Читать онлайн Последняя жертва бесплатно

Райчел Мид
Последняя жертва

Глава 1

Мне не нравятся клетки.

Мне даже никогда не нравилось ходить в зоопарк.

Когда я первый раз туда попала, я почувствовала приступ клаустрофобии, глядя на всех этих несчастных животных.

Я не смогла представить ни одно живое существо, способное так прожить.

Иногда я даже сочувствовала преступникам, осужденным на жизнь в клетке.

И конечно же я не ожидала провести свою жизнь в одной из таких.

Но в последнее время жизнь, казалось, бросала меня во много таких ситуаций, в которых я не собиралась участвовать, потому что вот она я, и я заперта.

— Эй! — закричала я, вцепившись в стальные прутья, изолировавшие меня от мира.

— Долго мне еще тут торчать? Когда мой суд? Не можете же вы держать меня в этом подземелье вечность!


Ну ладно, в общем-то это не было таким уж подземельем. Я не сидела в темноте, не было никаких ржавых цепей.

Я была внутри маленькой клетки с ровными чистыми стенами, ровным чистым полом, ну хорошо…

Здесь все было ровное.

Чистое.

Стерильное.

Холодное.

На самом деле все это выглядело куда более удручающе, чем любое затхлое подземелье.

Я кожей ощущала холодные прутья решеток, жесткие и неподатливые.

А флуоресцентное освещение придавало им такой металлический блеск, который, казалось, был слишком жизнерадостным для окружающей обстановки.

Я могла видеть только плечо человека, неподвижно стоявшего у входа в мою клетку и знала, что, вероятно, было еще 4 стража в коридоре вне моего поля зрения.

Я также знала, что никто из них не собирается отвечать на мои вопросы, что совершенно не мешало мне постоянно требовать от них ответа в течение последних двух дней.

Меня встретило привычное молчание, я вздохнула и откинулась на кровати в углу клетки.

Как и все остальное в моем новом "доме", кровать была совершенно бесцветной.

Да уж.

Я начинала по-настоящему жалеть, что меня не засунули в нормальное подземелье.

Крысы и паутина были бы хоть чем-то, на что можно было бы посмотреть.

Я посмотрела вверх и незамедлительно появилось полностью дезориентирующее чувство, которое постоянно заставало меня здесь: потолок и стены окружали меня.

Словно я не могла дышать.

Словно все в клетке сужалось, приближалось ко мне все ближе и ближе, пока места вокруг не осталось, выталкивая весь воздух.

Задыхаясь, я резко села.

"Не смотри на стены и на потолок, Роза" — приказала я себе.

Вместо этого, я посмотрела на свои сжатые в кулаки руки и попыталась понять, как я оказалась в такой ситуации.

Первоначальный ответ оказался тривиальным: кто-то обвинил меня в преступлении, которого я не совершала.

И это не было каким-нибудь мелким преступлением.

Это было убийство.

Они имели смелость обвинить меня в самом тяжком преступлении, которое морой или дампир мог совершить.

Это не означает, что я никогда не убивала прежде.

Я убивала.

Я также нарушала добрую часть правил (и даже законов).

Хладнокровного убийства, однако, не было в моем репертуаре.

И уж точно там не было убийства королевы.

То, что Королева Татьяна не была моим другом — это правда.

Она была хладнокровным, расчетливым правителем Мороев — расы живых, использующих магию вампиров, которые не убивали своих жерв ради крови.

У нас с Татьяной были тяжелые взаимоотношения по ряду причин.

Одна из них — то, что я встречалась с ее внучатым племянником, Адрианом.

Другая — мое осуждение ее политики относительно борьбы со Стригоями: злыми, не-мертвыми вампирами, которые преследовали всех нас..

Татьяна неоднократно обманывала меня, но я никогда не желала ее смерти.

Однако кто-то очевидно хотел этого и они оставили цепочку улик, ведущих именно ко мне, худшей из которых были мои отпечатки пальцев, найденные на серебреном коле, которым и убили Татьяну.

Конечно, это был мой кол, поэтому совершенно естественно, что на нем были мои отпечатки.

Но никому, кажется, не показалось это существенным.

Я снова вздохнула и вытащила небольшой скомканный лист бумаги из кармана.

Единственное, что я могла читать.

Я сжала его в руке, не имея необходимости смотреть на слова.

Я давно запомнила их.

Содержание записки заставляло меня задаваться вопросом — что я знала о Татьяне?

Оно заставляло задуматься о многих вещах.

Разочарованная своим собственным окружением, я выскользнула из него и оказалась в другом: моей лучшей подруги Лиссы.

Лисса была мороем, и мы были психически связаны. Это и позволяло мне проникать в ее сознание и видеть мир ее глазами. все морои обладали магией одной из стихий

Лисса обладала Духом, элементом, связанным с психической и целительной силой.

Это было редкостью среди Мороев, которые обычно использовали физические элементы, и мы едва понимали его способности — они были невероятны.

Она использовала Дух чтобы вернуть меня к жизни несколько лет назад, и это поспособствовало нашей связи.

Находясь в ее сознании, я не освобождалась от своего заключения, но это немного помагало мне справиться с моей проблемой.

Лисса упорно трудилась, чтобы доказать мою невиновность с тех пор, как услышала об уликах, доказывающих мою вину.

Мой кол, использованный для убийства, был только началом.

Мои оппоненты быстро напомнили всем о моей вражде с королевой и также нашли свидетеля, который дал показания о моем местонахождение в момент совершения убийства.

Эти показания лишили меня моего алиби.

Совет решил, что получил достаточно доказательств, для того, чтобы отправить меня на полноценный судебный процесс, где я получу свой приговор.

Лисса отчаянно пыталась привлечь внимание людей и убедить их, что меня подставили.

Но ее никто не хотел слушать, поскольку весь Королевский Совет мороев был занят подготовкой к роскошным похоронам Татьяны.

Смерть монарха была большим событием.

Чтобы увидеть спектакль, морои и дампиры — полу-вампиры, как я — собирались со всего света.

Еда, цветы, декорации, даже музыканты…

Полный набор.

Сомневаюсь, что свадьба Татьяны была бы такой же.

Сейчас, с такой суетой и таким количеством дел, всем было наплевать на меня.

Я была заперта на столько далеко, насколько большинство людей были в этом заинтересованны, и не могла убивать снова.

Убийца Татьяны найден.

Справедливость восторжествовала.

Дело закрыто.

Прежде чем я успела получить ясную картину окружения Лиссы, шум в тюрьме заставил меня вернуться обратно в свою голову.

Кто-то вошел в коридор и разговаривал со стражами, прося встречи со мной.

Мой первый посетитель за несколько дней.

Сердце учащенно забилось, и я прильнула к стальным прутьям, надеясь, что этот кто-то скажет мне, что все это просто ужасная ошибка.

Моим гостем был не тот, кого я ожидала увидеть.

— Старик, — сказала я устало.

— Что ты делаешь здесь?

Эйб Мазур стоял передо мной.

Как и всегда, он выглядел впечатляюще.

Была середина лета, жарко и влажно, словно мы были прямо в центре сельской Пенсильвании, но это не остановило его от того, чтобы появиться при полном параде.

Это был один из его кричащих, идеально сшитых на заказ костюмов и украшеный бриллиантами фиолетовый шелковый галстук, а так же подходящий под цветовую гамму шарф, что просто казалось лишним.

Золотые украшения сверкали на его темной коже, и он выглядел так, словно недавно подстриг свою короткую черную бороду.

Эйб был Мороем, хоть и не королевским, и имел достаточно большое влияние.

И так уж вышло, что он еще и мой отец.

— Я твой адвокат, — жизнерадостно сказал он. -

Я здесь, чтобы защищать тебя, конечно.

— Ты не адвокат, — заметила я. -

И твой последний совет не был таким уж полезным.

Это было жалкое замечание.

Эйб — несмотря на отсутствие у него юридического образования — защищал меня на моих слушаньях.

Очевидно, поскольку я была заперта и ждала суда, результаты не были значительными.

Но со всем моим одиночеством, я поняла, что он был в чем-то прав.

Ни один юрист, независимо от того насколько он был хорош, не мог бы спасти меня на слушаньях.

Мне следовало больше ему доверять по все больше увеличивающемуся ряду причин, хотя учитывая наши некрепкие отношения, я все еще не была уверена, что он этого заслуживал.

Моей самой вероятной теорией было предположение, что он не доверят королевским Мороям и чувствует отцовскую ответственность.

Именно в таком порядке.

— Мое выступление было идеальным, — возразил он.

В то время как твоя речь "если бы я была убийцей…" никак нам не помогла.

Закреплять такой образ в голове судьи — не самая умная вещь, которую ты могла бы сделать.

Я проигнорировала его колкость в мой адрес и скрестила руки на груди.

— Так что ты тут делаешь? Я знаю, что это не просто отцовский визит.

Ты никогда ничего не делаешь без причины.

— Конечно нет.

Зачем делать что-то без причины?

— Давай только без твоей умопомрачительной логики.

Он подмигнул.

— Не надо быть такой завистливой.

Если ты будешь стараться, то однажды тебе удастся перенять мои блестящие логические навыки.

— Эйб, — предупредила я.

— Заканчивай с этим.

— Ладно, ладно, — ответил он.

— Я пришел сказать, что суд могут перенести.

— Ч-что? Это же отличная новость!

По крайней мере, я так думала.

Выражение его лица говорило иное.

Последнее, что я слышала — мой суд может состояться через несколько месяцев.

Одна мысль о том, чтобы просидеть в этой камере так долго, снова заставляла меня чувствовать приступ клаустрофобии.

— Роза, ты понимаешь, что суд будет почти идентичным слушанию.

Те же улики и вердикт "виновен".

— Да, но есть же что-то, что мы можем успеть сделать до это, верно? Найти доказательства, чтобы оправдать меня?

Внезапно у меня мелькнула хорошая догадка, в чем же могла быть проблема.

— Но когда, ты говоришь, "переносится"? О каком сроке мы говорим?

— В идеале, они бы хотели сделать это после коронации нового короля или королевы.

Знаешь, как часть послекоронационного праздника.

Его тон был легкомысленным, но, так как я поймала его темный взгляд, я поняла полный смысл.

Цифры проносились в моей голове.

— Похороны на этой неделе, а выборы сразу после них…

То есть меня будут судить и признают виновной… фактически через две недели?

Эйб кивнул.

Я снова кинулась к решетке; сердце бешено колотилось.

— Две недели? Ты серьезно?

Когда он сказал, что суд переносится, я думала, что он будет через месяц.

Достаточно времени найти новые улики.

Ну и как я собиралась справиться с этой задачей? Неясно.

Теперь, у меня почти не оставалось времени.

Двух недель не достаточно, особенно учитывая такую большую активность во Дворе.

Еще недавно я негодовала на то, как много времени мне предстоит здесь пробыть.

Теперь же у меня его слишком мало, и ответ на мой следующий вопрос мог сделать все еще хуже.

— Сколько? — спросила я, пытаясь контролировать дрожь в голосе.

— Сколько времени пройдет после вынесения вердикта до того, как они… приведут приговор в исполнение?

Я все еще точно не знала, что я унаследовала от Эйба, но я точно знаю, что одна черта у нас общая: непоколебимая способность доставлять плохие новости.

— Вероятнее всего немдленно.

— Немедленно.

Я вернулась назад, почти села на кровать и почувствовала необычайный прилив адреналина.

— Немедленно? Значит…

Две недели.

Через две недели, я могу быть… мертва.

Потому что это было тем, что нависло над моей головой, в момент стало ясно: кто-то подкинул достаточно доказательств, чтобы обвинить меня.

Людей, которые убивали королеву, не сажали в тюрьму.

Они были казнены.

Всего несколько преступлений, совершенных Мороями или Дампирами влекли за собой такой вид наказания.

Мы стараемся быть цивилизованней в нашем провосудии, показывая что мы не такие кровожадные, как стригои.

Но некоторые преступления, по закону, наказываются смертью.

Некоторые люди заслуживают этого, например, убийцы.

Поскольку полное воздействие будущего упало на меня, я почувствовала дрожь и я была опасна близка к тому, чтобы заплакать.

— Это не правильно! — сказала я Эйбу.

— Это неправильно, и ты знаешь это!

— Не важно, что я думаю, — спокойно сказал он.

— Я просто констатирую факты.

— Две недели, — повторила я.

— Что мы можем сделать за две недели? Я имею ввиду… у тебя же есть некоторое влияние, верно? Или… или… ты сможешь найти что-то к тому времени? Это твоя специальность.

Я была бессвязной и знала, что звучала я истерично и отчаянно.

Конечно, это потому что я чувствовала истерику и отчаяние.

— Будет трудно добиться многого, — пояснил он.

— Совет занят похоронами и выборами.

Везде беспорядок — что и хорошо, и плохо.

Я знала о всей подготовке, наблюдая за Лиссой.

Я видела, что хаос уже назревает.

Найти какие-то улики в этой путанице будет не просто сложно.

Практически невозможно.

Две недели.

Две недели и я могу быть мертва.

— Я не могу, — сказала я Эйбу упавшим голосом.

— Я не хочу умереть таким образом.

— Да? — Он поднял брови.

— Ты знаешь, как должна умереть?

— В бою

Одна слеза потекла по щеке и я поспешно вытерла ее.

Я шла по жизни, всегда четко зная это.

Я не хочу такой смерти, не сейчас, когда это имеет слишком большое значение.

— В сражении.

Защищая тех, кого люблю.

Не… не посредством чьего-то запланированного плана.

— Это тоже своего рода борьба, — размышлял он.

— Просто не физическая.

Две недели, еще две недели.

Это плохо? Да.

Но это лучше, чем одна неделя.

И нет ничего невозможного.

Может, появятся новые улики.

Ты просто должна подождать и увидишь.

— Я ненавижу ждать.

Эта комната… она такая маленькая.

Я не могу дышать.

Она убьет меня прежде, чем палач это сделает.

— Я очень сомневаюсь в этом.

Выражение Эйба оставалось холодным, без признаков сочувствия.

Жесткая любовь.

— Ты бесстрашно сражалась с группой стригоев, а маленькую комнату выдержать не можешь?

— Дело не только в этом! Теперь мне придется ждать в этой дыре, зная, что часы тикают и остановить их нельзя.

Иногда наши силы лучше испытываются в ситуациях где нет очевидной опасности.

Иногда выжить бывает сложнее всего.

Ох, Нет.

Я стала ходить, нарезая маленькие круги в камере.

— Только не начинай со всем этим благородным дерьмом. ты сейчас говоришь как Дмитрий во время своих мудрых жизненных уроков

— Он пережил то же самое.

Он так же переживает из-за других вещей.

Дмитрий.

Я глубоко вздохнула, успокаивая себя, прежде чем ответить.

До этой путаницы с убийством, Дмитрий был самой сложной проблемой в моей жизни.

Год назад, хотя это казалось вечностью, он был моим инструктором в старшей школе, обучая меня, чтобы я стала стражем, которые защищали мороев.

Он сделал это и многое другое.

Мы влюбились друг в друга, хотя это было запрещено.

Мы управляли чувствами, как могли, даже нашли способ быть вместе.

Эта надежда исчезла, когда его обратили в стригоя.

Для меня это было ожившим кошмаром.

Потом Лисса использовала дух чтобы превратить его обратно в дампира, что было чудом в которое никто не верил.

Но, к сожалению, не все вернулось к тому состоянию, которое было до нападения стригоев.

Я посмотрела на Эйба.

— Дмитрий прошел через это, но все это повергло его в ужаснейшую депрессию! Он до сих пор не оправился.

От всего.

Весь груз злодеяний, которые он совершил, будучи Стригоем, преследовал Дмитрия.

Он не мог простить себя и твердил, что больше никогда не сможет никого любить.

Тот факт, что я начала встречаться с Адрианом не помог делу.

После нескольких бесполезных попыток, я поняла, что между мной и Дмитрием все кончено.

Я двинулась дальше, надеясь, что теперь у меня что-то получится с Адрианом.

— Правильно, — сказал Эйб сухо.

Он подавлен, но ты воплощение счастья и радости.

Я вздохнула.

— Иногда говорить с тобой, как разговаривать с самой собой: чертовски раздражает.

Есть еще какая-нибудь причина, почему ты здесь? Кроме того, что ты принес мне ужасные новости? Мне было бы лучше, если бы я ничего не знала.

Я даже не предполагала погибнуть таким образом.

Я не ожидала такого поворота событий.

Моя смерть не отмечена карандашом в календаре.

Он пожал плечами.

— Я просто хотел увидеть тебя. и те условия, в которых тебя содержат.

— Да, действительно. Я поняла.

Взгляд Эйба постоянно возвращался ко мне, пока мы говорили; не было никакого вопроса, которым я могла бы привлечь его внимание.

В нашей беседе не было ничего такого, что могло бы обеспокоить охранников. но раз за разом я замечала как он будто сканирует глазами всё окружающее — коридор, мою камеру, — все мелочи, которые казались ему интересными.

Эйб не просто так заработал репутацию Змея.

Он всегда расчетлив, всегда ищет преимущество.

Выглядит так, словно моя тяга к сумасшедшим интригам — это семейное.

— Я также хочу помочь тебе скоротать время.

Он улыбнулся и просунул через решетки парочку журналов и книгу.

Может это сможет улучшить положение вещей.

Я сильно сомневалась, что какое-то развлечение сможет скрасить мои две недели до смерти.

Журналы были о моде и прическах.

Книга была "Граф Монте-Кристо". я взяла её в руки, сгорая от желания пошутить, желания сделать хоть что-нибудь, что позволило бы уйти от настоящего.

Я видела фильм.

Твой тонкий символизм не такой уж и тонкий.

Если ты только не спрятал напильник внутри.

— Книга всегда лучше фильма. он собрался уходить

— Может в следующий раз у нас будет литературная дискуссия.

— Подожди.

Я бросила журналы и книгу на кровать.

Прежде. чем ты уйдешь… во всем этом хаосе, никто никогда не сможет разобраться, кто на самом деле убил ее.

Когда Эйб мне не ответил, я бросила на него злобный взгляд.

— Ты веришь, что я не делала этого, правда? — все, что я знала, он действительно думал, что я виновна и в любом случае он просто пытался помочь.

Это не зависит от характера.

— Я верю, что моя милая дочь способна на убийство, — наконец сказал он.

Но не в этот раз.

— Тогда кто это сделал?

— Это, — сказал он, уходя, — то, над чем я работаю.

— Но ты только что сказал, что у нас нет времени! Эйб!

Я не хотела, чтобы он уходил.

Не хотела оставаться наедине со своим страхом.

— Этого нельзя исправить!

— Просто помни, что я сказал в зале суда, — ответил он.

Он исчез из поля моего зрения, и я села на кровать, думая о том дне в суде.

В конце слушания он с уверенностью сказал, что меня не казнят.

Или даже, что будет суд.

Эйб Мазур не был тем, кто бросает слова на ветер, но я начала думать, что даже у него есть пределы, тем более теперь времени у нас было намного меньше.

Я снова вытащила смятую бумажку и раскрыла ее.

Мне передал ее в зале суда Эмброуз — слуга и любовник Татьяны.

Роза,

Если ты это читаешь, значит случилось что-то ужасное.

Ты, скорее всего, меня ненавидишь, и я не виню тебя.

Я могу только просить чтобы ты поверила, что принятый мною закон о возрасте был лучшим для твоего народа, чем то, что задумывали другие.

Есть некоторые морои, которые хотят заставить прислуживать всех дампиров, хотят они того или нет, с помощью принуждения.

Закон о возрасте приостановил их.

Однако, я пишу тебе с тайной и ты должна сохранить ее, поделись этой тайной как можно с меньшим количеством людей.

Василиса должна потребовать место в совете и ей должны предоставить его.

Она не последняя из Драгомиров.

Есть еще один незаконно рожденный ребенок Эрика Драгомира.

Я больше ничего не знаю, но если ты его найдешь, ты дашь Василисе власть, которую она заслуживает.

Несмотря на твои ошибки и характер, ты единственная, кто сможет выполнить это задание.

Не трать время зря.

Татьяна Ивашкова.


Слова не изменились после тех сто раз, которые я читала это письмо, равно как и вопросы, которые возникли после прочтения.

Была ли эта записка настоящей? Действительно ли Татьяна написала ее? Неужели со всем своим враждебным отношением ко мне, она доверила мне эту важную тайну? Существует двенадцать королевских семей которые правят мороями, но судя по их намерениям и целям, для них лучше чтобы в совете было одиннадцать семей.

Лисса была последней представительницей семьи Драгомиров, а моройский закон гласит, что она не имеет права находиться в совете, следовательно не может повлиять на решение совета своим голосом. ряд довольно нехороших законов уже был принят, и, если то, что сообщала записка, было правдой, таких законов будет будет принято ещё больше.

Лисса могла оспорить эти законы. Некоторым людям не нравилось это, людям, которые уже продемонстрировали свою готовность убивать.

Еще один Драгомир.

Еще один Драгомир означало, что Лисса может голосовать.

Еще один голос на совете может изменить многое.

Это может изменить мир Мороев.

Это может изменить и мой мир, например, буду ли я признана виновной или нет. и, конечно, это изменило бы и мир Лиссы. всё это время она полагала, что одинока.

Тем не менее… я терялась в догадках, сможет ли Лисса принять своего сводного брата. и если я смогла смириться с тем, что мой отец — негодяй, то Лисса, возводя своего на пъедестал, искренне верила, что он — лучший. эта новость шокировала бы её, и хотя я всю жизнь провела, пытаясь охранять её от угроз физических, мне пришло в голову, что кроме них существуют и другие опасности, в защите от которых она нуждалась не меньше. но сначала мне нужна была правда.

Я должна знать, действительно ли эта записка была от Татьяны. я была абсолютно уверена, что смогу это выяснить, но в таком случае подразумевалось, что мне придётся сделать кое-что неприятное. хотя, почему бы и нет?. разве у меня есть другое занятие?

Поднявшись с кровати, я повернулась спиной к решетке и уставилась на стену, сосредотачиваясь на ней.

Поддерживая себя, помня что я достаточно сильная чтобы держать контроль, я опустила ментальные барьеры, которые всегда подсознательно держала вокруг своего сознания. энергия вырвалась из меня, как воздух из шарика.

И внезапно, я была окружена призраками.

Глава 2

Как всегда, это дезориентировало.

Лица, прозрачные и люминесцентные, колебались вокруг меня.

Они тянулись ко мне, клубясь, будто облако, и всем им было очень надо о чем-то сообщить мне.

И что в действительности они, вероятно, и делали.

Привидения, застрявшие в этом мире, не знали покоя, души, которые не могли продолжить свой путь по разным причинам.

Когда Лисса вернула меня из мертвых, у меня сохранилась связь с их миром.

Мне пришлось много работать, учиться контролировать себя, чтобы блокировать фантомы, преследовавшие меня.

В общем-то магические кольца, защищающие Моройский Двор, в большинстве случаев изолировали меня от призраков, но сейчас они были мне нужны.

Призывать их, подпускать к себе было… ну скажем, опасно.

Но что-то говорило мне, что среди мятежных духов могла бы оказаться и королева, убитая в собственной постели.

Я не видела знакомых лиц среди этой группы, но не оставляла надежду.

"Татьяна," — пробормотала я, стараясь мысленно сосредоточится на лице умершей королевы.

"Татьяна.

Приди ко мне."

Когда-то у меня легко получилось вызывать духа, моего друга Мэйсона, который был убит стригоем.

С Татьяной я не была близка, как с Мэйсоном, хотя связь определенно была.

В течении какого-то времени ничего не происходило.

Те же самые размытые лица циркулировали передо мной и я начала терять надежду.

Затем, неожиданно, она появилась.

Она стояла одетая в то, в чем была убита, в длинную ночную рубашку и одежда была в крови.

Ее цвета были приглушенными.

Мерцала, как плохо работающий экран телевизора.

Однако, корона на голове и королевская стать создавали все ту же величественную ауру вокруг нее.

Появившись, она не произнесла ни слова и ничего не сделала.

Она просто пристально посмотрела на меня, ее темный взгляд практически пронзал мою душу.

Клубок эмоций напрягся у меня в груди.

Вспыхнула внутренняя реакция, которая сопровождала меня при виде Татьяны — гнев и возмущение.

Затем, пришла удивительная волна сочувствия.

Ничья жизнь не должна заканчиваться таким образом.

Я колебалась, опасаясь, что стража услышат меня.

Так или иначе, у меня было ощущение, что громкость моего голоса не имеет значения, и никто из них не мог увидеть то, что видела я.

Я достала записку.

— Вы написали это? — выдохнула я.

— Это правда? — Она продолжала смотреть.

Призрак Мейсона вел себя аналогично.

Вызвать мертвого — это было одно, а общение с ними совсем другое дело.

— Я должна знать.

Если есть другой Драгомир, я найду его.

Не будем брать во внимание тот факт, что в моем положении, я не в состоянии найти кого-либо или что-либо.

— Но вы должны сказать мне.

Вы написали эту записку? Это правда?

Ответом мне был только пристальный взгляд.

Мое отчаяние росло и давление всех этих призраков начало вызывать головную боль.

Очевидно, мертвой, Татьяна была столь же раздражающей, как и при жизни.

Я уже собиралась вернуть свои барьеры назад и прогнать призраков, когда Татьяна сделала небольшое движение.

Это был крошечный кивок, едва заметный.

Ее тяжелый, пристальный взгляд сместился вниз на записку в моих руках, и вдруг, ни с того ни с сего, она исчезла.

Я вернула свои барьеры назад, использовав всю свою волю, чтобы блокировать себя от умерших.

Головная боль не прошла, зато исчезли лица.

Я рухнула на кровать и уставилась на записку, не видя её.

Я получила ответ.

Записка была настоящей.

Татьяна написала её.

Так или иначе, я сомневалась, что ее призрак имел причины лгать.

Вытягиваясь, я положила свою голову на подушку и ждала когда ужасная пульсация покинет ее.

Я закрыла глаза и воспользовалась духовной связью, чтобы вернуться и посмотреть, чем занята Лисса.

Начиная с моего ареста она была занята, защищая и доказывая мои интересы, таким образом, я ожидала обнаружить ее за тем же занятием.

Вместо этого она… покупала платье.

Я почти обиделась на легкомыслие моей лучшей подруги, пока не поняла, что она выбирает платье для похорон.

Она была в одном из магазинов находящихся на территории Двора, которые обслуживали королевские семьи.

К моему удивлению, Адриан был с ней.

Видеть его такое знакомое, красивое лицо успокаивало некоторые мои страхи.

Быстрое сканирование ее разума подсказало мне, почему он здесь: она уговорила его быть рядом, потому что не хотела оставлять его одного.

Я могла понять, почему.

Он был совершенно пьян.

Это было удивительно, что он мог стоять, и фактически, я очень сильно подозревала, что стена, к которой он прислонился, была всем, что держит его.

Его каштановые волосы были в беспорядоке — и не в целенаправленном, в каком он обычно их держал.

Его темно-зеленые глаза были налиты кровью.

Как и Лисса, Адриан был пользователем духа.

Он имеет способности, которых еще нет у нее; он может посещать чужие сны.

Я ожидала, что он придет ко мне в моем сне после моего заключения, но это объясняет, почему он не пришел.

Алкоголь притупляет дух.

В некоторой степени, это было хорошо.

Чрезмерное использование духа имеет побочный эффект — тьму, которая может свести пользователя духа с ума.

Но провести жизнь в постоянном опьянении, тоже не было разумно.

Наблюдение за ним глазами Лиссы вызвало эмоциональное замешательство, почти такое же сильное, как то, что я испытывала с Татьяной.

Я ужасно поступила с ним.

Он был явно обеспокоен и расстроен из-за меня, и поразительные события последней недели огорошили его так же сильно, как и всех нас.

Он также потерял свою тетю, о которой, несмотря на ее бесцеремонное отношение, он заботился.

И все же, несмотря на все это, я чувствовала… пренебрежение.

Это было несправедливо, возможно, но я не могла помочь ему.

Я очень сильно беспокоилась о нем и понимала его огорчение, но были и лучшие способы справиться с его потерей.

Его поступки были почти трусливыми.

Он прятался от своих проблем на дне бутылки, что противоречило всем чертам моего характера.

Я? Я не собиралась позволить своим проблемам победить без борьбы.

"Бархат", владелица магазина сказала Лиссе с уверенностью.

Морщинистая моройка подняла объемное, с длинными рукавами платье.

"Бархат является традиционным в королевском эскорте".

Наряду с остальной частью фанфар, у похорон Татьяны был бы церемониальный эскорт, идущий рядом с гробом с представителем каждой семьи.

Очевидно, никто не возражал, что Лисса исполняет эту роль для ее семьи.

Но голосование? Это было другое дело.

Лисса осмотрела платье.

Оно было больше похоже на костюм для Хеллоуина, чем на платье для похорон.

— На улице девяносто градусов, — сказала Лисса. (прим. перевод.: 90 градусов по фарингейту = 32 градуса по цельсию).

— И влажно.

— Традиции требуют жертв, — сказала женщина мелодрамматично.

— Как и трагедия.

Адриан открыл рот, несомненно для неуместного и насмешливого комментария.

Лисса дала ему подзатыльник, который заставил его остаться тихим.

— А нет ли у вас, я не знаю, варианта без рукавов?

Глаза продавщицы расширились.

"Никто никогда не одевал платье на бретелях на королевские похороны"

Это было бы неправильно.

— Как насчет шорт? — спросил Адриан

Они хорошо сочетаются с галстуком? Поскольку именно так я собираюсь идти.

Женщина посмотрела в ужасе.

Лисса бросила на Адриана презрительный взгляд, не столько из-за замечания — которое она сочла мягко говоря забавным — а потому что она также чувствовала отвращение к его постоянному состоянию опьянения.

"Ну, никто не относится ко мне как к полноценной королевской особе", сказала Лисса возвращаясь к платьям.

Не вижу никаких причин вести себя так, словно я одна из них и сейчас.

Покажите мне что у вас есть на бретелях и с короткими руковами."

Продавщица поморщилась, но подчинилась.

У нее не было проблем с консультирование членов королевских семей по вопросам моды, но она не осмелится приказывать им делать или носить что-либо.

Это была часть классового распределения нашего мира.

Женщина пошла через магазин, чтобы найти требуемые платье, в тот же момент, когда бойфренд Лиссы и его тётя вошли в магазин.

Я думала, что Кристиан Озера был тем, кто мог бы как-нибудь повлиять на Адриана.

Сам факт того, что я могла так думать был поразительным.

Определенно, времена, когда я считала Кристиана образцом для подражания, сильно изменились.

Но это было правдой.

Я видела Кристиана глазам Лиссы на прошлой неделе, и он был стойким и преданным, делал все, что было в его силах, чтобы помочь ей справиться с моим арестом и смертью Татьяны.

По выражению его лица было очевидно, что у него определенно есть чем поделиться.

Его тетя, Таша Озера, была открытым человеком и находкой в отношении силы и достоинства, ведь она оказалась в затруднительных обстоятельствах.

Она воспитывала его после того как его родители превратились в Стригоев и напали на нее, теперь Таша живет со шрамами на одной стороне ее лица.

Морои всегда полагались на стражей, защищавших их, но после этого нападения, Таша решила взять дело в свои руки.

Она научилась бороться, изучила все виды рукопашного боя и с оружием.

Она обладала по-настоящему крутым нравом и настаивала на важности обучения остальных Мороев.

Лисса опустила платье, которое она рассматривала, и нетерпеливо повернулась к Кристиану.

После меня, он был единственным, кому она доверяла больше всего в мире.

Он был ее опорой все это время.

Он осмотрел магазин.

Не показывая сильного волнения в окружении платьев.

"Вы, ребята, ходите по магазинам?",спросил он, переводя взгляд с Лиссы на Адриана.

"Впали в детство?"

"Эй, тебе бы тоже было полезно сменить гардероб" — заметил Адриан.

Кроме того, я уверен, ты отлично смотришься в коротком топе".

Лисса проигнорировала шутки парней и сосредоточилась на Озера.

"Что вы узнали?"

"Они решили не принимать решения", сказал Кристиан.

Его губы искривились в усмешке.

— Ну, не все наказания приводятся в исполнение.

Таша кивнула.

— Мы пытаемся продвигать теорию, о том, что он просто подумал, что Роза была в опасности и он вскочил прежде, чем понял, что происходит на самом деле.

Мое сердце остановилось.

Дмитрий.

Они говорили о Дмитрии.

На мгновение, я больше не была с Лиссой.

Я больше не была в своей камере.

Вместо этого я переметилась в день моего ареста.

Я спорила с Дмитрием в кафе, ругая его за длительный отказ разговаривать со мной, уже не говоря о продолжении наших отношений.

Я тогда решила, что если с ним все кончено, что было абсолютной правдой, я не позволю ему и дальше разбивать мое сердце.

Это было, когда стражи пришли за мной, и не важно, что Дмитрий заявил о том, что после прибывания им в состоянии стригоя он был больше не способен любить. Он молниеносно отреагировал в мою защиту.

Мы были в безнадежном меньшинстве, но его это не заботило.

Один взгляд на его лицо — и мое сверхъестественное понимание его — сказали мне все, что мне было необходимо знать, я столкнулась с угрозой.

Он должен был защитить меня.

И он защищал меня.

Он сражался, как бог, словно мы снова вернулись в Академию Святого Владимира, где он учил меня бороться против стригоев.

Тогда в кафе, он вывел из строя куда больше стражей, чем был способен один человек.

Единственная вещь, которая остановила это — и я действительно верю, что он боролся бы до последнего вздоха — было мое вмешательство.

Я не знала в то время, что происходит и почему множество стражей хотели арестовать меня.

Но я поняла, что Дмитрий был в серьезной опасности причинить вред его и без того хрупкому положению при дворе.

Возвращение из стригоев было немыслимым и многие все еще не доверяли ему.

Я умоляла Дмитрия остановится, больше боясь о том, что случится с ним, чем со мной.

Я знала, малая часть того, что там произошло было сделано из-за меня.

Он пришел на мое слушание — под охраной, но ни Лисса ни я не видели его с тех пор.

Лисса упорно трудилась, чтобы очистить его от любых правонарушений, боясь, что его запрут снова.

А я? Я пыталась убедить себя не думать о том, что он сделал.

Мой арест и потенциальная казнь имеют преимущественную силу.

И тем не менее… я до сих пор спрашиваю себя.

Почему он сделал это? Почему он рисковал своей жизнью ради меня? Была ли эта инстинктивная реакция на угрозу? Он сделал это для Лиссы, которой поклялся в верности, за ее участие в его освобождении? Или он действительно сделал это, потому что у него все еще есть чувства ко мне? Я до сих пор не знаю ответа, но видя его таким, неистовым Дмитрием из моего прошлого, во мне вспыхнули чувства, которые я так отчаянно пыталась подавить.

Я пыталась убедить себя, что на то, чтобы прийти в себя после этих отношений нужно время.

То, что чувства еще сохранились, было вполне естественно.

К сожалению, это заняло больше времени, чтобы вернуть своего парня, когда он бросился в опасность из-за вас.

Несмотря на это, слова Кристина и Таши дали мне надежду относительно судьбы Дмитрия.

В конце концов, я не была единственной на грани жизни и смерти.

А те, кто был убежден, что Дмитрий все ещё стригой, хотели увидеть кол в его сердце.

— Они снова держат его в заключении, — сказал Кристиан.

— Но не в камере.

Просто в его комнате, с парой стражей. Они не дадут ему покинуть пределы Двора пока все не уляжется.

— Это лучше, чем тюрьма, — признала Лисса.

— Это все равно абсурд, — возмутилась Таша, больше для себя, чем для других.

Она и Дмитрий были близки на протяжении многих лет, и когда то она хотела вывести эти отношения на новый уровень.

Она согласилась на дружбу, и её возмущение по поводу несправедливости по отношению к нему было также сильно как и наше.

— Они должны были отпустить его, как только он снова стал дампиром.

Как только пройдут выборы, я собираюсь удостовериться, что он свободен.

— И вот что странно… — голубые глаза Кристиана задумчиво сузились.

— Мы слышали, что Татьяна сказала другим, прежде чем она… прежде чем она.. — Кристиан заколебался и с беспокойством взглянул на Адриана.

Пауза была не характерна для Кристиана, который обычно говорил все, что думал.

— Прежде, чем она была убита, — решительно закончил Адриан, ни на кого не смотря.

— Продолжай.

Кристиан сглотнул.

— Эм, да, я думаю — не публично — она признала, что верит, в то что Дмитрий снова стал дампиром.

Ее план состоял в том, что бы помочь ему заработать больше доверия, пока другие вопросы не решатся.

"Другими вопросами" был закон о возрасте, упомянутый в записке Татьяны, гласящий о том, что дампир, достигший шестнадцатилетия должен закончить обучение и встать на защиту мороя.

Это привело меня в бешенство, впрочем как и много других вещей… хорошо, это было отчасти сдерживаемым.

Адриан издал странный звук, как будто бы прочищая горло.

— Она этого не сделала.

Кристиан пожал плечами.

— Многие из ее советников говорят, что сделала.

Это слух.

— Мне тоже нелегко поверить этому, — сказала Таша Адриану,

Она никогда не одобряла политики Татьяна и решительно выступала против множество раз.

Все же недоверие Адриана не было политическим.

Он вырос среди идей, которые постоянно выдвигала его тетя.

Она никогда не давала никаких указаний, о том, чтобы помочь Дмитрию восстановить его старый статус.

Адриан воздержался от дальнейших комментариев, но я знала, что эта тема разжигала искры ревности в нем.

Я сказала ему, что Дмитрий в прошлом и что я готова была идти дальше, но Адриан — как и я — должно быть, несомненно задавался вопросом о мотивах галантной защиты Дмитрия.

Лисса начала размышлять о том, как бы они могли вытащить Дмитрий из под домашнего ареста, когда вернулась продавщица с охапкой платьев, которые она явно не одобряла.

Закусив губу, Лисса замолчала.

Она оставила обсуждение ситуации Дмитрия, чтобы заняться этим позже.

Вместо этого она устало подготовилась примерять одежду и играть роль хорошей маленькой королевской девочки.

Адриан оживился при виде платьев.

"По какому поводу там?"

Я вернулась в свою камеру, обдумывая проблемы, которые только, казалось, продолжали накапливаться.

Я была так же обеспокоена по поводу Адриана и Дмитрия.

Я беспокоилась о себе.

Я так же беспокоилась о так называемом потерянном Драгомире.

Я начинала верить в реальность этой истории, но я ничего не могла сделать и это расстраивало меня.

Я должна была принять меры, чтобы помочь Лиссе.

Татьяна сказала мне в своем письме быть осторожной с теми, кому я расскажу об этом.

Должна ли я была поручить эту миссию кому то еще? Я хотела взять на себя ответственность за нее.

Но решетки и удушающие стены вокруг, говорили, что я не могу взять ответственность не только за чью-либо жизнь, но и за свою.

Две недели.

Нуждаясь в дальнейшем отвлечении, я сдалась и начала читать.

Книга Эйба, которая рассказывала о несправедливом лишении свободы, которое я тоже испытывала.

Это довольно хорошо давало мне понять, что если даже я и фальсифицирую свою смерть, я все равно не смогу выйти отсюда.

Книга неожиданно всколыхнула старые воспоминания.

Холод спускался по позвоночнику, когда я вспомнила про предсказание карт Таро, которое дала мне моройка по имени Ронда.

Она была тетей Эброуза, и на одной из карт, которую она вытянула для меня, была женщина, привязанная к мечам.

Несправедливое лишение свободы.

Обвинение.

Клевета.

Проклятье.

Я действительно начинала ненавидеть эти карты.

Я всегда настаивала, что это жульничество, но все таки у них была раздражающая склонность сбываться.

Предсказание показало поездку, но куда? Настоящая тюрьма? Моя казнь?

Вопросы не имеющие ответа. Добро пожаловать в мой мир.

Из вариантов, которые у меня оставались, я полагала, что могу немного отдохнуть.

Расстянулась на койке.

Я попыталась отодвинуть постоянные заботы.

Это не легко.

Каждый раз, закрывая глаза, я видела судью, стучавшего молотком, приговаривавшего меня к смерти.

Я видела свое имя в книгах по истории. Не как героя, а как изменника.

Лежа, задыхаясь от собственного страха, я думала о Дмитрии.

Я представила его пристальный взгляд и почти могла слышать его, читающего мне лекцию.

Не беспокойся о том, что ты не можешь изменить.

Отдыхай, когда можешь так, чтобы быть готовым к завтрашнему сражению.

Воображаемые советы успокоили меня.

Пришедший сон оказался тяжелым и глубоким.

Я многое испытала на этой неделе, поэтому заслуженный отдых только приветствовался.

Потом… я проснулась.

Я резко села, мое сердце бешено колотилось.

Оглядываясь кругом, я искала опасность — любую угрозу, которая могла бы испугать меня из этого сна.

Не было ничего.

Темнота.

Тишина.

Слабый скрип стула из коридора подсказал мне, что мои охранники все еще были на месте.

Связь, поняла я.

Связь разбудила меня.

Я почувствовала резкую, интенсивную вспышку… чего? Напряженность.

Тревога.

Прилив адреналина.

Паника мчалась через меня и я нырнула в сознание Лиссы, пытаясь найти то, что вызвало такой всплеск эмоций от нее.

То, что я нашла, было… ничего.

Связь пропала.

Глава 3

Ну, не то чтобы совсем исчезла. Померкла.

Случилось что-то вроде того, как когда она вернула Дмитрия обратно, сделав дампиром.

Магия была настолько сильна, что это "выжгло" нашу связь.

Но сейчас не было никакого взрыва магии.

Это было так, как если бы она преднамеренно игнорировала меня.

Как и прежде, я все еще чувствовала Лиссу: она была жива; с ней все было в порядке.

Так что же не позволяло мне чувствовать ее лучше? Она не спала, потому что я чувствовала ее опасение, испытываемое за стеной.

Присутствие духа прятало ее от меня и… это делала она.

Что за черт? Я точно знала, что наша связь работает только в одну сторону.

Я могу ее чувствовать, она меня — нет.

Так же я могла контролировать вход в ее мысли.

Почти всегда, я пыталась не попадать в них (за исключением времяпровождения в тюрьме), пытаясь защитить ее личную жизнь.

Лисса не могла этого контролировать, и иногда это приводило ее в бешенство.

Иногда, она использовала свою силу, чтобы закрыть себя от меня, но это было редко, трудно, и требовало значительных усилий с ее стороны.

Сегодня у нее это получалось, и я могла чувствовать, как тяжело ей это дается.

Держать меня вдали от ее мыслей было нелегко, но она справлялась.

Конечно, меня не заботило, как она это делает.

Я хотела знать, почему.

Вероятно, это был худший день моего заключения.

Страх за себя — одно дело.

Но за нее? Это было мучительно.

Если бы это была моя жизнь или ее, я действовала бы без колебаний.

Я должна была знать что происходит.

Узнала ли она что-нибудь? Решил ли Совет представить меня суду и казнить? Старается ли она защитить меня от этих новостей таким образом? В конце концов, чем чаще она использует дух, тем больше подвергает опасности свою жизнь.

Эта мысленная стена требовала много магии.

Но почему? Почему она берет на себя такой риск? Поразительно, на сколько сильно я хотела дотянуться до нашей связи сейчас.

Правда, я не всегда с удовольствием принимала чьи-то мысли в моей голове.

Ее мысли, несмотря на то, что я научилась их контролировать, иногда вторгались в мое сознание тогда, когда я не могла этого преодолеть.

Сейчас, ничто из этого не было важным, разве что ее безопасность.

Отсутствие связи походило на то, как-будто в тебе отсутствовала часть тела.

Весь день я пробовала войти в ее мысли.

Каждый раз, она не пускала меня.

Это было невыносимо.

Ко мне никто не приходил, да и книга с журналами давно потеряли свою привлекательность для меня.

Ощущение, будто я животное в клетке, снова вернулось ко мне, и я провела немало времени, крича на моих охранников — безрезультатно.

Похороны Татьяны были назначены на завтра и часы громко тикали, напоминая о приближении моего суда.

Наступило время сна, и стена в нашей связи наконец дала трещину, так как Лисса отправилась спать.

Связь между нами была устойчивой, но ее мысли были закрыты даже в бессознательном состоянии.

Я не нашла там никаких ответов.

Оставшись ни с чем, я пошла спать, гадая, буду ли я снова отрезана от нее утром.

Этого не произошло.

Она и я были связаны снова, и я смогла посмотреть на мир ее глазами еще раз.

Лисса встала, было раннее утро, она готовилась к похоронам.

Я не видела и не чувствовала никаких причин того, почему я была заблокирована ранее.

Она позволила мне вернутся в ее мысли, как обычно.

Я почти задавалась вопросом, вообразила ли я себе потерю связи с ней.

Нет… что-то там все-таки было.

Едва-едва.

В ее сознании, я ощутила, что есть мысли, которые она все еще скрывает от меня.

Они были скользкими.

Каждый раз, когда я пыталась ухватиться за них, но они ускользали от меня.

Меня поразил тот факт, что она все еще могла пользоваться магией, не подпуская меня к ним, и, видимо, вчера она заблокировала меня намеренно.

Что происходит? С какой стати ей нужно что-то от меня скрывать? Что я могла сделать, запертая в этой дыре? Мое беспокойство снова росло.

Что такого ужасного, о чем я не должна знать? Я смотрела, как Лисса готовилась и не видела ничего, что могло посужить признаком ну хоть чего-нибудь необычного.

Платье, которое она в конце концов выбрала имело длинные рукава и доходило ей до коленей.

Черное, конечно.

Вряд ли это было клубное платье, но она знала, что у некоторых брови полезут наверх.

При других обстоятельствах, это привело бы меня в восторг.

Волосы она оставила распущенными и глядя на свое отражение в зеркале, она могла видеть, как резко они контрастировали с черным цветом платья.

Кристиан встретил Лиссу снаружи.

Он привел себя в порядок, ну и мне следовало признать, что видеть его в костюме и рубашке с галстуком было… ну… непривычно.

Он выгладил стрелки на пиджаке, а на его лице было выражение из нечеткой смеси беспокойства, таинственности и обычного для него ехидства.

Когда он увидел Лиссу, его лицо мгновенно изменилось, превращаясь в сияющее и проникнутое благоговением, как и всегда когда он смотрел на нее.

Он одарил ее не большой улыбкой и заключил в недолгие объятия.

Его прикосновение принесло ей чувство удовлетворения и комфорта, ослабив ее беспокойство.

Они недавно сошлись обратно после разрыва и это время было мучительным для них обоих.

"Все будет хорошо", пробормотал он, беспокойство вновь отразилось на его лице.

— Это сработает.

Мы можем сделать это».

Она ничего не ответила, но, прежде чем отступить, сжала его руку.

Ни один из них не говорил, они шли в начало похоронной процессии.

Я решила, что это подозрительно.

Она взяла его за руку и почувствовала его поддержку.

Церемония похорон Моройского монарха не менялась веками, не зависимо находился Королевский Двор в Румынии или в новом месте в Пенсильвании.

Это было в стиле Мороев.

Они смешивали традиционное с современным, магию с технологией.

Гроб королевы пронесут от дворца через весь двор до Собора по всем правилам этой церимонии.

Там, группа избранных войдет для мессы.

После службы Татьяна будет похоронена на церковном кладбище. Ее место находиться рядом с другими правителями и членами королевских семей.

Найти ее могилу будет легко.

Столбы с натянутыми красными и черными шелковыми знаменами, отметили каждую сторону.

Там где будут проносить гроб, земля будет усыпана лепестками роз.

Вдоль дороги будут толпиться люди, надеясь взглянуть на их прежнюю королеву.

Многие морои прибыли из далека. Некоторые, что бы увидеть похороны, а некоторые, что бы увидеть выборы нового правителя, которые должны состояться в течении ближайших двух недель.

Эскорт королевских семей, большинство из которых было одето в тот черный бархат, который предлагала женщина в магазине — уже направился в здание дворца.

Лисса остановилась с наружи, что бы расстаться с Кристианом, так как он не мог представлять свою семью на таком важном событии.

Она заключила его в крепкие объятия и легко поцеловала.

Когда они отошли, блеск в его голубых глазах таил секрет, не доступный для меня.

Лисса проталкивалась сковозь толпу у входа, пытаяясь найти отправную точку процесии.

Здание не было похоже на дворцы и замки древней Европы.

Величественный каменный фасад и высокие окна соответствовали остальным постройкам суда, но его отличало несколько особенностей: высота и широкие ступени из тонкого мрамора.

Кто-то дернул Лиссу за руку, остановив ее, и она чуть не столкнулась с пожилым Мороем

«Василиса?» Это была Даниэлла Ивашкова, мать Адриана.

Даниэлла не была такой плохой, как члены королевских семей, и она на самом деле хорошо относилась к нашим с Адрианом отношениям — или, по крайней мере, относилась раньше, прежде чем я была обвинена в убийстве. Одобрение Даниэллы было больше из пунктика — она верила, что мы с Адрианом разойдемся в любом случае, как только меня назначат стражем.

Даниэлла так же убедила одного из ее кузенов, Дэймона Таруса, быть моим адвокатом — предложение, которое я отклонила, выбрав взамен Эйба представлять меня.

Я все еще не была полностью уверенна, что приняла лучшее решение, но оно вероятно запятнало меня в глазах Даниэллы, о чем я сожалела.

Лисса нервно улыбнулась

Она стремилась присоединиться к процессии и покончить со всем этим.

«Привет», сказала она.

Даниэлла была одета в полный черный бархат и даже маленькие алмазные заколки сияли в ее темных волосах.

Беспокойство и волнение отражались на ее привлекательном лице.

— Ты видела Адриана? Я нигде не могу его найти.

Мы проверяли его комнату.

"Оу", Лисса отвела глаза.

"Что?" Даниэлла почти трясла ее.

— Что ты знаешь?

Лисса вздохнула.

— Я не уверенна, где он находится сейчас, но я видела его прошлой ночью, когда он возвращался с вечеринки.

Лисса колебалась, так как она была слишком смущенна, чтобы сказать все остальное.

— Он был… в самом деле пьян.

Сильнее, чем я когда либо видела.

Он ушел с какими-то девушками и я не знаю.

Мне жаль, леди Ивашкова.

Он, наверное… ну, где-нибудь отключился.

Даниэлла развела руки и я разделяла ее тревогу.

— Я надеюсь, никто не заметит, что его нет.

Возможно, мы можем сказать, что он преодолевает горе.

Так много всего происходит.

Конечно, никто не заметит.

Ты скажешь им, так?

Скажешь, как он был расстроен.

Мне нравилась Даниелла, но это королевская одержимость начинала реально меня раздражать

Я знала она любила своего сына, но, казалось, ее основная задача здесь была не почтить память Татьяны, а беспокоится о том, что остальные подумеют о нарушении протокола.

— Конечно — сказала Лисса.

— Мне бы не хотелось… ну, я не хочу, чтобы это всплыло.

— Спасибо тебе

А сейчас иди.

Даниелла указала на двери, все еще кажущейся обеспокоенной.

— Вы должны занять свое место

К удивлению Лиссы, Даниэлла нежно похлопала её по руке.

— И не нервничайте.

Вы все сделаете правильно.

Просто сохраняй спокойствие.

Стражи стоявшие в дверях признали Лиссу, как имевшую доступ, и позволили ей войти.

Там, в фойе, был гроб Татьяны.

Лисса замерла расстерявшись, и чуть не забыла что она там делает.

Один только гроб был произведением искусства.

Он был сделан из мерцающего черного дерева, отполированного до блеска.

Картины из тщательно продуманных сцен в саду, в ярких металлических цветах каждого оттенка украсили каждую сторону.

Золото блестело всюду, включая шесты, за которые будут держать носильщики

Эти шесты были украшены лиловыми розами.

Казалось, что шипы и листья будут мешать носильщикам во время процессии, но это была их проблема.

Внутри, на ложе из лиловых роз, лежала Татьяна

Это было странно.

Я все время видела трупы.

Черт, я их создавала.

Но видеть сохраненное тело, лежащее мирно и спокойно… ну, это было жутко.

Это было странно для Лиссы, даже слишком, тем более что ей не приводилось иметь дело со смертью так часто, как это делала я.

Татьяна была одета в переливающееся шелковое платье, которое было темно-пурпурным — традиционный цвет для королевского захоронения.

Длинные рукава платья были украшены сложным узором из мелкого жемчуга.

Я часто видела Татьяну в красном — цвете, ассоциирующемся с семьей Ивашковых — и я была рада традиции захоронения в пурпурном.

Красное платье было бы слишком сильным напоминанием кровавых картин, что я видел на своем слушании, картины, которые я пыталась блокировать.

Нити драгоценных камней и жемчуга обвивались вокруг ее шеи, а золотая корона инкрустированная алмазами и аметистами покоилась на ее седых волосах

Кто то хорошо поработал над макияжем Татьяны но даже это не смогло скрыть ее бледность.

Морои обладали естественной бледностью.

Когда они умирали их кожа становилась белой как мел, как у стригоев.

Эта яркая картина ударила прямо в глаза Лиссы, она немного заколебалась в своем чувстве и отвела взгляд.

Аромат роз заполнил воздух, но был намек на запах разложения, смешанного с этой сладостью.

Похоронный распорядитель нашел Лиссу и сказал куда ей согласно обычаю нужно встать после первого оплакивания.

Резкие слова вернули Лиссу к действительности и она встала с пятью другими членами королевских семей справа у гроба.

Она старалась не смотреть на тело королевы, и направила свой взгляд в другую сторону.

Вскоре показались носильщики, они подняли свою ношу, держась за украшенные розами шесты, возложили гроб на свои плечи и медленно вынесли его к ожидающей толпе.

Все носильщики были дампирами.

Они были в строгих костюмах, это озадачило меня сначала, но потом я поняла, что они все были стражами Двора — кроме одного.

Эмброуз.

Он выглядел как всегда великолепно и смотрел прямо перед собой, выполняя свое трудное дело, лицо пустое и невыразительное.

Я задавалась вопрос, оплакивал ли Эмброуз Татьяну

Я была так зациклена на своих собственных проблемах, что забыла, что жизнь была потеряна здесь, жизнь, которую многие любили.

Эмброуз защищал Татьяну, когда я злилась на нее за закон о возрасте.

Наблюдая за ним глазами Лиссы, я хотела оказаться там, чтобы поговорить с ним лично.

Он должен знать больше о письме, которое он передал мне в зале суда.

Конечно он не был просто мальчиком посыльным.

Процессия двинулась вперед, оборвав мои размышления о Эмброузе.

Впереди гроба шли другие церемониальные люди.

Члены королевской семьи в тщательно продуманной одежде, создавали блестящую демонстрацию

Стражи одетые в форму, несущие знамена.

Позади шли музыканты с флейтами и играли печальные мелодии.

В свою очередь Лисса была очень хороша в публичных выступлениях и управляла движением в медленном, величественном темпе с элегантностью и изяществом, спокойно и уверенно глядя вперед.

Конечно, я не могла видеть за пределами ее тела, но было очевидно, что зрители видели.

Она была красива, царственной и достойной наследницей рода Драгомиров, и я надеялась, что многие другие будут понимать это

Это позволило бы нам избежать многих неприятностей, если бы кто-нибудь только изменил закон о голосовании, так что нам бы не пришлось полагаться на поиски потерянных родственников.

Похоронный маршрут занял много времени.

Даже когда солнце начало опускаться вниз в сторону горизонта, дневное тепло по-прежнему висело в воздухе.

Лисса начала потеть, но понятно, что ее неудобство было ничем по сравнением с тем, что испытывали носильщики.

Если толпа наблюдателей и чувствовали облегчение, они не показывали это.

Они вытягивали шеи, чтобы хоть одним глазом увидеть зрелище, происходящее перед ними.

Лисса не была большей частью процесса для зрителей, но по их лицам было видно, что гроб не единственное зрелище.

Они также наблюдали за Лиссой.

Слова о том, что она сделала для Дмитрия, летали по всему моройскому миру, многие скептически отнеслись к ее способности исцелять, но также было много тех, кто верил.

Я видела выражения удивления и страха в толпе, и в течение секунды, я задавалась вопросом, кого они действительно пришли увидеть: Лиссу или Татьяну? Наконец, показался собор, что было хорошими новостями для Лиссы.

Солнце не убивает мороев, как это происходит со стригоями, но тепло и солнечные лучи создают дискомфорт любому вампиру.

Процессия была почти закончена, и она, будучи одним из приглашенных на церковную службу, скоро доберется, что бы охладится воздухом из кондиционера..

Я изучила окрестности и поняла что не смогу помочь, какая ирония.

По бокам обширной территории церкви были две гигантские статуи древних Мороев, монархов из легенд, король и королева, которые помогли Мороям процветать.

Даже при том, что они были на значительном расстоянии от церкви — статуи вырисовывались зловеще, как бы тщательно следя за всем.

Рядом со статуей королевы был сад, который я хорошо знала.

Меня отправили на ландшафтные работы туда, в качестве наказания за побег в Лас-Вегас.

Истинной целью той поездки, о которой никто не знал, было освобождение Виктора Дашкова из тюрьмы.

Виктор долгое время был нашим врагом, но он и его брат Роберт, который был пользователем духа, обладали нужными для нас знаниями о том, как спасти Дмитрия.

Если хоть кто-нибудь из стражей узнал бы, что я освободила Виктора, а затем упустила его, то мое наказание могло бы быть куда хуже работы в архиве и на земельном участке.

По крайней мере я хорошо поработала в саду, с горечью подумала я.

Если меня казнят, то я точно оставлю прочный след при Дворе.

Взгляд Лиссы задержался на одной из статуй в течение длительного времени, прежде чем она повернулась к церкви.

Она сильно потела и я поняла, что это не только из-за тепла.

Она сильно переживала.

Но почему? Почему она так сильно нервничает? Это всего лишь церемония.

Все что она должна была делать, так это двигаться с процессией.

Но… там было еще что-то.

Что-то еще беспокоило ее.

Она все еще держала мысли закрытыми от меня, но волновалась, что несколько все же просочились.

Слишком близко, слишком близко.

Мы движемся слишком быстро.

Быстро? Мне так не показалось.

Я не могу идти этим медленным и величавым темпом.

Я чувствую себя хуже при носильщиках.

Если бы я была одна, я бы послала к черту все приличия и побежала бы к моему конечному пункту назначения.

Конечно можно растолкать всех…

Если похороный координатор был и расстроен Лиссиным платьем, то хотя бы по нему нельзя было сказать, как она отреагирует, если Татьяна заговорит прямо в гробу.

Сабор становился четче виден, уже было видно купола поблескивающиеся янтарным и оранжевым на солнце..

Лисса была все еще в нескольких ярдах, но священника перед ней было ясно видно.

Его одежда была достаточно ослепительна.

Она была сделана из блестящего золотого материала, длинного и богатого.

Круглая шапка с крестом, так же золотая, сидела на его голове.

Я думала, что это было не совсем уместно затмевать одежду королевы, но возможно это было тем, что священники делали в соответствующих случаях.

Может быть это привлекло внимание Бога.

Он поднял свои руки в приветствии, демонстрируя большое наличие богатой ткани.

Оставшееся часть толпы и я не могли не пялиться на это представление.

Так что, вы можете себе представить наше удивление, когда статуи взорвались.

Глава 4

И когда я говорю, что они взорвались, я имею ввиду, что они взорвались.

Огонь и дым развернулись, как лепестки недавно раскрывшегося цветка, так и эти бедные монархи разорвались на каменные частицы.

На мгновение, я была ошеломлена.

Это как смотреть боевик — взрыв, раскалывающий воздух и сотрясающий землю.

И тут дал о себе знать инстинкт стража.

Критический осмотр и простой расчет.

Я немедленно заметила, что большая часть статуи взорвалась с внешней стороны сада.

Мелкие кусочки камня и пыль разлетелись на всю похоронную процессию, но ни один большой кусок не задел ни Лиссу, ни кого-либо из стоящих рядом с ней

Очевидно, что статуи воспламенились не сами по себе, но кто бы их ни взорвал, он все точно рассчитал.

Оставим логику в стороне, огромные вздымающиеся столбы пламени все еще довольно страшны.

Хаос вырвался на свободу, каждый пытался убежать.

Только все они выбрали различные маршруты, так что столкновения были неизбежны.

Даже дампиры, поддерживающие концы покрова гроба на похоронной процессии, оставили свое драгоценное бремя и сорвались с места.

Эмброуз был последним, кто сделал это. Он удивленными, широко распахнутыми глазами смотрел на Татьяну, но взгляд на взорвавшиеся статуи заставил присоединиться к толпе.

Некоторые стражи пытались сдержать панику и вернуть людей назад к похоронной процессии, но особого успеха они в этом не добились.

Каждый был за себя, слишком напуганы они были, чтобы мыслить разумно.

Хорошо, все — кроме Лиссы.

К моему удивлению, она не была удивлена.

Она ждала взрыва.

Она не убежала сразу же, несмотря на людей, проталкивающихся и пихающих ее в сторону.

Она прочно стояла там, где была, когда статуи взорвались.

В частности, она, казалось, беспокоилась о любом в толпе, кто, возможно, мог пострадать от взрыва.

Но нет.

Как я уже отметила, казалось, никто не пострадал.

Все что было, это давка от панического бегства.

Удовлетворенная, Лисса повернулась и зашагала прочь, вместе с остальными.

(Ну, она шла, они бежали).

Она прошла небольшое расстояние, когда увидела огромную группу стражей с мрачными лицами, спешащих к церкви.

Некоторые из них остановились, чтобы помочь тем, кто избежал крушения, но большинство стражей уже были на месте происшествия, чтобы видеть то, что произошло.

Лисса снова остановилась, в результате чего парень позади нее врезался ей в спину, но она едва почувствовала удар.

Она пристально осматривала стражей, принимая во внимания, сколько их было и затем снова пошла дальше.

Ее скрытые мысли начали распутываться.

Наконец, я начала видеть части плана, которые она скрывала от меня.

Она была рада.

Также она нервничала.

Но в целом она чувствовала..

Беспорядки в тюрьме вернули меня в собственную голову

Обычная тихая обстановка охраняемой территории разрушилась и теперь временно заполнилась ворчанием и криками.

Я вскочила с места, где сидела и прижалась к решетке, пытаясь увидеть, что произошло.

Это здание тоже собиралось взлететь на воздух? Моя камера открывала вид только на противоположную стену, так что я не имела возможности определить что происходит в другой части коридора или у входа.

Однако, я видела стражей, которые обычно стояли в противоположном конце холла. Сейчас они спорили между собой, разрываясь между мной и происходящим около церкви.

Я понятия не имела, чем это могло для меня обернуться и просто готовилась ко всему, будь это друг или враг.

Все что я знала, могла быть какая-то политическая группа, предпринявшая нападение на Двор, чтобы сделать заявление против правительства Мороев.

Вглядываясь через решетку, я тихо молилась, жалея, что у меня не было ничего, чем бы я могла защититься.

Все что у меня было, это книга Эйба, которая никуда не годилась.

Если бы он был по настоящему клевым отморозком каким он хочет быть, то ему стоило положить что-нибудь в нее.

Или добыть мне нечто большее, как Война и Мир.

Возня затихла, и звуки шагов приближались ко мне.

Сжав кулаки, я сделала несколько шагов назад, готовая защищать себя от кого бы то ни было.

"Кем-то" оказался Эдди Кастиль.

И Михаил Тэннер.

Радостные лица друзей были не тем что я ожидала увидеть.

Эдди был давним другом из Святого

Владимира, другой новый страж как я и тот, кто остался верен мне, не смотря на множество неприятностей, включая побег Виктора Дашковаиз тюрьмы.

Михаил был старше нас, лет двадцати пяти, он помог нам вернуть Дмитрия в надежде, что Соню Карп — женщину, которую Михаил любил и которая стала стригоем, тоже можно спасти.

Я посмотрела наружу, на лица двоих парней.

— Что происходит? — потребовала ответа я.

— Мы тоже рады тебя видеть, — сказал Эдди.

Он вспотел и был взволнован пылом сражения, несколько фиолетовых пятен на его лице, показали, что оно встретилось с чьим-то кулаком сегодня вечером.

В его руке было оружие, которое я видела в арсенале стражей: дубинки, используемые чтобы выводить людей из строя, не убивая их.

Но Михаил держал что-то намного более ценное: магнитную карту и механический ключ, чтобы открыть мою камеру.

Мои друзья организовали побег из тюрьмы

Невероятно.

Обычно сумасшествие — моя привилегия.

— Вы, ребята..

Я нахмурилась.

Мысль о спасении наполняла меня радостью, но логике это не поддавалось.

Ясно, что это они ответственны за борьбу с моими охранниками, которую я только что слышала.

Попасть сюда в первый раз, тоже было не легкой задачей.

— Вы вдвоем вывели из строя всех стражей в этом здании? — Михаил наконец-то открыл дверь, и я поспешила выбраться из камеры.

После постоянного чувства угнетенности и подавленности в течение последних дней, почувствовать ветер и пространство вокруг меня было, как ступить в горную речку,

— Роза, в этом здании нет никаких стражей.

Ну, возможно один.

И эти парни.

Эдди махнул рукой в направлении более ранней борьбы,

где, как я предполагала, мои охранники лежали без сознания

Конечно, мои друзья никого не убили.

— Все остальные стражи проверяют место взрыва, — догадалась я.

Факты, включая спокойствие Лисы, начали складываться в единое целое.

— О нет.

Вы заставили Кристиана взорвать античные Моройские статуи.

— Конечно нет, — ответил Эдди.

Он казался шокированным моим предположением.

— Другие пользователи огня могли бы сказать, что это сделал он.

Ну, это что-то, — сказала я.

У меня должно было быть больше веры в их психическое здоровье.

Или возможно нет.

— Мы использовали С4, - обьяснил Михаил.

— Да где вообще на земле вы смогли достать… — я замолчала, когда увидела, кто стоял в конце коридора.

Дмитрий.

Во время моего заключения, у меня не было возможности узнать, как он, и это расстраивало.

Кристиан и Таша только морочили мне голову.

Ну, вот и ответ.

Дмитрий стоял около входа в холл во всём своём двухметровом великолепии, столь властный и устрашающий, словно Бог.

