Читать онлайн Последний из легенд. #1 бесплатно

Последний из легенд. #1

Пролог.

«Системная ошибка 30е46/17. Сбой загрузки информационной матрицы. Интеграция произведена в удаленный архивный кластер. Ввиду слишком старой модели подключаемого модуля погружения вам не могут быть доступны функции интерфейса, упрощающие доступ к инвентарю, доступ к умениям, распределению очков навыков. Активирован режим абсолютного погружения.

Характеристики распределены автоматически:

Сила – 5;

Выносливость – 5;

Ловкость – 5;

Меткость – 5;

Удача – 20;

Внутренняя энергия – 1.

Для компенсации неудобств вы получите вознаграждение в виде… в виде…».

Изображение пару раз моргнуло и, выдав на прощание: «Приятной игры», полностью погасло.

ЧАСТЬ 1

Глава 1

Тьма поглотила яркие буквы, и сознание рывком вернулось в тело.

Холодная пустота вокруг гудела на одной непрерывной раздражающей ноте, отдавая пульсирующей болью в основание черепа. Сил терпеть это больше не было, пришлось открывать глаза.

Напрасно прищурившись израненный парень повернул голову, но откуда идет этот гул, разглядеть так и не смог. Вокруг царила все та-же темнота и холод. Вспомнить, как очутился в лесу, тоже, увы, не удалось.

«И вообще, кто я?» – подумалось где-то на краю его сознания. Другие мысли не то чтобы путались, их просто не было.

С трудом сел, прислушался.

Тело ныло так, будто его долго и со знанием дела пинали. Он быстро осмотрел свои руки, приблизив их к лицу. Собственно, ничего необычного: худые, по пять пальцев, кожа не морщинистая, так что скорее всего он еще подросток.

Ощупал затылок.

Едва прикоснулся, как голову пронзила острая жгучая боль. Огромная шишка под коротким ежиком волос свидетельствовала о том, что он на самом деле попал в какой-то переплет. Возможно подрался с одноклассниками, но как тогда оказался в лесу?

С третьей попытки удалось встать. Худое, полуобнаженное тело слушалось плохо, голова кружилась и ужасно тошнило.

«Интересно, чем это меня так».

– Хорошо хоть штаны оставили, – пробормотал парень, оглядываясь по сторонам. Быстро светало, и уже можно было кое-что разглядеть.

А разглядеть и правда было что. На небольшой окружённой сосновым лесом поляне лежали три окровавленных тела. Одно так же, как и он сам, только в тонких штанах из грубой серой ткани. Другое чуть богаче, в штанах и рубахе из аналогичного материала. Рубаха изрезана и пропиталась кровью.

Какие там одноклассники, тут порезвились настоящие маньяки.

Лишь третий человек носил при жизни легкую кожаную куртку, его спина, словно ежик, ощетинилась колючими стрелами.

Подойдя к ближайшему телу, которое лежало уткнувшись лицом в сырую землю, парнишка собрался с духом и перевернул его. Суровое мужское лицо, искорёженное гримасой боли от мучительной смерти, ситуацию не прояснило. Да и что он хотел узнать? Все, хоть сколько-нибудь ценное, с мужчины сняли, даже одежду утащили, оставили одни подштанники. Смуглая загорелая кожа лица сильно контрастировала с бледным жилистым телом убитого.

Парень отшатнулся и направился сразу к последнему, у которого хотя-бы куртка осталась.

«Может по ней удастся что-то узнать».

Возиться с трупами не хотелось, пусть гул в голове прошел, но набатом стучала одна мысль – «бежать». Бежать подальше от этого ужасного места, куда глаза глядят. Однако разум говорил, что надо выяснить как можно больше, ведь если не разобраться, то можно напороться на тех, кто устроил тут кровавое побоище.

Аккуратно потянув за плечо, убедился, что человек мертв. Полностью перевернуть его не получалось, мешали стрелы, но замершее на боку тело позволило заметить меч, ранее лежавший под ним. В длину клинок был едва ли больше пары ладоней, испещрен мелкими сколами и рытвинами. То ли качество стали не очень хорошее, то ли применялся слишком часто и не только, чтоб нарезать мяса. Но в руке он придавал немного уверенности.

Использовать столь бесхитростное оружие убитый мужчина, видимо, не успел.

Присмотревшись, вдоль клинка парень увидел странную слабо различимую зеленоватую надпись: «Короткий меч скарталлей, 0/0/1, 45/100».

Надпись висела прямо в воздухе, и стоило перестать фокусировать на ней взгляд – пропадала, а стоило вновь начать присматриваться – появлялась. Будто магия какая-то.

Больше ничего примечательного. Рукоять обмотана кожей и навершие в виде рыбьего хвоста.

Лицо мертвого человека показалось знакомым. Кажется, этот мужчина чему-то обучал его.

«Ну да! Учил искать следы, охотиться. Звал меня Тимом и часто смеялся». Больше вспомнить не получалось, словно воспоминания отгорожены стеной, и тонким ручейком, буквально каплями, просачиваются в сознание.

Подняв меч и крепко стиснув рукоять, парень осмотрелся по сторонам. Уже окончательно рассвело, лес шумел и раскачивался, где-то негромко трещали ветки, падали шишки. В голове совсем прояснилось, хотя боль никуда не делась.

Следы. Мужчина учил его читать следы.

«Так, что же тут произошло?»

По примятой траве стало ясно, что на поляну вышло две группы людей. С одной стороны Тим с теперь уже убитыми соратниками, с другой стороны множество противников. Их следы вели за деревья и там терялись.

Вероятно, засада.

Сама поляна оказалась сильно истоптана, понятно, что тут был бой. А вот отпечатки сапог сбоку от поляны. Кто-то зашел им за спину и расстреливал из луков. Нехорошо получилось.

Больше всего парень нервничал от того, что ничего не помнил. Он прочитал следы, но сам процесс боя абсолютно не сохранился в его памяти. Это могло стать последствием удара, однако чувствовалось, что дело в чем-то еще.

Осмотр поляны показал, что нападавшие двинулись в ту сторону, откуда пришли охотники. И как бы ни хотелось Тиму бежать в противоположную, но по всему выходит, что и ему нужно двигаться туда же. Ведь дом, скорее всего, там.

Нет, он не чувствовал в себе хоть сколько-то силы, чтобы кого-то защищать и спасать, но и бросить на произвол судьбы своих вероятных родичей тоже не мог.

То и дело, прячась за деревьями, Тим двигался по свежей, но уже хорошо натоптанной тропе.

Вскоре едва уловимо в травянистом аромате утреннего леса стал чувствоваться запах гари. Ноги сами собой увеличили скорость, а сердце усиленно застучало. Запах чувствовался все сильнее, и быстро перекрыл все остальные. Тим бежал из последних сил, боясь запнуться и упасть.

«Только бы успеть», – стучало в голове, отдаваясь пульсирующей болью в затылке. «Только бы успеть».

Не успел.

Когда ноги вынесли его к краю деревни, там уже давно все закончилось. Густой утренний туман прикрывал от стороннего взора разграбленные и местами сгоревшие дома. Деревня была мертва.

Сам не понимая, куда идет, Тим добрел до одного из таких обгоревших домов. В нем было что-то знакомое. Кажется, здесь он жил, хотя уверенности не было. Туман не только прокрался в деревню, но и стоял в голове, укрывая воспоминания, однако раньше этот дом точно был знаком ему.

«Вот если сейчас войти в дверь, то справа у стены будет стоять охотничий лук».

Вошел.

Крыша обвалилась еще при пожаре. Впрочем, сгорело все, кроме стены с этой дверью. В дальнем углу над грудой углей еще поднимался дым. Рука, обессилено опустилась и наткнулась на слегка обгорелое дерево лука, прислоненного к стене.

Взяв за рукоять, Тим присмотрелся «Обгорелый лук скарталлей 0/0/0 10/100». Тетивы нет. Зато рядом нашлись три кривые стрелы без подписи.

Сил удивляться, а тем более делать что-то полезное, уже практически не осталось. На заплетающихся ногах парень побрел к ближайшему уцелевшему дому. Упал на пол, и не обращая внимания на перевернутую скудную мебель, уснул.

***

Разбудил негромкий плач. Солнце уже вовсю проникало в небольшие распахнутые окна и дверь. Звук шел откуда-то снизу, похоже из-под пола. Не до конца придя в себя, Тим нашел крышку погреба, почему-то придавленную большим перевернутым сундуком. Едва сумев его сдвинуть, парень потянул веревочную ручку на себя, и та нехотя поддалась, открывая вход в подпол, откуда на него уставился огромный перепуганный глаз девушки. Второй ее глаз заплыл безобразным синяком. Над головой незнакомки ярко светилась надпись #5414712

Сфокусировавшись, Тим разглядел небольшое пояснение: «Лия. Раса: Человек, Аура +40».

Худощавая, длинноволосая девушка, с разбитой губой, опухшим носом и крупным налитым синяком под глазом выглядела ошарашено.

– Тим, это ты? – не веря своему глазу и пытаясь еще сильнее вжаться в глиняную стену, прошептала она.

– Нет, – почему-то так, ответил парень.

– А кто ты?

– Сам не знаю.

– А, – девушка на секунду замялась, – а ты меня не съешь?

– Нет, а ты меня? – усмехнувшись, спросил Тим.

Ситуация была странной. В пустынной ограбленной деревне сидит девушка. Ее избили и сунули в подпол, но почему-то не убили. С другой стороны, судя по тому, что кровавых луж нигде нет – обитатели ушли до того, как налетели враги. Почему тогда она тут, почему не ушла со всеми?

– Вылезай, – сказал Тим, отступая чуть назад.

– Я не могу, у меня нога, кажется, сломана, – проговорила девушка, поднимаясь с земли и автоматически пытаясь отряхнуть от грязи изодранное платье.

– Лия, а что ты тут делаешь? – спросил Тим, помогая бедняге выбраться и отводя взгляд в сторону от прорех на ее одежде. Надпись над головой девушки вдруг вспыхнула, став более четкой.

– Вы когда на охоту пошли, я за вами решила прогуляться.

– Следила?

– Ну… вроде того. А когда все началось, и кайрийские воины на вас напали, я назад в деревню побежала, чтоб предупредить всех. Но все решили, что враги будут преследовать меня и так найдут нашу деревню. Обвинили меня, представляешь! Я им жизнь спасла, а они, они…, – опустившись на пол, девушка снова разрыдалась.

Тим присел рядом и неловко приобнял ее, пытаясь успокоить. Лия прильнула было к парню, но тут же настороженно отстранилась.

– А ты как выжил? – Спросила она, пытаясь заглянуть Тиму в лицо.

– Да не помню я. Видишь какая шишка. Память всю напрочь отшибло.

– Что совсем ничего не помнишь?

– Совсем.

– А имя мое помнишь, я тебе специально не называла, а ты сам вспомнил. Не забыл, значит, – хитро прищурилась девушка, тут же зашипев от боли и приложив руку к заплывшему глазу.

– Болит? – поинтересовался Тимур, чтобы уйти с не очень приятной и пока самому непонятной темы.

– Болит, – согласилась Лия. Только сейчас Тим заметил, что цифры над головой девушки исчезли, а вместо них появилось имя «Лия».

– Была бы тут моя бабушка, она бы быстро нас с тобой на ноги поставила и память тебе вернула.

– А где она?

– Умерла, Тим. Ты что совсем-совсем ничего не помнишь? – снова спросила девушка.

– Совсем.

– Знахаркой она была. Нашла по молодости у реки Яр, это камень такой магический, и лечила всех в меру своих сил. Меня тоже учила. Я бы может и сама нас на ноги поставила, да только забрали камень у меня, когда в яму скидывали.

– Слушай, а у нас есть какие-нибудь родственники там, друзья? Что делать-то теперь будем, не тут же оставаться.

– Друзей у нас с тобой, наверное, теперь нет совсем. Не знаю, ушли ли люди от кайрийцев, но нам лучше не встречаться с теми, кто уцелел. Кажется, деревенские от страха обезумели все.

– А кайрийцы что, не люди? – напрягся Тим.

– Да тоже люди, только другие они, не наши. А родственники… У меня тетка есть в Усть-Укаре, а вы с Туком пришли с севера. Там ледники и люди туда не ходят обычно. Ты совсем маленький был. Тут и остались. Тук быстро стал главным охотником в нашем селении, здорово у него это получалось. И тебя учил из лука стрелять. Мне бы переодеться.

Девушка, кажется, совсем оклемалась и чувствовала себе неуютно в рваной и испачканной одежде.

– Я пойду поищу что-нибудь, – проговорил Тим и вышел.

Тщательно обшарив все дома, он нашел груду тряпья, в основном разодранного и ни на что не похожего. Возле одной их покосившихся хижин на плетеном заборе обнаружил серое платье, больше походившее на два прямоугольника, прошитые с трех сторон и с вырезами для головы и рук. Видимо кто-то постирал его недавно и повесил сушиться, да впопыхах забыл. Там же висела рубаха, грубо связанная из толстой нитки. Больше не было ничего. Жители унесли с собой многое, остальное забрали нападавшие.

– Слушай, есть хочется, может ты подстрелишь кого? Ты же умеешь из лука стрелять, – проговорила Лия, натягивая платье через голову.

Когда Тим повернулся, она уже ловко резала на длинные лоскуты свою прежнюю одежду.

– Может и умею, да только лук без тетивы, стрел почти нет. Нож вот этот и все, больше нет ничего.

– Хм, нож, скажешь тоже. Это же меч. На него столько железа ушло, таких, наверное, во всей Айтане не больше сотни, – проговорила Лия, ловко крутанув кинжал перед собой.

– Айтане?

– Ну, мы так наш край называем, Айтана. Вот смотри, – она стала рисовать кончиком клинка на песке, – тут живем мы, тут кайрийцы, ближе к пустыне шиниты есть. У них большие города.

– А в эту сторону? – спросил Тим, указывая влево от того места, где по рассказу девушки находились они.

– А там побережье и море.

– А за морем что?

– Варвары, – недоуменно пожала плечами Лия.

– Хорошо. Тогда идем к твоей тетке, а дальше видно будет.

– Только не любит она меня.

– От чего же?

– Мама при родах померла, а тетка винит меня.

– Разберемся, не чужая же, приютит поди.

– Наверно, – вздохнула девушка и поднялась, опираясь на Тима. Так они и пошли.

Глава 2

Золотистый сосновый лес жил своей жизнью. Яркие лучи от полуденного солнца легко пробивались через редкие тяжелые ветви, освещая длинные прямые стволы деревьев. Вся земля была укрыта толстым слоем хвои, и, несмотря на обилие солнечного света, травы оказалось мало. Лишь небольшие опушки, то и дело видневшиеся с разных сторон, выбивались яркими зелеными пятнами из общей цветовой гаммы. Возле одной из таких полян с зарослями малины решили сделать привал. Все это время они шли без остановок, но продвинуться далеко не успели. Несмотря на опору из обгоревшего лука и помощь Тима, сломанная нога девушки не располагала к быстрым перемещениям.

Усадив уставшую спутницу на поваленный ствол дерева, Тим отправился собирать ягоды. Голод был такой, что он бы и от сырых грибов не отказался, но то ли не сезон, то ли места не грибные. Единственный встретившийся до этого гриб оказался мухомором и в пищу не годился.

Часто по веткам скакали белки, шуршали, перебегая между деревьями, грызуны. От звука громко треснувшей под ногой ветки с соседнего края поляны взлетела не очень крупная серо-рыжая птица. Тиму показалось, что это рябчик, и он даже сглотнул набежавшую слюну.

«Как бы хорошо сейчас было подкрепиться мясом, а не ягодами», – подумал он, провожая птицу голодным взглядом.

Набрав полную горсть сочных ягод, Тим вернулся к Лие.

Девушка сидела и что-то плела. Ловкие пальцы быстро перебирали тонкие пряди волос. Только тут он обратил внимание, что часть ее длинной косы отрезана, от чего она стала тоньше, а лоб спутницы прикрывала неровная челка.

– Что ты делаешь? – спросил парень, протягивая ей наполненные ладони.

Зажав пальцами одной руки край получающейся веревки, Лия взяла горсть предложенных ягод.

– Тетиву, – как само собой разумеющееся сказала она, и, сунув пригоршню малины в рот, продолжила плести.

Тим успел еще несколько раз сходить за ягодами, прежде чем девушка заявила, что все готово.

Очень аккуратно, боясь переломить лук, приложив лишнее усилие, Тим попробовал натянуть тетиву. Не тут-то было. Сил согнуть прочное почерневшее дерево не хватало. Он даже подумывал сказать Лие, что тетива слишком короткая для этого древка, но решив предпринять последнюю попытку, сумел-таки зацепить петлю за конец плеча лука.

«Обгорелый лук скарталлей 0/0/1 10/100» засветилась над оружием надпись.

Тим улыбнулся. Подхватив три имеющиеся в наличии стрелы, крадущейся походкой он скользнул вдоль кромки опушки. Подобрался поближе к гнезду и стал ждать. Он не видел самого места гнездования в траве за зарослями малины, но пока собирал ягоды несколько раз замечал, как птица то возвращалась, то улетала вновь.

Ждать пришлось недолго. Буквально через десять минут, хорошо прицелившись, Тим выстрелил в юркую пернатую тушку. Стрела с глухим звуком полетела в мишень, тетива обожгла руку, лук треснул и переломился.

Перед глазами появилась надпись:

«Победа! Поздравляем, вы совершили скрытное убийство.

+1 к ловкости;

+1 к меткости.

+1 к удаче;

Это ваша первое скрытное убийство. Совершайте убийства, скрываясь от глаз жертвы, чтобы получить награду. Скрытных убийств 1/100.

Приятной игры».

Тим даже проверил, помахав руками перед собой, но в воздухе ничего не было, надпись оказалась не осязаема.

Целился новоиспечённый охотник в центр тушки, а угодил точно в голову. Тело птички несколько раз дернуло крыльями и упало в траву. Продираясь сквозь малинник, парень выскочил на проплешину и быстро нашел подстреленную добычу. Вернувшись к Лие, он с гордым видом показал трофей.

– Ну, теперь ты настоящий охотник, – рассмеялась та.

– Лук жалко, – вздохнул он и отбросил обломки. Снятую тетиву сунул за пазуху.

– Ничего, до Усть-укара недалеко осталось. Через пару часов выйдем к реке, поужинаем и заночуем, а завтра к вечеру уже будем там. Пойдем?

– Пойдем, – согласился Тим, подхватив девушку под руку.

Идти без лука стало еще сложнее.

К неширокой протоке реки вышли в легких сумерках.

Пока Лия сидя у воды разделывала тушку, Тим насобирал дров, сложил их в круг, очерченный крупными камнями, и хотел было разжечь огонь, но, как это сделать, не придумал. На выручку вновь пришла Лия. Пару раз ловко ударив странным камнем по мечу, она высекла сноп искр. Из хвои и пучка сухой травы пошел легкий дымок, а вскоре они уже глотали слюну, глядя на тушку птицы, насаженную на палку над огнем.

– Лия, а что ваша магия не работает без Яров?

– Магия?

– Ну ты говорила, что умеешь лечить.

– А, вот ты про что. Чтобы лечить, мне нужен камень с энергией. Бабушка говорила, что они разные бывают. Яр – желтый. Он иногда встречается в наших землях, но он самый слабый. Хотя многое зависит от размера. Она свой яр нашла на побережье, и сама сделала амулет.

– И что, с таким камнем каждый может лечить?

– Нет, конечно, нужно чтобы Даар был к тебе расположен, и знания тоже нужны.

– Знания – это понятно, а Даар это кто?

– Даар, – заговорщицки зашептала Лия, – это хранитель нашего мира. Вот если он будет тебе благоволить, то у тебя получится все, что захочешь. А если нет, то никакие накопители не помогут. Даже Стонг.

Тим понял, что Даар – это что-то неосязаемое, даже скорее мифическое.

– А Стонг это что? – устало спросил он, впиваясь зубами в свою половинку дымящейся тушки.

Лия какое-то время молчала, утоляя голод, но потом все же ответила:

– Стонг – это самый сильный камень, а Ред – средний.

– И где водится этот Ред?

– Говорят, что среди Темных, внутри мутантов, на побережье. Только давно никто такого камня не видел у нас.

– А Стонг? – спросил Тим поднимаясь.

– Стонг самый сильный, он черный и всего один… у вожака кайрийцев. А ты куда?

– Пойду руки в реке помою.

– Нельзя, темно уже, – Лия зевнула, – вытри о траву, и пойдем спать.

– Ну и что, что темно? – обтерев руки, спросил Тим и сел рядом с девушкой.

– Ночью у реки всякое бывает, утащат тебя, как я одна дойду? – улыбнувшись сказала Лия и, прижавшись к парню, закрыла глаза.

Глава 3

Тим сидел и устало смотрел в ночное небо. Несколько раз он уже вставал, чтобы подбросить дрова в костер, а Лия спала, прислонившись к дереву. Небо было ясным, и звезды образовывали какие-то созвездия, но ни одно не было знакомым. Все эти Яры, Стонги, Даар.. Тим не мог вспомнить все это. Да что там вспомнить, он впервые все это слышал. Зато вспомнил, как когда-то так же сидел возле костра и любовался звездами. Другими звездами. Вспомнил, как где-то моют самородки драгоценных металлов и решил, что надо будет попробовать…

За этими мыслями и сам не заметил, как усталость взяла над ним верх.

Сон был странным. Несколько человек в масках и белых халатах чем-то больно тыкали в его тело и кричали друг на друга. Он попробовал возмутиться, что-то сказать, но ничего не получалось. Из последних сил дернулся, чем привлек-таки к себе внимание. Один из халатов наклонился над пациентом, направил яркий прожектор прямо в глаза.

Тим проснулся. Солнце уже поднялось над верхушками сосен. Костер давно прогорел, и Лия ежилась во сне от утренней прохлады. Подбросив новую охапку толстых веток в огонь, парень пошел к реке. Уже светло, а значит, и бояться нечего. На небольшом участке берега, где густая растительность отступала от кромки воды, образуя песчаный пляж, камней было немного. Быстро осмотревшись, Тим не нашел ни одного жёлтого. Стянув с себя рубаху, нагреб в нее гору песка и опустил в воду. Песчинки легко вымылись сквозь крупную вязку, а внутри остались лишь камни. Но опять ни одного желтого. Раз за разом повторяя эту операцию, он уже проклинал себя за глупую затею. Замёрз так, что зубы стучали друг о друга.

«И где я мог такое видеть, никак во сне пришла такая дурацкая идея, не иначе», – подумал парень, собираясь заканчивать с бесполезным делом, как вдруг что-то неярко блеснуло, между камнями очередной порции вываленной на песок из растянувшейся рубахи.

«+3 к удаче.

Вы нашли энергетический камень древних рас. Поздравляем!»

Не обращая внимания на возникшую надпись, дрожащими руками схватил камень размером с перепелиное яйцо и побежал к костру.

– Что это? – спросила Лия, глядя на ярко желтый кругляш в своей ладони.

– Ты мне скажи. Я думал это Яр.

– Да Яр это, Яр, но откуда?

– На берегу нашёл.

– Но как? Наши поисковые группы давно все берега обшарили, если и остались камни, то только на кайрийских землях. Такой крупный мы точно бы не пропустили.

– Даар помог, – пошутил Тим, но девушка, кажется, шутку не оценила и смотрела на него округлившимся глазом. Даже показалось, что второй приоткрылся.

– Ну чего сидишь, давай колдуй.

– Что давать?

– Лечи скорей свою ногу и пойдем, а то есть хочется.

Тим уже который раз поймал себя на мысли, что некоторые слова из его речи Лия не понимает.

Тем временем девушка сняла тугие повязки и, зажав камень в одной руке, второй стала водить над покалеченной ногой. Она-то сжимала ладонь, то разжимала, рисовала в воздухе какие-то символы и вначале ничего не происходило. Тим даже расстроиться успел. Подумал, что все это бред и не надо было снимать повязку. А ну как совсем идти потом не сможет. Но вдруг, опухоль стала спадать, уменьшаясь буквально на глазах, и вскоре бесследно прошла.

Над головой девушки всплыла надпись: «+1 к внутренней энергии» и тут же пропала

– Офигеть, – выдохнул ошарашенный Тим.

– Что?

– Здорово, говорю, получилось. А можешь и мне так? – спросил он, поморщившись от прикосновения к шишке на затылке.

– Могу, но не сейчас. Яр должен зарядиться. Он хоть и большой, но остались крохи. На то, чтобы срастить кость, уходит много энергии, гораздо больше, чем на заживление мягких тканей. Вот и израсходовался почти весь запас. А у тебя с головой, похоже, большие проблемы. К вечеру Яр должен наполниться, тогда и попробуем, – показала она блеклый, посеревший камень.

Если бы Тим встретил его раньше в таком виде, то и не догадался, что это магический предмет. Камень как камень. Да на берегу теперь сотни таких.

Обижаться на подкол девушки он не стал. Просто устало махнул вперед рукой:

– Пошли уже.

– Подожди.

Лия взяла самую длинную повязку из тех, что не так давно перетягивали ее ногу, и вложила в нее камень. Обвязала его с двух сторон так, чтоб не выпал, а полученную конструкцию использовала вместо пояса.

Мешком висящее до этого платье преобразилось, получив дополнительный аксессуар, и Тим даже засмотрелся на изящные изгибы.

– Вот теперь пошли, пока ты еще и с глазами травму не заработал, – хохотнула она и уверенной походкой зашагала вперед.

Идти стало значительно легче. Девушка теперь не прыгала, а быстро шла, или медленно бежала. Тим не мог приноровиться к ее скорости движения. Если начинал бежать, то быстро выдыхался, а если пробовал идти, то отставал. К полудню такой способ ходьбы дал результат, и они вышли к стене из высоких хорошо подогнанных бревен. В распахнутых настежь воротах их встретили два хмурых воина в кожаных доспехах. Опершись на копья, без особого энтузиазма расспросили, что случилось, и, получив короткий ответ, впустили внутрь. Тим обернулся на скрип и увидел, что ворота начали закрывать.

