Читать онлайн Гранд Сплав, или История Троянского похода по реке Колорадо бесплатно

Гранд Сплав, или История Троянского похода по реке Колорадо

– Это бессмысленно! – лениво обронил продавец, когда ребята стали примериваться к удочкам. Когда же они стали вытягивать удочки из креплений, он медленно и громко, как говорят с глухими и с иностранцами, повторил: – Парни, рыбы в Колорадо нет, не имеет смысла покупать удочки.

– Но вы же их зачем-то продаёте? – задиристо спросил Сёма.

– Ну… – Американец замялся было, но быстро сориентировался: – Это больше для идиотов. Но вы, русские, не выглядите такими.

Мы – все, кто был в этой части магазина и понимал по-английски, – расхохотались. Громче всех, конечно же, заливалась Троя. А её смех ещё больше распалял мужчин.

– То есть, совсем нет рыбы? – спросил я, решив всё-таки выполнить свою работу переводчика.

– Совсем, – и продавец всё так же медленно объяснил: – С тех пор, как поставили плотины, температура воды, которая падает в Каньон из озера Пауэлла, сильно упала. Воду сквозь дамбы пропускают с самого дна. До сих пор природа не опомнилась. Радужную форель ловят выше Лиз Ферри, до плотины в Глен-Каньоне.

– Мы всё-таки возьмём четыре удочки, – настоял Тоха.

– Парни, вам придётся ещё и за лицензии выложить баксы. – Панибратский тон сменился деловым.

– Выложим! – заявил Тор.

Продавец умоляюще взглянул на меня: мол, ты-то можешь их урезонить?

– Извини, мой друг, – примирительно начал я, – но этих товарищей не переубедить, если им что-то втемяшилось в голову.

Рис.7 Гранд Сплав, или История Троянского похода по реке Колорадо

Это была последняя точка цивилизации перед десятидневным сплавом. Плоская постройка магазина предварялась верандой, чем и отличалась от пары таких же сараев около так называемой взлётно-посадочной полосы. Кафе состояло из нескольких столиков на веранде под навесом, который поддерживали нарочито грубо обработанные брёвна. Члены нашей экспедиции заняли все стулья и скамейки: кто с горячей чашечкой кофе, кто с холодной бутылкой газировки. Гид строго-настрого запретил пиво с утра и предупредил, что за этим следят духи в виде развешанных по стенам стилизованных фигурок индейцев.

Аэродромом служил потрескавшийся на нещадно палящем солнце лоскуток пустыни. Он был условно огорожен забором, не везде по периметру сохранившим сетку. Небольшой самолёт местной авиакомпании «Вижн Эйр» доставил нас из Лас-Вегаса. Его турбовинтовые двигатели, подвешенные под крыльями рядом с фюзеляжем, оглушительно ревели. Мы, все девятнадцать пассажиров, послушно надели выданные наушники и прильнули к иллюминаторам смотреть на выжженную землю.

* * *

Заявляли мы двадцать пассажиров – полную вместимость, которую нам объявил местный организатор сплава. Как организатор с нашей стороны, я высылал список участников похода. Каково же было моё удивление, когда в Домодедово приехало семнадцать человек. Плюс я и мой руководитель, основатель нашего агентства экстремального туризма, Александр Александрович, он же Сан Саныч, но среди этих туристов известный как Санчес. Выходило девятнадцать. Проведя перекличку, я озвучил неявившегося:

– Иван Бродяга, – и тут же пошутил: – где-то ещё бродит.

– Конечно, – рассмеялся Сёма, – ему на роду написано ходить-бродить.

– И девиз у него такой: «Продолжай бродить!» – подтвердила Троя, заговорщически оглядев спутников. Этого было достаточно, чтобы все подхватили тему.

– Надеюсь, бродить он рано или поздно перестаёт, – ещё громче расхохотался Холмс.

– Минимум дюжину лет побродил в бочках и достаточно, – хмыкнул Ватсон, партнёр Холмса по бизнесу и компаньон по жизни.

– Да-да-да, бутылка – не место для прогулок, – завершил Тор.

Вся группа не переставала смеяться. И Санчес с ними.

– Ну что, аспирант, не догоняешь? – в отличие от остальных не очень-то и добрым тоном спросил Серж.