Его пронзительные карие глаза оценивали всё мгновенно, и его сильное, стройное тело было напряженно и готово к любой опасности.

Взгляд на его лице был настолько сосредоточенным, наполненным такой страстью, что я не могла поверить что кто-нибудь мог подумать, что он был Стригоем.

Димитри был полон жизни и энергии.

В самом деле, глядя на него сейчас, я еще раз вспомнила, как он встал на мою защиту во время ареста.

У него на лице было то же самое выражение.

Правда, это было то самое выражение, которое я видела бесчисленное количество раз.

Этот человек был единственным, который заставлял одновременно и бояться, и восхищаться.

Он был единственным, кого я любила.

— Ты тоже здесь? — Я попыталась напомнить себе, что моя запутанная личная жизнь сейчас не самая важная вещь в мире.

— Ты разве не под домашним арестом?

— Он сбежал, — лукаво сказал Эдди.

Я уловила реальный смысл: они с Михаилом помогли Дмитрию сбежать.

— Это то, что люди будут ожидать от вспыльчивого парня, возможно-все-еще Стригоя, верно?

— Ты тоже ожидала, что он придет освободить тебя, — добавил Михаил, игриво.

— Особенно если учесть, как он боролся ради тебя на прошлой неделе.

На самом деле все подумают, что он спас тебя один.

Без нашей помощи.

Дмитрий ничего не сказал.

Его глаза, не прекращая тщательно изучать окрестности, также оценивали меня.

Он хотел удостовериться, что я была в порядке и не пострадала.

Он, казалось, испытывал облегчение от того, что я в порядке.

— Пошли, — наконец сказал Дмитрий.

— У нас мало времени.

Это было явным преуменьшением, но я неожиданно для себя поняла, что в "гениальном" плане моих друзей было кое-что, что неосознанно меня беспокоило.

— Они никогда не поверят, что он смог сделать это в одиночку! — воскликнула я, поняв, куда клонит Михаил.

Они выставляли Дмитрия организатором этого побега.

Я указала на лежащих без сознания у наших ног стражей.

— Они видели ваши лица.

— Не совсем, — произнес новый голос.

— Не после маленькой амнезии, вызванной духом.

— К тому времени как они проснутся, единственным человеком, которого они вспомнят, будет этот неуравновешенный русский парень.

Без обид.

— Не принимается, — сказал Дмитрий, наблюдая, как Адриан вошел через дверь.

Я уставилась на них, стараясь не раскрыть рот от изумления.

Они стояли там вместе, два мужчины в моей жизни.

Адриан едва ли выглядел готовым вступить в рукопашную, но он был таким же напряженным и серьезным, как и другие стражи здесь.

Его прекрасные глаза были ясны и полны хитрости, я знала, на что они были способны, когда он действительно старался.

Вот тогда меня осенило: он не показывал никаких признаков опьянения.

Было ли то, что я недавно видела просто уловкой?

Или он заставил себя собраться? Так или иначе я чувствовала, как легкая усмешка медленно растягивалась на моем лице.

— Лисса солгала сегодня твоей матери, — сказала я

— Предположительно, ты должен валяться где-то пьяным.

Он наградил меня одной из своих циничных ухмылок.

— Ну, да, вероятно, это было бы более умной — и уж куда более приятной — вещью чем то, что происходит прямо сейчас.

И надеюсь, все именно так и думают.

— Нам нужно уходить, — сказал Дмитрий с нарастающим волнением.

Мы повернулись к нему.

Наше веселье исчезло.

То отношение, которое я заметила в Дмитрии, говорило, что он может сделать что угодно и всегда приведет нас к победе, и заставляло людей хотеть следовать за ним безоговорочно.

Выражение на лицах Михаила и Эдди — то, как они быстро стали серьезными — показывало, что это именно то, что они чувствуют.

Для меня это тоже казалось естественным.

Даже Адриан похоже, верил в Димитрия, и в тот момент я восхищалась Адрианом за то, что он отложил любую ревность — и также за то, что он рискнул собой ради этого.

Тем более, что Адриан множество раз ясно давал понять, что он не хотел бы быть связан с каким-либо опасными приключениями или использовать свой дух тайным способом.

Например, в Лас-Вегасе он просто сопровождал нас как наблюдатель.

Конечно, он был пьян большую часть времени, но это вероятно ничего не меняет.

Я сделала несколько шагов, но Адриан вдруг протянул руку, чтобы меня остановить.

— Подожди… прежде, чем пойдешь с нами, ты должна кое-что узнать.

Дмитрий стал протестовать, в его глазах вспыхивало нетерпение.

— Она должна, — утверждал Адриан, встречая прямой взгляд Дмитрия.

— Роза, если ты сбежишь… это будет более или менее подтверждать твою вину.

Тебя объявят в розыск.

Если стражи найдут тебя, им не нужно будет судебное разбирательство или приговор, чтобы убить тебя у всех на виду.

Четыре пары глаз уставились на меня, пока до меня доходил весь смысл этих слов.

Значит, если я сбегу сейчас и меня поймают, то я точно умру.

Однако если я решу остаться, мало вероятно, что за такой короткий промежуток времени до судебного разберательства мы смогли бы найти доказательства моей невиновности.

Это не было невозможным.

Но если ничего не появиться, я безусловно буду мертва.

Любой из этих вариантов был рискованным.

У любого была большая вероятность, что я не выживу.

Адриан выглядел также противоречиво, как я себя чувствовала.

Мы оба знали, у меня больше не будет такого отличного шанса.

Он просто волновался и хотел, чтобы я знала, чем я рискую.

Дмитрий, однако… для него не существовало никакого выбора.

Я могла видеть всё по его лицу.

Он был сторонником правил и делал только правильные вещи.

Но на этот раз? С такими-то шансами? Уж лучше рискнуть остаться живой беглянкой, и если смерть придет за мной — встретить ее в бою.

Моя смерть не будет отмечена карандашом в чьем-нибудь календаре.

— Пошли, — сказала я.

Мы поспешно вышли из здания, желая продвигаться в соответствие с планом.

Я не могла помочь, но все равно сказала Адриану, — Тебе пришлось сильно использовать Дух чтобы погрузить в иллюзии всех этих стражей.

— Так и есть, — согласился он.

— На самом деле у меня нет сил, чтобы заниматься этим достаточно продолжительное время.

Лисса же могла бы заставить дюжину стражей считать, что они видели призраков.

Но я? Я едва ли могу заставить нескольких забыть Эдди и Михаила.

Вот почему там должен быть кто-то, кого они помнили, чтобы привлечь внимание, и Дмитрий был идеальным козлом отпущения.

— Ну, спасибо.

Я слегка сжала его руку.

Так как тепло протекло между нами, я решила не говорить ему, что до моей свободы ещё далеко.

Это сломило бы весь его героизм.

У нас было много препятствий впереди, но я все еще ценила его участие, как это, и уважение моего решения согласиться с планом спасения.

Адриан посмотрел на меня искоса

— Ага, вообще-то предполагается, что я сумасшедший. верно? — Вспышка эмоций блеснула в его глазах.

— И это немногое, что я cмог сделать для тебя.

Чем глупее, тем лучше.

Мы вышли на главный этаж, и я поняла, что Эдди был прав на счет стражей.

Коридоры и комнаты были фактически пустыми.

Не оглядываясь, мы поспешили на улицу, и свежий воздух, казалось, наполнил меня новой энергией.

— И что теперь? — спросила я своих спасителей.

— Теперь мы посадим тебя в машину, на которой ты и сбежишь, — сказал Эдди.

Гаражи не были далеко, но сказать, что они стояли близко тоже нельзя.

— Здесь слишком много открытого пространства, чтобы скрыться, — сказала я, решив не поднимать очевидную проблему: меня убьют, если заметят.

— Я воспользуюсь силой духа, чтобы создать вокруг нас атмосферу расплывчатости и невзрачности, — сказал Адриан.

Большое испытание для его магии.

Ему не следовало бы заниматься этим больше.

— Люди не узнают нас, если только не остановятся и не посмотрят прямо на нас.

— Что они вряд ли станут делать, — сказал Михаил.

— Если кто-нибудь вообще заметит нас.

Во всем этом хаосе все слишком беспокоится о себе, чтобы обращать внимание на других.

Осмотревшись, я увидела, что он прав.

Здание тюрьмы находилось далеко от церкви, но к настоящему времени, люди, которые находились недалеко от места взрыва старались пробиться к этой части Двора.

Некоторые бежали в свои дома.

Некоторые искали стражей для защиты.

И некоторое из них… некоторые шли в том же направлении, что и мы, к гаражам.

— Люди достаточно испугались, чтобы покинуть двор, — поняла я.

Наша группа продвигалась так быстро, как только могла вместе с Адрианом, а он не был настолько же быстр, как дампиры.

— Гаражи будут переполнены.

И официальный транспорт Двора, и машины прибывших гостей были припаркованы на одном месте.

— Это может помочь нам, — сказал Михаил.

— Больше хаоса.

Было много отвлекающих факторов в моей собственной реальности, и я не могла полностью погрузиться в разум Лиссы.

С помощью нашей свящи я могла ощущать, что она в безопасности, где-то во дворце.

— Что Лисса делает всё это время? — спросила я.

Поверьте, я бы была рада, если бы она не была вовлечена в это безумное спасение меня из тюрьмы.

Но, как заметил Адриан, её способности использования духа могли бы зайти ещё дальше, чем его здесь.

И сейчас, возвращаясь к этому, было очевидно, что ей было известно об этом плане.

Он и был её секретом

— Лисса должна оставаться невиновной.

Она не может быть хоть как-то связанна с побегом или взрывом, — ответил Дмитрий, его глаза были неподвижно настроены на цель впереди.

Его фирменный тон.

Он до сих пор относится к ней, как к своей спасительнице.

— Она должна находиться вместе с другими членами королевских семей.

Так же, как и Кристиан.

Он почти улыбнулся.

Почти.

В случае взрыва, эти двое стали бы первыми подозреваемыми.

— Но стражи перестанут их подозревать, как только выяснится, что взрыв не был вызван магией, — размышляла я.

Я вспомнила слова Михаила, сказанные ранее.

— И, эй, где это вы ребята смогли достать С4? Взрывчатка военного назначения — это слишком, даже для вас.

Но никто мне не ответил, поскольку три стража внезапно возникли на нашем пути.

Очевидно, они не все были в церкви.

Дмитрий и я встали перед нашей группой, двигаясь как один, так же, как всегда, когда мы сражались вместе.

Адриан сказал, что иллюзия, которую он поддерживает над нашей группой, не сработает, если кто-то столкнется с нами напрямую.

Я хотела убедиться, что Дмитрий и я будем в первом ряду при встрече с этими стражами, в надежде, что они не узнают остальных позади нас.

Я бросилась в бой без колебаний, подталкиваемая защитным инстинктом.

В эти миллисекунды, я осознала всю реальность происходящего.

Я сражалась со стражами и раньше, и всегда чувствовала вину по этому поводу.

В Тарасовской тюрьме, я побила стражей, ничуть не хуже, тех, что были в охране королевы, во время моего ареста.

Хотя, в действительности, я никого из них не знала.

Одно лишь осознание того, что они мои коллеги, было ужасным… но сейчас?

Сейчас я была перед лицом одной из самых сложных ситуаций в моей жизни, и это казалось такой мелочью.

В конце концов три стража не были серьезным препятствием для меня и Дмитрия.

Проблема была в том, что я знала этих стражей.

Двое из них совсем недавно закончили академию.

Они работали при Дворе и хорошо ко мне относились.

Третьего стража я хорошо знала — она была моей подругой.

Мэредит — одна из немногих девушек в моем классе, в Академии Святого Владимира.

Я увидела вспышку беспокойства в ее глазах — и это было отражением моих собственные чувств.

Я чувствовала, несправедливо причинять ей вред тоже.

Но сейчас, она была стражем, и как у меня, у нее был долг исполнять свои обязанности всю свою жизнь.

Она была уверенна, что я преступница.

Она видела, что я была свободна и собиралась на неё напасть.

По правилам она должна была остановить меня, и я не ожидала чего-то другого.

Это то, чтобы я сделала, если бы мы поменялись ролями.

Это было жизнью и смертью.

Дмитрий сражался один против двух стражей, быстро и круто, как и всегда.

Мэредит и я стали подходить друг к другу.

Сначала она попыталась сбить меня тяжестью своего веса, вероятно, надеясь удержать меня, прижав к земле, пока кто-нибудь не поможет схватить меня.

Только я была сильнее.

Она должна была знать это.

Как много времени мы провели, сражаясь в школьном спортзале? Я почти всегда побеждала.

Но это не было игрой, не было практической тренировкой.

Я двинулась назад в момент ее атаки, ударяя кулаком ей в челюсть и отчаянно молясь ничего не сломать.

Она продолжала двигаться, превозмогая боль, но — снова — я превзошла ее.

Я схватила ее за плечи и бросила ее на землю.

Она сильно ударилась головой, но осталась в сознании.

Я не знала, быть мне благодарной за это или нет.

Удерживая ее в жестком захвате, я ждала когда она закроет глаза.

Я отпустила ее только, когда она отключилась, мое сердце бешено колотилось в груди.

Я осмотрелась и увидела, что Дмитрий тоже разобрался со своими противниками.

Наша группа продолжала продвигаться, как если бы ничего не произошло, но я посмотрела на Эдди, зная, что он увидел печаль на моем лице.

Он выглядел слишком расстроенным, но пытался убедить меня поторопиться.

— Ты сделала то, что должна была сделать — сказал он.

С ней все будет в порядке.

Это больно, но ничего.

— Я сильно ударила ее

— Врачи знают, что делать с сотрясениями.

Черт, сколько же мы получали сотрясений на практических занятиях?

Я надеялась, что он прав.

Разница между правильным и неправильным становилась все более запутанной.

Одной хорошей вещью, я полагаю, было то, что Мэредит была так занята, увидев меня, что, вероятно, не заметила Эдди и других.

Мы надеялись, что если они будут в стороне от борьбы, в то время как мы с Дмитрием отвлекаем внимание, завеса духа Адриана скроет их.

Наконец, мы достигли гаражей, которые действительно были переполнены больше, чем обычно.

Некоторые морои уже уехали

Одна королевская моройка была в истерике, из-за того, что ключи от машины были у водителя, которого она не могла найти.

Она кричала прохожим, чтобы те посмотрели, мог бы кто-нибудь найти автомобиль для нее.

Дмитрий вел нас целенаправленно вперед, без колебаний.

Он точно знал, куда мы идем.

Я поняла, что все было тщательно спланировано.

Большинство из чего, вероятно, было продумано вчера.

Почему Лисса скрывала это от меня? Разве это было бы хуже для меня знать, что есть план?

Мы неслись через людей, направляясь к гаражам в дальней части.

Там, в стороне от всего, стояла, готовая к выезду, неприметная Хонда Цивик.

Рядом стоял человек, скрестив руки на груди, он рассматривал лобовое стекло.

Услышав наше приближение, он обернулся.

— Эйб! — воскликнула я.

Мой знаменитый отец повернулся и подарил мне одну из тех очаровательных улыбок, которые могут завлечь неосторожных к их гибели.

— Что ты здесь делаешь? — потребовал Дмитрий

— Ты тоже будешь в числе подозреваемых! Лучше бы ты остался в стороне, как остальные.

Эйб пожал плечами.

Он выглядел удивительно равнодушным, учитывая, озлобленный вид Дмитрия.

Я бы не хотела стать объектом такой ярости.

— Василиса сделает так, что несколько человек во дворце подтвердят, что видели меня там в это время.

Он посмотрел на меня своими темными глазами.

— Кроме того, я не мог уехать, не сказав тебе до свидания, не так ли?

Я раздраженно покачала головой.

— Было ли это частью твоего плана, как моего адвоката? Я не припоминаю, чтобы побег со взрывом был частью юридического обучения.

— Хорошо, я уверен, что Дэймона Таруса этому не обучали.

Улыбка Эйба дрогнула.

— Я говорил тебе, Роза

Ты никогда не столкнёшь с слушанием или даже судебным разбирательством — я всегда смогу с этим что-то сделать.

Он сделал паузу.

— Что, конечно, я могу.

Я колебалась, поглядывая в сторону автомобиля.

Стоящий рядом с ним Дмитрий со связкой ключей, выражал нетерпение.

Слова Адриана эхом отозвались в моей памяти.

— Если я сбегу, это только сделает меня еще больше виновной.

— Они уже думают, что ты виновна — сказал Эйб.

— Ты прозибала в той клетке, не имея шанса изменить это.

Это гарантирует нам еще больше времени, чтобы сделать то, что нам нужно, без твоей казни, нависшей над нами.

— И что именно вы собираетесь делать?

— Доказывать твою невиновность, — сказал Адриан.

— Или, точнее, что ты не убивала мою тетю.

Я знаю, что это не твоя вина.

— Вы что, парни, собрались уничтожить улики? — cпросила я, проигнорировав замечание.

— Нет, — сказал Эдди.

Мы должны выяснить, кто действительно убил её.

— Вы, ребята, не должны быть в этом замешаны, теперь, когда я свободна.

Это моя проблема

Разве не поэтому вы меня вытащили?

— Эту проблему ты не сможешь решить находясь при Дворе, — сказал Эйб.

Мы должны увезти тебя и защитить.

— Да, но я…

— Мы впустую тратим время, — сказал Дмитрий.

Его пристальный взгляд был направлен на другие гаражи.

Толпа всё ещё была разрознена, слишком сосредоточена на своих страха, чтобы заметить нас.

Что не влияло на тревогу Дмитрия.

Он протянул мне серебряный кол, и я не стала спрашивать, зачем.

Это было оружие, то, от чего я не могла отказаться.

— Я знаю, всё выглядит дезорганизованным, но ты будешь удивлена, как быстро стражи восстановят порядок.

И, когда они закончат, они оцепят это место.

— Им это не нужно, — медленно сказала я, мой взгляд метался по сторонам.

— У нас уже будут проблемы на выходе из Двора.

Нас остановят, даже если мы сможем добраться до ворот.

Они собираются патрулировать пространство на многие мили!

— Хорошо, — сказал Эйб, лениво изучая свои перчатки.

— У меня достаточно власти здесь, чтобы ворота на южной стороне открылись быстрее.

Меня осенило.

— О Господи.

Это ты достал С4.

— Ты так говоришь, будто это просто, — сказал он неодобрительно.

— Достать ее было не так уж и легко.

Терпению Дмитрия приходил конец.

— Вы все: Розе нужно уходить, сейчас.

Она в опасности.

Я потащу ее, если мне придется.

— Ты не должен идти со мной, — парировала я, отчасти оскорбившись предположением.

Я вспомнила о нашем последнем споре, Дмитрий говорил, что не может любить меня и даже не хочет быть друзьями.

— Я позабочусь о себе.

Больше никому не нужны неприятности.

Дай мне ключи.

Вместо этого, Дмитрий одарил меня одним из тех жалостливых взглядов, которые указывали на то, что я была смешна.

Как будто мы вернулись на занятия в Академию Святого Владимира.

— Роза, я не могу попасть в еще большие неприятности.

Кто-то должен помочь тебе, и я подхожу на эту роль как никто другой.

Я не была так в этом уверена.

Если Татьяна действительно добилась успеха, убеждая людей в том, что Дмитрий не был угрозой, то этот побег погубит все.

— Иди, — сказал Эдди, удивив меня быстрым объятием.

— Будем на связи через Лиссу.

Затем я осознала, что вела обреченную на поражение битву с этими ребятами.

Было действительно пора уходить.

Я обняла Михаила и прошептала ему на ухо, — Спасибо.

Большое спасибо за помощь.

Я клянусь, мы ее найдем.

Мы найдем Соню.

Он подарил мне грустную улыбку и не ответил.

С Адрианом было труднее всего расстаться.

Я могла сказать, что для него это тоже было трудно, не важно, насколько расслабленной его усмешка казалась.

Он не мог быть счастлив от того, что я ухожу с Дмитрием.

Наше объятие длилось немного дольше, чем с остальными, и он подарил мне короткий нежный поцелуй в губы.

Мне хотелось расплакаться от того, каким храбрым он был этой ночью.

Я хотела, чтобы он мог пойти со мной, но знала, что ему безопасней здесь.

— Адриан, спасибо за..

Он поднял руку.

Это не прощание, маленькая дампирка

Я увижу тебя в твоих снах.

— Только если ты будешь достаточно трезвым.

Он подмигнул.

— Для тебя я могу.

Громкий шумный звук прервал нас, и мы увидели вспышку света справа.

Люди возле остальных гаражей кричали.

— Там, ты видишь? — спросил Эйб, довольный собой.

— Новые ворота.

Как раз вовремя.

Я неохотно обняла его и была удивлена, когда он не отпустил сразу же.

Он улыбнулся мне нежно.

— Ах, моя дочь, — сказал он.

— Восемнадцатилетняя, а уже осуждена за убийство, помогавшая преступникам и убившая больше, чем большинство стражей когда-либо видели.

Он сделал паузу.

— Я не мог бы гордиться больше.

Я закатила глаза.

— Пока, старик

И спасибо.

Я не стала спрашивать его про "преступников".

Эйб не был глуп.

После того как я распрашивала о тюрьме, в последствии на которую был совершен налет, ему не составило труда догадаться кто помог Виктору Дашкову сбежать.

И так, я и Дмитрий ехали в машине, направляющейся к "новым воротам" Эйба.

Я сожалела, что не смогла попрощаться с Лиссой.

Мы никогда не были по-настоящему разлучены из-за связи, но она не могла заменить реального общения.

До сих пор, оно того стоило — знать, что она в безопасности и не связана с моим освобождением.

Я надеялась

Как всегда, за рулем был Дмитрий, что я считала совершенно несправедливым.

Одно дело, когда я была его учиницей, но сейчас? Он когда-нибудь отдаст этот руль? Но сейчас не время обсуждать это, хотя я все равно не планирую остаться с ним подольше.

Несколько человек вышли, чтобы видеть, где стена взорвалась, но никто из королевских особ не появился.

Дмитрий промчался через брешь также впечатляюще как Эдди когда-то через ворота тюрьмы Тарасова, только Цивик не носился по ухабистой покрытой травой местности, так же хорошо как джип по Аляске.

Проблема в создании "собственных ворот" заключалась в том, что она не выходила на дорогу

Даже если бы Эйб этого захотел

— Почему мы убегаем на Цивике? — спросила я.

Он не подходит для бездорожья.

Дмитрий не смотрел на меня продолжая рулить по пересеченной местности в сторону более оживленного движения.

— Потому что Civic является одним из наиболее распространенных автомобилей там и не привлекает внимания.

И это должно быть последним бездорожьем которое мы пересечем.

Как только мы попадем на шоссе, мы полагаю, будем так далеко от Двора, что сможем, конечно, отказаться от автомобиля.

— Плохая идея, — я покачала головой, давая ему понять это.

Мы добрались до грунтовой дороги, чувствовалось, что началась гладкая поверхность, после этой тряски.

— Слушай, сейчас, когда мы уже уехали, я хотела бы, чтобы ты знал: я действительно считаю, что ты не должен ехать со мной.

Я ценю то, что ты помог мне сбежать.

Правда.

Но нахождение со мной не принесет тебе ничего хорошего.

Они будут искать меня больше, чем тебя.

Если ты уйдешь, то сможешь жить где-нибудь среди людей и тебя не будут больше изучать, как лабораторное животное.

Ты, возможно, мог бы даже прокрасться обратно во Двор.

Таша бы защитила тебя.

Дмитрий не отвечал долгое время

Это сводило меня с ума.

Я была не тем человеком, который спокойно переносит повисшую тишину.

Это заставляло меня болтать и заполнять пустоту.

Плюс, чем дольше я сидела там, тем больше меня поражало то, что я была одна с Дмитрием.

Действительно и по-настоящему одна с того самого момента, как он снова стал дампиром.

Я чувствовала себя идиоткой, но, несмотря на опасности, мы до сих пор рисковали. ну, я до сих пор была потрясена им.

Было что-то особенно мощное в его присутствии

Даже когда он заставлял меня сердиться, я по-прежнему находила его привлекательным.

Возможно, адреналин заполнил мне мозг.

Что бы это ни было, это поглощало меня не только физически, хотя это тоже отвлекало.

Волосы, лицо, его близость ко мне, его запах..

Я чувствовала все это, и это расжигало мою кровь.

Но старый Дмитрий — Дмитрий, который просто возглавил маленькую армию для тюремного побега — так меня очаровывал.

Понадобилась секунда, чтобы осознать, почему это было таким значимым: я снова видела прежнего Дмитрия, того, который, я беспокоилась, исчез навсегда.

Он не исчез.

Он вернулся.

В конце концов Дмитрий ответил.

— Я не оставлю тебя.

Не сработает ни один из твоих Розо-логических аргументов, над которыми ты работаешь.

А если попытаешься удрать от меня, я просто найду тебя.

Я не сомневалась в его способностях, что только усугубляло положение.

— Но почему? Я не хочу, чтобы ты был со мной.

Я все еще чувствовала давнюю тягу к нему, да, но это не меняло того, что он причинил мне боль, разрушив все между нами.

Он отверг меня, и мне нужно было быть твердой, если я хотела быть дальше с Адрианом.

Оправдывание моего имени и ведение нормальной жизни казалось сейчас таким далеким, но если это произойдет, я хотела быть в состоянии вернуться к Адриану с распростертыми объятиями.

— Неважно, чего хочешь ты, — сказал он.

Или чего хочу я.

— Ауч.

— Лисса просила меня защитить тебя.

— Эй, мне не нужен кто-либо, чтобы..

— И, — продолжал он, — Я имел в виду то, что я сказал ей.

Я поклялся служить ей и помогать оставшуюся часть жизни во всем, о чем бы она не попросила.

Если она хочет, чтобы я был твоим телохранителем, тогда я буду им.

Он наградил меня опасным взгядом.

— Никаких шансов избавиться от меня в скором времени.

Глава 5

Мысль покинуть Дмитрия не была обусловлена только нашим трудным романтическим прошлым.

Я подразумевала это, когда сказала, что не хочу, чтобы он попал в неприятности из-за меня.

Если стражи найдут меня, моя судьба не будет так уж отличаться от той, с которой я уже столкнулась.

Но Дмитрий? Он только начал делать маленькие шаги к его одобрению в обществе.

Несомненно, все это было уничтожено, но у него еще был шанс жить нормальной жизнью.

Если он не хотел жить при Дворе или среди людей, он мог бы вернуться в Сибирь, к своей семье.

Там, в глуши, его было бы трудно найти.

И его близкие могли бы пойти на многое, чтобы скрыть его, если кто-нибудь попытается найти его.

Остаться со мной было определенно неправильным решением.

Мне просто было нужно убедить его.

— Я знаю, о чем ты думаешь, — сказал Дмитрий спустя час, пока мы были в дороге.

Мы не разговаривали много, так как каждый из нас был погружен в свои мысли.

После еще нескольких проселочных дорог, мы наконец добрались до автомагистрали за короткое время… хорошо, я понятия не имела.

Я смотрела в окно, обдумывая, как я одна могла исправить все несчастья, случившиеся со мной.

— Что? — я подняла на него взгляд.

Я подумала, что должен быть хоть малейший намек на улыбку, затерянную на его губах, но это казалось абсурдным, учитывая тот факт, что это была самая ужасная ситуация, в которую он попадал с того времени, как лишился статуса Стригоя.

— Это не сработает, — продолжил он.

— Ты пытаешься найти способ улизнуть от меня, когда мы наконец остановимся, чтобы заправиться.

Ты думаешь, что, возможно, тогда у тебя появится возможность сбежать.

Это было сумасшествием, но я действительно очень много думала в этом направлении.

Старый Дмитрий был очень хорошим попутчиком в дороге, однако я не была уверена, что мне нравилась его старая способность угадывать мои мысли.

— Это пустая трата времени, — сказала я, указывая на машину.

— Да? У тебя есть более важные дела, чем сбегать от людей, которые хотят схватить и казнить тебя? Прошу, не рассказывай мне снова, что это очень опасно для меня.

Я посмотрела на него.

— Дело не только в тебе.

Побег не может быть моей единственной заботой.

Я должна помочь восстановить мое имя, а не скрываться где нибудь в глуши, куда ты, несомненно, увезешь меня.

Все ответы во Дворе.

— У тебя много друзей во Дворе, которые работают над этим.

Им будет легче, если они будут знать, что ты в безопасности

— Что я действительно хочу знать, так это почему никто не рассказал мне о плане побега? Я имею в виду, почему Лисса мне ничего не сказала.

Почему она скрывала это от меня? Разве ты не думаешь, что я была бы более полезной, если бы была к этому готова?"

— Дрались мы, не ты, — сказал Дмитрий.

— Мы боялись, что если бы ты узнала, то могла бы что-нибудь выдать.

— Я бы никому никогда не сказала!

— Конечно, специально — нет.

Но если бы ты была напряжена или взволнована… ну, тогда твои стражи могли бы это заметить.

— Хорошо, а теперь когда мы свободны, ты можешь сказать, куда мы едем? Я была права? Это некое сумасшедшее, уединенное место?

Нет ответа.

Я сузила глаза, смотря на него.

— Я ненавижу быть в неведении.

Слабая улыбка на его губах стала немного больше.

— Ну, у меня есть своя личная теория, относительно того, что чем меньше ты знаешь, тем вероятнее, что твое большое любопытство будет держать тебя рядом со мной.

— Это смешно, — ответила я, хотя на самом деле, это не была такая уж безрассудная теория.

Я вздохнула.

— Когда, черт возьми, все вышло из под контроля? Когда вы, ребята, стали тайными заговорщиками? Я единственная, кто придумывает дурацкие, невозможные планы.

Предположительно, я должна быть здесь генералом.

Сейчас я едва ли лейтенант.

Он начал говорить что-то еще, но затем замер на несколько секунд, его лицо мгновенно стало настороженным, смертельный взгляд стража.

Он выругался по русски.

— Что случилось? — спросила я.

Его напряжение было заразительным, и я сразу же забыла обо всех сумасшедших планах.

В беспорядочных вспышках фар от встречного движения, я могла видеть его взгляд, метнувшийся к зеркалу заднего вида.

— За нами хвост.

Я не думал, что это случится так скоро.

— Ты уверен? — Стемнело, и количество машин на шоссе увеличилось.

Я не знала как кто-нибудь мог определить одну подозрительную машину среди такого множества, но что ж…он был Дмитрием.

Он снова выругался и внезапно, в маневре, который заставил меня ухватиться за приборную панель, он срезал через две полосы, чуть не задев минивэн, который выразил нам свое раздражение многократным гудением.

Впереди был выезд, он еле вписался в него, каким-то чудом не задев железнодорожную рампу.

Я слышала больше сигналов машин, и когда я оглянулась, то увидела фары машины, которая повторила наши сумасшедшие маневры, чтобы последовать за нами к выезду.

— Новости при дворе распространяются с потрясающей скоростью, — сказал он.

— У них был кто-то, наблюдавший за междуштатными автомагистралями.

— Может быть, мы должны были ехать проселочными дорогами.

Он покачал головой

— Слишком медленно.

Ничего из этого не будет проблемой, как только мы поменяем машину, но они нашли нас слишком быстро.

Нам нужно раздобыть новую здесь.

Это самый большой город, который встретится нам на пути перед границей Мэрилэнда.

Указатель сообщал, что мы находились в городе Харрисбург, штат Пенсильвания. Дмитрий вез нас по оживленной дороге, с кучей рекламы по обочинам. И я могла видеть, что "хвост" в точности повторяет все, что мы делали.

— Ну и как ты собираешься достать новую машину? — настороженно поинтересовалась я.

— Слушай внимательно, — сказал он, игнорируя мой вопрос.

Это очень, очень важно, чтобы ты делала в точности то, что я скажу.

Без самодеятельности.

Без споров.

В той машине стражи, и к настоящему моменту они оповестили всех стражей в округе, а возможно и человеческую полицию.

— Но разве если нас схватит полиция — это не создаст им проблем?

— Алхимики это уладят и убедятся в том, что мы, в конечном итоге, вернемся к Мороям.

Алхимики.

Мне стоило догадаться, что их привлекут.

Это секретная организация людей, которые помогают защищать интересы Мороев и дампиров, держа нас в стороне от человеческого общества.

Естественно, Алхимики делали это не по доброте душевной

Они думали, что мы зло и неестественны для природы. В большинстве случаев, они просто хотели убедиться, что мы находимся вне их общества.

Естественно, сбежавший "преступник" вроде меня был проблемой, с которой Алхимики хотели помочь Мороям разобраться.

Голос Дмитрия был властным и командным, когда он снова заговорил, но он не смотрел на меня.

Он был занят сканированием дороги.

— Не имеет значения, что ты думаешь о выборе, который каждый делал для тебя, не важно какой несчастной ты себя чувствуешь во всей этой ситуации, ты знаешь — я уверен, ты знаешь, что я никогда не подведу тебя, когда наши жизни на кону.

Ты доверяла мне в прошлом.

Доверься мне сейчас.

Я хотела сказать ему, что то, что он сказал, было не совсем так.

Однажды он подвел меня.

Когда его превратили в Стригоя, когда он показал, что он не был идеальным. Он подвел меня разрушив невозможное — его божественный образ, который у меня был.

Но моя жизнь? Нет, он всегда делал все возможное для моей безопасности.

Даже когда он был Стригоем, я никогда до конца не была уверенна, что он сможет меня убить.

В ночь, когда на Академию напали, когда он был обращен в стригоя, он сказал мне безоговорочно слушать его.

Это означало бросить его одного сражаться со Стригоями, но я сделала это.

— Хорошо, — сказала я спокойно.

— Я сделаю все, что ты скажешь.

Просто запомни: не говори со мной больше так снисходительно.

Я больше не твоя ученица

Теперь мы на равных.

Он отвел взгляд от дороги достаточно надолго, чтобы удивленно взглянуть на меня.

— Ты всегда была со мной на равных, Роза. (прим. перевод.: здесь Дмитрий произносит имя Розы на русском языке — Roza. в английском языке имя Rose звучит, как Роуз, но т. к. изначально в официальном переводе имя было переведено, как Роза, нам трудно сразу уловить разницу).

То, что он использовал это нежное русское прозвище сбило меня с толку и я не смогла ему ответить, но это ничего не значило.

Мгновение — и он снова стал серьезным.

— Там.

Ты видишь ту вывеску кинотеатра? — Я вгляделась в дорогу.

Там было так много ресторанов и магазинов, что их вывески виделись блестящим туманом в ночи.

Наконец, я увидела то, что он имел ввиду.

WESTLAND CINEMA.

— Да.

— Там мы встретимся.

— Мы разделяемся? — Я хотела этого, но не таким образом.

Перед лицом опасности, разделится показалось мне ужасной идеей.

Но я обещала не спорить и продолжала слушать.

— Если я не появлюсь там через полчаса, ты позвонишь по этому номеру и поедешь дальше без меня.

Дмитрий достал из кармана своего пыльника клочок бумаги, и передал его мне.

На бумажке был написан номер, но я его не узнала.

"Если я не буду там через полчаса".

Слова были настолько шокирующими, что я не могла возражать в этот раз.

— Что ты имеешь ввиду, если ты не… Ох!

Дмитрий сделал еще один резкий поворот, который заставил его проехать на красный свет, едва не пропустив несколько машин.

Последовало больше гудков, но движение было слишком неожиданным, для того, чтобы наш хвост отстал.

Я видела наших преследователей, с визгом тормозивших на главной дороге, они искали место, чтобы развернуться.

Дмитрий заехал на стоянку торгового центра.

Она была заставлена машинами, и я взглянула на часы, чтобы понять, какое у людей сейчас время.

Почти восемь вечера.

Еще рано для Мороев, но самый прайм-тайм для людей.

Он проехал мимо нескольких входов в торговый центр и наконец выбрал наиболее удобное место.

Он быстро выбрался из машины, и я последовала за ним.

— Здесь мы разделимся, — сказал он, направляясь к дверям.

— Двигайся быстро, но не беги, когда мы окажемся внутри.

Не привлекай внимания.

Смешайся с толпой.

Походи там немного, затем выйди через любой выход, только не этот.

Прогуливайся возле группы людей, как-будто ждешь сеанса.

Мы вошли в торговый центр.

— Иди!

Как будто боясь, что я не смогу двигаться, он подтолкнул меня к к эскалатору.

Какая-то часть меня хотела просто замереть и стоять там, та часть, которая чувствовала себя ошеломленной внезапным натиском людей, света, и движения.

Я быстро оттолкнула эту испуганную часть и начала подниматься по эскалатору.

Быстро реагировать и чувствовать опасность было частью моего обучения.

Я оттачивала эти навыки в школе, в моих путешествиях, и с ним.

Все чему я научилась по части ускользания от кого-то, стремительно проносилось у меня в голове.

Больше всего я сейчас хотела понять, преследует ли меня кто-нибудь, но оглядываясь по сторонам, я бы безусловно привлекла к себе внимание.

Я полагала, что в крайнем случае, у нас есть пару минут, прежде чем наши преследователи нагонят нас.

Они должны были развернуться, чтобы возвратиться к торговому центру, а затем осмотреть парковку в поисках нашей машины, предположив, что мы вошли в торговый центр.

Не думаю, что Гаррисберг имел достаточной количество мороев, чтобы собрать множество стражей в кратчайшие сроки.

Те, которые были, скорее всего разделятся — некоторые отправятся обыскивать торговый центр, некоторые будут охранять входы.

У этого места слишком много дверей, чтобы стражи могли следить за всеми выходами. Мой выбор для побега будет чистым везением.

Я шла настолько быстро, насколько могла себе это позволить, петляя между парочками, семьями с колясками и смеющимися подростками.

Я завидовала этой последней группе.

Их жизнь казалась такой простой, по сравнению с моей.

Я проследовала мимо обычных магазинчиков, их названия были узнаваемы, но не более того: Энн Тейлор, Abercrombie, Forever 21..

Перед собой я видела середину торгового центра, где несколько коридоров разветвлялись в разные стороны.

Скоро мне предстояло сделать выбор.

Проходя мимо магазина с аксессуарами, я нырнула внутрь и сделала вид, что рассматриваю ленты для волос.

Продолжая рассматривать их, я оглянулась назад, к главной части торгового центра.

Я не увидела ничего подозрительного.

Никто не остановился, никто не последовал за мной в магазин.

Около секции с лентами была корзина с вещами, которые продавались по сниженным ценам.

Одной из вещей была "девчачья" бейсболка, ярко-розового цвета со звездой из разноцветных страз на козырьке.

Господи, это было просто ужасно.

Я купила ее, от все души благодаря стражей за то, что они не отобрали мои жалкие гроши во время ареста.

Наверное они подумали, что этого все равно недостаточно, чтобы дать кому-то взятку.

Я также купила резинку для волос, не отрывая глаз от дверного проема в магазине.

Прежде чем уйти, я завязала свои волосы в хвост настолько высоко, насколько могла и натянула на них кепку.

Было что-то глупое в маскировке, но мои волосы могли легко меня выдать.

Мои волосы были глубокого темно-коричневого цвета, и из-за того, что я почти не стригла их, они спускались до середины спины.

Учитывая их и рост Дмитрия, мы могли бы стать очень заметной парой, гуляющей здесь.

Я снова слилась с толпой покупателей и скоро оказалась в центре магазина.

Не желая выглядеть подозрительно, я взяла левее по направлению к Мэйсису.

Пока я ходила, я чувствовала себя немного смущенно в бейсболке и жалела, что у меня не было времени выбрать что-то более стильное.

Минутой позже, когда я заметила стража, я была рада своему такому быстрому решению изменить стиль.

Он был рядом с одним из тех прилавков, которые вы всегда можете увидеть в торговом центре, делая вид, будто интересуется чехлами для мобильного телефона.

Я узнала его по позе и тому как он делал вид, что интересуется чехлом для телефона с принтом зебры, одновременно осматриваясь вокруг.

Плюс, дампиры всегда могут отличить друг друга от людей с первого взгляда.

Во многом наши расы идентичны, но я всегда могу узнать "своего".

Я старалась не смотреть прямо на него и почувствовала, как его взгляд прошелся по мне.

Я не знала его, что означало, он также не знал меня.

Он, вероятнее всего, видел мое фото всего один раз и ожидал, что мои волосы без труда позволят ему меня обнаружить.

Храня непринужденность, насколько могла, я прошла мимо него, разглядывая витрины, держась спиной к нему, но не показывая очевидных признаков того, что я была в бегах.

Все это время, мое сердце громко стучало в груди.

Стражи могли убить меня на месте.

Сделали бы они это посреди торгового центра? Мне не хотелось это выяснять.

Оказавшись в стороне от прилавка, я начала понемногу набирать темп.

В Мерси была дверь служебного помещения, и сейчас это было просто рискованной игрой увидеть, сделала ли я хороший выбор, идя в этом направлении.

Я вошла в магазин, спустилась на эскалаторе, и направилась к выходу, проходя отдел с хорошим выбором симпатичных беретов и шляп.

Я задержалась возле него, не потому что планировала прикупить новую шляпу, мне удалось пристроится к группе девушек, выходящих из центра.

Мы вышли из магазина вместе, и мои глаза быстро перестроились к другому освещению.

Вокруг было много народу, но я опять не увидела никакой угрозы.

Девушки остановились, что бы поболтать, давая мне возможность выбрать направление без особой потери времени.

С права от меня я увидела оживленную дорогу, по которой приехали мы с Дмитрием, и оттуда я знала, как добраться до кинотеатра.

Я выдохнула с облегчением и направилась через парковку, продолжая осматриваться вокруг.

Чем дальше от центра я уходила, тем менее людной становилась парковка.

Фонарные столбы делали это место не таким темным, но было жуткое чувство, что становится все тише и тише.

Мой первоначальный порыв состоял в том, чтобы перебежать дорогу и оказаться прямо на тротуаре перед кинотеатром.

Он был хорошо освещен и там были люди.

Но мгновение спустя, я решила что это слишком заметно.

Я была уверенна, что срезав через парковку, я гораздо быстрее доберусь до кинотеатра.

Это оказалось правдой — отчасти.

В поле моего зрения показался кинотеатр, когда я поняла, что меня все таки преследуют.

Впереди, недалеко от меня, тень от фонарного столба не правильно отбрасывалась.

Тень была слишком широкой.

Кто-то был за столбом.

Я сомневалась, что страж мог случайно выбрать именно это место, в надежде, что Дмитрий или я пройдем мимо.

Скорее всего, это был разведчик, который видел меня и пытался устроить засаду.

Я продолжала идти, пытаясь незаметно замедлиться, хотя каждый мускул в моем теле был напряжен для атаки.

Я должна была быть той, кто атакует первым.

Я должна держать себя в руках.

Мой момент настал за секунду до того, как я заподозрила, что мой наблюдатель начнет действовать.

Я прыгнула, бросив его — он оказался дампиром, которого я не узнала — на соседнюю машину.

Да.

Я удивила его.

Конечно, удивление было взаимным, когда рев автомобильных сигнализаций раздался в ночи.

Я вздрогнула, пытаясь проигнорировать визг, раздавшийся, когда я ударила своего пленника в челюсть с левой стороны.

Я должна была сделать большее, чтобы удержать его.

Сила моего кулака ударила его головой об машину, он превосходно это выдержал, быстро оттолкнувшись назад в попытке освободиться.

Он был сильнее, и я немного споткнулась, но недостаточно, для того, чтобы потерять равновесие.

То, что я теряла в силе, я компенсировала скоростью.

Я уворачивалась от каждой атаки, это принесло мне немного удовлетворения.

Эта дурацкая сигнализация продолжала вопить, и это могло привлечь внимание других стражей или человеческих полицейских.

Я бросилась на другую сторону, он погнался за мной, остановившись, когда мы оказались по разные стороны автомобиля.

Это было похоже на двух детей, играющих в догонялки.

Мы повторяли движения друг друга, когда он пытался угадать, в каком направлении я двинусь.

В тусклом освещении я увидела нечто удивительное, спрятанное за его ремнем: пистолет.

У меня застыла кровь

Стражи были обучены использовать огнестрельное оружие, но редко носили его.

Колы — вот оружие которое мы выбирали.

Нашим делом было убивать стригоев, в конце концов, и оружие было неэффективным.

Но против меня? Да.

Пистолет облегчит ему задачу, но у меня было ощущение, что он не решится использовать его.

За автомобильную сигнализацию может быть ответственен кто угодно, случайно задевший машину, но огнестрельный выстрел? Он может добиться вызова полиции.

Этот парень не станет стрелять, если будет выбор — но он выстрелит, если исчерпает все другие возможности.

С этим пора заканчивать.

Наконец, я сделала шаг в сторону передней части машины.

Он попытался перехватить меня, но я удивила его, запрыгнув на капот машины (так как, честно говоря, врятли сигнализация завоет еще сильнее).

За долю секунды моего преимущества, я бросилась с автомобиля на него, повалив на землю.

Я приземлилась на верх его живота и придавила всем своим весом, пока мои руки сжимались вокруг его шеи.

Он боролся, пытаясь сбросить меня, и ему это почти удалось.

В конце концов, нехватка воздуха сделала своё дело.

Он перестал двигаться и потерял сознание.

Я отступила.

На мгновение, я вспомнила события нашего побега со Двора, когда я использовала ту же технику на Мередит.

Я видела ее, лежавшей на земле, снова и снова, и почувствовала тот же укол вины.

Я прогнала это воспоминание прочь.

Мередит была в порядке

Мередит даже не было здесь.

Всё это не имело значения.

Все, что сейчас имело значение, это то, что парень был недееспособен и я должна была убраться оттуда.

Сейчас же.

Не посмотрев, преследовал ли меня кто-нибудь еще, я рванула через парковку к кинотеатру.

Я остановилась, когда оставалось некоторое расстояние между мной и воющим автомобилем, используя другую машину в качестве прикрытия.

Я больше никого не увидела поблизости, но на парковке, немного впереди, возле торгового центра, я увидела какое-то движение.

Я не осталась, чтобы рассмотреть поближе.

Что бы это ни было, это не могло быть хорошим для меня.

Пару минут спустя, я подошла к кинотеатру, задыхаясь от страха больше, чем от изнеможения.

Бег на выносливость было тем, чему я научилась, благодаря Дмитрию.

Но где же Дмитрий? Театралы смешались вокруг, некоторые из них бросали странные взгляды на мой растрепанный вид, они либо ждали билеты, либо обсуждали фильм, который только что посмотрели.

Я нигде не видела признака присутствия Дмитрия.

И у меня не было часов.

Как давно мы расстались? Точно не полчаса назад.

Я прошлась вокруг кинотеатра, оставаясь незаметной в толпе,

пытаясь найти какие-нибудь признаки присутствия Дмитрия или других преследователей.

Ничего.

Минуты шли.

В беспокойстве, я полезла в карман и коснулась листа бумаги с телефонным номером.

Беги, сказал он мне.

Беги отсюда, позвони по этому номеру.

Конечно, у меня не было сотового телефона, но сейчас это было наименьшей моей проблемой.

— Роза!

Машина остановилась у обочины, где высаживались другие люди.

Дмитрий выглянул из окна со стороны водителя, и я была близка, к тому чтобы упасть от облегчения.

Ну, ладно, не совсем.

На самом деле я не стала тратить время и запрыгнула на пассажирское сидение рядом с ним.

Не говоря ни слова, он вдавил педаль газа, и мы понеслись прочь от кинотеатра, назад, к главной дороге.

Сначала мы молчали.

Он был так взвинчен, почти на грани, казалось малейшая провокация, и он сорвется.

Он ехал так быстро, как мог, не привлекая внимания полиции, всё время поглядывая в зеркало заднего вида.

— Есть ли кто-нибудь позади нас? — спросила я наконец, когда он вернулся на шоссе.

— Не похоже на то.

Это займет их на время, чтобы выяснить, в какой мы машине.

Я не обратила внимание на машину, когда в нее садилась, мне показалось, что это Хонда Аккорд — или какая-то другая не приметная машина.

Я так же заметила, что ключа в замке зажигания не было.

— Ты же не замкнул провода в этой машине? — Затем перефразировала свой вопрос.

— Ты угнал эту машину?

— У тебя странное восприятие морали, — отметил он.

— Побег из тюрьмы в порядке вещей.

Но угон машины тебя возмущает.

Я просто больше удивилась, чем возмутилась, — сказал я, откинувшись на спинку сиденья.

Я вздохнула.

— Я испугалась… ну, на секунду я испугалась, что ты не придешь.

Что они поймали тебя или что-нибудь еще.

— Нет.

Большую часть своего времени я потратил выбираясь и находя подходящий автомобиль.

Через несколько минут наступило молчание.

— Ты не спросил, что случилось со мной, — заметила я немного обиженно.

— Нет необходимости.

Ты здесь.

Это главное.

— Я ввязалась в драку.

— Я заметил.

Твой рукав разорван.

Я опустила взгляд.

Да, разорван.

А ещё я потеряла кепку в своем безумном порыве.

Не большая потеря.

— Не хочешь узнать что-нибудь о сражение?

Его взгляд оставался на дороге впереди нас.

— Я уже знаю.

Ты разобралась со своим врагом.

Ты сделала это быстро и хорошо.

Потому что ты всегда делаешь это хорошо.

Мнгновение я размышляла над его словами.

Они были, фактически, всем делом… и всё же, его утверждение вызвало слабую улыбку на моих губах.

— Хорошо.

И что теперь, генерал? Ты думаешь, что они просмотрят отчёты об угнанных машинах и узнают наши номера?

— Вероятно

Но к тому времени, у нас будет уже новая машина, о которой они не будут иметь ни малейшего представления.

Я нахмурилась.

— Как ты это сделаешь?

— Мы встретимся кое с кем через несколько часов.

— Черт возьми.

Я действительно ненавижу быть не в курсе.

"Несколько часов" привели нас в Роанок, штат Вирджиния.

Большая часть нашего пути прошла без особых происшествий, до этого момента.

Как только стал виден город, я заметила, что Дмитрий наблюдал за указателями, пока не нашел тот, который ему нужен.

Свернув с автомагистрали, он продолжал проверять нет ли за нами хвоста, но ничего не было.

Мы достигли другой дороги среди центров торговли, и он поехал к Макдональдсу, который ясно выделялся среди остальных бизнес-центров.

— Я так думаю, — сказала я. — Это не остановка перекусить?

— Это, — ответил он, — место, где мы узнаем куда ехать дальше.

Он объехал вокруг стоянки ресторана, его глаза что-то искали, хотя сначала я не знала что.

Я увидела это за секунду до него.

В одном из далеких углов я увидела женщину, прислонившуюся к внедорожнику, спиной к нам.

Я не могла видеть большую ее часть, за исключением того, что она носила темную рубашку у нее были взъерошенные, светлые волосы, которые почти касались плеч.

Дмитрий припарковался рядом с ней и я вышла, как только он остановился.

Я узнала ее прежде, чем она повернулась.

— Сидни? — Прозвучало как вопрос, но я и так знала, что это была она.

Она повернула голову, и я увидела знакомое лицо — лицо человека — с карими глазами, которые становились янтарными на солнце, и тусклой золотой татуировкой на щеке.

— Эй, Роза, — сказала она, и печальная улыбка заиграла на ее губах.

Она держала пакет из Макдональдса.

— Я подумала, что ты будешь голодна.

Глава 6

На самом деле, если подумать, то появление Сидни не было более странным, чем половина других вещей, которые, кажется, случаются со мной на регулярной основе.

Сидни была Алхимиком, которого я встретила в России, когда пыталась найти и убить Дмитрия.

Она была моего возраста и ненавидела свое назначение сюда, хотя я, несомненно, ценила её помощь

Как ранее заметил Дмитрий, алхимики захотят помочь мороям найти и поймать меня.

Однако, судя по напряжению, исходившему от них обоих, её и Дмитрия в машине, стало очевидно, что она помогала в этом побеге.

С большим усилием, я отложила свои вопросы до поры до времени.

Мы все еще были беглецами, нас несомненно еще преследовали.

У Сидни была новая марка Хонды CR-V c Луизианскими номерами и арендным стикером.

— Какого черта? — спросила я.

— Этот дерзкий побег спонсирует Хонда?

Не получив ответа, я перешла к следующему очевидному вопросу.

— Мы едем в Новый Орлеан? — Это был новый пост Сидни.

На данный момент, осмотр достопримечательностей был последней вещью, о которой я думала, но если тебе приходится убегать, то лучше сбежать в какое-нибудь хорошее место.

— Нет, — сказала она уклончиво.

Мы едем в Западную Вирджинию.

Я резко посмотрела на Дмитрия, который был на заднем сидении, надеясь, что он опровергнет это.

Но он не сделал этого.

— Я предполагаю, под "Западной Вирджинией", ты на самом деле подразумевала "Гавайи", — сказала я.

— Или другое столь же волнующее место.

— Честно говоря, я думаю, прямо сейчас тебе лучше избегать волнение, — отметила Сидни.

GPS устройство направило ее к следующему повороту, ведя нас назад к I-81 (прим. перевод.: Interstate 81 — межштатное шоссе в восточной части Соединенных штатов, Пенсильвания).

Она слегка нахмурилась.

— Да и Западная Вирджиния довольно красивая.

Я вспомнила, что она с Юты, и возможно не знает ничего лучше.

Я давно отказалась от любого контроля в этом плане бегства, так что я перешла к следующему набору очевидных вопросов.

— Почему ты помогаешь нам? — У меня было такое чувство, что Сидни поморщилась в темноте.

— А ты как думаешь?

— Эйб.

Она вздохнула.

Я действительно начала задумываться, стоил ли Новый Орлеан этого.

Я недавно узнала, что Эйб — с его необъяснимым, широко распространенным влиянием — был ответственен за ее отъезд из России.

Как он сделал это, я не знала.

Я знала только то, что у Сидни остался открытый долг перед ним, который он придерживал, чтобы использовать, когда ему понадобится услуга.

Иногда мне становится интересно, было ли в этой сделке что-то еще, кроме перевода с места работы, может он сделал что-то еще, о чем мне не сказали.

Не смотря на это, я опять начала отчитывать ее, что ей следовало ожидать такого от сделок с дьяволом, но вскоре я взглянула на это с другой стороны.

Когда тебя преследует группа стражей, надоедать тому, кто помогает тебе — не самая умная мысль.

Я задала другой вопрос.

— Хорошо.

Так почему мы направляемся в Западную Вирджинию? — Сидни открыла рот, чтобы ответить, но Дмитрий прервал ее.

— Не сейчас.

Я опять обернулась и бросила на него свирепый взгляд.

— Меня тошнит от этого! Мы в дороге уже 6 часов, а я до сих пор не знаю всех деталей.

Я понимаю, что мы держимся подальше от стражей, но мы всерьез собираемся в Западную Вирджинию? Мы собираемся сделать какую-нибудь хижину нашей операционной базой? На подобие одной на склоне горы, которая не имеет водопровода? — Сидни дала мне один из своих фирменных знаков, раздраженно вздыхая.

— Ты на самом деле знаешь что-нибудь о Западной Вирджинии?

Мне не нравилось, что она объединилась с Дмитрием в стремлении держать в неведении.

Конечно, что касается Сидни, ее скрытность могла происходить от множества причин.

Это могло быть и по указанию Эйба.

А может быть, она просто не хотела со мной разговаривать.

Поскольку большинство алхимиков считало дампиров и вампиров порождением ада, они обычно были не очень дружелюбны с нами.

Время, проведенное вместе в Сибири, немного изменило её взгляды.

Я надеялась.

Иногда у меня было такое чувство что она просто не была общительным человеком сама по себе.

— Ты знаешь, что нас подставили, ведь так? — спросила я её.

— Мы действительно ничего не делали.

— Они говорят, что это я убила королеву, но..

— Я знаю, — оборвала меня Сидни.

— Я слышала об этом.

Все алхимики знают об этом.

Вы вдвоем возглавляете наши списки наиболее разыскиваемых.

Она пыталась говорить по-деловому, но не могла полностью скрыть неловкость.

У меня было ощущение, что Дмитрий её беспокоил больше, чем я, что было понятно, так как он заставил понервничать и некоторых из наших тоже.

— Я не делала этого, — настаивала я.

Почему-то было важно, чтобы она это знала.

Сидни не отреагировала на мои слова.

Вместо этого, она сказала: — Тебе нужно поесть.

Твоя еда остывает.

Нам еще ехать более трех часов, останавливаясь исключительно для заправки машины.

Я услышала в ее голосе завершение, а так же логику.

Она больше не хотела говорить.

В пакете я нашла 2 гигантских порции фри и 3 чизбургера.

Она, видимо, до сих пор знала меня очень хорошо.

Все на что хватило моих манер — не забить картошкой рот до отказа.

Вместо этого, я предложила чизбургер Дмитрию.

— Хочешь один? Ты должен поддерживать свои силы.

Он колебался несколько секунд, прежде чем взять его.

Казалось он рассматривает его с неким удивлением, и это подсказало мне, что норальная еда была все еще чем-то новым для него после этих нескольких месяцев.

Стригои питались только кровью.

Также я угостила его картошкой и затем, развернувшись обратно, принялась за остальную еду.

Я даже не подумала предложить что-нибудь Сидни.

Она была известна отсутствием аппетита, да и к тому же, я полагаю, она бы уже поела, если бы хотела, пока ждала нас.

— Я думаю, это для тебя, — сказал Дмитрий, протягивая мне маленький рюкзак.

Я открыла его и обнаружила несколько сменных вещей, а также некоторые туалетные принадлежности.

Я дважды проверила одежду.

Шорты, рубашки и платье.

— Я не могу сражаться в этом.

— Мне нужны джинсы.

По общему признанию, платье было симпатичное: длинный легкий сарафан с размытым рисунком из черного, белого и серого цветов.

Но очень непрактичным.

— Это лучшая благодарность от тебя, — сказала Сидни.

— На сборы не было времени.

Это всё, что я смогла собрать.

Посмотрев назад, я увидела, что Дмитрий распаковывает свой собственный рюкзак.

Там была основная одежда, как у меня, а также-

— Пыльник? — воскликнула я, глядя как он вытаскивает длинное, кожаное пальто.

Как он вообще влез туда? Это противоречит всем законам физики.

— Ты умудрилась раздобыть ему пыльник, но не нашла для меня пару джинсов?

Сидни мое замечание оставило равнодушной.

— Эйб сказал, что это важно.

Кроме того, если всё пойдёт так, как должно, ты не будешь драться.

Мне не понравилось, как это прозвучало.

Безопасно и управляемо.

Поскольку у меня были самые безмолвные попутчики в мире, я знала, что не следует ждать в течение следующих трёх часов каких-либо вразумительных объяснений.

Я полагала, что это было даже хорошо, потому что это позволило мне сосредоточиться на Лиссе.

Я была слишком занята своим побегом, чтобы задерживаться в голове у Лиссы, поэтому я лишь мельком оценила обстановку во Дворе.

Как Дмитрий и предсказывал, стражи восстановили порядок достаточно быстро.

Двор был в строгой изоляции, и всех, кто имел хоть какое-то отношение ко мне, активно допрашивали.

Дело в том, что у всех было алиби.

Каждый видел моих союзников на похоронах, или, как в случае с Эйбом, думали что видели.

Пару девочек клялись, что они были с Адрианом, что, как я могу предположить, было результатом сильного принуждения.

Я чувствовала удовлетворенность Лиссы через нашу связь, так как разочарование стражей все росло и росло.

Хотя она понятия не имела о том, когда я буду проверять ее, она все равно послала сообщение через нашу связь: Не волнуйся, Роза.

Я позабочусь обо всём.

Мы оправдаем тебя.

Я откинулась на сиденье автомобиля, не зная как чувствовать себя в подобной ситуации.

Всю свою жизнь, я заботилась о ней.

Я защищала ее от опасности и сошла со своего пути, чтобы держать ее подальше от любых угроз.

Сейчас мы поменялись ролями.

Она помогла мне спасти Дмитрия, и с её — и, очевидно, всех остальных — поддержкой свершился мой побег.

Это шло в разрез со всеми убеждениям, которые у меня были, и это беспокоило меня.

Я не привыкла, что меня защищают другие, не говоря уже о ней.

Допросы продолжались, но Лиссу еще не допрашивали, но что-то подсказывало мне, что мои друзья выкрутятся.

Они не будут наказаны за побег, и на данный момент, я была действительно единственной, кто был в опасности — это было тем, что я предпочитала.

Западная Вирджиния, возможно и была красивой, как утверждала Сидни, но я не могла сказать с уверенностью, поскольку мы прибыли по среди ночи.

Большую часть пути мне казалось, что мы едем через горы, я чувствовала подъемы и спуски, когда мы проезжали через горки и тунели.

После почти трех часов, мы свернули на какую-то маленькую захолустную дорогу, на которой был один светофор и ресторан с простым названием "Ужин".

Там не было никаких машин на дороге в течение часа, что было наиболее важной вещью.

Нас никто не преследовал.

Сидни, довезла нас до здания с надписью МОТЕЛЬ.

Видимо, в этом городе придерживались основных названий.

Я бы не удивилась, если бы его назвали просто ГОРОД.

Пока мы шли через стоянку мотеля, я удивилась тому, как болели мои ноги.

Каждая частичка меня болела, и сон представлял собой нечто фантастическое.

Прошло более половины дня, как все это началось.

Сидни зарегистрировала нас под фальшивыми именами, и сонный портье не задал ни единого вопроса.

Мы спустились в холл, который не был грязным, но и не было в нем ничего и королевского.

Уборочная тележка прислонилась к стене, словно кто-то махнул рукой и бросил ее.

Вдруг, Сидни остановилась перед комнатой и вручила нам ключ.

Я поняла, что она хотела уйти в другую комнату.

"Мы не должны оставаться вместе?" спросила я.

"Эй, если вас поймают, я не хочу быть где-нибудь рядом с вами.",сказала она с улыбкой

У меня сложилось впечатление, что она просто не хочет спать в одной комнате с "дьявольскими созданиями ночи".

— Но я все равно буду неподалеку.

— Ну поговорим утром.

Это навело меня еще на одну мысль.

Я уставилась на Дмитрия.

— У нас общий номер?

Сидни пожала плечами.

"Все лучшее для твоей защиты."

Она оставила нас, в своей манере, и мы с Дмитрием, переглянувшись, отправились в комнату.

Как и остальное в мотеле, она не была мечтой, но и она сгодиться.

Ковер был потертым, но целым и я оценила слабую попытку декора очень плохо прорисованных груш.

Маленькое окошко имело печальный вид.

Там была одна кровать.

Дмитрий закрыл дверь на засов и цепочку, а затем сел на единственный стул в комнате.

Деревянный с прямой спинкой, но он казалось рассматривал его как самую удобную вещь в мире.

Он до сих пор был постоянно бдителен, но я видела, что он крайне истощен.

Это была долгая ночь и для него тоже.

Я присела на край кровати.

— И что теперь?

— Будем ждать, — ответил он.

— Ждать чего?

— Пока Лисса и остальные не очистят твоё имя и не найдут того, кто убил королеву.

Я расчитывала услышать дальнейшие разъяснения, но он молчал.

Меня начали одолеавать сомнения.

Я была так терпелива, предполагая, что сегодня вечером узнаю, куда везет меня Дмитрий, и как это поможет найти убийцу.

Когда он сказал, что мы должны ждать, он не сказал, что мы должны просто ждать? — хорошо, подождем?

"Что мы будем делать?" Спросила я.

— Что мы будем делать, чтобы помочь им?

— Мы уже говорили тебе: ты не можешь пойти искать улики в Суде.

Тебе надо держаться подальше.

Тебе надо быть в безопастности.

Моя челюсть упала и я обвела руками эту серую комнату.

— Что, и это всё? Здесь ты меня и спрячешь? — подумала я.

Я думала мы здесь с какой-то целью.

Чтобы чем-то помочь.

"Это и есть помощь" — сказал он в своем ужасно спокойном тоне.

Сидни и Эйб исследовали это место и решили, что оно достаточно далеко от дороги, чтобы избежать обнаружения.

Я вскочила с кровати.

— Ладно, товарищ.

В твоей логике есть один серьезный пробел.

Вы ведете себя так, будто если я останусь в стороне, это будет главной помощьюс моей стороны.

— Вот серьезная проблема, которая заставляет нас повторять этот диалог снова и снова.

Все ответы о том, кто убил Татьяну — в Суде, и именно там сейчас твои друзья.

Они сделают это.

— Я не просто так участвовала в этой гонке и и пересекла несколько штатов, чтобы сидеть в этой дыре в мотеле! Как долго ты планируешь здесь оставаться?

Дмитрий скрестил руки на груди.

"Сколько понадобится.

У нас есть деньги, так что мы можем оставаться тут до бесконечности.

Я вероятно, имела достаточно мелочи в кармане, чтобы жить здесь вечно! Но этого не будет.

Я должна что-то сделать.

Я не могу просто пойти по легкому пути, и просто здесь рассиживать.

— Выживание, не такое легкое дело как тебе кажется.

— О, Боже! — простонала я.

Вы с Эйбом что ли сговорились? Ты помнишь, когда ты был стригоем, ты говорил мне держаться от него подальше.

Может быть, ты должен последовать своему собственному совету.

Я пожалела о сказанных словах в то момент, как они слетели с моих губ и увидела в его глазах, что причинила ему серьезную боль.

Он мог действовать как старый Дмитрий в этом побеге, но время, проведенное им в качестве стригоя, все еще мучило его.

— Прости, — произнесла я.

— Я не имела ввиду..

— Мы не будем обсуждать это, — сказал он резко.

— Лисса сказала нам оставаться здесь, так что мы остаемся здесь.

Злость во мне взяла верх над чувством вины.

"Вот почему ты делаешь это? Потому что Лисса сказала тебе?"

"Конечно

Я поклялся служить и помогать ей."

Я сжала зубы

Это было обидно, что когда Лисса превратила его обратно в дампира, Дмитрий считал, что это нормально остаться должным Лиссе и с презрением отвергать меня.

Несмотря на то, что это я отправилась в Сибирь, и я же разузнала о том, что Роберт, брат Виктора, знал о том, как вернуть стригоя.

Но, очевидно, это не имело значения.

Только Лисса могла сделать это с помощью кола, и теперь Дмитрий поклонялся ей как какое-то богине и как рыцарь дал обет служить ей.