«Значит, не пропустили рассказ мимо ушей и прониклись».

Усть-Укар походил на большую деревню. Возле приземистых изб женщины стирали белье в деревянных корытах, бегали чумазые дети. Тут же, по растоптанным босыми ногами и копытами животных дорожкам, ходили куры, слышалось блеяние мелкой живности и хрюканье свиней. В общем, жизнь шла своим чередом.

Тетка, как и все встреченные до этого селянки, оказалась дородной бабой. Подбоченившись она с порога спросила:

– Чего надо?

– Деревню нашу, тетушка, кайрийцы пожгли да пограбили. Нам бы переждать маленько, раны залечить, а после мы уйдем, – виновато ответила Лия.

– Лекарки у нас нет. Уж почитай второе лето без нее живём.

– Да на нас быстро все заживает, не волнуйтесь, – Тиму эта тетка сходу не понравилась, но делать было нечего. Других мест, даже чтобы переночевать, не предвиделось.

– Ладно, Лия, ты иди в дом, поможешь мне по хозяйству. А ты, парень, ступай в мальчишечью избу. Там тебе покажут. Вечером муж с охоты вернётся, решит, что с тобой делать.

Лия подскочила к Тиму и, поцеловав в щеку, прошептала:

– Приходи вечером на ужин. Все хорошо будет. Заодно и подлечим тебя.

– Да поживее там, – проворчала тетка, развернувшись и направляя свое крупное тело в дом, – устроили тут.

Она сплюнула, после чего окончательно скрылась в проёме.

Мальчишечья изба, как ее назвала тетка Лии, располагалась недалеко от ворот. Длинное одноэтажное строение с единственной дверью, казалось, было пустым. Заглянув внутрь, Тим никого не разглядел в темноте помещения, а потому вышел и сел на лавку возле двери. Стал ждать.

Вскоре к нему подошёл бородатый дед и, присев рядом, спросил:

– Давно ждешь?

– Не очень, – ответил Тим, переложив меч на другую сторону лавки.

– О-о-о, да ты никак при оружии. Ну, молодец. А где взял?

– От отца досталось. Убили его, а я вот выжил, – нахмурился парень, ожидая неприятности.

– Бывает, – сказал старик, – а чего в избу не заходишь?

– Нет там никого, хозяев жду.

– Пошли давай. Турох долго еще не объявится, а, значит, судьбу твою завтра решать будет. Заходи. – Старик поднялся и шаркающей походкой вошёл в дом, низко пригнувшись в дверном проёме.

– Располагайся, – махнул дед в непонятном направлении и вышел.

Через маленькое окно в стене проникал скудный луч света, но даже его хватало, чтобы разглядеть убранство. Вдоль стен стояли лавки. Посредине из крупных камней сложена небольшая печь, которая явно топилась по-черному.

Тим сунул постоянно мешающийся клинок между лавкой и стеной, лег рядом и, закрыв глаза, подумал, что позже надо соорудить какие-нибудь ножны или хотя бы пояс повязать. Надоело все время в руках эту железяку таскать. Сон накатил так же быстро, как и прежде.

Проснулся от скрипа ворот и громких криков, доносившихся с улицы. Подскочив, Тим бросился к двери. Окно под потолком еще светилось, но внутри помещения было темно. Поспешив за дверь, он попытался сориентироваться.

В распахнутые ворота вошла группа охотников. Четверо тащили волокуши с окровавленным телом какого-то мужика, остальные несли оружие и убитого медведя. Раненого мужчину протащили прямиком в сторону избы, где осталась Лия, и Тим побежал следом.

Слетев с крыльца, тетка припала к умирающему мужчине и запричитала, обливаясь слезами. Лия что-то прошептала ей на ухо, и та, резко перестав плакать, внимательно посмотрела на нее. Было видно, что она что-то обдумывает, и, наконец-то, решившись, скомандовала мужчинам занести мужа в дом. Поколебавшись пару секунд, они исполнили поручение и удалились, а Тим зашёл вслед за Лией.

Мужчина лежал на крепком столе, стонал от боли тяжело дыша.

Взрезав одежду маленьким, но острым ножом девушка открыла доступ к израненному телу. Видимо медведь зацепил охотника лишь кончиками когтей, но раны получились очень глубокими. Выглядело так, будто мужчине пытались несколько раз вскрыть живот, и лишь чудом не выпустили внутренности наружу.

– Если что, держи меня, – серьезно сказала Лия. Камень уже был крепко зажат в ее руке, и она ловко начала плести магический узор второй рукой. Время шло, на лбу молодой лекарки выступил пот, раны охотника медленно начали стягиваться. Мужчина то и дело стонал. Девушка менялась на глазах. Кожа ее стала бледной, скорее даже серой. Когда края последней раны сомкнулись, девушка обессилено стала заваливаться. Тим едва успел подхватить, казалось, невесомое тело.

Абсолютно серый Яр с грохотом упал на пол и покатился.

Этот звук будто разбудил уставившуюся на них тетку, которая до этого стояла с открытым ртом и даже забыла, что надо моргать. Она подхватилась, быстро подобрала камень, вложила обратно в руку девушки, горестно запричитав:

– Ой, что ж делается-то. Неси ее сюда, на меха клади. Ой, доченька, спасительница моя.

Она что-то непрерывно бормотала, но Тим не обращал внимания. Он аккуратно уложил Лию на кровать, покрытую шкурами, и боялся даже дышать. Не открывая глаз, пересохшими губами девушка прошептала:

– Пить.

Тетка буквально через мгновение достала откуда-то кубок и приложила его к губам девушки. Чуть-чуть отпив, Лия отстранилась и уснула.

Глава 4

Когда на плечо легла пухлая рука женщины, Тимур вздрогнул.

– Ночь на дворе, шел бы ты спать. Вы теперь надолго у нас останетесь. Я для Лии все что надо сделаю, но нельзя тебе у нас ночевать. Люди судачить начнут, – виновато проговорила женщина.

Злобно скинув руку, Тим встал и глянул на растерявшуюся тетку:

«#1736279 (Тамана, Раса: Человек, Аура +32)»

– Тамана, клянусь Дааром, если она умрет, то и вы все…– не договорив, парень вышел на свежий воздух, хлопнув дверью.

Сердце бешено колотилось. Полная луна хорошо освещала окрестности. Мысленно Тим проклинал себя за то, что пришли в эту деревню, ругал идиотов охотников, быстро меняющую свое отношение к людям тётку, да и Лию, которая знала, чем все обернется, но все равно полезла лечить умирающего.

С такими тяжелыми мыслями он зашел в мальчишескую избу и замер.

– Оооо, смотрите, кто пришел. Наш нищий мечник, – раздался насмешливый голос.

Посреди комнаты, сразу перед печью, стоял высокий крепкий парень. Черты его лица особо было не разглядеть. В тусклом лунном свете, едва проникающем через оконце, угадывались скорее общие очертания фигуры. Он перекинул знакомый меч из руки в руку.

Нервы не выдержали. Слишком много накопилось за последнее время, и раз задиристый парень сам решил начать конфликт, то Тим решил не упорствовать. Рывком он оказался рядом с незнакомым парнем и с размаху врезал кулаком прямо туда, где предположительно должен был располагаться нос местного гопника. Что-то противно хрустнуло, враг, громко замычав, выронил меч и начал оседать. Держась руками за лицо, противник стал отползать.

Тим не стал зверствовать, просто подобрал меч, осмотрелся. Других желающих показать свою удаль не намечалось. Устало вздохнув, он лег на то место, где спал днём, прижал к себе холодный металл и уснул.

– Что, на войну собрался? – раздался старческий голос мгновение спустя. Тим открыл глаза и понял, что в комнате уже светло, из окна под потолком бил яркий солнечный луч.

– Вставай, вояка. Турох уже два часа парней мурыжит, скоро до смерти загонит, а это тебе популярности не добавляет.

– А я-то тут причем?

– Ну так все знают, что тебя он ждёт. Давай провожу, чо ли.

Дошли быстро. Сразу за забором, с противоположной стороны от ворот, расположилась ровная площадка, на которой 10 парней мутузили друг друга деревянными мечами. Вокруг них с суровым видом ходил и что-то подсказывал тот самый мужик, которого вчера лечила Лия.

– Ну что, наспался? – улыбаясь, воскликнул он, издали завидев приближающегося Тима. Старик похлопал парня по плечу и развернувшись зашагал обратно. Поздно спохватившись, парень развернулся, но разглядеть имя провожатого не успел.

– Что с Лией? – спросил Тим, подходя ближе.

– Не знаю, – честно ответил мужчина, – первый раз такое вижу. Обычно лекари тратят энергию камня и все. А она....

– Что она?

– А она, она как будто отдала свой внутренний запас, – Турох перешел на шепот, – я про такое слышал только от стариков. Говорят, что раньше появлялись в наших краях люди, которые могли и без камней лечить. А камни служили лишь для накопления энергии. Чтобы использовать, когда своей не хватает. Да много чего ещё говорят про древних, только вот сказки все это.

И уже громко, так чтоб все услышали, добавил:

– Ну что боец, давай посмотрим, на что ты годен. Только на вот, меч другой. Уж больно грозен ты с этой железякой. Смотри, как Заноза на тебя зыркает. Не ты ли ему нос сломал?

– Говорю же, я упал, – прогнусавил тот, кого мужчина назвал Занозой.

– Ну, уж если ты в полатях на ногах не стоишь, то страшно тебя на поле боя представить. Ну-ка поднимай свой меч и покажи Тиму, на что способны без пяти минут воины скарталлей. В круг, – скомандовал Турох и вокруг бойцов быстро образовался живой забор из других ребят.

Заноза тут же бросился на противника. Воздух рассек стремительный мах меча. Тим еле успел подставить свое оружие. Глухой удар. Руку мгновенно отсушило, пришлось перехватить деревянный меч в другую. Но Заноза уже снова атаковал. Сделал ложный замах, отвлекая все внимание Тима на летящий с приличной скоростью деревянный меч, и неожиданным пинком в грудь отправил его в короткий стремительный полет. Приземлившись, Тим больно клацнул зубами, но тут же вскочил и, яростно зарычав, бросился вперед.

Раз за разом Тим вставал, но через несколько минут скоротечного боя снова оказывался на земле. Лишь единожды он сумел подловить проворного Занозу, со всей силы ударив ему по голени. Но даже хромающий теперь противник уверенно одерживал верх.

Пришла Тамана. Понаблюдав минуту за поединком, что-то шепнула мужу и удалилась обратно.

– Хватит, – скомандовал Турох, когда измотанный Тим в очередной раз поднялся, сплевывая кровь из рассечённой губы.

– Я думаю, он понял, что ты, Заноза, тоже можешь за себя постоять, а не только языком чесать горазд. Занимайтесь. А ты, Тим, пошли в дом. Лия там в себя пришла, тебя спрашивает.

Весь день Тим провел с другими подростками. Лишь утром на несколько минут заглянул к Лии, но, когда пришел, девушка уже снова спала. Щечки ее приобрели естественный оттенок, дыхание стало глубоким и ровным. Девушка явно шла на поправку и довольно быстро. Постояв пару минут рядом, он кивнул Тамане и вышел.

Дел у будущих воинов скарталлей оказалось немало. Все утро посвятили тренировкам. Многие моменты Тим не понимал, а потому часто только смотрел на то, что делают другие, и лишь иногда повторял.

А вот когда дело дошло до стрельбы на небольшую дистанцию, он всех удивил.

Выйдя на рубеж, Тим крепко сжал рукоять учебного лука, проверил натяжение тетивы. От легкого усилия лук сильно согнулся.

– Ну, силач, – заржал Заноза, – лук тоже, небось, впервые видишь?

– Успокойся, пока он тебе снова нос не расквасил, – проговорил другой парень, которого, кажется, звали Бурый. Он для своих лет был огромен, от чего походил на медведя, оправдывая свое имя.

Стрелы других летели в разные стороны, но в мишень попадали редко. Тим уложил ровную, сбалансированную стрелу на пару пальцев левее от центра мишени. И повторил это действие еще четыре раза. Не очень точно, но и не в молоко. Все ошарашено уставились на него, после чего стали с удвоенным энтузиазмом стрелять по соломенным целям. Всюду сопровождающий их хромой и одноглазый мужчина с надписью #1773622 лишь усмехнулся. Пояснений над ним не было, но Тим и не присматривался. Еще утром Турох сказал, что нечего ему делать со всеми. Ребята далеко продвинулись в умении владения мечом и уже осенью пройдут обряд становления мужчины. Догонять их по мастерству Тиму придется долго. Сам дядька чувствовал долг перед Лией и был благодарен парню за то, что он ее привел, поэтому пообещал сам поучить его навыкам боя на мечах, но сильно не обнадеживал.

После обеда без пяти минут воины дружно натаскали дров для всего поселения, водой из реки напоили скот. Бегать босыми ногами было не всегда приятно, но и особого дискомфорта не чувствовалось. Буквально за пару часов до заката Турох позвал Тима к себе в дом.

Поужинали кашей и варёным мясом. Это оказалось гораздо вкуснее, чем обеденная бурда из общего котла.

Тетка Тамана вынесла стопку чистой одежды и котомку, напомнившую Тимуру вещмешок из прошлой жизни.

– Примерь, – сказала она, – пусть одежда и не новая, но тебе должно быть в пору.

Удалившись в комнату, где спала Лия, Тим стал переодеваться. Две пары чистых штанов и рубаха оказались как раз. Было еще две точно такие же, их мерить не стал. Мягкие сапоги чуть великоваты, но носить можно.

От всего сердца поблагодарив хозяев, Тим вышел за дверь. Следом появился и Турох.

– Ну что, готов повоевать?

– Повоевать? – Удивленно переспросил парень, оборачиваясь, и едва успел подхватить брошенный ему деревянный меч. Только сейчас он понял, что оружие тяжеловато, чтобы оказаться полностью деревянным. Значит, в нем есть что-то металлическое. Но додумать не успел, пришлось вертеться, уклоняясь или отбивая множество ударов и выпадов. Всякий раз, когда наставник одерживал победу, он пояснял, каким приемом этого добился, рассказывал, как можно было выйти из этой, казалось бы, безвыходной, ситуации, как защититься. Некоторые приемы были Тиму уже знакомы по встрече с Занозой, но далеко не все. Так рубились до самой темноты. Перед тем как распрощаться, Тим заметил, что Турох даже не запыхался, а вот с него самого пот лил ручьем.

Идти на речку не рискнул. Решил отложить это до утра.

Практически в бессознательном состоянии он добрел до, теперь уже можно сказать, своей скамьи и, уместившись на ней, уснул, не обращая внимания на появившийся текст:

«+3 к силе;

+3 к выносливости;

+3 к ловкости;

+1 к меткости.

Получено негативное воздействие – усталость. Все ваши характеристики временно снижены на 80%.»

Во сне он снова бился на мечах, потом шёл с группой охотников через лес, впереди был Тук. Они вышли на поляну, и тут со стороны кустов вылетел рой стрел, кучно накрыв впереди идущего. Тим подхватил заваливающегося мужчину под руку, стараясь плавно уложить на землю. Заглянул в лицо – это оказался его товарищ, боец с позывным Медведь. Вокруг свистели пули. Крепко сжав автомат, Тим закричал, отстреливаясь от набегающих со всех сторон врагов. Но Медведь крепко ухватил его за плечо и закричал:

– Тимууур, ложись!

Дернул, повалил на землю. Что-то больно обожгло спину и грудь. Но медведь так и продолжал трясти.

– Тииим, Тим, проснись!

Он открыл глаза. С трудом сфокусировался. Согнувшись над ним, стоял Бурый и продолжал трясти за плечо.

– Ты? Ты чего? – спросил Тим, понимая, что это был всего лишь сон. Но он все вспомнил. Вспомнил свое детство, учебу в институте, и как их салаг прямиком из учебки отправили умирать.

– Ты кричал, Тим. Я думаю, вся округа слышала. Тебе снились кайрийцы? – прошептал обеспокоенный Бурый.

– Можно и так сказать. Спасибо, что разбудил, – не стал откровенничать Тимур. Или теперь уже Тим? Тимур Кунавин остался там, ну или умер, а он теперь тут. И зовут его Тим.

Глава 5

Спать расхотелось совершенно.

Молодой организм словно накачали силой, хотя перед сном он едва ноги мог переставлять. Покинув душное помещение, Тимур дошел до распахнутых входных ворот. Стражники бессовестно дрыхли, усевшись на бочки. Тихонько проскользнув между ними, парень рысцой направился к реке.

Холодная вода окончательно взбодрила и, выскочив на песчаный берег, Тимур стал растирать покрывшееся мурашками тело. Натянул одежду. Сделав пару махов руками, присел, подпрыгнул и побежал.

Сперва легко, просто чтобы согреться, а после уже в полную силу. Он чувствовал, как тело меняется. Каждое очко силы, ловкости, которым его награждает непонятно кто, изменяет организм. Кажется, даже мышцы со вчерашнего дня слегка подросли. Добежав до развилки, развернулся и с удвоенной силой ринулся назад. Вернувшись к реке, рухнул на песок, тяжело дыша. Он был бы рад немного пройтись и восстановить дыхание, как учили его в той жизни, но сил не осталось. Намеренно измотав организм, он ждал награду, но ничего не происходило. Прошла минута, две… Где-то пели птицы, шумел лес, высоко в голубом светлеющем небе плыли пушистые облака. Награды не было. Ждать дольше показалось бессмысленным, и Тим, легко поднявшись, вернулся в деревню.

Еще от ворот он заметил Туроха, стоявшего на крыльце своей избы. Хмурые стражники пропустили Тима, не обронив ни слова, демонстративно уставившись в разные стороны, не глядя на него.

– Чего это они? – спросил Тимур, подойдя к дядьке.

– А вот скажи-ка мне, мил человек, как ты утром мимо стражи прошел? – вопросом на вопрос ответил Турох.

– Так это, – не нашелся, что сходу ответить Тимур, – У них надо спросить.

– Вот я и спросил, – усмехнулся мужчина, но улыбка тут же пропала.

– Потому и косятся на тебя, что нагоняи получать никто не любит. Это ж надо, что удумали, на посту спать. Ох, я им и устрою, чтоб сами запомнили, и другим неповадно было.

При этих словах мужчина потряс тяжёлым кулаком так, что даже Тим поежился.

– Расслабились мы тут все. Редко кайрийцы настоящие набеги устраивают в последнее время. Все мелкими шайками на незащищённые деревни нападать стали. Чует мое сердце – готовятся они к большому походу на наши земли.

– Думаешь скоро? – заинтересованно спросил Тим.

– А кто ж их разберет. Вот поедем на ярмарку к шинитам, там и поспрошаем. Может, даже у самих кайрийцев и спросим, – дядька снова хохотнул. Похоже, настроение у него было хорошим, поэтому Тим решил получить как можно больше информации.

– А что к шинитам и кайрийцев пускают?

– К ним всех пускают. Кайрийцы слабы, чтоб на шинитов нападать. А у тех своих забот хватает. Каждый год почитай к ним орда тварей с пустыни прёт, вот и не до нас им. Ты бы видел эти сражения, – кажется, Тим наткнулся на любимую тему Туроха.

– Я по молодости год у них наемником был. Столько всего навидался, а мечники у них какие славные. Да один шинитский мечник с пограничья трех наших стоит. Хотя в основном среди рекрутов, конечно, копейщики. Ох, и повоевали мы тогда, – мужчина закатил глаза, наверное, вспоминая минувшие сражения.

– А на ярмарку мы зачем?

– Как зачем? – удивился Турох, возвращаясь из грез на грешную землю.

– Ты у нас шахты видел, где руду добывают?

– Нет, – честно ответил Тим. Уточнять, что он только лес да погоревшую родную деревню видел кроме Усть-Укара, парень не стал.

– Воот, а все потому, что нет на наших землях руды. Леса есть, поля с зерном есть, река и та есть. Руды нет. Вот и едем к шинитам менять то, что есть на то, чего нет. У них пески да камень в основном, а не земля. Зерна мало, скотины почти не держат. Дичь и то только в ближайшей к нам местности. Вот и повезём мясо, шкуры да зерно. Раньше еще Яры возили, да все вывезли. Сами теперь не в каждом поселении имеем.

– А лук нормальный там можно купить?

– Купить то можно все, были бы коронки. А чем тебе наши луки не угодили?

– Да мне бы свой, личный.

– Так сделай. Я слышал, что охотники сами себе луки мастерят.

– Ну, так я же не прошел еще обряд становления, не учил меня отец луки делать, – нашел как выкрутиться Тим.

– Впервые о таком слышу. Да и возрастом ты уже взрослый муж. Хотя, вы пришлые, кто разберет, как у вас там на севере заведено. Ладно, возьмешь пока из учебных, я распоряжусь, чтоб тебе выдали. А потом… сам купишь. Ты, говорят, стрелять мастак, вот и настреляй мелкой дичи. Недели три есть еще, успеешь несколько шкурок набить, если повезет. Глядишь на ярмарке и выменяешь на что. Ох, совсем забыл, – всплеснул руками Турох.

– Лийка там в себя пришла, тебя дожидается. Беги скорей, а то Тамана узнает, что мы тут лясы точим, опять меня пилить начнет. А я вон схожу этим разгильдяям овса задам.

Дядька направился к часовым у ворот, а Тим со всех ног бросился в дом. Распахнул дверь, перескочил через порог и замер. За столом сидела Лия. Она указала на тарелку напротив:

– Садись, поешь.

Лицо девушки сильно преобразилось с их последней встречи. Синяки бесследно исчезли, носик стал тонким и изящным, а из-под длинных ресниц на Тима уставились два сияющих блюдца глаз. Девушка улыбалась, глядя на то, как он ест, тоже не отрывая от нее взгляда.

– Тим, мне столько нужно тебе рассказать. Ты даже не представляешь. Ты сейчас покушай, а потом мы пойдем прогуляемся. Со мной столько всего произошло… Ты вообще слушаешь? – девушка помахала перед ним рукой.

– Слушаю, конечно, да я и сам вижу, что ты изменилась.

– Правда видишь? – Удивилась Лия. Она даже подалась вперед, радостно хлопая ресницами.

– Твое лицо. Ты без синяков. А кожа снова стала нормальной. Лия, ты совсем здорова, – радостно воскликнул парень. Ее улыбка, смеющиеся глаза заражали хорошим настроением. Не хотелось думать ни о чем, просто быть рядом и радоваться жизни.

– Да я не об этом, – разочарованно протянула девушка, – доедай, после поговорим.

Лия встала из-за стола и вышла на улицу. Тимур быстро дожевал остатки пищи, поблагодарил хозяйку и выскочил следом.

Девушка сидела на скамье возле двери и как только Тим сел с ней рядом, негромко заговорила:

– Ты не Тим. Он был другим. Такой же красивый, но робкий и замкнутый. Он часто боялся и никогда не улыбался. А ты смеешься. Ты смотришь по-другому. Ты сражаешься, даже когда упал. В общем, ты другой. Да и я теперь другая.

Дальше сидели молча. Тим не знал, как заговорить. С чего начать, что сказать. Он ведь и сам не знает, почему очутился тут. Не до конца понимает, что с ним случилось там. Что вообще произошло, и где сейчас настоящий Тим, тоже не понятно. Да и что это за Айтана такая? Рай? Не так он себе представлял рай, но и на ад это место редко походило. Что-то не состыковывалось в происходящем. Реинкарнация? Новая жизнь? Почему тогда не с рождения? Ответов не было, одни вопросы. Он молчал.

– После встречи с тобой я поняла, что что-то во мне изменилось. А когда впервые применила твой камень, все пошло совсем не так как раньше. Я почувствовала пустоту. Словно чего-то нужного вдруг не стало. А потом эта пустота заполнилась. Энергией заполнилась, понимаешь. Раньше я только пропускала сквозь себя энергию камня, а теперь энергия во мне. Ее оказалось немного, меньше чем в твоём Яре, но это большой камень. И когда лечила Туроха, я эту энергию тоже использовала. Все использовала, что могла. Я ведь не знала, сколько можно брать. А когда очнулась, поняла, что пустота увеличилась. Тим, понимаешь? Да, она все еще до конца не заполнилась, а уже, наверно, столько же энергии, сколько в твоем Яре. Тим, я боюсь. Вдруг это не навсегда.

– Не бойся. Как ты там говорила, все будет хорошо, – проговорил Тим, пытаясь успокоить девушку и понять, о чем она говорит.

– Меня сегодня в дом знахарки переселяют. Я теперь лечить могу. Камень уже наполнился, – как-то отрешённо сказала Лия.

– Вот и хорошо. Только свои силы больше не трать. Лечи энергией камня.

– Мои? Но так не бывает Тим, – снова вскинулась она, – только в преданиях о древних такое было, но это сказки.

– Вот и не рассказывай никому. Рубаха моя старая где, не знаешь? – Тимур понял, что ему нужны еще такие камни. И очень много.

– Знаю, в тряпки бросили. Вдруг куда-нибудь сгодится еще.

– С собой ее забери. Я вечером зайду за ней.

Он встал и не оборачиваясь пошёл на стрельбище выбирать лук. Голова кипела от мыслей, и хотелось отвлечься. Заняться чем-то физически-полезным, а кроме как охотится, Тим в этом мире больше ничего не умел.

Девушка так и осталась сидеть, провожая его недоуменным взглядом.

