд на Аморалову, и киваю:

– Ты заботлива, как никогда.

– Это – самое действенное, уж я-то знаю.

– Кто там?

Тыкаю пальцем на белоснежную простынь, и замираю. Неужели, Егор? Но, вроде бы Юрий целился в Никиту. И Инна чересчур спокойна. Она же всё- таки не такая бессердечная, должна бы рыдать по погибшему мужу.

Так что же произошло?

Мой любимый кивает врачу, пожимая руку, и тут же подходит ко мне, обнимая за талию и зарываясь в мои спутанные влажные волосы.

– Всё хорошо, малыш. Всё закончилось.

Аморалова сухо кивает и, грустнея, отходит от нас к окну, всматриваясь вдаль. На её лице написана вселенская грусть и печаль, но никак не скорбь. Нет, Егор должен быть живым.

– Сколько я была в отключке и что тут произошло?

– Около получаса. Просто все события развивались стремительно. Твой муженёк надумал застрелить меня, нацелился. Я уже глаза закрыл, думая о скорой встречи с сестрой.

– О, Боже!

– А тут, слышу – выстрел. А мне даже не больно. Открываю глаза – стоит Егор с дымящимся пистолетом в руках, а возле меня лежит Митрофанов, в луже крови.

– Егор в него выстрелил? Но как? Откуда у него пистолет?

– Он же возле стола сидел. Оказывается, в столе был тайник, в котором лежал пистолет. Егор пока сидел, умудрился руки освободить, а затем, воспользовавшись тем, что Митрофанов целиком переключился на меня, достал пистолет.

– И где сейчас Егор?

– Митрофанов упал, но он ещё жив был, дышал, правда, неровно, как захлёбывался. Егор сам вызвал полицию и «скорую помощь», потом кинулся нас развязывать.

– И?

– Менты приехали, он сам им всё рассказал, во всём признался. Я ему предлагал что-нибудь придумать, свалить на Тимура, например, но он отказался. Сказал, что будет сам отвечать. Его сразу же и увезли.

– Господи…

Смотрю на поникшую Аморалову, которая уткнулась в одну точку, и, оставив мужчину, подхожу к ней.

– Ты как?

– Всё плохо.

– Егора отпустят, вот увидишь. Он же герой – если бы не он, Никита был бы мёртв.

– Ты не понимаешь. Он мог бы отвертеться, а он решил сдаться. Видимо, совсем не хочет меня больше видеть. Лет семь, или пять, сколько там ему могут дать?

Обвожу внимательным взглядом Инну и понимаю, что она, наконец-то, совершенно перестала думать о себе. Она не ноет, не плачет, что ей придётся растить ребёнка в одиночку, что будет женой зэка, что на неё будут показывать пальцем. Она думает о муже.

Значит, она всё-таки любит его!

– Не переживай, Никита наймёт для него самого лучшего адвоката, который докажет, что Егор – вовсе не преступник.

– Правда?

– Конечно!

– Спасибо большое!

В глазах беременной стоят слёзы, и она неловко улыбается одни уголками губ, смотря на меня с надеждой.

Поглаживаю Инну по плечу, смотря, как с Никитой беседует полицейский, и понимаю, что всё, наконец-то закончилось. Не так, как я хотела, но Митрофанов виноват во всём сам.

И я теперь вдова…

Эпилог


Мила

*****

– Никита, Инна родила!

Кидаю смартфон на кровать и, нашаривая под кроватью тапочки, несусь на кухню, к любимому, выкрикивая на ходу эту радостную новость. Мой рыжебородый пират стоит возле микроволновки, разогревая себе борщ, сваренный мною вчера, и расплывается в довольной улыбке.

– Здорово, кого?

– Как и показывало УЗИ, мальчика. Вес – три семьсот, рост – пятьдесят два сантиметра!

– Богатырь, да? Извини, я не очень понимаю во всех этих детских размерах.

– Ага, выписка через три дня. Мы должны обязательно её встретить!