— Забудь, — сказала я.

"Я не останусь здесь"

Я сделала три шага к двери и оценивая как смогу освободиться, но в секунду Дмитрий вскочил со своего стула и отбросил меня к стене.

Действительно, это была довольно замедленная реакция.

Я ожидала, что он остановит меня еще до того как я сделаю хотя бы пару шагов.

— Ты останешься здесь, — сказал он невозмутимо, схватив меня за запястья.

"Нравится тебе это или нет."

Теперь у меня было несколько вариантов.

Конечно, я могла остаться.

Я могла бы прождать дни, даже месяцы, в этом мотеле пока Лисса не найдет доказательства моей невиновности.

Это предполагало, что Лисса сможет очистить мое имя и что я не получу отравленную еду на обед.

Это был самый безопасный вариант.

Так же самый скучный для меня.

Другим вариантом была борьба с Дмитрием.

Это было не безопасно и не легко.

Также это бы было особенно проблематично, потому что я могла бы попытаться драться с ним, но смогла бы сбежать только убив его или нанеся тяжелую травму.

Или же я могла отбросить все предостережения в сторону и не сдерживать себя.

Черт, парень сражался со стригоими и с половиной судебных стражей.

Он сможет справиться со мной, учитывая, что знает на что я способна.

У нас конечно были довольно грубые бои в Святом

Владимира.

Будет ли моего мастерства достаточно, что бы сбежать? Пора выяснить это.

Я ударила его коленом в живот, чего он явно не ожидал.

Его глаза расширились от шока и легкой боли, давая мне возможность вырваться из его захвата.

Этот рывок был довольно долгим для меня, чтобы снять с двери цепочку.

Прежде чем я нашла замок, Дмитрий снова схватил меня.

Он схватил меня жестко, бросил на кровать животом наверх и придавил меня своим весом, также не давая мне хоть как-то отбиться.

Это всегда было моей главной проблемой в боях — противники, обычно мужчины, с большей физической силой и весом.

Моя скорость была мое главное преимущество в таких ситуациях, но находясь снизу прижатой уклонение и бегство не вариант.

Тем не менее каждая часть меня боролась, усложняя его попытки удержать меня.

— Прекрати, — сказал он мне на ухо, практически коснувшись его губами.

— Хотя бы раз будь разумной.

Ты не ускользнешь от меня.

Его тело было теплым и сильным в отличие от моего, и я пообещала своему телу строгий выговор позже.

Я приказала себе утихомирить это чувство.

Сосредоточься на том как выбраться отсюда, а не на том как он себя чувствует.

"Я не одна такая неразумная." — прорычала я, пытаясь развернуть своё лицо к нему.

Кое-кто дал некие благородные обещания, которые не имеют смысла.

И я знаю, что ты любишь сидеть бездействуя не больше, чем я.

Помоги мне.

Помоги мне найти убийцу и сделать что-нибудь полезное.

Я перестала вырываться и сделал вид, что наш спор отвлек меня.

"Я не люблю сидеть на месте, но также я не люблю попадать во всякие безвыходные ситуации!"

"Безвыходные ситуации — наша профессия." — напомнила я.

Тем временем я пыталась оценить его захват.

Он не ослаблял хватки, но я надеялась, что разговор отвлечет его.

Обычно, Дмитрий был слишком хорош, чтобы потерять свою цель.

Но я знала, что он устал.

И возможно, только возможно, он мог быть немного невнимателен, так как это была я, а не Стригой.

Нет.

Я внезапно дернулась, пытаясь выбраться и вылезти из-под него.

Лучшее что я смогла сделать, это перекатиться, он снова держал меня, теперь прижав спиной к кровати.

Быть так близко к нему. его лицо. губы… тепло его тела на моём..

Ладно.

Казалось, что всё, чего я достигла, поставило меня в ещё большее неудобство.

Естественно, казалось, что его не трогает наша близость.

Он вел себя как всегда, и хотя это было глупо с моей стороны, я знала что, уже не буду с ним, все равно не могла оставаться равнодушной. ну, это все равно имело для меня большое значение.

"Один день" сказал он.

— Ты можешь подождать один день?

— Ну, может, если мы переедем в отель получше. — с кабельным ТВ.

"Сейчас не время для шуток Роза"

"Тогда позволь мне сделать что нибудь

Хоть что-нибудь.

— Я Не. Могу.

Говорить это причиняло ему боль, и я кое-что поняла.

Я была так зла на него, так разъярена, что он пытается заставить меня спокойно сидеть и играть в безопасность.

Однако ему это нравилось не больше чем мне.

Как я могла забыть, насколько мы похожи? Мы жаждали действий.

Мы оба хотели быть полезными, заботиться о дорогих нам людях.

Это было его собственное решение помочь Лиссе, находиться здесь и быть моей нянькой.

Он утверждал, что мне торопится обратно в Двор было бы безрассудно, но у меня было ощущение, что если он был бы один спасая меня — или, хорошо, думал что он был один — он бы сразу же вернулся обратно.

Я изучала его: решительная темнота глаз и мягко выраженные каштановые волосы, которые избежали заточения в конский хвост.

Они свисали с его лица, только едва касаясь моего.

Я могла бы попытаться снова вырваться, но надежда на то, что это сработает ушла.

Он был так жесток и так настаивал на моей безопасности.

Я подозревала и не безосновательно, что он хотел вернуться в Двор, что здесь он может не принести ни какой пользы.

Правда это или нет, он будет ожидать от меня споров и логики Розы.

Он был Дмитрием, даже после всего.

Он ожидал чего угодно.

Ну, почти.

Идея пришла так быстро, что я даже не успела обдумать её.

Я просто действовала.

Может моё тело и было ограничено в действии, но моя голова и шея имели достаточно свободы, чтобы приподняться и… поцеловать его.

Мои губы встретились с его, и я узнала несколько вещей.

Первое то, что было возможно поймать его, удивив.

Его тело замерло, потрясенное внезапным поворотом событий.

Также я поняла, что он целуется столь же хорошо, как я помнила.

Мы целовались в последний раз, когда он был стригоем.

Там всё было жутко сексуально к тому же, но это не сравнимо с теплом и энергией живого человека.

Его губы в точности такиие же, как я запомнила с нашего времени в Святом

Владимире, мягкие и алчущие одновременно.

Электричество прошло через всё моё тело, поскольку он ответил на поцелуй.

Это было успокаивающе и возбуждающе одновременно.

И это была третья вещь, которую я узнала.

Он ответил на мой поцелуй.

Возможно, только возможно, Дмитрий не был столь решителен, сколь он утверждал.

Может быть под всей этой виной и уверенностью в том, что он больше никогда не сможет полюбить, он до сих пор хотел меня.

Я хотела бы узнать.

Но у меня не было времени.

Вместо этого, я ударила его.

Это правда: я била множество парней, с которыми целовалась, но никогда ни одного я не хотела вместо удара целовать.

Дмитрий всё ещё крепко держал меня, но шок от поцелуя ослабил его хватку.

Мой кулак врезался ему в щеку.

Не теряя удара, я спихнула его с себя так сильно, как могла и выпрыгнула из кровати к двери.

Я услышала как он вскочил на ноги, когда я ее открывала.

Я выскочила из комнаты и захлопнула дверь прежде, чем увидела, что он сделает дальше.

Это не то, что было мне нужно.

Он шел за мной.

Ни секунды не колеблясь, я толкнула оставленную тележку с чистящими средствами перед дверью комнаты и бросилась в коридор.

Пару секунд спустя, дверь открылась и я услышала крик раздражения, а также очень, очень плохие русские слова, поскольку он врезался в тележку.

Это бы заняло у него всего несколько мгновений, чтобы отпихнуть эту тележку в сторону, но это было всё, что мне было нужно.

Я спустилась на один лестничный пролет, как со вспышкой и попала в скудный вестибюль, где скучный портье читал книгу.

Он почти вскочил со стула, когда я проходила мимо.

"Там парень преследует меня!" — прокричала я, поскольку достигла двери.

Портье по-правде не выглядел как парень, который мог остановить Дмитрия, и мне кажется Дмитрий бы ни за что не остановился, если бы парень попросил.

В крайнем случае, человек позвонит в полицию.

В этом городе полиция наверняка состояла из одного парня и собаки.

В любом случае, это больше не моя забота.

Я сбежала из мотеля и сейчас была в центре сонного горного городка, чьи улицы утопали в тени.

Дмитрий возможно был прямо за мной, но я заходила в ближайшую часть леса и знала, что мне будет просто потерять его в темноте.

Глава 7

Конечно, проблема была в том, что вскоре я потерялась в темноте.

Пожив в дебрях Монтаны, я привыкла к тому, что как только ты оказываешься там, где нет и намёка на цивилизацию, ночь всецело поглощает тебя.

Я даже привыкла бродить по темным лесным дебрям.

Но… территория академии Святого Владимира была мне знакома.

Но леса западной Вирджинии были новыми и незнакомыми, и я совсем сбилась с пути.

Как только я удостоверилась, что нахожусь далеко от мотеля, я остановилась и осмотрелась.

Жужжали и стрекотали ночные насекомые и меня окутывала душная летняя сырость.

Смотря сквозь навес из листвы деревьев, я могла увидеть блестящее звездное небо, не тронутое городскими огнями.

Чувствуя себя подобно единственной глухой, оставшейся в живых, я изучала звезды, пока не увидела Большую медведицу и выяснила, в какой стороне север.

Горы, через которые Сидни привезла нас, были на востоке, так что я конечно не хотела идти в этом направлении.

Казалось разумным, что если я пойду на север, то в конце концов попаду на автостраду, и вернусь к цивилизации либо на попутках, либо пешком.

Это был далеко не лучший план, но и отнюдь не худший из всех, что у меня когда-либо были.

Я была одета совсем не по-походному, но, когда глаза приспособились к темноте, мне удавалось избегать большинства деревьев и других препятствий.

Следовать по узкой дороге, ведущей из города, было бы проще, но Дмитрий ожидал бы от меня этого.

Я подсознательно выбрала свой ритм, выбрав курс на север.

Теперь, когда у меня было время, и стражи не пытались меня арестовать, я решила, что пора бы проверить, как там Лисса.

Я проскользнула в её сознание и нашла её глубоко внутри штаба стражей, сидящей в коридоре, заставленном стульями.

Другие морои, включая Кристиана и Ташу, сидели неподалёку.

— Они будут вас упорно допрашивать, — пробормотала Таша.

Особенно тебя.

Это было сказано Кристиану.

— Ты был бы первым моим подозреваемым, если б что-то незаконное случилось.

Кажется, это мнение было всеобщим.

По обеспокоенному взгляду на ее лице я могла видеть, что Taша была столь же удивлена моим спасением, как я сама.

Даже если мои друзья еще не целиком посветили ее в происходящее, у нее было вероятно большинство кусочков, что бы соединить их вместе, по крайней мере, то что происходило до этого.

Кристиан улыбнулся ей настолько чарующе, насколько мог, как ребёнок, пытающийся избежать наказания. "к этому моменту они уже будут знать, что взрыв не был вызван магически", — произнес он.

"Стражи будут обыскивать каждый дюйм тех статуй."

Он не уточнял вслух, но мысли Лиссы шли в том же направлении, что и его.

Стражи будут знать, что взрыв был обычным.

И даже если мои друзья были в числе первых подозреваемых, власти должны были бы задаться вопросом — так же, как и я — как подростки могли достать C4.

Лисса кивнула в знак согласия и положила свою руку на руку Кристиана.

С нами всё будет хорошо.

Ее мысли обращались к Дмитрию и ко мне, задаваясь вопросом, все ли шло по плану.

Она не могла сконцентрироваться на поисках убийцы Татьяны, до тех пор пока не удостоверится, что мы в безопасности.

Как и для меня, побег был трудным выбором: освобождение подвергало меня большей опасности чем нахождение взаперти.

Ее эмоции были взвинчены, колючие и немного более дикие, чем мне хотелось.

Я поняла, что она использовала слишком много Духа.

Она использовала слишком много.

Если бы вернуться в школу, это можно было бы исправить с помощью медикаментов, а потом и самоконтроля.

Но иногда, когда наши ситуации все более и более усложнялись, она позволяла себе владеть все больше.

Недавно, она использовала удивительное количество, и мы приняли это как должное.

Рано или поздно черезмерное доверия Духу подведет Лиссу.

Нас.

— Принцесса? — Дверь напротив Лиссы открылась, и оттуда выглянул страж.

— Мы готовы принять вас.

Страж отошел в сторону, и в комнате, Лисса услышал знакомый голос,

— Всегда приятно поговорить с вами, Ганс.

Мы должны сделать это снова когда-нибудь.

Там оказался Эйб с своей обычной развязной напыщенностью.

Он прошел за стражем в дверной проем и одарил Лиссу и Oзера победной усмешкой "все-хорошо-в-мире".

Проходя мимо них к выходу из зала, он не проронил ни слова.

Лисса едва не улыбнулась, но сдержалась, сохранив благоразумный вид, посколько она и ее спутники вошли.

Дверь захлопнулась позади них, и она увидела перед собой троих стражей, сидящих за столом.

Одного из них, я видела раньше, но не была знакома.

Я думаю, что его фамилия была

Стил.

Двух других я хорошо знала.

Один был Ганс Крофт, который управлял действиями стражей в суде.

Кроме него — к мому удивлению — была Альберта, которая отвечала в Святом

Владимире за стражей и новичков.

— Прекрасно- буркнул Ганс

Целая свита..

Кристиан настоял на том, чтобы присутствовать, когда Лиссу подвергнут допросу, и Tаша настояла на том, чтобы присутствовать с Кристианом.

Если бы Эйб знал время допроса, то он вероятно присоединился бы к группе также,

несомненно сопровождаемый моей матерью.

Ганс не понимал, что ему удалось избежать "домашней (или семейной лучше?) вечеринки".

Лисса, Кристиан и Таша сели напротив стражей.

— "Страж Петрова," — сказала Лисса, игнорируя неодобрение Ганса.

"Что вы здесь делаете?"

Альберта слегка улыбнулась Лиссе, но все же держалась в профессиональной манере стража.

"Я была здесь на похоронах, и отдел стражей решил что они хотели бы узнать мнение со стороны о расследовании."

"Особенно того, кто лично знаком с Хезевей и ее, хм, окружением," — добавил Ганс.

Ганс был из тех ребят, которые сразу переходят к делу.

Обычно, его отношение беспокоило меня — что было моей нормальной реакцией на большинство представителей власти — но я действительно уважала способы, которыми он здесь руководил.

"Эта встреча предназначалась только для вас, принцесса."

— Мы не произнесем и слова, — сказал Кристиан.

Лисса кивнула и придала своему лицу спокойное, вежливое выражение, хотя ее голос заметно дрожал.

— Я хочу помочь.

Я была там, я не знаю.

Я так ошеломлена всем, что случилось.

— Я не сомневаюсь, — сухо проговорил Ганс.

"Где вы были, когда статуи взорвались?"

"С похоронной процессией," сказала она.

"Я была частью сопровождения."

Перед Стилом лежала кипа бумаг.

— Что правда, то правда.

Есть много свидетелей.

Очень удобно.

— А потом? — спросил Ганс.

"Куда вы направились, когда началась паника?"

"Назад к зданию Совета.

Там собирались все остальные, и я подумала, что это будет самым безопасным местом.

Я не могла видеть ее лицо, но чуствавала что она пытается выглядеть запуганной.

Я испугалась, когда началась паника.

"У нас также есть свидетили, что бы подтвердить это," сказал Стил.

Ганс постучал пальцами по столу.

"Вы знали что-нибудь об этом? Взрывах? Побеге Хезевей?"

Лисса замотала головой.

— Нет! Я понятия не имела.

Я даже не знала, что было возможно выйти из тюрьмы.

— Я думала там слишком много охраны.

Ганс проигнорировал осуждение своих вопросов.

У вас же есть связь, так? Вы точно ничего не знали?

"Я не могу читать её мысли" — ответила Лисса.

— Она может видеть о чем думаю я, но в обратную сторону связь не работает.

— Это правда, — наконец заговорила Альберта.

Ганс не противоречил ей, но все ещё не верил в невиновность моих друзей.

"Вы осознаете, что в случае сокрытия информации или содействия побегу, вы столкнетесь с серьезными последствиями."

Для всех вас.

Принадлежность к королевским семьям не поможет Вам.

Лисса поникла взглядом, как если бы испугалась.

— Я просто не могу поверить…

Я не могу поверить, что она так поступила.

Она была моей подругой.

Я думала, что знаю её.

Я никогда не думала, что она выкинет что-нибудь такого рода.

Я никогда не думала, что она способна на чье-то убийство.

Если бы не связь, я бы обиделась.

Ведя я знала правду.

Она пыталась отгородиться от меня.

Это было умно.

"В самом деле? Ведь не так давно, Вы доказывали всем и каждому, что она невиновна," заметил Ганс.

Лисса подняла взгляд и расширила глаза.

— Я так и думала! Но потом…

Затем я услышал о том, что она сделала, с этими стражами, чтобы бежать.

Ее сожаление казалось на этот раз не полностью фальшивым.

Ей до сих пор приходилось притворяться, будто я виновна, но новости о Мередит действительно шокировали её.

Новости шокировали нас обеих, но я теперь по крайней мере знала, что с ней все в порядке.

Ганс до сих пор скептически оценивал изменение точки зрения Лиссы, но допускал это.

— А Беликов? Вы поклялись, что он больше не Стригой, но очевидно что-то пошло не так.

Кристиан заёрзал позади Лиссы.

Так как был на стороне Дмитрия, Кристиан разозлился так же, как и мы, на эти обвинения.

Лисса заговорила, перед тем, как Кристиан успел что-то произнести.

— Он не стригой! — её раскаяние по мне исчезло без следа, вытесненное ярым желанием защитить Дмитрия.

Она не ожидала такого поворота допроса.

Она готовилась к тому, чтобы защищать меня и своё алиби.

Ганс, казалось, рад был такой реакции и пристально наблюдал за ней.

"Тогда, как Вы объясните его причастность?"

"Это не потому что он был Стригоем," сказала Лисса, возвращая контроль над собой.

Её сердце билось в сумасшедшем темпе.

"Он вернулся.

От Стригоя в нем ничего не осталось."

"Но он напал на нескольких стражей — более чем в одном случае."

Было похоже, что Таша также хотела вмешаться и защитить Дмитрия, но она лишь прикусила свою губу.

Это было поразительно.

Озера нравилось выссказывать свое мнение, и это не всегда было тактично.

"Это было не потому что он Стригой," повторила Лисса.

И он не убивал тех стражей.

Ни одного.

Роза сделала то, что сделала. что ж, я не знаю почему.

Я думаю, она ненавидела Татьяну.

Все это знали.

Но Дмитрий.

Я вас уверяю, то, что он был стригоем, не имеет ничего общего с этим.

Он помог ей, потому что он когда-то был ее учителем.

Он думал, что она в беде.

Это было довольно эктримально для учителя, тем более для того, кто — до превращения в Стригоя — был известен как уравновешенный и рациональный.

"Да, но он не думал рационально, потому что — " Лисса теряла контроль, внезапно оказавшись в плохой ситуации.

Ганс, казалось, быстро понял из этой беседы, что, если Лисса была связана с недавними событиями — а я не думаю, что он все же был уверен — у нее было бы железное алиби.

Разговор с нею, однако, дал ему шанс исследовать другую загадку в моем спасении: причастность Дмитрия.

Он пожертвовал собой, даже зная, что ему больше никогда не будут доверять.

Лисса думала, что заставила людей верить в защитный инстинкт учителя, но очевидно не все в это верили.

— Он не думал рационально, потому что? — спорисл Ганс прищуриваясь.

До убийства, Ганс действительно поверил, что Дмритрий вновь дампир.

Что-то подсказывало мне, что он и сейчас верит, но он понимал что перед ним сейчас что-то большее.

Лисса молчала.

Она не хотела, чтобы люди думали, что Дмитрий — стригой.

Она хотела, чтобы люди верили в её силу возвращать немертвых.

Но если помощь Дмитрия студенту не казалась достаточно убедительной для других, все недоверие к нему могло снова вернуться.

Взглянув на следователя, Лисса неожиданно встретилась взглядом с Альбертой.

Старший страж ни чего не сказала.

У нее было такое нейтрально, все тщательно исследующее выражение, в каком преуспели все стражи.

Она также была окутана мудростью, и Лисса бегло осмотрела ауру Альберты используя Дух.

Аура была красочная, полна энергии, и в глазах Альберты, Лисса могла покляться, что видела там послание, вспышку знаний.

"Скажи им" — гласило послание.

Это создаст проблемы, но они не будут столь плохими, нежели текущие.

Лисса пристально смотрела, задаваясь вопросом, проецирует ли она свои собственные мысли на Альберту.

Не имело значения чья была идея.

Лисса знала, что это правильно.

— Дмитрий помогал Розе, потому что. потому что они были связаны."

Как я и ожидала Альберта не была удивлена, казалось она с облегчением услышала правду.

Ганс и Стил же были очень удивлены.

Я видела Ганса потрясенным всего несколько раз.

— Когда Вы говорите "связаны", вы имеете в виду…

Он сделал паузу подбирая слова.

— Вы имеете в виду романтические отношения?-

Лисса кивнула, чувствуя себя ужасно.

Здесь она раскрыла большую тайну, которую поклялась сохранить для меня, но я не виню её.

Не в этой ситуации.

Любовь, я надеюсь, оправдает действия Дмитрия.

— Он любил ее-, сказала Лисса.-

она любила его.

— Если он помог ей сбежать…

— А он помог ей сбежать, — вмешался Ханс.

— Он атаковал стражей и взорвал бесценные, столетние статуи из Европы!

Лисса пожала плечами.

— Ну, как я уже сказала.

Он не мог действовать рационально.

Он хотел помочь ей и, вероятно, думал, что она невиновна.

Он хотел сделать для неё хоть что-то, и это не связано со стригоем.

— Любовь не оправдывает этого всего.

Ганс определенно не был романтиком.

— Она несовершеннолетняя! — воскликнул Стил.

Эти слова вырвались у него.

— Ей 18, - поправила Лисса.

Ганс сверлил её взглядом.

— Я умею считать, принцесса.

Если они не закрутили свой красивый, трогательный роман в последние несколько недель — когда он был в основном в изоляции, то это, происходило еще в вашей школе, значит кто-то должны был об этом доложить.

Лисса ничего не сказала, но боковым зрением она могла видеть Ташу и Кристиана…

Они пытались выглядеть непринужденно, но было понятно, что эта новость не была для них сюрпризом, но без сомнений подтвердились догадки Ханса о незаконности происходящего.

На самом деле я не знала, что Таша знала обо мне и Дмитрии, и чувствавала себя немного плохо.

Знала ли она, что в какой-то степени я послужила причиной его отказа ей. И если да, то многие ли еще знали? Кристиан вероятно намекнул ей, но что-то мне подсказывало, что скорее всего люди все равно начинали догадываться.

После атаки на школу моя реакция вероятно была слишком бурной, это выдало мои чувства к Дмитрию.

Может быть рассказать об этом Хансу сейчас и не было таким уж большим делом, после всего случившегося.

Больше это не тайна.

Альберта откашлялась, выступая последней.

"Думаю есть вещи поважнее, о которых сейчас стоит беспокоиться больше чем об отношениях, которые может и были, а может и нет".

Стил кинул ей недоверчивый взгляд и хлопнул рукой по столу.

— Это очень серьезно!

"Вы знали об этом?"

"Я знаю точно, что мы уклонились от темы" — ответила она, аккуратно отклоняясь от вопроса.

Альберта была лет на двадцать старше Стила. Она посмотрела на него как на ребенка, который попусту тратит ее время.

— Я думаю, что мы пришли, чтобы понять, были ли у мисс Хэзевэй сообщники, а не ворошить прошлое.

Пока, единственный человек, о котором мы можем с уверенностью сказать, что он помогал ей — это Беликов, и он сделал это из-за безрассудной любви.

Это делает его изгнанником и дураком, но не Стригоем.

Я никогда не думала о наших с Дмитрием отношениях как о безрассудной привязанности, но аргумент Альберты был принят.

Что-то в лицах Ханса и Стила подсказывало мне, что вскоре о нас будет знать весь мир, но это была ерунда по сравнению с убийством.

И если это оправдает Дмитрия от того что он Стригой, то это означало, что он будет заключен в тюрьму, а не убит, если когда-либо будет захвачен в плен.

Небольшое утешение.

Опрос Лиссы продолжался еще какое-то время, пока стражи не решили что она никак не причастна к моему побегу(по крайней мере они не могут это никак доказать).

Все это время, ей отлично удавалось изображать удивление и растерянность, даже проронить пару слезинок, уверяя что недооценивала меня.

Так же она использовала принуждение — недостаточно чтобы запудрить кому-либо мозги, но этого хватило, чтобы Стил сменил свое первоначальное негодование на симпатию.

Понять мысли Ханса было сложнее, перед уходом группы он сказал Таше и Кристиану, что позже он поговорит с каждым из них по отдельности.

Следующим кто ожидал допроса был Эдди.

Лисса улыбнулась ему, как улыбнулась бы любому другу.

Не было ни намёка, что они были частью заговора.

Эдди кивнул в ответ, когда его вызвали в комнату для допросов.

Лисса беспокоилась за него, но я знала, что самообладание стража сделает его историю надёжней.

Он, конечно, не расплачется, как это сделала Лисса, но будет так же шокирован моей "изменой".

Таша оставила Лиссу и Кристиана как только они вышли, перед этим попросив их быть осторожными.

"Вы пока выкрутились, но я не думаю, что стражи полностью сняли с вас подозрения."

Особенно Ганс.

— Эй, я могу сам о себе позаботиться, — сказал Кристиан.

Таша закатила глаза.

— О, да.

Я видела, что происходит, когда вы "сами о себе заботитесь".

— Эй, не надо все валить на нас из-за того, что мы не сказали раньше. — воскликнул он.

— У нас на это не было времени, и там было замешено много людей, о которых мы не могли говорить.

Кроме того, ты тоже сделала свою часть сумасшедшего плана раньше.

— Правда, — признала Таша.

Вряд ли она была образцом для подражания.

— Каждый из нас понял, что есть вещи гораздо более сложные.

Роза в бегах.

И Дмитрий тоже.

Она вздохнула и мне небыло необходимости много думать чтобы угадать ее мысли

В ее взгляде промелькнула печаль, и я почувствовала себя виноватой.

Так же как и все мы, Таша хотела чтобы репутация Дмитрия была восстановлена.

Освободив убийцу королевы он совсем потерял свой шанс на восстановление

Мне очень жаль, что ему пришлось участвовать и надеюсь, что теперешний мой план побега удастся.

— Все получится, — сказал Кристиан.

Вот увидишь.

Он не выглядел так уверенно как говорил, и Таша одарила его маленькой улыбкой.

Только будьте осторожны.

Пожалуйста.

Я не хочу и тебя увидеть за решёткой.

У меня не будет времени чтобы навещать тебя в тюрьме и все такое.

Ее весёлость и откровенная активистская задиристость исчезли (увяли).

"Ты знаешь, наша семья имеет скандальную репутацию.

Ты можешь поверить, что они на самом деле расскажут нам об побеге Эсмонда? Ради Бога

Вокруг нас одна трагедия за другой

Покрайней мере мы должны попытаться спасти что-то из этого беспорядка

"Я не думаю, что знаю Эсмонда," сказал Кристиан.

"Идиот", сказала она как ни в чем не бывало.

Я имею ввиду его.

Не тебя.

Кто-то должен говорить разумно за нашу семью прежде, чем они поставят себя в неудобное положение".

Кристиан усмехнулся.

"И дай-ка угадаю: ты единственная, кто может это сделать?"

"Конечно," сказала она с озорным блеском в глазах.

"Я уже составила список идеальных кандидатур.

Наша семья только нуждается в некотором убеждение, чтобы увидеть, как они идеальны".

— Я бы переживал за них, если бы не вели себя как кретины по отношению к нам, — заметил Кристиан, наблюдая, как уходит его тетя.

Клеймо его родителей, превратившихся в стригоев, все еще сохранялось после всех этих лет.

Таша приняла это более изящно, несмотря на ее жалобу, только бы иметь возможность участвовать в важных решениях семьи Озера.

Кристиан не сделал и попытки, чтобы быть вежливым.

Это было достаточно ужасное отношение как к низшему по сравнению с другие мороями, отказ в страже и другие вещи, правом на которые были наделены члены королевской семьи.

Но от своей же семьи? Это было особенно неприятно.

Он отказался делать вид, будто его это устривает.

— В конце концов все встанет на свои места, — произнесла Лисса, и прозвучало это куда более оптимистично, чем она на самом деле думала.

Любой ответ Кристианина проглатывася, когда новый компаньон шел в ногу с ними: мой отец.

Его резкое появление поразило моих друзей, но я не удивилась.

Он, вероятно, знал о допросе Лиссы и затаился у здания, ожидая, чтобы говорить с ней.

"А здесь неполохо," сказал Эйб дружелюбно, оглядываяь на деревья и цветы вокруг, будто все трое были на прогулке по Двору.

ʺНо, это выгорит (покоробится), когда солнце встает".

Темнота, которая доставляла мне такую большую проблему в лесах Западной Вирджинии, создана для приятных ʺполуденныхʺ условий по вампирскому графику.

Лисса покосилась на Эйба.

Глазами, хорошо настроенными на недостаточную освещенность, у нее не было никакой трудности разглядеть искрящуюся зеленовато-голубую парадную рубашку (блуззу) под его бежевой спортивной курткой.

Возможно даже слепой смог бы увидеть его с таким цветом.

Лисса насмехалась над фальшивой небрежностью Эйба.

Это была его привычка, начиная светскую беседу переходить к более зловещим темам.

"Ты здесь не для того, чтобы говорить о погоде"

"Стараюсь быть тактичным, только и всего.

Он замолчал, когда пару девочек Мороек прошли мимо них.

Когда они отошли на достаточное расстояние, он спосил приглушенный голосом, "Смею предположить, что все прошло хорошо на вашем маленьком собрании?"

"Нормально", сказала она, не утруждая себя показной привязанностью.

Она знала, все о чем он заботился — это чтобы ничего из их связей не выплыло наружу.

"У стражей сейчас Эдди," сказал Кристиан.

А позже они хотят видеть меня, но не думаю, что для всех нас это будет проблемой.

Лисса вздохнула.

— Я чувствую, что допрос был самой легкой частью, по сравнению с тем, что нам предстоит узнать.

Она хотела выяснить кто убил Татьяну"

— Будем решать проблемы по мере их поступления, — пробормотал Эйб.

Нет смысла увеличивать картинку, сокрушая нас.

Мы просто начнем с самого начала.

"Это проблема" сказала Лисса, разраженно пиная камень лежавший на ее пути.

Даже не знаю с чего начать.

Кто бы ни был убийцей Татьяны, он проделал прекрасную работу, покрывая свои следы и подставляя Розу.

"Будем решать проблемы по мере их поступления," повторил Эйб.

Он говорил тем самым, раздражающим меня хитрым тоном, но Лисса отнеслась к этому с терпением.

До сих пор, вся ее энергия была сосредоточена на том, чтобы вытащить меня из тюрьмы и где-нибудь спрятать.

Это была цель, которая загнала её и собиралась держать после моего побега.

Теперь, когда волнение утихло, все это начинало обрушиваться на нее.

Кристиан обнял ее за плечи, чувствуя исходящую от Лиссы тревогу.

Он повернулся к Эйбу. Его лицо было непривычно серьезным.

"Есть хоть какие-нибудь идеи?" — спросил Кристиан у Эйба

"У нас конечно нет реальных доказательств."

"У нас есть разумные предположения"-ответил Эйб

"Как например то, что убийца Татьяны должен был иметь доступ в ее покои".

Это не длинный список.

"Но и не короткий".

Лисса пересчитала людей по пальцам.

Королевская стража, её друзья и семья. и можно предположить, что никто не изменял отчеты стражей о ее посетителях.

И все мы знаем, что некоторые посещения не регистрировались вообще.

У нее должно быть были постоянные секретные встречи."

— Навряд ли у нее были деловые встречи в ее спальне, когда она была в длинной ночной сорочке, — размышлял Эйб.

"Конечно, это зависит от вида дел",я полагаю.

Лисса споткнулась, ее осенило.

Эмброуз.

— Кто?

— Он дампир. очень привлекательный.

Он и Татьяна…эээ..

— Связаны? — Сказал Кристиан с усмешкой, вспоминая допрос.

Сейчас остановился Эйб.

Лисса сделала тоже самое, и его темные глаза встретились с ее.

— Я видел его.

Он относится к сорту "мальчик у бассейна".

— У него был доступ к её спальне, — сказала Лисса.

— Но я просто не могу… Я не знаю..

— Я не могу себе представить что он сделал это.

— Внешность обманчива, — сказал Эйб.

Он очень интересовался Розой еще в зале Суда.

Большой сюрприз для Лиссы.

— О чем вы говорите?

Эйб погладил подбородок таким жестом что стал еще больше походить на злодея

— Он разговаривал с ней. или дал ей какой-то сигнал.

Я не совсем уверен, но между ними что-то произошло.

Умный и внимательный Эйб.

Он заметил, что Эмброус дал мне записку, но так и полностью не понял, что произошло.

— Тогда нам надо с ним поговорить, — сказал Кристиан.

Лисса кивнула.

У нее внутри бушевали противоречивые чувства.

Она была взволнована, но расстраивалась, что добрый, нежный Эмброуз, может быть подозреваемым.

— Я позабочусь об этом, — беззаботно сказал Эйб.

Я почувствовала как ее взгляд моментально упал на него.

Я не могла видеть выражение ее лица, но заметила, что Эйб сделал неуверенный шаг назад, со слабым светом изумления в глазах.

Даже Кристиан вздрогнул.

"Я собираюсь быть там с Вами,"проговорила она стальным голосом.

— Не делайте попытку пытать его без меня.

— Ты хочешь быть там из-за пытки? — спросил Эйб оправившись.

"Там не будет никакой пытки.

Мы поговорим с Эмброузом как цивилизованные люди, понимаешь?" Она пристально посмотрела на него, и наконец Эйб пожал плечами в знак молчаливого согласия, и хотя подавить девушку в половину его возраста не составило бы труда.

"Хорошо.

Мы сделаем это вместе.

Лисса с подозрением отнеслась к его готовности, и он должно быть обратил на это внимание.

"Вместе," сказал он, продолжая шагать.

— Сейчас самое подходящее время, в прочем для расследования всегда подходящее время.

При Дворе полная неразбериха, все заняты избранием нового монарха.

Все здесь будут заняты, и станут появляться новые люди."

Сильный и влажный ветер взъерошил волосы Лиссы.

В этом чувствовалась обещенная жара, и она знала что Эйб был прав насчет восхода.

Стоило бы лечь спать по-раньше.

— Когда будут выборы? Спросила она.

"Так быстро, как быстро они отправят дорогую Татьяну на покой.

Такие вещи быстро происходят.

Нужно восстановить власть.

Е е похороны будут завтра в церкви с церемонией и службой, но процессию повторять не будут

Они все еще слишком обеспокойны."

Я чувствовала себя отчасти виновата, за то что она не получила должные царственные похороны, но возможно, если бы она знала, что ее истинный убийца будет найден, она предпочла бы этот путь.

— Тогда после похорон и начнуться выборы, — продолжал Эйб, — любая семья, которая захочет выдвинуть кандидата на престол сможет сделать это — и конечно они это сделают.

Вы никогда прежде не видели выборов монарха, не так ли? Это довольно зрелищно.

Конечно, прежде чем начнется голосование, все кандидаты пройдут испытания.

Было что-то зловещее в том как он сказал "испытания", но мысли Лиссы были далеко.

Татьяна была единственной королевой, которую она знала, и эта смена власти ошеломляла ее.

— А новый король или королева могут повлиять на все, к лучшему или к худшему.

Я надеюсь, что это будет кто-нибудь хороший.

Один из Озера, например.

Один из людей Таши.

Она взглянула с надеждой на Кристиана, на что он лишь пожал плечами.

Или Ариана Селски

Мне она нравиться.

— Но не имеет значение, что я хочу, с горечью добавила она.

— В виду того, что я не могу голосовать.

Голоса участников Совета определяют победителя выборов, это еще один случай, когда она была исключена из процесса.

— Много работы будет перед номинацией — объяснил Эйб, избегая ее последнее замечание

— У каждой семьи свои интересы, но у кого-то больше шансов получить голоса от…

— Ох!

Меня резко выдернуло из расчетливой политики мороев, обратно в дебри Западной Верджинии — больно так.

Что-то твердое и жесткое толкнуло меня на утромбованую, из листьев и веток землю, которые царапали мое лицо и руки

Сильные руки придавили меня и я услышала голос Дмитрия

— Ты должна была скрыться в городе, — сказал он, немного забавляясь.

Его вес и положение тела не позволили мне двигаться.

— Раньше это место было бы последним где я стал бы тебя искать

Теперь же напротив, я точно знал куда ты пойдешь.

"Какая разница.

Не будь таким умным. — сказала я сквозь зубы, пытаясь вырваться из его захвата

Черт побери. он был умным.

И снова близость с ним дезориентировала.

Чуть раньше это, казалось, повлияло и на него тоже, но теперь он усвоил урок.

"Тебе всего лишь повезло"

Мне не нужна удача Роза.

Я всегда найду тебя.

На самом деле было очень трудно находиться в этой ситуации.

Почти обыденный тон его голоса, делал ситуацию, в которой мы находились еще более нелепой.

Мы можем делать это снова и снова, или ты можешь делать разумные вещи и просто оставаться на месте с Сиди и мной.

Это не разумно! Это расточительно.

Он вспотел, от жары и, несомненно, потому что пришлось бежать, было очень трудно догнать меня.

Адриан пользовался одеколоном, который всегда опьянял меня, но естественный запах теплой кожи Дмитрия был более опьяняющим.

Это было удивительно что я замечала такие маленькие вещи пока находилась у него в плену

Возможно гнев был частью меня.

"Сколько раз я должен объяснять логику того, что мы делаем?" — раздраженно спросил он.

— Пока ты не сдашься

Я отодвинулась от него, пытаясь снова вырваться, но что бы ни делала, мы были только ближе друг к другу.

Что-то подсказывало мне, что трюк с поцелуем на этот раз не сработает(не прокатит).

Он рывком поднял меня на ноги, при этом удерживая мои руки за спиной.

У меня было немного больше пространства для маневра, чем на земле, но не вполне достаточно, чтобы вырваться.

Медленно он начал пытаться вести меня в том направлении, откуда я пришла.

"Я не позволю тебе и Сидни рисковать из-за меня.

Я позабочусь о себе, только позволь мне уйти!" — сказала я, еле волоча ноги.

Увидев высокое тонкое дерева, я одно ногой зацепилась за него, это нас остановило.

Дмитрий застонал и переместил свой захват, отдирая меня от дерева.

Это почти дало мне возможность спастись, но я и двух шагов не сделаю, как он снова схватит меня.

"Роза" — сказал он устало.

"Ты не можешь победить."

— Как твое лицо? — спросила я.

Я не могла видеть какие-либо следы из-за плохого освещения, но я знала, что удар, который я нанесла ему, оставит свой след завтра.

Было стыдно нанести такой ущерб его лицу, но он излечится, и возможно это преподаст ему урок что значит иметь дело с Розой Хэзевей.

Или нет

Он снова потащил меня.

"Я в нескольких секундах от того, чтобы перебросить тебя через плечо," — предупредил он.

— С удовольствием посмотрю на твою попытку

"Как думаешь, что будет чувствовать Лисса, если ты погибнешь?" Его хватка усилилась, и в это время я почувствала, что он готов выполнить свою угрозу закинуть меня на плечо, и я также подозревала, что он хочет отвлечь меня.

Он был так расстроен.

"Можешь ты хоть представить, что она сделает с собой, если потеряет тебя?" На мгновение я перестала возражать.

Я не хотела умирать, но рискуя своей жизнью значило лишь одно: риск моей жизнью.

Ничьей еще либо.

Тем не менее он был прав.

Лисса будет сильно огорчена, если со мной что-то случится.

И все же. я должна была рискнуть.

"Имейте хоть немного веры, товарищ.

Я не собираюсь умирать, — упрямо произнесла я.

Я выживу.

Не тот ответ, на который он рассчитывал.

Он сместил хватку.

"Есть другие способы помочь ей, чем любые безумия, задуманные тобой."

Я внезапно ослабла.

Дмитрий споткнулся, застигнутый врасплох тем что я не сопротивлялась.

"Что-то не так?" — спросил он, также озадаченно и подозрительно.

Я смотрела вникуда, и мои глаза дествительно не были на чем-то сосредеточены.

Я видела Лиссу и Эйба во Дворе, помня чувство беспомощности Лиссы и тоску в ее голосе.

Записка Татьяны вернула меня обратно, и на мгновение, я даже могла услышать ее голос у себя в голове.

Она не последняя из Драгомиров.

Жив еще один.

"Ты прав," — наконец сказала я.

— Прав в чем?" Дмитрий был в полном замешательстве.

Это была обычная реакция людей, если я соглашалась на что-то разумное.

Возвращение ко Двору не поможет Лиссе.

Тишина

Я не могла разглядеть выражение его лица, но кажется он был шокирован.

"Я вернусь с тобой в мотель, и не буду пытаться сбежать в Суд."

Другой Драгомир.

Другой Драгомир должен быть найден.

Я сделала глубокий вдох.

"Но я не собираюсь сидеть без дела и ничего не делать.

Я собираюсь сделать что-нибудь для Лиссы — и вы с Сидни поможете мне.

Глава 8

Оказывается я ошиблась в отношении местного полицейского участка, состоящего из одного парня и собаки.

Когда Дмитрий и я шли назад в мотель, мы заметили вспыхивающий красный и синий свет на автостоянке и нескольких свидетелей, пытающихся увидеть то, что происходило

— Здесь будто весь город — сказала я

Дмитрий вздохнул.

— Ты же сказала что-то портье, не так ли?

Мы остановились в тени ветхой постройки, сохраняя небольшую дистанцию.

— Я подумала, что это тебя задержит.

— Это замедляет нас сейчас

Его глаза внимательно наблюдали за сценой, подмечивая все детали вокруг

— Машина Сидни исчезла.

Это что-то, по крайней мере.

Моя дерзость мгновенно испарилась.

— Серьезно? Мы потеряли нашего перевозчика!

— Сидни не оставила бы нас, но она достаточно умна, чтобы догадаться убраться отсюда до того, как полиция стала бы стучаться к ней в дверь. он повернулся и рассмотрел одну из главных дорог города.

— Пошли

Она должна быть близко, и это хороший шанс что полиция может на самом деле начать поски по городу, если они думают что за беззащитной девушкой была погоня.

Слово "беззащитной" он сказал особым тоном.

Дмитрий решил идти обратно к дороге, которая привела нас в город, полагая что Сидни не хотела бы быть замеченной и нас бы накрыли(спалили, поймали)

Идея привлечь полицию вылилась в кучу неприятностей, но я не очень сильно из-за этого переживала.

Я была захвачена планом, посетившим меня в лесу и хотела, как собственно и всегда, побыстрее к нему приступить.

Намного лучше, если бы я помогла нам выбраться из этой дыры.

Предположения Дмитрия о поведении Сидни оправдались.

В полумиле от нас у обочины стоял CR-V.

Двигатель был выключен, фары темные, но я видела достаточно хорошо, чтобы определить Луизиановские номера.

Я подошла к окну со стороны водителя и постучала по стеклу.

Внутри, Сидни вздрогнула.

Она опустила стекло, на её лице отражалось недоверие.

— Что вы наделали? Ладно, не важно.

Не объясняйтесь.

Просто садитесь.

Дмитрий и я подчинились.

Под ее неодобрительным взглядом, я чувствовала себя как непослушный ребенок

Она завела автомобиль без слов и стала ехать в том направлении, из которого мы первоначально пришли, в конечном итоге переходя на малое шоссе штата, которое привело обратно в межштатье.

Это было многообещающе.

Только, когда мы проехали несколько миль, она остановилась снова, на этот раз около темно выхода, в котором, казалось, ничего не было.

Она заглушила мотор машины и повернулась, чтобы посмотреть на меня сидящую на заднем сиденье.

"Ты сбежала, не так ли?"

"Да, но я сделала это-"

Сидней подняла руку, чтобы заставить меня замолчать.

"Нет.

Пока нет.

Я хочу чтобы ты оправдала свой дерзкий побег не прибегая к силе

"Я тоже", сказал Дмитрий.

Я бросила на них обоих хмурый взгляд.

— Эй, я вернулась ведь? — Дмитрий изогнул бровь, будто спрашивая меня, а было ли это сделано добровольно

"А теперь я знаю, что мы должны сделать, чтобы помочь Лиссе."

"То что мы должны сделать", сказала Сидни, "это найти безопасное место для проживания"

"Просто вернуться к цивилизации и выбрать отель

Какой-нибудь с обслуживанием номеров.

Мы можем сделать его базой нашей операции, пока мы разрабатываем следующий план.

"Мы исследовали этот город специально!" сказала она.

Мы не можем пойти в какое-нибудь случайное место — по крайней мере не рядом.

Я сомневаюсь, что они записали мои номера, но они могли дать приказ искать автомобиль этого типа.

Если они получили наше описание и это попала в полицию, то это дойдет до Алхимиков а затем…

— Успокойся. — сказал Дмитрий касаясь ее руки

В приконовении не было ничего интимного, но я чувствовала искру зависти особенно после того как он совсем недавно в своих объятьях тащил меня сквозь лес.(Здесь не такой резкий перевод как на англ.)

"Мы не знаем, что из этого выйдет.

Почему просто не позвонить Эйбу?"

"да," сказала она мрачно.

"Это именно то, чего я хочу"

"Чтобы сказать ему, что я испортила план менее чем за 24 часа.

— Хорошо, — сказала я, — если это заставляет вас чувствовать себя лучше, план должен измениться в любом случае"

"Тише", — оборвала она.

"Вы оба.

Мне нужно подумать.

Мы с Дмитрием обменялись взглядами, но продолжали молчать.

Когда я сказала ему, что есть способ помочь Лиссе, он был заинтригован.

Я знаю он хотел деталей, но мы оба должны были ждать Сидни.

Она включила свет и рассматривала карту страны.

После изучения ее в течение минуты, она отложила карту и просто смотрела вперед.

Я не могла видеть ее лица, но подозревала, что она хмурится.

Наконец, она горько вздохнула, и, выключив свет, завела машину.

Я смотрела, как она вводила координаты Альтвуда, Западная Верджиния, в свой GPS.

— Что мы забыли в Альтвуде? — спросила я, полностью разочарованная тем, что она не выбрала город, вроде Атлантик Сити.

"Ничего," сказала она, отступая на дорогу.

"Но это ближайшее место, куда мы можем отправиться по GPS"

Фары проезжающих мимо машин освещали профиль Дмитрия, и я видела любопытство и на его лице тоже.

Итак.

Я была не единственной в этой петле.

GPS сообщил, что до нашего места предназначения почти полтора часа

Тем не менее, он не стал обсуждать ее выбор и повернулся ко мне

— Так что там с Лиссой? Что за великий план? — он посмотрл на Сидни

— Роза говорит что есть что-то важное что мы должны сделать

— Так я и поняла- Сказала сухо Сидни

Димитрий оглядывался назад на меня с надеждой.

Я глубоко вздохнула.

Пришло время рассказать тайну.

"Итак, это, гм, оказывается у Лиссы есть брат или сестра.

И я думаю, что мы должны найти их."

Мне удавалось казаться спокойной и легкомысленной, когда говорила.

Внутри, мое сердце дрогнуло.

У меня была уйма времени, чтобы изучить записку Татьяны, но произношение этих слов вслух делало их более рельными, чем они казались до этого.

То, что эта информация в действительности означала и как это меняло все, во что мы верили, повергло меня в шок, полностью поразило.

Конечно мой шок был ничем по сравнению с реакцией остальных

Один бал в пользу Розы и плюс элемент неожиданности

Сидни не сделала попытки скрыть свое удивление и задыхалась.

Даже Дмитрий казался немного озадаченым.

Как только они пришли в себя, я могла видеть, как они готовили свои возражения.

Они будут либо требовать доказательств или просто отклонят идею как смехотворную.

Я сразу начала действовать предъявляя аргументы

Я предъявила записку Татьяны, прочитала вслух, и затем позволила Дмитрию посмотреть на нее.

Я рассказала о моей призрачной встрече, где дух королевы подтвердил подленность записки.

Тем не менее, мои компаньоны были скептичны.

"У тебя нет доказательств, что Татьяна написала записку," сказал Дмитрий.

"У алхимиков нет никаких записей о другом Драгомире," сказала Сидни.

Каждый из них сказал именно то, что я и ожидала

Дмитрий был парнем, всегда готовым к обману или ловушке.

Он подвергал сомнению все, не имея достаточных доказательств.

Сидни жила в мире фактов и данных и полностью верила в алхимиков и их информацию.

Если Алхимики не верят в это, не верит и она.

Ни одного из них не убедишь свидетельством призрака.

— Я не вижу причин того, чтобы призрак Татьяны меня обманывал, — настаивала я.

"И алхимики не всезнающи.

В записке сказано, что это тайна для Мороев, значит и алхимики тоже ничего не знают.

Сидни насмехалась, не любя мои "всезнающие" комментирии, но оставалась тихой.

Дмитрий молчал, не желая быть на чье-либо стороне без достаточного количества доказательств.

— Ты говорила, что тебе не всегда понятно, что призраки пытаются тебе сказать, — сказал он.

"Может ты неправильно поняла ее."

"Я не знаю."

"Я снова подумала о ее торжественном, прозрачном лице.

"Я думаю она написала эту записку.

Нутром чую, что это она.

Я прищурилась.

Ты знаешь, что моя интуиция и раньше меня не подводила.

"Доверься мне!"

Несколько мгновений он пристально смотрел на меня, и я выдержала этот взгляд.

В этом нашем сверхъестественном пути, я могла догадаться, что происходит.

В целом, ситуация была неправдоподобной, но он знал о моих инстинктах.

И в прошлом мы в этом убедились

Не зависимо от того, что он пережил, не зависимо от текущего антагонизма между нами, он всё ещё достаточно знал меня чтобы верить в это.

Медленно, неохотно, он кивнул.

"Но если мы решили искать предпологаемого родного брата, мы должны идти вразрез с инструкциями Лиссы."

"Вы верите этой записке?" воскликнула Сидни.

"Ты расслышала его?"

Вспышки гнева появились во мне, но я делала всё, чтобы скрыть их.

Конечно.

Конечно это будет следующим препятствием: неспособность Дмитрия не повиноваться Лисссе.

Сидни боялась Эйба, но беспокойство Дмитрия объяснялось клятвой верности Лиссе.

Я глубоко вздохнула.

Рассказывая как смешно я думала, но он не мог выполнить то что мне требовалось

"Технически, да.

Но если бы мы смогли фактически доказать, что она не последняя в ее семье, это бы сильно помогло ей.

Мы не можем игнорировать этот шанс. И если вам удастся держать меня подальше от неприятностей пока мы это делаем- я постаралась не сгримасничать — то проблем не должно быть

Дмитрий принимал во внимание это.

Он знал меня.

Так же он знал что я пойду любыми окольными путями, что бы добиться своего.

"Хорошо", сказал он наконец.

Я видела изменения в его лице.

Решение было принято, и теперь он придерживался его.

"Но с чего мы начнем? У нас нет ничего кроме таинственной записки."

"Это было дежа вю и напоминало мне о разговоре Лиссы и Кристиана с Эйбом, когда они выясняли откуда начать их расследование.

Она и я жили параллельными жизнями и казалось мы пытаемся составить головоломку из отдельных кусочков.

Я воспроизвела рассуждение Эйба: без подсказок начать работать, с очевидными выводами

"Очевидно, это тайна," сказала я.

"Большая.

Одни люди вероятно хотели скрыть — достаточно того что они украли записи о них(Драгомирах) — и вывести Драгомиров из власти

"Кто то ворвался в здание алхимиков и взял бумажные указания, что Эрик Драгомир действительно тайно финансировал женщину.

Я указала на это своим спутникам, что казалось, весьма вероятно, эта женщина была матерью его ребёнка, в результате их любви.

"Ты мога бы исследовать это дело получше."

Те последние слова были сказаны Сидни.

Возможно она не заботилась о другом Драгомире, но алхимики все еще хотят знать кто обокрал их.

"Эй, эй

Как так получилось, что я не участвую в процессе принятия решений?". Она до сих пор не оправилась от нашего разговора, который внезапно продолжился без нее.

После того, как ночью все зашло слишком далеко, она не выглядела так, словно ей хотелось быть втянутой в еще один мой авантюрный замысел.

"Может нарушение Лиссиных приказов не такое уж и большое дело для вас, но я не пойду против Эйба.

Вряд ли он будет настолько снисходительным.

Это было справедливое замечание.

— Я буду пользоваться тем, что я его дочь, — заверила я.

— Между прочем старик любит тайны.

"Не в этом случае, поверь мне.

И вы уже нашли самую большую подсказку из всех.

Я имею ввиду что если Эрик давал деньги анониму то почему это не могла быть его тайная любовница с ребенком?

— Анонимная, является ключевым словом — скептически сказала Сидни со снисхождением Змея

"Если твои предположения верны, что бы нам очень помогло, мы до сих пор понятия не имеем, кто эта любовница.

В украденных документах этого не было сказано.

"Есть ли ещё какие-нибудь записи, связанные с украденными? Или могла бы ты узнать в банке, кому он перечислял деньги?"

Алхимики в основном заботились лишь о том, кто украл их записи.

Ее коллеги обнаружили, что именно было украдено, но не задумывались о содержимом.

Я готова держать пари, они не искали другие документы на ту же тему.

Она подтвердила так много.

"Вы действительно понятия не имеете как исследуют отчеты о работе, не так ли? Это не так легко," она сказала. "это может потребовать времени."

хорошо.

Я вот думаю для этого ведь надо быть в безопасном месте? — спросила я

Пораженная осознанием того, что нам нужно время, чтобы сделать следующий шаг вместе, я увидела недостатки после потери нашего укрытия вдалеке от дороги.

"Безопасное".

Она покачала головой.

Ладно, посмотрим.

Надеюсь, я не делаю что-то глупое.

С этими словами наступила тишина

Мне хотелось знать больше о том, куда мы направляемся, но чувства подсказывали мне остановиться на уже одержанной мной маленькой победе.

По крайней мере, я победила.

Я не была уверена на сто процентов, но Дмитрий определенно был убежден

Лучше всего не волновать ее прямо сейчас.

Я смотрела на GPS.

Почти час.

Достаточно времени, чтобы перепроверить Лиссу.

Мне потребовалась минута, чтобы узнать, где была Лисса, потому что я ожидала. что она вернется в комнату.

Но не, она была в месте, где я была лишь однажды: в доме родителей Адриана.

Неожиданно. через некоторое время, я поняла о чем она думает

В настоящее время ее номер был в гостевом доме, и в ходе последующей паники по поводу моего побега, это здание кишело людьми, которые сейчас пытались уехать.

Особняк Ивашкова, расположенный в постоянном жилом районе, был немного более тихим — там были только несколько уезжающих соседей.

Адриан откинулся на спинку кресла, ноги небрежно лежат на дорогом кофейном столике, который некоторый дизайнер интерьеров, вероятно, помог выбрать его матери.

Лисса и Кристиан только что приехали, и она поймала дуновение дыма в воздухе, что сделало ее чуть одурманенной…

"Если повезет," — говорил он Лиссе и Кристиану, — " родители будут заняты какое-то время и дадут нам немного тишины и спокойствия.

На сколько грубым был ваш допрос?"

Лисса и Кристиан сидели на кушетке, которая была скорее красивой чем удобной.

Она наклонилась к нему и вздохнула.

"Не так плохо.

Я не знаю убедились ли они полностью, что мы не имеем никакого отношения к побегу Розы. но у них определеннно нет доказательств."

"Я думаю, что у нас больше проблем с Тетей Ташей," сказал Кристиан.

"Ей не понравилось, что мы не рассказали о том, что произойдет.

Я думаю, что она, вероятно, хотела взорвать статуи самостоятельно.

Я думаю, она более расстроена, что мы заставили поучавствовать

Дмитрия -

отметила Лисса.

"Она думает, ч то мы лишили его возможности когда-либо быть принятым снова."

"Она права," сказал Адриан.

Он поднял пульт дистанционного управления и включил большой плазменный телевизор.

Он приглушил звук и беспорядочно переключал каналы.

"Но никто не вынуждал его."

Лисса кивнула, но тайно задавалась вопросом, вынудила ли она Дмитрия неосторожно.

Его преданные клятвы защищять ее не были секретом.

Кристиан, кажется, уловил ее беспокойство.

"Эй, все мы знаем, он никогда бы не-" стук прервал его.

"Черт," — сказал Адриан, вставая.

"Многовато для тишины и спокойствия."

"Твои родители не станут стучать" сказал Кристиан

"Это так, но возможно это один из их друзей, жаждущий отведать портвейна и посплетничать о том, какая ужасная кровожадная молодежь в наши дни," — отозвался Адриан.

Лисса услышала, как открылась дверь, а затем последовал приглушенный разговор.

Несколько мгновений спустя, Адриан вернулся с молодым моройским парнем, которого Лисса не знала.

"Послушай," — говорил парень, тревожно оглядываясь — "Я могу зайти потом."

Он заметил Лиссу и Кристиана и замер.

"Нет, нет," сказал Адриан.

Изменение его состояния от раздраженного до радушного произошло так быстро, как будто кто-то щелкнул выключателем.

"Я уверен, она вернется в любую минуту.

Ребята, вы знаете друг друга?"

Парень кивнул, переводя взгляд с лица на лицо.

"Конечно."

Лисса нахмурилась.

"Я не знаю тебя."

Улыбка так и осталась на лице Адриана, но Лисса быстро сообразила, что происходит что-то важное.

"Это Джо.

Джо швейцар, который выручил меня, свидетельствуя, что я не был с Розой, когда была убита Тетя Татьяна.

Тот кто работал в здании Розы."

Лисса и Кристиан выпрямились.

"Было удачей то, что это обнаружилось перед слушанием,"- осторожно сказал Кристиан.

В то время когда была паника, что я и Адриан могли быть причастны.

Но Джо вступился как раз вовремя сказав что видел меня и Адриана в моём доме.

Джо немного отстранился к холлу.

"Я действительно должен идти.

Просто скажите Леди Ивашковой, что я заходил и что я покидаю Двор.

Но все улажено.

— Что улажено? — спросила Лисса, медленно вставая.

Она — она поймет.

Лисса, я знала, не выглядела устрашающе.

Она была милой, стройной и красивой, но судя по страху на лице Джо — хорошо.

Она, должно быть, одарила его угрожающим взглядом.

Это напомнило мне встречу с Эйбом ранее.

— Правда, — добавил он.

Мне нужно идти

Он опять начал двигаться, но я вдруг почувствовала, как волны духа?прожигают? Лиссу.

Джо остановился, и она подошла к нему.

— Что тебе нужно было сказать Леди Ивашковой? — потребовала ответа Лисса.

— Полегче, кузина, — пробормотал Адриан.

— Тебе не нужно так много духа, чтобы получить ответы.

Лисса использовала принуждение на Джо, так много, что он должен стать марионеткой в последствии.

— Деньги, — Джо ахнул, широко раскрыв глаза.

— Много денег.

— Каких денег? — спросила она.

Джо колебался, как если бы он мог сопротивляться, но скоро сдался.

Он не мог бороться против такого количества принуждения, не от пользователя духа.

— Деньги. о том, где он был.

Джо кивнул головой в сторону Адриана.

Холодное выражение на лице Адриана немного колебнулось.

— Что ты имеешь в виду где я был? В ту ночь, когда умерла моя тетя? Ты говоришь…

Кристиан продолжил, где Адриан не смог.

— Леди Ивашкова платит тебе, чтобы ты сказал, что видел Адриана?

— Я видел его, крикнул Джо.

Он явно вспотел.

Адриан прав: Лисса использует слишком много Духа.

Это физически травмировало Джо.

Я просто

Я не помнил время.

Я совсем не помню ни одно время.

То же я сказал и другому парню.

Она заплатила мне, чтобы я сказал время, когда ты был там.

Адриану совсем это не понравилось.

К его чести, он оставался спокойным.

— Что ты имел в виду, когда сказал "другому парню"?

— Кому еще? — повторила Лисса.

— Кто еще был с ней?

— Никого! Леди Ивашкова просто хотела убедиться, что ее сын чист.

Я уклонился от деталей для нее.

Это был парень… другой парень, который пришел позже… кто хотел знать, когда Хэзевей не было.

Из холла донесся щелчок, звук открытия парадной двери.

Лисса наклонилась вперед, усиливая принуждение.

— Кто? Кто он был? Что он хотел?

Джо выглядел так, будто ему было очень больно.

Он сглотнул.

— Я не знаю, кто он был! Я его не видел раньше.

Какой-то морой.

Он только требовал, чтобы я свидетельствовал, когда я видел Хэзевей.

Заплатил мне больше, чем Леди Ивашкова.

Никакого вреда…

Он отчаянно смотрел на Лиссу.

— Нет никакого вреда в помощи им обоим. особенно, что Хэзевей сделала это.

— Адриан? — голос Даниэллы раздался в холле.

— Ты здесь?

— Уходи, — предупредил Лиссу Адриан тихим голосом.

В нем небыло шуток

Ее голос был столь мягок, ее внимание все еще на Джо.

"Как он выглядел? Морой? Опиши его."

Звук высоких каблуков цокал по деревянным полам

"Ничего особенного!" — сказал Джо

Я клянусь! Это правда.

Обычный.

Кроме руки. пожалуйста позвольте мне идти.

Адриан пихнул Лиссу в сторону, ломая контакт между нею и Джо.

Джо почти осел на пол, затем замер, когда был захвачен взором Адриана.

Тоже принуждение, но гораздо меньше, чем использовала Лисса.

"Забудь это," прошипел Адриан.

"У нас никогда не было этой беседы."

"Адриан, что ты-" Даниелла остановилась в дверном проеме, обеспокоенная увиденным.

Кристиан был еще на диване, но Адриан и Лисса были в паре дюймах от Джо, чья рубашка промокла от пота.

"Что здесь происходит?" — воскликнула Даниэлла

Адриан отстранился и улыбнулся своей матери одной из тех улыбок, которые очаровывали многих девушек.

"Этот парень прише повидаться с тобой, мам.

Мы сказали ему подождать, пока ты не вернёшься.

И как-раз собирались закончить (это он чтоли оговорился?)

Взляд Даниэллы перемещался от сына к Джо.

Она была несомненно обеспокоенна происходящим и к тому же смущена.

Лисса удивилась его словам, но последовала примеру Адриана

Кристиан тоже.

"Было приятно видеть вас" сказала Лисса, пытаясь улыбнуться подобно Адриану.

Джо выглядел ошеломленным.

После заключительного приказа Адриана бедный швейцар вероятно вообще забыл, как оказался в доме Ивашковых.

Лисса и Кристиан поспешили выйти вслед за Адрианом, до того как Даниэлла сумела сказать что-то еще.

"Что, черт возьми, это было?" — Спросил Кристиан, как только они оказались на улице.

Я точно не была уверена в том, что он имел ввиду: ужасное принуждение Лиссы или то, что сказал Джо.

— Ну, не знаю, — ответил Адриан, выражая сомнение.

Он больше не улыбался

"Но мы должны поговорить с Михаилом."

— Роза.

Голос Дмитрия был нежен, в результате чего меня притянуло обратно к нему и Сидни в машину

Он беошибочно распознал выражение моего лица и знал, где я была.

— Там все впрорядке? — спросил он

Я знала, что "там" подразумевало Двор, а никак не заднее сиденье.

Я кивнула, хотя "в порядке" было не совсем правильным словом для того, что я увидела.

И что я только что видела? Принятие ложных доказательств.

Признание того, что противоречило некоторым из доказательств против меня.

Меня не волновало, что Джо солгал, чтобы защитить Адриана.

Адриан не был замешан в убийстве Татьяны.

Я хотела, чтобы он был свободным человеком с чистым именем.

Но что относительно другой части? Какой-то "обычный" морой заплатил Джо, чтобы тот солгал, тем самым оставив меня без алиби на время убийства.

Прежде чем я полностью смогла разобраться во всем, я заметила, что автомобиль остановился.

Я пыталась проанализировать информацию выданную Джо под принуждением и подвести итог нашей новой ситуации.

Ноутбук Сидни светился на переднем сидении, когда она что-то в нем прокручивала.

Где мы находимся? Я выглянула в окно.

В свете фар, я увидела грустные, закрытые АЗС.

Алтсвуд, ответил Дмитрий.

Мне казалось, что это просто заправка.

— Наш последний город по сравнению с этим просто Нью-Йорк.

Сидней захлопнула свой ноутбук.

Она передала его на заднее сиденье, и я положила его рядом с собой, около рюкзаков, которые Сидни чудесным образом захватила, когда убегала из мотеля.

Она тронулась и выехала со стоянки.

Не очень далеко, я могла видеть автостраду и ожидала, что она свернет туда.

Вместо этого она проехала мимо АЗС, глубже в темноту.

Как и до этого мы были окружены лесами и горами.

Мы ползли как улитки медленными темпами, пока Сидни не разыскала совсем крошечную тропинку из гравия, которая исчезала в лесу

Она была достаточно широкой только для одной машины, но так или иначе я не ожидала здесь оживленного движения.

Похожие дороги уводили нас все глубже и глубже, и, хотя я не могла видеть лицо Сидни, напряжение ощущалась в автомобиле.

Минуты текли как часы, пока перед нами не открылась заваленная грязью поляна.

Другие машины — довольно старые — стояли там.

Это было странное место для стоянки автомобиля, учитывая, что всё, что я могла видеть вокруг нас, — темный лес.

Сидней заглушила мотор

"Неужели мы в палаточном лагере?" — Я спросила.

Она не ответила.

Вместо этого она посмотрела на Дмитрия

"Ты настолько хорош, как о тебе говорят?"

"Что?" — спросил он, пораженный.

"В битве.