Даже самый лучший лук из учебных, намного уступал тому, что Тим встретил первым. Но выбирать особо было не из чего, пришлось использовать то, что есть. Пристальный взгляд не давал информации об изделии, видимо вовсе не считая его оружием, и полагаться пришлось на ощущения. Покинуть поселение Тиму никто не мешал, и второй раз за день он легким бегом направился в лес.

Переместившись по тропе на приличное расстояние, пригнулся и крадучись стал прислушиваться. Судя по следам, живности вокруг было немного. Оно и понятно, большое поселение перебило все, до чего могло дотянуться. Теперь охотникам приходилось ходить далеко и надолго. Через несколько часов блужданий по лесу краем глаза Тим засек какое-то движение и затаился. Что-то мелькнуло в траве между деревьями, он вскинул лук и выстрелил, едва успев прицелиться туда, где, по его мнению, в следующий момент должен был оказаться зверек.

«Победа! Поздравляем, вы совершили скрытное убийство.

+2 к ловкости;

+1 к меткости;

+1 к удаче.

Это ваше второе скрытное убиство. Совершайте скрытные победы, чтобы получить награду. Скрытных убийств 2/100».

Соболиная тушка была небольшой. Но главное, что Тим понял – зверье есть. Нужно только уметь охотится. А он, судя по всему, это умел.

Приятным бонусом оказались добавки к его характеристикам. Пусть и не ощутил в себе никаких изменений, но по прошлому опыту знал, что эти неосязаемые плюсики делают его более приспособленным к реалиям местной жизни. Если впереди ждет большая война с кайрийцами, то Тим должен быть готов к ней. И он приложит все усилия, чтобы в этот раз выжить.

Глава 6

Десятый вечер подряд Турох обучал Тима владению холодным оружием. Утром парень уходил из селения, а вечером тратил все оставшиеся силы на сражения с опытным воином, впитывая науку как губка.

– Невероятно, Тим, – тяжело дыша, воскликнул дядька, помогая парню подняться. Последний поединок длился почти двадцать минут, и лишь применив неиспользуемый до этого прием, Турох сумел одолеть противника.

– Я еще никогда не видел, чтоб человек так легко и быстро перенимал науку боя. Готов даже предположить, что ты врал нам, намеренно прикидываясь слабаком, да только вижу, что приемы-то все наши, которые я тебе показал. Неужто ты все запоминаешь на раз? – удивлялся он.

– А чем это ты меня так приложил? Как? – спросил Тим, потирая ушибленную шею.

– Да я уже и не знаю, чем тебя побеждать. Ты гляди, какой резвый стал. Прием это один хитрый, я его у шинитов перенял. Вот смотри…

И Турох в привычной своей манере объяснил, что к чему. Тимур не стал рассказывать, что каждое утро на берегу реки сотни раз повторяет изученные вечером упражнения. Лишь когда солнце поднимается высоко в зенит, а пот заливает глаза, он ныряет в реку и искупавшись идет на охоту. В сундуке у Лии уже лежало пять хорошо выделанных соболиных шкурок. Еще две пришлось отдать одному из жителей, за саму выделку. Тим не знал тонкости обработки меха, но результатом был доволен.

– Последний раз мы с тобой вот так воюем, – проговорил Турох. – Завтра с мужиками на охоту пойду. Часть с вами тут останется деревню охранять. Далеко пойдем, надолго. А как вернемся, к шинитам поедем на ярмарку. Ты уж не серчай, что мог, я тебе рассказал. Дальше уже сам. Ты ловкий, многое запомнил. Теперь только тренировки, чтоб само собой получалось все.

– Спасибо, дядька, – Тим стиснул протянутое ему предплечье, как это было заведено у скарталлей.

Вернувшись в мальчишечью избу, с удовольствием упал на скамью. Ночь наградила за очередной трудный день еще парой очков к ловкости, силе и сном без сновидений. Тимур заметил, что поначалу так легко начисляемые очки, стали появляться реже, и не в том количестве как раньше. Хотя и без того он чувствовал себя прекрасно. Тело окрепло за десять дней так, что его трудно было узнать. Хорошо хоть рубашка скрывала основную часть изменений, а потому кроме Туроха никто ничего не заметил. Дядька же, не стал акцентировать внимания на метаморфозах парня. Он был рад, что в селе появится еще один сильный боец и не задавал лишних вопросов.

А вот во взаимоотношениях с Лией ситуация была куда хуже. При вечерних встречах перед тренировками, она слушала внимательно, в основном молчала. Говорила теперь только по делу и, не глядя в глаза. Каждый вечер Тим приходил к ней на ужин, но разговоры не клеились.

Однажды на охоте, ему посчастливилось подстрелить и загнать кабана. Девушка обрадовалась принесенному трофею, но и тут особо на контакт не пошла. Зато вечером ели сытный суп на мясном бульоне с какой-то зеленью и кореньями. Тим был счастлив. Нет, голодать не голодали, Лия то и дело кого-то лечила, за что ей приносили зерно и крупы. Но мясо во всем поселении было дефицитом. Мужское население составляли в основном воины, не сильно сведущие в охотничьем промысле, домашний скот берегли. Пара местных охотников была не в состоянии покрыть все потребности в мясе. Так что половина упитанного кабана, отданная на еду в общий котел молодняка, была встречена радушно. Парням редко доставалось мясо, а Тим по себе знал каково это. Бегая по лесам, он практически постоянно испытывал голод. Хотя, может быть, виной всему были быстро растущие, сухие жгуты мышц.

Через пару дней Лия принесла ему довольно увесистый мешочек, набитый доверху короткими и тонкими полосками вяленого мяса, закрученными спиралью. На память сразу пришли макаронные изделия из прошлой жизни. Тим даже подумал, что неплохо было бы и тут попробовать их воссоздать, только вот не представлял технологию изготовления. Да и вообще, он понял, что критически мало знаний и умений прошлой жизни может тут применить. Некоторые идеи, подсказываемые памятью, ему самому казались абсурдными, а некоторые вызывали улыбку у окружающих. Так было и с карманами, которые он попросил у Лии пришить ему прямо на куртку.

Проснувшись еще до зори, Тим выгреб из мешка две горсти мясных спиралек, уже привычным движением рассовал их по карманам. Остальное сунул обратно в котомку и, вспомнив о своих планах на сегодняшний день, закинув ее на плечо, вышел на улицу.

В центре селения собирались мужики. Кто с луками, кто с мечами, некоторые были даже с деревянными треногами вроде вил. Такого столпотворения Тим не видел тут, пожалуй, никогда. Со стороны больше походило, что они собирались на войну, никак не меньше. Хотя если вспомнить, как погиб отец Тима, такой подход был оправдан. Парень не стал дожидаться, когда крики мужиков перебудят всю деревню и тихо выскользнул за ворота.

Тренировка у реки была в самом разгаре, когда по дороге, пыля сапогами, прошла галдящая толпа мужчин. Раздетый по пояс юноша, одиноко размахивающий настоящим металлическим клинком и то и дело разящий невидимые цели, вызвал всеобщее удивление. Когда Тим заметил эту кавалькаду, останавливать тренировку было уже глупо, а потому он продолжил. И даже когда те прошли мимо и скрылись в дали за стволами деревьев, тоже не остановился. Охотиться сегодня не получится. Даже если вдруг какой зверек забрел утром в эти края, то после такого шума он уже несется со всех ног в неизвестном направлении.

Закончив последнюю связку выпадом шинитов, который изучил вчера, Тим сбросил штаны и с разбегу нырнул в реку. Сделал пару мощных гребков, в момент очутившись на середине русла и вдохнув полную грудь, расслабившись замер. Течение подхватило и понесло его вниз, равномерно покачивая. Спустя какое-то время Тим развернулся и, стараясь развить максимальную скорость, кролем поплыл назад. Несмотря на небольшую ширину, речка была достаточно глубокой, а течение небыстрое, но достаточное, чтобы ощущать дополнительное сопротивление. Добравшись, наконец, до песчаного берега, Тим отдышался, достал свою старую растянутую рубаху, нагреб в нее песка и опустил в воду…

– Да что же это такое, – Тим выругался. Он уже сотню раз повторил свой нехитрый алгоритм и не нашел ни одного камня. Берег напоминал собой место боевых действий. Тут и там виднелись воронки, словно от разорвавшихся снарядов. При последней попытке рубашка не выдержала и с треском порвалась. Мокрый, замерзший и злой Тим вышел на берег. Казалось, что никогда прежде он так не уставал. Сел на песок рядом со штанами, выгреб остатки сегодняшнего рациона вяленого мяса, забросил в рот и стал остервенело жевать, глядя на опускающееся за горизонт солнце.

Идти к Лие было уже поздно. Плохо, конечно, что он не предупредил ее, но уже совсем стемнело, девушка наверняка спит. Решил, что тоже отправится спать. Подходя к дверям длинного дома, услышал, как кто-то его позвал.

– Тиим, – прошептал взволнованный мальчишеский голос, и говоривший скрылся за бревенчатым углом.

«Что там еще стряслось», лениво шевельнулась мысль в голове, когда Тим шагнул за поворот.

В следующую секунду думать стало некогда. Прямо в лицо прилетел кулак. Не ожидавший такого поворота парень даже слегка опешил от обжигающей лицо боли, благодаря чему пропустил еще и пинок в живот, но сумел стерпеть сильную боль и, ухватив за ногу, со всей силы выкрутил ее, падая сверху. Что-то противно хрустнуло, и тишину спящего поселка прорезал душераздирающий крик.

Перекатом Тим ушёл от нового удара, который то ли услышал, то ли предугадал каким-то шестым чувством. Одним рывком подскочил и, встав в боевую стойку, которая сама собой всплыла в памяти из прошлой жизни, прислушался. Голова кружилась, к горлу подкатывала тошнота. Боковым зрением уловив движение, ударил наотмашь. Удар получился хлестким, под рукой что-то чавкнуло и хрустнуло. Кто-то ухнул, заскулил, и вскоре послышались убегающие шаги. Нападающих явно было больше одного, потому что со сломанной ногой так резво бегать не получится. Но вскоре все стихло.

Тим развернулся и, пошатываясь, медленно передвигая ноги, побрел к дому Лии.

Запнулся о стоящее у крыльца ведро, отшатнулся, наступив на хвост спящей рядом кошки. Та, истошно завопив, бросилась куда-то во тьму. Дверь со скрипом отворилась, и в проеме появилась голова Лии.

– Тим, это ты? – спросила она.

– Я, – ответил парень и рухнул, потеряв сознание.

Глава 7

Запах гари вырвал Тимура из тревожного сна. Мысли суматошно забегали в гудящей голове: «Неужели опять кайрийцы. Тихо как. Все снова повторяется. Что было перед тем, как я вырубился? Вроде кто-то напал. Я умер? Только бы не новый мир, только бы не новый мир».

Жмурясь от солнца, Тим открыл глаза. Мир был тот же что и вчера. Где-то у дымной печи возилась Лия. Девушка что-то варила в небольшом глиняном горшке.

Приподнявшись на одном локте, он понял, что ничего не болит, а еще, что под простыней абсолютно голый. Вещей нигде не было.

– Лия, – решившись, позвал он.

– Проснулся? Ну и горазд ты спать.

– Я это… что было-то?

– Опять ничего не помнишь? Заноза тебя с дружками вчера подкараулил. Хотел отомстить. Я ведь ему только на днях окончательно нос выправила. И все без толку, – сокрушенно покачала головой Лия.

– Почему?

– Ты опять ему физиономию разукрасил, да еще пуще прежнего. И ногу Хилому сломал. Они вроде как друзья. Я теперь тебя еще больше боюсь.

– Не бойся, я свой, – пробормотал Тим.

– Ты-то свой, а вот я сама не своя. Староста приходил, просил сынка своего подлечить, да как тебя увидел тут, бессознательного и в кровати моей, сразу ушел. А я не стала лечить. Сила Яра на тебя ушла, а свою тратить не захотела.

– Это правильно. Кто у нас сынок старосты?

– Как кто, Заноза. Ты разве не знал?

– Откуда мне.

– Ну, вы же в одном доме живете.

– А как я тут очутился, и где мои вещи?

– До дома моего ты сам добрел, а следом за тобой Бурый пришёл. Спросил, чем помочь. Вот вдвоем тебя и занесли, да раздели. Ох, и тяжелый ты стал, Тим.

Девушка замолчала, принесла горшочек, обхватив его полотенцем, и поставила перед ним. Взяв большую ложку Тимур жадно стал хлебать наваристый бульон, в котором плавали спиральки вяленого мяса. Немного подумав, словно не решаясь, девушка спросила:

– А как тебя на самом деле зовут?

Тим поперхнулся. Впервые за много дней он заглянул в глаза девушки. Он понял, что нет смысла дальше что-то скрывать. Эти глаза видели его насквозь.

– Тимур, – ответил он.

– Тим-ур, – повторила девушка, – это не наше имя. А как ты очутился в теле Тима?

– Не знаю. Меня словно закинули из другого мира. Там я, наверное, умирал. А тут умирал Тим. Вот нас и поменяло местами, я так думаю, хотя точно не знаю.

– Ты храбрый и сильный воин, Тим-ур. В вашем мире все такие?

– Не все, – на автомате ответил Тимур.

– Тьфу, то есть с чего ты взяла, что я сильный и храбрый?

– Я видела, как ты сражаешься с Турохом. Никто тут в поселке так не может. Поэтому дядька главный среди местных мечников. А вчера ты не побоялся и вышел против двоих. У вас там все такие?

– Почему ты спрашиваешь?

– Если Тим там, то ему, наверное, плохо, – проговорила девушка.

– Не переживай, максимум, что ему грозит, закроют в общей избе и посадят на казённые харчи, – проговорил Тимур, думая, что если Тим выживет, то его точно комиссуют как свихнувшегося.

– Куда посадят? – широко распахнув напуганные глаза и прикрыв рот ладонью, спросила Лия.

– Кормить будут из общего котла. А ты что его любишь? – почему-то приревновал Тимур.

– Понимаешь, у нас в деревне не было других ребят нашего возраста, поэтому ему бы пришлось жениться на мне. Он пришлый, поэтому не надо было искать ему жену из другого поселения. Он ведь тоже не ахти какой был. А я страшная, на меня вряд ли кто глаз положит. В общем, я думала, что он меня в жены возьмет, когда пройдет обряд. Надеялась я. А теперь вот, – девушка разрыдалась, усевшись на край кровати.

Тимур отставил горшок с остывающим бульоном на скамью и, натянув простынь почти до подбородка, обнял девушку со спины.

– Не плачь, я же теперь рядом. Чего это ради ты страшная?

– Да ты посмотри вокруг, – всхлипывала девушка, – все нормальные женщины как тетка моя, крупные, таз широкий, такие много нарожать могут. Да и прокормить. А я что, бабка всегда говорила, что не в коня овес.

– Дурочка, – рассмеялся Тимур и поцеловал ее в затылок.

Девушка подскочила. От слез уже остались только следы, и, вытерев их рукой, насупившись произнесла:

– Только после свадьбы!

– У вас прям свадьбы бывают? – спросил, не сумев удержаться чтобы не хохотнуть, глядя на взъерошенную, зарёванную, но гордо вскинувшую носик девушку.

– Бывают! Я вот однажды в Дарке была, так там…

Что там, девушке договорить не дали. В избу ввалился Бурый. Оценив обстановку пробасил.

– Тим, выйдем поговорить?

Тим чувствовал себя отлично. Ничего не болит, силы вновь переполняют, даже голова ныть перестала.

– От чего не выйти, одеться дай.

Бурый глянул на Тима, потом на Лию, густо покраснел и, быстро развернувшись, вышел.

Девушка бросила мешок с вещами в Тимура и пообещала:

– Прибью.

Спустив ноги с кровати, не вылезая из-под простыни, он натянул штаны. Затем, уже не стесняясь, одел рубаху и вышел.

– Тим, я это, – пробубнил здоровяк, – видел, что ты с Занозой и Хилым сделал. Ну, как видел, темно же было, а ты вон как уложил…

– Ну, и? – подбодрил здоровяка парень, не понимая, к чему он клонит.

– Ну, и как вы с Турхом бьетесь, видел, – Бурый опять засопел.

«Такое ощущение, что все видели», подумал Тим, а вслух произнес:

– Ну, и?

– Научи меня на мечах так же, а?

Не ожидавший такого поворота парень не смог удержаться, пару секунд покряхтел в кулак, пытаясь сдержаться, а потом в голос заржал. Вытирая слезы, выступившие в уголках глаз, он всё-таки решил объясниться. Не хватало ещё и Бурого заполучить в список врагов.

– Я меч двенадцать дней назад первый раз в руки взял. А ты говоришь учить.

– Тим, мне неважно, что о своем прошлом ты скрываешь. Я верю своим глазам и прошу – научи.

– Хорошо, – сказал Тим, рассудив, что на время отсутствия Туроха ему нужен партнёр для оттачивания умений, – вечером приходи, обсудим.

– А ты здесь теперь будешь жить? – кивнул головой Бурый в сторону дома Лии.

– Эээ, – парень задумался, – давай я сам тебя найду.

– Хорошо, – согласился Бурый и побежал к воротам. Тим посмотрел на небо. Солнце уже было достаточно высоко, а значит у молодняка тренировка. Решив оставить все разборки на вечер, Тим рассовал по карманам две горсти вяленого мяса, взял лук со стрелами и лёгким бегом отправился в лес.

Глава 8

Небо быстро затягивало тяжёлыми тучами. Казалось, только что приветливый солнечный лес вдруг стал хмурым и темным. Бежать в поселок теперь было поздно, вот-вот разразится нешуточная гроза.

Ветер с огромной силой гнул высокие сосны. Деревья жалобно скрипели, раскачиваясь словно мачты корабля, угодившего в шторм. Едва успев отскочить от падающей вниз тяжёлой обломившейся ветки, Тим юркнул под поваленный ствол огромного дерева. Выворотило этого исполина вместе с корнем, и теперь под нижней частью ствола зиял просвет. Вот туда-то Тим и закатился, накрыв лук своим телом. А дальше началось что-то совсем уж нереальное. Непрерывные раскаты грома закладывали уши, лес то и дело озарялся проблесками молний. Где-то вдалеке раздался хруст веток, которые ломались под тяжестью падающего дерева. Но тут же потонул в очередном раскате грома. Тим даже пожалел, что не поискал себе более серьезного укрытия, как вдруг ветер стих, природа замерла, и шелестящей волной округу накрыл плотный ливень.

Спустя пару десятков минут раскаты грома удалились, а потоки дождя прекратились так же резко как начались. Весь перепачканный и до нитки промокший Тим выбрался из своего укрытия. Шлепая хлюпающими сапогами по мокрой земле, он не обращал внимания на лужи. Даже не пытался их обходить, все равно все и так промокло. Настроение ужасно испортилось, и понуро он шел обратно в поселение.

Из тяжёлых мыслей о превратностях судьбы его вывел детский плач. Тим даже замер, не донеся ногу до земли. Прислушался. Звук повторился, но теперь он был похож не на плач, а на… Мяуканье? Тим побежал в ту сторону, откуда доносился звук.

Обойдя очередного поваленного исполина, он едва не отпрыгнул, когда где-то слева, практически из-под ноги снова мяукнули.

Тим раздвинул высокую траву и замер, оценивая ситуацию. Огромный ствол дерева ровно посредине придавил местное животное. Идентифицировать, на половину скрытое под тяжёлым деревом существо из семейства кошачьих, не получалось. Он присмотрелся привычно, используя пристальный взгляд.

«#23745699»

– Не густо. Мурка, откуда ты тут только взялась? – не рассчитывая на ответ, спросил Тим.

Набор цифр тут же сменился на имя «Мурка», и она снова жалобно мяукнула.

– Потерпи, моя хорошая, сейчас я тебе помогу, – стараясь говорить, как можно дружелюбнее, он попробовал приподнять бревно. Не получилось. Напрягая все тело, Тим присел, и, просунув руки под ствол, попытался разогнуть ноги. Бревно лишь качнулось, и Мурка мяукнула ещё громче.

Тим отскочил, боясь, что раненый обезумевший зверь махнет своей огромной когтистой лапой, но та лишь обессилено рычала, иногда прерываясь на вдох.

Почему-то Тим сразу понял, что это кошка. Там, в прошлой жизни у Тимура была такая же. Ну, может раз в пять поменьше. Осмотревшись по сторонам, Тим увидел небольшую опушку, на которой рос молодой подлесок. Быстро добежав, выбрал высохший длинный ствол, чуть толще руки, неровно обломленный выше человеческого роста, и потянул его на себя, повиснув всем телом. Обломок давно покалеченного дерева нехотя выворотился с небольшим комком земли. Тим торопился, подтаскивая обломок к Мурке. Сунул его нижней частью под ствол, приложил максимальное усилие. Руки скользили, но Тим сумел приподнять ствол и выдохнув перекатил его в сторону, вдоль по жерди.

Мурка перестала рычать и лишь иногда тихонько поскуливала, скаля крупные клыки.

С трудом подняв на руки тяжёлое кошачье тело, Тим двинулся в сторону Усть-Укара. Когда местность стала знакомой, он отыскал огромное дерево, корни которого были подрыты, образуя неглубокую ложбинку. Аккуратно опустил мяукнувшую Мурку, прикрыл искалеченное тело лапником, сунул ей в пасть размокшие спиральки вяленого мяса и побежал в поселок.

– Тим, это же тайкон, – испуганно прошептала Лия. Она едва поспевала за парнем, пока они шли через лес, и теперь тяжело дышала.

– Ей надо помочь, она умирает.

– Но она нас сожрёт после того, как я ее вылечу. И вообще, с чего ты решил, что это она?

– Не знаю. Просто чувствую, что это кошка и ей нужна помощь.

– Кошка? Ты что ослеп, она же огромная, хищная тварь. Это самый опасный и хитрый зверь. Стая таких может запросто уничтожить деревню. Я не знаю, откуда она тут, эти твари водятся гораздо дальше от моря.

– Помоги ей, я подержу.

Тим взял из мешка еще горсть мяса, подставил к морде Мурки и, положив другую руку ей на холку, придавил своим весом. Та, казалось, этого даже не чувствовала. Лизнув подставленную ладонь, принялась есть предложенное.

Лия, не теряя больше ни мгновения, принялась за дело. Несколько раз Мурка пыталась взбрыкивать, но силы Тима хватало, чтобы ее успокоить. Он чувствовал, что зверь с лёгкостью может скинуть его или откусить кисть, но не отступал от своей затеи.

– Все, – сказала девушка, отступая назад.

Тим тоже поднялся и отошёл.

Мурка несмело поднялась на лапы, покачиваясь, сделала пару шагов, и вдруг резво вскочила на ствол ближайшего дерева. В два длинных прыжка взлетела к самым кронам и, перепрыгивая с ветки на ветку, скрылась из виду.

– Вот тебе и спасибо, – проговорил Тим, глядя куда-то вдаль.

– Лучше уж так, – произнесла девушка и крепко сжала его ладонь.

Глава 9

Сражаться с Бурым было легко. То ли Тим не умел объяснять так хорошо, как это делал Турох, то ли специфика самого ученика, но новые приемы и их связки давались гиганту трудно. Неповоротливый от природы сын кузнеца действовал топорно и экономил силы буквально на всем. Там, где Тим рекомендовал отскочить и контратаковать, Бурый еле успевал поставить блок. Зато, когда он всё-таки дотянулся своим деревянным оружием до меча Тима, тот вылетел из рук, закрутившись в воздухе, глухо ударился о стену.

Солнце уже садилось, и решили на этом знаковом событии закончить тренировку.

Тим удовлетворенно присел на скамью, протянул Бурому горсть вяленого мяса.

– Откуда? – все ещё тяжело дыша, спросил Бурый. Только тут Тим заметил, что надпись над парнем с пепельно-серого сменила цвет на зелёный.

– Лия принесла, – не стал говорить всю правду Тим.

Бурый понимающе покивал. Ей платили по-разному, и только Тим знал, что мясного в дарах, принесенных благодарными жителями, не было.

– Нам раньше тоже всякое носили, – придался Бурый воспоминаниям.

– А сейчас что?

– Отец без работы сидит давно. Железа нет, даже после ярмарки заказы нечасто. Всё-таки за Яры мы много получали, не то что сейчас. Зерно, конечно, тоже ценится, но его и самим надо.

– Яры нам как будто не нужны, – пробурчал Тим, и уже громче добавил, – пошли спать, завтра трудный день.

– А что завтра? – нехотя поднялся Бурый, продолжая жевать.

– Узнаешь.

Занозы и Хилого не было. Видимо отец решил забрать их от греха подальше, пока остальные мужики не вернутся. Да и вообще, у подрастающих воинов получились своеобразные каникулы. Никто их не будил по утрам, тренировки временно отменили, и каждый занимался, чем хотел.

– Вставай, – потряс Тим товарища за плечо.

– Куда, темно ещё?

– Кто рано встает, тому Даар подает, – перефразировал Тим.

Бурый тут же соскочил, вытаращив глаза.

– Что? – удивился Тим.

– Ты ведун? Ты говоришь, как они. Ты двигаешься, как они. Тим, кто ты? – стал тараторить Бурый, вытаращив глаза.

– Ты во сне головой не ударялся? Это же я – Тим.

– Прости, друг, я вижу, что ты это ты, но иногда ты меня пугаешь.

– Да я сам себя боюсь, – засмеялся Тим. Но Бурый шутку не оценил.

– Пошли уже, побегаем, – сказал Тим, выводя парня из оцепенения, и вышел на свежий воздух.

Утро пахло цветами, на траве под ногами была прохладная роса. Уверенно ступая босыми ногами по тропе, Тим шел впереди, а следом нехотя плелся Бурый. Выйдя за ворота, Тим развернулся и крикнул:

– До развилки и назад, – резко стартовал.