– Конечно, не вопрос.

Запинаюсь, старательно подбирая нужные слова, способный стимулировать любимого.

– Только вот…

– Что случилось?

– Ты не мог бы поговорить с Егором?

Любимый сосредоточенно смыкает губы, пряча их в рыжей жёсткой бороде, а я смотрю на него умоляющими глазами.

– Я не уверен, что это – хорошая идея.

– Ну, пожалуйста, ради меня?

– Думаю, нужно попросить кого-то другого, кого он послушается.

– Кого, например?

– Твоего отца.

Кивая, возвращаюсь в спальню, и хватаю телефон. Пожалуй, мой любимый прав – Егор просто отмахнётся от него, как от мухи, попросив не лезть не в своё дело. А вот от своего непосредственного начальника, он не сможет так просто отвернуться, ему придётся его выслушать.

С момента тех страшных событий прошло полгода.

Егора сразу же заключили под стражу после убийства Митрофанова, но он и не отпирался, полностью признав свою вину. Никита нанял ему самого лучшего адвоката в Столице и тот, за приличную суму, взялся защищать Аморалова.

К слову сказать, все свидетельские показания были в пользу Егора. Мы все твердили, что он спас нас от неминуемой гибели, а Митрофанов обещал с нами расправиться. Полиции удалось задержать и Тимура с Одинцовым, которые тоже стали свидетелями этого дела. Правда, и один, и второй, не ушли от своего наказания, но об этом не сейчас.

Инна на фоне всех этих нервных событий пару раз загремела в больницу на сохранение, но всё-таки, ей удалось доносить малыша до тридцать восьмой недели. Егор отказывался встречаться с неверной супругой пока сидел в тюрьме, не брал от неё передачи, и от этого Инна невероятно страдала.

Но потом, всё же состоялся суд, на котором Егору вынесли условное обвинение и освободили в зале суда.

Аморалова надеялась, что муж явится в тот же день домой и им, наконец-то, удастся обо всём поговорить и воссоединиться, но Егор переселился в гостиницу и оборвал с женой всякую связь, подав на развод.

Бедная Инна с горя проплакала несколько ночей подряд, а когда ей курьер вручил повестку в суд для развода с мужем, у неё неожиданно, раньше положенного срока, начались схватки.

Но, врачи вмиг домчали перепуганную и голосящую Аморалову в роддом, где спустя некоторое время она родила чудесного здорового мальчика. Имя Инна решила специально не придумывать, так как ей очень хотелось, чтобы Егор поучаствовал в выборе имени.

И вот теперь, мне предстоит это как-то устроить.

– Папа, привет!

Я млею, слыша бодрый голос отца, и начинаю ему рассказывать о ситуации, в которую попала Инна. Если уж отец не сможет мне помочь, то никто не сможет. Под папиным суровым взглядом и влиятельной рукой, Егор должен сдаться.

– Мы с Никитой, конечно, встретим её с роддома, но она бы очень хотела видеть там супруга.

– Я понимаю, Милочка, но его ведь тоже можно понять. Он – не отец ребёнка, Инна предала его несколько раз, да к тому же Егор твёрдо намерен с ней развестись.

– Но, папа, ты же, глава фирмы. Вызови его к себе и поговори. Надави, если нужно. Он тебе не откажет.

– Ох, дорогая, на что ты меня толкаешь!

– Егор очень любит Инну, уж я-то знаю. Просто, тут задето его мужское самолюбие, которое, я уверена, подправится при взгляде на мальчика.

– Ну, не знаю. Я, вообще-то, на стороне Аморалова. Его супруга, уж прости меня за тавтологию, поступила просто аморально.

– Пожалуйста!

Мой отец замолкает, и я задерживаю дыхание, стараясь не дышать – согласится ли он?

После того, как Митрофанов умер, полностью вся фирма отошла моему отцу, как главному компаньону и мне, как вдове. После перенесённого инфаркта папа быстро пошёл на поправку, особенно после того, как мы с ним, наконец-то, встретились и обо всём пообщались.