Все постоянно говорят о том, насколько ты опасен.

Это правда? Ты настолько хорош?"

Дмитрий задумался

"Достаточно хорош."

Я усмехнулась.

"Очень хорош."

"Надеюсь этого достаточно" сказала Сидни, держа ручку двери.

Я так же открыла свою дверь.

" А ты не собираешься спросить обо мне?"

" Я уже знаю, что ты опасна" сказала она.

"Я это видела".

Её комплимент был слабым утешением, поскольку мы вышли через сельскую автостоянку.

"Почему мы остановились?"

"Потому что теперь мы пойдём пешком."

Она включила фонарик и освещала им большую часть периметра.

Наконец, мелькнула извилистрая тропинка между деревьев.

Она была меленькая и ее легко потерять из виду, потому что сорняки и другие растения посягались на нее.

"Там."

Она начала двигаться в том направлении.

"Подожди", — сказал Дмитрий

Он обогнал ее, идя впереди, и я немедленно заняла позицию сзади нашей группы.

Это было стандартное построение стражей.

Мы окружали ее, как есди бы это был морой.

Все прежние мысли о Лиссе выпорхнули у меня из головы.

Все мое внимание было сосредоточено на данной ситуации, все мои чувства бдительно следили за возможными угрозами.

Я могла видеть, что Дмитрий действовал также, мы оба держали на готове свои колы.

"Куда мы идем?" — спросила я, в то время как мы старательно избегали корней и ям по пути.

Ветки царапали мои руки.

"К людям, которые, я гарантирую, не вернут тебя назад," — сказала она мрачным голосом.

Еще много вопросов вертелось у меня на языке, когда внезапно яркий свет ослепил меня.

Мои глаза привыкли к темноте, и неожиданная яркость была слишком резким изменением.

Раздался шорох в деревьях, ощущение многих тел вокруг, и как только мои глаза привыкли, я увидела лица вампиров повсюду.

Глава 9

К счастью, это были лица мороев.

Это не помешало мне поднять мой кол и придвинуться ближе к Сидни.

Никто не нападал на нас, но я держала свою позицию — что, вероятно, не имело значения.

Поскольку я все больше вглядывалась в обстановку, я видела что мы были полностью окружены примерно десятью людьми.

Мы сказали Сидни, что хороши, и это было правдой: Дмитрий и я вполне могли уничтожить группу как эта, хотя скудная стоянка должно быть усложнит дело.

Я так же поняла, в группе были не только Морои.

Они были ближе всего, но вокруг них были дампиры.

И свет, который я думала, исходил из фонариков, или прожектора на самом деле исходил из огненного шара, который Морой держал в одной из рук.

Один Моройский мужчина вышел вперед, примерно в возрасте Эйба, с густой коричневой бородой и серебряным колом в руке.

Какая-то часть меня отметила, что кол был грубо сделан по сравнению с моим, но представлял ту же самую угрозу.

Пристальный взгляд мужчины прошелся по мне и Дмитрию и кол опустился.

Сидни стала объектом исследования парня, и он внезапно направился к ней.

Дмитрий и я попытались остановить его, но другие руки потянулись остановить нас.

Я могла сразиться с ним, но замерла когда Сидни стала задыхаться, "Стойте."

Бородатый Морой взял ее за подбородок и повернул ее голову так, чтобы свет упал на щеку, освещая золотую татуировку.

Он ослабил свою хватку и отошел назад.

"Девочка-лилия," проворчал он.

Другие слегка расслабились, хотя они все еще держали свои колы на готове и выглядели готовыми напасть, в случае необходимости.

Лидер Морой перевел свое внимание от Сидни на Дмитрия и меня.

"Вы здесь чтобы присоединиться к нам?" осторожно спросил он.

"Нам нужно убежище," сказала Сидни, слегка косаясь своего горла.

"Их преследуют — Испорченные."

Женщина, державшая пламя, выглядела скептически.

"Больше похожи на шпионов Испорченных."

"Королева Испорченных мертва," сказала Сидни.

Она кивнула в мою сторону.

"Они думают, что она сделала это.

Любознательная часть меня начала говорить, но быстро замолчала, я достаточно умна, чтобы понять, что этот причудливый поворот событий лучше всего оставить в руках Сидни.

Я не понимала что она говорила.

Когда она сказала, что Испорченные приследуют нас, я подумала, что она пытается убедить эту группу думать что за нами гнались Стригои.

Сейчас, после того как она упомянула королеву, я не была в этом уверенна.

Я также не была уверена что так уж умно было представлять меня как убийцу.

Все что я знала, Коричневая Борода вернет меня и попробует получить награду.

Глядя на его одежду, он мог этим воспользоваться.

К моему удивлению, это вызвало улыбку на его лице.

"И так, приходит новый диктатор.

Уже есть новый?"

"Нет," сказала Сидни.

"Вскоре пройдут выборы и они решат."

Улыбки группы сменились взглядами презрения и неодобрительных бормотаний о выборах.

Я не могла помочь себе.

"Как еще они выбрали бы нового короля или королеву?"

"Истинным путем," сказал соседний дампир.

"Путем использовавшимся давно.

В битве на смерть.

Я ждала изюминки, но парень был абсолютно серьезен.

Я хотела спросить Сидни во что она нас в тянула, но в этом пункте мы очевидно проходили осмотр.

Их лидер повернулся и стал спускаться по тропинке.

Группа следовала за ним, подталкивая нас вперед.

Слушая их беседу я не могла избавиться от хмурого взгляда — и не только потому что наши жизни могли быть на гране.

Я была заинтригована их акцентом.

У портье мотеля был густой южный акцент, точно такой какой Вы можгли ожидать в этой части страны.

Речь этих парней звучала похоже, но имела небольшую примесь другого произношения.

Она почти напоминала мне легкий акцент Дмитрия

Я была так напряжена и обеспокоена, что едва могла сосредоточиться на том как долго мы шли.

В конечном счете, путь привел нас к месту, похожему на хорошо скрытый палаточный лагерь.

Огромный костер сверкал между людьми, сидящими вокруг.

Все же поселение представляло собой рассеянную структуру только с одной стороны, теперь оно казалось растянутым вдоль расширяющейся тропинки в лесу.

Это еще была не совсем дорога, но создавала иллюзию города, или по крайней мере деревни.

Здания были маленькими и обшарпанными, но казались жилыми.

С другой стороны огня, земля резко повышалась, переходя в Аппалачи, закрывая звезды.

В мерцающем свете я могла видеть лицевую часть горы, поверхность которой была покрыта грубыми камнями и одинокими деревьями, тут и там виднелись темные дыры.

Мое внимание вернулось к жилищу.

Толпа, собравшаяся вокруг огня — пара дюжин или около того — хранила молчание пока нас вели внутрь.

Первое, что я для себя отметила — их численность.

Мой внутрений боец подсчитывал противников и планировал атаку.

Потом как и раньше я стала присматриваться к лицам.

Больше Мороев в перемешку с дампирами

И, к моему изумлению, люди.

И они не были кормильцами.

Хорошо, не в том смысле какими я знала кормильцев.

Даже в темноте, я могла видеть отметины от укусов на некоторых из шей людей, но судя по их любопытным выражениям, я могла сказать, что эти люди не давали регулярно кровь.

Они были не высоки.

Они были среди Moроев и дампиров, сидели, стояли, разговаривали, учавствовали — целая группа, ясно объединенная в некотором сообществе.

Я задумалась, возможно эти люди были как Алхимики.

Возможно у них были своего рода деловые отношения с моим видом.

Напряжение, росшее вокруг нас, начало распространяться, и я придвинулась ближе к Сидни.

"Что, ради бога, все это значит?"

"Хранители," сказала она низким голосом.

"Хранители? Что это значит?"

"Это значит," сказал бородатый Морой, "что в отличие от ваших людей, мы придерживаемся старых традиций.

Я оглядела этих "Хранителей" в их поношенной одежде и с грязными, босыми детьми.

Основываясь на том, как далеко мы были от цивилизации, и судя по тому, как темно было в стороне от костра — я могла биться об заклад, что у них нет электричества.

Я была на грани, что бы не высказать, что я не думаю что это то как кто-либо должен жить.

Затем, вспомнив как легко эти люди говорили о поединках на смерть, я решила держать свое мнение при себе.

"Почему они здесь, Раймонд?" — спросила женщина, сидящая у костра.

Она была человеком, но обращалась к бородатому Морою самым обычным и неформальным образом.

Это не была обычная мечтательная манера кормильцев, в которой они обычно обращались к Морою.

Это даже не походило на неестественные беседы, которые были у моего вида с Алхимиками.

"Они собираются присоединиться к нам?"

Раймонд покачал головой.

"Нет.

Испорченные преследуют их за убийство своей королевы."

Сидни толкнула меня локтем прежде, чем смогла отрицать сказанное.

Я стиснула зубы, ожидая атаки толпы.

Вместо этого я с удивлением обнаружила толпу, смотрящую на меня с соединением страха и восхищения, так же, как наша приветствующая группа.

"Мы предоставим им убежище", объяснил Раймонд.

Он взглянул на нас, хотя я не знала, смотрел ли он на нас так потому что мы убийцы или потому что хотел привлечь к себе больше внимания

"Итак, вы можете присоединиться к нам и жить здесь"

У нас есть комната в пещерах.

Пещерах? Я резко повернула голову к утесам вдали от огня, понимая теперь, что это были за черные дыры

Даже когдя я смотрела туда несколько людей отползали и отходили ко сну, скрываясь в темных пещерах

Сидни ответила раньше, чем на моем лице проступило выражение ужаса.

— Нам просто нужно остановиться здесь.

Она запнулась. Не удивительно, учитывая, как быстро меняются наши планы

— Вероятно всего на пару дней.

"Вы можете остановиться с моей семьей", сказал Раймонд

"Даже ты.

Слова были адресованы Сидни, и он произнес их как одолжение.

"Спасибо", сказала она

"Мы будем благодарны за ночь в твоем доме.

Я поняла, что ударение на последнем слове было сделано специально для меня.

Деревянные строения вдоль пыльной догроги не выглядели шикарно, не смотря на все силу моего воображения, но я бы сняла один из них на день.

Деревня или коммнуна или как это у них называлось, становилась все более возбужденной c нашим приходом.

Они забросали нас множеством вопросов, начиная с простых, вроде как нас зовут, и заканчивая выяснением подробностей, как именно я убила Татьяну.

Я была спасена от необходимости отвечать, когда человеческая женщина, которая говорила с Рэймондом ранее, вскочила и повела нашу тройку прочь.

" Достаточно", сказала она, отчитывая других.

"Становится поздно и, я уверена, наши гости голодны"

Я умирала от голода, но в действительости не знала в силах ли я съесть тушенного опоссума или что то подобное выдаваемое за еду здесь.

Заявление женщины вызвало некоторое разочарование, но она заверила остальных, что они смогут пообщаться с нами завтра.

Оглядевшись вокруг, я увидела слабое багровое сияние неба, исходившее с востока.

Восход.

Группа Мороев, цеплявшихся за традиции, конечно, вела ночной образ жизни, значит эти люди, вероятно, имели всего несколько часов до сна.

Женщина, назвавшаяся Сарой, повела нас вниз по пыльной дороге.

Раймонд сказал, что встретится с нами позже.

По мере того как мы шли, мы видели, как другие люди бродяжничали около разбросанных, ветхих домов, по дороге в постель или возможно проснувшихся со всем этим беспокойством.

Сара взглянула на Сидни

"Ты принесла нам что-нибудь?"

"Нет," сказала Сидни.

"Я здесь, чтобы сопровождать их"

Сара посмотрела разочарованно, но кивнула.

"Важная задача".

Сидни нахмурилась и проявила больше беспокойства.

"Сколько прошло с тех пор как мои люди принесли тебе что-нибудь?"

"Несколько месяцев" сказала Сара после минуты раздумий.

Лицо Сидни потемнело, но она промолчала.

Сара наконец привела нас в один из наиболее больших и славно выглядящих домов, хотя он был прост и сделан из непрокрашеных деревянных досок.

Внутри было темно и мы ждали, пока Сара зажжет старомодные фонари.

Я была права.

Никакого электричества.

Это неожиданно заставило меня задуматься о сантехнике.

Полы были деревянные, как и стены, покрытые большими, яркими узорчатыми коврами.

Мы оказались в комнате чем то напоминавшую кухню и столовую

Там был большой камин в центре, деревянный стол и стулья с одной стороны, и большие подушки с другой, служившие, как я сочла, диваном.

Шкафы с сухими травами висели рядом с камином, наполняя комнату ароматом специй, который смешивался с ароматом горелой древесины.

В задней стенке было три двери, и Сара кивала на одну.

"Вы можете спать в комнате девочек," сказала она.

"Спасибо," — сказала я, до сих пор не уверенная, что действительно хочу увидеть, как здесь принимают гостей.

Я уже скучала по Мотелю.

Я с любопытством изучала Сару.

На вид ей было столько же сколько и Раймонду, на ней было простое проношенное голубое платье до колена.

Её светлые волосы были убраны назад и связаны за шеей, и она казалась ниже меня, как и все люди.

"Вы домоправительница Рэймонда?" Это была единственная роль, которую я могла вывести для нее.

У нее было несколько следов от укусов, но определенно она не была кормильцем.

По крайней мере не на постоянной основе.

Может быть, где-то здесь,

кормильцы удвоили помощь на дому

Она улыбнулась.

"Я его жена.

То, что я ухитрилась справиться с большинством своих реакций — было высшей мерой проявления моего самообладания.

Ох

Пристальный взгляд Сидни упал на меня, он предупреждал: Оставь это.

Я снова стиснула зубы и коротко ей кивнула в знак того, что я поняла.

Вот только, я ничего не понимала.

Дампиры и Морои связаны все время.

Дампирам это необходимо.

Более постоянные связи были скандалом — но никто не исключал возможность их существования.

Но морои и люди? Это было выше моего понимания.

Эти расы не сходились вместе в течение веков.

Они создали Дампиров очень давно, но в современном мире Морои почти не спаривались с людьми.

Конечно, мы жили среди них.

Морои и Дампиры работали рука об руку с людьми, покупали дома пососедству, и по видимому имели отвратительные связи и секреты с алхимиками.

И, конечно, Морои кормятся людьми — в этом причина.

Если рядом с вами был человек, то это по тому что они были кормильцами.

Это было нашем уровнем близости.

Кормильцы были едой, чистой и простой

Еда, с которой хорошо обращались, но не которая могла стать другом.

Сексуальная связь мороя и дампира? Естественно.

Сексуальная связь мороя и дампира, который дает ему кровь? Грязно и унизительно.

Но морой, занимающийся сексом с человеком, который даёт или не дает ему свою кровь? Непостижимо.

Есть мало вещей, которые шокируют или обижают меня.

Я довольно либерально относилась к романтическим отношениям, но мысль о браке мороя и человека удивила(взорвала) меня

Не важно, кормилец-ли человек — кем является Сара — или кто-то посторонний, как Сидни.

Люди и Морои не сходятся.

Это было примитивно и не правильно, вот почему так больше никто не делал.

Ну, по крайней мере, там, откуда я родом.

В отличие от этих людей мы всё ещё следуем традициям

Забавно, но для Сидни это было гораздо более неприятным фактом, чем для меня, учитывая её отношение к вампирам

Могу предположить, что она была готова к этому, по крайней мере, ей удалось справиться со своими эмоциями

Она не была здесь новичком, как я и Дмитрий, который наверняка разделяет мои чувства

Он просто лучше умел скрыть удивление.

Шум у дверей вывел меня из шока.

Пришел Раймонд и он был не один.

Мальчик Дампир лет восьми или около того сидел на его плечах, и девочка Морой того же возраста крутилась рядом с ним.

Хорошенькая моройка, на вид лет двадцати, а за ней милый дампир, возможно, старше меня на пару лет, а может быть и мой ровестник

Последовали представдения.

Детей звали Фил и Молли, а женщина Морой назвалась Полетт.

Казалось, они все живут здесь, но я не могла с уверенностью сказать в каких они все отношениях, кроме молодого парня моего возраста.

Он был сыном Раймонда и Сары, Джошуа.

У него была готова улыбка дял каждого из нас — особенно для меня и Сидни — эти глаза напомнившие мне искрящуюся голубизну Озера.

Только, в то время, как члены семьи Кристиана, имели темные волосы, Джошуа был песчаный блондин со светло золотистым оттенком.

Я вынуждена была признать, это было привлекательное сочетание, но частью мозга я помнила, что он был рожден от человека и Мороя, а не от дампира и Мороя, как я, и это ошеломляло.

Результат был одним, но способ отвратителен.

"Я размещу их в твоей комнате", Сара сказала Полетт.

Остальне могут занять чердак.

Мне потребовалось время что бы понять, что "осталные" это Паулетта, Джошуя, Молли и Фил.

Взглянув наверх, я действительно увидела там что-то вроде чердачного пространства, покрывавшего половину ширины дома

Это выглядело недостаточно для четырех человек.

"Мы не хотим доставлять вам неудобства", сказал Дмитрий, озвучив мои мысли.

Он молчал почти все это лесное приключение,

сохраненяя энергию для действий, а не для слова.

"Мы будем в порядке здесь.

"Не беспокойтесь об этом" скажал Джошуа, снова одарил меня этой милой улыбкой.

Нам все равно.

Ангелина тоже не возражает.

"Кто?" — я спросила.

Моя сестра.

Я подавила гримасу.

Пять человек набьются на чердаке, в то время как мы займем всю комнату.

"Спасибо тебе", — сказала Сидни.

ʺМы ценим это.

И мы действительно не задержимся на долго. несмотря на неприязнь к миру вампиров, Алхимики могут быть вежливыми и очаровательными, когда они захотят.

"Очень плохо," сказал Джошуа.

"Прекрати флиртовать, Джош" сказала Сара

Вы трое хотите что нибудь съесть перед тем как леч спать? Я могу разогреть немного тушенки.

Мы уже поужинали хлебом Полетт.

Моя боязнь есть опоссумов вернулась и слова вырвались сами по себе

"Нет необходимости", — сказала я торопливо.

— Я обойдусь хлебом.

"Я тоже", сказал Дмитрий

Я задумалась, он сказал так, потому что не хотел утруждать их готовкой или разделял мои кулинарные страхи.

Вероятно не последнее.

Дмитрий казался тем парнем, которого можно было бросить в глуши и он бы выжил несмотря ни на что.

Полетт очевидно испекла много хлеба, и они позволили устроить пикник в нашей небольшой комнате с хлебом и миской масла,

Которое Сара, вероятно, сбила сама.

Комната была по размеру как моя спальня в Св.

Владимире, с двумя набитыми тюфяками на полу.

Стеганые одеяла аккуратно покрывали их и, вероятно, не использовались в месяцы с такой температурой.

Жуя кусок хлеба, который оказался очень вкусным, я провела рукой по одному из одеял

"Это напоинает мне о том что я видела в Росии " сказала Я

Дмитрий также изучил полотно.

"Похоже.

Но не совсем тоже самое".

"Это эволюция культуры", сказала Сидни

Она устала, но не настолько чтобы отключить режим "Большая Советская Энциклопедия "

— Завезенные традиционные русские узоры в конечном счете слился с типичными Американскими в форме лоскутного одеяла.

Ничего себе.

Хм, приятно узнать.

Семья оставила нас одних, так как им пора было готовиться ко сну, и я с опаской следила за нашей скрипящей дверью.

Шум и активность там делали маловероятным то, что нас услышат, но я все же понизила голос

" Ты готова объяснить, кто, к чертям, все эти люди?"

Она пожала плечами

"Хранители.""

"Ага, Я поняла. а мы испорченные.

Звучит как лучшее название для стригоев.

"Нет".

Сидней прислонилась к деревянной стене.

Стригои потерянные.

Вы испорченные, потому что присоединились к современному миру и оставили позади обратный путь, утратив свои традиции.

"Эй," возразила я.

"Мы не те, что в комбинезонах и банджо.

"

"Роза" отчитал Дмитрий, резко посмотрев на дверь.

"Будь осторожна.

И, кроме того, мы только видели одного человека в комбинезоне.

"

"Если тебе станет легче",сказала Сидни,"Я думаю ваш путь лучше"

Видеть смешание людей со всем этим..

Приятное и профессиональное лицо, которое она показала Хранителям исчезло

Ее упертый характер вернулся.

"Это отвратительно.

Не в обиду.

— Без проблем, — прошептала я.

"Поверь, я чувствую тоже самое."

Я не могу поверить.

Я не могу поверить, что они живут так.

Она кивнула, удовлетворенная, что я разделяю ее точку зрения.

"Мне нравится, что вы лучше придерживаетесь своего рода.

Но только.

"Что только?" — потребовала я.

Она выглядела смущенной.

Даже если люди от которых вы происходите не женятся на себе подобных, вы до сих пор контактируете с ними и живете в их городах.

Эти ребята не такие.

"Которых предпочитают алхимики," рассуждал Дмитрий.

— Вы не одобряете эти групповые обычаи, но таково большенство общеста

Сидни кивнула.

"Чем больше вымпиров держится в стороне, живя сами по себе в лесу, тем лучше, даже если их образ жизни ненормальный.

Эти ребята держаться друг за друга — и держат других снаружи.

Своими враждебными методами? — спросила я.

Нас встретил военный отряд, и она этого ожидала.

Все они были готовы сражаться: Морои, дампиры и люди.

"Надеюсь, не слишком враждебно," сказала она уклончиво.

"Они впустили тебя," сказал Дмитрий

"Они знают Алхимиков.

"Почему Сара спросила, не принесла ли ты им вещи?"

"Потому что именно это мы делаем", сказала она.

Очень часто для таких групп, как эти, мы отправляем поставки питания для всех, лекарства для людей

Снова, я услышала насмешку в ее голосе, но стала неудобно

По словам Сары, они выживают благодаря визитам алхимиков

Это было бы для нас удачей быть здесь, когда это произойдет.

Я собиралась заверить её, что нам только нужно залечь на дно на пару дней, когда недавняя фраза дошла до меня.

"Подожди"

Ты говоришь "группы как эти".

Сколько ещё существует коммун вроде этой? — я обратилась к Дмитрию.

Это не как алхимики, не так ли?

Что-то, что только некоторым из вас известно, что-то, что вы держите в секрете от остальных?

Он покачал головой.

Я так же удивлен всем этим как и ты

— Возможно некоторые из ваших лидеров и имеют представление о Хранителях, но весьма смутное, — сказала Сидни.

Но без деталей.

Без местонахождения.

"Некоторые из ваших лидеров, наверное, имеют смутное представление о Хранителях," — сказала Сидни.

Но никаких подробностей.

Без местонахождения.

Эти ребята прячутся очень хорошо и, при опасности обнаружения, могут легко менять дислокацию.

Они стараются держаться подальше от вашего мира.

Они не любят представителей вашего мира.

Я вздохнула.

"Именно поэтому они не выдадут нас.

И поэтому они так рады, думая, что я убила Татьяну.

Между прочим, спасибо за это.

Сидни нисколько не раскаивалась.

Это даёт нам защиту.

Как и должно быть.

Она подавила зевок.

Но что сейчас? Я вымоталась.

Я буду не в состоянии следовать чьему-нибудь безумному плану — твоиму или Эйба — если я хотя бы немного не посплю.

Я знала, что она устала, но только теперь поняла до какой степени.

Сидни не была похожа на нас.

Нам нужен сон, но мы можем без него обойтись при необхлдимости.

Она была на ногах всю ночь, нахадясь в ситуации, которая определённо отличалась от комфортной

Она выглядела так, как будто готова была заснуть прямо там у стены.

Я повернулась к Дмитрию

Он уже смотрел на меня

"Дежурим по очереди?" спросила я.

Я знала, что ни один из нас не позволит нашей группе оставаться без охраны, даже если нас считали героями — убийцами королевы

Он кивнул

"Ты иди первой, а я…"-

Дверь распахнулась, и, как и Дмитрий, я чуть не бросилась в атаку.

На пороге стояла дампирка, пристально глядя на каждого из нас

Она была на пару лет моложе меня, примерно возраста моей подруги Джилл Мастрано, студентка академии Св.

Владимира, котороя хотела быть Мороем-бойцом.

Эта девушка выглядела очень похоже на неё, только её поза была самодостаточней.(как-то так)

Она обладала силой, основанной на преимуществах большинства дампиров, её тело было окутано могуществом как у каждого из нас.

Ее идеально прямые темно-каштановые, отливающие золотом и медью, волосы спускались до талии.

У неё были такие же голубые глаза, как и у Джошуа.

"Итак," сказала она.

"Вы великие герои, занимающие мою комнату"

"Ангелина?" Предположила я, припоминая, что Джошуа упомянул свою сестру.

Она прищурилась, ей не понравилось, что я знала, кто она.

"Да.

Она пристально изучала меня, и мне казалось, что она видит меня насквозь.

Ёе острый взгляд перешел на Дмитрия

Я ожидал, смягчения, происходившего под влиянием его внешности у большинства женщин

Но, нет

Его так же подозревали.

Её внимание вернулось ко мне.

— Я не могу в это поверить, — объявила она.

— Ты слишком мягкая.

Слишком аккуратная.

Аккуратная? Серьезно? Мне так не казалось, точно не в моих потрепанных джинсах и футболке.

Но глядя на её одежду, я могла её понять, хотя

Её одежда была чистой, но джинсы на коленях были изношены до дыр.

Рубашка была простой — не совсем белая майка на лямках была похожа на самодельную.

Я не знала действительно ли она белая.

Может я выглядела аккуратной по сравнению с ней.

Конечно, если кто-то и заслуживает статуса "аккуратный",то это была Сидни.

Её одежда подходила для деловых встреч, и она не участвовала в боях или не сбегала из тюрьмы в последнее время.

Хотя Ангелина не удостоила её взглядом и на секунду.

Мне показалось, что алхимики выглядели здесь странно, непохожие на людей, которые жили с хранителями.

Алхимики приносили запасы и уходили.

Они были теми, кто поражал воображение этих людей.

Они испытывали большое уважение к людям, на которых в моём окружении смотрели сверху вниз.

Невзирая на это, я не знала, что сказать Ангелине.

Мне не нравится, когда меня называют мягкой или ставят мои боевые навыки под сомнение.

Я разозлилась, но мне не хотелось впутываться в неприятности, подравшись с дочкой хозяина, как бы то ни было, я стала выдумывать детали убийства Татьяны.

Я просто пожала плечами. "внешность обманчива" — сказала я

— Да, — холодно сказала Ангелина.

— Так и есть.

Она проследовала к маленькой груде в углу и вытащила то, что было похоже на длинную ночную рубашку.

"Ты бы лучше не приводила мою кровать в беспорядок," она предупредила меня.

Она посмотрела на Сидни, сидящую на других матрацах.

Мне плевать, что вы делаете у Полетт.

— Полетт твоя сестра? — спросила я, все еще пытаясь понять эту семью.

Мне казалось, что в это не было ничего, что могло бы её оскорбить.

"Конечно же нет." — поспешно ответила Ангелина, хлопая дверью за собой.

Я начала удивляться.

Сидни зевнула и вытянулась на ее кровати.

Поллет вероятно Раймонда… ну, я не знаю.

Хозяйка.

Любовница.

"Что?" воскликнула я.

Морой замужем за человеком и имеющий дело с мороем.

Я не была уверенна, сколько ещё смогу вынести.

"Живущая с его семьей?"

"Не проси меня объяснить это.

Я не хочу знать больше о твоей закрученной жизни, чем должна."

"Это не мое дело," Сообщила я.

Сара пришла вскоре после этого извиниться за Ангелину и посмотретьнужно ли нам что-нибудь еще

Мы уверили её, что всё прекрасно и поблагодарили за гостеприимство.

Как только она ушла, Дмитрий и я расстелили спальные места.

Я бы скорее согласилась чтобы мы оба оставались на чеку, так как я была уверена, что Ангелина раздерет горло любому во сне.

Но нам надо было отдыхнуть и я знала что нам двоим надо оперативно среагировать, если кто то придет взламывать нашу дверь.

Таким образом, я позволила Дмитрию быть первым часовым, пока я прижалась к постели Ангелины и старалась не испортить ее.

Это было удивительно комфортно.

Или может быть я просто была усталой.

Я позволила себе не беспокоится больше о казни, потерянных родственниках и "деревенских" вампирах

Глубокий сон окутал меня, и я начала мечтать.

Но не просто мечтать.

Это был перевод из моего внутреннего мира, чувство нахождения и в и вне реальности.

Меня втягивало в сон, наведенный духом.

Адриан!

Мысль взволновала меня.

Я скучала по нему и жаждала поговорить с кем-нибудь после всего того, что случилось в суде.

У меня не было времени, чтобы поговорить с кем-то во время моего побега, и после этого ненормального затишья в моем мире, мне нужна была частичка нормальной цивилизации.

Мир во сне начал формироваться вокруг меня, становясь всё чище и чище.

Это было помещение которое я никогда не видела, официальный салон с стульями и креслами покрытыми тканью цвета лаванды.

Масляные картины висели на стенах, и большая арфа была в углу.

Я уже давно уяснила, что невозможно было предсказать куда Адриан отправит меня — или во что он меня оденет.

К счастью я была в джинсах и футболке, мой голубой назар висел вокруг шеи.

Я тревожно обернулась ища его чтобы сильно обнять.

Но по мере того, как мои глаза обыскивали комнату, это не было лицо Адриана, я внезапно поняла на кого смотрю.

Это был Роберт Дору.

И Виктор Дашков был с ним.

Глава 10

Если ваш парень умеет проникать в сны, вам приходится кое-чему научиться.

Важно, что если ты делаешь что-то во сне, это ощущается таким же реальным, как и на яву.

Например поцелуи.

Адриан и я разделили несколько сновиденных поцелуев, достаточно интенсивных, чтобы зажечь мое тело, желающее попробовать намного больше.

Хотя я на самом деле не нападала на кого-то во сне, я была готова поспорить, что удар в нем будет столь же болезненным, как и в реальности.

Без колебания я сделала выпад к Виктору, не уверенная относительно того, должна ли я стукнуть его или задушить его.

И то, и другое казалось хорошей идеей.

Но оказалось, что я не сделала ни того, ни другого.

Прежде, чем я смогла достигнуть его, я врезалась в невидимую стену — жёстко.

Это блокировало меня от него и отбросило назад в нападение.

Я задержалась, попыталась восстановить равновесие, но вместо этого мучительно приземлилась на землю.

Да уж — сны ощущались в точности как и реальная жизнь.

Я посмотрела на Роберта, чувствуя гнев и беспокойство.

Я попыталась скрыть эту свою последнюю эмоцию.

"Ты пользователь духа с телекинезом?"

Мы знали что это возможно, но это был навык, который ни Лисса, ни Адриан ещё не освоили.

Мне действительно не нравилась идея что Роберт мог иметь силу, чтобы швырять вещи вокруг и создавать невидимые барьеры.

Это была помеха, которая нам совсем не нужна.

Роберт оставался загадкой.

"Я контролирую этот сон"

Виктор смотрел на меня с тем самодовольным, вычисляющим взглядом.

Понимая в каком недостойном положении я была, я вскочила на ноги.

Я приняла жёсткую позицию, мое тело было напряженно и готово, как будто я хотела знать, мог бы Роберт держать стену непрерывно.

"Ты уже закончила со своей истерикой?" — спросил Виктор.

"Если ты будешь вести себя как цивилизованный человек, это сделает наш разговор намного более приятным."

"У меня нет интереса говорить с тобой" — огрызнулась я.

"Единственное что я собираюсь сделать, это выследить Вас в реальном мире и вернуть Вас назад властям."

"Очаровательно," — сказал Виктор.

"Мы можем разделить камеру"

Я поморщилась.

"Да," — продолжил он.

Я знаю обо всем что произошло.

Бедная Татьяна.

Такая трагедия.

Такая потеря.

Его насмешливый, мелодраматический тон вызвал тревожную мысль

"Вы…

Вы ведь не имеете с этим ничего общего, ведь так?" Побег Виктора из тюрьмы вызвал много страха и паранойи среди Мороев.

Они были убеждены, что он идет за всеми ними.

Зная правду о побеге, я отбросила этот разговор и поняла, что он просто притаился.

Теперь, вспомнив как он однажды хотел начать революцию среди Мороев, я задалась вопросом, а что если убийца королевы на самом деле был самым страшным злодеем которого мы знали.

Виктор фыркнул.

"Едва ли."

Он сложил руки за спиной в то время как он ходил по комнате и притворялся, что изучал картины.

Я снова задалась вопросом, как далеко распространялся щит Роберта.

" У меня есть много более утонченных методов достигнуть своих целей.

Я не опущусь до чего-то подобного — и ты тоже.

Я готова была отметить, что связь с мыслями Лиссы едва ли была утонченной, но его последние слова привлекли мое внимание.

"Ты ведь не думаешь что я сделала это?" Он оглянулся обратно, оттуда, откуда изучал мужчину с высокой шляпой и тростью.

"Конечно нет"

Ты никогда не делала что-либо, требующее такого предвиденья.

И, если то что я слышал о преступлении правда, ты никогда бы не оставила столько доказательств (улик) за собой.

Это было и оскорбление, и комплимент.

"Ну, спасибо за доверие.

А я так волновалась о том, что вы подумаете.

" Это заставило меня улыбнуться и я скрестила руки на груди.

"И как вы, ребята, только знаете что происходит при Дворе? У вас что, есть шпионы?"

"Такого рода вещи распространяются в мире Мороев быстро", сказал Виктор.

Я не до такой степени недосягаем.

Я знал о убийстве почти сразу же после того как это случилось.

И о твоем ещё более впечатляющем побеге."

Мое внимание в основном оставалось на Викторе, но я бросила быстрый взгляд на Роберта.

Он оставался тихим, и из-за пустого, отвлеченного взгляда в его глазах, и я подумала волновало ли его вообще то, о чем говорилось вокруг.

Видя его, холодок всегда пробегал по моей спине.

Он был наглядным примером духа в своем худшем проявлении.

"А вам то что?" — я спросила.

"И какого черта вы мешаете мне в моих же снах?" Виктор продолжал ходить, останавливаясь, чтобы провести рукой по гладкой, деревянной поверхности.

"Потому что у меня большой интерес к Моройской политике.

И я бы хотел знать кто ответственнен за убийство и в какую игру они играют.

Я ухмыльнулась.

"Похоже, вы просто ревнуете, что кто-то ещё дергает за ниточки для того чтобы что-то изменить.

Без каламбура.

Его рука упала с арфы и он уставился своим острыми глазами на меня, глазами того же бледно зеленого цвета, что и у Лиссы.

"Твои остроумные комментарии никуда не приведут тебя.

Ты или можешь позволить нам помочь или нет.

"Ты последний человек от которого я хотела бы помощи.

Мне она не нужна.

Да.

Для тебя кажется всё складывается довольно хорошо, теперь ты преследуемый беглец и в отношениях с человеком, которого многие всё ещё считают Стригоем.

Виктор сделал рассчитанную паузу.

Конечно, я уверен ты не против той последней части.

Знаешь, если бы я нашел вас вдвоем, я мог бы наверное застрелить тебя и пожаловать обратно как герой.

" Не делай ставку на это"

Гнев пронзил меня, и из-за его намеков и потому что он стал причиной стольких проблем для нас с Дмитрием в прошлом.

С большим усилием воли я ответила низким, смертельным голосом: " Я найду вас

И вы не доживете до того, как я вас сдам властям.

Мы уже установили, что убийство не входит в список твоих навыков.

Виктор сел в одно из мягких кресел, устраиваясь поудобнее

Роберт продолжал стоять с отсутствующим выражением на лице

Теперь, первое, что необходимо сделать, это определить, почему кто-то хотел чтобы убили нашу последнюю королеву.

Её спорная деятельность — едва ли мотив, хотя, я уверен, она не причиняла вреда. люди делают такие вещи за влась и приимущества, подталкивающие их к действиям. из того, что я слышал, самым противоречивым действием Татьяны было принятие закона о возрасте, это первое.

И не смотрите на меня так хмуро за это. само сабой разумеется, что её убийца против этого

Я не хотела соглашаться с Виктором во всём. я не хотела с ним вести беседы

То, что я хотела, так это получить представление, где он находится в реальной жизни, а потом попытаться снова пробиться через эту стену.

Стоило рискнуть, если я смогу нанести хоть какой-нибудь ущерб.

Таким образом, я была немного удивлена, когда увидела себя говорящей: "Или кто-то хотел подтолкнуть таким действием к более жестокому обращению с дампирами.

Они думали, что ее декрет был слишком мягок.

Признаюсь, застать Виктора Дашкова врасплох — одно из наибольших удовольствий в моей жизни.

Я испытала удовлетворение, глядя, как его брови поползли вверх от удивления.

Было нелегко предложить что-то такому комбинатору как он, ведь подобное не приходило ему в голову.

Интересно, сказал он в конце концов.

— Похоже, я недооценивал тебя, Роза

Ты проявила чудеса дедукции.

Ну,гм..

Это была не совсем я.

" Виктор молча ждал.

Даже Роберт вышел из своего изумленного состояния и сосредоточился на мне.

Это было жутко.

Это была Татьяна.

Я имею в виду не ее дидукцию.

— Она сама сказала это, ну ладно, не она, а записка, которую она оставила для меня.

Почему я терялась перед этими парнями? По крайней мере я удивила Виктора снова.

Татьяна оставила тебе записку с секретной информацией? Зачем? Я прикусила губу и перевела внимание на одну из картин.

На ней(картине)изображена элегантная женщина Морой с теми же нефритово-зелёными глазами присущими большинству Дашковых и Драгомиров.

Я внезапно подумала: возможно Роберт создал эту иллюзию в особняке Дашковых из их детства.

Движение на периферии заставило меня резко повернуться обратно к братьям

Виктор встал и сделал несколько шагов ко мне, любопытство и хитрость завладело им.

Здесь не-что большее.

Что еще она сказала тебе? Она знала, что была в опасности.

Она знала, что закон был частью этого… но не единственной частью, не так ли?

Я хранила молчание, но сумасшедшая идея начала появляться в моей голове.

Я фактически рассматривала вариант, что Виктор может мне помочь.

Конечно, в сравнении с прошлым, это не было безумной идеей, учитывая что я освободила его из тюрьмы ради того, чтоб он мне помог.

"Татьяна сказала.

.

Должна ли я сказать? Должна ли я отказаться от тайны, которую даже Лисса не знала? Если Виктор знал, что был еще один Драгомир, он может использовать эти знания для одной из своих схем.

Как? Но у меня уже было достаточно опыта, чтобы ожидать от него самое неожиданное.

Тем не менее.

Виктор знал много секретов Мороев.

Я бы с удовольствием посмотрела, как он с Эйбом состязается в остроумии.

И я не сомневалась, что из того многого, что знал Виктор, было о Драгомирах и Дашковых.

Я сглотнула

Татьяна сказала, что есть ещё один Драгомир.

То, что у отца Лиссы был роман и что если я выясню с кем, это даст Лиссе возможность вернуться обратно в Совет.

Когда Виктор и Роберт обменялись шокированными взглядами, я поняла что мой план прогорел.

Виктор не поможет мне проникнуть в суть.

Вместо этого, я была той, кто только что выложил ценную информацию.

Черт, черт, черт.

Его внимание снова вернулось ко мне, выражение его лица было любопытным.

Так.

Эрик Драгомир не был таким святым, каким пытался казаться.

Я сжала кулаки.

— Даже не смей критиковать ее отца.

— И не подумаю.

Мне определенно нравился Эрик.

Но, да… если это правда, то тогда Татьяна права.

Василиса технически имеет семейную поддержку, и её либеральные взгляды, безусловно, вызывают трения в Совете, что никогда, кажется, не изменит их поведение.(как-то так)

Он захихикал.

Да, я определённо могу видеть множество расстроеных людей, включая убийцу, который хочет притеснить дампиров.

Я думаю, он или она не хотели бы, чтобы эта информация всплыла.

"Кто-то уже пытался избавиться от записей, связывающих отца Лиссы и его любовницу."

Я опять сказала, не подумав, и уже возненавидела себя за это.

Я не хотела давать братьям больше информации.

Я не хотела действовать, как будто мы все работаем вместе

"И дай я угадаю", сказал Виктор

— Вот что ты собираешься сделать, не так ли? Найти этого ублюдка Драгомира.

"Эй, не.."

"Это всего лишь выражение" прервал он меня.

— Если я знаю вас двоих — и я уверен, что это так — Василиса отчаянно пытается очистить твое имя при Дворе, пока ты и Беликов в сексуально напряженном путешествии ищете ее брата или сестру.

— Ты ничего о нас не знаешь! — прорычала я.

Сексуальное напряжение было.

Он кивнул.

"Твое лицо тебя выдает.

В действительности, это не плохая идея.

Хотя и не самая лучшая, но не плохая.

Дать семье Драгомир кворум и у тебя будет голос на Совете.

Я полагаю, у вас нет плана?

"Мы работаем над этим."- ответила я уклончиво.

Виктор посмотрел на Роберта.

Я знала, что эти двое никак физически не общаются, но то, как они обменялись взглядами, мне показалось, что они оба подумали об одном и том же и теперь как бы советовались друг у друга.

Наконец Виктор кивнул и повернулся ко мне.

"Ну что ж, отлично.

Мы поможем тебе.

Он заставил звучать это, как будто неохотно соглашается сделать мне большое одолжение.

"Мы не нуждаемся в твоей помощи!"

"Конечно нуждаетесь"

Ты не в своей лиге, Роза

Ты влезаешь в гнездо уродливой, сложной политики — чего-то, в чем у тебя нет опыта.

Нет ничего позорного в том, что ты не разбираешься в этом, так же, как мне не стыдно признать свою несостоятельность в безумной, неспланированной, кулачной драке — ты бы определённо взяла верх.

Еще один двусмысленный комплимент.

Мы хорошо справляемся сами.

Нам помогает алхимик.

Там.

Это показало бы ему, кто был из чьей лиги.

И, плюс один в мою пользу, он выглядел слегка впечатлённым.

Неплохо

"Лучше, чем я ожидал.

У вашего алхимика есть идеи о местонахождении или какой-нибудь план уже?

"Она работает над этим." — я повторила.

Он расстоено вздохнул.

"В таком случае нам всем нужно время, не так ли? Как и для расследования Василисы в Суде, так и для тебя, чтобы начать поиски этого ребенка".

"Ты единственный, кто действует так, как будто знает все", заметила я.

— Я думала ты знаешь что-нибудь об этом.

— К сожалению, нет.

Виктор не выглядел так, будто его это смущало.

— Но как только у нас появится ниточка, уверяю тебя, я существенно поучаствую в ее распутывании.

Он подошёл к брату и похлопал по руке Роберта утешительно.

Роберт посмотрел в ответ с обожанием.

"Мы навестим тебя снова.

Дай знать, когда у тебя появится что-нибудь полезное, тогда мы встретимся".

Я округлила глаза.

"Ты не сделаешь этого" — я сомневалась.

Я позволила Виктору сбежать в Лас Вегасе.

Сейчас он предлагал присоединиться ко мне.

Возможно я могла исправить ошибку и возместить свою угрозу, ранее данную ему.

Быстро, я попыталась прикрыть свою оговорку.

— Как я могу узнать, можно ли доверять вам?

— Никак, — прямо сказал он

— Ты должна поверить, что враг твоего врага, твой друг.

— Я всегда ненавидела это выражение.

Ты всегда будешь моим врагом.

Я была удивлена, когда Роберт внезапно ожил.

Он яростно посмотрел и шагнул вперёд.

— Мой брат хороший человек, поцелованная тьмой! И если ты ему навредишь…. если ты ему навредишь, то поплатишься за это.

В следующий раз тебе не удастся вернуться оттуда.

Мир мертвых не даст тебе второго шанса.

Я лучше знала, что не стоит относиться серьёзно к угрозам сумашедшего человека, но его последние слова заставили меня ощутить холодок на моей спине.

— Твой братец психо-

— Довольно, довольно.

Виктор еще раз обнадеживающе похлопал Роберта по руке.

Всё ещё хмурясь на меня, младший брат Дашкова отступил назад, но я готова была держать пари, что невидимая стена вернулась на место.

— Это не приведет ни к чему хорошему.

Мы теряем время, которого у нас итак недостаточно.

Нам нужно больше.

Теперь, выборы монарха могут начаться в любой день и у убийцы Татьяны может оказаться контроль над теми, у кого не достаточно преимущества.

Нам нужно больше.

Выборы монарха могут начаться в любой день, и у убийцы Татьяны может оказаться преимущество, если существовал план продолжить начатое.

Мы должны замедлить выборы — не только для того, чтобы помешать убийце, но также и затем, чтобы дать нам всем время исполнить наши задачи.

Я начинала уставать от всего этого.

— Да? И как ты предлагаешь сделать это?

Виктор улыбнулся.

— Выдвинув Василису как кандидатку на престол.

Глядя на то, что мы имели дело с Виктором Дашковым, мне не следовало удивляться тому, что он сказал.

Это было свидетельство его уровня сумашествия: он постоянно ловил меня неподготовленной.

— Это, — заявила я, — невозможно.

— Не совсем, — ответил он.

В раздражении я всплеснула руками.

Ты обратила внимание о чём мы говорим? В конечном пункте Лисса должна получить полные права семьи с Мороями.

Она даже не может голосовать! Как она может стать королевой?

— Вообще-то, закон говорит, что она может.

Согласно написанному пункту о политике назначения, один человек от каждой королевской семьи может выдвигаться на пост монарха.

Это все, что в нем говорится.

Один человек из каждой семьи.

Нет никаких упоминаний о том, сколько человек должно быть в ее семье, как есть для того, чтобы она могла голосовать в Совете.

Она просто нуждается в трёх голосах на выставление кандидата — и закон не определяет из какой семьи они будут.

Виктор говорил таким точным резким тоном, как будто читал вслух из юридической книги.

Я задалась вопросом: помнил ли он все законы.

Я предположила, что если вы собираетесь сделать карьеру из нарушений закона, вы также должны знать их.

Те, кто создавали закон, вероятно предполагали, что у кандидатов будут члены семьи.

Они просто не потрудились обстоятельно объяснить это.

Вот, что люди скажут, если Лисса будет баллотироваться.

Они будут бороться с этим.

Они могут бороться со всем чем хотят.

Все, кто отказывают ей в консульском месте, основывают свой отказ на одном пункте в книгах закона, который упоминает другого члена семьи.

Если это их аргумент, что каждая тонкость должна быть обозначена, то они должны сделать тоже самое для избирательных законов — которые, как я уже сказал, не упоминает семейную поддержку.

Вот, в чём прелесть этой лазейки.

У её оппонентов не могут быть оба способа.

Улыбка, искривившая губы Виктора излучала в высшей мере уверенность.

Я уверяю тебя, нет абсолютно ничего в формулировке закона, чтобы препятствовало ей сделать это.

"А что насчёт её возраста?" — поинтересовалась я.

Принцы и принцессы, которые быллотируются, обычно старые.

Титул принца или принцессы шёл от старейшего члена семьи, и традиционно, это был человек, который избирался на звание короля или королевы.

Семья могла решить назначить кого-то более подходящего, но даже тогда — по моим сведениям — это был кто-то старше и опытный.

Единственное ограничение — совершеннолетие.

"Ей 18.

Она получает право.

Другие семьи имеют больше возможностей выбора, поэтому естественно, они изберут того, кто кажется более опытным.

В случае Драгомиров? Чтож, это не имеет сейчас значения, не так ли? Кроме того, молодой монарх не может быть без старшего руководства.

Была очень известная королева — Александра — которая была не намного старше Василисы.

Очень всеми любимая, необычная.

Её фигура находится с церковью при Дворе.

Я почуствовала себя неловко.

— Вообще-то… она, ммм, больше не там.

Она отчасти разрушена.

Виктор только пристально посмотрел.

Он очевидно слышал о моём побеге, но не о всех деталях.

"Это неважно" — сказала я торопливо, чувствуя вину за то, что косвенно оказалось ответственной за взрыв известной королевы.

Вся эта идея, об использовании Лиссы, смешна.

"Ты не будешь единственной, кто так подумает." — сказал Виктор.

— Они будут спорить.

Они будут бороться.

В конце концов, закон восторжествует.

Они будут должны позволить ей баллотироваться.

Ей предстоят испытания и она вероятно пройдёт их.

Тогда, когда голосование начнётся, законы, которые управляют теми процедурами ссылаются на члена семьи, помогающего с выборами.

Теперь моя голова кружилась.

Я чувствовала себя умственно истощенной, слушая все эти юридические лазейки и техники.

"Просто скажи прямо понятным языком," — приказала я.

Когда выборы начнуться, у неё уже не будет этого права

У нее нет семьи, чтобы выполнить роль, требуемую на фактических выборах.

Другими словами, закон говорит, что она может баллотироваться и держать испытания.

Все же, люди не могут фактически голосовать за нее, потому что у нее нет семьи.

Это идиотизм.

Согласен.

Он замолчал.

Я не думаю, что любой из нас ожидал, согласиться на что-то.

Лиссе не понравится это.

Она ни когда не хотела быть корлевой.

"Ты не одобряеш это?" воскликнул Виктор

Она не будет королевой.

Она не может.

Это плохо написанный закон для неппредвиденой ситуации.

Бардак.

И это настолько затянет выборы, что у нас появиться дополнительное время на поиски родственника Лиссы и настоящего убийцы Татьяны.

— Эй! Я сказала тебе: нет никакого "мы".

— Я не собираюсь…

Виктор и Роберт переглянулись.

"Сделай так, чтобы Василиса баллотировалась," — сказал Виктор резко.

Мы скоро свяжемся, чтобы договориться где мы встретим тебя для того чтобы искать Драгомир.

— Это не..

Я проснулась.

Моей немедленной реакцией было выругаться, но вспомнив где нахожусь, я оставила выражение при себе.

Я могла наблюдать силуэт Дмитрия в углу, бдительный и настороженный, и не хотела, чтобы он узнал, что я не сплю.

Закрвая глаза, я устоилась по удобее надеясь на настоящий сон, который мог бы останвоить Братьев Дашко и их нелепые махинации.

Лиссу номинировать на королеву? Это безумие.

И всё же.

Это на самом деле не было намного безумнее того, что я уже делала.

Отбрасывая всё это, я позволила телу расслабиться и почувствовала что настоящий сон начал уносить меня.

Ударание на слове "начал"

Потому что внезапно я почувствовала, что другой духовный сон материализуется вокруг меня.

Видимо, это будет тяжелая ночка.

Глава 11

Я собралась с силами, ожидая вновь увидеть братьев Дашковых появляющихся с последними напутствиями.

Вместо этого я увидела…

— Адриан!

Я пробежала через сад, в котором оказалась, и обняла его.

Он обнял меня так же крепко, поднял и закружил.

— Маленькая дампирка — сказал он как только поставил на землю

Его руки остались вокруг моей талии.

"Я скучал по тебе."

"Я тоже скучала по тебе."

"И это действительно было так.

Странные события последних нескольких дней полностью выбили меня из колеи, и быть с ним — даже во сне — успокаивало.

Я встала на цыпочки и поцеловала его, наслаждаясь недолгим моментом теплоты и спокойствия, когда наши губы встретились.

"Ты в порядке?" спросил он, когда я отстранилась.

"Никто не расскажет мне многое о тебе.

Твой старик говорит, что ты в безопасности и, что Алхимик даст знать. если что-то пойдёт не так. я не побеспкоилась сказаить Адриану, что это не совсем так, видя что Эйб не знал о нашей самодеятельности с какими-то вампирами из лесной глуши.

Я в порядке, — уверила я Адриана.

Просто скучно.

Мы отсиживаемся в этой хибаре в городе.

Я не думаю, что нас будут искать здесь. я не думаю, что они захотят…

Облегчение отразилось на его красивом лице, и только тогда я поняла, насколько сильно он волновался.

Я рад

Роза, ты даже не представляешь на что этого похоже.

Они не просто опрашивают каждого кто мог быть причастен.

Стражи разрабатывают все виды планов чтобы поймать тебя.

Все эти разговоры о "смертельном исходе"

Ну, они не найдут меня.

Я довольно далеко.

Очень далеко.

Если бы я только мог бежать с тобой.

Он все еще выглядел обеспокоенным и я накрыла его губы своим пальцем.

Не надо.

Не говори так.

Тебе лучше оставаться там, где ты есть — и лучше не связываться со мной больше, чем ты уже связан.

Тебя допрашивали?

Ага, но они не вытянули из меня ничего полезного.

Слишком надежное алиби.

"Они позвали меня, когда я искал Михаила, потому что мы говорили с…"

"Я знаю."

Джо.

Удивление Адриана длилось недолго.

Ты шпионила, маленькая дампирка.

Трудно было сдержаться.

— Знаешь, хоть иногда мне и нравится идея иметь кого-то, всегда знающего когда ты в беде, я до сих пор рад что я ни с кем не связан.

Не уверен, что хочу чтоб кто-то шпионил из моей головы.

— Не думаю что кто-нибудь захотел бы заглянуть в твою голову.

Одного человека, живущего жизнью Адриана Ивашкова, более чем достаточно.

Веселье вспыхнуло в его глазах, но оно угасло сразу же, как только я переключилась обратно на проблемы.

Да.

Я подслушивала Лиссу.

Эм, допрос Джо.

Это важно.

Что сказал Михаил? Если Джо соврал, это снимает половину улик против меня.

Теоретически, это значит, что алиби Адриана — ложь.

Ну, не половину.

Было бы лучше, если бы Джо сказал, что ты находилась в своей комнате во время убийства, вместо, того, чтобы изображать идиота, который ничего не помнит.

И было бы хорошо, если бы он сказал это не по принуждению Лиссы.

Михаил не может доложить об этом.

Я вздохнула.

Общаясь с пользователями духа, я начинала воспринимать принуждения как само собой разумеющееся.

Я забыла, что в мире мороев это было своего рода табу, из-за этого можно попасть в серьезные неприятности.

Фактически, Лисса может не просто попасть в неприятности за незаконное использование принуждения.

Ее могли осудить даже за самое простое принуждение Джо.

Что-либо сказанное в мою пользу будет подозрительным.

Никто не поверит.

"Кроме того," добавил Адриан, выглядя испуганным, "Если Джо скажет, сколько он заработал, мир узнает о неправильном порыве любви моей матери."

— Извини, — сказала я, обнимая его одной рукой.

Он постоянно жаловался на своих родителей, но действительно заботился о своей матери.

Новость о ее взятке была трудной для него, и я знала, смерть Татьяны все еще причиняла ему боль.

Казалось, большинсво мужчин, находящихся рядом со мной испытывали мучения.

Хотя, я на самом деле рада, что она избавила тебя от любой причасности.

Это было глупо с ее стороны.

Если кто-то узнает, у нее будут серьезные проблемы.

"И что Михаил посоветовал?"

"Он собирается найти Джо и лично допросить его."

"Не лезьте туда.

" На данный момент, мы не можем как-то еще использовать эту информацию."

"Она полезна для нас."

"но только не для суда."

"да," согласилась я, пятаясь не терять присутсвия духа.

Думаю, это лучше чем ничего.

Адриан кивнул и затем отбросил темные мысли с легкостью, присущей только ему.

Все еще удерживая свою руку вокруг меня, он немного отклонился назад, глядя вниз на меня и улыбаясь.

Кстати, хорошенькое платье.

Смена темы застигла меня врасплох, хотя мне следовало привыкнуть к этому с ним.

Следуя за его пристальным взглядом, я заметила, что одета в своё старое, сексуальное, чёрное платье, которое было на мне, когда Виктор использовал принуждение желания на Дмитрие и мне.

С тех пор, как Адриан перестал одевать меня во сне, мое подсознание определяло мой внешний вид.

Меня немного удивил этот выбор.

Оу.

Я внезапно почуствовала себя смущённой, но не знала почему.

Моя собственная одежда работает против меня

Я полагаю, хотела что-то, чтобы нейтрализовать это.

Оно хорошо на тебе смотрится.

Пальцы Адриана скользили вдоль ремня.

Очень хорошо.

Даже во сне, прикосновение его пальцев заставило мою кожу ощутить покалывание.

Следи за собой, Ивашков.

У нас нет на это времени.

Мы спим.

Чем нам еще заняться?

Мои протесты были заглушены в поцелуе.

Я утонула в нем.

Его рука скальзнула по моему бедру к краю платья и это потребовало довольно много сознательных усилий, чтобы убедить себя: стаскивая с меня платье, он вероятно, не собирался очищать моё имя.

Я неохотно отодвинулась

"Мы собираемся узнать, кто убил Татьяну," — сказала я, пытаясь успокоить своё дыхание.

Нет никакого "мы", сказал он, эхом повторяя мои слова, которые я говорила Виктору.

Есть "я".

И Лисса

И Кристиан

И остальные из наших случайных друзей.

Он погладил мои волосы, а затем прижал меня близко к себе, лёгким прикосновением целуя меня в щёку.

"Не волнуйся, маленькая дампирка.

Позаботься о себе.

Просто оставайся там, где ты находишься.

"Я не могу", сказала я.

Как ты не поймешь? Я не могу бездействовать.

Слова вылетели из моего рта прежде чем я их остановила.

Одно дело было протестовать моей бездеятельности с Дмитрием, но с Адрианом, я должна заставить его и каждого при Дворе думать, что я поступаю "правильно".

Ты должна.

Мы позаботимся о тебе.

Я поняла, до него так и не дошло.

Он не мог понять как сильно я хочу хоть как-то помочь.

Один — ноль в его пользу, он делал это из лучших побуждений.

Он думал, что забота обо мне — очень важное дело.

Он хотел, чтобы я была в безопасности.

Но он действительно не понимал, как мучительно для меня бездействие.

Мы найдём этого человека и остановим их от чего-либо.

Того, что они хотят сделать.

Это может занять много времени, но мы все уладим.

"Время.

Пробормотала я ему в грудь, позволяя посыпаться аргументам.

Я бы не смогла убедить его, что мне необходимо помочь своим друзьям, и так или иначе, теперь у меня были свои поиски.

Так много нужно сделать и так мало времени.

Я смотрела на пейзаж, созданный им.

Я заметила деревья и цветы раньше, но только сейчас осознала, что мы были во внутреннем дворе церкви — в том виде, в котором он находился до взрыва, устроенного Эйбом.

Статуя королевы Александры стояла неповрежденной, ее длинные волосы и добрые глаза были увековечены в камне.

Расследование убийства на самом деле было в руках моих друзей сейчас, но Адриан был прав: это могло занять время.

Я вздохнула.

"Время.

Нам нужно больше времени.

Адриан слегка отстранился.

Ммм? Что ты сказала?

Я взглянула на него, кусая нижнюю губу, поскольку миллион мыслей кружились у меня в голове.

Я снова посмотрела на Александру и приняла решение, думая, было ли это рекордом моей глупости.

Повернувшись к Адриану я сжала его руку.

"Я сказала нам нужно больше времени.

И я знаю как мы можем получить его. но,

что ж, есть кое-что, что ты должен сделать для меня.

И ты, э, не должен говорить об этом Лиссе.

У меня было достаточно времени, чтобы дать мои инструкции Адриану, который был так шокирован, как я и ожидала, до того, как Дмитрий разбудил меня для моей смены.

Мы прервали наш маленький разговор.

У него было обычное твёрдое выражения лица, но я могла видеть следы усталости в его чертах.

Я не хотела тревожить его — ещё — по поводу моего столкновения с Виктором и Робертом.

Чтобы не упомянуть, что я только что сказала Адриану сделать.

Было бы больше времени для подведения итогов позже.

Дмитрий заснул легко, что было свойственно ему, а Сидни ни разу не шелохнулась за всё время.

Я завидовала ей, что она спала всю ночь, но не могла удержать улыбки в то время как комната становилась всё более и более светлой.

Она была неосторожно включена в график вампира после всех ночных приключений.

Конечно Лисса была в том же самом графике, что означало, что я не могу посещать её разум в течении этих часов.

Точно так же.

Мне нужно было следить за всей этой жуткой компанией, с которой мы столкнулись.

Возможно эти Хранители и не хотели нас сдавать, но от этого они не становились менее опасными.

Я также не забыла опасений Сидни о внезапных визитах Алхимиков.

Когда для остальной части мира наступил глубокий полдень, я услышала пробуждение внутри дома.

Я мягко коснулась плеча Дмитрия и он дёрнулся, немедленно проснувшись.

"Расслабься" сказала я, не в силах скрыть улыбку.

"Просто открой глаза.

Похоже наши нищие друзья проснулись.

В это время наши голоса разбудили Сидни.

Она повернулась к нам, её глаза посмотрели на свет, проникающий сквозь ужасно завешенное окно.

Который час? — Спросила она, потягиваясь.

Не знаю.

У меня нет часов.

Возможно, уже за полдень.

Три? Четыре? — Она села так же быстро, как Дмитрий.

Вечер? Солнечный свет был ответом.

Черт вас побери и ваш жуткий график.

Ты сказала "черт побери"? Разве это не противоречит правилам алхимиков? — Поддразнила я.

Иногда, это необходимо.

Она потерла глаза и взглянула на дверь.

Слабый шум, который я слышала раньше, стал намного громче, и теперь был различим даже для ее ушей.

Кажется нам нужен план.

У нас есть план, — сказала я.

Найти брата или сестру Лиссы.

Я еще полностью с этим не согласилась, — напомнила она.

И вы, ребята, продолжаете думать, что я могу магическим образом напечатать, как в каком нибудь кино хакер находит, все ваши ответы.

Чтож, по крайней мере, это место — меня посетила мысль, единственная вещь, которая может испортить дело.

"Дерьмо.

Даже твой ноутбук здесь не работает.

"В него встроен спутниковый модем, а вот о зарядке нам придется поволноваться."

Сидни вздохнула и встала, поправляя свою помятую одежду с унынием.

"Мне нужно кафе или что-то в этом роде"

"Я думаю, что видела одно — в пещере по дороге сюда" сказала я.

Это почти заставило ее улыбнуться.

"Поблизости должен быть какой-нибудь городок, где я смогла бы воспользоваться ноутбуком."

"Но возможно брать машину куда-либо, не самая хорошая идея, в нашем положении" сказал Дмитрий.

"Просто на случай, если кто-то в отеле запомнил твой номерной знак"

"Я знаю" сказала она мрачно.

"Я тоже об этом думала."

Разработка нашего блестящего плана была прервана стуком в дверь.

Не дожидаясь ответа, Сара просунула голову внутрь и улыбнулась.

"О, хорошо.

Вы все проснулись."

Мы собираемся завтракать, если хотите присоединиться.

Через дверной проём запахло чем-то похожим на нормальный завтрак: бекон, яйца…

Хлеб перенёс меня к воспоминаниям о ночи, но я была готова к реальной еде и рискнуть на всё, что семья Раймонда готова была мне предложить.

В главной части дома мы обнаружили суету домашних дел.

Раймонд, казалось, готовил что-то на камине, пока Поллет накрывала на длинный стол.

На нём уже было блюдо с совершенно обычной яичнецей-болтуньей и большинство кусочков вчерашнего хлеба.

Рэймонд поднялся от костра, держа большой металлический лист, покрытый свежим беконом.

На его бородатом лице появилась улыбка, когда он нас заметил.

Чем больше этих Хранителей я видела, тем больше замечала кое-что.

Они не делали попыток срыть свои клыки.

С детства морои учились улыбаться и разговаривать так, чтобы клыки было видно как можно меньше, на случай пребывания в человеческих городах.

Здесь не было ничего подобного.

"Доброе утро" — сказал Рэймонд, осторожно раскладывая бекон в другие тарелки на столе.

— Надеюсь, вы все голодны.

— Думаете, это настоящий бекон? — я прошептала Сидни и Дмитрию.

— Не белка или что-то вроде этого?

— На мой взгляд, выглядит настоящим, — сказал Дмитрий

— Я тоже так думаю, — сказала Сидни.

— Думаю, это точно от их собственных свиней, а не из продуктового магазина.

— Я тоже так думаю, — сказала Сидни.

Дмитрий рассмеялся над выражением моего лица, каким бы оно не было.

— Мне всегда нравится смотреть, что волнует тебя.

Стригои? Нет.

Подозрительная еда? Да.

Что там о Стригоях?

Джошуа и Ангелина зашли в дом.

У него была миска с ежевикой, а она толкала маленьких детей вперёд.

По их скривившимся и грязным лицам было ясно: они хотели вернуться назад на улицу.

Вопрос задала Ангелина.

Дмитрий прикрыл мою привередливость.

Просто говорим о некоторых убийствах Стригоев Розы.

Джошуа остановился и уставился на меня, теми голубыми глазами, широкими от изумления.

Ты убивала Потерянных? Э — Стригоев? Я была восхищена его попыткой использовать "наш" термин.

Сколько?

Я пожала плечами.

— На самом деле, я уже не знаю.

Вы не используете метки? выругался Рэймонд.

Я не думаю, что Испорченные прекратили это.

Метки…ааа.

Да.

Наши татуировки? Используем.

Я повернулась и подняла свои волосы.

Я услышала шарканье ног, а затем почуствовала касание пальцев на своей коже.

Я вздрогнула и рывком обернулась, как раз вовремя, чтобы заметить, как Джошуа смущенно опускает руку.

"Прости", сказал он.

— Просто я никогда не видел некоторые из них.

Только молнии.

Так мы считаем наши убийства стригоев.

У тебя… много.

"S-образная метка уникальна для них," — сказал Раймонд неодобрительно.

Это взгляд был быстро заменён восхищением.

Другая — звезда.

Джошуа и Ангелине это стоило открытых ртов, мне — "Что?"

"Метка сражения",сказал Дмитрий.

Не многие люди называют ее "звезда"

Это значит звезда.

— Хмм.

Имеет смысл, — сказала я.

Фактически, по форме татуировка действительно напоминала звезду и давалась, если кто-то участвовал в сражении достаточно большом, чтобы потерять счет убитым стригоям.

Знаков молний было бы так много, что они могли заполнить всю твою шею

Джошуа улыбнулся, заставив мой желудок сжаться.

Возможно, он и был частью культа псевдо-амишей, но это не меняло того факта, что он чертовски привлекательный.

— Теперь я понимаю, как ты могла убить королеву Испорченных.

— Это наверняка фальсификация, — сказала Ангелина.