Бежать было в удовольствие, а вот Бурый через пару минут стал пыхтеть, гулко топая ногами. Тим даже хотел было уже остановиться, как вдруг тот увеличил скорость, обогнал его и истошно завопил:

– Тим, бежим, там тайкон, – не оборачиваясь, прибавил еще скорости.

Тим остановился и обернулся, в этот момент что-то сбило его с ног, придавило грудь и … по щеке прошелся мокрый шершавый язык.

Бурый стоял на расстоянии шагов в пятьдесят и смотрел, как его новый ненормальный друг борется с тайконом. Тварь не из сказок, а вполне реальная. Кошка переросток, от клыков которой часто погибали не только охотники, но и полностью экипированные воины, не могла прокусить рубаху Тима. А ему было не то, что не страшно, он хохотал на весь лес. Нет, с этим парнем было явно что-то не так.

Вдруг Тим сумел высвободиться из-под громадной изящно изогнувшейся туши и опрометью кинулся в сторону Бурого.

– Бежим! – заорал он, да так натурально, что стоявший в напряжении сын кузнеца едва не запнулся, быстро развернувшись и бросаясь прочь.

Добежав до развилки, он всё-таки замешкался, не сумев решить в какую сторону продолжить бег, запнулся о корягу и упал на землю, приготовившись умереть.

«+5 к ловкости, +3 к выносливости», – Тим, улыбаясь и тяжело дыша, смотрел, как над товарищем меняются надписи.

– Эй, дружище, ты как там? – спросил он отдышавшись.

– Тим, мы ж-живы, – спросил Бурый поднимая голову и осматриваясь вокруг.

– А что нам сделается? – усмехнулся парень в ответ, – ты же бежал быстрее ветра. Я едва не отстал.

– А эта тварь где? Ты ее убил?

– Не называй Мурку так, а то мало ли обидится. Вон она сидит.

Бурый поднял голову и увидев, что на толстой ветке над его головой вальяжно развалившись сидит и намывает морду лапой самый настоящий тайкон, подскочил и побежал в обратную сторону, но через пару секунд остановился понимая, что никто его не преследует.

Мурка, спрыгнув с ветки, обнюхала Тима и уткнулась мордой в карман, где обычно хранилось вяленое мясо. Карман, к сожалению, был пуст.

– Слушай, Бурый, ты назад сам доберешься? Мы пойдем с Муркой поохотимся?

– Мурка, – протянул Бурый, все ещё не осознавая реальность происходящего. Потом, что-то сообразив, затараторил:

– Конечно, идите, я сам. Я сам доберусь, и провожать меня не надо, – он встал и медленно поплелся к поселению, то и дело повторяя на разный манер, – Мурка, хм, ну надо же. Мурка…

Посидев еще с пару минут и убедившись, что приятель движется в нудном направлении, Тим погладил тайкона по загривку.

– Ну что, Мурка, пошли поохотимся?

Та утробно заурчала.

Лука с собой, к сожалению, не было, поэтому, подобрав толстую дубину, Тим подошёл к высокой сосне, в которой виднелось дупло. Несколько раз сильно ударив по стволу, увидел, как из отверстия выскочила куница и стала проворно перескакивать с ветки на ветку убегая.

Двумя мощными прыжками Мурка догнала беглянку и, сомкнув челюсти на относительно не крупном теле, прикончила. Спрыгнув на землю, бросила ее к ногам Тима. Он присел, осмотрел трофей – даже шкурку не попортила. Тут же у него в голове появилась идея…

Глава 10

Время летело быстро. После того памятного дня, когда Бурый впервые получил повышение, прошла почти неделя. Сын кузнеца ещё дважды получал прибавку к нужным характеристикам, и теперь поединки с ним получались не только довольно длительными, но и зрелищными.

Когда вечерами два молодых парня начинали свой смертоносный танец, поглядеть на них приходила вся деревня. Сказывалось отсутствие телевизора, да и вообще каких-либо развлекательных программ. Тим даже стал иногда проигрывать товарищу, специально разжигая интерес зрителей еще больше.

Охота тоже значительно изменилась.

Сложилась даже некоторая традиция. Когда Тим выходил к развилке, его уже поджидала довольная Мурка. У ног ее лежала тушка какого-нибудь пушного зверька, придушенного ловкой охотницей.

Тиму даже пришлось научиться на месте снимать ценные меховые шкурки и сворачивать их так, чтобы не портились при переноске в сумке. Похоже, что Мурке тушки нравились как раз без шерстяной кожуры, и она за несколько минут расправлялась с остатками. А вот дальше, начиналось настоящее веселье. С мечом в руке сломя голову Тим бежал за перепрыгивающей с ветки на ветку хищницей. В конце концов, она выводила его к какому-нибудь кабану или оленю, спрыгивала сверху, сбивая добычу с ног, а Тим успокаивал ошарашенного зверя, перерезая мечом горло.

Сняв шкуру с туши и завернув в нее лучшие куски, под довольное урчание и чавканье дикой кошки, он направлялся к Лие. Девушка всякий раз удивлялась такой добыче, но ничего не спрашивала. Количество меха и шкур в сундуке росло, а еще рядом появилось несколько увесистых мешочков с вяленым мясом несмотря на то, что добрую его часть теперь уплетал не только Тим, но и Бурый.

«Все это хорошо, только мало», думал Тим, в очередной раз вымачивая окровавленную после охоты старую рубаху. «И почему я не замочил ее еще днем до тренировки?» Он поглядел на заходящее солнце. Оттереть засохшие кровяные пятна, конечно, не получалось. Промаявшись почти до темноты Тим решил, что придется охотиться в такой. Придавив рубаху большим камнем к песчаному дну (а вдруг за ночь вымокнет и утром легко отстирается), поднялся. Собрался было уже идти, но замер.

– Тииим, – донёсся со стороны реки женский голос. Резко обернувшись, он увидел, как в неясно откуда льющемся свете из воды по средине реки вынырнула обнаженная женщина.

– Иди ко мне, Тим, – поманила она его. Женщина была столь прекрасна и желанна, что он не в силах сопротивляться зашагал к воде. Был даже готов разбежаться, нырнуть и поплыть, чтоб как можно быстрее оказаться рядом с красавицей, как вдруг с ног его сбила Мурка, непонятно откуда взявшаяся на песчаном берегу. Она выгнула спину и, глядя прямо на высунувшуюся из воды страшную морду непонятного существа, зарычала.

Парень выругался, глядя на водянистые выпученные глаза неведомой твари, а в голове тут же раздалось «едаааа». Тим отполз подальше от кромки воды и бросил в существо горсть сушеного мяса. Небольшая серая морда словно разделилась на две половины, открывая огромную пасть с несколькими рядами зубов. Все кусочки угодили точно в распахнутый рот существа. Не к месту перед взором выскочила надпись:

«+1 к меткости».

Тим встряхнул головой и вновь, скорее понял, чем услышал, «еще». Он попробовал представить и послать в сторону твари изображение большого круглого Яра.

Тварь нырнула, и из воды вылетел камень. Примерно такого размера и формы, какой представил Тим, но обычный серый. В след за ним высунулась серая морда, и прилетел более яркий ментальный посыл – «Еда!»

Тим швырнул камень назад, угодив в один из выпученных глаз, от чего тот лишь недоуменно моргнул.

«+1 к меткости».

Опять выругался и отправил изображение желтого камня, а потом еще добавил просто желтый цвет.

Тварь нырнула, и уже через более длительный срок на берег вылетел Яр, формой и размером напоминающий куриное яйцо.

Тим радостно швырнул в ответ остатки мяса, пасть снова разминулась и все проглотила.

Тут же голову буквально пронзил ментальный рев «много еды!»

Тим сделал паузу, приводя голову в порядок, и ментально заорал «много Яров!» По крайней мере он наделся, что получилось не менее ошеломляюще чем у твари.

Существо зарычало и скрылось под водой, но ни через минуту, ни через полчаса ливня из магических камней не наблюдалось.

Бережно уложив Яр в котомку, он направился спать.

Ночью опять пошел дождь. Тим долго не мог уснуть, вспоминая события дня. Уже под утро в коротком кошмаре он увидел серую тварь с водянистыми глазами, которая десятками выбрасывала в небо разнокалиберные желтые камни. Под градом из Яров, хохоча словно умалишенный и широко раскинув руки в стороны, бегал Заноза. Тим проснулся.

В комнате потянуло дымом, это Кабан растапливал печь. Недавно проснувшийся Бурый натягивал сапоги.

– Сегодня меня вечером не жди. Первые подвозы с полей пришли. Отец зовёт, коней подковать, телеги подремонтировать. Работы много. Вон малого за мной прислал.

В дверях стоял парень один в один похожий на Бурого, только на пару годков помладше.

– Да и вообще, Тим, до поездки вряд ли получится встретиться, а после уже обряд.

– Удачи тебе, друг, – протянул руку Тим.

– И тебе, – пожал ее Бурый.

– И это, – он замялся, – спасибо, Тим, кто бы ты ни был.

Нацепив кожаные накидки, оба здоровяка скрылись за пеленой дождя.

Постояв пару минут, осмысливая услышанное, Тим выскочил следом. Дождя он не боялся. Пусть накидки у него нет, зато есть хорошо знакомая знахарка, которая в случае болезни всегда сможет подлечить. Заметив, что над крышей дома Лии тоже поднимается первая робкая струйка дыма, Тим постучал в дверь.

Высунувшаяся растрёпанная голова не очень вежливо спросила:

– Чего надо? – а, потом рассмотрев, кто пришел, зевая добавила:

– А, это ты Тимур, заходи.

– Подожди, мяса дай, – сказал он, протягивая мешочек. Девушка окончательно проснулась и поинтересовалась:

– Зачем столько?

– Дело есть. И зови меня Тим.

– Хорошо, – снова зевнула девушка, – только этим не давай, – кивнула она в сторону вереницы телег.

– Я весь Яр на их мелкие хвори истратила, а так ничего и не принесли пока.

Девушка скрылась за дверью и вскоре показалась с наполненным мешком.

– Спасибо, – сказал Тим и, сунув мешочек в рюкзак, побежал к реке.

Яров на берегу не оказалось. Тим даже заподозрил, что пришлые возничие могли собрать нечаянный урожай. Успел поругать себя за нерасторопность и за то, что долго спал. Потом решив, что если бы кто-то нашел Яр, то точно все об этом узнали еще ночью, да и к Лии не пошли бы лечиться. «Ну а если кто-то нашел гору Яров…» нет, о таком думать не хотелось.

В конце концов, ничего не найдя, Тим пошел за замоченной рубахой.

Вместо камня на рубашке он с удивлением обнаружил склизкий, размокший от воды деревянный сундучок. Вытащив его на берег, Тим откинул окованную жестяными полосками крышку и обалдел. До половины тот оказался набит неизвестными золотыми монетами. Сверху россыпью лежали мелкие камушки Яров. Вишенкой на этом слоеном пироге оказались три желтых камня, каждый размером с виноградину. Озираясь Тим захлопнул сундук. Сунул его в котомку на место вынутого мешка с мясом. Закинул котомку на спину, подошёл с мешком к реке.

– Э-ге-ге, чудище болотное, – проорал Тим, что было сил. Но ответа не последовало. Лишь капли дождя шелестели по глади реки.

Сердце парня ликовало, а потому он запел:

«Я водяной, я водяной, никто не водится со мной, мои подружки пиявки, да лягушки, ой, фу какая гадость», сплюнул Тим залетевшую в широко открытый рот крупную мошку.

Тут же из реки высунулись водянистые глаза, а в голове послышался голос твари «еда».

– Лови, – прокричал парень и забросил мешок. Упав рядом с серой головой, он поднял кучу брызг, а тварь накинулась сверху, на прощание ударив по воде большим зеленым рыбьим хвостом.

– Русалка, блин, – озадаченно проговорил Тим и, подхватив лежащий на песке меч, отправился в поселение.

Глава 11

– Сто сорок четыре полновесных скипетра, тринадцать малых Яров, три средних, примерно такой у моей бабки был.

Лия быстро отошла от шока, который получила, когда Тим, закрыв на засов дверь, выставил перед ней сундук.

– Ты что ограбил сокровищницу Древних?

Тим уже давно понял, что легенды и сказки местных жителей не совсем сказки, а потому заинтересованно спросил:

– А что есть такая сокровищница? Пойдем скорей туда, нам на днях на ярмарку, а продать-то нечего.

Лия засмеялась.

– Да у нас столько всего, что весь караван скарталлей обойдется дешевле. На один скипетр можно две, а то и четыре телеги зерна купить. В том году его привезли столько, что цены упали до 20 коронок за телегу. А в этом урожай никак не меньше.

Тим уже знал от Туроха, что один полновесный золотой скипетр равен 100 серебряным коронкам, но как выглядят эти самые скипетры, увидел впервые. Оказалось, что монеты совершенно обычные. С одной стороны нарисована палка, вроде как символизирующая и единицу, и рукоять, а с другой стороны – что-то вроде планеты, поделенной на четыре части, обозначающей навершие того самого скипетра. Чеканка была очень качественной, даже не верилось, что этот предмет принадлежат древнему, не развитому миру.

Бурый рассказывал Тиму, что у скарталлей не принято использовать монеты. Между собой или поселениями приветствуется натуральный обмен товарами и услугами, а вот у шинитов все наоборот. У них порою даже слова оцениваются монетами. Так говорил Бурому отец. Так что по прибытию сначала распродаются, обменивая товар на монеты, а потом уже закупаются.

– А правда, где ты их взял? – не отступала Лия. И Тиму пришлось рассказать.

– Ну, ты вечно со всякими чудищами дружбу заводишь, – удивлённо проговорила девушка.

– Не смей так о Буром говорить. Он нормальный, – пошутил Тим, и оба рассмеялись.

– Слушай, Тим, не рассказывай про них никому, пока не приедем на ярмарку, – проговорила Лия, ссыпая монеты в небольшой мешочек. В таких местные жители хранили обычно крупы. Мешочек получился увесистым.

Девушка встала, сложила все в сундук, надежно укрыв шкурами.

– А что будем с Ярами делать? – спросила она.

– Пока не знаю, – сказал Тим, сгребая мелкие как бобы и горох камушки в мешочек. Виноградины положил аккуратно сверху, завязал и сунул в котомку.

В дверь кто-то постучал.

Окинув помещение взглядом и убедившись, что на столе не завалялась какая-нибудь горошина Яра, Тим открыл дверь.

На пороге стоял дед, который встретился ему в первый день пребывания здесь. Надпись над этим колоритным персонажем так и гласила: «Дед».

– Заходите, дедушка, – позвала Лия из-за плеча, завидев гостя.

Дед тут же зашёл в дом, обогнув замершего Тима, уселся за стол. Извлёк из аналогичной котомки несколько свертков со шкурками и три мешка, в похожих Лия приносила вяленое мясо.

– Присаживайся, чего стоишь, в ногах правды нет, – проговорил дед обернувшись.

Тим сходу уловил, что старик специально ввернул земную поговорку. Не было еще таких совпадений в этой жизни, и Тим уцепился за спасительную нить. Снова закрыл дверь на засов. Уж теперь-то старик не уйдет и все расскажет.

– Не враг я вам, – проговорил старик, видя, что Тим не собирается садиться и запер единственный выход.

Лия подбежала к парню и затараторила:

– Это он нам шкурки выделывает, и мясо вялит тоже он. Он хороший, ему можно доверять.

Тим заметил, что девушка боится за старика.

– Ты чего, я что ли монстр какой дедушку обижать? – изумился он.

– Вот и правильно, – крякнув, проговорил дед и протянул Лии берестяной туесок.

– На вот, дочка, завари-ка нам чаю. Беседа, чую, будет долгая.

Неспешно потягивая чай, седобородый старец поведал, что давным-давно, во времена его молодости, встретился им похожий на Тима парень.

Ничем непримечательный поначалу, после обряда совершеннолетия стал он чудить. Сперва вот также позабыл все, а потом, когда освоился, нарастил гору мышц, решил в поселении власть свою установить. Законы какие-то диктовать стал да жизни мужиков учить.

– Ну, так и где он? – не выдержал Тим.

– Да где-где. Сожгли мы его.

Все замолчали.

– Но пришёл я к тебе не за этим. Ты, я вижу, нормальный парень. Не могу я в этом году на ярмарку ехать, а надо мне кой-чего прикупить.

Дед развернул длинный кожаный свиток, испещрённый какими-то не понятными символами.

Тим повертел его в руках, но не разобрал ни слова.

– Не обучен я письму.

– А тебе и не надо, – не удивился старец.

– Зайдешь в лавку, где вот такие склянки нарисованы. И отдашь список. Торговец сам тебе вынесет все, что нужно.

В углу свёртка красовалось изображение каких-то химический склянок.

– А вот это все продай, – дед сдвинул в кучу мешки и шкуры, – да не продешеви. Заплатишь с вырученного за товары из списка, а сколько останется – себе возьмёшь. За работу, стало быть. А, вот еще, – старик снял с шеи короткий костяной ножичек на плетеном кожаном ремешке.

– Это тебе, на шкурах чертить да писать, – усмехнулся в бороду старик.

– Не умею я, – хмуро повторил Тим.

– Бери-бери, пригодится.

И распрощавшись, странный гость ушел.

Едва дверь закрылась, как снова распахнулась, и на пороге возник всполошенный староста.

– Лия, беда, – прокричал он.

Глава 12

Впереди шел староста, показывая дорогу. Рядом, перекинув котомку за спину, шагал Тим, а Лия едва поспевала за мужчинами. Дверь в дом главы селения была распахнута, по крыльцу к ней тянулся кровавый след.

Шагнув внутрь, Тим очутился в душной комнате, наполненной людьми. В центре, на широкой деревянной скамье, укрытый по шею некогда белой простыней, лежал Заноза. Сознание, похоже, покинуло бедолагу, кожа его была белой как у мертвеца. Лия подошла и приложила палец за холодное ухо.

– Жив, – через пару секунд сказала она.

Тим тоже подошел и заглянул под окровавленную простынь. Тело словно вытащили из пасти хищника. Чуть ниже груди одежда превращалась в лохмотья, кожа под ней была в крови, и чем дальше, тем больше виднелось глубоких ран. Ноги ниже колен представляли из себя просто фарш, непонятно каким образом все ещё прикрепленный к телу.

Тим посмотрел на людей. Все ждали от Лии чуда, но, заметив суровый взгляд парня, приуныли. Староста выдернул из толпы Хилого. Тот тоже был весь в крови, мокрый, но вроде без ран, лишь свежий синяк наливался под глазом.

– Я все объясню, это все не я, это он, – залепетал парень, размазывая слезы и указывая на Занозу.

– После, а сейчас все вон, – рявкнул Тим, пытаясь скрыть омерзение.

Толпа попятилась назад, первым выскочил Хилый, за ним остальные. Даже староста дернулся было к выходу, но остановился.

– Дверь запри, – сказал Тим и повернулся к Лии, – Ты сможешь ему помочь?

– Попробую. Но потребуется много… девушка осеклась, переведя взгляд на старосту.

– Бери сколько надо, – сказал Тим, положив на стол мешочек с Ярами.

Первыми после камня Лии ушли три виноградины, после поочередно каждый мелкий камень. И когда Тим был готов вытащить свою заначку в виде самого крупного, Лия истратила часть внутренней энергии. Тим заметил, как руки девушки слегка засветились, когда она перешла на резерв, и заслонил ее своим телом. Староста стоял, широко открыв рот и выпучив глаза, попеременно глядел то на Лию, то на постепенно растущую кучку опустошённых камней.

– Кажется все, – выдохнула девушка, вытирая пот с лица.

Заноза открыл глаза и, глядя в потолок, неожиданно произнес:

– Я во-дя-ной, – после маленько помолчал и повторил, – я водяной.

– Чего это с ним? – спросил староста, глядя на уставившегося в потолок сына.

– Не знаю, но физически он абсолютно здоров, – проговорила Лия.

– И это дорого нам обошлось, – добавил Тим, собирая камешки в мешочек.

– А, – раскрыл рот староста.

– После, – перебил его Тим, – встретимся вечером, и Хилого приведи. Больно уж интересно послушать, что это за водяной такой.

Староста кивнул и присел рядом с сыном.

Тим сидел, перекатывая по столешнице серые камешки. Время шло, а 13 маленьких Яров так и не восстанавливались. При этом виноградины уже во всю желтели пополненным запасом. В дверь постучали, и Тим спрятал пару жёлтых камней в мешок, оставив один.

Через секунду староста втолкал Хилого внутрь.

– Рассказывай давай, что вы, негодники, учудили, – прикрикнул он на парня, присаживаясь к столу. Хилый остался стоять. Похоже, парень не первый раз пересказывал пережитые события, а потому бодро начал:

– Утром мы увидели, как Тим уходит с практически пустой котомкой в сторону реки, и часа не прошло, а он возвращается с полной и тяжеленной. Все же знают, что он ведун. Вот Заноза и решил, что Тим нашел месторождение с Ярами и таскает их Лие. Мужики говорят, что больно ловко у нее лечить получается. Камень-то их, конечно, знатный, да не на все раны такого хватит. Вот мы и пошли, – хилый замолчал, уставившись на горку серых камней и один желтенький, мелькающий между пальцев Тима.

Тот, как бы не замечая, поморщился. Ведь говорил Лие не применять свой запас без особой нужды.

– Дальше говори, – рыкнул староста.

– А дальше… из реки меня дева позвала. Красивая такая, да только Занозе видно послышалось, что она его зовет. Я к ней бежать, а он меня за рубаху да в морду кулаком. Сам нырнул. А я вижу девы нет, вместо нее тварь лупоглазая, да Занозу под воду тащит. Заорал я тогда и бросился к другу на выручку. А он не сопротивляется и все песенку бормочет какую-то. Еле вытащил его тогда. Ну а дальше сами знаете....

– И чего вас тварь не съела? – задумчиво произнес староста.

– Сытая была, – сказал Тим и замолчал, поняв, что сболтнул лишнего.

– Видел такую? – уцепился староста.

– Нет, откуда, – с невозмутимым видом соврал Тим.

– А у реки что делал?

– Рубаху стирал. На охоте замарал.

Лия поставила на стол горшок с кашей, сдобренной кусками мяса.

Гости синхронно сглотнули слюну, ощутив аромат свежеприготовленного ужина.

– Свободен, – обернувшись к замершему Хилому, обронил староста и придвинулся к столу поближе, зачерпывая ложку каши.

Еще утром Тим попросил Лию приготовить ее максимально вкусно, а сам отправился на охоту. Свежее, зажаренное на костре мясо щедро покрошили в горшок перед приходом старосты.

Тим ел с неохотой. Рассказ парня перебил аппетит. Днем, обсуждая с Лией произошедшее, он уверял, что все обойдется. Но та была непреклонна, заверяя, что нужно уходить. По ее мнению, прежде не очень довольные их присутствием жители больше им спокойной жизни не дадут. Все поселение завидует им, а когда староста увидел часть настоящих сокровищ… либо просто выгонят, отобрав все имущество, либо еще и сожгут, как Дед рассказывал. Теперь Тим был с ней согласен.

Практически единолично прикончивший ужин староста бросил ложку в пустой горшок и погладил надувшийся живот.

– Эк, вы хорошо питаетесь. Хороший ты охотник, Тим. А что, камешки разве не должны восстановиться уже? – кивнул он в сторону рассыпанных на столе Яров.

– Мелкие они. Одноразовые похоже. Вот этот только зарядился, – кивнул Тим на виноградинку, которую специально крутил меж пальцев все время общения.

– Одноразовые, – повторил староста как бы пробуя слово на вкус.

Тим внимательно осмотрел мужчину. Выглядел он так, будто за этот день постарел лет на пять, если не на десять. Над головой был как обычно номер и серым цветом пояснение «Иган, Аура +53».

– Дело у меня к тебе есть, староста.

– Говори, – тут же подобрался мужчина.

– После обряда становления мы сыграем свадьбу, а потом уйдем от вас. Куда – пока не решили, да вам то и не важно. А чтоб вы совсем без лекаря не остались, – Тим раскрыл ладонь с лежащим на ней маленьким желтым камешком, – пришли к Лии на обучение девчонку посмышленее.

Он закрыл ладонь и сунул камень в карман. Незачем старосте знать, где Тим хранит остальные, да и про их существование тоже рассказывать не собирался.

– Ишь ты как все повернул, – задумчиво проговорил староста, – я ведь грешным делом думал, что сегодня бежать решитесь. Даже посты пришлось выставить. А ты вон как хитро все разложил. Так-то оно, конечно, человечнее получится. Я благодарен вам, да только сам видишь, люди уже всякое думать начали, а нам без лекаря никак нельзя сейчас. Турох говорит война скоро, а он человек опытный, я ему верю. На том, стало быть, и порешим. Завтра Сойку к вам пришлю. Она хоть и мелкая, да по годам уж скоро замуж пора. Может так ловчее ее выдать получится. Только вот в избу мальчишечью ты больше не ходи. Да с пацанами нашими не общайся. Больно худо им с такого общения.

– Согласен.

На улице кто-то загалдел, и заскрипели почему-то закрытые на ночь ворота.

– Ну что там еще, – пробормотал староста. Тяжело поднявшись, он нехотя добрался до двери и, не попрощавшись, вышел.

Глава 13

Шум, поднявшийся из-за возращения охотников, не стихал до самой глубокой ночи. Груженые мясом и шкурами диковинных животных, они едва сумели дотащить встреченных неподалеку от селения раненых мужчин. Староста тут же опознал в них трех своих людей, отправленных на дорогу к развилке, ждать убегающих Тима и Лию.

Турох нашел постовых, когда двое из них потеряли слишком много крови и лежали беспомощными куклами на сырой земле. Третий сидел, прислонившись спиной к дереву, и озирался вокруг, выставив перед собой обломок копья. Напуган мужчина был так, что пришлось долго уговаривать его убрать оружие.