И отец с радостью и новыми силами встал у руля преуспевающего предприятия. Аморалов же оставался компаньоном, и по выходу из тюрьмы, стал беспрекословно подчиняться отцу.

– Ну, хорошо. Я с ним поговорю.

– Спасибо! Кстати, приезжайте к нам с близнецами и тётушкой на выходных, я испеку пирог.

– Отличное предложение, мы приедем.

Отключаюсь, и снова отправляюсь к Никите на кухню. Что-то после этого разговора у меня проснулся зверский аппетит, надо бы и мне подкрепиться вкусным борщом!

А папа, я надеюсь, найдёт нужные слова для Егора. Думаю, у них с Инной ещё не всё потеряно, и мягкий Аморалов, на самом деле, нежно любит свою взбалмошную жёнушку.

*****

Убираю смартфон в сумочку после разговора с Ольгой, и поворачиваюсь к окну. Хорошо, что у Оли всё сложилось удачно, ведь после тех страшных событий моя подружка загремела в больницу с нервным срывом.

Но сейчас всё хорошо.

Папа пристроил Ольгу на нашу цветочную фирму секретарём, и она, получая теперь немаленькие деньги, уже наняла рабочих, чтобы, наконец-то сделать ремонт во всей квартире. Бывшая секретарша Юрия, Алина, вышла замуж за какого-то влиятельного француза, владельца фармацевтической компании, и счастливо живёт теперь в Париже.

Ну, а Ольга осваивает секретарское дело и весьма успешно – папа ей доволен.

Бабушка Олечки, Агния Ивановна, наконец-то стала гордиться внучкой, и теперь постоянно щебечет со своими подружками из театра, рассказывая, какую смышлёную девочку она воспитала.

На фоне перенесённого стресса Оля даже стала худеть, и сейчас ей удалось сбросить около пятнадцати килограмм. Из некрасивой круглолицей толстухи она превратилась в шикарную девушку, а, обладая вдобавок лёгким характером, я уверена, что вскоре на её горизонте замаячит какой-нибудь интересный мужчина.

Пёс Тайсон и кошка Машка тоже живут припеваючи, им теперь достаются только элитные корма и настоящее свежее мясо с парным молочком. Я иногда приезжаю и подолгу гуляю на площадке с рыжим пёсиком, который яростно защищал нас от Одинцова.

– Всё нормально?

Никита сверлит меня внимательным взглядом ярко-синих глаз, и я молчаливо киваю, вырываясь из своих мыслей.

– Ага, Оля, наконец-то, приступила к ремонту. Теперь там будет не страшно находиться, и мы вскоре сможем приехать на новоселье.

– Круто.

Мой любимый ловко заворачивает к воротам роддома, паркуя свой чёрный автомобиль, и я распахиваю дверцу, с наслаждением вдыхая знойный летний аромат травы.

Опускаю ноги, обутые в красные лодочки на землю и осматриваю восторженным взглядом здание роддома. Вот-вот двери откроются, и выйдет Инна с младенцем на руках.

Что я ей скажу?

Сглатываю вязкий комок, стоящий в горле и наблюдаю, как Никита забирает с заднего сидения роскошный букет из кустовых маленьких розочек.

– Идём?

– Ага.

Киваю, расправляя свою юбку-карандаш, и беру любимого под локоть. Погода радует – такого чудесного денька не было целую неделю, и вот, наконец, снова долгожданная жара настигла жителей Столицы.

– Егор не приехал, как я понимаю?

– Да. Он и отцу сказал, что не приедет. Твёрдо намерен развестись с Инной, не может ей простить связь с Юрой.

– И я его понимаю.

– Я тоже, но я так надеялась.

Закусываю нижнюю губу, пытаясь подавить рвущийся наружу вздох отчаяния, и подхожу к нижней ступеньке лестницы.

Что я скажу Инне?