Я собиралась протестовать части про убийство королевы, но её комментарий остановил меня.

Это не то! Я заработала её, когда Стригои напали на нашу школу.

А после было множество, больше чем я уничтожила после этого.

"Метка не может быть необычной," — сказал Дмитрий.

У твоих людей должны быть большие сражения со Стригоями время от времени.

— Не совсем, — сказал Джошуа, не сводя с меня глаз.

— Большинство из нас никогда не сражалось или никогда не видело Потерянных.

"Они действительно не беспокоят нас."

Это было неожиданностью.

Если когда-либо Стригои задавались целью, группы Мороев, Дампиров, и людей нигде в середине (между стригоями и целью) не было бы.

— Почему? — спросила я.

Рэймонд подмигнул мне.

Потому что мы боремся в ответ.

Я обдумывала его загадочное заявление, в то время как семья села завтракать.

Снова, я подумала о всееобщей готовности коммуны сражаться, когда мы впервые прибыли.

Было ли этого действительно достаточно, чтобы отпугнуть Стригоев? Не так много, чтобы напугать их, но может быть некоторых вещей, которые были неудобны, было слишком много, чтобы иметь с ними дело.

Я задалась вопросом, каким бы было мнение Дмитрия.

Его собственная семья из общества, которое разделяло себя с господствующими Мороями, но это было ничто, по сравнению с этим.

Всё это крутилось в моей голове пока мы завтракали и разговаривали.

У Хранителей всё ещё было множество вопросов о нас и о Татьяне.

Единственной, кто не принимал участия была Ангелина.

Она ела также мало, как и Сидни и продолжала наблюдать за мной с угрюмым видом.

"Нам нужны некоторые запасы," — сказала Сидни резко, прерывая меня на середине жуткой истории.

Я не была против, но другие выглядели растерянными.

"Где ближайший городок, в котором есть кафе… или какой-нибудь ресторан?"

"Ну…" — сказала Полетт.

Рубисвилль немногим более часа пути на север.

Но у нас для тебя есть достаточно пищи.

"Дело не в еде." — сказала я быстро.

Ваша была замечательной.

Я посмотрела на Сидни.

"Час — это не так плохо, верно?"

Она кивнула и затем неуверенно глянула на Раймонда.

Есть какой-нибудь способ? есть ли здесь какой-нибудь способ раздобыть машину? Я

Следующие слова определенно причинили ей боль

Я оставлю ключи здесь, пока мы не вернёмся.

Он изогнул бровь.

У вас чудесная машина.

Сидней пожала плечами.

Чем меньше мы катаемя на ней здесь, тем лучше.

Он сказал нам, что мы могли бы взять его грузовик, и что он "вероятно" даже не воспользуется её CR-V.

Сидни в благодарность одарила его натянутой улыбкой, но я знала, что у неё в голове плясали картинки с вампирами, угоняющими её машину.

Мы отправились вскоре, желая вернуться до того, как солнце сядет.

Люди ходили туда-сюда в коммуне, делая рутинную работу или неважно что еще, но это было то, что они делали всю свою жизнь.

Группа детей сидела вокруг Дампира, читающего им книгу, что заставило меня задуматься об образовательном процессе, который был у них здесь.

Все Хранители оторвались от своих дел, когда мы проходили мимо, одаривая нас либо любопытными взглядами, либо открытыми улыбками.

Я улыбалась в ответ, главным образом, смотря вперёд.

Джошуа сопровождал нас к парковке и умудрился идти позади меня, когда мы достигли узкой тропинки.

"Я надеюсь, вы не надолго," — сказал он.

Я бы хотел, чтобы мы поговорили больше.

— Конечно, — сказала я.

Это было бы весело.

Он обнадёживающе улыбнулся и благородно отодвинул низко висящую ветвь.

Может быть я могу показать тебе мою пещеру.

Твою?…подожди

Что? Разве ты не живешь вместе с отцом?

Сейчас да,

Но у меня собственное жилище. сказал он с гордостью

Моя пещера, конечно, не такая большая, как у отца, но для начала это неплохо.

Я ее полностью вычистил

Это действительно, ммм, превосходно

Конечно покажешь мне, когда мы вернемся."

Слова слетели с моих губ, но я размышляла над тем фактом что дом Раймонда был по видимому "большой"

Наши пути с Джошуа разделились, когда мы достигли грузовика Раймонда, большого красного пикапа с сидением, которое могло вместить троих из нас.

Учитывая то, что Хранители не часто покидали лес, грузовик выглядел так, как будто проехал много миль или может быть много лет не использовался.

"Тебе не следует его так обманывать," — сказал Дмитрий, когда мы оказались на дороге минут через десять.

Удивительно, Сидни позволила ему вести.

Я предположила, что она думала, мужественный грузовик заслуживает мужественного водителя.

Теперь, когда мы двигались, мои мысли вернулись к преждней задаче: поиску другого из Драгомиров.

А?

Джошуа.

Ты флиртовала с ним.

Я не делала этого! Мы просто разговаривали.

Разве ты не с Адрианом?

"Да," — воскликнула я, впиваясь взглядом в Дмитрия.

Его взгляд был устремлен на дорогу.

И поэтому я не флиртовала.

Как ты можешь говорить так? Я даже не нравлюсь Джошуа в этом смысле.

"Вообще-то," — сказала Сидни, сидящая между нами, "Нравишься."

Я взглянула на нее с недоверием.

Откуда ты знаешь? Он передал тебе записку в комнате или что-то ещё?

Она закатила глаза.

"Нет.

Но ты и Дмитрий подобны Богам, спустившимся к ним в лагерь."

"Мы беглецы," — напомнила ей я.

"Испорченные."

— Нет. — ты убийца стригоев и королевы.

Там, возможно, все было южным очарованием и гостеприимством, но эти люди могут быть диким.

Они вдохновлены возможностью победить ваш мир.

И, учитывая, как грязны большинство из них, вы, ребята,

хорошо… скажем так, вы для них сейчас самые обаятельные и привлекательные

"Ты не горячишься?" — спросила я.

"Это неважно," — сказала она, нервируемая комментарием.

Алхимики даже не удостоины их внимания.

Мы не сражаемся.

Они думают, мы слабые.

Я вспомнила восхищённые лица и должна была признать, что у большинства людей был поникший, тусклый взгляд.

Почти.

"Семья Раймонда смотрелась неплохо," уточнила я.

Я услышала, ворчание Дмитрия который, несомненно, посчитал это доказательством моего флирта с Джошуа.

Да, сказала она.

Потому что они, вероятно, наиболее важная семья в городе.

Их пища лучше, вероятно, им не нужно работать на солнце так много.

Эти слова имели смысл.

Не было больше разговоров о флирте, в то время как мы продолжали двигаться.

Мы хорошо провели время в Рубисвилле, который выглядел зловеще, почти также, как и первый город, в котором мы остановились.

Когда мы остановились, как только показалась бензоколонка в Рубисвилле, Сидни забежала внутрь, чтобы задать несколько вопросов.

Она вернулась, сообщая, что это действительно было своего рода кафе, где она могла включить свой ноутбук и попытаться найти то что нам нужно.

Она заказала кофе и мы сели рядом с ней, слишком сытые, чтобы заказать что-либо существенное.

После пары неодобрительных взглядов от официантки, которая, казалось, расценила нас как бездельников, Димитрий и я решили прогуляться вокруг города.

Сидни выглядела такой же довольной, как и официантка перед этим.

Я не думала, что ей нравиться проводить время с нами.

Я усложнила жизнь Сидни в Западной Вирджинии, но я должна признать, что пейзаж был впечатляющим.

Высокие деревья, обрамленные сочной листвой, заключили город в свои объятия.

Вдали виднелись горы, очень отличающиеся от тех которые возвышались около Св.

Владимира.

Эти казались зеленее, покрытые большим количеством деревьев.

Большинство гор, окружающих Св.

Владимира были каменистыми и зубчатыми, часто со снежными пиками.

Странное чувство ностальгии нахлынуло на меня, вспоминая Монтану.

Была вероятность, что я никогда не увижу ее снова.

Если я проведу остальную часть своей жизни в бегах, Св.

Владимир будет последним местом куда я смогу пойти.

Хорошо, если меня поймают… я бы определённо никогда не смогла увидеть Монтану снова.

"Или любое другое место" — пробормотала я вслух прежде, чем смогла остановить себя.

Хм? Спросил Дмитрий.

Я просто думаю о том, что будет, если стражи найдут нас.

Я никогда не осознавала, как много в этом мире я еще хотела бы сделать и увидеть.

Внезапно всё это вдруг оказалось поставленным на карту, ты понимаешь?" Мы двинулись в сторону дороги, когда по ней проезжал оранжевый автобус.

Школьники, уезжая на лето, визжали и смеялись нам в спину.

— Допустим, мы не очистим мое имя и не найдем настоящего убийцу.

Какой сценарий в лучшем случае меня ждет? Я: всегда в бегах, всегда скрываюсь.

И это будет моей жизнью.

Единственное, что я знаю, я смогу уйти жить к Хранителям.

— Не думаю, что дойдет до этого, — сказал Дмитрий.

— Эйб и Сидни помогут тебе найти безопасное место.

— Безопасное место? Действительно? Адриан сказал, что стражи приложат все усилия, чтобы найти нас

У них есть Алхимики и человеческие власти, которые тоже ищут нас

Неважно куда мы сбежим, нас все равно могут поймать.

Тогда мы будем вынуждены бежать дальше

Так будет всегда.

— Ты будешь жива, — возразил он.

Вот что важно.

Наслаждаться тем, что у тем есть, каждой мелочью в любом месте.

Не думай о том, чего ты не имеешь.

— Да, — признала я, пытаясь следовать его совету.

Небо казалось намного синее, птицы намного громче.

Наверное я не буду зацикливаться на местах, которые я мечтала увидеть

Я буду признательна, если у меня получится увидеть что-нибудь вообще.

И что я не живу в пещере.

Он взглянул на меня и улыбнулся, что-то читалось в его глазах.

"Куда ты хочешь пойти?"

"Что, прямо сейчас?" Я посмотрел вокруг, ища варианты.

Здесь были магазин, аптека, и кафе-мороженое.

У меня было ощущение, что последнее будет необходимо посетить, прежде чем покинуть город.

"Нет, в мире

Я посмотрела на него настороженно

Сидни сойдет с ума, если мы улетим в Стамбул или куда-либо еще.

Это заставило меня смеяться

"Я не об этом.

Пойдем."

Я последовала за ним в сторону чего-то вроде магазина снастей и снаряженя, а потом заметила небольшое здание, скрывающееся за ним.

Естественно, от его зорких глаз не ускользнуло то, что я, верояно, пропустила, зациклившись на мороженном.

ОБЩЕСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА РУБИСВИЛЛЯ

"Эй, стоп," сказала я

Одна из немногих льгот выпускников было избегать таких мест.

"Это, вероятно, с кондиционером", отметил он.

Я смотрела вниз на свою пропитанную потом майку и заметила слабый розовый оттенок к моей коже.

С моей загорелой кожей, я редко краснела,

но солнце сильно пекло даже в такой поздний час.

— Веди, — сказала я ему.

Библиотека была милостиво прохладной, хотя еще меньший чем та в Св.

Владимире

С помощью какого-то шестого чувства (или, может быть, знания десятичной системы Дьюи), Дмитрий привел нас к разделу о путешествиях, который состоял из десяти книг, три из которых были о Западной Вирджинии.

Он нахмурился.

Не совсем то что я ожидал.

Он просмотрел стеллаж дважды и тогда вынул большую яркую книгу с зоголовком "100 главных достопримечательностей Мира".

Мы сели со скрещенными ногами на пол, и он вручил мне книгу.

Ни в коем случае, товарищ, сказала я

— Я с наслаждением читаю книги о путешествиях но я не думаю, что мне до этого сегодня.

Просто возьми ее, сказал он

Закрой глаза и открой любую страницу

Это казалось глупым, учитывая все что произошло в нашей жизни, но его лицо говорило, что он был серьезным.

Подыгрывая ему, я закрыла глаза и выбрала страницу в середине. я открыла книгу

Митчел, Южная Дакота, произнесла я

Вспомнив, что я в библиотеке, я понизила голос

"Кто делал ТОП-100 из всех мест в мире?"

Он снова улыбнулся, и я вспомнила, как много пропустила

— Прочти это.

Расположенный в полутора часах езды от Су-Фолс, Митчелл примечателен тем, что здесь находится знаменитый Кукурузный Дворец.

Я посмотрела на него с недоверием.

"Кукурузный дворец?"

Он мгновенно оказался рядом со мной, чтобы взглянуть на фото.

"Я полагаю, он сделан из кукурузной шелухи" отметил он

На фотографии он выглядел как ближневосточное или даже в русском стиле здание с башенками и куполами.

"Я тоже

Неохотно я добавила " Я бы съездила туда"

Бьюсь об заклад, у них много великолепных футболок.

— И, — сказал он, у него был хитрый взгляд, — Держу пари, стражи не будут искать нас там.

Я не пыталась скрыть свой смех, представляя нас, живущих, как беглецов в Кукурузном дворца всю остальную часть нашей жизни.

Моё веселье вызвало неодобрение у библиотекаря и мы успокоились. Теперь была очередь Дмитрия

Сан-Паулу, Бразилия.

Затем моя очередь: Гонолулу, Гавайи.

Туда и обратно мы пролистали всю книгу, и в скором времени, мы оба лежали на полу, бок о бок, обмениваясь неоднозначной реакцией, в то время, как мы продолжали наш глобальный воображаемый тур.

Наши руки и ноги едва касались.

Если бы кто-нибудь сказал мне сорок восемь часов назад, что буду лежать в библиотеке с Дмитрием, читаая книгу путешествиях, я бы сказала, что они сумасшедшие.

Почти такое же сумасшедшее было осознание того, что я делаю что-то совершенно обычное с ним.

С того момента, как мы встретились, наша жизнь была полна тайн и опасностей.

И действительно, эти темы были по-прежнему преобладающими в нашей жизни.

Но в эти тихие пару часов, время, казалось, остановилось.

Между нами был мир.

Мы были друзьями.

— Флоренция, Италия, — прочла я.

Фотографии искусно сделанных церквей и галерей заполняли страницы.

— Сидни хочет поехать туда.

Вообще она хочет там учиться.

Если бы Эйб мог организовать это, я думаю она стала бы ему обязаной на всю жизнь

"Она довольно послушна" заметил Дмитрий.

"Я не настолько хорошо ее знаю, но уверена, у Эйба на нее что-то есть"

"Он вытащил ее из России, вернул в США"

Он покачал головой.

— Должно быть что-то большее.

Алхимики верны своему ордену.

Но мы им не нравимся.

Она скрывает это — ее этому учили — но каждая минута с Хранителями для нее агония.

Для того, чтобы помогать нам и предавать свое начальство, она должна быть обязана ему чем-то большим.

Мы оба остановились, интересно, что за таинственная организация, с которой связан был мой отец

Все же, это не имеет значения.

Она помогает нам, вот что имеет значение. и нам возможно следует вернуться к ней.

Я знала, что он прав, но я очень не хотела уходить.

Мне хотелось остаться здесь, в этой иллюзии спокойствия и безопасности, позволяя себе помечтать о том, что когда-нибудь смогла бы в действительности побывать у Парфенона или даже в Кукурузном Дворце.

Я протянула обратно ему книгу.

— Еще разок.

Он выбрал свою страницу, и открыл книгу.

Его улыбка погасла.

— Санкт-Петербург.

Странное сочетание чувств промелькнуло у меня внутри

Ностальгия — потому что этот город был прекрасен.

Горе, потому, что мой визит туда был запятнан ужасной задачей, которая у меня была

Дмитрий долго смотрел на страницу, на его лице была грусть.

Мне пришло в голову то, что, несмотря на его ранние слова о бодрости духа, он должен был испытывать то, что я испытывала, думая о Монтане: наши старые, любимые места были потеряны для нас.

Я толкнула его осторожно.

"Эй, наслаждайся местом, где ты есть, помнишь? А не тем, куда не можешь поехать."

Он неохотно закрыл книгу и отвел от нее глаза.

— Когда ты стала такой мудрой? — дразнил он.

— У меня был хороший учитель.

Мы улыбнулись друг другу.

Что-то произошло со мной.

Все это время я считала, что он помог мне сбежать по просьбе Лиссы.

Возможно не только поэтому.

"Из-за этого ты сбежал со мной?" спросила я

Чтобы увидеть разные части мира?"

Его удивление было недолгим.

Ты не нуждаешься в моей мудрости, Роза

Ты и сама хорошо справляешься.

Да, это одна из причин.

Возможно когда-нибудь меня снова приняли бы, но есть риск, что этого не произойдет.

После. после того, как я был Стригоем.

Он немного запнулся.

Я по-новому воспринимаю жизнь.

Это займет какое-то время.

Я все еще не здесь.

Мы говорим о том, что нужно сосредоточиться на настоящем, не будущем — но мое прошлое не отпускает меня.

Лица.

Кошмары.

Чем дальше я от мира смерти, тем больше мне хочется наслаждаться жизнью.

Запахом этих книг и ароматом твоей одежды.

Тем, как свет проникает через это окно.

Даже вкусом завтрака у Хранителей."

— Да ты поэт.

— Нет, просто начал понимать правду.

Я уважаю закон и тот путь, по которому идет наше общество, но нет возможности избежать риска потерять свою жизнь, когда я только что ее обрел снова.

Мне тоже хотелось убежать.

Поэтому я помогаю тебе.

Это и…"

"Что?" Я изучала его, отчаяно сожалея, что он мог так хорошо скрывать свои эмоции.

Я хорошо его знала. Я понимала его.

Но он все еще мог прятать эмоции от меня.

Он сел так, чтобы я не видела его глаз

"Это не имеет значение.

Давай вернемся к Сидни и посмотрим выяснила ли она что-нибудь. хотя я думаю, что вряд ли, как не хотелось бы мне это говорить.

"Я знаю.

Я стояла рядом с ним все еще размышляя, что еще он хотел сказать

— Она, вероятно, сдалась и начала играть в сапера.

Мы направились обратно к кафе, остановившись ненадолго для мороженого.

Есть его на ходу оказалось достаточно сложным занятием.

Солнце приближалось к горизонту, живописное, оранжево-красное, но тепло осталось.

Наслаждайся этим Роза, сказала я сама себе. цвета.

Вкус шоколада.

Конечно, я всегда любила шоколад моя жизнь не должна бежать, я могла насладиться десертом

Мы пришли в кафе и обнаружили Сидни, наклонившуюся над своим ноутбуком, с трудом съеденным Донатс и, вероятно, четвертой чашкой кофе.

Мы скользнули на места рядом с ней.

— Как де… Эй! Ты играешь в сапера! — Я попыталась разглядеть поближе ее экран, но она отвернула его от меня.

Предполагалось, что ты должна искать ниточку, ведущую к любовнице Эрика.

— Уже нашла, — ответила она просто.

Дмитрий и я обменялись удивленными взглядами.

— Но я не знаю насколько полезным это может быть. "любая информация будет полезна" — ответила я

"Что ты узнала?"

"После попытки отследить все эти банковские счета и операции, и позвольте мне сказать вам, что это не весело, я наконец нашла маленькую часть информации."

Банковский счет, в настоящее время является другим.

Он был переведен из другого банка около пяти лет назад

Владелицей счета по-прежднему остается Джейн Доу, но указан ближайщий родственник на случай, если что-то с ней случится.

Мне стало трудно дышать.

Я ничего не понимала в финансовых операциях, но мы собирались получить что-то существенное

— Настоящее имя?

Сидни кивнула.

— Соня Карп.

Глава 12

Дмитрий и я застыли в шоке от поразившего нас имени.

Сидни взглянула на нас и слегка улыбнулась.

"Я полагаю вы знаете кто это?"

"Конечно,"воскликнула я.

"Она была моим учителем

Она сошла с ума…и стала стригоем."

Сидни кивнула.

" Я знаю."

Мои глаза расширились.

"Она не та…

.

.

…она ведь не та, кто имел связь с отцом Лиссы, правда? О господи.

Это было одно из наиболее шокирующих собый в в моей жизни, которая была так похожа на "американские горки".

Я не могла даже представить такое

"Вряд ли" сказала она.

Счёт был открыт даже раньше, чем она могла быть его владелицей — право пользоваться им она получила только став совершеннолетней.

Таким образом, если брать во внимание, то что он был создан примерно в то время, когда родился ребенок, то она была бы слишком молода.

Соня, возможно родственница.

Моё предыдущее удивление сменилось волнением, и я могла видеть, что то же самое происходит с Дмитрием.

"У тебя должны быть записи о её семье", сказал он.

"А если нет, возможно они есть у других мороев."

"Кто близок с Соней? У нее есть сестра?" Сидни покачала своей головой.

"Нет."

Хотя, это было бы очевидным выбором.

К сожалению, она имеет других родных — их множество.

Её родители оба выходцы из больших семей, так что у нее есть много кузин.

Даже некоторые из ее теть — подходящего возраста.

"Мы пожем их увидеть, правильно?" спросила я.

Сквозь меня пробежало трепетное предвкушение.

Честное слово я не ожидала столько информации.

Првда, этого было мало, но это уже было что-то.

Если Соня Карп была в родстве с любовницей Эрика, это то что мы могли бы отследить.

Их имеется множество.

Сидни пожала плечами.

"Я имею ввиду, да, мы можем.

Поиск чьего-либо досье (жизненной истории) займёт много времени, и даже тогда — особенно, если это было достаточно засекречено — нам будет нелегко выяснить которая женщина является той, которую мы ищем.

Или даже если любой из них знает, кто она. голос Димитрия был низким и вдумчивым, когда он говорил

"Один человек знает, кто такая Джейн Доу".

Сидни и я посмотрели на него с надеждой.

"Соня Карп" сказал он

Я всплеснула руками.

"Да, но мы не можем поговорить с ней.

Она пропала.

Михаил Таннер больше года искал её…но безрезультатно.

Если он не смог, то мы и подавно не в состоянии

Дмитрий отвернулся от меня и уставился в окно.

Его карие глаза наполнились горем, его мысли мгновенно оказались далеко-далеко от нас.

Я не полностью понимала, что происходит, но, что-то мирное, что появилось в библиотеке-где Дмитрий улыбнулся и поделился в мечты обыкновенной жизни исчезло.

Момент упущен

Тот Димитрий исчез.

Он вернулся в свой жестокий режим,

вселенская печаль снова вернулась к нему.

Наконец он вздохнул и посмотрел на меня.

— Это потому что у Михаила нет нужных связей.

— Михаил был ее бойфрендом, — подчеркнула я.

"У него было больше связей, чем у кого либо еще."

Дмитрий не признал моих комментариев.

Вместо этого он опять задумался.

Я смогла увидеть смятение в его глазах, какую-то внутреннюю борьбу.

Наконец, решение было принято.

— Твой телефон здесь ловит связь? — спросил он ее.

Она кивнула, достала из сумочки свой телефон и протянула ему.

Он держал ее некоторое время, просто смотрел, была видна внутренняя борьба, за то чтобы прикоснуться к ней(трубке телефона).

Наконец, вздохнув, он встал и направился к двери.

Сидни и я обменялись взглядами и обе последовали за ним.

Она отстала от меня, для того, чтобы положить деньги на стол и взять свой ноутбук.

Я появился снаружи как раз тогда, когда Димитрий закончил набирать номер и поднес телефон к уху.

Сидни присоединилась к нам, и мгновение спустя, человек на другом конце линии, должно быть, ответил.

"Борис?" спросил Дмитрий?

Это было всё, что я поняла, потому что остальное он говорил на беглом русском.

Странное ощущение у меня возникло от того, как он говорил

Я была в замешательстве так как не знала языка но в этом было что-то

Я чувствовала прохладу

Мой пульс бился со страхом.

Этот голос..

Я знала этот голос.

Это был его голос…но всё же и не его.

Это был голос моих кошмаров, голос жестокости.

Дмитрий играл стригоя.

Ну "играть"…было мягко сказано.

Он пытался как можно лучше изобразить это

Всё же это было убедительно.

Сидни нахмурилась, стоя рядом со мной, но я думаю она не испытывала того же, что и я.

Она никогда не знала его как стригоя.

У нее не было тех ужасных воспоминаний.

Ее изменение в поведении должно было быть очевидным, но, когда я посмотрел на ее лицо, я поняла, что она была сосредоточена на разговоре.

Я и забыла что она знала русский язык.

"Что он говорит?" прошептала я.

Она нахмурилась либо от его разговора, либо от того, что я отвлекаю ее

Он… похоже, что он разговаривает с кем-то, с кем не общался долгое время.

Дмитрий обвиняет собеседника в лодырничестве в то время как он находится далеко.

Она замолчала, продолжая свой перевод.

В какой-то момент, голос Димитрия усилился в гневе, и мы обе, Сидни и я, вздрогнули.

Я вопросительно поверулась к ней.

Он ставит свои полномочия под сомнение

Я не могу сказать, но сейчас это звучит так, как будто тот человек унижается перед ним.

Я хотела знать каждое слово, но должно быть, ей было трудно переводить мне и слушать одновременно. голос Димитрия вернулся до нормального уровня, хотя по-прежнему был заполнен с этой страшной угрозой, и среди шквала слов, я слышал, Соня Карп и Монтана."

"Он спрашивает про Мисс

Карп — Соня? Пробормотал я.

Она не была моей учительницей уже долгое время.

Я бы даже могла называть ее Соней теперь.

"Ага", сказала Сидни, глядя на Дмитрия

Он просит-э, говорит, чтобы этот человек сделал что-нибудь, чтобы найти

Соню.

Этот человек.

Она сделала паузу, чтобы послушать снова.

"Человек, с которым он разговаривает кажется знает много людей, которые её видели".

Я знала, что "люди" в данном контексте означало "стригои".

Дмитрий быстро вернулся в свои ряды, утверждая свою волю и власть над другими.

Большинство Стригоев действуют в одиночку, изредка собираются в группы, но даже одиночки распознают угрозы и более доминантных Стригоев.

Дмитрий помнил свои рабочие контакты, как и говорил ранее

Если бы кто-нибудь из стригоев услышал о его преобразовании и поверили бы в это, то они не были бы в состоянии передать новости быстро, не с их дезорганизацией.

Дмитрий начал играть в чехарду, чтобы найти источники, которые знали, другие источники, которые могли бы знать о Соне.

Дмитрий повысил голос и сделал его более сердитым, его голос принимал, можно сказать, более зловещий оттенок.

Я внезапно почувствовала себя пойманной в ловушку, и даже Сидней выглядела испуганной теперь.

Она сглотнула.

Он говорит этому парень, что если он не получить ответы до завтра, Димитрий собирается найти его и рвать на части и…

Сидни не потрудилась закончить.

Ее глаза расширились.

"Используй свое воображение.

Это довольно ужасно.

Тогда я решила что я по-своему рада, что не слышала весь разговор на английском

Когда Дмитрий закончил разговор и вернул Снди телефону, маска злобы начала таятьа на его лица.

И он опять был моим Дмитрием, Дмитрием-дампиром.

Уныние и отчаяние излучается от него, и он припав к стене кафе, смотрел вверх, в небо.

Я знала, что он делал

Он пытался успокоить себя, вернув контроль над эмоциями, которые бушевали внутри него

Он только что сделал то, что возможно даст нам нужные ответы но это было ужасно для него.

Мои пальцы задрожали.

Мне хотелось обнять его или хотя бы дотронуться до плеча, чтобы он знал, что он не один.

Но я сдержалась, подозревая, что ему это не понравится.

Наконец он перевел на нас свой пристальный взгляд

Он вернул контроль над собой, по крайней мере внешне.

"Я послал кое-кого узнать о ней" — сказал он устало.

Это может не сработать.

Стригои не склонны хранить базы данных.

Но они действительно иногда следят за другими, только для их собственного самосохранения.

Мы скоро узнаем есть ли какие-нибудь успехи.

— Я. вау.

Спасибо," сказала я заикаясь.

Я знала, что он не нуждается в благодарности, но это было необходимо мне.

Он кивнул.

Мы должны возвращаться к Хранителям. если ты все еще считаешь это безопасным местом для нас?"

"Я бы лучше осталась подальше от цивилизации" Сказала Сидни, направляясь к шоссе.

"Кроме того, я хочу вернуть ключи от моей машины."

Путь назад ощущался в десять раз длинее.

Настроение Дмитрия заполнило весь салон, почти душа нас своим отчаянием.

Даже Сидни могла ощущать это.

Она снова пустила его за руль, и я не могла решить хорошо это или плохо

Отвлечет ли дорога его от

Стригоев? Или же его агония отвлечет его от дороги и отправит нас с в канаву?

К счастью, мы доехали обратно в целости и сохранности. Нас ждали двое Хранителей, женщина Морой и человеческих парень, который посмотрел на нас с неодобрением.

Я всё ещё не могла привыкнуть к союзу этих расс и их боевой готовности

Интересно, были ли эти двое парой.

Вернувшись в лагерь мы обнаружили людей, сидящих вокруг костра, некоторые ели, некоторые просто общались.

Я узнала за завтраком, что огонь всегда связывал их, но, что много семей занимались своим домашним хозяйством

Мы вернулись в дом Раймонда, но там были только Сара и Джошуа

Она мыла посуду, а он развалился в кресле.

Как только он увидел меня в дверях, он вскочил с сияющей улыбкой

— Роза! Ты вернулась.

Мы начали волноваться…

Я имею в виду не то, что бы с тобой что-то могло случиться — не с твоими навыками — а то, что вы возможно покинули нас.

"Не без нашей машины". Сказала Сидни, кладя ключи от пикапа на стол.

Ключи от CR-V уже были там, и облегчение заполнило ее лицо, когда она схватила их.

Сара предложила нам остатки, от котороых мы отказались, хорошо поев в Рубусвилле

"Ну, сказала она, если вы не собираетесь есть, вы могли бы присоединиться к остальным у костра.

Джес Макхейл могла бы спеть сегодня вечером, если они смогут заставить ее выпить достаточно, и выпившая или трезвая, у той женщины самый прекрасный голос, который я когда-либо слышала.

Мы с Дмитрием и Сидни переглянулись.

Признаюсь, мне было немного любопытно посмотреть, как в этой пустыне люди развлекались, хотя самогон и народные песни не были моими любимыми развлечениями

Дмитрий по-прежнему был под воздействием эмоций, от телефонного звонка.

Я подозреваю, что он охотнее изолировался бы в нашей комнате, но когда Сидни сказала, что идет к костру, он ответил автоматически "Я тоже пойду".

Я мнгновенно поняла, что он сделает

Его мучало возвращение к общению со стригоями

Его мучала эта беседа

И возможно — нет, я уверена в этом — он хотел бы спрятаться и попытаться заблокировать все это, но Дмитрий есть Дмитрий

Дмитрий защищал тех, кто нуждался в этом, и даже если слушание песен домашнего очага не было точно опасно для жизни, это была все еще полуопасная ситуация для человека, как Сидни.

Он не мог этого допутить.

К тому же, он знал, что Сидни будет чувствовать себя в больше безопасности, если мы оба будем рядом

Я начала было говорить, что присоединюсь к ним, но Джошуа не дал мне сказать

"Ты все еще хочешь посмотреть мою пещеру? Правда в ней мало света.

Вы будете лучше видеть дорогу, если мы используем факел.

Я уже забыла о своем последнем разговоре с Джошуа и уже хотела отказаться от его предложения.

Но потом что-то промелькнуло в глазах Дмитрия, что-то вроде неодобрения.

Так-так.

Он не хотел, что бы я шла с молодым привлекательным парнем.

Было ли это оправданное беспокойство по поводу Хранителей? Или ревность? Нет, точно не последнее

Мы уже установили — много, много раз — что Дмитрий не желает романтических отношений со мной.

Он даже уступил дорогу Адриану. может, это было некого рода особенностью бывшего парня? Там в Рубсвилле, я верила, что Дмитрий и я могли бы быть друзьями, но этого не произойдет, если он будет думать, что может контролировать меня и мою любовную жизнь

Я знакома с девушками, чьи бывшие похожи на него.

Я не буду одной из них.

Я могу общаться с кем хочу.

"Конечно" сказала я

Дмитрий помрачнел

"С удовольствием"

Джошуа и я отправились, оставив других.

Я знала, что частично мое решение было попыткой доказать независимость

Дмитрий сказал, что мы были равны, но он принял очень много решений, делая план побега для меня.

Приятно было ощущать, что это является поводом изменить что-то, и, кроме того, мне нравился Джошуа и, отчасти, было интересно узнать больше о жизни этого народа.

Не думаю, что Сидни хотела, что б я уходила, но Дмитрий присмотрит за ней

Пока Джошуа и я шли, мы обходили вокруг группы Хранителей.

Как и ранее, на меня смотрело много народу

Он не вел меня по дороге туда, где жил его отец, Джошуа вел меня вокруг небольшой горы.

Возможно она была довольно большой, но, пожив рядом со Скалистыми горами, все в Аппалачах, мне казалось "маленьким".

Мне кажется, у меня были предубеждения в отношении этих гор.

Тем не менее, тут было ещё много пещер, и мы двигались всё дальше и дальше от основного лагеря Хранителей

Лес становился гуще, свет становился более рассеянный, в то время, как солнце, наконец, начало заходить.

Я живу на окраине", виновато сказал Джошуа.

Наш город всё растёт и растёт, а в центре не так-то много места для пещер.

Я подумала, что "город" это громко сказано, но промолчала

Да.

Я определенно была снобом

Но пещеры продолжают появляться, пока есть место

"Это естественные пещеры?" спросила я

Некоторые из них.

А некоторые — заброшенные горные пещеры.

"Тут красиво", Сказала я

Мне нравились все лиственные деревья.

Я могла сравнить это место с Монтаной, но широкие листья здесь были аккуратными в отличие от сосновой хвои.

"По крайней мере тут всегда можно побыть одному, не так ли?"

"Да."

Он улыбнулся.

Я полагаю, что это так.

Я не знаю.

Слишком по-деревенски.

Или дико.

Ты возможно считаешь всех нас такими

Его наблюдательность поразила меня.

Большинство Хранителей так яростно одобряли свой образ жизни, что казалось те, кто считал по-другому становился аутсайдером. "вы просто другие", дипломатично сказала я

Сильно отличаетесь от того, к чему я привыкла.

Я почувствовала вспышку тоски по тем людям и местам, от которых я теперь была оторвана.

Лисса

Адриан

Другие наши друзья

Двор Св. Владимир.

Я быстро избавилась от этого чувства.

У меня не было времени хандрить и я могла, по крайней мере, проверить Лиссу позже. "я бывал в человеческих городах", продолжил Джошуа

И в других местах цивилизованной жизни. я могу понять, почему они нравятся тебе

Он стал немного робким.

"Я бы не возражал против электричества"

"Почему вы ребята не используете его?"

"Мы бы использовали, если б могли"

Мы просто слишком удалены, и никто в действительности не знает, что мы тут

Люди-лилии (прим. алхимики) говорят, что так нас сложнее будет найти.

Мне не приходило в голову, что они просто выносили эти условия, потому что они были вынуждены скрывать себя.

Я задумалась, насколько их выбор был добровольным, когда они выбирали такую жизнь и насколько под влиянием Алхимиков.

"Мы пришли",сказал Джошуа, выдернув тем самым меня из размышления

Он указал на темную дыру на уровне земли.

Отверстие было достаточно большим, чтобы пропустить взрослого

"Мило", сказала я

Я заметила ранее, что некоторые из пещер были выше в горах и мне стало интересно, как жильцы забираются туда, голыми руками или используют домашние лестницы.

Легкодоступный вход казался роскошью.

Джошуа выглядел удивленным моей похвалой.

"Правда?"

"Правда.

Мы в итоге теряем слишком много дневного света.

Он остановился, чтобы осветить факелом, и затем я последовала за ним внутрь.

Мы должны были нагнуться немного сначала,

но поскольку мы пошли глубже в пещеру, потолок, медленно расширился и открылось широкое, округлое пространство.

Пол был из жестко уплотненного грунта, каменные стены грубыми и зубчатыми.

Это была естественная пещера, но я могу отметить усилия, чтобы обустроить её.

Пол был очищен и выравнен, и я увидела несколько камней и скал в углу, который выглядели так, как будто они были собраны для освобождения пространства пространство. пара предметов мебели уже переехали сюда: узкий деревянный стул и матрас, который выглядел так, что на нем едва поместился бы один человек

— Ты, вероятно, думаешь, что она маленькая, — сказал Джошуа.

Это была правда, но она была больше, чем моя комната в Св.

Владимире.

— Хорошо… да, но я имею в виду, сколько тебе лет? ʺ

ʺВосемнадцать.

"Как и мне" Сказала я

Это казалось радовало его.

"Иметь свою собственную пещеру в восемнадцать это круто"

Я бы снабдила ее еще электричеством, интернетом и сантехникой, но об этом не нужно было говорить

Его голубые глаза почти сияли

Я не могла не заметить, какой милый контраст они создавали с его загорелой кожей.

Я немедленно прогнала эту мысль.

Я была здесь как друг.

Но, видимо, я была единственной, кто так считает.

Джошуа внезапно сделал шаг вперед.

"Ты можешь остаться, если хочешь", сказал он

Другие Испорченные никогда не найдут тебя здесь.

Мы могли бы пожениться, и когда появятся дети, мы можем построить дом, как у родителей, и.."

Слово "женитьба" заставило меня рвануть к выходу в шоке и панике, как от атаки Стригоев

За исключением того, что я обычно знала, что они на подходе.

"Стоп, стоп, не так быстро.

— Нет.

Я могу подождать.

"Мы только что познакомились!"

Слава богу, он не подошел ближе.

"Я знаю, но иногда так оно и бывает."

"Что, браки между людьми, которые едва знают друг друга?" спросила я ошарашено

"Конечно.

"Постоянно происходит.

И серьезно, даже за такое короткое время я уже знаю, что ты мне нравишься.

Ты удивительная.

Ты красивая и очевидно хороший боец.

И то как ты себя держишь.

Он покачал головой, страх исказил его лицо.

"Я никогда не встречал никого подобного"

Это было так мило и приятно

После моего жуткого опыта с парнями которые только и хотели что мое тело, хотелось бы просто настоящей любви

Я вспомнила, что говорила Сидни, я была популярна здесь.

Очевидно это его и распалило.

"Джошуа, ты мне действительно нравишься, но," добавила я торопливо, видя как надежда заполняет его черты, "я слишком молода, чтобы выйти замуж."

Он нахмурился.

"Разве ты не сказала, что тебе восемнадцать"

ОК

Возможно возраст это не лучший аргумент

Я видела как молодые люди заводят детей в родном городе Дмитрия

В таком месте, как это, они, вероятно, одобряли детские браки

Я попробовала другой подход.

"Я даже не знаю, хочу ли я выходить замуж."

Это его не беспокоило.

Он понимающе кивнул.

"Это умно.

Мы могли бы пожить вместе, чтобы понять подходим ли друг другу.

Серьезное выражение его лица вновь сменилось улыбкой.

Но я терпелив я бы уступал тебе в любом споре.

Я не могла ничего поделать

Я засмеялась.

"Хорошо, тогда, я выиграю сейчас, и скажу, что ещё не готова к этому.

Ни к чему из этого.

Кроме того, я уже кое с кем встречаюсь

— С Дмитрием?

— Нет.

С другим парнем.

Он во Дворе Испорченных.

Я не могла поверить, что я это произнесла.

Джошуа нахмурился.

"Почему тогда он не здесь?

"Потому что он тот, кто он есть

И я могу сама о себе позаботиться.

Мне никогда не нравилось предположение, что меня надо спасать.

"И пойми, даже если бы его не было, я скоро уеду от сюда.

У нас бы с тобой никогда ничего не получилось бы.

" Я понимаю."

Джошуа выглядел разочарованным, но казалось воспринял отказ хорошо

"Может быть когда ты все уладишь, ты вернешься."

Я начала было ему говорить не ждать меня, и что ему следует жениться на ком-то еще (несмотря на то, как глупо это было в его возрасте), но потом поняла, что это бессмысленно

Джошуа в своих фантазиях уже возможно женится на ком-то еще, а меня потом добавит в свой гарем, как Сара и Полетт

Поэтому я просто сказала "Может быть"

Я искала другую тему, чтобы перейти на неё

Мой взгляд упал на стул и листовые картины высеченных в нем. это действительно изящно "спасибо" сказал он подходя

К моему облегчению он не продолжал прежнюю тему

Он любовно провел рукой по декоративной резьбе по дереву.

Узор был похож на переплетенные листья.

" Я сам это сделал."

"Правда?" я была действительно удивлена

"Это… удивительно."

Если тебе это нравится.

Его рука задвигалась, и я испугалась, ожидая поцелуя или объятия.

Вместо этого, он сунул руку в карман рубашки и вытащил резной деревянный браслет.

Простой, волнистый узор, был выполнен так тонко и изысканно, что не верилось, в то, что он выполнен из одного куска.

Дерево было отполировано до блеска.

"Вот."

"Он надел мне на руку браслет."

"Это мне?" Я погладила пальцами гладкую цепь.

"Если тебе нравится.

Я сделал его пока тебе не было сегодня.

Так ты запомнишь меня, когда уедешь.

Я колебалась, думая если я приму это, не будет ли это обязывать к чему либо.

Нет, решила я.

Я сделала мои взгляды на брак более понятным для подростка,

И вообще, он выглядел таким нервным, я не могла смириться с мыслью, что задену при этом его чувства.

Я надела его на запястье.

"Конечно я буду помнить.

Спасибо.

С счастливым выражением лица, принимая браслет чтобы не ранить его чувств

Он показал мне несколько вещей в пещере а потом предложил присоединиться к остальным у костра.

Мы могли слышать музыку, звучащую сквозь деревья, за долго до того, как подошли к костру, и не смотря на то, что она едва ли была в моем вкусе, но было что-то теплое и дружелюбное во всем этом коммунном образе жизни.

Я никогда не ездила в летние лагеря, но я думаю мне бы это понравилось.

Сидни и Дмитрий сидели в стороне.

Они были тихие и настороженные, а все остальные пели, хлопали, и разговаривали.

Опять же, я была поражена, как легко дампиры, люди, и Морои все они могут быть связаны с друг с другом.

Смешанные пары были повсюду, а одна парочка — человек и морой — страстно целовались у всех на глазах.

Каждый раз, когда он целовал её в шею, он кусал её и пил её кровь.

Я отвела взгляд.

И снова посмотрела на друзей.

Сидни заметила меня и, казалось, расслабилась.

Выражение лица Дмитрия было трудно понять

Как обычно, взгляды остальных были прикованы ко мне, и к моему удивлению, я увидела неприкрытую ревность на лицах других ребят.

Я надеялась, что они не думают, что

Джошуа и я уединялись в пещере.

Это едва ли было той репутацией, которую я хотела оставить после себя.

"Мне нужно поговорить с Сидни" Сказала я ему, перекрикивая шум

Я решила, что лучше будет сохранять дистанцию, пока не пошли слухи, к тому же, Сидни казалось хотела что бы я была рядом с ней

Джошуа кивнул и я повернулась.

Я сделала два шага, когда чей то кулак направлялся прямо мне в лицо.

Я не могла защитится, но мне хватило присутствия духа, чтобы отвернуться, так, что удар пришёлся по щеке, а не сломал мне нос.

После первого удивления мои навыки обострились.

Я быстро вышла из зоны атаки и придала своему телу боевую позу

Музыка и пение прекратилось и я повернулась лицом к атакующему.

Ангелина.

Она стояла в позе, похожей на мою собственную, ее кулаки и взгляд были направлены на меня.

"Хорошо" сказала она.

Пришло время, чтобы выяснить,

насколько вы хороши на самом деле.

Кто-то, например родители, должны были оттащить её и наказать за битьё гостей.

Удивительно, но никто не двинулся, не попытался остановить ее.

Нет, это было не совсем так.

Один человек встал.

Дмитрий мгновенно вскочил, когда увидел, что я в опасности.

Я думала, что он оттащит Ангелину, но Хранители остановили его и сказали что-то чего я не могла расслышать.

Они не пытались удержать его физически, но то, что они сказали, удержало его там, где он стоял.

Я бы потребовала чтобы меня просветили насчет того, что они сказали ему, но Ангелина вновь пошла на меня в атаку.

Похоже, я сама по себе.

Ангелина была низкой, даже для дампира, но все ее тело было полно сил.

Она опять была довольно быстра, хотя и не быстра достаточно, чтобы нанести мне второй удар.

Я аккуратно уклонилась от него и держала дистанцию, не желая переходить в наступление на девушку.

Она могла бы нанести мне повреждения в этой драке, но была недостаточно обучена для этого.

Она была задирой, из тех, у кого больше задора, чем умения.

— Ты сумасшедшая? — выкрикнула я, уходя в сторону от ещё одной атаки.

"Прекрати."

Я не хочу причинить тебе боль.

"Конечно," — сказала она.

— Вот что ты хочешь чтобы все думали, не так ли? Если же ты не будешь сражаться, тогда будут ли они дальше верить, что метки настоящие.

— Они настоящие! Намек, на то, что мои татуировки были фальшивыми, вызвал мой гнев, но я отказывалась быть втянутой в эту нелепую потасовку.

"Докажи это", сказала она, атакуя меня снова.

Докажи что вы те, за кого себя ввыдаете

Это было похоже на танец, я отдалялась от нее.

Я могла бы делать это всю ночь, но была несколько встревожена криками толпы, требующими, чтобы мы уладили это с ней.

"Мне не нужно ничего доказывать" Сказала я ей

"Тогда это ложь"

Сейчас она тяжело дышала

Она приложила больше усилий, чем я.

Все, что вы, Испорченные, делаете, является ложью.

— Не правда, — сказала я.

Почему Дмитрий позволяет этому продолжаться? Я краем глаза увидела его, надеялась, что поможет мне, он улыбался.

Всё ещё продолжая свою тираду, Ангелина пыталась меня ударить.

"Ты все лжешь!

Вы все слабы.

Особенно ваши "члены королевских семей."

Они хуже всех.

"Ты вообще не знаешь их.

Ты ничего не знаешь о них"

Она могла бы продолжать этот разговор, но я могла видеть ее нарастающее разочарование.

Но я всё ещё не была уверена, что она не ударит меня снова, я бы хотела решить дело миром и уйти.

"Я знаю достаточно," — сказала она.

— Я знаю, что они эгоистичны, испорченны и не делают ничего для других.

Они не беспокоятся о других.

Они все одинаковые.

Вообще то я была согласна с Ангелиной по поводу некоторых, но я не люблю обобщений.

— Не говори о вещах, которых не понимаешь, — отрезала я.

"Они не все такие."

"Нет, все", сказала она, довольная моим гневом

"Мне бы хотелось, чтоб они все умерли."

Вряд ли этого было достаточно для того, чтобы я напала, но это отвлекло меня и позволило ей ослабить мою защиту, совсем чуть-чуть.

Я никогда бы не допустила этого с Стригоем, но я недооценивать эту дикую девочку.

Её нога вывернулась достаточно, чтобы ударить меня в колено, отчего у меня посыпались искры из глаз.

Все взорвалось.

Из-за удара я немного отшатнулась, и она получила приемущество.

Мой бойцовский инстинкт взял верх, так что у меня не осталось выбора, кроме, как ударить её до того, как она ударила меня.

Люди начали аплодировать, потому что драка "действительно" началась.

Я была на взводе и пыталась победить её, так что количество ударов росло в геометрической прогрессии.

Несомненно, я всё ещё выигрывала, но пытаясь достать её, я подставляла себя под удар.,

До того, как я положила её на лопатки, она нанесла мне ещё несколько ударов, ничего серьёзного.

Я думала, что это всё, но она толкнула меня, прежде чем я полностью прижала её.

Мы перевернулись, и она попыталась занять лидирующую позицию.

Я не могла допустить этого и усмирила её ударом по лицу, который был намного более жестким, чем раннее.

Я думала, что это будет концом борьбы.

Мой удар сбил ее с меня, и я начала подниматься, но затем эта маленькая сука схватила меня за волосы и отдернула меня вниз.

Я выпуталась из её захвата, хотя была уверена, что она выдернула мне волосы, на этот раз мне удалось окончательно придавить её, со всей силы, всем своим весом, я прижала её к земле.

Я знала, что ей было больно, но я не заботилась об этом.

Она начала это.

Кроме того, этот прием выходил за пределы обороны.

Таскать кого-то за волосы было нечесно.

Ангелина сделала еще несколько попыток вырваться, но когда стало ясно, что она не может, вокруг нас начали свистеть и аплодриовать.

Спустя несколько мгновений мрачный и яростный взгляд исчез с лица Ангелины, сменившись смирением.

Я посмотрела на нее осторожно, по-прежднему оставаясь начеку.

Хорошо, сказала она.

Я думаю это нормально.

Идем дальше.

— Хах. Что хорошо? — спросила я.

Нормально, что ты выйдешь замуж за моего брата.

Глава 13

ЭТО НЕ СМЕШНО!

Ты права, — согласилась Сидни

Это не смешно.

Это весело.

Мы вернулись в дом Раймонда, в уединение нашей комнаты.

Потребовалась вечность, чтобы вырваться из семейных празднеств, в особенности после того, как мы узнали ужасную вещь об обычаях Хранителей.

Ну, я думала, что это было страшно, по крайней мере.

Оказывается, если кто-то хочет обручиться с кем-то отсюда, потенциальные жених и невеста, каждый, должны сразиться с другими ближайшими родственниками того же пола.

Ангелина заметила интерес Джошуа с момента моего прибытия, и, увидев браслет, она приняла на свой счет часть достигнутой договоренности.

Это ложилось на нее, как на его сестру, убедиться, что я была достойна.

Я все еще ей не нравилась, и она не доверяла мне полностью, но доказательство, что я умелый боец, принесло мне ее уважение, позволяя ей согласиться на "помолвку".

Потребовалось много быстрой речи, чтобы убедить всех, включая Джошуа, что это не было помолвкой.

По их обычаям, которые я узнала, Дмитрию придется выступать моим "родственником" и драться с Джошуа.

Останови это, — я приказала.

Дмитрий опирался на одну из стен в комнате, скрестив руки на груди и смотря, как я потираю скулу, куда Анджелина меня ударила.

Едва ли это было самым худшим моим ранением, но, определенно, завтра у меня будет синяк.

На его лице была легкая улибка.

Я сказал тебе не поощрять его, — спокойно ответил Дмитрий

Какая разница.

Ты не послушалась.

— Ты просто не хотел, чтобы я… — я запнулась на этих словах.

Я не сказала что было в мыслях: Дмитрий ревновал.

Или собственничал.

Или и то, и другое.

Я просто знала, что его разражало мое дружелюбие к Джошуа. и очень позабавило мое возмущение по поводу атаки Анжелины.

Я резко развернулась к Сидни, которая забавлялась так же, как и Дмитрий.

В действительности, я была уверена, что никогда не видела у нее такой улыбки.

— "Ты знала об этом обычае?"

— "Нет, — ответила она, — но я не удивлена.

Я же сказала, что они дикари.

Множество простых проблем улаживаются такими битвами".

"Это глупо,"- сказал я, не беспокоясь о том, что я хныкала.

Я дотронулась до макушки, желая чтобы каким-то чудом я могла увидеть заметный ли клок волос выдрала Анджелина.

Хотя. она неплохо справилась. неотесаной но не плохой

Они все такие упертые? Люди а с ними и морои?

Таковы были мои мысли.

Я рызмышляла над этим.

Меня раздражало и смущало то, что случилось, но я должна была признать, что Хранители стали более интересными.

Как иронично было то, что у такой отсталой группы были способности научить драться каждого, не важно какой рассы.

Тем временем моя собственная "просвященность" все еще отказывалась учиться обороне.

"Вот почему стригои не докучают им", — прошептала я, отказываясь от завтрака.

Я даже не осознавала, что я сказала, пока улыбка на лице Дмитрия не померкла.

Он мрачно смотрел в окно.

Мне снова нужно проверить Бориса и посмотреть, что он нашел.

Он развернулся к Сидни.

"Это не займет много времени.

Не обязательно всем нам идти.

Только могу я взять твою машину, так как мне придется проделать небольшой путь?"

Она пожала плечами и потянулась за ключами.

Мы уже установили, что телефон Сидни мог ловить сигнал в районе десяти минут от деревни.

Он был прав.

Не было причин, чтобы ради короткого телефонного звонка пошли мы все.

После моей драки, Сидни и я вполне были в безопасности.

Теперь никто не будет мне мешать.

Все еще.

Я не любила мысли о тех днях, когда Дмитрий был стригоем.

— "Тебе все еще нужно ехать",сказала я ей, быстро размышляя.

А мне нужно посмотреть, как там Лисса".

Не совсем ложь.

Я все еще находилась под влиянием того, что мои друзья узнали от Джо.

"Я все еще могу следить за происходящим вокруг меня, но будет лучше, если ты уйдешь, в особенности, на случай появления алхимиков."

Моя логика давала сбои, хотя ее колеги были все еще озабоченны.

"Я сомневаюсь, что они придут, пока темно, — сказала она, — но я не хочу болтаться без дела, если ты собираешься просто пялиться в пространство".

Она не признавала этого, а мне не нужно было говорить что-либо, но я подозревала, что она не хотела, чтобы кто-то разъежал на ее машине куда-либо.

Дмитрий думал, что ей необязательно было ехать и сказал это, но по-видимому, он просто не чувствовал, что сможет командовать ей так же, как мной.

Они оба вышли, оставив меня одну в комнате.

Я задумчиво посмотрела на них.

Несмотря на раздражение от его ранней насмешки, я волновалась за него.

Я видела, какой эффект произвел последний звонок, и желала быть там сейчас, чтобы поддержать его.

Я чувствовала, что он бы не позволил это, поэтому воспринимала компанию Сидни как маленькую победу.

С их уходом, я решила, что действительно проверю как там Лисса.

Я сказала это больше как извинение, но по-правде, это перекрывало альтернативу вернуться и пообщаться.

Я не хотела, чтобы еще кто-то поздравлял меня, и, очевидно, Джошуа воспринял мое "может быть" и принятие браслета как реальное обязательство.

Я все еще думала, что он чертовски хорошенький, но не могла смотреть на его обожание.

Сидя на кровати Ангелины, скрестив ноги, я открыла себя связи и тому, что перживала Лисса.

Она прогуливалась по коридорам здания, которое я сначала не узнала.

Через секунду я получила ответ.

Это было здание при Дворе, где находился большой спа-салон и убежище цыганки Ронды.

Казалось странным, что Лисса пойдет узнать свою судьбу, но однажды я получила намек от ее товарищей, что она способна на большее.

С ней были обычные сопровождающие: Адриан и Кристиан.

Мое сердце забилось быстрее при виде Адриана, особенно после инцидента с Джошуа.

Мой последний сон был слишком коротким.

Пока они шли, Кристиан держал Лиссу за руку своей уверенной, горячей хваткой.

Он выглядел уверенным и решительным со свойственной ему придирчивой полуулыбкой.

Лисса была единственной, кто нервничал и явно готовился к чему-то.

Я чувствовала ее страх перед ее следующим заданием, хотя она верила, что оно было необходимо.

"Сюда?" — спросила она, подойдя к платформе перед парадной дверью.

— "Я так думаю,"-ответил Кристиан.

— "Секретарь сказал красная".

Лисса на миг заколебалась, а затем постучала.

Ничего.

Либо комната была пуста, либо ее игнорировали.

Она подняла руку снова, но дверь отворилась.

Там стоял Эмброуз, как всегла выглядящий сногшибательно даже в джинсах и небрежной голубой футболке.

Одежда обтягивала его тело, показывая каждый мускул.

Он как будто сошел прямо с обложки GQ.

ʺПривет, ʺ сказал он, явно удивленный.

ʺПривет, ʺ ответила Лисса.

ʺМы задавались вопросом, могли ли бы мы поговорить с тобой? ʺ

Амброуз немного наклонил свою голову к комнате.

ʺЯ сечас немного занят.

ʺ за ним Лисса увидела массажный стол с женщиной мороем, лежащей лицом вниз.

На нижней половине ее тела было полотенце,

но ее спина была обнаженной и сияла в тусклом освещении из-за масла.

Ароматические свечи горели в комнате, и тихо играла успокаивающая музыка нового века.

— Ничего себе, сказал Адриан

— А ты не тратишь время, не так ли? Прошло только несколько часов с момента как она лежит в могиле, а у тебя уже есть кто-то новый.

В конечном счете, Татьяна была похоронена ранее тем же днем, перед заходом солнца.

Погребение было менее помпезно, чем предыдущая попытка.

Эмброуз кинул на Адриана резкий взгляд.

Она моя клиентка.

Это моя работа.

Вы забываете, что некоторые из нас, должны зарабатывать себе на жизнь.

— Пожалуйста? Попросила Лисса, торопливо шагая впереди Адриана.

Это не займет много времени.

Амброуз мгновение смотрел на моих друзей, а затем вздохнул.

Он повернулся.

— Лорейн мне нужно отлучиться.

Я сразу же вернусь, хорошо?

"Хорошо," отозвалась женщина.

Она повернулась лицом к нему.

Она была старше, чем я подумала, за сорок или около того.

Я задумалась. Если ты ходишь на массаж, почему бы не к массажисту в два раза моложе тебя.

— Поторопись.

Перед тем как закрыть дверь он одарил её ослепительной улыбкой, улыбкой, которая исчезла, как только он оказался один на один с моими друзьями.

— Так, что происходит. Мне не нравится выражение ваших лиц.

Образ жизни Эмброуза радикально отличался от жизни обычного дампира, но его обучали точно также, как и любого стража он был наблюдателен

Он всегда был в поиске потенциальных угроз.

— Мы, хм, хотим поговорить с тобой о…

Лисса колебалась.

Рассуждать о расследованиях и допросах — это одно.

Проводить их — совсем другое.

— Про убийство Татьяны

Брови Эмброуза поползли вверх.

"Ах.

Понятно.

Не знаю, что сказать, за исключением того, что я не думаю, что это сделала Роза.

Я не думаю, что у вас другое мнение по этому вопросу, несмотря на то что происходит вокруг.

Все говорят о том, какой шокированной и расстроенной ты была.

Ты получила много сочувствующих, из-за того, что была обманута таким опасным и зловещим "другом".

Лисса почувствовала, как ее щеки зарделись.

Публично осудив меня и отказавшись от нашей дружбы, она избежала неприятностей.

Это был совет Таши и Эйба, и Лисса знала, как это звучит со стороны.

Тем не менее, хотя это было игрой, она все-равно чувствовала себя виноватой.

Кристиан встал на ее защиту.

— Остынь.

Сейчас, мы не об этом.

— А о чем тогда же? — спросил Эмброуз.

Лисса вмешалась. Взвинченные Кристиан и Адриан могли расстроить Эмброуза, что затруднит получение ответов.

— Эйб Мазур сказал нам, что в зале суда ты сказал или сделал что-то Розе.

Эмброуз выглядел удивленным, и я отметила, что это смотрелось убедительно.

— Сделал что-то? О чем ты? Что, Мазур думает, что я давил на нее перед всеми этими людьми?

— Я не знаю, — призналась Лисса.

— Он просто видел что-то, вот и все.

— Я пожелал ей удачи, — сказал Эмброуз, выглядя обиженным.

— Это нормально?

— Да, да.

Лисса настояла на том, что она должна поговорить с Эмброузом раньше Эйба, принимая во внимание, что его методы отличаются угрозами и применением физической силы.

И теперь ей было интересно, справилась ли она со своей задачей.

— Послушай, мы просто хотим выяснить, кто на самом деле убил королеву.

Ты был близок к ней.

Если есть что-нибудь, хоть, что-то, что пожет помочь нам, мы будем благодарны.

Мы нуждаемся в этом.

Эмброуз посмотрел на них с любопытством.

А потом, он все вдруг понял.

— Вы думаете, что это я сделал! Вот о чем вы хотели поговорить.

Никто из них ничего не ответил.

— Не могу поверить! Я уже выслушал это от стражей… но от вас! Я думал, вы лучше меня знаете.

— Мы не знаем тебя вообще, — отрезал Адриан.

— Все, что мы знаем, так это то, что у тебя был свободный достум к моей тете.

Он указал на дверь.

— И очевидно, что тебе не потребуется много времени, чтобы жить дальше.

— Ты пропустил ту часть, где я говорил, что это моя работа? Я передал ей записку, это все.

Не все подлы и корыстны.

Эмброуз разочарованно покачал головой и провёл рукой по волосам.

Мои отношения с Татьяной не были грязными.

Я заботился о ней.

Я бы никогда не сделал того, что причинило бы ей боль.

— Разве по статистике, большинство убийств не было совершено близкими людьми? — спросил Кристиан.

Лисса посмотрела на них с Адрианом.

— Остановитесь.

Вы оба.

"Она снова посмотрела на Амброуза.

Никто ни в чём тебя не обвиняет.

Но ты долго был рядом с ней.

Роза говорила, что ты был расстроен из-за закона о возрасте.

— Когда я впервые услышал об этом, это было так — сказал Амброуз.

Но потом я сказал Розе, что возможно все ошибаются, возможно есть что-то чего мы не знаем.

Татьяна никогда бы не отправила этих дампиров сражаться, без серьёзных на то причин.

— Например выглядеть лучше в глазах королевских особ? — спросил Кристиан.

— Будь осторожен, — предупредил Адриан.

Лисса не могла определиться, что её больше раздражает: что парни объединились против Амброуза или их обмен колкостями.

Нет! — голос Амброуза прогремел на весь коридор.

"Онане хотела делать этого.

Но если бы она не сделала этого, могли бы случиться гораздо худшие вещи.

Есть люди, которые хотели, и хотят, чтобы на тех дампиров, которые не хотят сражаться, устраивали облавы.

Татьяна приняла закон о возрасте, чтобы остановить это.

Повисло молчание.

Я уже знала это из записки Татьяны, но для моих друзей это стало шокирующей новостью.

Амброуз продолжил, видя, что близок к успеху.

— Она рассматривала многие варианты.

Она хотела использовать дух.

Она одобряла, что бы Мороев обучали драться."

Это произвело впечатление на Адриана.

На его лице всё ещё было сардоническое выражение, но я видела там также боль и скорбь.

Быстрые похороны должны были быть тяжелыми для него, и слышать от других разоблачавшую информацию, которую ты не знал, причиняло боль.

Что ж, я конечно же не спал с ней, в отличии от тебя, — сказал Адриан, — но я тоже знал её достаточно хорошо.

Она никогда не говорила ни слова о чем-нибудь подобном.

"

"Не публично," согласился Амброуз.

"Даже не часно.

Только немногие люди знают.

У неё была не большая секретная группа по подготовке мороев-мужчин и женщин разных возрастов.

Она хотела увидеть как хорошо морои могли обучаться.

Было ли возможно для них, самим защищать себя.

Но она знала люди были бы расстроены этим, тогда она создала группу и их тренировки держались в секрете.

Адриану нечего было ответить на это, и я могла видеть, как мысли перемешались в его голове.

Открытие Эмброуза не было плохой новостью, в целом, но Адриану все ещё было больно от мысли, что его тётя так много скрывала от него

Лисса тем временем, переваривала информацию, анализируя каждую её часть.

— Кто они были? Морои, которые тренировались?

— Я не знаю. — сказал Эмброуз.

Татьяна умалчивала об этом.

Я никогда не слышал имён. Только имя инструктора.

Кто это был?" — спросил Кристиан.

"Грант.

Кристиан и Лисса обменялись испуганными взглядами.

"Мой Грант?" спросила она.

— Тот, которого Татьяна приставила ко мне?

Амброуз кивнул.

Вот почему она назначила его вам

Она доверяла ему.

Лисса ничего не сказала, но я четко и ясно слышала ее мысли.

Она была рада и одновременно удивлена, когда Грант и Серена — стражи заменившие меня и Дмитрия, согласились учить её и Кристиана основам самообороны.

Лисса подумала, что она просто наткнулась на инакомыслящих стражей, не осознавая того, что она была одним из пионеров в обучении мороев сражаться.

Некоторое из этого было важным, Мы обе были уверены, что ни одна из нас не сможет получить отклик.

Озадаченная Лисса, не протестовала даже тогда, когда Адриан и Кристиан стали забрасывать Амброуза вопросами.

Эмброуз был явно оскорблен

, но он проявил терпение.

У него было алиби и его уважение и любовь по отношению к Татьяне не вызывали сомнения.

Лисса верила ему, хотя Кристианин и Адриан все еще были настроены скептически.

— Каждый из них расспрашивал меня о ее смерти, — сказал Эмброуз, — но что-то долго никто не сомневается в Блейке.

— Блейк? — Спросила Лисса.

— Блейк Лазар.

Еще кое-кто, с кем она была.

ʺСвязана с…ʺ намекал Кристиан, закатывая глаза.

"… ним?" воскликнул Адриана с омерзением.

Ни в коем случае.

Она бы не опустилась до такого.

Лисса ломала свою голову касательно фамилии Лазар, но никак не могла зацепиться за имя. (?)

Здесь было слишком много их.

— Кто он такой?

— Идиот, — ответил Адриан.

— Делает вид что порядочный член общества

Как ни странно это вызвало улыбку на лице Эмброуза.

"Я согласен.

Но он прелестный идиот, и Татьяне это нравилось."

Я слышала нежность в его голосе, когда он произнес ее имя.

"Она с ним тоже спала?" спросила Лисса.

Адриан содрогнулся при упоминании сексуальной жизни своей тети, но новый целый мир возможностей открылся перед ними.

Больше любовников подразумевает больше подозреваемых.

— Как ты к этому относишься?

Веселье Эмброуза увяло.

Он резко взглянул на нее.

Не ревную на столько, чтобы убить ее, если ты к этому клонишь.

Мы оба понимали это

Она и я были близки, да — "связаны", но мы оба виделись с другими людьми

— Подождите, — произнес Кристиан.

У меня было чувство, что он наслаждался этим моментом.

Убийство Татьяны не было шуткой, но разворачивающаяся перед ними мыльная опера безусловно была

— Вы спали и с другими людьми? Это будет трудно исследовать

Не для Лиссы.

В самом деле, становилось все яснее и яснее, что скорее всего убийство Татьяны могло быть преступлением из-за страсти, а не из-за политики.