Приказав затащить тяжелораненых в свою избу, на скамью, где недавно лежал Заноза, староста отправил людей за Лией.

Девушка с Тимом зашли в уже знакомое помещение. Других людей кроме старосты, его сына и двух раненых мужчин там не оказалось. Заноза сидел на скамье в углу комнаты и размеренно покачивался, смотря на потрескивающий огонь в печи. Когда Лия проходила мимо, подняв глаза, он негромко произнес:

– Спасибо, – и снова уставился на огонь.

Голос парня был совсем неживым, и веял таким спокойствием, не присущим ему ранее, что Тима передернуло.

Сперва остановив кровотечение обоим пострадавшим, Лия стала поочередно лечить мужчин. Силы двух камней не хватило, чтоб полностью их исцелить, но раны затянулись, дыхание выровнялось, и казалось, что они просто спят.

– Завтра закончим, – устало проговорила девушка, убедившись, что жизни очередных пациентов ничего не угрожает.

– Теперь им нужен покой и много жидкости.

Староста понимающе кивнул, уступая дорогу уходящим гостям.

Заноза так и сидел, глядя, как языки пламени пляшут на раскаленных углях. По всему было видно, что встреча с русалкой оставила на парне неизгладимый отпечаток. Возможно, со временем он позабудет подробности и даже снова станет похож на нормального человека, но будет это ой как не скоро.

За мыслями о парне, которого можно было назвать если не врагом, то занозой уж точно, Тим едва не проморгал непонятно откуда появившегося Туроха. Он словно черт из табакерки выскочил, заслонив дорогу парочке, и зычно произнес:

– Ну что, племяннички, соскучились? Вижу, что вы тут времени зря не теряли, по всей округе только и разговоров что про Вас. Тим, говорят, в ведуны заделался, да с мечом скачет так, что степные ришны позавидуют, – он хохотнул, – Поговаривают, что и Бурого зачаровал. Отец парня в кузне запер да боится выпускать, думает, что ты и на него какую-нибудь тварь натравишь.

– Лия, детка, – дядька протянул ручища к девушке и неловко приобнял, а после шёпотом спросил:

– А правду говорят, что у тебя теперь не один Яр, а целая куча? Откуда?

– Не куча, а всего лишь два, – произнесла девушка, выскальзывая из объятий родственника.

– Ну, где два там, наверно, и три, – снова хохотнул мужчина, – Ладно. Пойдемте к нам, там Тамана таких пирогов напекла, ммм, – он закатил глаза, изображая невероятное удовольствие, и, подхватив Лию под руку, потащил в дом. Тиму ничего другого не оставалось, как пойти следом.

Пироги оказались и правда вкусными. Куски сочного мяса запекались в прослойке тонко порезанных корнеплодов, напоминающих картофель, только чуть острее на вкус.

– И вот выскакивает на меня этот марон и со всех ног несется, ломая жиденький ельник своими лапищами. Шесть кругов я вокруг клыка сделал, прежде чем эти олухи закидали его копьями. Ты представляешь, Тим, шееесть! – закончил дядька и, налив себе мутную жидкость из кувшина, залпом осушил кружку, после чего зажевал сочным куском мяса.

Тим поморщился. Сивухой от напитка разило на весь дом, а дядька похвалился:

– Вот, у земледелов выменял на кусок маронского мяса. Как оно тебе, кстати? Ты, небось, и не едал такого?

– Вкусно, – простодушно ответил Тим. Мясо ему и правда понравилось. Как он понял, мароны – это что-то сродни помеси слона и быка. Огромные, достигающие до 3 метров в высоту существа, имели столь же массивные рога, толстые, но короткие конечности, а вот хобота и бивней не было. Шкура их толстая, с жестким мехом, как сказал Турох, очень часто использовалась шинитами в качестве ковров для своих военных шатров.

Как только дядька вспомнил про шинитов, так сразу уцепился за эту тему. Лия незаметно ускользнула домой, а Тим слушал вполуха о подвигах старого по местным меркам вояки. Сам он думал о том, что делать дальше, на что потратить золото так, чтобы с умом и пользой, и где они с Лией будут жить после свадьбы.

Когда рассказчик, наконец, выдохся и заклевал носом, на улице уже стало светать. Душевно распрощавшись с хозяевами, Тим вышел на свежий воздух. Утро выдалось прохладным, и стоящие у ворот мужчины переминались с ноги на ногу, пытаясь согреться. Подойдя к ним, парень спросил:

– Что слышно, кто на дозор напал?

– А ты не в курсе? – удивленно воззрился на него стучащий зубами часовой.

– Да все вокруг со вчера только и пересказывают друг другу что слышали. Говорят, стая тайконов это была, самых настоящих, – проговорил другой.

– Парни сами виноваты. Пришли к развилке, а у нее тайкон сидит. Огромный, метра два в длину, глаза огнем горят, оленью тушу ест. Правда Турох говорит, там только соболя нашли придушенного, да это не столь важно. Ну вот, Косой и решил, что Тайконова-то шкура на ярмарке побогаче всех других уйдет. Больно редко они к нам забредают и то мимоходом. Мы же обычно только следы их видим. При переходах они в селения не суются, прямиком к морю пробираются. А тут удача, подумал Косой, ну и метнул копье. Только вот не зря его Косым прозвали. Промазал. А из кустов на них, да с веток, стая налетела, своего значит защищать. Косого с Рябым потом вы с Лийкой выходили, а Хорь до сих пор с земледелами упивается, все страх унять не может. Такие вот дела, – вздохнул мужик закончив. А второй добавил:

– Староста говорит, завтра уже на ярмарку двинемся. Если и есть стая, то обязательно по пути поймаем. Если повезет, я своей Данке воротник сделаю, – парень толкнул в плечо товарища, – представляешь, Лис, из тайкона воротник.

И оба стражника заржали.

Не показывая своей обеспокоенности, Тим вышел и направился в сторону леса.

– Ты куда, – крикнул ему в след тот, которого звали Лис.

– Да пойду посмотрю, может и Лие какой-нибудь зверек на воротник попадется, – не оборачиваясь прокричал Тим и скрылся среди деревьев.

Выбежав к развилке, он остановился. Спустя несколько минут, прыгая от ствола к стволу, показалась Мурка. А спустя еще секунду Тим был повален на землю, и влажный шершавый язык привычно прошелся по его щеке.

– Все, Мурка, слезай, – проговорил сквозь смех он, придавленный лоснящейся тушей.

Потом долго и упорно втолковывал ей, что нужно бежать отсюда, что она не должна приходить, что это опасно, но хищный и страшный зверь тайкон, по-кошачьи ласково прижимался и выпрашивал, чтоб его погладили.

Тим принял максимально строгий вид, оттолкнул Мурку и послал ментальное сообщение, как делал это с серой тварью, живущей в реке. Сообщение содержало картины страшной смерти мурлыкающего ужаса всей округи, если та не убежит как можно дальше и желательно сейчас же. Животное отшатнулось и присело на задние лапы. Воодушевленный таким успехом, парень усилил нажим, посылая еще более жестокие картинки и то ли перестарался, то ли просто Мурка была возмущена содержанием мысленного видеоряда, но она зашипела, ударив парня лапой в грудь, развернулась и в два длинных прыжка исчезла из виду.

– И тебе прощай, – крикнул ей в след Тим, глядя как по рубахе расплывается четыре кровавых пятна.

Глава 14

Лия сидела за столом. Странно, но она так и не привыкла считать этот дом своим. Все тут было чужим и неприятным. Особенно люди.

Тимур пропадал где-то между телегами с пришедшими земледельцами, даже кушать не приходил. Но сейчас ее мысли занимало не это. Сосредоточившись каждой толикой своего существа, она охотилась.

Прошлым вечером, останавливая кровотечения у мужчин, она поняла, что при желании или необходимости сможет остановить их сердцебиение полностью. Эта мысль ошеломила ее, ведь получалось, что она может не только лечить, но и убивать.

Внутренний запас сил, которые Тим призывал скрывать, бил через край. Девушка целыми днями изнывала от желания его использовать, ведь когда она делала это прежде и тратила накопленное без остатка, объем пустоты, а после и вернувшейся энергии, увеличивался. Лия хотела, чтобы объем запасов рос, а для этого энергию нужно тратить. Причем всю без остатка.

На полу возле ящика с припасами, пытаясь прогрызть себе ход, скреблась большая черная крыса.

Именно на ней сосредоточила все свои мысли девушка. Вытянув руку вперед, она чувствовала, как из груди к кончикам пальцев разливается жар пульсирующей энергии. Перед внутренним взором девушки появились маленькие сосуды, несущие кровь к каждой клеточке зверька. Сердце представилось так ярко и красочно, словно девушка держит его в руке. Постепенно, такт учащенного сердцебиения грызуна стал совпадать с пульсацией энергии, и вот уже одно стало неотделимо от другого. Было непонятно, сердце заставляет энергию пульсировать или энергия сердце. Девушка приготовилась остановить это биение, сжав ладонь, как вдруг в дверь постучали. Связь оборвалась так быстро, что по руке пробежал мороз, часть энергии испарилась, а крыса, оскалив морду, завалилась набок.

Лия обернулась. В открывающуюся дверь вошёл староста, за ним низенькая худощавая девчушка с черными глазами и чуть задранным к верху носиком.

– Ой, – пискнула она, увидев крысу, и заскочила на стоявшую у двери лавку. Староста вздрогнул, резко обернулся в сторону, куда показывала девчушка.

– Всего лишь крыса, чего ты так перепугалась, – сказал он, подходя ближе к грызуну, – а что это с ней?

– Отравилась, – недружелюбно сказала Лия.

– Бывает, – обронил староста, потеряв интерес к животному.

– Знакомьтесь, это Сойка, твоя ученица. Знаю, что ты не сильно много успела от бабки перенять, так что прошу, расскажи ей все что знаешь. Вечером на Косом сможете потренироваться. Рябой сам уже ходить может, его меньше задело. И да, на ярмарку она с тобой поедет. Надеюсь, что по возвращению, будет лечить не хуже, чем ты.

– У меня практики было много, – проговорила Лия, – особенно в последнее время.

– Чую, что практики у Сойки будет не меньше, а может даже больше, – неопределенно буркнул староста и вышел.

Лия подняла крысу за хвост, положила на стол и, взяв в руки нож, сказала, – Ну что, начнем наше обучение…

Глава 15

Сосновый лес уже примелькался своим однообразием. Тим шел рядом с Бурым. Тот вел под уздцы лошадь, запряженную в телегу полную зерна. Следом на облучке точно такой же телеги ехали Лия с Сойкой.

– Слушай, а зачем мы твой сундук в зерно спрятали? – спросил Бурый так, чтоб никто не услышал.

– А чтоб ты у нас все мясо не слопал, не то продавать будет нечего, – сказал Тим, поправляя вечно мешающий меч, заткнутый за пояс. Видя, что парень насупился, он решил увести разговор в другое русло:

– Вот ты мне лучше скажи, откуда у кузнеца две телеги зерна. Не заметил я, чтоб вы в поле трудились.

– Ну, так люди в течение года со всяким идут. Кому топор починить, кому меч выправить, а под конец и лошадей всех подковать надо было. Уйму времени на это потратили же. А чем земледелам расплачиваться? Отец не пьет, вот и несут зерно. Больше брать с них нечего.

– А лошадей мы зачем подковали, земля же мягкая кругом?

Колонна из телег и пеших воинов растянулась змеёй по петляющей между деревьев узкой колее.

– Это тут земля да трава, а как границу пересечем, дорога нормальная пойдет. В столице шинитов и вовсе все камнем выложено. Телеги у нас хоть и крепкие, но зато тяжёлые. В общем, без подков и не доедешь, и лошади копыта собьешь. А то и вовсе ноги переломает.

– А откуда столько народу?

– Так со всей округи к нам возы шли, чем дальше, тем больше будет. Вон видишь, деревенька стоит.

Тим посмотрел в указанном направлении и, действительно, разглядел что-то отдаленно напоминающее дома.

– Сейчас до развилки доедем, и их возы нам в хвост пристроятся. Мы часть воинов домой отправим, чтоб кайрийцы на ослабленные деревни не напали. В итоге каждый берет воинов по минимуму, а вместе мы сила. Никакие разбойники не рискнут напасть. Сколько помню себя – всегда так делали.

И, действительно, на развилке было около десятка телег и 12 воинов. Завидев стоящих издали, часть мужчин из колонны отделилась и направилась назад. Странный получался конвой, но в вековые традиции, помня о сожжённом когда-то собрате по несчастью, Тим лезть не стал.

Поравнявшись с сурового вида мужчинами, стоящими на перекрестке, он поймал на себе взгляд одного из них. Тот что-то пробормотал справа стоящему спутнику и махнул головой в сторону Лии. Оба были чем-то недовольны, но, как и все прочие, дождались, пока колонна пройдет мимо, и пристроились в самый конец.

На ночь устроили привал. Едва успели остановиться, расседлать коней, и разжечь костер, как из вечернего полумрака к стоянке вышли запомнившиеся днём двое мужчин. Без всякого приветствия они начали свой задиристый диалог:

– Ну, здравствуй, Тим. Давно не виделись – произнес один, над головой которого оранжевым светилось имя «#322432 (Грог, Раса: Человек, Аура +5)».

– А че это, мы тебя похоронили, оплакали, а ты тут значит, живой? А мой Прошка тоже жив? Чего я тогда его не вижу? Вы же вместе на охоту поехали в тот раз.

– Сходил бы да сам проверил, – спокойно сказал Тим. Всматриваясь в имя второго человека. Такая же оранжевая надпись гласила «#3221453 (Тихон, Раса: Человек, Аура +9)». И больше никаких пояснений.

– Эта девка, – проговорил незнакомец, показывая на Лию, – сказала, вас всех порешили.

– Да она и сама должна была подохнуть там, а гляди-ка ты – живая. Никак с кайрийцами снюхались, – выкрикнул первый и обнажил клинок.

Откуда-то сбоку вышел Турох.

– Остынь, – произнес дядька, вынимая из ножен свой меч.

Смелые и дерзкие до этой секунды мужчины сразу сникли.

– Да мы это… Не могли они от Кайрийцев живыми уйти. У этой вон, вообще нога сломана была. Мы ее…, – тут мужчина замялся.

– Так это вы мою единственную племянницу в яму скинули, так? – нахмурил брови Турох.

– Нет, не мы, – затараторил мужик, который оказался чуть посообразительнее, – это все Гришанка, она и камень забрала и в погреб Лию сунула.

Другой, все так же размахивая мечом, проорал:

– Пусть Даар нас рассудит. Тим, выходи на честный поединок, – и сплюнул на землю, после чего принял боевую стойку.

Видимо, он не заметил, насколько изменился парень, а потому, считал его несмышленым юнцом. Турох разочарованно отошел к Лии и, приобняв, шепнул на ухо, – Готовьтесь, скоро у вас с Сойкой будет работенка.

Лия вскинула на него испуганный взгляд.

– Не бойся дочка, Тим должен суметь за себя постоять.

Противники начали сходиться. С ехидной улыбкой Грог крутанул меч в руке и сделал пробный выпад. Тим легко отбил удар, но хитрый соперник тут же крутанулся и попытался достать его локтем по лицу. Парень, привыкший к честным поединкам, где оттачивал в основном работу против известных приемов, едва успел среагировать и уйти от удара в сторону.

А вот Грог, не ожидавший от него такой прыти, на секунду растерялся. Не встретив сопротивления движению локтя, он выставил правую ногу вперед, пытаясь удержать равновесие. Тим одним коротким росчерком рассек противнику штанину и бедро от колена практически до пояса. На секунду даже показалось, что он слышал, как острие клинка заскрежетало о кость. Тело Грога накренилось, он заорал от дикой боли и рухнул на землю. В этот момент сзади на спину Тиму с громким воплем бросился Тихон. Коротким кинжалом он метил прямо в сердце парню, но тот развернулся на крик, лишь для того, чтобы получить удар остриём клинка в грудь.

Падая, Тим услышал, как Тихон вскрикнул, видимо, тоже получив ранение, но на этом сознание его покинуло. Дальше была тьма.

Глава 16

«Получен урон. Текущий уровень жизни 7/135

Благословение. Текущий уровень жизни 60/135

Получен урон. Текущий уровень жизни 8/135

Благословение. Текущий уровень жизни 65/135».

Тим не знал, сколько прошло времени с тех пор, как мир вокруг погас, а спустя мгновение появилась первая надпись. Теперь они регулярно повторялись.

«Вы получили благословение. Текущий уровень жизни 93/135.

Негативный эффект «Проклятие смерти» развеян».

С вернувшимся сознанием тело пронзила боль. Горело все, начиная от места, куда угодил кинжал ненавистного Тихона, заканчивая ступнями, по которым вдобавок ко всему еще и мурашки побежали.

– Проснулся? – раздался голос Лии.

– Да. Где мы? – хрипло спросил Тим, осматривая белый потолок, оштукатуренные стены и вдруг склонившуюся над ним девушку. Коса ее перекинулась через плечо и свисала почти до кровати.

Настоящей кровати с белыми простынями.

– Мы на постоялом дворе «У Магнала Сбэйдо». Место не из дешёвых, но тебе был нужен покой.

– А мы уже у шинитов?

– Да, где же ещё можно встретить такие постоялые дворы. Ты посмотри, у них даже потолок и тот из камня.

– Долго я спал?

– Почти неделю, – девушка присела рядом.

Лицо ее было бледным, вокруг глаз появились синяки. Тим понял, что Лия потратила много энергии. Своей энергии.

– Мы доехали позавчера, а вчера Тамана помогла мне все распродать. Вот, – девушка поставила на стол два кожаных мешочка.

– 1241 серебряная коронка. Пока мы торговали, за тобой Сойка следила.

– Чтоб не убежал? – пошутил парень, пытаясь приподняться с кровати.

– Лежи-лежи. Кинжал у Тихона отравлен был. Мы с Сойкой тебя раз сто пытались вылечить, но только все внутренние кровотечения устраним, как у тебя что-то новое рвалось. В общем, не умею я от ядов лечить.

– Теперь умеешь. А что дальше делать? Действие яда прошло, но мне как-то не очень радостно. Я даже ногу размять не могу, будто бревном придавлен.

– Либо покой пару недель, либо ждать пока наши с Сойкой камни восстановятся.

– Она теперь у нас лучшая подруга?

– Она хорошая. У нее мать травница была, Сойка много переняла. Она и без камня немножко врачевала. А теперь, думаю, совсем станет хорошей лекаркой. Жалко только ее.

– Чего это вдруг?

– Староста хочет за Занозу сватать. В общем, приберет он это сокровище себе.

– Ладно, нам бы со своими проблемами разобраться. Скажи мне, чего этим уродам надо было? Почему они так взъелись?

– О, а вот тут самое интересное. Мы их подлечили немного, ну чтоб не сразу умерли. И Бурый давай спрашивать, а когда те не отвечали, он их железом каленым прижигал, а потом Сойка какой-то травкой мазала. Мы же поначалу думали, что они тебя убили, очень ты был плох. В общем, рассказали все как на духу. Заплатили им кайрийцы, чтоб деревню нашу сдали, вот и напоролись вы на засаду. А я им тогда все карты спутала. Они и сейчас поехали, чтоб договориться с благодетелями своими, да на обратном пути нас на засаду навести. Не знаю, может и прав был староста, когда сразу их прикончить предлагал. Теперь я нервничать буду всю обратную дорогу.

– Предупреждён, значит вооружен, – попытался успокоить девушку Тим.

– Это у вас там так говорят? Мудро. Ой, смотри, Яр готов. Сейчас мы тебя еще подлечим, и за ночь ты восстановишься полностью.

Тим шёл по центральной улице столицы шинитов. Дорога и правда была выложена чем-то напоминающим брусчатку. Ровные ряды аккуратных каменных домиков выгодно отличались от всего, что он видел раньше в этом мире. Однотипные крыши, покрытые красной черепицей, делали город даже красивым.

Лия с теткой с самого утра отправилась выбирать наряды. Как-то получилось так, что Тим не делая предложение Лии, объявил о их свадьбе, но девушка не возражала, а потому все шло как-то само собой. Все уже привыкли, что после обряда становления мужчины, который Тим с легкостью должен пройти, они поженятся. Девушка с теткой уже начинали готовиться к столь значимому мероприятию. Пришлось даже выделить им на это финансы. Парень, не скупясь, отдал оба мешочка с серебряными коронками, перед этим подробно рассмотрев, как выглядит данный вид валюты. Сам же, ссыпав в маленький мешочек с десяток золотых монет, отправился искать лавку для закупки ингредиентов из списка Деда.

Вывеска со склянками, как на картинке, нашлась довольно быстро. Отворив тихо скрипнувшую дверь, Тим вошёл.

Внутри оказалось довольно темно. Глаза, привыкшие к не по-утреннему яркому солнцу, адаптировались не сразу, а потому пришлось замереть в дверях.

– Проходите молодой человек, проходите, – раздался старческий голос, – Нечего в дверях стоять. Всех покупателей мне распугаете.

– Не заметил особой очереди, – сказал Тим, но прошел и, прикрыв за собой дверь, двинулся к прилавку. Торговец был стар. Толстостенные очки на крючковатом носу и взлохмаченные седые волосы делали его похожим на сову, выпавшую из гнезда.

– Зачем пожаловали? Может быть приворотное зелье, из отвара крылышек летучих змей с острова Лиронтос? – спросил он, встряхивая литровую бутыль с мутной жидкостью.

– Или может быть вам нужен туманный кристалл, превращающий соленую воду в пресную? Если так, то вы опоздали, уже весь запас раскупили, приходите после…, – торговец сделал вид, что задумался.

– Мне вот это, – Тим поспешно положил на стол пергамент, пока старичок с бурной фантазией еще чего не придумал.

– О-о-о, – многозначительно протянул старец с именем «#0132412 (Клиф Гаммаль, Раса: Человек, Аура +22)», – А где сам Дед?

– Приболел он, попросил меня подсобить.

Тим удивился. Впервые он видел собеседника у которого кроме имени имелась еще и фамилия.

– А-а-а, ну да, ну да. Товары недешевые, да и редкие. Приходите-ка вы завтра, молодой человек, – в момент сделавшись серьезным, проскрипел продавец и, развернувшись, скрылся в проеме подсобного помещения.

Тимур осмотрелся по сторонам, подождал пару минут и вышел.

На голубом небе не наблюдалось ни облачка. Солнце стало уже хорошо припекать, и без того немноголюдные улочки опустели. Тим знал, что основная торговля продолжится ближе к вечеру, когда перепившиеся после вчерашних удачных сделок жители снова придут в себя. А потому, никуда не торопясь, зашел в ближайшую лавку. Резко напахнуло чем-то химическим.

Лавка принадлежала кожевенной мастерской. Быстро осмотрев товар, Тим выбрал качественную куртку, с десятком небольших карманов на уровне пояса и перекрестием ремней на груди. Множество мест шнуровки делали ее очень универсальной. На деле обновка оказалось тяжеловатой, но удобной. Тим даже помахал руками над головой, за спиной, выискивая изъяны, но так ничего и не обнаружив, направился к прилавку. Скучающий до этого продавец, заинтересованно осмотрел парня в обновке.

– Замечательный выбор. Предлагаю присмотреться еще вот к тем штанам. По-моему, будет отличная пара, – проговорил он, указывая в сторону.

И действительно, штаны из грубой ткани оказались впору. Они были оснащены ремешками, с помощью которых на голень и бедро для усиления защиты можно было пристегнуть металлические пластины.

– А на куртку таких пластин не предусмотрено? – поинтересовался Тим, вспомнив про коварный удар кинжалом в спину.

Торговец удивленно приподнял бровь.

– Я думал, вы знаете, что берете. Редкий покупатель обращает внимание на экипировку разведчиков последней грани, но и абсолютно несведущий должен был заметить тяжесть, которой обладает данное изделие.

– Ну, да, тяжеловата, но вполне терпимо. А что в ней особенного?

Мужчина снисходительно посмотрел на покупателя.

– Дело в том, молодой человек, что под подкладкой данного изделия находится 7 слоев тончайшей сетки из нивелировой проволоки. Очень редкий материал, немногие мастера берутся с ним работать из-за повышенной прочности. Даю вам гарантию, что, когда слой кожи на данной куртке придет в негодность от порезов и проколов, сетка все так же будет защищать не только от ударов меча, но даже от стрел. Не бронебойных, конечно, – наставительно произнес торговец.

– Хотя и их будет сдерживать значительно, – подумав, закончил он.

– Сколько будет стоить такой набор?

Прикинув что-то в уме, продавец обозначил цену:

– Если без пластин, то сорок шесть скипетров, с пластинами пятьдесят.

Тим, подумав, что ослышался, переспросил.

– Ровно пятьдесят полновесных скипетров, – повторил торговец, – если цена слишком велика, то можем присмотреть что-то попроще. Вот, например, отличный экземпляр.

Продавец указал на ничем непримечательную куртку. В таких ходило большинство скарталлей, приехавших с Тимом.

– Всего два скипетра сорок пять коронок.

Тим с сожалением снял так понравившуюся куртку и примерил другую. Ощущение было не то, но расставаться с пятьюдесятью монетами он не хотел. Хорошо, давайте эту.

Торговец разочарованно повесил куртку разведчиков на место.

– Что-то еще? – безэмоционально спросил он.

– Да, – Тим положил на стол самый большой из имеющихся Яров. Глаза продавца тут же расширились от удивления.

– Сделайте мне женский пояс, чтобы в него можно было вставить данный камень, но так, чтоб со стороны было не заметно.

– Откуда у вас такое сокровище? – спросил торговец, уже приходя в себя.

– Наследство, – намеренно скучным голосом ответил парень.

– Предлагаю обмен. Я отдам вам куртку, штаны и вот этот браслет, в обмен на Яр, – торговец положил на стол кожаный браслет с закреплёнными на нем металлическими ядрами. Каждый шарик плотно лежал в небольшом углублении.