Неожиданно двери роддома распахиваются, и на улицу выходит Аморалова, облачённая в длинное нежно-голубое платье. Ещё полную талию перехватывает шёлковый широкий пояс, а на руках женщины – белоснежный конверт с голубым бантом.

Она расплывается в счастливой улыбке при виде нас и тут же начинает искать глазами Егора, закусывая губу. Я вижу, как на её лицо наползает маска грусти, и еле слышно вздыхаю.

– Егор не приехал?

Качаю головой.

Никита бережно принимает младенца из рук огорчённой матери, пытаясь разрядить ситуацию:

– Дай-ка мне своего крестника. Ох, какой он большой!

– Ага. Смотри, не урони.

– Ну, я уж постараюсь.

Инна смотрит на меня потухшим взглядом, спускаясь по лестнице, и у меня начинает болезненно щемить в сердце. Всё-таки, я до конца надеялась, что Аморалов смягчится.

На это надеялась и его жена, делая пол-утра нежный макияж.

Подходим к чёрной «Тойоте», и тут к дверям роддома на огромной скорости подъезжает чёрный внедорожник. Он визжит шинами, останавливаясь, и все мы оборачиваемся, глядя на мужчину, выходящего из автомобиля.

– Егор!

Инна поднимает руку вверх, и её лицо тут же озаряет искренняя, счастливая улыбка. Мужчина оборачивается на нас, и я понимаю, что Аморалова не ошиблась, признав в водителе чёрного внедорожника, своего мужа.

Выдыхаю.

Егор вынимает с заднего сидения огромную корзину с жёлтыми розами и, расплывшись в довольной улыбке, бежит к нам.

– Опоздал? Дайте мне хоть взглянуть на моего сына!

Я отступаю на два шага назад, подталкивая Инну к супругу, а Никита аккуратно передаёт мирно сопящего младенца подоспевшему мужчине.

– Твоего сына?

В глазах Инны стоят слезы, и она с нежностью глядит на супруга, который ещё пять минут назад её и видеть не хотел.

– Конечно, моего. И пусть кто-нибудь посмеет сказать, что он не мой! Гляди, как похож – и бровки беленькие, и глазки серые, и носик картошкой. Вылитый я!

– Но…

Инне ещё, видимо, до конца не верится в то, что это происходит наяву. Но супруг шикает на неё, подняв указательный палец вверх:

– Про телегонию слышала?

– Дддааа.

– Я хорошо изучил эту теорию, так как один мой давний знакомый был помешан на ней. Так вот, в этом малыше – мои гены, я уверен!

Толкаю Аморалову в бок и она, утирая слёзы ладошкой, счастливо кивает. Ладно, пусть так. Главное, чтобы Егор и сам в это уверовал и действительно относился к малышу, как к родному.

Егор суёт жене в руки корзину с цветами, а сам забирает из рук Купцова малыша, от радости причмокивая губами.

– Ути – пути, кто тут у нас такой маленький?

Я смотрю, как воссоединившаяся парочка с ребёнком на руках аккуратно забирается во внедорожник, и прижимаюсь теснее к Никите, со счастливой улыбкой на губах. В глазах любимого тоже блестят слёзы – даже моего рыжебородого пирата растрогала эта милая картина.

– Всё закончилось хорошо, правда?

– Конечно. По-другому и быть не могло.

– Точно!

Любимый наклоняется ко мне и я, блаженно прикрыв глаза, принимаю его нежный осторожный поцелуй.

Порыв тёплого летнего ветерка ласково трепет мои волосы и все негативные мысли улетучиваются из моей головы. Теперь мы сможем, наконец-то, вздохнуть свободно и жить дальше счастливо, не оглядываясь назад.

*****

В оформлении обложки было использовано фото с сайта Unsplash автора Igor Stepanov с неограниченной лицензией

В оформлении обложки было использовано фото с сайта Unsplash автора Orlova Maria с неограниченной лицензией


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • Эпилог
  • Teleserial Book