Как сказал Эйб, у подозреваемого должен быть доступ к её спальне.

И какая то женщина могла испытывать ревность так как они с Татьяной обменивались любовниками. Это пожалуй был бы самым убедительным мотивом в данный момент, если бы мы брали только женщин

"Кто?" Спросила Лисса

"Кого еще ты видел?"

"Никого кто мог бы убить ее", сказал Эмброуз серьезно

— Я не дам вам имен

Я даю (уважаю) право на некоторую частную жизнь — они тоже.

ʺНет, если один из них был ревнивым и убил мою тетюʺ, рычал Адриан.

Джошуа смотрел свысока на Адриана не потому что ʺзащищалʺ меня, но в тот момент, защищая честь его тёти, он выглядел столь же жестоким (энергичным, пылким) как любой страж или воин-защитник.

Это было отчасти сексуально.

— Я уверен, что никто из них не убивал её, — сказал Амброуз.

И хотя я презираю его, я уверен, что Блейк не делал этого.

Он не достаточно умен, чтобы осуществить это и подставить Розу.

Эмброуз двинулся к двери

Его зубы были стиснуты, следы разочарования омрачили его красивое лицо.

Слушайте, я не знаю что еще сказать, чтобы убедить вас

Мне нужно вернуться назад.

Я извиняюсь, если я кажусь упёртым, но это было тяжело для меня, хорошо? Верьте мне, я был бы рад, если бы вы нашли того, кто убил её.

Боль мелькнула у него в глазах.

Он сглотнул и посмотрел вниз, на мгновенье показалось, что он не хотел, чтобы они знали как он заботился о Татьяне.

Когда он поднял взгляд, выражение его глаз снова стало жестоким и решительным

— Я бы хотел вам помочь, если бы мог.

Но я вам говорю, ищите кого-то с политическими мотивами.

Без романтики.

У Лиссы все еще был миллион вопросов.

Возможно Эмброуз и был убежден, что убийство было не из-за ревности или секса, но она нет.

Ей бы хотелось знать имена других его женщин, но она не хотела давить слишком сильно.

На секунду она подумала принудить его, как Джо.

Но нет.

Она не пересечет эту черту снова, особенно с тем, кого она считала другом.

По крайней мере не теперь.

— Хорошо, — произнесла она с неохотой.

— Спасибо

Спасибо, что помогаешь нам.

Аброуз был удивлен ее вежливостью, и его лицо смягчилось.

"Я скажу, если раскопаю что-то, что поможет тебе.

Они держат свои владения и комнаты под замками, но я все еще могу проникнуть туда.

Я дам тебе знать.

Улыбка Лиссы была искренне признательной.

— Спасибо тебе

Это будет замечательно.

Прикосновение к моей руке вернуло меня в маленькую серую комнату в Западной Вирджинии.

Сидни и Дмитрий смотрели на меня.

— Роза? — спросил Дмитрий.

Мне показалось, что он уже не в первый раз пытался привлечь моё внимание.

— Эй!

Я дважды моргнула, возвращая себя в реальность.

"Ты вернулся.

Ты созвонился со стригоем?"

Внешне он не отреагировал на слова, но я знала, что он ненавидел слышать это.

— Да

Я кое-что извлек из разговора с Борисом.

Сидни обняла себя.

"Сумашедший разговор.

Часть была по-английски.

Это было даже более пугающим чем раньше".

Я невольно поежилась, обрадовавшись, что пропустила это.

— "Но вы нашли что-то?"

— "Борис назвал мне имя стригоя, который знает Соню и, возможно, ее местоположение", — сказал Дмитрий.

"Вообще-то я кое-кого встретил.

Но телефонные звонки работают только со стригоями.

С ним нельзя связаться кроме как встретиться лично.

У Бориса был только адрес.

"Где это?" — спросила я.

— "Лесингтон, Кентуки".

— О,ради Бога, — застонала я.

Почему не Багамы? или не Луисвилл Палас?

Дмитрий попытался скрыть улыбку.

Ее можно было отнести на мой счет, и если его настроение поднялось, я была рада

Если мы уедем прямо сейчас, то сможем увидеться с ним до рассвета.

Я осмотрелась вокруг.

Трудный выбор

Променять все это на электричество и водопровод? ʺ

Теперь Сидни усмехнулась.

И никаких больше предложений руки и сердца.

— И, возможно, нам придется бороться со стригоями, — добавил Дмитрий.

Я вскочила на ноги.

— Как скоро мы сможем отправиться?

Глава 14

У хранителей были смешанные чувства насчет нашего ухода.

Обычно они были рады видеть, что посторонние уходят, особенно с учетом того, что с нами была Сидни.

Но после боя, они выставили меня героиней, и их приводила в восторг идея присоединения меня к их семье.

То, что они увидели меня в действии, означает, что некоторые из женщин начали присматриваться и к Дмитрию.

Я была не в настроении смотреть, как они флиртуют с ним, особенно с тех пор, как, в соответствии с их правилами ухаживания, я, по-видимому, буду единственной, кто будет драться с любой предполагаемой невестой.

Естественно мы не сказали Хранителям наши точные планы, но мы упомянули, что, вероятно, мы столкнемся со стригоями, что вызвало реакцию.

У большинства это вызвало волнение и трепет, что продолжало поднимать нашу репутацию сильных бойцов.

Однако ответ Ангелины был неожиданным.

"Возьмите меня с собой, — сказала она, схватив меня за руку, как будто я начала спускаться по лесной дорожке, направляясь к машине.

"Извини", — сказала я, находясь все еще под впечатлением от ее недавней враждебности.

Мы должны сделать это самостоятельно.

Я могу помочь! Ты поколотила меня… но ты видела, что я могу.

Я хороша.

Я могу справиться со стригоем.

Со всей ее горячностью, я знала, что Ангелина не имела представления, как она будет выглядеть, когда по-настоящему встретится со стригоем.

Несколько хранителей, у которых были татуировки в виде молний, немного говорили о схватках насмерть.

Они понимали.

Ангелина нет.

Она также не представляла, что любой новичок из старшей классов академии Святого Владимира мог с ней справиться.

У нее и в прямь был потенциал, но нужно было много работать.

"Возможно, ты сможешь,"-сказала я, не желая задеть ее чувства.

Но все еще невозможно, чтобы ты пошла с нами.

Я бы солгала и сказала неопределенное "Может когда-нибудь",но с тех пор как эта неопределенность заставила Джошуа думать, что мы наполовину помолвленны, я решила, что лучше не надо.

Я ожидала больше хваставства об ее отваге в битвах.

Мы выучили, что к ней относились как к одной из лучших молодых бойцов в составе, и с ее симпотичной внешностью у нее было много поклонников.

Большая часть этого отложилась у нее в голове, и она любила рассказывать, как она может избить любого.

Мне снова напомнили о Джил.

Джил также следовало многое узнать о настоящей битве, но она все еще страстно желала учавствовать.

Она была спокойнее и предусмотрительней чем Ангелина, поэтому следующей целью Ангелины было поймать меня вне стражи.

Пожалуйста.

Дело не только в стригоях. Я хочу увидеть мир.

"Мне хочется увидеть что-то еще, находящееся за пределами этого!" — ее голос звучал ниже чем все остальные.

Я только была в Рибисвиле дважды, и они сказали что это нечего сравнивать с другими городами.

Нечего, — согласилась я.

Я даже не предполагала, что это город.

"Пожалуйста"-взмолилась он снова, ее голос дрожал.

Возьмите меня с собой.

Внезапно мне стало ее жаль.

Ее брат тоже показывал небольшое желание увидеть окружающий мир, но не такое.

Он шутил, что электричество было бы кстати, но я знала, что он был достаточно счастлив без особенностей современного мира.

Но для Ангелины положение было намного отчаяней.

Я знала, как это-чувстовать себя в ловушке жизни и сожалела, о том, что должна была сказать.

"Я не могу, Ангелина.

Мы должны пойти сами.

Мне жаль.

Правда.

Ее голубые глаза заблестели, и она помчалась в лес, прежде чем я смогла увидеть, что она плачет.

После этого я чувствовала себя ужасно, и не могла перестать думать о ней, о том, как мы попрощались.

Я была настолько рассеяна, что позволила Джошуа обнять себя на прощание.

Вернуться к пути было облегчением.

Я была рада находиться подальше от Хранителей и готова действовать и начать помогать Лиссе.

Лесингтон был нашим первым шагом.

Мы ехали 6 часов, и Сидни, как обычно, была тверда, что никто кроме нее не будет вести ее машину.

Дмитрий и я тщетно протеставали и в итоге отказались, когда осознали, что если мы скоро столкнемся со стригоями, то лучше бы нам отдохнуть и поберечь силы.

Адрес Донована, стригоя, якобы знавшего Соню, был единственным местом, где его можно было найти ночью.

Значит мы должны доехать до Лесингтона до рассвета, так мы не упустим его, когда он придет в свою дневную берлогу.

Это также означало, что в темноте нас будут встречать стригои.

Конечно, это малость, каторая может случиться в дороге, в особенности тогда, когда мы были за пределами Западной Вирджинии, мы с Дмитрием согласились вздремнуть немного, присматривая, чтобы ни один из нас не заснул полностью.

Хотя в машине убаюкивало, я то впадала, то выходила из беспокойного сна.

После нескольких таких часов, я просто впала в трансовое состояние, которое привело меня к Лиссе.

Это было хорошо: я наткнулась на одно из самых громких событий, с которыми сталкивались морои.

Процедура избрания нового короля или королевы почти началась.

Это был первый из множества этапов, и каждый был взволнован, что было обусловленно действительной редкостью выборов монарха.

Это было событие, которое ни однин из моих друзей не ожидал увидеть в скором времени в наших жизнях, и, учитывая недавние события,

.

у нас был особый интерес.

На кону было будущее мороев.

Лисса сидела на краю стула в одной из колевских лож- огромного свободного пространства со сводчатыми потолками и золотой отделкой повсюду.

Я была в этой ослепляющей великолепием комнате с изысканными настенными деталями раньше.

Вверху сверкали люстры.

Там проходил выпускной завтрак, где новоиспеченные стражи выгдядели наилучшим образом и надеялись получить хорошее назначение.

Сейчас комната выглядела как палата Совета, с длинным столом и двенадцатью стульями с одной стороны комнаты.

Напротив стола было множество рядов других стульев, где сидели присутствующие на заседании Совета.

Кроме того, стульев было в четыре раза больше обычного, что, возможно, объясняет необходимость воспользоваться этой комнатой.

Был занят каждый стул.

Фактически, люди даже стояли, теснясь насколько было возможно.

Взволнованне стражи передвигались в толпе, удерживая ее от дверных проемов и удостоверяясь, что свидетелям была обеспечена достаточная охрана.

Кристиан сидел с одной стороны от Лиссы, а Адриан рядом с Кристианом.

К моему приятному удивлению, Эдди и Мия тоже сидели недалеко.

Мия была нашей подругой-мороем, учившейся в академии Святого

Владимира и почти таким же борцом как и Таша за то, что мороям необходимо защищать себя.

Моего любимого отца нигде не было.

Никто не говорил.

Было бы трудно разговаривать в таком гуле и жужжании, и, кроме того, мои друзья были слишком охвачены благоговейным страхом от того, что должно было случиться.

Там было так много того, что можно было увидеть и испытать, что ни один из них не представлял, насколько большой будет толпа.

Эйб сказал, что все будет происходить быстро после похорон Татьяны, и это было так.

— "Ты знаешь, кто я?" Громкий голос привлек внимание Лиссы, выделяясь из шума.

Лисса мельком оглядела ряд, несколько мест дальше от Адриана.

Два мороя, мужчина и женщина, сидели рядом и смотрели вверх на очень рассерженную женщину.

Она приложила руки ко рту, а розовое вельветовое платье на ней выглядело необычно рядом с парой, одетой в джинсы и футболки.

Как только она вышла из-под кондиционера, это не могло так продолжаться.

У нее был свирепый взгляд.

"Я Марсела Бадика."

Когда это не вызвало реакции у пары, она добавила "Принц Бадика- мой брат, а наша последняя королева была моей третьей троюродной кузиной."

Больше нет мест, а кто-то вроде меня не может стоять у стены среди той толпы.

Взгляд пары изменился.

"Я думаю, вам стоило придти раньше, леди Бадика", — сказал мужчина.

Взглад Марселы выражал возмущенное изумление.

"Вы не слышали кто я? Разве вы не знаете у кого преимущества? Я требую, чтобы вы уступили мне место".

Пара все еще выглядела невозмутимой.

"Заседание открыто для всех, и в последний раз, когда я проверяла, распределения по местам не было,"-сказала женщина.

— "У нас столько же прав, сколько и у вас".

Марсела повернулась к стражу в толпе позади нее.

Он пожал плечами.

Его работой было защищать ее от угрозы.

Он не собирался сгонять кого-то с их мест, в особенности, если они не нарушали никаких правил.

Марсела выдала высокомерное "Гм",пержде чем резко развернулась и гордо ушла, без сомнений, изводить других бедняг.

— "Это, — сказал Адриан, — будет восхитительно."

Лисса улыбнулась и отвернулась, чтобы изучить оставшуюся часть комнаты.

Как только она это сделала, я начала осознавать нечто поразительное.

Я не могла точно сказать, кто был кто, но толпа состояла не только из королевских особ, как это было на большинстве Королевских заседаний.

Там было огромное количество обычных мороев вроде пары, сидящей рядом с моими друзьями.

Большинство мороев не волновал королевский двор.

Они были во внешнем мире, жили собственными жизнями и старались выжить, пока короли гордо прохаживались по двору и издавали законы.

Но не сегодня.

Должен был быть выбран новый лидер, и это интересовало всех мороев.

Столпотворение и хаос продолжались до момента, пока один из стражей наконец объявил, что комната заполнена.

Оставшиеся снаружи были возмущены, но их крики быстро затихли, когда стражи закрыли двери, перекрывая ложу.

Немного позже, одиннадцать членов совета заняли свои места, и я была в шоке, отец Адриана, Натан Ивашков, занял двенадцатое.

Королевский глашатый закричал и призвал всех ко вниманию.

Его выбрали из-за выдающегося голоса, хотя мне всегда было интересно, почему просто не использовать микрофон в таких ситуациях.

Я предполагала, что из-за древних традиций.

Этого и отличной акустики.

Натан заговорил и в комнате установился порядок.

"В отсутствие нашей любимой королевы.

— Он сделал паузу, печально опустив глаза, чтобы выразить уважение, прежде чем продолжить.

Как кто-либо еще, я могла предположить, что его чувства-подделка, в особенности после того, как видела его унижающимся перед Татьяной.

Но нет.

Натан любил свою колючку-тетушку так же, как и Адриан.

"И в осознании этой ужасной трагедии, я буду председательствовать на наступающих процессе и выборах."

"Что я тебе говорил?" прошептал Адриан.

У него не было особой любви к отцу.

"Восхитительно".

Натан немного побубнил о важности того, что должно было произойти, и немного о традициях мороев.

Было очевидно, по крайней мере для меня, что каждый в комнате по-настоящему хотел приступить к главному событию: назначению.

Он похоже осознал это тоже и поторопился с формальностями.

В конце концов он добрался до основного.

От каждой семьи, если они голосуют, может быть представлен один кандидат на трон, который пройдет испытания, которые выдерживали все правители с начала времен.

Я думала, что "начало времен" было дерзким и, возможно, неподлинным преувеличением, но без разницы.

Единственным исключением являются Ивашковы, так как последовательное избрание монархов из той же семьи не допускается.

Что касается кандидатов, то для номинирования требуется трое мороев королевской крови и подходящего возраста.

Затем он добавил, что случилось, когда было выдвинуто более одного кандидата от одной и той же семьи, но даже я знала, что шансы, чтобы это случилось, равны нулю.

Каждый королевский дом хотел получить максимальную выгоду, и это повлечет объединенный вес каждого кандидата.

Удовлетворенный всеобщим пониманием, Натан кивнул и сделал величествееный жест присутствующим.

Давайте начнем назначение.

Секунду не просходило ничего.

Это напомнило мне о том, что я возвращалась на занятия в академии, когда учитель скажет что-то типа: "Кто хочет представить работу первым?" Каждый ждал, пока кто-нибудь решиться и в конце концов это случалось.

Мужчина, которого я не узнала, поднялся.

Я выдвигаю кандидатуру Арианы Зельски.

Ариана, как принцесса, состоявшая в Совете была ожидаемым выбором.

Она одарила мужчину грациозным кивком.

Второй мужчина, по-видимому, из ее семьи также встал и выдвинул вторую кандидатуру.

Третья и последняя кандидатура, очень неожиданная, была выдвинута другим Зельски.

Он был братом Адриана, путешественником по миру, тем, кто почти никогда не бывал в Совете и которого охраняла моя мать.

Я осознала, что Джанин Хэзервей вероятно была в этой комнате.

Я желала, чтобы Лисса оглянулась и нашла ее, но Лисса была слишком сфокусирована на процедуре.

После всего, через что я прошла, у меня внезапно появилось отчаянное желание увидеть свою мать.

После выдвижения трех кандидатур, Натан объявил: " Кандидатура принцессы Анны Зельски записана".

Размашистым движением он что-то быстро записал на куске бумаги перед ним.

"Продолжим".

После этого кандидатуры звучали в быстрой последовательности.

Многие были принцами и принцессами, но некоторые были уважаемыми и все еще высокопоставленными членами семей.

Кандитат от семьи Озера, Рональд, не был ни членом совета, ни тем, с кем я была знакома.

"Он не один из "идеальных кандидатов" тети Таши", — прошептал Кристиан Лиссе.

— Но она утверждает, что он не идиот.

Я не знала многого о большинстве остальных кандидатов.

У меня было хорошее впечатление об Ариане Зельски.

Также был тот, кого я считала отталкивающим.

Десятым кандидатом был Руфус Тарус, кузен Даниэлы.

Бывшая членом семьи Таруса, она вышла за одного из Ивашковых и казалась радостной видеть кузена, выдвинутого кандидатом на трон.

"Мне он не нравится, — сказал Адриан, скорчив рожу.

— Он всегда говорит мне делать что-то полезное с моей жизнью.

Натан записал имя Руфуса и затем скатал бумагу в трубочку.

Несмотря на древние обычаи, я полагаю секретарь записал все, что было сказанно, в ноутбук.

— Хорошо, — провозгласил Натан, — подводим итог…"

— "Я выставляю кандидатуру принцессы Василисы Драгомир."

Голова Лиссы резко дернулась влево, и я узнала знакомую фигуру.

Таша Озера.

Она стояла и говорила слова громко и уверенно, сверкая теми ледянными голубыми глазами, как будто предостерегала любого возразить.

Комната застыла.

Ни шума, ни движения на стульях.

Только полная и совершенная тишина.

Оценив выражения лиц, кандидат от семьи Озера был вторым самым изумленным человеком в комнате, слышавший речь Таши.

Первой, разумеется, была сама Лисса.

Потребовалась секунда, прежде чем Натан смог заговорить.

— "Это не…"

Рядом с Лиссой неожиданно встал Кристиан.

"Я поддерживаю кандидатуру".

И прежде чем Кристиан сел, Адриан уж вскочил на ноги.

"Я подтверждаю кандидатуру".

Все взгляды в комнате были устремлены на Лиссу и ее друзей, и тогда все как один развернулись к Натану Ивашкову.

Казалось, ему трудно заговорить, снова.

— "Это, — наконец-то он смог, — не законное выдвижение".

"Согласно текущему положению в совете, линия Драгомиров не имеет право выдвигать кандидата".

Таша, которая никогда не боялась говорить на публике или браться за невозможное, ухватилась за это.

Я могла сказать, что она желала этого.

У нее хорошо получалось вести речи и бросать вызов системе.

"В выдвижении кандидатуры монарха не нужна позиция Совета или кворум".

"Это бессмысленно,"- сказал Натан.

Послышалось бормотание согласия.

— Перечитай законы, Нэйт — я имела в виду, лорд Ивашков.

Да, наконец он появился там.

Мой тактичный отец присоединился к разговору.

Эйб опирался на стену возле дверного проема, роскошно одетый в черный костюм, а рубашка и галстук были точно того же оттенка, что и зеленый изумруд.

Моя мать стояла позади него, на ее лице мелькнул легкий намек на улыбку.

На секунду меня увлекло изучение их нахождения рядом.

Моя мать: совершенная картина выдающегося мастерства и этикета стража.

Мой отец: всегда достигает своих целей, не важно насколько извращенными способами.

Не без труда я начала понимать, как я унаследовала мою эксцентричную личность.

"Выдвижение кандидатов не имеет требований о количестве человек в семье кандитата", — весело продолжил Эйб.

"Нужно всего лишь три подтверждения от королевских особ".

Натан бросил сердитый взгляд туда, где сидели его своенравный сын и Кристиан.

— "Они не из ее семьи!"

— "А им это и не нужно, — нанес ответный удар Эйб.

"Им просто нужно быть из королевской семьи.

Они из нее.

Ее кандидатура законна, так что принцесса допускается".

Теперь все повернули головы к Лиссе, как будто они только что неожиданно заметили ее.

Лисса не дергалась с начала потрясающих событий.

Она была слишком шокирована.

Ее мысли проносились одновременно и быстро и медленно.

Часть ее даже не могла воспринимать, что происходило вокруг нее.

Часть ее разума пронзали вопросы.

Что происходит? Это шутка? Или может призрачная галюцинация? Она окончательно сошла с ума? Она спала? Был ли это обман? Если так, то почему это делали ее собственные друзья? Почему они это делали? И из любви к Богу кто-нибудь прекратит играть с ней?

Она могла управлять вниманием.

Она была рождена и выращена для этого, и как Таша, Лисса могла обращаться к толпе и делать смелые утверждения, когда она их подтверждала и была готова к этому.

Но ничего из этого не относилось к этой ситуации.

Это была действительно последняя вещь в мире, которую она ожидала или хотела.

И поэтому она не могла как-то отреагировать или даже ответить.

Она стояла, где была, в молчаливая и шокированная.

Затем, что-то выбило ее из транса.

Рука Кристиана.

Он взял Лиссу за руку, сплетая их пальцы.

Он слегка сжал ее(руку), и тепло и энергия, которую он послал, вернули ее(Лиссу) к жизни.

Медленно, она окинула взглядом комнату, встречаясь глазами со всеми, кто смотрел на нее.

Она видела твердый, пристальный взгляд Таши, хитрый взгляд моего отца, и даже ожидание моей матери.

Последний доказал, насколько поразительно все было.

Как могла Джанин Хазервей, которая всегда была права и едва могла пошутить, соглашаться с этим? Как мог кто-то из друзей Лиссы соглашаться с этим? Разве они ее не любили и не заботились о ней?

Роуз, подумала она.

Как бы я хотела, чтобы ты была здесь и сказала, что мне делать.

Мне тоже.

Проклятая односторонняя связь.

Она доверяла мне больше, чем кому бы то ни было в мире, но потом она осознала, что она доверяла всем этим друзьям тоже, ну может быть кроме Эйба, но это было понятно.

И если они делали это, тогда несомненно-несомненно должна быть причина, правильно? Правильно? Это не имело смысла для нее, Лисса почувствовала как ее ноги двигались, с тех пор как она на них встала.

И несмотря на страх и смущение все еще присутствовавших в ней, она нашла свой голос необъяснимо четким и уверенным, когда он зазвенел в комнате.

"Я принимаю выдвижение".

Глава 15

я не люблю когда Виктор Дашков оказывается прав.

Но, ох, иногда это было так.

Вместе с провозглашением Лиссы комната, ранее затаившая дыхание, словно взорвалась.

Мне стало интересно, бывали ли вообще когда-нибудь мирными выборы в моройской истории, или просто мне так повезло наблюдать исключительно скандальные.

То, что происходило сейчас напомнило мне тот день, когда был принят закон о возрасте дампиров.

Крики, споры, люди, вскакивающие со своих мест.

Стражи, которые обычно выстраивались вдоль стен, сейчас были в центре, среди людей, и озабоченность на их лицах говорила о готовности к любым спорам, которые, возможно, могут перейти от слов к делу.

Лисса оказалась забыта с той же скоростью, с которой вдруг стала центром всего ранее.

Она села, и Кристиан снова нашел ее руку.

Она сжала ее так сильно, что я беспокоилась не нарушит ли она ему кровообращение.

Она смотрела прямо перед собой, по-прежнему шатаясь.

Ее сознание не фокусировалась на хаосе, но все, что замечали ее глаза и уши проходило и через меня.

Единственный раз, когда на моих друзей было обращено внимание — это когда Даниэлла подошла чтобы выразить Адриану свое недовольство по поводу выдвижения кандидатуры вне пределов семьи.

Он пожал плечами в своей обычной манере, а она разбушевалась, поняв, как и многие из нас, что объясняться с Адрианом — совершенно неблагодарное занятие.

Можно подумать, что в комнате, где все из кожи вон лезли, чтобы продвинуть выгодную их семьям кандидатуру, каждый человек стремился доказать, что выдвижение Лиссы должно признаться недействительным.

Однако, это не было особо важным обстоятельством, тем более что далеко не все собравшиеся были королевскими особами.

Как я уже говорила, Морои со всего света съехались сюда, чтобы стать свидетелями того, что определит их дальнейшее существование.

И некоторые из них смотрели на эту девчонку Драгомир с интересом, на эту принцессу вымирающей линии, которая, якобы, могла творить чудеса.

Они не скандировали жадно ее имя, но многие были в самой гуще споров, настаивая, что она имеет право выступить от имени своей семьи.

Часть меня также подозревала, что некоторым из ее "общих" сторонников просто нравилась идея сорвать планы королевским снобам.

Молодая пара, которая подверглась нападкам леди Бадика, были не единственными, кем помыкали "лучшие".

Удивительней всего было то, что некоторые королевские тоже высказывались за Лиссу.

Они были преданны своим семьям, но не все из них были бессердечными, жадными лицемерами.

Многие понимали разницу между добром и злом — а если на стороне Лиссы был закон, значит и добро тоже.

К тому же, многие королевские особы просто любили и уважали ее.

Ариана была одной из тех, кто защищал Лиссу, несмотря на их возможное соперничество.

Ариана хорошо знала закон и несомненно понимала, что лазейка, которую Лисса использовала для выдвижения своей кандидатуры не поможет ей на самих выборах.

Несмотря на это, Ариана стояла на своем, чем еще больше меня к себе расположила.

Когда придет время выборов, надеюсь, корону получит Ариана.

Она была интеллигентна и честна — как раз то, что было необходимо Мороям.

Конечно, Ариана была не единственной, кто знал закон

Остальные, уцепившись за эту лазейку, настаивали, что выдвижение кандидата, за которого никто не может голосовать, бессмысленно.

В обычных условиях я бы с ними согласилась.

Обсуждения все бушевали, а мои друзья спокойно сидели в эпицентре урагана.

Наконец, вопрос должен быть решен так, как и всегда — путем голосования.

Так как Лиссе все еще было отказано в кресле Совета, одиннадцать его членов должны были определить ее будущее.

Шестеро из них подтвердили ее кандидатуру, объявляя ее официально.

Она может участвовать.

Я подозревала, что многие из тех, кто голосовал за нее на самом деле не хотели бы ее правления, но уважение к закону перевешивало.

Многим Мороям было наплевать, что там решил Совет.

Они ясно дали понять, что этот вопрос еще далек от разрешения, подтверждая слова Виктора: все придут в ярость на какое-то время, распаляясь все больше по мере того, как она будет проходить тесты и приближаться к стадии голосования.

В настоящий момент толпа рассеивалась с видимым облегчением — не только потому, что они хотели избежать крика, но и чтобы распространить эту сенсационную новость.

Лисса продолжала говорить мало, так же как она молчали и наши друзья слева.

Проходя мимо зевак, она оставалась сама спокойствие и истинно королевское величие, как будто уже победила в выборах.

Но когда она наконец сбежала, оказалась в своей комнате с остальными, все те скрытые, замороженные чувства вырвались наружу.

"О чем только вы, черт побери, думали?", — кричала она.

"Что вы со мной сделали?"

Вслед за Адрианом, Кристианом и Эдди показались и остальные заговорщики: Таша, Эйб и моя мама.

Все они были настолько ошеломлены подобной реакцией от милашки Лиссы, что ни один не мог ответить.

Лисса воспользовалась их молчанием.

"Вы меня подставили! Засунули в самый центр политического кошмара! Вы думаете, я этого хочу? Вы на самом деле считаете, что я хочу стать королевой?"


Эйб, естественно, первым пришел в себя.

"Ты ею и не будешь", — сказал он непривычно успокаивающим голосом.

"Люди, выступающие против, правы: никто не может проголосовать за тебя.

Для этого тебе нужна семья."

Тогда в чем смысл? — воскликнула она.

Она была в бешенстве.

Она имела на это полное право.

Но этот гнев, эта злость…

.

.

Они были вызваны чем-то большим, чем одна эта ситуация.

Дух снова требует платы, и он повергает ее в еще большее отчаяние чем когда-либо.

"Смысл," — сказала Таша, — "во всем этом сумасшествии в зале Совета

Каждый спор, каждый раз, когда кто-нибудь вытаскивает на свет закон и книги о нем, дает нам больше времени на спасение Розы и поиски убийцы Татьяны.

"Кто бы это не сделал, он должен был быть заинтересован в троне", — объяснил Кристиан.

Он положил руку на плечо Лиссы, и она отдернулась от него.

"Либо для самого себя, либо для кого-то, кого он знает

Чем дольше мы срываем им планы, тем больше у нас времени чтобы понять кто это.

В отчаянии, Лисса запустила руки в свои длинные волосы.

Я пыталась оттолкнуть от нее этот клубок ярости, пыталась принять его в себя.

Я слегка преуспела, достаточно чтобы она опустила руки.

Но она все еще была ужасно вымотана.

"Как я буду искать убийцу, если мне придется проходить все эти тупые тесты?" — спросила она.

"Ты не будешь никого искать", — сказал Эйб.

"Мы будем."

Ее глаза расширились.

"Мы так не планировали! Я не собираюсь послушно прыгать через королевские обручи когда Роза нуждается во мне.

Я хочу помочь ей!"

Это было почти смешно.

Почти.

Ни Лисса, ни я не могли терпеливо сидеть на месте когда думали, что другая нуждается в помощи.

Мы хотели быть в центре событий, делая все, что в наших силах, контролируя ситуацию.

"Ты и так помогаешь ей", — сказал Кристиан.

Его рука дернулась, но он не пробовал снова к ней прикоснуться.

"Немного не так, как ты ожидала, но в итоге это поможет ей."

Тот же самый аргумент все использовали и в моем случае.

Он разозлил ее так же, как и меня, и я продолжала дергаться в волнах нестабильности которые дух посылал через нее.

Лисса обвела взглядом комнату, осуждающе взирая в каждое лицо.

"Кто, ради всего святого, это придумал?"

Последовало еще более неудобное молчание.

"Роза", — сказал, наконец, Адриан.

Лисса обернулась и уставилась на него.

"Она не могла. Она бы этого со мной не сделала!"

"Но это она," — сказал он.

Я приходил в ее сон.

Это была ее идея и… она довольно хороша.

Мне не особо понравилось это неприкрытое удивление в его голосе.

"Кроме того, ты тоже поставила ее в не очень приятную ситуацию.

Она жаловалась мне о том, как же ее бесит город, в котором приходится скрываться.

"Хорошо", — отрезала Лисса, игнорируя ту часть, в которой говорилось о моем бедственном положении.

"Предположим, что это правда, и Роза на самом деле подкинула вам эту "блестящую" идею, но почему мне никто не потрудился об этом сообщить? Не думали ли вы, что небольшое предупреждение пойдет на пользу?" — и снова это было похоже на меня, когда я жаловалась, что мой собственный побег держали от меня в тайне.

"Не совсем", — сказал Адриан.

Мы предполагали, что ты именно так и отреагируешь, и у тебя будет время придумать повод для отказа.

Мы вроде как рискнули, считая, что если тебя застать врасплох, ты согласишься.

"Это было довольно рискованно", — сказала она.

"Но зато сработало", — прямо ответила Таша.

Мы знали, что ради нас ты пойдешь на это.

Она подмигнула.

И ради нашего плана, я думаю, королева из тебя получится шикарная.

Лисса одарила ее острым взглядом и я предприняла еще одну попытку забрать часть тьмы.

Я сконцентрировалась на сильных эмоциях, представляя их в себе, а не в ней.

Я не забрала все, но постаралась убрать из нее борьбу.

Ярость внезапно вспыхнула во мне, ослепляя, но я умудрилась зажать ее в уголке моего сознания.

Внезапно, она почувствовала дикую усталость.

Кажется, получилось.

"Первое испытание завтра", — сказала она тихо.

"Если я его провалю, то выхожу из игры.

План рухнет.

Кристиан сделал очередную попытку обнять ее, и на этот раз она не отстранилась.

"Ты ничего не провалишь."

Лисса промолчала, а я увидела облегчение на лицах остальных.

Разумеется, никто из них не верил, что ей это понравится, но сейчас они думали, что она не будет снимать свою кандидатуру, а это было большее, на что они могли рассчитывать.

За все время моя мама и Эдди не проронили ни слова.

Как и положено стражам, они стояли позади, оставаясь тенями, пока Морои занимались своими делами.

С окончанием эмоциональной бури, моя мать выступила вперед.

Она кивком указала на Эдди.

Один из нас должен оставаться с тобой все время.

"Зачем?", — вздрогнув, спросила Лисса.

"Затем, что мы знаем, что где-то здесь есть человек, который не остановится перед убийством, чтобы получить то, что хочет", — ответила Таша.

Она кивнула Эдди и маме.

"Эти двое и Михаил — единственные стражи, которым мы можем доверять". "ты уверена?", — Эйб хитро взглянул на Ташу.

"Удивлен, что ты не включила в список твоего особого дружка-стража".

"Какого еще особого дружка?" требовательно поинтересовался Кристиан, мгновенно реагируя на намеки.

Таша, к моему удивлению, покраснела.

"Просто один знакомый парень."

"Который ходит за тобой с щенячьими глазами," — продолжил Эйб

"Как его зовут? Эван?"

"Итан", — поправила она.

Моя мать, выглядевшая раздраженной этим нелепым разговором, явно намеревалась положить ему конец — что было бы замечательно, учитывая, что Кристиану не терпелось что-то сказать.

"Оставь ее в покое", — предупредила она Эйба.

"У нас на это нет времени.

Итан замечательный парень, но чем меньше людей посвящено в наши планы, тем лучше.

Так как Михаил сейчас работает на постоянной основе, охранять будем мы с Эдди.

Я согласилась со всем, что она сказала, но внезапно меня поразила мысль о том, что для того, чтобы заполучить в команду мою мать, кому-то — вероятней всего Эйбу — пришлось посвятить ее во всю незаконную деятельность в которую мы были вовлечены.

Либо он был очень убедителен, либо она меня по-настоящему сильно любит.

Я неохотно признавала, что правда и в том и в другом.

Когда Морои находили при Дворе, их стражам не нужно было всюду их сопровождать, так что, пока лорд Зелски оставался здесь, мама, скорее всего, была освобождена от своего назначения.

Эдди пока еще не получил назначения, так что тоже был свободен.

Лисса снова заговорила, когда резкий толчок в моей собственной реальности выдернул меня из ее.

"Извини", сказала Сидни

Ее привычка давить на тормоза вытащила меня обратно.

Этот рывок прервал меня.

Сидни была не виновата, но я была раздражена тем, что меня прервали, и хотела заорать на нее.

С глубоким вдохом, я убеждала себя, что это все просто влияние духа, и я не могу позволить себе действовать иррационально.

Это исчезло бы, как всегда, и все же некоторая часть меня знала, что я не могла продолжать брать ту темноту от Лиссы постоянно.

Я не всегда буду в состоянии контролировать это

Теперь, когда я вернулась в себя, я смотрела из окна, изучая нашу новую обстановку.

Мы больше не были в горах.

Мы достигли городской местности, в то время как движение было свободным (видя, как это было до сих пор середине человеческой ночи), в городе было безусловно, больше автомобилей на дороге, чем мы видели в дороге.

"Где мы?" спросила я.

"Окраина Лексингтон," Сказала Сидни

Она свернула к близлежащей заправке, и поэтому мы могли включить адрес Донована в ее GPS.

Нам оставалось до него около 5 миль.

''Как я слышал, это не самая лучшая часть города'' — сказад Дмитрий

Донован работает в тату-салоне, который открыт только в ночное время.

Несколько других стригоев работают с ним.

Они кормятся от пьющих детей. эти люди, могут легко исчезнуть.

А это стригои любят.

Выглядит так, что полиция бы заметила, что каждый раз, когда кто-то идет делать татуировку, он исчезает.

Дмитрий дерзко засмеялся

Самое смешное, что они убивают не всех, кто приходит

Они делают татуировки некоторым из них, и затем отпускают.

Там же они занимаются контрабандой наркотиков.

Я смотрела на него с любопытством, в то время как Сидни вернулась обратно в машину.

Ты конечно знаешь достаточно

Я сделал это своим бизнесом зная многое, и у Стригоев должна быть крыша над головой.

Я действительно встретил Донована однажды и у меня был первоисточник

Я просто не знал, где именно он работал до сих пор.

Хорошо, таким образом, мы получили информацию о нем.

Что нам делать с этим?

Отправим с "клиентом" сообщение, что мне нужно встретиться с ним

Я не тот которого он может игнорировать, ладно он делает все необращая внимания

Как только он выйдет, мы заманим его в место, которое выберем.

Я кивнула

"Я могу сделать это."

"Нет", сказал Дмитрий.

"Ты не можешь.

"Почему нет?" Спросила я, удивляясь если он думал что это слишком опасно для меня.

— Потому что как только они увидят тебя, они поймут, что ты дампир.

Запах в первую очередь.

Не один стригой, не хотел бы, чтобы на него работали дампиры, только люди.

В машине повисло неловкое молчание.

"Нет!", сказала Сидни.

"Я не буду этого делать!" Дмитрий покачал головой.

"Мне это тоже не нравится, но вариантов у нас не много."

Если он подумает, что ты работаешь на меня, он не тронет тебя.

"Да? И что произойдет, если он не поверит?" Спросила она.

Я не думаю, что он сможет рискнуть.

Вероятнее всего он пойдет с тобой, чтобы проверить, подумав, что, если ты врешь, то он просто убьет тебя.

Это, казалось, не дало ей почувствовать себя лучше.

Она простонала.

— Ты не можешь ее туда отправить, — сказала я.

Они узнают в ней алхимика

Один из тех, кто не будет работать на Стригоев.

Удивительно, но Дмитрий не считал так

Мы снова замолчали, и в этот раз решение неожиданно пришло к Сидни.

"Когда я была внутри АЗС", сказала она медленно, "Там, кажется, была одна стойка с косметикой.

Мы могли бы, вероятно, скрыть большую часть моей тату с помошью пудры

И мы сделали это

Только все, что продавалось на АЗС, не очень подходило под тон её кожи, однако этого было достаточно, чтобы скрыть золотую лилию на щеке.

Немного помогло то, что бы зачесали волосы вперёд.

Довольные, сделав все, что мы могли, мы отправились к Доновану.

Это действительно находилось в заброшенной части города

В нескольких кварталах от тату-салона, мы увидели какое-то подобие ночного клуба, но в остальном, окрестности оказались пустынными.

Хотя меня это не обмануло.

Это не было местом, где я хотела бы прогуливаться ночью в одиночку.

Оно кричало "грабеж"

Или хуже

Мы проверили окрестности, пока Дмитрий не решил что это подходящее место.

Это был переулок в двух зданиях от гостиницы корявый проволочный забор был на одной стороне, в то время как низкое кирпичное здание на другой.

Дмитрий проинструктировал Сидни, как привести стригоев к нам.

Она поняла все это, кивая, но я видела страх в ее глазах.

"Ты выглядишь испуганной" сказал он ей.

Люди, которые служат Стригоям поклоняться им-они стремятся угодить им.

Особенно когда вокруг много стригоев они не вздрагивают от ужаса

Тем не менее немного боятя, конечно, но не настолько, как ты сейчас смотришь

Она сглотнула

Я действительно не могу помочь в этом

Я переживала за нее.

Она верила в то, что все вампиры — зло, а мы отправляли ее в гнездо наихудшего их вида, подвергая ее большому риску.

Я знала также, что она только однажды видела живого Стригоя, и, несмотря на тренировки Димитрия, видя его может полностью потерять контроль будучи шокированна.

Если она застынет перед Донованом, все может развалиться..

Импульсивно я обняла её.

К моему удивлению она не сопротивлялась

"Ты можешь сделать это" Сказала я

"Ты сильная и они слишком боятся Дмитрия"

"Хорошо"?

После нескольких глубоких вдохов, Сидней кивнула.

Мы сказали ей несколько ободряющих слов, а затем она повернула за угол, направляясь в сторону улицы и исчезая из поля нашего зрения.

Я взглянула на Дмитрия.

Возможно, только что мы послали ее на смерть.

Его лицо было мрачным.

Я знаю, но мы не можем сделать сейчас что-нибудь другое

Лучше займи позицию.

С его помощью мне удалось забраться на крышу низкого здания

Не было ничего интимного в том, как он поднял меня, но я не могла ничего сделать, было чувство электрического контакта с ним, я обратила внимание на то, как легко мы работали вместе.

Как только я заняла безопасную позицию, Дмитрий направился к противоположной стороне здания, за угол которого свернула Сидни. он скрылся за углом и мне ничего не оставалось делать, как ждать это было невыносимо — и не только потому что мы готовились к бою. я продолжала думать о Сидни, о том, что мы попросили ее сделать. моей работой было защищать невиновных от зла, а не толкать их в самую середину этого зла.

А что если наш план потерпит неудачу?несколько минут прошли и наконец я услышала шаги и звуки голосов и в это самое время знакомая волна тошноты прошла сквозь меня. мы привлекли Стригоев трое из них обходили угол здения куда до этого ушла Сидни. они остановились и я стала высматривать Донована. он был самый высокий — бывший Морой — с темными волосами и бородой и чем-то напоминал мне Эйба.

Дмитрий дал мне его описание, что бы я (он надеялся) не убила его. позади Донована были его прихвостни которые стояли на страже охраняя его.

Я напряглась, крепко сжав кол в правой руке.

Беликов? — резко выкрикнул Донован.

Где ты?я здесь — ответил Дмитрий холодным и ужасным стригойским голосом. его голос был вокруг отражаясь от зданий, но сам он оставался в тени.

Донован слегка расслабился, узнав Дмитрия — но даже в темноте проявлялась истинна внешность Дмитрия.

Донован стал жестким — внезапно заметив угрозу, даже если это было единственным, что ставило его в тупик, потому что не соответствовало тому, что он знал. в тот же самый момент одному из его парней сломали шею.

"Дампиры!" воскликнул он

Это был не Дмитрий, который стоял впереди.

Это был наш запах, и я выдыхала тихую благодарственную молитву за то, что это так долго доходило до него.

Тогда, я прыгнула с крыши.

Это была не легкая дистанция для прыжка-, но не одна из тех что бы убить меня.

Кроме того, мое падение было на Стригоя.

Я приземлилась на одном из парней Донована, повалив его на землю.

Я направил свой кол в его сердце, но его рефлексы были быстрее

С моим легким весом, он легко скинул меня.

Я ожидала этого, что и дало мне шанс сохранить мое положение.

Краем глаза, я увидела Сидней спешащую отсюда, согласно нашим инструкциям.

Мы хотели увести ее от линии огня и велел ей идти к машине,

готовится сбежать, если дела пойдут плохо

Конечно, со Стригоями, вещи всегда были плохи.

Донован и его другой парень оба сражались с Дмитрием, оценивая его как большую угрозу

Мой противник, судя по его улыбке, кажется, не считалт меня угрозой вовсе

Он бросился ко мне, и я увернулась, успев произвести извилистой пинок ему в колено.

Кажется, мой удар причинил ему боль, но не нарушил равновесие.

Я нанесла еще один удар и была отброшена, ударившись о твердую землю.

Цемент больно оцарапал кожу на голых ногах.

От того, что мои джинсы были слишком грязными и рваными, мне пришлось носить шорты из рюкзака, захваченного для меня Сидни.

Я игнорировала боль, драка сейчас была важнее. Я повторила удар со скоростью, которой Стригой никак не мог ожидать.

Мой кол пронзил его сердце.

Удар не был настолько сильным, как мне хотелось бы, но этого было достаточно, чтобы повалить его, что позволяло мне в дальнейшем прикончить его

Не дожидаясь, пока он упал, я выдернула свой кол, и повернулся к другим. я не колебалась прежде в битве, я просто сражалась, но сейчас, я остановилась перед тем, что я увидела

Лицо Дмитрия.

Оно было страшным.

Свирепым.

Я не колебалась в битве мы только воевали, но теперь, я остановилась, глядя на то, что я видела. Оно было подобно взгляду, как когда он защитил меня при моем аресте, выражение божественного воина, сказало, что он может взять на себя сам ад.

То, как он сейчас смотрел.

Его ярость вышла на совершенно новый уровень.

Это было личное, поняла я.

Бой этих стригоев не был лишь попыткой найти Соню или же помочь Лиссе.

Это было ценой, попыткой уничтожить его прошлое, уничтожая зло непосредственно на его пути.

Я переместилась к нему, когда он схватился со вторым противником.

Мощность удара была намного больше той, что была необходима Дмитрию, когда он прижал стригоя к кирпичной стене и пронзил его сердце.

Это было невозможно, но мне показалось, что кол прошел прямо через тело и в стену.

Дмитрий прикладывал больше внимания и усилия в это убийство, чем должен был.

Он должен был среагировать, как и я, и, как только стригой был мертв, тут же повернуться к следующей угрозе.

Вместо этого, Дмитрий был настолько зациклены на своей жертве, что он не заметил Донована, воспользовавшегося ситуацией.

К счастью для Дмитрия, я стояла позади.

Я бросилась на Донована, отталкивая его от Дмитрия.

Во время борьбы, я увидела Дмитрия, вытаскивающего свой кол и снова прижимающего тело к стене.

Между тем, я успешно отвлекала внимание Донована и теперь с большим трудом оттягивала время его смерти.

"Дмитрий" вкрикнула я

''Помоги мне''

''Ты мне нужен! '' я не могла видеть Дмитрия, но уже через насколько секунд он был возле меня.

С ревом он прыгнул на

Донована, ударил его, и бросил Стригоя на землю.

Я облегчённо вздохнула, и поспешила помочь ему с задержанным.

Тогда я увидела, что Дмитрий направляет свой кол в сердце Донована.

Нет- я упала на землю, пытаясь удержать Донована и оттолкнуть руку Димитрия.

''Он нам нужен! Не убивай его! " По лицу Дмитрия невозможно было понять, услышит ли он меня.

В его глазах была смерть.

Он хотел убить Донована.

Желание внезапно возобладало над приоритетами.

Все еще пытаясь удержать Донована одной рукой, другой я ударила Дмитрия в лицо, стараясь попасть не с той стороны, куда пришелся мой удар в другую ночь.

Я не думаю, что он почувствовал боль в адреналине ярости, но удар, привлекая его внимание.

"Не убивай его!" повторила я.

Приказ заставил Дмитрия задуматься.

Наша борьба, к несчастью, дала Доновану маневр.

Он начал вырываться, но мы с Дмитрием слаженно бросились прижимать Донована.

Я вспомнила время, когда я допрашивала стригоев в России.

Требовалась группа дампиров, чтобы удержать стригоя, но Дмитрий обладал необыкновенной силой.

— Во время допроса мы должны…

Дмитрий прервал меня, решив использовать собственный метод допроса.

Он вцепился в плечи Донована и затряс его с такой силой, что стригой ударился головой о цемент.

"Где Соня Карп?" взревел Дмитрий.

"Я не — " начал Донован.

Но у Дмитрия не было терпения, для изворотов стригоя.

"Где она? Я знаю, что ты знаешь ее!"

"Я-"

"Где она?"

Я увидела в лице Донована кое-что такое, чего я никогда не видела в строгоях прежде: страх.

Я думала, что такой эмоцией они просто не обладают.

Или, если это происходило, то только когда в сражениях они боролись друг с другом.

Они не будут тратить время на страх в окружении дампиров.

Но, господи, Донован боялся Дмитрия.

И если честно, я тоже.

Эти красные кольца глаз были широкими-широкими от отчаяния и ужаса.

Когда Донован выпалил свои следующие слова, что-то подсказало мне,

что они были правдой.

Его страх не давал ему шанса солгать.

Он был слишком потрясен и неподготовлен ко всему этому.

"Париж" — выдохнул он

"Она в Париже!"

"Господи", воскликнула я.

"Мы не можем ехать в Париж".

Донован покачал головой (настолько, как он мог, учитывая, что Дмитрий держал его).

"Это маленький городок — в часе езды."

Там крошечное озеро.

Врятли ктолибо там.

Синий дом.

Неясное направление.

Нам нужно больше.

"У тебя есть адрес?"

Дмитрий по-видимому не разделял мои потребности в большей информации.

До того как я смогла закончить говорить, его кол оказался в сердце Донована.

Стригой издал ужасающий, леденящий кровь крик перед тем как смерть забрала его.

Я вздрогнула

Сколько времени осталось до того, как ктонибудь слышавший все это вызовет полицию?

Дмитрий вытащил свой кол — и снова воткнул в Донована.

И снова.

В недоумении и ужасе, я просто застыла на некоторое время.

И тогда, я схватила Дмитрия за руку и начала трясти его, хотя чувствовала, что был бы больший эфект если бы я начала трясти дом позади меня.

"Он мертв, Дмитрий! Он мертв! Прекрати это"

Пожалуйста.

Лицо Дмитрия все еще выражало ужас, ужасный гнев, а теперь к этому прибавилось и отчаяние.

Отчаяние, которое убеждало его, что уничтожая Донована, он мог бы уничтожить все плохое в своей жизни.

Я не знала что делать.

Мы должны убираться отсюда.

Мы должны привести Сидни, чтобы она уничтожила тела.

Я все время повторяла себе, что мы теряем время.

"Он умер!" Оставь его

Пожалуйста.

Он мертв.

Так или иначе, я наконец достучалась до Дмитрия.

Его движения замедлились и, окончательно прекратились.

Рука сжимающая кол расслабилась и он посмотрел на то, что осталось от грудь Донована — которая выглядела не очень симпатично.

Ярость на лице Дмитрия начала сменятся отчаянием. и это дало путь к отчаянию.

Я осторожно коснулась его руки.

"Все кончено."

Ты сделал достаточно.

"Этого никогда не будет достаточно, Роза", прошептал он.

Печаль в его голосе убивала меня.

"Этого никогда не будет достаточно. сейчас этого достаточно — сказала я.

Я прижала его к себе.

Не сопротивляясь, он опустил свой кол и уткнулся лицом в мое плечо.

Я уронила свой кол и обняла его, притягивая ближе к себе.

Он обнял меня в ответ, в поиске связи с прошлой жизнью, это было то, в чем он так долго нуждался

"Ты единственная.

Он прижался еще сильнее ко мне.

Единственная кто понимает

Единственная кто видела каким я был

Я никогда не смогу объяснить это кому-либо. ты единственная.

Единственная кому я могу сказать это.

.

.

Я закрыла глаза на мгновение, сводя на нет то что он сказал.

Он возможно предан Лиссе, но не смог открыть ей свое сердце.

Так долго он и я были в прекрасном дуэте, всегда понимая друг друга.

Это было постоянно, не имело значение вместе мы или я была с Адрианом

Дмитрий всегда, держал свои чувства при себе, до встречи со мной.

Я думала сейчас он закрылся от меня, но очевидно он все еще доверял мне достаточно, что бы потелиться тем что убивало его изнутри.

Я открыла глаза и встретила его темный, серьезный пристальный взгляд.

"Все хорошо," сказала я.

"Уже все хорошо."

Я здесь

Я всегда буду здесь для тебя.

"Ты знаешь, они мне снятся"

Все те невинные, которых я убил.

Его взгляд вернулся к телу Донована.

"Я всё думаю… возможно, если я уничтожу достаточно Стригоев, ночные кошмары уйдут

Так я буду уверен, что я не один из них.

Я дотронулась до его подбородка, и повернула его лицо от Донована обратно к себе.

"Нет.

Ты должен уничтожать Стригоев, потому что они — это зло.

Потому что это то, чем мы занимаемся.

Если ты хочешь, чтобы кошмары исчезли, ты должен жить.

Это единственный путь.

Мы могли умереть даже сейчас.

Но мы не умерли.

Возможно, мы умрем завтра.

Я не знаю.

Важно то, что мы живы сейчас.

Я была бессвязной в этот момент

Я никогда не видела Дмитрия таким подавленным, не с момента его восстановления.

Он утверждал, что будучи Стригоем он убил большинство своих эмоций.

Это было не так.

Они были там, я поняла.

Все что он испытывал хранил в себе, выпуская только в моменты вспышек гнева и отчаяния.

Или когда он защитил меня от стражей во время ареста.

Старый Дмитрий не ушел.

Он просто был заперт, и я не знала, как выпустить его наружу.

Я не знала что делать

Он был лучшим в мудрых и проницательных словах.

Не я.

Тем не менее, он слушал сейчас.

Я завладела его вниманием.

Что я могу сказать? Что могда достучаться до него?

"Помнишь что ты сказал мне ранее?" спросила я

"Тогда в Рубисвилле? Жить настоящим.

Ты должен ценить момент.

Это единественный способ победить, то что сущность стригоя сделала с тобой.

Единственный путь, чтобы вернуть себя настоящего.

Ты сказал это сам, ты сбежал со мной, чтобы почувствовать мир заново.

Он (мир) прекрасен.

Дмитрий начал поворачиваться к Доновану опять, но я его не пустила.

"В этом нет ничего прекрасного.

Только смерть.

"Это правда только если ты позволяешь им делать это правдой" сказала я все еще чувствуя давление времени.

"Найди одну вещь.

Одну красивую вещь.

Что-нибудь.

Чтонибудь, что покажет, что ты не один из них.

Его взгляд вернулся ко мне, изучая мое лицо.

Паника захватила меня.

Это не сработало.

Я не могу сделать это.

Мы должны были уйти оттуда, несмотря на его внутреннее состояние.

У нас не было времени на отпуск

Я поняла то, что инстинкты война в Дмитрии еще работали.

Если бы я сказала про опасность, он бы отреагировал незамедлительно и независимо от своего самочувствия.

Я не хотела этого, хотя.

Я не хотела оставлять его в отчаянии.

Я хотела, чтобы он стал на один шаг ближе к тому человеку, которым, я знала, он мог быть.

Я хотела, чтобы у него стало на один кошмар меньше.

Однако, это было выше моих возможностей.

Я не была терапевтом.

Я была близка к тому, чтобы сказать ему, что нужно уходить, чтобы заставить его солдатские рефлексы умереть, когда он внезапно заговорил.

Его голос был едва ли шепотом

"Твои волосы.

ʺЧто? ʺ В течение секунды, я задавалась вопросом, было ли это в огне или чем-то.

Я коснулась своей растрепанной прически.

Нет, ничто неправильно за исключением того, что это был беспорядок.

Я связала их для битвы, чтобы Стригои не использовали их в качестве опоры, как это сделала Ангелина.

Большая часть этого прибыла уничтоженная в борьбе, все же.

"Твои волосы",повторил Дмитрий.

Его глаза были широки, почти преисполнены благоговейного страха.

"Твои волосы прекрасны.

Я не думала также, не в таком состоянии.

Конечно, учитывая то, что мы были в темном переулке заполненном телами, выбор был невелик.

"Ты видишь? Ты не один из них.

Стригои не видят красоты.

Только смерть.

Ты нашел что-то прекрасное.

Одну вещь, которая была красивой.

Нерешительно, нервничая, он провел пальцами вдоль прядей которых я коснулась раньше.

"Но этого достаточно? Достаточно на сегодня.

Я поцеловала его в лоб и помогла встать.

На данный момент.

Глава 16

Учитывая, что Сидни постоянно уничтожала тела, было удивительно то, что она была шокирована последствиями нашей борьбы.

Возможно, мёртвые Стригои были лишь предметами для нее.

Дмитрий и я были реальные живые люди, и мы были не в порядке.

"Я надеюсь, что вы не испачкаете машину", сказала она по дороге, избавившись от тел.

Я думаю это была ее лучшая попытка пошутить, в усилии спрятать дискомфорт от нашей разорванной и окровавленной одежды.

Мы собираемся в Париж? Спросила я, оглядываясь назад на Дмитрия

Париж? Спросила Сидней и вздрогнула.

Пока еще нет сказал Дмитрий, опершись головой на спинку сиденья.

Он выглядел как контролирующий себя страж. все знаки его прежних ранений исчезли, и у меня не было намерения сдаваться после того что произошло до того как мы заехали за Сидни. такой маленький все же столь монументальный. и очень личный

Сейчас он выглядел, в основном, уставшим.

— Нам стоит подождать дневного времени.

Мы дожны были ехать сейчас к Доновану, но если у Сони есть дом, то скорее всего, она находится там все время. для нас безопаснее всего дневной свет.

— Откуда ты знаешь, что он не солгал? — спросила Сидни.

Она двигалась без реального места назначения, просто выведя нас из окрестности так быстро как возможный и перед тем, как люди сообщили крики и звуки борьбы.

Я вспомнила ужес на лице Донована и вздрогнула.

"Я не думаю, что он солгал"

Сидни не задавала больше вопросов, кроме в каком направлении она должна двигаться

Дмитрий предложил найти другой отель, что бы мы смогли вымыться и отдохнуть перед завтрашним заданием.

К счастью в Лексингтон было гораздо больше отелей, чем в нашем последнем городе.

Мы не искали роскоши, но большое современное место, которое мы выбрали отличалось чистотой и элегантностью.

Сидни зарегистрировала нас и провела через задние двери, чтобы не спугнуть людей, которые не спали ночью.

Мы получили одну комнату с двумя двуспальными кроватями.

Никто не прокомментировал, но я думаю, что мы все должны оставаться вместе, после нашей предыдущей встречи со стригоями.

Дмитрий был намного грязнее меня, после проишествию с искажением Донована, поэтому я послала его мыться первым.

"Ты отлично справилась," сказала я Сидни, когда мы ждали.

Я сидела на полу (который был гораздо чище того, что был в нашей прошлой комнате) потому, что не хотела пачкать кровать.

— Это было очень храбро с твоей стороны.

Она криво улыбнулась мне.

Так типично

"Ты была избита или почти убита, но хвалишь меня?"

"Эй, я все время это делаю"

Пойти туда одной, как ты… ладно, это довольно жутко. и я не дралась

Я промывала (дезинфицировала) свои раны, как Дмитрий сделал бы.

Сидней, глядя на меня, знала, что это слишком.

Мои ноги были исцарапаны, кожа была порвана и были кровотечения там, где я упала на цемент.

Одна из моих лодыжек побаливала, после прыжков на крыше, а остальные ушибы рассеялись по всему телу.

Я не имела понятия, откуда взялось большинство из них.

Сидни покачала головой.

Как вы, ребята, не поймали гангрену хотя мы обе знали, почему

Это была часть врожденного противодействия — я родилась дампиром, получив самые лучшие черты обоих рас.

Морои были на самом деле слишком здоровой рассой,

хотя иногда они получали заболевания уникальные для их расы.

Виктор был исключением.

У него была хроническая болезнь, и однажды он заставил Лиссу исцелить его.

Ее магия восстановила его сдоровье на некоторое время, но болезнь медленно возвращалась.

Я осыпалась после того как закончил Димитрий, а потом Сидней достала аптечку для нас обоих

Когда мы перевязали и дезинфицировали свои раны для ее удовлетворения, она достала ноутбук и нашла карту Парижа, Кентукки..

Мы втроем сгрудились вокруг экрана.

"Много ручьев и рек", думала она, смотря вокруг

Не так много на пути озер

Я заметила

"Как вы думаете, это здесь?" это был крошечный водоем, отмеченный Яблоневый пруд.

Наверно

Ах, есть еще один пруд.

Это может быть слишком подозрительно или…-о. Прямо здесь?

Она постучала по экрану на другом водяном пятне: озеро Мартин

Дмитрий сел и провел рукой по глазам, затем зевнул.

"Это выглядит как самый подходящий вариант.

Если нет, я думаю это не займет много времени — обьехать все остальные.

— Это твой план? — спросила СИдни

"Просто ездить вокруг и искать синий дом?"

Я преглянулась с Дмитрием и пожала плечами.

Сидни могла показывать свою мужество в этой поездке, но я знала что её представление о "плане" немного отличается от нашего.

Ее планы были структурированными, хорошо продуманными и имели ясную цель.

Также, детали.

"Это более надежное чем большиноство наших планов",сказала я напоследок.

Солнце встанет через час или около того.

Я беспокоилась из-за Сони, но Дмитрий настоял поспать до полудня

Он лег на одной кровати, а Сидни и я разделили другую.

Я правда не думала что я нуждаюсь в отдыхе, как он утверждал, но моё тело было не согласно.

Я заснула почти мгновенно.

И как всегда в послднее время, я со временем оказалась во сне под влиянием духа.

Я надеялась что это Адриан, пришел завершить наш прошлый разговор.

Вместо этого, собеседники материазовались около меня, в комплекте с арфой и мягкой мебелью.

Я вздохнула и столкнулась с братьями Дашковыми.

— Великолепно — сказала я.

Очередной конференс-звонок.

Я действительно должна начать блокировать ваш номер.

Виктор слегка поклонился мне.

"Всегда пожалуйста, Роза.

"Роберт просто снова уставился в пространство.

Приятно знать что некоторые вещи никогда не меняются.

"Что вы хотите?" спросила я. — ты знаешь что мы хотим

Мы здесь чтобы помочь тебе, помочь Василисе

"Я не верила в это.

Виктор имел некоторый план в голове, но я надеялась захватить его до того, как он мог нанести какой-нибудь дальнейший ущерб.

Он изучал меня выжидающе.

"Ты еще не нашла другого Драгомира?"

Я недоверчиво уставилась на него.

" Прошел всего лишь один день!" Мне нужно было попрактиковаться в математике.

Мне казалось, что прошло больше десяти лет.

Нет.

Всего лишь день с того момента, когда я последний раз говорила с Виктором.

— И? — спросил Виктор

"И как вы думаете, насколько мы хороши?"

Он задумался.

Очень хорошо.

Ну, спасибо за доверие, но все не так просто, как кажется.

И на самом деле. учитывая, что это все скрывают, это действительно не так легко как кажется."

— Но вы нашли что-нибудь? — Виктор нажимал.

Я не ответила

Вспышка нетерпения отразилась в его глазах, и он сделал шаг вперед.

Я тут же сделала один назад.

Вы нашли что-то.

Может быть.

Я снова колебалась как и раньше.

Мог ли Виктор, со всей его коварностью и манипулированием, знать что-то, что могло бы помочь нам? В последнее время, он не дал нам ничего, но сейчас мы имеем больше информации.

Что там он говорил? Если мы найдем нить, он сможет распутать ее?

"Роза.

Виктор обращался ко мне, как будто бы я была ребенком, так, как он часто говорил с Робертом.

Это придало мне мрачный вид.

"Я говорил тебе раньше: не важно, доверяешь ли ты мне или моим намереньям.

Сейчас мы оба имеем одинаковую кратковременную цель.

Не позволяйте будущему разрушить ваш шанс сейчас.

Это было забавно, но это было похоже на принцип. Я оперировала ими большую часть моей жизни.

Жить в настоящее время.

Перешагнуть сейчас и беспокоиться о последствий в будущем.

Теперь, я колебалась и пыталась всё продумать, прежде чем принимать решение.

В конце концов, я решила снова пойти на риск, надеясь что Виктор сможет нам помочь.

"Мы думаем, что мать…

Мать Лиссиного брата или сестры… связанна с Соней Карп

Брови Виктора взметнулись вверх.

— Вы знаете кто это?

— Конечно.

Она стала Стригоем — потому что, как утверждают, она сошла с ума.

Но мы оба знаем, что все было гораздо сложнее.

Я неохотно кивнула.

"Она была пользователем духа.

Никто не знал."

Голова Роберта так быстро повернулась, что я аж подскочила.

"Кто пользователь духа?"

"Бывший пользователь", сказал Виктор, мгновенно переключаясь на успокаюющий тон.

"Она стала Стригоем, чтобы избавиться от этого".

Пристальное внимание Роберта было направлено в сторону и растворено в мечтательности

"Да. это всегда соблазняло. убить чтобы жить, жить чтобы убивать.

Бессмертие и свобода от этих цепей, но…ох, какая потеря.

Это был бред сумасшедшего, но это жутко похоже было на то, что иногда говорил Адриан.

Мне все это не нравилось.

Я попыталась сделать вид, что Роберта нет в комнате и повернулась к Виктору.

— Знаете ли вы что-нибудь о ней? Кто с ней связан?

Он покачал головой.

— У нее большая семья.

Я всплеснула руками в отчаянии.

— Не могли бы вы быть менее бесполезным? Вы продолжаете себя вести как-будто вы знаете, так много, но ты просто говоришь нам то, что мы уже узнали! Вы не помогаете нам!

— Помощь приходит во многих формах, Роза.

Вы нашли Соню?

— Да.

Я перефразировала.

— Ну, не совсем.

Мы знаем где она.

Мы собираемся увидеть ее завтра, и задать пару вопросов.

По лицу Виктора было ясно на сколько смешным это ему показалось.

"И я уверен, что она будет сильно желать вам помочь."

Я пожала плечами.

"Дмитрий довольно убедительный."

— Да я слышал, — сказал Виктор.

Но Соня Карп не впечатлительный подросток

Я хотела ударить его, но переживала про силовое поле Роберта

Виктор не заметил моего гнева

Скажи мне где ты

Мы придем к тебе

Еще одна дилемма

Я не думаю что братья могли много сделать

Но это может представлять возможность вернуть её

Кроме того, если бы мы встретились с ним лично, может быть, он перестал бы прерывать мои сны

"Мы в Кентуки" сказала я на прощание

Париж, Кентукки

Я дала ему всю информацию, которой мы располагали, кроме синего дома.