– Нет! Мне нужен пояс. Сможете?

– Смогу, конечно. Сейчас только размеры снимем, – торговец достал линейку.

– А вместо ядер в браслет вставьте вот эти камешки, – Тим высыпал на прилавок горсть маленьких, так и не восстановившихся Яров, – его я тоже возьму.

– Что это? – поднял торговец одну из некогда желтых горошин.

– Думал, что Яры, но после того, как из них забрали силу, это просто камни.

– Однажды я слышал легенду, что у древних были такие камешки, куда они могли сливать излишки внутренней энергии. Может быть это они?

– А вы когда-нибудь встречали человека с этой самой внутренней энергией? – оживился Тим.

– Нет.

– Ну, так что, сделаете мне такой комплект, чтоб пояс и браслет с этими камнями?

– Сделаю. Плюс еще два скипетра к цене за куртку. Итого с вас четыреста сорок пять коронок.

Тим положил на стол пять золотых.

– Однако. Тоже наследство? – поинтересовался торговец.

– Оно самое, – ответил Тимур, пряча сдачу и Яр в котомку.

– Заходите вечером, все будет готово, – прокричал озадаченный мужчина ему в след.

Глава 17

Выйдя из лавки кожевника, Тим огляделся. Вывески ярко отображали, что и где продается. Это не могло не радовать, ведь читать он так и не научился. Если всё-таки удастся остаться в Усть-Укаре или поблизости, то это еще одно важное дело на грядущую зиму. Нужно будет поговорить по этому поводу с Дедом, всё-таки Тимур делает ему одолжение, закупая товар.

Разглядев вывеску с луком и мечом, парень направился прямиком туда. Едва переступил порог, как глаза стали разбегаться. Чего тут только не было. Ровными рядами на вбитых в стены крюках висели мечи, булавы, кистени и прочее оружие. Сталь полированных клинков походила на зеркала. Казалось, что тут можно найти все, что пожелаешь. Помня о неприятной ситуации в кожевенной мастерской, Тим направился прямиком к торговцу.

Высокий и крепкий мужчина средних лет с серьезным выражением лица поинтересовался о желаниях клиента.

Тимур попросил лук и колчан со стрелами, но так чтобы не сильно дорого.

Когда продавец спросил о более конкретных пожеланиях, парень растерялся. Видя это, бывалый торгаш выложил на стол несколько изделий. Большой дугообразный лук, длинна которого оказалась чуть меньше роста самого Тима, он отверг сразу. По лесам с таким не побегаешь, да и в тесном бою он становился бесполезным. Такими хорошо в строю лучников работать, а не одиночке. Сборный, из неизвестного черного дерева, был громоздким и тяжелым, потому тоже не прошел отбор, а вот последний…

Даже в покое, тело лука было изогнуто так, что представляло собой четыре дуги. Спина и живот, невиданного ранее оружия, сделаны из древесин разного цвета и плотности. Изогнутые концы явно изготовлены из рогов какого-то местного существа. Черные, будто отполированные, они были увиты золотистыми прожилками. Надпись гласила «Лук проклятых, 4/0/17, 140/140»

Тимур сразу положил на него глаз. Но торговец предложил сделать пару пробных выстрелов, потому как ассортимент широк, а других покупателей не предвиделось еще пару часов. Накинув тетиву и наложив стрелу, Тим прицелился в ростовой щит, установленный в конце помещения. С лёгким шелестом тетива натянулась и негромко щёлкнула, выпуская стрелу. Та прошила щит насквозь и застряла в нем.

– Огоонь,– протянул парень.

– Что, простите? – удивленно вскинул бровь продавец.

– Отличный лук.

– Совершенно с вами согласен. Мое первое творение в такого рода модификациях. Очень долго подбирал древесину. Клей по моему фирменному рецепту. Полировка и покрытие водоотталкивающими составами.

– Сколько вы хотите за него?

– Совсем недорого, семь с половиной скипетров. Аналогичный товар стоит на порядок выше. Вот, к примеру, тот, – продавец указал на висящий на стене лук, практически точную копию того, что Тим держал в руке, – будет стоить уже 25.

– Почему этот настолько дешевле?

– Не каждый готов ходить с луком, на изготовление которого пошли рога огненного торда.

– А это кто?

– Мутант с прибрежной полосы. Редкая тварь и опасная. Дело в том, что люди у нас суеверные и боятся всего, что связано с прибрежными мутантами или тварями пустыни.

– Зачем тогда было использовать эти рога?

– Говорю же, то был мой первый лук такого плана. До этого я рога не использовал. А у нас тут трудно достать нечто подобное, поэтому сделал из того, что нашлось, – то ли виновато, то ли расстроенно произнес мужчина.

– Я возьму, плюс мне нужен колчан.

– На 24 стрелы или на 48?

Тим задумался.

– Давайте так, – пришел на выручку ушлый торговец, – Вот колчан, который я делал специально для этого лука. Подходит по цвету, по размеру. Правда есть один нюанс, не угадал с объемом и теперь в него входит 36 стрел. Раз вы не можете решить, сколько нужно, то, может быть, возьмёте его? Дам в подарок как раз 36 отличных стрел из тикса. Посмотрите, они абсолютно черные. Идеально подходят под колчан. Все вместе обойдется в… десять золотых. Очень уж не хочу лук и колчан продавать отдельно. Мне нравится этот набор.

Тим вышел с постоялого двора. В кошельке снова позвякивали 10 золотых, а 55 серебряных корон он рассовал по карманам. Направившись к площади с торговыми рядами, Тим высматривал по сторонам Лию. Выглядел он теперь как настоящий охотник. Кожаная курточка, лук и колчан, под завязку набитый стрелами. Подходя к знакомым телегам, издалека поприветствовал Бурого. Тот даже не сразу признал парня, так он изменился в своих обновках.

– Тим, – восхищенно осмотрел его друг, – да ты никак все, что накопил, спустил на одежду и оружие?

– Осталось маленько. А ты что приобрел?

– Да немного, – погрустнел парень. Камни вот точильные, да железа небольшой слиток. Налегке поедем обратно.

– А что, железо дорого стоит?

– Ну, мне хороший знакомый вот такой слиток отдал за 40 коронок. Дрянное, конечно, качество, но отец перекует, очистит, в общем, хороший меч может получиться, если время да руки приложить. Дома за такой в три раза больше получим. Сам знаешь, у нас дефицит изделий из металла.

Тим прикинул что-то в уме и, решившись, протянул другу кошель.

– Давай я сделаю вклад в ваш семейный бизнес. Дядька говорит война скоро, нам без мечей не победить.

– Что сделаешь? – не понял Бурый. Но, заглянув в мешочек, испугано прошептал, – Тим, откуда столько?

– Наследство, – привычно соврал парень и хлопнул друга по плечу.

– А что мне теперь делать? – сын кузнеца стоял, не в силах прийти в себя.

– Покупаешь железо, отвозим твоему отцу, куете мечи. Продаем или меняем на что-то полезное. Все, что с отцом наторгуете, делим поровну.

– Хм… ну так это, я пошел?

– Ага. Только половину на нормальное железо потрать, нет у нас столько времени, чтоб все очищать да перековывать по нескольку раз.

– Как скажешь, – отчего-то погрустнел Бурый. Видимо он уже прикинул, сколько всего можно купить, на сколько месяцев, а может и лет, кузница будет обеспеченна работой и какая прибыль получится. После уточнения Тима расчет должен был поменяться.

Побродив ещё немного между пустыми телегами, Тим вернулся к магазинчикам местных торговцев. Время уже перевалило далеко за полдень, и улица буквально кишела разномастной толпой. Толкаться между людьми желания не было, а вот живот уже призывно урчал. Тим вспомнил, что к постоялому двору примыкает небольшое помещение, где трапезничали постояльцы. Легко сориентировавшись, он направился туда.

За 10 коронок перед ним поставили блюдо с большим куском зажаренного мяса и порцией отварной зелени. Удивившись столь невысокому ценнику, Тим взял короткий, но острый костяной ножичек, лежащий с одной стороны от тарелки, и вилку. Зажаренная мясная корочка, хрустнув от лёгкого нажима треснула и не встретив преграды нож провалился в гущу белого вязкого вещества. Хрустящая оболочка была наполнена субстанцией больше всего напоминающей переваренную овсянку. Он скривился. Официант, стоящий неподалеку, сразу же подошел на жест недовольного клиента.

– Что-то не так?

– Это что, – брезгливо поморщился парень, указывая на тарелку.

– О, это мясо склиза. У нас самый лучший повар, он берет только молодых особей, не длиннее полутора метров. Вырезает среднюю часть пустынного червя и готовит по только ему известному фирменному рецепту. Ни в одном постоялом дворе вы не найдете такого изысканного мастера.

– Как вы вообще это едите? – спросил Тим, отодвигая тарелку, где зелень уже практически плавала в белой каше.

– Вы не местный? Люди быстро привыкают к непривычному вкусу. А вообще это сытное и полезное блюдо.

– А что за зелень? Тоже что-то из пустыни?

– Нет, это зеленый тростник. Вы могли видеть его, если приехали с нынешней колонной скарталлей. Пусть и опасно подходить так близко к побережью, но наши воины приносят его достаточно. Стоит гораздо дешевле, чем пища, выращенная на окультуренных землях, но тоже довольно вкусный и полезный. Да и вокруг оазисов его полно. Если вы желаете, мы можем приготовить для вас мясо лесных животных, например, с пшеничной кашей или даже корнеплодами, но стоить это будет несколько дороже. Несмотря на то, что сейчас сезон и мяса ваши охотники привезли достаточно много, выйдет в среднем на полтора золотых.

Тим был в шоке. Закупочные цены отличались от того, что ему предлагали сейчас даже не в три и не в пять раз. А ведь чем ближе к пустыне, тем будет дороже.

– А можно мне порцию тростника, без этого, без червя? – есть всё-таки хотелось.

– Конечно, 3 коронки.

Вкус был так себе, но хотя бы наелся.

Когда Тим вышел на улицу, солнце уже практически село за горизонт. Продираясь сквозь толпу, он отправился в мастерскую кожевников.

– Вот, как вы и заказывали, – торговец выложил на стол широкий пояс. В центре был сделан красивый цветок вроде ромашки с объёмными листьями и выпуклой сердцевиной.

– С обратной стороны есть карман, который позволит как раз спрятать туда ваш камень. Проверим?

Тим удивился такому предложению. Было и так видно, что камень поместится.

– Не взял я его. А браслет, готов?

– Конечно, – расстроенно сказал продавец.

Все получилось, как нельзя лучше.

Когда довольный Тим вышел на улицу, собираясь искать Лию, солнце окончательно скрылось. Удивительно, но город не погрузился в полную темноту. Тут и там зажгли фонари с маслянистой жидкостью. Оглядываясь по сторонам, Тим заметил двух странного вида мужчин. Черные плащи с капюшонами, накинутыми на голову, выделяли их из толпы. Но привлекло внимание не это. Странные типы следовали за Тимом, не особо скрываясь, и все быстрее приближались.

Решив не оттягивать встречу, парень свернул в проход между домами.

Едва успел развернуться и принять стойку, выхватив меч, как преследователи тоже зашли в переулок.

– Смотри-ка, это скарталльский птенец похоже захотел поиграть с нами, – захохотал один.

– Откуда это у такого олуха меч? Отдай его нам, пока не порезался, – сказал второй, вынимая из-под плаща свой клинок.

Тим отступил на шаг назад и приготовился сражаться.

Глава 18

Мечи с громким лязгом снова ударились друг о друга. Несколько искр разлетелось в стороны и что-то больно ужалило Тима в правую бровь. Новая куртка была порезана в нескольких местах, и рубаха под ней начинала прилипать к телу не только от пота, но и крови. Один противник с перерезанным горлом уже лежал на брусчатке переулка, но второй еще сопротивлялся. С трудом отбиваясь от редких и тяжёлых ударов Тима, он уже не пытался огрызаться. Лишь медленно отступал, не глядя под ноги. Это его и сгубило. Запнувшись о ступеньку крыльца черного хода одного из домов, он подался вперёд, пытаясь устоять на ногах. В тот же миг зазубренное, не очень острое лезвие меча пронзило его грудь.

В переулок все с той же стороны вбежали еще трое мужчин в похожих плащах. Кровь заливала правый глаз Тима, руки гудели, сил сражаться не было. Он развернулся и побежал, выскочив с другой стороны переулка.

Расталкивая толпу плечом, Тим пробирался к повозкам. Едва заметив Лию, Бурого и Сойку, помахал им. О чем-то спорящие до этого друзья бросились к нему на помощь. Дотащив до повозки, уложили на деревянные доски. Лия тут же принялась стягивать с него намокшую куртку.

– Сойка, найди Туроха, у меня, кажется, проблемы, – проговорил парень, морщась от боли.

Ловкие руки Лии совершали быстрые движения и боль уходила. Кровь из раны над бровью перестала сочиться, а когда девушка добралась и до нее, то та бесследно исчезла, поддаваясь магии этого мира.

Тим подошёл к стоящей рядом бочке с водой и омыл лицо.

Откуда-то из-за телег вышел взволнованный дядька. Как раз вовремя – с другой стороны подходил десяток воинов в плащах.

До этого момента Тим не успел их толком рассмотреть. Теперь же он видел, что под плащами скрываются суровые воины, несильно отличающиеся от скарталлей. Такие же бородатые угрюмые лица, лёгкие кожаные куртки, неказистые мечи и луки. Над головами все те же номера цифр.

– Кайрийцы, – тихо шепнула Лия на ухо Тиму, – вон тот здоровый вроде из тех, что участвовал в засаде, тогда на поляне.

Тим покрепче стиснул меч.

– Этот малолетний ублюдок убил двух моих людей, – заорал великан, на которого показала Лия.

– Они напали первые, – парировал Тим.

– Я не верю, что малолетний выкормыш скарталлей мог в честном поединке убить двух моих не самых последних людей. Ты, наверняка, напал со спины. Докажи мне свою правду. Мы вызываем тебя на бой.

– Что, все сразу? – хохотнул Турох.

– Если есть у вас, кто встанет рядом, чтобы честной сталью подтвердить слова этого недомерка, то пусть встают с ним рядом. Мы в любом случае убьем его и тогда уйдем. Так гласит правило чести наших земель.

– Это не ваши земли, тут нельзя убивать.

– А мне плевать, – перебил Туроха гигант.

Было видно, что вражеский предводитель запугивает людей. И ему это удалось. Не смотря на ненависть к кайрийцам и на то, что скарталлей сейчас было больше, люди стали расходится и прятаться подальше от места возникающего конфликта. Лишь Турох вышел вперёд, подойдя к Тиму, обнажив клинок. Через секунду, вытащив из повозки внушительный молот, рядом с ними встал Бурый.

– Это все? – усмехнулся здоровяк.

– Еще я, – негромко сказала Лия, сделав шажок вперёд.

– Успокойся женщина, – насмешливо произнес предводитель шайки, – если хочешь, мы с тобой после поборемся, на сене. Хоть ты и не в моем вкусе, – все кайрийцы заржали.

– Начнем, – выкрикнул Турох, и одним ловким движением полоснул ближайшего из окруживших их противников, по лицу.

Самым кончиком меч рассек лицо воина по диагонали, откромсав кончик носа.

Тим успел лишь подумать, что надо бы и свой меч наточить, а в следующий момент все так завертелось, что стало совсем не до того.

Отбивая удары, летящие с разных сторон, он лишь успевал смотреть, чтобы его контратаки не задели товарищей.

В один из моментов, зарубив очередного противника, он понял, что не успевает развернутся, чтобы отразить удар меча, занесенного над головой предводителем кайрйцев. Как вдруг тот стал заваливаться, оседая на пол. За ним стояла Лия. От руки девушки исходило небольшое свечение, а лицо перекосила гримаса ярости.

Тим обернулся, собираясь прийти друзьям на выручку, но было уже поздно. Оба добили последних противников, да так, что от удара молота Бурого, непонятная масса разлетелась по мостовой от головы его врага. Выбежавшая из-за телег мгновением позже Сойка тут же согнулась, не в силах сдержать рвотный позыв.

Картина была и впрямь жутковатая. Кроме тела главаря целых не было. Тут и там валялись раздробленные и отрубленные конечности, кровавые лужи разукрасили серый камень мостовой. С громким топотом на площадь вбежала стража. Не разбираясь, они схватили стоящих на ногах мужчин, едва успевших поспешно бросить мечи, и потащили в центральную часть города, где располагались тюремные камеры.

Тим только и успел, что крикнуть Лии:

– Собери мечи, – после чего, получив тяжелый удар в живот, скрылся за поворотом.

Глава 19

Лия стояла и смотрела в след удаляющимся стражникам. Все знали, что сражаться в столице шинитов запрещено, но что теперь делать и как вызволять соратников, девушка не представляла. Впервые она видела, как кого-то из своих арестовала стража.

В спину толкнула Сойка:

– Собираем скорее, надо успеть, пока стражники не вернулись, – и бросилась к телам. Пока Лия нашла мечи Тима и Туроха, дотащила тяжелый молот Бурого и все это положила в телегу, маленькая юркая помощница обшарила убитых. Семь тощих кошелей тут же скрылись в опустевшем после торгов сундуке. Следом пришла очередь оружия врагов. Всего нашлось 6 мечей, 3 коротких кинжала и 4 деревянных дубины с каменными шипами. Когда кроме одежды брать с трупов оказалось нечего, Лия сказала Сойке остановиться. Только девушки присели перевести дух, как из той арки, куда утащили Тима и остальных, выехала конная телега, с помятого вида воинами в белой униформе стражей порядка. Они молча закинули тела на повозку, и так и не проронив ни слова, удалились.

Теперь о случившемся сражении, напоминали лишь пятна крови, размазанные по мостовой.

Тим лежал на жестких нарах, не в силах заснуть под храп Бурого и Туроха из соседних камер. Рана на плече ныла и чесалась. «Как глупо будет получить заражение крови и умереть, когда у тебя в котомке есть огромный полностью заряженный Яр», – подумал он.

Вещи, к счастью, не забрали, и сейчас парень лежал, засунув свои сокровища под голову вместо подушки.

Поняв, что уснуть так и не получается, решил рассмотреть подарок для Лии получше. Давно в голове созрел план сделать девушке нормальное предложение. А пояс и браслет заменят кольцо, или что там принято дарить у местных, предлагая руку и сердце.

В тусклом свете маслянистой лампы, висящей на каменной стене в коридоре, Тим с большим трудом втиснул Яр в потайной кармашек на поясе. Удивительно, как мастеру удалось так точно соблюсти все размеры, но камень встал в отлично подогнанное углубление и прикрылся жестким куском кожи с внутренней стороны. Теперь кармашек было совершенно не заметно.

Если не знать, что внутри изделий скрыты волшебные камни, то внешне, они были вполне обычными. Да и Тим был совсем не уверен, что удастся заставить камешки в браслете работать как надо. Он даже пожалел, что не отдал две оставшихся виноградины на инкрустацию браслета.

Если пояс хоть немного был женственным и праздничным, то серые камни на маленьком куске кожи смотрелись мрачновато. Надо было что-то делать. А что вообще Тим мог сделать, сидя за решеткой. Вспомнив про ножичек, подаренный Дедом, он хотел было как-нибудь разрисовать браслет, но мысль о том, что ни в прошлой жизни, ни в этой он не отличался художественным мастерством резчика, заставила передумать. Оставалось что-нибудь написать. На настоящей родине Тима, часто делали гравировку на подарочных изделиях в виде какого-нибудь четверостишия популярного автора.

Вспомнить что-то подходящее моменту не удавалось, и Тим решил написать что-то свое.

Провозившись добрую половину ночи, он прочел что получилось:

«Мы связаны с тобой давно, незримой ниточкой судьбы.

В ее руках веретено, сплетает ярок холст, где мы,

Друг с другом рядом сотню лет. А чтоб был слог не затяжной,

Прошу в подарок взять браслет и вечно быть моей женой».

Неказистые угловатые буквы, вырезанные неопытной рукой, вспыхнули. Щурясь от яркого света, Тим отшатнулся, но тут же все погасло.

– Вот же, блин, и правда Великий и Могучий, – прошептал он. Только тут до парня дошло, что текст он писал на русском языке.

Взяв в руки, заметил, что буквы ещё больше исказились и почернели, будто были выжжены на коже. Перевернув браслет лицевой частью, Тим удивился. Камни растеклись по коже тонкими нитями красивого серебристого узора.

Перед глазами всплыла надпись:

«Поздравляем! Вы создали малый артефакт «Браслет силы».

Основные характеристики: объем накапливаемой энергии – 14 единиц.

Дополнительные характеристики: в любой момент создатель может отследить направление местоположения браслета.

Открыта новая профессия: артефактор.

Уровень профессии – 1.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа – 0/2.

Приятной игры».

Тим замер. Перечитал растворяющийся текст ещё раз, прежде чем тот полностью исчез.

Вдруг, в проеме длинного коридора, ведущего на свободу, заплясали отблески приближающегося факела, и послышались шаги.

Быстро засунув все в котомку, Тим упал на нары и положил ее под голову. Выполняя этот скоростной акробатический прием, больно ударился о доски локтем, руку словно электричеством пронзило. Но он сдержался и не застонал.

В небольшое пространство между камерами ввалился грузный седой мужчина. Было видно, что некогда это был сильный и крепкий вояка, но годы спокойной жизни его расслабили.

Единственный шрам на шее говорил о том, что мужчина чертовски везучий, ведь с такими ранениями редко выживают. А вот объемный живот намекал, что годы боевых свершений остались далеко позади.

– Турох, мерзавец, ты ли это? – просипел пришедший.

– Я, – ответил тут же проснувшийся дядька, всматриваясь в столь интересного персонажа.

– Жардон Уршак? – словно не веря своим глазам, воскликнул он и крепко обнял распахнувшего дверь стражника, – Я думал тебя убили тогда у каньона.

– Почти, – снова просипел стражник, еще больше оголяя шею, – совсем чуть-чуть не успели, когда вы с пятой лортой пришли на помощь. Тогда я был рад тебе не меньше чем сейчас. Пошли, надо отметить такое событие, – радостно похлопал Туроха по плечу старый приятель.

– Пошли, только эти двое со мной. Племянник мой непутевый.

– У тебя ж вроде не было никого из родни-то, – удивился охранник, пропуская вперед всю компанию.

– Не было, – согласился дядька, – да вот теперь есть.

От предложенного куска склиза Тим сразу отказался. Его передёрнуло от вида того, как дядька с приятелем уминают это блюдо, запивая мутной жидкостью. Бурый тоже не ел и сидел, понуро уставившись на разрезанную штанину. Под глазом у здоровяка наливался синяк, костяшки правой руки были содраны. Только Турох умудрился не пострадать в этой мясорубке.

– Слушай, друг, а чего они у тебя такие хмурые? – поинтересовался Жардон.

– Не знаю, может вещи оплакивают. Беречь пока не научились, а одежка не казённая, – повернувшись, подмигнул Тиму дядька.

– Велика беда, эт мы мигом поправим, – проговорил охранник и шатающейся походкой дошел до двери. Что-то сказав часовому, он вернулся за стол. Сейчас одежду убитых вами принесут, там ребята уже повыбирали кое-что чистое, думаю подойдёт вам.

Через пять минут в дверь вошёл молодой парень. С недовольным выражением лица он сложил на скамейку ворох одежды и вышел.

Едва успели переодеться, как дверь снова открылась. В комнату зашёл высокий и плечистый мужчина.

– Эти вот… пытались за этих вот… мне взятку дать, – пробасил он, потирая расцарапанную щеку, и втащил связанных, но упирающихся Лию с Сойкой.

– А с мордой у тебя что? – поинтересовался пьяным голосом Жардон.

– Так я когда сказал, что их тоже в камеру за взятку посажу, бежать пытались. Втроем еле связали их.

– Развяжи, они тебя подлечат, – сказал Тим, поднимаясь, – правда, Лия.

– Угу, – нехотя ответила насупившаяся девушка.

Глава 20

Утром Тим нашел Лию возле повозки Туроха. Она, весело смеясь, крутилась перед Таманой в новом платье.

Восхищённо глядя на преобразившуюся девушку, он всё-таки спросил:

– А что-нибудь более практичное ты купила?

Ойкнув, девушка остановилась.

– Конечно! Сейчас покажу, – и, резко развернувшись, спряталась в стоящем рядом крытом фургончике.

Через десять минут девушка вышла в плотно облегающем кожаном костюме и покрутилась перед парнем.

– Ну как?

– Ты красавица, – прошептал Тим. Приталенная куртка и брючки выглядели очень практично и в то же время вызывающе, не хватало только одной детали. Он вынул из котомки пояс, а потом и браслет. Долго не выдумывая слов, Тим просто прочитал то, что написал на браслете, и надел его девушке на руку.

Лия с тёткой остолбенели. Перевод получился ещё более неказистым чем оригинал, но женщин проняло.

– Я согласна, – сказала Лия, а Тамана выдохнула:

– Ну, точно ведун.

– Завтра утром отправляемся в обратный путь, – сказала девушка, – а сегодня вечером праздник, приходи, должно быть весело.

– Обязательно приду, – сказал Тим, глядя на невидимую другим, золотистую нить, протянувшуюся к браслету. Он моргнул, пытаясь прогнать наваждение, и нить пропала. Рассказывать про секреты подарков при тетке не стал, а просто, попрощавшись, направился по своим делам.

Подойдя к лавке алхимика, убедился, что сегодня за ним никакой слежки нет, зашёл внутрь.

Все тот же взлохмаченный седой старик, завидев парня, вынул из-под прилавка большой мешок.