Я был в растерянности, и его кривоватая ухмылка приводила меня в замешательство. В панике я пытался перебрать в уме все имена и фамилии туристов группы, а заодно эти их дурацкие прозвища. Я ведь не меньше десятка раз пересматривал все фотографии, которыми поделился Сан Саныч, чтобы с первого взгляда узнавать, кто есть кто. Вспомнил, что там действительно были карточки на всех –кроме этого Ивана. Ни фотографии, ни документов, ни брони билетов. На мой вопрос он, Саныч, тогда ответил: «Иван по пути сам присоединится, он от группы не отстанет».

– Нет, не могу понять, что вас так веселит, – откровенно признался я этому Сержу, стараясь скрыть обиду.

– Кип уокинг! Кип уокинг! Кип уокинг!1 – как попугай заладил он, дразня меня.

Я пребывал в недоумении, что ещё больше заводило компанию, и этого Сержа особенно. В этот момент Троя, то ли сжалившись надо мной, то ли продолжая игру, устроила короткую пантомиму: одной рукой она снимала воображаемую шляпу за поля, а другой будто подбрасывала и ловила что-то.

– Всё, кончай балаган, похихикали и хватит, пора на рейс. – Санчес махнул рукой в сторону стоек. – Пошли на регистрацию.

– Держи, студент, сдашь в багаж, – и всё тот же Серж покатил в мою сторону свой чемодан на колёсиках.

Серж прекрасно слышал, когда Санчес представлял меня, что я – аспирант кафедры романских языков. Но он намеренно назвал студентом.

У меня было меньше секунды на то, чтобы понять, как себя вести. Санчес предупреждал, что клиент, конечно, всегда прав, особенно если хорошо платит за свои причуды, но в нашем бизнесе туристу нельзя позволять вести себя как капризному ребёнку. Тот ли это случай или нет?

Добротный материал и шильдик на этом чемодане, – наверняка известный бренд, – внушали почтение. Тем не менее, я, пусть и бережно, но ногой притормозил чемодан и почти без колебаний оставил его на месте со словами:

– За личный багаж турист несёт ответственность самостоятельно.

Я двинулся в сторону стоек «Люфтганзы», хотя по правилам, которые Сан Саныч мне объяснял, мне надо было замыкать группу.

Но не тут-то было. Меня остановил голос Сержа:

– Нет, студент, не отмазался. Взял и понёс.

Я замедлил шаг, но не обернулся. Спиной чувствовал его взгляд. Было ясно, что все ждут, как же я отреагирую. А, может, никого из них это не волнует, и я просто возомнил о себе.

– Сан Саныч, – обратился я к шефу, – а мы точно на рафтинг собрались, а не на пляж олинклюзив?

Мне не надо было оборачиваться, потому что я слышал смех: общий и уже узнаваемый среди всех голос Трои:

– Санчес, а паренёк-то у тебя с характером!

Рис.1 Гранд Сплав, или История Троянского похода по реке Колорадо

* * *

– Джонни, – она сказала это негромко, но напугала меня.

У меня аж рюкзак слетел с плеча, когда я дёрнулся. Это была Троя. Она догнала меня бесшумно.

– Что? – переспросил я.

– Джонни Уокер. – Она добавила фамилию и пояснила: – Это шотландский виски.

И у меня мгновенно возникла перед глазами картинка человека в цилиндре с тростью, который идёт быстрым шагом. «Johnnie Walker» и их слоган «Keep walking».

– Ну да. Джон – Иван, Уокер вы перевели как Бродяга. Теперь всё понятно. Спасибо, – в этот момент я был так ей благодарен, что забыл, как несколько минут тому назад она смеялась над моим конфузом громче всех.

– Логично-филологично. – И Троя по-пацански подмигнула мне.

Я не сразу пришёл в себя. Понял, что мы молчим уже с минуту. Я смотрел в её глаза и не мог отвести взгляд. Она тоже замерла на какое-то время, при этом слегка улыбалась, самыми уголками губ. Она упивалась тем, какое впечатление произвела на меня. Потом резко повернулась и ушла вслед за группой.

* * *

Так что из иллюминаторов самолёта «Вижн Эйр» вниз смотрело девятнадцать пассажиров, а за последними креслами пристроились четыре коробки водки, виски и бренди, которые я скупил в магазине «Мир ликёров» на авеню Кактусов. Для этого пришлось добраться до окраины Лас-Вегаса, где заканчивался ряд высоток – гостиниц и казино – и начиналась одноэтажная Америка. Таким образом мифический Иван Бродяга материализовался, обретя форму и вес.