"Мы будем там завтра" сказал Виктор

Тогда где же вы сейчас?-

И так же, как в прошлый раз, Роберт оборвал сон резко, оставив меня в одиночестве.

Что я получила при разговоре с ними? Прежде чем я смогла разобраться я растворилась в другом сновидении духа

Господи

Это реально было дежа вю

Каждый хотел поговорить со мной во сне

К счастью как и в прошлый раз, второй визит был от Адриана

Мы были в зале, где собирался Совет

Не было никаких стульев или людей, и мои шаги отражались на твердом деревянном полу

Комната которая казалась такой великой и сильной во время использования, сейчас выглядела зловещей и одинокой

Адриан стоял около одного из высоких арочных окон, и ехидно улыбнулся мне, когда я его обняла.

По сравнению с тем, каким грязным и кровавым все было в реальном мире, он, казалось чистым и совершенным

Ты сделал это

Я быстро поцеловала его в губы

У вас получилось выдвинуть Лиссу.

После нашего последнего визита в сон, когда я поняла что могут быть некоторые заслуги в предложении Виктора, мне пришлось не мало потрудиться чтобы убедить Адриана что номинация это хорошая идея. Особенно если я сама не была в этом уверена

"Ага, убедить ту группу на совете было легко"

Ему, казалось, понравилось мое восхищение, но его лицо, становились более мрачными, когда он обдумывал мои слова.

— Но все же, ей это не нравится.

"

"Я видела это.

Ты прав ей это не нравится, но дело не только в этом.

Ею руководствовала тьма духа.

Я приняла ее (тьму) на себя, но да. это очень плохо.

Я вспомнила как ее гнев вспыхнул во мне

Дух не подействовал на меня так сильно как на нее, но это было лишь кратковременно

В конце концов раз я вытерпела столько лет, можно было бы взять это на себя

Я схватила руку Адриана и посмотрела на него с мольбой.

"Ты должен позаботиться о ней.

Я делаю все, что могу, но ты знаешь, как страх и волнение могут повлиять на дух.

Я боюсь, что по мере использования, оно будет возвращаться.

Я обещаю, я буду о ней заботиться.

Пожалуйста помоги ей.

Он убрал мои волосы за уши, в его зеленых глазах было беспокойство.

Сначала мне показалось, что он беспокоится о Лиссе.

Я помогу

Я сделаю все что смогу

Но Роза.

— Это произойдет и со мной? Это — то, чем я стану? Как она и другие?

Я никогда не видела у Адриана побочные эффекты пользования духом, в большей степени из-за того, что он спасался алкоголем. (как-то так)

И все же, я не знала, как долго это будет длиться.

Я заметила несколько способов самоизоечения: самодисциплина, антидепрессанты и связывание с "поцелованными тьмой".

Адриан казался не заинтересованным не в одном из этих способов

Это было странно, но в этот момент уязвимости, я вспомнила случившееся с Дмитрием оба этих мужчин, так сильны и уверенны в их пути, сейчас нуждаются в моей поддержке

Ты сильная Роза, прошептал голос в моей голове

Адриан посмотрел вдаль.

"Иногда. иногда мне кажется, что безумие — это выдумка, знаешь? Я никогда не чувствовал его, как другие. как Лисса или старик Влад.

Но время от времени. он медлил.

"Я не знаю.

Я чуствовал себя так близко, Роза.

Так близко к краю.

Как будто бы, если я допущу небольшую ошибку, я погружусь очень глубоко, и никогда не смогу вернуться.

Как будто бы я потеряю себя."

Я и раньше слышала, как он говорил похожие вещи, когда он ходил немного странный, но они не имели и половины этого смысла.

Это было ближе всего, что он когда-либо показывал, что дух может производить беспорядок и с его мыслями тоже

Я никогда не понимала, что он знает об этих моментах или что они могли

Он посмотрел на меня.

— Когда я пью

Я не беспокоюсь об этом.

Я не беспокоюсь о том, что сойду с ума.

Но тогда я думаю.

Возможно я уже не я

Возможно я, но никто не может найти отличие когда я пьяный.

"Ты не сумасшедший" свирепо сказав, я притянула его к себе

Я любила его теплоту и, как он чувствовал на моей кожи.

C тобой все будет в порядке.

Ты сильный.

Он прижался щекой к моему лбу.

"Я не знаю," сказал он.

Я думаю, ты моя сила.

Это было очень романтическое заявление, но кое-что мне не давало покоя.

"Это не совсем так,"сказала я, удивляясь как я смогла выразить мои чувства в слова

Я знал, что мы могли бы помочь другим в отношениях.

Ты можешь укреплять и поддерживать их

Но ты не мог на самом деле сделать все для них.

Ты не можешь решить все их проблемы.

"Ты должен найти это внутри себя…" Будильник в отеле проревел и разбудил меня ото сна, оставив меня печальной по двум причинам: потому что я потеряла Адриана и не смогла сказать все, что я хотела

Ну, я ничего не могу сделать для него сейчас.

Я могу только надеяться, он справится самостоятельно.

Сидней, и я обе были вялыми и с сонными глазами

Имело смысл, что она была изнурённой, начиная с того, что ее полноценный график сна (отдыха) — когда она на самом деле получала возможность выспаться — был сбит с толку.

Я? моя усталость была скорее умственной

Так много людей, подумал я.

Так много людей нуждались во мне но это было так трудно, помочь им всем.

Естественно, Дмитрий встал и был готов действовать.

Он проснулся до нас.

В последние ночи также не произошло.

Это казалось, он хотел кофе и терпеливо ждал нас, не желая оставить нас спать незащищенными.

Я уговорила его сходить, и через двадцать минут, он вернулся с кофе и коробкой пончиков

Он так же приобрел цепи, промышленного вида, так как когда мы найдем Соню, это будет не просто(удержать ее)

К тому времени я с Сидни были готовы к работе, однако я решила подождать со своими вопросами.

Я не была сумасшедший и с моей ногой в таком состоянии, но мне слишком сильно хотелось добраться до Сони, и я настаивать на том, чтобы мы не останавливались на аллее.

Я, однако, решила, что пришло время, чтобы мои товарищи ускорились.

— Так — проронила я случайно — Виктор Дашков может присоеденится к нам скоро

Это было приделом Сидни так что она съехала с дороги

— Что? Тот парень, который сбежал?

Я могла видеть в глазах Дмитрия, что он был так же, как потрясен, но он сохранял спокойствие, как всегда.

"Почему?" — начал он медленно: "Виктор Дашков к нам присоединиться?"

"Ну, это немного смешная история.

.

.

И с этим вступление, я поведала им краткий, но подробный рассказ, как могла, начиная с Роберта Дору и заканчивая недавним визитом братьев в мой сон.

Я замяла (превратно истолковала, скрасила) "загадочный" побег Виктора, состоявшийся несколько недель назад, но что-то подсказало мне что Дмитрий необъяснимо разгадал каждую мысль, вероятно, соединяя части вместе.

Лисса и я рассказали Дмитрию о том как мы прошли через многое что бы узнать как вернуть его, но мы никогда не посвящали его в ту часть истории где мы освобождаем Виктора, что бы он помог найти нам его брата.

— Послушай, может ли он помочь или нет, это — наш шанс поймать его, — добавила я торопливо.

— Это хорошая новость, верно?

— Мы разберемся с этим. позже.

Я узнала этот тон в голосе Дмитрия.

Он использовал его много раз в Св.

Владимире.

Это обычно означало серьезный разговор в скором будущем, где я могла быть поджареной на много кусков.

Кентукки оказался довольно красивым, когда мы выехали из Парижа.

При выезде из города, трава была зеленой. Можно было бы догадаться, что здесь хотели бы жить многие.

Я задавалась вопросом, было ли это рвением Сони к прекрасной природе.

Ведь я только недавно сказала Дмитрию, что стригои не видят красоты.

Я ошибалась? Имел ли великолепный пейзаж для нее хоть какое-то значение? Я нашла ответ на свой вопрос, когда GPS привел нас к озеру Мартин.

Было только несколько домов, разбросанных вокруг него, а среди тех, только

Один был синий.

Остановившись довольно-таки далеко от дома, Сидни припарковала автомобиль в стороне от дороги, так далеко, как только могла.

Это был узкий уступ, покрытый деревьями и высокой травой.

Мы вышли из машины и пошли недалеко друг от друга, сохраняя дистанцию.

"Ну…

Это голубой дом"-заявила Сидней прагматично.

"Но это точно здесь? Я не вижу почнового ящика или чего-нибудь еше."

Я присмотрелась лучше к двору.

Кусты роз, полны красных и розовых цветов, росли перед крыльцом

Корзины, массивные с белыми цветами, название которых я не знала, были подвешенны к крыше, а синие вьюнки взобрались по решетке.

Вокруг дома, был маленький деревянный забор. он был увит виноградной лозой с оранжевыми, воронкообразными цветми

Потом, мысль пронеслась в моей голове, и так же быстро испарилась как и появилась

Мисс

Карп, поливающая цветы в горшках, в ее классной комнате, цветы, что, казалось, росли невероятно быстро и высоко(имееться ввиду, что она использовала силу духа, восприяв на рост цветов)

Будучи подростком, меня больше интересовало уклонение от домашних заданий, и я сильно не задумывалась о них

И только позже, после увиденного, что Лисса может сделать так, что растения растут и цветут в духе экспериментов, я понял, что было.

Г-жа

Карп тренировалась

И теперь, даже лишенная духа и обладающая злом, Соня Карп по-прежнему тянулась к ним.

— Ага, сказала я.

— Это ее дом.

Дмитрий подошел к крыльцу, изучая каждую деталь. я начала идти за ним, но остановилась

"Что ты делаешь?" — я сдерживала свой голос пониженым.

Она возможно видела тебя

Он вернулся в мою сторону

Здесь черные шторы

Они не пропускают никакого света, так что она не могла что-то видеть

Это также значит, что она, вероятно, проводит время на первом этаже, а не в подвале.

Я могла бы легко следовать его линии мышления.

Это хорошая для нас новость

Когда я и мои друзья были захвачены Стригоями в прошлом году, нас держали в подвале.

Он был не только удобным для Стригоев, желающих избежать солнца, это также давало нам меньше шансов на побег.

Это было легко для Стригоев держать их добычу в подвале

Двери и окна у нас были, тем лучше.

"Хорошенько разведай с другой стороны", сказал он, "Начиная со двора."

Я поспешила к нему и схватила его за руку.

Позволь мне

Я не думаю что стригой выйдет на улицу, в частности она. Но просто на всякий случай.

Он колебался, и я начала сердиться, думая, что он не доверяет мне.

Затем он сказан: "Хорошо.

Будь оторожна.

Я поняла, что он просто беспокоится за меня.

Я двигалась так плавно и бесшумер вокруг дома, как могла, вскоре обнаружив, что деревянный забор собирался создать трудности в наблюдение заднего двора.

Я боялась, перелезать через него. Он может оповестить Соню о моем присутствии и задумалась что делать.

Мое решение пришло в виде большого каменя, лежащего вблизи края ограждения. я встала на камень и оказалась выше.

Этого было не достаточно, чтобы позволить мне осмотреться полностью,

но я смогла легко положить руки на забор, и приподнять себя, что бы осмотреться с минимальным шумом.

Это выглядело как в Эдемском саду.

Цветы в фасаде были просто на разогреве.

Множество роз, магнолий,

яблони, ирисы, и миллиард других цветов я не знала.

Во дворе у Сони был рай пышных цветов

Я увидела всё, что нужно и поспешила обратно к Дмитрию.

Сидни все еще стояла у машины.

"Входная дверь и два окна" доложила я

Все занавешенны.

Есть также деревянный стул, лопата и тачка.

"Какие нибудь вилы?"

"К сожалению, нет, но там есть офигенно большой камень за забором.

Сложновато будет выманить ее во двор, однако.

Было лучше использовать его, чтобы помочь нам подняться.

Никаких ворот в заборе.

Она сделала крепость.

Он понимающе кивнул, и без какой-либо разговоров, я знала, что делать.

Мы достали цепь из машины, и вручили её Сидни.

Мы сказали ей ждать нас снаружи — со строгими инструкциями уехать, если мы не вернемся назад через тридцать минут.

Я ненавидела говорить про такие вещи и лицо Сидни выражало бы недовольство, если бы она услышала это.

Если мы не сможем подчинить Соню за этот промежуток времени, значит мы не сможем подчинить ее вообще или оставить в живых.

Если нам действительно удастся настигнуть ее, мы дадим сигнал, чтобы Сидни вошла с цепью.

Янтарные глаза Сидни был полны беспокойства, она наблюдала, как мы ходили вокруг дома.

Я была близка к тому, что снова поддразнить ее насчет ее озабоченности "злами существами ночи", но во время остановилась.

Она могла бы ненавидеть любого дампира или мороя в мире, но где-то в пути, она полюбила Дмитрия и меня.

Это не было насмешкой

Дмитрий встал на камень и осмотрел двор.

Он пробормотал несколько последних минут инструкции для меня, прежде чем взять меня за руки и перекинуть через забор.

Его рост позволил выполнить маневр, так легко и тихо, хотя и не молча, как это возможно.

Он последовал за мной вскоре после этого, приземлясь рядом со мной с небольшим глухим звуком.

После этого, мы ринулись вперёд без задержки.

Если Соня услышала нас, значит не было смысла в пустой трате времени.

Нам нужны все возможные преимущества.

Дмитрий схватил лопату и замахнулся в стекло-раз, два.

Первый удар был примерно на высоте моей головы

, второй пониже.

Стекло трескалось все больше с каждым ударом

Правой пяткой нанося второй удар, я толкнула вперед и толкнул тачку в дверь.

Поднять и бросить ее в стекло было бы намного проще, но она была слишком громоздкой, чтобы поднять очень высоко.

Когда тачка ударила уже в ослабленное стекло, трещины в стекле увеличились и оно рухнуло целиком, создавая отверстие для нас обоих, чтобы пройти.

Мы оба уклонились-в особенности Дмитрий.

Одновременное нападение с двух сторон дома было бы идеальным, если бы Соня не смогла выбежать через переднюю дверь

Я почувствовала тошноту, как только мы были около внутреннего дворика, она усилилась, когда мы вошли в гостиную.

Я не обращала внимание на свой желудок пока мы шли. Я совершенствовалась и ругала себя за то, что должно было произойти.

Мы отреагировали довольно быстро, но не достаточно учитывая преимущества стригоя

Соня Карп была тут же, готовая к нападению, делая все возможное, чтобы избежать солнечного света разливающегося в гостиной.

Когда я впервые увидела Дмитрия в образе стригоя, я была настолько шокирована, что остолбенела

Это позволило ему поймать меня, так как я психически готовила себя на этот раз,

зная, что почувствуют то же шок, когда я увижу свою бывшую учительницу в образе Стригоя

И это было шоком.

Так же, как и с ним, так что многие из

Сониных особенностей были такими же, как и прежде: каштановые волосы и высокие скулы.

Но ее красота была искажена другими факторами: кожей словно мел, красными глазами и выражением лютой жестокости присутствующей у каждого стригоя.

Если она и узнала нас, но не подала виду, а сделала попытку нападения на Дмитрия.

Это была обычная тактика Стригоев — устранить сначала большую угрозу, и меня раздражало, что они всегда считали, что это был Дмитрий.

Он засунул свой кол себе за пояс, что бы продолжать драку с лопатой

Лопата не могла убить Стригоев, но с достаточной силой и импульса, она, несомненно, держала Соню на дистанции.

Он ударил ее в плечо, но она не упала. Она определенно ждала попытки другого нападения. они кружили вокруг друг друга, как волки, приготавливаясь к битве, так как она измеряла свои шансы

Один удар с ее невероятной силой, уложат его, с лопатой или без

Все это заняло несколько секунд, и Соня потеряла меня из виду.(Как то так)

Врезаясь в нее сдругой стороны, она заметила что я вышла из ее поля зрения, и немедленно бросилась на меня, ненадолго отведя взгляд от Дмитрия.

Мне было жаль, что я не имела лопаты, что бы ударить ее по спине с безопасного расстояния.

Я должна была быть осторожно со всем что делала, так как это могло убить ее.

Я быстро проверила ее устрашающе нормальную гостиную и не нашла любой другой потенциал оружия.

Она сделала обманный маневр, и Дмитрий повелся(хз как это слово объяснить)

Он только-только поправился, как она прыгнула вперед, чтобы воспользоваться ситуацией.

Она тянула его к стене, прижав его там и лопата выпала из его рук.

Он боролся с ней, пытаясь вырваться на свободу, когда ее руки нашли его горло.

Если я попытаюсь оттолкнуть ее, моя сила объединенная с силой Дмитрия по всей вероятности освободят его

Я хотела закончить это так быстро как это было возможно, однако, решила устроить сильную игру

Я подбежала к ней с колом в руке и погрузила в ее правую лопатку, надеясь что не задела сердце.

Серебро, которое коснулось кожи стригоя, заставило ее закричать.

В бешенстве, она пнула меня ногой с силой, удивительной даже для стригоя

Я спотыкаясь, упала назад и ударилась головой об журнальный столик.

Мое зрение немного помутнело, но инстинкт и адреналин поставили меня на ноги.

Моя атака дала Дмитрию долю секунды в которой он нуждался

Он повалил Соню на землю и схватил мой кол, нажав на ее горло

.

Она кричала, и я двинулась вперед, чтобы помочь ему, зная, как трудно было убивать Стригоев. позови Сидни буркнул он.

"Цепь."

Я двигалась так быстро как могла, звезды и тени танцевали передо мной.

Я распахнула парадную дверь ударом ноги, как сигнал, тогда выбежал Дмитрий.

Соня быстро поправилась после его атаки.

Я упала на колени, помогая Дмитрию держать ее.

В его глазах была таже жажда сражения, взгляд который говорил, что он хотел разорвать ее прямо здесь и сейчас.

Но было что-то еще…

Что-то заставило меня думать, что сейчас он себя контролировал, что мои слова в том переулке оказали некое влияние

Но все же я предупредила

— Она нужна нам… запомни, она нужна нам.

Он слегка кивнул мне, когда появилась Сидни, таща цепь.

Она смотрела на сцену широко открытыми глазами, остановившись лишь на мгновение до того как поспешила к нам.

Я подумала, что позже мы научим ее драться.

Дмитрий и я перешли к следующей задаче.

Мы уже приметили лучшее место, чтобы связать Соню: тяжелое кресло стоящее в углу.

Поднять ее — было опасно, так как она по-прежнему дико отпиралась — мы тянули ее в кресло.

Тогда, держа кол у ее шеи, Дмитрий пытался держать ее внизу, а я схватила цепь.

Не было времени думать о четком плане.

Я только начала обвязать ее, во-первых вокруг ее ног, а затем будет лучше если я смогу обвязать цепь вокруг ее туловища, пытаясь заблокировать ее её же оружием.

Дмитрий к счастью купил много цепи, и я поспешно обернула ее вокруг стула сумасшедшим образом, делая все возможное, чтобы задержать ее.

Когда я, наконец, вырвалась из цепей, Соня была довольно хорошо зафиксирована на месте.

Могла ли она освободиться? Конечно.

Но с серебряным колом против нее? Не так-то легко.

С двумя в одном месте.

Ну, мы захватили ее.

Это лучшее что мы могли сделать

Мы с Дмитрием обменялись усталыми взглядами

Я почувствовала головокружение, но продолжала, зная что наша задача еще далека от завершения.

— Время допроса, — сказала я мрачно.

Глава 17

Допрос не шел так хорошо.

Ну конечно же мы много угрожали и использовали в качестве орудия пыток колы, но толку было мало.

Вид Дмитрия ужасал в разговоре с Соней, но, после разборки с Донованом, вел он себя осторожнее, чтобы снова не поддаться той неистовой ярости.

Это было бы полезно для него в будущем, но не помогало при вытягивании ответов из Сони.

Это не помогло делу, так как у нас не было конкретных вопросов к ней.

В большинстве случаев, мы просто засыпали ее ими.

Знала ли она о другом Драгомире? Была ли она связанна с матерью? Где были мать и ребенок? Ситуация ухудшилась, когда Соня осознала, что слишком нужна нам, чтобы мы ее убили, не важно сколько серебрянных колов у нас было.

Мы провозились больше часа и начали уставать.

По крайней мере, я точно.

Я прислонилась к стене напротив Сони и хотя мой кол был на готове, я полагалась на стену в большей степени, чем хотела, чтобы удерживаться прямо.

Некоторое время никто из нас не говорил.

Даже Соня отказалась от своих сбивчивых угроз.

Она просто ждала и наблюдала, несомненно планируя побег, возможно считая, что мы утомимся, прежде чем она это сделает.

Эта тишина была намного страшнее, чем любые опасности в мире.

Я привыкла к тому, что стригои запугивали меня.

Я никогда не представляла, какую силу могут иметь тишина и пристальный угрожающий взгляд.

"Что с твоей головой, Роза?" спросил Дмитрий, внезапно бросив на меня взгляд.

Я немного развернулась и осознала, что он говорит со мной.

"Хм?" — я смахнула волос со лба

Мои пальцы пробежались по липкому от крови лбу, вызывая смутные воспоминания об ударе о стол.

Я пожала плечами, игнорируя головокружение, которое я почувствовала.

"Я в порядке.

Дмитрий бросил быстрый взгляд на Сидни.

Иди, уложи ее и приведи в порядок.

"Не позволяй ей уснуть, пока мы не узнаем сотрясение это или нет".

— "Но я не могу", — запротестовала я.

Я не могу оставить тебя наедине с ней.

"Я в порядке" — сказал он.

Отдыхай, сможешь помочь мне позже.

Не в мою пользу, если ты споткнешься обо что-то.

Я все еще защищалась, но когда Сидни мягко взяла мою руку, сомнения оставили меня.

К моему ужасу, она положила меня в единственной спальне в доме.

Знание, что я кровати стригоя бросало в дрожь, даже если она была застелена одеялом с белыми и голубыми цветами.

" Человек- сказала я, лежа на спине, в то время как Сидни очищала(осматривала) мой лоб.

Несмотря на мои прежние отказы, я чувствовала себя прекрасно расслабляясь.

Я не могу привыкнуть к той странности, что стригои могут жить в таком нормальном месте. нормальном.

Как ты держишься?

"Получше чем вы ребята"-ответила Сидни

Она обхватила себя руками и неловко осмотрелась.

"По сравнению со стригоями вы не такие уж и плохие".

"Что ж, из этого выйдет что нибудь сносное", заметила Я.

Несмотря на шутку, я знала, что она была ужасной.

Я начала закрывать глаза и была тут же разбужена Сидни, ткнувшей меня в руку.

ʺ Никакого снаʺ, отчитала она.

"Оставайся здесь и разговаривай со мной".

"Это не сотрясение,"пробормотала я.

"Мы должны придумать план, как разговорить Соню.

Сидни села в изножье кровати и скривилась.

"Без обид, но я не думаю, что она собирается расколоться"

"Она заговорит, когда проведет несколько дней без крови."

Сидни побледнела

"Несколько дней?

"Хорошо, сколько бы это не заняло-" всплеск эмоций промелькнул и я замерла.

Сидни подскочила, ее глаза забегали вокруг, будто группа Стригоев могла ворваться в комнату.

"Что случилось?" воскликнула она.

"Мне нужно к Лиссе."

"Ты не должна спать"

"Это не сон" сказала я резко

И затем, я перенеслась из Сониной спальни к Лиссе.

Она ехала в грузовике с пятью людьми, в которых я сразу же узнала претендентов на трон.

Это был восьмиместный фургон и также включал стража водителя с другими пассажиром, который смотрел назад на Лиссу и ее спутников

"Каждый из вас выйдет в особом месте на опушке леса и получит карту и компас."

Конечная цель для Вас, — дойти до места обозначенном на карте и переждать день, пока мы не заберем вас.

Лисса и другие номинанты обменялись взглядами и затем, почти одновременно, глянули(?) в окна фургона.

Был почти полдень, и солнечный свет заливал все вокруг.

"Переждите день" не приятно, но не невозможно.

Она лениво сделала царапину на повязке, которая была на еёруке, но быстро остановила себя.

Я прочла в ее мыслях, что это было: маленькое, еле заметное постукивание под ее кожей.(?)

Фактически тоже самое, чем обладала Сидни, её татуировка: кровь и земля, смешанные с принуждением.

Принуждение являлось табу среди Мороев, но это особенная ситуация.

Заклинание в татуировке препятствовало кандидатам распространять информацию об испытаниях монархов тем, кто не связан с процессом.

Это было первое испытание.

В какое место вы нас везёте? — спосил Маркус Лазар

Мы все не в одинаковой физической форме.

Нечестно, когда у кого-то из нас есть преимущество.

Он смотрел на Лиссу, когда говорил.

— Это будет долгая прогулка, — сказал страж, с серьезным лицом.

Это неважно, каждый кандидат-в любом возрасте- должен быть способен с этим справится.

И,если быть честным, одно из требований к кандидатам в короли или королевы-это проявление стойкости.

С возрастом приходит мудрость, но монарху необходимо здоровье.

"Никто не подразумевает здоровье атлета," — добавил страж быстро, видя, как Маркус открыл рот для возражений.

Но для Мороев нежелательно выбрать слабого монарха, который умрёт через год.

Резко, но правдиво.

И вы также должны уметь выдерживать некомфортные условия.

Если вы не можете выдержать один день на солнце, значит вы не можете выдержать встреч, обязательных при Дворе.

Я думаю, что это преподносилось, как шутка, но было трудно сказать, т. к. он не улыбался.

Это не гонка.

Не торопитесь, приближаясь к завершению, если вы не нуждаетесь в этом.

На карте помечены места, где есть подсказки для облегчения вашего пути, при условии, что вы сможете расшифровать ключ.

— Мы можем использовать магию? — спросила Ариана Зельски.

Она не была молодой, но выглядела она сильной и готовой принять испытание на выносливость.

— Да, можете, — торжественно сказал страж

— Мы будем в опасности там? — спросил другой претендент, Рональд Озёра.

" Наряду с солнцем?"

"Это — сказал страж таинственно, — это то что вы должны будете узнать сами."

Но в любой момент вы можете отказаться.

Он достал сумку с сотовыми телефонами и раздал их(телефоны).

За ними последовали карты и компасы.

"Позвоните по запрограммированному номеру, и мы приедем за вами."

Никтому не требовалось спрашивать о смысле, скрытом в его словах.

Звонок на номер поможет вам выйти из испытания на выносливость.

Это так же будет означать что вы провалили испытание и выбываете из претендентов на трон

Лисса взглянула на свой телефон, и была крайне удивлена что он был в зоне покрытия сигнала.

Они покинули Суд около часа назад, и были уже в сельской местности.

Линии деревьев заставили Лиссу думать, что они были близко к месту назначения.

Итак.

Проверка физической выносливости.

Это было не совсем то, что она ожидала

Испытания монархов проходили очень давно и в тайне, окружённые почти мистической репутацией.

Это было очень практично, и Лисса могла понять такие рассуждения, даже если Маркус не мог.

Это действительно были не спортивные состязания, и для стражей главным было то, что будущий монарх должен обладать определённым уровнем физической подготовки.

Взглянув обратно на свою карту, в которой были перечислены подсказки, Лисса решила что, это задание также проверяет навыки мышления.

Это очень простые с виду вещи, но они важны для правителя нации.

Их выпускали из фургона одиного за другим в разных стартовых позициях.

С каждым уходящим кандидатом тревога Лиссы росла.

"Здесь не о чем волноваться" — подумала она.

Просто нужно продержаться весь солнечный день

Она была следующим человеком которого высадили, и только Ариана осталась позади.

Ариана похлопал Лиссу по руке, когда дверь открылась.

— Удачи, дорогая.

Лисса одарила ее быстрой улыбкой

Эти тесты лишь уловка со стороны Лиссы, но для Арианы это всё реальные испытания, и Лисса помолилась чтобы старая женщина смогла успешно пройти через них.

Оставив её одну фургон уехал, и беспокойство Лиссы возросло.

Простой тест на выносливость вдруг показался более сложным и трудным.

Это была задача, с которой она должна была справится сама, что случалось не так часто.

Я была с ней большую часть её жизни, и даже когда я покинула её, она была окружена друзьями.

А теперь? Всё, что она имела, это карта и мобильник.

И мобильник был её врагом.

Она подошла к опушке леса и изучила карту.

Изображение большого дуба ознаменовало начало пути в северо-западном направлении.

Осмотрев деревья, Лисса увидела 3 клёна, ель и — дуб.

Направляясь к нему, она не могла не улыбнуться.

Если кто-то не дружит с ботаникой и не знает названий растений и деревьв, они могут провалить испытание прямо здесь.

Компас был обычным.

Нет здесь никакого цифрового удобства GPS.

Лисса никогда не пользовались таким компасом, и моё стремление защищать ее заставляло меня хотеть быть рядом и помогать ей.

Хотя я должна была больше доверять ей.

Лисса была умна и быстро разобралась в этом.

Определив северо-запад, она вошла в лес.

Несмотря на отсутствие прочищенного пути, лес был не слишком густым или заваленным.

Приятно было и то, что в лесу деревья немного скрывали от солнца.

Это по-прежднему не было идеальным для мороя, но по сравнению с открытым пространством дискомфорт уменьшился.

Пели птицы, и пейзаж вокруг был пышным и зеленым.

Наблюдая за всем этим, Лисса попытался расслабиться и сделать вид, что это просто приятный поход.

Тем не менее… это было затруднительно потому, как многое волновало её.

Эйб и другие наши друзья сейчас работают и задают вопросы об убийстве.

Все они спали прямо сейчас — для мороев была середина ночи, но Лисса не знала, когда она вернется и не могла не злится на это испытание, отнимающее у неё время.

Нет, потраченное впустую время.

Она, наконец, приняла доводы друзей, выдвинувших её, но ей по-прежнему не нравилось это.

Ей хотелось активно помогать им.

Ее взволнованные мысли едва не провели ее мимо следующего ориентира: дерева, которое упало много лет назад.

Мох покрывал его и большая часть дерева была гнилой.

Звезда на карте указывала на него, как на место с подсказкой.

Она повернула карту и прочитала:


Я расту и уменьшаюсь,

Я бегу и ползаю.

Иди за моим голосом, которого у меня нет.

Я никогда не уйду отсюда, но всегда путешествую

По небу и в земле.

У меня запасы в тайнике, но нет богатства.

Иди туда, где я угасаю, и сохранишь здоровье.

Хм…

На этом мой разум отключился, а Лиссин наоборот заработал.

Она прочитала это много раз, изучая каждое слово в отдельности, и их взаимосвязь, игру слов.

Я никогда не уйду отсюда…

Это было отправной точкой, решила она.

Что-то постоянное.

Она осмотрелась, рассматривала деревья, затем отклонила их.

Их всегда можно срубить и вывезти.

Осторожно, чтобы не отклониться слишком далеко от упавшего дерева, она осмотрела область, ищя больше.

Все было теоретически переходным.

Что осталось?

Следуйте за моим голосом.

Она остановилась и закрыла глаза, поглощая звуки вокруг нее.

Преимущественно птиц.

Случайный шелест листьев.

И… — она открыла глаза и быстро зашагала направо.

Звук, который она услыша, становился все громче, он бурлил и журчал.

Там.

Едва примечательный маленький ручей пробегал в лесу.

Он казался слишком мелким для русла, в котором протекал.

— Спорю, ты растешь, когда дождь, — пробормотала Лисса и не задумываясь вошла в воду.

Она посмотерал вниз на бегущий ручеёк, и я почувтсвовала, как в мыслях Лисса складывала все части головоломки.

Поток был постоянный — но преремещающийся. (путешествующий)

Он менял размер.

У него был голос.

Это глубокое течение разделялось, расползалось, когда там были препятствия.

И когда ручей испарялся, он путешествовал по небу.

Она нахмурилась, все еще пытаясь разгадать загадку вслух.

Но ты не угасаешь.

Лисса изучила местность еще раз, беспокойно думая, что разрушение может относиться к любой растительной жизни.

Её взгляд проскользил мимо большого клено, но потом резко вернулся к нему.

На стволе дерева выросло много мелких коричневых и белых грибков, начинавших увядать и чернеть.

Она спешно опустилась на колени, что бы увидеть его: маленькое отверстие, вырытое у самой земли.

Наклонившись ближе, она увидела вспышки цвета: фиолетовый мешок со шнурком.

Торжествующе, Лисса вытащила его и встала.

Мешок был сшит из холщевой ткани и имел пристроченые лямки, позволявшие повесить его на плечо во время подьбы.

Она открыла сумку и заглянула внутрь

Внутри, скрытая пушистой и неровной покладкой, лежало то, что было самым необходимым сейчас — будылка воды.

До сих пор, Лисса не имела понятия, как разpгорячёной и обезвоженной она стала или как утомительно было солнце.

Претендентам было сказано надеть прочную обувь и практичную одежду, но им не позволили взять никаких других запасов

Находка этой бутылки была бесценной.

Сидя на бревне, она сделала перерыв, бережго сохроняя ее воду.

Хотя на карте указано несколько подсказок и наград, она знала, что не может рассчитывать на что то более полезное.

Таким образом, несколько минут спустя она убрала воду и перекинула сумку через плечо.

По карте нужно было идти на запад, как раз в том направлении в котором она и шла.

Солнце пекло сильнее, с тех пор как она отправилась путь, заставив отпить ещё немного воды. она продолжала напоминать себе, что это не было гонкой и, что она могла немного расслабиться

Спустя несколько подсказок она поняла, что карта не имела масштаба, таким образом было не понятно каким долгим мог быть следующий этап или все путешествие.

Тем не менее, она была довольна, что разгадала каждую из подсказок, хотя награды все более озадачивали ее.

Одной из них оказалась связка палок, лежащих на скале, и она могла поклясться, что это случайность, но кто то ведь специально связал их.

Она положила это в свою сумку, наряду с аккуратно свернутым зеленым пластиковым непромокаемым брезентом.

К настоящему времени, с нее ручьем лился пот и закатанные рукава ее застегивающейся на пуговицы рубашки немногим ей помогали.

Ее перерывы стали более частыми.

Обоженная кожа стала серьезно беспокоить, поэтому стало огромным облегчением, что следующая подсказка привела её к баночке солнцезащитного крема.

После пары часов борьбы с сильной летней жарой, Лисса так запарилась и устала, что у нее не осталось моральных сил на то, чтобы беспокоиться о пропущенных делах при дворе.

Сейчас самым важным было добраться до конца испытания.

Карта показала еще две подсказки, которые она приняла, как многообещающий знак.

Она хотела поскорей покончить с этим, чтобы просто подождать пока кто-нибудь не заберет ее.

Вспышка понимания обрушилась на нее.

Брезент

Брезент был защитой от солнца, решила она.

Она могла бы использовать его в конце.

Это ободрило её, также, как и следующий приз: больше воды и гибкая, широкополая шляпа, которая помогла скрыть её лицо от солнечного света.

К сожалению, оказалось, что после короткого этапа, следующий оказался в два раза длиннее, чем она ожидала.

К тому времени она, наконец, нашла следующую подсказку, она была больше заинтересована в питье огромного количества воды, чем в раскапывании того, что оставили для нее стражи.

Моё сердце тянулось к ней.

Я очень сильно хотела ей помочь.

Это была моя работа, защищать ее.

Она не должна была быть одна.

Или должна?

Это и было частью текста? В мире, где все члены королевской семьи почти всегда были окружены стражами и поддержкой, они должны были ощущать себя одинокими и это шокировало.

Морои были выносливыми и обладали обостренными чувствами, но они не так активно использовали свои способности в испытаниях и на сложной местности.

Я бы, вероятно, легко вынесла это.

Правда, я не была уверена, что у меня бы были Лиссины дедуктивного навыки в разгадке ключей.

Последними находками Лиссы оказались кремний и сталь — она понятия не имела, что это такое. (или для чего это…)

Я узнала их сразу, как инструменты комплекта для розведения огня, но не могла ни за что понять, почему ей потребовалось бы разводить костёр в такой день.

Пожав плечами, она добавила элементы в её мешок и продолжила идти.

И вскоре начала замерзать.

По-настоящему холодно.

Она не сразу это поняла, главным образом потому что солнце все ещё светило черезчур ярко.

Ее разум говорил, что то, что она чувствует — невозможно, но мурашки на коже и стучащие зубы утверждали иное.

Она расправила рукава и ускорила шаг, подумав, что холод связан с налетевшими облаками.

Быстрая ходьба помогала телу сохранить тепло.

Пока не начался дождь.

Начало моросить, затем это сменилось на дождь, и наконец превратилось в устойчивый занавес воды.

Её волосы и одежа пропитались влагой, открывая доступ холодному ветру, что гораздо хуже.

Тем не менее… солнце все еще сияло, этот свет раздражал ее чувствительную кожу, но не предлагал теплоты взамен

Магия-поняла она

Эта погода магическая

Это было частью испытания почему-то морои, пользователи воздуха и воды, объединились в борьбе с жарой, солнечной погодой

Вот почему у нее был непромокаемый брезент-защитится от солнца и дождя

Она собиралась вытащить его и одеть, как плащ, но быстро решила подождать до тех пор, пока не доберется до конца. хотя она не имела понятия, как далеко это было

20 футов? 20 миль? дождевая прохлада ползала над ней, просочилась под ее кожу она почувствовала себя несчастной.

Сотовый телефон в сумке был ее билетом назад.

Был уже поздний вечер.

Она очень долго ждала, когда этот тест закончится.

Все, что нужно было — сделать один звонок.

Один звонок и ее избавят от этого кошмара, она вернется к проблемам, которые ждали ее при дворе.

Нет. зернышко решимости зажглось внутри нее этот вызов уже не был из-за трона мороев или убийства Татьяны

Это тот тест, который она пройдет для себя.

Она вела спокойную, защищенную жизнь, позволяя другим оберегать себя.

Она выдержит это ради себя, она сможет!

Эта решимость, которой она обладала, привело к концу карты, это был участок леса, окруженный деревьями

Двое из деревьев были небольшими и достаточно близки друг к другу, чтобы

Лисса подумала, что она могла бы использовать брезент в некотором роде разумного укрытия

С холодными, трясущимися пальцами, ей удалось вытащить его из мешка и раскрыть до его полного размера, который, к счастью, был намного больше, чем она расщитывала ее настроение начало подниматься, когда она работала с брезентом и поняла, как сделать небольшой навес она заползла во внутрь сразу же, когда она его завершила, радуясь, что она в стороне от дождя но это не изменило того факта, что она промокла

Или, что земля также была влажной и грязной

И брезент не защищал от холода.

Внутри у неё накапливалась раздражение (злость) на наблюдателей, сказавших, что в тесте можно пользоваться магией.

ОНа не задумывалась о пользе магии чуть раньше, но теперь она могла видеть плюсы управления водой, ведь её пользователь мог управлять дождем и заставить его покинуть окрестности.

Или ещё лучше — быть польхователе силы Огня.

Она хотела что бы Кристиан был сейчас с ней.

Она была бы рада теплу его магии и его объятий.

В такой ситуации сила духа теряла позиции, если только она не получила гипотермию (простуду) и не хотела бы излечить себя. (а ведь дух работал только на других людях).

Нет, решила она.

Пусть у пользователей воды и огня были преимущество в этом тесте.

И тогда ее осенило.

Огонь!

Лисса высунула голову из коморки, в которой ютилась.

Она не узнала железа и кремния, которые были у неё, но сейчас расплывчатые воспоминания об огне решили вернуться к ней.

Ее никогда специально не учили этому, но она была уверена, что сможет выбить искры из камня, если бы у нее были сухие дрова.

Все вокруг было мокрым.

За исключением хвороста в сумке.

Громко смеясь, она развязала прутья и расплолжила их подальше от дождя.

После того, как она их разместила, что казалось более менее похожим на костер, она попыталась выяснить, что делать со сталью и кремнием.

В фильмах, которые она видела, люди просто ударяли их, чтобы получить искры.

Что она и сделала.

Ничего не произошло.

Она пыталась еще три раза, и ее волнение уступило место разочарованию, ухудшенному духом.

Я забрала немного тьмы себе, позволяя ей сосредоточиться.

С четвертой попытки, искры полетели и исчезли, но это было то, что ей нужно, чтобы понять принцип.

Вскоре она легко делала искры, но когда они попадали на дрова, ничего не происходило

Ее настроение скакало вверх и вниз на волнах надежды и разочарования

Не сдавайся, хотела сказать я, вытягивая еще немного тьмы из нее

Не сдавайся.

Я также хотела дать ей урок по разжиганию огня, но это было вне моих возможностей.

Наблюдая за ней, я начинала понимать, насколько я недооценила интеллект Лиссы.

Я знала, что она была блестящей, но я всегда предполагала то, что она была беспомощной в таких ситуациях.

Но это было не так.

Она могла видеть причину вещей.

Эти крошечные искры не могли разжечь хворост.

Ей нужно было больше пламени.

Ей нужно было что-то, что искры могли бы воспламенить.

Но что? Конечно, ничего в этом затопленном (промокшем) лесу. ее взгляд упал на карту, торчащую из сумки.

Она колебалась только момент прежде, чем разорвать и раскромсать бумагу на вершину кучи (груды) прутьев.

Предположительно, она достигла конца испытания и не нуждалась в карте.

Предположительно.

Но теперь было слишком поздно, и Лисса продвигалась в соответствии со своим планом.

Для начала она выдернула из сумки пушистую подкладку, добавив клочок пуха к бумаге.

Затем она взялась за кремний и сталь снова.

Выскочившие искры сразу же нашли кусок бумаги.

Он вспыхнул оранжевым и потух, оставив клубок дыма.

Она попыталась снова, наклонившись вперед, чтобы мягко повернуть бумагу, когда искры приземлятся.

Огонек, казалось, поймал соседний лоскуток, а затем исчез.

Взяв себя в руки, Лисса попыталась последний раз.

Давай, давай, пробормотала она, как бы она могла заставить огонь разжечься.

На этот раз искры занялись и держались, превращаясь то в большое, то в маленькое пламя, требующее разжигания.

Я молилась, чтобы оно перешло на дрова, иначе ей бы не повезло.

Из последнего клочка бумаги и пуха выросло яркое и большое пламя.

Которое распространилось на дрова.

Лисса тихонько поддувала его пытаясь сделать всё, чтобы он не погас, и вскоре костёр разгорелся ярким пламенем.

Огонь не мог изменить проникающий холод, но поскольку она беспокоилась, у нее было тепло всего солнца в руках. (как-то так..)

Она улыбнулась, и чувство гордости, которого она не ощущала какое-то время, распространилось по ней.

Наконец-то расслабившись, она посмотрела в дождливый лес и не так далеко поймала небольшие вспышки света.

Вызвав дух, она использовала свою магию, чтобы усилить свою способность видеть ауры.

Конечно, они были среди деревьев, и скрыты достаточно далеко, но она смогла увидеть две ауры наполненные сильным, устойчивым цветом.

Их хозяева стояли спокойно и тихо оставаясь под прикрытием.

Лисса расплылась в улыбке.

Стражи.

Или, может быть, они были пользователями воздуха и воды, контролирующие погоду.

Никто из кандидатов не был один.

Рональду Озёра не нужно было волноваться, но он не узнает об этом.

Только она знала.

В конце концов, возможно дух не был здесь так бесполезен.

Дождь начал стихать, и тепло огня продолжало успокаивать ее.

Она не могла читать время по небу, но так или иначе, она знала, что она не будет иметь никаких проблем, пережидая день, и -

— Роза? — голос вызвал меня из пустыни выживания Лиссы.

"Роза, вставай или. а не важно.

Я моргнула, сконцентрировавшись на лице Сидни, которое было лиш в паре дюймов от меня.

— Что? — потребовала я.

"Зачем ты беспокоишь меня?"

Она вздрогнула и рванула прочь на мгновение потеряв дар речи.

Вытягивая темноту Лиссы, которая связывала её, не затрагивало меня все то время, но теперь, ошущая в моем собственном теле, я чувствовала, как гнев и раздражение затопляют меня.

Это не ты, и не Сидни, говорила я себе.

Это дух.

Успокойся.

Я глубоко вздохнуля, сопротивляясь духу управлять мной.

Я была сильнее чем он.

Я надеялась.

Пока я пыталась подавить все эти чувства, я осмотрелась и вспомнила, что нахожусь в спальне Сони Карп.

Все мои проблемы вернулись ко мне незамедлительно.

Здесь был связанный Стригой в другой комнате, мы только держали скованным (стригоя) и никто не был в состоянии как она получить ответы в ближайшее время.

Я оглядывалась назад на Сидни, которая все еще казалось испугана мной.

— Прости…

Я не хотела огрызаться.

Я была не в себе.

" Она колебалась несколько минут, а затем кивнула, принимая мои извинения.

Несмотря на то что страх исчез с ее лица, я видела что ее еще что то беспокоит.

"В чем дело?", спросила я.

Пока мы еще живы и Соня еще в ловушке, все так так плохо, правда?

Сидни отступила и скрестила руки.

"Виктор Дашков и его брат здесь."

Глава 18

Я быстро поднялась с кровати, обрадованная что не упала с нее.

Моя голова все еще болела, но больше не чувствовала себя дезориентированной, что, как я надеялась, означало, что мне удалось избежать сотрясения мозга.

Взглянув на настольные часы, когда я покидала спальню Сони, я увидела, что несколько часов провела в голове Лиссы.

Её тест был гораздо более всеобъемлющим, чем я подозревала.

В гостиной я застала почти комическую сцену.

Виктор и Роберт стояли там, во плоти, принимая во внимание все окружающие детали.

Даже Роберт, казалось, был с нами ментально в этот раз.

Только, не смотря на то, что Виктор изучал все в своей манере, внимание Роберта было приковано к Соне.

Его глаза выпучились от удивления.

Дмитрий, тем временем, не изменил своей позиции относительно Сони, и так и не убрал кол от ее горла.

Его поза и пристальный взгляд говорили о том, что он считал братьев новой угрозой, и он пытался защитить все, что мог.

Он выглядел немного спокойнее, когда увидел меня и понял, что у него есть тыл.

Соня прекрасно чувствовала себя даже в оковах, что мне совсем не понравилось.

Это натолкнуло меня на мысль, что она что-то планировала.

Её красные глаза сузились.

Вся ситуация была напряженной и опасной, но маленькая часть меня почувствовала самодовольство, как только я рассмотрела Виктора лучше.

Встречи во сне были обманчивы.

Точно так же, как я могла изменять свой облик во сне, Виктор также сделал свой облик более сильным и здоровым, нежели чем он был на самом деле в реальной жизни.

Возраст, болезнь и жизнь в бегах брали свою плату.

Темные тени пролегли под его глазами, а его седые волосы выглядели еще более тонкими и редкими, чем месяц назад.

Он выглядел изможденным и усталым, но я знала, что он оставался опасным.

"Итак", сказала я, поставив руки в боки.

"Вы нас нашли"

"В этом городе всего одно озеро", сказал Виктор

"Один дом синего цвета"

"Может у тебя и были проблемы с указаниями, но для нас — это было совсем не сложно"

"Ну, если ты такой умный, то каков план теперь", я спросила

Я пыталась сбить их с толку, пока яростно соображала какой же план был у меня самой.

Мне хотелось взять в плен Виктора и Роберта, но я не знала каким образом это сделать

С того момента, как мы разделили наше внимание между ними и Соней, Дмитрий и я не могли объединиться для раздумий.

Я мечтала, чтобы у нас была еще одна неиспользованная цепь.

Кроме того, чтобы ослабить братьев физически, нам особенно нужно было изолировать их руки, чтобы они не могли использовать магию.

"Ну раз уж ты так умна —, нанес ответный удар Виктор, — я предполагаю ты уже обладаешь нужной информацией"

Я махнула в сторону Сони:

"Она не очень-то сговорчива".

Виктор взглянул на нее.

"Соня Карп,

Ты изменилась с тех пор, как я видел тебя в последний раз"

"Я собираюсь вас всех убить", огрызнулась Соня.

"Уничтожить вас одного за другим.

"Хотелось бы начать с людей и потом добраться до Мороев, но…

.

.

Она посмотрела на Дмитрия и меня, её лицо наполнилось яростью

"Я думаю, оставлю вас двоих напоследок, и растяну ваше мучение"

Она замолчала, а потом почти смешно добавила: "Вы меня больше всех раздражаете!"

"Неужели все Стригои посещают один и тот же лагерь для новобранцев и изучают одни и те же угрозы? Это просто чудо, что ты не кудахчешь!"

Я повернулась к Виктору

"Видите, не очень-то легко"

"Мы все испробовали"

Избивали, пытали

Сидни перечислила имена всех её родственников

Никакой реакции.

Виктор впервые изучил Сидни во всех деталях.

"Итак..

Твой питомец — Алхимик!"

Сидни не шелохнулась.

Я знала, что она была напугана тем, что ей пришлось столкнуться с кем-то, кто был сразу и вампиром, и опасным преступником.

Я дала ей несколько очков, что она встретила его твердый взгляд решительно.

"Молода", Виктор погрузился в рамышления

"Ну конечна она должна быть

"Я полагаю, что это единственная причина, из-за которой тебе удалось втянуть ее во всю эту шальную выходку!"

"Я здесь по своему выбору", ответила Сидни.

Она осталась спокойной и уверенной.

"Никто мной не манипулировал!"

"Шантаж Эйба не имел большого значения сейчас!

"Слушай, если ты хотел продолжить пытать меня своими не смешными комментариями, ты просто мог продолжать вторгаться в мои сны," выпалила я.

"Если тебе нечего предложить, тогда убирайся отсюда, а мы просто подождем, когда голод ослабит Соню.

"Под "убирайтесь отсюда" я имела в виду то, что вы только глупо можете предположить убежать, но я могу столкнуть ваши головы и потащить вас обратно к стражам"

"Мы можем помочь", сказал Виктор

Он легко дотронулся до руки своего брата

Роберт вздрогнул, переводя свои глаза от Сони на Виктора.

"Твои методы обречены на провал"

"Если тебе нужны ответы, есть только один способ….", Соня задвигалась

Дмитрий был все еще прямо около не, но он также смотрел на всех нас.

И, конечно же, я была полностью сосредоточена на Викторе.

Возможно, это было лучшее открытие для Сони, на которое она только могла надеяться.

Со всей сумасшедшей силой Стригоя, она рванулась со стула.

Её цепь была обмотана вокруг нее снова и снова, но одно быстрое движение и неистовая сила — этого было достаточно, чтобы разорвать цепи на две половины.

Остальные окружили её, но я прекрасно знала, что хватит лишь одного проступка, чтобы ей удалось сбежать.

Растерянный или нет, Дмитрий набросился на нее, а секунду спустя, набросилась и я.

Она металась на стуле, используя каждый миг своей силы и скорости, чтобы сбросить цепи.

Если она проигрывала, то сразу затевала другую свирепую драку.

Наши глаза с Дмитрием пересеклись на мгновение, и я знала, что мы думаем об одном и том же.

Во-первых, как нам снова ее обезвредить? Цепь снова может быть разорвана, но нам надо будет снова размотать ее, что было практически невозможно.

Мы также оба понимали, что нам возможно не удастся снова обезвредить ее, и что сейчас вместе с нами есть невинные.

Они не могли драться, но Соня могла использовать их как свое преимущество.

Все, что мы могли сделать — это пытаться усмирить ее, не дать вырваться.

Удерживать ее на поверхности пола было бы гораздо легче, нежели на громоздком неустойчивом откидном кресле

Кресло тряслось, она яростно сражалась против нас, а мы боролись и пытались занять лучшую позицию на кресле.

У Дмитрия был кол — свой я уже всадила раньше — и он царапнул ее кожу, что дало нам небольшое преимущество в нашей борьбе.

Она закричала в ярости, а я зацепилась за надежду, что мы сможем ее снова связать.

А возможно и нет.

Мы были сокрушены первыми

Моя пульсирующая от боли голова была доказательством, что я не была в лучшей форме.

Я увидела вспышку движения боковым зрением.

Роберт Дору двигался на нас — а у него в руке был серебряный кол.

Зрелище было настолько неестественным и неожиданным, что я не успела предупредить Дмитрия.

Когда мой обмякший ум снова вернулся к реальности, было уже слишком поздно.

"Нет!", завопила я, глядя на то, как Роберт замахивается своим колом.

"Не убивай её!"

Дмитрий обернулся и увидел, наконец, Роберта, но он ничего не мог поделать.

Мы с Дмитрием создали прекрасную возможность.

Мы крепко держали Соню, ее грудь была уязвима, у Роберта был чистый удар.

Честно говоря, я думала что делать.

Если я попытаюсь его остановить — я освобожу Соню.

Если я его не остановлю — он может убить наш единственный шанс узнать кто….

Слишком поздно.

Кол обрушился с такой силой, которая обескуражила меня.

У Лиссы были большие проблемы с тем, чтобы поразить колом Дмитрия, и я предположила, что тоже самое случится с кем-то вроде Роберта, который был еще и старше и выглядел так хлипко.

Но нет

Ему потребовались обе руки, но кол легко вошел в грудь Сони и поразил ее сердце.

Из Сони вырвался напряженный крик

Бриллиантовый, ослепляющий белый свет вдруг заполнил всю комнату, и какая-то невидимая сила оттолкнула меня прочь.

Я ударилась о стену, мой мозг с трудом заметил боль.

Маленький дом трясло, а я одной рукой пыталась зацепиться за что-то и обняла сама себя.

Я с усилием держала глаза закрытыми, но все равно видела искры.

Время замедлилось.

Мое сердце стало медленней стучать.

А потом — все остановилось.

Все.

Свет.

Дрожь.

Я нормально дышала.

Везде было тихо и спокойно. И я смогла представить что только что произошло.

Я поморгала, пытаясь сфокусировать взгляд и оценить ситуацию.

Я делала все, что могла, чтобы неуклюже встать на ноги, и увидела, что Дмитрий делает то же самое.

Он выглядел так, будто тоже был сбит с ног, но опирался на стену, придерживаясь за нее, а не врезавшись со всей дури.

Роберт лежал на полу, а Виктор поспешил помочь ему.

Сидни просто застыла.

А Соня?

"Невероятно", я прошептала.

Соня была спокойна в кресле, и из-за того, что она сидела спиной, было очевидно, что на нее обрушилась та же сила, что и сбила с ног нас.

Цепи все еще были на ней, но она больше не боролась.

На ее коленях лежал серебряный кол, который держал Роберт несколько моментов назад

Соня раскачала цепь лишь настолько, чтобы смогла провести пальцем по поверхности кола.

Её глаза расширились с любопытством — глаза который были богатого, лазурно-голубого цвета.

Роберт только что вернул Соню Карп к жизни.

Она больше не была Стригоем.

Когда Лисса спасла Дмитрия, я чувствовала силу магии через нашу с ней связь, что давало мне полную переполняющую меня картину этого чуда.

Произошедшее сейчас, даже без тех полученных от Лиссы переживаний, было столь же невероятным.

Виктор был обеспокоен Робертом, но остальные из нас не могли перестать пялиться на Соню с восхищением.

Я продолжала искать что-то, хоть что-то, что могло дать малейший намек на ее предыдущее состояние.

Но никаких намеков не было.

Её кожа обрела типичную для Мороев бледность, но все же была наполнена теплом жизни с тусклым оттенком цвета — не как кожа Стригоев, которая была абсолютно лишена цвета.

Её глаза были покрасневшими, но лишь из-за того, что на них наворачивались слезы.

Не было никаких красных колец вокруг радужки.

И этот взгляд

В нем не было и капли жестокости или злобы.

Это были не глаза кого-то, кто только что угрожал убить нас всех.

В ее глазах перемешались шок, страх и смятение.

Я не могла оторвать взгляда от нее.

Чудо.

Еще одно чудо.

Даже после того, как я видела Лиссу спасшую Дмитрия, какая-то часть меня была уверена, что я больше никогда не стану свидетелем чего-то подобного.

Это то, как случаются чудеса -

один раз в жизни.

Было много разговоров об использовании Духа для спасения Стригоев, разговоров, которые увяли, когда другая трагедия — убийство Королевы — заняла ведущее место в Суде.

Недостаток в пользователях Духом также сделали идею не популярной, к тому же, все знали о том как трудно Морою проткнуть Стригоя колом.

Если даже обученные стражи умирали в схватках со Стригоями, как мог Морой проткнуть его колом? Ну, вот и ответ: Стригой должен быть обезврежен.

А Морой мог проткнуть его колом только двумя руками, особенно с поддержкой стража.

Возможности вдруг закружились в голове.

Магия Роберта была сильна, но он был стар и хрупок.

Все же, если он смог сделать это, мог ли любой другой пользователь Духа?

Он достаточно легко справился.

Мог ли Адриан сделать это? Могла ли Лисса сделать это снова?

Чудо.

Соня Карп была живым и дышащим чудом.

И вдруг, она начала кричать.

Сначала это было похоже на тихий стон, но потом переросло в громкий крик

Шум привлек мое внимание, но я точно не знала как мне реагировать.

Дмитрий знал.

Кол выпал из его рук, и он поспешил к Соне, пытаясь освободить ее от цепей.

Она вздрагивала от его прикосновений, но ее усилия не были более похожи на то, как сверхъестественная сила немертвого монстра требует реванша.

Это были движения того, кто отчаянно сильно напуган.

Ранее я обмотала ее цепями очень надежно, но Дмитрию понадобились секунды, чтобы избавиться от них.

Как только Соня была освобождена, он сел на стул и притянул ее к себе, позволяя ей зарыться лицом в его грудь и рыдать.

Я сглотнула.

Дмитрий тоже плакал, когда его обратили назад.

Странная картина новорожденных младенцев пронеслась в моих мыслях.

Был ли плач естественной реакцией для всех, кто рождался — или, в данном случае, перерождался на этот свет?

Внезапное движение захватило мое внимание.

Глаза Сидни были широко распахнуты, и она двигалась к Дмитрию, чтобы остановить его.

"Что ты делаешь?", закричала она.

"Не освобождай ее!"

Дмитрий не обратил внимания на Сидни, и я поймала ее, отталкивая назад.

"Все хорошо, все хорошо!", сказала я.

Сидни была сама стойкость все это время.

Я никак не могла сбить ее с толку.

"Она не Стригой.

— Посмотри

— Посмотри на нее

— Она Морой"

Сидни медленно тряхнула головой

"Она не может быть Мороем

— Я только что видела ее.

"Это то, что случилось с Дмитрием!

— ТОчно то же самое.

— Ты же не думаешь, что он Стригой? Правда? Ты ведь доверяешь ему".

Я больше не держала ее, она стояла — ее лицо было напряжено.

Посмотрев на братьев, я поняла, что дела обстояли гораздо серьезнее, чем я могла предположить.

Роберт, который вовсе не был Стригоем, выглядел настолько бледным, что вполне мог быть им.

Его глаза были пусты, а слюна сочилась из приоткрытого рта.

Я пересмотрела свою раннюю оценку того, что Роберту легко далась реабилитация Стригоя.

Он пронзил ее колом, как профессионал, но, очевидно, были и побочные эффекты.

Виктор пытался поддержать брата, он бормотал успокаивающие и воодушевляющие слова.

И на лице Виктора ну, на его лице были сочувствие и страх, которые я никогда не видела раньше.

Мой разум совершенно не мог сопоставить этот факт с хорошо знакомой мерзостью его образа.

Он выглядел как настоящий человек

Виктор взглянул на меня, и его губы свернулись в горькую улыбку

"Что, никаких больше колкостей? Ты должна быть счастлива.

— Ты получила что хотела.

— Тебе нужны ответы от Сони Карп?", он кивнул головой в ее сторону.

"Иди и получи их"

"За них была заплачена высокая цена"

"Нет!", воскликнул Дмитрий

Он все еще прижимал Соню к себе, но его нежные поглаживания ожесточились на словах Виктора.

"Ты спятил?

Ты что, не видел что только что произошло?"

Виктор изогнул бровь.

"Да,

— Я заметил"

"Она не в состоянии отвечать на что-либо! Она в шоке!

— Оставь ее в покое!"

"Не веди себя так, словно она одна, кто страдает здесь!", прокряхтел Виктор.

Поворачиваясь к Роберту, Виктор помог своему брату встать и повел его на кушетку.

Роберт едва справился, его ноги тряслись

Виктор обвил рукой Роберта.

"С тобой все будет хорошо.

— Все будет хорошо"

"Будет ли?", спросила я неуверенно

Роберт не был похож на того, кто был в хорошей форме.

Мои предыдущие размышления о том как пользователи Духа спасали Стригоев становились все более нереалистичными.

"Он…

_ Он делал это раньше и выздоравливал, правильно? И с Лиссой все в порядке."

" Роберт был гораздо моложе — как Лисса сейчас", ответил Виктор, поглаживая брата по плечу.

— И едва ли это простое заклинание.

— Сделав это единожды — это подвиг.

Дважды? Ну, мы с тобой оба знаем как Дух работает и это искусство взимает плату как с тела, так и с разума.

Роберт принес огромную жертву ради тебя"

В этом нет сомнений.

"Спасибо тебе, Роберт", сказала я.

Слова запнулись на моих губах.

Роберт, казалось, ничего не слышал.

Дмитрий встал, легко приподнимая Соню в своих руках.

Она все еще плакала, но ее всхлипы стали тише.

"Ей нужно отдохнуть", сказал он хрипло.

"Поверьте мне, вы даже не представляете что сейчас творится внутри нее"

"О, я верю тебя", сказала я.

"Вы идиоты", прокряхтел Виктор.

"Вы оба!"

Просто каким-то чудом свирепый взгляд Дмитрия не пригвоздил Виктора к полу.

— Никаких допросов.

Я кивнула в знак согласия, не зная что еще сделать.

Когда Лисса обратила Дмитрия, она также яростно его защищала.

Может и не он бал тем, кто обратил Соню, но совершенно точно он был единственный, кто понимал через что она прошла.

Я знала как сложно ему было адаптироваться тогда, и что первоначальным эффектом обращения — была полная дезориентация.

Даже если не брать в расчет последующую депрессию.

Он прошел мимо нас всех, отводя Соню в ее комнату.

Сидни следила за ними взглядом, а потом посмотрела на кушетку, где Виктор сидел в той же позе — обвивая рукой своего брата.

Наши глаза удивленно пересеклись.

"Я слышала…

— Но не верила раньше, что это возможно!"

"Иногда, сказала я ей, — я и сама до сих пор не верю.

— Это противоречит всем законам вселенной!"

К моему удивлению, она дотронулась до маленького золотого крестика, висевшего у нее на шее.

"Некоторые правила гораздо шире самой вселенной!"

Виктор поднялся с кушетки, очевидно удовлетворенный тем, что Роберт отдыхал.

Я напряглась.

Несмотря на все чудеса, он все еще был преступником, которого я намеревалась поймать.

Он сделал шаг в мою сторону, понижая свой голос почти до шепота.

"Извиняюсь, что прерываю все эти научные штучки по Метафизике, но ты должна меня выслушать", сказал он.

"Будь осторожна, Роза,

— Очень осторожна!

Многое теперь ложится на твои плечи.

Не позволяй своей ручной собачонке помешать тебе выяснить все, что знает Соня."

"Но он прав", воскликнула я.

"Прошло всего пять минут! Она через многое прошла!

— Они оба через многое прошли!

Ну… это же большое дело!

Буквально — изменение жизни!

Ему тоже надо было излечиться и привыкнуть к тому, что он спасен.

Как только она справится со всеми своими переживаниями — она поможет нам."

"Ты в этом уверена?", спросил Виктор и глаза его сузились

"Будет ли она считать себя спасенной? Ты забываешь, что Беликов был обращен против своей воли!

— А она хотела этого!"

"Ч-что ты имеешь в виду? Неужели она попытается снова стать Стригоем?"

Виктор пожал плечами.

"Я лишь говорю, что ты должна успеть получить ответы.

— И не оставляй ее одну"

С этим словами, Виктор развернулся и направился на кухню.

Очень скоро он вернулся со стаканом воды.

Роберт выпил его с жадностью и провалился в глубокий сон.

Я вздохнула и прислонилась к стене рядом с Сидни, я была очень обеспокоена.

Я все еще была ранена после недавнего сражения.

"Что теперь?", спросила Сидни.

Я тряхнула головой.

"Я не знаю,

— Думаю, надо подождать"

Немного позже вернулся и Дмитрий, взглянул на Роберта.

"Она тоже спит", сказал он мне.

"Это изменение…

— Это трудно"

Я заметила этот обеспокоенный взгляд его глаз и думала какие воспоминания на этот раз мучают его.

Воспоминания о том, как он менялся?

Воспоминания о том времени, когда он был Стригоем?

"Я не думаю, что мы должны оставлять Соню одну", сказала я.

Краем глаза я заметила, как Виктор ухмыльнулся.

"Кто-то должен быть с ней, когда она проснется.

— Она не будет понимать что происходит."

Дмитрий ничего не отвечал несколько секунд, пристально разглядывая меня.

Он знал меня слишком хорошо, чтобы понять, что есть что-то еще у меня на уме.

К счастью, он не нашел прорех в моей логике.

"Ты права,

— Ты не могла бы посидеть с ней?", спросил он Сидни.

Я судорожно пыталась найти что сказать.

Нет, нет

Не Сидни!

Если Соня набросится на нас, нам нужен был другой охранник — тот, кто сможет бороться с ней.

Сидни поняла о чем я думала, и не спасла меня от лжи Дмитрию — или от той правды, которая меня беспокоила.

"Она меня не знает.

— Это может все ухудшить, когда она проснется.

— К тому же..

Сидни наделу эту маску отстраненности, в чем Алхимики были просто превосходны.

"Я действительно не чувствую себя комфортно рядом с теми, кто пять минут назад был монстром!"

"Она не Стригой больше!", воскликнул он.

"Она теперь снова абсолютный Морой!"

Даже мне стало не по себе от грубости его голоса, но я не была удивлена его такой неистовой реакцией.

Он прошел через трудное время, убеждая всех, что он изменился.

Его лицо немного смягчилось.

"Я знаю — в это трудно поверить, но она действительно изменилась"

"Тогда я останусь с ней", сказала я.

"Нет, нет"

Дмитрий затряс головой.

"Сидни права в одном — Соня может быть в замешательстве.

— Лучше пусть будет тот, кто понимает что именно произошло."