– Молодой человек, где вы ходите. У меня уже все готово, поставщики ждут, когда я им принесу деньги за столь редкие товары, а вы пропали неизвестно куда. Я уже начал подозревать, что вы передумали помогать бедному Деду. С Вас 7 золотых. Все это торговец говорил с такой улыбкой, что Тим невольно тоже начал улыбаться, но услышав цену, тут же стал серьезным.

– А не сильно ли вы много запросили? Пересчитайте там, Дед дал всего две с половиной монеты, – соврал Тим. То, что принес на продажу загадочный старик, ушло за 495 коронок. Очень не хотелось расставаться со своими деньгами, а потому парень решил торговаться до конца. Спустя полчаса препирательств, ещё более взлохмаченный торговец, согласился на 5 золотых, заявив, что это его последнее слово. Было видно, что торговаться ему очень нравилось, но как Тим ни старался, дальше цену сбить не удалось.

Выложив на стол круглые жёлтые монеты, он взял мешок и вышел. Всю дорогу до повозок парня терзали сомнения, что мешок набит соломой. Слишком уж он лёгкий для такого объема. Наконец-то добравшись до Бурого, о чем-то беседующего с Сойкой, Тим поставил приобретение на телегу и заглянул внутрь.

Поначалу ему даже показалось, что он был прав. Но приглядевшись, заметил, что в соломе тут и там виднеются какие-то бутылочки. Ловкий торговец обернул каждую пучком высушенной травы и перетянул бечёвкой. От такого способа защиты драгоценных сосудов, мешок раздулся в объеме раза в три, но вероятность довезти содержимое в целости значительно возросла. Да и трава оказалась разной и совершенно не знакомой. Возможно, она тоже считается купленным ингредиентом. На дне было что-то мягкое, но Тим углубляться в поиски не стал. Затянув завязки, он положил мешок на дно повозки.

– Бурый, а где железо? – спросил он приятеля, подходя к парочке.

– Так я его под дно спрятал, – проговорил здоровяк.

– Куда? – удивился Тим.

– Пошли, покажу.

Бурый встал и, подойдя к телеге, приподнял несколько досок. Двойное дно было сделано практически точно под высоту слитков, так что, даже если бы их там была всего пара, то они бы не двигались, зажатые между досок. Но их оказалось больше. Все дно было выстлано плотно сложенными крупными брусочками.

– Ну, и вот еще, – здоровяк положил на доски свой огромный молот.

– Как ты умудрился столько всего купить?

– Говорю же, это мой хороший знакомый. Он сделал мне скидку, а за такой опт в подарок дал молот. Боялся, что не довезу купленное до дома. Лия говорила, что надо молот тут продать, но после вчерашних приключений вроде не против оставить. Я думал по приезду перековать его на мечи. Но, – парень замялся, – можно я его себе оставлю, пока остальной металл не перекуем?

– Конечно, – легко согласился Тим, заметив свой меч. Он видел Бурого в деле с молотом, и действовал тот гораздо ловчее, чем с тренировочным оружием.

– Слушай, Бурый, а можешь мне меч наточить? У тебя же вроде есть камни.

– Могу, давай я и тебе покажу как надо.

С мечами провозились до самого вечера. Обновки, которые собрали девушки, тоже привели в порядок. Сталь оказалась ещё хуже, чем та, что использовалась в оружии Тима. Хорошо наточив и подправив лезвия молотом, Бурый оказался удовлетворен результатом.

Когда с делами было покончено, вокруг вовсю уже веселились люди. Еды расчётливые скарталли оставили себе немного, в аккурат на обратный путь, а вот спиртное лилось рекой. Возле большого костра в центре площади, под незатейливую мелодию местных музыкантов уже вовсю танцевали. Тим с Бурым решили, что не плохо бы и им принять участие в местных гуляниях. Так как оба не пили, они сразу направились к костру, где молодые девушки и парни тут же затянули их в хоровод.

Вокруг мелькали знакомые и не очень знакомые лица, все смеялись и что-то пели. Основная масса девушек уже прилично приблизилась к местным канонам красоты, а потому, часто именно они выбирали себе партнёров для танца, просто хватая их за руку и втягивая в гущу веселого хаоса. Так и Тим, влекомый какой-то пышнотелой барышней, влетел практически к костру, где его ловко перехватила Лия. Парень обнял ее и крепко прижал к себе, боясь потерять среди такого веселья. Предприняв слабую попытку уйти в свободное плавание, которая завершилась провалом, Лия обвила шею парня руками, на одной из которых Тим разглядел браслет, и поцеловала. Он ещё крепче прижал ее и прокричал на ухо, что хочет ей что-то рассказать, но тут слишком шумно. Улыбнувшись, раскрасневшаяся девушка потащила его за собой.

– Тим, но откуда такой большой Яр? Я же думала это просто пояс. А браслет тоже с сюрпризом? – сидя на кровати в номере постоялого двора спросила девушка.

– Вроде как в нем можно хранить излишки энергии.

– Правда? – изумилась она.

– Да, только никто не знает, как это сделать. Да и если честно, кроме тебя никто ей не владеет.

Девушка попробовала направить в браслет все, что накопилось. Энергия легко хлынула в браслет, наполняя его узор жёлтым свечением. Узор заполнился не весь, лишь передняя часть, а Лия, завороженная зрелищем, пропустила момент, когда осталась совершенно пуста.

Вдруг в дверь громко постучали.

– Открывайте, беда, – раздался взволнованный голос Бурого.

Тим тут же подскочил и открыл дверь. На пороге кроме приятеля оказалась и Сойка. – Что там еще, опять кайрийцы?

– Хуже, Тим, орда пришла.

– Монстры с пустыни? – удивился парень. Судя по рассказам, эти твари лезли каждый год, но чаще всего весной или летом, когда в пустыне сильно припекало.

– Нет, варвары, – разворачиваясь, крикнул Бурый.

Глава 21

Огни варваров заметили издалека, да и прискакавший со стороны берега разъезд сообщил, что идет не просто шайка разбойников, а настоящая орда. Город оказался не очень готов к атаке с этой стороны.

Наспех затворив ворота, стражник отправил посыльных предупредить всех о надвигающейся опасности.

С постоялого двора опрометью кинулись к повозкам. Бежать было недалеко, а вот выступать против варваров без основной части оружия не хотелось. Лию с Сойкой отправили к центральному костру. Там уже начали готовиться принимать раненых.

«Ну, какие еще варвары», – думал Тим, следуя за Бурым, но поговорить с товарищем времени не было, так как события стали развиваться слишком быстро.

Оказавшись у повозок, Тим нашел свой лук, колчан стрел и меч. Громкий топот заставил обернуться. По проходу между телегами бежал Турох, за ним с десяток деревенских мужиков. Тимур видел их лица не раз, утрами выходя из деревни на пробежку. Большинство было с мечами и достойно одеты, но троих он окликнул. Турох тоже подбежал к парню. Глянув на мечи кайрийцев скривился, но подхватив один в свободную руку, скомандовал трем мужикам, что бежали с вилами, перевооружиться. Все беспрекословно подчинились бывалому войну, размахивающему двумя мечами в попытке разогреть мышцы.

До стены, огораживающей город, добрались за пару минут. Ворота, которые должны были сдерживать натиск врага, к тому времени уже пали. Волна озлобленных мужчин в меховых шкурах, с пылающими факелами в руках, катилась по узкой улочке, размахивая мечами и топорами. Разъяренные стражники, до этого отступающие, получив подкрепление в виде скарталлей, бросились вперед. Но их атака завершилась ничем, ударившись о стену щитов. Началась бойня. Тим уклонялся и разил врагов, легко отличая их по обилию шкур и обветренным злобным лицам. У местных жителей таких нарядов не водилось.

Он даже не пробовал считать, сколько людей пало от его меча. На месте одного убитого, из темноты появлялись два, которые тоже быстро пропадали из виду или погибали, уступая место следующим.

Знакомых лиц и воинов в кожаных куртках становилось все меньше. Услышав, что на соседней улице тоже идет бой, Тим понял – врагов слишком много.

Увернувшись от острия огромного топора, пытающегося рассечь его надвое, кольнул противника в глаз, затравлено обернулся, ушел от удара мечом, достал кого-то в печень. Все сильнее его оттесняли к стенам домов, и когда он уперся спиной в тяжелую дверь, кто-то с силой затащил его внутрь. Обернувшись, Тим разглядел Бурого. Парень был весь в крови, но бодро стоял на ногах, сжимая молот.

– Тим, что делать, они повсюду? – заорал товарищ, которого, судя по всему, здорово приложили по голове.

– Пробираемся к площади, там Лия.

– И Сойка, – прорычал Бурый и выскочил следом. Основная волна варваров уже прокатилась, следуя в том же направлении, куда так хотелось попасть Тиму. Остервенело он рубил всех, кто попадался на пути, то и дело с трудом перешагивая через тела погибших. Варвары, не ожидающие удара со спины, редко успевали среагировать, а потому умирали быстро и без затей.

«Поздравляем, это ваша сотая скрытная победа. Убито врагов 100/100. Вы получаете 1 уровень скрытности. Теперь вас труднее заметить при перемещении в сумраке. Совершайте скрытные победы, чтобы повысить свой уровень скрытности. Прогресс уровня 1/120».

Тим бегло прочитал надпись, продолжая колоть, рубить, уклоняться и изредка отбивая вражеские удары. Бурый едва поспевал за ним, прикрывая спину.

Добравшись до центральной площади, Тим понял, что опоздал.

Нет, врагов было ещё достаточно, тут и там они занимались грабежом, но основная масса ушла. Словно веерными граблями прочесав одну улицу, варвары свернули на другую, где соединились со своими товарищами и направились к выходу. Выдохшийся Тим устало упал на колени, глядя на золотистую нить, ведущую куда-то в сторону городских ворот. Рядом на труп одного из поверженных ими врагов устало сел Бурый.

– Что теперь? – спросил он, тяжело дыша.

– Сперва прикончим этих, – Тим махнул головой на вышедшую из дальнего переулка пятерку варваров. Весело хохоча, они тащили упирающуюся местную жительницу, – А потом найдем наших девочек, – закончил он, устало поднимаясь.

Глава 22

– Нам их не догнать, – сказал Бурый, опираясь на свой окровавленный молот.

Над лесом появились первые лучи солнца. Тим и сам понимал, что слишком много времени ушло на то, чтобы добраться до распахнутых искорёженных ворот.

Заметив две ускользающие в лес фигуры, он снял лук, вложил черную как уголь стрелу и сделал единственный за этот день выстрел. Описав небольшую дугу, стрела юркнула в кусты, где секундой ранее спрятались спины в волчьих шкурах.

«Скрытная победа! Поздравляем, это ваша 185 скрытная победа. Вы приняли участие в великой битве. Общее количество убитых врагов 213. Это максимальное количество среди всех участников битвы. Вы победитель! Получена награда:

+75 к силе;

+56 к выносливости;

+63 к ловкости;

+5 к меткости;

+21 к удаче.

Поздравляем! Совершайте великие достижения и получайте достойные награды. Приятной игры».

Тим досмотрел текст до конца. Эти слова и цифры не вязались с происходящим вокруг. Какая к черту игра, если здесь кровь, убийства, насилие. Он сплюнул от досады. Сегодня он видел столько смертей, что хватило бы на несколько жизней, но цифра была нереальной. Да он сам должен без сил валяться, если стольких уничтожил. Но главное, что если пару дней назад он еще безумно хотел вернуться домой, то сейчас… Сейчас его дом был тут.

– Нужно найти Туроха.

Часто останавливаясь чтобы перевести дух, добрались до своих телег. Одна из них была перевёрнута. Вторая, набитая железом, стояла на месте. Видимо волна варваров, не сумев перевернуть такой груз, просто обошла ее. Тим удостоверился, что мешок с травами и склянками тоже на месте, спрыгнул на землю.

Все чаще на улицах стали появляться люди, в основном это были местные жители. К вновь разведённому костру стали подтаскивать раненых. Несколько лекарей трудились над ними, перевязывая.

Турох обнаружился там же. Правая часть груди мужчины была перемотана белой тряпкой, через которую уже начала проступать кровь. Множество мелких порезов можно было не считать. С такими лекари справлялись на ура.

– Они забрали их, – прохрипел Турох. И без уточнений было ясно, о ком идет речь, поэтому парень кивнул. Глаза бывалого война слезились, но было не ясно, то ли от нестерпимой боли, то ли от чувства утраты.

– Я найду их, обещаю, – тихо ответил Тим.

– Никто никогда не возвращался с той стороны моря. Все, кто попал в плен к варварам, считай, что мертвы, – пробасил Бурый.

– Значит, мы будем первые, кто это сделает, – серьезно заявил Тим. Вид его был устрашающим. Куртка вся пропиталась чужой кровью, на лице тонкая красная корочка из той же субстанции начала подсыхать и трескаться.

Немного постояв, прикидывая в уме, что делать дальше, он поинтересовался:

– Турох, ты с нами?

Мужчина закашлялся, приподнимаясь на локоть. Тут же подбежала девушка, сильно напоминающая медсестру. Тим видел ее раньше в караване, но она была из другой деревни.

– Никуда он уже не пойдет. Пробито легкое. Скорее всего, ему пара часов осталась, – со страхом пролепетала девушка, глядя на парня.

– Ну, так где лекари, пусть подлечат его.

– Энергия в Ярах закончилась и у меня, и у остальных. Теперь только травы и время.

Девушка показала опустевший камень, словно боясь, что ей не поверят.

Тим достал из котомки две полностью заряженных виноградины и подал ей.

Мгновенно сделавшись сосредоточенной, незнакомка поводила руками над Турохом, от чего тот блаженно расслабился.

– Вот, теперь он выживет и даже сможет ходить, но пока недалеко. Требуется либо еще энергия, либо время, проговорила девушка, возвращая серые камни.

«Скорость лечения была на порядок выше, чем у Лии, значит, лекарка знает, о чем говорит», – подумал Тим.

Вложив один камень Туроху в руку, он поднялся.

– Как зарядится, повторите, – сказал он, вкладывая золотой в руку девушки. Та удивлённо взглянула на монструозного вида парня, спрятала монету и, согласившись, отправилась к следующим пострадавшим.

Тим снова огляделся. Нужно было срочно смыть с себя кровь и поменять одежду.

Как ни странно, практически все лавки остались целы. Вовремя услышав о приближающейся опасности, торговцы забаррикадировали двери, закрыли редкие окна крепкими ставнями, а когда орда ушла – начали все открывать.

Неясно, откуда появились патрули, блуждающие по улицам и пресекающие мародёрство. По словам Бурого, все добро пойдет в городскую казну. Так тут принято.

Добравшись до постоялого двора, Тим убедился, что и тут все в порядке. За небольшую плату ему в номер принесли таз с горячей водой, полотенце и штаны с рубашкой на подобии тех, что были на нем при появлении в этом мире. Лишь хорошо оттерев засохшую кровь и переодевшись, Тим вышел в коридор. По разговору местных жителей он понял, что войска, спешно отозванные в город со стороны пустыни, никак не успеют прийти до полудня. К тому времени варвары погрузятся на корабли и уплывут в неизвестном направлении.

Он знал, что нужно делать, а потому, закинув на плечо котомку, звякнувшую остатками монет, вышел на улицу.

Глава 23

– Тим, вон там, – прошептал Бурый, указывая рукой в сторону засевших в кустах варваров. Вероятно, это группа, оставленная прикрывать тылы. Вряд ли варвары ждали, что за ними будет погоня, но прикрытие оставили.

Пролежав минут двадцать, наблюдая за врагами, Тим насчитал пятерых. Негусто, но если учесть, что в городе остались единицы боеспособного мужского населения, то довольно серьезная команда.

– Ты лежи тут. Если что-то пойдет не так, и заметишь, что я в опасности, приходи на помощь. Только помни, один нужен нам живым.

Тим привстал и, пригнувшись к земле, побежал по широкой дуге, обходя место засады. Новая куртка разведчика, купленная с парой десятков стрел и метательными ножами, приятно давила на плечи. Ножи удобно разместились на одном из ремней, перетягивающих грудь.

Зайдя в тыл к врагам, Тим выпрямился, достал лук, наложил стрелу и, крадучись, стал приближаться.

День уже подходил к концу, и лес давно погрузился в полумрак. Вытянутые тени лениво качались от затихающего ветра.

Стараясь слиться с ними, Тим приближался к пятерке варваров и оставался незамеченным. Все внимание их было направлено в сторону дороги к разграбленному городу.

Когда до противников оставалось шагов пятнадцать, под ногой парня что-то хрустнуло, и засыпающий лес вмиг оживился.

Сидящие воины синхронно обернулись в тот момент, когда с тетивы сорвалась первая стрела. Обмотанное тряпками острие вдруг прорезало ткань, ударяясь о висок одного из варваров. По лицу падающего худощавого парня потекла кровь, Тим успел выстрелить еще лишь раз, угодив в горло одному из подскочивших мужчин, после чего выхватил меч и закружился в смертельной схватке. Не смотря на то, что так и не удалось поспать и передохнуть после ночного сражения, он чувствовал себя полным сил. Движения получались быстрыми, резкими, он словно лучше начал ощущать свое тело. Враги были умелыми воинами, но всякий раз опаздывали на доли секунды, не успевая уйти от ударов меча. Последнему он с разворота отсек голову, замерев в любимой стойке. Вдруг сзади раздался рык, Тим развернулся, рассекая воздух перед собой мечом, но увидел лишь заваливающегося парня, которого поразил первой стрелой. По лицу варвара стекала струйка крови, в руках он сжимал арбалет, а позади стоял Бурый с огромным молотом в руках. Он словно завороженный смотрел на Тима.

– Ты нафига его убил, – сказал он, пытаясь выровнять дыхание.

– Он хотел стрельнуть тебе в спину, – ответил Бурый, – А ты не бессмертный.

Потом он подумал и добавил:

– Вроде.

– Вроде, – повторил Тим, – проверь там этого, может жив.

– Да я тихонько, – смутился здоровяк.

– Тихонько, кувалдой. Ну-ну, – сказал Тим, прощупывая пульс у раненого. Пульс был.

Тим срезал мечом длинную полоску ткани, со штанины одного из варваров и связал ей руки пленному, после чего похлопал его по лицу.

– Да вы все кровью умоетесь, – заорал тот, придя в себя и оглядываясь по сторонам. Надпись над его головой гласила «#3234581 (Котар, Раса: Человек, Аура +23)».

– О, да ты никак по-нашему понимаешь, – удивился Бурый.

– Это всеобщий язык, варвар ты необразованный. Какого, вам вообще от меня надо?

Пленник задёргался, пытаясь освободить руки, но не мог. Бурый легонько пнул его по рёбрам, от чего парень заскулил.

– Твои друзья, – начал он, – увели мою девушку. Мне бы хотелось ее вернуть.

Говорить спокойно удавалось нелегко, но Тим старался.

– Уплыла уже твоя зазноба. Муръяк, глава похода, всех баб на первых кораблях повез. Если она красивая да молодая, то уже наверно и не твоя, – пленник осклабился, но тут же заскулил, получив еще один, уже более тяжёлый удар.

– Да, что я-то, всех кроме лекарок ваших либо в бордель, либо в рабский ошейник. А хоть там, хоть там долго не живут, так что хоть бей меня хоть нет, а она уже…, – договорить он не успел, снова получив по рёбрам.

– А лекарки че, особые? – Спокойно, пытаясь не выдать свою тревогу, продолжил Тим.

– Особые. Их не трогают, пока лечить согласны. У нас таких умений нет. Даже у Румагов нет таких. Всяко пробовали, не слушаются нас ваши булыжники.

– Да вас тут сотни полегли, и все из-за пары десятков лекарей? Ну не умеете камнями пользоваться, приложили бы подорожник к больному месту. Зачем все это?!

– Бранг обещал хорошо заплатить за каждого, кто умеет лечить. Очень хорошо. А он теперь у нас правящий, и может озолотить любого.

– Ясно. Вы-то тут впятером навсегда остаться планировали?

– Нет, – буркнул пленник. Было видно, что говорить ему не хотелось. – Три дня нас будет корабль ждать, потом уйдет.

– А далеко до моря?

– Ты же абориген, а не знаешь где море?

– Слишком много болтаешь, отвечай только на поставленные вопросы. Тим приложил острие меча к горлу Котара.

– Сутки, сутки, – зашипел тот, вытягивая голову, – но вам не пройти. Хоть ты и псих. Нас пятеро было, и то могли не пройти.

– Разберемся, – Тим вырубил парня прямым коротким ударом в подбородок.

– Так, Бурый, слушай меня. Ты сейчас отправляешься назад… – начал он короткий инструктаж.

Глава 24

Солнце только осветило лес, когда двинулись к морю. Котар нехотя шел впереди, а Тим иногда придавал ему ускорение, тыча его же мечом между лопаток.

Поначалу оба были напряжены, шарахаясь от каждого шороха. Но время шло, лес уже стал меняться, а никто не нападал. Тим даже начал думать, что все эти жуткие рассказы про обитателей побережья и, прилегающих к нему лесов, преувеличены.

Как раз в тот момент, когда оба путника расслабились с огромной ветки, нависающей над тропой, на них метнулось неизвестное существо. Да так ловко, что Тим даже оружие выхватить не успел. Большая черная туша одним мощным ударом в грудь повалила его на землю, не давая времени на какие-либо действия, раззявила пасть и лизнула Тима в щёку.

– Мурка! – радостно воскликнул он. Но в этот момент что-то ударило в бок непонятно откуда взявшемуся тайкону.

Животное скатилось на землю, увлекаемое телом Котара. Тут же Мурка подскочила на ноги и, выгнув спину, зашипела.

Быстро отползая спиной вперед, пленник заорал:

– Мечом бей, – он понимал, что без оружия в схватке с этим существом у них нет шансов.

– Заткнись, придурок! Мурка, фу! Не ешь его, он ядовитый, – проговорил Тим, подходя к взъерошенному тайкону и, успокаивая, погладил по спине.

Варвар сидел, выпучив глаза и, не моргая, молчал. Мурка легла у ног Тима и громко замурлыкала.

– Где же ты пропадала, моя хорошая? – потрепал он питомца по голове между ушей. Грациозное тело существа, кажется, стало еще больше с последней их встречи.

– А ты молодец, – обратился Тим к Котару, – не испугался, спасти меня пытался. Вижу, что если придется, то ты будешь помогать мне отбиваться от тварей побережья. Держи свой меч. Только Мурку не задень. А то она и обидеться может, – Тим взрезал путы на руках пленника и, вспомнив прошлое прощание с тайконом, потер то место на груди, где когда-то когти оставили глубокие следы.

Лениво поднявшись, Мурка встала и тремя прыжками скрылась из виду. Совсем успокоившись, Тим развел костер и достал скудные запасы еды. Через несколько минут к огню вышел тайкон, неся в пасти неизвестного, но довольно упитанного зверька.

Идти дальше было веселее. Мурка то перепрыгивала по веткам, забегая далеко вперед, то снова возвращалась, требовательно подсовывая голову под руки Тима. После нескольких поглаживаний она убегала.

Котар шел первым, понурив голову и что-то бормоча на тему неправильности всей этой ситуации, того, что к кораблю их не пустят, и что он вообще зря поплыл в этот набег. С последним, кстати, Тим был полностью согласен. И раз уж один варвар понял это, то и остальным нужно как-то объяснить.

В конце-то концов, он пришелец из другого, более развитого мира, неужели не сможет вернуть единственного человека, который стал дорог в этом. «Да запросто!», – подумал Тим, тут же падая на землю.

Лес как раз кончился, и со стороны виднеющегося вдалеке моря на них двигалось непонятное существо. Словно дух давно усопшего воинственного варвара. При жизни тот явно был пиратом. Если не учитывать наряд призрака, то он сильно смахивал на главаря морских разбойников из книжек, которые Тим читал в детстве.

– Аякаси – прошептал Катар, отползая назад.

Невесомый, как казалось до этого, дух, вдруг обрёл четкие очертания, превращаясь в огромного, сильно разложившегося утопленника. Оторванная местами плоть некогда живого существа, висела ошметками. Вместо одной ноги была культя, продолжающаяся деревянным костылем. Монстр замер на месте принюхиваясь.

Тим инстинктивно тоже вдохнул, пытаясь задержать дыхание, и понял, что зря. Смрад разложившегося мяса и тухлой рыбы тут же ударил в нос, заставил желудок скрутить тело в рвотном позыве.

Среагировав на этот негромкий звук, существо вдруг взмахнуло рукой, заканчивающейся крюком.

Загнутое окровавленное орудие отсоединилось и с неимоверной скоростью полетело вперёд, звеня цепью. Тимур понял что не успевает откатится в сторону, но сделал отчаянный рывок. В следующую секунду Тайкон прыгнул на монстра, а туда, где мгновенье назад лежал Тим, вонзился огромный крюк. Вырвав большой клок земли, и взметнув его вверх, ржавая железяка полетела назад.

Тимур подскочил и, бросив взгляд на бледного, замершего в ужасе Котара, со всех ног устремился к обидчику, отбросившему тайкона в сторону. Лезвие меча с лёгким шелестом выскочило из ножен. Тим пригнулся, не снижая скорость, пропустил над собой очередной запуск страшного крюка. Сместился вправо, выставив руку с зажатым клинком в сторону, и крутанулся под ногами ожившего утопленника.

Куски смердящей плоти вперемешку с щепками полетели, увлекаемые остро отточенной сталью. Аякаси завалился на бок, и в этот момент подоспел Котар. Одним мощным ударом варвар отсек монстру голову. Не успев долететь до земли, она превратилась в сгусток тумана, следом растаяли и другие останки.

Тим вдохнул полную грудь воздуха, успокаивая бешено стучащее сердце, и медленно выдохнул.

– Воздух чистый, как такое возможно.

– Аякаси упокоен, его чары развеялись, – ответил Котар.

– А где Мурка? – забеспокоился Тим, озираясь, и тут же увидел ее. Огромная черная кошка беспомощно лежала на песке, тяжело дыша. Лоснящийся черный бок был пропитан кровью, которая пульсирующими толчками вытекала из глубокой рваной раны.

Парень опустился рядом с ней. Мурка приподняла голову и положила ему на колени.

– Если бы демон не отвлекся на тайкона, то мы бы были мертвы, – то ли пытаясь успокоить, то ли констатируя факт произнес Котар.

Тим молчал. Он гладил своего непослушного, едва вернувшегося питомца, чувствуя, как того покидает жизнь. Какое-то время спустя все закончилось.

Тим даже не стал подниматься, когда из-за огромных валунов, чуть левее того места откуда выплыл Аякаси, вышли четверо незнакомых варваров.

– Кот, кто это с тобой? – спросил один из них, подойдя.

– Мы видели, что он сделал с демоном, который убил нашу команду, – тихо проговорил второй, словно опасаясь Тима.

– Не бойтесь. Ему просто нужно на ту сторону. В Хайтаб, – ответил Котар.

– Просто, – усмехнулся самый старый из пришедших. На вид ему было лет сорок – сорок пять, а над головой у единственного кроме цифр в скобках красовалось имя – Тронгвар.

– Сейчас нам ой как не просто вернуться, – продолжил он, – этот Аякаси всю команду положил. Видал, какой здоровый вырос. А ведь поначалу чахлый был, да удачно выплыл. Парни как раз в одних подштанниках тростник собирали. На них и отожрался. Мы, когда опомнились, уже поздно было. Рубились сколько могли, а потом в воду сиганули… только вот вчетвером и спаслись.

– Доплывем, – уверенно сказал Тим, поднимаясь, – только Мурку у леса закопаем.

Мужики переглянулись. Посмотрели на Котара. Тот пожал плечами и развел руки в стороны.

– Слышь, а ты кто такой вообще, чтоб мы тебя слушались? – гнусаво произнес молчавший до этого четвертый незнакомец.

Тим молча поднялся, делая вид, что потянулся за клинком, и с разворота вбил кулак ему в нос. Не рассматривая, что получилось, подхватил с земли свой меч, крутанул, стряхнув с лезвия какие-то налипшие водоросли.

– Да ладно, ладно, не горячись ты, – затараторил парень, пытаясь унять кровь, хлынувшую из носа, – я ж ниче, я просто спросить хотел. А то даже как обращаться к тебе не знаем.

– Тимом зови, – буркнул парень и вогнал меч в ножны, после чего с трудом поднял Мурку и зашагал в сторону леса.

Следом двинулся сперва Котар, а потом и все остальные.

Глава 25

– Готовься, сейчас пропустим его, – бешено заорал Котар, от усталости едва удерживая щит. С другой стороны стены, выставленной пятёркой варваров, бесновался огромный черный бык переросток. Заметили его поздно. Тим как раз опустил тело Мурки на дно наспех вырытой ямки, когда ближайшие к краю леса деревца затрещали под напором мутанта. А в том, что это не обычный бык, переколотый стимуляторами роста, сомневаться не приходилось. Бешеные кровавые глаза, горы мышц и периодически вырывающиеся из ноздрей язычки голубого пламени. Тим с лёгкостью опознал огненного торда по рогам – именно такие украшали купленный недавно лук. Выпустив последнюю стрелу, которая пролетев над головами варваров, удачно увязла в глазнице чудовища, он выхватил меч. Как раз в этот момент щиты разошлись, и огромная обезумевшая от ран туша понеслась в его сторону.

В последний момент, сделав рывок, Тим рубанул наотмашь, падая на правый бок.

Передние лапы торда подкосились, он резко ткнулся рогами в песок и, сделав невероятный кувырок, забился в агонии. Тронгвар перехватил топор двумя руками, замахнулся, словно собрался рубить дрова, и метнул свое грозное оружие. Описав дугу и сделав несколько оборотов, оно скрылось в столбе пыли, после чего все вдруг стихло.

– Готов, – утвердительно произнес один из варваров.

– Иди, Тим, твоя добыча, – добавил Тронгвар, – только рога чур мне. Хочу себе такой же лук как у тебя соорудить.

Тим поднялся и, стряхнув с меча кровавые капли, прихрамывая, направился к туше. Всё-таки эта тварь его задела.

Извозившись буквально по уши, он извлек из груди существа крупный красный булыжник размером с кулак. И оставив торда на растерзание остальным, направился к Мурке. Даже имея такой крупный и, наверняка, сильный камень, лекарем парень не стал. А уж о том, чтобы оживить тайкона, даже речи не шло.

Просто действуя по наитию, он засунул Ред в рану на теле животного.

Ничего не произошло. Поразмыслив, Тим решил, что так камень будет в большей сохранности, а когда вернутся с Лией, можно будет подумать, что делать с ним дальше.

С грустью и болью он засыпал неглубокую яму песком и, немного постояв, решил произнести речь.

«Ты была самым преданным другом,

что встречал в этой жизни и в той.

Я надеюсь, что в следующей тоже,

Навсегда будешь рядом со мной».

Сказать что-то еще не получилось из-за подкатившего к горлу кома.

Спустя час дошли до побережья. На небольшом расстоянии от берега виднелся кораблик. Идя к морю, Тим думал, что корабль будет огромным, но так было даже лучше. Солнце низко висело над горизонтом, и варвары напрочь отказались плыть до судна.

– Ночью нам там делать нечего. Якай человек тридцать упокоил. Моя бы воля, я бы вообще на тот корабль не совался, да доживать жизнь в этом отсталом месте тоже не хочется.

Тронгвар всегда говорил от лица всей пятерки викингов. Раз он сказал, что никто не поплывет ночью, значит так и будет.

Наспех отмывшись от засохшей крови, Тим прислонился спиной к одному из валунов, между которыми варвары уже развели костер. Тепло быстро его разморило, и парень сам не заметил, как уснул.

«Отрядная победа.

Вы победили Якиму – существо, имеющее уровень в два раза выше суммарного уровня членов Вашего отряда.

Отрядная победа.

Вы победили огненного торда – существо, уровень которого значительно превышает суммарный уровень членов Вашего отряда.

В награду вы получаете:

+ 15 к силе;

+ 8 к выносливости;

+ 10 к ловкости;

+ 32 к меткости;

+ 15 к удаче.

Это были отличные сражения! Побеждайте больше врагов, получая достойные награды».

«Поздравляем! Вы достигли десятого уровня.

В награду вы получаете:

+ 10 к силе;

+ 10 к выносливости;

+ 10 к ловкости;

+ 10 к меткости;

+ 1 к удаче;

+ 1 к внутренней энергии.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа – 3/3.

Вам доступно одно очко для овладения новой профессией».

Тим удивился. Мало того, что за победу над такими существами дали не очень много очков характеристик, так еще и уровень какой-то. Но следующая надпись совсем выбила из колеи.

«Получен урон. Текущий уровень жизни 160/190. Получен негативный эффект «Потеря сознания».

До возвращения в игру 594 секунды

До возвращения в игру 593 секунды

До возвращения в игру 592 секунды…»

Счетчик времени монотонно показывал последовательно уменьшающиеся цифры.

Тьма отступила. Яркое солнце висело высоко в голубом небе, по которому бежали редкие облака. Собственно, это было все, что мог видеть Тим. Руки ужасно затекли, но пошевелить ими он не мог.

– О, проснулся, – хохотнул кто-то из варваров.

– Я уж подумал, что ты помер. Вроде легонько тебя приложил, а ты прям как труп пол дня провалялся, – судя по голосу говорил Тронгвар.

– Зачем? – прохрипел Тим.

– За тебя неплохо заплатят, – это уже говорил Котар, – к тому же, может ты и встретишься со своей любимой. На рынке.

И все пятеро заржали.

Сжав кулаки, Тим закрыл глаза.

В целом все было не так уж и плохо. Куртка на нем, меч и лук тоже должны быть где-то рядом. Главное – корабль движется в нужную сторону, золотистая нить четко указывает направление. А то, что он избит и связан – лишь легкое неудобство, с которым, впрочем, нужно что-то решать…

Перед глазами возникла надпись.

«Вы покидаете стартовую локацию. Если остались незавершенные дела, вернитесь назад.

До пересечения границы с открытым миром осталось 10 секунд;

До пересечения границы с открытым миром осталось 9 секунд;

До пересечения границы с открытым миром осталось 8 секунд…»

ЧАСТЬ 2

Глава 1

Монотонно бьющие о доски волны уже перестали раздражать. Лия сидела у самого борта, в темноте непроизвольно слушая перешёптывания других женщин.

– Мне кажется, мой Зимес не сможет больше грести. Когда в прошлый раз нас носили лечить раненых, я видела, что только цепь не даёт ему упасть. Как же мне хочется ему хоть чем-то помочь.

– Зачем они вообще перебили нам всем ноги, тут ведь некуда бежать, да и цепь эта не даст мужчинам даже отойти от лавок, – недоуменно отвечала вторая женщина.

Лия только вздохнула. Она слышала этот диалог, кажется, уже в сотый раз. Нужно было что-то делать.

Все камни у женщин забрали практически в самом начале, еще до погрузки на корабли. Кто и до этого был без камня, оставили на берегу с остальными пленниками. А всех, кто, по мнению варваров, умеет хоть как-то лечить, погрузили на два корабля и тут же отчалили. Лия с грустью вспомнила про Сойку, которая была сейчас на другом корабле. Уж вместе-то они что-нибудь придумали бы.

Пояс с самым большим яром, подаренный Тимом, забрал капитан уже на корабле. Уж больно ему понравился столь красивый и качественный предмет. Этот неотёсанный варвар даже не понимает, какое богатство носит теперь на своем жирном пузе. Лия, обязательно, собственноручно придушит мерзавца, но это потом. А сейчас, она в очередной раз слила все внутренние запасы энергии на лечение левой ноги. Браслет, с красивым серебристым узором, был пуст с момента битвы. Тогда, в осажденном городе, лекари не успевали ставить на ноги тяжелораненых защитников, поэтому Лия не смогла защититься и сбежать.

Судя по тусклому свету, который то появляется, то исчезает в дверном проеме, прошло уже больше трех суток, как они отплыли от берега Айтаны. Все это время ушло на восстановление перебитых ног. Зато через пару часов Лия снова сможет ходить. Девушка с удивлением обнаружила, что каждый раз, вливая в перебитую конечность все без остатка, она чуть-чуть увеличивает свой внутренний резерв. Да и скорость наполнения возросла. Хотя о последнем в темном трюме судить довольно сложно.

В маленьком душном отсеке их было шестеро. За деревянной стеной слышался скрип множества весел и звон цепи. Мужчины гребли не переставая. Лия закрыла глаза, пытаясь провалиться в сон. Она давно заметила, что во сне так необходимая сейчас энергия восстанавливается куда быстрее.

– Эй, дикарки, – раздался вдруг грубый окрик одного из помощников капитана, – пора за работу.

Это тоже повторялось уже не первый раз, и проснувшаяся Лия знала, что сейчас лохматый, с испещренным мелкими язвами лицом варвар зайдет в едва освещённый дверной проем. Приподняв повязку, закрывающую один глаз, он выберет женщину из тех, что сидят поближе к двери, и потащит наверх. Там она поочередно потратит запасы всех камней на лечение тяжелораненых пленивших их мужчин, после чего вернётся в трюм и начнет причитать по старой схеме, лишь имя умирающего мужа сменится. Римес, Зимес, Гомес. Одно из трёх, это Лия уже тоже запомнила. Нет, определенно нужно что-то менять.

С тех пор как тело незаурядного, но привлекательного Тима занял Тим-ур, все в ее жизни резко изменилось. И дело даже не столько в том, что пришлось покинуть родную деревню, а в самом восприятии окружающей ее обстановки. Серые однотипные дни вдруг стали как бы ярче и разнообразнее. В голову часто стали приходить мысли о будущем, о том, что нужно делать, чтобы оно стало таким как хочется ей. Да, череда событий привела ее в этот плен, но прежде она словно проснулась. С тех пор, как Тим впервые назвал ее по имени, все изменилось. А самое главное, что теперь ей необязательно использовать Яр, ведь есть свой внутренний резерв энергии. Объем вместимости которого растет, и его-то уж точно никто не сможет отобрать.

Освободиться и покинуть корабль Лия сможет, в этом проблемы нет. Но остается два неясных вопроса. Во-первых, что делать потом. Вплавь до берега ей точно не вернуться. Во-вторых, нужно спасти Сойку. Лия уже привыкла к девушке, да и как потом смотреть в глаза Бурому. С этими мыслями девушка снова задремала.

Проснулась она уже глубокой ночью от ощущения голода. Потратив часть того, что накопилось, на полное излечение ноги, она с радостью слила остатки энергии в браслет. В темноте, конечно же, не видно, поменял ли хоть какой-то элемент узора цвет, но это было не важно. Она почувствует, когда браслет заполнится и перестанет принимать энергию.

Делая вид, что очень больно, девушка поползла к дверному проёму. Нашарив в полной темноте корзину с какими-то пресными кореньями, взяла пару и отправилась назад.

Жевать их было противно, но альтернативы не предвиделось. Зато корзину каждый день наполняли до краев, видимо считая, что пленники должны питаться досыта.

К следующему вечеру браслет был заполнен полностью. Когда Лия почувствовала, что внутренний запас тоже практически полон она решилась. Аккуратно добравшись до дверного проема, словно снова за едой, она прислушалась. Женщины спали. Сопение и редкое похрапывание были хорошо различимы, даже в звуке скрипа весел и звона цепей. Ветер, видимо, стих, и волны перестали терзать борта судна. Девушка поднялась на ноги и с опаской выглянула в проем. Как раз в этот момент в трюм спустился варвар с горящим факелом. Лия едва успела спрятать голову, когда он начал озираться по сторонам, проверяя все ли в порядке. Сердце бешено стучало, разгоняя по телу кровь. Пытаясь успокоиться, Лия опустила глаза и тихонько выдохнула. Лестница снова заскрипела, извещая о том, что проверяющий уходит. В последнем отблеске факела девушка вдруг заметила, что над полом в дверном проёме натянута тонкая нить. Она не успела проследить, куда та ведет, но это явно было устройство, которое оповестит варваров, если кто-то из женщин попытается выйти, точнее выползти.

Лия мысленно поблагодарила Даара за то, что он ее предупредил о хитрой ловушке. Ведь план освобождения мог провалиться еще до начала его осуществления.

Переступив через нить, она направилась к самой крупной из мужских фигур. Пленники не обращали на скользящую мимо тень ни малейшего внимания, лишь монотонно гребли, выдерживая ритм.

Подойдя к самому крупному здоровяку, Лия зашептала:

– Греби не останавливаясь.

Мужчина вздрогнул, чуть сбившись, но его напарник продолжил толкать весло, так что секундной заминки никто не заметил.

– Я могу лечить, но не всех сразу. Постепенно помогу каждому, после чего мы захватим корабль. Понял? – прошептала девушка. Мужчина лишь кивнул. Лия приложила к его ногам руки, накрытые курткой. Вряд ли кто-то сумеет заметить едва различимое свечение, пробивающееся из-под нее.

Внутреннего запаса почти хватило на обе ноги здоровяка. На обратном пути, Лия подлечила спящего худощавого парня, который судя по неровному дыханию и периодическому поскуливанию, был совсем плох. Браслет опустел, но дыхание мужчины выровнялось, и он затих, полностью погрузившись в здоровый сон.

Девушка вернулась на место и жадно вгрызлась в захваченный по пути корень, пытаясь заглушить вновь нахлынувшее чувство пустоты. Первый шаг к свободе был сделан.

Глава 2

Тим сбился со счета, пытаясь прикинуть, который день их таскает по морским волнам. Проклятое солнце пекло неимоверно, а от соленого ветра кожа лица обветрилась, губы растрескались, и практически всегда хотелось пить. Веревки оставили лишь на руках и ногах, благодаря чему он мог перемещаться по палубе, но пользы это не приносило. Каждый день был похож на предыдущий, разве что запасы еды быстро подходили к концу. Ни котомки, ни своего оружия Тим не заметил. Вероятнее всего, ушлые варвары спрятали их где-то в небольшом трюме, куда спускались по одному отдыхать.

Едва различимая золотистая нить каждый раз указывала далеко за горизонт, теряясь где-то там среди отблесков солнца на вершинах волн. Парус, возвышающийся над палубой, позволял развить приличную скорость, по крайней мере, так казалось, если смотреть по сторонам. Ориентиров не было никаких, кругом лишь голубое небо и море.

– Тронгвар, где мы? – устало спросил Котар, сменяя лидера группы на рулевом весле.

– А пес его знает, – отозвался мужчина, – дождемся ночи, там посмотрим. Если снова облака не наползут.

Тим сосредоточился и уловил направление едва заметной золотистой нити.

– Нам туда, – прохрипел он пересохшим горлом, руками указывая направление градусов на тридцать отличающееся от их текущего курса.

– А ты прям бывалый моряк, – без злобы усмехнулся Тронгвар и, заметив, что Котар замешкался, добавил – не сворачивай. Этот дикарь сам не знает, что говорит, ты же знаешь, они к морю даже не суются. Тварей боятся.

– Знаю, – сказал Котар, – но этот какой-то странный. Мне даже иногда кажется, что он из этих, из Румагов, – закончил варвар, чуть понизив голос.

– Ерунду не говори. Румаг нас бы давно сжег, или как бабочек на меч нанизал, а этот, – мужчина сплюнул в сторону Тима, – обычный варвар. Один из тех, что зовут на помощь их бабы, разбегаясь в ужасе при нашем появлении.

– Как там они вопят? «Варвары, Варвары», – повысив голос до писклявого изобразил женщину один из команды корабля, – как будто они могут их спасти.

Все заржали.

Тим сидел, прислонившись спиной к борту, и старался больше не слушать их насмешки. Но выходило плохо.

– А может он из двумирян? – не отступал Котар.

– Да что ты заладил. Нет тут двумирян. Только тупые дикари. Да, те, что ближе к пустыне, хорошие вояки, потому мы туда и не суемся, а тут у моря таких не было отродясь. Этот, может, приходил в город из пустыни отдохнуть или еще зачем. Хватит уже ерунду говорить. То, что он знает с какой стороны меч держать, нам только на руку. Дороже продадим. Закончили, – оборвал Тронгвар, что-то пытающегося сказать Котара.

После обеда небо стало затягивать тучами, и Тим даже обрадовался легкому прохладному ветерку, который медленно усиливался.

Когда черное тяжелое небо разверзлось ливнем, а их утлое суденышко швыряло как пушинку по волнам, он, проклиная все на свете, пытался доораться до обезумевших варваров, чтоб те развязали ему ноги и руки. Но бывалые морские волки, не обращая внимания на вопящего пленника, привязывали себя веревками к вбитым в палубу скобам.

Тим, упал от очередного удара волны и вцепился руками в выскочивший из-за пазухи костяной ножичек. Короткое лезвие, которое так удобно использовать для вырезания букв на коже, с трудом перегрызло спутывающую руки верёвку. Торопясь и дрожа от пронизывающего ветра, он принялся за ту, что связывала ноги. В тот самый миг, когда удалось всё-таки освободиться, что-то ударило в борт с такой силой, что корабль накренился, затрещал, получил ещё толчок, закрутился, подставляя другой бок. Из воды в небо взметнулось огромное темно-синее щупальце и с размаху упало на палубу, одним ударом размозжив одного варвара так, что только ошметки полетели в разные стороны. Тут же, обхватив корабль, оно стало его сжимать. Доски затрещали, и стали проламываться будто игрушечные. Корабль начал складываться пополам. Тим буквально вылетел с палубы, больно приложившись спиной, и тут же ушёл под воду.

В шуме и круговерти бушующих волн он сразу потерял из виду корабль, лишь единожды увидев, как над водой промелькнуло окончание гигантского щупальца. Вынырнув в очередной раз из черной пучины, Тим едва продрал глаза и заметил неровно обломанный край мачты, несущийся прямо на него. В последний момент увернувшись от острого торца обломка, он обхватил бревно руками и ногам. Округу накрыл душераздирающий вой неизвестного существа, который тут же потонул в раскатах грома.

Сколько времени бушевала стихия, Тим не знал. Холодные злые волны, то и дело пытавшиеся выхватить спасительное бревно из рук, уже стихли, а тучи все ещё лениво ползли куда-то вдаль. Парень кое-как пристегнулся ремнями куртки к вбитым в мачту ступеням и устало закрыл глаза.

Проснулся Тим в сумерках. Было абсолютно непонятно, поздний вечер это или раннее утро. Осмотревшись вокруг, он не увидел ничего кроме воды. Выбирать направление, куда плыть, решил по линии, связывающей его с Лией. Сосредоточился, пытаясь ее разглядеть, но не удалось. В душе быстро зародилась и начала разрастаться тревога.

Глава 3

Идея, где взять еще энергии, к Лие пришла не сразу. Прикинув, что такими темпами до конца плавания можно и не успеть, девушка решилась.

Спускающийся по утрам варвар, всякий раз забирал ближайшую лекарку, что сидела на лавке слева от двери. Это были неизвестные Лии пышнотелые женщины, больше походившие на знахарок из глухих деревень. Кайрийские одежды сразу выдавали их принадлежность к вражескому народу, а потому налаживать диалог желания не появлялось. Выждав момент, когда крайняя женщина спустилась со скамьи и доползла до корзины с кореньями, Лия заняла ее место. Та лишь недобро зыркнула, но промолчала. Села туда, где раньше ютилась сама Лия.

Новое место оказалось гораздо удобнее. Отсюда и в неярком свете, пробивающимся сверху, она могла видеть большую часть мужчин и выбирать, кому оказать помощь в первую очередь.

Заметив ее, здоровяк улыбнулся уголком рта, показывая взглядом на штырь, которым общая цепь крепилась к стене. Тот ходил из стороны в сторону, подчиняясь движениям цепи. Это означало, что мужчины поняли свою задачу и сумели договориться.

Утром Лия проснулась от скрипа, издаваемого лестницей, по которой надсмотрщик спускался вниз.

Произнеся свою ритуальную речь, мужчина хмыкнул, разглядел Лию и, подхватив за талию, закинул ее на плечо словно мешок. Девушка шипела и строила гримасы боли, когда болтающиеся позади варвара ноги ударялись о элементы корабля.

Спустя несколько секунд ее небрежно бросили возле лежанки с десятком израненных и смердящих воинов. Тут же на круглой тряпке лежало 10 яров разного размера. Вдоль бортов судна сидели варвары. Их было много. Кто-то пил, кто-то, окружив бочки, перекидывался в карты, азартно выкрикивая какие-то слова. То тут, то там раздавались ругательства и хохот.

Истратив последний камень, девушка отложила его в сторону.

– Гляди-ка, а эта аж троих вылечила, – удивился один из охранников.

– Забирай ее, завтра эту же тащи, – распорядился капитан, – и мяса дай ей, пусть поест, уж больно тоща. Не дай бог не доплывет. За нее Стефан хорошие деньги даст.

Лие сунули в руки мешочек вяленного мяса и, снова закинув на плечо, потащили вниз. Девушка даже кривляться забыла, глядя на то, что ее браслет практически полон, от той части энергии, которую она тайком сливала с камней при лечении. Разделить бурлящий поток было нелегко, но ей удалось, а не сведущие в этом деле варвары ничего не заметили.

Место у двери оказалось занято, но мужчина пинком сбросил задремавшую на скамье женщину и усадил туда Лию.

Кайрийка, что-то злобно шепча, отползла в сторону.

Вторая, третья и седьмая. Лия взлетела вверх по лестнице, ни разу не дав той скрипнуть. За долгую неделю она изучила, какие ступеньки издают протяжный режущий ухо звук, когда на них встает кто-то из охраны.

Ночь, выбранная для побега, оказалась темной и довольно прохладной. Все рабы мужского пола, крепко стоя на ногах, ждали ее сигнала внизу.

Варвары спали. Лишь один часовой, как раз у лестничного проема успел повернуться на шорох. Лия отработанным движением мысленно обхватила его сердце и, сжав кулак, остановила кровоток. Дернула заваливающееся тело за шиворот серой шкуры, направляя в трюм. Сильные мужские руки подхватили обмякший труп и, быстро разоружив его, беззвучно выскочили на палубу.

– Побег, – вдруг раздался вопль варвара, стоящего у руля, тут же оборвавшись булькающими звуками.

Через мгновение ночь разразилась множеством предсмертных криков, все чаще перемежающихся лязгом клинков.

Лия прямиком бросилась в единственную каюту на корабле. Жирный боров капитан спал, развалившись на широкой настоящей кровати. Подхватив лежащий у изголовья клинок, девушка воткнула его в грудь проснувшегося противника. Пояс нашелся на спинке кровати. Быстро его надев, девушка выбежала на палубу.

Бой уже был окончен.

Сонная команда корабля не сумела оказать хоть сколько-нибудь значимого сопротивления, и к рассвету палубу полностью освободили от убитых варваров. Женщины перевязали раненых.

– Лия, спасибо тебе, – начал совет тот самый здоровяк, – мы все благодарны за спасение. Теперь нам нужно решать, что делать дальше.

Как бы ни хотелось Лие сказать, что и думать нечего, надо догонять второй корабль и спасать Сойку, она понимала, что люди тут собрались разные и, судя по всему, большинство из них Кайрийцы.

– У нас есть два пути, – начала девушка, – либо мы разворачиваем корабль и возвращаемся назад, либо продолжаем двигаться дальше, пытаясь догнать врагов, которые увозят наших братьев и сестер. Я думаю их тоже нужно освободить.

Толпа одобрительно загудела. Тут и там были слышны возгласы «Догнать» и «Освободить».

Teleserial Book