Я хотела было начать препираться, что я была единственной, кого Соня реально знала, но потом я решила, что лучше останусь присматривать за братьями.

Они выглядели безвредными, но я все равно им не доверяла.

Очевидно, Дмитрий тоже.

Дмитрий сделал пару шагов, прильнул ко мне и прошептал прямо в ухо:

"Не спускай с них глаз!"

"Роберт пока еще в отключке, но он может оправиться гораздо быстрее, чем мы думаем!"

"Я знаю!"

Он начал разворачиваться, но взглянул на меня.

Его суровое лицо начальника смягчилось, и появилось выражения благоговения.

"Роза?"

"Да?"

"Это..

— Было это похоже на то, как Лисса обратила меня?"

"Более или менее"

"Я ничего не понял….

— Это было…

Он пытался подобрать слова.

Что было для него нехарактерно.

"То, как комната озарилась светом, то, как она менялась

— Видеть как жизнь появляется из смерти…

— Это было…

Видеть, как она меняется…

— Видеть как жизнь появляется из смерти…

— Это было..

— Прекрасно?

Он кивнул.

"Жизнь это то,

— Что ты не можешь — что ты не должен тратить впустую!"

"Это правда!", согласилась я

"Ты не можешь!"

Я видела, как что-то пронеслось в нем.

Это было нечто маленькое, точно как на аллее, но я знала, что еще одна рана от жизни Стригоя затянулась.

Он больше ничего не сказал, и я наблюдала, как он пошел обратно по коридору.

От нечего делать, Сидни села на пол, скрестив ноги, держа книгу на коленях.

Она была закрыта, мысли Сидни очевидно были где-то еще.

Тем временем, ВИктор сел и откинулся в кресле.

Он выглядел не так плохо, как Роберт. Но признаки усталости были на обоих братьях.

Хорошо.

Чем дольше они были не в форме — тем лучше.

Я принесла стул из кухни, села на него и начала осматривать комнату.

Все было спокойным.

Я чувствовала себя нанькой, кем я наверное сейчас и была.

Это был долгий день. И вскоре за окнами начало темнеть.

Я начала беспокоиться.

Я знала что у Сони было много приятелей Стригоев которые могли бы нас остановить

Тот факт что Донован знал ее безусловно указывало на то что она не была изгоем в их обществе

Это заставляло меня быть начеку, хотя силы были на исходе

Братья уже спали.

Сидни возможно в попытке сохранить свой человеческий график, в конце-концов нашла запасные одеяла и свернулась на импровизированной кровати на полу

А я? Мой график был между человеческим и вампирским

У меня было ощущение что у Дмитрия тоже

На самом деле у нас не был возможен нормальный график в котором обширный сон был бы как вариант

Гул волнения и удивления был вокруг нашей связи

Я не чувствовала никакой опасности или угрозы но мое любопытство заставило меня решится проникнуть в голову Лиссы

Даже если я была в ее голове, я знала мое тело будет бдительным и я хотела знать как Лисса прошла остальные испытания

Прекрасно конечно

Она ехала в о Двор измученная но гордая собой

Она была не одна

У остальных спутников было такое же выражение.

У всех, за исключением Авы Дроздова.

Она единственная сдалась и использовала телефон, чтобы позвать на помощь.

Лисса была удивлена тому, что Ава сломалась.

После его недавних жалоб, Маркус Лазар казался более расположенным пойти на попятную.

Но нет, старик как-то справился это, что означало, что он продолжит учавствовать в испытаниях монарха.

Ава избегала зрительного контакта с кем-либо, вместо этого мрачно глазела из окна на то, как они возвращались ко Двору.

За ней до сих пор сохранялось место в Совете, но она упустила свой шанс стать королевой

Лисса чувствовала себя ужасно из-за нее, но не могла слишком заботиться об этом.

Это был способ испытаний, способ, которым они определили лучших кандидатов.

Кроме того, у Лиссы собственные проблемы.

Нахождение в городе в дневное время противоречило всем вампирским графикам.

Сейчас ей просто хотелось вернуться во Двор, найти свою комнату и поспать пару часов.

Ей хотелось покоя.

Вместо этого, при Дворе ее встретила толпа

Глава 19

Фургоны парковали в полуудаленной части суда, так, что видимая зона забитая мороями шокировала Лиссу

Охранники проходили сквозь людей как призраки, как будто они номинированы в сессии, сохраняя как можно больше порядка.

Вся толпа встала на пути, когда фургоны пытались проехать в гаражи, они смотрели в окна стараясь получить хотя-бы представление о королевских кандитатах

Лисса шокированно смотрела на толпу, боясь выйти наружу.

Ариана подбадривающе улыбнулась ей.

Это нормально.

Они все хотят знать, кто прошел, а кто нет.

Очень хотят узнать."

Она склонила голову, прислушиваясь(?) к чему-то в фургоне.

Выглянув через лобовое стекло, Лисса посмотрела на остальных шестерых кандидатов.

Так как направление леса не могло вместить так много людей, группы разделились пополам.

Остальные кандидаты будут проходить такие же испытания завтра, и, несомненно, им было любопытно, кто из их конкурентов прошел сегодня.

Лисса была воспитана в порядке и приличии среди королевской семьи, и поэтому, она была удивлена увидеть такое рвение и безумие среди них сейчас.

И конечно, все морои, прибывшие во двор, были также среди толпы.

Все толкались, глядя через головы других, чтобы узнать что произошло.

Люди выкрикивали разные имена кандидатов, и я была наполовину удивлена тем, что они ещё не придумали песни и плакаты.

Лисса и её спутники вышли из фургона, и были встречены прокатившимися через всю толпу радостными возгласами.

Довольно быстро стало очевидно, кто прошёл, а кто нет.

Толпа загудела ещё больше.

Лисса потерялась и замерла на месте, глядя вокруг себя.

Это была одна из тех вещей, насчёт плюсов работы Королевой, которую она собиралась рационально обсудить с друзьями.

Воспрос был в том что надо ли соваться в выборы

Ее внимание было ограничено несколькими вещами: моей безопасности, поисками убийцы, и выживанием в испытаниях.

Теперь, находясь в толпе, она поняла, что выборы нечто большее для нее, бельшее, чем все, что она могла себе представить.

Для этих людей это была не шутка.

Это не было аферой крутить права и тянуть время

Образно говоря — на кону стояли их жизни.

Морои и дампиры жившие в разных странах и подчинялись своим же законам, однако они так же подчинялись правительству что управляло из Двора

Оно составляло весь мир и всех дампиров и мороев что решили остаться в их обществе

У нас было голосование, да, но король или королева это форма нашего будущего

Стражи, отвечающие за толпу, наконец, дали одобрение членам семей продвинуться сквозь нее, и забрать их кандидатов.

У Лиссы не было никого

Оба и Джанин и Эдди не смотря на более ранее задания иногда приставлялись к не, но это мешало им быть с ней 24 часа в сутки 7 дней в неделю и у нее не было семьи которая могла бы прийти к ней

По воле случая, она почувствовала головокружение в хаосе, все еще ошеломленная моментом своей ясности.

В ней боролись противоречивые эмоции.

Обманывая всех, она почувствовала себя недостойной, ей захотелось снять свою кандидатуру прямо сейчас.

В то же самое время, она вдруг захотела быть достойна выбора.

Она хотела, иметь возможность держать голову высоко и пройти испытания с гордостью, даже если она участвовала в них со скрытыми мотивами.

Сильная рука, наконец, схватил ее за руку.

Кристиан.

Пойдем.

Давай убираться отсюда.

Он не выпуская тащил ее прочь через зевак.

"Эй," — он окликнул пару стражей на краю толпы.

"Как насчет небольшой помощи принцессе?"

В первый раз я видела как он ведет себя как член королевской семьи, использует власть своей родословной.

Для меня он был элегантным, циничным Кристианом.

Достигнув восемнадцати лет, в моройском обществе теперь он был лорд Озера.

Я забыла об этом

Два стража — нет.

Они направились в сторону Лиссы, помогая Кристиану с толпой.

Лица вокруг нее были размытие, шум, тупой рев.

Кроме того, некоторые хотели пройти через толпу к ней.

Скандировали ее имя.

Упоминали о возвращении дракона, который был символом ей семьи.

Это реально, она продолжала думать.

Это правда.

Стражи аккуратно вывели её из толпы и провели через Двор, основываясь на её власти.

Они попрощались с ней, как только стали уверены в её безопасности, и она любезно поблагодарила их за помощь.

Когда она и Кристиан очутились в своей комнате, потрясенная, она упала на кровать.

"О, Боже" — сказала она.

Это безумие.

Кристиан улыбнулся.

— Какая часть? Твоя приветственная вечеринка дома? Или само испытание? Ты выглядишь как будто ты только что… — ну, я не совсем уверен, что ты только что сделала.

Лисса быстро осмотрелась.

Ей дали сухое полотенце, при поездке до дома, но одежа была все ещё влажной и мокрой насквозь, так как не высохла.

Ее туфли и джинсы были полностью в грязи, и она не хотела даже думать о том, как выглядели ее волосы.

"Да, мы…-"

Слова заастряли у неё в горле, но не потому, что она вдруг решила не говорить ничего ему.

"Я не могу сказать"- пробормотала она.

Это действительно работает.

Заклинание не позволяет мне.

"Какие заклинания?" Спросил он.

Лисса засучила рукава и подняла повязку, чтобы показать ему крошечный след от татуировки на её руке.

Принуждения-так я не буду говорить о тесте.

Как и у алхимиков

Вау, — сказал он действительно впечатленно.

Никогда не думала, что они работают.

Я тоже.

Это действительно странно.

— Я бы хотела рассказать об этом, но я просто… не могу.

"Всё хорошо", — сказал он, стряхивая часть её влажных волос в сторону.

"Ты прошла.

Вот что важно.

Просто сосредоточься на этом.

Единственная, на чем я хочу сосредоточиться, так это на душевой, которая является именно тем что мне нужно, учитывая, что я вся пропитана потом.

Она не могла двигаться, а лишь смотрела на дальнюю стену.

"Эй", — сказал Кристиан мягко.

— Что случилось? Эта толпа напугала тебя?

Она повернулась к нему.

Не в этом дело.

Я имею в виду, они меня напугали, да.

Но я просто поняла.

Я не знаю.

Я поняла, что я часть важных процессов, идущих — "

"С начала времен? — передразнил Кристиан бессмысленное заявление Натана.

Почти, — ответила она с маленькой улыбкой, которая вскоре исчезла.

"Это выходит за рамки просто традиций, Кристиан.

Выборы это очень важно для нашего общества.

Это неизменно.

Мы можем говорить о законе изменения возраста или о борбе, или очем угодно, но это традиция.

И далеко идущие последствия.

Те люди там? Они не все американцы.

Они приехали из других стран.

Я иногда забываю, что, хотя суд здесь,

он правит Мороями везде.

Что происходит здесь затрагивает весь мир.

Что ты собираешься делать с этим? Спросил он.

Она углубилась в своих мыслях поэтому не могла видеть, как объективно оценивает сказанное ею Кристиан, так же как всегда делала я.

Он знает Лиссу.

Он понимает и любит ее.

Между ними было понимание, такое же как у меня и Дмитрия.

Иногда, когда Лиссини мысли были направлены в даль, он ее не понимал.

Он никогда не признавал этого, но я знала, что частью того, через, что он ее любит это то что-в отличие от меня, которую все знали стремительной-Лисса всегда создавала картину спокойствия и рациональности.

Тогда она сделала нечто совершенно неожиданное.

Такие моменты радовали его, но одночас пугали, потому что он не знал столь большую роль в них играл дух.

Сейчас был один из таких периодов.

Он знал, что выборы влияли на нее, и как я — знал, что не всегда наилучшее.

"Я собираюсь проходить эти тесты серьёзно", — сказала она.

Будет позорно, если я не поступлю так.

Оскорбление для нашего общества.

Моя конечная цель, узнать кто подставил Розу, но в то же время, я собираюсь пройти через испытания, как тот, кто хочет быть королевой.

Кристиан колебался, прежде чем ответить, что было на него не похоже.

ʺТы хочешь быть королевой? ʺ

Это хватало, чтобы оторвать Лиссу от ее мечтательного философствования о традиции и чести.

Нет, конечно, нет.

Мне 18.

Я не могу даже пить еще.

Это никогда не останавливало тебя-заметил он, это замечание было характерно ему больше чем предыдущае его поведение.

— Я серьезно. Я хочу поступить в колледж.

Я хочу вернуть Розу.

Я не хочу править Мороями.

Хитрый взгляд зажегся в голубых глазах Кристиана.

— Ты знаешь, тетя Таша говорит, что ты могла бы быть лучшей королевой, чем многие другие.

Я не думаю, что она шутит.

Лисса застонала и растянулась на кровати.

Я люблю ее, но нам лучше держать ее в узде.

Если кто то может реально добиться изменений в законе, так это она и ее друзья активисты.

Хорошо, не волнуйся.

Дело в том что они против стольких вещей, что я сомневаюсь, что им удастся добиться их одиновремено.

Кристиан вытянулся рядом с ней и потянул ее к себе.

Это того стоит, я думаю ты будешь великой царицей, принцесса Драгомир.

Ты рискуешь запачкаться — предупредила она.

"Уже и так грязный"

"Ах, ты имеешь в виду от твоей одежды?" Он обнял ее, не обращая внимания на сырую и грязную одежду.

Я провел большинство моего детства скрываясь в пыльном чердаке и собственно ровно в одной рубашке.

Ты действительно думаешь, что я забочусь об этой футболке?

Она засмеялась, а затем поцеловала его, позволяя своему уму освободиться от беспокойства и просто насладиться чувством его губ.

Учитывая, что они лежали на кровате, я решила, что самое время оставить их наедине.

Несколько мгновений спустя она потянула спину и удовлетворенно вздохнула.

"Ты знаешь, иногда мне кажется, что я люблю тебя."

!Иногда?" Спросил он с наигранным возмущением.

Она перебирала его волосы.

"Все время.

Но у меня есть кое-что, что бы удеожать тебя при себе."

"Считай меня собственницей."

Он снова потянулся к ней, но остановился, когда в дверь постучали.

Лисса отстранилась, но никто из них не разомкнул объятия

"Не отвечай" Сказал Кристиан.

Лисса только нахмурилась, смотря в сторону гостинной.

Затем она выскользнула из его рук, встала и направилась к двери.

Когда она была в нескольких футах от неё, она, будто осознав что-то, кивнула.

"Это Адриан."

Ещё больше причин не откривать.

Лисса проигнорировала его и открыла дверь. Конечнро же, мой безрассудный друг стоял там.

С помощью Лиссы я слышала, что сказал Кристиан. "Хуже.

С каждым разом.

Все более.

Адриан осмотрел Лиссу и взглянул на Кристиана, развалившегося на кровати на той стороне покоев.

"Хах," Сказал Адриан, закрывая за собой дверь.

Так вот как вы собираетесь исправить семейную проблему.

Маленькие Драгомиры.

Отличная идея.

Кристиан сел и посмотрел в их сторону.

"Да, именно так

И ты прерываешь официальное деловое совещание."

Адриан был одет не свойственно ему — в джинсы и черную футболку, хотя, даже они были дизайнерскими.

Вообще-то, могли ими быть.

Боже, я скучала по нему.

Я скучала по всем им.

— Что происходит? — спросила Лисса.

В то время как Кристиан, казалось, считал прибытие Адриана личным нарушением, Лисса знала что Адриан не мог быть здесь без серьезного основания — особенно так рано в день Мороев.

Хотя он имел свою нормальную ленивую улыбку, был взволнованный и нетерпеливый блеск в его ауре.

У него были новости.

— Я поймал его, — сказал Адриан.

— Поймал в ловушку.

— Кого? — спросила Лисса пораженно.

— Этого идиота Блейка Лазара.

— Что ты имеешь в виду, говоря "в ловушку", — спросил Кристиан, с таким же недоумением, как Лисса.

— Ты что, понаставил медвежьих капканов на теннисном корте или что-то типа того?

— Если бы.

Он в Горящей Стреле.

Я купил ему еще одну порцию выпивки, так что он может быть все еще там, если мы поторопимся.

Он думает что я вышел покурить

Судя по запаху гвоздики, исходившему от Адриана, Лисса ощутила, что он на самом деле отошел покурить.

И,вероятно, разделил с ним порцию

"Ты был так рано в баре?"

Адриан пожал плечами.

"Это не рано для людей.

— Но ты ведь не..

— Брось, кузина.

В ауре Адриана не было приглушенных цветов, как у тех кто пьян в стельку, но да, он определенно пропустил пару стаканчиков.

"Если хорошенький мальчик Емброуз был прав насчет Татьяны, тогда этот парень мог бы сказать нам остальные имена ревнивых женщин

— Почему ты не спросил его сам? — спросил Кристиан.

Будет выглядеть ненормально, если я буду спрашивать о сексуальной жизни моей тети" — сказал Адиран.

— Между тем как, Блейк будет более чем счастлив говорить с нашей очаровательной принцессой.

Лисса действительно хотела спать, но вероятность найти что-нибудь, что нам поможет, вызвала прилив новых сил.

— Ладно, дайте мне хотя бы переодеться и привести в порядок волосы.

Пока она прихорашивалась в ванне, она услышала, как Адриан сказал Кристиану:

— Знаешь, твоя рубашка выглядит ужасно.

Похоже, ты мог бы носить что-нибудь менее эффектное, с тех пор как встречаешься с принцессой.

Пятнадцать минут спустя, троица была на полпути через Двор к бару, спрятанному внутри административного здания.

Я была там раньше и думала, что это странное место для бара.

Но после недавней работы в архиве, я решила, что если бы я работала в офисе, зарабатывая на жизнь, я бы вероятно хотела быстрый источник алкоголя под рукой.

Бар был тускло освещен: как для создания атмосферы, так и для комфорта Мороев.

Отбросив шутки Адриана, было на самом деле рано для Мороев, и там была только пара клиентов.

Адриан сделал небольшой жест бармену, который я предположила, был какой-то заказ-сигнал, поскольку женщина сразу повернулась и начала разливать напиток.

— Эй, Ивашков! Куда пропал?

Голос звал Лиссу и остальных, и только спустя несколько мгновений, она разглядела одинокого парня, сидящего в углу.

Как только Адриан подвел их ближе, Лисса увидела, что парень был молод, примерно возраста Адриана, с вьющимися черными волосами и блестящими сине-зелеными глазами, как последний галстук Эйба.

Это было похоже на то, что кто-то взял ошеломляющие цвета глаз Адриана и Кристиана, и просто смешал их вместе

У него была худая мускулатура тела-цвета буйволовой кожи, которую любой морой мог только вообразить, и, имея парня, Лисса могла восхитится, на сколько гарячим он был

— Подыскивал компанию получше, — парировал Адриан, выдвигая стул.

Морой заметил товарищей Адриана и вскочил.

Он схватил Лиссину руку, наклонился и поцеловал ее.

Принцесса Драгомир

Это честь для меня познакомится с вами наконец-то видеть вас с расстояния было великолепно

А вблизи? Божественно

— Это-сказал Адриан грандиозно-Блейк Лазар приятно познакомится-сказала она

Блейк блестяще улыбнулся

— Могу я называть вас Василиса?

— Вы можете звать меня Лисса.

Также ты можешь-добавил Кристиан-отпустить ее руку сейчас

Блейк посмотрел на Кристиана, медля несколько секунд, прежде чем отпустить ее руку, и похоже очень гордился этими секундами.

— Я тебя видел.

Озера.

Криспин, верно?"

"Кристиан," исправила Лисса.

Точно

Блэйк выдвинул стул, все еще играя сногсшибательного джентльмена.

— Прошу.

Присоединяйтесь к нам."

Он не сделал такого же предложения Кристиану, который сел рядом с Лиссой.

— Что бы ты хотела выпить? Я угощаю.

"Ничего," сказала Лисса.

Как раз тогда появилась бармен и принесла выпивку для Адриана и Блэйка.

Никогда не рано.

Спроси Ивашкова.

Ты випил сразу, как вылез с кровати, верно?

У меня есть бутылка скотча прямо на тумбочке-сказал Адриан, все еще держа легким свой тон

Лисса присмотрелась к его ауре. она была ярко-золотой, как и у всех пользователей духа, но все же немного тусклой от алкоголя также там был слабый оттенок красного-не истинный гнев, но раздражение-определенно

Лисса припомнила, что ни Адриан, ни Емброуз не имели хорошего мнения о этом парне Блейке

"И так, что же привело тебя и Кристофера сюда?" спросил Блейк

Он закончил стакан с янтарной жидкостью и поставил его для следующей порции

— Кристиан, — поправил Кристиан.

— Мы уже говорили о моей тете ранее, — сказал Адриан.

Снова, ему удалось казаться очень убедительным, но независимо от того насколько он хотел очистить мое имя, копание в деталях убийства Татьяны, очевидно, беспокоило его.

Улыбка Блейка немного приугасла

"Как угнетающе.

Для вас обоих.

Это было адресовано Адриану и Лиссе.

Кристиана как будто не существовало

— Сожелею также насчет Хезевей, — он кивнул Лиссе.

"Я слышал как расстроена ты была.

Кто мог такое предвидеть?

Лисса поняла что он имел ввиду и делала вид что ей больно и она сердится из-за меня

"Ну", — сказала она с горечью.

— Полагаю, вы просто не знаете людей.

Было множество подсказок заранее.

Я просто не придавала этому значения.

"Ты тоже должно быть расстроен,"сказал Кристиан.

"Я слышал вы с королевой были достаточно близки.

Усмешка Блейка вернулась

Да.

Мы знали друг друга очень хорошо.

Мне будет ее не хватать.

Она могла показаться холодной для некоторых людей,

но, поверьте мне, она знала, как хорошо провести время.

Блэйк взглянул на Адриана.

— Ты должен это знать.

— Не так как ты.

Адриан сделал паузу, чтобы сделать глоток

Я думаю, что он в ней нуждается, чтобы сдержатся от некоторых неуместных замечаний, и, честно говоря, я не завидую ему в этом

Я на самом деле восхищалась его самообладанием.

Если бы я была на его месте, я бы давно уже ударила Блейка кулаком

— Или Эмброуз.

Красивая улыбка Блейка полностью увяла.

Он? Эта кровавая шлюха? Он не заслуживал того что бы находиться в ее присутствии.

Я не могу поверить что они разрешили ему остаться при Дворе

Он на самом деле думает, что вы убили королеву.

Лисса затем поспешно добавила, "Даже смешно, все доказательства указывают на то, что это сделала Роза.

Это был не Эмброуз, но ей было интересно, какая будет реакция, если она скажет это

Она сказала.

"Он считает, что"? Да.

Улыбка определенно пропала.

Без неё Блэйк вдруг показался не таким, как раньше

"Этот лживый ублюдок! У меня есть алиби, и он это знает.

Он просто озлоблен на меня потому, потому что она любила меня больше.

"Так почему она держала его при себе"? спросил Кристиан с почти ангельским лицом.

"Тебя было не достаточно?"

Блейк направил на него взгляд, в то время как почти одним глотком он закончил новую порцию

Как по волшебству, появился бармен с другой.

Блейк кивнул благодаря, прежде чем продолжить.

Ох, меня было больше, чем достаточно более чем достаточно для десятков женщин, но я не дурак на стороне, как он

Вид Адриана становился всё более болезненным при каждом упоминании о половой жизни Татьяны.

Тем не менее, он играл свою роль.

"Я полагаю, ты говорил о других подружках Эмбройза"?

"Да"

Да "девчонки" это один из видов экстрима

Все они были старше, и, честно говоря, я думаю, что они платили ему

"Не то, чтобы твоя мама нуждалась в оплате кому-либо",добавил Блейк.

"Я имею виду, что она достаточно горячая штучка.

Но ты знаешь, она не смогла бы быть с ним никаким другим путем

Мне казалось все пытаются проследить за тем на что намекал Блейк

Адриан понял в первую очередь

"Что ты сейчас сказал"?

"Ох.

Блейк выглядел подлинно удивленно, но было трудно сказать если это было игрой

Я думал, вы знаете.

Твоя мама и Эмброуз…

Ну? Кто ее мог винить? С вашим отцом? Хотя, если между тобой и мной, то она могла выбрать и по-лучше

Тон Блейка подразумевал с кем, он думал, Даниэле было лучше

Лисса заметила, что аура Адриана становилась красной

"Сукин ты сын!" Адриан не любил драться, и это было впервые — и Блэйк только что перегнул палку

Моя мама не изменяет моему отцу.

И даже если так она, безусловно, не должна была бы заплатить за это.

Блейку кажется было наплевать, но все возможно было бы иначе если бы Адриан действительно ударил его

Лисса положила руку на руку Адриана и чуть сжала ее

— Полегче, — пробормотала она.

Я почувствовала легкое покалывание, легкое принуждение спокойствия пошло от нее к нему

Адриан узнал его(принуждение) и потянул руку назад, глядя на нее так что было понятно он не ценит ее помощь

— Я думал тебе не нравится твой папа. — сказал совершенно невежественно Блейк, от его новостей будет осадок

— И кроме того вы не получите всю информацию от меня

Я не спал с ней.

Я просто говорю вам то, что слышал.

Как я уже вам сказал если вы хотите кого-то обвинить ищите случайных людей Амброуза

Лисса встряла в разговор чтобы удержать Адриана от высказываний

Сколько женщин? Знаешь ли ты ещё кого-нибудь, кто путался с ним?

Три другие.

Блейк пересчитывал имена по пальцам.

Марта Дроздова и Мирабель Конта.

Подождите.

Это две.

Думаю, что еще и Даниэлла, это три.

Получается, четыре с королевой.

Да, четыре.

Лиссу не интересовали плохие математические навыки Блейка, хотя она действительно поддерживала предыдущее утверждение Адриана "Идиот".

Марта Дроздова была печально-известная королевская особа, которой нравилось путешествовать по миру, будучи старухой.

По Лиссиной оценке, Марта вряд ли была сейчас в Штатах. большинство лет, уже не говоря о Суде.

Она не выглядела способной убить Татьяну

Так же как и Мирабель Конта. она была печально известна в различных путях.

Она была известна тем, что спала с половиной парней в Суде, женатыми или нет

Лисса не знала ее хорошо, но Мирабель никогда не показывала чрезмерное влечение к какому-нибудь парню

"Если он спал с другими женщинами, это еще не мотив для убийства королевы" подметила Лисса

Нет, согласился Блейк

Как я и сказал, очевидно, что это сделала Хезевей

Он сделал паузу.

Ужасная неприятнось.

Она сексуальная.

Боже, ее тело!

В любом случае, если Амброуз убил ее, он сделал это из ревности ко мне, потому что Татьяне я нравился больше

Не из-за всех этих женщин

"Почему бы Эмброузу просто не убить тебя?" спросил Кристиан.

В этом больше смысла

Блэйк не успел ответить, потому что Адриан был все еще зациклен на предыдущем разговоре, в его глазах вспыхнула злость

Моя мама не спала ни с кем

Она даже не спит с моим отцом

Блэйк продолжил в своей привычной манере

"Эй, я видел их

Они были вместе

"Я упоминал насколько хороша твоя — "

"Хватит" предупредила Лисса

Это не поможет"

Адриан сжал свой стакан.

ʺНичего из этого не помогает! ʺ Ясно, вещи не шли путем, на который он надеялся, когда он ранее позвал Лиссу и Кристиана из ее комнаты.

Я не намерен сидеть и выслушивать всю эту ерунду.

Адриан поставил выпивку и вскочив, устремился к выходу.

Он бросил немного денег на барную стойку, прежде чем пошел к двери.

— Бедный парень, — сказал Блейк.

Он снова стал спокойным, надменным

"Он прошел через многое: тетя, мама, и девушка-убийца

Вот почему в конце концов перестаешь верить женщинам"

Он подмигнул Лиссе.

— За исключением сегодняшней компании, конечно.

Лисса чувствовала растущее раздражение в Адриане, и мимолетный взгляд на Кристиана, подсказал ей, что он чувствует тоже самое.

Блейк решил уйти прежде, пока кто-то и в правду не ударил его.

"Было здорово поболтать с вами, но нам нужно идти.

Блейк посмотрел на нее щенячьими глазами

— Но ты только что пришла сюда! Я надеялся, мы могли бы получше узнать друг друга.

И без слов было понятно, что он имеет в виду

Ох.

И Крескин тоже.

Кристиан даже не дернулся, когда Блейк в очередной раз исказил его имя.

Он просто взял Лиссу за руку.

Мы должны идти. да, согласилась Лисса.

Блэйк пожал плечами и махнул для другого напитка.

— Ну хорошо, если вы действительно хотите испытать мир на прочность, то я всегда к вашим услугам.

Кристиан и Лисса достигли двери, тогда он пробормотал:

— Надеюсь, что последняя часть предназначалась не мне.

"Это не тот мир, который я хочу испытать," сказала Лисса, состроив гримассу

Они оказались снаружи, и Лисса огляделась вокруг, на случай если Адриан задержался.

Нет.

Он ушел, и она не могла винить его.

"Теперя я вижу, почему Амброуз и Адриан его не любят.

Он…

"Сволочь?" подсказал Кристиан.

Они повернули к ее зданию.

Я так полагаю.

"Достаточно для совершения убийства?"

"Честно? Нет."

Лисса вздохнула

— Я вроде как согласна с Эмброузом.

Не думаю, что Блейк достаточно умный для убийства.

Или, что у него есть мотив

По аурам людей я не могу говорить, врут ли они, но он не казался нечестным

Ты шутил, но если любой мог совершить ревнивое убийство, почему не парни хотят убить друг друга? Намного легче.

— Они оба имели свободный доступ к Татьяне, — напомнил ей Кристиан.

"Я знаю.

Но если есть любовь, а не просто секс.

Может это кто-то, кто завидовал королеве.

Женщина.

Длинная, пауза висела между ними, ни одним из них, не желая говорить, что они оба, вероятно, думали.

Наконец, Кристиан нарушил тишину.

"Скажем, как, Даниельла Ивашкова? ʺ

Лисса покачал головой.

Я не могу поверить в это.

Она не из таких

Убийцы никогда не кажутся убийцами

Вот, почему они выходят сухим из воды.

"Ты что изучал криминалистику?"

"Нет

Они дошли до её двери и он открыл её для Лиссы

Просто с изложением некоторых фактов.

Мы знаем, что маме Адриана никогда не нравилась Татьяна по личным причинам

Теперь же мы выяснили, что они делили одного и того же парня

— У нее есть алиби, — уверенно стазала Лисса.

— У всех есть алиби, — напомнил он ей.

И, как мы выяснили, они могут быть куплены.

Как мы знаем, Даниэла уже заплатила за одно.

Я до сих пор не могу в это поверить.

Не без дополнительных доказательств.

Эмброуз клялся, что это было больше политическим, чем личным

"Эмброуз тоже в этом списке"

Они пришли в комнату Лиссы.

Это труднее, чем я думала.

Они вошли во внутрь, и Кристиан обнял ее.

Я знаю.

Но мы сделаем это вместе.

Мы все выясним.

Но.

Нужно держать кое-что при себе

Может я преувеличиваю, но думаю, будет лучше если мы никогда не скажем Адриану, что у его мамы был отличный мотив чтоб убить его тетю

— Думаешь? — она положила голову на его грудь и зевнула.

Время сна, сказал Кристиан, ведя ее к кровати

Мне все еще необходим душ.

Сначала спать.

Душ потом.

Он откинул покрывало.

Я буду спасть с тобой.

"Спать или спать? ʺ она спросила сухо, скользя с благодарностью на кровать.

Реальный сон.

Тебе это нужно.

Он устроился с ней рядом, и положил голову ей на плечо отдыхая

"Конечно,

позже, если Вы хотите вести какое-либо официальное Муниципальное дело."

— Клянусь, если упамянешь "Маленьких Драгомиров", будешь спать в коридоре.

Я уверена, он готовил очередную колкость, но стук в дверь остановил его

Он посмотрел с раздражением.

Не отвечай.

На сей раз в этом нет необходимости.

Но Лисса не воспользовалась его советом.

Она выбралась из его объятий и поднялась с кровати.

Это не Адриан.

'Вероятно, это не важно" — сказал Кристиан.

Мы этого не знаем.

Она поднялась и открыла дверь, там была моя мама.

Джанин Хезевей вошла не так небрежно как Адриан, и своим взглядом изучила каждую деталь в комнате, которая могла представлять угрозу.

Прости, я была не далеко" — сказала она Лиссе

— Мы с Эдди хотели попеременно охранять тебя, но некоторые обязанности задержали нас.

Она посмотрела на беспорядок в кровати и разлеживающего там Кристиана, но будучи тем, кем была, пришла не к романтическому выводу.

Как раз вовремя.

Я думаю ты хотела бы поспать после теста.

Не беспокойся, я буду наблюдать и прослежу что бы ничего не произошло.

Кристиан и Лисса обменялись жалкими взглядами.

"Спасибо" — сказала Лисса.

Глава 20

"Ты должна поспать!"

Мягкий голос Сидни почти заставил меня выпрыгнуть из своей кожи, доказывая, что находясь в Лиссином разуме я должна быть бдительной.

Я сосредоточилась на звук в темной гостиной Сони.

Кроме Сидни, все было тихо и спокойно.

"Ты похожа на ходячего мертвеца," — продолжила она.

И я не преувеличиваю.

"Я должна остаться и караулить" — сказала я.

"Я буду наблюдать."

Ты — спать.

"Ты не обучена этому, как я," — я указала на себя.

"Ты можешь упустить что-то."

"Даже я не пропустила бы стригоя, выбивающего дверь" ответила она

"Слушай, я знаю, вы ребята жёсткие".

Тебе не нужно меня убеждать.

Но мне кажется, всё только усложнится, и мне не хочется, чтобы в критический момент вы спасовали.

"Если ты сейчас поспишь, то потом сможешь сменить Дмитрия."

Только упоминание о Дмитрии позволило мне сдаться

В конце концов мы должны выручать друг друга.

Таким образом, я, скрепя сердцем, залезла в спальный мешок Сидни на полу, на ходу давая ей всякие указания и я думаю, она закатила глаза.

Я заснула почти мгновенно, и так же проснулась, услышав звук закрываемой двери.

Я сразу выпрямилась, ожидая увидеть Стригоя вышибающего дверь.

Вместо этого я увидела солнечный луч света пробирающийся в окно и Сидни, наблюдавшую за мной с интересом.

Роберт сидел на диване в гостиной, потирая глаза.

Виктора не было.

В тревоге я повернулась к Сидни.

— Он в ванной, — сказала она, опережая мой вопрос.

Это был звук, который я слышала.

Я с облегчением вздохнула и встала, удевленная тем, что даже несколько часов сна взбодрили меня.

Если здесь есть еда, то я готова ко всему.

Разумеется у Сони ничего не было, так что я довольствовалась стаканом воды на кухне.

Когда я пила воду то заметила что братья Дашковы чувствуют себя как дома: пальто на крючке, ключи на столе

Я тихонько взяла ключи и позвала Сидни.

Она подошла, и я сунула ей ключи, пытаясь не позволить им звенеть.

Ты всё ещё разбираешься в машинах? — пробормотала я.

В изысканной форме она объяснила мне, что это был смешной и оскорбительный вопрос.

"Хорошо."

Ты могла съездить в бакалейный? Нам нужна еда.

И возможно на твоем пути, ты сможешь, гм, удостовериться, что у их автомобиля есть неисправность двигателя или кое-что? Что-нибудь, что удержит их здесь.

Но не такое очевидное, как проколотые шины.

Она положила ключи в карман.

— Легко.

Будут какие-то пожелания на счет еды?"

Я задумалась над этим.

— Что-нибудь с сахаром.

И кофе для Дмитрия.

"Кофе — само собой", сказала она.

Виктор вошел на кухню, его обычное беззаботное выражение обнадеживало, что он не слышал, как я подговаривала Сидни, устроить небольшую диверсию на его автомобиль.

"Сидни едет за продуктами," сказала я, надеясь отвлечь его прежде, чем он мог бы заметить отсутствие ключей.

"Нужно что-нибудь?"

"Еда была бы кстати, ну разве что, Роберт особенно любит овсяные хлопья.

С яблоком и корицей."

Он улыбнулся Сидни.

"Никогда не думал, что настанет такой день, когда Алхимик станет девочкой на побегушках.

Это очаровательно.

Сидней открыла рот, без сомнения, чтобы сделать резкий комментарий, и я быстро покачала головой.

— Просто иди, — сказала я.

Она пошла, и Виктор вскоре вернулся в сторону Роберта.

Убежденная, что братья ни куда не уйдут в полный разгар дня без автомобиля, я решила, что пришло время проведать Дмитрия.

К моему удивлению, Соня не спала.

Она сидела, скрестив ноги, на кровати с ним, и двое говорили вполголоса.

Ее волосы были взъерошены и от сна и от борьбы, но кроме этого, не было видно порезов или ушибов от сражения.

С Дмитрием было то же самым после его превращения, исключая ужасных ожогов.

Сила восстановления Стригоев исцелила все травмы

Между моими поцарапанными ногами и псевдосотрясением, мне отчасти было жаль, что кто-то не превратил меня в Стригоя.

Соня отвернулась от Дмитрия, когда я вошла.

Множество эмоций пересекали ее лицо.

Страх.

Удивление.

Узнавание.

— Роза? — в ее голосе была нерешительность будто она думала что я галлюцинация

Я выдавила из себя улыбку.

— Приятно видеть вас снова.

Я решила не добовлять, "Сейчас, когда ты не пытаешься высосать жизнь из меня."

Она отвела глаза на свои руки, изучая свои пальцы которые были словно волшебными и удивительными.

Конечно, после монстра, может быть ее "старые руки" были действительно удивительными.

На следующий день после его изменения, Дмитрий не казался столь хрупким,

но он, безусловно, был в шоке.

Это было и тогда, когда он впал в депрессию.

Была ли она у нее? Или она хотела вернуться снова, как Виктор предположил? Я не знала, что сказать.

Все это было так странно и неловко.

"Сидни отправилась за продуктами",неубедительно сказала я Дмитрию.

Кроме того, она не спала, так что я спала прошлой ночью.

— Я знаю, — сказал он с улыбкой.

— Я встал один раз, чтобы проверить вас.

Я почуствовала, что краснею, почему то смущенная тем, что меня поймали в беззащитном состоянии.

"Ты тоже можешь отдохнуть",сказала я ему.

"Получу немного завтрака и затем буду следить за всем.

Из достоверного источника мне известно, что у Виктора будут проблемы с машиной.

Кроме того, Роберту очень нравится Cheerios, так что если вы тоже их хотите, вам не повезло.

Он не похож на парня, который любит делиться.

— Улыбка Дмитрия росла.

Соня вдруг подняла голову.

"Здесь находиться еще один обладатель духа," — сказала она безумным голосом.

— Я чувствую его.

— Я помню его.

Она посмотрела между мной и Дмитрием.

— Это не безопасно.

"Мы не в безопасности."

"Вы не должным обманывать всех нас."

— Все хорошо, — сказал Дмитрий таким, таким нежным голосом.

Это тон был редким для него, но я слышала его раньше.

Он использовал его на мне в некоторые мои самые отчаянные моменты.

— Не волнуйтесь.

Соня покачала головой.

— Нет.

— Вы не понимаете.

— Мы.

.

.

— Мы способны делать ужасные вещи.

Для себя, для других.

Вот почему я изменилась, чтобы остоновить безумие.

И это случилось, вот только

Это было худшее

В моей жизни.

Что я сделала.

Вот оно, то же самое раскаяние, которое чувствовал Димитрий.

Слегка напугавшись, он стал объяснять ей, что теперь она свободна от этого:

— Это были не вы, — сказал он.

Вами управляло что-то

Она закрыла лицо руками.

Но я выбрала это.

Я.

Я сделала это.

— Это был дух, — сказала я.

С ним сложно бороться.

Как вы сказали, это может заставить вас делать ужасные вещи.

Вы не думали толком.

Лисса сталкивается с этим все время.

— Василиса? — Соня подняла глаза и уставилась в пространство.

Я думаю, она начала копаться в воспоминаниях.

Не смотря на весь этот бред, я не верила, что она была сейчас такой же неустойчивой, как до превращения в стригоя.

Мы слышали что исцеление может уменьшить безумие духа, и я думаю, что преобразования Роберта избавили ее от части темноты на данный момент

Да, конечно.

У Василисы он тоже есть.

Она повернулась ко мне в панике.

— Ты ей помогла? Ты вытащила ее оттуда?

— Да, — сказала я, подражая мягкости Дмитрия.

Лисса и я бежали из Святого Владимира…. на некоторое время, отчасти из-за предупреждения Сони.

— Мы сбежали, а потом вернулись, ох, и смогли остановить охоту на Лиссу.

Я думаю, это была бы плохая идея, рассказать Соне, что человек охотившийся на Лиссу сейчас сидит в гостиной.

Я сделала шаг вперед.

"И Вы тоже можете помочь Лиссе

— Мы должни знать, если-…

— Нет, — сказал Дмитрий.

Сейчас в его взгляде которым он посмотрел на меня не было мягкости.

— Еще нет.

— Но-…

— Пока еще нет.

Я посмотрела на него убийственным взглядом, но больше ничего не сказала.

Я бы дала все время для выздоровления Сони, но у нас его не было.

Часы тикают, и мы должны выяснить, что знает Соня.

Я чувствовала, что Дмитрий был бы в состоянии дать нам эту информацию сразу же после как был изменен обратно.

Конечно он не был неустойчив раннее, так как он был на краю

Тем не менее.

Мы не могли играть в доме в Кентуке вечно.

— Могу ли я увидеть мои цветы? — спросила Соня.

— Могу ли я выйти на улицу и посмотреть на мои цветы?

Дмитрий и я обменялись взглядами.

— Конечно- сказал он.

Мы все шли к двери, когда я спросила.

"Почему вы выращивали цветы когда были… тем, кем вы были?"

Она помедлила.

— Я всегда выращивала цветы.

— Я знаю.

— Я помню.

Они были великолепны.

Эти здесь тоже великолепные.

Вот почему.

Я имею ввиду, вы просто хотели иметь красивый сад, даже будучи Стригоем?

Вопрос был неожиданным и, казалось, ошаоашил ее.

Я уже думала, что не получу ответ, когда она наконец сказала, "Нет".

Я никогда не думала о красоте.

Они были.

Я не знаю.

Просто занятием.

Я всегда выращивала цветы.

Я дожна была понять, могла ли я все еще это делать.

Это было как. тест моих способностей, я думаю.

Я встретилась с глазами Дмитрия снова

Ну.

Красота не была частью ее мира.

Это было тоже, что я сказала ему.

Стригои были общеизвестны своим высокомерием, и казалось, что цветы просто были демонстрацией мастерства.

Их выращивание было знакомой привычкой для нее, и я вспомнила как Дмитрий читал Вестерн, будучи стригоем.

Быть стригоем, значит лишиться своей обычной манеры поведения, но старые хобби и привычки оставались.

Мы провели ее в гостиную, прерывая разговор Роберта и Виктора.

Соня и Роберт замерли, изучая друг друга.

Виктор понимающе улыбнулся.

Проснулись и пошли погулять.

— Выяснили ли вы то, что хотели?

Дмитрий просверлил его взглядом, подобным тому, когда я подняла тему о допросе.

Пока еще нет.

Соня окинула Роберта пристальным взглядом, и быстро двигаясь к двери внутреннего дворика, остановилась, когда увидела нашу дрянную работу на ее участке.

Ты выломала мою дверь, сказала она.

"Все возмещу" — сказала я

Боковым зрением мне показалось, что Дмитрий закатил глаза.

Не нуждаясь в никаких указаний от нас, Соня открыла дверь и вышла наружу.

Вздохнув, она остановилась и посмотрела вверх.

Небо было совершенно, безоблачное голубое, а солнце уже пересекало горизонт, окрашивая все в золото.

Я тоже вышла на улицу, чувствуя тепло, на моей коже.

Ночью, время от времени, было холодно, но день обещал быть жарким.

Все остальные тоже вышли, но Соне этого не заметила.

Она подняла руки вверх, как бы схватить солнце и завернуть его в руках.

Это так красиво.

Она, наконец, посмотрела в сторону и встретилась глазами.

"Не так ли? Видели ли вы что-то настолько красивое?"

"Красивое," повторила я.

По какой-то причине, я чувствовала и счастье и печаль.

Она ходила вокруг своего двора, рассматривая каждое растение и цветок

Она коснулась лепестков и вдыхала их аромат.

Такие разные. она говорила сама с собой.

Такие разные на солнце.

Несколько особенно задержали ее внимание

Эти не открывает на ночь! Вы видите это? Видите ли вы цвета? Ощущаете запах? Вопросы казалось не предназначены для всех.

Мы заворожённо наблюдали за этим.

Наконец, она присела в патио стул, счастливо глядя вокруг, потерянным взглядом — в этой красоте, которой была лишена когда была Стригем

Когда стало очевидным, что она не собиралась сбежать, я повернулась к Дмитрию и озвучила совет Сидни поспать немного, пока Соня не оправится

К моеему удивлению, он вообще то согласился.

Это разумно

Как только Соня будет в состоянии говорить, мы должны будем двинуться.

Он улыбнулся.

Сидни превращается в генерала

"Эй, она не главная здесь", поддразнила я.

— Она же просто рядовой.

— Правда.

Он слегка коснулся пальцами моей щеки.

— Прости, капитан.

— Генерал, — поправила я, задыхаясь от этого краткого прикосновения.

Он попрощался с Соней, прежде чем исчезнуть в доме

Она кивнула, но я не уверена, что она действительно услышала.

Виктор и Роберт вынесли два деревянных, кухонных стула и поставели их в тень.

Я выбрала место на земле.

Никто не разговаривал.

Это не было самой странной вещью из тех, что я видела, но определённо было необычным.

Сидни возвратилась позже с провизией, и я ненадолго покинула группу сдавая под расписку ей.

Ключи Виктора лежали на столике, и я восприняла это как хороший знак

Сидни разгрузила набор продуктов и вручила мне коробку дюжины пончиков

"Надеюсь этого тебе хватит"-заметила она

Я гримасничала в ответ на ее нахальство, но так или иначе взяла пончики.

"Когда закончиш, выходи наружу," сказала я ей

"Это похоже на барбекью проклятых."

За исключением. отсутствия гриля.

Она выглядела озадаченной, но когда она присоединилась к нам позже, она, казалось, поняла, сказанного мною.

Роберта вынес миску хлопьев, но ни Сидней, ни Виктор не поели.

Я угостила Соню пончиком, первой вещью, привлекшей её внимание после ее сада.

Она держала его в руках, переворачивая.

"Я не знаю, могу ли я.

Я не знаю, могу ли я есть это."

"Конечно ты можешь."

Я вспомнила, как Дмитрий расценил пищу точно так же. Неопределенно.

— С шоколадной глазурью..

Хорошая вещь.

Она укусила его, осторожно, по-кроличьи

Она пережёвывала его миллион раз и наконец проглотила.

Она на миг закрыла свои глаза и вздохнула.

"Такая сладость."

Медленно, она продолжила делать крошечные укусы.

Казалось, это заняло целую вечность, чтоб съесть половину пончика, и наконец она остановилась

К тому времени я уже съела 3 и мое нетерпение что-нибудь сделать возростало

Часть этого была все еще раздражительностью от духа, но часть этого была только моей беспрестанной неугомонностью, чтобы помочь Лиссе.

— Соня, — приятным голосом сказала я, отдавая себе отчет, каким злым будет Дмитрий, узнав, что я нарушила его инструкции.

ʺМы хотели говорить с тобой кое о чём.

— Ааа? — сказала она, глядя на пчел кружащих вокруг жимолости.

Есть ли у вас родственник кто-то, у кого, мм, некоторе время назад родился ребёнок?

"Конечно" она сказала

Одна из пчел улетела от жимолости к розе, и она (Соня) не отводила взгляд

"Много у кого."

— Формулируй точнее, Розмари, — подсказал Виктор.

Яснее

Я закусила губу, зная, что всплеск эмоций может расстроить Соню.

И вероятно Робеота тоже.

"Это должен быть тайный ребёнок" сказала я её

ʺИ ты была бенефициаром (получателем) по банковскому счету, который рассчитан на попечение ребенка. счет, который оплачивал Эрик Драгомир.

Голова Сони резко повернулась ко мне, и теперь не было никакой мечтательной рассеянности в ее голубых глазах.

Прошло несколько секунд прежде чем она заговорила.

Её голос был холодным и жёстким — не голос Стригоя, но определенно замедленный голос.

— Нет.

Я ничего не знаю об этом.

— Она врет, — сказал Роберт.

"Мне не нужны никакие силы чтобы понять это," усмехнулась Сидни.

Я проигнорировала их обоих.

Соня, мы знаем что вы все знаете, поверьте нам действительно важно найти этого ребенка эээ, подростка (мне кажется по смыслу подходит).

Человека.

Мы догадываемся о возрасте, но не на 100 процентов

"Вы сказали, что ранее волновались по поводу Лиссы.

Это поможет ей.

Она должна знать.

Она должна знать, что у нее есть другой член семьи."

Соня повернулась назад к пчелам, но я знала, что она не смотрела на них

"Я ничего не знаю."

В ее голосе была дрожь, и что-то сказало мне, что я не должна давить на нее после всего, что случилось

Я не могла сказать, было ли ей страшно, или она была на грани приступа гнева

Тогда почему счет записан на тебя?" этот вопрос был от Виктора

"Я ничего не знаю." она повторила

От ее голоса могли появиться сосульки на окружающих деревьях.

— Ничего.

"Прекрати врать" выпалил Виктор

"Ты чтото знаеш, и ты раскажеш нам это."

"Эй!" воскликнула я.

Будь тише.

Ты не имеешь здесь права допрашивать.

— Но у тебя, похоже, не очень хорошо выходит.

ʺПросто замолчи, хорошо?ʺ я оглядывался назад на Соню, заменяя мою проницательность (серьезность) улыбкой.

"Пожалуйста" взмолилась я.

"Лисса в беде.

Это поможет ей

Я думала вы ранее сказали, что хотите помоч ей?"

"Я обещала."

сказала Соня.

Её голос был таким тихим, что я едва расслышала.

Пообещала что?" я спросила

Терпение, терпение.

Я должна сохранят спокоиствие.

Я не должна допустить провала

Она зажмурилась и запустила руки в волосы, как ребенок, который собирается закатить истерику.

"Обещала не говорить."

"Обещала не говорить никому."

У меня было желание подбужать и встряхнуть её.

Терпение, терпение, я повторяла себе.

Не расстраивай её.

Мы просим нарушить твое обещание- это очень важно для нас.

Возможно. возможно ты можешь связаться с этим человеком.

Кому она дала обещание? Любовнице Эрика?

— И если все в порядке — сказать нам?

— О ради Бога, — сказал Виктор раздраженно.

Это смешно и никуда нас не приведет

Он взглянул на своего брата.

— Роберт? — Роберт, ничего не сделавший сегодня, по команде Виктора наклонился вперед.

"Соня?" Тем не менее, очевидно, обезумевшая, она повернулась, чтобы посмотреть на него. и её лицо замерло.

"Расскажи нам то, что мы хотим знать," сказал Роберт.

Его голос был тихим и убаюкивающим, и едва зловещим.

— Скажи нам, кто этот ребенок, и где он сейчас.

Скажи нам кто мать."

В этот момент я вскочила на ноги

Роберт использует принуждение на ней, чтобы получить ответы.

Глаза Сони остановились на нем, но она сама начала дрожать.

Она открыла рот, но не издала ни звука.

В моей голове была путаница мыслей.

Принуждение дало бы нам то, что мы хотели знать, но что-то подсказало мне, что мы не имели на это право — Соня остановила меня от раздумывания.

Она вскочила на ноги так же быстро, как и я.

Она все еще смотрела на Роберта, но уже не была застывшей, как под гипнозом.

Она разрушила принуждение и теперь… теперь она была жутко злой.

Ее черты, которые раньше выражали испуг и хрупкость, были заполнены яростью.

У меня не было магического чувства, но пожив с Лиссой, я могла узнать, что бушует дух, когда я это вижу.

Соня была бомбой, которая собиралась взорваться.

"Как ты посмел."

она зашипела.

ʺКак ты посмел применить ко мне принуждение?ʺ

Растения и виноградные лозы около Роберта внезапно начали давать побеги, вырастая до невозможных высот.

Они протянулись, запутываясь вокруг его ног.

Стул свалился вместе с Робертом.

Виктор начал двигаться, чтобы помочь Роберту, но Роберт уже взял дело в свои руки.

Удивительно быстро вскочив, он прищурился и Соня отлетела назад, ударившись о деревянный забор.

Пользователи воздуха могли проделывать подобные трюки, но не воздух отбросил её назад.

Это были телекинетические способности духа.

Он, видимо, обладал ими и за пределами снов.

Прекрасно.

Я видела борьбу двух пользователей духа раньше, когда Эйвери Лазар и Лисса вышли один на один.

Это было отнюдь не мило, особенно после того, как в ход пошло внешнее проявление духа.

Эйвери применяла принуждение к Лиссе и ко мне.

Я не знала насколько сильны Роберт и Соня, но ничем хорошим это окончиться не могло.

"Дмитрий!" я завопила, прыгая к Соне.

Я не знала, что собираюсь делать, но крик мог помочь.

Я знала, что для успешного использования духа нужен зрительный контакт.

И действительно, когда мне удалось повалить ее на землю, она боролась без энтузиазма, пытаясь удержать свой взгляд на Роберте.

Он закричал от внезапного страха, глядя вниз на свое тело в ужасе.

Соня вызвала у него галюцинации.

Его выражение (лица) стало еще более ужасным (по смыслу так лучше — прим.).

Он должен был знать, что это была иллюзия, и несколько моментов спустя, он вернулся (дословно — улучшился, отыскался), разрушил ее колдовство, как она сломала его более раннее принуждение.

Дмитрий появился, рванув дверь в тот момент когда Роберт решил бросить один из стульев в Соню.

Конечно, я была сверху ее, таким образом, стул поразил меню спину.

Дмитрий довольно быстро разобрался, что произошло и подбежал к Роберту, пытаясь применить ту же самую тактику, что и я.

Виктор, возможно думая его брат был в физической опасности, пытался вырвать его у Дмитрия, что оказалось бесполезно.

Лозы начали обвивать Роберта, и я решила остановить Соню любым доступным способом.

"Уведи его внутрь!!!" крикнула я Дмитрию

"Уведи его от нее!!!"

Дмитрий уже понял это и начал тащить Роберта к двери.

Даже при вмешательстве Виктора, силы Дмитрия было достаточно, чтобы оттащить Роберта обратно в дом.

Как только она потеряла цель, силы покинули её.

Она не прилагала больше усилий, чтобы бороться со мной и упала в обморок на землю.

Я ослабила хватку, всё ещё побаиваясь, что в отсутствии Роберта она накинется на меня.

Всё ещё ожидая нападения, я помогла Соне сесть.

Она тряпичной куклой повисла на мне и заплакала.

Совершенно вымотавшаяся.

Сейчас это была борьбы за выживание (?).

Чтобы разделить двух пользователей духа, Дмитрий оставил Роберта в спальне, под присмотром Виктора.

Роберт выглядел хуже, чем соня, и Дмитрий посчитал братьев достаточно безопасными, чтобы оставить их одних.

Соня рухнула на диван, мы с Дмитрием пытались успокоить её, мы отошли, пока Сидни держала ее за руку.

Я вкратце рассказала, что случилось.

С каждым моим словом, лицо Дмитрия выражало всё больше недоверия.

"Я сказал тебе, что сейчас не время!" — воскликнул он.

"О чем ты думала? Она еще слишком слаба!"

"Ты считаешь её слабой? И, эй, все шло прекрасно, до того, как вмешались Виктор и Роберт и всё пошло к черту. "

Дмитрий шагнул ко мне, излучая гнев.

Они не должны были в этом участвовать

Твои действия опять необдуманны, ты поступаешь глупо, не думая о последствиях.

Оскорбление задело меня.

"Эй, я пыталась сдвинуться с мертвой точки.

Если ты считаешь разумным сидеть и заниматься терапией, то мне больше по душе необдуманные действия.

Я не боюсь вступить в игру.

— Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, — прорычал он.

В состязании в силе воли, мы стояли так близко, что между нами почти не осталось места.

Это, возможно, задержало нас.

— Я продвинулась вперед.

— Мы выяснили, что она знает о Эрике Драгомире

Проблема в том, что она обещала не кому не рассказывать об этом ребенке.

— Да, я поклялась, — подтвердила Соня.

Дмитрий и я повернулись одновременно, осознав, что Соня и Сидни стали свидетелями нашей ссоры.

"Я обещала."

Ее голос был очень тихим и слабым, умоляющим нас.

Сидней сжала её руку.

"Мы знаем."

"Это хорошо."

"Это хорошо держать обещания."

"Я понимаю."

Соня смотрела на неё с благодарностью.

Спасибо.

Спасибо.

— Но — осторожно сказала Сидни- Я слышала вы заботитесь о Лиссе Драгомир

"Я не могу" прервала Соня, опять становясь испуганой

Я знаю, я знаю.

Но что если есть способ помочь ей, не нарушая вашего обещания?" Соня уставилась на Сидни.

Дмитрий взглянул на меня вопросительно.

Я пожала плечами и тоже уставилась на Сидни.

Если кто-нибудь спросил, кто может организовать лучший разговор с сумасшедшей женщиной, которая когда-то была немертвым монстром, Мудрец Сидни была бы моим последним предположением.

Соня нахмурилась, всё внимание было на Сидни.

— Ч-что, что вы имеете ввиду?-

— Хорошо… что ты именно обещаешь? Не говорить никому что у Эрика Драгомира была любовница и ребенок от нее?-

Соня кивнула.

"И не говорить, кем они были?" Соня кивнула снова.

Сидней дала Соне самую теплую, самую дружественную улыбку, которую я когда-либо замечаемый на Алхимике.

"Вы пообещали никому не говорить где они?" Соня кивнула и Улыбка Сидни стала немного не решительной.

Тогда её глаза загорелись.

Вы обещали не приводить кого-либо туда, где они. Соня колебался, без сомнения, поворачивая каждое слово в ее уме.

Медленно, она покачала головой.

Нет.

И так…

Вы могли привести нас к ним.

Но не рассказывать где они фактически находятся.

Таким образом вы не нарушите обещание.

Это было самое смешное логическое рассуждение, котороея когда-либо видела.

Мне самой нужно было додуматься до чео-то в этом роде.

Может быть. все еще не очень уверенно сказала Соня.

— Вы не нарушите обещания, — повторила Сидни.

"И это действительно, действительно поможет Лиссе."

Я шагнула вперед.

"Это так же поможет и Михаилу."

Рот Сони приоткрылся при упоминании о ее бывшем бойфренде

— Михаил? Вы его знаете?

— Он мой друг.

Так же он друг Лиссы.

Я почти сказала, что если мы найдем пропавшего Драгомира, тогда могли бы отвести Соню к Михаилу.

Вспомнив, каким ничтожным себя чувствовал Дмитрий после превращения, я решила не прибегать к этой тактике сейчас.

Я не знала как Соня отреагирует на воссоединением с любимым.

— И он хочет помочь Лиссе.

Но он не может.

Никто из нас не может.

У нас нет достаточно информации."

"Михаил.

Соня опять посмотрела вниз на свои руки, маленькие слёзы потекли по её щекам.

"Ты не нарушиш своё обещание."

Сидни была настолько убедительной, что походила на пользователя духа.

Просто проводи нас.

Это то что хотели бы Михаил и Лисса.

Поступить так будет правильно.

Я не знаю кааой аргумент убедил Соню больше всего.

Это могла быть часть про Михаила.

Или же мысль, что то, что она делает "правильно".

Может быть, как и Дмитрий, Соня хотела искупления за совершонные преступления пока она была Стригоем и рассматривала это как шанс.

Подняв взгляд, она сглотнула и встретилась с моими глазами.

"Я провожу вас туда," прошептала она.

"Мы отправляемся еще в одно путешествие," заявила Сидни

Будьте готовы.

Мы с Дмитрием все еще стояли рядом, гнев между нами начал рассеиваться.

Сидни выглядела гордой и продолжила попытки успокоить Соню.

Дмитрий посмотрел на меня с этой маленькой улыбкой, которая легко скользила на его губах, когда, казалось, он понимал, насколько близки мы были.

Хотя я не могла сказать точно.

Его лицо выдавало не многое.

Что касается меня, то я очень хорошо понимала нашу близость, и чувствовала головокружение от его тела и запаха.

Черт.

Почему борьба рядом с ним все время повышает мою тягу к нему?

Его улыбка исчезла, когда он повернулся к Сидни.

"Ты была не права.

Она действительно стала новым генералом в городе."

Я улыбнулась в ответ, надеясь что он не заметил реакцию моего тела на то, что мы стоим так близко друг к другу.

— Может быть.

Но это хорошо.

Ты все еще можешь быть полковником.

Он выгнул бровь.

"О? Ты понизила себя? Полковник идет сразу после генерала.

И кто ты теперь? ʺ

Я залезла в карман и торжествующе показала ключи от CR-V, которые я украла, когда мы заходили внутрь.

"Водитель", сказала я.

Глава 21

Меня не пустили за руль.

Впрочем, как и "генерала" Сидни, к ее большому возмущению, хотя у Дмитрия и было несколько отговорок. все началось когда Виктор обнаружил поломку двигателя в автомобиле

Он этому не очень-то обрадовался.

Он никого не обвинял, но я думаю, что все, даже Соня и Роберт, догадывались, что неисправность не была случайностью.

Это означало, что нам всем придется тесниться в CR-V, дизайн которого не предусматривал так много пассажиров, вот почему у Дмитрия возник творческий план посадки.

Конечно, одним из посадочных мест стал грузовой отсек сзади.

Он был приличного размера, но когда Сидни узнала, что это её место, она обвинила Дмитрия в еще одном оскорблении в добавление к отобранным ключам.

Я бы ей этого никогда не сказала, но посадить её туда — был правильный выбор.

Схема рассадки Дмитрия была направлена на минимизацию угроз внутри автомобиля.

Дмитрий вел, пристально наблюдая за Робертом, и я между Виктором и Соней на заднем сиденье.

Таким образом, в каждом ряду был страж, братья были разделены, пользователи духа тоже были порознь.

Когда я доказывала, что я и он можем поменяться местами и сохранить безопасность, Дмитрий заметил, что посадить меня за штурвал небезопасно, вдруг мне придется скользнуть в разум Лиссы.

Это было справедливо.

Что касается Сидни. ну, она не была ни угрозой, ни боевой единицей, поэтому получила место сзади.

Кстати, говоря о мертвом грузе.

"Теперь нам придется взять с собой Виктора и Роберта" прошептала я Дмитрию, пока мы загружали в CR-V продукты и наш скромный багаж (дальнейшее сокращение места Сидни к ее возмущению).

Они сделали то что нам нужно.

Держать их опасно.

Пришло время отдать их стражам.

Братья хотели продолжать совместные поиски родственника Лиссы.

Мы позволяли им это, но не из великодушия.

Мы просто пока не могли позволить им пропасть из нашего поля зрения.

"Согласен" сказал Дмитрий, слегка нахмурившись.

"Но пока нет возможности сделать это.

Не сейчас.

Мы не можем оставить их связанными посреди дороги; Я не могу позволить им сбежать и поймать попутку.

Мы также не можем сами отдать их под стражу по очевидным причинам."

Я поставила сумку в машину и прислонилась к бамперу.

"Сидни может"

Дмитрий кивнул.

Вот, вероятно, наш лучший выбор, но я не хочу расставаться с ней, пока мы не доберемся.

Куда бы мы не пошли.

Нам может понадобиться её помощь."

Я вздохнула.

"Итак, мы тащим их за собой."

"Боюсь, что так" сказал он.

Он одарил меня предупреждающим взглядом.

"Ты знаешь, когда они будут под стражей, у них появится хорошая возможность рассказать всё властям, они слишком много знают.

Да.

Я тоже об этом думала.

"Я полагаю, об этом можно подумать позже.

Сначала разберемся с непосредственными проблемами."

"

К моему удивлению Дмитрий мне улыбнулся.

Я ждала какого-нибудь разумного, мудрого замечания.

"Ну, это же всегда было нашим планом, не так ли?" спросил он.

Я улыбнулась ему в ответ, но улыбка была недолгой, так как мы достигли дороги.

К счастью, Виктор не был в своём досадном ехидном состоянии — к которому я привыкла потому что он стал слаб без крови.

Соня и Роберт должно быть чувствовали себя так же.

Это может стать проблемой если мы не найдем кормильца скоро, но я не знаю как мы сделаем это.

У меня создалось впечатление, что что Сидни понятия не имела, что здесь происходит

Будучи человеком среди группы голодных вампиров, начинаешь нервничать.

На самом деле для неё безопаснее было находиться за спинами всех остальных.

Указания Сони были неопределенными но очень необходимыми.

Она только дала нам краткосрочную информацию и часто не предупреждала о повороте до того как мы не были прямо на нем.

Мы понятия не имели куда мы едем или как долго займет поездка.

Она просмотрела карту и затем сказала Дмитрию ехать на север на I-75.

Когда мы спросили как долго ещё продлиться наше путешествие, её ответ был: "Не долго.

Несколько часов.

Может больше.

"

И с этим таинственным объяснением, она вернулась обратно на ее место и не говорила ничего больше.

Часто на её лице появлялось задумчивое выражение, и я пробовала представить что она чувствует.

Только за день до этого она была стригоем.

Была ли она все еще в процессе понимания что случилось? Видела ли она лица ее жертв, как это делал Дмитрий? Мучила ли она себя чувством виной? Хотела ли она стать стригоем снова?

Я оставила её одну.

Сейчас не время для терапии.

Я откинулась назад, расслабляясь. звон в ушах сознания внезапно заискрился в обязательстве, перемещая мое внимание внутрь.

Лисса не спала.

Я моргнула и посмотрела на часы на приборной панели.

День для людей.

Морои во Дворе должы спать сейчас.

Но нет, кто-то разбудил её.

Два стража стояли у ее двери с невозмутимыми лицами.

"Вам придется пройти с нами," сказал один из них.

"Пришло время для следующего теста.

Удивление наполнило Лиссу.